UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  П.АМНУЭЛЬ

  ДВАДЦАТЬ МИЛЛИАРДОВ ЛЕТ СПУСТЯ




Странно, что я еще живу. Странно, что могу  еще  чувствовать,  желать
чего-то.
Я стара. Мой путь - путь угасания, путь в  ничто.  Но  я  была  стара
всегда, я всегда жила и знала, что всегда буду старой, потому  что  всегда
просто буду. Опять и опять возвращаюсь к этой мысли, и  моя  неспособность
управлять сознанием означает, что пришел конец.  Сейчас?  Конец  наступил,
когда возникла  последовательность  событий  -  время.  Неумолимое  время,
беспощадное время, которое сильнее меня и несет, и тянет  меня  туда,  где
меня не будет.
Конец. А что было началом? В прежней жизни я об этом не задумывалась.
Я  была  бессмертной,  к  чему  мне  было  измерять  жизнь   ограниченными
отрезками?
Мне так хочется вспомнить, понять, как жила прежде, но  я  знаю,  что
это невозможно, потому что жизнь моя была тогда бесконечно сложнее, чем  я
могу сейчас представить, я угасаю, и с этим ничего не поделаешь, и  теперь
я помню и понимаю лишь ничтожную долю того, что могла помнить и понимать в
прежней жизни. Когда я была не одна.
Но я помню главное и не забуду,  пока  не  исчезну.  Последней  будет
мысль о них, равных мне знанием и мудростью. Почему? Почему они  играли  в
игру, которая стала их - и моим - концом? Они появились  во  мне  когда  я
этого захотела...


...Они появились, когда Джеф захотел выпить кофе. Он  видел  уходящий
вниз от него амфитеатр пультов и стриженые затылки операторов.  Каждый  из
них был человеком и в то же время обыкновенным датчиком, без  которого  не
обойтись в сложной системе. А он, Джеф, был на сегодня главным датчиком  и
чувствовал себя хозяином, стоящим над рабами. Приятное ощущение, минутное,
конечно, и сейчас бы еще чашечку кофе.
Кофе уже несли, и в этом не было  никакой  телепатии.  Через  час  он
подумает об обеде, и принесут обед. Система.
Он  снял  с  подноса  чашечку,  поставил  ее  перед  собой  на   чуть
наклоненную поверхность пульта и увидел, как  в  нижнем  ярусе  мониторов,
пульт второй слева, оператор Хьюз,  замигал  желтый  сигнал.  Джеф  бросил
взгляд на  экран  общего  слежения  -  огромный,  во  всю  переднюю  стену
операторного зала. На  экране  была  привычная  мешанина  из  сотен  белых
звездочек, двигавшихся по обычным для спутников дугам большого круга.  Все
объекты были опознаны, классифицированы, велись нормально.  Желтым  сигнал
продолжал мигать, и Джеф Перебросил тумблер селектора.
- Первый, - сказал он.
- Сорок второй, - доложил о себе Хьюз, и Джеф увидел сверху,  как  он
подался вперед, ближе к дисплею. - В секторах обзора  появилось  несколько
неклассифицированных объектов.
Секторы обзора вели дальние  подступы  к  Земле.  Самые  дальние,  на
пределе возможностей радаров станции Питерсберг. От восьми до десяти тысяч
миль.
- Точнее, сорок второй, - недовольно сказал Джеф. - Сколько?
- Было семь, - спокойно отозвался Хьюз. - Сейчас уже восемь.
- Звездочки?
- Нет, кресты. Уже девять.
Звездочками  на  дисплеях  высвечивались  активные  объекты,  которые
улавливались по их радиопередачам. Кресты - объекты пассивные, поймать  их
удается по отраженным сигналам, задача эта сложная, особенно если  спутник
специально делают из сплавов, плохо отражающих радиоволны.
- Беру картинку, - сказал Джеф.
Экран монитора перед ним почернел, в правом  верхнем  углу  появились
цифры с номером квадрата и  величиной  углового  разрешения.  В  центре  -
неяркие белые крестики, их было десять ("уже десять", - отметил  Джеф),  и
лежали они довольно кучно, в пределах одного градуса дуги.  Новый  крестик
вспыхнул  почти  в  центре  неправильного  овала,  образованного   десятью
другими.
Не  отрывая  взгляда  от  картинки  на  дисплее,  Джеф  допил   кофе.
Двенадцатый крестик вспыхнул на  границе  овала.  Джеф  набрал  на  пульте
кодовые обозначения, обратившись к  компьютерам  Пентагона  с  запросом  о
запусках кассетных спутников. Последовала минутная заминка - системы связи
между базой и столицей проверялись  на  прослушивание,  потом  шла  сверка
кодов,  контроль  правильности  обращения  запроса,  правомочность  самого
запроса и  еще  несколько  стандартных  проверок,  которые  предшествовали
выдаче  центральным  компьютером  секретной  информации.  Тем  временем  в
глубине овала загорелся тринадцатый крестик.
Ответ,  вспыхнувший  на  дисплее,  заставил  Джефа  пожать   плечами.
"Запусков, соответствующих запросу, не производилось, -  бежали  буквы.  -
Сообщите причину запроса".
Джеф вызвал комнату отдыха - его подменяющий,  майор  Конвой,  скорее
всего, читал сейчас газеты, растянувшись на диване.  В  отличие  от  Джефа
Конвой был потомственным военным и имел твердое намерение  дослужиться  до
генерала. Конвей был  неплохим  офицером,  но  внутренняя  разболтанность,
свойство скорее натуры, чем воспитания, не  позволила  ему  дослужиться  в
свои тридцать восемь лет хотя бы  до  полковника.  Отец  Конвея,  говорят,
неплохо проявил себя в Корее, дед плавал на какой-то посудине в Атлантике,
пока ее не потопили немецкие субмарины, а  один  из  прадедов  -  но  это,
вероятно, был фольклор - воевал под началом самого генерала Гранта.
Конвей явился меньше чем через минуту.  Джеф  успел  только  передать
запросы станциям слежения на  Аляске  и  Гаваях.  Конвей  молча  встал  за
спиной, делая свои выводы, и Джеф немного расслабился. "Сейчас, -  подумал
он, - все разъяснится и окажется, что это кто-то из  гражданских  запустил
научную аппаратуру без согласования с военным ведомством". Редко, но такое
все же случалось.
Так, Аляска ответила. База Диллингем на берегу Бристольского  залива,
в тысяче миль к северо-западу от базы  Питерсберг.  Спутники  должны  были
пройти над ними, да и  сейчас  еще  должны  быть  видны.  Конечно,  видны.
Тринадцать. Углы, азимуты. Числа. Ни к чему, пусть  компьютеры  переварят.
На Гавайи надежды мало, кассета у них низко над горизонтом. Вот  и  ответ:
они даже не  смогли  фиксировать  все  тринадцать.  Хорошо.  Сейчас  будет
орбита.
