UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Игорь ФЕДОРОВ

ПЕРВАЯ ПЕЧАТЬ




  1. СОВЕТ

- А я вам говорю, что хватит нам в стенах четырех  сидеть!  -  Колдун
увлекся  и  хватил  кулаком  по  столу.  Сам  испугался  своего  всплеска,
отдернул, как от полуденного песка, руку, взметнул  седые  космы,  оглядел
собрание.
Остальные члены Совета недоуменно воззрились на него.  Но  не  только
недоуменно... Казалось, в воздухе зависла боевая стрела.
- В каких это стенах? О чем ты? - Вождь был сама  учтивость.  Ласково
поглаживал Колдуна  взглядом,  но  желваки  на  скулах  не  сулили  ничего
хорошего. Колдун прищурился от едкого света в палатке...
- Да... так, выражение такое... прочел в книгах...
- Так ты может и читать умеешь?
- Ну, умею... немного... а чего такого?.. на то я и колдун.
Теперь онемел и Вождь. "И он до сих пор скрывал?!"... И так  легко  в
этом сознался?!... И кто же он после этого?!" Колдун, будто и в самом деле
не понимал происходящего, обводил взглядом  палатку.  Стол,  отшлифованный
локтями и мисками, из цельного куска дерева, найденного еще  дедом  Вождя.
На нем правый кулак Утюга. Левой рукой Утюг поглаживает рукоять  меча.  Он
как всегда спокоен -  внешне.  Рядом  с  Утюгом  стол  упирается  в  шест,
держащий палатку. С него свисает колчан Вождя. Его прижимает Лайк - уже  в
оборонительной позиции и готов прорубаться на волю. А на табурете у выхода
сидит Сироп - схватился дрожащими руками за колени и  чередует  взгляды  -
выжидающе-угодливый на Вождя и напряженно-затравленный на  Колдуна.  Да...
Не ждал Колдун такой реакции. А может и ждал? Колдун часто  удивлял  Вождя
неожиданными идеями и поступками. Потому и стал Колдуном. Вот и  сейчас  -
случайно ли он проговорился о своем Умении, именно  в  тот  момент,  когда
решается судьба поселка?
Пора уже прервать затянувшееся молчание. Пауза  угрожает  разродиться
действием. Лайк ли с боевым кличем прорубит полог и понесется сеять панику
по поселку? Сироп ли, желая быть праведнее  самого  папы  (опять  из  книг
выражение?), вцепится в глотку лжеца-колдуна? Утюг ли извлечет из ножен...
Вождь тоже недаром был вождем. Он  пришел  в  себя  первым.  Нарочито
небрежно встал, окинул  Совет  мрачным  взглядом  -  и  это  лучшие  бойцы
поселка?! - попытался расправить плечи - палатка не пустила, - и  приказал
Колдуну:
- Идем. Покажешь.
И, не дожидаясь отклика, стремительно вышел из палатки.
Солнце на мгновение ослепило его, но он уверенно  зашагал  в  дальний
конец поселка - к жилищу Колдуна. Сзади - он не  столько  слышал,  сколько
знал - плелись остальные.
Для воинов они отвратительно умели владеть лицом.  Как  охотники  или
шпионы. Поэтому, когда Совет дошел до палатки Колдуна, сюда  же  стянулось
почти все население поселка. Женщины бросили свою вечную стряпню и  суету,
дети забыли свои обычные драки, воинам почудился в угрюмом молчании сигнал
тревоги, старикам и так нечего было делать... Слишком  красноречивые  были
лица у членов Совета. Дошли...
Вождь взирал на свой народ, скрестив руки  на  груди,  по-прежнему  -
молча и скорбно. Толпа  расступилась,  пропуская  Колдуна  -  он  доплелся
последним. Откинул полог. Вождь ждал. В палатке  послышался  звон  утвари,
приглушенное  бормотание.  Матерчатый  конус  откашлялся  клубом   пыли...
Наконец появился сам Колдун, прижимающий к груди старинную книгу.
Такие книги раньше валялись повсюду. Ими  разводили  огонь,  игрались
дети, подпирали стоящий котел... Все равно никто не мог  понять  для  чего
они, зачем древние столько их наплодили - читать никто не умел,  да  и  не
стремился. Другое дело - железо. Его попадалось до  обидного  мало,  почти
все уходило на оружие.
Колдун подошел к Вождю, протянул ему книгу.
- Вот...
- Что - вот? Это я и без тебя видел... Дальше.
Толпа ждала. Колдун бережно раскрыл книгу, прищурился, всматриваясь в
ее внутренности, и заговорил:
- Фотосфера... слой, из-лу-ча-ю-щий...  свет...  достигает  высоты...
триста... двадцать... километров от по... верхности Солнца... где атмос...
фера... - он морщил лоб, проговаривал слова шепотом, потом повторяя вслух,
считал  что-то  на  пальцах,  вспоминал,  -   ...становится...   непроз...
рачной... основание... хро-мо-сфе-ры...
- Постой! Что это за чушь?! - Вождь нависал над Колдуном.
- Это? Это я Читаю.
- С этим чудом я уже смирился! - Вождь оглянулся на застывшее  племя,
почувствовав, что он опять доказал свое право быть вождем.  -  Но  что  ты
читаешь?
- А я и сам  не  понимаю  -  что!  -  Колдун  осмелел,  понимая  свою
сиюминутную  неприкосновенность.  -  Я  специально  выбрал  такое,   чтобы
доказать, что я действительно читаю, а не  придумываю  все  это  на  ходу.
Продолжать?
- Хватит уж. И много у тебя этого... добра?
- Такого? Такого - много. Полезного - гораздо меньше.
- И что же может быть полезного?
- Полезного? Ну, например, география.
- Опять непонятное?!
- Нет-нет... Это слово... книга... о всей  земле,  обо  всех  землях,
карта... м-м-м-м... расселение всех племен в старые времена.
Теперь уже и вождь застыл,  неподвижно  глядя  на  Колдуна.  Медленно
присел на корточки, глядя снизу вверх. В толпе кто-то присвистнул,  кто-то
охнул, тишина сразу лопнула, все заговорили, забормотали, зашептали разом,
старухи запричитали, заныл ребенок...
Колдун выдержал тяжелый взгляд Вождя. Поднял глаза на племя, дождался
снова тишины, притягивая к своей  вдвойне  теперь  загадочной  фигуре  все
взгляды и помыслы - и последним усилием раздавил всех окончательно:
- Принести? Почитать?
Вождь поднялся, наклонился над котлом, перевернул  его,  сел,  достал
трубку, раскурил, затянулся, наклонил голову,  прищурил  глаза,  посмотрел
сквозь щелочку на  племя,  на  запыленные  палатки,  на  нехитрую  утварь,
сваленную у повозок,  на  горы  вдалеке,  чахлый  кустарник,  покосившийся
древний каменный пень, древний же  колодец,  мрачные  облака,  полусъевшие
Солнце, одиноко кружащую птицу, на Утюга, Сиропа и Лайка, застывших рядом,
Колдуна, торчащего с книгой в руках, на книгу, каких валялось раньше тьмы,
а сейчас почти все истлели,  остались  лишь  самые  прочные,  да  те  еще,
которые собирал Колдун, а вот  ведь  как  вышло  -  могут  и  пригодиться,
помочь, не знали, не берегли, может было что поважнее,  от  древних  всего
можно ожидать, затянулся еще раз, пока не погасла трубка, выдохнул вонючий
дым носом, встал, положил руку на меч, опустил бороду на грудь,  набычился
и сказал:
- Совет продолжается. Здесь. Остальные - вон. Неси, Колдун.
И сел опять, расставив  ноги,  опершись  локтями  о  колени,  опустив
голову. В племени знали эту  его  позу.  После  нее  он  бросался  в  бой,
совершал подвиги, карал провинившихся, принимал решения для всего  народа.
И пыльная площадка опустела мгновенно.
Совет расселся в пыли. Колдун вынес еще одну книгу. Эта была  заметно
потрепанней и древнее.
- Ну что ж, Колдун, - Вождь снова был Вождем-на-Совете. - Ты  доказал
- нам надо тебя выслушать. Говори.
Теперь  паузу  выдерживал  Колдун.  Обстоятельно  уселся,   расправил
хламиду, разложил книги. Обвел взглядом Совет.
Прочистил горло. Собрался с мыслями.
- Так. Что я прочел. Мы привыкли как? Есть колодцы. Возле  них  стоят
племена. Между ними - пустыня. Мы стоим на  месте  уже  очень  давно.  Наш
колодец иссякает. Новый мы не сделаем. Я предлагаю уходить.
Тут не выдержал Лайк:
- Так никто же не спорит, уходить надо. Только - куда?  Колодцы  друг
от друга на четыре-пять переходов. И у каждого свое племя.
- Да... - это уже Сироп. - Вступать в бой после четырех переходов...
Вождь не вмешивался.
Колдун не торопился. Он был уверен в себе.
- Так вот. Пустыня с колодцами не везде. Есть земли, где текут  целые
реки воды, есть моря, озера,  водопады.  И  вокруг  них  цветущие  долины,
деревья, кусты, трава, много зверей... - Глаза его заблестели, он увлекся,
представляя себе все это. - Помните легенду об Эдеме? Так это не  легенда!
Это воспоминания о том, что у нас было!
Колдун замолчал, не в силах выразить свои чувства словами.
Молчание нарушил на этот раз Утюг:
- Что такое "моря"?
- Моря? Ну, это много, очень много воды в одном месте. Представь себе
колодец шириной во-он до той горы... или даже больше...
Воины недоверчиво посмотрели на  гору  и  на  Колдуна.  Пришел  черед
Вождя:
- Ну и как же нам туда попасть? Сколько до этого Эдема переходов?
- Много... Я не совсем понял, как  древние  измеряли  расстояние,  но
очень много. На каждого нашего воина по столько, сколько он прошел в жизни
- и все это вместе...
- Так какой же прок от твоих сказок?
- Есть прок, есть. Вспомните, что у нас еще осталось от древних? Ну?
Лайк, недоверчиво глядя на Колдуна, начал перечислять:
- Книги? Колодцы? Железо... повозки поломанные... борозды в земле? Не
то? - и беспомощно зашарил глазами по окрестностям.
- Ну, еще, еще что? Напрягись! Всюду ведь есть...
- Говори уже, Колдун! Чего ты хочешь?
- Сказать? - Колдуну было жаль прерывать такую увлекательную игру.
- Ну же!
- Каменные пни!!!
- Ну и что? - Вождь был разочарован.
- А то, что мы на них не обращали внимание, не знали для чего они,  а
это не просто пни, пусть даже каменные. Они... это... есть слово, но я его
не понимаю... в общем, это для быстрого перехода очень далеко. Не  верите?
Я читал. Это как полог палатки - вошел здесь, а вышел - там. Как колодец -
прыгаешь в него у нас... Такие  есть  везде,  вспомните,  у  каждой  нашей
стоянки  были.  И  очень  далеко,  там,  тоже  есть...  раньше  были...  у
древних...
Колдун замолчал, опять не находя  слов.  Но  видно  было,  что  смысл
сказанного дошел до Совета. Чужое племя,  выскочившее  вдруг  из  колодца,
произвело бы меньший эффект. Сейчас, наверное, можно было бы  безнаказанно
отобрать у Утюга меч, не потревожив Вождя раскурить его трубку, перерезать
горло Лайку, унести все добро Сиропа... Обрушься сейчас с неба  водопад  -
он ничего бы не добавил к сказанному.
Все правильно, думал Вождь, так и должно быть. Недаром меня  все  эти
дни преследует предчувствие перемен. Наступают новые времена. И  уйдем  мы
отсюда не просто к новому месту стоянки, а совсем в другие места и дали. И
кто знает, что станет там с племенем, сохранится ли племя? В новых  местах
нужны новые люди, новые слова. И смогу  ли  я  по-прежнему  быть  для  них
вождем? Но племени нужны перемены...
Вот так, у тебя на глазах это и происходит, думал Лайк. Что-то совсем
новое появляется в жизни племени. И с этим новым меняется постепенно  все.
И уже старый вождь не может справиться со своей властью. Нужны уже не сила
и ловкость, а знания...  знания.  Кто  же  станет  новым  Вождем?  Неужели
Колдун? Знания, знания... Надо будет быстро научиться у него читать,  и  с
пнями разобраться... Не забыть бы - в новой жизни нужны знания. У кого они
- тот и Вождь.
Глупости все это - сказочные  земли,  думал  Утюг.  Никто  такого  не
видел. А вот если и впрямь через этот пень можно  пробраться  к  соседнему
колодцу. И быстро, без пяти переходов. И свежими врубиться в разленившееся
племя соседей. И вышибить их в пустыню. А  мы  ведь  будем  без  каравана.
Налегке. Только с оружием. Надо чтоб пошли Тарантул, Кузов...
Опять переселение, думал Сироп. Опять  все  бросать,  тащиться  через
пустыню... Ну пусть не  через  пустыню,  через  колодец  этот  повозку  не
протащишь... Да и пройдут ли палатки? Опять  все  бросать  и  терять...  с
таким трудом собранное...
Молчание затягивалось. Колдун не знал как его истолковать  и  начинал
нервничать:
- Они не должны быть  поломаны.  Их  строили  прочно,  прочнее  всего
остального. И их было много. Но если где и сломалось - то других хватит...
Вождь, все еще не смирившись с услышанным, спросил:
- И какие же там должны жить племена, у... морей? За сколько  взмахов

 
в начало наверх
птичьего крыла они нас перерубят? - Нет-нет... Там не должно быть племен... Там в древности что-то случилось. Наши предки бежали ведь оттуда. И потом... Если они там и есть, то они не будут драться. Моря на всех хватит. Было видно, что последняя фраза особенно не понравилась Утюгу, и потому Колдун поспешил добавить: - Ведь можно сначала послать разведку... Тут Вождь наконец разглядел просвет на дне колодца своей мысли. Взгляд его стал осмысленней, мышцы напряглись: - Так. Разведка. Пойдут... Постой, а ты сможешь в пень... это... перейти? - Постараюсь. Надо еще почитать. Должно выйти. - Времени мало. Разведка через три дня. Пойдут трое. Колдун... Утюг... и... - Вождь обвел взглядом сидящих, многое перебрал в памяти, вспомнил куда идут и зачем, - и... приемыш Колдуна. Совет вздохнул - кто с досадой, кто с облегчением. Вождь поставил последнюю точку: - Когда все прочтешь - обучишь своих попутчиков и меня. Еды и питья возьмете на три дня. Все. В поселке не болтать пока. Работай. Поднялся с котла. За ним остальные вскочили с пыли. И молча, не глядя друг на друга, разошлись. Близилось время перемен. 2. РАЗВЕДКА Запах... Сначала Утюг заметил изменение запаха. Так в пустыне пахнуть не могло. Едкий, забивающий ноздри, сбивающий со следа... И колодец... Вроде бы тот же, но как-то изменился... стены? Колдун убрал руки с клавиатуры, осмотрелся. - Значит, запомнили? Если что со мной... нажимаете сюда и сюда. Попадете домой. Утюг, упершись рукой в стену, смотрит на дверь. Он уже готов к бою. Айр смотрит туда же, но с любопытством и восторгом. Проследил их взгляды и Колдун. Дверь была другой. Ручка не такая, цвет... не просачивается пыль и сухая вонь пустыни... Вышло! В самом деле получилось! Не снимая руки с меча, Утюг подошел к двери, взялся за ручку, осторожно потянул на себя. Без результата. Толкнул. Тоже... Отошел на два шага, готовясь выбить и разнести. Его опередил Айр. Нажал ручку вниз, дверь щелкнула и подалась. Вне колодца был равномерный полумрак, стены, чистота... Колдун оглянулся на покинутое убежище, посмотрел на туннели - коридоры? - впереди. Утюг иронично наблюдал за ним. - И это твой Эдем? - Ничего, выйти еще надо... Там посмотрим. И после глубокого вздоха, как перед прыжком: - Ну что ж... Пошли! Айр, запоминай дорогу... Впереди шел Утюг, за ним Колдун. Прикрывал Айр. Первый поворот прошли с опаской. Второй смелее. Никто не попадался им по пути, не было ничьих следов. Колдун уже начал подумывать, не вымерло ли тут все на самом деле. Обосноваться бы всем племенем, изучить местность. Должна быть вода, дичь... Не вымерло. Из-за очередного поворота появился человек. Боец. Не размышляя ни мига, не давая возможности пришельцам опомниться, он бросился в атаку. Утюг принял первый удар мечом на свой меч, отскочил. Айр и Колдун прижались к стенам, оставляя больше места. Противник был высок, космат, и не менее крепок, чем Утюг. Перекинув свой меч - ладони на две подлиннее, чем у разведчиков - из руки в руку, боец зловеще усмехнулся и... Удар Утюга пришелся в пустоту - скрип сапог, тяжелое дыхание, негде развернуться - свист воздуха - и опять пустота - размах, сейчас Утюгу не поздоровится - меч застревает в стене - бросок Утюга - и снова звон стали - защита - противник достает кинжал - железный привкус во рту, ничего, и мы вооружены - жарко, жарко-то тут как - а-а-х, теперь и мы в стену попали - еще немного и придется отступать - удар - опять в пустоту - и снова звон стали. Утюг бьет снизу - пустота - блок сверху - сбоку не ударить, стена мешает, - коли его, коли - опять пустота - и я живот тоже тебе не дам - еще укол - ага, ты тоже устаешь - вон как дышишь - значит внимание ослабло... - Айр! Готов? - Готов, Утюг! - Шаг вперед - удар - защита - выпад - обманный прыжок - шаг назад - шаг назад - еще шаг назад... - Давай!!! И противник обвисает на мече Айра, который уже оказался сзади. Стекленеющий взгляд полон недоумения - как он не заметил, что его заманили в ловушку?! - Теперь надо поторапливаться. Если нас каждый так будет встречать, то долго мы тут не продержимся! Поворот, еще один. Быстрее. Свет мерцает, как от костра. Ветер вдоль стен, поворот. Когда же это кончится? - Айр! Где сейчас пень? Далеко ушли? - Нет, почти кругами ходим. Где-то за этой стеной. - Плохо. Сзади, где остался труп, послышались крики, шум - обнаружили... Тупик. Стена с мерцающими огнями, кнопками - как в каменном пне. Разведчики застыли в недоумении. Колдун отодвинул Утюга, подошел вплотную к стене. - Теперь давай уж я... Что это у них? Пум-пурум-пум-пум... Код... пароль... открывание... Да, пройти можно... но как? - Быстрее! - Ладно... Рискнем! Колдун решительно ткнул пальцем в какую-то кнопку, вышло неуклюже, задел еще несколько. Огни замелькали тревожнее, что-то загудело. Еще в одну... Стена неожиданно легко - так что Колдуна покачнуло - подалась и ушла вверх. За ней была вода. Много воды. Чистой, прозрачной, холодной. Правда, это было, наверное, не море. Дальний берег был совсем недалеко... для моря. - Это сколько ж здесь колодцев?! - вырвалось у Айра. Сзади послышался топот, бряцанье металла. Рассматривать воду времени не было. Первым порывом Утюга было принять бой. Но он сразу же понял, что это безнадежно. Бежать тоже было некуда. И тут неожиданно проявил боевую мудрость Айр. - Нам нельзя уходить далеко от пня. Прижмемся к стене снаружи... Преследователи, как по заказу, выскочили сразу на открытое пространство. И разведчики смогли незамеченными броситься обратно. Пока незамеченными. - Веди, Айр! Поворот, опять поворот, еще один... Стена. - Раньше ее не было... - Где кабина? - Вот. За правой стеной. - Выдержит? - Не знаю. Попробуй. Утюг разбежался, насколько позволяла ширина прохода, оттолкнулся от противоположной стены и обрушился на серебристое покрытие. Стена спружинила и Утюг оказался на полу. - Попробуй мечом. Мечу стена вдруг поддалась. Располосовав ее, как палатку, беглецы вывалились в соседний проход. И прямо перед собой увидели вход в каменный пень. Преследователей пока не было слышно. Но все равно надо торопиться. Обдумать увиденное можно и дома. Ворвались в пень, захлопнули дверь, бросились к пульту... И застыли. Пульта не было... Это был не каменный пень. Огромный зал. Сверкающие громады, из металла, опять мерцание огней, яркий свет, эхо от шагов... Из кресла в дальнем конце зала поднялся человек - в странной легкой одежде, без оружия - направился к ним, улыбаясь. - Проходите, проходите, добро пожаловать. Первый тест вы прошли успешно... Откуда-то появился второй, такой же. - Ну, первый тест они, положим, прошли, когда задействовали кабину телепортации... - Вечно ты со мной споришь... Кабину они могли задействовать и случайно. - Как же, случайно! Посмотри, это же специально подготовленный разведотряд... - Ладно. Так или иначе, вы, дорогие гости, прошли этот тест. Неплохие бойцы, находчивые, не боитесь нового, непривычного, доверяете своему разуму, умеете действовать сообща. А ведь обстановка тут здорово отличается от пустыни? А? Разведчики с трудом поняли, что последний вопрос обращен к ним. Утюг закрыл рот, перевел дух. Каким-то из своих чувств он понял, что бросаться с мечом на этих... хозяев бесполезно. Не тот случай. Айр с разгоревшимся любопытством осматривал зал. На людей этих он смотреть... боялся, что ли? Пока. Отвечать пришлось Колдуну. - Э-э-э-м-м... Где мы? - Справедливый вопрос. Но отвечать на него мне придется очень долго. Предлагаю разоружиться и присесть. Поедим, выпьем, поговорим. Вы ведь не торопитесь... уже? Второй "хозяин", заметив нарастающее раздражение гостей и некую затравленность, добавил: - Тем более, что ваша миссия разведчиков именно так будет выполнена наилучшим образом - вы все подробно узнаете и расскажете дома. Это меняло ситуацию. Утюг, как самый опытный боец, рассудил, что убить, при желании, их могли давно. А раз этого не произошло, то и не должно произойти впредь. Да и тут их не оставят - кому нужны лишние рты? Расселись. Еда была необычной, но вкусной. Питье тоже. После такого приема гости совсем разомлели и готовы были поверить во все, что угодно. Сознание их, медленно раздвигаясь, то ли понимало, то ли вспоминало непривычные слова и обороты хозяев, легко усваивало новые понятия и картины нового мира. Заметив, что гости готовы к серьезному разговору, не кидают поминутные взгляды в сторону мечей, не порываются бежать, один из хозяев начал. - Меня зовут Каваль. Коллегу моего - Моризетт, но все называют его "Маркизом". А вы?.. Это, если я не ошибаюсь, храбрый боец Утюг. Это - юный Айр, довольно находчивый парень, должен заметить. А вы? Вас не называли по имени... - Я - Колдун. - А-а... Так это вы, по-видимому, инициатор всего похода? Колдун промолчал. - Ну что ж. И где же вы, по-вашему, находитесь? - Я набирал какой-то европейский код, - Колдун неуверенно посмотрел на Каваля. - В Европе, наверное... Каваль заметно повеселел. - Ты был прав, Маркиз, они и в самом деле сообразительнее, чем мне казалось. Да. Вы в Европе. Предполагали, небось, увидеть здесь кисельные реки, молочные берега... море воды... Не удивляйтесь, не вы первые... Так оно, в общем-то, и есть. Моря, реки, травы, звери. Но люди здесь не живут. Дада. На всю Европу только мы вдвоем. И то не всегда. Утюг не выдержал: - А бойцы? - А, это не считается, - непонятно ответил Каваль. - И сидим мы здесь специально, чтоб встречать таких как вы. Ясно? В беседу включился Маркиз. - Когда на Земле - еще при древних - случилась катастрофа, часть населения, естественно, погибла, часть бежала во временно пригодные к обитанию места, а часть ушла в космос. Вы - потомки скрывшихся в пустыне. Мы - люди космоса. Маркиз гордо поднял голову и закинул ногу на ногу. Айр не выдержал: - Что такое "космос"? - Подожди, это там, за небом, я читал, потом объясню, - Колдун чуть не трясся от возбуждения. - Как вы там живете? - Как живем? Неплохо... Все есть. И вода в том числе. - Да нет же, Маркиз, он не о том. Живем в летающих кораблях... м-м...
в начало наверх
ну, очень больших палатках, как города. Ну, скажем, на десять ваших племен. Можно соединять эти города, можно уединяться, каждый может взять маленький кораблик и полететь по делам... Так и живем. - И зачем же вы нас встречали? - Ну-у... как зачем? Ведь люди же вы, хоть и деградировавшие... отсталые. Не бросать же вас в беде. Колодцев в пустыне осталось с десяток, племен гораздо больше... Что ж нам, ждать пока вы друг друга перебьете? Спасать вас надо... - Так спасайте всех. - Ну не все так сразу. Видите ли, пока космическое население налаживало свою жизнь, приспосабливалось, строило города, прошло довольно много времени. И пустынники за это время много позабыли, утратили. Одичали... И когда мы стали готовы помочь, оказалось, что наша помощь может принести вред. Ломка традиций, психологический шок, неприятие нового. Вот и приходится ждать, пока какое-то племя само не созреет для перемен и переселения... И тогда уж помогать. Да и то, не так все легко... Утюг разглядел забрезжившую надежду: - Так может, раз здесь никто не живет... - Нет! Не на Земле! Будете переселяться в космос... Или останетесь в пустыне. Хватит с Земли катастроф... Да и небезопасно жить на Земле сейчас, еще враги есть... - опять непонятно высказался Каваль. Колдун, как ему казалось, разобрался: - А если бы мы набрали не европейский код? - Все равно попали бы сюда. Айр оказался наиболее подготовленным к принятию нового, да так оно и должно было быть: - Ну а посмотреть можно сначала? - Конечно. Вернетесь домой... расскажете все, соберете расширенный разведотряд - не для боя, а для знакомства... - А много вас? - Да, много. Я точно не скажу, да и вы не представите сразу... Ну, так что скажете? - А что мы можем сказать? Надо домой... Каваль и Маркиз переглянулись. - Пожалуйста, хоть сейчас. Возьмите вот еды и питья для вашего... хм, Вождя. Вот пульт. - И оружие не забудьте. Утюг обиженно хмыкнул, потянувшись за мечом. Маркиз встал, за ним Каваль. Поднялись гости. - А мы навестим вас через пару дней. Думайте! И Колдун повел отряд к дому. 3. ЧЕТВЕРТЫЙ МИР Старик шел по лесу, раздвигая клюкой ветки кустарников. Перья папоротников щекотали икры под хламидой, седой хвост бороды поминутно цеплялся за сухие ветки и приходилось останавливаться и вызволять его. А потом смахивать с лица паутину... Как в детстве. Старик усмехнулся собственным мыслям - в детстве не было бороды... Но все равно, хорошо и солнечно на душе. А это самое главное. В просвете впереди мелькнула чья-то улыбка, и на мшистую тропу перед стариком упала шишка. Он сделал вид, что не заметил. В кустах захихикали. И следующая шишка попала старику в сандалию. Он очень серьезно оглядел ближайшие деревья - елей и сосен среди них не было. "Ах вы, проказники!" Он грозно нахмурил брови и решительно шагнул вперед. И одновременно высмотрел не сильно толстую сухую ветку над кустами и обрушил ее вниз. Там, где упала ветка, сразу стало очень шумно, будто боролись сразу десять мальчишек, опять захихикали, потом затрещали сучья и послышался топот убегающих. Всего четырьмя ногами. Теперь старик позволил себе улыбнуться, вновь освободил из плена бороду и двинулся дальше. Праздник. Сегодня праздник. Может потому так легко и солнечно? И всем хочется шалить, шутить и смеяться. Несмотря на то, что поводов не так уж и много. Скорее наоборот. Времена наступили не самые хорошие. И к лучшему не меняются... Но все равно. Плохим настроением делу не поможешь. Так, хоть сегодня, в праздник Летнего равноденствия, не будем хмурыми, не будем никуда торопиться и не будем думать о грустном. Занятый такими мыслями, старик вышел на дубовую поляну, залитую утренним светом и птичьим гомоном. Посреди поляны стоял роскошный куст боярышника, которого вчера еще не было. Так-так-так... Где-то в недрах куста прыснули смехом в ладонь, тут же шикнули. А потом вдруг что-то ужасно завыло, заухало, загрохотало, захохотало демонически... Из куста зазмеился дым пополам с туманом, собрался наверху в плотный комок, который превратился в оскаленную пасть дракона. И эта пасть, плотоядно чавкая, устремилась к старику... Старик наблюдал все эти метаморфозы, присев на пенек на краю поляны... Да, хорошие дети подросли в этом году... Но увлекающиеся. Дракон как раз проплывал под разлапистой ветвью векового дуба. Старик собрал эту ветвь в щепоть и ухватил рычащего дракона прямо за середку. Дракон сперва не понял, что произошло, рванулся вперед, попытался вывернуться. Но ветвь держала прочно. Тогда дракон захныкал знакомым голосом: - Дедушка, ну дедушка, отпустите... Старик сделал вид, что уходит с поляны: - Я с драконами не разговариваю! Тут дракон не выдержал, туман и дым развеялись, куст боярышника тоже исчез, и стало видно, что дубовая рука сжимает малыша Варри, сына собирателя меда. Варри извивался в вышине, отбивался от ветвей, не переставая хныкать. - Дедушка, ведь это я, Варри, ну снимите меня... Старик удивился: - Ты?! А как же ты сюда попал? - Я пошутить хотел... - Ах, пошутить... Кстати, ты не забыл, что сегодня экзамен. Ты на него собираешься? - Не забыл. Но как же я на него попаду, если я тут? - А вот это тебе первое задание: освободиться от хватки дуба. Ну, пока. Ждем тебя на экзамене. И старик направился дальше своей дорогой. Уже уходя с солнечной поляны в тень чащи, он остановился, оглянулся на раскачивающегося Варри и добавил: - Кстати, а где ты видел, чтоб боярышник рос под дубом? И скрылся в чаще. Теперь он торопился. Хорошо, хоть Варри об экзамене напомнил. Мне ведь тоже надо подготовиться. Э-эх, кончилась прогулка... И старик перенес себя в деревню. В деревне было по-праздничному шумно и суетливо. Клены щекотали воздух развешанными на них цветными лентами, окна и двери домов обросли узорами из трав и ветвей деревьев - у каждого своими. В центре поселения не ко времени расцвела магнолия - кто-то из садовников постарался - и благоухала, не понимая, что с ней случилось. Жители спешили по своим приятным делам - кто приготовить пирог, кто уже в гости, а кто просто прогуляться. Только дети выделялись сегодня задумчивостью и медлительностью. У них сегодня вдвойне важный день - сперва экзамен, а потом - Выбор. Старик вышел на Центральную площадь деревни, по-хозяйски осмотрелся. Здесь сейчас он был один и мог не торопясь подготовиться. Выбрал место покрасивее - под красным стволом вековой, искривленной ураганами молодости, сосной. Впрочем, он выбирал это место всякий раз. Сотворил в центре пенек со спинкой - все-таки старость давала о себе знать. Потом расставил полукругом пеньки поменьше - по числу детей. Посмотрел на небо, подумал и вырастил над поляной гигантский лист лопуха - день обещал быть жарким. Еще задумался. И за спиной у детей сделал погуще кустарник. Родители все равно не удержатся, придут посмотреть, так пусть хоть детей не смущают. Вроде бы все... Сел на центральный пень, прибавил строгости своему облику, хотя все равно никто не поверит, перевел дух и объявил на весь поселок: - Начинается экзамен! Все дети приглашаются на центральную площадь! Экзамен! И стал ждать, радостно и озабоченно прислушиваясь к суете и волнению жителей. Первой примчалась малышка Сая. Запыхавшись, взгромоздилась на пенек напротив Старика, расправила платьице и требовательно посмотрела перед собой: "Ну похвалите меня! Похвалите!" Старик улыбнулся ей. Вторым притопал Гуцу, маленький толстячок, обидчивый увалень, но, как ни странно, брат проказника Варри. Рядом с девочкой он сесть не мог, поэтому усадил себя на крайний правый пенек. И тут же достал из кармана пряник. Подкрался, бесшумно и незаметно, Лай. Наказание старика. Этот вредина и шкодник был его внуком. Пра-пра... Но это не меняло дела. Лай давно уже научился всему, что предстояло сдавать на сегодняшнем экзамене, но предпочитал употреблять это на мелкие пакости. Опустился он, разумеется, между Саей и Гуцу. Впрочем, может он понимает, что сегодня экзамен... Два пенька еще были свободны... В кустарнике - зрительном зале - зашушукались. Где же они? Пауза затягивалась. Наконец - еле слышный вздох облегчения. На поляну вышли Ора и Варри. Варри весь ободранный, в ссадинах, обещающих перейти в синяки, потупившийся и красный от смущения. Ора ведет его за руку, и тоже чувствует себя в чем-то виноватой. Впрочем, нетрудно догадаться, кто был хихикающим кустом боярышника. Постой-постой... А что это у нее в руке? Книга?! Так и есть. Старик узнал свою Книгу... Значит она вызволяла его из дуба по твоим же собственным рецептам?! Да что они себе... Впрочем, находчивость, сообразительность и взаимовыручка тоже входят в программу обучения. Этот экзамен они сдали. Да и разобраться в этой Книге не всякий сможет... - Ну, садитесь, садитесь, начнем... Дождался тишины и внимания. - Первый вопрос - для разминки. Летать все умеют? Все дружно завопили "Да-а!" и тут же продемонстрировали. Поляна превратилась в пестрый калейдоскоп смеха, мелькающих бантов и кудрей, платьиц и штанов... посыпалась какая-то мелочь из карманов. Заливистый смех разнесся над поселком... - Вижу, вижу! Все умеют! Пока дети рассаживались, старик думал, что первая цель достигнута - они перестали бояться незнакомого экзамена, и, кроме того, убедились в том, о чем догадывались - их не бросили, несмотря на вроде бы существующий запрет, родители тут, рядом, за кустами, и, в случае чего, помогут... - А теперь второй вопрос - самый сложный! Самый сложный, конечно, задавать пока нельзя - не готовы... - А как еще можно летать? Сая, конечно, опять первая: - Еще можно на птицах... ну на этих, специальных. На них быстрее... И дальше можно. - А еще, еще, - это Гуцу вспомнил, - можно совсем быстро, раз - и сразу там. Но это только взрослым можно... - Правильно. Варри, а что надо сделать, чтобы совсем быстро перелететь? - Ну, это, надо, - Варри морщит лоб, вспоминая. - А! Можно по-разному. Можно очень хорошо представить себе место, куда хочешь попасть, потом отделиться самому от себя... - Не хватало слов для описания незнакомого ощущения. - Перенести одного себя быстрого - туда, а потом там с ним соединиться. А можно представить того человека, к которому хочешь попасть, даже если не знаешь, где он... Или если тебя кто-то очень зовет, а ты даже не знаешь, кто он и где... И вдруг, как пелена лопнула в сознании старика, как взорвался гриб-дождевик, как родник пробился на поверхность - он понял! И тут же проклял себя за непонятливость. За то, что пойми он все раньше - меньше могло бы быть горя, меньше исчезновений... И сидело бы здесь не пять детей, а семь, и больше бы было счастливых родителей, и просто больше взрослых. Дети, конечно же, нарушали запрет, пробовали летать очень быстро, как взрослые. Но неумело. А Враг, тот, чье незримое присутствие и вмешательство ощущал старик все последнее время, звал их, сманивал к себе. И дети не могли противостоять. Уходили из этого мира, проваливались в черную бездну... Ну все, все... Обдумать можно и потом... Сейчас экзамен. Все-таки, как ни жестоко это звучит, хорошо есть хоть пятеро, нет только двоих... Старик поднял голову, заметил молчащего уже Варри, зловещую тишину на площади... Как мог весело улыбнулся... - Ну что ж вы притихли?
в начало наверх
И посыпались вопросы. Ора, как можно притвориться деревом? Лай, скажи что-то на языке единорогов. Гуцу, что сейчас делает садовник? Сая, сотвори здесь сейчас пирог. Варри, вырасти куст рябины. А что находится с той стороны Земли? А сколько лет этой сосне? Из чего можно делать стрелы? И каких зверей нельзя убивать? Откуда берется дождь? Почему Солнце светит? А кто сильнее всех согнет палку? Не руками, нет! Ну вот сломали... Наконец старик иссяк. Остался один вопрос, последний. И на самом деле трудный. Его он приберег для Лая. Остальные этого, пока, наверное, не знали. Пусть, заодно послушают первый рассказ на эту тему. - Как устроен наш Мир? Лай, умница, хоть и шкодник... хотя, сегодня он еще ничего не натворил... сразу понял о чем речь. Даже встал, понимая, что будет не просто ответ, а целое выступление: - Наша Земля, вот эта, на которой мы живем, не одна. Есть еще почти такие же. Но не где-то далеко, а здесь вот, совсем рядом, может и прямо здесь. Но они не заметны. Не касаются одна другой. Это вроде как можно одновременно думать и о вкусном ужине и о быстром полете птицы... Ну, вот так, - и Лай, не в силах объяснить словами сплел пальцы рук, показывая. - Всего таких миров пять. Когда-то давно они были прочно связаны и могли легко переходить из одного мира в другой. А потом кто-то сотворил беду и разделил миры. Теперь и люди на всех Землях разные, и жизнь разная. Мы живем на четвертом, - и посмотрел на старика: "Верно я говорю?" - "Верно". - Третий, средний, когда-то был главным. Но люди там не умеют теперь ни летать, ни создавать мыслями. Им все приходится делать руками. Второй мир - мир зла. Там люди тоже многое умеют, как и мы, но умение у них нехорошее, разрушающее. В пятый мир мы попадаем, когда умираем... А про первый мир я не знаю ничего... - он беспомощно посмотрел на старика. - Ничего, ничего, Лай. Ты и так нам много рассказал. - Старик оглядел притихших детей и почувствовал, что этот рассказ надо подкрепить образом. - Это как две пирамидки, соединенные дном. Вот смотрите, - и он сотворил кристалл. - Две верхушки это Первый и Пятый. Средний, самый большой - Третий. Снизу в середине - Второй. А вот тут, сверху посередке, наш, Четвертый... Ну, ладно, подрастете - поймете, - сказал он привычную фразу. И вдруг вспомнил, что подрастут-то они как раз скоро. И так грустно вдруг стало ему, так не захотелось расставаться именно с этими детьми. Как и со всеми предыдущими... Дети торжественно смотрели перед собой, понимая важность момента. Ну, не надо портить им праздник. - А сейчас... И в руке у каждого оказалось по огромному красному пахучему цветку. Все, как по команде, уткнулись в них носами - ставшими сразу желтыми от пыльцы... - ...поздравляю! Экзамен сдали все! Ура! Старик, смеясь со всеми, переждал первую волну веселья - родители пока еще прятались, знали, что рано, - и сказал: - Подходите ко мне, кто хочет что-то сказать... Это была словесная форма Выбора. Веселье сразу поутихло. Не от грусти, а от серьезности и торжественности. Дети оглянулись на родителей. Но вот сейчас запрет был всерьез. Решать им самим. Впрочем, все уже решено... Первым подбежал Варри: - Дедушка... Мы с Орой решили... - и как перед прыжком в ледяную воду, - взрослеть! Попрощался со своим детством в глазах старика и убежал. К Оре и дальше, дальше... Спокойно подошел Лай. Ну, что ты приготовил? - Дедушка. Я хочу быть таким, как ты! Даже самому себе старик не признавался, как втайне надеялся на такое решение. Спасибо, мальчик, спасибо... - И Сая просила передать, что тоже хочет повзрослеть. А вот это новость... Впрочем, что уж там... И так же спокойно ушел. Последним, сопя, подступил Гуцу. - Де-душка... Я... вот... Я хочу остаться... Ну что ж, и тут все ясно. И пары тебе нет, и дела... Зато есть брат, и тебе хочется остаться младшим. Да и не нагулялся ты еще. - Хорошо, Гуцу. Я так и сделаю, как ты хочешь. На вот тебе. - И протянул ему новенькую камышовую свирель. Гуцу сразу повеселел, повернулся и побежал к пока еще сверстникам. А те уже вертелись среди взрослых. Старик тяжело встал. Убрал все сотворенное к экзамену. Потолкался немного в радостном гомоне праздника. И пошел к себе. Ему еще предстояло колдовать сегодня. Четверо должны завтра проснуться взрослыми. И еще трое родиться. Работы - на всю ночь... 4. БЕДА Варри проснулся, когда солнце стояло уже высоко. Сладко потянулся, пружинисто вскочил. И застыл, прислушиваясь к новым ощущениям. Что-то было не так. То ли в нем самом, то ли в окружающем мире... И привычный дом его как-то ужался, и деревья во дворе стали маленькими... И сила, непривычная сила в руках и во всем теле. Что же это? И тут же хлопнул себя ладонью по лбу: как же я мог забыть? Ведь я сегодня уже вырос! Осмотрел себя, как мог. Спохватился. Подскочил к зеркалу. И оно вдруг уменьшилось, и уже не отражало его всего. Высокий стройный парень, крепкий, серые глаза светятся умом... Сам себе Варри в общем понравился. Посмотрим, что скажут остальные. Что скажет Ора? Как она там? Тоже уже выросла? С трудом сдержался, чтобы не побежать к ней. Пусть сама проснется, привыкнет... Но какой сегодня день! Как по заказу. Ночью прошел дождь и его остатки еще витают в воздухе, усиливая запах цветов и щебет птиц. Бабочки мелькают перед окном... Вся природа ликует. И непривычное чувство властелина этого мира, хозяина. Все можешь, все умеешь. Где-то в глубине таятся новые знания и умения, не нужные пока, но которые обязательно всплывут, когда возникнет нужда... Варри вытянул вверх напряженные руки, потянулся, и вдруг, неожиданно для самого себя, взлетел. Просто от избытка сил. Вылетел в распахнутое окно, навстречу летнему миру. Поднялся выше - над домом, над деревней, над дубами и соснами. Хорошо... Не хотелось пока ни о чем думать, ничего делать. Потом, потом... Теперь все сможется и успеется. А пока просто лечь на эту струю ветра, закрыть глаза, раскинуть руки, и пусть она несет тебя, куда ей вздумается... А внизу - не видеть, не ощущать, а просто знать - проплывают отцовская пасека, поляна садовников, дубовая опушка, где они вчера - вчера?! - пугали старика, Лунное болото, Роща единорогов, Живой ручей, болото с островками, папоротниковый лес... И попытаться разобраться в себе, в новом себе. Жаль или не жаль, что детство вчера кончилось, ушло от тебя... Впрочем, куда же оно ушло, вот оно, рядом. Просто ты стал взрослым. Так что, наверное не жаль. Но ведь мир изменился. И теперь ждут новые заботы, дела. И не будешь теперь проказничать целыми днями. Так что, жаль? Нет, за один раз этого не понять. И вдруг иголочка тревоги кольнула самое сердце. Еще не понятно, что случилось, с кем, но ясно, что просто лежать уже не придется. Варри открыл глаза, перевернулся со спины, оставил своего временного попутчика - порыв ветра. Да-а, далеко его занесло. И время к вечеру... Ничего не скажешь, увлекся. Постой, постой, а это что? Со стороны деревни летела птица. И на ней кто-то маленький... А птица-то садовников, всем известно, что она самая резвая в деревне. Подлетела ближе. Варри присмотрелся, и узнал в наезднике Гуцу. Значит, брат не захотел вырастать. И у меня теперь есть младший брат? Да-а. Но это обсуждать с ним не время. Случилось и впрямь что-то серьезное. Гуцу подлетел ближе, махнул рукой вниз, еще раз... А, понятно, птица ведь не может лететь на месте, поговорим на земле. И Варри опустился. Сразу же подлетела птица, пробежалась по земле, останавливаясь. Еще на бегу соскочил Гуцу, бросился к брату: - Скорее в деревню! Ора заболела! Страшнее новости быть не могло. Варри ощутил липкий холод где-то внутри нового тела, ноги сами понесли к птице. - Что с ней? - Старик говорит - заклятье. Он звал тебя, а ты не слышал... - Да уж, увлекся... - Кто там с ней? - это уже вскакивая на птицу. - Мать, Старик, бабки... Лети, я сам доберусь. Тебя ждут. Варри топнул ногой, птица взвилась в небо и - вперед, вперед, в деревню, к Оре, как она там, что с ней, не болей, родная, я уже лечу, что это еще за заклятие? Ну ничего, ничего, все обойдется, там Старик, все будет хорошо... Мощные толчки крыльев гнали назад излучину реки, полуистлевший остов дракона, которого Кузнец убил два года назад, поляну шаров... Только сейчас Варри заметил, что бос. Ничего, не это сейчас главное. Скорее, скорее... Птица повернула шипастую голову и крякнула - быстрее не может. Ну ничего, вот уже опушка леса... Скоро. И вдруг Варри вспомнил - Старика же можно позвать. Напрягся, как его учили, представил собеседника и неуверенно позвал... И тотчас же четкий громкий ответ прямо в голове: "Это ты, Варри? Наконец-то. Летишь? Боюсь, ты уже опоздал." - Как, опоздал? - "Она... умерла?" - "Нет. Но тебя уже не дождалась. Это заклятие." - "Но она будет жить?" - "Если это можно назвать жизнью... Лети сюда, поговорим при встрече. Я сейчас занят..." Старик замолчал. Варри присел на спину птицы, обхватил ее шею руками, потерся лбом о волну жестких, как сучья, перьев. Заскулил от бессилия... Если бы он был там, если бы пошел к ней сразу же. Хотя - это заклятие, ничем он бы не помог... Старик вон ничего сделать не может. И все-таки... Внизу показалась деревня. Варри поднялся на ноги, покрепче перехватил поводья и повел птицу вниз. У дома его встречала совсем маленькая девчушка, очень похожая на Ору... в детстве. Варри понял, что это ее сестренка, которая только сегодня родилась. Девочка, вся зареванная и перепачканная, уже не плакала, а только всхлипывала, захлебываясь воздухом. - Веди! Где? - Бежим... В святочной. И рванулась вперед. Очень скоро Варри обогнал ее. Скорбные соседи, сестры с опухшими лицами, отец с матерью, бабки, Старик... - Где она? - Не кричи, Варри. Поздно. Зайди сюда. - Что с ней? Где она? Не прячьте ее! - Не прячем... Зайди. Ора лежала на своей кровати, которую перенесли сюда, в святочную, как-будто спала... Нет, спящая она не лежала бы так прямо, вытянув руки, прекрасное лицо ее не отсвечивало бы такой бледностью, волосы не были бы так расчесаны и расстелены по всей кровати. Варри поймал себя на том, что, глядя на Ору, еще и знакомится с ней - со взрослой. Любимая... Впервые так о ней подумал. Но это не было непривычным. Это же Ора. Ора! Моя Ора! Что с тобой?! Проснись! Старик остановил его, положив руку на плечо. - Не надо, не трогай. Навредишь. Даже сквозь туман боли и отчаянья, Варри понял, что не все еще потеряно. Иначе старик не звал бы так срочно. - Как это случилось? Постепенно приходя в себя, Варри замечал подробности в комнате - перья аира по углам, ветви орешника, пентаграмма у входа, запах масел и дыма - Старик боролся, как мог. И не его вина, что не вышло. Видимо, эти чары сильнее. - Такие случаи уже бывали, сынок... Я помню о таком, отец мой рассказывал. Было... Она, как положено, выросла за ночь, а потом, когда пришла пора просыпаться, уснула вместо этого еще крепче. Так она может спать хоть всю жизнь... Это чары, заклятие, кто наложил его - не знаю. Если бы знал, то легче было бы справиться. А так... Многое сейчас зависит от тебя. Старик поднял глаза на Варри - они уже сидели за столом в другой комнате - и понял, что последних слов мог и не говорить. Жаль будет, если пропадет, красивый юноша. И сильный. И не дурак... Такие нужны деревне. Но брось Варри сейчас возлюбленную - и это будет уже не Варри. Ну что ж. - Единственный, кто нам может помочь в нашем горе - Отец колдунов. Если вообще кто-то может помочь. Он, я надеюсь, хоть сможет назвать имя виновника. Правда, я чувствую, что виновник не из нашего мира... и имя его мало нам даст...
в начало наверх
Варри напряженно слушал, запоминая каждое слово, каждую интонацию, каждый жест. - Сам ты туда не дойдешь. Правила знаешь сам. Выберешь себе попутчика... - Я пойду один. - Вдвоем. - Ну не хочу я никем рисковать, хватит того, что... - Не дойдешь... Да и не принимает Отец колдунов в одиночку. Только парами. Такое уж у него правило. - Кого же мне брать?! - А это мы узнаем, когда стемнеет. Ты придешь сюда с напарником. Я расскажу вам дорогу... В полночь - выйдете. - Дорога долгая? - А это как выйдет. Собирайся на неделю, а может и год получится, а может и день... К Отцу колдунов идешь. Ну, а сейчас - ступай, собирайся. Мимо двери в святочную Варри прошел, скрипнув зубами, чуть замедлив шаги, но сдержался, прошел мимо - домой, домой, и в путь... Остаток дня прошел, как в тумане. Прощание с родителями... недолгие сборы... прощание с поселком... день, состоявший из одних прощаний... сначала с детством, а теперь вот... Ора... Ветер уже по-вечернему трепал плащ, сборы давно закончены, а Варри все не решил, кого же взять в напарники... По закону он мог выбрать любого, никто не отказал бы ему. Но от этого было еще тяжелее остановиться на ком-то... Сын пастуха... еще молод. Сын птичника... глуп. Мара, пахарь... и не молод, и не глуп, а вот с ним не хочется... Брат? Не стариков же брать в самом деле! Варри уложил в мешок последний сухарь, проверил, как закреплено Оружие - моток веревки, кинжал, ремень, - и уселся на пол, прижимаясь спиной к стене, сплетя пальцы у подбородка, задумчиво покачивая головой. Завыли грифоны у гор - начинался вечер - и тотчас же началась ночная перекличка леса, свист, вой, уханье, хохот. Варри поежился... Надо решать... Ладно, чему быть, того не миновать. Возьму первого, кто встретится по пути к старику. Решено. Встал. Закинул мешок за спину. Подпрыгнул пару раз. И пошел в сгущающийся мрак. В дом своей возлюбленной, но не к ней. Деревня вымерла. Ни одной живой души, ни одной лесной твари, ни одного человека. Не слышен даже обычный клекот птиц. Только голоса леса. Варри стало легче - не надо ни с кем еще раз прощаться, говорить ненужные слова. Может, и идти придется одному? Нет. У входа в дом Оры он увидел чью-то тень. Человек, казалось, ждал его. Услышав шаги, тень встрепенулась, сделала шаг вперед. Варри не выдержал: - Кто ты? - Варри? Это я - Лай. Да... Ко всем неприятностям и несчастьям еще и это... Варри поморщился, радуясь, впрочем, что во тьме этого не видно. Кто угодно, только не Лай. Надо же, о нем даже не вспомнил... - Ну что ж, Лай, пойдем в дом. - Нет, дед сказал мне только встретить тебя у входа. - А я говорю - пойдем! - Да что же это делается, люди, Старик приказывает, Варри, и тот приказывает, один с другим спорит, а крайним мне быть? Что же мне бедному делать? - Лай запричитал было по привычке, и вдруг осекся - понял, о чем говорит Варри. - Ну что, причетник, дошло? Идем. Зашли в такой незнакомый ночью дом Оры. А сейчас, пустой и притихший, он казался еще и чужим. В святочной горела свеча Старика. Оры не было - куда-то перенесли. Варри облегченно вздохнул - при ней он не смог бы ничего ни слушать, ни говорить. Осмотрелся. И вздрогнул от глухого голоса Старика: - Лай, я не велел тебе входить. Варри обернулся. Так вот ты какой, взрослый Лай... - Лая привел я... Старик поднял седые брови, но ничего не сказал. Закон есть закон. - Ну, садитесь. Обсудим дорогу. Но сначала... Колдун извлек из складок одежды ветку. Присмотревшись, Варри узнал орешник. Вонзил ее в стол, да так удачно, что она осталась стоять... Достал откуда-то пучок трав. Растеребил его, разложил на столе, Варри и Лай наблюдали за его действиями, сидя по другую сторону стола. Варри вдруг понял - да он же колдует! Оглянулся на Лая. Тот, по-видимому, знал это сразу. Старик окружил ладонями ветвь и забубнил: - Именами пяти миров, именами стихий и богов, именами друзей и врагов - заклинаю тебя. Извлек чашу, покрошил в нее травы со стола. Травяная пыль вспыхнула, повалил едкий дым, обтекая торчащий орешник и стекая по нему вверх. - На дорогу, на удачу, на успех, на возвращенье... Колдун начал поглаживать воздух и дым вокруг ветви правой рукой. Почти незаметно для глаза начали набухать почки... - Един во всех мирах, пронзающий время, помоги. Взойди во имя решений. Почки лопнули, поползли, расправляясь, клейкие листья. Запахло весной. На верхней стреле набух большой бутон. - Возьмитесь за руки. Юноши вздрогнули, поняв, что это обращено к ним. Соединили под столом непослушные руки - Варри дал правую, а Лай - левую. - Теперь давайте сюда другие руки. Левая рука сына пасечника и правая рука внука колдуна сошлись вокруг бутона и задрожали, оглаживая столбик дыма. - Войди и реши. Охрани в походе и доведи до дома. Единый в пяти мирах, пронзающий время. Бутон вдруг разорвался ослепительным цветком, благоухающим и прекрасным. Светло стало в комнате, как летним днем. Что-то изменилось, дрогнуло в Варри, он ощутил неожиданную теплоту к Лаю, защемило в груди, на глазах выступили мягкие слезы. Почти не стыдясь этого, он посмотрел на Лая и понял, что тот испытал то же. Руки уже не дрожали. - Твой выбор одобрен, Варри. Теперь вы братья до конца пути. Опустите руки. Уже все. Цветок сразу опал, засох. Старик выдернул ветвь, разломил ее на три части. Одну схоронил в своих одеждах, и по одной протянул братьям: - Это ваш талисман. Он принесет удачу в походе. По нему вы сможете находить друг друга... Тайные силы не противятся вашему походу... Берите же! Братья проследили за взглядом Старика и только теперь заметили, что еще не разжали соединенные руки. Усмехнулись все трое - и Варри понял, что дорога не будет в тягость. Ради доброго дела идем и с добрым сердцем... - Вот теперь действительно все. Теперь можно обсудить дорогу. Вещи собрали? - За меня Варри собирался... - Я-то все собрал. - Ну, тогда слушайте... Грифоны у гор затихали, отправляясь спать. Приближалась полночь, время похода. 5. ПОДКИДЫШ Айр дрался четко, словно сдавал экзамен. Удар, блок, защитное движение, обманный удар, удар, два прыжка назад, бросок дротика, блок, обманный удар... Но противник легко уходил от его атак и почти не нападал сам - щадил, что ли? Постоянно мешало ощущение вязкости, неподатливости воздуха. Казалось, что дерешься в киселе. Но больше всего беспокоила потеря контакта с Учителем. Айр перехватил меч в правую руку, сделал обманный выпад, отскочил назад и выхватил правой рукой из подсумка сразу два дротика. Раскрутил меч над головой и обрушил его на противника - нет, опять в пустоту. Отскочил назад, зажал клинок зубами и метнул оба дротика одновременно, беря противника в тиски. Размахнулся, делая вид, что бьет сверху, заставил противника защищаться, но вместо удара отбежал назад. Это дало ему передышку - для восстановления связи с Учителем. Усилием воли вышел в обычное восприятие пространства. Обнаружил себя в кабине космокатера, сжимающим подлокотники и включенным в систему биоиллюзий. Соседний катер - противника - сверкнул вспышкой поля, отражая удар ракеты - дротика. В обычном восприятии связь с Учителем сразу восстановилась: - А, вот ты и появился, Айр. - Да, это я, - неизвестно зачем уточнил он, возвращаясь в мир биоиллюзий - противник опять атаковал. Удар меча - ну, мы тоже умеем защищаться - а дротик твой мы отобьем - теперь - на тебе, на еще - боишься?! И одновременно - диалог: - Видишь, Айр, выбрав систему биоиллюзий боя на мечах, ты тем самым навязал себе идеологию этого боя. И никуда не можешь уйти от нее. А ведь есть вещи, принципиально невозможные в таком бою. - Например? - Ну смотри... Айр как раз заканчивал сложный обманный маневр, который должен был увенчаться сокрушительным выпадом. Он напрягся, ожидая встретить обычную броню блока, но вместо этого меч поразил пустоту там, где миг назад был противник. Потратив все силы на прекращение движения, Айр не поверил своим глазам: противник раздвоился. И, видно, это показалось не только Айру - забарахлила и его гипносистема. Картинка мерцала, показывая то двух противников - недомерков, то одного перерубленного, с двумя полуухмылками на лице. - Вот так вот, Айр. И запомни. Будь ты лучшим в мире бойцом на мечах, ты хоть из кожи вон вылезь, но не одолеешь меня, если моя система боя идеологически выше твоей. - А как же вы деретесь со мной сейчас, Учитель? Бластерами? Ракетами? Чем? - Не глупи! - Противник соединился в одного, расстегнул кольчугу на животе. - Все системы драки, хоть кулаками, хоть пулеметами, примитивны и глупы. - На животе у него вдруг появилась третья рука, перехватившая меч. В двух оставшихся возникли дротики. - Дело в том, мой мальчик, что я не дерусь с тобой сейчас... Дротик справа - Айр прыгает влево - дротик слева - Айр вправо - два дротика в плечи - один отбивает мечом, другой принимает на кольчугу - тяжелое копье в живот - высоко подпрыгивает вверх, отбивает рушащийся сверху меч, падает вниз и попадает под копье, которое, оказывается, зависло в полете и ждало, когда он упадет. Сразу срабатывает система гипнозащиты, Айр вываливается в обычное пространство. Катер его, кувыркаясь, летит куда-то к Солнцу. Он переключает управление на себя, выравнивает его, направляет обратно, продолжая разговор с Учителем. - ...не дерусь вовсе, а играю с тобой в го. - Во что? - Это древнейшая восточная игра. Доска, поля, камни... Есть в ней любопытнейший принцип - побеждая, необязательно разгромить противника наголову. Достаточно выиграть одно поле - но победить... Конечно, в качестве гипноаналога мы применяем усовершенствованный вариант го - трехмерный. И вот он-то идеально подходит для ведения пространственного боя... Айр включил форсаж, чтобы быстрее добраться в город, не отстав от Учителя, и поэтому не был уверен - показалось ему или действительно тот добавил: - ...хотел бы я знать - почему... Причалили к городу. Выбравшись из шлюза в коридор, Айр заметил, что Учитель уже здесь. Оживленно беседует о чем-то с техниками. Впрочем, уже не Учитель. Теперь - просто Маркиз. Айр подошел к нему, хлопнул по плечу: - Да, здорово ты меня... Научи играть в го. - Обязательно. Ведь я готовлю Бойца, - и оба засмеялись неизвестно чему, просто из взаимной симпатии. Только сейчас Айр вышел из ощущения боя, успокоился, осмотрелся. Странная смесь запахов пустынного лагеря и космического поселения защекотала ноздри. Мимо прошли два пилота - на ночную вахту по маневрированию города, - кивнули Айру и свернули за угол, сверкая комбинезонами. В дальних отсеках истошно заблеяла коза - видимо, хозяйка опять отключила гравитацию, убирая в хлеву. У стены, рядом с экраном, валялся чей-то котел - такой родной и привычный, но подпирали его уже не
в начало наверх
книгой, а обломком клавиатуры испорченного компьютера. Из соседней комнаты доносилась пальба - старики смотрели очередной боевик. Да... Племя его привыкало к новой жизни. Медленно, но привыкало. Что лишний раз доказывало - предки жили примерно так же. Разве что не в космосе... Маркиз закончил разговор с техниками, подошел к Айру. - Пойдем, приведем себя в порядок. Сегодня Большой Совет. Мне надо там быть. Да и тебе не грех послушать. - Мне? - Да. Тебе. То, о чем пойдет речь на Совете, будет иметь непосредственное отношение к твоей судьбе. Айр обалдел от новости. - Моей судьбе... - Ну да. Как ты полагаешь, с кем будет сражаться воин Айр? С соседями по городу? То-то... Встретимся через час. Пока. - Пока, - рассеяно отозвался заинтригованный Айр, глядя в спину Маркизу. Делать было нечего, пришлось идти приводить себя в порядок. Но все же сначала - к отцу. Айр шел, уверенно чеканя шаг по пластику пола. Уже одно это отличало его от многих соплеменников, не свыкшихся еще к жизни в космосе. А еще - уверенный взгляд. Впрочем, это было вообще отличительной чертой воинов, как и крепкое сложение. Космических воинов... В любом случае, Айр часто чувствовал нездоровую зависть Лайка, Утюга, других бойцов пустынного племени. Они не могли понять, что заморыш Айр, до того, в земной жизни, тихий и незаметный, начинал играть существенную роль в судьбах людей. И за что? И почему именно он? Да и вождь, сильно сдавший свои позиции перед лицом новых учителей и наставников, хоть и занимал почетное место в новом Совете, не раз, наверное, клял себя за то, что в первую разведку послал Айра. Впрочем, Айр был уверен, что все нынешние события случились бы и без того, разве что немного позже... Колдун жил в самом центре города, возле общего зала. В зале, как обычно, резвились дети. - Пах! Пах! Ты убит! - А вот и нет! Я в бронежилете! И ты остался один! Все твое племя убито! - Тогда я заряжаю пистолет живительными пулями! Тра-тата-та! Все мои опять ожили! Сейчас мы тебя прикончим, пустынная собака! Уцелевший "пустынник" подскочил к справочному компьютеру, выхватил джойстик, прицелился им: - Не подходите! У меня протонный дезинтегратор! Всех распылю! Зажал несчастный джойстик двумя вытянутыми руками, полуприсел на расставленных ногах, оперся спиной о стену... Это оказалась не стена, а дверь, которая тут же распахнулась. И "пустынник" под хохот нападающих свалился в комнату. Оттуда раздался звон, крики, выскочила хозяйка и, размахивая мокрой простыней, прервала боевые действия. Да, думал Айр улыбаясь, дети привыкают к новому быстрее всех... И быстрее всех меняются. Игры у них уже не так жестоки, как раньше... И толкнул дверь Колдуна, которую тот, после долгих мучений, сделал все же скрипучей. - Здравствуй, отец. - Садись, сынок. Новости? - Еще какие! - Ну, давай, рассказывай. Вот чай. Вот лепешка. Я слушаю. Колдун выслушал новости с обычным непроницаемым лицом. Отхлебнул чаю. Задумался. - Ну что ж, Айр. Этого следовало ожидать. Твоя судьба ведет тебя. - Не понимаю отец. Объясни. - Ты же знаешь, не отец я тебе. Приемыш... Тебя нашли во время одного из переходов к новому колодцу. Было тогда тебе года два. Одет ты был в серебристый комбинезон... Или, может, нет. Это мне сейчас так кажется... В общем, не так, как мы. Вождь долго недоумевал, откуда ты взялся посреди пустыни... И разрешили мне взять ребенка. Пришлось переучивать тебя нашему языку. Твои слова были непонятны нам тогда, непонятны еще больше они мне теперь. Во время первой разведки я было подумал, что мы нашли твое племя. А теперь и не знаю... Ты не наш, Айр. Айр чуть не подавился лепешкой. - А чей же?! - Может быть, сегодня ты это узнаешь. На Большом Совете. А может, и они не знают... Помолчали. Айр обвел глазами комнату, будто прощаясь. - Так что иди, сынок. И будь готов ко всему. Собираться было недолго. Не в поход ведь. Маркиз уже ждал спутника у шлюзов. Он был подтянутей обычного. В новом комбинезоне. С бластером на бедре. - Готов? - Готов. - Поехали. Маршрут между городами и столицей был стандартным. Пилоты маневровой вахты тем и занимались, что сохраняли пространственную архитектуру всего поселения, которая не должна была зависеть от гравитационных возмущений и толчков катеров. Поэтому шли на автопилоте. - Маркиз, объясни мне одну вещь... - Только одну? - Нет, послушай. Я все думаю, какой смысл обучать бойцов. Ведь война, если она случится, будет в первую очередь войной технологий. Нажал кнопку - и пол звездной системы как не бывало... А другой нажал - и не допустил этого. Зачем же бойцы? - Да-а... Айр... Ты меня просто поражаешь. Даже меня. Откуда ты все узнаешь... или догадываешься? Твои темпы развития ставят нас в тупик. Подумать только, не успело племя переселиться из пустыни, как какой-то колдуненок... - Ты не отвечаешь на вопрос? - Прости. Ну, не все так просто. Во-первых, тот, кто нажмет на кнопки, тоже должен уметь вести свою партию. Во-вторых, всякое может случиться, и на одни технологии полагаться нельзя. Ну а в третьих, заметь, бойцов, мы готовим не так уж и много. Только самых способных, самых для этого подходящих. Дело в том, что есть, кажется, еще один противник, кроме предполагаемого врага на войне. Еще один Враг... - Кто же это? - А об этом послушаешь на Совете. Подлетаем. И в самом деле - на экранах уже сверкала Столица, занимая полнеба и все увеличиваясь в размерах. 6. ПЕРВЫЙ БОЙ Сегодня последний полигон. Сегодня все решится. Маркиз многое дал понять, но все же не сказал всего. Да и не надо Айру все говорить - сам догадается. И так ясно. Если сегодня все пройдет удачно, то совсем скоро - экспедиция. Пока - разведка. Из разговора на Большом Совете стало ясно, что загадочный противник - Враг - не намерен долго ждать, и надо его опередить. Его не победить армадами крейсеров, не распылить дезинтеграторами, он невидим, неощущаем до тех пор, пока не напал. И как с ним бороться - пока не понятно. Точнее, ясно лишь одно - его же способами. А вот какими - предстоит выяснить в разведке. Небольшой отряд уже обучен и снаряжен. Не хватает в нем лишь Айра. И пойдет ли он с ним, зависит от сегодняшнего полигона. Сегодня Айру предстоит в одиночку сразиться со своими будущими соратниками. Один против всех. Но на полигоне... Поэтому Айр особенно тщательно готовится к выходу. Лазер кругового боя на правом плече, лазер на бедре. Оба, конечно, с биоуправлением. Острейший клинок - на всякий случай - за левое плечо. И он не помешает... Дезинтегратор, настроенный на широкий луч - на левое бедро. Это для разрушения преград. На голову шлем - и защитит, и сообщит об опасности. Проверим действие датчиков биополя. Так-так... За стеной кто-то суетится, безобидный. Действует датчик. Повышенный фон бортового реактора отзывается покалыванием за правым ухом. Температура, влажность и тому подобное высвечивается на сетчатке левого глаза. К липучкам комбинезона на поясе крепим антигравитатор. Его тоже надо накрыть складкой ткани, а то засветится, когда включу невидимость. Присоски на подошвах и ладонях действуют. Силиконовый усилитель комбинезона... аптечка на груди... реактивный ранец на спине... связь с кораблем... Норма, норма, норма... Теперь проверить все в комплексе. Айр опустил забрало шлема, сразу став автономной боевой единицей. Сосредоточился, и... ...невидимый вихрь пронесся по комнате, разрубил хрустальную вазу надвое так, что она осталась стоять, сжег лазером залетевшую муху, перекрыл надоевший своим хныканьем кран и... ...вновь превратился в Айра, стоящего в боевой стойке в самом центре. Теперь оставалось только задействовать систему биоиллюзий - разумеется, Айр предпочитал игру го - и можно на полигон. Он представлял собой сейчас идеальную боевую машину - и знал это. Встреться такой в настоящем бою - и все пустынное племя ничего не смогло бы поделать. Оно бы просто не успело понять, что же произошло. Разумеется, на полигоне удары наносились не в полную силу. Не убивать же бойцов на тренировках. Но гипноизлучатели создавали ощущение настоящего боя. И убитый - умирал. Клинической смертью. Реанимационный центр тоже нес боевое дежурство, и трагических случаев никто припомнить не мог. Внезапно Айр почувствовал чье-то присутствие и одновременно увидел ход. Неумелый ход. Неудачный. Его легко обезвредить. Сначала атакуем ходом справа... Стоп, стоп, стоп! Что это я?! Ведь это еще не бой! Айр рывком вышел из системы образов го и, покрывшись холодным потом, ужаснулся тому, что он мог сейчас натворить. Ведь это Маркиз вбежал в комнату. Взволнованный, запыхавшийся... Тоже боец не из последних, он успел заметить реакцию Айра. - Но-но. Ты эти шуточки брось! - Что-то случилось? Почему ты здесь? - Случилось. - Маркиз, по-видимому, не знал, с чего начать. - Полигон отменяется. Все. У нас совсем нет времени. Они атаковали. Уничтожен окраинный город. Нет времени на разминки. Пойдете в разведку. Прямо сейчас. Все это он выпалил Айру, который так и застыл в боевой стойке, не веря своим ушам, пытаясь сдержать участившееся дыхание. - Ты одет? - скорее утверждение, чем вопрос. - Пошли быстрее. И не успев опомниться, Айр бросился за ним. По коридорам, по залу, по рубкам, служебным помещениям... Встречавшиеся соплеменники испуганно жались к стенам, вглядевшись, узнавали Айра, и испуг переходил в изумление. По пути Маркиз объяснял. - Пойдете впятером. Ты третьим. Мы перебрасываем вас на их планету. Все время держим на прямом луче. На вот, нацепи, это устройство для обратной переброски. Когда выполнишь задание - нажмешь сюда. Надо хотя бы поближе рассмотреть их и понять. А попутно нанеси им побольше вреда. Впрочем, это все ты сам знаешь... Эта гонка по городу с экспресс-объяснениями привела Айра в какое-то особо-возбужденное состояние. Он уже хоть сейчас был готов встретиться со всеми врагами сразу. Без труда давалась и система образов го. Он видел как бы два пути - обычный и игровой. Вот за столом три игрока - старика. Устойчивая группа, стол ими атакуется, ему "атари", столу надо защищаться ходом сюда, а потом сюда... Чтобы не сорваться совсем в систему биоиллюзий, приходилось даже прилагать некоторые усилия. Быстрее, быстрее... Ворвались в кабину переброски. Второй уже уходил. Двое стояли рядом. Экипированные так же, как Айр, с холодным блеском в глазах. Мигнул свет. Второго не стало. Айр, не успевая даже проститься - впрочем, к чему? - стал на стартовую площадку, ощупал шлем - так и не поднял забрало - махнул рукой. - Ждешь не больше двадцати секунд. И свет померк. И появился опять. Тусклый, неземной. Воистину, неземной. Айр до того ни разу не был ни на одной планете, кроме Земли. Но к новым ощущениям привыкать было некогда. Температура 35 градусов, гравитация 1,86 "g", влажность 45 процентов, большое содержание инертных газов, концентрация распадов слева сзади, фон слегка повышен, мощный биофон, агрессивный, но локальных источников вблизи нет, легкий ветер, песок под ногами, мокрый и плотный, подземных полостей нет, ночь, звезды и нависающие над головой кусты, нет, деревья, нет, лианы, в общем, растения. Прямо впереди концентрация биофона. Надо идти туда. А где же спутники? Где первые двое?! И где следующий? Двадцать
в начало наверх
секунд прошло. Где же они? Айр сдержал поднимающуюся панику. Видимо, произошла ошибка в наводке луча. Встретимся позднее. Придется пока идти одному. Осторожно шагнул вперед и одновременно завис над чистым игровым полем. Черные ходят первыми. Оставим им это право. Они уже дали белым фору, позволив попасть сюда. Очень скоро Айр обнаружил, что праздный осмотр поля ему надоел, и он летит низко над землей, поднимая за спиной вихрь и качая ветви лиан. И вот ход был сделан. Джосеки - угловой дебют - черные разыграли мастерски. Ход под центр угла, ко-гейма, соединение-защита, нападающий ход по борту в сторону белых, потом в тыл белым, не давая закрепиться и построить устойчивую группу. Наконец, белые поймали черных на шичо-лестницу, разбили их построение и сняли всю группу. Айр осмотрел поле - что же это было? Дымящиеся останки посреди выжженной поляны мало напоминали человека. Скорее уж спрут, покрытый шерстью. Интересно, чем же он нападал? Так или иначе, начало положено. Назад пути нет... И вдруг Айр понял, что все время подсознательно боялся этой первой схватки. Многочисленные намеки и недомолвки касательно его происхождения зародили в нем сомнения - а не из племени ли Врага он? И не придется ли ему убивать своих соплеменников? Теперь же все сомнения исчезли. Вот это копошащееся волосатое никак не могло быть родственником Айра. И ничто уже не мешает ему выполнить свою задачу. Правда, откуда же он все-таки?! Но это можно обдумать и потом... Айр почувствовал, как его тело наливается новой силой. Рухнули все барьеры подсознания. Теперь он - властелин этого мира. Его не остановить. Он уже и без приборов, пожалуй, видел и чувствовал все вокруг. Айр и не подозревал, что так может обостриться его восприятие. Метрах в трех слева какой-то зверек роет нору - неопасно. Километрах в пяти местный стервятник высматривает добычу, заметил Айра. Как? Это надо отметить. Фон сзади, оказывается, был старым полигоном. А впереди - он не ошибся сразу - логово Врага. Волны чужого разума, чужой психологии, ненависти так и накатывают оттуда. Ну что ж. Берегитесь. Форы я вам уже не дам... Помешать ему сейчас не могло ничто. Разве что взрыв атомной бомбы прямо под ногами, да и то, он бы ее уже заметил. И обезопасился. Все пространство до горизонта было в его власти. Но интересовало только копошение впереди. Беспокоило, правда, непонятное сразу за горизонтом, но это пока неопасно, с этим можно и потом разобраться. Теперь ход белых. Угловые дебюты мы с вами разыгрывать не будем, а сразу пойдем в центр. Взлетев над порослью, Айр рванулся вперед. Его заметили. Он почувствовал это по суетливому беспокойству мыслей врага. Займем это поле - лазером, и это. Можно построить устойчивую группу. Белые опережают на три темпа. Ага, черные сделали ход. Защита. Вот и ваша база. Выглядит, как прочная устойчивая фигура. Ну, это мы еще посмотрим. Есть, есть лазейка. Ход в центр базы. Конечно, вы защищаетесь. Игра на защиту всегда приводит к потере темпа. Еще три сбитых камня. Тоже, наверное, волосатые спруты. Черные пытаются прижать к борту. Ну, это трехмерное го, от этого мы уйдем. Еще двое сбитых. Что там за шевеление? Готовится ход сзади. Не учли, я опережаю вас в темпах. Атари - берегись! Еще атари! Так, и эта группа спеклась. Что же тревожит за горизонтом? Что-то там не так. Потом, потом, черные опять атакуют. Ч-черт, не хватает людей. Еще бы одного бойца сюда... Защита. Атака, ход, еще ход. А как же это выглядит на самом деле? Да... Дымящиеся стены, полыхающие переборки, обваливающийся потолок... Неужели это я тут такое натворил? Ход из-за угла. Спрут? Невидимый враг, но я чувствую его. Ответный ход. Всплеск боли, кусок дальней стены вываливается, обнажая пультовую. Самое сердце. И сразу три хода черных. Так просто они это место не отдадут. Защита, отход, нападение, защита... Они съели все мое преимущество в темпах. Еще один такой ход... Внезапно Айр понял, что ему не хватает пространства игры го. Такого еще не бывало. В этом бою нужна более совершенная система, иначе - поражение. Но неужели есть такая система?! Он ее не знал. Что же делать? Собрав все свое восприятие мира воедино - что же такое за горизонтом? - предугадывая ходы противника, ощущая всей кожей надвигающуюся опасность, Айр напряженно размышлял. Его восприятие, отделившись от тела, ощупывало уголки базы. Вот один враг перезаряжает оружие, готов к броску. Вот еще один - ненависть, ненависть, ничего, кроме ненависти - приготовил гранату. Вот двое закладывают какую-то пакость под полом. Двое залегли в пультовой, сцепив зубы. Сейчас мы тебя прикончим, мерцающая собака!!! Что это? Кто это подумал? Этот, за пультом? Я прочел его мысли?! И тут словно пелена лопнула в мозгу у Айра. Он понял, что надо делать. Безумная идея. Но откуда такая уверенность, что должно выйти? В конце концов, кто сказал, что правила го нельзя совершенствовать?! В подвале начал медленно вспухать стремительный взрыв, двое в пультовой открыли огонь по коридору сквозь пролом. Айр окутал свое невидимое тело коконом абсолютной силовой непроницаемости - в нем не мог атаковать и он сам. И одновременно отделил свое восприятие, сознание свое, мысли, от защищенного тела - и мощным рывком бросил вперед, на врага, залегшего за пультом. В того, чьи мысли он случайно прочел, с кем был контакт. Вытолкнул его сознание, полностью не готовое к такой атаке. Не успевая привыкнуть к новому телу, полагаясь на его рефлексы, поразил залегших рядом врагов. Нащупал новый контакт, приготовился к броску, развернул оружие стволом к телу, нажал курок и рванулся дальше. Теперь все было легко. Рывок, контакт, выстрел, выстрел, выстрел в тело, рывок, контакт, выстрел - не ждали такой атаки?! - Выстрел... Это что - последний? Где там я? Вон? Ну что ж, прощай, последний враг. Выстрел - и к себе. Теперь снимай защиту. Хм, прошло четыре секунды. Грузно упало тело врага, опали обломки взрыва, догорали переборки... И внезапно Айр понял, и тут же само появилось оглушающее оно... Так вот что было за горизонтом... Распахнулись стены базы, спала пелена сверхглубокого гипнополя, открылся зал космического полигона... Широко расставив ноги, держа руки на кобурах бластеров, Маркиз прищуром глаз ощупывал Айра, как взведенная пружина, готовый к немедленным действиям. Между ними дымились обломки, вскакивали всполохи агонизирующего пламени, сминались ненужные уже лианы, распахивались люки экспресс-реанимации, относили тела, отключали уцелевшую технику. А они стояли, уперев зрачки в зрачки, не шелохнувшись, играя желваками, пытаясь унять подрагивающие руки, поедая друг друга взглядом. Наконец Айр остыл, тяжело вздохнул, непослушными руками отстегнул шлем и снял его. Отшвырнул в обломки. Маркиз расслабил плечи, переступил с ноги на ногу и медленно и внятно произнес, не отводя давящего взгляда: - Все-таки ты не человек, Айр. Человек этот полигон не прошел бы. Айр выдержал взгляд до конца. Криво ухмыльнулся. - Может быть, ты мне скажешь - кто? - Я надеюсь, это сообщишь мне ты. Когда узнаешь. Говорить не хотелось. Ничего не хотелось. И Айр нажал кнопку телепортации. В город, домой. Домой. 7. СКАЗКА Ночью особенно не походишь. Даже если дорога хорошо известна. Даже если можешь видеть в темноте. Поэтому Варри и Лай, отойдя на приличное расстояние от деревни, решили все же заночевать. Выбрали поляну повыше и посуше. Лай собрал немного хворосту, Варри расстелил покрывало. Разожгли костер. Улеглись возле него, подложив руки под затылки и глядя на звездное небо, клочками вырывающееся между кронами деревьев. Но сон все равно не шел. Слишком бурным был этот день. Столько нового. Столько трагического. Да и проснулись сегодня они не так уж и рано. Всю ночь росли. Варри перевернулся набок, в глазах заплясали язычки огня. На костер можно смотреть бесконечно... Лай за спиной тоже приподнялся на локте. - Не спишь? - Куда пойдем завтра? - Старик же рассказывал дорогу. - Но он же говорил, что к Отцу колдунов дорога меняется. И заранее ее никто не знает. - Ну и куда мы тогда пойдем? - Не знаю, я тоже не знаю. - Завтра и решим. Утро вечера мудренее. Полежали еще. Костер засыпал. Он спокойно тлел ровным бордовым бархатом, вскидываясь изредка иссиня-прозрачными лепестками. А к братьям сон не шел. - Интересно, Лай, а что тут было в старые времена? Совсем давно. - Ну, как что? Люди жили. Ты о чем? - О тех временах, когда все миры вместе были, до катастрофы... - А-а... Это очень давно. Никто и не помнит почти. Разве что старики, которым в детстве рассказывали. - И что, ничего не осталось с тех пор? - Почему не осталось. Остались сказки, сказания, легенды... Ты думаешь, легенды откуда берутся? Это и есть рассказы о старых временах. - Не знаю... Да и сказок я мало помню. Почему-то... Огоньки уже не выскакивают синими крыльями из тлеющих угольев, предрассветный ветер осторожно пробует расшевелить лиственную раму звездной картины, где-то вдали проверяет голос мучающаяся бессонницей птица... - Хочешь, расскажу? - Конечно. - Тогда слушай. Лай улегся опять на спину, устроился поудобнее, закрыл глаза, собираясь с мыслями. - Давным-давно это было, в незапамятные времена. Жил в этих краях мудрец. Был он красив, строен и добр сердцем. - Это где это - в этих краях? В каком мире? - Но в те времена, ведь, все миры вместе были. Почти как один. И не перебивай. Сказка ведь. - Постараюсь. - Вот... Жил он одиноко. И грустно стало ему. Пусть всего хватает - и одежды и еды - колдовать-то он умел. Но постылым все кажется, когда нет рядом ни друга, ни ученика, ни любимой. И решил он тогда... - Прости, Лай. Я опять спрошу. А зачем же ему любимая? Старый ведь уже... - И с чего ты взял, что мудрец обязательно должен быть старым. Он еще молодым был, хоть и мудрым... Ладно... Так вот, решил он тогда сделать у себя школу. Ну, вроде той, в какой нас Старик обучал. Собрать в ней немного детей из окрестных деревень - своих-то у него никого не было. Обучить их сначала простым знаниям, потом колдовству, мудрости своей. А надо сказать, что народ в тех краях темный жил. Колдовать никто не умел, не знал как это делается, а потому боялись все колдовства, да и мудреца нашего, как огня, опасались. То ли не могли доброго от злого отличить, то ли не видели никогда доброго в трудной жизни своей, и потому от чужака ничего хорошего не ждали. Поэтому, была у мудреца еще и тайная одна цель. Представлялось ему, что, когда обученные дети вернутся в свои деревни, то поймут крестьяне, каким может быть колдун, когда он любит свою землю, своих людей и добра им желает. Долго ли, коротко ли, разослал Мудрец гонцов в несколько деревень и попросил, чтобы прислали ему по одному-два юноши или девушки, самых смышленых, самых красивых - уродливый и глупый колдун у кого любовь будет вызывать? Но забыл он или не учел, несмотря на всю свою мудрость, что не знают крестьяне, что такое попросить. А раз могучий кровожадный сосед требует для своих злодейских целей опору и надежду материнскую, делать нечего, поплакали, поубивались, а в дорогу снарядили. Не то совсем деревни с землей сровняет. Худо ли, бедно ли, пришли к исходу весны к нему три парня и две девицы. Парни статные, широкоплечие, сквозь туман в глазах ум светится. Девицы тоже все из себя. А когда проведали, что отправлять на тот свет их никто не собирается, горе все повыплакали, то видно стало, что еще и красивые, каких в своей глуши Мудрец и не видывал никогда. И пошла у них жизнь да учеба. Молодые никак вначале понять не могли, зачем все это нужно и какой от этого прок будет. Тогда Мудрец свою
в начало наверх
программу обучения перекроил малость и обучил их сначала некоторым простым заклинаниям. Ну, чтоб сытому всегда быть, раны залечивать, птицей летать. Смекнули ученики, что к чему. Охотнее науку постигать стали. Но ждала тут Мудреца новая беда. Хоть и выбирали в деревнях для него лучших, как для себя, а видно и лучшие были не хороши. Заметил Мудрец - а ученики к тому времени его почему-то Графом звать стали - что один из молодцов, старший самый, Иван, неохотно на добрые дела свои умения употребляет. А все норовит то зверя какого ночного погубить, то Графу навредить. Предупредил Граф его. А когда увидел, что слова его Иван мимо ушей пропускает, разозлился и отправил домой. Пусть отец с матерью такому балбесу радуются. Что толку в его умениях, когда доброты в нем нет?! После этого Графова поступка все в школе наперекосяк пошло. Одна из девиц, увидев, что ничего с теми не случается, кто замок покидает, сбежала однажды ночью. Тоже домой, видать. Да еще пару колдовских инструментов с собой прихватила. Хоть и проку в них ей никакого. Два молодца оставшихся честнее оказались - успел все же Граф им какое-никакое понятие о чести привить. Пришли к нему в светлицу однажды утром, за науку поблагодарили, сказали, что зла не держат, но и оставаться не могут. Не по ним жизнь такая, уж лучше поле пахать да детей растить. И отпустить попросили. Ну что тут попишешь? Дал им немного добра на дорогу - вроде как за службу хорошую, коней славных, не болтать об увиденном наказал - для их же пользы. И простился. Осталась в его замке одна ученица. Василиса. Граф давно к ней присматривался, выделял ее среди прочих. И за ум в тех местах редкостный, и за красоту невиданную, и за сердце доброе. Учил-учил, да и не заметил, как влюбился... А когда провел до ворот двух молодцев, вернулся в покой, увидал там Василису, глаза ее, руки, то понял, что не покидает она его лишь потому, что тоже любит... Хоть в одном Мудрецу счастье улыбнулось. Зажили они счастливо. Василиса вскоре всю Графову мудрость переняла. Да еще и сама его учить стала. Мол не знает он здешнего народа, потому и неудачи его преследуют. Не так с людьми надобно. Обычную доброту надо как прихоть преподносить то, что вред им не приносишь - как милость. А уж зло они сами за тебя додумают. И вот тогда поймут они тебя, все деяния твои. А когда понятен станешь - то и страха не будет. Вот без страха можно и начинать обучение. Такова жизнь. К бесстрашному доброму делу можно только через страх и унижения прийти. Тяжело все это было принять Мудрецу, но теперь его очередь учится была, и учился он прилежно. Так прошло много времени. И решили влюбленные, что пора Василисе к родителям отправиться. Рассказать им все понемногу, чтоб свыклись они, поняли. А тогда и жениха своего показать. Не все ж им в замке прятаться. Собралась Василиса, гостинцев взяла. Мудрец за нее не беспокоился - и земли родные, и умеет много чего. Простились. И отправилась она. А Граф тем временем решил порядок в замке навести, к приему родственников новых приготовиться. Ан глядь - на холме вдали облако пыли показалось. Пригляделся - отряд вооруженный из деревни скачет. Тревожно стало на душе. Зябко. Обернулся вороном, подлетел поближе посмотреть. Так и есть. Крестьянский отряд, с вилами, топорами. Тупые, грязные, злые. Подбадривают себя воплями воинственными - и к замку направляются. А впереди - на коне из тех, что Граф последним ученикам отдал - Иван, дурак, меч сверкающий где-то раздобыл. Размахивает им, за собой зовет. Воина великого из себя корчит. Увидел ворона летящего - запомнил немного науку - выхватил лук со стрелами, прицелился... Граф решил в замок вернуться от греха подальше. Запер ворота, поднял мост - замки тогда все по одному образцу строили. Только наполнение разное было. Вышел на стену, ученичка встречать. Тот долго ждать не заставил. Осадил коня у рва, дождался всего отряда, добился тишины. - Выходи, супостат! Биться будем! Граф не забыл уроков Василисы. - И зачем же ты, щенок, со мной биться хочешь? - А чтоб ты нашу Василису-красу отпустил. И красавиц больше никогда к себе не требовал!!! От такой наглости Мудрец аж задохнулся. - Нет здесь Василисы... - Есть! Мы знаем, что ты ее у себя оставил! И понял Граф, что эти люди не допускают и мысли о том, что Василиса могла полюбить его, что он ее любит. Для них он был просто врагом, жестоким и беспощадным, которого можно только уничтожить - так же беспощадно и скоро. И освободить красну девицу. И тут же выдать ее замуж за вызволителя. Они вообще не оставляют за женщиной свободы выбора. Вообще никакой свободы... Уговаривать, убеждать в обратном тупую массу бесполезно. Единственная надежда - поговорить с Иваном. Он пробыл в замке некоторое время, хоть что-то в нем должно было остаться. - Ну, Иван, сходи, посмотри... И тут же, по шуму толпы, понял, что его слова опять истолковали неверно. - Иди один. Поговорить надо. Это было им понятно. Супостат трусит и идет на переговоры. Это можно. Иван ступил на опустившийся мост. Подумал. Спешился. Оглянулся, ища поддержки. И уже решительнее зашагал к замку. Граф встретил его во дворе. - Ну что, Ваня, учителя калечить пришел? Такого начала тот, видно, не ожидал. Но сбить его с толку было невозможно. Смена поведения - привилегия умных. - Пришел убить супостата! Отдавай Василису! - Ты понимаешь, Иван, - Граф никак не мог начать исповедоваться перед этим... - Нет ее здесь, я же говорил. Иван, набычившись, вытащил меч. Хороший меч, из сложного сплава. И где он его нашел? - Нету, говоришь... - Ну, хочешь - посмотри. - Не буду я тут ничего смотреть! Заколдовал во что-нибудь, небось. Отдавай по-доброму. Не то прибью тебя - враз чары спадут. - Глупости. Ты ведь сам знаешь. Никакие чары не спадут. Да и нет их тут... почти. А Василиса к родным пошла, проведать. Иван, казалось, засомневался. Так нагло врать, в его представлении, не мог даже последний негодяй. - К родным? Может быть, может быть... За замковой стеной послышались крики, шум. Надрывно позвали Ивана. - Что там случилось? - это оба сразу. И вбежали на стену. Толпа крестьян, побросав оружие, бухнувшись на колени спиной к замку, молилась на диво невиданное. Василиса, которая только что была в замке супостата - как они были убеждены - теперь летела по воздуху со стороны ближайшей деревни прямо в их сторону. Чудо. Мудрец поймал волну ее взволнованности и беспокойства - почувствовала неладное, милая - послал ей в ответ успокоение. Все будет хорошо. И с улыбкой обернулся к Ивану. Тот, казалось, никак не реагировал на происходящее. - Ну, вот видишь? Что я тебе говорил? Иван сжал зубы, отвел меч. - Ничего-то ты не понял, Мудрец. Не знаешь ты жизни нашей. И не баба эта совсем мне нужна была. Слово у нас есть такое - ВЛАСТЬ - слышал, небось? Так вот... Граф удивленно смотрел на разговорившегося ученика. А тот вдруг проорал, обращаясь к распростертому под ногами войску: - Ага! Трусишь, граф тьмы! Откупиться хочешь?! - Дождался, пока каждый из его скотов обернется на крик и оценит ситуацию, и закончил: - Не выйдет! И одним страшным ударом отхватил у мудреца голову. Толпа ахнула. Последнее, что услышала в своей жизни голова Графа, падая с крепостной стены, был пронзительный, нечеловеческий крик Василисы... После победы над кощеем, люди растащили его крепость по камушкам, даже ровного места не осталось. Иван взял Василису в жены. Но сам прожил недолго. Василиса вскоре родила сына. Но горе повредило ее разум. И она, забрав ребенка, ушла однажды в лес. А весной в том лесу нашли чьи-то кости... Так и не осталось ничего на земле от дел поганых Мудреца - Графа. Лай облизнул пересохшие губы. Отпил в который раз из фляги. Посмотрел в очередной раз на Варри - не спит ли? Варри не спал. Ему было очень интересно, он чувствовал, что Лай вкладывает в эту сказку еще какой-то, свой смысл. Рассказчик поменял затекшую руку и закончил сказку совершенно неожиданно: - А Василиса совсем не пропала в лесу. Она просто ушла на родину своего возлюбленного, о которой он столько ей рассказывал. И сын ее был моим пра-пра-пра... дедушкой... Вот так вот... А теперь давай поспим часок. А то вон - светает уже. Идти скоро. Варри лежал, потрясенный рассказанным. Говорить не хотелось. Ничего не хотелось. Но поспать немного действительно стоило. И он молча перевернулся лицом к лесу. Скоро опять в путь... 8. ОТЕЦ КОЛДУНОВ К полудню лес неожиданно кончился. Варри прикинул пройденное расстояние, все эти поляны, реки, которые приходилось перелетать, чащобы - и понял, что так рано лес все равно не мог кончится. Ясно - ведут. Сказывалась цель их похода. Сразу за небольшим подлеском, как отрезанным невидимой рукой, начинался песок. Пустыня. И конца-края ей видно не было. Лишь где-то вдали, за жарким маревом, виднелись несколько остроконечных пиков. То ли природные, то ли рукотворные. Присели передохнуть перед новой напастью. Перекусили. Но... делать нечего. Встали и пошли дальше. В пустыню. Не успели пройти и десяти шагов по раскаленному песку, как Лай, шедший первым, вдруг стал, как вкопанный. Варри поравнялся с ним и так же пораженно уставился на то, что было у них под ногами. Наверное, совсем недавно это было семьей ежей... Бежали они из лесу по своим неведомым делам. И тут какая-то неведомая злая сила расплющила, пригвоздила, вмяла... придавила их к песку. Чудовищная сила. Ежей в этом можно было узнать с трудом... Кровавое месиво игл, лап, мяса... Жутко до отвращения было смотреть на это. Чужая сила протащила их по песку и бросила, грузно заскользив дальше, оставляя две глубокие борозды, рельефные, как вырезанный ножом узор. - Что это, Лай? - А я откуда знаю? Осмотрелись. - И ведь что странно, - Лай, казалось, был очень встревожен. - Ежи что, так и бежали на ширине этих двух полос? Или их специально под них загнали? - Кто... загнали? - голос Варри против его воли дрогнул. - Вот это я и хотел бы знать... Непонятной, чужой жестокостью веяло от этого места. Бессмысленной злобой, как во вчерашней сказке. Прочь, прочь отсюда. - Пойдем, Лай. И они осторожно обошли жуткие пятна, миновали борозды и двинулись дальше вглубь пустыни. Прошли еще немного. Жар песков начал проникать под одежду. Варри собрался уже припомнить заклинание от жары, как вдруг ощутил непонятный холодок в груди. Удивленно прижал руку - и тут же отдернул. Талисман! Он был ледяным. Это значит... - Лай! Тебе угрожает опасность! - С чего ты взял? - Талисман! Он холодеет! Лай тут же прижал руку к своей груди. Что бы он там не почувствовал, но это заставило его ответить: - Глупости. Идем дальше... И шагнул...
в начало наверх
Дальнейшее произошло стремительно. Там, куда опустилась нога Лая, вдруг разверзлась бездонная черная пропасть. Рвануло ледяным ветром, по всей пустыне сгустился мрак, тьмы иголок ужалили Варри. И Лай рухнул в провал. Варри не раздумывал ни секунды. С каким-то инстинктивно-воинственным воплем он бросился вслед. Но не успел. Провал успел захлопнуться, и Варри лишь обжегся об ледяную волну ненависти и страха, идущую из пропасти да врезался правым плечом и лбом об надвигающиеся стены песчаной воронки, которые медленно выдавили его на поверхность, сравнявшись с остальной пустыней. Потом Варри, кажется, колотил кулаками о песок, пытался рыть его, ломая ногти и сдирая кожу, катался на спине и выл... Он плохо помнит эти часы... Закат застал его сидящим у им же вырытой воронки. Поджав под себя ноги, обхватив голову руками, Варри слегка покачивался и то ли бормотал, то ли напевал что-то пронзительно-тягучее. В пустыне начало холодать, но он не замечал этого. Протянулись длинные отчетливые тени от далеких вершин. И вдруг что-то заслонило солнце перед ним. Закат? Уже? Так быстро. И поднял голову. Это был еще не закат. Перед ним, заслоняя вечернее солнце, которое подсвечивало со спины вишневый пушок, стоял старик. Седой, с длинной черной клюкой. Голова склонена к Варри, так, что лица не видно, оно в тени. - Ты искал меня, Варри? Голос глухой, скорбный и бесконечно добрый. - Ты... ты Отец Колдунов? - Да. Для тебя я - Отец Колдунов. Идем... Взял его за руку и легко повел к одной из вершин, которая оказалась неожиданно близко. И не вершиной вовсе она была, а гигантской пирамидой. Вошли в пещеру, сделанную в ее основании. По всему было видно, что Отец здесь живет. Старик помог Варри помыться под струей леденящей воды, присвечивая себе свечой, смазал его ссадины и порезы пахучей мазью, покачал головой, глядя на ожог в центре груди, смазал и его. И все это молча. Говорить и впрямь было нечего. Пока. Наконец, усадив Варри хлебать свое варево - целебное, наверное, старик заговорил. - Знаю все, что с вами стало. Знаю, зачем вы шли. Но ответить на твои вопросы смогу только завтра утром. Так что, сейчас - спи. Горюя, делу не поможешь. Спросить сам что-либо Варри не решился. Молча пошел в угол к постели из шкур. И еще не доходя - не без помощи старика - уснул. Когда Варри проснулся, солнце заглядывало в пещеру, серебря скудную ее обстановку и подвешенную у входа пылевую пелену. Старик был уже на ногах. А может он и не ложился. Запавшие щеки, круги под глазами, трясущиеся руки говорили о том, что эта ночь далась ему нелегко. - Ну что, поднялся? Теперь слушай. Времени у нас мало... Варри прислушался к своим ощущениям. Усталость тела больше не беспокоила его. Хоть сейчас снова идти. Боль утрат тоже немного притупилась. Нет, он не забыл ни о спящей под действием заклятья Оре, ни о поглощенном неведомым злом Лае. Не забыл, но, почему-то, не это теперь казалось самым главным. Какое-то новое чувство, не имеющее пока имени, занимало всю его душу. Недоброе, сильное, толкающее вперед... Уселись на теплый от утреннего солнца камень у входа в пещеру. Немного помолчали, думая каждый о своем. - Книги сказали мне, - произнес старик, подтверждая догадку Варри, - что ждать нам осталось недолго... Потом заметил непонимание в глазах гостя. - Нет, наверное надо все по порядку и с самого начала. Варри против воли кивнул. Отец Колдунов огладил бороду, подложил руку, уперев голову. - Ты шел спасать Ору. Так? - Так... - Понимаешь, я действительно знаю того, кто наложил на нее заклятие. Знаю его имя. Но сказать тебе его я не могу. Ни тебе, ни вашему Старику. Знающий это имя должен быть очень силен, чтобы не подпасть под влияние хозяина. - Второй мир, - выдохнул Варри. - Да, он из Второго мира. И просто так снять это заклятие невозможно. Для этого надо... - Что? Что?! - ...надо отправиться во Второй мир и там победить Врага. - Как туда попасть? - Подожди, не так быстро. Как ты собираешься там его побеждать, если ты здесь, у себя дома не можешь с ним справиться? А? Что молчишь? Да, действительно, в этом мире ты сейчас больше всех подходишь для такого похода. Пусть у тебя нет умения. Зато у тебя есть ненависть. Ты здесь сейчас один человек, познавший ненависть. Не знаю даже, справишься ли ты с таким приобретением... - Так вот как называется это чувство... - Варри вдохнул жаркий воздух носом, сжав зубы и недобро прищурив глаза: - Так в чем же тогда задержка? Надо мне идти... туда. - Я же сказал, не все сразу. Во-первых, как ты туда собираешься попасть? - Я думал, ты знаешь. - То-то и оно... - Постой, постой, а как же враг сюда попадает? - и помолчав. - Лая, что тоже он? - Да. Он. Так что, не исключено, что ты еще встретишь брата... По вспыхнувшему взгляду Варри старик понял, что его теперь ничем не удержать от похода. Смертельного похода. - А сюда он попадает потому, что у него есть Ключ. Варри не понял: - Что такое ключ? - Это... я не могу тебе всего объяснить... С его помощью можно переходить из мира в мир. И им же миры были разъединены. Так что... - А Ключ что, один? - Да. Раньше мир был един - и Ключ в нем был один. Он упрочнял мир, помогал ему оставаться таким, какой он есть... был. А Враг захватил его для того, чтобы разделить мир на отдельные маленькие мирки - и стать в них властителем. Или, поставить своих наместников - планы Врага мне неведомы. И это все ему уже почти удалось... Именно на это "почти" вся надежда. - И что же мне теперь делать? - Варри от бессилия готов был метаться по пещере. - Я уже сказал - ждать нам осталось недолго. Книги говорят, что скоро явится тот, кто поможет нам избавиться от беды. Человек, обладающий и умением, и ненавистью, и любовью, и умением проходить сквозь миры. Избавитель... Сказано, что ты пойдешь с ним. - Когда? - Скоро, совсем скоро. - Что сейчас мне делать? - Сейчас? Сейчас ты пойдешь домой. Расскажешь все Старику. Предупредишь людей, чтобы были готовы ко всяким неожиданностям. И бедствиям. Грядет время перемен... Попрощаешься, теперь надолго попрощаешься с родными... Варри слушал, все еще не веря в столь странное свое будущее. - И не забудь, что ты теперь другой. Ты человек, знающий ненависть. Не забудь, где ты. Не сорвись. Здесь тебе никто не желает зла. - Да... К этому надо привыкнуть... И тут вдруг, казалось, Варри разглядел лучик надежды. - Ты говорил, что в едином мире - и Ключ был один. Так может теперь, когда миры разделены, в каждом мире должен быть свой? Найдем его - и с его помощью... Старик со странным прищуром посмотрел на гостя. - А ты здорово соображаешь. Не все мудрецы, с которыми я говорил, додумались до этого. Тем более, вот так, сразу... Есть, есть Ключ в нашем мире. Точнее, не Ключ, а как бы модель того, единого Ключа, Ключа Ключей. Но модель, сам понимаешь, еще не сам Ключ. Нам она мало поможет... - Но где она? Может хоть чем-то сможет помочь? И когда я найду Ключ у властителя Второго мира, должен же я хотя бы знать, как он выглядит? - Ну, ладно, нетерпеливый юноша. - Старик поднялся, расправил свою хламиду: - Идем, покажу... И пошел прямо в пустыню. Ничего не понимающий Варри заспешил следом. Вышли на самый солнцепек. Отец Колдунов обернулся, простер вверх руку и тихо произнес: - Вот он, Ключ. Варри проследил за рукой, не веря глазам своим. Старик указывал на пирамиду... - Вот это?! Это Ключ? Старик помолчал. - Пирамида?! - Да. Такие есть во всех мирах. И благодаря им наши миры еще хоть немного держатся друг друга. Но ты не волнуйся, Ключ ключей гораздо меньше. Вот такой, - старик показал пальцами, - и его вполне можно отобрать. И унести... Вернулись в пещеру. Онемевший от свалившихся новостей, Варри собрался в дорогу. Да и не о чем уже было говорить. Наткнулся на флягу в мешке. - Вот. Возьми, Отец Колдунов. Тебе несли. Такой только наши медовары умеют делать. - Спасибо. Давай. - И старик сразу же налил в две чаши немного густого, почти черного медового напитка. Закупорил флягу, повесил на стену. Протянул одну чашу Варри, выпил сам. - И последнее. Помнишь, в деревне пропало двое детей вашего возраста? - Конечно, помню. А что? - Передай их родителям, пусть готовятся гостей встречать. Ну, теперь все. Обнял на дорогу. Похлопал по плечу. И Варри пошел. Вперед, к лесу на горизонте. Старик вернулся в пещеру. Тоже готовиться к приему гостей. Уже скоро... 9. ПРОЗРЕНИЕ "...Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и, обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому..." "...Глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как камень огненный..." "...Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его - как солнце, сияющее в силе своей..." - Тебе не надоело, маленькая? Читать дальше? - Да, конечно. Интересно ведь. - Ну, слушай... "...напиши: так говорил Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, который отворяет - и никто не затворит, затворяет - и никто не отворит: Знаю твои дела; вот. Я отворил пред тобою дверь, и никто не может затворить ее..." Айр лежит, прикрытый одеялом, припирая спиной к стене подушку, левой рукой бережно сжимает древнюю книгу, а правой обнимает свернувшуюся калачиком под одеялом Айю. Глаза ее закрыты, но она слушает, как завороженная, легенды тысячелетий голосом Айра, уводящие ее в бездну старинных воспоминаний и фантазий. "...И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем ни ночью не имеют покоя..." - Ты не спишь, Айя? - Нет, я слушаю. - Сам не могу понять, что же такого в этих строках... книгах... чем они завораживают меня. Чудится мне какая-то связь между ними и моей судьбой... Не знаю даже. Ты веришь в судьбу? - Конечно, верю. Ведь я нашла тебя. И наши имена так похожи. И судьбы... Ведь меня тоже подкинули племени, моему племени... И называют меня ведьмой... - Нет, подожди, это все я знаю, ты рассказывала. Я не о том... - Как не о том? - Айя приподнялась на локтях, заглянула Айру в лицо. Как раз именно о том. Нас наверное всего двое таких здесь. Подкидыши, необычная одежда, язык, нестандартные способности... И надо же было нам
в начало наверх
среди всех этих миллионов встретиться... и полюбить... - Ну, положим, встретиться нам могли помочь... - Кто? Совет? - Да хотя бы... Впрочем, теперь Совет играет со мной в открытую. Я знаю все. Они и не могут мне соврать, и побаиваются. - Вот видишь! - Айя победоносно вскидывает голову, садится, поджав ноги, привычным движением рук откидывает назад ворох волос. Айр невольно в который раз замирает, восхищенный ее красотой, красотой ее тела, улыбки, глаз... и еще чем-то неуловимым, неописуемым, тем, что делает ее отличной от всех других людей в этом мире... - Значит - судьба! - Он проводит ладонью по ее плечу, лишь касаясь кожи, опускается ниже, на грудь, живот и останавливает ставшую вдруг очень тяжелой руку на ее ноге, ощущая пульсацию крови - то ли у себя в руке, то ли в ноге, от которой он никак не может оторвать руку, то ли у обоих сразу - бьющийся в унисон пульс... Она вдруг наклоняется вперед, осыпав его водопадом волос, трется, как котенок, носиком о его щеку и откидывается на спину, смеясь, вздрагивая от смеха и толкая его локтем в бок. - Ты же говорил о судьбе, боец Айр. Не отвлекайся, не отвлекайся. Что же там, в этих древних книгах? - Я серьезно, - Айр и сам с трудом не дает улыбке перейти в смех, - а ты все переводишь в шутку... - Ну, слушаю тебя, слушаю, мой повелитель. Теперь садится Айр, с обожанием смотрит на чертиков, прыгающих в глазах Айи, собирается с мыслями... - Понимаешь... Я постоянно чувствую, что я не отсюда. Раньше я просто знал это, а теперь... Меня что-то зовет, мне надо идти... но не знаю куда, где мой дом... И все проснувшиеся во мне способности, которым нет применения в этой жизни, заняты сейчас поиском этого места, моего места... Мне трудно ограничивать себя, постоянно сдерживаться, быть как все... они не понимают, когда я вхожу в мысли собеседника, чтобы лучше понять его, начинаю летать и телепортировать без их приборов. Они сами разбудили во мне это, а теперь боятся. И с каждым днем я все более чувствую отчуждение. Но как только мои новые, пугающие иногда даже меня самого, органы познания находя хоть что-то напоминающее мне о моем мире, я... прямо не знаю, что со мной творится... Так я нашел тебя... Так и с этими книгами. Колдовство... магия... мистика... Все, что древние прятали за этими словами, я чувствую близко мне. Почему?.. Айя взлохматила рукой волосы Айра. Шутя дернула за них. - Не устал, бедненький? Зачем ты это все мне рассказываешь, глупый? Я и сама могу тебе все это... А вот откуда мы - это вопрос. И искать, наверное, его надо все в тех же книгах. Больше, просто, пока негде. Так что читай мне, читай... Айя закрывает глаза, поднимает вверх руки, сводит их за головой у Айра, притягивает его к себе и целует - долго, все глубже впиваясь губами. Потом губ им становится мало. Шея... плечи, грудь... руки... Тела сплетаются в порыве единения. И не понять уже, где Айя, где Айр, два прекрасных подкидыша человеческого племени... Эхо страсти мечется по тесной келье звездного города... Им тесно здесь... ты моя... как ты прекрасна... как хорошо с тобой... мы всегда будем вместе... я люблю тебя... я люблю тебя... ты мой... милая... будь всегда таким... любимая... Как глуп чистый потолок... хоть бы трещина. Но на пластиковых потолках не бывает трещин... и в палатке тоже... С чего я взял, что на потолке должны быть трещины? Очередное озарение? Как легко думается, после близости с Айей... Весь мир, как на ладони... и я его хозяин... И внезапно на Айра накатило. Как тогда на полигоне. Озарение? Видение? Воспоминание? Парящие в безмерном пространстве космоса пять миров. Соединенных узкими перемычками, пораженные, изъеденные временем и пространством и еще... ужасной катастрофой... Поэтому они и разделены. Пять миров, пять равноправных миров, но разных, с различной судьбой, населением, временем... Когда-то, до катастрофы, они были слиты воедино, наслаивались, как две пирамиды, сросшиеся основаниями, как кристалл алмаза... октаэдр... Но потом злая воля обитателей Второго мира... или Первого? устроила катастрофу... и миры раскололись... И потому столько несчастий в верхних мирах, и потому пропадают дети, гибнут люди... и ясно теперь, кто такой Враг. Мир Третий - средний - мир Земли, на которой они сейчас. Четвертый - Родина Айра и Айи. Их дом... Вот туда им и надо... Да, это оно, то самое видение, которого так долго ждал Айр. Для этого он перечитал столько старинных книг, наслушался легенд, сказок, сплетен, вранья... Осталось малое: узнать, как вернуться домой... хоть посмотреть... Может для этого надо узнать природу катастрофы... И восстановить мир... Всего-то. Да... Наверное, никому еще не приходилось переворачивать пять миров, чтобы вернуться домой. Ну ничего, посмотрим еще... Может все не так страшно... Айр осторожно приподнялся на локте. Айя спала, щекоча выдыхаемым воздухом подмышку. Аккуратно высвободил руку - Айя что-то пробормотала во сне, перевернулась на другой бок. Укрыл ее получше, рывком сел. Оделся, стараясь не шуметь. И вышел, плотно притворив дверь. В городе была ночь. Но теперь это ничего не значило. Уверенный в своих силах, как никогда ранее, Айр перебросил себя в Столицу, окатил безумным взглядом опешившего позднего прохожего, стремительно миновал два поворота и постучал к Маркизу, одновременно мысленно разбудив его. Маркиз, как и положено бойцу, вскочил сразу бодрым и все понимающим. Распахнул дверь. Даже Маркиз, Моризетт, Учитель, Наставник, Боец, Друг не мог упрятать островки страха в глазах, всплывающие при виде Айра. - Это ты? Что-то стряслось? Проходи. Выслушал все, сжав ладонями виски, Айру не хватало слов, он с трудом сдерживал себя, чтобы не передать всю открывшуюся ему картину прямо в мозг Маркиза. Жестикулировал, сбивался. Наконец иссяк. Помолчали. - А почему ты уверен, что все действительно так? - Уверен. - Впрочем, в знаниях древних на это много намеков. Можно было бы и догадаться... И что ты намерен делать? - Надо отправляться туда. - Куда? - В четвертый мир. - Зачем? - Ну как зачем? Ведь это наша родина... И потом... катастрофа... Еще помолчали. - А как? - Вот это как раз самое сложное... Пока не знаю. Надо думать... - Да, надо думать... Хотя, постой... есть у меня мысль... Айр с надеждой поднял глаза на Учителя. - Видишь ли... Мы... я по мере сил изучаю тебя, твои новые способности, собираю факты. Раньше я всегда полагал, что твоя телепортация, ну, переброска самого себя, и телекинез, перемещение предметов, суть явления разные. Оказалось - нет. - Как это, оказалось? - Я просматривал бортовые журналы вахты корректировки пространственного положения Города. Сверял с твоими... бросками. Получается, что когда ты переносишься из города в город, им приходится исправлять орбиту, как при старте небольшого катера. Понимаешь, Город отбрасывает силой отдачи. Ты отталкиваешься от него. И, поскольку ты намного легче, улетаешь ты, а не он... - И ты думаешь, Маркиз, что это может помочь? - Не торопись. Давай проведем эксперимент. Он встал, пошарил под кроватью. - Где-то тут у меня должна быть штанга. А, вот. Маркиз выкатил самодельный снаряд, собранный из шасси боевого катера и двух квадратных болванок. - По-моему она достаточно тяжелая... Тренировался раньше... Отключил вес в комнате. С трудом выставил штангу в центре ее объема. - Теперь повисни вот здесь, возле стены, Айр. Поймал плавающий в воздухе обрывок медного провода. Тщательно установил его, распрямив, между стеной и спиной Айра. - Не шевелись. Замри! Погнешь раньше времени. Сам аккуратно втянул себя в кресло, неотрывно следя за импровизированным датчиком. - А теперь забрось ее подальше в космос. Только не попади ни в кого... Айр напрягся, мигнул и штанга исчезла. - Вышло! Вышло! Айр медленно отплывал на середину комнаты и не мог ничего понять. - Вышло! Смотри, проволока согнулась, почти пополам! И тебя немного подтолкнула в обратную сторону. Есть отдача! Подтолкнув Айра в сторону кровати и включил вес. - Ты понимаешь? - это уже поспокойнее. - В этих твоих чудесах действует третий закон Ньютона. Если ты таким вот образом выкидываешь Город, то отбрасывает тебя самого. А если ты попытаешься перебросить всю Землю?! И самое главное, ты умеешь управлять этим процессом. Айр все уже понял: - И если это делать в месте перемычки между мирами, то меня просто отбросит в другой мир... - Но где эта перемычка? - Найдем! Теперь все проще. И еще раз помолчали. - Ну а насчет катастрофы... Нечто подобное мы и предполагали... И насчет Врага... И мне кажется, ты, Айр, тот... человек, который сможет хоть чем-то помочь нашему миру... нашим мирам. С какого-то момента мы идем не по тому пути. Цивилизация, войны, жертвы, города эти звездные, пустынники... Не то все это, не так... Конечно, одному человеку все это исправить не под силу... но надо же с кого-то начинать. И не забудь там нас... Моризетт посмотрел в глаза Айру, своему воспитаннику. Боль и страх, и надежда, и вера, и бессилие, и решимость, и забота, и ненависть были в этом взгляде. Айр выдержал его. - Ну что ж. Уже почти утро. Иди, прощайся с племенем. Днем я созову Совет. Будем решать, как и где тебя переправить. Ты ведь пойдешь не один? - Да. Я пойду не один. 10. ВСАДНИК - Айр, а почему ты выбрал именно это место? Маленький отряд - Айр, Айя, Маркиз - вышли из транспортной кабины прямо под палящее солнце пустыни, щурясь от непривычно-яркого света. - Не знаю. Пирамида... - Пирамида, это я понимаю. Обсуждали уже. Но почему именно эта? - Говорю, не знаю. Чувствую. А я, знаешь ли, в последнее время привык доверять себе. Пирамида, носившая в древности имя Хуфу, поражала воображение. Особенно после замкнутых пространств Города. - Ну ладно, тебе виднее. Осмотрелись. Как и следовало ожидать, у кабины - и у колодца - стояло какое-то племя пустынников. Пришельцев пока не заметили. Это не было беспечностью. Сторожевые кордоны были выставлены. Просто никто не ожидал нападения отсюда. Из кабины. Из каменного пня. Из самого сердца лагеря. Айр невольно вспомнил Утюга. Да, он бы тут наворочал, не закороти Маркиз предусмотрительно все кабины на европейскую базу. Приходи и бери голыми руками. Они стояли на небольшом песчаном бархане и весь поселок был как на ладони. Сложив ладонь козырьком, Айр рассматривал пропыленные палатки, неторопливо переваливающихся стариков, детей, копошащихся в пыли, повозки, нехитрую утварь... Неужели и мы совсем недавно... - Может им нужна помощь? - это заботливая Айя. - Нежелательно. Они могут быть еще не готовы к контакту. - Это рациональный Маркиз. - А ведь нам все равно туда идти. К пирамиде. Вот и познакомимся. - Айр сделал шаг и заскользил вниз, увлекая поток песка. Первым их заметил какой-то мальчишка. Он несся на прутике, изображающем коня, размахивал деревянным мечом, вопил что-то воинственное. И вдруг осекся. Остекленелыми глазами уставился на столб пыли у каменного пня, в котором опускались с неба на землю три... бога?.. демона?.. существа?.. Сверкая на солнце, неуловимо быстро переливаясь с места на место. Не пачкаясь в пыли. Спустились.
в начало наверх
Один из них шагнул вперед. Протянул мальчику руку, раскрыл ладонь, а на ней... Этого мальчишка выдержать уже не смог. Завопив, что было сил, он бросился наутек. Поднял своим криком весь поселок, забился в угол самой дальней палатки, вжался в тряпье и там затих, всхлипывая и вздрагивая. Племя высыпало на площадь. Воины опасливо приближались, подбадривая друг друга взглядами и звоном топоров и мечей. Женщины и старики жались поодаль. Дети, по обыкновению, забежали сзади и рассыпались на безопасном расстоянии. То есть, это они думали, что на безопасном. Ни о каком контакте теперь не могло быть и речи. Грязные, нечесаные, с безумными глазами пустынники готовы были до последнего вздоха охранять свой поселок от неведомых монстров, которые совсем не собирались на них нападать. - Айр, уходим. Айр почувствовал невольную жалость - и он мог сейчас быть таким. Или не мог? Все равно, казалось нечестным применять всю маскировочную, а тем более атакующую мощь своих костюмов перед этими несчастными. Маркиз сделал аккуратный шаг в сторону, прочь от лагеря. Айр взял Айю за руку, протянул руку к выключателю невидимости на ее комбинезоне. Но пустынники, как выяснилось, совсем не считали себя несчастными. И в пришельцах, кроме агрессоров, они видели еще и добычу. Ближайший боец, косматый, плечистый, наверное вождь, издал душераздирающий клич и размахнул боевым топором. Маркиз ускорил шаг. Айр пропустил Айю вперед, поставил ее между Маркизом и собой. Вождь увидел, что пришельцы уходят. Размышлять ему было некогда. И он метнул топор. В Айра. Этот жест включил что-то в Айре. Он мгновенно перескочил в иной темп восприятия - режим боя. Скользнувшая рука сделала Айю невидимой. Продолжая движение, защелкнула забрала обоих шлемов. Увлекая Айю вслед за собой с пути плывущего в воздухе топора. Воины племени очнулись от крика вождя, и в воображаемого противника полетели стрелы, копья, топоры. Айр огибал висящие в воздухе стрелы, нагибался, проходя под топорами. Этот - в Маркиза. Ну, Маркиз и сам справится. Этот в меня. Медленно опустил его на землю, продолжая движение. Этот - в Айю?! Они метнули топор в Айю?! Рука сработала, казалось, отдельно от тела. Перехватила топор за рукоять, ускорила его в воздухе, описав дугу, и отправила обратно, к хозяину. - Да уходим же, Маркиз! Это плохо кончится. - Идем. Бери Айю. Я прикрою. И племя, которое никак не могло разглядеть, куда вдруг подевались пришельцы, оставив только мерцающее пятно вместо самого низкого и хрупкого, с изумлением скосило глаза на соплеменника, взвывающего от боли и схватившегося за рукоять своего же топора, выпирающую из его груди. А когда тот рухнул на спину, то противника уже совсем не было видно. Лишь небольшой смерч тянул пыль по песку прочь от поселка. Троица зашла за угол могучей подошвы пирамиды. Айр бережно опустил возлюбленную на песок. Сели. - А ведь я впервые видела вас в бою. Впечатляет. По крайней мере то, что я успела заметить. Что там произошло? - Разве это бой? Жалко их было. Одного все-же... не удержался. - Солнце заходит. Начнем, Айр? - Ну, давай. - Тогда, на всякий случай, повторяю. Задействуйте все системы комбинезонов. Айя, помнишь, как это делается? - Кажется... - Телепортатор установлен на нулевые координаты. Что это означает, я не знаю. Будем полагать - свободный поиск. Окружаете себя полем защиты. Входите в контакт, в психорезонанс. Будем надеяться, что Айр при этом почувствует, куда вам надо. И телепортируетесь. Туда... Айр выслушал в очередной раз свой план, в надежде, что это успокоит хоть немного его спутницу. Он уже был готов. И уже кое-что чувствовал. Образы, не передаваемые словами, картины светлого, доброго мира, запахи трав, пение птиц... Зов. Пора. - А как же ты вернешься, Маркиз? Там же эти... - Ничего, не волнуйся. Вызову катер, например. Или просто сквозь них пройду. Ты не о том думаешь. - Нет. Думаю я как раз о том. Айр полез рукой в перчатке в один из многочисленных карманов комбинезона. Неуклюже извлек стеклянный полупрозрачный шарик, нанизанный на кожаный шнурок. Протянул Маркизу. - Передай это отцу, Колдуну. Пусть хоть что-то от меня останется в этом мире. - И заметив недоумение Маркиза, пояснил. - Это было на мне, когда меня подобрали. Это действительно мое. - Передам. - Ну, теперь, кажется, действительно все. Пора. - Прощай. - Прощай. - Прощай. - Прощай. "Иди сюда, маленькая. Ты чувствуешь меня? Так. Хорошо. Не бойся, я тут, с тобой. Еще чуть-чуть. Слышишь мир? Это - Маркиз, умница, боец, друг. Он сейчас тоже с нами, отдает всего себя. Надо его прикрыть, не то высосем совсем. Это - племя пустынников. Тупое, агрессивное, возбужденное после встречи с нами. Скорбят об убитом - и этим дарят нам энергию. Спасибо, мы потом вернем. Это - стая птиц. Ты видишь, у стаи куда сильнее импульс, чем просто у суммы птиц. Они тоже в контакте, как мы с тобой. А вот этот могучий поток - это пирамида. Водопад энергии, сметающий ливень. Он уносит нас, отрывает от земли, несет. Куда? Куда?! Куда..." Краем сознания Айр успел отключиться от бессильно рухнувшего на песок Маркиза, чтобы не уволочь за собой и его, прижал к себе Айю и... ...течение стремительно понесло его-ее-Айю-Айра вверх, скрутило, оглушило, проволокло, выжало, наполнило силами, соединило, отбросило, слило воедино, вверх, вверх к светлому туннелю, зовущему, пьянящему, манящему, всасывающему, неотвратимому, желанному, близкому, бесконечно непостижимому, сквозь него дальше, дальше вперед и вверх сквозь стены, голоса, преграды, запахи, крики, музыку, барьеры, ближе, ближе уже вот почти совсем рядом, течение ослабевает, мы это, мы почти, опять мы... ...я люблю тебя... ...я люблю тебя... Тот же постылый песок. Та же надоевшая пирамида. Тот же мир. Хотя... Нет... Постой, постой. Что-то все же не так. Ощущения совсем иные. Какой-то океан доброжелательности. И спокойные мудрые голоса в пространстве. И ветер несет запахи трав и цветов. Что, защита уже отключена?! Когда я успел? И тихая песня вдали... И нет Маркиза. Он остался? Где он? Неужели вышло?! Из-за бархана вышел старик. В длинной белой хламиде. Седой, с длиннющей же седой бородой. Опираясь на клюку. Деревянную, черную. В глазах его светилась мудрость многих веков. Это от него веяло мудрой теплой доброжелательностью. Айр попытался встать ему навстречу. Но опора-рука не выдержала его веса и он рухнул, подняв волну пыли. "Неужели я так устал?" Айя застонала от мучительной беспомощности. Старик ничему не удивлялся. Он знал все. Подошел вплотную к распростертым гостям. Наклонился. И вымолвил глухим голосом, обращаясь прямо к Айру: - Вот ты и пришел. Даже раньше, чем мы ждали. Первый виток замкнулся. После этого Айр позволил себе провалиться в спасительный сон. Организм защищался от перегрузок. Спал он, по-видимому, долго и хорошо. Проснулся свежим, бодрым, хоть сейчас в поход. И с удивлением обнаружил себя в пещере, лежащем на травяной перине - и без комбинезона. Но тревога, почему-то, и не шевельнулась. Осмотрелся. В центре пещеры потрескивает костер. Дальний угол завешан пучками трав. Ничего лишнего. И книги, книги... А у входа, спиной к нему, сидят Айя и старик и о чем-то неспешно беседуют. Поднялся. Потянулся, жмурясь от удовольствия, хрустнул мышцами. Оба сразу обернулись и посмотрели на него. Айр уже привык к странным взглядам... Но таких... Он даже самому себе не смог объяснить, что в них было. О чем это таком они тут беседовали? И какая судьба уготована ему в этом мире? - Проснулся, Айр? - Бодр? Готов в путь? Так и должно быть. - Идем, поешь. - Да, тебе надо поесть. А я в это время расскажу кое-что. - Какой-то ты странный сейчас. - Ничего, это у него пройдет. Наконец, Айр не выдержал: - Это я странный?! Это вы что-то темните! Набросились на человека, слова сказать не дадут. Что со мной опять случилось? Где мы? Мы не дома? - Дома вы, дома. Теперь - дома. А что случилось - об этом и поговорим. И пока Айр поедал странную похлебку - пахучую, бодрящую, заедал ее мягким хлебом и запивал непонятным, но таким знакомым густым черным напитком, - в который раз узнавал, не веря своим ушам, столько нового и о себе и о мире, в котором живет. - Ты уж извини, Айр, - старец сейчас был куда оживленней обычного. - Я поработал над тобой немного, пока ты спал. Вложил в тебя новые знания, умения разбудил дремавшие. Дело в том, что времени совсем мало. Наш мир - твой мир - ждет тебя. И чем быстрее ты узнаешь его и найдешь себя в нем - тем лучше. Катастрофа, о которой ты знаешь, еще не завершилась... Уф, как тяжело говорить твоим языком... Она продолжается. И скоро истекает срок, отведенный нам. Чем она завершится - полным ли крахом, или восстановлением прежнего мира - зависит и от тебя тоже. И еще... таких как ты. Все я не могу сказать тебе, пока. Да и совсем всего не знаю даже я. - Как мне называть тебя, Старик? - Для тебя - я Колдун. И все. - Ты - Колдун?! А ты знаешь... - Знаю. Не отвлекайся. Здесь меня зовут немного по-другому. Но для тебя - я Колдун. Доел? Одевайся. Все свое вооружение оставь пока здесь. В этом мире оно пока тебе не пригодится. Тебе и так нет здесь равных. Да и не с кем тебе здесь воевать. Твой враг пока далеко. Вот, возьми лук со стрелами. И коня своего тебе даю. Тебе он нужнее. Вроде все... Айя за все это время не проронила ни слова. Чувствовалось, что она уже знает все, или почти все из того, что предстоит вспомнить-осознать-узнать Айру, и потому смотрит на Колдуна завороженным молящим взглядом. А на Айра, вообще, кажется, готова молиться. Сборам Айра она не мешала и, чтобы хоть чем-то занять себя, плела по давней детской привычке, венок из целебных трав старика. Айя, девочка моя, что с тобой стало? Что же это за новости такие, которые это сделали с тобой? Ведь это же ты, малышка моя, любимая, Айя, ну, вспомни, потри мне щеку носиком, не плачь, не плачь, хорошая моя... как же я без тебя, как же ты без меня, жди меня, зови, я переверну сотни миров, только б сделать тебя счастливой, размету всех врагов, переворошу все, вернусь, жди, жди, любимая... Старик за это время привел из пещеры крепкого красивого белого скакуна, оседлал его, перекинул сумку, потрепал по холке. Айр с Айей с трудом разорвали объятия. Айя, пряча заплаканные глаза, не зная куда себя деть, надела Айру на голову венок, уронила безвольно руки... - Ну, ну, не надо... Я ведь скоро вернусь. Я ненадолго. Жди меня здесь. Айр удивился себе, как легко принял он все сказанное Колдуном. Как легко отправляется в неизвестность. Сказалась, видимо, работа старика над памятью и сознанием спящего. Погладил ладонью Айю по щеке. Закрыл глаза. Сжал челюсти. Рывком отвернулся, вскочил на коня, наклонился, приобнял левой рукой старика на прощание, последний раз - глазами - простился с Айей, и поскакал к горизонту. Старик с Айей читали в его мозгу книгу в два голоса. Это прощальное телепатическое напутствие сопровождало его до тех пор, пока видна была пирамида, приведшая его сюда. Один голос - спокойный, уверенный, привыкший к книжному слову, знающий многое наперед, и потому ведущий. Второй - молодой, любящий, оберегающий, и потому искренний, запинающийся, отстающий, всхлипывающий, пронзительный. Но даже голос старика - телепатический голос - иногда дрожал и срывался, сопровождая Айра в его пути, впечатывая его каждым словом в судьбы миров:
в начало наверх
"...И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтоб победить..."

ВВерх