UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  П.АМНУЭЛЬ

   СМЕСИТЕЛЬ ИСТОРИИ




Инструкция к этому прибору прилагается в обязательном порядке. Не то,
чтобы покупатели отказывались брать толстую книжечку, написанную,  кстати,
живым и образным языком. Брать берут, но -  не  читают.  Соблазн  включить
Смеситель в сеть (кстати, не забудьте проверить  величину  напряжения!)  и
попробовать аппарат в действии так велик, что многие забывают даже о  том,
что  прежде  всего  нужно  оторвать  гарантийный  талон  и,  позвонив   по
указанному в нем телефону, сообщить номер своего удостоверения.
Когда на прошлой неделе на кладбище в Нетании была похоронена седьмая
в этом году жертва собственной безответственности,  фирма-распространитель
"А-зман а-зе" взяла на себя труд оборудовать  каждый  из  своих  магазинов
специальной кабинкой. Теперь вы уже не сможете  приобрести  Смеситель  без
необходимой процедуры внушения  инструкции.  Я  эту  процедуру  прошел  на
прошлой неделе и могу утверждать  -  необходимая  штука.  Всегда  убеждает
только личный отрицательный опыт.


- Тебе какую модель - с интерпретатором  или  без?  -  спросила  меня
миловидная девушка в салоне на улице Яффо.
- А какая разница? - спросил я.
- Большая, - ответила  девушка.  -  Без  интерпретатора  на  шестьсот
шекелей дешевле, но тогда ты предоставлен сам себе, и можешь  оказаться  в
эпохе, о которой не имеешь ни малейшего представления. Если это произойдет
в  модели  с  интерпретатором,  то  тебе  немедленно  будет   выдана   вся
информация.  Девушка  внимательно  посмотрела  мне  в  глаза  и   добавила
по-русски:
- Чтобы вы там не хлопали глазами, как чукча в кнессете.
Я представил классический образ чукчи в классическом образе  кнессета
и сказал твердо:
- Без.
И, чтобы девушка не приняла меня за жмота, добавил:
- Я по  профессии  историк,  поэтому  интерпретатор  мне  как  хасиду
свинья.
- Замечательно, - сказала  девушка  и  предложила  пройти  в  кабинку
инструктажа. - А я пока займусь оформлением заказа, - добавила она.


Я, конечно, не обязан отчитываться перед  читателем,  но  просто  для
полноты картины хочу сказать, что желание купить Смеситель возникло у меня
сразу же, едва эти приборы появились на израильском рынке, то  есть  перед
Песахом в 2027 году. Но у меня в то время не было денег даже на то,  чтобы
обменять старую модель "Сузуки-электро" на  новую.  К  тому  же,  пришлось
отдуваться по гарантии  на  ипотечную  ссуду,  которую  я,  не  подумав  о
последствиях, подписал для одного оле из Индии. Короче говоря,  Смеситель,
для  меня,  как  историка,  совершенно  необходимый,  я  сумел  приобрести
значительно позже, чем многие олим из России и сопредельных стран, которые
покупали этот аппарат, по-моему, только для того, чтобы похвастаться перед
соседями. Рисковые ребята - вот мое мнение...
Итак, я прошел в кабинку инструктажа, сел  в  кресло  и  приготовился
усваивать новые знания.
- Смеситель фирмы IBMV, - начал говорить мягкий баритон,  обволакивая
сознание, - распространителем которого в Израиле  является  фирма  "А-зман
а-зе", предназначен для изменения хода исторических событий.  В  сущности,
он представляет собой бытовую модель машины времени. Уважаемый  покупатель
наверняка  знаком  с   многочисленными   фантастическими   произведениями,
согласно которым в прошлое вмешиваться совершенно недопустимо. Что  будет,
спрашивал известный фантаст Уиндем, если вернуться  на  сто  лет  назад  и
убить собственного дедушку?  Он  не  познакомится  с  бабушкой  уважаемого
покупателя, они не смогут зачать и родить мать или отца, а значит,  и  сам
уважаемый покупатель никогда не появится на свет. Но тогда он не  вернется
в прошлое и не убьет своего деда, а дед в  таком  случае,  познакомится  с
бабушкой и... Не напоминает ли эта история уважаемому  покупателю  русскую
сказочку про белого бычка? Или историю о попе и собаке - тоже, кстати,  из
русского фольклора?
Так вот, мы рады сообщить уважаемому  покупателю,  что  все  эти  так
называемые хроноклазмы - неудачная выдумка фантастов, и не более того.  На
самом деле уважаемый покупатель может  вернуться  в  прошлое  и  совершить
столь безнравственный поступок как  убийство  собственного  дедушки.  Если
уважаемого покупателя поймают на месте преступления, его  ждет  суровый  и
справедливый суд. Но если повезет, и уважаемый  покупатель  не  вступит  в
конфликт с полицией, то он спокойно вернется в  настоящее  время  и  будет
продолжать жить, и лишь  его  совесть  будет  отягощена  мыслью  о  жутком
преступлении. В мире уважаемого покупателя не изменится ничего, потому что
прошлое статично. А в момент,  когда  уважаемый  покупатель  нажмет  курок
пистолета и убьет ни в  чем  не  повинного  молодого  человека,  возникнет
дополнительная мировая линия, на которой убитый потенциальный  дедушка  не
встретит бабушку, не  родится  мать  или  отец,  и  следовательно,  и  сам
потенциальный уважаемый покупатель. Но это будет, повторяю, другая  линия,
существование которой никак не повлияет на здоровье уважаемого покупателя.
Однако,  пользуясь  Смесителем  истории,  необходимо  соблюдать  меры
предосторожности. Уважаемый покупатель должен запомнить:  есть  лишь  один
вид вмешательства, который совершенно недопустим - нельзя  менять  прошлое
так, чтобы уважаемый покупатель  оказался  убит,  находясь  в  этом  самом
прошлом. Именно для предотвращения подобных случаев и существует процедура
инструктажа. Все предельно наглядно. Итак, уважаемый  покупатель  набирает
выбранную им комбинацию цифр на приборной панели...