Джеф бодрился, но  уже  сидел  в  его  мозге  червячок  сомнения.  Не
нравилось ему все это. Ощущение было мгновенным и исчезло, потому что Джеф
услышал тоненький  зуммер  тревоги  из  динамика  у  левого  локтя,  почти
неслышный, но высотой своей рвавший тишину. Крестики, изображавшие кассету
спутников, налились оранжевым соком и запульсировали, а на обзорном экране
кассета появилась, обведенная мерцающим  следящим  овалом.  Нанесенный  на
контур материка, овал закрыл область на границе Аляски и Канады.
Числа, возникшие на дисплее, не могли, как сначала показалось  Джефу,
иметь к орбите кассеты никакого отношения. Конвей, более опытный, охнул, и
Джеф почувствовал у себя на плече его жесткие пальцы. Орбита была слепой и
разомкнутой. Она  начиналась  в  бесконечности  и  кончалась,  упираясь  в
поверхность планеты где-то на  востоке,  и  эту  расчетную  точку  падения
компьютеры пока затруднялись выдать однозначно. Ясно было  одно:  спутники
упадут, и  значит,  это,  собственно,  и  не  спутники,  а  баллистические
снаряды, запущенные с определенной и очевидной целью.
Голова у Джефа неожиданно стала ясной, как океан после  шторма,  и  в
ней, как это  изредка  бывало,  наплывали,  не  мешая  Друг  другу,  сразу
несколько мыслей. Он вспомнил, как они прощались с Дэйв  в  Бостоне  месяц
назад, и мать свою вспомнил - как он ехал с ней в автомобиле из Онтарио  в
Бостон, а она, уже тогда смертельно больная, давала торопливые и  ненужные
ему  советы.  И  была  еще  третья  мысль  -  единственно  нужная  сейчас.
Инструкция.
Действуя согласно этой инструкции, Джеф перевел резервные терминалы в
состояние готовности. Весь первый ряд дисплеев - восемь пультов. Каждый из
операторов обрабатывал теперь определенный срез параметров кассеты, а Джеф
осуществлял общий контроль и должен был принять решение.
Конвей сидел,  сосредоточенный,  за  резервным  пультом  руководителя
смены справа от Джефа. Он молчал и не вмешивался. Он поможет,  если  будет
нужно.
Числа на дисплее  постоянно  менялись,  кружились  около  вполне  уже
проявившихся значений. Остановились.
Орбита.  Нет,  не  разомкнутая.  Очень  высокоапогейная   траектория.
Большая ось - сто пятьдесят тысяч  миль.  Почти  парабола.  Центр  эллипса
рассеяния лежал  где-то  в  штате  Южная  Каролина,  но  разброс  достигал
Арканзаса на западе и штата Нью-Йорк на севере. На востоке эллипс упирался
в Атлантику. Все Атлантическое побережье  страны  было  под  угрозой.  Под
угрозой чего?
Выбор возможностей невелик.  Метеоры.  Пришельцы.  Русские.  Не  ему,
Джефу, анализировать. Но, в общем, и  так  ясно.  Железный  метеорный  рой
такой кучности и такого, судя по отраженному сигналу, высокого  содержания
металла - ерунда. Впрочем, он не астроном. А там, в Пентагоне,  астрономы?
Нет,  и  они  тоже  обхохочутся,  скажи  им  про  метеоры  или  о  зеленых
человечках, спешащих на Землю в своих тарелочках. Значит...
Мысли, прежде четкие и выпуклые, смялись и закружились  в  мозгу.  Он
должен дать общую тревогу. Ее давали на памяти Джефа только один раз,  это
была учебная тревога и руководил ею сам генерал Джулковски, командир базы.
Джеф  контролировал  запуски  на  своем  пульте.  Запусков   было   много.
Стратегические бомбардировщики с европейских баз. Волна за волной. Ракеты.
Отсюда, из восточных штатов, но больше всего с европейских баз.  И  еще  с
борта субмарин.  И  все  это  называлось  инсценировкой  ответного  удара.
Никакого спасения. Никакого. Генерала нет на базе,  и  решать  должен  он,
Джеф, и тогда цепь замкнется, и все будет как на учениях, с  одной  только
разницей - все будет всерьез.
Джеф подумал, что пальцы его сами сделали все  необходимое,  пока  он
медлил, размышляя о последствиях. "Общая  боевая  тревога",  -  бежали  по
дисплею алые буквы. Он не набирал кода! Джеф посмотрел на свои ладони.  Он
посмотрел на Конвея. Пальцы майора спокойно лежали на клавиатуре. "Это он,
- понял Джеф. - Господи, - подумал он, - господи... Если суждено выжить...
запомню навсегда... руки Ларри Конвея... спокойный жест..."
Джеф знал, что не поступок майора определит в конечном  счете  судьбу
планеты и что еще много военных и политиков там, на самом верху,  будут  в
ближайший час биться над дилеммой войны и мира. Но для него война началась
и кончилась здесь и сейчас.
"Жить, - думал он, - жить..."


...Жить. Я угасну, но есть еще время. Я должна вспомнить. Разобраться
в себе. Сейчас я могу только  строить  гипотезы.  Гипотезы  о  собственном
прошлом! Будет хуже. Я  забуду  и  это.  Исчезнет  мысль,  останутся  одни
ощущения, а потом...
Я знаю, что была иной. Но  какой?  Я  управляла  материей  с  помощью
законов, которые сама и  создавала.  Я  подчиняла  этим  законам  движение
атомов... Атомов? Разве тогда были атомы? И было движение?
Это во мне нынешней,  исковерканной  взрывом,  есть  атомы,  частицы,
поля. Есть движения, потому что есть последовательность событий. Время.  Я
уже не могу существовать вне времени. Что же было, когда времени  попросту
не существовало? Не могу себе представить. Была я. И были они -  разумные,
плод моей фантазии, мои создания. Это было прекрасно. Кажется, мы спорили.
Должны были спорить, иначе зачем общение? О чем мы  спорили?  О  бытии?  О
действии? Что мы знали о действии?  Действие  развивается  во  времени.  А
время появилось, когда они взорвали свой мир. Меня.
Единственное, что объединяет меня нынешнюю с той, что была и погибла,
- материя. Она была, есть и будет даже тогда, когда мой разум окончательно
угаснет. Впрочем, само понятие материальности могло  быть  -  и  наверняка
было! - иным. Электромагнетизм, ядерные силы, тяготение - все это возникло
после взрыва и стало символом моего угасания...
Неужели я никогда не смогу понять, почему  они  сделали  это?  Почему
своей волей разрушили себя, разрушили меня, разрушили мир? Может, это была
одна из наших игр,  в  которых  создавались  разные  логики  и  законы,  и
случилось так... Они, жившие вне времени, захотели  создать  время,  чтобы
управлять им...


...Генерал Хэйлуорд четко организовывал свое время и управлял  им.  В
свои шестьдесят лет он выглядел на сорок, а чувствовал себя еще моложе, до
сих пор не избавившись  от  многих  привычек,  свойственных  скорее  юному
возрасту.
