UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  П.АМНУЭЛЬ

  ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СПАС ИИСУСА




- И все равно не понимают!
Такими  словами  начал  Моше  Рувинский,  директор   Штейнберговского
Института альтернативной истории,  свою  речь  на  заседании,  посвященном
десятилетнему юбилею этого славного заведения. Начало было по меньшей мере
оригинальным, и все обратились в слух.
- И это очень печально, - продолжал директор, - потому  что  институт
создавался как научный центр по изучению альтернативных вселенных, а вовсе
не для того, чтобы потакать зятьям, желающим побывать в мире,  где  у  них
нет и никогда не было любимой тещи. К сожалению, мы вынуждены вести  прием
посетителей и разрешать им за весьма  умеренную  плату  изменять  прошлое,
настоящее и будущее, умножая сущности сверх необходимого. Иначе мы  просто
не выживем, потому что на те деньги, что платит  нам  министерство  науки,
продержаться можно всего лишь месяц. Как это печально, господа!
Рувинский был, конечно, прав, но стоило ли поднимать эту тему в столь
торжественный  день?  Я  сидел  на  банкете  рядом  с  огромным  верзилой,
говорившим  и  понимавшим  только  по-английски   -   это   был   директор
Американского  института  альтер-эго,  -  и  мне  весь  вечер  приходилось
переводить разные благоглупости с иврита на английский и обратно. В  конце
концов мне стало  скучно,  и  я  начал  считать  -  на  каком  языке  было
произнесено больше чепухи. Оказалось, на английском. И  я  уж  решил,  что
вечер потерян окончательно, когда американец вдруг заявил:
- Кстати, Рувинский прав. Публика  ничего  не  понимает.  На  прошлой
неделе у меня ушел в первый век один идиот, и  мы  до  сих  пор  не  можем
выловить его обратно. Он, видите ли, захотел посмотреть на живого Иисуса!
- Так, - сказал я, отобрал у  американца  стакан  с  виски,  заставил
выпить томатного сока и потребовал: - Подробнее, пожалуйста!
Так вот и  получилось,  что  три  часа  спустя  я  сидел  в  рейсовом
стратоплане компании "Эль-Аль" и, как сказала  очаровательная  стюардесса,
"совершал незабываемый полет по трассе Тель-Авив - Нью-Йорк."


Летели мы слишком  быстро,  и,  возможно,  поэтому  в  моем  сознании
произошел некоторый перекос - прибыв в Нью-Йорк, где  было  все  еще  пять
часов вечера, я решительно не помнил, зачем сюда явился. И  неудивительно:
ведь в своем родном Тель-Авиве в пять часов я все еще сидел в первом  ряду
партера и слушал нудную речь Моше Рувинского.
Встречавший меня профессор, которого  директор  Института  альтер-эго
предупредил по  видео,  прекрасно  понял  мое  состояние  и  перво-наперво
отправился со  мной  в  малозаметный  ресторанчик,  где  накачал  странным
напитком, приведшим мой желудок в  подвешенное  состояние,  а  мысли  -  в
полный порядок.
- Спасибо, - сказал я. - Перейдем к делу. Насколько я понял, в  вашем
институте некто отправился лицезреть Христа и исчез в первом веке?
- Будем знакомы, - ответил мой собеседник, улыбаясь. - Мое имя Уолтер
Диксон. А того человека, о котором вы  говорите,  Песах,  зовут  Кристофер
Барбинель.
- Очень приятно, - пробормотал я.
- Барбинель, - продолжал Диксон, -  вошел  в  кабинку  стратификатора
трое суток назад. В программе у него значилось: "посещение  Иерусалима  33
года новой эры с целью лично увидеть,  как  сын  Божий  войдет  в  столицу
Иудейского царства". Время сеанса было обозначено - два часа. Но через два
часа Барбинель не вернулся, а  просмотр  показал,  что  в  результате  его
действий была создана некая альтернатива, в которой он и оказался.  С  тех
пор мы его ищем и не можем выловить.
