UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Александр ДИДЕНКО

    СОЧТЕМСЯ В СЛЕДУЮЩЕЙ ЖИЗНИ



   Посвящается Н.Горнову и С.Павлову-мл.,
   друзьям и соратникам, а также В.Шиндеровскому,
   без которого не было бы этой книги.




 1

Название у кабачка было простым, скромным  и  без  лишних  претензий.
"ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ" - зазывающе мерцали неоновые трубки рекламы над входом
в заведение, и никаких голографических изображений чудовищных  монстров  и
вселенских катаклизмов. Эта простота и привлекала местных звездных волков,
которые предпочитали развлекаться здесь, а не  в  каких-то  "Протуберанцах
Сириуса"  или  "Марсианских  гильотинах".  Кроме  того   было   еще   одно
немаловажное обстоятельство, благодаря которому всякий  астронавт,  только
что  сошедший  со  своего  звездолета,  спешил  именно   сюда.   Это   был
единственный стриптиз-бар на  добрые  три  парсека  вокруг.  И  это  также
способствовало отсутствию здоровой конкуренции.
Леонард Парасюк спустился в полутемное прохладное помещение  и  сразу
же направился к  стойке,  за  которой  стоял  высокий  стройный  мулат  вы
национальной  кассиопейской  одежде  -  расшитом  крупными  изумрудами   и
сапфирами ярко фиолетовом жилете на голое тело.  Больше  на  нем  не  было
ничего. Но Парасюк давно уже перестал удивляться  чему-либо,  на  окраинах
галактики встречалось и не такое.
Подойдя к стойке, он бросил на влажный  прилавок  монету  и  произнес
хрипловатым баритоном уставшего от жизни человека:
- Двойную "Драконью кровь".
Бармен посмотрел на него с уважением.  "Драконья  кровь"  была  очень
популярным  напитком  у  мыслелетчиков.  А  заказать  двойную  порцию  мог
позволить себе только опытный ас, уже налетавший не одну сотню мыслечасов.
Все дело было в ом, что Драконий корень,  на  котором  делалась  настойка,
обладал  рядом  алкалоидов  и  других  редких  компонентов,  влияющих   на
пси-способности эсперов. В небольших количествах "Драконья кровь" наряду с
легким опьянением обостряла врожденные способности.  Люди  начинали  лучше
слышать чужие мысли,  более  ясно  видеть  координаты  своих  путешествий,
получая при этом громадное удовольствие, непонятное неэсперам. Но  с  этим
напитком следовало быть очень осторожным, стоило  хоть  немного  перебрать
дозу, как "Кровь" давала совершенно иной эффект, и не один уже мыслелетчик
сгинул неизвестно  куда  после  бурных  шабашей  в  "Вальпургиевой  ночи",
оставив  после  себя  только  полный  боли  мысленный  крик,  заставляющий
содрогаться от ужаса всех телепатов. И тем не менее любой  уважающий  себя
мыслелетчик просто обязан был, находясь на Ригеле-4, зайти  в  "Ночь"  или
другое заведение и сыграть в эту "ригелианскую рулетку".
Парасюк взял свой бокал и пошел к одному из свободных столиков,  сел,
аккуратно одернув  свои  мальвийские  джинсы,  и  начал  потягивать  через
соломинку "драконью кровь", внимательно разглядывая посетителей  в  тайной
надежде отыскать кого-то из своих многочисленных  приятелей,  завсегдатаев
подобных заведений на всех обитаемых мирах.
Народу в баре было немного. В основном, местные фермеры да  служители
космопорта, свободные от дежурства. Тихо наигрывала незамысловатая музыка,
в углу  на  небольшой  пластиковой  эстраде  извивалась  зеленая  веганка,
совершенно не в такт музыке сбрасывающая с себя старую кожу.  Это  зрелище
было интересно только четырем ее землякам,  гигантам-звероящерам,  которые
жадно глядели на это  псевдораздевание.  Когда  на  пол  со  стуком  упала
очередная хитиновая  пластина  с  живота  стриптизерши,  Леонард  невольно
подумал: "Это же линька, а не стриптиз..."
- Вы совершенно правы, - раздался громкий голос у него за спиной. Это
сказал  невысокий  коренастый  человечек  с  лохматой  рыжей  бородой.   -
Безобразие, а не стриптиз. Куда только смотрит полиция нравов?
"Телепат" - понял Парасюк и  на  всякий  случай  поставил  ментальную
защиту, ведь кому приятно, когда у тебя в мозге так  беспардонно  копается
совершенно незнакомый человек.
- Рэд Скворчер, - представился незнакомец и со значением  добавил:  -
Коммерсант.
"Врет", - подумал  Парасюк.  Он  внимательно  рассматривал  человека,
который столь бесцеремонно  нарушил  его  покой,  подглядывая  в  мысли  и
совершенно этого не скрывая. Одет крепыш был в старый черный комбинезон  и
поношенные армейские  ботинки,  и  Леонард  сразу  же  определил:  "Бывший
космодесантник. Группа войск Андромеды", это следовало из формы и  размера
более светлых пятен там, где когда-то были нашивки.
Все таки любопытство победило  и  после  непродолжительного  молчания
Парасюк представился:
- Леонард Парасюк. Мыслелетчик.
- О, я уже об этом догадался и сам, - сказал  Скворчер,  присаживаясь
рядом.
- Чем обязан?
- Я очень ценю ваше время и поэтому сразу же перейду  к  делу,  из-за
которого осмелился потревожить ваш покой, -  зашептал  Скворчер,  поставив
звуконепроницаемый экран вокруг столика, и все равно  тревожно  поглядывая
по  сторонам.  -  Мы  как  раз  ищем  опытного  мыслелетчика,  который  бы
согласился за хорошее вознаграждение провести  один  наш  груз  в  систему
Бетельгейзе...
- Контрабанда?
- Что за вопрос?! - возмутился коммерсант. - Конечно же  контрабанда,
иначе мы бы использовали официальные каналы.
- А что за груз?
- Валидол. Самый обыкновенный валидол. Его бетельгейзианские  амфибии
используют  как  противозачаточное  средство.  Но,   увы...   -   Скворчер
сокрушенно вздохнул и развел руками, покосившись при этом на  звероящеров,
- это запрещено местными религиозными  нормами,  и  правительство  системы
Бетельгейзе, пойдя на поводу у церковников, объявило валидол и ряд  других
земных препаратов запрещенными к ввозу. А бедные амфибии прямо таки жаждут
свободы секса и готовы ради этой самой свободы практически на все...
"Врет  он",  -  снова  подумал  Парасюк.  За   годы   своей   карьеры
мыслелетчика он повидал многое и стал неплохо  разбираться  в  межзвездных
перевозках. - "Ой, как врет..." Зачем  им  отправлять  валидол  на  другой
конец  Галактики,  вступать  в  конфликт  с  клерикальным   правительством
Бетельгейзе, так до сих пор и не  подписавшим  Соглашение  об  амнистии  и
выдворении инопланетных преступников. Никакие перспективы сверхприбылей не
могут оправдать ни риск, ни расходы на страховку и транспортировку  груза,
а сколько нужно раздать всяким мелким и крупным чиновникам... К  тому  же,
насколько было известно Леонарду, валидол  -  далеко  не  самый  залежалый
товар в Галактике, его легко  можно  сплавить  с  большой  выгодой  совсем
недалеко, на Клайптоне-3,  где  он  используется  как  главная  добавка  к
возбуждающим любовным напиткам для туземных  лемуров-импотентов.  Когда-то
эти лемуры размножались вегетативным путем, но ребята из марсианской фирмы
"Эволюция  Инкорпорейтед"  за  большую  взятку  сумели  убедить   Главного
Магистра  этой  планеты  подписать   контракт   на   ускоренное   развитие
двухполовой системы размножения. Однако из-за ошибок в расчетах, вся  раса
лемуров оказалась импотентами, так что без валидола им просто не обойтись.
И об это нашумевшей истории известно практически на всех мирах, где читают
"Плейбой" и "СПИД-инфо".
- ...и никаких трудностей, - завершил между тем свою  рекламную  речь
Рэд Скворчер и закурил дорогую ригелианскую сигару.
- Так уж и никаких... - начал было Парасюк, но в это время в  воздухе
раздалось негромкое  "чмок-к-к"  и  перед  Скворчером  появилась  капсула,
направленная  по  каналам  Галактической  пси-связи.  Коммерсант  приложил
указательный палец правой руки к  небольшому  выступу  на  торце  капсулы.
Папиллярные линии на пальце и напряженность  биополя  адресата  совпали  с
закодированными, и палец втянуло в капсулу. Началась считка  послания.  По
всей видимости, в нем было что-то очень важное,  так  как  простые  письма
из-за дороговизны пересылки через пси-связь не отправлялись.
Парасюк,  весьма  заинтригованный  происходящим,  как  бы  невзначай,
попытался проникнуть в мозг Скворчера, поглощенного усвоением  информации,
но даже "драконья кровь" не помогла  пробиться  сквозь  умело  выстроенную
ментальную защиту. Наконец палец покинул капсулу, и та  с  легким  хлопком
исчезла, оставив после себя  в  воздухе  слабый  запах  озона.  Полученная
информация,  по-видимому,  очень  встревожила  Скворчера,   так   как   он
пристально посмотрел на веганцев, а потом обратился к Парасюку:
- Извините, я получил важное сообщение, и мне необходимо  срочно  вас
покинуть, но  вы  обязательно  хорошенько  обдумайте  мое  предложение,  а
несколько попозже я обязательно вас разыщу... -  и  он  тоже  с  чмоканьем
растворился в дыму собственной сигары.
"Интересно, что было в капсуле?" - лениво подумал Леонард. - "И зачем
ему нужен был я?" Но "драконья кровь"  уже  начала  делать  свое  дело,  и
приятная теплота, разлившаяся по всему телу, наконец добралась  до  мозга,
заполняя собой каждую клеточку.  Не  хотелось  ни  о  чем  размышлять,  не
хотелось отвечать на эти ненужные вопросы,  не  хотелось  ничего.  Впрочем
нет, сейчас у Парасюка было одно желание, да и  то  какое-то  вялое  и  не
очень определенное. Просто хотелось подольше находиться в  этом  состоянии
предельного блаженства, когда просто таки сливаешься с Вселенной, слушаешь
ее, читаешь ее мысли, являешься ее частью, причем частью, играющей  весьма
значительную роль. И Парасюк отбросил все свои проблемы, в  данный  момент
кажущиеся такими мелочными, закрыл глаза и застыл  в  неподвижности,  лишь
время от времени втягивая в себя очередной глоток ригелианского коктейля.
Из состояния нирваны Леонарда вывел нечеловеческий  крик.  Он  открыл
один глаз,  проклиная  про  себя  Скворчера,  снявшего  звуконепроницаемый
экран, и увидел, что действительно кричал не человек. Расу  кричавшего  не
мог определить даже столь эрудированный человек,  как  Парасюк,  регулярно
читающий журнал "Вокруг Галактики". Это было  небольшое  плотно  сложенное
существо, все покрытое густой бурой шерстью. Оно очень походило на колобка
из известного голографического комикса, но в  нью-ганимедском  исполнении.
Колобок стоял в центре зала на трех своих довольно хлипких ножках и громко
кричал на интерлингве с сильным акцентом:
- Граждане! Это налет! Все  конечности  на  стол!  Не  делать  резких
движений. Приготовить кредиты и ценности для добровольной передачи в  Фонд
революционных преобразований планеты Ксимангу!
Только тут Парасюк заметил у оравшего парализатор. Трое других, точно
таких же, как первый, но с более светлой шерстью и  в  коричневых  масках,
скрывающих   лица,   начали   обход   столиков,   собирая    "добровольные
пожертвования".  Веганцы  попытались  было  протестовать,  приготовив  для
обороны свои мощные хвосты, но  тут  же  упали,  парализованные  одним  из
экспроприаторов. На эстраде неистово  заверещала  очередная  стриптизерша,
рыхлая страусиха с Пикрима-8. Ее голова находилась в куче перьев на  полу,
но визг все равно был невыносимым. Благо дело, это  продолжалось  недолго,
она тотчас же свалилась от меткого выстрела парализатора.
- Спокойно,  граждане!  -  вещал  бурый,  взобравшись  на  одного  из
распластавшихся веганцев. - Не заставляйте нас применять силу, это ведь не
в ваших интересах! Лучше радуйтесь, что ваши деньги и ценности  пойдут  не
на  банальную  пьянку  и  развлечения,  а   на   смещение   деспотического
императорского гнета на планете Ксимангу!
"Ксимангу... Где же это может быть?" - вяло подумал Леонард,  но  это
название совершенно ничего ему не говорило. Так и не найдя ответа на  этот
не  очень-то  его  и  мучивший  в   данную   минуту   вопрос,   он   решил
телепортироваться от греха подальше, ведь революционеры  были  уже  совсем
близко, выворачивая карманы у троих таможенников, очень этим  возмущенных.
Леонард чуть потряс головой, чтобы прийти в себя, набрал в грудь  побольше
воздуха, установил мысленно координаты своего номера в местном  "Хилтоне",
сосредоточился и...
Словно кто-то огрел Леонарда веслом по голове. Тысячи раскаленных  до
бела иголок вонзились в его  мозг,  разрывая  в  клочья  хлипкие  синапсы,
огромная кувалда со всей силы врезалась в мозжечок, по каждому из нейронов
прошлась маленькая бор-машина...
Он свалился под стол и, уже теряя сознание, сообразил каким-то  краем
до предела возмущенного мозга:
"Гады! Поставили ментальный щит над рестораном...  Откуда  он  у  них
только?" - и сам себе удивился, - "Это ж надо, о таком думать  в  подобную
минуту..."
Последнее, что видел звездный  волк  и  опытный  мыслелетчик  Леонард
Парасюк, было флегматичное лицо бармена, продолжавшего как  ни  в  чем  не
бывало взбивать очередной сложный  коктейль.  Его-то  имущество  наверняка
было застраховано.


 
в начало наверх
2 Парасюк смотрел на белый потолок, еще ничего не осознавая. Наконец в его взгляде появился первый проблеск подобия мысли: "Где я?" - Где-где... В частном вытрезвителе, вот где. Понапиваются до потери сознания, и не помнят потом, что было, как было. Рассказывай им потом... А ну, вставай! В поле зрения Парасюка появился огромный тумбообразный человек в белом накрахмаленном халате с закатанными рукавами. На его большущей левой руке вызывающе синела татуировка, рекламирующая виски "Белый орел". На правой же можно было прочитать лозунг: "Трезвость норма жизни!" "Правая рука не ведает, что делает левая..." - почему-то вспомнилось Леонарду. - Да при чем тут не ведает? - снова загрохотал гигант. - Просто в вытрезвителе я работаю на полставки. Приходится подрабатывать и в других местах. А за "Белого орла" платят неплохо... С этими словами он элегантно приподнял край кровати, и Леонард оказался на холодном кафельном полу, все еще почти ничего не соображая. Кафель, как оказалось, способствовал более быстрому приходу в чувства, и Парасюк энергично завертел головой из стороны в сторону, прогоняя остатки ночных кошмаров. - На, попей, - служитель вытрезвителя протянул ему большую алюминиевую кружку с несколькими вмятинами и надписью зеленой краской "инв. N_24567" и тоном большого специалиста в данном вопросе добавил: - Соляной раствор на земных овощах в таких случаях неплохо помогает. Старинный рецепт. Только у нас. Парасюк отрицательно помотал головой и с трудом поднялся на ноги. Говорить он все еще даже не пытался. - Ну, как знаешь. Его стоимость все равно включена в полную калькуляцию услуг. Так что, зря ты отказался... Ладно, можешь идти. Леонард тут же попытался телепортироваться, но боль в затылке снова дала о себе знать. Он покачнулся, но все же устоял на ногах. В это время дверь распахнулась и два санитара вкатили большой цветочный горшок на колесах, в котором находился тыквообразный разумный овощ с Альтаира-3. Он раскачивался из стороны в сторону, махая при этом своими изумрудными лепестками в такт песне, которую горланил его допотопный полупроводниковый лингвистор: ...я выпил стопку ультрафиолета, Потом с морской капустой загулял, И ночью я ее при лунном свете Своей пыльцою нежно опылял... Заметив прислонившегося к стене Парасюка, овощ тут же прекратил свою арию и громко закричал: - Эй, заблудшее семя, ты почем еще не вступил в орден Зеленых братьев? Ик... Только наша религия - самая верная религия во всей Галактике... Святой Хлорофилл... сотравил... нет... сотворил... Гм-м... не помню. Ну ничего. В это время блуждающий взгляд его сенсоров упал на кружку с рассолом и он снова заорал: - Каннибалы! Как вы можете это пить?! Татуированный гигант ухмыльнулся: - Только этим и спасаемся. - О нет, - закричал тыквообразный священник: - Я должен вас обратить в свою веру, и тогда вы поймете всю ошибочность своих заблуждений... Но его бесцеремонно перебил один из санитаров: - Успокойтесь, преподобный куст. Всякому овощу свое время. Проповеди продолжите после процедур. Дядя Вася, - обратился он к любителю рассола, - увезите клиента для протрезвления. Комплекс 4-Б. - Будет сделано, Виктор Степанович. Когда двери за дядей Васей закрылись, Виктор Степанович посчитал своим долгом объяснить Парасюку: - Ну и фрукт! Заезжий миссионер с Альтаира. Приехал наставлять на путь истинный, но дорвался до дешевой аммиачной селитры, да еще умудрился смешать ее с изрядной дозой ультрафиолета. - Он замолчал в легкой задумчивости, а потом после небольшой паузы добавил с плохо скрываемой завистью: - Эх, едрить твою двадцать, и чего эти клиенты только не пьют... И раствор селитры, и малиновый сироп, и кислоту, и даже гамма-излучение. И все вставляет... А тут... Он с грустью уставился куда-то в даль, размышляя о чем-то далеком и очень печальном. И, по всей видимости, недостижимом в этой жизни. Глаза его слегка затуманились, а на лицо простого служащего частного вытрезвителя легла тень просветления. И лишь одна деталь нарушала эту первозданную гармонию - огромные мешки под глазами. И даже не мешки, а самые настоящие бокалы (из таких жители Новых Жигулей пьют свой любимый напиток - пиво). Вероятно появились они на лице Виктора Степановича от недосыпания, ведь во всех частных фирмах так много работы. Но даже догадываясь о причине их появления, Парасюк понимал, что они все же не вписываются в этот ореол грустного понимания всех тайн мироздания. Однако все это длилось меньше мгновения, и, видимо, вспомнив, где он находится, Виктор Степанович расстался с приятными грезами, принял неприступно-гордый вид и произнес официальным тоном: - Вы что-то хотели, гражданин? Уже пришедший в себя Парасюк, даже не прибегая к своей натренированной интуиции, понял, что обращаются к нему. Он набрал в легкие побольше воздуха и выпалил: - Я протестую, я не был пьяным, а меня... - Минуточку, - перебил его Виктор Степанович, подошел к пульту управления допотопной ЭВМ пятнадцатого поколения, защелкал на нем тумблерами, вызывая из памяти нужную ему информацию. Подобные машины уже лет двадцать как были сняты с производства и встречались только в музеях, частных коллекциях да на забытых богом и людьми астероидных окраинах. Из динамика машины послышалась монотонная механическая речь: - Леонард Парасюк, уроженец планеты Бхитхара, что в Федерации Большой Медведицы. 32 года. Холост. По профессии - мыслелетчик 2-го класса. Временно без работы. Обнаружен в бессознательном состоянии под одним из столиков в "Вальпургиевой ночи". Доставлен к нам 12.04 в 02:15 по единому галактическому времени. Проведен полный комплекс процедур по классу Г-5. От предложенного соляного раствора на земных овощах клиент отказался по собственной инициативе. На работу о происшедшем не сообщалось. За услуги взыскано 150 кредитов. - Сколько? - даже много повидавшего Парасюка поразила эта сумма. Он судорожно выхватил из кармана мятой куртки свой бумажник, но в нем оказалась только мелочь. - Сто пятьдесят, - ответил за машину Виктор Степанович. И тут же добавил: - Мы же частная фирма, накладные расходы у нас большие. Да и сами понимаете, налоги. - Но ведь я не был пьян! - А нас это не касается. Ведь вы под столиком в ресторане лежали? Лежали. Комплекс Г-5 прошли? Прошли! От соляного раствора на земных овощах отказались добровольно? Добровольно! Ну, а остальное нас не касается... В это время в машине что-то неожиданно треснуло, и она вдруг вся затряслась мелкой дрожью, издавая при этом довольно странные кудахчущие звуки. Минуту спустя из динамика снова послышался голос, на этот раз женский и радостный: - Поздравляю! Поздравляю! Поздр... - Это с чем же? - удивился Парасюк и покосился на Виктора Степановича, но для того происходившее было не меньшей неожиданностью. Он сам чуть не свалился под журнальный столик с рекламными проспектами частного вытрезвителя. Но даже если бы это и случилось, его вряд ли постигла бы судьба Парасюка. А машина между тем продолжала весело и жизнеутверждающе: - ...вляю. Вы миллионный посетитель нашего вытрезвителя. И администрация фирма в честь этого безусловно знаменательного события решила преподнести вам небольшой скромный подарок. При слове "подарок" из жерла машины вылетел небольшой, но увесистый сверток и врезался Леонарду прямо в солнечное сплетение. Охнув и обхватив живот вместе со злополучным сувениром, Парасюк согнулся пополам, как-будто разглядывая что-то на полу. Виктор Степанович также заинтересованно стал рассматривать кафельный пол под ногами у Леонарда в надежде узнать, что же там такое увидал этот надоедливый миллионный клиент. А машина продолжала вещать: - Двери нашего вытрезвителя всегда открыты перед вами. Здесь вам окажут целый комплекс услуг по ускоренному вытрезвлению. У нас самые компетентные специалисты и самая передовая техника. Мы всегда будем рады видеть вас в наших стенах. Добро пожаловать! В машине снова что-то щелкнуло, и она замолчала, гордо мигая зелеными и красными лампочками, как бы наслаждаясь произведенным впечатлением. Оправившись от удивления и очередного удара судьбы в виде брошенного в живот "подарка", Парасюк снова попытался качать права: - Подумаешь, миллионный. А по какому праву... Но Виктор Степанович также уже пришел в себя. Он сел, поправил узел на малиновом галстуке, который так хорошо гармонировал с его белым накрахмаленным халатом, и решил прибегнуть к своему последнему и самому главному козырю: - Дядя Вася, тут клиент уходить от нас не желает. В двери тут же появилась огромная фигура в белом халате с засученными рукавами. - Этот что ли? Парасюк понял, что ему пора телепортироваться. 3 Оказавшись в своем номере, Парасюк первым же делом определил, что посещение "Вальпургиевой ночи", а затем и частного вытрезвителя проделало значительную брешь в его и без того довольно тощем бюджете. А это значило, что в скором времени придется снова искать работу и, может быть, даже согласиться на предложение Скворчера, каким бы подозрительным оно не казалось. Если, конечно, тот к нему еще обратится. Леонард в тоске повалился на гравикровать. В этот момент жизнь больше не казалась ему прекрасной. Перед ним теперь довольно ясно вырисовывались мрачные перспективы тяжелой и изнурительной работы по пси-перевозке грузов. - Эх, черт! - выругался он через некоторое время и ударил кулаком подушку, как-будто это она была виновата во всех злоключениях последнего времени, затем встал и прошелся по комнате. Номер был стандартный. Гравикровать, ультрафиолетовый и водный душ (причем, ни тот, ни другой не работали), стереовизор, включающийся за отдельную плату, кресло, которое должно принимать форму сидящего, но рассчитанное почему-то на веганских звероящеров, журнальный столик с огромной стопкой всевозможных рекламных проспектов, небьющаяся пепельница с надколотым краем и, конечно же, бар. К последнему Парасюк как раз и направлялся. Но бар, жадно проглотив брошенную в щель монету, неожиданно не захотел открываться. Леонард дернул за дверку, но снова безрезультатно. Вернее, результат был - из бара раздался голос компьютера: - Извините, у нас сегодня санитарный день. - Чего? - не понял Парасюк и стукнул ногой по полированной дверце, на которой уже кто-то нацарапал: "Здесь был Вася с Альдебарана. Ну и дыра, похлеще черной!" А еще ниже другим почерком и в гораздо более нецензурных выражениях было сказано об уровне здешнего сервиса. - Чего-чего... - передразнил компьютер. - Я же на интерлингве говорю. Санитарный день. Клиентов не обслуживаем. И прекратите хулиганить. Парасюк громко выругался. Индикатор настроения на его браслете тревожно мигал красным светом, призывая успокоиться и поскорее взять себя в руки. Но Леонарду сейчас было не до того. Он яростно расхаживал по комнате, подобно быкоскорпиону, посаженному в клетку, и лихорадочно соображал, куда бы сейчас телепортироваться, чтобы изрядно набраться. В ресторане отеля не было ничего спиртного - действовал арест недавно посетившего его алкогольного инспектора, который обнаружил огромные запасы контрабандной лабарданской чачи без акцизных марок. Разве что в какой-нибудь из близлежащих ресторанов или баров, только не в "Вальпургиеву ночь"... Он уже совсем было собрался отчаливать, как вдруг его взгляд упал на нечто непривычное и явно не входившее в стандартную экипировку "Хилтонов". Это был пакет из черного пластика, который ему вручили в вытрезвителе.
в начало наверх
После непродолжительной внутренней борьбы любопытство все-таки победило желание немедленно напиться, и Парасюк вскрыл пакет. На ковер высыпались сувениры: бутылка водки "Звездная особая с перцем", набор граненных стаканов различной емкости от 50 до 200 граммов с инкрустацией и гравировкой по ободку: "Миллионному посетителю лучшего из вытрезвителей в космопорту Ригеля-4 в этот замечательный день. Администрация", штопор, усыпанный искусственными рубинами и старинные запонки ручной работы. Среди всего этого добра торчал аккуратный свиток бумаги. Леонард тут же развернул его и бегло ознакомился с рекламным текстом, который изобиловал выражениями "добро пожаловать", "рады вас видеть", "всегда к вашим услугам" и "встретим с распростертыми объятиями". Леонарду почему-то сразу же вспомнился татуированный дядя Вася в халате с засученными рукавами и, не дойдя даже до середины обращения к потенциальным алкоголикам всех рас и планет, он прекратил это бессмысленное занятие, решив для себя в будущем все же воздержаться от посещения "многочисленных филиалах на всех планетах в обеих рукавах Галактики", хотя туда и очень приглашали. В данный конкретный момент его гораздо больше интересовала "Звездная особая". С ее появлением погас даже красный индикатор на браслете, и Леонард снова почувствовал уверенность в себе. - Чем бы закусить, - обратился он к своему изображению в массивном старинном зеркале. Оттуда на него глядел высокий стройный мужчина лет тридцати. Круглое лицо с правильными чертами, прямой нос, светлые волосы и голубые глаза. Нельзя сказать, что он был красавец, но и уродом его никто не называл, если, конечно, не считать старинного школьного друга Андрюху Синицына... Обыкновенный среднестатистический человек, каких триллионы в Галактике. Но Леонарду его лицо нравилось. Особенно волосы и глаза. Парасюк даже любил похвастаться перед знакомыми, что его далекие предки на Легендарной Земле были викингами, и что он прямой потомок Эрика Рыжего-Парасюка, который что-то там открыл, не то Новую Зеландию, не то таблицу Менделеева. А может быть даже закон Бойля-Мариотта. Точно Парасюк не знал. Хотя Леонард и любил иногда в свободную минуту поглазеть в зеркало на свои мужественные черты лица, но сейчас он не стал долго предаваться созерцанию, ведь у его зеркального изображения в руке подобно скипетру красовалась бутылка "Звездной особой". А вопрос с закуской все еще оставался открытым. "Может быть в ресторане заказать? - подумал Парасюк. - Только бутылку нужно куда-нибудь спрятать, ведь в отеле запрещено распивать спиртное, с которого "Хилтон" не получает прибыли. А в данном случае "Звездная особая" как раз подпадала именно под эту статью. Парасюк засунул бутылку за зеркало и тут же послал в ресторан телепатограмму. Официантку, высокую блондинку с фигурой стереозвезды и блокнотом в руках, пришлось ждать около часа. Все это время Леонард разглядывал так неожиданно попавшие к нему сувениры. Особенного внимания удостоились запонки прекрасной старинной работы начала ХХII века. Парасюк давно мечтал о подобном украшении и даже одно время безуспешно искал по ювелирным лавкам на многих планетах, а тут такой подарок судьбы. Он долго рассматривал их, любуясь игрой лучей на гранях большущих голубых бриллиантов, которые так должны гармонировать с его викинговскими глазами. И лишь когда в номере наконец появилась официантка, он вздохнул и с завистью спрятал запонки. Появившаяся красавица в сильно декольтированном форменном платье с пластиковым бэджем "Диана" на огромной груди сразу же быстро затараторила, скучающе глядя куда-то поверх Парасюка: - Из всего заказанного в наличии только винегрет по-нью-барбадосски. - А что у вас есть еще? Цыплята табака... - Нет! - отрезала официантка. - Бифштекс с кровью... - Нет! - Мясо быкоскорпиона в белом арканарском вине... - Нет! - Трюфеля в сметане. Когда Леонард упомянул трюфеля в сметане, официантка наконец-то решила удостоить его взглядом, решив посмотреть, кто этот столь безнадежный оптимист, который отважился предположить, будто у них могут быть трюфеля да еще в сметане. Но тут же иронично-снисходительное выражение на ее прекрасном лице сменилось удивлением, а затем неподдельной тревогой. - Леонард, - вскричала она. - Что ты делаешь в этом третьеразрядном номере? - Я... - начал было также немало удивленный Парасюк, но его тут же перебили: - Молчи! Сейчас не время и не место для болтовни. Тебе нужно срочно сматываться с этой дикой планеты. Я видела здесь, на Ригеле-4, людей Кровавого Оскара. Они охотятся за тобой. При упоминании о Кровавом Оскаре у Парасюка сразу же пропало желание задавать какие-либо вопросы. Это был известнейший мафиози Правого рукава Галактики. Он держал в своих руках все, от торговли наркотиками и игорного бизнеса, до контрабанды во времени и угонов звездолетов последних моделей. Каждый день стереожурналисты сообщали о новых преступлениях, которые совершались под его руководством. На него охотились полиции и службы безопасности всех миров, Галактпол обещал крупную награду за его поимку или даже просто за сведения о его местонахождении, однако никто на это не прельщался. Главаря мафии боялись все, хотя никто и никогда его не видел. По Галактике кочевала немудреная шутка: "Кровавого Оскара можно увидеть только два раза в жизни: в первый и в последний". - Леонард, ты должен немедленно скрыться. - А вы не... - Я уверена на сто двадцать процентов, это за тобой. Парасюка тут же перестало интересовать, откуда ей известно об этом. - Может телепортироваться подальше? - со слабой надеждой предложил он официантке Диане. - Ни в коем случае. Над планетой наверняка уже расставлен ментальный щит. Во всяком случае почему-то сегодня стали отменять межпланетные пси-перелеты. "Так значит это люди Кровавого Оскара были в "Вальпургиевой ночи", - лихорадочно подумал Парасюк. Ему стало плохо. - "Вот откуда там взялся щит. Но тогда почему я все еще не в их руках? Да и зачем им я, простой мыслелетчик второго класса?" - Только звездолет! - почти кричала возбужденная официантка. - Через полчаса отправляется корабль на Джильберт-7. Она тут же послала мысленный заказ на билеты в кассы космопорта. - И еще тебе нужно изменить внешность, - в ее руке появилась яркая коробка с набором "Напугай свою жену" знаменитой в Галактике фирмы "Маскарад Инкорпорейтед". Всего через десять минут из зеркала на Леонарда уже смотрел совершенно незнакомый мужчина. Прежде всего был изменен цвет волос - они стали малахитов-зеленого цвета и переходили в малиновые бакенбарды. Появились усы и маленькая бородка. Как и положено, они дополняли собой эту кричащую гамму, ибо были соответственно голубыми и фиолетовыми. От правого уха до кончика носа тянулся розовый шрам. Нос тоже пострадал - он стал теперь расплюснутым, как у боксера-профессионала, и украшенным огромным количеством рыжих веснушек. Кроме видимых изменений была еще тонкая металлическая сетка под париком, которая изменяла ментальные характеристики мозга при сканировании для опознания личности. Соответствующие изменения были внесены и в персональный браслет Парасюка. - Одежду! - рявкнула Диана и жестом опытного фокусника достала из воздуха желтые галифе, вышитые бисером, розовую майку с изображением известной стриптиз-группы и сиреневый жилет, на спине которого огромными оранжевыми буквами было написано "ПЕРЕСТРОЙКА". В моде был стиль ретро. - Быстрее! - снова закричала она, увидев, что Леонард нерешительно переминается с ноги на ногу и не спешит переодеваться. - Может быть вы отвернетесь? - начал было Парасюк, но Диана тут же властно его прервала: - Что это ты еще выдумал? Раньше-то не очень стеснялся. Только намекни тебе, а ты уже в чем из пробирки появился. А ну давай побыстрее. И Парасюк, недоумевая все больше и больше, все же спорить не стал, а быстро сбросил джинсы, куртку и рубашку и натянул новую одежду. Замечательно, - оценила свою работу Диана. - Теперь даже я не смогла бы тебя узнать. А теперь запоминай свою легенду: ты новая пси-звезда, совершаешь гастрольную поездку по Правому рукаву Галактики. В твоем репертуаре самые лучшие сны, от зубодробительных боевиков из жизни марсианских коммандос до жесткой эротики с садомазохистским уклоном. Но от концертов на борту звездолета отказывайся, мотивируя тем, что с тобой нет импресарио. Понял? Повтори. - Нет импресарио. - Вот и чудненько. Я присоединюсь к тебе позднее, на Джильберте. Мне нужно уладить здесь кое-какие делишки. Остановишься тоже в "Хилтоне". - Она поцеловала Леонарда в щеку, на которой были нарисованы оранжевые круги, и взглянула на часы. - Твой звездолет через десять минут. Посмотри на себя в зеркало в последний раз, чтобы запомнить свою новую внешность, и немедленно телепортируйся в космопорт. Она повернула к нему массивное гостиничное зеркало. Последнее, что видел Парасюк в "Хилтоне" на Ригеле - это разбивающаяся вдребезги бутылка "Звездной особой с перцем". 4 Звездолет "Пожиратель парсеков", следовавший по маршруту Ригель-4 - Джильберт-7, готовился к прыжку в подпространство, оставив позади удаляющуюся оранжевую планету, похожую на экзотический фрукт апельсин с Легендарной Земли. Только теперь Парасюк почувствовал себя в относительной безопасности и мог немного поразмыслить. У него было великое множество вопросов и ни одного ответа, а это никак не могло его устроить в данный момент. Например, Диана. "Кто она такая? - спрашивал себя Леонард, тщательно вспоминая все свои случайные связи за последние десять лет бурной жизни мыслелетчика. - Откуда она меня знает, да еще, по ее словам, неоднократно видела "в чем из пробирки появился"? Уж такую-то красавицу я бы запомнил..." А зачем он нужен Кровавому Оскару? Здесь диапазон поисков был гораздо шире, пришлось пересмотреть всю свою сознательную жизнь, хотя ничего особенного, по мнению Парасюка, в ней не было. Родился на отсталой аграрной планете Бхитхара в Федерации Большой Медведицы, там же окончил школу-интернат без особых успехов. Комиссия по распределению профессий отправила его в училище мыслелетчиков, которое он и окончил, несмотря на различные обстоятельства. После выпуска три года работал на местных линиях. Ничего особенного. С Бхитхары на Тхитхару - комбикорма, с Тхитхары на Бхитхару - навоз. Опять же вопреки всяким обстоятельствам ему все-таки присвоили сначала внутрисистемную квалификацию, потом межзвездную. Работа опостылела сразу, но жить-то чем-то нужно было, вот он и зарабатывал себе на хлеб с тунцом, время от времени устраивая себе длительные отпуска, в которых давал волю своей романтичной душе. Где он только не побывал за это время... Стоп! Может быть именно во время этих приключений и пересеклись каким-то образом его пути с Оскаром? Тогда где же? На Арктуре-6 он некоторое время мыл изоморфное золото... Да нет, вроде бы там ничего не было. Почти никаких эксцессов. Как впрочем и изоморфного золота. На Дринванге, где нашли Храм Предтеч и разграбили их Библиотеку? Так он же здесь не при чем. Вернее, опоздал он. И даже Галактпол его оправдал. Может быть Свейс-5? На нем охотились на кристаллических алмазеносцев. Но их тогда спугнули местные егеря, которым и досталась вся добыча... - О чем задумались, уважаемый, да спасет вас Святой Хлорофилл от вечных мук загнивания души. Это был проповедник с Альтаира, которого Парасюк уже встречал в ригелианском вытрезвителе. Теперь Леонард получил возможность поподробнее рассмотреть преподобного куста. Миссионер выглядел очень комично. Это был темно-зеленый овощ, очень напоминающий тыкву, на которой синей гуашью кто-то нарисовал глаза, рот и нос. Видимо альтаирский пастор довольно часто общался с людьми, причем те не отличались особой оригинальностью мышления, потому что он сразу же пояснил Леонарду: - Да, они нарисованы. Это для того, чтобы люди чувствовали себя менее скованно при разговоре, когда я буду обращать их в единственную правильную веру. Ну и чтобы не спутали с нашими дикими сородичами, которые обитают на всех кислородных планетах. Ведь несколько наших проповедников уже поплатились из-за отсутствия подобных мер безопасности. Да и, знаете, неприятно, когда о землю в твоем горшке всякие пренеприятнейшие типы гасят окурки. Кстати, меня зовут отец Меркудан.
в начало наверх
Парасюк подумал, что это совсем не кстати, но тоже вежливо представился: - Отто Гварнери. Он назвал первую же пришедшую на ум фамилию, вдруг всплывшую из таинственных глубин его эрудированного мозга. И добавил для солидности: - Восходящая звезда галактической пси-эстрады. Концерт давать не буду. Со мной нет импресарио. Выложив все сведения о себе, Леонард выжидающе уставился на альтаирца. - Сын мой, - обратился к нему священнослужитель. - Вы никогда не задумывались о своей душе? - Душе?.. - переспросил Парасюк. В легенде, на скорую руку разработанной для него Дианой, о душе не было ни слова. На всякий случай он неуверенно повторил: - Со мной нет импресарио. - О ее спасении, сын мой. Ведь в Галактике столько много искушений. И только уподобившись Святому Хлорофиллу, мы можем спасти свою бессмертную душу... - Извините, отец Меркудан, но сейчас я очень спешу, - не совсем учтиво прервал его Парасюк и двинулся по направлению к корабельному бару. - Сын мой, сын мой, остановитесь! - взывал вслед ему альтаирский овощ, но Леонард, не обращая на него внимания, стойко двигался навстречу всем искушениям Галактики. Бар "Пожирателя парсеков" ничем не отличался от ему подобных на других кораблях класса "ПП" (Подпространственный Прыгун): стойка, возле нее несколько вращающихся сидений на высоких ножках, в зале несколько столиков и глубоких кресел из кожи веганского псевдожирафа, огромный стереовизор, в углу три игральных автомата и музыкальная машина, как всегда в подобных случаях, сломанная. Первый, на кого обратил внимание Парасюк, был все тот же флегматичный бармен из "Вальпургиевой ночи", или же его клоновый брат-близнец, одетый в точно такой же кассиопейский жилет и также невозмутимо взбивавший какой-то чрезвычайно сложный коктейль. - "Драк..." - хотел было по привычке заказать свой любимый напиток Парасюк, но вовремя спохватился, ведь он уже не был мыслелетчиком. Правда, о том, что пьют восходящие пси-звезды галактической эстрады, путешествующие без импресарио, он также не имел ни малейшего представления, поэтому пришлось импровизировать. - Коктейль "Дракула", милейший. - Никогда о таком не слышал, - совершенно равнодушно ответил бармен, продолжая взбивать какую-то адскую смесь. - А из чего его делают? - Ну, там "Кровавая Мэри"... еще что-то такое, - замялся Парасюк. - Нет, таких напитков в нашем ассортименте нет. Для порядка Парасюк немного поскандалил, потребовал жалобную книгу и получил в ответ только: "что, у нас здесь библиотека?". Затем он внимательно ознакомился с предложенной картой вин и других слабо- и сильноалкогольных напитков и, с сожалением пропустив "Драконью кровь", в конце концов остановился на бутылке "Зеленой сороконожки", местном эквиваленте знаменитой "Белой лошади" с Легендарной Земли. "На Джильберте обитает древняя раса насекомых", - вспомнил он, - "Ну что ж, в жизни нужно попробовать как можно больше, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Хорошая фраза, нужно будет запомнить." Расплатившись за выпивку, Парасюк пошел в зал и сел недалеко от стереовизора, желая услышать последние галактические новости, так как за последнее время он очень отстал от жизни. Как раз шел информационны выпуск. Весьма привлекательная темноволосая и зеленоглазая дикторша в чем-то ярко-зеленом и воздушном, очаровательно улыбаясь на все тридцать два зуба, сообщала последние известия. - ...запущена в строй четвертая очередь атомной энергостанции в Венусбурге, что в Солнечной Системе. Эту энергостанцию по праву называют стройкой Века, и ввод четвертого энергоблока стал знаменательнейшим событием последнего времени, что значительно облегчит жизнь миллиардам жителей индустриальной Венеры и даст еще больше дешевой энергии. Перед Парасюком тут же возникли громадные бастионы четвертой очереди энергостанции, сразу же сменившиеся изображением толп счастливых жителей Венеры. - На планете Ксимангу продолжаются беспорядки. Сотни бесчинствующих молодчиков выступают против существующего демократического режима императора Дариэла Семьдесят Восьмого. Они провели несколько демонстраций перед дворцом императора и рядом посольств и в знак протеста сожгли чучело Главного имперского евнуха. Вчера возле здания нью-ганимедского консульства неизвестным террористом-камикадзе был взорван звездолет с антиматерией. Всю ответственность взяла на себя Всексимангская Террористическая Организация. В выдвинутыми ими требованиями центральное место занимает вопрос о сокращении штатов в гареме императора. Промелькнули изображения здания консульства с развивающимся нью-ганимедским флагом и пылающих обломков звездолета, а затем показали крупным планом догорающее чучело главного евнуха, точно такого же колобка, как и те, которые устроили экспроприацию в "Вальпургиевой ночи". Брюнетка снова продолжила томным голосом: - На Барбадосском астероиде, что в системе Сириуса, проходит очередной тур выборов на пост... Но какая вакансия в ближайшее время заполнится на Барбадосском астероиде, Парасюку так и не довелось узнать, потому что в это время изображение померкло и вместо темноволосой красавицы в кубе стереовизора появился стройный седоволосый мужчина в строгом темно красном костюме с золотыми пуговицами. Он слегка прокашлялся и начал загробным тоном читать по бумажке. - Телепатическое Агентство Соединенных Созвездий уполномочено заявить: в период с 13.04 по 13.05 единого галактического года вооруженные силу Соединенных Созвездий будут проводить в подпространстве испытания нового пси-оружия. Все космические корабли, проходящие через подпространство, должны быть предельно осторожны, используя Особую Защиту. Частные лица и мыслелетчики в течение галактического месяца не будут иметь возможности телепортироваться. Повторяю, ТАСС уполномочен заявить... Это было скверно. Целый месяц не телепортироваться, да еще когда на хвосте сидят люди Кровавого Оскара. Хотя в таком случае и они теряют возможность внезапно захватить его из подпространства... 5 Парасюк сделал последний глоток, встал и пошел в Общий зал. Там уже находилась большая часть немногочисленных пассажиров "Пожирателя парсеков". Эпоха звездолетов давно канула в лету, хотя некоторые звездолетные компании все еще пытались удержаться на плаву в жесточайшей конкуренции с более современными транспортными средствами. Большинство же населения Галактике редко пользовались звездолетами, ведь намного удобнее сразу телепортироваться в нужное место или использовать для этого гораздо более быстрые мыслелеты. Пассажирские же звездолеты служили для перевозок тех разумных, кто по какой-либо причине не мог или же не хотел использовать для передвижения силу мысли, то есть для богатых людей и преступников, подвергшихся лоботомии, аристократов и негуманоидных пассажиров, лишенных возможности телепортироваться, верующих из различных сект и спортсменов, соблюдающих строгий режим, официальных лиц и романтиков и многих, многих, многих других категорий разумных существ. Парасюк внимательно осмотрелся, хотя прекрасно понимал, что если даже на корабле и были люди Кровавого Оскара, на глаз их определить невозможно, не имея абсолютно никакой информации. Но на всякий случай он внимательно оглядел всех присутствующих. В дальнем правом углу возлежали на огромных подушках из крокодиловой кожи два зеленых звероящера с Веги. Недалеко от них в мягком кресле сидел высоки седой человек в коричневой форме генерал-сержанта звездной эскадры Соединенных Созвездий. Возле него по стойке смирно стоял адъютант, также уже немолодой секунд-майор. Далее расположилась небольшая группка джильбертиан в рабочих хитиновых панцирях. Они непрерывно работали своими мощными жвалами, жуя бутерброды с маринованной саранчой, и вели неторопливую беседу о видах на урожай джильбертианской спаржи. По всей видимости, это были сезонные рабочие, возвращающиеся с Ригеля, где они опыляли по найму цветы драконьего корня на многочисленных плантациях. В центре зала прохаживалось несколько небольших, но довольно пестрых компаний. Здесь были и люди, и кожекрылые денебцы, похожие одновременно и на людей и на летучих мышей, и синекорстные грегеры - неуклюжие медвежата со скверным характером, и бледняки в ААраУ, и еще какие-то незнакомые Леонарду расы, которых становилось все больше и больше с каждым годом экспансии Общества Разумных вглубь Галактики. Между прогуливающимися сновало несколько киберов, разносящих крепкие напитки. О них постоянно кто-то спотыкался, и на полу в нескольких местах уже виднелись осколки бокалов и небольшие разноцветный лужицы. Роботы-уборщики, однако, не торопились. А в левом углу Общего зала уже хорошо знакомы Парасюку тыквоподобный отец Меркудан, перекрыв своей кадушкой пути к отступлению, толковал о спасении души юной красавице с Фомальгаута. Леонард сразу же прекратил осмотр Общего зала и пассажиров звездолета, остановив свой взгляд на фомальгаутянке. Да, она действительно заслуживала внимания. Длинные ноги, талия в два запястья, высокая грудь и, как у всех фомальгаутян, две прелестные головки, одна с белыми, а другая с черными волосами. Минимум одежды на ее прекрасном теле также способствовал тому, что взгляды практически всех мужчин-людей, за исключением разве что генерал-сержанта, следовали одним курсом - в левый от Парасюка угол кают-компании. И эту юную богиню терроризировал какой-то овощ! Хотя Леонард никогда не считал себя джентльменом, более того, вряд ли в Галактике нашелся хотя бы один человек, либо разумный представитель любого другого вида, который бы не согласился с этим его мнением о собственной персоне, но в данный момент он просто не мог вынести подобного положения вещей и решительно двинулся вперед. - ...и ты познаешь вечную сладость, дочь моя... - распевал отец Меркудан, когда Парасюк резко дернул кадушку с его преосвященством на себя, освобождая проход для девушки. - Ох, что вы делаете? Вы не имеете права! - возмутился священник, через некоторое мгновение придя в себя после такой дерзости. Но Леонард был непреклонен. Сейчас для него существовала только юная двухголовая леди. - Меня зовут Лилиана, - представилась темноволосая головка. Ее зеленые глаза возбужденно сверкали. - Я так рада, что вы наконец-то освободили нас от этого противного арбуза. Вы настоящий герой! - Да что вы... - смутился Парасюк и покраснел от удовольствия, - на моем месте любой... - Любой-любой, - передразнил его отец Меркудан, который все еще находился рядом, продолжая на что-то надеяться. - И чего вы лезете, куда вас совсем не просят. Вот я целых полчаса спасал заблудшее дитя, и ни один "любой" даже не подошел к нам. А вы только появились и сразу же влезли. А у меня план большой, скоро отчет по пси-связи отправлять нашему Кардиналу. Как вы не понимаете, мы вызвали на соревнование Орден осьминогов-кришнаитов, и основной показатель у нас как раз количество новообращенных... Но видя, что его не слушают, отец Меркудан только махнул изумрудными лепестками и удалился, насвистывая псалом "Во спасение зеленой души". А Леонард, не отрываясь, смотрел в эти удивительные малахитовые глаза, которые говорили ему больше, чем можно было передать словами. Они загадочно улыбались ему, манили в неизведанные дали, обещали нечто загадочное, но наверняка грандиозное и неповторимое. И Леонард внезапно понял, что наконец-то он нашел женщину своей мечты, и отвечал ей точно также, глазами. - Ну что, так и будем здесь торчать и пялиться друг на друга? - внезапно прервала этот полный романтики немой диалог голова-блондинка. - Флора, ну зачем ты так? Этот молодой человек... - Леонард, - подсказал Парасюк. - Да, этот Леонард спас нас от приставаний этого мерзкого овоща. Если бы не он, еще неизвестно, сколько бы нам пришлось выслушивать эти глупости о грехах и спасении души. А Леонард - настоящий герой! - Ага! Гер-рой... - Флора сделала ударение на первом слоге. - Против альтаирца он конечно гер-рой. А если бы к нам пристал веганец? При слове "веганец" оба звероящера, хотя и находились в другом конце зала, сразу же повернули массивные головы в их сторону, но сразу же потеряли интерес к происходящему. Однако Лилиана не унималась: - Откуда ты знаешь? Она тут же повернулась к Леонарду. - Ведь правда, вы спасли бы нас от веганца?
в начало наверх
Звероящеры снова вздрогнули, а Леонард покосился в их сторону. Он отнюдь не был в этом уверен, но отступать уже было некуда и, тайно надеясь, что случая проверить его искренность в ближайшее время не представится, тихо пробормотал: - Правда... - Вот видишь! - торжествующе заявила Лилиана и подарила Парасюку благородный взгляд. - Но даже если бы это было не так, то все равно, он же помог нам, в то время как все другие... - Глупая, просто все мужики - бабники. А этот, наверное, в отличие от остальных путешествует без жены... Слегка ошарашенный непрерывным спором двух прекрасных головок Парасюк стоял рядом, даже не пытаясь вмешаться, хотя предметом обсуждения был он. Лишь при слове "жена" он немного поморщился, вспомнив, что на Фомальгауте еще существовал старый пережиток, именуемый "женитьба". Романтическая влюбленность первых минут знакомства уже прошла, и он даже немножко жалел, что поступил, повинуясь своему первому порыву. К тому же, проболтался фомольгаутянкам о своем настоящем имени и сейчас приходилось ломать голову над тем, как выпутаться из этой ситуации. А семейный спор между тем продолжался. - Да ты посмотри на него, - чуть ли не кричала Флора. - Он же разрисован, как индеец! - Ну и что, что как индеец. Тебе то что с того? - Но ведь он некрасив! Малиновые бакенбарды уже никто не носит. Они должны быть бледно-голубого цвета! - Да хоть серо-буро-малинового! - А этот уродливый шрам? - вопила Флора. - И совсем он не уродливый! К тому же, всем известно, что шрамы украшают мужчин! Парасюк с содроганием слушал этот бурный диспут по поводу своей внешности, с таким знанием дела сляпанной официанткой Дианой. Ему досталось от Флоры и за крикливую одежду, которая также вышла из моды целых три дня назад. Теперь на спине скромной куртки цвета хаки должна была красоваться надпись "Капитализм - это советская власть плюс дефлорация всей планеты", либо, в крайнем случае, "Соединенные Шахты Армении". Не обошли вниманием и нос, украшения, брюки, а также то, что должно было под ними скрываться. Парасюк каждый раз, когда слово брала Флора, то краснел, то бледнел, то порывался уйти, но его крепко держали за пуговицу уже немодной куртки. Когда все аргументы иссякли, обе просто начали кричать друг на друга: - Просто ты все делаешь мне на зло! - Нет, это ты всегда поступаешь мне наперекор! В конце концов, устав спорить, Флора заявила: - Поступай, как хочешь, а я на четыре часа отключаюсь. Он не в моем вкусе. К тому же ужасно старомоден. Не забудь пообедать. Пока. При этих словах ее прекрасные голубые глаза как-то остекленели, и брюнетка наконец обратила свой взор к Леонарду: - Не обращайте на нее внимания. Просто мы с ней антиподы. И все, что нравится мне, вызывает у нее отвращение. Ну, и соответственно наоборот. - И как же вы вместе живете? - А что делать? Операций по пересадке голов у нас пока не делают. Пришлось искать компромиссы. - И какие же? - Составили график и в спорных случаях по очереди отключаемся на четыре часа. То я, то она. Так и чередуемся. Сейчас мои четыре часа правления, когда они окончатся, придется уже мне отключаться... Да хватит об этом, давайте лучше сходим в местный бар. - Не стоит, Лилиана... Лучше разрешите пригласить вас в мою каюту, - совершенно неожиданно для себя предложил Парасюк. - О да, - оживилась фомальгаутянка. - Это намного интереснее, чем посещение бара. А вы шалунишка... - Она бросила на Леонарда игривый взгляд. - Лилиана, вы... - начал было оправдываться Парасюк, несколько смутившись, но его перебили: - Лучше просто Лили. Хорошо, Леонард? - В таком случае вы называйте меня Отто Гварнери. Это мой концертный псевдоним, и я к нему как-то больше привык. Я, знаете ли, новая восходящая пси-звезда. Но концертов здесь давать не буду. Я путешествую без импресарио. - Как интересно, - обрадовалась Лили. Они медленно шли по залу, и все мужчины с жадностью глазели на спутницу Леонарда. Даже старый генерал-сержант на какое-то очень короткое мгновение вдруг оживился, слегка дернулся, крякнул, но тут же его глаза снова помутнели, и он, как и прежде, уставился на начищенные до блеска сапоги стоявшего рядом секунд-майора. - Я очень люблю бывать на пси-концертах, - тараторила между тем Лилиана. - Там так интересно! Мои любимые группы "Черная дыра" и "Озверелый крысодракон". А вам кто больше всего нравится? - М-м-м... - только замычал в ответ Леонард. Он совсем не разбирался в современной эстраде, ведь вся его юность прошла в глуши на Бхитхаре, которая отнюдь не относилась к разряду законодателей мод в Галактике, а была просто-напросто глухой провинциальной дырой. Пришлось срочно что-то придумывать, чтобы скрыть пробелы своего образования. - Знаете ли у нас, звезд, такая конкуренция, что мы просто не можем любить друг друга... Я их никого не люблю. Да и за что мне их любить? - Ну хоть к кому-то вы должны испытывать симпатию, - не унималась Лили. - Ну... это... группа "Хэви металл", вдруг выпалил он, вдруг вспомнив надпись под одной из пси-групп, изображение которой он часто встречал на ретро-футболках. Фомальгаутянка посмотрела на него с еще большим интересом. - А вы оригинал, Отто. "Хэви металл" - это классическая музыка, лично я отношусь к ней... Но как относится Лилиана к классике, Парасюк так и не узнал, потому что в этот самый момент она, вдруг поскользнувшись на каком-то экзотическом напитке, вскрикнула и упала на пол, потянув за собой и Леонарда. "Ч-черт!" - подумал Парасюк, аккуратно падая затылком на подоспевшего вовремя кибера-официанта, и тут же потерял сознание. 6 Очнулся Леонард в своей каюте. Он лежал раздетый на гравикровати, а над ним склонились три головы: одна мужская с седыми усами, носом картошкой и изящным золотым пенсне, а также две женские. В отличие от первой головы, их Парасюк узнал сразу. Это была фомальгаутская красавица Лили-Флора. Лили смотрела на него встревоженно, но когда его глаза открылись пошире, она радостно вскрикнула. Взгляд голубых глаз Флоры был устремлен куда-то вглубь себя. "Она же отключилась на четыре часа", - вспомнил Леонард. - Ну вот, девушка, - проговорил, обращаясь к Лилиане, мужчина. По всей видимости, это был корабельный врач. - Очнулась ваша пси-звезда. Пусть скажет спасибо своей цветной шевелюре, что жив остался. Он взял со стула чемоданчик с красным крестом, собрался было телепортироваться, но, что-то вспомнив, направился к двери, негромко бормоча на ходу: - Черт бы побрал всех этих военных и все их маневры и испытания... Не успела за ним захлопнуться дверь, как Лили сразу же бросилась обнимать и лобзать все еще плохо соображающего Парасюка. Тот не сопротивлялся. - Отто... как я рада... Леонард... ты не представляешь, как я испугалась... - говорила она между поцелуями. Леонард по-прежнему не сопротивлялся, полностью отдавшись в руки Лилианы, которая действовала целеустремленно и напористо. Спустя несколько минут он вдруг с удивлением заметил, что эти действия ему совсем не неприятны. Сделав для себя это открытие, он тут же перешел к ответным действиям. Лилиана обрадовалась еще больше, сообразив, что ее Отто наконец-то окончательно пришел в себя. Она только радостно попискивала в объятиях Парасюка, который действительно почувствовал в себе особый прилив сил и уже проворно искал застежки на ее платье, в душе благодаря провидение и владельцев "Пожирателя парсеков" за так вовремя подвернувшегося под руку, вернее, под голову нерасторопного кибера-официанта. Вдруг дверь распахнулась и кто-то вошел в комнату. Лили сразу же отпрянула, на ходу поправляя одежду и прическу, а также искусно изображая выражение невинности на своем очаровательном личике. Леонард приподнялся на гравикровати и взглянул на незванного гостя. Это оказался корабельный кибер-уборщик, которого так не хватало в Общем зале. - П-п-рочччь!!! - заорал на него Парасюк, к которому уже вернулся дар речи. Но робот нисколько не смутился, проигнорировав грозный крик Леонарда и не собираясь ретироваться из номера. - У меня график, - заявил он холодно. - Именно в это время по корабельному расписанию я должен убирать эту каюту. - А я сказал прочь! - снова заорал Парасюк, однако уборщик, не обращая на него внимания, вытащил из своего живота шланг пылесоса и стал лениво водить им у ног Лили-Флоры, при этом всячески, как бы невзначай, пытаясь задеть ее красные сафьяновые сапожки на высоком каблуке и стараясь с помощью этого нехитрого маневра загнать ее в угол. Парасюк швырнул в кибера изящной пепельницей из синего джильбертианского коралла, она стукнулась об стену над его головой и разлетелась на мелкие кусочки. Кибер тут же прекратил свое занятие и с чувством глубокого удовлетворения произнес, тщательно выговаривая каждое слово: - Гражданин, я официально заявляю вам решительный протест и сообщаю, что компания оштрафует вас на сто пятьдесят кредитов за порчу корабельного имущества и нападение на служащего компании во время выполнения им, то есть мною, своих служебных обязанностей... - Уйди... - уже чуть не плача, попросил его Парасюк. - Я тебя как брата прошу, уйди... Уберешь позже... - Но у меня очень жесткий график. - Я тебя умоляю, уйди! Хочешь на колени перед тобой встану? - Ну, если вы так настойчиво просите... - сказал в глубоком раздумье уборщик. - В принципе, я бы, наверное, мог отступить от должностной инструкции и сейчас же покинуть эту каюту... Но вы должны будете заплатить за уборку до конца полета. - Согласен! - крикнул Парасюк и тут же подписал протянутую ему бумагу, но робот, спрятав в себя шланг, немного потоптался у двери, как бы вспоминая, ничего ли он больше не забыл, и остановился, выжидающе глядя на Парасюка. - Ну что там еще? - грозно рявкнул Леонард, который посчитал данный инцидент исчерпанным и уже готовился к новой атаке на Лилиану. - Чаевые, сэр, - нагло ответил уборщик. - Что? - Чаевые, сэр, - повторил еще более наглым тоном, чем в первый раз. - Держи, - порывшись в карманах, Леонард бросил ему три кредита. - Маловато будет, - заявил кибер. - Ведь я не загляну в вашу каюту до конца полета, а согласно последнего постановления профсоюза киберов-уборщиков вы мне обязаны платить ежедневно, плюс доплата за образцовое обслуживание, плюс надбавка за знание иностранных языков, плюс... - Сколько? - оборвал его Парасюк. - Пустяки... Всего двадцать пять кредитов, сэр. - У Леонарда на мгновение перехватило дыхание, но он взглянул на стоявшую чуть поодаль Лили и, скрепя сердце, бросил киберу-шантажисту требуемую сумму, выдавив из себя только одно слово: - Вымогатель. Робот деловито посмотрел бумажку на свет, а потом спокойно ответил: - А вы думаете, мне легко было застать вас в такой момент, чтобы вы были согласны на любые условия? Здесь тоже талант нужен. Кстати, вы уже четвертый, у кого я не буду убирать... Он довольно хлопнул себя по металлической голове и вышел. Парасюк облегченно вздохнул и для разрядки выругался, несмотря на присутствие дамы. Лили сделала вид, что ничего не услышала, но обрывки ее мыслей, которые долетели до Парасюка, говорили об обратном. К тому же она тут же подумала о кибере-уборщике в таких выражениях, что даже побывавшему во всевозможных передрягах Парасюку стало как-то неловко. Лили внимательно прислушалась, не звучат ли в коридоре чьи-либо шаги и ничего не услышав, по всей видимости решила, что все в порядке и снова подошла к гравикровати, на которой в нетерпеливой позе восседал Парасюк. - Милый проворковала она и крепко поцеловала Леонарда в губы. Он тоже
в начало наверх
не остался в долгу, а подлые застежки никак не хотели поддаваться. Дверь снова распахнулась, на корабляхкласса"ПП" (Подпространственный Прыгун) не было принято ставить замки на дверях кают. Да и зачем нужны запоры, если в обычное время можно было свободно телепортироваться внутрь. На пороге каюты стояло зеленое чешуйчатое чудовище со множеством щупальцев, которые буквально росли отовсюду. Оно стояло на нескольких щупальцах, в щупальцах держало шахматную доску, а с четырех щупальцев, расположенных на самой макушке этого нечто, на застывших Парасюка и Лилиану глядело четыре зеленых глаза. - Здравствуйте, люди. Меня зовут Пармагентон, - вежливо проговорило оно с помощью стандартного лингвистора: - Я кванк с планеты Сигутара. Не желаете ли вы сразиться со мною в шахматы? Я открыл для себя недавно эту удивительную человеческую игру и желаю постоянно совершенствоваться в мастерстве. Однако, к моему большому сожалению, в этом полете я все еще не могу найти для себя спарринг-партнера. У Парасюка просто не было слов, он только молча открывал и закрывал рот, подобно рыбе, которой внезапно предложили подышать газообразным кислородом. Вместо него ответила Лили. При первых же ее словах Парасюк зажал уши, наблюдая, как меняется кванк по мере того, как его лингвистор переводит все сказанное. Сначала Пармагентон покраснел, потом покрылся небольшими желтыми пятнышками, а затем вдруг стал фиолетовым, шахматная доска вывалилась у него из щупалец, и фигуры раскатились по всей каюте. Но это шоковое состояние длилось недолго, вскоре он пришел в себя, принял привычный зеленый цвет и с достоинством удалился, ничего не сказав в ответ. Лили снова хищно склонилась над Леонардом: - Милый, ну почему нам все время мешают? И не дожидаясь ответа на этот в общем-то риторический вопрос, она снова бросилась в объятия своему спасителю. Парасюк, прежде чем искать застежки на платье фомальгаутянки, осторожно покосился на дверь, и та, словно поняв, чего больше всего сейчас не хочет хозяин каюты, и мстя ему за какие-то давние обиды, снова распахнулась. Леонард тяжело вздохнул, а Лилиана уже привычно отошла от гравикровати, мысленно метая молнии и проклиная нравы, царящие на этом корабле. При этом она совершенно не выбирала выражения и нисколько не пыталась этого скрывать от Парасюка. А в комнату, как ни в чем не бывало, четким строевым шагом вошел генерал-сержант в сопровождении верного секунд-майора. Он с минуту подслеповато смотрел то на Леонарда, то на Лилиану, потом почесал в затылке и поинтересовался: - Это каюта шестнадцать? - Нет, это четырнадцатый номер!!! - заорал пришедший в себя Парасюк. - Зачем вы так орете, - укоризненно покачал головой генерал. - Я все прекрасно слышу. Только я не совсем разобрал, кто именно помер... - Номер, а не помер! - Леонард был уже на грани нервного срыва. - Повар? - недоуменно переспросил генерал. - Да! Да! Помер повар! - Какая жалость, а мне так понравилась здешняя кухня... Не в силах сдержать накопившиеся чувства, Парасюк вскочил и вытолкал растерянного генерал-сержанта за дверь. Молчаливый секунд-майор вышел сам. Строевым шагом. Лили беззаботно стояла в углу у стереовизора и молча наблюдала за обнаженным Леонардом, который лихорадочно соображал, как прекратить это нашествие посетителей. Наконец его взгляд, лихорадочно обшаривающий каюту, наткнулся на пожарный щит, висевший в каждой каюте на случай пожара. Эти щиты конечно же никогда не использовались, являясь просто данью традициям. В это время в дверь тихо постучали. - Никого нет дома! - прорычал Парасюк и тут же вставил в ручку двери багор с пожарного щита. В дверь продолжали стучать, на этот раз уже громко, но Леонард не стал обращать на стук внимание, и вскоре он прекратился. Чего нельзя было сказать о нервном тике, который начался у Парасюка еще во время визита кванка. Убедившись, что багор в двери сидит крепко, Леонард обратился к фомальгаутянке, непроизвольно подмаргивая ей левым глазом: - Дорогая, теперь нам никто не помешает... Он тут же попытался обнять Лили, но совершенно неожиданно получил в ответ сильную пощечину, от которой у него даже потемнело в глазах. - Нахал! - услышал пораженный Парасюк. - Теперь мои четыре часа! На него смотрела, ядовито улыбаясь, белокурая красавица Флора, глаза же Лили были покрыты таинственной романтичной дымкой. 7 Выпустив Флору из каюты и выйдя вслед за ней, Парасюк увидел торчащий в ручке двери свиток синтебумаги. Незаметно для Флоры вытащив его, Леонард сделал вид, что вдруг неожиданно вспомнил о чем-то важном, что ни в коем случае нельзя отложить на потом, извинился и вернулся к себе в номер. На бумаге корявыми печатными буквами было написано: "Мне известно, кто вы такой и почему путешествуете в таком виде. Нам нужно поговорить о многом, но так как здесь небезопасно, предлагаю встретиться на Джильберте в парке "Хилтона" в 20:00 после посадки. Я буду ждать вас у памятника Легендарному Кузнечику. Не отказывайтесь, это не в ваших интересах. От нашей встречи зависит очень многое." Вместо подписи стояли инициалы "К.О.". Внутри у Парасюка все похолодело. Он лихорадочно начал соображать, кто же этот таинственный "К.О.". "Неужели Кровавый Оскар? Но тогда почему он медлит и откладывает встречу до Джильберта? И все-таки, что же ему от меня нужно? А может быть это кто-нибудь другой? Какой-нибудь шантажист вроде кибера-уборщика, но побольше масштабом. Но откуда он смог узнать о том, кто я такой на самом деле? От Дианы? Или я сам себя выдал каким-то образом?" Все эти вопросы сильно мучили Парасюка, он даже сразу позабыл про неудачу с Лили-Флорой. Но ответы пока не находились. Чтобы немного развеяться, Леонард решил снова сходить в Общий зал и поглазеть на потенциальных "К.О." Совершенно неожиданно в Общем зале почти никого не оказалось, лишь кванк Пармагентон играл в шахматы с кибером-уборщиком. Он явно проигрывал, но не терял духа. Все его щупальца, включая и глазные, непрерывно двигались, а окраска тела менялась, демонстрируя все оттенки зеленого цвета от салатного до нефритового. Наконец после нескольких ходов он, не выдержав, смел фигуры с доски: - Сдаюсь... Ну, Федя вы опять меня победили, можете в моей каюте больше не убирать до конца полета, как мы с вами и договаривались. - Ага, - довольно проскрипел Федя, протягивая кванку бумагу для подписи. - Только с вас еще чаевые. Парасюк вежливо кашлянул, и на него наконец обратили внимание. - Простите, а где все остальные пассажиры? - поинтересовался он. - Сейчас идет сеанс в корабельном стереозале, - ответил кибер, пересчитывая полученные от кванка чаевые. - Показывают какой-то новый фильм ужасов из жизни оборотней, вот все и ломанулись, ведь скука же. - А вы почему не пошли? - Я при исполнении, - с достоинством ответил Федя и аккуратно сложил деньги в ящичке у себя на груди. - Мне не положено. - А я сам оборотень, - пояснил кванк. - И мне эти все нелепицы вовсе неинтересны. - Ну да?... - не поверил Парасюк. - Честное слово, неинтересно. Я сам, в кого хочешь, могу превратиться. Неожиданно вся его фигура зашевелилась, щупальца переплелись, и весь он, словно изображение в стереовизоре под влиянием каких-то помех, смазался. Но резкость тут же восстановилась, и перед Парасюком оказалось два совершенно одинаковых кибера-уборщика. - Ну ты, осьминог, даешь, - уважительно похлопал его по плечу настоящий кибер Федя. - Это что... Снова изображение на минуту расплылось, и на Парасюка уже томно смотрела двуглавая Лили-Флора, обворожительно улыбаясь обеими ртами. - Здорово, - вынужден был признать Леонард. - Как живые. - А я могу и в вас, - предложила ему голова Флоры. - Хотите посмотреть на себя со стороны? Это очень смешно, вы не пожалеете! - Нет-нет, не стоит. Лучше как-нибудь в следующий раз, - поспешил заверить его (или все-таки ее?) Парасюк. - Ну как хотите. Перед ними снова появился кванк. - Тогда может быть сыграем в шахматы? - обратился он к Парасюку. Леонард сразу же стал искать причину, чтобы поэлегантнее отказаться, так как из всех интеллектуальных игр ближе всего ему был порнотетрис. Но придумывать ничего не понадобилось, ибо в этот самый момент раздалась сирена, и к двери в стереосалон бросились появившиеся из коридора киберы с носилками, а вслед за ними семенил уже знакомый Леонарду обладатель лица с седыми усами, носом картошкой и изящным золотым пенсне. В руках у него был чемоданчик с красным крестом. За всей этой процессией шел грузный представитель властей в массивных роговых очках и фисташковой форме полицейских сил компании "Подпространственные путешествия. Сидарвенсон, сыновья и шурин". Это был корабельный шериф. - Что случилось? - крикнул Парасюк. - Да мелочи, - ответил шериф, останавливаясь, чтобы отдышаться. - Во время очередного "ужаса" у одного из абхадарцев начались родовые схватки. - А вас зачем вызвали? - удивился кванк. - Разве это запрещено законом? - Вообще-то нет, но все дело в том, что рожать-то надумал амебообразный абхадарец, - пояснил представитель властей. - То есть после родов на корабле будет две взрослые особи. А билет у них всего один на двоих. Вот я и иду, чтобы сразу же оштрафовать новорожденного зайца. Закон суров, но это закон! Он отдышался и двинулся дальше. Все четыре глаза кванка на верхних щупальцах часто-часто моргали ему вслед, а Парасюк просто стоял с открытым от удивления ртом. И лишь кибер-уборщик Федя, по всей видимости за долгие годы путешествий повидавший и не такое, равнодушно прокомментировал: - Их нравы... Ну ладно, засиделся я тут с вами, а мне еще работать нужно. - Работать? - в один голос переспросили Парасюк и Пармагентон и переглянулись. Взгляд кибера Феди помрачнел, и он ответил с сожалением: - Ведь всех пассажиров в шахматы не обыграешь, и за красивыми фомальгаутянками не каждый приударит... Вот и приходится у некоторых убирать, - он тяжело вздохнул и откланялся. - Честь имею, господа. С достоинством, удивительным для простого кибера-уборщика, он удалился, оставив кванка наедине с Леонардом. Еще раз убедившись, что супер-пси-звезда не желает играть в шахматы, Пармагентон принялся складывать фигуры. Леонард молча наблюдал, как он ловко орудует щупальцами. Дверь в стереосалон снова со скрипом отворилась и из нее вышел фисташковый шериф, держа в руках противоперегрузочный ящик с абхадарцем. Из ящика раздавался плачущий голос: - Гражданин начальничек, за что-о? Я же не винова-а-атый! На что полицейский с готовностью отвечал: - Пройдемте, гражданин, там разберемся. Следом за шерифом вышли санитарные киберы. У них на носилках лежал точно такой же черный ящик. - Интересно, а как они определили, кто из этих двоих нарушитель? - спросил Леонард. - Это очень просто. Тот, у кого новый ящик, является более молодым абхадарцем, а значит это именно он незаконнорожденный, то есть виноватый в нарушении правил компании, - так уверенно пояснил Пармагентон, как будто он всю свою жизнь занимался делами о незаконном рождении абхадарцев. Минуту спустя из видеостереосалона хлынула толпа, и зал в мгновение ока заполнился пассажирами. Сразу же стало шумно, потому что многие делились друг с другом впечатлениями от увиденного. Недалеко от Парасюка и кванка остановилась экзотическая группа зрителей - два веганца, маленький пушистый кролик синего цвета, отец Меркудан и... Рэд Скворчер. Увидев своего несостоявшегося работодателя, Парасюк даже вздрогнул от неожиданности и попытался спрятаться за кванка, но тут же вспомнил о том, как он теперь выглядит. Да и металлическая сетка в волосах надежно защитит его от ненужного вмешательства в мозг. Правда, пока никто и не думал никуда вмешиваться. Живописная группа возбужденно обсуждала фильм. - А он его как схватит! - восхищался синий кролик, дергая синей
в начало наверх
лапкой Рэда Скворчера за штанину все того же андромедского комбинезона. - А помнишь, помнишь, как ожил труп денебца... Скворчер только кивал, изредка вставляя слово "Ага!" - А когда он превратился в человека... - не унимался восхищенный кролик. - Я так испугался! Веганцы перешептывались между собой, а отец Меркудан молча стоял рядом с ними, якобы не замечая Парасюка и демонстративно глядя сквозь него. "Так, Рэд Скворчер тоже на корабле." - подумал Леонард. Нужно было хорошенько обмозговать этот факт, и он, попрощавшись с кванком, рассеянно направился в свою каюту. В его родном четырнадцатом номере сидел генерал сержант и пил чай из огромного блюдца. Возмущенный подобной наглостью Леонард плюнул на приличия и, ничего не говоря, снова пустил в ход колено. Секунд-майор, стоявший в углу, не сказав ни слова, взял генеральский китель и строевым шагом вышел вслед за своим командиром. И лишь после этого Леонард мог спокойно (хотя лампочка персональном браслете все еще мигала) обдумать новый вопрос: какое отношение ко всей этой истории имеет Рэд Скворчер? Однако в этот самый момент дверь снова отворилась, и в каюту вошел кибер-уборщик Федя, насвистывающий "Тореадор, смелее в бой!" Увидев Парасюка, он застыл, свистя одну и ту же ноту. Потом ему удалось справиться с удивлением, он перестал свистеть и спросил: - Вы что перебрались из шестнадцатого номера в четырнадцатый? - Как перебрался? - не понял сначала Леонард, но осмотревшись вокруг, увидел на столике целую пепельницу из синего джильбертианского коралла, а на стене пожарный щит с полным комплектом инструментов, включая багор. Щит весь был покрыт многовековой пылью и паутиной. Только сейчас Леонард начал кое-что понимать... 8 Парасюк лежал одетый на гравикровати и смотрел стереовизор. Показывали корриду. Зеленый богомол размахивал пестрым плащом перед носом быкоскорпиона. Кровожадное чудовище, близоруко щурясь, глядело на тореадора и изредка, как бы нехотя, наносило удары изогнутым хвостом в уже изрядно продырявленный плащ своего противника. Леонард скучал. Он уже шестые сутки не выходил из каюты, решив, что не нужно особенно привлекать к себе внимание. Из развлечений в каюте были лишь стереовизор, допотопная игровая приставка к нему с инструкцией на веганском языке, да несколько исторических романов с психованным кибером-толкователем. Леонард несколько раз пытался начать хотя бы один из них, но быстро оставлял это занятие, так как маленький, величиной всего с мизинец, кибер-толкователь быстро выходил из себя, начинал неистово носиться по журнальному столику, лихорадочно стуча себя по лбу и возмущаясь тупостью читателя: - Это же уму непостижимо, как можно не знать такие эле-мен-тарные вещи! Чему вас только в школе учили?.. Леонард в начале пытался объясниться с кибером, но получалось еще хуже. - Объясняю специально для жителей сельскохозяйственной планеты Бхитхара, хотя и там любой двоечник должен иметь об этом хотя бы малейшее понятие... - ядовито заявлял кибер. Так что об удовольствии от чтения исторических романов не могло быть и речи, и Леонард вскоре решил оставить самообразование до лучших времен, очень надеясь, что таковые рано или поздно, но наступят. Таким образом из развлечений оставался один лишь стереовизор. Да изредка заходили к нему в гости кибер Федя и кванк. Просто так, чтобы поболтать о политике, моде и с грустью вспомнить старые добрые времена. Пару раз появлялась и Лили. Она просовывала голову в дверной проем, игриво спрашивала: "Как поживает мой пупсик?" и, видя кислый взгляд Парасюка, ссылалась на неотложные дела и убегала к очередной своей жертве. Дни тянулись медленно и однообразно. Наконец Леонарду надоело наблюдать неудачный бой с быкоскорпионом, поминутно прерываемый крикливой стереорекламой публичных домов на Денебе-8, и он стал нажимать на все кнопки подряд на дистанционном пульте в поисках более интересной программы. Как на зло нигде не было ничего интересного. Ярко накрашенная стрекозообразная проститутка с Денеба сменилась черно-белым плоским вестерном, снятым еще на Легендарной Земле, затем промелькнуло несколько выпусков новостей для веганцев, бледняков, абхадарцев и еще каких-то разумных существ (на этих программах Леонард не останавливался даже на пару секунд), на трех каналах были общеобразовательные программы по квантовой физике, мыслетехнике и флуктуационному моделированию. Наконец, за неимением ничего лучшего, и не желая дальше щелкать кнопками на пульте, Леонард остановился на каком-то фомальгаутском ток-шоу. Перед десятком скучающих зрителей в зале стоял стройный фомальгаутский стереокомментатор и с благородным возмущением рассказывал им о все новых злодеяниях революционных колобков с малоизвестной планеты Ксимангу, которые в последнее время стали настоящим бичом Галактики. Причем словосочетание "бич Галактики" повторялось в каждом втором предложении. При этом правая голова комментатора слегка картавила, а левая немного шепелявила, в результате слушать было презабавно. Тем более, что левая голова часто не соглашалась с правой в эпитетах и сравнениях, употребляемых к ксимангским террористам, в очередной раз не то что-то взорвавшим, не то что-то экспроприировавшим. "Где-то в Галактике что-то происходит", - с тоской подумал Леонард, - "А тут можно умереть со скуки... Хотя лучше помирать со скуки, чем при встрече с людьми Кровавого Оскара..." Как интересна жизнь, стоит только подумать, что вот ничего не случается, как тут же, словно по заказу, начинаются всякие неприятности. В случае с Леонардом Парасюком жизнь еще раз подтвердила свое золотое правило - не буди лихо, пока оно тихо. Только Леонард сформулировал эту мысль, как тотчас же весь корабль затрясся, изображение двуглавого эксперта по ксимангскому терроризму задрожало и исчезло, а на его месте оказался одноглазый мужчина с недельной седой щетиной и огромной серебряной серьгой в левом ухе. Одет он был в застиранную майку когда-то красного цвета и коричневые галифе, причем одна нога заканчивалась деревянным протезом. На его плече красовался огромный красно-желтый попугай, но даже не он больше всего бросался в глаза. Самое яркое впечатление производила громадная квадратная бутылка зеленого стекла с красочной надписью "Виски "ЛЕДЕНЯЩИЙ УЖАС" на овальной этикетке. Одноглазый смерил Парасюка снисходительным взглядом и припал к бутылке. После продолжительной серии из нескольких глотков он зарычал хриплым басом: - Джентльмены, экипаж пиратской яхты "Леденящий ужас" рад приветствовать вас. - Он снова прервался, чтобы сделать большой глоток из необъятной бутылки, но вскоре продолжил: - Да, чуть не забыл, я еще хочу сообщить вам, что мы намерены взять это старое корыто на абордаж. Это, в общем-то, и все, что я хотел вам сказать. С экрана раздался жуткий смех, от которого по телу Парасюка пробежали мурашки. В отличие от них, он никуда бежать не мог, так как военные маневры все еще продолжались и невозможно было никуда телепортироваться. Проклиная военных, Леонард даже поклялся себе, что если вдруг ему каким-то чудом удастся пережить налет пиратов, то он всю свою жизнь будет пацифистом и может быть даже перечислит несколько кредитов в Галактический Фонд Мира. Изображение пирата пропало. Вместо него на экране показалась зеленая бутылкообразная яхта с надписью "Леденящий ужас" на этикетке и лихо развивающимся в безвоздушном пространстве Веселым Роджером. Леонарду стало еще хуже, он понял, что теперь Кровавый Оскар наконец-то его поймал. "Зато теперь я получу ответы хоть на некоторые из моих вопросов. Может быть." - почему-то пришло ему в голову, но это было таким слабым утешением. "Пожиратель парсеков" снова содрогнулся. По всей видимости, это причалила пиратская яхта. Вскоре раздались громкие крики, по-видимому, пираты прорвали оборону мирного звездолета, хотя вряд ли таковая существовала в действительности. По коридору, грохоча сапогами, пробежало несколько человек. Парасюк вдруг очнулся от оцепления и начал лихорадочно искать, куда бы спрятаться, но подходящего места в каюте не находилось. В это время дверь распахнулась, и в каюту ворвался бравый пират, как и положено, с бластером в одной руке и квадратной бутылкой в другой. Неожиданно вежливо он предложил своему пленнику следовать в Общий зал. Эта обходительность, так не вязавшаяся со свирепым видом космического флибустьера, настолько потрясла Парасюка, что он, даже не думая сопротивляться, послушно вышел из комнаты и двинулся в указанное место. В Общем зале уже собралась огромная толпа. Были здесь и почти все знакомые Парасюка, включая и официанта из бара, продолжавшего даже в столь необычной обстановке невозмутимо взбивать свой неизменный коктейль. Всюду царило тягостное молчание, изредка прерываемое всхлипываниями Лили-Флоры и нескольких других женщин. Толпа продолжала увеличиваться. Вот выкатили кадушку с отцом Меркуданом. Он и не пытался сопротивляться, а только громким шепотом возносил молитвы своему покровителю Святому Хлорофиллу, однако пока что это мало помогало. Ввели еще несколько человек и веганцев. При этом никто не возмущался чинимым насилием и произволом. Пираты принесли со своей яхты какие-то ящики и сложили их в центре зала. - Взрывчатка. Они нас ограбят, а потом подорвут корабль, чтобы замести следы... - сказал со знанием дела генерал-сержант и почему-то пренеприятно захихикал. Вокруг стало еще тоскливее. Наконец были собраны все пассажиры и члены экипажа, свободные от вахты. Только после этого на импровизированный постамент в центре зала, сооруженный из таинственных ящиков, взобрался одноглазый капитан пиратов с неизменной квадратной бутылкой в руке. Прежде всего он сделал несколько довольно продолжительных глотков прямо из горлышка, а затем обвел взглядом присутствующих и произнес: - Леди и джентльмены! Сейчас все вы находитесь в очень затруднительном положении. Многие из вас даже думают, что оно безвыходное... Он сделал небольшую паузу. - Однако они ошибаются! Выход Есть! В данных обстоятельствах вам может помочь только... Последовала еще одна, на этот раз довольно продолжительная пауза, во время которой пират внимательно рассматривал своих слушателей, в чьих глазах после этих слов зажглась искра надежды. "Сейчас он потребует, чтобы им выдали меня", - с тихой грустью подумал Парасюк. - Вам может помочь только... Пауза уже становилась невыносимой. - ...только виски "Леденящий ужас"!!! - вдруг заорал одноглазый пират. После этих его слов другие пираты бросились вскрывать ящики, извлекать оттуда квадратные бутылки и раздавать направо и налево оторопевшим пассажирам. А одноглазый продолжал вещать уже с пола: - Только с "Леденящим ужасом" вам будет космос по колено. Эта марка виски вселит в вас уверенность, добавит силу воли, сделает острее ваше зрение и даже увеличит мужские возможности. - Он отхлебнул из бутылки, сорвал повязку с глаза и отбросил деревянный протез. Леонард с удивлением отметил, что предводителем пиратов оказался уже знакомый ему дядя Вася из ригелианского частного вытрезвителя. Дядя Вася сегодня был в ударе и вопил на весь корабль: - Леди и джентльмены, если вы настоящие леди и джентльмены, вы должны пить только "Леденящий ужас", потому что "Леденящий ужас" - это лучшее виски знаменитой фирмы "Джибсон, Джибсон и Феодоридис"! Только с ним в трудную минуту вы почувствуете уверенность в завтрашнем дне! Только с ним вы преодолеете любую депрессию! Только с ним вам не будут страшен никто, включая даже космических пиратов!!! Только теперь до некоторых стал доходить истинный смысл происходящего. - Тьфу! - разочарованно сплюнул Скворчер. - Это всего лишь рекламный трюк прогорающей корпорации. Не смотря на присутствие женщин, он грязно выругался, помянув матерей обеих Джибсонов и бабушку Феодоридиса, однако протянутую одним из пиратов бутылку все же взял. - Пейте, пейте "Леденящий ужас"! Сегодня фирма угощает всех вас! - надрывался дядя Вася, но его уже никто не слушал. Пассажиры, недавно пережившие настоящий шок, дружно занялись опустошением дармовой выпивки с пиратской яхты. Дальнейшее Парасюк помнил очень смутно. Вроде бы он целовался со
в начало наверх
Скворчером и пытался выведать у того, зачем нужно отправлять партию валидола именно на Бетельгейзе. Но тот только икал в ответ и повторял одну фразу: "Леонард, ты не прав!" Потом он пил на брудершафт с одним из веганцев, после чего его пыталась куда-то затащить не то Лили, не то Флора, а может быть и обе вместе, объявив ради такого случая временное перемирие, однако он стойко отбивался и все-таки вернулся в компанию, при этом очень удивляясь, что вроде бы пока и не очень пьян, а в глазах уже двоится. Потом все вместе: он, Скворчер, три веганца и маленький синий кролик, которого звали Уо, и который очень обижался на слово "голубой", устроили настоящую охоту на отца Меркудана, трезвого и потому очень угрюмого. А поймав его, пытались тут же обратить в другую веру, доказывая, что во всей Галактике стоит поклоняться только одному богу - Бахусу, и при этом вылили в его кадушку не одну бутылку бесплатного "Ужаса". Затем... А затем был только провал в памяти размером с добрую черную дыру, но если судить по счету, который на следующий день заботливо предоставил шериф от имени владельцев "Пожирателя парсеков" за порчу корабельного имущества, нанесение оскорблений и небольших увечий членам экипажа и пассажирам, в тот день было еще много-много очень интересных событий. 9 На следующий день у многих пассажиров "Пожирателя парсеков" головы буквально раскалывались, причем у некоторых сразу обе. Корабельный врач, сам с жуткого похмелья, близоруко щурясь, так как золотое пенсне куда-то исчезло, почему-то прописывал всем валидол. Видимо, Рэд Скворчер, отчаявшись найти смельчака, способного доставить бесценный груз в систему Бетельгейзе, решил хоть немного подзаработать и взял доктора в долю. Обессиленные пассажиры покорно покупали валидол в аптечном киоске и молча расходились по каютам. На корабле царило уныние, еще большее, чем во время налета псевдопиратов. Впрочем, к вечеру оно прошло... Первым же делом Леонард внимательно осмотрел в зеркале собственное изображение. Шок от увиденной там небритой рожи с малахитовыми волосами и малиновыми бакенбардами прошел довольно быстро, вскоре Парасюк пришел в себя и удовлетворенно отметил, что синяков и выбитых зубов на его лице не наблюдается. Значит действительно вчера погуляли хорошо! Удалив щетину с помощью антиволосного крема "Жиллет-Абсолют" и нарисовав на щеках новые круги, Леонард снова критически осмотрел свою внешность и, в целом, остался ею доволен. Для восходящей звезды пси-эстрады после грандиозного перепоя он выглядел вполне прилично. Пройдясь по кораблю и не обнаружив среди немногочисленных пассажиров в Общем зале никого из своих знакомых, он вдруг подумал, а не навестить ли ему Рэда Скворчера в его собственных апартаментах, тем более, что накануне тот просто таки умолял как-нибудь заглянуть к нему в гости и потрепаться о тяжелой жизни мыслелетчиков и коммерсантов. Так почему бы не воспользоваться поводом и не попытаться выудить из него хоть какую-то информацию? Ведь Леонард не без оснований подозревал, что этот таинственный бизнесмен играет далеко не последнюю роль во всем происходящем. Каюта Скворчера находилась на другом конце "Пожирателя парсеков". Это был прекрасный двухкомнатный полулюкс, правда, меблированный веганской мебелью, что придавало проживанию в каюте некую экзотическую окраску. Рэд Скворчер встретил его в одних трусах, судорожно сжимая в трясущейся левой руке литровую пластиковую бутылку с минералкой. Он тупо уставился на Парасюка, затем икнул и начал пить прямо из горла, при этом вода стекала у него по рыжей бороде, лилась по волосатой груди с прекрасной татуировкой, изображавшей десантный звездолет на задании и надпись "ВС Андромеды - это сила и мощь!", и капала на пол. - Здравствуйте, коллега! - вежливо поздоровался Леонард. - Я вижу вчерашнее приключение не прошло для вас даром. - Кто вы такой и что вам от меня нужно? - хмуро спросил его Скворчер, бросив не глядя пустую бутылку себе за спину. - Вы разве не помните? Я Отто Гварнери, восходящая пси-звезда. Мы вчера вместе веселились... - Не помню! - отрезал хозяин каюты. - Ну как же, сначала мы устроили настоящее сафари на альтаирского священника... - Ага. - Потом чуть не подрались с веганцами... - Ага?.. - Точно! Нас разнял кролик Уо... - Этот голубой, что ли? - Да! - радостно подтвердил Парасюк. - Вспомнили? - Нет. - Очень жаль, мы вчера довольно мило шалили... - Да?.. - И даже подружились! Вы еще предлагали мне посетить с гастролями систему Бетельгейзе... Услышав последние слова, Скворчер вздрогнул, весь побагровел и вдруг заорал: - Прекратите!!! Что вы себе позволяете такое! Врываетесь бесцеремонно в чужую каюту ранним утром и начинаете нести всякую ерунду! Я честный коммерсант и не потерплю этих грязных намеков! Немедленно убирайтесь отсюда, шантажист проклятый, а не то я вынужден буду вызвать корабельного шерифа! Не ожидавший подобной реакции Парасюк тут же ретировался в коридор, при этом едва не сбив со щупалец проходившего мимо Пармагентона. Несмотря на это кванк с планеты Сигутара сохранил свою поразительную вежливость и первый попросил прощения у Леонарда. Леонард не понял за что, однако на всякий случай снисходительно похлопал кванка по спине и сказал покровительственным тоном: - Ничего-ничего, в следующий раз будьте повнимательнее. Реакция Скворчера на невинную реплику о Бетельгейзе потрясла Парасюка до глубины души, он был готов ко всему, но только не к подобному эмоциональному взрыву. Еще вчера этот бизнесмен, или кем он там был на самом деле, совершенно спокойно реагировал на пьяные приставания Леонарда. Правда, он и сам был не очень-то трезв. Но на Ригеле в "Вальпургиевой ночи" он тоже не сильно скрывал свои не совсем честные намерения... - Что будете пить на этот раз? - вывел его из задумчивости чей-то голос. Размышляя над еще одной загадкой, а их в последнее время становилось чересчур уж много, Леонард и не заметил, как оказался в корабельном баре. Пришлось снова взять двойную порцию "Зеленой сороконожки", хотя пить не хотелось. Однако вызывать подозрения у бармена, внезапно оставившего "Вальпургиеву ночь" ради получения сомнительного удовольствия от межзвездного полета на "Пожирателе парсеков", хотелось еще меньше. Ведь вряд ли у него часто бывают посетители, решившие просто подышать воздухом в баре и поглазеть на выпивающих пассажиров. Получив свою выпивку, Леонард отошел к одному из столиков и снова задумался о своей горькой судьбе. - А почему вы не купили себе виски "Леденящий ужас"? - поинтересовался кто-то у него за спиной. Это оказался дядя Вася, работник вытрезвителя и по совместительству предводитель пиратов из алкогольной компании. - А вы что тут делаете? - вопросом на вопрос ответил Парасюк. - Ведь ваша космическая яхта, кажется, отчалила вчера в самый разгар веселья? - Увы! В каждой профессии бывают свои трудности, - тяжело вздохнул его собеседник, присаживаясь рядом. - Забыли меня здесь. Понапивались, сволочи, и забыли, что я лежу в Общем зале. Я ведь когда много выпью, сразу же засыпаю. Такой у меня организм странный. Так вот, они все улетели, а я остался здесь. Пришлось оформлять билет, ведь телепортация все еще невозможна, и тащиться на этом старом корыте до ближайшего космопорта... - Можете не расстраиваться, до посадки на Джильберте осталось всего три дня. - Целых три дня! - возразил дядя Вася. - В нашем бизнесе это очень большой срок. - В котором, в рекламе алкогольных напитков или же в протрезвлении граждан, которые эти напитки употребляют? - ехидно поинтересовался Парасюк. - А вы что, тоже бывали в нашем вытрезвителе на Ригеле? - настала очередь дяди Васи отвечать вопросами. - Да нет, - замялся Леонард. - Просто я много о нем слышал... Он посмотрел на великолепные старинные запонки, которые специально сегодня одел, и почему-то сразу же вспомнил Виктора Степановича. - Не верьте ни единому слову! Все это наглая ложь! - разволновался дядя Вася. - У нас образцовое обслуживание, очень культурный персонал и отличное оборудование! Мы... - Гады вы! - раздался знакомый голос позади Леонарда. Это оказался еще один посетитель ригелианского вытрезвителя - отец Меркудан. Что он делал в корабельном баре, было непонятно, должно быть искал грешников, души которых взывали о спасении. - А не нужно было вам напиваться, святой отец! - возразил дядя Вася. - Подумаешь, я всего-то чуть выпил! А вы сразу же и воспользовались моментом! - Чуть выпил? Это называется чуть выпил? - Да я только пригубил... - Пригубил? Это называется пригубил?... Не желая участвовать в разгорающемся скандале, Парасюк тихонько поднялся и ушел, оставив на столике недопитый стакан с виски. В Общем зале по-прежнему было не очень много народу. Из знакомых появилась только Лили-Флора, но в данный момент верховодила блондинка, так что Леонард только молча кивнул ей и поспешил в свою каюту. Жизнь по-прежнему казалась мерзкой и отвратительной и на какое-либо улучшение пока что не было даже намека. "Вот и дядя Вася здесь на корабле", - невесело подумал Леонард. Похоже, на "Пожирателе парсеков" собрались все, с кем он встречался во время столь недолгого пребывания на Ригеле. Не хватало только Дианы, мохнатых колобков с планеты Ксимангу (хотя их-то Леонард не очень хотел видеть) и Виктора Степановича. Леонард снова взглянул на великолепные запонки. Ну, Диана присоединится к нему на Джильберте. И тогда, возможно, большая часть вопросов, все еще мучающих Парасюка, наконец-то получит ответы. - Эх, поскорее бы... 10 Космопорт Джильберта походил на сотни других космопортов, которые Леонарду довелось повидать за долгие годы скитаний по Галактике. На взлетных площадках стояло около полутора десятка пассажирских звездолетов, таких же как "Пожиратель парсеков" и классом пониже, было три частных яхты, а также несколько грузовых мыслелетов, которые на время военных маневров стояли на приколе. Тут и там сновали рабочие порта, в основном представители джильбертианской насекомовидной расы, но среди них встречались и люди. ### окончание отсутствует ###

ВВерх