Сегодня он  собрался  с  женой  в  театр  на  Потомаке  -  новомодное

 
в начало наверх
заведение, о котором говорили, что оно вот-вот прогорит, и которое горело таким образом уже третий сезон, делая рекламу на своем ожидаемом банкротстве. Хэйлуорд раздраженно перебирал рубашки. Маргарет, впрочем, тоже была не готова, но ее ждать не придется - она давно приучила себя к мысли, что жена военного должна быть во всем точной. Хэйлуорд выбрал яркую зеленую рубашку с оранжевыми полосами и, для контраста, строгих тонов галстук. Низко, басом, будто корабль в тумане, загудел телефон. Это был телефон спецсвязи, и звонил он не так уж редко, но всегда не вовремя. Хэйлуорд поднял трубку, другой рукой придерживая незавязанную петлю галстука, но говорить не стал, подождал несколько секунд, пока не услышал два тонких гудочка - сигнал, что линия чиста от прослушивания. - Хэйлуорд, - буркнул он нарочито недовольным тоном. - Полковник Ричардсон, - представился дежурный офицер. - Тревога-ноль, сэр. - Еду, - механически отозвался генерал и положил трубку. Он тотчас поднял ее и набрал шестерку. Галстук змеей свернулся на полу. - Простите, полковник, - сказал Хэйлуорд. - Докладывайте. - Тревога-ноль, сэр, объявлена службой дальнего обнаружения ПВО по данным станции слежения Питерсберг. Обнаружена кассета баллистических аппаратов, соответствующих по оцененной массе ядерным боеголовкам от десяти до тридцати мегатонн. Траектория слепая, эллипс рассеяния покрывает восточное побережье с центром в штате Южная Каролина. Расчетное время поражения - семнадцать сорок две по вашингтонскому времени. Войска ПВО в полной готовности, противоракеты на стартовых позициях. По уточненным данным, пуск мог быть произведен пятнадцать суток назад из точки Индийского океана в пятистах милях к югу от австралийского острова Херд. Если, конечно, не было существенных коррекций траектории в полете. - Я еду в бункер, - сказал Хэйлуорд. - Вертолет за вами послан, сэр. - Министр? - Возвращается из Хьюстона и сейчас летит над Луизианой. С ним поддерживается постоянная связь. Хэйлуорд прислушался. За окном нарастал рокот - вертолет с опознавательными знаками комитета начальников штабов завис над квадратом посадочной площадки перед входом в дом. "Вот и все", - подумал Хэйлуорд. Все было по плану, разработанному при его, Хэйлуорда, личном участии. Все делалось так, как и должно было делаться в случае неожиданного ракетного удара русских. В душе Хэйлуорд никогда не верил, что план этот может быть пущен в ход в реальной боевой обстановке. Никаких войсковых передвижений, никакой видимой подготовки ни у кого в последнее время не было. Просто некто, плывущий на чем-то где-то на юге Индийского океана, нажал две недели назад кнопку пуска, и на орбиту пошла кассета, а наши наблюдатели не заметили. Две недели. Две недели назад Хэйлуорд был с Маргарет в Кэмп-Дэвиде, в гостях у президента, вместе с министром. Они обговаривали бюджет на будущий год, полагая, что будущий год наступит. И Маргарет играла в бридж с Каролиной Купер. "О чем это я?" - подумал Хэйлуорд. Он будто вырубился на минуту, но уже пришел в себя. Пошел к двери, наступил на галстук и на ходу застегнул все пуговицы гражданского пиджака, совершенно нелепого в этой обстановке. - Мардж! - крикнул он. Жена что-то ответила из своей комнаты, он не расслышал, но заходить к ней не стал. О ней позаботятся, под домом неплохое убежище, хотя если эпицентр окажется слишком близко... Дочери! Вечно они носятся по своим делам, теперь их не отыщешь, и они узнают о тревоге из оглушающего воя сирен. Хэйлуорд пробежал через дворик, и машина круто пошла вверх, едва он влез в кабину. Он успел заметить, как Маргарет высунулась из окна, и ему даже показалось, что взгляд у жены непонимающий и обиженный. Хэйлуорд сел к дешифратору - радиограммы на его имя шли потоком. Станция слежения Питерсберг. Пропустим. Так. Работа по тревоге. Нормально. Никаких сбоев. Новых запусков у русских нет. Хэйлуорд подумал, что начинает понимать замысел противника. Если русские намерены нанести массированный удар одновременно с этим, единичным, то для пуска ракет с подводных лодок и даже с собственной территории у них еще есть время. Возможно, кассета - умный маневр, рассчитанный на то, что противоракетная система будет ослаблена необходимостью уничтожения этой цели? Вертолет пошел на снижение, под ним был вересковый пустырь, на котором, будто бросая вызов генералу, паслось стадо коров. Распугивая животных, машина села у старого двухэтажного коттеджа. Здесь был вход в бункер комитета начальников штабов, расположенный под бетонными и свинцовыми перекрытиями на глубине трехсот футов. Хлипкая на вид дверь коттеджа распахнулась, генерал вошел, не чувствуя под собой ног, предъявил личный жетон и направился к лифту, постепенно приходя в себя. Выходя из лифта на нижнем ярусе, он опять подумал о дочерях и о том, что он обязан уничтожить кассету, иначе его девочек не спасет никакая молитва. Генерал бегом миновал четыре поста проверки - на это ушла целая минута - влетел в командный пункт, одним взглядом убедился, что почти все начальники штабов на местах. Взгляд на дисплеи - противоракеты стартовали. - Мы взяли большое упреждение, - сказал генерал Ланс, - потому что кассета идет по очень крутой траектории. Мы поразим ее на высоте двух тысяч миль. Он не добавил "вероятно", но тон его не обманул Хэйлуорда. - Подождем, - буркнул Хэйлуорд, понимая, что сейчас слова ни к чему. Все, что нужно было сделать по тревоге-ноль, сделано без него. - Видимо, - сказал Ланс, не глядя на Хэйлуорда, - придется просить санкцию на вариант "Трамплин". - Знаю, - сказал Хэйлуорд. В крайней ситуации он и сам имел право дать такую санкцию, но брать сейчас ответственность на себя не был намерен, потому что "Трамплин" означал начало массированного ответного удара, после которого остановить ядерный конфликт было бы уже почти невозможно. - Где сейчас президент? - спросил он в пространство. - На приеме в британском посольстве, - ответил кто-то. Противоракеты шли к цели. На дисплее это выглядело удручающе медленным сближением красных огоньков с белыми. Осталось тридцать шесть минут до удара по побережью, кассета уже над Вайомингом. Цель взята. Неслышно и почти невидимо в ярком дневном свете рвались высоко над атмосферой ядерные заряды. Рвались бесполезно. Белых точек на дисплее становилось все меньше, а красные шли сквозь возникавшие прорехи неумолимо и спокойно. Хэйлуорд повел головой, ему почему-то не хватало воздуха. Ну, бывало такое даже на учениях, - проходили ракеты противника сквозь расставленные сети, все может случиться, на то война. Собственно, он только теперь и понял окончательно, что это война. - О'кей, - сказал Хэйлуорд, вставая. Он наконец нашел себя, нашел то единственное душевное состояние, в котором и должен был находиться с того момента, когда поднял трубку телефона спецсвязи. Все ушло, все прошло. - Дайте мне прямую с президентом, - сказал он. - Нет времени говорить речи, господа. Мы - люди действия. Нация ждет, что мы спасем ее. В этом наш долг. Он и сам верил в то, что говорил... ...