UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Игорь ФЕДОРОВ

 СТОЮ У ДВЕРИ




   1. ДОМА

"Истинно. Достоверно. Действительно.
То, что находится внизу, подобно  находящемуся  наверху,  и  то,  что
находится  вверху,  подобно  находящемуся  внизу,  ради  выполнения   чуда
единства. И как все вещи были и произошли от одного, точно так же все вещи
начались с этой, единственной, вещи посредством применения."
- У тебя нет ощущения, что это именно то, что мы ищем?
- Есть, есть... Ты думаешь, почему я это читаю?
- Ну, тогда продолжай!
Поляна для экзаменов, еще недавно  солнечная  и  зеленая.  Теперь  же
холодно-неприветливая, продуваемая ветрами. Осень. Ранняя злая  торопливая
осень. И двое под сосной, столько слышавшей на своем веку.
"...Ты отделишь землю  от  огня,  тонкое  от  грубого,  осторожно,  с
большой ловкостью. Он поднимается из земли к небу  и  снова  опускается  в
землю, и получает силу всех вещей, как высших, так и низших. Этим способом
ты приобретешь всю славу мира, и вся тьма удалится от тебя..."
- Кто поднимется из земли, кто? Там есть?
- Читаю, как написано. Не перебивай.
- Но это же о Ключе. Я чувствую. Да? О нем?
Варри,  нервно  расхаживающий  по  поляне,  резко  останавливается  и
вопросительно подается вперед и вниз, к  Айру,  невозмутимо  сидящему  под
деревом.
- Все, что написано, в каком-то смысле - о нем. Ты слушаешь?
И вновь обращается к массивной древней книге, раскрытой на коленях.
"...Эта сила - сильнейшая из всех сил, так  как  она  победит  всякую
тонкую вещь и проникнет всякую вещь плотную.  Так  был  сотворен  мир.  Из
этого будут и выйдут неисчислимые применения, которых средство здесь."
- Вот. Пока все, - Айр захлопнул книгу  и  поднялся,  отряхиваясь  от
налипшей хвои.
- "Эта сила - сильнейшая из всех  сил..."  Теперь  ясно,  почему  так
встревожен Отец Колдунов.
- И почему  Враг  захватывает  наших  людей,  и  почему  ему  удалось
разделить миры... И  почему  так  важно  Ключ  у  него  отобрать.  Да  уж,
задачка...
- Уж, не боишься ли ты, боец?
- Я?! - книга уже лежит под  деревом,  Айр  вполоборота  к  Варри  на
согнутых ногах, руки на  уровне  головы,  в  глазах  -  лукавый  блеск.  -
Подойди, попробуй!
Варри тоже недаром провел все это время.
Прыжок в сторону - на правый локоть - перекат - обманный рывок дальше
вправо - а сам резко  налево  -  под  ноги  Айру  -  захват  -  Айр  чудом
выскальзывает - приземляется на руки - ногами тянется к шее  Варри  -  тот
отбивает их своей ногой - изворачивается - и как пущенный тетивой  лука  -
выстреливает снизу вверх на поднимающегося Айра - сейчас врежется плечом в
живот - потом захват...
Но Айр внезапно исчезает.
Варри  проваливается  в  пустоту,  кубарем  катится  в  кусты,  чудом
тормозит, вскакивает лицом против движения, пробегает по инерции два  шага
назад - и видит Айра, спокойно сидящего скрестив ноги - на том месте,  где
его только что не было, где Варри провалился сквозь него, где его не может
быть...
- Как ты это делаешь?!
- Я же объяснял. Научишься  еще.  Главное,  что  мне  уже  приходится
прибегать к этому в борьбе с тобой. Растешь, боец!
Варри непроизвольно ухмыляется - еще бы, заработать похвалу у лучшего
бойца  мира!  Впрочем,   как   выяснилось,   этим   миром   Вселенная   не
ограничивается. И кое-где могут быть бойцы посерьезнее.
Чтобы  победить  Врага,  в  его  же  логове,   куда   решено   вскоре
отправиться, надо и много знать и много уметь,  и  еще  что-то,  что  Отец
Колдунов назвал туманно "быть от мира сего", а Айр называет "чувствовать".
Именно этому они и учились в последнее время.  Айр  готовил  Варри  к
битвам. Вместе читали старые книги, стараясь понять сущность Ключа ключей,
его  основное  предназначение.  Вживались  в  светлый  цветущий  радостный
Четвертый мир. Но это все были вещи постижимые - дай только срок. Была  же
еще проблема, способ решения которой неизвестен был ни Колдуну из деревни,
ни Отцу Колдунов, никому.
То, как Враг разделил миры, то, как он похищал души  и  тела  жителей
Четвертого мира, то, наконец, как менялась, становилась пасмурней жизнь  в
известных мирах, наводило на мысль, что  он  хоть  и  овладел  Ключом,  но
использовать в полной мере его не может.
Будь Ключ задействован полностью, не потребовались  бы  такие  жалкие
подтверждения кажущегося всевластия. Разделить миры - да, удалось - но  не
более того. И поэтому есть шанс,  отобрав  Ключ,  восстановить  нормальную
картину мира. И тогда вернутся в лоно цивилизации  племена  пустынников  в
Третьем мире - мире юности Айра. И смогут вырваться на земные просторы  из
своих коробок люди космоса - вместе с Маркизом. И вернется похищенный  Лай
- и  другие  украденные  дети.  И  очнется  от  вечного  сна  Ора...  Миры
воссоединятся - и люди каждого восстановят утраченные знания и умения.
Вот что имел в виду Колдун, когда говорил, что Ору разбудить будет не
так просто. Всего-то - спасти от разрушения пять миров.
- Что приуныл? Больше бодрости!
И, вырвавшись из пелены размышлений, Варри замечает, что они они  уже
подходят к дому Айра. А за ним - и Варри живет.
Оказалось, они были соседями. Как радовались -  и  не  верили  своему
счастью, и все равно радовались - родители Айра,  когда  Варри  принес  от
Отца Колдунов обнадеживающую весточку. А за ней приехал и сам Айр.  И  Айю
привез вскоре Отец Колдунов. Ликование  двух  семей  перекинулось  на  всю
деревню. И как ошеломило известие, что Айр, скорее,  проездом.  В  другие,
еще хуже предыдущих места. И с ним пойдет Варри.
Отцы, сцепив зубы, отдали силы подготовке сыновей в путь.  А  матери,
выплакав слезы,  решили  урвать  хоть  тот  кусок  счастья,  который  пока
достался.
Но в воздухе витало - скоро, скоро, скоро...
- Зайдем пообедать к нам?
- Нет, лучше идем к нам!
- У тебя обедали прошлый раз!
- Ну, тогда пошли к Айе!
- Пошли!
И синхронно поворачивают в боковую улицу деревни, направляясь к  дому
возлюбленной Айра.
Осень? Пусть. Злая, ветреная, ранняя? И ладно! Зато этот мир  -  наш!
Мы дома, мы у себя дома. И пока мы здесь - все хорошо.
От избытка  чувств,  от  удовольствия  идти  рядом  с  другом,  Варри
начинает напевать:

Мы шагаем, мы шагаем
По песку и по гравию,
Мы слагаем, мы слагаем
Эту песню во здравие...

Что за песня? Откуда? Да разве это важно? Главное - поется  легко,  и
идти под нее легче. И вот уже Айр включается в ритм и начинает подпевать:

Слезы льются, слезы льются -
Это нас провожала ты.
Ветры рвутся, ветры рвутся,
Только мы несгибаемы.

Вот так, под бодрую песню и подходят к дому  Айи.  А  там  уже  ждут.
Впрочем, там всегда ждут. Да и не только  там.  Деревня  окружила  Айра  и
Варри такой любовью, что ее, наверное, хватит надолго. Даже в чужом мире.
А иначе и нельзя.
Что ж это за защитники, которые не убеждены, что их любят, и ждут,  и
верят в них, и надеются на них?
Айя, попав домой изменилась.
Расцвела, что ли? А может просто завершилось  взросление,  прерванное
некогда похищением в Третий мир. И Айр смотрит на нее и не  узнает  всякий
раз. "И это моя Айя! Она ли это?!" И видит в ее глазах  встречный  вопрос:
"И это мой Айр?" Что с нами было там, на  чужбине?  Могли  ли  любить  два
затерянных заморыша, подкидыша, не понимающих, где они, что с ними,  зачем
они? Или же это было просто узнавание, реализованная тоска по дому,  рука,
протянутая в одиночестве. Айя, Айя, теряю ли я тебя? Нахожу ли себя?  Айя,
любимая, люби меня... Что такое любовь?
Первая любовь всегда проходит.
Ты можешь остаться с предметом  своей  любви,  жить  с  ним,  растить
детей, любить. Но уже не той, не первой любовью. Первая любовь - это проба
чувств.  Это  совместное  обучение  чувствам,  это  построение  себя  -  и
партнера.
И когда ты вырос - первая любовь проходит.
Хорошо, когда расставаясь с собой, удается сохранить  дружбу  и  веру
любимого человека. Хуже, когда рвешь с  прошлым  с  болью,  кровью,  мясом
отдираешь себя от детства, не только своей болью...
Зачем так устроен мир?
Хорошо, что так устроен мир!
После обеда - опять за книги...
После книг - тренировки. Айр учит Варри сражаться,  Варри  учит  Айра
обычному колдовству, Колдун  учит  Варри  и  Айра  чувствовать  свой  мир,
пропитывает им.
И все вместе - пытаются понять, что же  случилось  с  их  домом,  как
помочь ему.
- Значит, смотри, - Колдун опять  сотворяет  Октаэдр,  привычную  уже
модель миров. - Каждая пирамида рассечена горизонтально на три части. Счет
частей ведем сверху вниз. Первый мир - самая вершина - для нас закрыт.
- Может это мир богов?
- Может. А кто такие - боги?
- Ну-у...
- Вот видишь. Поэтому,  не  отвлекайся.  Тем  более,  что  для  людей
третьего мира ты и сам почти как бог. Итак. Второй мир - наш. Оглянитесь.
И Варри с Айром послушно обводят взглядом горизонт,  далекий  с  того
холма, на который привел их колдун. И снова, снова погружаются в  ток  сил
своего края, в его запахи, ветра, жизни.
- Третий мир - средний. Это мир, где живут племена пустынников и люди
космоса, мир, куда был украден Айр. С ним сложнее всего. Но это потом.
Четвертый мир - середка нижней пирамиды. Мне кажется,  что  наш  Враг
обитает именно там. И, значит, там находится  сейчас  Ключ.  Надо  попасть
туда и отобрать его. И все.
- И все?
- Мало?
- Нет-нет, нам, наверное, хватит.
- А пятый мир? Нижняя верхушка пирамиды? Там что?
- Лучше бы ты не спрашивал, Варри. Если в самом верхнем - боги, то  в
самом нижнем - кто?
- Кто?
- Если бы я знал... Но хорошего там ничего нет, это я точно  знаю.  И
представь себе, что Ключ не в Четвертом мире, а в Пятом? Что тогда?
- Ладно, ладно, не отвлекайтесь, -  это  сосредоточенный  Айр,  -  ты
что-то не договорил о Третьем мире.
- Да.  Смотри.  Точно  посредине,  где  встречаются  основаниями  две
пирамиды, средний, Третий мир уже как-бы разделен пополам -  самим  местом
встречи. Мы уже поняли, что Враг завладел Ключом именно  для  того,  чтобы
разделить миры, расчленить их. Что мы сейчас и наблюдаем. Но  кто  сказал,
что он собирался получить пять частей? Кто  сказал,  что  процесс  деления
завершен? И, если нет, то не рвется ли сейчас связь вот тут, в самом месте
стыка двух пирамид? Не делится ли на две части сам Третий мир?  Да,  здесь
рубить тяжелее всего, да здесь прочнее и толще связь.  Но  и  делит-то  он
здесь в последнюю очередь, набравшись сил и опыта в более легких мирах.  И
если так - то неумение людей Третьего мира понять ближнего своего  -  тому
подтверждение. И если так - то катастрофа, происшедшая на  Земле  Третьего
мира - тому подтверждение.
И если все это так, если все это не пустые домыслы, то времени у  нас
совсем не осталось. Ибо после разрыва, станет  не  пять,  а  шесть  миров,
разделенных бесповоротно и не связанных между собой даже  так  слабо,  как

 
в начало наверх
сейчас. Третий мир разделится на Третий и Четвертый. Нынешний Четвертый станет Пятым. И вряд ли в нем останется Враг. Скорее всего он захочет перейти в нынешний Пятый. Но это уже будет не Пятый. Он станет номером Шесть. И вы знаете кто может обитать в мире с таким номером. И у него будет Ключ. Единственный Ключ на шесть разделенных миров. У нас очень мало времени, ребята... Колдун перевел дух и тяжело сел на усыпанную листвой густую волнистую траву холма. Айр и Варри зачарованно смотрели в ту точку, где он только что стоял, и можно было лишь догадываться, что за образы сейчас у них перед глазами. Не по-осеннему огромное закатное Солнце начало нанизываться на верхушки сосен у горизонта. Где-то внизу опробовал голос одинокий единорог, прекратив тем самым галдеж засидевшихся сорок. Потянуло прохладой. Осень. Осень-осень. Осень Мира? - Ладно, хватит сидеть. Пора в деревню. - Колдун, казалось, пытался холодностью тона вернуть доброту. - Хотя, еще нет. Варри, повтори наш план. Варри очнулся от оцепенения (Айр и тут был первым, сказывалась выучка), прижмурил глаза, сосредотачиваясь... - Мы с Айром облачаемся в его комбинезоны. Настраиваем аппаратуру переноса на нулевые координаты - как и тогда, когда Айр с Айей попали к нам. Все это мы делаем внутри пирамиды Хуфу, самой мощной модели Ключа, что у нас есть. И там же, с нами, находится Ора... Тело Оры... Спящая Ора. После этого мы входим с Айром в контакт, настраиваемся на ток сил в пирамиде, и стараемся войти в контакт с Орой. И тут, ты, Колдун, снимаешь с нее свои защитные чары. Тело Оры стремится соединиться с душой. Туда, куда похитил ее Враг. А мы просто следуем за ним. Попадаем вслед за Орой в Четвертый мир... А дальше действуем по обстановке. Варри замолчал, пытаясь выразить словами, как он понимает это "по обстановке". Айр не удержался: - Можно добавить? Варри, прости, но я думаю, ты понимаешь, - ценность Ключа для наших миров настолько велика, что добывая его, возможно многим придется пожертвовать. Прости. Вот теперь Варри замолчал надолго. Что значит, "многим пожертвовать"? Это что, пожертвовать Орой? Или пожертвовать Лаем, который наверняка тоже там, у Врага?! Или, может быть, пожертвовать собой?! Или тобой, Айр?! И с горечью - да, возможно! Возможно придется. Возможно придется пожертвовать. Возможно придется пожертвовать многим. Не нами придумана эта игра. Не мы устанавливаем в ней правила. И не нам эти правила любить - играть, так играть. Колдун почувствовал, что пауза затягивается, и разрядил обстановку: - Не забудьте, что вы не обязательно сразу попадете в Четвертый мир. Вас может выбросить и в Третьем, как в свое время Айра и Айю. Будете там искать новый метод попасть к Врагу. Все. Полетели в Деревню. У Айра, когда он взлетел, мелькнула лишь одна мысль: - Так что, Маркиз, может еще увидимся? 2. ИСХОД Эта сцена словно сошла с гравюр в древних книгах. Широкий зал с низкими потолком. Освещен факелами на стенах. И, кроме того, подсвечен снизу колышущимся мерцанием воды. На дне бассейна - и в центре зала - стоит единственной центральной ногой стол. На столе лежит, упираясь невидящим взглядом в потолок, прекрасная девушка. Руки свободно вытянуты вдоль тела ладонями кверху. Тело и ноги накрыты расшитым покрывалом. Поверх всего расчесаны длинные светлые волосы. Спящая Ора. В изголовье у нее, за пределами бассейна, у самой стены стоит старик. Длинная седая борода спадает на длинный белый плащ, стянутый на груди сверкающей брошью. В правой руке - посох. Левая простерта вниз ладонью в сторону лежащей. А по бокам от нее, над ней, посреди объема зала парят две фигуры. Странен и неуместен их вид здесь. Сверкающие комбинезоны, отблески шлемов, переливы огня на оружии, мерцание индикаторов, еле слышный монотонный гул силовых установок. Руки их раскинуты над Орой. И оттого видно, как слегка дрожат у обоих пальцы - от напряжения и сосредоточенности. Воздух в зале пропитан непривычными запахами - результат магических действий Отца Колдунов. От них перехватывает дыхание и слезятся глаза. Но это и хорошо - не так тревожит предстоящее. Колдун достает из-под плаща щепоть какой-то пыли, вновь простирает руку над водой: - И на возвращение в родной мир заклинаю я вас! - и бросает порошок в воду. Вода вскипает плотным рыжим дымом, от воздушной волны шевелятся волосы Оры на столе и покачивает в воздухе Айра и Варри. Колдун опять тянется рукой под плащ - Айр косится на него из-под шлема: "Долго ли еще?" - и достает вдруг длинный двуручный меч. Еще один блеск добавляется в зале. Вряд ли этот зал в сердце пирамиды видел когда-либо такое. Хотя, кто знает. Старик отбрасывает посох, берет меч двумя руками, с усилием поднимает прямо перед собой... - Ключом, единым во всех мирах, заклинаю я вас на победу! И в этот миг Ора приподнимается на своем ложе - Варри непроизвольно вздрагивает, хоть и знал, что что так должно быть. Медленно поворачивается она в воздухе, зависает головой почти у потолка, а ногами - лишь слегка оторвавшись от стола. И теперь становится ясно, что Ора, Варри, Айр и простертый уже вверх в их сторону меч Колдуна образуют ту самую пирамиду. Пирамиду в пирамиде. Еще одну модель Ключа. - Именем Земли, дающей жизнь всему сущему и порождающему Воду... Рука Айра сама тянется к забралу шлема и защелкивает его. Такое привычное и такое забытое движение. Напротив зеркальное отражение Варри делает то же самое - правильно, он же левша. - Именем Воды, растворяющей все, проникающей всюду и дающей жизнь Воздуху... Вторая рука включает блок переноса. Нулевые координаты давно в нем, их так никто и не менял с самого прибытия. - Именем Воздуха, пронизанного жизнью, уносящего скорбь и дающего жизнь Огню... Теперь контакт с Варри. Это уже привычно. Он готов. Но и напуган. Но и решителен. Ничего, ничего. Варри, у нас получится, обязательно получится. Держись за меня. - Именем Огня, сжигающего, побеждающего, дающего жизнь Стали... И, самое сложное, контакт с Орой. Где ты? Куда забросила тебя чужая сила. Если бы хоть знать тебя раньше. Варри, ты слышишь ее? Помоги. Потянись к ней. Ищи. - Именем Стали, дающей силу, замыкающей пирамиду, создающей Ключ, говорю я вам... Старик медленно приподнимает меч и касается его концом головы Оры. Варри, я здесь, я иду. Ты слышишь этот звон? Ты ловишь этот ветер? Он же прямо сдувает нас. Куда? Идем? Идем, Айр! Идем, скорее! Ора, родная моя! Мы идем к тебе. Веди нас. - Говорю я вам: ИДИТЕ!!! И все. Слабая вспышка света. Легкий хлопок воздуха. Мерцание факелов. И в зале остается один лишь старик. Он опускает, чуть не роняет меч в воду. Тяжело дышит. Озирает опустевший зал. Никого. И тишина. Но нет. Не совсем тишина. Отголоски звуков. Призраки мыслей. Обрывки слов, фраз, жизней. И даже если всколыхнется Какой-то сложной гаммой нот, Как из глубокого колодца Нас чей-то голос позовет И тихо спросит: "Где ты, милый? Каким ты стал теперь уже?" И капля сгинувшего мира Ударит болью по душе... Ты не жалей себя, страдая, И не оглядывайся зря - У жизни нет другого рая, Чем тот, где жить, вперед смотря. - ..."Пчела-Пять" вызывает "Улей"! - "Улей" слушает. Что у вас? - Тридцать градусов к северу от надира - корабли противника. Скорость сближения - пятьсот. Решение - принимать бой. - "Пчела-Пять"! Отставить! Дождитесь подхода основных сил! - Поздно, командир. То, что от нас останется, может и дождется. - Айр! Прекрати атаку! Отходите! - Конец связи... Руки впаяны в чуткие подлокотники. На голове - датчики и гипноаналоги. Ноги и тело запеленуты в защитный кокон. - Связь по стае! - Пятый-первый здесь. Захожу вниз. - Тут Пятый-второй. Иду с зенита. - Пятый-третий справа. - Я, как всегда, слева. Все на местах, Айр. - Трехсекундная готовность. Играем джосеки. Я пошел в точку. Третий и четвертый идут ко-гейма. Первый и второй - защита от шичо и конверта. Начали! Плазма выхлопа, немыслимые ускорения, сверкание касательных попаданий, вспышки рукотворных солнц... - все это в другом мире. У тебя - угловой дебют го. Первый ход - в точку возле угла - три свободных поля справа и три слева. Противник отвечает ходом на поле выше. Мы развиваем влияние на борт "малым конем" - ко-гейма. И сразу - так же с другой стороны. Противник прижимает к борту и почти захватывает один наш камень. Но тут вступает защита - и, создавая устойчивую группу, вытягивает камень у борта. Неожиданно враг атакует центр - против логики игры - себе в ущерб - ради сиюминутной выгоды - и захватывает его... Какие уж тут гипноаналоги?! К черту технику. Два катера - Айра и вражеский, сцепившись, кувыркаются с места сражения. "Так значит он меня на таран?!" Да, можно побеждать и так... Сейчас будет взрыв... Вспышка... ...Положение на перевале усложнялось тем, что обоз с продовольствием и лекарями, посланный туда еще три дня назад, не дошел до места. И вообще никуда не дошел. Словно провалился в знаменитые Хакинские болота. Перевал придется отдавать. Собственно, его уже отдали. Вопрос лишь в том, когда это сообразит барон. И тогда... Страшно представить, что тогда. Озверелая солдатня барона врывается через перевал в долину. Первым на их пути - Идельгарт. На него у них уйдет дня три - с дороги, без отдыха и вообще... А потом... Где же этот чертов обоз?! Распахнулась дверь и - без доклада - вбежал Конфорт. На него страшно было смотреть - грязь, кровь, и своя и чужая... - Милорд! Лорд Варри! - Говори! - Я нашел обоз. - Где? Быстрее, черт побери! - На второй день пути они свернули с тракта. В леса... - Кто вел обоз? - Клотт. Но, милорд... - Отдать псам! И немедленно гнать обоз на... - Милорд!!! Клотта нет. Там никого нет. И, считайте, обоза тоже нет...
в начало наверх
- ???! - Чума. - Говори же! - Я застал в живых только одного мальчишку. Чуму занесла маркитантка, подобранная еще до отправления из столицы. На второй день пути стало очевидно, что больны почти все. И тогда Клотт приказал свернуть с тракта. Пусть защитники перевала падут от стали, а не от чумы. Пусть хоть они падут от стали... - Что-то не понимаю. Что значит, "хоть они"? - Не понимаете? Эх, милорд... - Ты долго и верно служил мне, но даже это не помешает прибить твой язык к куполу башни - за дерзость. - Не успеете, лорд Варри. Маркитантка-то была подобрана в столице... Просто в обозе болезнь развилась быстрее. Тяготы пути, близость людей, общая вода... Мы обречены, милорд... Вот так и кончаются войны. И, наверное, это единственный способ окончить войну так, чтобы потом не начать сызнова. Не останется ни побежденных, ни победителей. Гм, интересно. Наверное, это моя последняя стоящая мысль. Надо бы записать. Примерно так: "Выигранная война никогда не бывает последней. Победитель самим своим существованием дает повод и надежду кому-то еще попытать счастья. И на смену поверженному врагу приходит новый". И все-таки я победил тебя, барон Бейн! Вспышка... ...Ковен не одобрил действий Айра. А это значит - сегодня он будет приговорен. И приговор приведут в исполнение. Попытаются привести. Так просто отдаваться ковену - себя не уважать. Он успел собрать свои амулеты и талисманы. Окропился водой из священного источника, напялил мантию, вышитую рунами... Приподняло, перевернуло в воздухе, уронило оземь. Началось. Барахтаясь в липкой холодной грязи, Айр дрожащими руками нащупывал амулеты за пазухой. Нашел пентакль Силы Огня, сжал его, уселся в грязь и сосредоточился. Еще, еще, еще... Ну же! И вокруг него возник горящий круг. Пылала сама земля. Ну, теперь подберитесь! Что?! Взяли? Сильнее пламя, сильнее... Не выпустить бы со зла Саламандру. Хотя, в борьбе с ковеном все сойдет. Теперь, пока не меркнет свет, нападение. Сколько же можно лишь защищаться? Талисман воды. Заклинание передачи массы. Руна Совелу, руна Лагуз, руна Секан. Готов. Теперь... Не успел. Свет померк. Огненное кольцо исчезло, исчезла лужа, ночной дождь. Все исчезло. Оказался в пустыне. Знойной летней дневной пустыне. Песок, солнце, барханы до горизонта. И жара - как молотом по голове. Что ж, кто-то в ковене знает заклинание Переноса? Кто-то в ковене хочет меня помучить? Или это и есть приговор? Ничего, ничего. Я и сам кое-что знаю и умею. И этого вам у меня не отнять. Айр кое-как встал на ноги, поднял над головой руки, собрал все свою силу и энергию - и начал творить самое мощное заклинание. Самое мощное разрушительное заклинание. И это вот и переполнило чашу терпения кого-то в ковене. Откуда-то с неба опустилась огромная ладонь. И прихлопнула его, вжимая, вдавливая, впечатывая в песок. Вспышка... ...Еще не выйдя на арену, Варри знал, что сегодня его убьют. Противник слишком силен и опытен. Противнику выпало драться мечом и щитом, а ему лишь сетью и трезубцем - не самыми любимыми снарядами. Не совсем зажила рана на ноге. И еще - предчувствие смерти, запах смерти, холод смерти... Объявили его выход. Толпа на трибунах неистовствует. Но сегодня ей не дождаться привычного спектакля. Не сегодня. И это Солнце. Это ненавистное Солнце. Моя кровь впитается в песок, ее затопчут, заметут пылью следующие бойцы, а оно все так же будет поливать жаром ненависти постылый мир. Вот и он. Про него говорили, что он никогда не добивает противника, если очень уж не настаивают на трибунах. Такая ли это форма милосердия? Что делать в жизни бойцу, не могущему сражаться? Рассказывать сказки внукам? Посмотри на меня, пойми, что мне надо от тебя. И сделай это быстро. Нет, этот удар - для трибун. Такой и мальчик отбил бы. Посмотри на меня! Варри делает обманный выпад трезубцем, раскручивает над головой сеть. И, убедившись, что противник следит за ней взглядом, резко останавливает руку. Вот. Теперь ты смотришь мне в глаза. Пойми. Пойми же. - Понял, друг. Колющий удар трезубцем. Принят на щит. Еще один - зацепить обратным ходом. Отбивается мечом. Широкий замах сетью - спеленать меч, связать его. И... Не завершив движения, Варри всем весом напарывается на меч противника. Обвисает, благодарно глядя ему в глаза. Как больно. Трибуны улюлюкают. Вспышка... Айр медленно приходит в себя. Оглушенные чувства еще не ожили. Но сознание медленно возвращалось. Что это было? Прожитые жизни? Кем прожитые, мной? Или будущие?.. А может быть это то, что называется в книгах "искушением". Враг начал войну с нами, не дожидаясь нас? Хотя, он и так ее давно начал. Значит ли это, что мы на пути к нему? И что он страшится нас? И стремится запугать, сломить? Если так, то это ему почти удалось. Но, только, почти... Где я? Пора что-то делать. И где Варри, где Ора? Где я?! 3. ЗАПЛУТАВШИЙ "Его учили принимать чужие цели за свои, а надо было - чужие страданья". Откуда эта мысль появилась у Варри, из каких глубин памяти всплыла? Но, первой в новом мире появилась именно она. Варри с усилием сел, опираясь спиной о камень, протянул руку вытереть липкий пот со лба - и сразу все вспомнил. Отправление из пирамиды, прощание, Ору, Айра, Колдуна... Потом пришло слово. Рекогносцировка. Что оно означает? На слух - неприятно. Что с ним делать. И надо ли что-то делать? И откуда оно взялось? Привыкай, Варри, ты в новом мире. В новом мире - новые слова. Ты еще не знаешь их значения, не знаешь, откуда они берутся, но они есть - и с этим надо мириться. А как оно появилось в твоей голове - самое простое. Как появился этот странный новый запах - соленый, терпкий, прохладный, зовущий... Как появился этот странный звук - ритмичный, раскатистый, баюкающий, влекущий... Откуда? Как? Они просто ЕСТЬ в этом мире. И теперь в нем есть ты. И вы стали взаимопропитываться. Мир тобой, а ты миром. Привыкай. Варри открыл глаза. Оказывается, он сидел в пустынной равнине, покрытой жалким подобием травяного ковра. И ветер, тугой постоянный ветер - все время в лицо. Запах. Шум. Крики неизвестных птиц, даже не крики, а жалобы... Удалось! Получилось! Выходит ты до сих пор не верил всему этому плану, возможности переноса, в то, что есть другие миры. Получилось! Поднялся на ноги. Что так мешает голове? А, это шлем. Интересно, когда успел откинуть забрало? И что это там, впереди? Озеро? Море? Или, как это? - с трудом вспомнил читанное слово - океан? Огромные волны атакуют берег, выдыхаются в пути, нехотя примиряются с поражением - и отступают снова, от трудов своих устав. За ними - новые, из бесконечной кладовой волн океана. И над всем этим - ветер и птицы. Да, это действительно новый мир. Но где же Айр? Ора? Почему я один? Неужели все то, что привиделось в пути, было на самом деле? Враг атаковал и, не сумев победить и сломать, захотел хотя бы разделить. Тогда совсем плохо. Варри пнул ногой ни в чем не повинную ветку плавника. Один, в чужом мире, еще неизвестно, в каком. Непонятно, что делать. Искать ли сначала своих, или же самому пытаться действовать? Впрочем, без паники. Обе задачи совместимы. (Опять подивился возникновению новых слов в своей голове). Поскольку у нас общие цели и сходные методы, то действуя, мы неизбежно пересечемся. Не так уж он велик, этот новый мир. И начать стоит с того, что проникнуться им, почувствовать его. Варри вернулся на прибрежную поросль. Лег на спину. Раскинул руки. Отследил дыхание. Закрыл глаза. И начал слушать. Люди, много людей. Их мысли, непонятные, раздраженные, злобные, спокойные, детские, влюбленные. Океан чужих мыслей. И ни одной знакомой и близкой. Ясно, что это другой мир. Но какой? Вот торговец, раздражен малой прибылью. Вот женщина, упустившая клиента (?). Моряк, приносящий жертву для удачного плаванья. Страж у ворот, озлобленный на весь свет. Мать, наказывающая сына за шалость. Двое возлюбленных, чувствующих в унисон. Кто-то маленький и беззащитный, спрятался совсем рядом. Рядом?! Варри встал, огляделся по сторонам. Спрятаться тут негде. Разве что, за тем вот небольшим валуном на берегу. Медленно подошел, стараясь не шуметь, перегнулся через валун, заглядывая по ту сторону. И увидел глаза. Большие, немигающие, застывшие от ужаса глаза. Обрамленные чем-то пушистым и дрожащим. Мехом? - Не бойся... Ты кто? Под глазами обнаружился рот, и его обладатель выдавил: - А-а я-я и н-не б-боюсь. К-кого мне б-бояться? - Ну вот и хорошо. Вылезай. - Зачем? - Поговорим... Ты ведь не боишься. Последний аргумент сломил собеседника. Медленно и осторожно стал выползать он из своего укрытия. Варри деликатно отошел на два шага. И выяснилось, что перед ним небольшой, по пояс, получеловечек-полузверек. Мохнатый, с морщинистым личиком, большими ушами, в зачатках одежды - и явно совершенно безобидный. - Ну, так кто ты? - А ты кто? - Я - Варри, человек. - Врешь. - Почему это я вру? - Человек бы меня не нашел. Как ты меня нашел? А? Все ясно, понял Варри. Это Третий мир. Магии здесь не знают. Эх, ну и занесло. Хоть бы остальных - сюда же. Из раздумий его вывел осмелевший найденыш. - Молчишь? Нечего сказать? То-то, а говорил: "не вру"... И он так умильно скривил лицо, что Варри не удержался от смешка. - Еще смеется! Обманул беззащитного скворша - и рад... - Скворша? Это тебя так зовут? - Вот еще, - фыркнул скворш. - Стану я первым встречным-поперечным колдунам свое имя говорить! Чтобы ты меня заколдовать мог? - И зачем же мне тебя колдовать? - А-а-а! Так, значит, ты все-таки колдун! - Ну ладно. Колдун, колдун. - А-а, помогите! - закричал вдруг скворш и в мгновение ока оказался снова за валуном. Варри от бессилия сел на песок. - Эй, скворш! - Позвал он. - Скворшеныш. Мне в самом деле надо с тобой поговорить. Да я колдун, наверное. Но колдун не злой. И ничего плохого я тебе не сделаю. И имя мне свое можешь не говорить. Я просто пришел из... далеких мест, и ничего здесь не знаю. А мне надо знать - что тут, как тут... Понимаешь?
в начало наверх
Из-за валуна выглянули дрожащие уши. - Ну подумай. Раз уж я так легко тебя нашел, то неужели бы не смог навредить, если бы хотел. Из убежища послышался голос: - Повтори это еще раз. - Что? - Не понял сперва Варри. - Ах, это. Если бы я хотел тебе сделать плохо, то уже успел бы сделать, но я не хочу тебе сделать плохо, и поэтому еще не сделал, и не сделаю, потому, что не захочу. Вот. - Правда? - И скворш поднялся во весь свой рост. - Правда. - Ну, тогда, давай поговорим. - Он вышел из-за камня, подошел к Варри и сел сел рядом с ним. - Спрашивай. Варри мысленно вытер со лба трудовой пот, задумался. - Расскажи, что это за места, кто тут живет... И скворш начал рассказывать. Тут же выяснилось, что рассказывает он охотно, многословно, с подробностями, с подробностями, с подробностями... Посреди рассказа Варри прилег на песок и начал подремывать, не переставая, впрочем, слушать и запоминать. Выяснилось, что скворши живут в этих местах с незапамятных времен, когда и людей-то тут еще не было, что без людей жилось лучше, а когда они пришли стало плохо, а в последнее время, почему-то становится еще хужее и хужее, что на одних кузнечиках долго не протянешь, да и невкусные они, а костер здесь развести не из чего, да и негде, да и люди могут заметить, и все равно, нечего на нем готовить, не водится здесь никто из мелких зверей, крупных добывать - дураков нет, вот раньше, когда леса были, как дедушка рассказывал, много чего водилось, а рядом совсем, на острове, стоит замок Сен-Мишель, его там специально построили, на маленьком острове возле берега, и когда отлив на море, то к нему ведет одна дорога, которую легко охранять, а когда прилив, то в него совсем не попасть, хотя там интересно, много всякого вкусного, но и скворшей там не любят, и люди здесь неграмотные, поэтому колдунов боятся, и ты здесь смело ходить можешь, тебя они не сразу ловить начнут, а дальше на север - там вообще никого нет, и людей нет, и колдунов нет, и скворшей нет, а что там делать, холодно там, а может быть уже и есть кто, это раньше не было, как дедушка рассказывал, а ты добрый, не то, что другие колдуны и люди, ты бедных скворшей не обижаешь, а то ведь тяжело сейчас, на одних кузнечиках разве проживешь, вот раньше, когда леса были... Варри понял, - еще миг, - и он заснет. Резко сел - скворш вздрогнул - сотворил огромный, в два кулака, орех, сразу же взглядом расколол его и протянул скворшу. Тот благодарно заткнулся и зачавкал. Варри помотал головой, отгоняя дурман. - Так ты говоришь, замок Сен-Мишель... А дорогу туда покажешь? - Хрум-хрум... Не-а. Я ж говорю, хрум, страшно там скворшу. - Но ты же со мной будешь. - Хрум, и идти далеко. Хрум. - Ну хорошо... Ты был там когда-нибудь? Скворш вздрогнул, сглотнул, и с опаской: - Б-был... - Какое-нибудь место хорошо запомнил? - З-запомнил. - Сможешь описать? - Смогу. А тебе зачем? - Это чтобы долго не идти. Колдовство такое. Скворш с уважением посмотрел на собеседника. - А ты меня продавать не будешь? Варри подумал, что скворш обладает редким талантом задавать сложные вопросы. - Нет, конечно. А зачем? И тут выяснилось, что скворши тоже не лишены магии. Своей своеобразной магии. Если ты знаешь имя скворша, то мысленно нарисовав его образ и позвав по имени, можно тут же вызвать его из любого места, независимо от расстояния и затрудненности перемещения. Скворш просто оказывается перед тобой - и все тут. Как это выходит, не знают и сами скворши, но люди ловят их именно из-за этой способности. Вот и предыдущий раз в замке Сен-Мишель варрин собеседник побывал по этой причине - какой-то злой человек выследил его, поймал, силой заставил назвать имя, а потом нашел какого-то простака на рынке, который никогда не видел скворшей и продал ему. Вернулся домой, дождался ночи - и позвал по имени. Потом опять собирался продать. Потом - опять... Вот раньше, когда людей не было и не надо было имена прятать, как дедушка рассказывал... - Постой, постой, а как же ты освободился? Скворш медленно повернулся к Варри и тихо, но внятно произнес: - У скворшей есть методы. И видно было, что об этих методах он не расскажет ни под какими пытками. Варри поежился. - Ну ладно. Продавать я тебя не собираюсь, деньги мне не нужны, а если станут нужны - я найду способ попроще. И имени я твоего не знаю. Прогуляемся в замок? - Значит, место я помню такое, - вдруг потряс сообразительностью скворш. - Когда стоишь спиной к дому в четыре этажа - это самый высокий там дом, не считая замка, то справа у тебя еще один дом, немного пониже, слева маленький сад - там все маленькое, на острове - прямо перед тобой небольшая базарная площадь, народу всегда куча, а сразу за ней гора начинает круче подниматься к замку - он в самом центре острова, на горе - и растет высокая красивая сосна. Сосна, я думаю, знаешь что такое. Представил? Варри именно этим и занимался. Причем, не столько со слов скворша, сколько с картин в его мозгу. Это было тяжело - чужое существо чуждого мира. Но можно. - Ладно. Заползай на руки. Поедем. Скворш доверчиво (видимо орех его убедил окончательно) запрыгнул спереди на Варри, уцепившись за комбинезон неожиданно возникшими коготками на руках и на ногах. Поерзал, устраиваясь удобнее. Проворчал: - Снял бы ты все это. Сразу ведь за колдуна примут... А и в самом деле, подумал Варри, чего это я? Впрочем, что уж теперь. Да и куда все это девать? И в чем же я останусь? - Держись крепче. Зажмурив глаза, ярко вообразил себе место финиша. Сделал привычное усилие. И - открыл глаза на рыночной площади. И сразу удар по всем органам чувств. Шум. Галдеж огромной людской толпы, спорящей, плачущей, причитающей, торгующейся. Скрип телег. Звон железа, стук посуды, визг, гул. Шум, шум. Вонь нечистот, запахи пищи и приправ, дым огней, пары масел, людской пот, запах звериного страха. Вонь, вонь. Жар от очагов, кузницы, солнца, отраженного окнами. Пестрое мелькание людей, товаров, лотков, навесов, грузов на повозках, флагов, птиц, зверей. Мысли алчные, раздраженные, униженные, коварные, глупые, хитрые, заносчивые, те же, что ловил, лежа на берегу, но во много крат сильнее. Чувства, нездоровые, больные. Силы грубые, примитивные, навеянные неумелым, невежественным колдовством. Грязные, блуждающие сами по себе, неуправляемые. И уколы по всему телу коготков скворша - сквозь комбинезон - пришедшего в страшное возбуждение и мечущегося теперь по своему защитнику и спасителю. Оказывается, их тоже сразу заметили. Торговка какими-то розовыми плодами подняла свое колышущееся тело с табурета, уставилась на Варри остекленелыми глазами, выставила перед собой грозящий лопнуть палец и заорала, перекрывая всю многоголосицу рынка: - Колду-у-ун!!! Глаза, лица с отвисшими челюстями, потные руки, подгибающиеся ноги, сами собой возникающие дубины, топоры, вилы, ножи... Да-а, подумал Варри, здесь мне, пожалуй, ничего выяснить не удастся. И взлетел, не выпуская скворша. Толпа с единым дружным "Ах!" подалась назад. Варри взлетел еще выше - будет теперь им о чем вспоминать - огляделся. И полетел с острова к берегу. Какое все-таки красивое место - замок Сен-Мишель. Если бы еще и без людей... На пустынном голом берегу с трудом отодрал от себя попутчика, всерьез опасаясь за целостность нервущегося комбинезона. Поставил на песок. Скворш ошалело вращал глазами, пытаясь восстановить дыхание. - Да-а. Ты был прав. Колдунов здесь не любят. Придется мне двигаться на юг. Там, ты говоришь, их как-то терпят... А нужен мне, видимо, именно, колдун. Только он сможет мне все растолковать о вашем мире. Такие вот проблемы. Ну как, успокоился? Давай прощаться. Скворш с безграничной благодарностью и даже каким-то обожанием смотрел на своего спасителя. Потом сообразил, о чем тот говорит. Сморщил личико, явно собираясь заплакать. - Ну ладно, ладно... Час назад ты меня вообще не знал... А теперь расставаться не хочешь. - Нет, не хочу. Давай, лучше, мы вместе... Ой! Меня, кажется, зовут. - И куда-то в пространство: Иду! Сейчас буду! Послушай, - затараторил он. - Ты когда найдешь место поспокойнее, или просто соскучишься в дороге, или нужен я тебе буду - позови. Ладно? - Но я же не знаю... Но скворш перебил: - Меня зовут Анжела. - Так ты... скворшиха?! - А ты думал? - И исчезла. Варри ошалело уставился в пустоту. Ну, денек... Ладно. Пора отправляться, пока горожане не оклемались. Задача ясна - как одному колдуну найти другого колдуна. Всего-то. Пара пустяков. И Варри двинулся на юг. 4. НОЧНЫЕ БЕСЕДЫ - Давненько я не не спал всю ночь! - Варри устало откинулся на подушки кресла, сцепив за головой руки. - Давненько я не бодрствовал всю ночь! Учись выражаться изящно даже после бессонной ночи! - его собеседник, скрываемый мраком комнаты, был категоричен и наставителен. - Кроме того, разве ты не слышишь, ведь это звучит, как первая строка сонета? "Давненько я не бодрствовал всю ночь..." - "Ужель никто не мог мне в том помочь?" - предложил Варри. - Уже лучше. Видишь, как промывает уснувшие мозги струйка хорошей поэзии. И ты, как человек, бесспорно, образованный... - Образование, учитель, есть функция эпохи. Так же, как и воспитание. Вы сами изволили мне это доказывать всю ночь. А эпоха, будучи понятием неопределенным, тем самым становится еще и понятием географическим, как пытался вам показать недостойный ученик. Я же, как неоднократно говорилось великим учителем, не от мира сего. А поэтому не могу быть в достаточной мере ни образованным, ни воспитанным. Дикси. Учитель выслушал всю эту тираду молча, лишь слегка его силуэт на фоне сереющего окна кивал головой, так же молча и, казалось, завороженно встал, подошел к окну, обойдя массивный стол в центре комнаты, с усилием отдернул бархатные гардины и застыл, вглядываясь в зарождающийся день. - Да-а... - промолвил он наконец. - Учеба пошла впрок. Стройностью мысли ты можешь затмить любого... Здесь, по крайней мере. Но много ли в том моей вины - вот в чем вопрос? Сделал ли я что-то, кроме обучения тебя искусству выражения собственных мыслей? Которые и без того были в твоей загадочной голове... И это возвращает нас к вопросу... - Но, учитель! Вы же сами говорили, что форма неотделима от содержания... - Не перебивай! Возвращает нас к вопросу о твоем происхождении в нашем скромном городке. - Он резко обернулся к собеседнику и оперся спиной на раму окна. - Обсудим этот вопрос еще раз? - Но я же говорил, учитель. Пришел с северо-запада, из замка Сен-Мишель... - Я не о том, Варри, не о том. Ну ладно, если хочешь, я поставлю вопрос иначе. Откуда ты появился в замке Сен-Мишель? - Ну-у... Как и все, наверное... - Ой ли? Варри почувствовал, что сегодня отвертеться не удастся. Этот разговор назревал долго, слишком уж мучителен, видно, был для старика вопрос о его, варрином, происхождении. Не смог, видимо, Варри до конца замаскироваться, пригасить свои нездешние таланты. С чего же начать? И что из всего рассказать ему? Чтобы не напугать, чтобы не раскрыться до конца, став беззащитным, чтобы сделать из учителя союзника. Пауза слишком затянулась.
в начало наверх
Старик (интересно, за все это время так и не узнал, как его зовут) оттолкнулся от подоконника, миновал полки, набитые фолиантами, книгами, рукописями, заметками, черновиками трактатов, которые никогда не будут написаны, задел головой прикрепленное к потолку семинитной веревкой чучело крокодила, раскрутил глобус, словно вырастающий из пола своей массивной ногой, подошел к креслу, в котором утопал Варри, склонился своим костлявым шелушащимся лицом к лицу ученика, наклонив по-вороньи голову и спросил, нет, поинтересовался, нет, попросил: - Сегодня? Сейчас? Кр-р-рак - тс-с, кр-р-рак - тс-с... Качается под потолком крокодил, иссушенный временем и алхимическими опытами. Чик-чик-чик-чик, чи-ик-ик... Застыл глобус на непритертой оси, нечасто ему приходится вращаться. Варри медленно подался вперед, почти упершись носом в нос собеседника, тяжело вздохнул. - Учитель, а почему бы нам не выпить сперва кофе? Это означало: "Да!" И понятно было обоим. - В самом деле - утром, после бессонной ночи - в самый раз. Не хуже поэзии. Тем более, что Джованни уже пришел. Слышишь, опять что-то разбил внизу? - И уже громко, призывно: - Джованни!!! Пятясь, вернулся к своему креслу - напротив варриного, опустил себя в него, скрестил руки на груди. По деревянным ступеням лестницы тяжело забухало, дверь распахнулась и на пороге возник Джованни - в своей утренней ипостаси. Дело было в том, что Джованни воплощал в себе извечную попытку человека подняться из пучины невежества к просветлению разума. Но, отягощенную алкоголем. Утренний Джованни - изысканно одетый, надушенный, бодрый - начинал новую жизнь. Он прилежно изучал науки, ассистировал в опытах своему хозяину. Пытался даже вести некое подобие лабораторного журнала или дневника. Но, постепенно, в течении дня, количество алкоголя в его крови загадочным образом повышалось. Была ли в том вина расположенной через дорогу винной лавки? Или дело было в том, что дочка хозяина лавки, девушка незаурядной наружности, была без ума от Джованни Утреннего? Так или иначе, к обеду Джованни уже с пренебрежением относился к науке, к опытам - и своим и чужим. И смотрел на мир холодным взглядом прагматика. "Чем бумагу изводить и зверей мучить, шли бы лучше каналы рыть! Или, еще лучше, городские стены укреплять, не ровен час, кочевники нападут!" Сразу после обеда он искренне считал, что не работает тот, кто не копает, или, на худой конец, не забивает гвозди. В этот период он был наиболее тяжел в общении и агрессивен. И хозяин предпочитал именно после обеда отправлять его за покупками, получать у ремесленников заказы, встречать в порту грузы. Любопытно, какое мнение в городе складывалось об алхимических опытах после разговоров с Джованни Послеобеденным? Ближе к ужину Джованни начинал боготворить своего хозяина. За запредельную мудрость и абсолютную иррациональность его существования. После ужина это перерастало в суеверный страх, попытки защититься примитивными заговорами, непреходящее желание забиться в угол и притаиться там, раз уж этот неземной демон из какой-то своей прихоти желает держать его в этом доме. Потом он неуловимо перетекал в состояние "Море-по-колено", а все эти суеверия - старые бабки придумали, а у нас дела и поважнее есть! Нагло хлопал дверью и шел приставать к дочке хозяина винной лавки. Тот встречал Джованни Вечернего кулаками. И он обиженно-агрессивно покачивался домой. И... Финальные его стадии известны, видимо, лишь его домовладелице, женщине сварливой и немолодой. И то слава богу. Итак, на пороге стоял Джованни Утренний. - Я слушаю, сеньор. - Сделай нам кофе. Побольше. И... - Учитель вопросительно посмотрел на Варри, - и принеси кальян. - Хорошо, сеньор. Кстати, я хотел вас спросить еще вчера - можно ли использовать Каббалистический Ключ Соломона в качестве пентакля? Варри открыл было рот - чтобы ответить, по привычке, но учитель перебил: - Не сейчас, Джованни, мы заняты. - Прошу прощения, сеньор. Не буду мешать. - И удалился сотворять кофе. Чтобы не столь тягучим было ожидание главного разговора, надо было пока о чем-то поболтать. О чем-то не столь важном. Варри никак не мог найти тему... Учитель, все же, был учителем. - Кстати, Варри, о кофе. Ведь могло бы быть и так, что мы не знали бы этого напитка. Ты никогда не задумывался? - Нет, учитель. - Правда дело тут не в кофе. А в чем-то более широком и важном... А может я просто подгоняю свои размышления под простые и недостойные вещи. И кальяна могло не быть. И моих опытов. - О чем вы? - Представь себе, что в древности, ну, скажем, веков десять назад, человечество, разделилось бы на несколько больших групп. Несколько - это три, ну, скажем, четыре. - В каком смысле, разделилось? - Варри напрягся. - Ну, например, по религиозному признаку. Возникли бы какие-то всеохватные религии, претендующие на исчерпывающее знание о мире, о его происхождении и о том, как людям следует жить в этом мире. Понимаешь? Не так, как сейчас - в каждом домене, в каждой провинции, в каждой стране - свои боги и божки, мы их можем уважать или презирать, подчиняться их ритуалам или нет, не много духов, демонов, сил, гениев... А один Бог. Единый и общий для всех. Но у каждой из трех групп - свой. И каждая из этих всеохватных религий претендовала бы на звание мировой, стремилась бы подчинить себе остальные народы. Понимаешь? - Да, кажется... Но как такое могло бы стать? - Не знаю, не задумывался... Скажем... Те же пророчества древних иудеев вдруг стали настолько ярки и подтверждаемы, что к ним примкнули бы сначала соседние народы, потом Рим - как метрополия, он впитывал влияние провинций. За Римом - другие колонии, а это - почти вся Европа... И имели бы мы вместо пестрой и демократичной нынешней Европы со множеством религий (и иудеев-пророков в том числе) монолитный блок - с единой моралью, предрассудками, ценностями и заблуждениями. На востоке - не отстали бы от нас. Тоже измыслили бы что-то свое, своего единого Бога - правильнее и единее нашего. В Африке - своего... И тут бы началось такое... Просто страшно представить этот кровавый туман, в который погрузилась бы цивилизация. Тот, кто верит не как мы - тот враг. Тот, кто ведет себя не так - враг, убей врага. Тот, кто стремится не к тому - враг! Убей, или переведи в свою веру. Если мы и при нынешней-то теософской демократии ухитрились столько крови пролить... - Учитель, не слишком ли мрачно? - Может быть... Но если уж воображать нереальное, так воображать честно. - Да, но я так и не понял, как же могло бы возникнуть такое положение дел. - Ты слишком многого от меня хочешь. Я лишь моделирую. Изобретать способы - дело практиков. Ну, вот хотя бы... Помнишь, как сэр Самюэль Резерфорд доказал, что алмаз состоит из углерода, так же как уголь? Он купил на свои деньги крупный бриллиант, запаял его в стеклянную колбу и - при большом скоплении народа, академиков в том числе - поджег от солнца лупой. А затем проанализировал продукты сгорания. Это называется "драматизировать идею", сделать ее яркой и запоминающейся. Найдись такой талантливый драматизатор в любой из нынешних религий, да захоти он распространить ее свет на все страны и народы, то вполне могло бы получиться. Не дай бог. - Кофе, синьоры. Куда поставить кальян? - Да-да, спасибо, Джованни. Сюда. - Кстати, а при чем здесь кофе, учитель? - Как, при чем?! Хозяин заказали, я и сделал! - Я не у тебя, Джованни. И не о том. - Ну как, при чем? Ведь кофе пришел к нам из Африки, через Ближний Восток. Если моя модель верна, то ему пришлось бы добираться через несколько мировых религий. Где-нибудь его бы точно объявили богомерзким и богопротивным - как напиток неправильно верующих. И запретили бы к употреблению. Вот тебе и кофе... Варри пригубил густого, горячего, терпкого, пахнущего пряностями напитка, с трудом сглотнул, и понял, что дальше откладывать нельзя. Не то не хватит духу. - Учитель. Как, по-вашему, устроен мир? - Что значит, по-моему? - Да нет, не то, как вы лично считаете, а как считает вся здешняя наука. От последних слов учитель вздрогнул. Нет, как-то не так надо объяснять, что-то я не то говорю... Варри опять задумался, поднес ко рту чашку. - Видите ли, мне придется многое объяснять... - Этого я и жду, - Учитель, видя мучения ученика, вновь нашел в себе силы стать властным и наставительным. - Но, с чего начать... - Ты - демон? Теперь вздрогнул Варри. Интересный у нас получается разговор, связный и содержательный. - Нет, конечно я не демон... кажется... Хотя... - Существо, не могущее отрицать свою принадлежность к демонам уже есть демон! - Чеканная формула, учитель. Если бы она еще и была правдивой. Что есть демон? Термины, термины... Может и вы демон? - Я? Конечно нет! Я - человек! - Что есть человек? - Человек - это... - Вот видите. Отпили еще кофе, завершая раунд. Старик протянул руку и взял мундштук праздно дымящего кальяна. Затянулся, откашлялся. Варри, оттягивая время, повторил его манипуляции с другим мундштуком. "И этого тоже могло не быть здесь? Ой, не зря он мне все это рассказал. И не зря именно сейчас". - Понимаете, дело обстоит так, что этой планетой весь мир не ограничивается. Есть другие миры. Есть, и это придется принять. Учитель оказался крепче, чем думал Варри. В этот раз он даже не вздрогнул. Видимо, в своих размышлениях давно уже предусмотрел разнообразные варианты. - Так ты с другой планеты? - Нет-нет, не в том смысле... Лучше с самого начала... Варри в беспомощности повертел перед собой пальцами, мучительно подыскивая слова. А, чего уж там! - И сотворил над столом светящийся октаэдр. Такую знакомую ему с детства модель мира. Октаэдр, рассеченный горизонтальными плоскостями, символизирующими разрыв миров, расчленение, результат работы Врага. - Таков наш мир. Весь мир, а не только его часть, известная вам. Ваш мир, как я понимаю, Третий. Находится он здесь... Варри увлекся, объясняя своему Учителю, учителю в этом мире, то, что было привнесено сюда вместе с ним. Новое знание, новое устройство мира, новое оружие - здесь. Кристалл тяжело было все время удерживать в воздухе - это отвлекало, давно не практиковался. И тогда он вырастил из столешницы ветку дерева - как Колдун в их деревне, многие, казалось, годы назад, - и заставил расцвести голубым благоуханным цветком с длинными широкими лепестками - чтобы удобнее было лежать модели. - ...и перешел я из Второго мира, чтобы попытаться отнять у него Ключ, а отняв... Показывать из кресла было неудобно, Варри воспарил над столом, завис над кристаллом, продолжая объяснение. Потом заметил, что заслоняет свет - и стал невидимым. Грохот. В комнате упало что-то тяжелое. Варри замолк на полуслове, старик с трудом вырвался из молчаливого оцепенения сосредоточенности. Огляделись. Распахнулась от удара дверь. За дверью лежал Джованни. Он, оказывается, так и стоял все это время за ней - прислушиваясь и впитывая. Ну да. Ему не дали задания, а утренний, он жаждал знаний и ловил их, как мог. Вот и доловился. Последние действия Варри переполнили его ограниченную способность к восприятию. Плохо. Очень плохо. А если представить теперь действия Джованни
в начало наверх
Послеобеденного? Его рассказы? Реакцию горожан? Придется уходить. Впрочем, уходить Варри и так собирался скоро. Но сначала - узнать все, что знает Учитель о Ключе. Теперь он поймет, о чем идет речь. И охотнее расскажет. Или не расскажет вовсе. Нет, все-таки расскажет. Скоро - уходить. 5. БРАТСТВО Варри медленно и плотно притворил за собой дверь дома Учителя. Нет, теперь уже не Учителя. Перед уходом тот сообщил Варри свое имя - Аргеддон. Признав тем самым в Варри равного, или почти равного. И дав, тем самым, Варри возможность связываться с ним в своих странствиях и ссылаться на него - если что. Связаться с ним, впрочем, Варри мог и так. Но это было новое для Аргеддона знание, с которым он еще не освоился. Гораздо важнее для Варри были знания, полученные за время ученичества. Знание географии этого мира. Обычаев и традиций. Природы и магии. А главное - местонахождение пирамид. О Ключе в этом мире почти ничего не знали, но о свойствах пирамид были осведомлены - и даже использовали некоторые из них. Правда, как и все в Третьем мире, странно и непонятно. Теперь Варри точно знал, куда ему идти - на юг, в обход моря, к пирамидам. А там - или, если повезет, воссоединиться с друзьями, или продолжать миссию самому. Так он решил. Итак, в путь! Для начала - просто, по человечески, выбраться из города. Не привлекая ничьего внимания - Аргеддону здесь еще жить, да и себе путь незачем усложнять. Пробраться по этим узким вонючим улочкам. Просочиться сквозь толпы людей... Через два квартала его остановили. Двое незнакомцев. Одетые как обычные богатые горожане. Один - преклонных лет, лицо смуглое от загара, густые брови из-под шляпы. Другой - помоложе, но с густой черной бородой, ухоженной и контрастирующей со светлой прядью волос, выбивающейся из-под точно такой же шляпы. У обоих удивительно пронзительный и тяжелый взгляд. Тот, что помоложе, сжимает что-то правой рукой под плащом. Они встали поперек улицы, перегородив ее почти всю. Обойти их было можно, протиснувшись под стеной, но и так было ясно, что стоят они тут не случайно. - Покидаете нас? - Это старший. - Да, - Варри не знал, как себя вести, чего от него хотят. - Что ж так скоро? - Хватит уж. - На ограбление не похоже. - Не хотели бы задержаться? - Молодой подбирается и чуть отставляет назад правую ногу. - А что, есть нужда? - Что им надо? - Не нужда, скорее приглашение... - Это молодой. А старик понимает вдруг, что еще мгновение, и разговор зайдет совсем не туда, куда хотелось бы ему. И начинает срочно спасать ситуацию. - Не поймите нас превратно, мы не хотим причинять вам никакого вреда. Нами движет, скорее любопытство и долг. Мы бы хотели вас пригласить в... э-э... скажем так, в гости к одному влиятельному лицу. Ненадолго. Ничуть не обременяя вас обязательствами. Варри напряженно выжидал, пытаясь прочувствовать собеседника. Да. На явную угрозу не похоже. И движет ими, скорее, страх, а не долг. Впрочем и любопытство тоже присутствует. Видимо, я настолько отличался от местных, что это стало слишком уж заметно. Или Джованни раззвонил. Так или иначе, избавиться от них я всегда смогу. А вот польза от беседы случиться может. Тем более, что за ними ощущается некая сила, не совсем традиционная. Магия? Враг? Но сила есть. И тут же старик подтвердил это, неверно истолковав колебания Варри. - Впрочем, нам даны полномочия, на тот случай, если вы не пожелаете добровольно проследовать с нами... - И выразительно замолчал, бросив украдкой взгляд на молодого. Варри внутренне усмехнулся. Ну-ну. Тащите силой. Так даже удобнее. И он, под натиском несокрушимых аргументов оппонента, нехотя и вынуждено отступил, сохраняя, впрочем, остатки достоинства: - Я принимаю приглашение. Ведите. И они пошли. Идти оказалось совсем недалеко. Да и куда здесь можно было идти далеко - в этом городе? С виду неказистый дом, по два окна с каждой стороны от двери на каждом из двух этажей. Младший условно постучал. Варри привычно посочувствовал убогому восприятию аборигенов. Мрачный детина впустил внутрь. По коридорам, переходам, лабиринтам идти пришлось заметно дольше - не так уж прост был этот дом. В конце пути - массивная дверь, задернутая для завершения картины плотной тканью. За ней - неожиданно ярко освещенная комната. Свечи, факела, масляные лампы, душно, жарко, нечем дышать... В центре комнаты - огромный стол, заваленный бумагами, письменными приборами, измерительными инструментами, сушеным мусором. И в самом деле - маги? За столом - древний старик в красной мантии из той же плотной материи. Из комнаты ведут еще три двери - по сторонам света. И, если представить, что к каждой из них ведет такой же запутанный лабиринт, то выходит, что этот дом с его системой переходов занимает чуть ли не пол города. Старик, старик... Тот же пронзительный взгляд, но еще и отягощенный грузом опыта, усталостью. Вдоль стен между дверями - полки. На одних - все те же бумаги и книги. На других - нечто алхимическое, магическое, природоведческое. Вот бы зарыться в эти книги, прочесть... Впрочем, то, что ему надо для поисков - он знает и так. А лишнее знание - лишь досужая забава и потеря времени. Старик, что же такое в этом старике? Вот он встает. С трудом разгибая закостеневшие суставы, грозно вперивает взгляд в Варри, собирается задать вопрос... И тут Варри понял. Понял, что же было странного. Аргеддон не зря обучал его местной магии! Оказывается, старик все это время непрерывно колдовал. И колдовство его было направлено на создание собственной невидимости. А Варри его видел. Что же теперь делать? Варри оглянулся на своих спутников. Те почтительно застыли прямо у двери, глядя в пустоту перед собой. Они явно не видели старика. Как же мне себя вести? Сделать ли вид, что я его так же не замечаю? Или показать свои истинные возможности? Нет, еще рановато. Что-то говорил Аргеддон о защитных заклинаниях, принятых здесь? Ага! Руна силы, как ее? Неважно, рисуем в воздухе, что-то бормоча под нос, взгляд краем глаза, левая рука отводит энергию в землю, удивленный взгляд замечания... - Ты кто, старик? Сработало! - А ты сильный маг! - это удивительно мощным, для старика, голосом. Правильно, так и должно быть. - Не такой уж и сильный. О чем ты хотел говорить? - Садись. - Взмах рукой в сторону второго кресла. - Оставьте нас. Эскорт послушно выходит. - Это ведь тебя не Учитель научил? Он и сам-то, наверное, не смог бы пробить мое заклинание. - Учитель умеет много такого, о чем ты понятия не имеешь... - Не петушись. Не об Учителе речь. - Тогда переходи к сути. - Вот только надо убедиться, что говорю с тем, с кем собирался. - Убеждайся. Чего-то я опять упустил. Слишком уж ошалелый взгляд у старика. Кажется, последнюю реплику он не говорил вслух. Надо быть повнимательнее. Но, зато, убедил. - Мы хотим предложить вам сотрудничество. И покровительство. - Кто это - мы? Теперь взгляд просто удивленно-насмешливый. Это, видимо, в связи с моим невежеством. А должен ли был я его узнать? По-моему, нет. А их организацию? Может, есть какие-то знаки, символы, которых я не заметил или не обратил внимания? Кажется нет. Что же тогда? Должен был подозревать, ловить слухи, вырасти на страшных сказках? Ну уж нет! Я из глухой провинции, гений-самоучка, ничего не слышал, ничего не знаю, придется ему рассказать мне все подробно. - В самом деле не знаешь? - Нет. - Ну что ж... И мы ведь про тебя ничего не знали. Хотя, должны были бы. Познакомимся. Старик вдруг становится удивительно отчетливым, различимым, близким, почти домашним - и Варри понимает, что он только сейчас снял все свои защиты и заклинания, что их было гораздо больше, чем банальные невидимость и неслышимость, что рядовому магу этого мира и впрямь пришлось бы здесь совсем несладко, и что не все до конца он убрал, кое-что самое простейшее, но и безотказное, приберег, но это не специально для Варри, так он всегда, это - его жизнь и этого он не снимет ни перед кем. Рассказывает: - Можешь называть нас Братством Камня. - Камня? Какого камня? Старик снисходительно усмехнулся. По его разумению сильный маг не мог демонстрировать столь вопиющей неосведомленности. - Мы - могущественная тайная организация. - Начал он объяснять, как ребенку. - Занимаемся поисками Камня. Наши люди раскиданы по все Ойкумене, мы сильны, мы вездесущи. И становиться на нашем пути... - Что за Камень? Старик недоверчиво приподнял голову: - Ты вправду такой идиот, или прикидываешься? - Ну, может же темный провинциальный маг-самоучка ничего не знать о вашем Камне? - О нашем? Нет, не может. Это обязательный символ и инструмент магических действий... Это непременный атрибут познания мира... Это... - Старик задохнулся. - Камень? Больше слов у старика не было. Он резко поднялся, сморщившись от усилия, подошел к тяжелой портьере за своей спиной и отдернул ее трясущейся рукой. Взору Варри предстал барельеф. Октаэдр. Две пирамиды, соединенные основаниями. Теперь настала пора задохнуться Варри. Это - их Камень? Это - их символ веры? И они - общество, занимающееся его поисками? Так кто же они такие? Знают ли они его истинную суть? Чем они его считают? Почему - Камень? Зачем он им нужен? И - чем они могут мне помочь? Что это - невероятное везение, или последняя усмешка судьбы? Как мне быть? - Вижу, вижу, ты знал о нем, - констатировал старик. - Знал. Но, почему вы называете его Камнем? - А как его по-твоему надо называть? Вот сейчас все и решится. Или они примут меня в свое Братство, или призовут Врага не мою голову. Сейчас или никогда. Решайся, Варри. - Это - Ключ. Вот такой. - И он сотворил над столом модель. Старик застыл в немом изумлении. Медленно подкрался поближе к сияющей модели Ключа. Пристально в нее всмотрелся. - Ключ? Все ясно. Они - не от Врага. Но и не наши, не из нашего мира. Они здешние, своим умом и старанием заметившие и освоившие что-то из свойств Ключа. Впрочем, это тоже может быть полезным. Смотря, как далеко они зашли в своих поисках... - Ключ?! Старик все не может оправиться от шока. Того и гляди, грохнется под стол. Пожалеть бы его. И Варри убрал модель. Старик с шумом выдохнул и плюхнулся в кресло. - Так это же... Впрочем, он быстро взял себя в руки. Варри заинтересованно смотрел и слушал. - Ты представляешь, что ты сделал? Ты сейчас одним махом решил основную загадку Братства. Сотни лет, строя модели Камня, разбираясь в его свойствах, разыскивая его по всему свету, мы пытались понять, в чем его основное предназначение. Для чего он существует. А ты, вот так просто, взял и ответил на этот вопрос. Или, не просто? Откуда это знание? Кто ты? Варри ждал. Старик напряженно всматривался в его лицо. И Варри решил ему помочь. Да и себе заодно. Сделался невидимым. Впустил в комнатушку звуки леса, своего леса. Вырастил у себя за спиной куст розы. Подошел вплотную к сидящему старику - и там проявился.
в начало наверх
Старик отреагировал однозначно, но по-своему. Сполз с кресла на колени. Склонил голову. - Великий Магистр, мы знали, что ты придешь. Повелевай! Ну, Магистр, так Магистр. Какая разница. - Встань, старик. Ты верно служил делу. Имя? - Малимон. - Встань, Малимон. Старик с натугой разогнулся, отступил на шаг, не решаясь теперь сидеть в присутствии гостя. Варри, рассудив, что так будет даже полезнее, для укрепления авторитета - бесцеремонно уселся в хозяйское кресло, с раздражением взглянул на подчиненного. Раз уж вы прервали мой путь, придется теперь меня терпеть. - Я направлялся на юг. У меня есть сведения о местоположении Ключа... Камня. Но, раз уж вы меня отвлекли, то заодно поведайте мне, как далеко вы продвинулись в своих поисках. Путь познания труден и извилист. И, иногда, ученик может забрести туда, куда не упал взор учителя. - Все наши лаборатории и записи в твоем распоряжении, Великий Магистр. Ладно. Задержимся еще немного. Кстати, потом, может быть, и путешествовать будет полегче - коль они и в самом деле так могущественны, как рассказывают. - Веди! Старик распахнул дверь. Но не пропустил вперед Варри, а, сначала, вышел сам и прошептал что-то ожидающим членам Братства. Наверное, они тут действительно ждали прихода какого-то Магистра. Нашептанные слова подействовали мгновенно. Братья бухнулись в поклоне, потом, не подымая глаз, бросились вглубь строения. Видимо, готовить и предупреждать. Может у них пророчество было? А может и в самом деле - я Великий Магистр? Кто его знает? Так или иначе, отступать некуда. Веди, старик. Веди, Малимон... И они пошли. 6. ПЕРИПАТЕТИК Варри шел по пыльной проселочной дороге, вытирая изредка рукой пот со лба. Медленно, пешком, все дальше и дальше от города. В этом мире легче путешествовать так. Не привлекая ничьего внимания, не отвлекаясь на посторонние встречи и дела. Медленно, но верно приближаясь к цели. А где она, цель? Вот и еще одна причина путешествовать медленно - можно поразмыслить на досуге, привести в порядок все вновь обретенные знания и мысли, подчинить их размеренному темпу ходьбы. Вдали, на холме, показалось облако пыли с угадываемым всадником в центре. Ничего, пока он еще доберется... Не зря, не зря все-таки я провел здесь все это время. Теперь я знаю о Ключе больше, чем кто бы то ни было в этом мире. Да и в нашем, если уж на то пошло. Не исключено, что я знаю теперь о Ключе даже больше самого Врага. Теперь бы управиться с этим знанием. Клубы пыли, управляемые всадником, приблизились, и Варри счел за лучшее сделаться невидимым и отступить с дороги в сторону. Пусть себе недоумевает - померещилось ему или нет. Все знания Братства Камня были систематизированы и тщательно зафиксированы. Вот только странен был сам путь их размышлений. Начался он с гениальной догадки, что большинство религиозных символов, разбросанных по странам и верованиям, образовалось не на пустом месте, а представляет собой отрывочные остатки некоего великого древнего знания. И, что, собрав их воедино, можно синтезировать первичный образ. А затем, догадавшись о его назначении, применить на практике. Предполагалось, что первоначальный объект - штука достаточно важная и мощная, раз уж оставила столь заметный след в истории и умах людей. Почему религии? Известно, что нет ничего стабильнее и тщательней охраняемого, чем религиозные догматы и символы. И, раз уж неведомый доброжелатель древности решил сохранить некое знание для потомков, то вернее всего это было сделать именно с помощью религий. Замаскировав, раскидав по свету, зашифровав. Но так, чтобы в принципе можно было расшифровать и восстановить. Вот с таких предпосылок начиналось существование Братства. Варри откашлялся, прочищая горло и нос от пыли, которой обдал его всадник. Нет, в следующий раз надо будет убираться подальше от дороги. Очень уж неприятно все это вдыхать... Итак. Руководствуясь своей идеей синтеза, или, вернее, ретросинтеза, они довольно скоро пришли к модели Октаэдра. Но, только к форме - не к содержанию. И, затем, по обрывочным сведениям, начали воссоздавать его назначение, способ действия. Перед Варри задача стоит несколько иная, если не противоположная. Зная его основное назначение и кое-что об остальных свойствах, восстановить способ функционирования. Надо же, какой словарный запас у меня теперь. Получается, что я - единственный, кто может это сделать. Отец Колдунов забросил меня в этот мир, Аргеддон обучил азбуке пребывания в нем, Братство снабдило фактами и, заодно, умением стройно логически мыслить. Теперь моя очередь. Варри не заметил, как забрел в небольшую рощицу невысоких пахучих деревьев. Между корней, поднимая их и выполаскивая до странной красоты, бежал кристально чистый ручей. Ну что ж, самое удобное место для отдыха и обеда. Наломал нижних сухих веток, сложил костер, поджег его. Подманил зайца. Жалко убивать, но что делать... Одним резким усилием остановил его сердце. Освежевал и повесил над костром. А сам все не прекращал размышлений. Начали они с шестилучевого креста. То есть, с обычного креста, перечеркнутого диагональной чертой, которая короче двух перпендикулярных. При соответствующем развитии геометрии напрашивается вывод, что это изображение трех пространственных осей координат. Дальше. Отмечаем на всех осях единичные отрезки, что, собственно, уже сделано в самом изображении Креста. Соединяем их все прямыми линиями. И получаем - октаэдр. Так просто. Но надо еще убедиться, что правильно... Варри привычно сотворил перед собой в воздухе октаэдр. Но не такой, как обычно, а как бы построенный из веточек. Прозрачный скелет. Повращал его в воздухе. Расположил так, чтобы одна из граней смотрела прямо на него. Вот. При таком угле зрения становятся очевидными все поиски и находки членов Братства... Это линии, окаймляющие верхнюю половину - пентаграмма. Передняя грань, соединяясь сквозь кристалл с задней, дает пятиконечную звезду. Две диагональные грани - верхняя ближняя и нижняя дальняя - проецируются в шестиконечную звезду. Ну и треугольники кругом, разумеется треугольники - самая магическая из фигур. Так и хочется выделить два из них. Именно вот эти, которые образуют Соломонову звезду. Как там было сказано: "Двери, открытые Ключом Соломона, которым если закрыть, то нельзя открыть, а если открыть, то нельзя закрыть"... Как они прошли мимо такой подсказки? Или этой книги просто нет в этом мире? Может ли быть такое? Ладно. Выделим две диагональные грани. Как? Варри подумал, и сделал их зеркальными. В обе их стороны - внутрь и наружу. Так ему захотелось. А он привык во всей этой истории доверять интуиции, странным неожиданным желаниям и импульсам. Итак. Оч-чень интересная конструкция... А если посмотреть вдоль оси? Варри развернул модель и увидел странную фигуру из двух треугольников, соединенных вершинами. Что бы это могло быть? Посмотрел вдоль другой оси. То же самое. Вдоль третьей. То же самое, только наоборот, симметрично. Вдруг, по какому-то наитию, пронумеровал вершины конструкции. И рукой обозначил поочередно их в воздухе. Да это же ритуал крещения, столь популярный во многих религиях! Раз, два, три, четыре... Получается, что крещение - это временная развертка все той же модели. Это важно. Это я молодец. Надо бы не забыть, что при употреблении Ключа, по-видимому, важен временной фактор. Кстати, а есть ли тут такая религия, в которой крестятся в обратном порядке? Есть ведь зеркальная проекция - по одной из осей... Заяц уже прожарился и вызывал прямо водопад слюнотечения. Варри снял его с вертела, остудил и впился зубами в сочное мясо. Вкусно! На некоторое время мысли прервались - стало не до того. Процесс поглощения поглотил полностью. Наелся, запил водой из ручья. Холодная, зубы свело. И чистая, прямо как дома... И прилег на траву - после обеда вставать и опять идти не хотелось. Да и куда торопиться? Мое от меня не уйдет. К чему же мы пришли? К тому, что почти все религиозные символы получились путем проецирования Ключа на плоскость - в разных направлениях и под разными углами. Так что, может и не было никакого умысла шифровальщика, а были просто неуклюжие попытки запечатлеть знание о реальном объекте. Объекте, который настолько покорил воображение, что память о нем надо было сохранять любой ценой. Что сумели, то и сохранили. Дурманящий запах деревьев - что за деревья такие? - навевал сонливость, прохлада тени, журчание ручья тоже способствовали. Варри попытался взбодриться. Висящая в воздухе модель услужливо подпрыгнула ближе. А что, если выйти из плоскости? И спроецировать эту конструкцию на... ну, например... на шар! Получалось с трудом, воображение как-то не охватывало всей картины. Наконец, что-то вышло. Повертел и так и эдак. А если опять глянуть сквозь эти "особые" грани? Так и есть! Очень-очень похоже на символ инь-янь. Вот только точку оси увеличить до кружочка... Вот и еще открытие! То-то бы старик Малимон порадовался! А что? Все-таки я его Магистр, не надо разочаровывать подчиненных. Как тут у них связь делается? Варри поднял руки, сложил большие и указательные пальцы в треугольник перед глазами и вслух позвал: - Малимон! Тот откликнулся почти сразу - как будто ждал. - Слушаю, мой Магистр! - Принимай! И Варри уже по-своему усилил канал связи и зашвырнул в него последнюю модель. Услышал удивленный возглас старика. - Разберешься? Это получается, если Ключ спроецировать на шар... - Разберемся. Благодарю, мой Магистр. - Прощай. Варри разорвал канал и усмехнулся, представив, какой переполох теперь подымется в доме Братства. Ну ладно, старика-то я порадовал. Теперь надо бы и самому разобраться, что из этого следует. Варри нехотя поднялся, стряхнул прилипшие листья и травинки, на секунду задержался, прощаясь с местом, загасил костер. И двинулся вдоль ручья. Он все равно тек почти вдоль дороги, а рощей идти куда приятней. А следует из всего этого, что был, был умысел. И знание о Ключе зашифровано умышленно, а не только из-за неумения. Знать бы еще, кто все это сделал... Кстати, а почему они связываются через треугольник? Подошла бы, в принципе, любая фигура, важна ведь не она, а концентрация воли. Треугольник... Сложил еще раз пальцы перед лицом. Ага, вспомнил, есть тут у них один символ. Пирамида с отсеченной верхней третью, вместо которой висит треугольник. И всевидящий глаз в нем. Такие дела. А пирамида - это половина Ключа. А верхняя треть в модели мира - Мир Первый, Мир Богов... Хотя, кто такие боги? Я тут сам - как бог. Да, и еще ведь неизвестно, что под основанием пирамиды. Может она и не половинка вовсе. Нет, надо выйти на дорогу. Все время корни, ветки и паутина. Там хоть и пыльно, но ровно. Выбрался. Вот. Что касается устройства и формы Ключа, можно сказать, разобрались. А вот что с ним делать? И как? И где? И когда? Вот в чем вопросы. Одно применение очевидно - разделить миры. Именно этим пользуется Враг. По-видимому, им же можно эти миры и объединить. И вообще, он осуществляет связь между мирами - раз уж я сюда попал. А что Ключ может еще? Братья Камня уверены, что это какой-то уникальный, но реальный кристалл. Тем более, что кристаллы такой формы достаточно распространены. Тот же алмаз, к примеру. А тут еще пирамиды на весь мир маячат... Вот они и пошли по пути сбора информации о разных камнях и кристаллах. И насобирали... Нет, все-таки в такую жару по этой пыли ходить невозможно. Ночью, что ли, путешествовать? Или... Ага, правильно. Надо выйти на берег моря. Варри вызвал в памяти карту. Море недалеко, берег удобный. Там и идти приятнее, и путь короче. Варри все никак не мог привыкнуть к существованию моря - отсутствовал личный опыт. Резко свернул с дороги и направился к берегу - опять через ту же
в начало наверх
рощу. У Братьев выходило, что применения Ключа разнообразны и часто неожиданны. Так, например, он мог служить для связи - Яблочко по тарелочке. Мог укрощать злых демонов - Печать Соломона. Превращать материалы и создавать живых существ - Философский Камень. Причем, разнообразные его свойства оставались даже у грубых моделей и даже у изображений. Как, например, оздоровляющие и омолаживающие свойства пирамид. Или, те же пентакли. И, добавил Варри от себя, свойства сохраняются даже при простом воспроизведении структуры в пространстве - крещение! Много, ох много было свойств у Ключа. Такое впечатление, что он есть квинтэссенция всего нашего мира. Понятно, почему им так стремился завладеть Враг. Но, как видно, не до конца он его еще освоил. Или время не подошло? А значит - есть шанс. Варри уже продрался сквозь рощу и выходил к берегу. Слышался шум моря. Запахи, морские запахи тревожили ноздри. Можно ведь и искупаться - после пыли и жары. А потом - вдоль берега, не торопясь, пока до конца не поймешь, что ищешь и где... И в этот момент его вызвали. То есть, не совсем его. Это был ни зов Аргеддона, ни жалобное постукивание Братства... Это вообще был зов не человека этого мира. В самом начале своего пути Варри опять безнадежно поискал своих земляков. И так и оставил слабую зовущую сеть над миром - на всякий случай. И вот теперь кто-то осторожно ее проверял. Кто? Еще совсем недавно Варри не задумываясь отозвался бы, радуясь появлению своего. Но теперь... Многому научил его этот мир. Он осторожно прощупал вызов. Кто это - и где? Выходило далеко, чуть ли не через пол материка. Кажется, свой. Варри тщательно, как мог, закрыл все свои мысли и чувства и потянулся восприятием к вызывающему. Тот тоже был опасливо закрыт. Так что узнать Варри его не смог. Зато сумел увидеть окружающее его глазами. Густой темный лес. Но - внизу. Взгляд как бы с башни. Под ногами - твердые плиты. Заходящее Солнце. Прохладный ветер по верхушкам деревьев. И вдруг - совершенно неожиданно - жжение в груди, прямо в давнем ожоге от ветки орешника. Надо же, совсем ведь забыл об этом. Но - кто это?! Или, что? Ну ладно, для перехода достаточно. Варри вышел из контакта. Вспомнил, как Колдун учил дома мгновенному перемещению - давно не пользовался, подзабыл. Ярко представил себе место назначения. Иду! И шагнул в неизвестное. 7. ГРАФ Варри уютно устроился в кресле, вытянув ноги к огню камина, и, прихлебывая рубиновое вино, отдыхал после трудного дня. Трудного, но приятного. Весь день они с другом приводили в порядок его жилище, его замок. С другом... Друг сидел рядом, так же наслаждаясь покоем. Варри все не мог поверить, что снова его обрел... Лай. Он снова с Лаем. И не погиб тот, не сгинул вовсе в пучине поглотившего песка - тогда, вечность назад, там, в пустыне, по пути к Отцу Колдунов. Нет, его затащило в этот мир, исковеркало, покорежило, но оставило жить - здесь и сейчас. И вот теперь - они снова вместе! И Лай тоже все не верил в свалившееся счастье. Свой мысленный поиск близких он вел сначала регулярно, чуть ли не по три раза на дню. Но потом, отчаявшись, забросил. И проверял планету лишь изредка, скорее по привычке, чем с надеждой. И вдруг - такая удача! Как они радовались встрече! И как продолжают радоваться сейчас. Но теперь к радости Варри начинается примешиваться недоумение и тревога. Он-то подразумевал, что Лай отправится с ним. А как же иначе? Но зачем он, в таком случае, укрепляет замок, обустраивает жилые комнаты? Для кого? Не для себя ли? И разговор об этом назревал все дни, пока Варри был в гостях у Лая. И теперь, кажется, назрел. Лай допил вино из бокала, поставил его на табурет. Обернув лицо к Варри, поднял взгляд, предчувствуя тяжелую беседу. Это же надо еще решиться, собраться с силами... Варри ждал, тоже не решаясь начать. Может быть еще рано? Есть ведь и другие темы для обсуждения. Лай решил. За обоих. - Так ты говоришь, Ключ мало найти, надо его еще правильно применить? Давай попробуем представить, как это может выглядеть. - Давай! - Варри с облегчением накинулся на новую тему, тем более, что и она была достаточно важной и нужной. Умница, все-таки, Лай. Лай подтянул ноги, подобрался в кресле, сев вполоборота к собеседнику. - Начнем с вопроса "Где?" - Не возражаю. Вдвоем думалось легче. Тем более, каждый отвык от равного собеседника, с общим воспоминаниями, со сходными представлениями и мире и о жизни, который понимает тебя с полуслова и с которым не надо быть все время напряженным - не дай бог, обидеть, проговориться, спросить лишнее. Так что и не ясно было, где чьи слова, где чьи мысли, кто сказал ту или иную глупость или мудрость. "Угол наклона боковой грани к горизонту равен сорока пяти градусам". "Это - если высота равна стороне основания, но октаэдры ведь бывают разные." "Но нас интересует конкретный." "А кто сказал, что он обязательно правильный?" "Ну, допустим... Так к чему ты про угол наклона грани?" Представь себе, что мы располагаем вертикально октаэдр в таком месте планеты, где географическая широта равна углу наклона этой самой грани. То есть, на сорок пятом градусе широты. В этом случае боковая грань будет параллельна оси вращения Земли. Н-да... Далее. Развернув его соответствующим образом по сторонам света, можно добиться того, что дважды в сутки, в строго определенное время для данной долготы, его грани будут параллельны плоскости Солнечной системы, то есть скомпенсировать наклон земной оси. А дважды в год их расположение будет компенсировать наклон Солнечной системы к плоскости Галактики. Нет-нет, не дважды в год, гораздо реже. Дважды в год такое возможно где-то на Земле, но ты ведь не будешь бегать с Ключом по всей планете? Для данного конкретного места такое время будет наступать очень редко... Надо посчитать. Потом. Ну ладно. Так или иначе, бывают моменты, когда вся эта конструкция сориентирована на Галактику. Или вернее, не сориентирована, а, как бы выпадает из нее. Устранены все посторонние влияния. И главной действующей силой в этом месте или в этом кристалле является оператор, тот, кто работает с Ключом, его воздействие. То есть: берем Ключ, измеряем грани, переносимся на соответствующую географическую широту, считаем долготу, разворачиваем кристалл, еще раз тщательно считаем - и ждем, ждем, ждем... Будем считать, что с вопросом "Где?" мы разобрались. Да, а заодно и с вопросом "Когда?" Осталось немного. Удовлетворенно откинулись в креслах. Хозяин налил еще вина. Отпили. Варри мысленно обозрел всю конструкцию их логических выкладок. Нет. Все же что-то не так... - Лай. Не нравится мне идея с разнообразными ключами. Это при одном-то натуральном. Может что-то не так с этими углами наклона? Лай, казалось, думал о том же. - Почему же "не нравится"? Очень даже все красиво. Если уж простые модели и изображения Ключа действуют, то кристалл, отличающийся от Ключа только наклоном граней должен работать ого-го как! И, потом, если еще и ритуал правильно применить... Может быть, возникновение всяческих пророков и мессий как раз и связано с тем, что кто-то находил почти полное подобие Ключа - и проделывал с ним нечто совсем правдоподобное. Но, все-таки, чуточку - но не так. Или не в том месте... Кстати, есть тут у меня одна идея... Лай вдруг вскочил, обошел кресло, направился к пирамиде книг, не успевших попасть на свежие полки. Попытался достать одну из них с самого низа - безуспешно. - Ладно, и так помню. Вернулся к Варри, наблюдавшему все эти манипуляции с жадным интересом. - Там один старинный автор пишет об замечательных свойствах египетских пирамид. Ну, об улучшении свойств предметов в верхней трети, об мумификации в нижней части. Он много экспериментировал с водой, помещенной в пирамиду - давал ее пить безнадежно больным, и так далее. Мы-то понимаем, откуда эти свойства, а он шел чисто эмпирическим путем. Вычислил даже то, что свойства эти проявляются наилучшим способом, если сориентировать пирамиду точно по сторонам света. Так вот. Он обнаружил еще одну интересную особенность. Оказывается, свойства пирамид усиливаются или ослабляются в зависимости от расположения поблизости других пирамид. И их размеров. Комплекс пирамид в Гизе построен не просто хаотично. В их расположении есть строго определенная закономерность - для получения усиливающегося эффекта. Может быть все это имеет непосредственное отношение к месту, где надо активировать Ключ? Например, теперь его надо помещать не на сорок пятом градусе широты, а где-то в другом месте - раз уж в мире существуют пирамиды. Где-то поближе к логову Врага? - Или, скажем, при наличии пирамид, его можно запускать практически в любое время, не дожидаясь редких случаев ориентации на плоскость Галактики? - Да... Вопрос... Лай опять застыл в задумчивости. - Помню, было же еще что-то... Что? - Он потер лоб. - Ага, вспомнил! Идем! Варри вскочил вслед за Лаем. А тот уже почти бежал куда-то по коридорам замка. Вверх по лестнице. На самый верх замка, на башню, с которой они связались в тот памятный первый день. На зубчатой стене башни была укреплена странного вида труба - и Лай схватился за нее. - Это... прибор для смотрения на большие расстояния. Развлекался тут, изобрел... Смотри. И Варри, взглянув в один конец трубы, увидел как прыгнули на него далекие поросшие лесом холмы. Вот олень пробирается в подлеске... Вот ручей среди камней... Отнял трубу от глаза - все на месте. - Ну и труба! Сам придумал? - Ну, не то чтобы сам... Витали тут идеи... А теперь - смотри сюда. Хорошо - полнолуние. И Лай, оперев трубу о стену, навел другой конец ее на выползшую полную Луну. Заглянул в нее сам, навел тщательнее, закрепил специальным ремнем - видно, не в первый раз. - Смотри! Варри присмотрелся. Луна. Огромный край ущербного диска Горы, провалы, следы космических катастроф. А в самом центре поля обзора... Это же... - Да это же пирамиды! - Да. Это они. Я когда впервые заметил, сначала не поверил себе. Откуда бы им там взяться? И, главное, зачем? Теперь вот мы знаем - зачем. Для компенсации и корректировки действия Ключа. Магией что угодно можно создать, была бы цель. И время. Варри осторожно прислонил трубу к стене, обернулся к увлеченному Лаю. - В таком случае, может быть пирамиды есть и на других планетах? Вся Солнечная система постепенно превращается в одну великую машину для манипуляций с Ключом... Так? - Не знаю. Но, если так, то понятно, почему медлит Враг. Просто, работа еще не завершена. - Да-да... Вот тебе и "где?"... - И вот тебе "когда?"... - Ладно, нечего мерзнуть, пошли вниз. - Идем. Спустились, вернулись в тот же каминный зал. Налили еще вина, расселись в креслах. Пора! - Ты знаешь, Лай, мне кажется, что времени у нас осталось совсем
в начало наверх
мало. Все эти пирамиды, разрозненность миров... По всему видно, что Врагу немного осталось до завершения плана. - Не так уж и мало, я думаю. - Почему? - А ты вспомни, откуда мы пришли. Точнее, из когда. По всему видно, что наше время - это здешнее будущее. Ну ладно, пусть не наше, мы все-таки из Второго мира, по нему сложно судить. Но мир Айра - точнее мир пустынников, звездных городов - он-то точно в будущем... - И это ни о чем не говорит. С противником надо воевать в прошлом. А, значит, и он меняет мир в прошлом. И когда окончательные изменения состоятся - или не состоятся - то исчезнет все, что мы знаем. И наше будущее тоже. Нашего мира там просто не будет. Не останется он таким, каким мы его знаем. Изменится все. Мы ведь привыкли жить в мире, частично разделенном. Значит, до этого был мир цельный, со своим будущим, прошлым... Ты его помнишь? - Нет. - Вот и я тоже. Его просто как бы не было. И так же не станет того мира, что мы видим сейчас. Он превратится в новый, полностью разделенный - если успеет Враг. Или же, восстановится в прежнее состояние, не разобщенное - если победим мы. Так что времени совсем нет. - Не очень я это понял. Ты, наверное, успел об этом подумать? - Да. Было время... так вот, о времени. Понадобятся все силы и все люди, которые понимают, что происходит. Враг не даст второй попытки. Нас тут так мало... Оба тяжело замолчали, обдумывая сказанное. - Варри, я ждал этого разговора. И я решил твердо. - Что решил, что? - Ты задумывался когда-то, что будет, если мы проиграем, как будет выглядеть мир в случае победы Врага? - Нет. - А я так только об этом и думаю - особенно, после твоих рассказов и новостей, когда узнал, какие силы ему подвластны. И, если он победит, если люди и миры станут полностью разобщены, тогда... Не знаю... Мне всегда хотелось быть учителем. Особенно здесь, когда я увидел, как много могу дать здешним людям... Я остаюсь. И если я прав, то смогу сохранить островок человечности хотя бы здесь, а потом - ученики пойдут дальше... Глядишь, и не так страшна будет жизнь для людей этого мира. Замок я достроил. Учеников по селам набираю... Помнишь сказку о Колдуне? Может быть, это я и есть? - Я помню чем она кончилась... - Так ведь и я помню! Можно учиться и на чужих ошибках! И потом... Зачем так мрачно?! Ты теперь всегда, в любой момент можешь меня позвать! И я приду, если буду тебе нужен. Тут уж без сомнений. Тем более, что ты и так самый сильный колдун в окрестностях. А если еще и Айр найдется - ты говорил, что он боец первоклассный... Я вам только мешать буду. - Ладно... Раз ты решил... Может и в самом деле? Не знаю... Налей-ка еще вина. И спать, спать. Уморил ты меня. Скоро опять в путь. 8. СТРАННИК Варри летел над лесом. С горечью, удаляясь от замка Лая. Колдуна Лая. Графа Лая. Ему казалось, что он только и делает в этом мире, что откуда-то уходит, едва успев осесть и разобраться, что к чему. Такова, видно его судьба. Так пролег его путь. Приходить и уходить дальше, нигде не задерживаясь. Не успев ничего сделать, никому помочь, ни с кем сдружиться. И все это - с самого дня взросления. Не останавливаясь, все вперед и вперед. Правильно. Его цель - гораздо важнее мелочных забот. Его задача, ни много - ни мало, спасти мир. Но от этого не становится менее горько. И Лай прав. Кем он был у нас в деревне? Бесполезным раздражающим оболтусом, с которым и играть-то никто не хотел. Кем он был бы, пойди он с Варри? Попутчиком, собеседником, но не более. Кем он стал бы, вернись в родную деревню? Неизвестно, но вряд ли кем-то полезным и нужным. А здесь? Здесь он нужен и полезен. Здесь он и вправду может помочь людям, облегчить их жизнь, научить новому и нужному. Каждый должен быть на своем месте. И хорошо, если тебе повезло его найти. Лаю повезло. Нельзя его осуждать. Лишь бы у него все получилось... Внизу проплывали речушки, живописные поляны. Опуститься бы, отдохнуть на них. Нет, слишком много времени потеряно. Вперед, вперед, прочь от встающего Солнца, на запад. А потом - на юг, к морю. И дальше - к пирамидам. Если я могу кого-то найти в этом мире, если меня кто-то ищет в этом мире - то только там. Больше негде. Заметнее мест для нас нет. Село. Несколько деревянных домишек, сады, отвоеванные у леса поля и огороды. Как все красиво сверху - почти как наша деревня. Где-то она? И как там наши? Лай собак в лесу. Охота? Улюлюканье охотников, гул рога. Точно, охота. Можно подлететь и ближе - не заметят, увлечены. Кого они травят? И Варри не поверил своим глазам. Десяток собак, а за ними - пять всадников неслись за мальчишкой. Перепуганный, падающий на каждом шагу, задыхающийся - он уже не столько бежал, сколько полз. Прочь, от своры, скрыться, зарыться, спастись. Варри уловил его ужас, смертельное предчувствие... И тут же - радостный хищный азарт погони. Как это?! Это же люди? Варри не заметил, как стал быстрым и холодным - как на тренировках с Айром. Резко опустился вниз, обогнал собак, подлетел к самому мальчику, который как раз пытался достигнуть недалекой уже кромки леса, и стал прямо между мальчишкой и погоней. Всадники ничего не успели понять, а собаки, более чувствительные к силам и настроениям, резко затормозили, путаясь в ногах и скользя по траве. Передние - оказавшиеся ближе к Варри - внезапно заскулили. Тогда и всадники заметили преграду. Они все еще развлекались. Еще одна жертва - замечательно, так даже интереснее. Варри одним взмахом руки выставил впереди себя стену для лошадей. Те, понятно, врезались в нее - и люди вылетели из седел - прямо к ногам Варри. Теперь они посмотрели на него иначе. Побогаче одетый - видно, предводитель - не успев подняться с земли, выхватил кривую саблю, замахнулся на Варри: - Ах ты, холоп!.. Трое из четырех слуг тоже время зря не теряли. Подползали, добывая из складок одежды нечто смертоносное. Раздумывать было некогда. И Варри призвал с неба огонь. Четыре молнии ударили с безоблачного неба, попав в четырех людей. Или то были не люди? Люди не могли так думать и так поступать! Четыре быстрых вопля. Четыре горстки пепла. Четыре жизни. Пятый лежал там, где упал, во все глаза глядя на незнакомца. И, кажется, молился. - Молись, молись, зверь. Тебя я пощажу. Понимает ли он, что я говорю? Понимает ли он вообще что-либо сейчас? - Расскажешь всем, что видел. Понял? - А-н-н-да! Да! Ну и бог с тобой. Подошел к мальчишке. Совсем небольшой, по здешним меркам - лет десять. Все еще дрожит и задыхается. Как мог, снял боль и испуг. - За что они тебя? - Перепелов ловил. И добавил, видя непонимающий взгляд Варри: - На поле барона... - Ну, теперь он больше не будет. Правда? Мальчишка вдруг улыбнулся, совсем по-детски: - Правда. Варри подхватил его под руки и взлетел, сделав прощальный круг над слугой барона. Будет о чем тому рассказать. - Ты из этой деревни? - Да. Мальчишка, казалось, воспринимал все как должное. Ну правильно, все, как в сказке. Со всяким бывает. Бережно опустил его возле крайнего дома. И сразу - дальше. Не останавливаться. Лететь. Пусть ветер свистит в ушах. Следить за дорогой. И не думать. Ни о чем не думать, особенно о том, что только что сделал. Это были не люди. Я убил не людей. Люди бы так себя не вели. Дальше, дальше, лететь... К полудню он успокоился и устал. Да и поесть бы не мешало. Прикинул пройденное (пролетенное?) расстояние и решил, что отдых заслужил. Выбрал место покрасивее и опустился. Во время еды не переставал размышлять и оправдывать свой поступок. Самым страшным было то, что убивая он ни на секунду не задумался. Вот к чему привело то, что он так добросовестно пропитывался этим миром. А этот мир был жесток. Ой, жесток. И в нем убивали непрерывно. Раньше он знал это понаслышке и из книг. А теперь вот столкнулся воочию. Ну и ладно. В конце концов, он не бог и не сила природы. Он живой человек со своими взглядами и страстями. И будет вести себя соответственно. Если при нем людей будут убивать бешеные звери, внешне напоминающие людей, он не станет колебаться. И не станет впредь корить себя за это впоследствии. А то так, жалея все живое, недолго дойти и до жалости к Врагу. А теперь - опять в путь. Лес внизу постепенно сменялся бескрайними равнинами, поросшими разнотравьем. Ветер все сильнее, лететь все труднее - все время сносит в сторону. Видимо, скоро вынудит идти пешком. Да и на ночлег пора устраиваться. Варри выбрал дорогу покрупнее и пошел по ней. Скоро дорога привела в небольшой городок. Этот город заметно отличался от того, на западе. Шире улицы, дома деревянные, а не из камня, просторнее как-то, чище. Да и люди более открытые, добродушные. Город Варри понравился. Он без труда нашел дом, в котором путники останавливались на ночлег. Вкусно поужинал. Правда, пришлось внушить хозяину, что он заплатил ему местными деньгами, но что делать, не пускаться же в объяснения... А что бы хоть как-то отплатить ему за гостеприимство, незаметно излечил его от начинающейся язвы в желудке. Поднялся наверх в комнату и расслабленно уснул. Проснулся от криков. Кричали, казалось, сразу все - и те, кто был в доме, и кто-то снаружи. Нападающие. Алчные. Хищные. Жаждущие крови и добычи. Опять - звери! Постепенно примешивались шум и вонь пожара, крики животных, предсмертные стоны. Ну уж нет! Что-то слишком много зверей развелось! Варри выскочил в коридор, скатился по лестнице. Внизу в зале толпились обитатели дома - путники, торговцы, хозяин с родней и прислугой. Они кричали, казалось, все одновременно, и при этом пытались подтаскивать тяжелые столы к двери - загородить проход. Из-за неорганизованности и неразберихи ничего не выходило. Нет, понял Варри, этого делать нельзя. Если подожгут дом, никто не спасется. И вообще, надо не так. И он повысил голос до почти болевой громкости: - Остановитесь!!! Воцарилась мертвая тишина. Кажется, его услышали даже на улице. Потом обратился к хозяину: - Как называются нападающие? Шокированный хозяин судорожно ловил ртом воздух. Тень его от пляшущего огня факела при этом выделывала на стене уж вовсе ужасные гримасы. - Кто нападает? Как они себя называют? Общее их имя? Сын хозяина оказался сообразительней: - Это кочевники, моголы... - Ладно. Варри распахнул тяжелую дверь, впуская в зал хаос и ужас ночи. Сделал шаг наружу. По улицам, освещаемым пожаром, метались всадники и убегающие горожане. Простер вверх и вперед руки. Собрал силы. Он еще не знал, что сейчас случится. Какую форму примет кара. Но уверен был, что зверям не уйти. Из мрака вырвалась и понеслась прямо на него фигура конного кочевника - с коротким копьем в отставленной руке. Сейчас он замахнется... Не успел. Варри произнес заклинание: - Тем, что зовутся моголами - смерть!
в начало наверх
И послал все силы в этот приказ. Он успел еще заметить, как мелькнула ослепляющая вспышка, после чего погрузился во мрак. Пришел в себя он в постели. Кто-то заботливо раздел и уложил его бессознательного, аккуратно сложив на табурете все его вещи. Причем, не в комнате, где он спал до этого. Эта - просторнее и светлее, кровать - мягче. Лучи солнца пробиваются сквозь дорогую ткань на окне. Судя по всему он проспал почти весь день. И сейчас еще чувствует слабость во всем теле. Не мудрено, сколько сил вложил в удар. Хорошо еще, что цел. Да! А как там нападение? Отбили? Прислушался. Радостная тишина за дверью - ждут, когда он проснется. Спокойный фон за пределами здания. Вроде бы, все нормально. Можно возвращаться в мир. Он тяжело присел на краю кровати, нащупал рукой табурет, оперся на него. Как все-таки ослабел. Сделал неуверенный шаг, не удержался - и уронил что-то со звоном с табурета. Тотчас дверь распахнулась и в комнату вошли люди. Подбежали к Варри, отвели его обратно к кровати. Приговаривали: - Слаб, слаб еще... Поспи... Мы пока еды принесем... Вот попей... Спаситель... Как тебя звать?.. Откуда ты? Останься у нас... - Варри, - сказал, и опять уснул. Проснулся глубокой ночью. И сразу понял, что отдохнул и восстановил силы. Вокруг все спали. Нет, не все. Где-то в глубине здания бдительный страж нес вахту. А совсем недалеко кто-то заботливо стерег сон спасителя. В комнате появился стол, а на нем замечательный обед. Или ужин? Варри усыпил ближайшего стража - нечего беспокоить. Со вкусом поел - аппетит был просто нечеловеческий. Оделся, взял котомку со своими немногими пожитками - и вылетел в окно. Спасибо вам, горожане, за заботу, но мне надо дальше. А ваша благодарность может на долго меня задержать. Простите, некогда. Надеюсь, вы поймете. Много лететь было еще тяжело, поэтому он сразу за городом опустился и пошел по главной дороге пешком. Постепенно светало. Лес просыпался, и идти было все легче и приятней - под пение птиц, крики зверей, стрекот жуков и стрекоз... Совсем, как дома. Не хватает только вопля единорога. Хотя, а почему, собственно, - "как дома?" Теперь и это - мой дом. Этот мир - мой! И я - его! Теперь мне есть кого здесь и любить, и ненавидеть. У меня есть здесь и друзья, и враги. И я оставил в этом мире след. Он меня помнит и знает. И мир этот оставил вслед во мне. Я дома... Так он и шел. Через день полета показался большой город - на самом берегу моря. Через море Варри лететь не решался, поэтому сел на первый же корабль, идущий на юг. По дороге подлечил немного команду и пассажиров. На второй день плаванья спас в порту девчонку - отбил от матросов северного судна. Взял ее на корабль. Капитан не возражал - он и так уже чуть не молился на Варри. Еще через день ни них в открытом море напали пираты. Попытались напасть... Кто-то из команды сказал потом: - Вот так и возникают легенды о Летучем Голландце. В каждом порту их встречали новые люди, новые нравы, новые проблемы. И Варри все не мог понять, почему так различаются людские обычаи, верования, привычки на этом их в общем-то, не таком уж далеком пути. Только ли во вмешательстве Врага здесь дело? И только ли Врага вина в том, что среди людей здесь так часто попадаются звери? Может есть еще иная причина, более приземленная. Смотрел, наблюдал, запоминал, впитывал. Наконец впереди показался порт их назначения. Нет, все не так. Показался вдали не порт. Сначала горизонт прокололи вершины пирамид - они специально выглядывали для Варри, давая понять ему, что они близко. И не порт их назначения - останется здесь только Варри - остальные пойдут дальше, теперь уже на запад, вдоль Африки. А Варри опять уходит, расстается. И опять идет дальше. Один. Прощание не затягивали, все было оговорено заранее. Варри ступил на Землю Пирамид. Но, совсем не тот Варри, что пришел когда-то в этот мир. Теперь он точно знал, что ему делать. И был уверен что не остановится на пол-пути. Сначала - к пирамидам. 9. ВСТРЕЧА В порту его уже ждали. Обычно разноголосая портовая толпа почтительно смолкала и расступалась, пропуская небрежно вышагивающего человека в белой мантии. А тот, казалось, вообще не замечал людей, глядя куда-то вверх, почти на Солнце. Да, видимо здесь, в стране пирамид, Братство Камня было куда известнее и могущественней. Но как он узнал, что я прибываю сегодня? Я же ни с кем не связывался... Брат отошел к самым мосткам пристани, оглядел притихших и неподвижных людей, извлек что-то из складок мантии. Часть людей, видимо - местные, тут же рухнули на колени и закрыли головы руками. Новички изумленно взирали на ритуал, начиная перешептываться. Человек в мантии раскрыл ладонь. А на ней... Ослепительное сияние ударило по глазам. Над толпой пронесся стон. Теперь уже и все вновь прибывшие закрыли лица руками, а некоторые - на всякий случай - упали наземь. Варри, прищурившись, смотрел на источник сияния, угадывая в нем Кристалл. Модель Ключа. А может - сам Ключ?! Теперь не заметить Варри было просто невозможно - во всем порту их осталось двое стоящих и смотрящих. Незнакомец медленно подошел к Варри, огибая скорченные тела, сам стал на одно колено, протянул руку с Кристаллом снизу вверх к Варри и произнес: - Великий Магистр! Мы дождались тебя! Я счастлив, что честь встретить тебя выпала мне. Идем, я покажу, где тебя ожидают твои слуги. Погасил сияние Кристалла и вопросительно застыл, почтительно глядя Варри в лицо. Варри, слегка ошалев от такого приема, не сразу нашелся, что сказать. Переступил с ноги на ногу. - Ну ладно, веди! Оказалось, что надо не столько идти, сколько ехать. Сразу за портовыми складами их ожидала богато украшенная повозка, запряженная двойкой замечательных коней. Проводник разнообразными методами выказывал почтение, пояснял что-то по дороге. А Варри завороженно наблюдал за вырастающими громадами пирамид. Вот и дошел. Добрался. Интересно, имело ли смысл все это путешествие? Что меня здесь ожидает? И, кстати, как Братство Камня узнало о моем прибытии? Сопровождающий охотно пояснил - никак. Точнее, узнали они об этом в тот самый момент, когда Великий Магистр обнаружил свое отношение к Сияющему Кристаллу. Оказывается, здесь, у подножия пирамид Братство вот уже почти тысячу лет занято, в основном, именно этим ритуалом - Встречей Великого Магистра. И конкретно этот Встречающий несказанно счастлив, что встретить Магистра довелось именно ему. - Тысячу лет?! - Точнее, девятьсот девяносто шесть. - Тогда, как же вы узнали - тысячу-то лет назад, что я должен прийти? И - как меня встречать? - Не казни верного слугу, Великий Магистр! Все - в свое время. Ритуал продолжается. Брат закатил глаза к небу и в ужасе что-то забормотал. Варри задумался. Тысяча лет... Это как же силен должен был быть начальный толчок, чтобы все это время они ежедневно - а может и по нескольку раз в день - соблюдали этот странный обычай?! Кто его затеял? Или, что? И, видимо, ритуал соблюдается тщательно, вплоть до мелочей... Интересно, кем они меня считают? И, раз уж так сильно ждали и боготворили, то почему он так запросто сидит со мной в повозке? Почему дорогу не окружают коленопреклоненные рабы? Почему, в конце-концов, нам надо еще куда-то ехать? За тысячу лет-то могли комитет по встрече и поближе перенести... - Простота встречи тоже входит в ритуал? Сопровождающий сделал судорожное движение - спрыгнуть в пыль, затеряться в ней, пропасть... - Д-да, повелитель... - Сиди, сиди уж. - Тебе неудобно? Остановить? Скоро приедем... - Нормально все. Едем. Да. Поговорили. Тот, кто все это организовал, неплохо знал и меня, и здешний народ. Без страха - не запомнили бы они. С одним только страхом - не понравилось бы мне... КТО!!! Ладно. Все в свое время. Но куда же мы все-таки едем? Судя по направлению дороги, казалось, что цель их - самое сердце комплекса пирамид. Наконец, скрадываемый величием самой большой из них, столь знакомой Варри, показался храм. Впрочем, на открытом месте, он и сам бы подавлял великолепием и размерами. У храма дорога резко расширялась. И вот тут-то Варри уже встречали - по обе стороны дороги, ставшие на одно колено, склоненные, простирающие вперед и вверх руку - ряды Братьев, в таких же белых мантиях. По мере того, как повозка проезжала сквозь этот живой строй, Варри видел, как небрежные, почти рутинные позы караула становятся напряженнее, почтительнее, удивленнее - от узнавания и осознания. Дождались! Подъехали к массивной лестнице у подножия храма. На самой нижней ступени, лицом к прибывшим, стоял совсем уж древний старик. Он поднял голову - и обмер, увидев Великого Магистра. Варри испугался - не умер бы сразу. Быстро соскочил на землю, подбежал к старику, подхватил его за локоть. Старик трясся мелкой дрожью. Собрал остатки сил, протянул к Варри руку с зажатым в ней свертком. - Великий Магистр! Прими от Братства Камня послание, адресованное тебе во времена наших предков! - Это все хриплым, еле слышным голосом. Варри взял сверток. - Вот и все... - прохрипел старик и упал на ступени. Варри кинулся к нему, попытался помочь... Куда там! Непонятно, вообще, как старик дожил до этого дня. Впрочем, Братство к таким случаям, по-видимому, привыкло. Деловитые Братья унесли тело. Проводили Великого Магистра в его покои в храме. Обмыли. Накормили-напоили. И оставили одного. И все это - молча, отработано, хоть и с изрядным почтением. Еще бы - тысячу лет репетировать! Ладно, с Братством потом. Сверток! Развернул - и обомлел! Письмо. "Дорогой Варри! Не уверен, что это письмо попадет к тебе - но это пока единственный способ, который я вижу, чтобы связаться с тобой в этом мире. Это - в том случае, если ты в будущем. Если же ты в прошлом - уверен, ты сам найдешь способ связаться со мной. О том, что ты попал вообще не в этот мир, я предпочитаю не думать. В этом случае мы можем не встретиться никогда. Я выпал из потока здесь, у подножия пирамид. И совсем один. Судя по всему, я в третьем мире. И во времена, значительно более древние, чем наше. Похоже на то, что я как раз тогда, когда Враг начал свое воздействие. Впрочем, может быть, тебе виднее. Так или иначе, нам необходимо встретиться. Я вижу только один способ. Мы надеваем скафандры, настраиваемся - как и раньше. И переходим. Если у тебя не сохранился скафандр... Может ты перейдешь и так. А, может, я перейду к тебе. Настраиваться на переход я буду в полдень. Ровно в полдень. Это-то не должно измениться? Очень надеюсь, что письмо тебе передали. До встречи. Айр." Вот это да! Разумеется, у Варри возникли вопросы. Множество вопросов. Среди них, например, ослепительным бриллиантом сверкнул такой: "Как Айр объяснил первому из Братства, зачем все это надо?" Но все это были уже подробности.
в начало наверх
Главное он знал! Айр нашелся! И придумал способ воссоединения! Да это же!... Да мы теперь!... И, значит, вся его одиссея по этому миру - не зря! Он не просто для собственного удовольствия прошел, как нож сквозь масло, через этот мир и это время. Он теперь сможет передать собранные знания и догадки Бойцу - тому, кто наиболее успешно может ими воспользоваться. А значит - в путь! Опять в путь... Варри поискал глазами по залу. Нашел свисающую с потолка сигнальную ленту - вызвать кого-то... Хотя... Они так долго меня ждали... Надо бы их хоть как-то вознаградить... Не лишать же людей смысла тысячелетнего существования. И, потом, неизвестно, чем еще обернется путешествие. Будем предусмотрительными. Итак, сегодня - колдуем! Варри задумался, сосредоточился. И по всему дворцу зазвучал его голос: - Великий Магистр вызывает Магистров Братства. Прислушался. Ага! Забегали. Дверь робко приотворилась. Варри принял величественную позу. В их представлении. - Вызывал? Мы явились! - Да. Варри с некоторым любопытством проследил за ритуальным рассасыванием пяти магистров по объему зала. Углядел в их расположении некий узор. И решил его завершить. Воспарил в центр объема, завис, взирая свысока - и, по реакции наблюдателей, понял, что все делает правильно. - Какой благодарности вы хотели бы за верную службу? Говорил он не раскрывая рта. Не вслух. Замялись. Растерялись. Не ожидали такого вопроса. - Ладно. Знаю сам. Всем верным Братьям дарую здоровье и долголетие. Магистрам даю полное знание о Камне. Напрягся, выполняя обещанное. Сколько же их тут! - Дальше. Сегодня я опять уйду. Но когда-то обязательно вернусь еще. Посему - завещаю! Ритуал - продолжать вовеки веков! Службы не прекращать! Опустился. Взял письмо Айра. Дописал вверху: "Или, тот, кто придет вслед за Варри!" Тщательно завернул пергамент в изначальный отрез кожи. Наложил заклинание неразрушаемости. - Вот! Передаю вам опять на хранение письмо Верховному Магистру. И помните - я могу являться в разных обликах и в любое время. Ждите! И усердие будет вознаграждено! Не мало ли я им дал? Может, они заслуживают большего вознаграждения? Прислушался... Нет. Они и так счастливы. Да и жизнь для них вновь обрела смысл. А теперь - пора! До полудня совсем немного. - А теперь - оставьте меня! И приготовьтесь к проводам. Братьев вынесло из зала в мгновение ока. И только теперь Варри потянулся к своему дорожному мешку. Сколько таскал он его по этому миру - и практически ни разу не открывал. Там хранилось самое дорогое. То, что в этом мире найти было нельзя никак. Немного целебной мази от Отца Колдунов. Веточка орешника от Колдуна их деревни. Несколько пучков сушеных трав. И комбинезон Айра. Скафандр. Сложенный, он почти не занимал места. Поместился бы в кулак, если бы не шлем. Зато, в шлем влазило еще что-то из смертоносного оружия космических городов. Можно сказать, все самое необходимое. Тщательно облачился. Проверил, все ли уцелело. Да и с чего бы ему было сломаться? Ни разу не прикасался с самого прибытия. Тяжело только было отличить, где его собственные способности, а где - работа систем комбинезона. Кажется, все нормально. Запаковал за пазуху похудевший мешок. Можно идти. Как там выглядел первый зал дворца? Ага! И оказался там. Братья, занимавшиеся какой-то рутиной, испуганно шарахнулись к стенам, ахнули в один голос. Откинул забрало шлема, давая понять, что это - он. Опустился на пол. И не торопясь направился к выходу. Позади судорожно формировалась процессия. Так они вышли из дворца. Так же спустились по лестнице. Так подошли к пирамиде. У обозначившегося прохода в ее чрево Варри остановился и обернулся. Обвел взглядом эскорт. Здесь были все члены Братства Камня. Точнее, все из здешнего филиала. Или это центр? - Мне понадобятся трое. - Прислушался. Сказал, обращаясь только к избранным. - Ты, ты, и ты. - Остальные останутся здесь. До возвращения этих троих. Понятно все? Оказывается, вопрос у них все же был. Вперед выступил старший из магистров. - Великий Магистр. Наш Камень стал тускнеть в последние времена... Ах, да! Как же это я мог забыть! Где он? Варри заставил Кристалл вылететь из его почетного хранилища во дворце. Приблизил к себе. Рассмотрел. Обычная магическая модель, вроде тех, что делал он сам. Только, настроенная на интенсивное светопреломление. Ладно. Надо добавить, не всякая магия держится тысячи лет. Да и Айр - колдун не из самых сильных. Добавил. Теперь от Камня отводили глаза и тренированные Братья. - Все? - Тишина. - Тогда, прощайте! - И ушел внутрь пирамиды. Трое следовали за ним. Нашел знакомый зал с бассейном. Расставил помощников у стен. Пусть пообвыкнут и успокоятся. А сам сел на пол у четвертой стены и задумался. Третий мир. И это время. Что я сделал в нем? От чего ухожу? Все ли завершил? Никому ли не обязан? Смерти, трупы, покаранные... Они заслужили это! Излеченные, награжденные, спасенные... Они не заслужили плохого. "Лай!" "Я слушаю, Варри!" "Я сейчас ухожу. В прошлое. Идем со мной?" "Нет, Варри. Прости. Ты знаешь - я решил!" "Прощай!" "Прощай!" "Малимон." "Слушаю, Великий Магистр!" "Братство Камня выполнило миссию. Переименовываю его в Братство Ключа!" "Слушаюсь, Великий!" "И я опять ухожу. Прощай!" "Прощай!" "Аргеддон." "Слышу, Варри!" "Я прошел свой путь здесь. Много узнал. Вот, принимай!" "Ого! Благодарю! Так ты - уходишь?" "Да. Прощай!" "Прощай!" Вот вроде и все. Нет, что-то еще забыл. Что-то очень важное. Или кого-то? Кого? Кого. Кого... Скворш! "Анжела!" И сразу царапанье коготков под комбинезоном. Не может понять, куда попала. Взволнована. Испугана. - Это я - Варри. Помнишь? - Конечно! - Помнишь, ты говорила, что твой дедушка рассказывал, что раньше скворшам совсем хорошо жилось... Помнишь? - Да, раньше скворшам совсем... - Подожди! Я сейчас ухожу в это прошлое. Пойдешь со мной? Это не страшно, это вроде, как мы с тобой переносились в... - Конечно, пойду!!! - Ладно. Сиди тихо. Встал на краю бассейна. Подвесил над ним ассистентов - под углом к воде, строя еще одну модель пирамиды, как колдун тысячи лет и тысячи миров отсюда. Прислушался и включился в их мысли. Нет-нет, с собой вас мне брать ни к чему. Мне бы только силы поддержать, наполнить поток. Подтолкните меня... Вот. Уже. Почти. Какая мощь пирамиды! Струи силы. Пронзают мир. Айр! Где ты? Неси меня, пирамида! Неси меня, судьба! Завис над бассейном сам, завершая модель. Варри? Ты?! Иду к тебе! Иди! Анжела! Держись! Здравствуй, новый мир! 10. СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ Они сидели на холме и не торопясь беседовали. Айр и Варри. Под холмом проходила пыльная грунтовая дорога. За ней - еще один холм, такой же пыльный, с нагромождением камней на вершине. За тем холмом - еще... Лишь где-то вдали, скрытые желтоватой дымкой, угадывались горы. Чуть правее дорогу пересекал мутный ручей. Правда, здесь это называли рекой. Немного ниже по течению ручей превращался в озерцо - с такой же мутной и желтой водой, в котором, не смотря на это, плескались возбужденные люди. Оно и понятно - жара, пыль... По другую сторону холма, за спинами сидящих, слышался треск кустарника и радостное повизгивание. Это Анжела искала что-то съестное. Скворшиха обалдела от спокойствия этого времени - здесь, нет, сейчас ее никто не знал по имени, кроме этих двоих. А, значит, никто и не мог позвать. Сидели они не снимая скафандров. Здешние люди настолько привыкли к богам - или же к своим мечтам о них - что шока своим видом ни у кого вызвать было нельзя. Да и Солнце било из-за спины. - Так что, Варри, опять расстаемся? - Да, Айр. Опять. Так надо. - Повторяешь путь Лая? - Может быть... Я как-то не задумывался. Да, наверное... Они о многом успели поговорить за последние дни. За дни, что прошли с момента их радостной встречи у пирамиды, когда, все еще не веря в возможность успеха, Варри вывалился прямо в объятия поджидающего его Айра. План удался как нельзя лучше. Пообнимавшись, поахав, поохав, пережили первый восторг встречи. И только после этого Варри позволил себе, наконец-то, задать тот самый вопрос, который он с самого начала своего путешествия запрятал в дальние уголки сознания, не выпускал наружу ни под каким видом - после своего прибытия в будущее этого мира. После своего одинокого прибытия. Вопрос, который много определял и слишком много значил. Для Варри. Слишком много, чтобы позволять себе все время о нем помнить... - Ора - здесь? С тобой? И по остановившемуся взгляду Айра понял, что нет. Что тот и сам собирался у него спросить о том же. Словно окатило ледяной водой. Или обожгло струей пламени. Все равно. Оры здесь нет. Или сейчас нет... какая разница... Где теперь ее искать? И, зачем все? Тоже мне, спасатели миров! Одну единственную любимую девушку - и ту потеряли! А туда же - найдем, проследуем, сохраним, спасем, поборем, уничтожим... Только и умеем, что шастать миров двух между, как кролики! И надувать щеки от важности... Ора! Где ты? Потом он, конечно, успокоился. Понял, что не все еще потеряно, что никто, собственно, и не рассчитывал на мгновенный успех. Но вот этот первый срыв, пожалуй, много изменил в нем. Или закончил изменения. Или, помог осознать уже происшедшее. Айр познакомил с солидным, но чрезмерно любознательным мужчиной, которому суждено было стать основателем Братства Камня. Это ему Айр передавал письмо для Варри, наказывая строго-настрого беречь, охранять - в веках и поколениях. Для пущей убедительности продемонстрировали ему пару фокусов: больше веры - надежнее сохранность. Варри этот мужчина чем-то неуловимым напомнил Джованни - в его утренней ипостаси. А потом, отдохнув, двинулись на восток. По пустыне, через море. Дело в том, что именно там, где-то недалеко на востоке - недалеко по планетарным масштабам - находилась, по их соображениям, точка, в которой
в начало наверх
наиболее сильно проявлялось влияние комплекса пирамид. Именно всего комплекса, а не какой-то отдельно взятой. По пути Варри рассказывал Айру все, что ему удалось узнать и додумать о Ключе, о его свойствах и способе работы с ним. А заодно и о своих странствиях, встречах. Об Лае... О многом они успели поговорить по дороге. - ...значит, в этой точке и в это время кристалл ориентирован на всю Галактику? Интересно... - А, может, и не только на Галактику... - Что ты имеешь в виду? - Если бы я знал... Это на привале в зарослях маслин - теперь они знали, что эти седые деревья называются так. - ...и ты освоил здешний вариант магии? Интересно... - Да. И здешний тоже. - Получается, одной и той же цели ты можешь добиться тремя разными путями. - Почему, тремя? - Посуди сам. Первый способ - нашей родной, домашней магии. Так сказать, природный. Второй - это магия здешнего мира. Магия механистическая, конструктивистская. Она - переходное звено. И третий способ - способ машин, механизмов. То, чему я научился в звездных городах. Возьми, к примеру, хоть наши комбинезоны... - Да... Так и выходит. Это на берегу моря, отдыхая перед перелетом. - ...ну, положим, поместили мы его в нужное место в нужное время... а дальше-то что делать? - Вот и с Лаем мы о том же думали. Причем теми же словами. Повторяешься? Или, просто "телепатия в быту"? - Сам такой! Это на берегу совершенно высохшего и засолившегося озера, которое по здешней тяге к гигантомании называли морем. Так, рассуждая и перемещаясь, они добрались до места назначения. Точнее, примерно до него - точного его расположения все равно не знали... Вот и сидели сейчас на склоне холма, предаваясь невеселым мыслям. - Ты знаешь, Айр, я, кажется, понял... Медленно, боясь спугнуть возникшую вдруг догадку. - Что понял? - Понял, как надо манипулировать с Ключом. - Как? Подавшись вперед в радостном ожидании, но и с опаской - вдруг опять пустышка. - Помнишь, мы говорили о трех способах достижения цели? Ну, домашняя магия, местная... - Помню, помню, я и говорил! - Может, и с Ключом так? В смысле, всеми тремя способами одновременно... - Поясни. - Смотри. Расположение кристалла в пространстве и времени - результат наших специальных знаний, научных. Машинное знание, как ты говорил. Так? - Так... - Потом надо применить здешнюю механистическую магию. Заклинания, мантры, жестикуляцию, весь арсенал... - А как, как применить?! - Неважно, это подробности, потом додумаем... Смотри дальше. Вот... О чем это я?.. Не сбивай... А! И после этого мы действуем на него всей силой нашей домашней, природной магии - для достижения желаемой цели... - Так сказать, создаем машину, запускаем ее и, потом, придаем направление движения. Так? - Да, наверное. В таких терминах я не думал... Это уже здесь, на холме. Поблизости от этого гипотетического места, места, в котором, по идее, и должен работать Ключ, места, где Враг его запустил. Только вот, когда? И, в каком мире? Нет, не зря, все таки, сказано, что на результат размышлений влияет и место, где они происходят... - Постой, постой, дай сообразить... Значит, сначала местная магия, а потом наша. - Ну, если так выражаться... - Хорошо. Про нашу магию я все понимаю. Мы добиваемся эффекта, просто понимая, что нам требуется... Если это нам по силам. Получается, что самое трудное - это понять, как манипулировать местной магией. Так? - Да. Что, не осилим? - Ай! Не царапайся! - Что? Не понял. Оказалось, что Анжела, вдоволь набегавшись по кустам, забралась в самое привычное и уютное - в ее понимании - место - к Варри за пазуху. Забралась и стала там уютно устраиваться. - Ты что, гнездо там вьешь?! - Скворши гнезд не вьют! - А где же они живут, в таком случае? - Преимущественно в скафандрах у приблудных колдунов! - Ты смотри, Варри, скворш с чувством юмора... - А у их друзей, тоже колдунов, они в скафандрах выводят потомство. - Все, умолкаю, умолкаю... Анжела наконец-то прекращает возню, успокаивается, но разговор она уже прервала. Айр и Варри (с Анжелой) решают немного пройтись. Спускаются с холма, подымая пылевое облако. Айр невольно вспоминает, как они с Маркизом и Орой спускались с подобного песчаного холма, выйдя из каменного пня посреди лагеря пустынного племени. Когда это было?.. Где?.. - Куда пойдем? - Не знаю... Поесть, что ли? - Да-да, поесть, поесть, вечно колдуны об этом забывают! И компания направляется к ближайшему поселению, которое здесь, разумеется, называют городом. Система питания и постоя для гостей здесь и сейчас еще не разработана - поэтому все еще проще, чем на постоялом дворе. Надо дойти до ближайшего крестьянского дома. А хозяин уж и сам поймет, как поступать, коль в дом нагрянули боги. Спустились вниз по течению ручья, подошли к луже. Оказалось, что люди в ней не просто спасаются от жары, а совершают некий мистический ритуал. Центром происходящего был крепкий зрелый мужчина, обнаженный по пояс, сильно загорелый, носящий косматую свалявшуюся бороду. Он окунал толпящихся вокруг него аборигенов, совершал пассы руками, приговаривал что-то - издалека нельзя было разобрать. Айр и Варри, осторожно став невидимыми, заинтересованно приблизились. Присмотрелись. - Айр! Да это же... Он же их крестит! - Думаешь, мы присутствуем при зарождении этого ритуала? - Ну, вряд ли, при зарождении... Смотри, они понимают, что он делает, ждут этого. Скорее всего, это какой-то переломный момент, новая ступень. И я думаю... Пауза. И эту паузу прерывает голос крестителя, который вдруг переходит на крик, стараясь стать услышанным всеми: - Я крещу вас водой! Но тот, кто придет после меня, будет крестить вас одним словом своим, ибо я недостоин развязать ремни обуви его! И опять возвращается к процедуре. Пауза затягивается. Айр оборачивается к задумавшемуся Варри. - И что же ты думаешь? Варри молчит. - Варри, что с тобой? - Потом, Айр, потом. Это я о своем... - Ладно, пошли дальше. А дальше все было, как и ожидалось. Дом крестьянина у дороги. Пресные хлеба. Масло, молоко. Молодой нежный теленок, тут же приготовленный на костре. Денег или иной платы хозяин принципиально не принимал от богов. Даже боялся самой идеи потребовать чего-то от них. И Варри - уже привычно - подлечил немного членов его семьи, пообещав, что скоро у них родится ребенок. Они все тут были очень озабочены вопросами продления рода. Отлетели немного подальше от дома - и улеглись под маслинами - переваривать съеденное. Анжеле выдали припасенную ей порцию, и она, забравшись в заросли - какие уж там заросли! - приступила. Разговаривать на этом фоне было тяжеловато. Мысли медленно возвращались к прерванному разговору. - Так вот. Местная магия. Она, как и всякое конструктивистское воздействие на материальный объект признает три основных типа воздействия. - Каких - три? - Механическое, химическое, энергетическое. - Ага, понимаю. Энергетическое - это поля, волны... Так? - Так. - Ну, а в местных условиях? - В местных условиях это могут быть светильники с заданным спектром излучения. - Как же ты его задашь-то? - А просто подбором того, что в них горит - травы, примеси... Ну и их расположением, конечно. - Вспомнил! Как там... "И, обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди светильников... ключ Давидов, который отворяет - и никто не затворит, затворяет - и никто не отворит." Да... - Раньше не мог вспомнить? - Ну, знаешь... Мы с Айей эту книгу еще в звездных городах читали. Айя... Как она там? - Ора... - Прости... Кстати, ты знаешь, я проверял, здесь этой книги нет. Или, может, пока нет. - Не отвлекайся. - Отвлекайся, отвлекайся. - Анжела? Наелась? Напилась? - Спать уложилась? - Не дождетесь. Просто хочу предупредить пресветлых царей, что собираюсь пойти погулять по окрестностям. И чтобы они, пресветлые цари, не звали меня по пустякам и не отрывали от прогулки. Дошло до вас, пресветлый царь Варри? - Дошло. - А до вас, пресветлый царь Айр, дошло? - Ты очень доходчиво излагаешь. - Ну, тогда я пошла. И зашуршала по высохшей траве своими скворшачьими ножками. Друзья, усмехаясь, проводили ее взглядами. - Женщина - она всегда и везде женщина. - И в любом обличье... Варри невольно подумал, что и человек всегда и везде остается человеком - вон сколько всего на них свалилось, а ведь могут шутить, смеяться, спокойно размышлять. Впрочем, возразил он тут же сам себе, размышление-то, как раз, им просто необходимо - это сейчас их основное оружие. Размышлять - все равно как точить меч перед битвой. Без этого Врага не одолеть. - Итак, окружаем его светильниками с заданным составом сгорающего вещества и, тем самым, задаем спектр излучения. - Дым! Мы забыли про дым. - А что - дым? - Дым от этих трав изменяет среду, в которой находится Ключ. Понимаешь? Воздух изменяется тоже по заданному рецепту. - Вот тебе и второе воздействие - химическое. - Да-а... А мы молодцы! - Ну, я в этом никогда не сомневался! - Ладно, продолжим. Осталось - механическое. Что бы это могло быть? - А теперь я угадаю... Раз уж ты заговорил о воздухе... О среде... Есть! - ??? - Фраза! Колебания воздуха. - Заклинание!!! Вот это да! И оба удовлетворенно-радостно откидываются спинами на траву, глядя в мутное небо и осмысливая озарение. Нет, после такого лежать спокойно нельзя. Айр взмывает вверх, над маслинами, выше, еще выше. Варри - за ним. Кувыркаются в воздухе. Смеются. Они сделали это. Они поняли. Они, разобрались, как работать с Ключом. Остались мелочи - конкретные травы, конкретное заклинание. Это все можно и потом. Это все теперь достижимо. Налетавшись вволю, опускаются обратно, все еще такие же возбужденные.
в начало наверх
Рассаживаются. И Варри сразу делается серьезным. - А хорошее здесь место. Располагающее. Надо будет как-то прийти сюда поужинать вечерком... Как оно называется? Какие-то сады... Айр чувствует, что Варри собрался сказать что-то очень важное, но не решается начать, не знает, как. Надо помочь. - Ты вспомнил о Лае? - Да. О Лае. И о его выборе. И о своем. Тяжело замолчали. - Понимаешь, Айр, Лай в чем-то прав. Вдруг наша борьба с Врагом не увенчается успехом. Что тогда? Надо ведь и в этом мире, и в этом времени помогать людям. Как Лай - в своем. И потом - ты уже знаешь все, что знаю я. Осталось немного - дойти и сделать. И это ты сделаешь лучше любого из нас. Я буду тебе только помехой... Тем более... Наверняка ты найдешь способ призвать нас, когда наступит необходимость. Правда? - А Ора? - Ора... Да, Ора. Варри вдруг вскакивает и начинает сдирать с себя комбинезон. Айр недоуменно смотрит на него. Закончив, Варри аккуратно складывает его в шлем - так, как носил в суме, совсем еще недавно, - протягивает Айру. - На. Так вам легче будет вернуться. Айр молча берет. Что тут скажешь? Поднимается на ноги. Так же молча подходит вплотную к Варри. - И что же ты тут будешь делать? Варри отступает на шаг. - Понимаешь... У меня все не выходит из головы тот ночной разговор с Аргеддоном. Помнишь, я рассказывал? О разрозненности местных верований, о возможности создания некой единой, мировой религии, которая объединит людей. Всем вместе - и Врагу противостоять будет легче. Да и жить в едином мире будет поспокойнее. Как это он говорил - "драматизировать идею"? - Да... Не слишком ли масштабная задача? - А что, не подхожу на роль местного бога? - Как тебе сказать... Нельзя вечно за шутками прятать боль. Варри резко шагнул к Айру. Судорожно обнял его. Застыл на мгновение. Оттолкнул. - Об Анжеле позаботься... Обернулся и зашагал прочь. Айр смотрел ему вслед, пока он не скрылся за ближайшим холмом. Потом тяжело опустился на землю. Обхватил голову руками и тихонечко завыл. Что же это за судьба такая - вечно расставаться с теми, кто близок и дорог тебе. Не успев привыкнуть, врасти душой... Нет, как раз успев, иначе не было бы так больно рвать по живому. Зачем, зачем так... Стоит ли наша цель таких страданий. Или мы должны принять на себя все разлуки мира - чтобы в мире не было больше разлук. Кто выбрал нас на эту роль. Мы сами. - Анжела. - Я тут. Просила ведь... - Варри ушел. Я тоже ухожу - из этого мира. Насовсем. Ты остаешься? - Вот еще! Конечно, я с тобой! Что мне тут одной делать? Тут и о скворшах-то никто ничего не знает, вот в будущем будут времена, мне дедушка рассказывал, когда каждый темный селянин... - Залазь за пазуху. Полетели! И они невысоко взлетают над маслинами, направляясь на запад, к пирамидам. Лифт между мирами - там. В этом мире больше делать нечего. В четвертый, в четвертый! Там Враг. Там Ключ. Там Ора. Там Судьба. Но где же Варри? Айр опускается пониже. Присматривается. Ага! Вот он. У того самого озера с крестящимися. Заходит в воду. Направляется к главному. Айр напряженно вслушивается. Включает невидимость комбинезона. Спускается еще ниже - сейчас он мерцающим полупрозрачным облаком висит прямо над головой Варри. - Крести меня! Человек подымает голову. Смотрит на Варри, спокойно стоящего напротив него - здорового, чистого, уверенного, в таком же рубище, что и все здесь. Озирает окрестности, мельком отмечает мерцание Айра вверху. Вздрагивает от предчувствия, от предвиденья, от пророчества... - Не я тебя, но ты меня крестить должен. И ты приходишь ко мне?! Окружающие замолкают от интонации сказанного, но больше - от смысла. Айр вдруг тоже понимает-вспоминает, что делает Варри. - Варри!!! - не выдерживает он. - Мы еще встретимся, Айр, - это спокойно вверх, в облако. Айр не выдерживает и свечой взмывает в небо. Заметить он успевает лишь то, как все в озере и на его берегах падают на колени, оборотясь в сторону Варри. Лететь, лететь, лететь. Лететь! У тебя есть дело. Кроме тебя, его никто не сделает. Тебя ждет Враг! Лети, Айр! Ибо сказано: "Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос мой и отворит дверь, войду к нему..." Кто из нас у двери? Лети, Айр, лети...

ВВерх