UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  П.АМНУЭЛЬ

    ПЯТАЯ СУРА ИРИНЫ ЛЕЩИНСКОЙ




- Люди стали пропадать, - сказал  Роман  Бутлер,  комиссар  уголовной
полиции Тель-Авива. - Женщины.
- Проститутки, - поправил Меир Брош, начальник полиции нравов. -  Да,
к тому же, из России. И ты знаешь, что я по этому поводу думаю.
Оба при этом смотрели на меня, будто я мог отыскать в истории Израиля
либо  пропавших  женщин,  либо  аналогичный  случай,  способный  помочь  в
расследовании.  Я  почувствовал  себя  неуютно:   никогда   не   занимался
профессионально  историей  проституции  в  эрец   Исраэль.   Так,   слышал
кое-что...
- Меир по этому поводу думает, - пояснил мне  Роман,  -  что  девушек
прячут сутенеры. Версия возможная, но нелогичная: зачем прятать работника,
способного принести большие прибыли? К  тому  же,  сутенеры  с  Бен-Иегуды
растеряны не меньше нас.
- А нельзя ли, - сказал я,  -  изложить  последовательность  событий?
Заодно и объяснить, я-то тут при чем?
- Да, пожалуйста,  -  сказал  Брош,  вытягивая  из  бокового  кармана
микродискету. - Здесь все изложено.
- А  твоя  роль,  Песах,  -  добавил  Роман,  -  начнется,  когда  ты
ознакомишься со сценарием.
Сценарий оказался таким. На тель-авивской улице  Бен-Иегуды,  в  доме
17, находится массажный кабинет с замечательным  названием  "Наша  мечта".
Кабинет высшего класса, за час клиент обычно просаживает здесь до  двухсот
долларов. Контингент массажисток самый что ни на есть смешанный -  времена
сугубо "русских" или сугубо израильских публичных домов давно прошли.
Так вот, 12 мая 2026 года, в 2 часа 30 минут ночи некий клиент  вышел
из комнаты Иры Лещинской, одной из самых красивых девушек "Нашей мечты" и,
насвистывая, направился к выходу. Заплатил он по таксе, и проводили его  с
поклоном. Минут через пять один из хозяев заведения,  носивший  по  иронии
судьбы  славную  фамилию  Бен-Гурион,  зашел  в  комнату  Ирины,  как   он
выразился, "по нужде". Какая нужда была у однофамильца великого  человека,
осталось неизвестным, потому что три с половиной секунды спустя означенный
Бен-Гурион с воплем выбежал  из  комнаты.  На  вопль  прибежали  охранники
Михаэль и Алекс, а затем явился и второй совладелец, Рон Охана.
Войдя в комнату, они прежде всего почувствовали вонь.  Воняла  чем-то
кислым и тухлым шкура, похожая на овечью, которая лежала на  полу  посреди
комнаты. На шкуре стоял и дрожал всем немощным телом  небольшой  козленок,
смотревший на людей с такой тоской, будто хотел дать немедленные показания
и мучился в поисках нужных для этого слов. Ирины Лещинской  в  комнате  не
было.
Естественно, бросились догонять клиента - будто он  мог  унести  Иру,
спрятав под пиджаком на своей мощной груди. Но  клиента  и  след  простыл.
Удостоверения личности он, ясное  дело,  не  предъявлял,  так  что  случай
выглядел безнадежным. В полицию не заявляли, надеясь на  лучшее.  Козленка
продали на бойню, шкуру помыли, а комнату проветрили.
Второй случай приключился три  недели  спустя  в  массажном  кабинете
Меира Ханоха, улица Бен-Иегуды, 33. После ухода очередного клиента девушку
по имени Сара Вайнбрун пожелал иметь  не  кто  иной,  как  сам  знаменитый
писатель Ави Ройзен. Ави третий месяц как развелся  с  очередной  женой  и
потому страдал. Душевные свои недуги автор романа "Мессия поневоле" обычно
врачевал Сарой Вайнбрун, и потому его появление в салоне Ханоха  удивления
не вызвало. Ему сказали,  что  Сара  только  что  освободилась,  и  Ройзен
отправился в известную ему комнату. Выскочил он оттуда семь секунд спустя,
и вопль его был не очень слышен, потому что Ави мгновенно сорвал голос.
Сары в комнате не оказалось. Вместо нее стоял в углу большой  шкаф  с
раскрытыми дверцами, на внутренних его стенках висели на крюках  различные
типы холодного оружия, огромных размеров секач вывалился из шкафа  на  пол
комнаты. На лезвии секача ясно были видны запекшаяся кровь и густая  прядь
человеческих волос. Похоже, что даже  с  остатками  скальпа.  Было  отчего
завопить.
Не зная ничего о случае в "Нашей  мечте",  Ханох  тоже  не  заявил  в
полицию.
Роман Бутлер занялся этим делом после того, как пропала  одиннадцатая
по счету девушка, Соня Беркович. В полицию обратился прохожий, стоявший  у
витрины магазина перчаток и услышавший вдруг вопль с третьего этажа,  где,
как все знали, помещался массажный кабинет Руди Бернштейна.
Вместо Сони в комнате обнаружили мальчишку лет пятнадцати, по виду  -
типичного араба, который не мог дать никаких показаний, поскольку  у  него
был аккуратно вырезан язык.


- Вот так, Песах, - сказал Роман, когда я просмотрел  микродискету  и
вытер выступивший на висках пот. - К твоему сведению: до сегодняшнего  дня
исчезли одиннадцать девушек из восьми  массажных  кабинетов.  Ни  в  одном
случае не удалось задержать клиента, который выходил от девушек последним.
Но вместо девушек всегда что-нибудь появлялось. Перечисляю:  живой  баран,
мальчишка-араб с вырезанным языком и лишенный рассудка, камень размером  с
журнальный стол,  пуховая  перина  с  пролежнями,  несколько  пергаментных
свитков, к сожалению, без записей, оружие, в том числе явно  побывавшее  в
употреблении... И, наконец, боевое облачение для мужчины  среднего  роста.
Эта последняя находка и заставила нас обратиться к историку.
- Можно взглянуть?
- Диск у тебя в руках.
Посмотрев, я сказал:
- Роман, тебе известно, что я  специализируюсь  на  новейшей  истории
Израиля.  А  это  облачение  не  имеет  к  израильской  истории   никакого
отношения.
- А к какой? - терпеливо спросил Роман.
- Ни к какой, - отрезал я. - Это искусная подделка боевого  облачения
курашитского воина первой четверти седьмого века нашей эры.
- Почему - подделка?
- Потому, черт возьми, что облачение совершенно новое. Я бы сказал  -
непристойно новое. Ты что, сам не видишь?
- Вижу, - сказал Роман. - Именно поэтому мы и обратились к тебе, а не
к Даниэлю Дотану, специалисту по раннему исламу.
Только тогда до меня начал доходить ход мыслей Романа и Меира.
- Н-ну... - сказал я, подумав, - как-то это все...  э-э...  притянуто
за уши...
- У тебя есть иное объяснение?
- Н-нет... Но, во имя Творца, зачем?! Кому это надо?!


Как  известно,  три  главных  вопроса,  на  которые  должен  ответить
полицейский следователь, таковы: кто сделал? зачем сделал? как  сделал?  Я
сразу спросил "зачем", а нужно было начать с вопроса  "как".  Насколько  я
понял, некие злоумышленники воспользовались стратификаторами  Лоренсона  с
целью, которая пока оставалась  неизвестной.  Таким  образом,  к  делу  об
исчезновении девушек добавилось дело о хищении стратификаторов,  поскольку
аппараты эти имеются во  всем  мире  в  очень  ограниченном  количестве  и
используются  лишь  по  решению  Комитета  безопасности  того  или   иного
государства. Штука серьезная, но для террора, скажем, или  ведения  боевых
действий бесполезная.
- Сколько в Израиле стратификаторов Лоренсона? - спросил я у Бутлера.
- Значит, ты полагаешь... - протянул Роман.
- Не строй из себя девицу, - обиделся я. -  Наверняка  твои  эксперты
пришли к тому же выводу, и ты явился ко мне для того, чтобы я точно назвал
тебе эпоху. Я назвал - первая четверть седьмого века. А теперь  ответь  на
мой вопрос.
- Три, - сказал Роман,  помедлив.  -  Один  в  институте  Штейнберга,
другой в Историческом институте  Еврейского  университета  и  третий  -  в
Технионе.
- Ха, - сказал я.  -  Ни  у  ШАБАКа,  ни  в  Моссаде,  значит,  таких
аппаратов нет?
- А зачем им? - сказал Роман, и Меир поддержал коллегу кивком головы.
- Для  пресечения  терактов  и  планируемых  против  Израиля  военных
операций, конечно!
Роман и Меир одновременно покачали головами, и я не стал настаивать.
- Бедные девушки, - сказал я.


Меир Брош отправился в Технион, Роман срочно вылетел в  Иерусалим,  а
мне поручили поговорить  с  Моше  Рувинским,  директором  Штейнберговского
института. Не знаю, почему все детали нельзя было выяснить по  стерео,  но
разбираться в хитросплетениях полицейской  мысли  мне  не  хотелось,  и  я
отправился.
- Зачем тебе стратификатор? - подозрительно спросил Рувинский.  После
истории с комиссией Амитая и поисками Махмуда  Касми  директор  любые  мои
вопросы встречал настороженно и ожидал подвоха.
- Есть мнение, - сказал я, подражая  советским  лидерам  шестидесятых
годов прошлого века, - что некто  несанкционированно  использует  аппарат,
принадлежащий институту.
- Его и санкционированно никто использовать не может, - мрачно сказал
Рувинский. - Аппарат в ремонте.
- Что такое? - удивился я, про  себя  отметив,  что  наши  с  Романом
предположения, похоже, начинают оправдываться.
- Во время последнего эксперимента произошел перегрев усилителей.
В  подробности  Рувинский  вдаваться  не  стал,  что  естественно   -
стратификаторы Лоренсона, называемые  в  просторечии  "машинами  времени",
являются строго засекреченными аппаратами, используемыми лишь при  наличии
специального  решения  правительственного  Совета  безопасности.  Простому
историку знать детали не рекомендуется. Не уверен, что сам  Рувинский  был
посвящен хоть в какие-то детали.
- Давно чините? - спросил я,  не  надеясь,  вообще  говоря,  получить
ответ даже на этот простой вопрос. Рувинский посмотрел на  меня  изучающим
взглядом, потом еще раз полюбовался на официальную  бумагу,  выданную  мне
Бутлером, и, поборов сомнение, сказал коротко:
- Неделю.
Именно столько прошло после исчезновения Сони Беркович.
- Благодарю, - сказал я, - больше вопросов не имею.
- Ты что, Песах, - поинтересовался Рувинский, провожая меня до  двери
своего кабинета, - подрядился в помощники к Бутлеру?
Я неопределенно пожал плечами: если директор намерен держать язык  за
зубами, почему я должен рассказывать все, что знаю?


- Стратификатор в Технионе уже третий месяц на профилактике, - сказал
Брош.
- А иерусалимский в последние два месяца работал только на археологов
Борнео - забрасывал в девонский  период  глыбы  из  Аравийской  пустыни  и
получал взамен чистый тамошний песок вперемежку с какими-то полусъеденными
пресмыкающимися. Эксперимент санкционирован Советом, бумаги в порядке.
- Значит, остается Рувинский, - заключил я. - Но Моше нем как рыба.
- У тебя просто не было нужных полномочий, - успокоил меня Бутлер.  -
Займусь этим сам.
- Без меня? - оскорбился я.
- Можешь поприсутствовать.
Мы появились в кабинете  Рувинского,  когда  директор  собирался  уже
ехать домой.
- Мне известно, - сказал Роман, взяв быка за рога, - что институтский
аппарат в течение последних трех месяцев использовался  для  экспериментов
по  альтернативной  истории  религии,  у  меня   есть   копия   разрешения
правительственного Совета безопасности, выданного на имя рави Леви.
- Совершенно верно, - сказал  Рувинский,  изучив  сначала  физиономию
Бутлера,  которого  видел  впервые  в  жизни,  затем  -  предъявленное  им
удостоверение, и лишь после этого - копию разрешения на опыт. - Что в этом
эксперименте могло заинтересовать полицию?
- В чем заключался опыт?
- Как обычно... Если ты не в курсе, Песах тебе объяснит... В  прошлое
отправляется, скажем, камень массой  в  сотню  килограммов,  а  взамен  из
выбранной эпохи мы получаем то, что  занимало  в  то  время  данный  объем
пространства. Рави Леви интересовался  седьмым  веком  нашей  эры,  жизнью
еврейских общин в рассеянии. Испания, Северная Африка...
- Что он отправлял и что получил взамен?
- Спросите у рави, - уклонился от  ответа  Рувинский.  -  Я  ведь  не

 
в начало наверх
выполняю тут полицейских функций. Поскольку опыты со стратификатором санкционируются Советом безопасности, мне прямо не рекомендуется проявлять излишний интерес... Да будет тебе известно, что стратификатор лишь формально числится за институтом. Как научный прибор он нам не интересен, и мы сдаем аппарат в аренду, если есть бумага от Совета. Результаты - не наши... - Институт альтернативной истории не интересуется опытами с машиной времени? - удивился Бутлер. - Песах, - нетерпеливо обратился ко мне Рувинский. - Ты не объяснил господину комиссару, что эта так называемая машина времени не имеет ничего общего с уэллсовской и для серьезной научной работы непригодна? - Видишь ли, Роман, - сказал я Бутлеру, - этот стратификатор не способен ничего в прошлом изменить. С его помощью можно лишь получить из выбранной эпохи случайный предмет, обменяв его на что-либо из нашего времени. В подавляющем большинстве случаев в камере оказывается песок или воздух... - Только в камере? - спросил Роман. Действительно, комнаты массажных кабинетов никак не могли быть камерами стратификаторов Лоренсона. - В принципе не обязательно, - сказал Рувинский, - координаты можно задать произвольно. Но это не практикуется, поскольку никогда не знаешь заранее, что появится из прошлой эпохи. Техника безопасности требует... - Рави Леви, - сказал Роман, - плевать хотел на технику безопасности. - В конце концов, - оскорбился, наконец, Рувинский, - мне объяснят, что означают все эти расспросы? - Конечно, - сказал Бутлер, вставая. - Песах тебе все объяснит, поскольку ты нам понадобишься для разговора с рави. Где мне его найти - не подскажешь? - Ешива "Брухим" в Бней-Браке. У них нет посадочной площадки, от вертолетной стоянки нужно идти пешком метров двести... - Ай-ай-ай, - сказал Роман, - бедный рави, как он напрягается. В ешиву "Брухим" мы явились втроем: Бутлер, Рувинский и я. Меир Брош отправился в отдел экспертиз - полученная информация позволяла под новым углом зрения взглянуть на все странные предметы, обнаруженные в комнатах исчезнувших девушек. Рави Леви оказался представительным мужчиной лет сорока, черный костюм сидел на нем как фрак на дирижере симфонического оркестра, а черная кипа прикрывала наполовину седую шевелюру, будто затычка для мудрых мыслей, которые в противном случае так бы и растеклись из головы рави во все стороны. Похоже, что линию поведения рави Леви продумал задолго до нашего появления. Будучи не по возрасту мудрым человеком, он, конечно, прекрасно понимал, что будет и найден, и разоблачен, и призван к ответу. Беда в том, что ответ он явно намерен был держать либо лично перед Творцом на Страшном суде, либо перед Мессией, если тот явится на землю прежде, чем рави покинет наш бренный мир. Во всех прочих случаях рави готов был говорить правду. Но, чтобы правду услышать, нужно знать, в чем она заключается! И это не парадокс, господа. Если Бутлер спросит: "По твоей ли вине исчезли девушки?", рави ответит: "Нет!", и это будет правда, потому что никакого чувства вины рави не испытывал. Наверняка он ответит "нет" и на вопрос Бутлера, полагает ли рави, что жизнь девушек подверглась опасности. Это тоже будет правда, но приблизит ли она нас к разгадке? Поэтому, чтобы не зациклиться на бессмысленных вопросах и совершенно правдивых, но столь же бессмысленных, ответах, мы с Бутлером и Рувинским решили построить разговор так, как это привычно рави. С рассуждений о Торе, например. Мы недооценили рави Леви. - Я должен извиниться перед вами, господа, - заявил рави прежде, чем комиссар успел сказать первую заготовленную фразу. - Я представляю, сколь большую работу пришлось проделать тебе, комиссар Бутлер, прежде чем ты догадался обратиться за советом к историку. И перед тобой, Песах, я виноват, потому что поставил тебя в затруднительное положение. И перед тобой, Моше, - наверняка тебе пришлось несладко, когда комиссар обвинил тебя в исчезновении девушек из массажных кабинетов Тель-Авива. - Только не нужно, - продолжал рави, жестом прервав Бутлера, открывшего было рот для обвинений, - не нужно думать, что девушкам угрожает какая-то опасность. Они были обласканы и любимы, и дожили до глубокой старости. Далее. Не нужно обвинять меня и в том, что я сделал что-то против их воли. В моем сейфе лежат одиннадцать собственноручно написанных заявлений, и уважаемый комиссар сможет ознакомиться с ними сразу после нашего разговора. - И приобщить к делу, - мрачно сказал Роман. - К делу? Здесь нет никакого дела для уголовной полиции! - отрезал рави. - Я спас евреев и государство Израиль - вот и все дело, если хотите знать мое мнение. Скромность, очевидно, не числилась среди достоинств рави Леви. - Уважаемый рави, - вступил директор Рувинский, - я не могу принять твоих извинений, прежде чем ты не объяснишься. Ты пришел ко мне и сказал, что хочешь провести кое-какие исторические изыскания. Ты принес разрешение правительственного Совета. Ты сказал, что занимаешься историей евреев в Испании и Северной Африке. Ты обманул меня. - Ни в коем случае! - твердо сказал рави. - Первые четыре экспериментальных обмена были связаны именно с этой историей, и в моем сейфе содержится полный отчет. Только после того, как эта серия была завершена, мы приступили ко второй... - О которой меня не уведомили, - сказал Рувинский. - Разве я был обязан это сделать? - удивился рави и посмотрел на Бутлера. - Не обязан, - подтвердил комиссар. - Арендатор стратификатора Лоренсона, имеющий разрешение от правительственного Совета, не обязан информировать дирекцию Штейнберговского института о сущности проводимого эксперимента, поскольку данный эксперимент может составлять государственную тайну. - Дурацкое положение, - заявил Рувинский, - я всегда это утверждал, и вот результат. - Господа, - вмешался я, - о чем вы говорите? Где девушки и как их оттуда вызволить - вот, в чем вопрос! - Скорее не где, а когда, - кивнул рави. - Хотя и "где" тоже имеет значение. Он легко отодвинул тяжелое кресло, в котором сидел, подошел к книжным стеллажам, занимавшим одну из стен кабинета, и, любовно проведя указательным пальцем по корешкам старых фолиантов, достал одну из книг. Прежде чем передать книгу мне, рави открыл заложенную страницу и взглянул на текст, будто желая убедиться в том, что текст все еще на месте. Книга оказалась "Анализом раннего ислама" профессора Джексон-Морвиля, издание Колумбийского университета, 1954 год. Английский язык, тяжеловесный научный стиль, непривычная лексика. Я прочитал отмеченное рави место: - "...пророк Мухаммад был человеком жизнелюбивым. Он утверждал, что чувственное влечение к женщине само по себе перед лицом Бога не есть грех; оно становится грехом, если направлено в неположенную, неразрешенную сторону. Тогда его нужно всячески подавить, памятуя о том, что прелюбодеяние - грех, мерзость и гадость, праведный человек должен испытывать к нему отвращение..." - Этот их Мухаммад, - с ноткой презрения в голосе сказал рави, - полагал, что жить с десятком или даже сотней жен - богоугодное занятие. Читай дальше, Песах, следующий абзац. - "...и любимая его жена Хадиджа. Она была старше пророка и снисходительно относилась к его увлечениям, принимала новых его жен и наложниц, число которых возрастало с той же частотой, с какой ангел Джабраил являлся Мухаммаду в его вещих снах, читая от имени Аллаха суры Корана." Я поднял голову и внимательно посмотрел на рави Леви. Рави кивнул, подтверждая мою догадку, и сказал нетерпеливо: - Читай, читай! - "...Некоторые из его наложниц были мало похожи на девушек из племени курашитов, например, описанная некоторыми биографами Мухаммада Фаида - девушка со смуглым лицом и светлыми волосами, любимая жена пророка в годы, когда Аллах устами Джабраила диктовал Мухаммаду десятую суру. Вероятно, эту наложницу доставили пророку его летучие отряды, время от времени совершавшие набеги на север Аравийского полуострова и даже в район реки Иордан..." - В район реки Иордан, - повторил рави Леви. - Фаида, - сказал я. - Если она была из племени бедуинов... - Она была из племени иудеев, - сказал рави Леви, - и звали ее на самом деле Фаина Вайнштейн. - Вайнштейн! - воскликнул комиссар Бутлер и вскочил на ноги. - Ты сказал - Вайнштейн? Девушка, исчезнувшая из массажного кабинета Шалома Мизрахи, она была седьмой... Ты хочешь сказать... - Я таки спас Израиль, вот что я хочу сказать, комиссар. - Эти проститутки, эти женщины - ты отправил их не в Испанию, а в Мекку! - Я и не утверждал, что отправил их в Испанию, - холодно отпарировал рави. - В Испанию я отправлял камни, любезно предоставленные мне сотрудниками господина Рувинского. Все одиннадцать девушек дали добровольное согласие отправиться в Мекку седьмого века и стать там женами или наложницами некоего Мухаммада, которого мусульмане почитают как пророка. И, если бы не они, уверяю тебя, комиссар, и тебя, директор Рувинский, и тебя, Песах, в том, что государство Израиль не существовало бы сейчас, в двадцать первом веке - все закончилось бы в седьмом. - Что ж теперь? - спросил Роман, когда мы вышли из ешивы "Брухим". - Эти девушки... они так и прожили жизнь с этим... э-э... пророком? И ничего нельзя сделать? - Можно, - бодро сказал я, - отправить в седьмой век коммандос и вернуть девушек силой оружия. - Это, действительно, возможно? - взбодрился Бутлер. - Я слышал, что подобная экспедиция уже проводилась однажды, но не знаю подробностей. - И не узнаешь, - отрезал директор Рувинский, не хуже меня знавший, что произошло, когда Мишка Беркович, шестнадцатилетний новый репатриант из Киева, вместо обещанного ему Сохнутом конца двадцать первого века оказался в начале седьмого. Мишку вызволили, но кто, кроме считанного количества посвященных, знает о том, что этот Беркович успел-таки стать отцом пророка Мухаммада? В "Истории Израиля" я посвятил этому эпизоду главу "А Бог един...", и мне начало казаться, что скоро у этой главы появится достойное продолжение. - Не думаю, - сказал я, - что наш родной Совет безопасности при нашем родном правительстве пойдет на то, чтобы потратить несколько миллионов наших родных шекелей и рисковать жизнями двух десятков наших родных коммандос, чтобы вызволить из гарема одиннадцать проституток, тем более, что почти все они, насколько я понял, новые репатриантки. - И я даже не могу предъявить этому рави обвинения! - продолжал возмущаться Роман. - Девушки, действительно, подписали бумаги о том, что добровольно отправляются в седьмой век! И машину времени рави использовал согласно инструкции, где нет ни слова о том, что обмен материей между временами не должен включать живых существ. Это ваше упущение, господин директор! - Не знаю, упущение ли это... - задумчиво сказал Рувинский, а Роман все не мог успокоиться: - Я подам рапорт в этот Совет безопасности и государственному контроллеру! Я... Он замолчал, будто ему в голову пришла неожиданная мысль. Мы втиснулись в авиетку Бутлера, и Роман, став вдруг задумчивым, повел машину в сторону перекрестка Аялон, где наши пути должны были разойтись. Уже высаживая нас с Рувинским перед терминалом Центральной станции аэротакси, Бутлер сказал: - Я одного не понимаю: почему рави Леви упорно твердил о том, что спас Израиль? Что он имел в виду? Он сделал то, что сделал, но - почему? Мне не хотелось открывать дискуссию, и я сказал: - Послушай, Роман, этот вопрос не мог не возникнуть у тебя с самого начала. Ты не задал его, значит, у тебя был ответ. - Был, - кивнул Роман. - Я решил, что рави, как человек сугубо религиозный и праведный, принципиальный противник проституции. И потому избавил наше общество хотя бы от части этих... э-э... жриц любви... Такая, так сказать, у него была мицва. - Ну и что? - нетерпеливо спросил Рувинский, потому что Роман опять замолчал.
в начало наверх
- Вечером, после работы, я, пожалуй, вернусь к рави и задам ему этот вопрос, - сказал Роман. - Ты можешь подождать до завтра? - спросил я, и директор Рувинский поддержал мою просьбу кивком головы. - Ответ, как мне кажется, должен быть обязательно отражен в исторических документах. Иначе откуда было возникнуть самому вопросу? - Мне кажется, Песах, - сказал директор Рувинский, когда мы уже сидели в его кабинете и ждали, пока принесут кофе, - мне кажется, что у нас с тобой возникла одна и та же идея. - Да, - согласился я. - Как будем проверять? Подбором альтернатив или моделированием? - В альтернативы я тебя не пущу, - заявил Рувинский. - Займемся моделированием. Мы занялись этим после того, как выпили по три чашки кофе и обсудили все детали. К вечеру мы вернулись в кабинет, директор Рувинский держал в руке компакт-дискет с разработкой модельного мира, я набрал номер Бутлера и, когда Роман появился на экране, сказал коротко: - Приезжай. Комиссар примчался немедленно, и мы вместе просмотрели запись. Пройдясь по всем альтернативным мирам, создав несколько миллионов виртуальных вариантов события, используя все исторические сведения и материалы уголовного дела об исчезновении девушек, компьютер Штейнберговского института вытянул из глубины веков документ, который наверняка имел место в действительности, но не дошел до нашего, двадцать первого, века по очень простой причине - папирус, господа, штука непрочная. Это было жизнеописание некоей Ирины Лещинской, репатриантки из Санкт-Петербурга. Просто Ира любила мужчин. Всех. А особенно - каждого. Даже если у него текло из носа, живот висел как лопнувший воздушный шар, а изо рта пахло гремучей смесью водки "Кеглевич" и сигарет "Харакири". Одни приезжают в Израиль по зову предков, другие в поисках интересной работы, третьи вообще по ошибке. Иру позвал голос плоти. В журнале "Андрей" она увидела стереофото знойного израильского мужчины (им оказался известный красавчик-мафиозо Хаим Брух) и немедленно вспомнила, что бабушка ее была чистокровной еврейкой. Через два месяца Ирина Лещинская пришла к хозяину массажного кабинета "Наша мечта" и была принята на службу без долгих проволочек. Разумеется, хозяин сначала лично убедился в высоком качестве товара. Жизнь в Израиле оказалась, впрочем, не такой радужной, как ее себе представляла Ира, читая петербургские газеты. Половину денег забирал хозяин, треть - сутенеры и охранники, девушки-коллеги грозили выцарапать ей глаза, если она не умерит пыл, потому что сами они не собирались делать клиентам то, что умела и позволяла себе делать Ира. В общем, было о чем и поплакать поутру. А однажды явился этот рави. Молодой, красивый, бородатый. Ира уже имела дело с религиозными, в постели они ничем не отличались от прочих, но этот оказался странным до невозможности. Заплатив Ире вперед, он сел на краешке стула и заявил, что за свои деньги желает, чтобы она его выслушала. Только молча. Ира слушала молча, воображая, что отработает свое потом, после лекции. - Арабы, - говорил рави, - куда более сексуальны, чем евреи. Особенно тот, от кого пошел ислам, Мухаммад. Он написал Коран, и мусульмане воображают, что книгу эту подарил им Аллах. А ты знаешь, что Мухаммад мог в одну ночь любить сразу пять десятков женщин? Я говорю тебе это не просто так. Я готов тебе заплатить - о сумме мы договоримся, - если ты согласишься стать одной из жен этого арабского пророка... - Я согласна, - вставила Ира, она уже имела дело с несколькими арабами, они, действительно, были хороши в деле, - но ты должен привести этого Мухаммада сюда, потому что девушкам не разрешается принимать клиентов на стороне. - О, Творец! - воскликнул рави, подняв взор к потолку. - Ты не знаешь, что Мухаммад жил полторы тысячи лет назад?? - А... - разочарованно протянула Ира. - Так что же ты мне мозги пудришь? Последние слова она сказала по-русски, не найдя им ивритского эквивалента, но рави понял. - Все будет в порядке, мотек, - сказал он. - Если ты согласна, тебя отправят в Мекку и ты станешь женой пророка Мухаммада, и жить будешь полторы тысячи лет назад. Но главное - ты спасешь Израиль. Несогласование времен прошло мимо внимания Иры - она не была сильна в грамматике. Поговорили о сумме, и Ире больше всего понравилось, что работать придется исключительно на себя, ибо никаких сутенеров в седьмом веке, да еще в Мекке хурашитов, не было и быть не могло. - Но я не знаю арабского, - призналась Ирина. - Вообще говоря, - резонно заметил рави, - ты не знаешь и иврита, что не мешает тебе понимать клиентов и даже меня. Сотню слов выучишь, и достаточно. - Деньги вперед? - Конечно, - сказал рави, - в пересчете на тамошние драхмы. Шекели в Мекке тебе будут ни к чему. На том и порешили. Рави нацепил свою шляпу и ушел, а Ира, работая с очередными клиентами, все думала о том, что имел в виду этот кипастый, когда говорил о спасении Израиля. Раздумья отпечатались у нее на лице и сказались на работе, клиенты ушли недовольные, а хозяин вычел из заработка Ирины внушительный штраф. Сволочь, - подумала Ира и поняла, что лучше уж спасать Израиль. К тому же, не меняя профессии. Рави приходил еще несколько раз, просаживая на Ирину все более крупные суммы, поскольку инструктаж требовал времени, арабские слова давались с трудом, а Ира, обладая неплохой памятью, была жутко неусидчивой. К тому же, ее раздражало, что рави ни разу не снял сюртука, не говоря уж о брюках. А ей хотелось, о чем она однажды сказала прямо и недвусмысленно. - Нет, - покачал головой рави. - Не отвлекайся. Как будет по-арабски "накрывать на стол"? Ира вздохнула и решила про себя, что рави импотент. После восьмого посещения, занявшего половину рабочей ночи, рави сказал: - Хорошо. Слова ты знаешь. Перейдем ко второму этапу. И перешел, начав учить Ирину, как ей нужно себя вести, чтобы непременно соблазнить Мухаммада. Послушав минут пять, Ира расхохоталась рави в лицо: - Послушай, мотек, я не знаю, пророк этот Мухаммад или нет, но, если он мужчина, то предоставь дело мне. Я же не учу тебя, как читать Тору. Рави внимательно посмотрел на девушку и сказал: - Ты права. Тогда - этап третий. Когда Мухаммад будет брать тебя, он станет шептать слова, много слов, а ты сделаешь все, чтобы он забыл... - Забудет, - пообещала Ира, - все забудет, даже маму родную. А что за слова? - Неважно, - сказал рави. - В том-то и дело, что неважно. - Ты говорил как-то, - напомнила Ира, - что я спасу Израиль. Как Жанна д'Арк, да? А что я должна для этого делать, ты так и не сказал. - Какая Жанна? - удивился рави, не слышавший о спасительнице Франции, поскольку в ешивах, в отличие от питерских школ, не изучали "Всемирную историю в рассказах и картинках". - А Израиль ты спасешь, делая то, о чем мы сейчас ведем речь. - Трахаясь с Мухаммадом? - уточнила Ира. - Не понимаю. - Неважно, - опять сказал рави. - Поймет история, этого достаточно. Откуда рави взял две старинные драхмы, Ира так и не узнала. Монеты она спрятала в тряпочку, а тряпочку сунула под лифчик. - Нет, - сказал рави, - это нужно оставить здесь. В те времена... э-э... курашитские женщины обходились без лифчиков. И без... э-э... трусиков тоже. И без туфель фирмы "Мега". - Да? - сказала Ирина и потребовала еще две драхмы - за вредность. Когда настала пора отправляться, был яркий солнечный полдень. Рави дал последние инструкции и пошел к выходу. - Ты меня даже не поцелуешь? - обиделась Ира. - Я спасаю твой Израиль, а ты... Рави поспешно ретировался за дверь, а Ира, надув губы, присела к окну. Босым ногам было холодно на плиточном полу, и она решила плюнуть на предостережения, надеть хотя бы тапочки, а там будь что будет... Она не успела. Мекка оказалась городом грязных кривых улочек, замурзанных детей и крикливых торговцев. Здесь было жарко, казалось, что в стоячем воздухе вот-вот возникнет мираж. Ира шла, не зная куда, ей было весело, это было приключение, а бояться она не умела, в России не научилась, а в Израиле было ни к чему. Мужчины на нее оглядывались, и она знала, что взглядами дело не ограничится. Так и получилось. Первую ночь в Мекке она провела у торговца Хассана, сорокалетнего мужчины, уже имевшего трех жен. Хассан оказался хорош, но жить с ним Ира не собиралась. Не то, чтобы она так уж жаждала выполнять инструкции рави (Ира уже поняла, что останется здесь навсегда, рави не потребует с нее отчета, и она может делать все, что сочтет нужным), но ей просто любопытно было посмотреть на этого Мухаммада, на пророка, о котором говорили курашиты, которого превозносили редкие еще в Мекке мусульмане и который что-то такое проповедовал время от времени неподалеку от знаменитой здесь Каабы. Женское любопытство спасло Израиль, господа, если уж быть точным. - Больше всего на свете я люблю женщин и благовония, - сказал пророк, - но истинное наслаждение я нахожу только в молитве. - Тому, кто творит доброе дело, - говорил пророк, - я воздам вдесятеро и более того; и тому, кто творит злое, будет такое же возмездие. И еще Ире нравилось смотреть издалека (рассердится, если увидит!), как Мухаммад молится своему Аллаху. Он выбирал в трех шагах от себя на земле какой-нибудь камень или просто неровность, а потом в продолжение всей молитвы не сводил глаз с этого места. Прием помогал концентрировать внимание и не отвлекаться, а сторонники пророка воображали, что таким образом Мухаммад говорит с самим Аллахом. Молился пророк громко - Ире казалось, что он делает это не для того, чтобы быть услышанным с неба, а с той же практической целью: лучше запомнить текст. К Мухаммаду она попала через две недели после того, как оказалась на пыльной улице в Мекке - будто картинка сменилась: вот она стояла посреди своей комнаты, босая, и думала, что нужно надеть тапочки, и вдруг... ф-ф-ф... и ногам горячо, потому что камни обжигают, а кривые дома, кажется, сейчас развалятся с жутким грохотом. Хассан привел ее к пророку и сказал: - О святейший, эта женщина хороша. У нее белые волосы, и она не знает, откуда родом. Звать ее Хаттуба. По-моему, она из тех персидских племен, что были разбиты твоим предком, и я решил... Мухаммад прекрасно знал, что не было у него никаких предков, сражавшихся с персами, но законы лести пророк уважал и дар Хассана принял, тем более, что девушка, действительно, была удивительно привлекательна своей необычностью. А ночью... о-о... Ира сделала все, что умела, и Мухаммад остался доволен. Больше того, он был в восторге. Хадиджа (господи, какая старуха, ей же под шестьдесят! - с ужасом подумала Ирина), любимая жена пророка, осмотрела новую наложницу подозрительным взглядом, но за нож не взялась, а очень даже любезно и не ревниво сказала: - Жить будешь со всеми младшими женами, и есть будешь на общей кухне. Глаза у тебя красивые, а так... Она пожала плечами, не одобряя странного вкуса своего супруга. Да что с него возьмешь - пророк он и есть пророк. Не от мира сего... А еще через неделю Мухаммад привел в дом Фаиду. На следующий день, полоская в проточной канаве белье, девушки неожиданно для себя заговорили на иврите, а потом перешли на русский. Фаиду звали Фаней и прибыла она в Мекку из того же, 2026 года, с целью спасти Израиль. Обе понятия не имели, как это сделать.
в начало наверх
Всего у пророка, по подсчетам Ирины, было сорок две младшие жены и, чтобы содержать это многочисленное семейство (а еще дети!), Мухаммад вынужден был трудиться в своей мастерской, куда женщинам вход был заказан. Да Иру процесс трудовой деятельности пророка и не интересовал ни в малейшей степени. Врагов у пророка было много. А он, к тому же, и сам нарывался на неприятности, проповедуя идею единого Бога, которого он называл Аллахом, вопреки убеждениям всего местного населения, привыкшего молиться двум десяткам разных богов, имен которых Ира не старалась запомнить. Из чисто практически соображения единый Аллах был лучше сонма богов со странными именами. Фаня рассказала Ире о том, как она попала в массажный кабинет, и ее история заставила Иру поплакать. Фаня, бедняжка, вовсе не любила мужчин. Она приехала в Израиль, когда ее квартиру в Чирчике сожгли националисты, пригрозив, что сожгут и ее, если она не уберется подальше. Фаня убралась. А в Израиле - обычное дело, ни работы, ни жилья приличного, изнуряющий никайон, приставания тучных, как дойные коровы, мужиков, и никакого просвета. Двадцать первый век, а живешь как в девятнадцатом. Или вообще в первом. Если уж приходится, - решила Фаня, - то лучше за приличные деньги, чем просто так. И стала девушкой по сопровождению - во-время, кстати, еще месяц, и ее не взяли бы по причине профнепригодности, никайон, сами понимаете, женщину не красит... А тут рави со своим предложением. Фаня готова была бежать куда угодно. В седьмой век? Пусть в седьмой. В Мекку? Пусть в Мекку. Да еще с таинственным заданием. И она почувствовала себя разведчицей в арабском тылу. Этакой Матой Хари. Офра Мизрахи появилась в гареме пророка еще две недели спустя. Бойкая и сообразительная, коренная израильтянка и путана по призванию, она сразу выделила среди мухаммадовых жен Иру с Фаней и после первой ночи с пророком заставила девушек рассказать о себе все, что было, и желательно, чего еще не было. Русского она не знала, но иврит понимала с полуслова, а арабским пользовалась как родным - учила в школе. - Здесь я Зибейда, - со смехом сказала Офра. - А рави такой оригинал, ни разу даже не... с вами тоже? Вот, что значит - праведник, хас вэхалила! А через два дня прибыла Хая Дотан, и стало еще веселее. Пророк призвал к себе младшую жену свою, Хаттубу, в неурочный час. Было раннее утро, и Ира только-только проснулась, лежала, глядя в потолок и думала странную философскую думу: чем араб седьмого века отличается от еврея века двадцать первого? Да ничем, по большому счету. Все они хороши, если не говорят о Боге или политике. С вечера, Ира слышала это от Хадиджи, а Офра подтвердила, Мухаммад впал в экстаз, бился в конвульсиях, кричал - верный, по словам старшей жены, признак того, что посетил опять пророка ангел Джабраил. - Наверно, он возьмет кого-то из вас, - сказала Хадиджа Ире, Офре и Фане, собрав их вместе. - Вы новенькие, и он вас любит. Постарайтесь, чтобы ему было хорошо. Посещая Мухаммада, ангел Джабраил читает ему от имени Аллаха суры из священной книги Корана. Но любимый муж мой, придя в себя, не помнит ни одного слова! - Бедняга, - вздохнула Офра, искренне пожалев Мухаммада. А Ира подумала: "Если он ни черта не запоминает из того, что болтает этот Джабраил, то что же тогда он записывает в свой Коран?" Она не задала этого вопроса вслух, но ответ, тем не менее, получила. - Любимый муж мой Мухаммад, - продолжала Хадиджа, - после разговора с ангелом всегда берет женщину. О, величие Аллаха! Только он, единственный и всемогущий, мог придумать столь утонченный способ - ведь под видом Джабраила к Мухаммаду мог явиться сам дьявол. Как узнать, как отличить? И сказал Аллах: возьми женщину, спи с ней, и если потом, отлив семя свое, ты не вспомнишь слов посланника, то знай - то был дьявол. А если, познав наслаждение, ты вспомнишь сказанные им слова, немедленно повтори их, запомни и возвести всем, ибо это истинные слова Аллаха твоего. - Записал бы сразу, и все дела, - пробормотала Фаня, а Ира прыснула: она-то знала, что Мухаммад был не силен в грамоте. Речь Хадиджи открыла Ире глаза. Теперь она знала, что имел в виду рави, утверждая, что ей, Ирине Лещинской, предстоит спасти Израиль. Мухаммад был очень плох. Собственно, как мужчина он никуда не годился. Естественно: человек только что пережил припадок. Что там ему виделось, Ира не знала, но что может привидеться эпилептику? Как могла, она постаралась привести Мухаммада в рабочее состояние, она умела растормошить даже паралитика, и пророк воспрянул телом и духом, и в результате излил-таки семя, как советовал Аллах, и все время повторял в полуэкстазе слова, то ли сказанные ангелом Джабраилом, то ли просто явившиеся в бреду: - И убей их... потому что... евреи неугодны... нечистые... недостойны жизни... находи их везде... по всему миру... и убей... убей... Не хватало, чтобы это стало текстом в Коране! У Иры душа ушла в пятки: что, если проклятый ангел шепнет Мухаммаду, что и она еврейка, и вообще чуть ли полгарема у пророка - из публичных домов Тель-Авива? Он должен забыть этот текст. Должен - хорошо сказать. И сделать тоже просто, - решила Ира. Она была профессионалкой. Когда Мухаммад, выжатый досуха, откинулся на подушках, он не помнил не только слов Джабраила, но даже имя свое, наверное, мог назвать с третьего захода. А Ира, лаская пророка, шептала ему на ухо иные слова, не имея ни малейшего представления о том, есть ли они в каноническом тексте Корана. Плевать ей было на Коран, одно она знала: Мухаммад не должен говорить о евреях ничего плохого. Ничего. - Если придут к тебе иудеи, - шептала Ирина, - то рассуди между ними... А если отвернешься от них, то они ничем не навредят тебе... - Не навредят... - пробормотал Мухаммад, переворачиваясь на живот. - ...А если станешь судить, - шептала Ирина, - то суди по справедливости: поистине, Аллах любит справедливых... - ...справедливых, - сказал Мухаммад, открыл глаза и посмотрел на Ирину. - О Хаттуба, ты свет очей моих, - сказал Мухаммад. - Ты принесла мне радость. Я помню! Я помню каждое слово, сказанное ангелом Джабраилом! И пророк произнес нараспев: - Если придут к тебе иудеи, то рассуди между ними. А если отвернешься от них, то они не навредят тебе! Ира впервые в жизни плакала от радости. Я пришел к рави Леви на другое утро. Директор Рувинский нашел для себя более важное, по его словам, занятие: он хотел получить полные тексты, забытые Мухаммадом навеки и не вошедшие в окончательный текст Корана. Он хотел знать, насколько плодотворной оказалась миссия одиннадцати израильтянок. Я мог себе представить, сколько гадостей о евреях и их Боге мог наговорить пророку ангел Джабраил, и мне вовсе не хотелось копаться в компьютерных интерпретациях. Куда приятнее поговорить с достойным человеком. - Я надеюсь, - сказал рави, ознакомившись с реконструкцией воспоминаний Ирины Лещинской, - что вы с директором Рувинским не станете публиковать эти тесты? - Нет, - согласился я. - Ты был прав, мар Леви. Если бы не девушки, этот Мухаммад нагородил бы в Коране гораздо больше гадостей, чем получилось на самом деле. Подумать только: искать евреев по всему свету и убивать... Ира молодец. Кстати, то, что она нашептала Мухаммаду взамен, это ведь действительно вошло в Коран. Пятая сура. Я проверил. - Да? - сказал рави. - Я не читал Коран, хас вэхалила. - Послушай, - продолжал я. - Их там было одиннадцать. Они жили с пророком много лет. Они корректировали ангельские тексты как хотели, и Мухаммад повторял за ними как на уроке... Почему же в Коране осталось столько вражды к неверным? Столько нетерпимости? - Ты хочешь, чтобы я ответил? - опечалился рави. - Сколько женщин было в гареме? Сорок? Наверняка больше. Разве все они были еврейками и мечтали спасти Израиль? - Далеко не все, - согласился я. - Но я хочу сказать... - Я понимаю, что ты хочешь сказать. Что в Тель-Авиве много массажных кабинетов и что можно получить новое разрешение на пользование стратификатором... Если тебе и директору Рувинскому это удастся, я буду счастлив. Что ж, приходится сознаться: нам это не удалось. Пока мы с Рувинским разбирали воспоминания Ирины, Офры, Фани и других девушек, пока мы по крупицам восстанавливали текст Корана, каким он был бы, если... В общем, мы опоздали: депутат кнессета Арон Московиц с подачи комиссара Бутлера провел закон о запрещении участия живых существ, включая человека, в экспериментах со стратификаторами Лоренсона. Закон был секретным, и никто не узнал о его существовании. - Ты понимаешь, что создал интифаду? - спросил я у Романа, когда он зашел ко мне в шабат поговорить о футболе. - Если бы не этот закон, в Коране можно было бы записать, что каждый араб должен любить иудея как брата! Бутлер покачал головой. - Песах, - сказал он, - ты сам не веришь в то, что говоришь. Изменить историю можно в альтернативном мире. А здесь - что сделано, то сделано. И не более того. Пришлось согласиться. Вечерами я ставлю компакт-диск и вхожу в мир, реконструированный компьютером. Я вижу Иру Лещинскую, как она склоняется над спящим пророком и шепчет ему слова о том, что справедливость одна для всех, и что мусульмане с иудеями - братья, ибо ходят под одним Богом, у которого бесконечное число имен, и Аллах только одно из них... Бедная Ира. Она могла говорить о любви часами, и эти суры стали лучшими в Коране. Она так и осталась младшей женой пророка. Я сказал - бедная? Надеюсь, что я ошибся.

ВВерх