Я и сама верила в это. Верила, что жизнь прекрасна, особенно когда заполнена размышлениями. Сразу после взрыва, в котором погибли они, разумные, я еще могла как-то управлять собой. Еще не оправившись от невыносимой боли, я сообразила, что если хочу хотя бы растянуть агонию, то должна создать в себе сгустки вещества. Тогда станет возможным хоть какое-то развитие, а не только унылое угасание всех процессов. Если бы я не сообразила этого, сейчас просуществовало бы ни квазаров, ни галактик, ни звезд, ни планет - ничего, кроме однородного расширяющегося плазменного шара, который и был бы мной. Сознание мое угасло бы, я была бы мертва. А хорошо ли, что я живу? Когда из плазменных сгустков тяготение сформировало квазары, я думала, что они смогут стать разумными и мое одиночество кончится. Этого не случилось, и я поняла, что этого не произойдет никогда. Потом появились галактики, и это было настоящей бедой, потому что галактики и звезды - лишь следы могущества. Источники боли и сожаления. Галактики погибали, звезды взрывались, повторяя мой конец, но с еще более плачевным результатом - они превращались в черные дыры, материя ускользала в них, и что-то еще во мне постоянно отмирало, и мне не удавалось... ...Прием не удался. Время двигалось слишком медленно, а речи были на удивление монотонны. Правда, явились все приглашенные - особенно интересовала президента группа сенаторов от северных штатов, традиционных противников его политики. Сегодня он мог бы кое в чем поколебать их настороженность. У него есть что сказать, но толку не будет. Утром у посла Томпсона случился приступ печени, его едва не положили в госпиталь, и уж, конечно, ему следовало отменить торжество. Посол сидел весь желтый и поминутно исчезал в своем кабинете - отдыхал на диванчике. В речах не чувствовалось блеска, прием напоминал фильм, снятый на старой пленке, не передающей богатства красок. Кое с кем Купер все же переговорил. Президент не пренебрегал ничьей поддержкой, пусть даже от людей, на которых он тратил время, зависело немногое. Сейчас немногое, а завтра? Размышляя о проблемах экономики и политики, Купер оперировал обычно терминами теории игр. Эту теорию он изучил в Кембридже и очень гордился тем, что единственный из президентов имеет законченное математическое образование. Он даже едва не стал доктором философии. Хорошо, что не стал. Его увлекла тогда другая наука - наука не проигрывать. Она оказалась куда важнее и интереснее науки побеждать. Парадокс? Играя на выигрыш, часто остаешься внакладе, потому что в такой игре больше степень необходимого риска. Если же опираться на стратегию беспроигрышной игры, то риск минимален, а преимущества, на первый взгляд неочевидные, огромны. Не проигрывая, идешь вверх без срывов, хотя и без стремительных взлетов. Напряженно, как автомобиль на горной дороге, но и равномерно. Тридцать три года он шел к своей первой президентской предвыборной кампании. Газеты рассказывали о его политической карьере как о ярком примере стабильности американской системы. Никаких срывов. Только вверх. В наследство от предыдущей администрации Купер получил разболтанную экономику и даже с помощью своей любимой теории игр не мог нащупать здесь беспроигрышную стратегию. Его предшественники обещали избавить страну от кризисов, повысить уровень жизни, он этого не обещал. Но он твердо гарантировал стабильность инфляции, ее прогнозируемость. К внешней политике Купер не испытывал пристрастия, свойственного многим президентам. Он принял в наследство несколько тянувшихся годами переговоров по разного рода ограничениям в военной области, но завершать их не собирался. Договора пусть подписывают те, кто когда-нибудь займет его место... Закончил свой короткий спич сенатор Хойл. Президент в двадцатый раз посмотрел на часы, потом на спину посла Томпсона, который опять направился в свой кабинет, и в этот момент взвыли сирены. Купер поморщился - тревога была третьей в этом году. Конечно, гражданское население должно учиться заботам о своей безопасности. Однако прежде ему сообщали о тревогах заранее. Купер с улыбкой смотрел на обеспокоенные лица гостей. Бедняга посол так и не дотащился до желанного дивана, стоит согнувшись, и выражение на его лице удивленное до крайности. А чему тут... И неожиданно президент понял, что тревога не учебная. В вое сирен прослушивался медленный ритм - это выли боевые сирены, скрытые за рекламными щитами на перекрестках. И через комнату, расталкивая сенаторов, бежал офицер, службы безопасности. Купер встал. "Ошибка, - подумал он. - Боевая тревога в столице - смешно. Завтра во всех газетах появятся карикатуры на президента. Ракеты красных над Капитолием. Бред для обывателя". - Сэр, - сказал офицер службы безопасности, внешне совершенно спокойный. - Прошу вас, сэр. Он, вероятно, понял, что президент еще не вышел из оцепенения, подхватил его под локоть и легко толкнул к двери. Купер прошел сквозь расступающуюся толпу, глядя в пол. За дверью его ждал майор Крэмптон, дежурный офицер "войны и мира" с неизменным черным дипломатом в руке. Агенты из личной охраны уже проложили свободную дорогу по широченной, как бульвар Вашингтона, лестнице, и Купер сбежал по ней к бронированному лимузину, стоявшему впритык к подъезду. Он вспомнил, что Каролина осталась в посольстве, вспомнил и забыл. Едва он опустился на заднее сиденье, машина рванулась и понеслась по необычно пустынным улицам Вашингтона, сопровождаемая эскортом охранения и неумолкающим воем боевых сирен.
