UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Федор ЧЕШКО

 КАК ЛИСТ УВЯДШИЙ ПАДАЕТ НА ДУШУ




Наверное, все же можно считать, что хоть в  чем-то  мне  да  повезло.
Например, не будь в то утро дождя, эта штука запросто могла  бы  прошибить
мне голову, - с такой силой она грохнулась  о  тугую  ткань  моего  зонта.
Грохнула, отскочила, булькнула в мелкую мутную лужу, и в этой рябящей  под
частыми дождевыми каплями мути вдруг будто  солнечный  блик  засветился  -
маленький такой, веселый... Я даже не слишком  поторопился  смотреть,  что
это за светоч такой угораздил меня по зонтику; я сперва  задрал  голову  и
попытался выяснить, откуда это в людей швыряют всякой дрянью.
А черт его знает - откуда. Серая, в грязных потеках  стена  панельной
девятиэтажки, серые, заплеванные дождиком окна, пустые балконы, на которых
сыреют бесстыдно  вывешенные  на  обозрение  ночные  рубашки  и  кружевные
трусики - и никого. И на  мое  предложение  показать  свою  поганую  харю,
внятно и во весь голос адресованное развлекающемуся швырянием дряни козлу,
тоже, естественно, реакции не последовало. Жаль...
А в луже все вспыхивали, играли солнечные искры,  и  такие  они  были
радостные и теплые, что я все же  нагнулся  глянуть:  что  оно  там  такое
блестящее. Брошь. Крупная, тяжелая, в виде кленового листика.  Я  повертел
ее в вальцах, поискал пробу - нашел. Хорошая проба, обнадеживающая.
Так. Ну и что теперь? Вообще-то, люди порядочные, (к  которым  обычно
причисляю себя и я) в таких случаях принимают меры, чтобы находка отыскала
своего владельца. Но...
Вот в этом-то "но" и была загвоздка. Это было очень емкое  "но",  оно
включало в себя и зарплату, которая на десять процентов ниже  официального
уровня бедности в Зимбабве; и свадьбу, которая через месяц, и о  стоимости
которой  подумать  жутко   (Машка   -   девица   безнадежно   избалованная
собственными родителями, и торжественный домашний ужин в тесном кругу  для
нее,  видите  ли,  скучен)...  А  главное,  в  недрах  этого  "но"  таился
покореженный мною недавно чужой "Москвич", цена ремонта которого превышает
мой  годовой  заработок.  Хозяин,  правда,  изъявил  готовность  войти   в
положение и ждать сколько угодно, но у меня  же,  все-таки,  тоже  совесть
есть... К сожалению.
А брошка тяжелая, массивная такая брошечка, литая... При таком  весе,
да при такой пробе, да при нынешних ценах - штуки на полторы потянет.  Это
если ее в скупку. А если  в  комиссионку,  то  и  за  машину  расплатиться
хватит, и кое-что на свадьбу останется. Так что не выйдет из меня  сегодня
порядочного человека, нет, не выйдет.  Печально,  конечно,  но  нечего  не
поделаешь: возможность вырваться из-под гнета  вышеупомянутого  "но"  явно
перевешивает перспективу морального удовлетворения от красивого поступка.
Так что сунул я этот подарок небес в карман и  поспешил  удалиться  с
места происшествия - после того, как уже все так  хорошо  решил,  было  бы
обидно дождаться хлопка двери, торопливого  стука  каблучков  и  звенящего
жалобными слезами голоса: "Молодой человек, тут  упало  только  что...  Вы
случайно не находили?" Вот тут-то  моя  порядочность  запросто  может  мне
подложить здоровенную свинью. Были уже прецеденты. И вообще, я  на  работу
опаздываю.
Впрочем, в свою контору я умудрился припереться минут за двадцать  до
начала трудового дня. И сразу, не сняв  даже  мокрый  плащ,  плюхнулся  за
стол, сунулся в ящик за лупой,  а  потом  неторопливо  и  с  удовольствием
вытащил свою находку - рассматривать (дорогой - давясь в  трамвае,  прыгая
потом через пузырящиеся лужи - я все щупал ее,  предвкушая  момент,  когда
можно будет сесть и спокойно, вдумчиво насладиться)
Н-да, дорогая вещица. И очень, очень, очень странная. Чем дольше я на
нее смотрел, тем яснее мне  становилось,  что  это  не  фабричная  работа.
Почему? Ну, хотя бы потому, что в таких делах я разбираюсь не хуже  любого
ювелира,  хоть  я  и  биолог  по  образованию.  Биолог-то  я  биолог,   но
художественным литьем увлекаюсь уже  лет  десять,  причем  работы  у  меня
вполне профессиональные. Правда, это мнение мое да  тех  знакомых  которые
постоянно  выклянчивают  у  меня  брошечки,  сережечки   да   статуэточки.
Профессионалы на сей счет высказываются слегка наоборот (демонстрировал  я
несколько раз свои произведения авторитетам на предмет рецензирования - до
сих пор плевки с морды вытираю).
Нет, с драгоценными металлами я дела  никогда  не  имел,  упаси  меня
Господи! Во-первых это очень больно карается законом,  во-вторых  они  для
меня слишком дорогие, а в-третьих - это мне с моими  жалкими  техническими
возможностями не по зубам: чересчур уж они тугоплавкие. Так что  я  больше
оловом, свинцом, да изредка (это  если  удается  до  лабораторного  муфеля
дорваться) латунью пробавляюсь.  Но  эту  брошь  все  равно  в  два  счета
раскусил. И слепому видно, что восковую модель делали вручную -  вон  даже
отпечаток пальца можно различить.  Такое  бывает  иногда,  у  меня  самого
бывало не раз: на модельке не замечаешь, а потом его выпирает  на  готовой
отливке, да еще в таком месте, где зашлифовать совершенно не  возможно.  И
вот, поди ж ты, гораздо более крупные детали рельефа, без которых и вещь -
не вещь, и ни вида у нее, и ни смысла, сплошь и рядом не отливаются, а вот
еле заметный отпечаток благополучно переходит с воска на форму, а с  формы
- на металл и ничего ему не делается.
И  еще  о  брошке.  Сначала  мне  показалось,  что  она  основательно
затаскана - ну, потерта, царапин много. А присмотрелся повнимательнее да в
лупу - э, нет, не в этом дело. Дело в том, что брошка не отшлифована - еще
один признак самоделки. Это ведь не просто -  шлифовка  сложного  рельефа.
Мало того, что уметь нужно, так еще и без специального оборудования тут не
обойдешься. Вот так, значит решено и  подписано  -  самоделка.  Но  проба,
проба откуда? И так смотрел, и  эдак  -  не  подкопаешься  к  этой  пробе,
правильный довольно отчетливый штамп. Вот и спрашивается в  задаче:  может
нелегал-самодельщик промышленный маркер  раздобыть?  А  хрена  ему,  легче
раздобыть четвертак со своим портретом вместо профиля Ленина. Может  быть,
конечно, пошел человек в специальную контору (есть такая), навешал им  там
лапши на уши о наследстве любимой бабушки и попросил промаркировать пробу.
Но если так, то он рисковый мужик.  (Кстати,  почему  обязательно  "он"  и
"мужик"? Может быть, это "она" и, соответственно "баба"?) В конторах  тоже
не лопухи работают, запросто могли замести.  Уж  если  даже  я  допер  про
самоделку, то им с их техникой - сам бог велел. Да, кстати, к  вопросу  об
"замести". Этот деятель (для удобства будем пока говорить  "этот")  должен
бога благодарить, что я не поволок брошь, как порядочный, в  милицию.  Вот
они бы его точно замели. С потрохами бы замели - он же им отпечаток пальца
подарил, лопух. И тогда... Это у Чуковского, кажется,  книга  такая  есть,
"От двух до пяти" называется. Вот это было бы о нем. Только с конфискацией
имущества.
Я еще раз внимательно осмотрел брошь. Нет, сделано недурно,  хотя  уж
больно ординарно, безлико. Я не без самодовольства припомнил  кулон,  тоже
кленовый лист, который когда-то сработал для Эллочки - это еще давно -  до
Машки то-есть. Тот лист, мой, был латунный, и стоил,  конечно,  гроши,  но
куда до него этому, золотому! Тот лист был  полон  соков,  он  был  жив  и
упруг, то была работа тонкая, Ювелирная (именно так, с большой  буквы).  А
это... Весьма старательно, довольно красиво... В общем, так себе  железка,
только и всего в ней, что дорогая.  Нет,  все-таки  здорово  вот  так  вот
сидеть и  понимать  об  себе,  что  ты  -  гений.  Все-таки,  хорошо,  что
существует на свете посредственность, иначе как бы это гений смог осознать
свою гениальность? Н-да, а  ведь  если  бы  скромность  была  единственной
причиной смертей человеческих, я жил бы вечно...
Уже потом, когда уныло-надоедливый звонок возвестил, что рабочий день
начался и пора браться за труды праведные, меня вдруг осенило: если  этому
типу потребовалось ставить на самоделку пробу, то, пожалуй, он работает не
для души, а для продажи и недурно, наверное, наживается. Ну, да это не мое
собачье дело. Мое дело - идти кормить мышей.
Только подопытным  мышкам  пришлось  денек  поголодать.  Потому,  что
позвонила Анна Михайловна. Господи боже ты мой, никогда  мне  и  в  голову
придти не могло,  что  эта  чопорная  профессорша  может  так...  нет,  не
говорить даже - рыдать, рыдать  надрывно  и  неразборчиво.  Не  успев  еще
уловить смысл этих рыданий, я понял: случилось страшное. И  понял,  с  кем
случилось. И не ошибся.
Как же это? Машка, Машенька моя, как же тебя  угораздило?  Сотрясение
мозга... Тяжелейшая травма черепа... В сознание не приходит...  Необходима
трепанация, но вероятность успеха - двадцать процентов... За что, Господи,
за что?!
Надо ли говорить, что едва  дождавшись  торопливых  гудков  отбоя,  я
швырнул трубку и помчался в больницу? Даже за плащом не забежал. И шефа не
предупредил, что сматываюсь - его на месте не было, так что я,  ждать  его
буду? Ничего, не уволит. А уволит - ему же хуже.  Где  он  второго  такого
лопуха найдет, согласного пахать за одни радужные перспективы?
Уже поймав такси, я вспомнил, что кошелек оставил в плаще.  Так  что,
пришлось извиниться, проглотить шоферскую матерщину и бежать  на  трамвай.
Трамваем - это час, не меньше, но не возвращаться же  в  институт.  Второй
раз так быстро вырваться не удастся: наши лабораторные дамы наверняка  уже
успели выработать несколько альтернативных версий произошедшего  и  теперь
вопьются на предмет  подробностей.  Нет,  женщины  они  в  общем  хорошие,
душевные, вот только страдают хронической любознательностью.  Так  что  ну
их...
Трамвай, дребезжа, как пустая жестянка,  трясся  по  кривым  уличкам,
замызганным и незнакомым. Никогда я  раньше  в  этом  районе  не  был,  не
привелось как-то. Ну и пес с ним,  век  бы  его  не  видеть,  этот  район.
Господи, как же муторно было на душе! Ведь если совсем-совсем честно,  это
же я виноват в том, что случилось.  Я  и  никто  кроме.  Если  бы  не  эта
идиотская истерика, которую я позавчера закатил Машке, если бы  не  глупая
наша ссора, черта с два она пошла бы одна на свадьбу к этой дуре. На такие
мероприятия мы уже давно или ходим вместе, или вообще не ходим. Но  вот  -
обиделась на меня Машка. А может даже и не просто обиделась, а решила, что
все, что кончилось у нас, что не нужна она мне  больше...  И  пошла  туда,
пошла одна, и засиделась допоздна. И возвращалась  одна  в  темноте.  И  в
темном подъезде какой-то гад ударил  ее  по  затылку  тяжелым  и  твердым,
ограбил и убежал. А Машка, Машенька моя, осталась лежать там, в  подъезде,
одна, и лежала не меньше часа, пока не нашли ее хватившиеся родители. А  я
в это время в теплой постельке  блаженствовал,  подонок,  сволочь,  дубина
эгоистическая...
Как я смог, как посмел наговорить ей все это? Ну,  вообще-то  причина
была, Машка тоже хороша, конечно... Хоть бы предупредила меня заранее, что
ли... А то представьте: замечаю я на  столе  у  своего  сотрудника  журнал
"Советское фото", и от нечего делать  оный  перелистываю.  И  натыкаюсь...
Работа молодых и подающих  и  подающих  огромные  надежды  фотохудожников,
некоей О.Загоскиной и М.Раевской. "Амазонка" называется.  Красочно,  ярко,
во весь лист - эта  самая  М.Раевская  (короче  -  Машка  моя)  верхом  ка
неоседланной лошади. Ну, с лошади, допустим, взятки гладки,  на  ней  хоть
уздечка есть. А на Машке только только  выражение  лица  и  ничего  кроме.
Каково, а? А тут еще эта сволочь (я имею в виду сотрудничка своего) у меня
на глазах выдирает из журнала эту фотографию и цепляет на стену, при чем я
даже по морде ему навешать не могу, потому как имеет полное право.
Ну, вечером я Машке и выдал. Нет, сперва я еще находил  в  себе  силы
держаться в целом корректно, даже шутить умудрялся: осведомился  например,
кто такая эта О.Загоскина, уж не та ли кобыла, на которой Машка сидит.  Но
когда в ходе беседы выяснилось, что  данная  публикация  уже  аж  двадцать
восьмая, и что у них альбом из  печати  выходит,  и  что  скоро  на  голые
машкины прелести сможет пялиться любой ублюдок не только в Союзе, но  и  в
Голландии, Бельгии и еще где-то...  Вот  тут-то  меня  и  понесло.  Машка,
конечно, тоже в долгу не осталась. Чего-то она там успела мне рассказать и
о том, что считала меня художником, да, видно, ошиблась, и о  дикарях,  не
умеющих ценить прекрасное и видящих в  женщине  только  самку...  Но  я-то
успел наговорить в десять раз больше и оскорбительнее, вот в чем беда.
И главное, что я, скотина безрогая, Машку не знаю что ли? Одно наше с
ней знакомство  чего  стоит!  Но  тогда  почему-то  ни  малейшего  желания
проповедовать на темы нравственности во мне не пробудилось.
А познакомились мы у Паши на дне  рождения.  Они  с  Машкой  к  этому
времени давно встречались, и даже вроде  жениться  надумали  -  во  всяком
случае Машка по его квартире уже в фартучке суетилась, на правах  хозяйки,
значит. А я был тогда целую неделю в мрачном расположении духа по  причине
последнего разговора с Эллочкой (она мне  этак  вдумчиво  и  рассудительно
объяснила, что я очень хороший, но ей, Эллочке то-есть, все же не  подхожу
вследствие мизерности моих доходов). А тут еще  Пашка  назвал  полный  дом
своих коллег-ментов, и под их веселенькие беседы о детской  проституции  и
пьяных драках я малость перебрал -  так,  не  до  свинства,  а  до  легкой
бесшабашности на почве черной тоски. И как-то так получилось, что набилось
в кухню полно гостей - покурить, а потом все ушли и остались только  мы  с
Машей. Что-то там мы с ней трепались - ну, так, хмельные  шуточки,  слегка
фривольные, конечно, но чтоб  к  примеру  границы  перейти  -  это  ни-ни.
Помниться, она все извинялась, что босая и рассказывала, как любит босиком

 
в начало наверх
ходить. Это точно, между прочим, любит. С мая по сентябрь с ней просто невозможно на улицу выйти, особенно, если дождь: она все норовит из туфель вылезти. При чем в таком виде может заявиться куда угодно. В гости например. Или в театр. Представляете? В вечернем платье, при украшениях - и босиком. Мания какая-то честное слово. Вот... А я в тот вечер ей спьяну предложил позировать - была у меня тогда задумка насчет одной статуэтки. И Машка - как я решил, в шутку - возьми да и согласись. Обсудили мы с ней план работы, договорились, что назавтра вечером она ко мне домой приходит, на том я и смылся. Назавтра, естественно, я и думать обо всем забыл, как вдруг - звонок в дверь. Открываю - Машка. Явилась, значит, позировать. Ну, тут я в конец обалдел. А она спокойно так заходит ко мне в комнату, быстренько раздевается и лезет на стол. Я стою, глазами хлопаю, а Машка спрашивает: "Ты, случайно, не токсикоман? Хлорофос нюхать не любишь?" Мотаю головой: "Нет"... Тогда она лезет в сумочку, достает баллончик "Примы" и мне показывает: "Видал? Давай, работай, лепи. А если сунешься с какай-нибудь гадостью, все содержимое из вот этого баллона в физиономию получишь." И почему-то я не заорал тогда, что она безнравственная и распущенная, а как бобик две недели лепил с нее, и ничего такого у нас с ней не было, и до сих пор нет, и до свадьбы не будет. И ни с кем у нее ничего не было - она бы сказала, это точно. Так что позавчера напустился я на Машку, как свинья распоследняя. Знал ведь, что к настоящему искусству она с большим пиететом относится и на многое ради него готова. И что совершенно искренне не понимает, как можно считать непристойностью обнаженную красоту - тоже знал. Так чего, спрашивается? Раньше надо было думать. И вообще, на темы нравственности не мне бы рассуждать. У Пашки-то я невесту увел, как не верти. Внаглую увел, перед самой свадьбой... Он, кстати, ничего. Звонил мне потом, сказал, что зла на меня не держит и другом считать не перестает, что это машино право - выбирать, и раз она выбрала меня, то значит так тому и быть. Только все-таки мы с ним теперь почти не контачим. Я себя перед ним виноватым чувствую, а он чувствует, что я чувствую, и ему неловко. Вот только недавно он ко мне приходил, просил золотой кулон сделать - из его, значит, материала. Очень просил. И стыдно мне было, и досадно, но пришлось отказать: ну не умею я по золоту, только испохаблю человеку дорогую вещь (ведь откуда у него золото возьмется, наверняка переплавить что-то хотел). Тогда он попросил назвать кого-нибудь, кто может сделать - снова промашка вышла. Я же кустарь-одиночка, с коллегами мало общаюсь, потому как не знаю никого... Эх, до сих пор обидно, что помочь не смог! Вот так я себя грыз весь день, но кроме этой грызни так ничего и не смог сделать. К Машке меня, естественно, не пустили, врачи со мной разговаривали сквозь зубы и глядя поверх головы. Сказали только, что Машка в сознание не приходит и они ни за что не ручаются. И еще сказали, что поврежден череп, что мочки ушей разорваны, что на левой груди глубокая царапина и безымянный палец левой руки вывихнут. Значит, серьги, кольцо, и, наверное, брошь обдирали в спешке, буквально с мясом... Едрена вошь, если я доберусь когда-нибудь до того, кто это сделал (а уж я очень-очень постараюсь добраться), он у меня подыхать будет постепенно и разнообразно, мать его перетак! Потом примчалась Анна Михайловна, и мы с ней до глубокого вечера метались по больнице и приставали к врачам, пока очередное потревоженное нами светило не объяснило, что Маше мы все равно ничем не поможем, после чего выставило нас вон. Я отвез Анну Михайловну домой, при чем всю дорогу она плакала у меня на плече, что меня несколько удивило. До сих пор они с мужем... ну, не то чтобы держались со мной неприязненно, но были подчеркнуто корректны, всем своим видом подчеркивая: мы люди слишком интеллигентные, чтобы влиять на выбор своей дочери, но ты не та партия, которой бы мы для нее хотели. Но теперь... Теперь, конечно, все это ерунда, была бы только Машка жива... Домой я приперся в начале десятого. Родители, успевшие обзвонить всех моих приятелей и уже добравшиеся до моргов, учинили мне здоровенную выволочку, и я сдуру рассказал им все - и где шлялся, и почему не позвонил. Мама сразу заплакала, а отец сел за телефон - звонить какому-то своему старому другу, крупному специалисту по черепно-мозговым травмам. Это отец-то, который всегда испытывал физическое отвращение ко всяким договорам "по знакомству", а Машку, после того, как она однажды явилась к нам в дом босая, именовал преимущественно "эта развязная особа". Н-да... Я, как мог, успокоил маму и потихоньку смылся к себе. Некоторое время тупо слонялся из угла в угол, потом вспомнил о своей находке. Да, кстати она оказалась, очень кстати. Деньги теперь понадобятся... Я вытащил ее, эту вещицу (как сунул ее в карман, удирая с работы, так и забыл о ней), осмотрел еще раз, и какая-то зыбкая мыслишка закопошилась было в голове, но тут мама позвала меня к телефону. Звонил Витек. Просил сделать несколько заготовок для перстней. Опять он за свое... Пришлось в который раз повторять, что я с кооператорами дела не имею из принципа, поскольку все они (и Витек в том числе) хапуги и халтурщики. Он стал канючить. Я его послал. Тогда он сказал, что ладно, больше сам он меня просить не будет, а напустит на меня Эллочку. И повесил трубку. Про Эллочку - это в отместку за отказ. Пусть, мол, я хапуга, зато у тебя девчонку отбил, напакостил. Не понимает, дурень, что я ему за эту пакость век благодарен буду. Да и не он Эллочку отбил, а деньги его дурные... И напустить на меня свою достойную супругу ему не удастся: она меня теперь люто ненавидит. Из-за Машки. Вот и пойми их, женщин... Не успел я трубку положить - снова звонок. На этот раз Пашка. Узнал где можно по-дешевке радиатор для "Москвича" купить, добрая его душа. Потрепались немного (я, конечно, про Машку ничего ему не сказал), пожелали друг другу спокойной ночи, повесили трубки. И тут я вдруг вспомнил, что это за мысль пришла мне в голову перед витькиным звонком. И такая жуткая была она, эта мысль, что я набрался наглости и позвонил Анне Михайловне. Ее мой звонок сначала напугал, потом, - когда разобралась в чем дело - изумил до крайности, но на вопрос она ответила. Некоторое время я стоял возле телефона. В голове пустота беспросветная, только крутиться фразочка, вычитанная, кажется, у Стругацких: "Как лист увядший падает на душу"... Крутится и крутится, бессмысленно, назойливо так, будто заигранная пластинка... Вид у меня, наверное, был страшненький, потому что отец глянул, проходя, мимо и стал успокаивать: другу своему он дозвонился, тот обещал завтра подъехать, посмотреть Машку и, если понадобится, посодействует. Я с огромным трудом уговорил их с мамой лечь спать, а сам ушел к себе, сел за стол и стал смотреть на брошь. Первым делом я осмотрел ее замочек. Ну конечно... Искорежен, будто брошь не снимали, а сдирали с очень плотной ткани. Да, наверное так и было. Анна Михайловна сказала, что на Маше, когда она уходила на свадьбу, было бархатное платье и брошка. Золотая брошка "кленовый лист". Вот так. Значит, сегодня мне на голову свалилась брошь, сорванная с груди полумертвой Машки. Значит, кто-то хотел, чтобы эта брошь была у меня. Зачем? Ежу понятно, зачем... Я прикрыл дверь поплотнее, вытащил из-за тумбочки заначку - едва початую водки, поискал что-нибудь вроде стакана. Не нашел. Приложился к горлышку. Дело ясное. Брошка эта приметная, оригинальная брошка. И брошка эта в розыске. В городе пять-шесть скупок драгоценностей, и единственная комиссионка, где принимают изделия из драгметаллов. Проконтролировать их - раз плюнуть. Продам я эту брошку официальным путем, и в два счета менты выяснят, что продал ее я. А кому деньги позарез нужны - долг за машину отдавать? Опять же - мне. Так кто Машку ограбил? А? Красиво получается. Правдоподобно. Я снова хлебнул из горлышка. Ну а если предположить совершенно для меня невозможное? Если предположить, что я эту брошку продам не как положено, а с рук - что тогда? То же самое. Близких друзей, способных такую вещь купить, у меня нет, пришлось бы искать покупателя... Все равно бы звон пошел, что я золотым кленовым листком торгую. Так какая же это гнида со мной счеты сводит? Со мной и с Машкой - кто?! Так, давай спокойно. Кому известно, что мы поссорились? А черт его знает... Специально я никому не рассказывал и Машка наверняка тоже. Но почему-то о таких вещах сразу все узнают, это факт, такое не скроешь... Ладно, с этого конца не получается. Попробуем с другого. Кто знает, что я чужую машину грохнул, что мне деньги нужны? Снова не получается: все знали... Черт меня возьми, да что же делать, как же докопаться до этой сволочи? Стоп. А если так попробовать: кто нас с Машкой настолько ненавидеть может, чтоб на такое решиться? Витек? Ну, не хотел я ему помогать деньги делать. Ну, несколько раз в открытую объяснил, кто он такой есть и что я о нем думаю. Ну, морду я ему бил однажды при свидетелях. По пьянке, правда, и он сам потом извинялся, но был такой факт... Но чтоб за это - аж так? Нет, не думаю. И кто бы другой, но не Витек - трусоват он для такой затеи - прямо скажем... Вот Эллочка - дело другое. Эллочка нас всей душой ненавидит. А натура она целеустремленная, настойчивая такая натура, решительная, если чего захочет - спать, есть не будет, а сделает. Вот только чтобы так ударить и чтобы серьги с ушами рвать - немалая сила нужна, не эллочкина нужна на это сила... Господи... Порванные уши... разбитый затылок... "в случае выздоровления возможны психические отклонения"... Машенька моя, Машутка, за что?! Кулаком по столу, - костяшками, с маху, до боли, в кровь. Не раскисай, слюнтяй, тряпка, дрянь бесхребетная! Не раскисай! Думай, подонок! Тебе эту гниду найти надо. И ты найдешь, понял?! Сдохнешь, а найдешь. Так, о чем я?.. Ах да, Эллочка... А почему, собственно, она сама должна была это делать? Она ведь, как и Машка, без предрассудков, только без других... Босая в театр она не пойдет, конечно, и ради утверждения идеалов прекрасного раздеваться не станет, но для других целей может и раздеться. Цену она себе знает и в специальных случаях эту самую цену платит, не торгуясь. Почти по Марксу: товар - постель - товар... Так что ее дело - придумать, а в исполнителях недостатка не будет, только мигни... Значит, Эллочка? Или... Ах ты, дьяволова душа! Да нет же, быть не может, слишком уж гнусно это, не смог бы он! Или, все-таки, он? Похоже, ох как похоже! Думал это я, думал, и к бутылке прикладывался, и снова думал, и снова прикладывался... И когда в бутылке почти совсем ничего не осталось, понял: он. Пашка. Уж больно все один к одному лепится. И силы у него достаточно, и адреса - мой и машкин - знает, и повод ненавидеть нас у него есть, и что деньги мне нужны - тоже знает. И даже о ссоре знает, точно. Звонил он мне позавчера, сразу после разговора нашего с Машкой, голос мой ему не понравился, спросил он: "Чего мрачный такой, с Машкой поругались, что ли?" А я как дурак: "Да..." А он: "Что, серьезное что-нибудь?" А я как дурак: "Да..." И с радиатором этим он ко мне уже второй день пристает: "Смотри, упустишь, хватай, пока есть"... Ах ты, падло! Хватай... Знает же, прекрасно же знает, что у меня и на пробку от этого радиатора денег не хватит! Но какой же это надо гнидой быть лицемерной: "Зла не держу... Другом считать не перестал"... Падло! Ну, ладно. Это, может, и случайности, совпадения. То, что знал Пашка, это кто угодно мог знать, хоть Эллочка. Но еще один фактик есть. Маленький такой, неприметный... Все ведь знают, что я на литье свихнулся. Эллочка знает, и Витек, и Пашка - все. Так вот в задачке и спрашивается: если я находочку эту продавать не стану, - а? Если я ее переплавлю, что тогда? Тогда плохо. Тогда хрен что докажешь - вот что тогда. И только Пашка, один только Пашка мог знать на верняка, что переплавлять я ее не буду. Я еще тогда подумал, сразу, когда но кулон клянчить пришел: а зачем ему? Ни матери, ни сестры, ни девушки у него нет - это я точно знаю. Ну, теперь-то ясно, зачем... Знал же, гад, что если б я умел, то уж для него бы непременно сделал. Хоть и мент он, хоть и прищучить меня за это могут - сделал бы. А раз не сделал - значит по золоту не работаю. Вот и все. Просто, как все великое... Интересно, а почему он именно брошку мне подсунул? Наверное, выбрал, что поприметнее (я-то всех машкиных побрякушек не знаю, больно уж их у нее много). А может, кольцо и сережки должны были уже при обыске у меня найти? Скорее всего, так и есть. Да, Пашенька, гнида, здорово ты все просчитал. И ментам, дружкам своим, которым это дело поручили расследовать, наверняка уже все про меня выложил: и про ссору, и про машину, - все. Так что, даже, если брошку я продавать не стану, а изничтожу как-нибудь - не поможет. У тебя еще сережки да колечко в запасе есть... Здорово у тебя все вышло, Пашуня, здорово. Одного ты только, мать твою за ноги да в унитаз, не учел. Не мог учесть, потому как не знал, что это такое у меня в тумбочке, в коробке из под конфет лежит. А ведь это смерть твоя лежит, Паша.
в начало наверх
Открыл я тумбочку, коробку достал, вынул на свет божий подарок дядюшкин. Помню, незадолго до смерти отдал мне его дядюшка и сказал: "Возьми. Времена теперь тяжелые, не дай бог - пригодится"... Вот он и пригодился. Тяжелый, чуть тронутый уже ржавчиной немецкий вальтер. Долго он часа своего ждал, с самой войны. Теперь дождался. Обтер я его от масла носовым платком и ладонями, сунул в карман и тихонько, на цыпочках выбрался в коридор. Возле комнаты родителей задержался - там не спали, разговаривали негромко: - Знаешь, когда они поссорились, я обрадовалась, старая дура... Может, думаю, не сладится у них теперь... Вот он и наказал, Бог... - Ладно, спи. Ты-то здесь при чем? - А, знаешь, мне вчера Анна Михайловна позвонила. Говорит: "Маша, как в воду опущенная ходит, плачет, не случилось ли у них чего? Может, поссорились они?" Ну, я говорю: "Да, поссорились..." А из-за чего - не сказала. Что уж, думаю, человека расстраивать... - Да ты успокойся, спи. Бог даст, все хорошо будет. А ему (это, вероятно, мне) урок будет, на всю жизнь урок... Беречь надо тех, кого любишь. Вот так. Им бы в разведке работать, родителям моим. Хорошие они у меня, жалко их очень, и Машку жалко очень, и ее родителей - тоже. А себя не жалко. И Пашку не жалко. Выбрался я без шума из квартиры, на улицу вышел, глянул на часы. Н-да, поздненько уже, за двенадцать перевалило. Трамвая хрен дождешься, конечно. Ладно, двину пешком. Заодно и мозги проветрю. Иду это я, воздухом дышу. Машин на улицах нет, прохожих нет, дождя нет - хорошо! Иду, а у самого в голове все та же идиотская фраза засела: "Как лист увядший падает на душу... Как лист увядший падает на душу." И не отвязаться от нее, и не избавиться... И черт с ней. До пашкиного дома я добрался довольно быстро. Высокий гулкий подъезд, крутая лестница с истертыми промозглыми ступенями, ледяная затхлость, тусклые пятна света сквозь заросшие пылью и паутиной плафоны... И дверь - узкая, оббитая линялым коробящимся дермантином... И шершаво холодная кнопка звонка... Я, конечно, не буду убивать Пашку прямо, с порога, вдруг. Нет, я с ним говорить стану, долго, сколько понадобится, чтобы понять: не ошибся. Или ошибся. Господи, если ты все-таки есть, - помоги, пусть окажется, что я ошибаюсь, что не Пашка сделал эту гнусность... Он открыл только на пятый или шестой звонок - всклокоченный, недовольный, на заспанном мятом лице краснеет след от подушки. Видать, крепко спалось, безмятежно и сладко... Я ничего ему не сказал. Я молча взял его за майку, протащил на вытянутой руке сквозь всю квартиру и с маху усадил на разворошенную кровать. Потом вернулся и запер дверь. Потом тщательно - от кухни до сортира - осмотрел пашкино логовище. Порядок, никого кроме хозяина здесь не было, да и быть не могло, конечно. Когда я снова вошел в комнату, Пашка был уже в штанах и, сидя за письменным столом, бессмысленно пялился на будильник. Услышав мои шаги, он поднял голову: - Он что, стоит? Который час? Некоторое время я молчал. Я не мог понять: притворяется он, или настолько уверен в своей безнаказанности? Потом спросил: - Ты знаешь, зачем я пришел? Он помотал головой: - Сначала я было решил, что ты проходил мимо и внезапно захотел в туалет. Но теперь вижу, что для подобных визитов еще рановато... - он с силой растер ладонями лицо, глянул уже осмысленно, тревожно: - Что-то случилось? - Случилось, - я швырнул на стол брошку. - Узнаешь? Да, он ее узнал. Он резко наклонился, вглядываясь, а когда поднял глаза... Это уже не были глаза поднятого среди ночи с постели друга Пашки. Эти глаза были жесткими, что-то чужое зрело в них, ледяное, недоброе... Я изо всех сил старался, чтобы мой голос не задрожал, не сорвался на истерический визг: - Ну? Ты все понял? - Да, - Пашка не говорил - каркал. - Кажется, все. Я до боли в пальцах впился в жесткую рукоять, потянул ее из кармана: - Вот так, Паша. Сейчас ты получишь то, что тебе причитается... Он злобно ощерился: - Это тебе не поможет. За все ответишь. - Отвечу, Паша, - губы плохо слушались меня, их, будто судорога, свела брезгливая гримаса. - Но сейчас твоя очередь отвечать. За себя я бы пальцем тебя не тронул, поверь. Но за то, что ты с Машкой сделал... - С Машей?! Что-то случилось с Машей?! - он вскинулся было, но я швырнул его обратно на стул, заскрипел зубами: - Поздно, Пашенька, затеял шкуру спасать. Не выйдет уже. А с Машей... сейчас я тебе расскажу, что с ней случилось... И я рассказал. Глядя в упор в его ширящиеся зрачки, пристукивая по столу негнущимися, будто окостеневшими пальцами, я бешено выплевывал ему в лицо все то, что недавно уяснил для себя. Он не перебивал, его бегающие глаза то взглядывали на меня, то утыкались в полированную столешницу, в солнечно отблескивающую на ней брошь. И когда я закончил, когда рванулась уже из кармана моя вцепившаяся в пистолетную рукоять ладонь, он произнес то единственное слово, которое могло меня остановить. Он сказал: - Дурак. А потом добавил: - Ты не спеши так, пришить меня всегда успеешь. Сначала скажи: эту, вот именно эту брошь ты когда-нибудь у Маши видел? Я отрицательно помахал головой, и он усмехнулся - мрачно этак, невесело: - Тогда с чего ты взял, что это ее брошь? Я так и сел. А в действительности, с чего это я взял? Мало что ли на свете кленовых листиков? А Пашка уже и не смотрел на меня. Сперва он брошь со всех сторон изучал, потом его вдруг заинтересовала столешница - так заинтересовала, что даже лупу достал. Закончив свои исследования, Паша сунул эту самую лупу мне, поманил пальцем: смотри. И подсунул мне сначала навсегда запечатлевшийся в металле отпечаток чьего-то пальца, а потом показал на полированной столешнице след моего собственного, перемазанного оружейной смазкой. Ну то-есть как две капли воды. Я ведь художник, я сразу такое вижу... - П-почему?.. - вот и все, что я смог выдавить из мгновенно осипшей глотки. Паша желчно осклабился. - Ах, объяснения потребовались? Но ведь это же, кажется, ты собирался все объяснить и даже приговор вынести... - он вздохнул. - Ладно, слушай. Когда ты выложил на стол эту штуку, я ее действительно узнал. Точнее, не ее, а... Понимаешь, кто-то в городе клепает золотые украшения, ставит на них фальшивые пробы и сбывает с рук наивным ослам. Судя по всему, крупная подпольная фирма. Мы охотимся за ней уже несколько месяцев, и за это время я до тошноты насмотрелся образцов их продукции. Поэтому и брошь твою я сразу узнал. Тот же почерк - слегка аляповато, не отшлифовано, высшая проба и штамп пробы слегка дефектный. Эти сволочи для своих поделок используют технический металл (ну, ты знаешь, он не соответствует ни одной ювелирной пробе.) Золото явно откуда-то крадут, а мы даже не можем установить, откуда. Помнишь, я просил тебя кулон сделать? Кулон мне был до фени, я надеялся и, как выяснилось, зря, что ты меня сможешь навести на какие-нибудь связи среди любителей. Правда, недавно у меня появилась одна перспективная идейка... Ну да это к делу не относится. Знаешь, когда ты швырнул эту штуку на стол и полез в карман за своей пушкой, я спросонок вообразил... Ну, ты понял, что именно я вообразил. Но это глупо. Ты слишком лопухастый для мафиози... А теперь подумай, подумай, как следует, это очень, очень важно: когда и для кого ты сделал модельку этого листика? Я медленно покачал головой: - Нет, Паша. Я никогда и ни для кого не делал моделей. Хотя и предлагали не раз, и деньги сулили немалые... Но видишь ли, моя работа - это часть меня самого. А я собой не торгую. Я не проститутка, Паша. Один раз только я сделал похожую вещь - да нет, не похожую, идея та же, но исполнение... И вот тут я понял. Все понял. И что из того листика, который я Эллочке подарил, вполне можно было сделать модель для вот этого, который на столе - просто взять надфиль и сточить, упростить, сделать неузнаваемым. И что потом по латунной модельке можно отлить золотую брошь. Так они и сделали - Эллочка, Витек и кто там с ними еще? - когда заметили на подаренном мною Эллочке кулоне отпечаток пальца - моего пальца. В том, что я эту штучку сразу продам, при чем не с рук, а через комиссионку, они, конечно, не сомневались. Уж Эллочка-то меня как облупленного знает. А еще я понял, зачем они все это затеяли, и кто краденное золото переливает в ювелирные изделия с фальшивыми пробами, и зачем Витек все время модельки у меня клянчил, - тоже понял. А еще я понял, что несчастный случай с Машей моей никакого отношения ко всему этому не имеет, что это совпадение просто. Страшное, жуткое, но - совпадение и ничего больше. И почему-то мне легче от этого понимания стало, и злость на Эллочку и Витька как-то сама собой улеглась... И поэтому Пашке я свои догадки сумел изложить спокойно и связно. Единственно, что осталось для меня неясным, так это зачем они мне брошку подкинули. Отпечаток пальца на ней есть, так что им еще надо? Спросил я об этом Пашку, и он этак снисходительно скривился: - А что им дает один отпечаток? Отпечаток еще идентифицировать надо, а ты ведь под следствием не был, и пальчиков твоих в картотеке нет. Так что им надо было, чтобы ты сам этот листок в комиссионку приволок. Если широко (хотя и скандально) известный любитель художественного литья продает явную самоделку с поддельной пробой - тут уж наверняка его отпечатки с этим, на брошке, сверят, потому что подозрение сразу на него падает... - Да, - пробормотал я, - падает... Как лист увядший падает на душу... Паша этой фразы не понял, но объяснять я не стал. Уж очень мне тошно было, и пусто как-то, и ничего уже не хотелось, кроме как чтобы Машка сейчас дома оказалась, а я - вместо нее, в реанимации, с проломленным затылком... Я просто сказал: - Ладно, Паша, я извиняться за выходку свою и не попытаюсь даже - знаю ведь, что бесполезно... Спокойной ночи. И пошел было к двери, но он окликнул: - А ну, подойди. Я подошел. А он двумя пальчиками выволок у меня из кармана пистолет и говорит: - Завтра в восемь зайдешь ко мне на работу. Оформим акт добровольной сдачи огнестрельного оружия, изъятого тобой у пьяного хулигана. Примет хулигана ты, естественно, не помнишь, и задержать его не сумел. Понял? - Понял, - говорю. - Тогда выйди вон, - сказал Паша.

ВВерх