UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Андрей АНДРОНОВ

САМОПОДГОТОВКА




Дин проснулся со смешанными чувствами. Он  плохо  спал,  ему  снились
кошмары, вытеснявшие друг друга только для того, чтобы впустить новые.  Он
вылез из спального мешка и принялся за утренние упражнения.
Через некоторое время кровь быстрее  побежала  по  сосудам,  движения
стали четче, а мысли перестали  путаться.  И  когда  его  взгляд  упал  на
календарь, Дин слегка вздрогнул - ведь сегодня день  Распределения,  день,
когда его примут в Воины - и выдадут боевое оружие. И, может быть, сегодня
он получит право идти в Бой. Почетное, желанное право.
Дин наскоро закончил свои упражнения и  открыл  дверь  своего  блока.
Везде вокруг открывались двери  и  подростки  выбегали  в  бетонный  холод
коридора. С  громким  топотом,  приветствиями  и  руганью,  они  бежали  к
Раздаче, чтобы начать свой день.
Дин получил завтра и с наслаждением втянул ноздрями поднимавшийся  от
мяса пар. Кормили их хорошо, не хуже, чем дома, а Дин любил плотно  поесть
по утрам, потому что завтрак  был  наиболее  длинным  и  наименее  нервным
приемом пищи за день. Остальную часть дня он будет разве что  перекусывать
на ходу - что лишит еду как минимум половины ее прелести.
Дин подсел к небольшой группе хмурых ребят в одном  из  темных  углов
зала. Они всегда ели вместе, несмотря на то что не были знакомы - им  всем
просто была приятна их хмурая, молчаливая  компания,  где  каждый  из  них
чувствовал себя не одиноким и вместе с тем наедине с самим собой.  Они  не
разговаривали и даже не смотрели друг на  друга,  просто  проводили  время
вместе, каждый погруженный а свои собственные мысли, но эта связь казалась
крепче шумных и веселых компаний, разбросанных  там  и  сям  по  огромному
залу.
Дин помнил, как один  раз  к  парню,  сидевшему  на  краю  их  стола,
пристала небольшая группа шутников, и как они все,  одновременно,  встали,
чтобы от  них  отделаться.  Никто  тогда  не  сказал  ни  слова,  но  Дину
запомнилась та слаженность и четкость, с которой они все действовали.  Ему
казалось тогда, что они все части одного механизма, и он просто знал,  что
сделать в  следующий  момент.  И  еще  он  помнил,  что  когда  драка  уже
перекинулась к другим столам, их компания уже сидела, такая  же  хмурая  и
безразличная, как всегда.
Как обычно, Дин и его соседи по столу закончили чуть раньше остальных
и влились в поток идущий к выходу в город. Кадетам разрешалось выходить  в
город перед самоподготовкой, и многие уходили  с  завтрака,  чтобы  больше
успеть.
Дин  быстро  добрался  до  скоростной  линии  тротуара  и  уже  через
несколько минут был у родительского дома. Движение было не очень сильным -
основной поток пассажиров уже схлынул,  и  на  тротуарах  было  место  для
маневра.
Дин взбежал  по  ступенькам  и  распахнул  дверь.  Родители  как  раз
готовились к вечеру - по комнате были разбросаны  вещи,  на  столе  стояли
неубранные остатки завтрака, стенной шкаф был открыт настежь. Дин  коротко
поздоровался  с  матерью,  перекинулся  парой  слов  с  отцом   и   быстро
попрощался, махнув рукой на пороге: "Вечером увидимся". И  снова  выскочил
во двор.
Он обогнул угол здания и углубился  в  лабиринт  мусорки.  Дороги  не
было, и он шел по интуиции, ведомый  только  чувством  направления.  Через
несколько минут он подошел к куче  железных  конструкций,  из-под  которой
торчал лежащий  на  боку  бак.  Машинально  ("ну  кто  тут  может  быть?")
оглянувшись, Дин снял с бака крышку и юркнул внутрь.
Небольшая  пещерка,  выстроенная  из  баков  и   листов   обшивки   в
давным-давно найденной  в  мусорной  куче  полости,  была  похожа  на  его
собственную комнату в Академии. Чистые, выскобленные до бела стены, матрас
и одеяло на полу и небольшой ящик для вещей в углу. Разница  была  в  том,
что на постели лежал Враг.
Врага Дин притащил от Городской границы Зоны очень давно, около  года
назад. Тот не мог говорить на языке Дина, но выглядел точно как он и носил
почти такую же военную форму. И Дин просто  не  оставил  его  там  умирать
одного.
На Враге тогда был антиграв, то ли сломанный,  то  ли  без  источника
энергии - одним словом, нефункциональный, и Дин так и не смог  сообразить,
что с ним - конструкция слегка отличалась, и на одинаковых кнопках не было
обозначений, любая из них могла включить самоликвидатор. То же самое  было
с оружием Врага - иногда Дину казалось, что он знает, как им управлять, но
рисковать не хотелось. Поэтому он просто спрятал на другом  конце  мусорки
всю амуницию врага, включая рюкзак, который он так и не  смог  открыть,  и
через некоторое время перестал туда ходить.
Враг перевернулся на спину и  посмотрел  на  Дина.  Долгим,  грустным
взглядом. Дин, как обычно, пожал плечами. Они оба знали, что дороги  назад
не существует. Более того, Дин до сих пор не мог понять, почему он  никому
не рассказал о Враге, зачем он его лечил и кормил - может, просто  потому,
что они были похожи. Иногда Дин даже думал, что Враг чудесно бы вписался в
их "общество молчунов", как будто там и вырос, такой же спокойный и тихий.
Только немного грустный.
Дин проверил ящик, достаточно ли там всего, и положил на пол рядом  с
постелью вчерашнюю газету и бутерброд, прихваченный  из  столовой.  Еды  у
Врага  в  принципе  хватало,  но  каждый  раз  Дин   приносил   что-нибудь
"настоящее". И газету. Дин не знал, может ли Враг читать,  но  первый  раз
когда он случайно пришел с газетой, тот просто не дал ее унести. И  теперь
Дин постоянно приносил новые.
Дин вышел. Иногда, когда было время, он оставался, и сидел  в  темной
каморке, один на один с Врагом, и пытался понять - то ли его, то ли  себя.
Но сегодня на это не было времени.


Длинные  шеренги  вытянулись  на  плацу.  За  их  спинами   толпились
родители, друзья и просто зеваки. Перед ними стояли Учителя - в  форме,  с
оружием, с личными  киберами.  За  их  спинами  смотрел  в  небо  огромный
транспортник с открытой пастью люка - оттуда будут выносить оружие и  туда
будут входить кадеты, которые сегодня уйдут в Бой. Легкий ветерок шелестел
в лесу антенн на крыше Академии, и ничто больше не нарушало  торжественную
тишину.
Медленная, тяжелая  музыка  зазвучала  над  рядами  кадетов.  Шеренги
замерли, головы повернулись к поднимающемуся флагу; легкий шорох  пробежал
по рядам и замер одновременно с последней нотой. Низкий,  спокойный  голос
Полковника назвал первое имя.
Первый человек вышел из строя и пересек плац. Получив знаки отличия и
оружие, он козырнул и занял свое место на "настоящей" стороне плаца. И тут
же от шеренг отделился второй, за ним третий...  Кадеты  шли  нескончаемой
чередой, и каждый в редеющих рядах ловил слова Полковника,  ожидая  своего
имени.
Все больше и больше  кадетов  переходило  на  другую  сторону  плаца.
Плотными группами там  стояли  пилоты,  техники,  компьютерщики,  стрелки,
связисты... На "детской" стороне оставалось все  меньше  и  меньше  людей,
стоявших там и сям. Дин незаметно осмотрелся и с удивлением  заметил,  что
вокруг небо стоят те самые "молчуны", с которыми он завтракал каждое утро.
Каждый из них казался слегка удивленным и взволнованным. Те самые  кадеты,
которые каждый день  отгораживались  от  других  стеной  молчания,  теперь
стояли на плацу как один  отряд.  Дин  отметил,  что  среди  них  есть  по
нескольку представителей каждой специальности  -  причудливый  и  странный
набор. Мысли в его голове бежали все быстрее, и он все еще пытался понять,
почему его до сих пор не вызвали. Нехорошие предчувствия крепли  с  каждой
минутой, и Дин уже с трудом удерживал себя на месте, когда...
"Непосредственные исполнители" - прозвучало в динамике, и над  толпой
раздался вздох.  Дин  вздрогнул.  Исполнители...  Воины,  элитарная  часть
армии, те, кто видит Врага лицом к лицу - и он? Видит... Врага... Лицом  к
лицу. Голова Дина дернулась, как от удара. Да,  он  видел  Врага  лицом  к
лицу... Почти каждый день. И они знали, они все знали - и просто разрешали
этому быть, так было нужно, им нужны те, кто знает, что Враг  -  такой  же
человек как и все, не великан и не  дракон,  как  ему  самому  казалось  в
детстве... Дин осмотрелся вокруг.
Смятение на лицах, страх, ненависть,  радость,  разочарование...  Все
они, молчуны, тихие и незаметные кадеты, знали Врага  в  лицо.  Каждый  из
них, стоящих под перекрестным огнем взглядов и машинально смыкающих строй,
когда-то давно нашел Врага и не дал ему умереть. Каждый из них, глядящих в
землю и прислушивающихся к себе, каждое утро уходил чтобы увидеть Врага  и
возвращался в Академию, учиться ненависти к себе...
"Дин Кранг" - рявкнул динамик и ноги  сами  вынесли  Дина  из  строя.
Ничего не видя перед собой, он пересек плац и вытянулся перед Полковником.
- Поздравляю, - полковник протянул Дину пакет со  знаками  отличия  и
кивнул в сторону раскрытого люка. - Заходи и подожди там.
Дин неловко отсалютовал и, обойдя ряд офицеров, поднялся по  трапу  в
корабль. Сердце его замерло.
Боекостюмы, киберы,  антигравы,  оружие  -  любое,  самое  немыслимое
оружие... Сзади раздались шаги и Дин  обернулся.  В  растворе  люка  стоял
парень, смутно знакомый откуда-то... Дин вдруг вспомнил, что это и был тот
парень, из-за которого началась драка в столовой, и подумал что так  и  не
спросил тогда его имя.
- Дин, - пробормотал Дин, протягивая вошедшему руку.