- Почему? - удивился я. - Вы  знаете,  что  он  создал  альтернативу,
знаете когда это было,  и  знаете,  какое  именно  действие  он  совершил.
Следовательно...
- Мы не знаем, какое он совершил действие, - покачал головой  Диксон,
- поскольку действие было мысленным.
- Ч-черт, - сказал я.


Для тех читателей, кто не знаком с предыдущими главами моей  "Истории
Израиля", напомню: каждый наш поступок рождает Вселенную.  Каждый  миг  мы
выбираем: выпить кофе или чаю, закурить или нет, двинуть  обидчика  в  ухо
или проглотить  обиду...  Если  вы  наливаете  себе  стакан  чаю,  то  мир
немедленно раздваивается, и в нем  появляется  альтернативная  реальность,
где вы налили себе не  чай,  а  кофе.  В  течение  жизни  человек  создает
миллиарды альтернативных миров -  каждым  своим  поступком,  каждой  своей
мыслью. Стратификаторы Штейнберга,  стоящие  в  институтах  альтернативной
истории, способны  отследить  любую  созданную  альтернативу  и  позволить
каждому человеку поглядеть на мир, каким он мог бы  стать.  Иногда  машины
дают сбой -  по  вине  оператора  или  самого  клиента,  -  и  тогда  нам,
историкам, приходится вызволять бедолагу из той альтернативной реальности,
куда он по злому умыслу или по глупости угодил. Но для этого нужно  знать,
где и когда произошла развилка, и главное - как  именно  стал  развиваться
мир. А если клиент лишь задумал некое действие,  но  не  совершил  ничего?
Тогда возникает альтернативный мир, в котором задуманное действие все-таки
оказывается осуществленным. И как, скажите на милость, извлечь клиента  из
этой, созданной им, альтернативы,  если  никто  пока  не  научился  читать
мысли? Могут помочь только логика, интуиция и опыт. А какая  логика  после
банкета?


Пришлось положиться на интуицию, но главное - на опыт.
Если бы вы знали, сколько человек желали на моей памяти поглазеть  на
Христа, въезжающего верхом на осле в святой город  Иерусалим!  Практически
все совершали одинаковые поступки, создавая альтернативные  миры,  похожие
друг на друга как капли воды: они  пытались  темной  ночью  снять  беднягу
Иисуса с креста, чтобы сын Божий не мучился зря за грехи человечества. Все
равно, мол, грешили, грешим и будем грешить, так что ж страдать попусту?
Я понимал, конечно, что эту вероятность Диксон с коллегами  проверили
в первую очередь. Нет, такой альтернативы в жизни Кристофера Барбинеля  не
существовало. И выйти на мир, созданный Барбинелем  на  самом  деле,  было
почти невозможно, ибо он только задумал его, а осуществилась, естественно,
иная альтернатива.
Опыт не помог,  оставалась  только  интуиция.  Интуиция  лучше  всего
проявляет себя, если крепко уснуть - вот тогда-то является сон, который  и
открывает вам истину. Менделееву интуиция открыла во  сне,  как  построить
периодическую систему элементов.
- Дайте-ка мне подушку и притащите в операторскую диван, -  сказал  я
Диксону, и он, вероятно, решил, что я спятил. Но профессор получил  четкие
указания от  своего  начальства  оказывать  израильскому  историку  полное
содействие, и потому десять минут спустя я уже  лежал  на  мягком  диване,
датчики,  прилепленные  к  затылку,  мешали  расслабиться,  но  еще  через
четверть часа принятое мной снотворное оказало свое действие, и  я  уснул,
призывая интуицию не обмануть меня, ибо в противоположном случае я  мог  и
до конца жизни не выбраться назад из какой-нибудь  паршивой  и  никому  не
нужной альтернативы.


