UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Федор ЧЕШКО

    И МИР ПРЕДСТАНЕТ СТРАННЫМ




За завтраком мой кот Остолоп сказал печальным бархатным голосом:
- Сегодня ночью я имел несчастье прочитать черновик  вашей  последней
статьи. Вы меня огорчили, молодой человек...
От подобного  заявления  мысли  понеслись  у  меня  в  голове  этаким
коровьим галопом. "Способность к членораздельной речи отличает человека от
животных (Геродот)... Врешь, собака, статья отличная... Интересно, кто  из
нас спятил, я или Остолоп?.."
- Остолоп, - строго спросил я, - кто из нас спятил?
- Ну несомненно, вы! - воскликнул Остолоп. -  Ведь  невозможно  же  в
здравом уме и трезвой памяти выдвигать столь ненаучные тезисы! Вы  провели
серию смехотворных экспериментов и на их основании сделали серьезные, но в
корне неверные выводы.
("Кажется, спятил все-таки я. Прелестно!")
-  Вы  утверждаете,  -  вещал  Остолоп,  закатывая  глаза  и   нервно
подергивая  хвостом,  -  что  в  действиях  ваших  подопытных  отсутствует
разумное начало. В качестве доказательства вы приводите  пример  с  лисой,
пытавшейся выкопать нору в стеклянном ящике. Но ведь тут  вы  затрагиваете
совершенно  другой,  крайне  интересный  и  сложный  вопрос  о   поведении
высокоразумного (я нервно икнул) существа в экстремальных,  непривычных  и
непонятных,  а  главное  -  внезапно  изменившихся  условиях.  Возьмем,  к
примеру, вас, - Остолоп внимательно посмотрел мне в глаза.
Я снова икнул.
- Вы  считаете  себя  разумным  существом.  Сейчас  вы  находитесь  в
экстремальной ситуации.  И  проблесков  мысли  на  вашем  лице  что-то  не
заметно. Скорее наоборот.
"А что, все нормально, - думал я  между  тем.  -  Жил,  жил  и  вдруг
свихнулся. Ничего не поделаешь. Бывает."
Я стал смотреть в окно. За окном  был  забор.  На  заборе  -  плакат:
"Летайте самолетами Аэрофлота".
- А знаете, он совершенно  прав,  -  заявил  вдруг  скворец  Генотип,
обитавший в клетке под потолком. Этого тунеядца Генотипа  я  вот  уже  два
года  безуспешно  пытался  научить  говорить.  -  Теория   психологической
адаптации - проблема сложнейшая. Ее нужно решать исподволь,  осторожно.  А
вы кидаетесь как на приступ, оголтело  размахивая  скальпелем  и  кусочком
сахара. Нехорошо это, знаете. Ненаучно.
Я все изучал плакат. Весь он был синий, а буквы на  нем  -  белые.  И
самолетик нарисован. К дождю, наверное.
- К сожалению, здесь нет моего дядюшки, - продолжал  скворец.  -  Вот
кто мог бы рассказать вам много поучительного о  психологических  аспектах
затронутой вами проблемы. Но я и сам, как ученый, не чуждый психологии...
- Летайте самолетами Аэрофлота, - посоветовал я ему.
Некоторое  время  Генотип  думал,   склонив   голову   набок.   Затем
полюбопытствовал:
- Зачем?
- Ну и дурак, - я  разозлился.  -  А  еще  психолог!  С  сумасшедшими
полагается во всем соглашаться.
- Да, подвели вы нас, молодой человек, подвели, - забубнил, спускаясь
на паутинке к  моему  лицу,  Яков  Михайлович  Сиволаптев-Валуа  -  старый
крестовик, живший на люстре. - Так подвели, что дальше некуда.
- Чем же это я вас-то подвел? - Я уже устал от них. -  Членистоногое,
а туда же...
- Чем, чем... Лучшие ученые планеты собрались при его персоне,  чтобы
помочь ему, навести на верную мысль и с  его  помощью  -  с  вашей,  вашей
помощью, молодой человек! - втолковать, наконец,  людям,  что  братьев  по
разуму надо искать не во всяких туманностях да галактиках, а  у  себя  под
носом! Первые ваши статьи произвели на нас впечатление, да, и немалое. Они
были умны, толковы, очень толковы. А теперь? Какой стыд, молодой  человек,
какой позор!..
- И все-то ты врешь, восьминогое, - игриво заявил я ему. - Треплется,
как телевизор, а у самого даже рта нету. Брехло на паутинке...
- Сам дурак, - сварливо ответил Яков Михайлович. - Тоже мне биолог! А
у телевизора рот есть, что ли? На паутинке!  Потому  и  треплюсь,  что  на
паутинке! И эти вон двое, - он махнул лапами в сторону кота и  скворца,  -
тоже по моей паутинке треплются. Потому, что волновод из  паутинки  сплел,
психодинамической, значит,  энергией  тебе,  дураку,  и  телепатируем.  Не
слыхал никогда о ней, что-ли? Ну, то-то! Слушай тех, кто поумнее будет, да
на ногощупальце мотай. Она,  психодинамическая  энергия,  всему  основа  и
есть!
- Тут я не могу с вами согласиться,  коллега,  простите,  -  вмешался
Остолоп. - Роль психодинамических эманаций, конечно, велика, но нельзя  же
недооценивать и нейронные процессы!
- Нет, что вы, - затараторил и Генотип (У, предатель! Тоже  двуногое,
как-никак,   мог   бы   и   раньше   как-нибудь   намекнуть,   рассказать,
подсказать...), - нейронные флюктуации здесь совершенно не при чем. У меня
давно уже возникла одна гипотеза...
- Послушаем, - кивнул Остолоп. - Нейронная школа пернатых сделала  за
последнее время значительные успехи...
Я  молча  поднялся  и  вышел  на  кухню.  Некоторое  время  стоял   и
прислушивался  к  голосам  в  комнате.  Там  бубнили  что-то  о  приматах,
спинно-мозговых  эквивалентах,   рефлекторно-аффекторных   психологических
ловушках...
Донесся азартный вопль Якова Михайловича: "А вот возьмем, к  примеру,
клопа! Откуда ж у него возьмутся нейронные флюктуации, ежели мозгов  нету?
А каков интеллектище!"
Я глубоко вздохнул, задержал дыхание и трижды ударил головой в стену.
И проснулся.
Некоторое время я лежал, вытирая со лба холодный пот. Генотип дрых  в
клетке без задних  ног.  Яков  Михайлович  Сиволаптев-Валуа  угрюмо  кушал
комара в своей невообразимо сложной паутине. Остолоп сосредоточенно следил
за мухой, бившейся в оконное стекло. Все было в порядке. Я встал.  Начался
обычный будний день. Ночные кошмары отступили и растаяли  вместе  с  самой
ночью. Жизнь была прекрасна, и, готовя завтрак, я даже  стал  насвистывать
этакий бравурный мотивчик.
Остолоп, как всегда, сидел на столе и ждал, когда ему нальют  молока.
Я придвинул ему - блюдце, себе - чашку и потянулся за кофейником.  Остолоп
взглянул на меня мерцающими глазами и сказал печальным бархатным голосом:
- Сегодня ночью я имел несчастье прочитать черновик  вашей  последней
статьи. Вы меня огорчили, молодой человек...
Мне трудно судить, какое именно выражение появилось у меня  на  лице.
Очевидно, не слишком идиотское, потому что Остолоп остался доволен.
- Я  очень  рад,  -  бархатно  замурлыкал  он.  -  Вижу,  что  ночная
подготовка не прошла для  вас  даром.  Ну  что  ж,  коллеги,  приступим  к
обсуждению статьи?
- Приступим! - чирикнул Генотип.
-  Приступим,  приступим!  -  радостно  засуетился  в  паутине   Яков
Михайлович.
- Приступим, - вздохнул я.

ВВерх