в начало наверх
- Что это значит, черт возьми? - обернулся Купер к Крэмптону, занявшему свое обычное место в углу салона у левой дверцы. - Боевая тревога, господин президент, - отрапортовал майор. - Генерал Хэйлуорд запрашивает санкцию на "Трамплин". Голос Хэйлуорда был чист от помех и вроде бы спокоен. Докладывал он кратко и четко. Ничего лишнего, но из слов генерала следовало, что "Трамплин" - естественная необходимость. Ответный удар. - Ошибка исключена? - спросил Купер. Машина резко затормозила у восточного входа в Белый дом. Президент не пошевелился. Времени на беготню по коридорам не оставалось. Он должен принять решение здесь и сейчас. - Ошибка исключена, - сказал Хэйлуорд. - На кассету пошла вторая волна противоракет, но перехват становится все менее вероятным. Решение. Купер всю жизнь карабкался вверх по чужим спинам и оказался перед выбором. Он должен выбрать так, чтобы не проиграть. Ответный удар. Это будет справедливо. Это будет соответствовать директивам комитета начальников штабов. Он сам утверждал их. Он знал, что поступил правильно, и думал о том, что суть подписанного им документа ни в коем случае не должна просочиться в прессу. Потому что одним из пунктов он отвергал любые сношения с Москвой, будь то по телефону или иным способом, в случае объявления тревоги-ноль. Единственной возможной реакцией на нападение должен быть массированный ответный удар. Купер никогда не проигрывал, но сейчас - он знал это - проиграл самую важную битву. Если он отдаст приказ - он проиграл. Мир погибнет, и он, президент, будет править руинами и трупами. Если выживет сам. Если он не отдаст приказа - он проиграл как государственный деятель. Подписавший директиву и не выполнивший ее. Струсивший. Конченый человек. Купер достал из левого нагрудного кармана бумажник и вытянул из него личную карточку с шифрами. Крэмптон услужливо положил свой дипломат на колени президента, протянул трубку радиотелефона. Купер откашлялся. - Говорит президент, - начал он. - Подтверждаю... ...Подтверждаю прошлое лишь аналогиями. Только по аналогии я могу понять, что было в моей жизни до взрыва. Но разве есть аналогия между жизнью и смертью? Я знаю, что все было пронизано разумом, но какими они были, разумные? Когда я думаю о прошлом, что-то во мне меркнет. Чаще - хотя я вовсе не желаю этого! - умирают звезды, и даже кажется, что галактики разбегаются быстрее, ускоряя мой конец. Это, конечно, невозможно - разбегание галактик не зависит от моей воли. Все расширяется, все распадается... Не надо об этом. Моя мысль опять сосредоточилась на... ...Машина свернула на улицу Ветеранов и помчалась вдоль трамвайной линии, обгоняя красно-желтые вагончики. Сейчас шофер повернет направо - вот повернул, и через два дома откроется дощатый забор - вот открылся, но уже не дощатый, а сплетенный из тонких чугунных прутьев, обвитых плющом. Машина медленно въехала в аллею. Скрипел гравий, в парадном строю стояли ели. Генерал Сахнин вошел в сумрачный холл. Он оробел. Он всегда робел в больницах и госпиталях, сам не зная почему. Натянув халат, он поднялся на второй этаж. Отец лежал в палате один, кровать стояла у окна. Внешне отец почти не изменился - даже морщин не прибавилось. Сахнин хотел наклониться, поцеловать его, но раздумал, вспомнив несентиментальный его характер, и сел на стул у изголовья. - Форма твоя что ли действует? - сказал отец. Сахнин удивленно поднял брови. - В такое время не пускают, - пояснил отец. - Спят все. Сахнина пропустили, потому что главврачу позвонил сам министр. Тихим своим голосом он объяснил, что сын больного Сахнина прибыл в Москву по делам службы на несколько часов и нельзя ли в виде исключения... - Не беспокойся обо мне, - сказал отец. - Врачи здесь прекрасные, а я послушный больной. Выкарабкаюсь. От инфарктов сейчас помирают редко... - Я пришлю Жанну, - сказал Сахнин. - Она побудет с тобой. - Жена должна быть при муже, а не при свекре... Что-нибудь случилось? - Что? - не понял Сахнин. - Ты явился в Москву на считанные часы. Не из-за меня же? - Обычный отчет, - Сахнин пожал плечами. Это не был обычный отчет. Было совещание в Генштабе, и все слушали его, Сахнина, доклад. Он говорил странные и страшные вещи. - Слава, - сказал отец, - ты там у себя читаешь газеты? Телевизор смотришь? Отец попытался повернуться на бок, чтобы лучше видеть сына, и Сахнин мягко удержал его. Он знал, о чем пойдет разговор. - Что за представление устроил Купер в пятницу? Это ведь по твоей части. - А что пишут? - осторожно спросил Сахнин. - Ерунду. Ты что, не знаешь? По одним сообщениям американцы устроили крупную тревогу с имитацией нападения советских ракет, по другим, - это была не имитация. В общем, бред. Атомные взрывы в космосе - это тоже утка или факт? - Говорят, вроде факт... - Ну ладно, - рассердился отец. - Вроде говорят... Напускаете туману. - Не сердись, - миролюбиво сказал Сахнин. - Я действительно мало знаю. Это ведь не у нас было, а там. Не волнуйся. Поговорим о другом. Знал он, конечно, много. Однако только сейчас, после совещания, ход событий стал ему ясен окончательно. Начиная с того раннего утреннего часа, когда домой позвонили из штаба ПВО округа. На станции дальнего обнаружения было ЧП. Металлическое тело, хорошо отражающее радиоволны, двигалось из дальнего космоса под большим углом к эклиптике. Обогнув Землю над Тихим океаном, оно должно было удалиться восвояси. "При чем здесь ПВО?" - сказал он, еще не представляя, что начнется в ближайшие часы. "Тело меняет орбиту, - сказали ему, - высота расчетного перигея уменьшается. Значит, тело искусственное. Ракета". Тогда он оделся и поехал в штаб. - Не завидую твоей службе, - сказал отец. - Постоянное напряжение, даже когда мир. Среди генералов, наверное, тоже много инфарктников? Эта мысль, к слову, как-то примиряет меня с твоей профессией. Поздно, конечно... Сахнин улыбнулся. В свое время отец и слышать не хотел о том, чтобы Славка пошел в военное училище. Но тут был вопрос принципа. Сахнин был воспитан в твердости, отец сам же и учил его стоять на своем до конца. Сказав "нет", отец потом не вмешивался, делал вид, будто ничем, кроме своей астрофизики, не интересуется. Но с тех пор между ними был холодок. Сахнин вел кочевой образ жизни, за первые десять лет они с Жанной переменили не меньше дюжины городов и поселков - служба, ничего не поделаешь. С родителями виделся редко. Мать умерла давно, еще не старой, отец вдовствует четверть века, с головой ушел в работу, что-то публиковал и, говорят, был добрейшим экзаменатором. С его мнением считались. В чем это мнение состояло, Сахнин не знал, устройство Вселенной было слишком далеко от его сугубо земных забот. С отцом виделся один-два раза в год во время наездов в Москву. Беседовали дружески, но что-то оставалось недосказанным и невысказанным. - Папа, - Сахнин запнулся. Отец взглянул с усмешкой, и Сахнин повторил: - Папа, я знаю, что ты имеешь в виду, когда говоришь об инфарктах у генералов. Конечно, лучше, когда военные умирают в постели, а не в бою. Наверно, у нас единственная на земле профессия, в которой чувствуешь себя счастливым, если не представляется случая применить знания на деле. - Слишком много у вас знаний, - сказал отец, - и слишком еще много возможностей их применять... Помнишь, как я злился, когда ты в детстве играл в войну? Я всегда думал, что нет ничего хуже, чем автомат в руках ребенка. Пусть игрушечный. - Ты бы не волновался... папа, - торопливо сказал Сахнин. - Не перебивай, я сам знаю, что мне можно. Хочу объяснить. Было это весной сорок пятого, - отец говорил, отвернувшись к окну, будто для себя. Вспоминал и рассказывал: - Мы тогда прошли Верхнюю Силезию, и меня ранило в плечо. Госпиталь был в небольшой польской деревушке. Два десятка дворов. Передовая недалеко, когда били пушки, то стекла звенели... Весна. Лес рядом, за домами. Сосны в основном. Деревья частью сожжены, но лес жил. Зайдешь в чащу и теряешься. Я не лежал, рана была пустяковой, я ходил и ныл. Просился в часть... Да, дети, ребятишки. Они играли на опушке, между домами и лесом. Вдруг выстрелы. Мы не сразу поняли. Подбежали - двое ребят уже мертвые. Остальные разбежались. Только девочка лет восьми. Над братом. Плачет. Шальные выстрелы? Откуда? Не шальные. Обе очереди в голову. Точный прицел. Какая-то, думаем, сволочь, не удравшая со своими. Ребята из охранения прочесали лес. Ничего... На другое утро одного пацана наповал уложило прямо у двери дома. Одной очередью. Из леса. Стрелок был отменный... Пока искали, он застрелил девочку, ту самую, что убивалась по брату. В детей стрелял! Только в детей... К вечеру мы его взяли. Не живым. Ребята били наугад по соснам. Попали случайно. И он упал. Это... Мальчишка. Из гитлерюгенда. Лет десять, не больше. Как он только шмайссер поднимал? Почему он стрелял в детей? Я долго думал. Тогда и потом. Может, он воображал, что это игра? С тех пор, если я видел мальчишку с автоматом или пистолетом - конечно, это были игрушки, - что-то подступало, я не мог... Я сжег бы все игрушечное оружие... Когда ты начал копить деньги и покупал себе тайном пистолет с пистонами или ружье... Если бы не мама, я бы тебя лупил. Она тоже ничего не понимала, бедная... А на фронт я больше не попал. Сразу после войны всерьез занялся космологией. Из-за того мальчишки, представь. Сейчас трудно объяснить связь. Мысли, ассоциации, с пятого на десятое... Сахнин слушал - это был первый на его памяти монолог отца. - Второй день, - говорил отец, - как меня из реанимации перевели, я лежу и думаю. Думать не запрещают. А запретят - не проверят. О работе думать трудно. Думаю о причинах. Да... Помню, мысль была такая. Игры детей с оружием разрушают их мир. Их вселенную. Вселенную сказок со своими законами. Особую вселенную детства. И игры взрослых с оружием тоже разрушают мир. Реальную вселенную. Каждый наш выстрел нарушает что-то в гармонии мироздания и законах природы. Убивая друг друга, мы убиваем Вселенную. И все идет от порядка к хаосу... Смешно? Сахнин не смеялся, он только удивился наивности этой мысли. - От наивности я и пошел учиться на астронома, - сказал отец. - От наивности и желания понять мир, чтобы исправить его... Я тебя спрашивал о пятнице. Тогда, ночью, я тоже думал об этом. Лежал дома без сна, читал газеты. Кризисы, горячие точки... Я подумал: мы ведь часть Вселенной, может, ее единственная разумная часть. И что станет со Вселенной, если мы уничтожим себя? Тут меня и прихватило. "Ну и ассоциации, - подумал Сахнин. - Действительно, космология". - Папа, - сказал он. - Все обошлось ("Да, - подумал он, - кажется, действительно все обошлось"). Ты жив, значит, все в порядке ("И мы живы, - подумал он, - все живы, а могло быть иначе"). Вошла медсестра, решительно, не обращая внимания на Сахнина. Склонилась над отцом. Градусник, таблетки, микстура, укол. Сахнин ждал. В пятницу на КП округа он тоже ждал. В семь двадцать местного времени орбита неизвестного тела стала эллипсом, и неожиданно тело распалось на тринадцать частей. Локаторы вели уверенно, орбита рассчитывалась непрерывно и наконец стала стабильной. Стабильной и слепой. Метеоры должны были упасть, и Сахнин с облегчением вздохнул, когда понял, что упадут они где-то на востоке Американского континента. Облегчение было минутным, просто реакцией на долгое напряжение. Новая ситуация была безнадежно хуже. Если это были бы не метеоры, а разделяемая боеголовка, и сели бы она шла на него, он мог ее уничтожить. А теперь в его положении окажутся американские генералы. Если их службы вели объект еще тогда, когда его орбита была гиперболической и нестабильной, они могли бы сомневаться. Но не сейчас. Сахнин знал уже, что анализ траектории покажет, что объект мог быть запущен с Земли, из южной части Индийского океана. Конечно, никто у нас даже и помыслить не мог о подобном запуске. Но там, в Пентагоне, решат иначе. Он объявил по округу боевую тревогу. В Москве было за полночь, но решение последовало незамедлительно. Тревога была объявлена на всей территории. Пытались связаться с Белым домом по линии прямой связи, но безуспешно. Сахнин и не предполагал, что телефон поможет. Последние президенты - и Купер в их числе - делали ставку на сворачивание отношений, надежная связь была для них помехой. Космические тела шли над территорией Британской Колумбии, Сахнин все еще мог сбить их сам, продемонстрировав, что это не наши объекты, но он понимал, что ответный удар, и не по космическим телам, а по наземным целям в нашей стране, последует, едва ракеты покинут пусковые установки. Надежда была лишь на благоразумие Купера и на то, что линия связи заработает... - Еще недолго, пожалуйста, - тихо сказала медсестра, выходя из
в начало наверх
палаты. - Торопишься? - отец перехватил беглый взгляд, брошенный Сахниным на часы. - Не обессудь, я задержу тебя еще на полчаса и растолкую все, чтобы ты потом не ломал голову. Постараюсь короче... Я говорил, что природные катастрофы - следствие чьей-то злой воли. С этой меркой я подходил ко всему... - Даже к вулканам и землетрясениям, - усмехнулся Сахнин. - Даже к взрывам звезд, - сказал отец. Он не шутил. "Какая связь, - подумал Сахнин, - между сумасшедшим немецким мальчишкой и взрывами звезд? Разве что эмоциональная связь нравственного разрушения в душе человека с физическим разрушением в природе? Но отец говорит, кажется, о связи прямой, непосредственной..." - Да, звезды... И больше. Когда я изучал в университете космологические гипотезы, лектор, помню, в пух и прах разносил теорию первичного атома аббата Леметра. Взрыв Вселенной... И я тогда решил, что первичный атом, если он был когда-то, взорвали разумные существа. Не бог, конечно, а люди. Вселенная наша расширяется. А что было до начала расширения? Первичный