И приснилось мне, что молодой человек  с  густой  рыжей  шевелюрой  и
короткой бородкой столь же  воинственно-рыжего  цвета  вовсе  не  встречал
Иисуса у Львиных ворот святого города  Иерусалима.  Напротив,  весь  народ
стремился увидеть странного проповедника и послушать его,  а  Барбинель  в
это время подходил к дворцу Пятого прокуратора  Иудеи,  римского  всадника
Понтия Пилата.
-  У  меня  важное  известие  для  господина  прокуратора,  -  сказал
Барбинель начальнику дворцовой  стражи,  центуриону  Левкиппу.  Левкипп  с
подозрением оглядел посетителя,  одетого  по  последней  римской  моде,  и
спросил отрывисто:
- Имя? Звание? Какое известие?
- Октавиан Август, - сказал Барбинель, не  поперхнувшись.  -  Римский
всадник. А известие - только для ушей прокуратора.
- Обыскать, -  приказал  Левкипп.  Барбинель  придал  лицу  выражение
крайнего возмущения, но вынужден был подчиниться произволу властей. Оружия
при нем не было, а то, что именно в этот момент мир  разветвился,  бедняга
Левкипп так никогда и не узнал.
- Сопроводите, - приказал  центурион  двум  легионерам,  и  Барбинель
вступил под сень  больших  арочных  ворот.  Лестница  оказалась  крутой  и
неудобной, тога путалась  в  ногах,  а  меч  легионера,  шедшего  впереди,
казалось, вот-вот ударит по колену.
Пилат возлежал под большой смоковницей  и  читал  написанный  корявым
почерком донос некоего Иуды Искариота на некоего проповедника,  смущающего
народ Иудеи. Барбинель подошел ближе и преклонил колено. Пилат  поднял  на
посетителя туманный взгляд.
- Из Рима? - спросил он. - Есть письмо от цезаря?
Барбинель наклонил голову.
- Да, прокуратор. Письмо, предостерегающее тебя от ошибки, которую ты
можешь совершить...
Надо сказать, что интуиция, особенно если она разыгрывается  во  сне,
имеет и свои отрицательные  свойства.  Я,  как  вы  понимаете,  настроился
послушать, о чем собирается  Барбинель  предупреждать  Понтия  Пилата,  но
розовый туман в белую крапинку, который обычно снится мне по три  раза  за
ночь, вполз на террасу, накрыл сначала смоковницу,  потом  прокуратора,  а
вслед за тем и меня с Барбинелем, и я уснул окончательно - без сновидений,
а утром меня разбудил профессор Диксон. Рядом с ним стоял  вернувшийся  из
Тель-Авива директор института, и взгляды обоих ученых требовали,  чтобы  я
дал полный отчет о своих действиях.  Я  попросил  унести  из  операторской
диван и подушку, как расслабляющие факторы, и только после этого сказал:
- Барбинель явился к Пилату.
- Этот вариант мы просчитывали, -  заявил  Диксон.  -  Пустой  номер.
Слишком много альтернатив. Мы не знаем содержание беседы, если она  вообще
имела место.
-  Барбинель   принес   Пилату   послание   императора,   написанное,
естественно, самим Барбинелем. Подпись  и  печать  -  подделки.  В  письме
сказано...
Я замолчал.
- Ну? - нетерпеливо спросил профессор Диксон.
Интуиция, наконец-то,  подала  голос  из  глубины  подсознания,  и  я
сказал:
- Император повелевал прокуратору Иудеи  помиловать  и  отпустить  на
волю проповедника по имени Иисус  из  Нацерета,  если  этого  проповедника
Синедрион приговорит к смерти.
Профессор посмотрел на директора, директор - на профессора,  а  потом
оба уставились на меня.
- Ну, и что тут такого? - попытался я спасти реноме своей интуиции. -
Барбинель хотел, чтобы Иисус дожил до ста двадцати. В Иудее так принято.
- Чепуха, - сказал профессор Диксон. - Такая  альтернатива  не  может
существовать.
- Могу я в этом убедиться? - спросил я. - Иначе моя интуиция не  даст
мне покоя, и я буду страдать бессонницей.
Директор кивнул и повернулся ко мне спиной. Он был явно разочарован в
моих мыслительных способностях. Мне было все равно. Вы знаете,  что  такое
зуд исследователя? Уверяю вас, он куда сильнее любой интуиции!


Я умылся холодной  водой  и  съел  некошерный  американский  завтрак.
Окончательно  умертвив  этой  процедурой  всякую  интуицию,  я  уселся,  с
разрешения профессора Диксона, в кресло  оператора  и  вышел  в  созданную
Барбинелем альтернативу, передвинувшись по  шкале  времени  почти  на  два
тысячелетия. Я и без интуиции знал уже, где искать этого авантюриста.


Весной 5755 года Всемирный конгресс исследователей  Торы  собрался  в
Женеве. Отель стоял на самом берегу озера, и почетные гости с раннего утра
вышли на большой балкон, опоясывающий здание  на  уровне  десятого  этажа,
чтобы полюбоваться на удивительной красоты восход.
- Пожалуй, я не пойду на сегодняшнее заседание, - сказал рави  Баркан
из Рош-Пины рави Сергию, приехавшему на конгресс из далекого Хабаровска. -
Опять будут рассуждать о том, что случилось бы, если... А  я  не  любитель
таких игр. Кстати, у вас в Хабаровске есть протестантская синагога?
- Есть, - оглаживая бороду, ответствовал рави Сергий, - а  также  две

 
в начало наверх
католических. А на заседание, уважаемый ребе, я бы тебе порекомендовал пойти. Будет докладывать этот американец по фамилии Барбинель. - Нет, - отказался рави Баркан. - Лжемессии меня не интересуют. Потом все отправились помолиться в Большую женевскую синагогу, самую красивую в Европе. Некоторые, правда, считали, что Парижская синагога не только больше, но и величественнее, особенно впечатляли гигантские семисвечники, видимые с противоположного конца города. Но рави Баркан считал этот гигантизм излишеством, он любил свой бейт-кнесет в маленькой Рош-Пине, уютный и такой близкий к Творцу. Синагоги Европы его подавляли, а американские, построенные в модерновом стиле, наводили уныние. Помолившись, рави Баркан вернулся в номер и включил телевизор. Слушать Барбинеля он не желал из принципа. В "Новостях" из Москвы показывали Главного раввина России Ивана Володыкина. Батюшка в очередной раз обращался к народу, разъясняя ему детали последнего Указа президента Ельцина. - Творец, - говорил батюшка, - дал нам шестьсот тринадцать заповедей не для того, чтобы мы позволяли себе нарушать их. Ибо страшен будет гнев Всевышнего. Телевидение есть высший дар Создателя, окно в Его мир, и потому славен должен быть президент, постановивший не передавать телевидение в частные руки. Творец один, и голос у него один. Рави Баркан согласно кивнул, хотя его согласие совершенно не интересовало рави Ивана, и переключился на Каир, где вчера должен был пройти большой молебен в синагоге "Свет истины". Да, это было зрелище! Не меньше полумиллиона верующих собрались в огромном зале синагоги - самой большой на африканском континенте. Свод поддерживали сто десять колонн, но все равно казалось, что крыша висит в невесомости, вознесенная ввысь молитвами и верой в Творца. Большой молебен был посвящен умиротворению племен Мозамбика и Руанды - наконец-то эти язычники доросли до понимания Его величия и единственности, приняли Его и поверили, и теперь нужно было голосованием всей африканской общины решить вопрос гиюра - обрезание предстояло сделать ста сорока пяти миллионам взрослых мужчин, во всем мире сейчас не нашлось бы нужного числа дипломированных моэлей. "Тоже мне проблема, - подумал рави Баркан, - через несколько лет предстоит принимать в лоно иудаизма миллиард китайцев, и что тогда? Нужно издать галахическое постановление о разрешении самообслуживания. Пусть каждый мужчина обрежет себя сам, Творец вовсе не против этого, достаточно вспомнить бердического ребе Просвирняка, который еще триста лет назад обрезал всех запорожских казаков..." Рави Баркан переключил канал на Иерусалим и начал смотреть заседание кнессета, посвященное извечной проблеме: нужно ли проводить границу Израиля по горам Кавказа, как этого хотят грузинские, армянские и азербайджанские евреи, или продвинуть ее на север, поскольку этого настоятельно требуют все русские евреи Поволжья. Между тем, в зале заседаний Дворца Наций две с половиной тысячи раввинов слушали доклад невзрачного человека по имени Кристофер Барбинель, место которому было, по мнению многих, в сумасшедшем доме, а не на кафедре Всемирного конгресса. - Если бы этого проповедника казнили, как постановил Синедрион, - говорил Барбинель, - то мы сейчас жили бы в ином мире. Это была известная идея-фикс, американский исследователь излагал свою теорию всякий раз, когда ему давали слово. - Звали его Иисус, родом он был из Нацерета, - продолжал Барбинель, и на большом экране появилось изображение человека в хитоне, с короткой козлиной бородкой, человек висел на кресте и смотрел перед собой мутным взглядом мученика. - Вот Иисус, такой, каким его можно себе представить в момент казни. Видите ли, господа раввины, его ученики утверждали, что он взял на себя все грехи мира и спас человечество от гнева Божьего. Если бы Иисуса казнили, это было бы реальным доказательством его мученичества. Учение этого человека распространилось бы на все континенты, потеснило бы иудаизм, вступило бы с ним в непримиримую конфронтацию, следствием чего стали бы страдания многих евреев... Наше счастье, что римский прокуратор Понтий Пилат имел смелость отменить решение Синедриона, даровать Иисусу жизнь и, более того, отправить этого проповедника под конвоем в Египет, а оттуда в Эфиопию, где он и дожил до глубокой старости, рассказывая черным племенам о своих принципах. Терпение раввинов имело пределы, и кто-то в первых рядах подал голос: - Уважаемый Барбинель, я не понимаю, почему ты придаешь такой большое значение этой ничтожной личности. Ну, жил некий Иисус среди диких африканских племен. Мало ли в те времена было лжемессий? Достаточно прочитать труды великого Рамбама, и каждому станет ясно, что все предопределено, и всякие рассуждения о том, "что было бы, если", противоречат и нашим мицвот, и воле Творца! Барбинель щелкнул переключателем, и на экране появился очередной слайд. Это было изображение огромной круглой площади, обрамленной сотней колонн, за которыми возвышалось покрытое куполом здание с множеством аляповатых и совершенно излишних украшений. - Это, - сказал Барбинель, - компьютерная реконструкция храма, который мог бы быть возведен в центре Рима в честь одного из сподвижников Иисуса по имени Петр. Храм этот стоял бы на том месте, где сейчас возвышается Большая итальянская синагога. Дружный хохот раввинов был ответом. Да, тут Барбинель переборщил. Петр, надо же. Петр, а точнее - Петр Степанович Бурденко, как все знали, еще в 4793 году попытался навязать России свою интерпретацию заповедей Моше. Ему даже удалось совратить жителей небольшой деревни под Воронежем и повести обманутых людей в Санкт-Петербург. Но уже в Туле Петр Бурденко был бит и выставлен на городской площади в виде голом и неприличном. Конечно, городские раввины были против подобной экзекуции, но разве русского еврея остановишь, если он возмущен до глубины души? Бедняга Петр бегал потом от дома к дому и просил хотя бы завалящую рубаху, но каждый порядочный иудей смеялся и бросал в богоотступника гнилым огурцом. Петр бежал в леса, а имя его стало нарицательным. И если уж Барбинелю приспичило рассказывать уважаемому собранию о своих бредовых фантазиях, то тактической ошибкой было использовать имя Петра Бурденко - да это смех и грех, господа! С улюлюканием докладчик был изгнан с трибуны, на которую немедленно взобрался рави Сяо Линь с докладом об истории иудаизма в Китае во время династии Хань. У Барбинеля от возмущения дрожали губы, когда он складывал в коробочку так и не показанные слайды. Я подошел к нему и сказал: - Сочувствую и понимаю вас. Вы так много сделали для цивилизации, и никто не желает этого признать. Барбинель посмотрел на меня затравленным взглядом - решил, конечно, что я издеваюсь. - Я недавно в этой альтернативе, - продолжал я, - и у меня просто не было времени разобраться в деталях. А мне любопытно - я ведь тоже историк. Кстати, разрешите представиться: Песах Амнуэль из Иерусалима. Я имею в виду Иерусалим 2029 года от рождения того самого Иисуса из Нацерета. Вы меня понимаете? Видели бы вы какой восторг появился на лице бедняги Барбинеля! - Песах! - воскликнул он. - Только вы один в этом мире можете меня понять! Я спас цивилизацию, я уговорил Пилата отпустить Иисуса, Христос так и не стал мучеником и был забыт буквально через год, иудаизм превратился в мировую религию, вы же видели - даже Ельцин ходит ежедневно в синагогу, а российские фашисты кричат на каждом углу, что они евреи... И что же? Все ведут себя, будто так и должно было быть! - Но так действительно должно быть, - сказал я как можно убедительнее. - Хотите, чтобы вашей версией событий заинтересовались всерьез? - О чем вы говорите! Конечно! Историческая справедливость... - Тогда повесьтесь! - посоветовал я, и Барбинель замолчал на полуслове. - Уверяю вас, только так вы привлечете внимание к своей персоне. Таков мир, и вы это сами доказали, когда спасли Иисуса. Барбинель молчал. Вешаться ему не хотелось. - Другой вариант, - продолжал я. - Давайте-ка вернемся. Вы ж понимаете, в Институте альтер-эго паника, директора уволят, если он не вытащит вас из этой альтернативы. Вам это надо? - А, вспомнил, - мрачно сказал Барбинель, - Песах Амнуэль, я читал вашу статью в "Трудах альтернативной истории". У вас есть авторитет, вы скажете всем, что именно я спас цивилизацию? - Непременно, - сказал я, совершенно уверенный, что не сделаю этого. Профессор Диксон лично вывел Барбинеля за территорию института и дал указание электронному вахтеру никогда не пропускать этого человека дальше проходной. Я догнал его и пошел рядом. - К сожалению, - сказал я, - мы слишком быстро вернулись, я, например, так и не узнал - немцы что, тоже евреи? Барбинель дернул плечом, он не желал иметь со мной дела. Но я продолжал идти рядом, и он сказал: - Евреи, конечно, кто ж еще? Кстати, если хотите знать, сами римляне перешли в иудаизм через сто лет после того, как Тит разрушил Храм... - Ага, так он его все-таки разрушил? - вставил я. - Да, и месяц спустя покончил с собой, бросившись на меч, потому что отец его Веспасиан вовсе не желал ссориться с еврейским Богом и публично проклял сына. - А китайцы тоже евреи? - продолжал допытываться я. Барбинель остановился посреди улицы, повернулся ко мне и сказал: - Я, только я знаю истинную историю цивилизации. - Ну так расскажите мне, - предложил я, - раз уж никто больше не хочет вас слушать. Пойдемте в то кафе на углу. Пиво за мой счет. - Лучше кофе, - сказал Барбинель. В тот вечер он не закрывал рта. Так и родилась "Истинная история цивилизации", которую вы можете приобрести в любом книжном магазине. Купите, не пожалеете.

ВВерх