Уважаемый покупатель в моем лице набрал на панели дату -  25  февраля
1994 года, и место - площадь неподалеку  от  Пещеры  Патриархов  в  городе
Хевроне. Я знал, что делаю - в отличие от  дилетантов,  отправлявшихся  во
времена Второго храма, чтобы помочь евреям выстоять  перед  превосходящими
силами римлян. В тот  день  некий  поселенец  Барух  Гольдштейн  явился  в
пещеру,  где  молились  сотни  мусульман,  и  перестрелял  около  тридцати
человек. Может быть, он мстил за евреев, убитых террористами. Может  быть,
решил таким способом утвердить право евреев на землю Иудеи.
Но, господа, нужно предвидеть  и  следствия!  Убивая  арабов,  доктор
Гольдштейн убивал евреев, которых намеревался  спасти.  Разве  он,  ученый
человек, не понимал, что в результате весь мир ополчится  на  Израиль?  Не
понимал, что тот же ХАМАС в отместку усилит  террор,  и  погибнут  десятки
евреев? Не понимал, что Израиль вынужден будет пойти на  уступки,  которые
он, доктор Гольдштейн и хотел предотвратить своим поступком? Он должен был
понимать это, и еще то, что сам не выйдет из пещеры живым.
Линия жизни доктора Гольдштейна прервалась ранним утром 25 февраля, и
в мои намерения входило сократить  эту  линию  всего  только  на  полчаса.
Результат: в пещере ничего не происходит, мирный процесс набирает обороты,
десятки людей остаются жить.
Я стоял, невидимый в предрассветной тени, и размышлял о том, имеет ли
смысл  обойтись  еще  меньшей  кровью  и  всего  лишь   скрутить   доктора
Гольдштейна, посидеть с ним и объяснить то, что он сам понять почему-то не
смог. Когда я услышал шаги, то уже действительно готов  был  дать  доктору
подножку и поговорить с ним по душам. Но эта мысль исчезла сразу же  после
того, как я  увидел  вышедшего  на  площадь  человека.  Человека?  Доктора
Гольдштейна в этот момент уже нельзя было причислить к роду людскому.  Все
человеческое было ему уже чуждо. По площади шел Мститель. Мысленно он  был
уже перед Творцом, и лишь Ему, Единственному, готов был дать отчет в своих
действиях. Я мог загородить Гольдштейну дорогу, и он обошел  бы  меня,  не
заметив. Я мог крикнуть ему в ухо, и он не услышал бы меня. Он шел вперед,
бережно, будто раненную руку, поддерживая висевшую на плече автоматическую
винтовку "Галиль".
Он прошел мимо меня, и я понял, что в моем распоряжении  есть  только
один способ. Доктор Гольдштейн умрет  на  полчаса  раньше.  Десятки  людей
останутся жить, в том числе и мой дед Наум, погибший в  августе  девяносто
четвертого от ножа арабского террориста.
Я расстегнул кобуру и вытащил пистолет. Я навернул глушитель и  пошел
вслед за Гольдштейном, чтобы успеть обойти его прежде,  чем  он  достигнет
армейского поста у входа в пещеру. Я не мог выстрелить в спину.  Шаги  мои
были гулкими, Гольдштейн должен был слышать их, но  он  не  обернулся.  Он
слышал в этот момент только голос Творца в своей душе. Я поравнялся с ним,
обогнал и встал, поднимая оружие.
Чья-то рука вцепилась в мое плечо, другая  рука  выбила  пистолет.  И
чей-то голос сказал:
-  Уважаемый  покупатель!  Сработало  предохранительное   устройство.
Действия уважаемого покупателя смертельно опасны.
Я обернулся, а доктор Гольдштейн проследовал мимо, не обратив на меня
ни малейшего внимания. Передо мной стоял молодой человек, больше, впрочем,
похожий на манекен в магазине готового платья.
- Что, черт возьми... - начал я.
Молодой человек улыбнулся  приклеенной  улыбкой,  поднял  пистолет  и
протянул его мне со словами:
- Уважаемый покупатель не должен мешать  Баруху  Гольдштейну,  потому
что в противном случае уважаемый покупатель погибнет, что  не  допускается
инструкцией по безопасности использования Смесителя времени.
Что я должен был делать?  Застрелить  представителя  фирмы,  а  потом
броситься догонять доктора? У меня хватило ума понять, что это  ничего  не
изменит. Явится другой представитель и вернет меня в 2029 год.
- Послушай, - сказал я убедительно, - я понимаю, что  убивать  плохо.
Но Гольдштейна все равно убьют через полчаса.  А  перед  этим  он  положит
тридцать арабов. А потом арабы положат десятки евреев.  И  мировая  пресса
будет называть израильтян убийцами невинных. Это нам  надо?  Будь  другом,
отойди с дороги.
Молодой человек посмотрел вслед Гольдштейну,  будто  сопоставляя  мой
прогноз с собственным впечатлением, покачал головой и сказал:
- Инструкция по безопасности использования Смесителя разрешает  любые
действия в истории, если они не угрожают жизни уважаемого покупателя.
- Но мне-то что угрожает? - искренне удивился я.
- Согласно программе инструктажа, - ответил представитель фирмы, -  я
продемонстрирую тебе следствия задуманного тобой поступка...


Время скачком сместилось назад, я вышел из своего укрытия,  а  доктор
Гольдштейн метрах в трех впереди меня размеренным шагом шел выполнять свою
мицву как он ее понимал. Я навинтил глушитель и обошел Гольдштейна справа.
Встал перед ним, поднял пистолет и, когда доктор, наконец, заметил меня  и
удивленно посмотрел мне в глаза, я нажал на спуск.
Не уверен, был ли хлопок - я ничего не слышал. На  груди  Гольдштейна
мгновенно расцвел красный цветок, и доктор молча повалился лицом вперед. Я
отступил, у меня дрожали руки, и я  никак  не  мог  попасть  пистолетом  в
отверстие кобуры. Наверно,  нужно  было  быть  довольным.  Я  изменил  ход
истории, и хотя бы в одном из альтернативных миров сотни  людей  останутся
живы, а имидж государства Израиль не понесет ощутимых потерь.
Наверно, мне нужно  было  сразу  вернуться  в  XXI  век,  предоставив
современникам Гольдштейна самим разбираться в ситуации. Но,  черт  возьми,
для чего я убил человека? Чтобы даже и не знать результата? Я остался.


Тело  доктора  Гольдштейна  обнаружили  солдаты,  пришедшие  примерно
полчаса спустя на  усиление  охраны  Пещеры  Патриархов.  Действия  ЦАХАЛа
предсказать было нетрудно. Объявили тревогу, вызвали подкрепление, оцепили
район, начали прочесывание. Я  вовсе  не  желал  быть  обнаруженным  -  ни
арабами, ни своими. Мне нужно было только увидеть результат, и я перебегал
от дома к дому, довольно успешно укрываясь от патрулей.
К десяти утра евреи Хеврона и  все  население  Кирьят-Арбы  вышли  на
улицы. Сначала забрасывали камнями арабские машины, потом начались  драки.
Полиция  не  справлялась,  и  ЦАХАЛ  использовал  слезоточивый   газ.   На
час-другой установилось спокойствие, и я послушал сообщение, переданное по
радиостанции "Галей ЦАХАЛ". Во время беспорядков погибли три  поселенца  и
пять палестинских арабов. Обе  стороны  обвиняли  друг  друга  в  убийстве
Гольдштейна. Улицы Хеврона после  полудня  вымерли  -  в  городе  объявили
комендантский час. На окраине Кирьят-Арбы поселенцы устроили демонстрацию,
размахивали оружием и кричали "Долой Рабина!" и "Нет мира с арабами!"  Это
было неприятно, но привычно. У ХАМАСа не  было  особого  повода  усиливать
террор, а у Арафата - повода давить на Израиль. Мир приближался. Я добился
своего. Я мог уходить.

 
в начало наверх
Может быть, эта мысль притупила мою бдительность. Я услышал за своей спиной резкий оклик израильского солдата и бросился бежать - нельзя было допустить, чтобы меня поймали. Интересно, как бы стал я объяснять то обстоятельство, что в моем удостоверении личности проставлена дата выдачи - 2014 год? Мимо просвистела пуля, и я пригнул голову. А вторая пуля попала мне в спину. Это не больно, уверяю вас. Будто тебя кто-то сильно толкнул, и сразу понимаешь, что жизнь кончилась. Впрочем, вряд ли я, будучи уважаемым потенциальным покупателем Смесителя истории, могу быть объективен - не успев еще почувствовать боли, я оказался в инструкторской кабине. - Уважаемый покупатель, - назидательно сказал голос, в котором я без усилий узнал голос молодого человека, остановившего меня на улице в Хевроне, - убедился в том, что предположенное им действие по изменению истории смертельно опасно для уважаемого покупателя? - Ну, знаешь ли, - с досадой сказал я. - Как это я мог предугадать, что за мной погонится израильский солдат? - Предвидеть все следствия своих поступков совершенно необходимо при пользовании Смесителем истории. - Но уважаемый продавец, - ехидно сказал я, подражая манере инструктора, - должен согласиться, что своим поступком я спас Израиль от международного скандала и ускорил мирный процесс. А то, что подставил собственную спину - случайность, и не более того. - К сожалению, - не согласился голос, - уважаемый покупатель неправ. В созданной им альтернативной реальности имели место следующие процессы. Поселенцы, возмущенные убийством всеми уважаемого доктора, выждав двое суток, ворвались в Пещеру Патриархов во время утренней молитвы и перестреляли около двухсот арабов, прежде чем солдаты ЦАХАЛа обезоружили нападавших. В результате мирный процесс был прерван на год, и весной 1995 года Израиль вынужден был заключить с палестинцами соглашение, по которому к автономии отошли все территории, освобожденные в шестидневной войне. - Не хочет ли уважаемый продавец утверждать, - мрачно сказал я, - что поступок Баруха Гольдштейна был меньшим злом? - В компетенцию инструктора по безопасности не входит моральная оценка поступков. В компетенцию инструктора входит только оценка личной безопасности уважаемого покупателя. - Поскольку, - продолжал голос, - уважаемый покупатель все еще не убедился в необходимости точного следования фирменной инструкции, ему предлагается второй сеанс инструктажа. Спина все еще зудела - наверно, чтобы я имел в виду пресловутое memento mori. Я не стал на этот раз углубляться в прошлое даже на тридцать лет. Я отправился в февраль 2018 года и прибыл в Президентский дворец в Каире за пять минут до начала церемонии подписания договора о провозглашении Государства Палестина. Я даже и вмешиваться не хотел - только поглядеть. В свое время я видел всю церемонию по телевидению, и мне очень не нравилось выражение лица нашего премьера Хаима Визеля. Он подписывал договор так, будто ему предложили отведать зажаренных лягушек. Я стоял в толпе журналистов, и меня все время кто-то толкал. Нужно было захватить с собой хотя бы телекамеру, тогда я бы выглядел своим, а не этакой белой вороной. Ну да ладно, это ведь не смертельно. Началась процедура. К широкому столу подошли Хаим Визель и Абдул Раджаби. Им придвинули стулья, и оба руководителя одновременно достали из карманов авторучки. Сейчас они подпишут документы, и создание Государства Палестина станет свершившимся фактом. Господа, поймите меня правильно! Все, кто присутствовал в зале, осознавали только текущий момент времени, а будущее оценивали каждый в меру своей интуиции. Но я-то, единственный среди этой компании, знал точно, чем все это кончится! Я-то знал, что договор - замечательный, великолепный и необходимый, но подписали его слишком рано. Нужно было Визелю потянуть еще хотя бы год. Палестинцы согласились бы не забирать Ариэль и Ранаану. Точно согласились бы! Договор - это, черт возьми, не ловля блох. Уважаемый продавец может расценивать мои действия как ему угодно. Собственно, уважаемому продавцу не должно быть никакого дела до того, в какую сторону меняет историю уважаемый покупатель Смесителя. Поэтому я имел полное право сделать то, что сделал - пошел на сцену и, прежде чем охрана успела опомниться, вырвал авторучку из руки Визеля и мимоходом дал в ухо Абдулу Раджаби. Перед десятками теле- и стереокамер. Лично я попадать в исторические хроники не собирался. Но нужно было как-то остановить этот спектакль! Вы не поверите, но инструктор не нашел ничего лучшего, как прямо на сцене, перед изумленным Визелем и до глубины души возмущенным Раджаби, прочитать мне показательную лекцию о необходимости соблюдения правил личной безопасности при изменении истории. Наверняка в созданном альтернативном мире эта лекция вошла в учебники. И наверняка никто не понял ее смысла. Оказывается, мне не удалось бы и на этот раз избежать смерти. Египетская служба безопасности прихлопнула бы меня через десять минут - якобы при попытке к бегству. Я знал, что бежать не собираюсь, и инструктор тоже знал это, и все это знали, и убили бы меня исключительно из вредности. Просто чтобы доказать, что я не умею пользоваться Смесителем истории. Это я-то - профессиональный историк! - Все! - сказал я. - Я все понял. Ваш Смеситель годится только на то, чтобы вернуться в прошлое и не позволить "Маккаби" (Хайфа) выиграть очередной чемпионат Израиля. Это и безопасно, и интересно. И никому, кстати, не нужно. - Почему же? - обиделась миловидная девушка, выпуская меня из кабинки инструктажа и протягивая подписанный гарантийный талон. - Очень многие отправляются в прошлое именно для того, чтобы помочь любимой команде. Или подсказать самому себе правильную комбинацию цифр в Тото. Богаче от этого никто не становится, но многим доставляет удовольствие посмотреть со стороны на собственный успех. - Нет уж, - сказал я, подписывая бланк доставки, - эти глупости меня не волнуют. Знаете, что я сделаю, когда Смеситель поставят в моем салоне? Отправлюсь на сто лет назад и убью Адольфа Шикльгрубера, пока он еще не стал Гитлером. Девушка вздохнула, и я понял, насколько неоригинален в своем желании. Уважаемый покупатель в моем лице вот уже вторую неделю наслаждается покупкой в ущерб всем прочим занятиям. Я, например, отправился в 1845 год и уговорил крещенного еврея Бланка не связывать свою жизнь с семьей Ульяновых. Он-таки согласился, и в результате революция в России победила в 1914 году, аккурат в день начала мировой войны. Вождя российского пролетариата звали, кстати, Лейба Троцкий. А еще я отправился всего на год в прошлое и познакомился с миловидной девушкой из салона фирмы "А-зман а-зе", пригласив ее погулять по вечерней улице Бен-Иегуды. Девушку звали Мирьям. Под хупу мы пошли три месяца спустя, а потом Мирьям, естественно, ушла с работы. Поэтому в том мире я так и не купил Смеситель истории. Но никаких хроноклазмов, разумеется, не возникло - как и утверждала инструкция. Я каждый вечер набираю на пульте координаты и отправляюсь смотреть на собственного сына, которому в том мире исполнился месяц. Только смотрю и ничего не меняю. Жаль только, что каждый раз приходится возвращаться.

ВВерх