атом, кокон. Почему он взорвался? Я знал о работах Фридмана, но красивые математически, они не убеждали меня. И я решил, что этот самый ужасающий из всех мыслимых в природе взрывов устроили те, кто в этом коконе жил. "Отец всегда был добропорядочным ученым", - подумал Сахнин. Он сам много раз слышал, как коллеги говорили, что у отца ясная мысль, научная четкость, доказательность. В том, что говорил отец сейчас, ничего этого не было. Или не было для него, Сахнина? - Странная интерпретация, - сказал он. - Какая-то... ненаучная. - Что ты знаешь о науке? - сказал отец с осуждением. - Впрочем, я не в упрек. Ты вот генералом стал, а я даже в доктора не выбился. Это был неожиданный поворот в разговоре. Отец действительно до старости остался кандидатом наук, хотя, если верить ученикам, давно мог стать доктором. Не хотел. Так говорили, и Сахнин в этом сильно сомневался. - Я всю жизнь работал над одной-единственной проблемой, - сказал отец. - Всю жизнь. Над одной. Остальное было вторично. И такое объяснение не убеждало. Оно не вязалось с представлением Сахнина о современной науке, да и с образом жизни отца тоже. Отец вовсе не был анахоретом, корпевшим в тиши над таинственной рукописью, как в дурных романах. Он часто работал дома, но к нему приходили коллеги, ученики, они спорили о чем-то своем, на много световых лет удаленном от его, Сахнина, интересов. Отец работал и за полночь, когда все спали, и Сахнин знал, что он готовится к лекциям. Ничего таинственного. - Я тебе объясню, - сказал отец, вздохнув. - Сорок девятый год. Именно тогда я понял, что кокон Вселенной взорвали разумные. Горячая модель Вселенной тоже появилась в сорок девятом, и отношение к ней было... не очень... Мог я писать о своей идее? Я хотел найти первопричины. А мы еще и следствий толком не знали. Разбегаются ли галактики? Как они возникли? Что было раньше? И еще раньше, когда от начала расширения Вселенной прошли мгновения? А потом перейти рубеж и спросить - что было до? И было ли? Я утверждаю - было. Был мир разумных, уничтоживший себя. - Схоластика, - буркнул Сахнин. - Наука, - поправил отец. - Игра на пределе возможностей - это еще наука. Чтобы доказать свою идею, я должен был начать с современного мироздания и двигаться вспять по времени. Что я и делал Сначала занимался происхождением галактик. Потом, в начале шестидесятых, открыли квазары, и я занялся квазарами. Потом - реликтовым излучением. Потом - квантовой теорией тяготения, самыми ранними стадиями расширения, первыми микросекундами. Днем я, как все космологи, шел мелкими шагами к той цели, которой давно, интуитивно достиг. А ночами, когда вы спали, я решал обратную задачу. Я знал, какой была Вселенная до взрыва, и пытался описать ее. Бесконечно разумную. Наверно, лет двадцать назад я мог бы уже кое-что опубликовать. Но... Великая вещь - научная репутация. Я завоевал ее. И теперь боялся потерять. Я бы не вынес, если бы надо мной смеялись... - Я не очень понял, - осторожно сказал Сахнин. - Еще до появления нашей Вселенной, до взрыва, было нечто... Ну, тоже Вселенная? Другая? И в ней разумные существа, такие могучие, что смогли уничтожить весь свой мир, свою Вселенную? Сделали это и погибли? И тогда появился наш мир? И значит, наша Вселенная - это труп той, прежней, что была живой? И галактики - это осколки, след удара, нечто вроде гриба от атомного взрыва? - Ну... Примерно так. На деле все гораздо сложнее. Сейчас считается, что наша Вселенная возникла двадцать миллиардов лет назад, и это было началом всех начал. А я говорю, что это был конец. Конец света. Вселенная до взрыва была бесконечно сложным, бесконечно непонятным и бесконечно разумным миром. Действовали иныезаконыприроды,иные причинно-следственные связи. Материя была иной. Мысль, разум, а не мертвое движение, как сейчас, были ее основными атрибутами. Вселенная целиком была разумной. У меня получилось, что после взрыва, когда все начало разбегаться, распадаться, Вселенная должна была еще жить, мыслить. Особенно в первые часы, годы... Должна была умирать постепенно... по мере расширения... умирать мучительно... может, она и сейчас еще мыслит... Отец говорил все более бессвязно, слова набегали друг на друга, что-то выплескивалось из души, хранимое многие годы. - И в этой Вселенной, умирающей от ран, неожиданно опять появился разум. Мы. Слабый огонек. Через много тысячелетий мы, может быть, сравняемся могуществом, властью над природой с теми, погибшими... Но что же происходит с нами? С древних времен мы делаем все, чтобы повторить их трагедию. Почему? - Мы? - сказал Сахнин. - Мы, люди. Ты скажешь, что ни ты, ни я, никто из нас не отвечает за действия того же Купера. Но что до этого будущему, которое может не наступить? В очень сложной системе всегда найдется слабое звено... - Это не совсем так, - сказал Сахнин. - В любой, как говоришь ты, сложной системе есть и защита от дурака. Нажать кнопку и начать войну не так-то просто, как это порой кажется. "Не так-то просто", - подумал он. В пятницу кнопка была нажата. Когда станции слежения сообщили, что космические тела прошли первую волну американских заградительных ракет, Сахнин понял, что лавину не остановить. Счет шел на минуты. С европейских баз уже поднимались стратегические бомбардировщики. Прямая связь бездействовала, и предположить можно было лишь одно: таков генеральный план на той стороне. Еще четверть часа, и болиды начнут падать на восточные штаты. И что тогда? Ядерных взрывов быть не может - тела пришли из космоса, это метеоры, никем не запущенные, если только все это не ужасная провокация, необходимый Куперу казус белли. Через несколько минут на западных границах страны завоют сирены, думать об этом Сахнину было невыносимо мучительно, и потому новых сообщений, следовавших друг за другом с молниеносной быстротой, он вначале просто не понял. На высоте нескольких сотен километров орбита опять потеряла стабильность. Будто на пути метеоров выросла стена - хотя что могло послужить преградой для тел, прошедших противоракетный заслон? Самое невероятное - размеры каждого из метеоров начали неудержимо расти. Десятки, сотни метров в поперечнике... Даже рядовому оператору было уже ясно, что это не боевые головки. Огромные пузыри неслись к Земле, это не было взрывом, пузыри расширялись и лопались, исчезая с экранов. Увеличиваясь в размерах, они становились прозрачными для радиоволн. Навстречу им шла вторая волна противоракет, но поражать цель им не пришлось. Цели больше не было. Космос опустел. Противоракеты были взорваны в пустоте, высоко над Западной Атлантикой. Кто-то там, в бункере Пентагона, понял, наконец, что атаки нет и не будет. Кто-то успел дать отбой. Стратегические ракеты не стартовали. Волна бомбардировщиков разбилась на группы, которые, совершив разворот, начали уходить на базы. Полчаса спустя Сахнин дал отбой тревоги по округу. И почти сразу поступило сообщение, что прямая связь заработала и разговор с Купером состоялся. Сахнин так и не узнал в точности, как происходил разговор, на совещании был сообщен лишь результат: через неделю делегации обеих стран обменяются в Женеве информацией и мнениями. Вечером, совершенно опустошенный, чувствующий себя не человеком, а комком нервов, Сахнин поехал домой. Солнце стояло низко, люди торопились по делам - был час пик, и никто не оглядывался на несущуюся по осевой машину. Никто так ничего и не узнал. Дома Сахнин накричал на Жанну. Это было единственным проявлением слабости, которое он себе позволил. "Что было это?" - думал он. Сахнин не верил в пришельцев, в козни инопланетян. До сих пор все хорошее и все плохое на Земле люди делали сами. Пусть физики разбираются. Только скорее. Куперу нужно преподнести точное объяснение феномена, иначе он будет стоять на своем, что это - провокация красных. Уж в газетах это будет наверняка. В любой сложной системе, чтобы она не разладилась, нужна защита от дурака. В системе, именуемой человечеством, нужна еще защита от безумного политика. - Папа, - сказал Сахнин, - если Вселенная, намного более разумная, чем мы, все же не сумела спастись... Если мир погиб двадцать миллиардов лет назад... Я не ошибся в числе? Если это так, то мы... - Мы обязаны выжить. Мы слишком редкое явление природы. Как цветок на пепелище. Сейчас во всем мироздании нас только двое - мы и она. - Она... Кто? - Вселенная, - сказал отец... ...Машина миновала стоящие дугой, как паруса под ветром, дома Юго-Запада и вырвалась на шоссе. Сахнин смотрел в окно, ничего не замечая. День был тяжелым. Не осталось сил ни радоваться хорошему при такой болезни самочувствию отца, ни поражаться его идеям, которые казались такими далекими от его, Сахнина, волнений и так неожиданно с ними сомкнулись. Все в природе естественно. Разум тут ни при чем. Никто не виноват, что звезды взрываются, окончив жизненный путь. Не разум ответствен за взрывы в ядрах галактик. Разуму не по силам устроить вспышки на Солнце или даже сколько-нибудь крупное землетрясение. Отец неправ. События прошедшей пятницы куда как просто приписать иному разуму. Сложнее найти истинное объяснение. У физиков есть уже кое-что на этот счет. Говорили на совещании. Многого Сахнин не понял, но главная аналогия была ясной и естественной. Шаровая молния. Тело двигалось к Земле из области внешних радиационных поясов, оттуда, где магнитное поле планеты захватывает и удерживает множество заряженных частиц, летящих из глубины космоса. В последние месяцы, сказали физики. Солнце очень активно, ив магнитосфере возникли мощные неустойчивости. Заряженных частиц в магнитном поле Земли стало намного больше, чем обычно, и они собрались в разреженный плазменный шар, который удерживали от распада магнитные силовые линии радиационного пояса. Вдоль этих силовых линий шаровая молния начала падать на Землю. Именно потому и казалось, что тело меняет орбиту - ведь его движение зависело не от тяготения планеты, а от магнитных полей. Шаровая молния набирала энергию, эта энергия ее и разорвала. Так возникли тринадцать молний. Энергия их была такой большой, что молнии "выпали" из магнитной ловушки, начали падать свободно, как обычные баллистические снаряды. Если бы не существовало внутреннего радиационного пояса, шаровые молнии упали бы на Землю и здесь взорвались. Но их остановила новая магнитная ловушка. В плазме опять возникли неустойчивости, и пузыри распались, как это случается и с обычными шаровыми молниями во время летних гроз на Земле. Какое прекрасное и могучее явление природы, сказали физики. Никем не предсказанное, но, в сущности, так ожидаемо очевидное. Магнитными полями нужно было разрушать этот рой шаровых молний, а не ядерными зарядами. Это - на будущее... Машина остановилась перед домом аэродромовских служб, и Сахнин поднялся в диспетчерскую. Стена, выходившая на летное поле, была стеклянной, и он задержался, глядя на красоту вечернего подмосковного пейзажа. На краю поля стояли березы, закатное солнце освещало листья грустными лучами, и казалось, что это не бетон отнял у леса его долю пространства, а, наоборот, березы уверенно наступают на посадочную полосу. У них было на это право. Это была их земля. Двадцать миллиардов лет этому миру. Этой красоте. Когда жила и мыслила целая Вселенная разумных миров, когда все было иным, ему, Сахнину, непонятным, может быть, тогда и красота была немыслимо иной? И те, кто жил тогда, не оценили, не поняли красоты своего мира? Ее неповторимости? "О чем это я? - подумал Сахнин. - Не жалеть же о прошлой красоте, которой, может, и не было никогда..." В диспетчерской он спросил городской телефон. Набрал номер, назвал себя, попросил дежурного врача. Тишина длилась минуту, и вторую, и третью, и напряжение росло, будто Сахнин стоял перед экраном, и на него неслись плазменные пузыри, космические шаровые молнии, и мир опять висел на волоске. - Вы слушаете? - голос женщины едва прорывался сквозь помехи. - Вы слушаете? Вы можете приехать? Степан Герасимович Сахнин только что скончался. Вы слушаете? Мир взорвался...
в начало наверх
...И возникли планеты. И на одной из них - жизнь. Настоящая жизнь! Такая слабая... Я волнуюсь, когда думаю об этом. Я умираю, а она набирается сил. Я хочу помочь ей. Но я бессильна. Стараюсь не думать о них, потому что знаю: когда я о них думаю, в их системе что-нибудь происходит. Вспышки на звезде. Магнитные бури. Взрывы вулканов. Потопы. Я думаю о них и чувствую, как шаровые молнии несутся к планете, и не могу остановить, не в силах... Они живут. Развиваются. Они никогда не достигнут могущества, которое было у меня. Потому что они - моя часть, а я угасаю. Они не знают об этом и, надеюсь, не узнают. Для них мир огромен. Они, вероятно, думают, что смогут в нем - во мне - разобраться. Пусть пробуют. Это отточит их разум. И возможно, когда я угасну окончательно, они поймут мою сущность. Поймут мою жизнь и мою смерть. Они уже достигли такого могущества, что в силах уничтожить себя. Свою планету. Я боюсь за них. Или за себя? Да. За себя. И за них. Это все равно. Мучительно. Звезды взрываются все чаще. Чернота. Ее во мне все больше. Пройдет время, исчезнут последние звезды, угаснет свет галактик, остынет газ, во мне не останется ничего, кроме черных дыр, распавшихся планет, и все это будет разваливаться на атомы, и атомы перестанут излучать энергию и распадутся на частицы, но мысль моя угаснет раньше. Останется тело, мое мертвое тело. И только они, если не погубят себя сейчас, смогут что-нибудь сделать. Станут могучими настолько, что помогут мне не умереть окончательно. Я для них - Вселенная. У них нет ничего, кроме меня. Они должны спасти меня... Сначала себя, потом - меня. Чернота... Где же свет?.. Да будет ли когда-нибудь свет?! ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх