UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Юрий БРАЙДЕР
    Николай ЧАДОВИЧ

    ПОСЕЛОК НА КРАЮ ГАЛАКТИКИ




Стояло странное лето.
Женщины носили платья, сшитые, словно костюмы средневековых шутов, из
разноцветных асимметричных лоскутьев. В июне холодные ливни положили  рано
вышедшие в трубку хлеба; весь июль бушевали ураганы (явление для этих мест
совершенно необычайное), как спички, ломая  дубы  и  вязы,  помнившие  еще
времена Яна Собесского и Карла XII  Шведского;  в  первых  числах  августа
навалилась прямо-таки тропическая жара.
Ходили слухи о всяких знамениях: кровавой росе  на  лугах,  говорящем
волке, якобы поселившемся в Курином овраге, крылатом мальчике,  родившемся
на каком-то  отдаленном  хуторе.  В  дачном  пруду  утонул  инструктор  по
плаванию, водители с многолетним стажем безаварийной работы гробили машины
в самых безобидных ситуациях, всем известный  борец  с  безнравственностью
дед Трофим был уличен в прелюбодеянии.
Гороскопы и прогнозы Гидрометцентра не обещали людям ничего хорошего.


Участкового инспектора Баловнева все эти события до поры  до  времени
обходили  стороной.  В  положенный  срок  он  получил  очередное   звание,
несколько  раз  поощрялся  в  приказе  начальника  райотдела  и  был  даже
представлен к медали "За безупречную  службу"  третьей  степени.  (Правда,
медаль была не совсем настоящая, ведомственная,  и  носить  ее  полагалось
ниже всех остальных наград, если бы таковые имелись).
В памятный полдень 13 июля,  за  несколько  минут  до  того,  как  на
поселок обрушился последний и самый разрушительный из ураганов,  он  стоял
возле колхозного зернохранилища, только что обследованного им  на  предмет
пожарной безопасности. Увидев, что ясный день с  неестественной  быстротой
превращается  в  мутные  сумерки,  а  с  юго-востока,  гоня  перед   собой
растерзанные голубиные стаи, валит глухая серо-фиолетовая  мгла,  Баловнев
вышел из-под защиты стен  и,  обеими  руками  придерживая  фуражку,  смело
двинулся навстречу стихии. Заглушая нарастающий  вой  бури,  сзади  что-то
пушечно треснуло. Это на то  место,  где  он  только  что  стоял,  рухнули
шиферная кровля и гнилые стропила зернохранилища.
В своем кабинете на опорном пункте правопорядка Баловнев бывал  редко
- только в приемные часы да еще по утрам,  когда  звонил  в  райотдел.  До
того,  как  это  длинное,  как  пенал,  темноватое   помещение   досталось
участковому, здесь в разное время находили себе пристанище всякие  местные
учреждения. Но постепенно, по мере укрепления районного бюджета,  все  они
перебрались в солидные новенькие здания, отделанные  изнутри  полированным
деревом и импортным пластиком.  О  канцелярском  прошлом  опорного  пункта
напоминал  теперь  лишь  неистребимый  запах  пыльных   бумаг,   холодного
сигаретного  пепла  и  штемпельной  краски,   да   брошенная   кем-то   за
ненадобностью пишущая машинка "Олимпия" - судя по  внешнему  виду,  трофей
первой мировой войны.
Баловнев истребил  тараканов,  оклеил  стены  веселенькими  обоями  и
украсил подоконник  цветочными  горшками.  Общую  картину  дополняли:  еще
вполне приличный письменный стол, дюжина разномастных стульев, несгораемый
сейф, сорокалитровый бидон  с  самогоном,  оставленный  здесь  в  ожидании
результатов  лабораторных  анализов  (Баловнев  подозревал,  что  на   его
изготовление пошел мешок семенной пшеницы, украденной еще в конце зимы), и
фанерный ящик с  картотекой,  содержащей  сведения  о  пьяницах,  семейных
скандалистах  и  других  лицах,  склонных  к  антиобщественным  поступкам.
Пустовало лишь отделение для учета женщин легкого поведения, да  и  то  не
из-за  отсутствия  таковых,  а   исключительно   по   причине   врожденной
деликатности Баловнева. Картотека была заведена года два тому назад  перед
приездом какой-то комиссии, и с тех  пор  участковый  ни  разу  в  нее  не
заглядывал.
Всех пьяниц, жуликов и дебоширов на подведомственной  ему  территории
он успел изучите настолько  досконально,  что  в  любой  час  суток  почти
безошибочно мог угадать, где каждый из них  находится,  чем  занимается  в
данный момент и что намерен предпринять в ближайшие час-два.
Без пяти девять Баловнев набрал номер дежурного по райотделу.
- Доброе утро, Владимир Николаевич, - сказал он, заранее улыбаясь.  -
Происшествие у меня...
-  Подожди,  подожди,  сейчас   запишу,   -   послышался   в   трубке
взволнованный голос капитана  Фомченко.  Ему  оставалось  всего  несколько
месяцев до пенсии, и он в последнее время перестал пить даже пиво,  иногда
гладил  брюки  и  от  каждого  телефонного  звонка   ожидал   какой-нибудь
неприятности.
- Да ничего страшного. Не суетитесь. Приплод у моей суки. Могу одного
щенка оставить. Будешь на пенсии зайцев гонять.
- Тьфу ты! Инопланетянин!  Толком  докладывай,  какая  обстановка  на
участке?
- Все нормально. Ко мне есть что-нибудь?
- Два заявления лежат.
- В четверг заберу. Ну, всего доброго.


Закончив  утренние  формальности,  он  достал  из  нижнего  ящика   -
письменного стола общую тетрадь, на обложке которой было написано: "Журнал
наблюдений", и внимательно прочитал последнюю запись: "27 августа.  18:30.
С расстояния примерно 1 км наблюдал псевдочеловека, который двигался через
колхозный сад в направлении маслозавода. Вышел из зоны наблюдения в 18:35.
Дальнейший маршрут определить не удалось".
Подумав немного, Баловнев дописал:
"Находившийся вместе со мной дружинник Зезеко А.И.,  по  его  словам,
ничего подозрительного не заметил".
После подвальной прохлады кабинета особенно тяжело было  окунаться  в
сухой и пыльный уличный зной.
Солнечные  блики,  отражавшиеся  от  облезлого  шпиля  костела  (ныне
музыкальная школа) и жестяной крыши водонапорной башни, слепили глаза.  На
заборах сушилась скошенная картофельная  ботва,  куры  разгребали  грядки,
освобожденные от лука и огурцов, под кустом крыжовника дремал  здоровенный
разомлевший котище. Возле рябины стоял седенький дед с мешком в руках,  на
дереве сидели его белобрысые внуки.
- Доброго здоровьица вам, - поздоровался дедок. - Злая зима  будет  -
вишь, как рано ягода поспела. По двадцать копеек за кило принимают.
Что-то капнуло Баловневу на нос. Он провел ладонью по лицу  и  понял,
что это его собственный пот, стекавший со лба по козырьку фуражки.
- Ветки только не ломайте, - сказал он. - Да не выбирайте  всю  ягоду
подчистую. Птицам тоже клевать что-то нужно.
В отделении связи  не  было  ни  единого  посетителя.  За  деревянным
барьером сидела худенькая  остроносая  женщина.  Увидев  участкового,  она
стала лицом белее своих конвертов. Баловнев сдержанно  поздоровался,  взял
чистый телеграфный бланк и принялся заполнять его следующим текстом:
"Москва, Президиум Академии наук. Срочно прошу  выслать  авторитетную
комиссию для выяснения природы загадочных человекообразных существ..."
- Валерий Михайлович, - сказала  почтовая  барышня,  обреченно  глядя
куда-то в пространство, - не буду я этого передавать. Что хотите  со  мной
делайте - не  буду.  В  первый  раз,  когда  вы  такое  написали,  аппарат
сломался. В другой раз - электричество на целый день пропало,  а  дизелист
наш пьяным оказался. Хотя до этого в рот не  брал.  А  в  прошлом  месяце,
помните, я уже печатать начала,  когда  про  Витеньку  моего  из  больницы
сообщили. - Она всхлипнула. - Только-только выписался... Простите, Валерий
Михайлович...
Баловнев сложил телеграмму вчетверо и  спрятал  в  нагрудный  карман.
Спорить и доказывать что-то он не собирался. По  лицу  телеграфистки  было
видно, что она находится на грани истерики.
- Извините, - пробормотал он. - Может, когда в другой раз зайду.
В приемной поселкового Совета стрекотала пишущая машинка,  и  уже  по
одному звуку - дробному и энергичному, как сигнал "Общий  сбор",  -  можно
было догадаться, что работает на ней виртуоз копирок и клавишей.
Секретарша Яня свою  работу  знала,  с  посетителями  была  неизменно
вежлива, а если убегала  в  магазин  или  парикмахерскую,  то  никогда  не
забывала отпроситься. Единственным недостатком Яни было то, что  сам  факт
ее присутствия совершенно размагничивал посетителей поссовета  -  суровых,
измученных руководящей работой  и  материальной  ответственностью  мужчин.
Всякие проблемы с планом, запчастями и топливом сразу вылетали  у  них  из
головы.  Глядя  на   Яню,   хотелось   вспоминать   молодость,   совершать
опрометчивые поступки и декламировать Есенина.
- Здравствуйте, Янечка, - сказал Баловнев, кивая на обитую коричневым
дерматином дверь председательского кабинета. - У себя?
- Только что пришел. Заходите. - От Яниной улыбки вполне  можно  было
сойти с ума, но Баловнев догадывался, что улыбка эта никому персонально не
предназначена и носит, так сказать, чисто служебный характер.
Окна кабинета были еще плотно зашторены. Председатель - мужик молодой
и быстрый в движениях, с  институтским  значком  на  лацкане  вельветового
пиджака - разговаривал по телефону. Придерживая  трубку  левой  рукой,  он
правой строчил какую-то бумагу. Вторая трубка, снятая  с  рычагов,  лежала
рядом и что-то неразборчиво бормотала.
Не прерывая своего занятия, он указал Баловневу на свободное  кресло.
Телефонный разговор состоял почти из одних междометий:
- Да... Да...  Хорошо...  Ого!..  Нет...  Обеспечим...  Да...  Нет...
Нет... Решим... В кратчайший срок!..  Да...  Нет...  Да...  Приму  меры...
Да... Нет...  Возьму  под  контроль...  Да...  Нет...  Конечно...  Сложные
климатические условия... Да... Обложные дожди... -  Машинально  глянув  на
шторы, сквозь которые пробивались горячие, ослепительные,  почти  лазерные
лучи, он спохватился: - Говорю, кончились дожди!.. Сушь!.. Зерно в  валках
пересыхает... Нет... Обязательно... И вам всего доброго! - Рука его еще не
донесла трубку до аппарата, а взор уже обратился на Баловнева.
- Что же ты, дорогой,  делаешь?  Весь  район  хочешь  без  транспорта
оставить? Уборочная в разгаре! Сколько человек вчера прав лишил?
- Я не лишаю. На это административная комиссия имеется.
- Комиссия! Молодой ты, а по старинке работаешь!  Веяний  времени  не
ощущаешь! Людей не наказывать надо, а воспитывать... Ты по  делу  ко  мне?
Тогда пойдем. По дороге все изложишь. Времени, понимаешь, ни минутки!..
- Я к вам по такому вопросу... - начал  Баловнев,  едва  поспевая  за
председателем.
- Ты только посмотри! - прервал его тот. -  Улица  бурьяном  заросла!
Мусор на проезжую часть высыпают! Чтоб  сегодня  же  на  всех  нарушителей
протоколы  были  за  антисанитарию!  Не  смотришь  за  своим   хозяйством,
Михайлович!
- Хозяйство наше общее. За порядком на улице и вы можете  проследить.
Мое дело, чтобы пьяницы на заборах не висели.
- Шиманович! - закричал  председатель  в  чье-то  раскрытое  окно.  -
Привезли вам дрова?
- Спасибо, родимый, - донесся из-за  занавески  старческий  голос.  -
Только я березы просила, а мне осины, отвалили.
- Не выросла еще, значит, береза... Так что там за дело у тебя?
- Я вам  уже  говорил  однажды.  Ну,  про  этих...  подозрительных...
которые под людей маскируются. Не наши, в общем...
-  Ну  да!  Шпионы  иностранные!  Рецепт  бутербродного  масла  хотят
выкрасть. Почему, кроме тебя, их никто не видит?
- В том и  загвоздка.  Надо,  чтобы  вы  от  своего  имени  в  высшие
инстанции обратились.
- Но ведь приезжала к тебе комиссия! Доктор наук даже был.
- А-а, - Баловнев безнадежно махнул рукой. - С комиссией тоже  ерунда
получилась. Не успели чемоданы распаковать, как все гриппом  заболели.  Да
еще в тяжелой форме.
- Слушай, Михайлович, я по убеждению материалист. Привык своим глазам
верить. Ничего такого, о чем ты говоришь, не замечал. Посмешищем  быть  не
хочу и тебе не советую. Ты инопланетян ловишь, а в поселке  другие  чудеса
творятся. Калитки ночью снимают. Самогон появился. Притон в каком-то  доме
устроили. Командированных обдирают в карты.
- Факты эти мне известны.  К  калиткам,  кстати,  ваш  племяш  Витька
причастен. Самогонщиков я накрыл. И с притоном  разберусь.  Ниточка  есть.
Хотя в этом вопросе и ваша помощь потребуется.
- Когда я отказывался! Так говоришь - Витька? Надеру уши сопляку! Да,
вот еще что! Чуть не забыл. Звонили из отдела культуры.  Завтра  лектор  к
нам приезжает. Писатель-фантаст.  Ты  вечерком  загляни  в  клуб.  Насчет,
порядка поинтересуйся... и вообще... спроси совета. Ему  всякие  чудеса  -
хлеб насущный. Уж он-то разглядит. Было  бы  что!  Фамилию  я  на  бумажке
записал. На вот, возьми.

 
в начало наверх
- Не обещаю, - сказала заведующая библиотекой, - хотя произведения этого писателя в нашем фонде есть. Но на фантастику сейчас такой спрос! Однако вопреки ее опасениям толстая, как пачка стирального порошка, книга оказалась на месте. Судя по незатертой обложке, бестселлером у местных читателей она не слыла. Придя вечером домой, Баловнев наспех перекусил и засел за чтение с такой же добросовестностью, как если бы перед ним был уголовно-процессуальный кодекс или сборник нормативных актов. К любому печатному слову он питал уважение с детства, и если встречал, к примеру, в каком-нибудь рассказе фразу: "В его рту тускло сверкнул золотой зуб", то сразу понимал, что речь, несомненно, идет о мерзавце. Книга повествовала о том, как профессор Сибирцев, космонавт Волгин, девушка Валя, пионер Петя и собачка Тузик отправились в путешествие к планете Плутон. Поводом для экспедиции явилось смелое предположение профессора, что всем известный храм Василия Блаженного является ни чем иным, как памятником, оставленным на Земле инопланетной цивилизацией (восемь периферийных куполов - планеты, девятый, центральный - Солнце, а поскольку одного купола-планеты недостает, им может быть только таинственный Плутон, попавший в пределы Солнечной системы никак не раньше двадцатого века). В пути отважные звездоплаватели совершили множество замечательных открытий, а со встречного астероида сняли малосимпатичного гражданина неопределенного возраста. Как выяснилось впоследствии, это был диверсант из заморской страны Бизнесонии и, одновременно, секретный агент кибернетических феодалов с планеты Элц. Воспылав черной страстью к чистой девушке Вале, он тут же принялся творить всякие зловредные козни, однако стараниями пионера Пети и песика Тузика был разоблачен в середине третьей части. Роман заканчивался тем, что электронные тираны с планеты Элц потерпели сокрушительное поражение, профессор Сибирцев блестяще доказал все свои гипотезы, космонавт Волгин и девушка Валя сочетались законным браком, а пионер Петя без троек закончил пятый класс (хотя согласно теории относительности, должен был отстать от своих одноклассников по меньшей мере лет на десять). Баловневу книга понравилась простотой языка, увлекательностью интриги и глубоким раскрытием характеров всех персонажей, в том числе и песика Тузика. Абзацы, где речь шла о гравитационном распаде, антиматерии, кривизне пространства-времени и электронно-мезонных полях, он пропустил. Следующий день Баловнев начал с обхода криминогенных точек, главной из которых числилась рыночная площадь. Посреди нее торчали два однотипных кирпичных здания, лишенные каких-либо архитектурных излишеств - пивной бар и вино-водочный магазин (по местному - спиртцентр). По случаю небазарного дня торговля шла вяло. Несколько истомленных жарой старух брызгали водой на букеты пышных гладиолусов, да инвалид Ваня Шлепнога предлагал ходовой товар - березовые метлы. Пока Баловнев неторопливо шел по горячему, неровно уложенному асфальту, в пивном баре успели навести порядок: наспех протерли мокрой тряпкой пол, прибрали из-под столов пустые бутылки и спрятали на складе вечно пьяного грузчика Кольку. В баре пахло кислым пивом и дезинфекцией. С потолка свисали кованые модерновые светильники и усеянные мухами липучки. Кроме пива, здесь торговали на розлив слабеньким красным вином "Вечерний звон", которое местные острословы переименовали в "Вечный зов". За стойкой гремела бокалами крупная, как телка симментальской породы, девица в криво напяленном фиолетовом парике - буфетчица Анюта. В поселке она была известна своей фантастической жадностью. "За копейку жабу сожрет", - говорили о ней. Лицевые мышцы Анюты давным-давно утратили способность следовать за движениями души и могли приобретать лишь три выражения: холодное презрение, сатанинский гнев и липкое