- Сат, - ответил тот и подал протянутую руку.  Несколько  секунд  они
стояли молча, разглядывая друг друга, и неожиданно  для  себя  усмехнулись
друг другу.
- Исполнители, а? - произнес Сат.
- Да... - неопределенно махнул рукой Дин и они  оба  двинулись  вдоль
стены обходить корабль. Когда они вернулись, вся группа уже  была  внутри.
Наконец снаружи отгремела музыка и вошел  полковник.  Несколько  минут  он
просто стоял в проходе и разглядывал курсантов, потом подошел  к  стене  и
откинул крышку ящика. Блеснули граненые стволы лучеметов.
- Прежде чем вы получите свой первый приказ,  каждый  из  вас  должен
закончить свое обучение. - Он указал на ящик с лучеметами. - В  каждом  из
них один заряд. У вас один час. Те, кто вернется, собираются здесь.
Полковник развернулся и  вышел.  Дин  стоял,  пораженный  пониманием.
Враг. Теперь его надо убить... Да, конечно, ведь он, Дин, Непосредственный
Исполнитель. Закончить образование, вот  как...  Негнущимися  пальцами  он
взял лучемет и вышел в холодный вечер.
Путь до дома показался вечностью. Проходя мимо дома он  заметил,  как
задергиваются шторы на окнах, и криво  улыбнулся.  Лицемеры...  Он  прошел
через мусорник и пролез в свою пещерку. Там было пусто.
Одним движением Дин выкатился из бака  и  поднялся  на  ноги.  Быстро
осмотрелся и бросился вперед.
За несколько минут Дин добрался до того места, где год назад  спрятал
оружие Врага. Мусор полетел в стороны, и  он  увидел  сломанный  антиграв,
рюкзак и лучемет, сложенные в пластиковую коробку. Рюкзак был открыт.
Дин резко обернулся.  Враг  сидел  на  перевернутом  ящике  метрах  в
двадцати от него. Он что-то жевал, и улыбка  бродила  по  его  губам.  Дин
замер в нерешительности.
Открытый рюкзак... Как давно Враг нашел это место? Его оружие...  оно
сломано или нет? Неужели он мог убить Дина в любой момент, в  любой  день?
Почему он тогда этого не сделал?
Перед  глазами  Дина  встала  ночь,  когда  он  сидел  под   разбитым
транспортником и смотрел на близкое зарево Боя. Киберы сновали взад-вперед
недалеко от него,  бледные  лучи  пересекали  небо,  и  время  от  времени
содрогалась земля. И вдруг из темноты  вынырнул  силуэт  скользившего  над
землей человека. Веер лучей ударил в землю, плавя киберов и смешивая их  с
землей. Дин увидел, как вспышка пламени осветила  улыбающееся  лицо,  и  в
этот момент Враг попал в силовое поле. И врезался в землю.
Дин поднял глаза. Человек все еще сидел перед ним, вытянув вперед и в
сторону сломанную и уже зажившую ногу, и смотрел на  него.  Дин  вспомнил,
как тащил его на себе по ночному Городу, как  искал  путь  среди  мусорных
куч, как перевязывал раны Врага, а тот метался в  лихорадке  и  выкрикивал
проклятия на незнакомом языке... Он вспомнил, как не спал ночами,  ожидая,
что  за  ним  придут...  Почему  Враг  не  убил  его?  Благодарность   или
необходимость? Почему он не признался, почему он вообще спас его?  Доброта
или ненависть?
Ответы пришли сами собой, и жизнь стала простой и плоской.  Так  было
нужно - и так должно быть. И вариантов нет.
Рука Дина сама достала лучемет и вытянулась, направляя его во  Врага.
Тот встал и  зачем-то  вытер  руки  об  засаленные  остатки  униформы.  Он
попытался стать прямо, но не смог.
"Прости", - шепнул Дин и нажал курок. Луч прочертил вечерний воздух и
ударил в грудь Врага. Его лицо  исказилось  на  секунду,  и  он  исчез  во

 
в начало наверх
вспышке беззвучного пламени. На землю упало несколько капель крови. Через пол часа Дин отдал Полковнику пустой лучемет и занял свое место в строю. Первый раз за много-много месяцев у него на душе было спокойно.

ВВерх