подобострастие. В данный момент на ее лице имело место выражение номер три средней степени интенсивности. Баловнев поздоровался, глянул по сторонам, а затем, будто невзначай, провел пальцем по сухому подносу, над которым была укреплена табличка "Место отстоя пива". Буфетчица, без слов поняв его, затараторила: - Мужики прямо из рук бокалы рвут. Своей же пользы не понимают. Я уж им говорю, говорю... - М-да, - словно соглашаясь, промолвил Баловнев. Он знал об Анюте не так уж мало, но главная их схватка была впереди. Оба они прекрасно понимали это, а сейчас вели почти светский, ни к чему не обязывающий разговор, словно дипломаты двух противоборствующих держав накануне неизбежного конфликта. - Может, кружечку холодненького, Валерий Михайлович? - Да нет, спасибо, - Баловнев сглотнул тягучую слюну. Он снял фуражку и вытер платком лоб. Делал он все это не спеша и обстоятельно, что, в общем-то, не соответствовало его живому характеру. Совершенно бессознательно Баловнев подражал манерам давно ушедшего на пенсию участкового Фомченко, того самого, у которого он принял участок. Тощий и длинный Фомченко любил иногда постоять вот так где-нибудь в людном месте, утирая платком бледную лысину и тихо улыбаясь. И под этим добрым ясным взглядом люди, ни разу в жизни не воровавшие комбикорм, не распивавшие спиртного в неположенных местах и никогда не нарушавшие паспортный режим, растерянно вставали и, бормоча несвязные извинения, устремлялись к выходу. - Слушай, Анна Казимировна, - начал Баловнев. - Ты всех своих клиентов знаешь. Может, кто посторонний заходил? Такой... странного вида... будто не совсем нормальный? - Да тут все ненормальные. А по сторонам мне глазеть некогда. Народ такой пошел, что не зазеваешься. Вчера старый гривенник хотели всучить, ироды! Едва выйдя на крыльцо, он сразу же ощутил тревожное и томительное чувство, от которого кровь начинала стучать в висках и пересыхало во рту. Сколько Баловнев помнил себя, это острое, почти болезненное ощущение всегда сопровождало его в жизни, помогая в детстве успешно ускользнуть от готовящейся головомойки, позже - в школе и техникуме - предугадывать коварные замыслы преподавателей относительно его особы, а потом, уже в милиции - безошибочно находить в толпе человека, меньше всего такой встречи желавшего. Баловневу неудобно было смотреть против солнца, но очень скоро он определил место, из которого могла исходить опасность, и с осторожностью охотящейся кошки двинулся в том направлении. Кучка хорошо известных ему пьянчуг покуривала за штабелем пустых ящиков, обсуждая свои нехитрые делишки, а немного в стороне от них, там, где начиналась спускавшаяся в Куриный овраг тропинка, маячила еще какая-то фигура, с виду почти неотличимая от обычных завсегдатаев этого места, но для Баловнева не менее загадочная, чем Брокенский призрак для средневековых саксонских крестьян. Даже издали была заметна неестественная посадка головы, нечеловечески прямая спина и негнущиеся, чугунные складки одежды, составлявшей как бы единое целое с владельцем. Однако никто из присутствующих особого внимания на странное существо не обращал, что, в общем-то, было характерным для этой среды, все мысли и побуждения которой замыкались в узком круге проблем: на что выпить, с кем добавить и как потом опохмелиться. Заметив приближающегося участкового, они без лишней суеты - по одному, по двое - стали рассеиваться в разные стороны. На месте остался только известный хулиган и пьяница по кличке Леший, неоднократно судимый и не боявшийся ни бога, ни черта. - Прохлаждаешься, Лешков? - спросил Баловнев, глядя туда, где только что маячило несуразное и зловещее чучело. - Отгул взял, гражданин начальник, - дерзко ответил Леший. - За ударный труд. - А пьешь на что? Ты зарплату в этом месяце не получал. - На свои пью, не ворую. - Кто это был тут с вами? - Не знаю. В стукачи к тебе еще не записывался. Преследовать "чужинца" - так издавна называли в этих краях всех, кто приходил не с добром (и так мысленно нарек эту нелюдь Баловнев) - не имело смысла. В густо заросшем бузиной, диким шиповником и лопухами овраге могла скрытно сосредоточиться пехотная рота, и искать там кого-нибудь в летнее время было то же самое, что вычерпывать решетом воду. Приходилось довольствоваться малым. - Пойдешь со мной, Лешков. Давно пора на тебя акт за пьянку составить... В клуб на лекцию собралось человек тридцать, в основном члены местного общества книголюбов, билеты которым были навязаны в качестве приложения к двухтомнику Михаила Зощенко, да активисты клуба любителей фантастики "Дюза", ради такого случая нагрянувшие из областного центра. Эти последние сразу же вызвали у Баловнева искреннюю и глубокую жалость, которую он испытывал ко всем людям, помешанным на какой-нибудь одной идее, будь то филателия, футбол, бабы или изобретение вечного двигателя... Были здесь немолодые экзальтированные девицы, искавшие в клубе суррогат семейного счастья, были бородатые мальчики богемного вида, был даже один вполне приличного облика гражданин, в прошлом передовик производства и член месткома, утративший доверие коллектива после того, как страстно увлекся фантастикой. Почти все они сжимали в руках папки с романами собственного сочинения, отличавшимися от опуса мэтра только тем, что пионера звали не Петя, а Митя, а собачку не Тузиком, а Дружком. Лишь наиболее смелые из авторов решились вместо космонавта Волгина отправить в полет человекообразного робота В 44-25 МБ, и девушке Вале не осталось ничего другого, как изливать свои нежные чувства на престарелого профессора, который по этой причине все время пил дистиллированную воду и надтреснутым голосом пел, запершись в лаборатории: "Почему ты мне не встретилась, юная, нежная, в те года мои далекие..." Сам писатель - очень хорошо упитанный мужчина с козлиной бородкой и благостным выражением лица - в это время доедал бутерброд, сидя вполоборота к залу. Сие, очевидно, должно было означать, что, целиком занятый титаническим трудом по пропаганде идеи скорого и неизбежного контакта с внеземной цивилизацией, он не имеет даже возможности регулярно питаться. Первые слова гостя, после того, как он вытер пухлые губы и взошел на трибуну, были таковы: - Что-то... кхе-кхе... негусто в зале. Когда я эту лекцию в Сарапуле читал, желающие на футбольном поле не уместились. Но тем не менее - приступим. Хотя Баловнев все полтора часа добросовестно напрягал внимание, лекция прошла как бы мимо его сознания. Ухватить ее смысл было так же трудно, как голой рукой поймать угря. Речь шла об Атлантиде, египетских пирамидах, календаре майя, парапсихологии, Бермудском треугольнике, реликтовом излучении и многом другом. Факты были перемешаны с малоубедительными гипотезами, путаными показаниями очевидцев и всякими вольными домыслами. Публика ахала, охала и под конец разразилась рукоплесканиями, как будто это сам лектор присутствовал при высадке инопланетян в бразильской сельве и вежливо здоровался с их предводителем за переднюю конечность. Когда наступило время задавать вопросы, таковых почти не оказалось. Местные книголюбы молчали, подавленные известиями о скором прибытии на Землю летающих тарелочек с зелеными человечками (Баловнев даже предположил, что завтра в магазинах может начаться соляной, спичечный и керосиновый бум), а доморощенных фантастов интересовали главным образом секреты литературного процесса да возможный размер гонораров. Инженера душ человеческих ожидала койка в восьмиместном номере поселковой гостиницы, все коммунальные удобства которой располагались на заднем дворе, среди дремучих зарослей бурьяна. Поэтому он довольно быстро согласился переночевать и отужинать в домашней обстановке. Угощение, выставленное Баловневым, было хоть и незамысловатым, но питательным и обильным: ветчина трех сортов, домашняя колбаса, маринованные грибы, картошка жареная со свиными шкварками и целый тазик крупно накрошенных помидоров. Заранее приготовленную бутылку коньяка Баловнев на стол не выставил, опасаясь негативной реакции гостя. - Один живете? - спросил писатель, внимательно осмотрев кривую алюминиевую вилку. - Один. - Нда-а... - Может быть, по сто грамм для знакомства? - предложил Баловнев, видя, что застольная беседа не клеится. - Ну что же, не откажусь, - легко дал уговорить себя писатель. - Что новенького пишете? - спросил Баловнев после второй рюмки. - Организационная работа, знаете ли, отнимает уйму времени. Да и темы хорошей нет.
в начало наверх
- Есть темп, - внутренне холодея, сказал Баловнев. - Что вы говорите? - снисходительно улыбнулся гость. - Тоже фантастикой балуетесь? - Нет. Тема из жизни. Понимаете, бродят по Земле какие-то странные... ну, не то люди, не то нет. Инопланетяне, одним словом. Человеческий облик у них - одна видимость. Голова редькой. Бывает, что и носа нет. Одежда, вроде как шкура у зверя, приросла к ним. Но, что самое интересное, никто их, кроме меня, не видит. Я уже и письма в разные научные учреждения писал, и телеграммы за свой счет давал. Заметив, что гость не ест, хотя тарелка перед ним полна, Баловнев торопливо разлил по рюмкам остатки коньяка. - Ваше здоровье! - Ну, и что же? - без особого интереса спросил писатель, опорожнив рюмку. - Были комиссии. Приезжали. И опять чертовщина. То все поголовно гриппом заболеют, то мимо нашей станции проедут. А если кто и был - тоже впустую. Сколько ни ходим, никого не встречаем. А только уедут, эти твари тут как тут. Изо всех щелей лезут. - Тема неплохая. Хотя что-то похожее уже было. У Шекли, кажется, а может, у Саймака. - Да я вам истинную правду говорю! Мне совет нужен - как дальше быть. Что-то здесь нечисто. - Вопрос непростой, - гость словно невзначай зацепил вилкой пустую бутылку. - Тут разговор долгий может получиться. Магазин был давно закрыт, а занимать спиртное у соседей не хотелось. Баловнев извинился, завернул в газету литровую банку и побежал на опорный пункт. - Местного производства, - сказал он, вернувшись. - Есть еще несознательные элементы. Переводят продукты питания на всякие непотребные цели. - Я бы сказал, вполне приличная вещь, - сообщил гость, произведя дегустацию. - Чем-то напоминает шотландское виски. Сюда бы еще пару капель бальзама... После этого он принялся подробно излагать историю винокурения на Руси, начиная со времен Владимира Красное Солнышко. Разговор о инопланетянах удалось возобновить только после шестой рюмки. - Так, значит, кроме вас их никто не видит? - хитровато прищурясь, спросил писатель. - Стран-н-но. - Еще бы не странно. Ну, если бы только один раз - могло и померещиться. Но видеть их каждый день... - А тень у них имеется? - Имеется. - Значит, не черти!.. За это и выпьем! Писатель нетвердой рукой нацелил вилку в гриб, уронил его на пол и стал сбивчиво объяснять, как несправедлива к нему критика и какие прожженные бюрократы засели в редакциях и издательствах. В конце концов он принял Баловнева за гостиничного администратора и фальцетом заявил: - Мне "люкс" с видом на горы! Снимите с брони, вам говорят! - Пошли, - сказал Баловнев, подхватывая гостя под мышки. - "Люкс", не сомневайся. Только с видом на сарай. Рано утром, пока гость еще почивал, наполняя дом громоподобным храпом, Баловнев в присутствии двух заспанных сторожей, приглашенных в качестве понятых, вылил весь самогон в выгребную яму и оформил протокол по надлежащей форме. Сторожа, хорошо знавшие своего участкового, даже не пробовали отговорить его от этого кощунственного мероприятия, а лишь осуждающе трясли головами и печально вздыхали. Затем он вернулся в дом и, используя свой богатый профессиональный опыт, принялся будить писателя. В конце концов суровый массаж ушей и ватка с нашатырным спиртом возымели свое действие - стеная и болезненно морщась, гость оделся. По пути на вокзал Баловнев снова заикнулся о своем деле. - Вы это серьезно? - писатель остановился. - Вполне. Чего ради мне вас разыгрывать? - Да, да, я понимаю, - в голосе писателя послышались заискивающие нотки, свойственные людям, вынужденным помимо своей воли общаться с буйнопомешанными. - Только что же вам посоветовать... Случай, знаете ли, уникальный... - А может, останетесь на пару деньков? Вместе попробуем разобраться. - Нет, нет! - писатель испуганно оглянулся по сторонам, словно ища путь к спасению. - У меня поезд скоро... Меня в других местах ждут... - Извините. - Внезапно Баловнев потерял интерес к разговору. - Спасибо за лекцию. - Бред все это, - слабым голосом сказал писатель. От его вчерашней энергии не осталось и следа. - Чепуха и дезинформация. Только вы ничего этого близко к сердцу не принимайте. Никто к нам не прилетит. Пуста Вселенная. Авторитетно вам заявляю. Спасибо за гостеприимство. - Счастливо доехать, - сказал Баловнев, глядя в спину удаляющегося в станционный буфет писателя. Он хотел добавить, что спиртное там не подают, а пиво на этой неделе еще не завезли, но почему-то передумал. До райцентра Баловнев добрался самым быстрым и удобным транспортом - попутным молоковозом. В отделе милиции шла обычная утренняя суета: дежурный наряд сдавал смену, клиентов медвытрезвителя вели на разбор к начальству, в приемной толкались ранние посетители - в основном жены, накануне обиженные мужьями. Административно арестованные заканчивали уборку улицы. Ровно в девять началась "пятиминутка". Лицо начальника имело нездоровый, землистый оттенок. Он непрерывно курил, зажигая одну сигарету за другой. Говорил короткими, точными, почти афористическими фразами, часто шутил, не улыбаясь. По правую руку от него сидел новый, только что назначенный заместитель - молодой, но уже начавший лысеть со лба капитан. Стоило начальнику умолкнуть, как он тут же старался вставить свое слово. При этом он торопился, не всегда улавливал суть дела и резал общими фразами. Когда начальнику это надоедало, он, словно защищаясь, поднимал руку с растопыренными пальцами и миролюбиво говорил: - Ты подожди, подожди... Неизвестно почему Баловневу вдруг припомнилась виденная им однажды сцена травли волка и то, как молодой, еще глупый пес истерично лаял из-за плеча спокойно сосредоточенного волкодава. "Да, - подумал он, - трудновато будет без Антона Мироновича". - Вопросы есть? - спросил начальник. - Нет? Тогда идите. И не забывайте, что на нашей территории может появиться вооруженный преступник Селезнев, совершивший убийство в соседнем районе. Так что максимум внимания и осторожности. Все... Баловнев, задержитесь. Минут десять начальник подписывал рапорта, отдавал распоряжения по селектору, ставил печати на паспорта, и все это время Баловнев мучительно пытался вспомнить, не водится ли за ним какой-нибудь грешок. Антон Миронович никого к себе по пустякам не вызывал. - Ну, как обстановка на участке? - наконец спросил начальник. - Все нормально. - Зерновые убрали? - Процентов на девяносто. - Хищений не было? - Нет. На каждом зернотоке сторож. Сам каждую ночь проверял. Да и председатель не спит. - Ну, а эта... нечистая сила твоя? - Без сдвигов, - вздохнул Баловнев. - Нечистая сила имеется. - Послушай, Баловнев. По службе к тебе претензий нет. На участке порядок, раскрываемость хорошая, личные показатели неплохие. Работник ты, в общем, толковый. Но фантазии твои... пока так скажем... всю картину портят. Знаешь, как тебя люди зовут? - Знаю. Инопланетянин. - Вот-вот! Недавно я в отделе кадров вел разговор о тебе. Относительно выдвижения на оперативную работу. Зональный инспектор выслушал меня и говорит: "А-а, это тот, у которого черти на участке..." И больше ничего не сказал. Понял теперь? - Понял, товарищ майор. Только черти ни понимают. Да и не черти они вовсе. - А кто? - Пришельцы. Из космоса. - Сомневаться в тебе я не имею причин. Но пойми, все против тебя. Вопросом этим авторитетные люди занимались. Не подтвердились сигналы. В глупое положение себя ставишь. Подумай хорошенько. Разберись. Может, все же люди они? Геологи какие-нибудь или туристы. Это раньше, если командированный из Минска приезжал, на него, как на дрессированного удава, сбегались смотреть. Теперь кого только нет в районе. Шабашники из Средней Азии приезжают. Иностранные студенты свинокомплекс строят. У дочки заврайоно в прошлом году негритенок родился. - Нет. Не люди они. Голову даю на отсечение. Хотя людьми и прикидываются. - Ты документы у них спрашивал? - С хорьком легче беседовать, чем с кем-нибудь из них. Не успеешь рта раскрыть, а его уже и след простыл. - Что - быстро бегают? - Да нет. Еле ходят. Как медведи в цирке. Но не поймаешь. Объяснить это я не могу. - Фотографировать пробовал? - Пробовал. Ничего не вышло. То пленка бракованная, то проявитель не тот, то еще что-нибудь. В это время в дверь постучали. Вошел дежурный с листком бумаги в руках. - Позвонили с железнодорожной станции, - доложил он. - У одной гражданки сумочку похитили. С деньгами. Желтого цвета, из искусственной кожи, на длинном ремне. - Вызови ко мне кого-нибудь из уголовного розыска, - сказал начальник. - Ты, Баловнев, можешь идти. Подумай хорошенько над моими словами. Да и постричься тебе надо. Что это за кудри! В единственном кресле маленькой парикмахерской девчонка-практикантка возилась с заросшим, как Робинзон Крузо, рыжим верзилой. Баловнев повесил фуражку на крюк и принялся дожидаться своей очереди. Минут через пять ножницы перестали щелкать, и девчонка, критически осмотрев свое творение, похожее на растрепанное сорочье гнездо, ледяным голосом осведомилась: - Освежить? Не дожидаясь ответа, она сдернула с клиента простыню и энергично встряхнула ее. Однако счастливый обладатель соломенных лохм не спешил покидать кресло. Баловневу пришлось встать и легонько похлопать его по лицу. Парень при этом вздрогнул, как от электрического удара. Обреченно закрыв глаза, он пытался засунуть что-то себе под рубашку. На его коленях, словно змея, извивался тонкий желтый ремешок. Возня с железнодорожным воришкой растянулась почти до обеда. Вернувшись, в поселок, Баловнев сразу пошел в поликлинику. Главврач, сидя в терапевтическом кресле, царапал что-то авторучкой в амбулаторных картах, кучей наваленных перед ним на столе. Возраст его невозможно было определить на глаз. Он лечил еще бабушку Баловнева, а ему самому вправлял в детстве грыжу. Главврач постоянно выступал в клубе с беседами на медицинские и политические темы, больше всех в поселке выписывал газет и журналов и слыл непререкаемым авторитетом почти во всех житейских и метафизических вопросах. - Заболел? - спросил врач. - Да вроде нет. Интересуюсь, может ли медицина определить, нормальный человек или слегка того... - Баловнев покрутил пальцем у виска. - Может. Кого осмотреть? - Меня. - Сам пришел или начальство прислало? - Сам. - Если сам, это уже хорошо. Садись, - врач указал на покрытую клеенкой кушетку. - Нога на ногу... Он долго стучал молоточком по коленным чашечкам Баловнева, мял его мышцы, заглядывал в глаза и водил тем же молоточком перед носом. Потом заставил снять рубашку и лечь. Чиркая холодной рукояткой молоточка по животу Баловнева, он спросил: - Травмы черепа имелись? - Дырок вроде нет. А так - попадало. - Душевнобольные среди родственников были?
в начало наверх
- Точно не скажу. Прадед по отцу, говорят, на старости лет мусульманство принял. Хотел даже гарем завести, да люди не дали. - Какое сегодня число? Баловнев открыл уже рот, чтобы ответить, но тут почти с ужасом понял, что совершенно не помнит сегодняшнюю дату. Он точно знал, что нынче четверг, что со дня получки прошло восемь дней, но вот само число каким-то непостижимым образом совершенно выпало из памяти. Пока Баловнев лихорадочно искал ответ, доктор задал второй вопрос: - Сколько будет семью восемь? - Тридцать, - брякнул Баловнев, в голове которого уже совершенно перепутались календарь и таблица умножения. - Так-с, - констатировал врач. - Психически ты, безусловно, здоров. Но вот нервишки пошаливают. Сейчас я тебе рецептик выпишу. - Скажите, а галлюцинации от этого могут быть? Видения всякие? - Например? - Ну, такое вижу, что никто больше не видит. - До Архимеда тоже никто не видел, что на тело, погруженное в жидкость, что-то там действует... - спокойно сказал врач, заполняя бланк рецепта. - Меня из-за этого все за дурака считают. - Не обращай внимания. Циолковского тоже в свое время многие за дурака принимали. Да и не его одного... А что ты, кстати, видишь? - Таких... вроде бы людей. Но не люди они - точно знаю. И не к добру они здесь. - Вот это принимай три раза в день. После еды. Чаще гуляй на свежем воздухе. Больше спи. - Не спится что-то. - Раньше двух часов ночи уснуть не могу. Сова я. - Ты не сова. Сова птица дурная и жадная. Ты, скорее всего - пес. Только не обижайся. Это в том смысле, что сторож и защитник. Ну, что бы все мы, бараны да овцы, без псов делали? Волкам бы на обед достались. Хорошая собака, заметь, по ночам почти не спит. Уже потом, со светом, придремлет чуток. С древнейших времен между людьми разделение пошло. По-нынешнему говоря, специализация. Пока одни у костра дрыхли, другие их сторожили. Может, ты и есть потомок тех самых сторожей. Отсюда и галлюцинации. Не спишь, волнуешься за нас, бестолковых, беду караулишь. Зазорного тут ничего нет. Собаки тоже, бывает, лают впустую, приняв за вора случайную тень. Лучше лишний раз поднять тревогу, чем проворонить смертного врага. Кстати, видения и голоса всякие были у многих великих. Вспомни хоть бы Жанну д'Арк. И Сократ всю жизнь следовал внутреннему голосу. Про библейских пророков я уже и не говорю, а ведь все они, согласно науке, вроде бы реально существовали. Душа иногда куда зорче глаз бывает. Если во что-то верить фанатично, об этом все время думать, многое можно увидеть, что сокрыто от человеческих глаз. Думаешь, это просто - видеть опасность? Напал на тебя бандит с ножом - разве это опасность? Опасность, что у нас в поселке за неделю вагон вина выпивают. Опасность, что мы детей своих воспитываем не так, как должны. Меня отец с пяти лет к работе приспособил. А теперь в первом классе ботинок одеть не умеют. До тридцати лет в детях ходят. Я уже не говорю про то, что некоторые забыли, для чего делалась революция. Опять деньгам молятся. Новые баре развелись. Горе наше стали забывать, смерть, голод. А ведь смерть к нам сейчас может за пять минут долететь. Вот спроси их, - он кивнул в окно, где, посмеиваясь над чем-то, судачили молодые медсестры, - что они знают о прошлой войне? Хиханьки да хаханьки, а все остальное для них - стариковское брюзжание. А ведь тут кругом могила на могиле. Через наши края кто только ни проходил, начиная от варягов и кончая фрицами. Врач поднялся и, подойдя к шкафу, достал желтоватый человеческий череп. - Не волнуйся, это не по твоей части. Видишь, уже началась минерализация костей. Ему лет пятьдесят, а может, и все пятьсот. На прошлой неделе тракторист плугом в Заболотье вывернул. Мастерский удар, - он провел пальцем по узкой, идеально ровной щели, рассекавшей череп от затылочного отверстия до макушки. - Мечом или шашкой... Зубы все целые. Молодой был, как и ты. Череп смотрел на Баловнева провалами глазниц. Кому принадлежал он когда-то - русскому ратнику или монгольскому кочевнику, немецкому кнехту или литовскому рыцарю, украинскому казаку или шведскому гренадеру, краковскому парню, обманутому бреднями о великой Польше от моря до моря, или юному конармейцу, рвавшемуся к Варшаве в мучительном и безнадежном порыве? - А может, тебе выписать бюллетень на пару деньков? - спросил врач. - Спасибо, не нужно. От себя самого никакой бюллетень не спасет. После полуночи он проверил сторожевые посты, осмотрел замки на магазинах и окончил обход на самой окраине поселка, у колхозных мастерских. Кривая багровая луна тонула в тучах. Где-то в конце улицы скрипел на столбе фонарь, бросая вокруг неверные, мечущиеся тени. Снизу, из черной щели оврага, тянуло сыростью. - Днем жара, а ночью зуб на зуб не попадает. Кончилось лето. Слыхал, вы злодея в городе поймали, - заискивающе сказал нетрезвый сторож. - У вас прямо чутье на них! - Повезло, - рассеянно сказал Баловнев. Давно, еще с детских лет, он привык к тому, что многое получается именно так, как этого хочется ему. Стоило маленькому Валерику захотеть кусочек торта, как отец в тот же день неизвестно за что получал премию и являлся домой с букетом гвоздик для мамы, поллитрой для себя и тортом "Сказка" для детишек. Со своим талантом Баловнев сжился, как другие сживаются с комфортом и достатком, считая это за нечто само собой разумеющееся и в равной степени доступное всем людям. Правда, нередко случалось так, что периоды успехов и удач сменялись вдруг затяжной полосой невезения, когда бессмысленно было браться за любое, самое простое дело. Да и удачи частенько носили весьма странный характер, если не сказать больше, как будто судьба была не в состоянии отличить приятный сюрприз от неприятного. Так, он мог найти в лесу двухкилограммовый совершенно чистый боровик и тут же получить на голову пахучий подарок от птички, порхающей где-то в поднебесье. А вот в лотерею Баловневу не везло стойко. Ни разу в жизни он не выиграл даже рубля, а однажды ухлопал в "Спринт" четвертной. Была еще одна важная закономерность, в которую он верил почти суеверно - удача чаще всего приходила именно тогда, когда в ней не было особой необходимости. В критических ситуациях вероятность успеха снижалась почти наполовину. Сторож, стараясь дышать в сторону, продолжал подобострастное бормотание. Баловнев тоже зевал - аптечные порошки начинали действовать. - Тише! - вдруг резко оборвал он сторожа. - Помолчи! Баловнев быстро пересек улицу и пошел вдоль забора, мимо пахнувших ночными цветами палисадников. Потом вернулся немного назад и остановился возле низкого, увитого плющом штакетника. Что-то тяжелое шевельнулось в глубине сада и затрещало кустами, удаляясь, Баловнев перепрыгнул через забор и включил фонарик. Лампочка мигнула и сразу погасла. - Тут Верка Махра живет, - сказал подошедший сзади сторож. - Это хахаль от нее подался. - Нет, - пробормотал Баловнев, безуспешно тряся фонарик. - Не хахаль... Роса еще лежала на траве, когда Баловнев вновь пришел на это место. При себе он имел чемоданчик, содержавший разные необходимые для Осмотра места происшествия предметы: складной метр, моток веревки, баночку с гипсом, лупу шестикратного увеличения и липкую ленту для фиксации дактилоскопических отпечатков. Испросив разрешения у весьма озадаченной таким ранним визитом хозяйки, он на четвереньках облазил весь сад и спустя полтора часа убедился, что тот, кто находился здесь ночью, не оставил никаких следов, за исключением нескольких щепоток серого, очень мелкого порошка, забившегося в щели между досками забора, не того, что выходил на улицу, а другого, на задворках. Порошок этот (очень тяжелый, гораздо тяжелее обычного песка) мог появиться тут только ночью, потому что держался в щелях исключительно благодаря пропитавшей его влаге. Просохнув на солнце, он неминуемо должен был рассыпаться. Собрав порошок в бумажку, Баловнев присел на какую-то чурку и закурил - в первый раз за последние четыре месяца. На душе его было нехорошо. Почти по всем адресованным ему бумагам истекал срок исполнения, отработка участка была не закончена, не все благополучно обстояло с соблюдением паспортного режима, а он, вместо того, чтобы заниматься делом, днем и ночью шатался по поселку в поисках неизвестно кого, устраивал засады на призраков и пугал мальчишек странными вопросами. Более того, Баловнев с болезненной ясностью понимал, что и завтра и послезавтра будет то же самое, что со своей собственной химерической идеей он обречен на вечные муки бесполезных поисков. Сходное чувство, вероятно, должен испытывать человек, теряющий рассудок, сознание которого еще не успело полностью раствориться в эйфории безумия. Из горького раздумья Баловнева вывели какие-то звуки, похожие не то на клекот птиц, не то на человеческую речь. Метрах в десяти от него на лавочке сидел старик в накинутом на плечи ветхом офицерском кителе. Грудь его украшали бестолково, явно женской рукой нацепленные ордена и медали: "Красная Звезда", "Слава", "За отвагу". Старик еле слышно бормотал что-то, делая Баловневу призывные жесты левой рукой. Правая, мелко сотрясаясь, беспомощно висела вдоль тела. Был он жалок, как и любой другой впавший в детство, полупарализованный старик, но пронзительно-синие, подернутые слезой глаза смотрели осмысленно и твердо. - Что случилось, дедушка? - спросил Баловнев, подходя ближе. - Там... там... - рука со скрюченными пальцами указывала в то место, где возле забора все еще лежал раскрытый криминалистический чемоданчик. - Вылез ночью! Я не спал! В окно видел!.. - Кто вылез? - сначала не понял Баловнев. - Гад какой-то. Без глаз. Выродок. Много их. Страшные. Днем тоже ходят. Дочки не верят мне. Ругают. Помоги, сынок. Мне-то все одно. Помру скоро. Да нельзя, чтобы эта погань среди людей ходила. - Значит, вы их тоже видите! - сказал взволнованно Баловнев. - А кто он, по-вашему? - Не знаю. Кто добрый, таиться не станет. Ходят. Высматривают. Враги. Я всяких гадов нутром чую. Дай докурить. Мне можно. Он жадно, сотрясаясь всем телом, затянулся, но тут же подавился дымом. - На тот свет давно пора. И так я уже всех пережил. С моего года никого в поселке нет. - Видно, везло вам в жизни? - Везло. Сколько раз смерть вокруг ходила, а все мимо. Финскую помню. Пошли мы в атаку. На танках. Через озеро. По льду. А они ночью лед солью посыпали. Один только наш танк и прошел. В Отечественную два раза из окружения выходил. Под расстрелом стоял. Шесть дырок в шкуре. Везло. Вот только зачем? Бабу каратели в хлеву спалили. Сыны с войны не вернулись. Остались только дуры эти, дочки. Дай еще курнуть. - Возьми всю пачку. - Нельзя. Доктор запретил. Ты не стой. Иди. К речке иди. Туда этот гад пошел. Там его ищи. Слова мои помни. Пока мы всякую погань будем видеть, не будет по-ихнему! Спустившись с холма, на котором стояли последние дома поселка, Баловнев через картофельное поле пошел к речке. Он ни минуты не сомневался в словах старика. Было нечто такое в его колючих глазах и слабом булькающем голосе, что убеждало сильнее аргументов. Баловнев задыхался - скорее от внутреннего торжества, чем от быстрой ходьбы. Впервые за долгое время он не ощущал себя одиночкой, изгоем, за спиной которого недоуменно и осуждающе шепчутся знакомые. Он был уверен, что обязательно встретит сейчас "чужинца", хотя совершенно не представлял, как должен при этом поступать. Овеваемый теплым ветерком мир вокруг был совершенно безлюден. Дрожало знойное марево над торфяниками, горячим серебром сверкала река, вдоль мелиоративных канав пышно цвели ромашки и васильки, но в природе уже чувствовалась еле уловимая тоска предстоящего умирания. Слишком прозрачным казалось небо, слишком ярко краснела рябина, слишком много желтизны было в кленовых кронах. - Валерий Михайлович! - услышал он голос позади себя. Баловнев оглянулся. Его догоняла Яня. На ней были теннисные туфли и черные брюки из ткани того сорта, что раньше шла только на пошив спецовок для сельских механизаторов. Широкие, как галифе, в бедрах и очень узкие в щиколотках, они были украшены сразу четырьмя парами медных "молний". Наряд
в начало наверх
дополняла майка футбольного клуба "Рома" и пластмассовые клипсы величиной с перепелиное яйцо каждая. Несмотря на эту странную упаковку, а может быть, именно благодаря ей, Яня выглядела умопомрачительно. - Здравствуй, - сказал Баловнев. - Далеко собралась? - На речку. В последний раз позагораю. Тут Баловнев вспомнил, что Яня не только секретарь-машинистка поссовета, но и признанная примадонна местного драмкружка. Это обстоятельство сразу определило его планы. - Можно, и я с тобой? - Если стесняться не будете. Я ведь без купальника загораю... Ладно, ладно, не краснейте, я пошутила. А почему вы все время оглядываетесь? Жены боитесь? - Ушла от меня жена, ты же знаешь. - Знаю. Только не знаю - почему. - Я и сам не знаю. Не нравилось ей здесь. Или я не нравился. - Вы ее любили? - Что? Ах, да... любил. - И больше никого не полюбите? - Не знаю. Полюблю, наверно?. Это только в книжках одна любовь на всю жизнь. А люди ведь все разные. И живут по-разному, и думают по-разному, и любят по-разному. Тропинка вывела их к реке - туда, где среди зарослей камыша и аира белел кусочек песчаного пляжа. - А вы знали, что я пойду сегодня на речку? - Я? Нет. Почему ты спросила? - Так... Показалось, значит. Из рощицы на противоположном берегу стремительно, как разлетающаяся шрапнель, выпорхнула стая каких-то мелких пичуг. - А меня вы могли бы полюбить? - спросила вдруг Яня. Она уже разделась и стояла у самой воды - высокая, тоненькая, хотя и совсем не худая, похожая на Венеру Боттичелли. - Мог бы, Яня... Но только не сейчас. Отдышаться надо. Опомниться. Как подумаю, что все сначала... Опять ложки, миски покупать... - Можно и без мисок... - Сколько тебе лет? - Девятнадцать. - А мне - тридцать. Уже пора думать о чем-то. - Странно, - сказала Яня. Волнистые, сверкающие на солнце, как золотые нити, волосы покрывали почти всю ее спину. На левом плече виднелась маленькая коричневая родинка. - А я думала, что нравлюсь вам... Вы всегда такой веселый, все у вас получается. А у меня - ничего... Баловнев стоял позади нее и чувствовал себя дурак дураком в пыльном мундире и тяжелых горячих сапогах. Кусты орешника за рекой шевельнулись. - Яня, у меня к тебе просьба. Обещай, что выполнишь. - Обещаю, - тихо сказала она. - Видишь, там идет кто-то? - Вижу, - ответила она, даже не глянув в ту сторону. - Пастух, наверное. - Ты войди в воду и, когда он подойдет, сделай вид, что тонешь. Ничего не бойся. Я буду рядом. - Я не боюсь... Вы только ради этого сюда пришли? - Яня, я тебе потом все объясню! - Не надо... А не боитесь, что я сейчас утоплюсь? - Яня, подожди!.. Но она уже бежала по мелководью, вздымая фонтаны брызг. По правому берегу, подмытому течением, навстречу ей медленно и неуклюже двигался кто-то чугунно-серый, почти квадратный, более чуждый этому теплому зеленому миру, чем Франкенштейн или глиняный Голем. "31 августа. 11 час. 25 мин. Проведен эксперимент по выяснению реакции псевдолюдей на ситуацию, непосредственно угрожающую человеческой жизни. В эксперименте принимала участие Маевская Я.А. Эксперимент прерван связи с резким ухудшением физического состояния последней". Баловнев кончил писать и отложил авторучку. Стоило ему прикрыть глаза, как кошмар повторялся снова и снова: свет солнца, рябь на воде, порхающие над кувшинками стрекозы, серая кособокая тень над обрывом, пронзительный крик Яни, ее облепленное мокрыми волосами лицо, неживой оскал рта. "Никогда больше не подходите ко мне!" - это были единственные слова, которых добился от нее Баловнев, и произнесены они были уже потом, когда самое страшное осталось позади, когда прекратилась рвота и унялись слезы. Что именно успела увидеть она и чего так испугалась, оставалось тайной. Чтобы успокоиться и сосредоточиться, он принялся черкать пером по чистому листу бумаги. День, начавшийся с удачи, заканчивался плачевно. Баловнев и сам не знал точно, чего именно он ожидал от своего необдуманного (лучше сказать - дурацкого) эксперимента. Ну, допустим, "чужинец" кинулся бы спасать Яню. Явилось бы это доказательством его благих намерений относительно всего человечества в целом? И можно ли ставить ему в упрек то, что он спокойно прошел мимо? А вдруг "чужинцы" вообще не слышат звуков? Или принимают людей за одно из неодушевленных явлений природы, такое же, как облака или деревья? И вообще, кто они такие? Почему я так уверен, что это обязательно инопланетяне? Потому что все вокруг только и говорят о них? В шестнадцатом веке гонялись за ведьмами, а в девятнадцатом - за социалистами, теперь - за пришельцами. А если "чужинцы" не имеют к космосу никакого отношения? Может, это жертвы какой-то неведомой болезни? Или нечто вроде "снежных" людей - побочная ветвь рода человеческого, чудом уцелевшая в лесах и пещерах. Уж очень виртуозно умеют они скрываться. Или это сама Ее Величество Удача прикрывает их своими невидимыми, но могучими крыльями. Недаром "чужинцам" так везет. Взять хотя бы случай с телеграммами. Не нужны им эти телеграммы. Не любят они суеты вокруг себя. Стараются держаться в тени. Знают ли они вообще, что такое телеграф? Вряд ли. Ну, а если даже знают? Допустим, сумели в первый раз, когда не стало электроэнергии, отключение было плановое, заранее предусмотренное. Оно совершенно случайно совпало с моим визитом на почту. И так во всем. Случай, случай, случай! Случайно подхватили вирус гриппа члены комиссии, случайно погас фонарик, случайно упала в обморок Яня. Выходит, где-то уже умеют планировать случайности? Вопросы, вопросы, вопросы. Одни вопросы и никаких ответов. Он посмотрел на часы и набрал номер приемной поселкового совета: - Яня, выслушай меня, пожалуйста... Гудки, гудки, гудки... Был еще один человек, с которым хотел увидеться сегодня Баловнев. Недоброе он почувствовал еще издали. Возле дома, к которому он направлялся, стояла небольшая толпа старух, к забору приткнулось несколько легковых автомобилей, у сарая свежевали кабанчика. Войдя во двор, он спросил у какой-то женщины, щипавшей возле летней кухни обезглавленного петуха: - Кто умер? - Старик. Отец хозяйки. - Отчего? - Божечки, отчего в девяносто годов помирают! Вам бы столько прожить! В низкой комнате с плотно закрытыми окнами пахло воском, свежими досками и лежалой, извлеченной из нафталина одеждой. Старуха склонилась над гробом, поправляя что-то на покойнике. Остановившемуся в дверях Баловневу были видны только чистые неоттоптанные подошвы ботинок, в которых уже никому не суждено ходить по грешной земле. - Во як кулак стиснул! - сказала старуха, безуспешно стараясь пристроить в руках покойника тоненькую желтую свечку. - На том свете еще даст апостолу Петру под бок! Она оглянулась по сторонам, словно искала помощи, и Баловнев, положив на подоконник фуражку, шагнул вперед. Рука покойника была твердая и холодная, как дерево. Когда заскорузлые, раздавленные многолетней работой пальцы, наконец, разжались, на пиджак старика просыпалась горстка серого порошка, похожего на мелкие металлические опилки. - Добрый вечер, Валерий Михайлович! Прибыл на дежурство. Согласно графику. - Здравствуй. Включи свет. - А что это вы в темноте сидите? Электричество экономите? - Думаю... Ты вот думаешь когда-нибудь? - Ну, еще чего не хватало! За меня начальник думает, а дома - жена. - Ты на машине? - А как же! - Пойди погуляй, я сейчас выйду. Баловнев встал и несколько раз прошелся по комнате, прислушиваясь к скрипу половиц. Потом уперся лбом в прохладное оконное стекло и с расстановкой сказал: - А за меня думать некому. Вот так-то! Он отпер сейф и достал из него пистолет в новенькой коричневой кобуре. Подумал немного и положил оружие на прежнее место. Затем открыл "Журнал наблюдений" и записал: "31 августа. 22 час. 15 мин. В создавшейся ситуации единственно возможным решением считаю попытку прямого контакта с кем-либо из псевдолюдей. Если не вернусь до 19:00 следующего дня, все материалы, касающиеся этого вопроса, можно найти в левом нижнем ящике стола". Оставив раскрытую тетрадь на видном месте, он потушил свет и вышел на улицу. Шофер, напевая что-то немелодичное, но бравурное, протирал ветошью ветровое стекло своего "газика". - Заводи, - сказал Баловнев, садясь на переднее сидение. Стартер заскрежетал раз, другой, третий, но скрежет этот так и не перешел в ровное гудение мотора. - Что за черт! - Шофер выскочил из машины и поднял капот. - Бензин поступает... Искра есть... Ничего не пойму! - Понять и в самом деле трудно, - сказал Баловнев, перелезая на водительское сидение. - Дай-ка я! Он погладил руль, подергал рычаг переключения скоростей, несколько раз включил и выключил зажигание, а затем резко вдавил стартер. - Во - видали! - закричал шофер. - И вас не слушается! - У тебя жена есть? - спросил Баловнев. - Ага! - Ждет, небось? - Ждет, зараза! - Привет ей передай. А я один поезжу. - Ну и ладно. Если не заведется, так здесь и оставляйте. Я завтра утром заберу. Удачи вам! "Обязательно, - подумал Баловнев. - Обязательно удачи! Сейчас это мое единственное оружие!" Через пять минут он без труда завел машину и, отъехав метров сто от опорного пункта, свернул в первый же попавшийся переулок - туда, куда увлекал его неосознанный внутренний приказ. Ковш Большой Медведицы уже повернулся ручкой вниз, а указатель горючего приблизился к нулю, когда Баловнев, впустую исколесив все окрестные проселки, решил прекратить поиски. Был самый темный предрассветный час. Ни одно окно не светилось в поселке. Дорога здесь резко сворачивала и спускалась к плотине, с другой стороны которой уже стояли первые дома. Справа, со стороны болот, наползал белесый туман. Слева, в низине, показались кирпичные руины старой мельницы. Напротив них, прямо посреди дороги, кто-то стоял. Баловнев смертельно устал, и предчувствие на этот раз изменило ему. Он несколько раз переключил свет и просигналил, но фигура впереди не сдвинулась с места, лишь тогда участковый понял, что это "чужинец". Короткая, лишенная шеи голова была по-звериному вдавлена в плечи. Он стоял к машине боком и, судя по всему, прятаться не собирался. Уступать дорогу - тоже. "Волк, - подумал Баловнев. - Вот кого он мне напоминает. Волк, рыскающий в поисках поживы у человеческого жилья". Он гнал машину, не убирая руки с сигнала. Никакие нервы не выдержали бы этого рева, несущегося сквозь мрак вместе с ослепительными вспышками света, но у "чужинца", возможно, не было нервов. Когда их разделяло не более шести метров, Баловнев повернул руль вправо. Тут же под передком машины что-то лязгнуло, и она перестала слушаться руля. "Оторвалась рулевая тяга!" - успел сообразить Баловнев, вдавливая педаль тормоза в пол. Машину заносило прямо на "чужинца". - Уходи! - заорал Баловнев, хотя вряд ли кто мог его услышать. "Газик" тряхнуло, словно он налетел на пень, темная сутулая фигура куда-то исчезла, и в следующее мгновение свет фар выхватил из темноты
в начало наверх
стремительно летящую навстречу коричнево-красную, выщербленную плоскость стены. Осколки ветрового стекла хлестанули Баловнева по лицу, а что-то тяжелое, ребристое с хрустом врезалось в бок. Очнулся он спустя несколько секунд. Тускло светил левый подфарник, хлюпала, вытекая из пробитого радиатора, вода. Задыхаясь от резкой боли внутри, Баловнев попытался открыть дверку, но ее заклинило. Кровь заливала глаза, и ему все время приходилось вытирать рукавом лоб. Внезапно машина дернулась, словно кто-то пытался приподнять ее за бампер. Баловнев стал коленями на сидение и по пояс высунулся наружу. Что-то массивное, плоское снова шевельнулось под машиной. "Газик" начал сдавать задом, взрывая заблокированными колесами мягкую землю. Между капотом и стеной, вздымаясь, как опара, медленно росла какая-то плотная, округлой формы масс?. Из широких покатых плеч вылез обрубок головы - серый, глянцевый. Судорожно растянулся безгубый рот. Выпуклые рыбьи глаза совершенно ничего не отражали. Казалось, это вовсе не глаза, а две дыры, два черных провала, в которых угадывался бездонный равнодушный мрак, а может быть, что-то и похуже. Через переднее сидение Баловнев выбрался на капот, а оттуда мешком свалился на землю. "Чужинец" был совсем рядом. Баловнев попытался вцепиться в него, но это было равнозначно тому, чтобы руками хватать дождь. - Стой! - хрипел Баловнев. - Стой! Не уйдешь! Покуда я жив, не будет вам покоя! - Ну что вы переживаете! Подумаешь - подвеска накрылась! У меня запасная есть. И фару заменим, и облицовку выправим. Нет проблем. Не такие дела делали. Главное - сами живы! - Шофер почесал голый живот. Под пиджаком у него ничего не было. - Ты же знаешь, любое дорожно-транспортное происшествие подлежит регистрации и учету, - Баловнев закашлялся. - Болит? - Ноет. - Это, наверное, от руля. Пройдет. Ребра, вроде, целы... Не пойму, чем вас так запорошило. Известь, что ли... Он помог Баловневу стянуть китель, обильно осыпанный чем-то вроде серой пудры, и несколько раз встряхнул его. Пыль эта так и осталась висеть в воздухе, словно неподвластная закону всемирного тяготения. Светало. Слышно было, как по всему поселку мычат коровы, покидающие стойла. Где-то рядом чирикала какая-то ранняя птица. - Буксир найдешь? - Спрашиваете! - Тащи машину в гараж. Я туда через часок тоже подойду. Не заходя на опорный пункт, он умылся водой возле колонки и прополоскал рот. Ключа в карманах не оказалось, но Баловнев вспомнил, что, уходя накануне, он не запер входную дверь. Сердцем ощущая смутную тревогу, он шагнул в темную, не успевшую проветриться за ночь комнату. Все они были здесь, серые и неподвижные, словно надгробные памятники. Кто-то безликий, больше похожий на манекен для отработки штыковых ударов, шевельнулся и встал за спиной Баловнева, загораживая дверь. - Ну, здравствуйте, - сказал Баловнев. - С чем пожаловали? Никто не ответил ему. Стараясь не глядеть по сторонам, участковый прошел к столу и сел, пододвинув к себе тетрадь. Авторучки на столе не оказалось, он взял карандаш, но тут же сломал грифель. Уродливая беспалая лапа мелькнула возле его лица и уперлась в клавиатуру "Олимпии". - Живьем сожрете или сначала удавите? - спросил Баловнев. Резко щелкнула клавиша пишущей машинки. На листе бумаги, забытом в каретке, появилась буква. Еще щелчок, еще... Буквы складывались в слова. "Человек, тебе не причинят вреда". - Вот спасибочки! - Баловнев облизал пересохшие губы. - Хоть бы представились для начала. Кто, откуда, где родились, где крестились? "Не родились. Были всегда". - Бессмертные, что ли? "Материя, из которой создан человек, тоже бессмертна. Но когда-нибудь она станет водой, землей, воздухом. Только не человеком. Материя, из которой создан я, даже рассеявшись по всей Галактике, когда-нибудь станет снова мной". - Скажи пожалуйста! Ну, а здесь что вы забыли? "Мы ждем". - Интересно - чего? "Эта планета нужна нам. Мы ждем, когда она освободится от людей". - Устанете ждать! "Мы умеем ждать. Таких планет было много. Везде жили люди. Разные, непохожие на вас. Сначала у них были палки и камни. Потом взрывчатка. Или яд. Или бактерии. Все равно. Теперь на этих планетах живем мы". "Так вот кто они такие! - подумал Баловнев. - Не волки. Шакалы. Космические падальщики, терпеливо ожидающие, когда жертва испустит последний вздох". - Почему вы выбрали именно Землю? - холодея от внезапной догадки, спросил он. "Мы всегда попадаем туда, где у нас самые лучшие шансы. Мельчайшие частицы нашей сущности движутся вместе с космической пылью, с веществом комет, со всеми видами излучения. Рано или поздно случится так, что все они снова соединятся. На планете, которая больше всего подходит нам". - И никто еще не дал вам отпора? "Мы берем только то, что уже никому не принадлежит. Мы незаметны. Удача всегда сопутствует нам. Такими нас создала природа". - Зачем вы убили старика? "Мы никогда никого не убивали. Опасный для нас человек умрет сам. Старому человеку нельзя было волноваться". - Чем же он был опасен для вас? "Он знал о нас. Это плохо. Сначала знает один, потом многие. Для нас это опасно". - А от меня вам что нужно? "Для нас ты опаснее старика. Ты знаешь о нас, но с тобой ничего не случилось. Ты чем-то похож на нас. Удача защищает тебя. И не один ты такой. Возможно, мы прибыли слишком рано. Но мы не собираемся уходить. Мы будем ждать. Пусть даже миллионы лет. Мы всегда будем здесь". Краем глаза Баловнев уже давно видел, что "чужинцы" меняют свой облик, съеживаясь и оплывая, словно комья сырой глины. Плечи двух стоящих рядом фигур сомкнулись. Несколько минут из необъятной бесформенной массы еще торчали две головы, но вскоре и они провалились куда-то внутрь. От "чужинца", который стоял возле двери, осталась только куча пыли. Баловнев отвернулся и начал смотреть в окно. Все происходящее напоминало кошмарный сон, и ему хотелось поскорее проснуться. Некоторое время спустя он встал и, хрустя сапогами по серому пеплу, покрывавшему весь пол, прошел в коридор. Извлек из закутка метлу, совок и пустое ведро. Хотя все его мышцы нестерпимо ныли, работал Баловней с удовольствием. Простой труд, во время которого могла отдыхать голова, всегда успокаивал его. Наполнив последнее ведро, он присел на крылечке передохнуть. Над землей стояли тревожные розовые облака, словно отблески давно прошедших или грядущих пожаров. Где-то неподалеку храпела буфетчица Анюта, всю жизнь обманывавшая ближних своих. В лесах бродил убийца Селезнев, из-за шестидесяти рублей лишивший жизни человека. Высоко в небе летел космический аппарат, предназначенный для наведения на цели крылатых ракет, и одна из этих целей находилась совсем недалеко отсюда. Баловнев вытряхнул пыль из ведра, и она повисла в воздухе, словно неподвластная силе земного тяготения. Над зданием школы по обе стороны от плаката с надписью "Добро пожаловать" полоскались флаги. Лето кончилось. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх