UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Игорь ФЕДОРОВ

 НОВОЕ НЕБО




  1. КАЛИФ

Айр неторопливо потягивал чай, растянувшись на расшитых золотой нитью
курпачи.
Так, или примерно так, он и представлял  себе  счастье  -  никуда  не
торопясь возлежать на топчане, устеленном курпачи в тени  чинар,  и  чтобы
под топчаном журчал ледяной арык с гор,  и  чтобы  горячий  чай  из  пиалы
обжигал  язык,  делая  его  сухим  и  шершавым,  и  чтобы  удушающая  жара
отступала, растворялась в тени и  журчании,  а  мысли  текли  неторопливо,
несуетные, о вечном... Так лежать, облокотившись  одной  рукой  на  перила
топчана, и подливая изредка чай из пузатого  чайника  другой,  можно  было
вечно. И пусть там, в мире, возникают и гибнут цивилизации,  возводятся  и
рушатся пирамиды, рождаются и умирают люди в пламени страстей -  тебя  это
не касается...
Коварное ощущение.
Но Айр уже понял, что быстро, суетливо здесь, на Востоке,  ничего  не
сделаешь.  Поначалу,  угодив  во  дворец  местного  Великого  Калифа,   он
попытался, не сбавляя темпа своей жизни, выведать у правителя  подробности
здешней географии и, по возможности, все известное ему о Враге и Ключе - с
тем, чтобы тут же отправиться дальше. Но, разбившись об такую прочную,  но
обманчиво  податливую  стену  восточной   вежливости,   гостеприимства   и
молчания, решил временно отступить и обождать. И вот теперь с любопытством
наблюдал эволюцию своих  взаимоотношений  с  Калифом  -  сам  одновременно
обучаясь тонкостям дипломатии.
И размышлял, размышлял...
То, что он попал во Второй Мир, было очевидно. Перенос прошел  как  и
планировалось. Неведомые каналы связи между мирами занесли его туда,  куда
требовалось. Да и время было, вроде бы,  нужным.  Вот  только  где  именно
выпал он в этом  мире?  Наверное,  существовал  некий  непреложный  закон,
проявившийся особенно ярко при их тройном переносе - Айра, Варри и Оры. Ты
попадаешь или туда, куда тебе надо, или тогда, когда тебе надо.  Но  ни  в
коем случае, и то и  другое  одновременно.  И  хорошо,  что  при  нынешнем
переносе Айр попал в свое тогда. Место теперь найти гораздо проще.
Было бы еще проще, если бы ему  помог  Калиф.  Но  пора  признаваться
самому себе - помощи тут не дождешься. Поэтому, хватит терять  драгоценное
время  -  пора  искать  дорогу  к  Врагу  самому.  Тем  более,  что  общее
направление он себе уже представляет. На запад. Так что...
- Великого Воина Айра униженно просит о визите Великий Калиф!
Айр  вздрогнул  от  голоса  глашатая,  вторгшегося   в   размышления.
"Униженно просит..." Вот и все у них так! Простым языком ничего сказать не
могут. Сказал бы "вызывает Калиф" или "встреча  назначена".  Так  нет  же,
"просит"...
Ладно. Иду. А после - в путь. Независимо от исхода беседы!
Айр с сожалением сполз с топчана, чуть не угодив ногой в арык  -  тут
можно совсем форму потерять! - и направился к дворцовому бассейну - приемы
летом проходили возле него.
Калиф жрал.
Он запускал толстые пальцы в огромное блюдо, наполненное чем-то резко
пахнущим, вылавливал там очередную  порцию  и  направлял  ее  в  разинутую
пасть.  Весь  подбородок  и  рука  по   локоть   были   покрыты   потеками
красно-желтого жира и остатков пищи.
Айр содрогнулся. И от  этого  человека  я  хотел  дождаться  помощи?!
Бежать, бежать отсюда!
Он собрался уж произнести нечто восточно-витиеватое в знак  прощания,
как заговорил Калиф.
- Великий Воин! Приглашаю тебя разделить со мной трапезу и беседу.  -
Видимо произносить нечто более изысканное ему помешал аппетит.
Ну что ж, раз и беседу...
Айр поискал глазами место.
Подбежавший слуга подставил  мягкий  пуфик  и  беззвучно  исчез.  Айр
уселся, выбрал наименее жирное блюдо и приступил.
Некоторое  время  они  насыщались   молча.   Калиф   изредка   бросал
подозрительно-изучающие взгляды на Великого Воина. Айр  старался  отвечать
тем же.
Наконец, правитель созрел для беседы.
С шумом отхлебнув из кувшина,  он  сосредоточил  взгляд  на  госте  и
вкрадчиво поинтересовался:
- Так, значит, твое решение неизменно?
О чем это он?
- Я не меняю своих решений.
- Жаль. Такой могучий воин, как ты, мог  бы  рассчитывать  на  многие
привилегии, служа мне.
Ах вот он о чем - опять вербует.
- У меня свой путь и своя война.
- Ты говорил, что враг у нас один...
Сколько ж можно объяснять?
- Поэтому я и просил нижайше Великого Калифа о помощи...
- Но я так и не увидел, в чем же может быть моя выгода.
Выгоду ему подавай!
- В случае моей победы улучшится жизнь всех людей. И,  разумеется,  в
первую  очередь  -  подданных  Великого  Калифа.  Исчезнут   изнурительные
болезни, раздоры между людьми  и  народами,  люди  будут  жить  в  мире  и
достатке. Счастье придет на ваши земли...
- А с чего ты взял, что мне это  выгодно?  -  Сегодня  Калиф  был  на
удивление откровенен. Видимо,  и  сам  чувствовал,  что  этот  разговор  -
последний. - Нищета и болезни моих  подданных  упрощают  управление  ними.
Войны с соседями  показывают  им,  кто  виноват  во  всех  бедствиях  -  и
обогащают Калифа. А до других стран и народов мне вообще дела нет.  Так  я
повторяю: помоги я тебе - какова будет моя выгода?
Айр задумался. И в самом деле - что  я  могу  предложить  ему  лично?
Богатство? Власть? Здоровье? И при этом  -  ничего  для  остальных  людей?
Дикое условие. Да и не выйдет у меня так. А врать ему я не хочу.  Особенно
ему. И потом - чем, собственно, он может мне помочь? Деньгами - зачем  они
мне? Армией - будет только мешать. Информацией - а есть  ли  она  у  него?
Теперь Айр уже и сам не понимал,  зачем  бросился  за  помощью  к  первому
попавшемуся в этом мире правителю. Видно, очень уж одиноко он  здесь  себя
почувствовал. Далеко от дома забрался. Хватит!
- Великий Калиф прав. Мне нечего предложить ему. А потому - я не вижу
причины долее утомлять внимание Великого Калифа.
Айр резко встал. Калиф изумленно следил за ним взглядом.
- Сегодня же я покину твои владения, Калиф.
Повернулся и пошел прочь.
Калиф так и не нашелся, что сказать на подобную дерзость. Он с  таким
сталкивался впервые.
Айр поднялся в отведенные ему апартаменты.  Стал  нервно  собираться.
Какая досада. Столько времени потеряно. И все зря! Ну ничего, больше я  на
такое не попадусь...
Долой все эти халаты и шаровары! Комбинезон удобнее и роднее. Да и не
таскать же оба в руках, хватит и одного. Вообще, руки в пути  должны  быть
свободны. Мечи. Бластеры. Шлем. Сумку на плечо. Ничего не  забыл?  Анжела.
Где-то гуляет. Ничего, позову потом, уже по дороге.
Можно идти.
Направился к двери...
Все-таки он недаром был бойцом.
За дверью его ждали.
Трусливо-хищные  мысли.  Напряженное   сопение.   Нервное   ожидание.
Готовность напасть.
Воины Калифа.
Да-а... Калиф не может так просто выпустить из рук попавшее туда.  Не
ему - так никому!
Ну что ж. Придется показать Великому Калифу, что Айр не зря именуется
Великим Воином. Впредь будет осмотрительнее. Берегитесь! Не я это начал!
Айр коротко разбежался и - двери здесь открывались наружу  -  прыгнул
ногами вперед, распахивая их. Те, что стояли совсем уж рядом,  отлетели  в
стороны. Те же, что рассредотачивались по коридору, недоумевали -  что  за
жертва такая подвижная. Но их, видимо, все же готовили к  тому,  куда  они
идут. Сообразили они достаточно быстро.
Айр уже стоял у противоположной  от  двери  стены  коридора  и  ждал.
Собственно, он мог уйти уже сейчас. Но больно надоели ему и  Калиф  и  его
гвардия  за  это  время  -  своим  тупым   равнодушием   и   самоуверенным
похлопыванием по плечу. Необходима была разрядка. Просто так уйти  -  себя
не уважать.
Гвардейцы, выставив вперед кривые булатные  мечи,  подбадривали  себя
жестами и возгласами.
Айр просто ждал - с пустыми руками.
Это-то и пугало их больше всего.
Жертве положено трусливо пытаться бежать - и после этого она получает
положенный удар в спину. В крайнем случае, жертва может осмелеть от страха
- и сама броситься вперед. Тогда она получит тот же удар в спину, но уже с
другой стороны.
Айр ждал.
Неужели так и не наберутся храбрости? Неужели ничего не будет?
Нет. Кажется, решились.
Ближайший к Айру  гвардеец  -  он  же  был,  по-видимому,  главным  -
разгорячил-таки себя до нападения.
Сделав замысловатый выпад, он бросился вперед,  отдавая  одновременно
команды остальным. Да я!.. Да мы!.. Да мы в ввосьмером!..
Все. Пора.
Айр выхватил из-за спины меч - подаренный еще Маркизом  -  и  перевел
свое восприятие в режим боя.
...командир слишком близко...
...его разрубаем снизу, подымая меч вверх...
...второй падает на меня вслед за ним...
...это он так бежит за командиром...
...можно не рубить...
...обходим его сбоку и подталкиваем, помогая продолжить бег...
...третий еще только начинает движение в ту сторону, где был я...
...его - рукоятью меча по голове...
...четвертый, разинув рот, замахивается мечом над головой - не  сходя
с места...
...а, это он так кричит...
...меч сам продолжает движение сверху вниз, разрубая его чуть  ли  не
надвое...
...прости, так получилось, больше не покричишь...
...пятый...
...сам напоролся на отклоненный меч, пока я прощался с четвертым...
...первый упал на пол в судороге...
...шестой пытается сообразить, что происходит  -  и  начинает  делать
быстрый шажок назад...
...нет, так просто ты не уйдешь...
...локтем в челюсть его...
...второй долетает до стены и врезается в нее головой...
...седьмой и восьмой, оглушенные открывающимися  дверьми,  прекращают
попытки подняться...
...ладно, эти уже не опасны...
...можно возвращаться в обычный темп.
Стон сползающего на пол второго, шмяканье  разрубленного  четвертого,
пронзенного пятого и оглушенного третьего. Грохот  отлетевшего  на  столик
шестого. И скул сквозь лязганье зубов седьмого и восьмого.
Они так и не поняли, что произошло.
Почему одинокая, легкая, казалось  бы,  жертва,  вместо  того,  чтобы
молить о пощаде, вдруг растворилась в воздухе,  и  после  этого  неведомой
силой были побеждены лучшие бойцы Великого Калифа?!
Догадка уже начала оформляться в их неторопливых  мозгах.  Оставалось
только сказать ее вслух. И они - нет, не сказали - заорали на весь дворец:
- Демон!!!
И бросились прочь.
Только ветер засвистел.
Айр хмыкнул - это  вам  не  крестьян  усмирять!  Вытер  меч  о  халат
ближайшего тела, заправил его в ножны за спину, перешагнул  через  лужи  и
тела. И направился к парадной лестнице.
Внизу его ждал трясущийся Калиф.
Несомненно он наблюдал всю сцену.

 
в начало наверх
Айр медленно подошел к нему вплотную. Осмотрел с ног до головы. Чего он еще хочет? - Будет ли так милостив Великий Воин Айр выслушать своего нижайшего слугу, который недостоин целовать пыль на его сапогах? Теперь в этой витиеватости было гораздо больше искренности. Раньше бы, раньше... Устало - вопросительно вскинул бровь - говори! - Теперь, когда уладилось это небольшое досадное недоразумение, за которое, я надеюсь, Великий Воин не в обиде на нас, мы могли бы обсудить, какую именно помощь... Обсудить! Ясно, Калиф, ясно. За шкуру свою трясешься. Теперь ты готов дать мне что угодно, лишь бы я, уходя, не прихватил твою жизнь. Не стал мстить за "досадное недоразумение". Это для тебя достаточно выгодный и интересный обмен - жизнь за помощь. Тем более, что помощь вместе с моей жизнью удастся, может быть, еще забрать обратно - при удобном случае. Айр медленно завел руку за спину... Калиф замолчал на полузвуке и перестал дышать. ...медленно взялся за рукоять меча... Где-то на балконе заскрипела натягиваемая тетива - ухо Айра привычно дернулось в сторону ускользающе тихого звука. ...медленно достал меч, занеся его над головой Калифа... - Нет, Калиф. Теперь я не приму от тебя помощи. Я говорил об общем Враге. Так вот. Теперь я вижу, что Враг только мой. Он не твой и не ваш враг. А, значит, мне сражаться самому - и против тебя тоже. Пропусти. Я пойду. Калиф сделал шаг назад. И одновременно незаметно махнул рукой в сторону балкона. Щелкнула спускаемая тетива и запела стрела, разрезая воздух. Айр был готов. Он немного отступил в сторону и опустил меч, чуть скосив глаза вбок. Стрела коснулась клинка и, отразившись, вонзилась в грудь Калифу. Тот поначалу и не понял, что произошло. Удивленно уставился на торчащее из груди оперение. Поднял к древку руку. Потом изо рта у него показалась струйка крови, беспомощный взгляд удивленно поднялся на Айра, и Калиф мягко завалился на ступени. Айр присмотрелся. Ничего. Может и выходят. Будет еще рассказывать о своих подвигах. Перешагнул и через это тело. И направился к выходу из дворцового сада. Больше его не останавливали. Более того, на всем длинном пути по аллеям и цветникам ему не попалось ни одной живой души. Слухи в дворцах распространяются очень быстро. Выбрался на дорогу. Широкую и пыльную. Поросшую у обочины чахлым пожелтевшим от жары кустарником. Усеянную мусором и пометом. Пустую до горизонта. Ведущую на запад. И это по ней идти? Ну уж нет! - Анжела! - Я здесь, мой повелитель. Скворши всегда появляются там, где ты их позовешь, все скворши этого мира, потому, что других здесь нет, а есть только я одна, а мое имя ты знаешь, и, как только ты меня позовешь, то я сразу... что случилось, Айр? Да, женщина - всегда и везде женщина... - Ничего. Ничего особенного. С Калифом повздорили. Пора уходить. Идем? - Конечно! Анжела устроилась в привычном месте - за пазухой. Айр активировал комбинезон, настроил его на полет - и они взлетели. На запад. К Врагу. 2. ЧУЖАЯ БИТВА Как же все-таки жарко в пустыне! Когда стоишь посреди огромного котлована, окруженного где-то у горизонта призрачными горами, которые не допускают ни малейшего шевеления застоявшегося раскаленного воздуха, стекающего со склонов в котлован и здесь умирающего призрачным маревом. Когда чувствуешь, что и сам постепенно стекаешь в собственные сапоги и скапливаешься там озерцом быстро испаряющегося пота. Когда так же медленно и лениво в голове плещется единственная, неоформляемая в слова, мысль о тени, отдыхе, воде. И когда любое прикосновение, любое раздражение вызывает болезненный приступ головной и душевной боли. А от костра, на котором жарится случайно пойманная ящерица, веет приятной прохладой. - Ты знаешь, Анжела, когда дойдем до оазиса, ты, лучше, оставайся там. Такие переходы не для тебя. Я тебя позову, когда все это кончится... - Тяжело меня таскать - так и скажи! - Да не в этом дело... - А в чем же еще? Айр не нашелся, что сказать. Объяснять, доказывать, оправдываться просто не было сил. Перекусили. Запили скудным запасом воды. Собрались и полетели дальше. Даже лететь, пользуясь даровой силой комбинезона, было здесь трудно. Когда же кончится эта пустыня! Правы были, все-таки предки, прокладывая дороги - пусть не самые прямые и короткие, но зато, самые удобные, приспособленные для человека. И нечего изображать из себя самого умного и опытного в этом мире, сокращая и упрощая пути. Есть дорога - по ней и иди. Целее будешь! Осталось только ее найти. Айр дал себе слово впредь не отклоняться от проторенных трактов. Пусть и вырос он, по сути, в пустынном племени - эта пустыня была куда как пустыннее. Да и мало ли что еще ожидает его на длинном пути - может встретиться кое-что и посерьезней пустыни. Нечего повторять все ошибки всех предков самому. Пора бы и поумнеть. И пользоваться накопленным опытом. Внизу, утомляя и гипнотизируя, плыла песчаная равнина, покрытая мелкими волнами, намытыми ветром. Видимо, ветер какой-никакой тут все же был. Только, чтобы его заметить, надо стать песком и пролежать неподвижно лет двести. В другой раз. - Анжела. Ты там как? - Как... Как может быть бедному северному созданию, укутанному в такую жару парящим комбинезоном? - Ну, это ты зря. Комбинезон, наоборот, охлаждает... - Уже и побурчать нельзя! - Ладно. Летим... Айр уже улавливал недалекое присутствие людей. Спокойное, расслабленное. Видимо они отдыхают - и не где-нибудь, а в том самом долгожданном оазисе. Совсем рядом. Скоро... Различались уже даже отдельные мысли и чувства путников. Первой пришла песня. ...Хе-эй, путь-дорога: Знойный ветер, наши лица - в пыли. Хе-эй, веселитесь: Все мы братья, а дорога - одна... Петь человек может только в особом, умиротворенном состоянии духа, когда все необходимое и срочное сделано, и некуда торопиться, по крайней мере в этот самый миг. Пыль, пот, дорога, страдания и мучения - это все будет потом. А сейчас - вся вечность в твоем распоряжении. ...Но будут слезы и пот, Будет кровь, позорная смерть И новая жизнь. Так я верю - Мы там отдохнем... И вот впереди показались долгожданные верхушки пальм. Подлетели еще ближе - и стало ясно, что растут они из ложбины, окружающей родник. Оазис. Айр опустился на песок. Ни к чему лишние ахи и охи. Он и без того путник достаточно экзотичный. Последние метры пути преодолел пешком. И дослушал песню уже ушами. ...Но, кто-то предаст. Бог судья на нашем пути, Спаси и прости! Да, я верю - Каждый будет прощен. Хе-эй, путь-дорога... Это было... Это будет... Пел смуглый бородач, укутанный по-местному в махровый халат и махровую же чалму. С трудом верилось, что так действительно прохладнее. Но, что поделаешь, термостат он и есть термостат. Даже если изобретен местными жителями методом проб и ошибок. Чуть поодаль напивались и насыщались навьюченные верблюды. А у самой прохлады родника живописно расположились около десятка людей - усталых, смуглых, обветренных, опытных, бывалых... Торговый караван. Поющий сидел лицом к Айру. И, заметив его, оборвал песню на полуслове - и так и остался сидеть с открытым ртом. Остальные немедленно обернулись, прослеживая его взгляд. Двое тут же вскочили, выхватывая мечи. Но, заметив, что Айр один и до самого горизонта никого не видно - да и прятаться негде - расслабились и выжидающе наблюдали за его приближением. Изредка, впрочем, поглядывая на того, что пел. Видимо, он был хозяином и главой. Айр демонстративно выставив вперед пустые руки, подошел прямо к нему. - Одинокий путник, совершавший паломничество в далеких странах благодарит Аллаха, сотворившего благостный оазис посреди мертвой пустыни, за мудрость и заботу об утомленных странниках, и взывает к не менее просветленной мудрости расположившихся здесь достойных мужей с просьбой не отказать ему в возможности в полной мере воспользоваться дарами Аллаха. - Вассалам алейкум, добрый путник. Да прославится мудрость Аллаха, - в тон ему ответил старший каравана. Ритуал был соблюден. Напряженность спала, путники расслабились и вполголоса продолжили прерванные разговоры. Старший протянул Айру кувшин с водой - самое первое и самое необходимое. Айр благодарно напился. Задумался на мгновение. А, чего там, торговые караваны и не с таким встречались! Да и мало ли кого мог подобрать паломник в "далеких странах". Расстегнул комбинезон, выпустил Анжелу и напоил ее. Расчет его оказался верен - торговцы удостоили ее лишь мимолетными любопытными взглядами. Теперь можно присесть и перевести дух. Все остальное - потом. - Далеко ли путь держишь, странник? - Глава каравана, оказывается, мог изъясняться и по человечески. Да и как же иначе - ездит по миру, торгует с разными людьми, со всеми надо уметь договориться... - Далеко... В земли Египетские. - И мы в ту сторону... - и выжидающе смолк. Айр осмыслил заложенное в фразе предложение. - Не разрешишь ли присоединиться к вам - пока по пути? - Отчего же, присоединяйся. Ты, я смотрю, и постоять за себя сможешь. Лишний меч в пути не помеха... - А что, есть с кем сражаться? - Бывает... - неопределенно махнул рукой караванщик. Потом встал и направился к своим людям - отдавать распоряжения. Главное было сказано и решено. А с досужим любопытством в пути приставать было не принято. Захочет путник - расскажет сам. Да и ему, пока не убедились в лояльности, нечего знать лишнее. День отдыха в оазисе промелькнул незаметно. На рассвете отправлялись.
в начало наверх
Айр убедился, что Анжела сможет здесь о себе позаботиться, в случае чего - и спрятаться, и вызвать Айра, и простился с ней на время. Невзирая на обиды и причитания. Караванщик выделил ему одного из запасных верблюдов. Тронулись. Айр ехал рядом со старшим - в пути они продолжали начатую вчера беседу. - Так ты все не можешь понять смысл работы торговца... - Ну, не совсем так... Смысл я понимаю. Я не могу понять, почему торговцем не может быть тот же, кто и производит товар. Сам сделал - сам и продал. Разве не так? - Нет, конечно же не так. Разговор тек неторопливо, в тон жаре и в такт мерному покачиванию верблюдов. - Ведь тот, кто производит товар, любой товар, ну, скажем, парчу, ему надо многому научиться, сделать себе станок, найти нити - а то и самому сделать их, красители... Обучить подмастерьев... Да много всего! У него просто нет времени на торговлю. Согласен? - Да, с этим я согласен. - И, потом, много ли он товара продаст одному покупателю? Тебе вот, много надо парчи? - Мне вообще не надо... - Ну вот, видишь. Надо искать покупателей, забираться все дальше и дальше. А это - трудности, опасности, разбойники. Из трех караванов - один не возвращается домой. - Значит, информация, доставка и рассредоточение... - Что? Не понял тебя... - Это я так... молюсь. - А... Вот... И, для того, чтобы все это делать и появились торговцы. А они, в свою очередь, объединились в Гильдию торговцев - помогать пострадавшим, отсекать неопытных, не допуская ненужных жертв... У Айра возникло впечатление, что его опять вербуют. Видно, очень уж заманчиво смотрелся он в этом мире - в своем облачении, с нездешним мечом, загадочный и уверенный в себе. Для того, чтобы быть здесь таким самоуверенным требовались немалые основания. Ну, вербует - так вербует. Посмотрим, для чего. - Да, почтенный, ты меня убедил. Теперь я знаю, для чего нужны торговцы. Сказал - и задумался о своем. Да и попутчик замолчал. Жара, пыль, дорога. Молчал он, правда, недолго. Скоро вновь стал напевать вчерашнюю песню, которая, как оказалось, замечательно подходила под темп езды на верблюде. ...Хе-эй, путь-дорога... От монотонности езды и песни Айр вскоре стал задремывать. Как, оказывается, хорошо, когда тебя ведет кто-то, знающий дорогу, мудрый и опытный, и не надо самому обо всем заботиться и беспокоиться. Дорога может быть и приятной. Разбудила его внезапная остановка. Верблюд стал, как вкопанный, и горбы его заколыхались по инерции, шмякаясь в Айра морщинистыми верхушками спереди и в спину. Ведущий, привстав в стременах, напряженно вглядывался вперед. Айр прислушался и различил, а вскоре заметил и глазами ползущий навстречу караван. Тоже торговцы. Явно не разбойники. А, может, такая умелая маскировка? Ну нет, не до такой же степени. Смысл разбойного нападения - во внезапности, пока жертвы не успели подготовиться к обороне. А тут... Встречный караван тоже заметил их. Замедлил ход. Подъехал поближе. Десять верблюдов. Пять человек против наших восьми... девяти - со мной. Отчего же так напряжен ведущий? Чего же он опасается? Оказалось, он не опасался. Знаком показав остальным оставаться на местах, он выехал навстречу. Встречный сделал так же. Посреди разделяющего караваны пространства они встретились. "Наш", не тратя времени на разговоры и приветствия, добыл из складок халата нечто свисающее с шеи на черном шнурке. Встречный, увидев это, шарахнулся, как от удара. Загар сошел с его лица. Он непроизвольно дернулся рукой к груди, где, по всей видимости, ничего такого не висело. Оглянулся, в поисках поддержки к спутникам. Его собеседник наконец-то открыл рот. - Я член Гильдии торговцев, - произнес он, чеканя каждое слово и вздымая знак еще выше. - А ты? Главе встречного каравана нечего было сказать. И показать. Не отводя от знака затравленного взгляда, он заработал коленями, пытаясь развернуть своего верблюда. Это его и погубило. Члены Гильдии не допускали конкуренции. Торговец - мирный законный торговец - выхватил меч и, не замахиваясь, проколол насквозь халат встречного путника - и его самого вместе с халатом. Незадачливый караванщик коротко вскрикнул и начал сползать вниз. Крик Айра слился с воплями всех остальных - и попутчиков, и противников. Что же он делает?!! Это же такой же торговец, как и он сам. Или, не такой же? Он не член Гильдии. Значит ли это, что все мудрые разговоры о необходимости торговцев, о полезности Гильдии - лишь красивая обертка, сладкая ложь, призванная оправдать истину. А истина в том, что торгуют только торговцы. Потому, что они просто не позволяют торговать всем остальным. Всех остальных они уничтожают. Как сейчас. На твоих глазах. Караванщики, в отличие от Айра, прекрасно понимали, что происходит и зачем, и что надо делать. Обе стороны выхватили мечи и с улюлюканьем бросились навстречу друг другу. Так вот на что он меня вербовал! Ну уж нет! Пока я здесь, пока это в моих силах, этого не произойдет! Айр вскочил ногами на седло. Моментально захлопнул шлем и привел комбинезон в боевую готовность. Воспарил над несущимися. Завис в центре, в месте их воображаемой встречи. И лазером выжег круг на песке дороги. Крики поменяли тональность, но скорость верблюды не сбросили. Просто не успели. Тогда Айр опустился пониже, зависнув вертикально на уровне всадников. Уменьшил до минимума мощность лазера. И описал круг широким лучом. Обожженные верблюды впились копытами в песок, пропахивая сдвоенные борозды. Не менее обожженные люди, врезавшись в высокие холки, зашипели и закричали от боли. Теперь его в полной мере заметили и оценили. Кто-то, из сообразительных, уже даже молился. - Я - посланник Аллаха! Сказал медленно, веско - и через усилители шлема. - Ваш бог торговли! Аллах знает, как они его зовут... - Гильдии больше не будет. Ее существование переполнило чашу терпения Всемогущего. Большая часть отрядов уже сползла наземь и усердно отбивала поклоны. - Отныне торговать могут все! Донесите эту весть до остальных. Надо бы еще им что-то добавить, эффектное, для цитирования. Увеличил мощность усилителя. - И да будет лучшим торговцем самый опытный и неутомимый. Такова воля Аллаха. Включил невидимость и взмыл вертикально вверх. Караванщикам хватило. Помолившись еще некоторое время, они обалдело поднялись на ноги и принялись обниматься с недавними противниками - братались. После этого совместно похоронили погибшего - причем наиболее усердствовал его убийца. Взгромоздились на верблюдов. И направились каждый своим путем. Да... Здесь я навел порядок. Как там говорил Варри? Каждый, на своем месте, то немногое, что он может сделать... Ладно. Пора и о себе подумать. Вон еще сколько лететь! Постой, постой... Как я мог забыть! Ведь лететь необязательно. Вот что значит, слишком доверяться технике. Есть же более простой способ добраться до места. Ведь тот холм, где мы сидели с Варри, да и тот оливковый сад - не должны были измениться в этом мире. Ну ладно, сад мог и измениться, тем более, что в тех краях я рассчитываю встретить Врага. Сразу туда вламываться не стоит. Но пирамиды-то - на месте! Как там Колдун учил? Отчетливо представляем желаемое место. Сосредотачиваемся. Напрягаем вот это чувство... Полетели! Встречай, пирамида! 3. ПРЕДАТЕЛЬ Айр сидел на берегу озера и страдал. Это были не физические муки, с ними он легко бы совладал. Нет, муки были душевными. Как вышло так, что он стал предателем? И что теперь с этим делать? Сначала ничто не предвещало столь трагического исхода. Оказавшись без помех у пирамиды Хуфу, которая в этом мире, казалось, не привлекала ничьего внимания, он сразу же взял курс на юго-восток, к осмотренному - раньше, с Варри - месту сосредоточия влияния комплекса пирамид. Дорога была известна, и ничто не отвлекало путника. Когда он миновал море, и внизу стали мелькать поля, сады и даже сосновые леса, что-то вдруг повлекло его в сторону, направо. Интуиции надо доверять. Эту истину вколотили в него события во всех трех мирах, которые он прошел. И он не стал противиться зову. Все ближе и ближе к срединному морю... Все отчетливее морской ветер и запахи... Все больше чаек встречается по пути... Он вдруг сообразил, что это то самое море, куда собирался вывести свое пустынное племя Колдун - много миров, жизней и веков тому назад... или вперед? Круг замкнулся. Он опять пришел сюда. Нет-нет, не "замкнулся", не "опять" - тут же поправил он сам себя. Айр единственный из всего племени дошел до этого моря, исполняя мечту Колдуна, которого долгое время считал своим отцом. Так и должно быть. Но каким же окольным путем пришлось ему сюда добираться! На самом берегу, наполовину утопая в зелени, стоял замок. Продуманный, красивый, ухоженный. Его ждали именно здесь. Подлетел ближе, описал круг, выбирая место. И на белой широкой лестнице заметил женскую фигуру в темно-синем бархатном платье. Оно очень шло к ее золотым волосам, волнами спадающим сзади почти до земли. Лица было пока не разглядеть. Кто это? "Я жду тебя. Давно жду." - прозвучал вдруг в голове голос. "Кто ты?" - это уже стремительно пикируя вниз, к женщине. "Я? А ты не узнал?" И приближаясь, вглядываясь в знакомое лицо, понял, что да, узнал, узнал... Ора!!! Вот Варри обрадуется! Хотя... Как же ему... И, может... Вдруг почувствовал, что мысль о встрече Оры и Варри как-то неприятно зашевелилась в животе. А Ора уже простирала к нему руки, шагая навстречу: - Ну вот ты и пришел, мой избавитель! - Постой, а как ты узнала?.. - Что ты знаешь о женской магии?!.
в начало наверх
В тот первый день, день встречи, он слегка обалдел от нежданного везения, от радости и внимания Оры, от уюта, освежающе-прохладного тепла ее замка, от еды и вина, от рассказов, впечатлений, воспоминаний - она ведь совсем не знала Айра, он пришел в деревню, когда она уже спала - и теперь знакомилась с ним, узнавала, восхищенно охая и раскрывая глаза. И она не знала, что предприняли они с Варри под руководством Отца Колдунов для ее спасения, и куда завел их этот путь. Много, ой много они могли друг другу рассказать. И, рассказывая, слушая ее, вспоминая, Айр вдруг понял, что влюблен. Влюблен в Ору. Влюблен давно, с первого взгляда на нее спящую. А сейчас только понял это - и признался самому себе. И тут же запаниковал. А как же Варри? Ведь он любит ее. И она любит Варри. Или нет? Как она смотрит на меня... Как говорит... Как склоняет голову, заставляя водопад волос струиться по другому руслу... Как распахнуты ее губы... Взять бы ее, поднять в воздух, закружить, впиться в этот манящий рот... Она неожиданно страстно ответила ему. Он и не знал, что женщины могут так любить... То, что было в звездном городе с Айей - лишь утоление юношеской тоски по дому, лекарство от одиночества. Ненастоящее. А это!.. Это настоящая, не придуманная взрослая страсть. Осознанное безумие. Управляемый хаос. Бесконечная созидающая катастрофа. Любовь. Вот уже скоро месяц, как они живут в замке. Любовь. И все это время Айр не может поверить в свалившееся на него счастье. Она такая... Любовь. Эти дни, пролетевшие, как один миг, наполненные нею. И эти ночи, наполненные нею еще больше... Любовь. Он придумывал и шептал ей ласковые имена. Приносил издалека странные прекрасные цветы с дурманящим запахом. Клал ей голову на колени и глупо улыбался, виляя хвостом, когда она гладила его волосы. Лишь только иногда, как сейчас, на него накатывало острое чувство вины - перед Варри. Я - предатель. Я предал дружбу. И вслед за этим он вспоминал, зачем он в этом мире, куда шел. Я предал дело. Хотелось выть, кататься по земле и грызть ее. Но уйти, бросить, сил не было. ...И хочется зарыться, взять и спрятаться В быстрый бурный шелк твоих волос... Решено. Сегодня объясню все Оре - и буду собираться. Она поймет. В конце концов, это и ее дело! Вечером, за ужином, в большом обеденном зале дворца, он начал разговор. - Ора. Помнишь, я рассказывал тебе о Враге, о том, кто тебя похитил? - Помню, милый. Как она прекрасна! - И о том, что мы решили, - имя Варри он не мог произнести, - решили предпринять, для спасения миров? - Ты же говорил, что вы собирались спасать меня? Спасение миров было лишь средством. Ведь так? И как прекрасен ее голос. - Да, так. - А что еще тут скажешь? - Ну вот, меня ты уже нашел! Как по-твоему, надо меня сейчас от чего-то спасать? На риторические вопросы надо отвечать с юмором. - Разве что, от меня... - Ну, вот видишь! С ее логикой трудно было спорить. - Но, ведь миры... люди... - Ну что - люди? Ты уверен, что они нуждаются в твоем спасении? Что им станет лучше после твоего вмешательства? С чего вы вообще взяли, что мир надо спасать? А? Он молчал, упрямо наклонив голову и уставившись невидящим взглядом в тарелку. - Милый, тебе что, плохо со мной? - Нет, что ты! - Так в чем же дело? Оставайся здесь! Нам ведь хорошо вместе? Я люблю тебя... - И я... Доели молча. Айр вышел в сад, сказав, что хочет подышать воздухом. Ора не задерживала его, понимая, видимо, его смятение. Как она могла?! Сказать такое! Неужели она не понимает, что мне надо... что я должен. И Враг, и разделение миров, и страдания людей - это не просто разговоры. Мы же видели. Да и ее саму сюда уволок Враг. Хорошо еще, что ей повезло, что она здесь не страдает... Кстати, а почему? Айр обернулся и поднял голову к светлому прямоугольнику окна спальни. Их спальни. Ора... Интересно, а что она сейчас делает. Ждет его и... читает? Нет, только не читает. Он не мог представить Ору читающей, он вообще никогда не видел ее с книгой в руках. Тогда что? Наверняка расчесывается. Или холит ногти. Что она еще может делать? Что она вообще умеет делать, кроме этого?!! Вдруг опять стало стыдно - так подумать о любимой! Она ведь такая... Какая? - спросил ехидный голос из глубины сознания. Вспомни, как она уклонялась от рассказов о своей жизни здесь - да ты ведь даже не знаешь, сколько она тут прожила! Вспомни, о чем она говорила, какие темы ей были интересны. Наряды, угощения, бывшие соседи по деревне - здесь соседей не было, подробные пересказы мельчайших деталей вчерашних и позавчерашних событий - как будто тебя там не было... Разглядел ли ты свою любовь? Кто она? Да и вообще, откуда этот замок? Наверное, все не так мрачно, успокоил он себя. Я чего-то не заметил, или не понял. А то, что она не все мне рассказала - так это, видимо, жалея меня. Завтра поговорим - и все прояснится. Не может же моя Ора быть такой... Завтра. А сегодня - спать. Проснулся он под утро от ужаса. Ужас пришел во сне - и не отпускал наяву. Рефлексы бойца позволили ему ничем не выдать своего пробуждения - не открывать глаз, сохранить ритм дыхания, прикрыть мысли. Ора лежала рядом - и шептала ему что-то на ухо. Чужим, монотонным, неживым голосом. Медленно выпевая волнообразную мелодию текста. Заученного, чужого текста. Так хочу под солнцем тени, Да с тобою в тишь глухую. Там тебя приворожу я, Опою и заколдую. Станешь мягким и покорным, Словно воск в моей руке Покоришься воле вздорной, Поплывешь, как по реке, Никогда не сможешь спрятать Взгляд под хмурыми бровями, Не посмеешь удержаться, Затушить рассудком пламень! Сброшу в омут глаз бездонных, Спутаю косматой гривой... Что ты сделаешь, несчастный, С колдовскою женской силой?! Стану в сны твои врываться, Стану память бередить... Заколдую, одурманю И не дам себя забыть. Да она же колдует! Заколдовывает меня! Меня!!! Айр взвился над кроватью. Ора испуганно отскочила в другую сторону. Вспыхнул свет. Такой он ее еще не видел! Всклокоченные волосы, горящие безумным огнем глаза, выставленные вперед руки со скрюченными пальцами, нацелившиеся хищными ногтями... - Ты!!! - Ты!!! Безумие колдовства переродилось в ней в ненависть к противнику. - Сорвалось! Не успела! Еще бы дня два... Айр понял, что - да, еще пару дней, и он бы не ушел, не смог бы расстаться с любовью. С навеянной любовью. "Что ты сделаешь, несчастный, с колдовскою женской силой?" Ужас пробуждения переродился в нем в ненависть к врагу. Но это же Ора! Сражаться с ней? Нет. Лучше просто уйти. Немедленно. Он стал одеваться, стараясь не смотреть в ее сторону. А Ора, оказывается, не считала себя беспомощной и заслуживающей поблажек. Она воспарила в центр комнаты - ведь и она была рождена в Четвертом мире - воздела руки... ...Айр, к счастью, уловил движение краем глаза... ...поставил защитный блок, неумело, впопыхах... ...и его отшвырнуло на стену, сбило дыхание... ...вот ты как!.. ...усилил блок... ...что бы еще сделать?.. ...шагнул вперед, начал взлетать... ...и вновь влепился в стену спиной... ...теперь перед глазами заплясали кровавые круги... ...скрутить ее, спеленать, отключить... ...ты же боец, Айр!.. ...приподнялся на ноги... ...и вновь вдавило в стену... ...нет, твои бойцовские навыки в поединке магов бесполезны... ...тут нужна только магия... ...но я же не могу на нее нападать... ...против своей воли начал взлетать, отирая спиной стену, приближаясь к окну... ...делать нечего... ...преодолевая вязкое сопротивление воздуха, нацелил на нее правую руку... ...и послал заряд... ...ее отшвырнуло к противоположной стене... ...ага! мы еще повоюем!.. ...теперь сковываем ее волю... ...еще один заряд энергии... ...не успел... ...она собралась с силами быстрее... ...и ее не сдерживали глупые предрассудки... ...Айра скрутило, сжало, скомкало... ...оторвало от стены... ...развернуло в воздухе... ...меркнущим сознанием он успел заметить, как на него стремительно несется темный проем окна... ...и все поглотила тьма... 4. ЗАТОЧЕНИЕ Пришел в себя он в такой же тьме. Первая мысль годилась в цитатник - "магические поединки быстротечны". Вторая была более прозаичной и традиционной - "где я?". Ощупал себя - и снаружи и внутри. Особых повреждений не было. Видимо,
в начало наверх
пожалела в последний момент. Неужто все это и вправду было от любви? От странной, эгоистичной женской любви, желающей владеть, обладать, ни с кем не делясь... Могло ли быть так? Айр не знал. Не хватало опыта. Но зато, он проверил на своей шкуре, прошел, испытал еще один класс ошибок. Теперь он и на это не попадется. Хорошо рассуждать о вкусе жареного банана после того, как его попробовал. Больно. Как же больно. Я ведь ее любил. И сейчас еще люблю... Ора-Ора, что же ты натворила? Ладно. Хватит. Пора разбираться, где ты. Айр встал, покачнувшись в кромешной тьме. Протянул руку - и уперся в гладкую прохладную стену. Подошел ближе. Развел руки. Стена тянулась метра на три вправо и влево, заворачивала и образовывала правильный квадрат. Подпрыгнул. Нет, правильный куб. Никаких углублений, выступов... А на полу? Что-то громко зазвенело под ногами, эхо пошло гулять по темнице. Наклонился, нащупал. Оказалось, это миска, в которой была еда. Раньше была... Сколько же он тут сидит? Ну ладно. И из герметичных каменных мешков можно выбраться - если знаешь, как. Айр отчетливо, до галлюцинации, представил спасительную пирамиду, вызвал в себе особое чувство - как он благодарен был сейчас Отцу Колдунов за его науку - сосредоточился, напрягся... И ничего не произошло. Все та же тьма темницы вокруг. Попробовал еще. С тем же результатом. Что такое?! Может, что-то с пирамидами? Вспомнил картину оазиса, где осталась Анжела. Напрягся. Снова темница. Да что же случилось?! После еще десятка безуспешных попыток пришлось признать - здесь этот метод не действовал. Ладно. Комбинезон-то при нем. Успел надеть до схватки. Со всеми вытекающими последствиями. Активировал системы. Кстати, так должно быть видно хоть что-то. Все-таки мощные приборы... Ничего. Бог с ним, не смотреть он собирается. Тщательно сфокусировал лазер. Чуть было не подумал - "надо получше прицелиться". И нажал на спуск. Луч уперся в черноту стены и... И все. Стена поглощала его без остатка. Увеличил мощность. Нарастил ее до максимума. Ничего. Кто-то невидимый, создавший этот каземат, явно насмехался над ним. Ора? Враг? Вообще, пора бы подумать о происшедшем с ним. А то - летать, стрелять... Боец... Прекратил огонь. Сел, прислонившись спиной к холодной стене. Была ли встреченная Ора настоящей Орой? Той, которую он видел в деревне, той, которую разыскивал Варри. Да. Это была она. До такой степени ошибиться Айр не мог. Действовала ли она по своей воле? Может быть, все происшедшее было навеяно и на нее тоже, а она не подозревала, что творит? Нет. Безусловно она действовала сама, по собственной инициативе, изобретательно, целеустремленно. Зачем? Вот это вопрос... Чтобы на него ответить, придется понять психологию женщины, и не какой-то абстрактной, а конкретной Оры. Зачем вообще женщина делает что-либо? Потому, что она такая... Потому, что ей так хочется... Так что, Ора - такая? Да. Придется признать. Причем, по-своему, она, разумеется, уверена в своей правоте, в своем праве на такие поступки - как и всякая женщина. Так зачем же? Чтобы оставить Айра при себе? Не дать ему уйти? Зачем он ей нужен? Любовь? Странная, дикая любовь. А бывает ли любовь не странной? Айр вдруг вспомнил весь проведенный с Орой месяц, их ночи, вечера, прогулки по саду, ее неуклюжие попытки полетов в бесполезном и бессмысленном теперь комбинезоне, беседы при свечах, купания в море, игры на пляже... Почему ты такая, любовь? Любящий иррационален. Он совершает такое, что ему самому в других обстоятельствах не пришло бы и в голову. Безумствует. Мечется. Страдает. Счастливо радуется. Отчего? Зачем? Кто мне ответит, Почему так любим мы, Когда прибой шумит по пляжу, Шевелит ветер песка морского бугорки лениво, А ты бежишь, подставив ветру тело, И догоняешь, и догнать не можешь Несущуюся впереди родную до боли и до крика душу, И вьются волосы по ветру, И руки брошены в полете, Ты падаешь И, задыхаясь, Целуешь ямочку в песке? Кто мне ответит, Почему ТАК любим мы? Все-все-все! Хватит! - оборвал он самого себя. Любовь так любовь. Мало ли на свете любовей. Теперь же надо, как и положено Великим Воинам и Великим Магам, запихнуть ее подальше в сознании, до лучших времен, и заняться насущными проблемами. Например тем, как выбраться из своего заточения. Мгновенный перенос мы уже попробовали. Силу оружия тоже. Что еще? Скворш! Они же могут переноситься, куда угодно - если их позовут! Ан... Стоп!!! Сюда-то ты ее, предположим, вызовешь, а как она отсюда выберется? В этом мире ее больше позвать некому. И объяснить, предупредить нет возможности... Этот метод тоже отпадает. Расслабиться, довериться интуиции. Один раз уже доверился! Три способа воздействия на Ключ... Научный, врожденной магией, механистической магией... Ключ... Спокойнее, не спугни идею. Может ведь и выйти! Айр тщательно воссоздал в центре объема своей камеры модель Ключа. Она зависла, озаряя стены призрачным сиянием, переливаясь гранями, медленно поворачиваясь в пустоте. Надо дать ей сориентироваться самой - сам ты сторон света здесь не определишь. А ее родное место - эпицентр силы - где-то неподалеку. Должна быть чувствительной... Октаэдр и вправду вскоре завис неподвижно, найдя, видимо, правильное положение. Та-ак... Теперь надо как-то почувствовать его... настроиться, что ли... Айр приподнял руки. Охватил ими кристалл, не касаясь приобнял растопыренными пальцами. От модели Ключа веяло едва уловимым теплом и силой, могучей силой, отражением силы оригинала. Теперь надо позволить этой силе втекать в тебя, принять ее, пропустить... Это как будто лучи, струящиеся из каждой из шести вершин. Они сплетаются, обнимают тебя, пеленают в энергетический кокон. Да, эта сила - не чета моей. Стены камеры становятся словно прозрачными. Но не для взгляда, для мыслей. Для особого нового чутья. Видна та магическая сеть, которая сплетена вокруг куба. Плотная сеть, ее и вправду ничем не прошибить - ни магическим, ни физическим. Обо всем позаботилась Ора. Не выбраться бы мне отсюда вовеки. Интересно, а надолго ли она собралась меня заточить? Когда бы выпустила? Когда я раскаялся бы? Придется тебя огорчить, дорогая. Мы не будем ломиться в эту нерушимую сеть. Мы даже не будем ее расплетать. Нет. Аккуратно направляем один лучик силы в щелочку сети, в один из промежутков решетки. А все свое сознание, восприятие устремляем вслед за ним. Он будет нашим щупальцем, нашей чувствующей ресничкой, как зонд, как глаз краба, как... Что, страшно? Боишься начать? Или боишься, что не выйдет? Давай! Вышло! Что-то видится, ощущается за пределами темницы. Только вот, что? Самое тяжелое в магическом восприятии, тем более новом, неизвестном - это различить, где кончается действительно увиденное, происходящее, а где начинается игра твоего воображения, желаемое, но не реальное. Как, все-таки, странно выглядит мир при взгляде через Кристалл. Не будь это в абсолютно непроницаемой темнице, не заметил бы, не различил, не поверил сам себе. Да и мощные, яркие картины мира забили бы, заглушили передаваемое щупальцем. Так что, не исключено, что Ора - против своей воли - всерьез помогла мне начать настройку на Ключ. При других обстоятельствах было бы не до того. Серо-голубая мгла по всем направлениям. Нет ни верха ни низа. Мысль - на конце отростка - может свободно двигаться в любую сторону. Вот только - зачем? Куда стремиться, если все везде одинаково? А может ты еще никуда не выбрался? Айр рванулся вперед - как он это проделал, объяснить он, пожалуй не смог бы. Больше всего это походило на управление полетом во сне - скорость и направление меняются просто по твоему желанию, надо только внятно пожелать. Картина мира существенно не изменилась. Стали только появляться и исчезать по пути мутные световые сгустки. Что это? Не слишком ли быстро я лечу? Притормозил. Остановился. И сразу понял - каждый сгусток соответствовал проявлению силы. Магической силы. И не просто магической, силы Ключа. Вот в этом пятне просматривается маг, вроде члена того Братства Камня, который он, Айр, организовал для встречи с Варри. Маг самостоятельно наткнулся на идею существования некоего исключительного Кристалла. И теперь разбирается в возможных последствиях своего открытия. К нему появляться нельзя, и так перепуган до смерти. Это мощное - по здешним меркам - сияние - модель пирамиды. Присмотрелся. Маленькая моделька, в рост человека, которую хозяин установил у себя во дворе - использовать известные свойства модели и изучать новые. Изучай, изучай, я тебе не помешаю. Да и ты мне не очень-то поможешь... А вот большой, активно клубящийся сгусток. Всмотрелся. Трое людей. Активно размышляют над свойствами Октаэдра. Собственно, не размышляют, а как бы изобретают его на ходу. Старший, классический бородатый старец, чем-то напуган, знает явно больше, чем говорит - помогает, подбрасывая новые факты, когда мозговой штурм заходит в тупик. Второй - зрелый опытный мужчина - главный движитель дискуссии. Он рождает новые идеи, подталкивает остальных своей увлеченностью, своим безумием. Третий совсем молод. Его ум не скован предубеждениями богатого опыта, он упивается самим процессом открытия. И служит катализатором остальным двум. Но он же и наиболее чувствителен - и к фальши в рассуждениях, и к красоте и достоверности нового предположения. И... И к присутствию Айра! Айр и не заметил, как проник в это клубящееся сияние дискуссии о Ключе, чуть ли воссоединился с ними - а младший участник таинства почувствовал его - и, даже, обернулся и посмотрел в его сторону. Заметить он Айра, разумеется, пока не мог. Но хватило и этого. Айр шарахнулся прочь и вылетел из облака. Да-а... Так они далеко пойдут.
в начало наверх
Хотя, а почему, собственно, шарахнулся? Чего я испугался? Ведь я как раз и забрался сюда, чтобы найти помощь, чтобы спастись из темницы. И, кажется, нашел способ, как это сделать. Чем плохи эти трое? Но и торопиться не будем. Неясно еще, где они и когда. Айр снова приблизился к дискутирующим, пригляделся. Да это же!.. Они ведь!... Сомнений не было. Это явно третий мир, и далеко в будущем - от того времени, в котором сейчас Айр. Но это означает, что для настроившегося на Ключ не существует времени, расстояния и мембран между мирами. Так? Да! А ты чего хотел? Вы ведь этого и ожидали от Ключа, разве не так? Да. Но одно дело предполагать, а другое - столкнуться с этим самому, воочию. Существует некая Вселенная Ключа - и все, что с ним связано, все, кто работает с ним, размышляет о его свойствах, живут, более или менее ярко, в этой Вселенной. И ты в ней все это время жил - только неосознанно. Теперь же настало время применять свои знания сознательно. Давай, Айр! За этим ты здесь. Осмотрелся по сторонам. Светящиеся сгустки разной интенсивности образовывали причудливое подобие звездного неба. Между некоторыми артефактами протянулись тонкие, едва заметные нити энергии, связующие нити. Значит ли это, что находящиеся в них люди думают синхронно, размышляют над сходными проблемами, пользуются достижениями друг друга? Эти линии кажутся красноватыми. А есть еще одни. Стабильные, не мерцающие, зеленоватые, идущие от каждого светового сгустка, тянущиеся куда-то вдаль. Все почти в одну сторону. Что там? Еще не оформив до конца вопрос, Айр уже устремился вдоль одной из зеленых линий. По бокам их возникало все больше и больше. И ни одна из них не пересекалась с другой. Айр на всякий случай тоже старался без нужды их не касаться. Хотя, чего уж теперь - сколько, наверняка, он пересек, пока вслепую шарахался по Вселенной Ключа в самом начале путешествия... Куда же они все ведут? И вдруг понял, что он знает - куда. Там, в конце пути - сам Ключ. Он центр и организующее начало этой Вселенной. Туда и ведут Айра нити, меридианы этого мира. Скоро. Уже совсем недалеко. Уже можно различить проблески неземного сияния. И вдруг он заметил впереди еще что-то. Что-то кроме сияния Ключа, красных и зеленых нитей, сгустков звезд Вселенной. Ему навстречу кто-то шел! Поначалу не поверив своему восприятию, Айр притормозил. Так и есть. Небрежно раздвигая руками подворачивающиеся нити, отодвигая сгустки энергии, словно это гроздья яблок, сгибающих ветви яблони, к нему движется сияющая человеческая фигура. Все ближе и ближе. Айр застыл в оцепенении. Человек? Здесь? Только теперь ему пришло в голову проверить, а как выглядит в этом пространстве он сам. Поднес к глазам руку, приподнял ногу, ощупал себя. Оказывается, и он выглядит вполне по-человечески, и сияет тоже не слабо - но гораздо слабее приближающегося. А тот уже совсем рядом. Можно разглядеть и мощное сложение бойца, и резкие, эффектные черты лица. Подошел близко. Остановился, разглядывая Айра. Открыл рот. И в мозгу у Айра зазвучали слова: - Я уж беспокоился, что ты никогда не дойдешь. Волноваться стал... Рад, очень рад нашей встрече. - И искренне широко улыбнулся. Айр не нашелся, что ответить. Да и как говорить? Ладно, говорить буду как обычно, авось что-то выйдет. - Ты кто? - Я? Зови меня - Тан. Как ты понимаешь, нас здесь настроенных на Кристалл всего двое... - На Кристалл? - Ну да. А как ты его называешь? - А... Ключ? - Пусть Ключ. Ему все едино. Двое нас - на всю Вселенную. А долгое время я был один. И ждал тебя. И вот - дождался. Может, пройдем в какое-то более удобное для бесед место? Так это же - Враг! - вдруг понял Айр. Это - Враг? А каким ты его собирался увидеть? С рогами, когтями и хвостом? Ведь здесь, во Вселенной Ключа, нельзя прикрыться ложной сущностью, здесь человек выглядит так, каким есть на самом деле. Значит он такой! Во многом, ой во многом надо еще разобраться. Да и битвы что-то не намечается. Пока, во всяком случае. Ну что ж... - Идем... Только, видишь ли, Тан, тело мое заточено... - А, это... Пустяки, давай руку. Айр послушно протянул ему руку. И они шагнули - уже в реальном мире - в роскошный дворцовый зал. Тронный зал. Замок Врага. 5. КЛЮЧ Они сидели в удобных роскошных креслах в центре огромного зала, потолок которого терялся где-то в недосягаемом мраке - несмотря на яркое освещение внизу, и беседовали. При других обстоятельствах беседу можно было бы назвать и приятной. Хоть первый шок от встречи с Врагом у Айра и прошел, тем не менее он был напряжен и собран, как перед битвой. Хотя, нет, как во время битвы. Да это и была битва - особого рода. Все было не так, как он ожидал, - Айр с удивлением обнаружил, что, оказывается, он все же чего-то ожидал от этой встречи, как-то ее себе представлял. Как - неизвестно. Но точно не так. А теперь они - Айр и Тан, Воин и Враг - сидели в креслах и беседовали... - ...так, ergo [следовательно (лат.)], это твоя возлюбленная заточила тебя intra muros... ["в четырех стенах" (лат.)] Ну что ж, d'amor non avera mai inteletto... [у любви никогда не бывало ума (итал.)] - Тан явно злоупотреблял иноязычными цитатами, что немного раздражало Айра. Для себя он объяснил это тоской и одиночеством собеседника - чего только не сделаешь от безделья, тут и в самом деле в пору стать эдаким citatenprofessor... [профессор-цитатник (нем.)] - ...и ты, небось, dear friend [дорогой друг (англ.)], теперь мучаешься вопросом, не по моему-ли наущению она все это проделала. Уверяю тебя, я тут не при чем. Не в моих это интересах. Может быть, в alia tempora... [другие времена (лат.)] А сейчас, уверяю тебя, я действительно с нетерпением дожидался тебя, твоего прихода. Причем, именно твоего, Айр. Ты ведь, наверное, догадался уже, что у настроенного на Кристалл, как ты его называешь? - на Ключ - многое выглядит не так, как для простого смертного. Придется, я вижу, начать по порядку, Причем, заметь, ad narrandum, non ad probandum... [для рассказа, а не для доказательства (лат.)] Айр сидел напряженно, почти не понимая, о чем говорит Тан, думая лишь о том, как отразить внезапное нападение, возникни оно вдруг. И о том, как бы не проглядеть удачный момент для собственного нападения. Видимо, это достаточно отчетливо читалось на его лице и в его позе. Потому, что Тан вдруг прервал сам себя и сказал: - Нет, mon ami [друг мой (франц.)], так у нас дело не пойдет. Ты ведь меня совсем не слышишь. Надо бы тебе выговориться. Расскажи, будь добр, кем ты меня себе представляешь. Небось, измыслил ужасного diable ex machina [дьявол из машины (лат.)], и сам же с ним и сражаешься. Поведай мне свои печали. Не молчи, режь правду-матку. Прямо навпростець [напролом (укр.)]. И, понукаемый и поощряемый Таном, Айр рассказал. Об опасениях воинов космических городов, о похищении Оры - да и его самого с Айей, об ужасном исчезновении Лая, об истончении связи между мирами. Обо всем, что они приписывали Врагу. И о том, что он, Айр, намерен с Врагом сделать. И о том, как он намерен использовать Ключ - после своей победы. Правда теперь, в этом зале и в этом сбивчивом пересказе вся эта история выглядела как-то неуклюже, неубедительно. Ну и ладно. Он не рассказчик. Он - воин. Тан на всю эту историю отреагировал очень странно. Внимательно выслушав все до конца, он хлопнул себя по коленям и радостно провозгласил: - Das also war des Pudels Kern! [Так вот, кто в пуделе сидел! (нем.)] Потом посерьезнел. Пристально посмотрел на Айра и добавил: - Да, наверное, ви маэте рацiю [вы правы (укр.)], это все, действительно, я. И не только это. Много чего... Во всем этом надо винить меня. Так что, можешь считать, до первопричины ты добрался правильно. Идем! Встал. Приглашающе взмахнул Айру рукой. Айр напрягся еще больше, если это было возможно. Пошел за ним. Пришли в соседний зал - намного меньше тронного, он был озарен призрачным неземным сиянием. Свет исходил из установленного в центре зала на резном постаменте необычайной красоты кристалла. Айра прямо потянуло к нему. Туда, в кристалл, слиться с ним, стать единым целым. Он потянулся вперед всем естеством, сделал шаг вперед... И словно напоролся на невидимую стену. Враг! Он здесь. Он наблюдает. Он не позволит. Рука сама скользнула вверх, захлопывая забрало шлема, активируя все системы комбинезона. Одновременно он призвал все свои врожденные магические способности - так, как с Орой больше не будет! И совсем уж новым, неведомым чутьем потянулся к одной из нитей силы Кристалла - у оригинала она была куда как мощней, чем у модели, что он создал в своем заточении. Враг изумленно наблюдал за ним. Не-ет! Нас не проведешь! Сколько раз уже обманывали в этом мире. Я больше не такой дурачок. Хватит! Берегись! Атари! И он напал. Мир послушно-рефлекторно трансформировался в поле го. Черные силы добра - как в го и принято - сделали первый ход против белых сил зла. Джосеки, такой традиционный угловой дебют. Одновременно Айр озирал поле предстоящей битвы. Оказывается, они играли с форой - в центре поля уже стоял камень белых. Откуда? Вывалился в обычное восприятие. А, так это Кристалл, как я мог забыть! Он тоже участвует в битве и, к сожалению, не на моей стороне. Ничего, справимся. И тут же - второй ход ко-гейма, прижимающий противника к борту. Еще немного... Враг не стал дожидаться этого "немного". Выскользнул из-под атаки. Ушел к центру. Напал сам. Да он ведь на шичо меня поймать хочет, понял Айр. Ну, наглец! Держись! Ушел из-под атаки. Сам зашел снаружи конструкции противника. Ударил в слабое звено. Белые упрочили оборону. Развил нападение. Сильно мешает камень белых в центре. Кристалл. Приходится обходить его, пока белые не связались с ним и не закрепились здесь устойчивой группой. Еще удар. И тут он вдруг понял, что белые не атакуют. Они, пусть и с потерями темпов, выстраивают устойчивую оборонительную комбинацию, мало обращая внимания на его атаки. И ведь он - Тан - совсем не был готов к бою. Ни оружия, ни комбинезона, ничего... В реальный мир Айра словно вышвырнули пинком. Оказалось, он висит почти под потолком. Лазер лупит в полную мощь, растекаясь по силовому колпаку вокруг Тана, стоящего рядом с Кристаллом. В руках Айра - меч. Ободранные стены полыхают - от его ударов. Проиграл... Все зря... Это он лишь оборонялся... А если нападет?.. Подготовится?.. Айр медленно обреченно опустился на пол. Сунул меч за спину. Откинул шлем. Все. Теперь - все. Тан смотрел на него с хитрым прищуром. - Наигрался? Что? "Наигрался, спрашиваю?" "Ты что, и этого ждал?" "А как же! Столько идти ко мне - ради битвы - и не попробовать даже? Да у тебя бы адреналиновое отравление случилось! Можем теперь считать, что ты сделал все, что мог. Хватит?" "Лучше бы он пощечину дал..." "Кому лучше?"
в начало наверх
"Не смей подслушивать мысли!" "А ты не думай так отчетливо!" "Иначе не умею." "Ладно, не петушись. Иди сюда." Айр подошел вплотную к Тану - и к Кристаллу. "Давай руки. Помнишь, как настраивался на модель? И тут так же. Начинаем!" Сила. Какая сила! Силища заключена в Ключе. Она простирается по всему миру, по всем мирам, охватывает их, соединяет, управляет ими. Лучи этой силы, исходящие из вершин, пронизывают все сущее, дробятся на нити, связующие всех, кто знает о них, думает о них, работает с ними, связан с ними. А как прекрасен Кристалл! Зеркальная гладкость граней, абсолютная точность пропорций, идеальная ориентация в пространстве. Да может ли быть такое чудо?! И манит, и влечет к себе. Вот, этот луч - твой! Возьми его. Впусти в себя. Проникнись им. И тянись, тянись по нему в Кристалл. Вот ты уже в самом теле Ключа. Смотри - ты в центре мира! Эти две грани - закрыты. Они - для управления Кристаллом. Остальные шесть - отвечают каждая за свой мир. Шесть рабочих граней - шесть миров. Как все просто и понятно. Третий и четвертый миры еще не до конца разъединены - и поэтому парные грани Кристалла плотно спаяны между собой. Это не дает Ключу воспарить, быть распростертым хранителем всех миров, он еще несовершенен, трансформация не завершена. Вот грань Второго мира, через которую он сюда попал - та на месте. Парит в пространстве, вроде бы и не касаясь остальных граней. Как такое может быть? На то он и Магический Кристалл. И грани, приведенные в действие, пребывают уже не в реальном пространстве, а в магическом космосе, во Вселенной Кристалла. В нашем мире останутся лишь две грани - для связи с Ключом, для настройки на него, для управления - с его помощью - реальной Вселенной. Останутся, когда трансформация будет завершена. Как все в нем взывает, ждет этого момента, тянется к нему. Ну же! Быстрее! В ком взывает? Кто ждет? Айр? Или Кристалл? Они стали единым целым! И их совместные желания так естественны, так понятны. Но, что это? К ним присоединяется кто-то третий. Любя оглаживает грани. Плещется в океане силы. Он не повредит нам. Он бережно, любя. Он - понимает. Да это же Тан. Привет, дружище! Ты видишь, как здесь хорошо? Конечно, вижу! Я ведь тут бывал давно. Ах, да, как же я забыл. Ты прав, одному этого сокровища слишком много. Хочется делиться им, распространить свет его на все миры. Да, хочется. Но для этого подойдет далеко не всякий. А я - подошел? Как видишь! И волна радостной благодарности охватывает все естество. Но напарник нужен не только для этого. Одному не управиться, не совладать с силами, не закончить трансформацию. Почему? Увидишь. Объясню. Идем отсюда. Не хочу. Ничего, ничего, еще вернемся. Пошли. Айр с трудом разрывает контакт с Кристаллом, выбирается из его Вселенной. Даже не из Вселенной, по ней они в этот раз и не путешествовали. Выходит из самого Кристалла-Ключа-Камня. Удивленно озирается по сторонам. Как странно выглядит мир. Теперь он не сможет воспринимать все по-прежнему. Теперь он совсем другой. Теперь он настроен на Ключ. Возвращаются в Тронный зал. Теперь понятно, почему именно так захотелось его называть с самого начала. Если у кого в этих мирах и есть право восседать на троне - так это у них двоих. Теперь - двоих. На столе появляются блюда с разнообразнейшими яствами. И Айр вдруг понимает, что зверски голоден. - Ешь, ешь, так всегда бывает после этого, - Тан и сам набрасывается на еду. Айр присоединяется. Некоторое время насыщаются молча. А потом Тан вдруг, безо всякой подготовки, начинает рассказывать свою историю. Как вырос он в далеком будущем. Тогда и звали его немного иначе. Как работал на благо всемогущей корпорации. Как вынужден был попасть в прошлое. В свое тогдашнее прошлое, которое все равно было далеко в будущем для них сейчас. Как нашлись люди, объяснившие ему суть происходящего. И как он сам, в одиночку, решил изменить судьбы мира. Сам пришел к идее Кристалла. По крупицам собрал информацию о нем. Вычислил наилучшее время и место для управления им. И, наконец-то, ему повезло, безумно повезло - он нашел сам Кристалл. "А может быть, это он нашел меня?" Настроился на него - это ведь несложно, если точно знаешь, чего хочешь, если готов к этому. Переместился сюда и в сейчас. И начал трансформацию. Которая, разумеется, вызвала волну возмущений во всех мирах. Новое, тем более - настолько революционно новое - не приходит без потрясений. - ...так уж повелось ab antiquo [исстари (лат.)]. В процессе манипулирования Кристаллом я понял, что необходим помощник, единомышленник, не предусматривает его структура управления в одиночку. И стал ждать. Тем более, что для завершения процесса еще не пришло время. И тут являешься ты, balafre [изувеченный в битвах (франц.)]. Орешь a bas, демон, a bas! [изыди (лат.)] А на все мои попытки поговорить с тобой по-человечески, отвечаешь лишь угрюмым агрессивным молчанием, так сказать danaos et dona ferentes [бойтесь данайцев, дары приносящих (лат.)]. Было от чего прийти в desperatio [отчаяние (лат.)]. Теперь-то ты хоть понимаешь, насколько предубежденным, закомплексованным ты сюда явился? Айру и без того было стыдно. А тут он еще! - Тан. Тебя не затруднит говорить на каком-нибудь одном языке? Очень тяжело следить за ходом мысли. - Упрек принял, egimas [друг (венг.)], больше не повторится. Ватакуси-но хацуон-га варуй но-ва о-юруси кудасай [прости мое плохое произношение (япон.)]. Понимаешь, тут от тоски и одиночества развиваются, иногда, очень странные привычки. И способности. Постараюсь следить за собой, раз тебе это не нравится. - Ну хорошо, Тан. Как? - я понял. Сам немного догадывался, друзья помогли. На Кристалл настроился. Да и ты кое-что уточнил. Но вот - зачем? - это я пока... - Не торопись, Айр. Все в свое время. Нам с тобой еще беседовать и беседовать. Спорить, убеждать. Для первого же дня вполне достаточно. Согласен? Ты убедился, что на тебя здесь не кидаются со всеми чарами мира, не желают зла, по крайней мере, осознанно, милому твоему сердцу устройству миров. И что без тебя ничего нового не произойдет. Пока ты не захочешь, пока ты не убедишься в необходимости перемен - ничего не случится. Достаточное это вознаграждение для финала пути? - Да уж... - А когда придет время... Собственно, для нас - нет времени, сам понимаешь. Как только мы придем в то время, когда положено предпринимать действия, тогда, я надеюсь, ты будешь готов. И вот именно тогда и понадобятся в полной мере твои качества бойца. Ведь что делает бойца бойцом? Вовсе не умение мечом размахивать да из лазера палить. Нет. Боец - это тот, кто умеет без колебания разделить на своих и чужих. На основании этого принять решение. И выполнить его. Такие дела... Согласен? Айр так и не научился отвечать на риторические вопросы. - И, кстати, научи меня играть в ту игру, которую ты мне так эффектно демонстрировал во время сражения. Я такого еще не видел... - Ты разглядел гипноаналог?! - А что, не должен был? Я ж тебе говорю, очень странные способности тут иногда развиваются... Научишь? - Конечно, чего уж там... - Вот и славно. Пошли-ка спать. Уже пролетая над лестницей, ведущей на второй этаж - ходить было лень - Айр услышал, как Тан пробормотал ему в спину: - Cosa fatta capo ha! [конец - делу венец! (итал.)] Не удержался. 6. ДВА БОЙЦА Такие перемены в себе и мире надо было осмыслить. Привыкнуть к ним. Чем Айр и занялся. Привыкал к новым ощущениям в себе, к новым, проявляющимся с каждым днем способностям. К новым знаниям о мире, в котором прожил всю жизнь, к новому мировосприятию. И, одновременно, пропитывался Кристаллом, проникал в него все глубже, все уверенней манипулировал теми возможностями, что дарил он. Возникало непривычное ощущение оторванности от обыденности, своей исключительности, вознесенности над миром, над банальными людскими судьбами. Очень опасное ощущение, Айр и сам понимал это. Бороться с ним помогали воспоминания - ты ничуть не лучше всех остальных, говорили они, вспомни, как часто ты ошибался, попадал впросак, принимал окружающих не за тех, кем они являлись. И помогали разговоры. Разговоры с Анжелой, которую он призвал во дворец на следующий же день. И беседы с Таном. Тан, по-видимому, и сам прошел через эту стадию божественности, избранности, потому, что однажды, заметив происходящее с Айром, сказал ему: - Ты знаешь, Айр... Я тут одно время от безделья стихи писал. Ну, не стихи, а так... Иногда - получалось. Вот послушай. И прочел с какой-то извиняющейся интонацией. Взирая свысока на мир, Как хорошо судить спесивых. Как хорошо судить счастливых, Взирая свысока на пир. Чем дальше от тебя судьба - Тем легче в ней не разбираться. Тем проще будет все казаться, Чем дальше от тебя борьба. Побывши один день с врачом Начнешь лечить всех, кто болеет. Начнешь рубить всех не жалея, Побывши один день с мечом. Отвлекшись от своих забав, Не примыкай к одной из сторон: "Кто прав - ворона или ворон?" - Другой решит, что ты - не прав! - ...такой вот стишок, - добавил он. - Как тебе? Айр пробормотал что-то хвалебное, но намек понял - и был благодарен за него. После этого, размышляя над очередной новизной, возникшей вокруг (или внутри) себя, он часто замечал, что бормочет: "Взирая свысока на мир..." Очень своевременные стихи! Одновременно они с Таном рассказывали друг другу разнообразные истории из своего прошлого - пытаясь пропитаться друг другом так же, как и Кристаллом, стараясь понять, что общего в их столь различном опыте, раз уж жизненный путь обоих привел сюда, к Ключу. И к необходимости решать судьбы мира. Участвовала в этих рассказах и Анжела. Выяснилось, что у нее тоже довольно бурное и разнообразное скворшачье прошлое. И, кроме того, оказалось, что на Кристалл могут настраиваться не только люди. Анжеле это удалось, казалось, даже еще легче, чем Айру. Она откомментировала это так: - Я не понимаю, что вас удивляет. Я - сапиенс? - Безусловно! - в один голос воскликнули люди. - Антропоморфный гуманоид? - Д-да, кажется... - Без всяких "кажется"! Абориген? - Ну, если в широком смысле... - Все мы тут "в широком смысле". - Конечно... - Так что же мне может помешать настроиться на Кристалл? Что это за хомоцентризм такой, а? Со времен этого сокрушительного разгрома она любила, под настроение, обзывать собеседников "хомоцентриками". Впрочем, в ее устах это звучало, скорее, ласкательно. Любил Айр побродить по окрестностям. Правда, окрестности теперь понимались несколько шире, чем раньше. Это было не только живописное окружение дворца во Втором мире, но и не менее живописное окружение Кристалла в мире Магического Космоса. Под окрестностями здесь подразумевались сгустки энергии - люди, объекты, события - которые наиболее приблизились к истинному пониманию Ключа, к смыслу его существования, к способу манипулирования. К правильному пониманию устройства Вселенной. Сравнение разных путей, по которым люди приближались к Кристаллу, очень много добавляло к его собственному пониманию оного. Ну и, как было обещано, Айр учил Тана игре го. Тан оказался на удивление способным учеником. И, вскоре, они играли уже без форы, на равных - и не всегда с предсказуемым результатом. Однажды, во время одной из партий, когда они уже минут сорок пытались с наименьшими потерями выпутаться из изнурительной ко-борьбы, Тан вдруг сообщил: - А ты знаешь, я сегодня ночью немного пофантазировал по поводу го.
в начало наверх
Очень интересная картина вырисовывается. - Расскажи. - Вот смотри. Мы и так знаем, что го - одна из наиболее абстрактных игр, больше чем другие, отражающая реальные механизмы функционирования мира, так сказать, игра uber alles [превыше всего (нем.)], извини, вырвалось... - Ничего, я уже привык. Ну, знаем... - Так вот. Мне пришло в голову ее немного усовершенствовать. Довести ее всеохватность до логического завершения. По-моему, неплохо получилось. - Интересно, интересно, рассказывай, не тяни. - Смотри! - Тан обратился к доске. - Ну, тут партия, считай, закончена. Согласен на ничью? - И сгреб все камни на стол. - Точка в самом центре поля - главная особая точка. Мысленно помещаем в нее Кристалл... - Наш Кристалл? - Да. Не отвлекайся. Мы же игру, моделирующую мир создаем. Как же без Кристалла? Итак, он в центре. Оставшиеся восемь особых точек будут символизировать его восемь граней. Так сказать, тоже магические точки, но послабее, второстепенные. Согласен? - Согласен - то согласен. Я пока новшеств особых не вижу. - Зараз будэ [сейчас будет (укр.)] micare in tenebris [проблеск во мраке (лат.)]. Главное, что я привнес - это элемент стохастичности. Игра начинается не с tabula rasa [чистая доска (лат.)], а с некой случайным образом возникшей комбинации. Я внятно излагаю? - Ты, лучше, внятно продемонстрируй... - Ладно. Возьми горсть своих камней. Сколько у тебя вышло? - Двенадцать. - Хорошо. Я тоже возьму двенадцать - белых. Это - для равенства изначальных шансов. И теперь эдаким небрежным жестом кидаем их на поле. Желательно - одновременно. Давай. Зал потрясает множественный грохот. - А эти - упавшие с доски? - Умерли! Такова жизнь. - Ты делаешь успехи. Я о языках... - Стараюсь... Смотри, какая интересная картина на доске получилась. Можно их немного подправить, чтобы точно на полях стояли... - И что все это значит? - Какой ты нетерпеливый! Еще один важный этап. В зависимости от близости к Кристаллу, то бишь к центру, или к его граням - особым точкам поля, упавшие камни приобретают разную значимость. Те, что ближе, сильнее, что ли. Можно ограничиться тремя градациями. На соседнем с Кристаллом поле тройной силы. Через одно поле от него - или вплотную к грани - двойной. Все остальные - ординарные. Можно их сделать даже разных размеров. Тан активизирует лучик силы Кристалла, который всегда и всюду сопровождает посвященных, и меняет камни на поле - в соответствии со своими рассуждениями. Теперь картина на доске приобретает и вовсе странный для традиционного игрока вид. - Вот. Стартовая ситуация создана. С нее-то и начинается игра. Можно просто начать играть - как обычно. С той только разницей, что усиленные, двойные и тройные камни должны иметь больше степеней свободы. Тут не обойтись без милого твоему сердцу трехмерного го. Вот как оно возникает - естественным образом. Но можно перед игрой заняться еще кое-чем. Айр завороженно следил за разворачивающейся мыслью. - Дело вот в чем. Во все времена и у всех народов - поверь мне, я проверял - такого рода случайные расклады, связанные с более или менее достоверной моделью мира, служили для предсказания судьбы. Вполне годится для этого и то, что мы получили. Здесь все имеет значение - и количественное соотношение уцелевших камней разного цвета, и их взаимное расположение, взаимопроникновение, так сказать. И случайно сложившиеся группы - устойчивые или обещающие такими стать. И разнообразные игровые ситуации - атаки, защиты. Разумеется, и близость к Кристаллу, количество усиленных камней каждого цвета. Задаешь вопрос, выбираешь цвет, выкидываешь камни на доску - и, пожалуйста, трактуй сколько душе угодно. Такая вот новая система гадания... Айр уже схватил общую картину рассуждений и теперь напряженно размышлял, пытаясь найти слабые звенья, дополнить логику товарища. - Что же за гадание без привязки ко времени? - Да... Ты прав... Как это я? - Ничего, сейчас разберемся. Время... Время... Как же здесь отразить течение времени?.. Есть! Придумал! Зодиак! Тан немедленно загорелся идеей и подхватил ее: - Правильно! Чертим зодиакальный круг и накладываем его на поле... - Лучше, вокруг поля. Мешать будет... - Хорошо, вокруг поля... Надо его сделать вращающимся, чтобы можно было каждый раз корректировать - в соответствии с сиюминутным расположением светил. Вот... И в зависимости от влияния звезд и трактуем все складывающиеся картины. - Так-так-так... Красиво получается... - Да, и, чуть не забыл, стартовая ситуация после выбрасывания камней - это только первоначальный ответ на вопрос гадания, так сказать, ответ первого слоя. После этого мы играем партию. Завершаем ее обычным подсчетом очков - и получаем окончательный ответ. В смысле, финальную картину гадания, то, к чему приведут тенденции в конечном итоге. С учетом всех тенденций и влияний. Такая вот могучая предсказательная система. А? И он победно оглядел воображаемую толпу слушателей. Толпа в лице Айра была потрясена. - А ведь и правда - здорово! - Погадаем? Проведем эксперимент? Айр прислушался к ощущениям. Теперь его интуиция частенько не подсказывала - диктовала ему, что надо делать. - Ты знаешь, Тан, давай в другой раз... Обиды между ними в таких случаях были бессмысленны. - Давай. Только я... Знаешь, обидно будет, если такой труд пропадет между нами... Не спорь, пропадет! Мы - это еще не весь мир! Вот. Так я сейчас упакую нашу беседу... Ты не помнишь, сколько времени мы тут рассуждали? - Наверное, с полчаса... - Да, где-то так. Упакую полчаса... Вот. И отправлю-ка я все это лет на тыщу назад. Куда-нибудь на восток. Как ты полагаешь? - Да. Вполне. Это как раз в их стиле... - Поехали! Айр отследил, как посланный Таном пакет информации устремился вдоль зеленого луча энергии Кристалла, выбрал адресата - самого подходящего из обозначенного множества - уютно угнездился у него в сознании. Когда усвоится, переварится, то будет принят человеком за собственную идею. Главное, не потеряется, а останется в веках. Тан был прав. Много неожиданных талантов открывается при работе с Кристаллом. - Так ты хотел о чем-то поговорить? - Да. Пора бы обсудить главный вопрос. - Зачем? - Да - зачем? Они теперь могут почти и не говорить вслух. Многое понятно без слов. Многое пережито вместе. Айр, пожалуй, уже и сам знает ответы на все свои вопросы. Но ему нужен этот разговор. Надо расставить все точки над "i". Убедиться, что он все правильно понял. И, что Тан понимает все так же. - Итак, зачем? Начнем по порядку. Какое предубеждение насчет меня самое распространенное и могучее? - Ну... Дьявол, Враг... Похищает людей, или души людей, перетаскивает их в свой мир, к себе на службу... - Так. Как ты уже убедился, никого я не перетаскиваю. А если бы и занялся этим, то все эти перемещения были бы недолговечны, временны. Дело в том, что человек сам переносится в тот мир, который наиболее подходит его сущности. Вспомни своего Лая. Ему-то как нельзя лучше подошел Третий мир, куда его угораздило провалиться. И время, в которое он попал. А Ора? Попытайся вообразить ее нынешнюю в вашем Четвертом мире. Что, не выходит? Да и ты с Айей - неплохо вписывались в ваши звездные города - гораздо лучше, чем в буколические деревни родины. Так что, никто никого никуда насильно не затаскивает. Просто - каждому свое. Я надеюсь, ты оценишь мои титанические усилия в лингвистическом монохроматизме... Но все это - объективная картина. Субъективно же - человеку свойственно ушибаться - не всякий готов принять себя таким, каков он есть. А если и замечает в себе некую гнилость, то приписывает ее не собственным заслугам, а влиянию злокозненной силы, посвятившей все свое существование совращению с истинного пути его, единственного. И сила желательна помогущественнее - чтобы просто развести руками и облегченно сдаться, все равно борьба обречена... Так и возникает дьявол, Враг... От стыда человеческого... - Как у тебя все стройно выходит. - Что-то не так? Возражай! - Да нет, все так. Но как-то неприятственно... - Что поделаешь... - Ну, предположим... Но люди-то были разными во все времена. И при едином мире. Зачем понадобилось расчленять миры? - А вот затем и понадобилось! Что люди разные! И потому, что каждому - свое! Я вовсе не берусь становиться верховным судией, хотя мог бы, при моем-то всемогуществе. И не возвожу свои пристрастия и антипатии в ранг высшего этического закона. Да, что-то мне, безусловно, нравится, что-то я ненавижу. Но я вовсе не делю людей на основании этого. Я их вообще не делю. Они дифференцируются сами. Рано или поздно для каждого человека наступает момент эдакого окончания трансформации, когда мирозданию становится ясно, подходит он для этого мира, или нет. Раньше, до моего вмешательства, после этого не происходило ровным счетом ничего. Все люди, разных сортов, устремлений, уровней так и оставались перемешанными хаотично в одном-единственном многострадальном едином мире. Я же дал им возможность проявить свое "я", пусть и неосознанно. В каждом из шести, пардон, пока - пяти, миров идет непрерывная фильтрация на совместимость. И, если вдруг человек не вписывается в данный мир, его немедленно втягивает в имманентный. Каждому - свое... - Хорошо ли это?.. - Вот это, как раз, и есть самый главный вопрос. И я, лично, убежден, что да, хорошо. В первую очередь для хороших людей - их судьба меня как-то больше волнует. Причем, обрати внимание, даже если мои оценки хорошего и плохого не верны, вплоть до противоположного, это ничего не меняет. Разделяю-то не я! Для носителя другой точки зрения надо просто перевернуть Кристалл вверх ногами... или сменить нумерацию уровней... Так вот, вспомни, хотя бы своего Калифа. Ему что, место в твоей деревне? Долго ли он мирно пас бы единорогов? Или, может, он лучше ужился бы на родине скворшей, хотя это не так наглядно? Кстати, а где она? - Гуляет где-то, как обычно. Позвать? - Не надо. Беседа не для женских ушей. Хотя, он-то как раз может и ужился бы, развязал бы небольшую войнушку между деревнями, не о нем речь. Каково бы было твоим соотечественникам при таком соседе, вот в чем вопрос. Может и лучше ему оставаться здесь - и воевать с такими же, как он сам? А караванщик - ты, думаешь, надолго его запугал? Оклемается, очухается, убедит себя несоответствиями в твоем поведении - и опять примется за старое. В племени пустынников, пусть и жестоких вынужденно, но не подлых, не коварных - ко двору ли был бы такой? Молчишь? А Ора? Много ли ей понадобилось бы времени, чтобы спровоцировать войну между звездными городами? А это ведь не самые яркие примеры. Просто под рукой были... Уверен, что Варри, судя по его пути по Третьему миру, мог бы порассказать куда больше. Вот... - Тан медленно остывал после своей пламенной речи. - И я убежден, что это правильно. Надо, чтобы хорошие люди жили с хорошими людьми, а негодяи - с негодяями. Конечно, не все такое черно-белое... Так и миров-то - не два. Надо, только, дать людям возможность самим выбирать себе место... В буквальном смысле. Что скажешь? - Что же тут скажешь? - И надолго замолчал. Молчал и Тан. - Как это все... неожиданно... Но и ожидаемо. Долго же ты над этим думал... - Да уж, было время. Но и тебя никто не торопит. Перевари, поразмысли. - Надо бы... - Вот и хорошо. Пошли купаться? Утомил ты меня совсем! Здорово, когда не надо никуда торопиться - твое от тебя не уйдет. Можно и покупаться... 7. СВОЯ ИГРА - ..."Пчела-Пять" вызывает "Улей"! - "Улей" слышит. Что у вас?
в начало наверх
- Тридцать градусов к северу от надира - корабли противника. Скорость сближения - пятьдесят. Решение - принимать бой... Это уже было. Было со мной. Какой острый приступ дежа вю, ну вот, от Тана нахватался. Но, нет, в самом деле. Я этот бой помню. Причем, не наблюдателем, как сейчас. Скорее, участником. Откуда? И еще помню, что он для меня кончился плохо. - "Пчела-Пять", отставить! Дождитесь подхода основных сил! - Поздно, командир. То, что от нас останется - дождется. Эти пять катеров - наши. Стая, налетающая снизу - враги. Откуда?! Откуда здесь враги? Неужели сейчас и в этом мире человечеству настолько повезло, что оно повстречало братьев по разуму? И братья оказались врагами... Недаром, ох недаром готовили воинов в звездных городах... - Маркиз! Прекрати атаку! Отходите! - Конец связи... База противника далеко. Они даже не поддерживают связь. Несутся черной молчаливой тучей. Надо продержаться против них совсем немного. До подхода своих. Подмоги врага пока не видно. Совсем чуть-чуть простоять. В том бою - из памяти - у меня не вышло. Ну да, враг взял мой катер на таран, нарушив стройную картину партии. И некому меня было прикрыть. Все были заняты. Тогда нас было пятеро. А сейчас? Катер! Мне нужен катер! - Айр, что ты собираешься делать? - Надо им помочь. Это же наши! Там - Маркиз! - Ты уверен? Мы ведь... - Уверен! Тан! Добудь мне катер! У меня, пока, плохо выходит. - Ну, смотри, тебе виднее... Но почему, собственно, катер? Можно, ведь... - Потом, потом, катер давай! - Ладно. На. Руки привычно покоятся на подлокотниках. Ускорение вжимает в кресло. Шлем. Пульт. Все в порядке. Вперед. Держись, враг! Заходим снизу, к ним в тыл... ...стая заканчивает перекличку... - "Пятый-Четвертый", как всегда слева. Все на местах, Маркиз. - Трехсекундная готовность. Играем джосеки. Я пошел в точку. Третий и четвертый идут ко-гейма. Первый и второй - защита от шичо и конверта... - "Пятый-Шестой" ставит коми у борта. - Что? Как? Кто это?! - Не отвлекайся, Маркиз. Я у них под бортом. - Трехсекундная готовность исполнена. Начинаем, командир? - Поехали! Играем джосеки с коми у борта. Потом разберемся... Маркиз идет в точку возле угла. Противник - на поле выше. Да, сценарий тот же, знакомый. Мы идем малым конем от нашего центра к борту... В прошлый раз противник здесь вывернулся. Теперь-же его прижимаю я. Окружаем... "Айр. Я надеюсь, ты и вправду понимаешь, что делаешь. Это настолько важно?" "Что за привычка вмешиваться в гипноаналоги?! Не мешай!" "Нет, просто я подумал, - вы там сражаетесь, а я... Если это так необходимо..." "Решай сам. Некогда." Снят второй камень противника. Остается еще три. Одного окружают у другого борта. За вторым наш центр выпускает группу в погоню... Третий... Уходит! Догнать, догнать! И вдруг на поле начинает происходить что-то странное. По периметру задействованного в игре пространства откуда ни возьмись возникает еще одна устойчивая группа. Кажется, наша. Да будь даже она и не устойчивой, будь здесь еще десяток кораблей противника - ее просто не убрать, не окружить - не хватит темпов. Что это? Группа вырастает еще немного, причем, на два поля за один ход, дотягивается до убегающего вражеского камня и захватывает его. Гипноаналог катера не выдерживает такого насилия над привычной схемой боя, начинает сбоить, мерцать... Это - как если бы посреди партии в шашки кто-то вдруг сделал ход ферзем... Как если бы... Вспомнил! Так уже было со мной, когда-то очень давно, когда Маркиз применил аналог го в бое на мечах... Он тогда еще сказал, что гипноаналог го идеологически выше банальной рубки. Так что, теперь есть нечто более высокое, чем го? "Ну и как тебе, Айр?" "Тан! Что это было?" "Как - что? Мы же с тобой вместе го усовершенствовали! Надо было просто его правильно применить..." "Правильно - это как?" "Ну, поскольку о правилах враги ни с кем не договаривались, я нужную мне точку сам выбрал особой - с образом Кристалла, пошел туда, и стал камнем со многими степенями свободы. Остальное ты видел." "Да... Эффектно. Объясняться с остальными сам будешь?" "А зачем?" - Бой окончен. Связь по стае. Собираем пятерку. - Первый, в порядке. - Второй, все нормально. - Третий. Маркиз, что это было? - Четвертый здесь. Так мне не показалось? - Стая собрана... Воз... - Шестой идет замыкающим. - Да кто же ты такой, черт побери?! - Не сейчас, Маркиз, все равно не поверишь. На базе, все на базе... - Ладно. Все идем на базу. Шестой - замыкает. - Седьмой тут. Куда девать пленного, командир? - Седьмой?!! - Пленного?!! "Ну, это ты дал, Тан! В космическом бою - и пленного!" "Я старался..." - Командир. Говорит Шестой. Применено экспериментальное устройство по захвату кораблей противника. - Е-мое... Так мы их и рассмотреть теперь сможем! - Эй, Седьмой, ты хоть понимаешь, что ты первый, кто... - Разговоры! Идем в третий ангар... Ну, ребята, если вы мне все это сейчас не объясните... - Объясним, объясним, сам увидишь... Возвращаются в зону слышимости базы. Маркиз долго пытается объяснить диспетчеру причину столь своеобразного и многочисленного возвращения. Новости мгновенно распространяются. Долгий галдеж в эфире... В общем, когда они всей армадой из восьми катеров втискиваются в третий ангар и шлюзуются, встречают их все, кто может поместиться в ангаре. Первым делом кидаются к вражескому кораблю. Окутывают силовыми полями, вскрывают, добывают кого-то не очень антропоморфного. Но, все-таки, не настолько, чтобы нельзя было распознать безмерное удивление на морде. Уволакивают его куда-то... Айр и Тан наблюдают это радостное возбуждение сидя на блистерах своих катеров, улыбаясь с чувством людей, исполнивших свой долг. Наконец, первая волна радости немного спадает - и у всех возникает закономерный вопрос... Куча вопросов. Первым приходит в себя Маркиз. Сдирает шлем - таким знакомым движением. Сразу становится заметно, что он уже далеко не так молод, как во времена расставания. Подходит к катеру Айра. Всматривается, не веря, в лицо гостя. Наверное, и Айр стал несколько иным за это время. Узнает. Не верит опять. Делает еще шаг... Айр спрыгивает на пол. - Да я это, я! И кидается в объятья. Маркиз несколько раз отстраняет его, всматриваясь в лицо - и обнимает вновь. Тан смущенно стоит в стороне. Смущенный Тан? Это что-то новое. Бойцы пятерки тоже сгрудились поблизости, недоуменно наблюдая встречу. - Познакомься... - Откуда ты... - Ты же знал, что я вернусь... - И как вовремя... - Расскажешь... - И ты... - Тут такое... - А там... Шок медленно утихает. Бойцы мы или не бойцы? И Айр понимает, что главное надо сказать сразу - чтобы не разрастались ненужные иллюзии и надежды. Потом будет больнее. - Собственно, Маркиз, мы с Таном за тобой. Там ты нужнее. Сразу меняется, становится жестким лицо. Одновременно несколько, много мыслей-чувств-воспоминаний. И тут же верх берет строгая самодисциплина опытного воина. - Ну хоть пообедать мы еще успеем? Так всегда после этих полетов жрать хочется! - О чем речь! Веди! И они направляются к выходу из ангара. Тан уже знакомится по пути с недавними напарниками - и объясняет им технику захвата противника. Да, смущенный Тан - это ненадолго. Ахов, охов, воспоминаний и взаимных рассказов хватило до ночи. А потом все трое как-то вдруг сразу поняли, что вступления закончены, что пора переходить к главному. Тем более, что общую картину и ее понимание они уже Маркизу обрисовали. Вряд ли он понял и усвоил все, что ему говорили - не может такое количество новостей, новостей мировоззренческих, усвоиться за один раз. Да и рассказывали не подробно, в общих чертах, лишь намечая темы будущих длинных бесед. Они будут потом, эти беседы. И вопросы будут потом. Сейчас гораздо важнее другое - общая расстановка сил. И что с ней делать. И какая роль во всем этом отведена Айру и Тану. И зачем им понадобился Маркиз. Чего, вообще, они сюда вдруг прилетели - не только, наверное, для того, чтобы помочь людям выиграть сегодняшний небольшой локальный бой с противником. И с чего это вдруг возникла идея изымать из строя одного из самых опытных бойцов и инструкторов - в разгар-то военных действий. Сами ведь видели: враг нешуточный и совсем неземной. Откуда взялся - пока непонятно. На чем летает и как выглядит - тоже до сегодняшнего дня было неизвестно, пока вы пленного не взяли - спасибо, кстати. Да и странные они какие-то, враги, неясно еще, удастся ли вообще с ними в переговоры вступить, а если и будут переговоры, то чем они еще кончатся... Так что, не тяните, выкладывайте, в чем там дело. Все эти мысли и чувства настолько явно читались в поведении и мимике Маркиза, что для их распознания не требовалось ни быть телепатом, ни быть настроенным на Кристалл. И заодно ясно было, что это такая своеобразная маркизова реакция на все новое, что обрушилось за эти часы без всякой подготовки. Еще неизвестно, как он все это воспринял бы, не будь это изложено Айром, его воспитанником и товарищем. Ничего, переварится, усвоится, уляжется - Маркиз и сам все поймет. Не надо форсировать. - Вот такие дела, Маркиз. Так что, сам понимаешь, война эта - с инопланетянами, как мы и предполагали - помнишь? - лишь частность, проявление более общей закономерности. И устранять ее надо не здесь, а там, где первопричина. Завершать трансформацию мира при помощи Ключа. Исправим там - изменится и здесь. Не исключено, что и самих звездных городов не будет. Не возникнет... Не понадобятся. - Ну а я-то причем... - Там нам нужны будут самые близкие решительные опытные знающие люди. Место лучших бойцов - там... - ...иначе возникает эдакий circulus vitiosus - порочный круг - чем лучше здесь сражаешься, тем увереннее обрекаешь свой мир на бесконечное продолжение всех и всяческих конфликтов. - Так вы что, вдвоем там не управитесь? - Даже втроем - про Анжелу я тебе рассказывал. Даже вчетвером - с тобой. Мы там подумали всячески и решили, что неплохо бы иметь нам по отдельному оператору для каждой грани Кристалла - рабочей грани - для более уверенного управления, чтобы, не дай бог, не навредить как... То есть, шестеро... - ...а у меня, так уж вышло, подходящих кандидатур не нашлось. Ну не попадалось мне на жизненном пути достойных бойцов. Точнее, был один... или два... - Тан загадочно замолчал, потом обреченно махнул рукой. - В общем, bon gremal gre, то есть, volens-nolens, в смысле хочешь-не хочешь, а
в начало наверх
приходится нам волонтеров вербовать по Айровой рекомендации. Компашка, я чувствую, подберется... Так что, пора кончать все эти rabbioso, яростные сражения, и делом заниматься. Ты у нас - первый. Устойчивость психики у Маркиза явно была выше средней. Он перевел хитрый прищур взгляда с Тана на Айра и поинтересовался: - Твой друг языками занимается? Могу подкинуть немного экзотики. На языке противника "атака" будет так. - Сложил губы трубочкой и прощелкал нечто неудобоваримое. Тан совершенно серьезно попытался повторить. Не вышло. Попробовал еще раз - гораздо громче. Дверь в каюту распахнулась, просунулась чья-то голова и поинтересовалась: - А что, допрос здесь проходит? Тан поперхнулся. Голова разочарованно исчезла. Все трое рассмеялись. Айр облегченно сказал: - Я был уверен, что вы подружитесь. Тем более, что мне еще стольких вас надо перезнакомить. - Скольких - стольких? Ты же говорил, что всего шестеро надо. Значит, двое всего осталось... "Вот видишь, Тан, я же говорил, что он согласится!" "С чего ты взял, что он согласился?" "А что же он, по-твоему, только что сделал?" "Все-все-все, прости темного. Умолкаю. Не зря, все-таки, мы решили, что одна голова хорошо, а много..." "Это не мы решили." "Ну так вспомнили. Какая разница?" - Ладно, Маркиз, давай-ка спать. На сегодня, я думаю, хватит. - Да, пожалуй. Тем более, что завтра... - Да нет, настолько мы не торопимся. Тем более, что бойцы твои так просто не отпустят. Допросят, как положено. Да и с племенем своим я бы повидался... Как там Утюг, Лайк, Вождь... Соскучился я что-то... Да и Колдун, единственный человек, которого я так долго считал отцом... - Айр... Колдун... Три года назад... Замолчал. Айр и не думал, что это, ожидаемое, в общем-то, известие так больно обожжет. "...и капля сгинувшего мира ударит болью по душе..." Откуда это? Ведь догадывался, сколько лет здесь прошло. Видел ведь, насколько постарел Маркиз. Знал ведь, насколько немолодым оставлял Колдуна. Стоят ли всех этих разлук ожидаемые перемены? - Ладно. Спать - так спать. Засиделись! Город слегка вздрагивает, корректируя орбиту. Не допуская перемен в своем мироустройстве. Знал бы он, что ему готовят... 8. ОБЩИЙ СБОР - Так вот, оказывается, как это выглядит... - А ты думал... - Так похоже на сон... Они бредут втроем по магической Вселенной Кристалла, взявшись за руки - Маркиз посредине, он пока не настроен на Кристалл и сам бы сюда попасть не смог. А если бы и попал, то не выбрался бы. Вот уж, действительно, - проводники. Айр вспоминает, как он постепенно прозревал, находясь в этом космосе, как все различимее становились сгустки сияния, связующие нити, скрытые закономерности этого странного мира. И прекрасно понимает состояние Маркиза - радостно-восхищенное узнавание. Да, пожалуй, это и есть - узнавание. Подсознательно, видимо, каждый подозревает о существовании этой Вселенной, о том, что мир устроен именно так. И, когда приходит пора - или возможность - в этом убедиться, то ты именно убеждаешься, а не открываешь все это заново. Такое путешествие меж нитей и сгустков энергии - само по себе неплохое объяснение, начало настройки на Ключ. И потому друзья не торопятся, дают возможность Маркизу все рассмотреть, разобраться. Впрочем, быстро у них бы и не вышло. Надо ведь не вернуться к Кристаллу - это можно хоть сейчас, вон он как сверкает. Нет, необходимо по пути найти, разглядеть, какое из сияний относится к искомым друзьям, проникнуть туда... - Тан. По-моему они должны быть гораздо ближе к центру. - Думаешь? - Ну да. Они ведь и про Кристалл знали гораздо больше, и поиски вели... осознаннее... - Идем ближе. Может это? Нет. Это кто-то другой. Сколько мощи. Но, сколько и страха... - Ты знаешь, кажется это магистр Братства. Тот, которого Варри просветил. Как его?... Малимон. - Ага! Значит - близко. Лови зеленую нить. От Малимона тянется много зеленых нитей - еще бы - со столькими людьми связан темой Ключа. Расплетают клубок. Вот! одна нить заметно толще и ярче остальных. Идут по ней. Сгусток сияния. Мощный, ровный, уверенный. Всматриваются. - Ты знаешь, Тан, это не Варри. - А кто же тогда? - Я его не знаю... кажется... Маркиз не выдерживает: - Как это - кажется не знаю? - Ну, есть какие-то смутные воспоминания... намеки... Все трое замолкают, вглядываясь в шар. - Слушай, Айр... Нить привела сюда? - Да. - Случайностей, как мы выяснили, на нашем пути не бывает... - Так. - Значит, он нам нужен. Предлагаю разобраться на месте. - Погружаемся? - Согласен. Только, давай поосторожнее... И они медленно просачиваются в сияние. Не вступая еще в контакт с бородачом, призвавшим их, осматриваются в мире и времени, выбирают место для проявления - немного вдалеке от объекта поисков. Он стоит на лесной опушке, облаченный в костюм черной кожи и черный же бархатный плащ, оттопыренный сбоку мечом. Рядом - двое помоложе, крепкие парни, кровь с молоком, которым он что-то втолковывает. Путешественники оказываются метрах в пятидесяти от него, в лесу, посреди деревьев. Лес сосновый, немолодой, воздушный, так что с их места хорошо видно и беседующих, и замок чуть вдали, на фоне которого они стоят. Вот только ничего не слышно. Айр, оценив обстановку, принимает решение. - Вы знаете, на первую встречу с ним я должен пойти сам. Если кто с ним и знаком - так это я. Но в таком виде я к нему не пойду. Незачем знакомство начинать с шока. Сейчас переоденусь. - И исчезает. Во Вселенной Кристалла все просто. Через миг Айр возникает, облаченный примерно так же, как и незнакомец - только в багровых тонах. - Я пошел? И направляется в сторону беседующих. Маркиз удивленно смотрит ему вслед. Он еще не привык. Айр идет не торопясь, подымая рукой свисающие тяжелые ветви, снимая с них паутину. "Тан. Ты будь готов... На всякий случай." "Что-то ты опасливый стал в последнее время." "Не боятся только дураки. Да и дело, что нас ждет, рисковать не позволяет..." "Ясно, ясно. Я давно готов. Только ты уж беседу их, будь добр, транслируй..." - ...и все-таки, Учитель, я не понимаю... - Ну сколько ж можно повторять. Вот смотри. Алебарда у Олега сделана в Северной Пустоши... - Какого Олега? - О великие боги! Ни у какого! Представь себе Олега, алебарда которого сделана в Северной Пустоши. Так? - Ну... - Он управляется с ней так, как будто привык это делать с детства. Представил? - Да. - И я тоже, Учитель. - Хорошо. Следите дальше. Выглядит он, как человек родившийся на севере. И одет в одежду, обычную для тех краев. Это значит... Что это значит? - Не знаю. - Ох... Это значит, что он из Северной Пустоши... Все это и называется логическим мышлением. - Что - это? - Все! Прочь с глаз моих! Чтоб больше я вас не видел! Заколдую! Ученички поспешно удаляются. Учитель обессиленно садится на траву, обхватив голову руками. Вперивает невидящий взгляд в сторону леса. И в этот миг замечает Айра. Немедленно вскакивает, собранный, готовый ко всему, рука - на рукояти меча. Айр тоже напрягается. Но продолжает медленно идти вперед, пристально глядя в глаза незнакомца. - Приветствую тебя, странник. - И я тебя, мудрец. Где я мог тебя встречать ранее? Теперь пристальнее всматривается и Учитель. - Назовись, странник. - Меня зовут воином Айром. Незнакомец вдруг как-то оседает, будто из него выпустили воздух, хлопает себя руками по бедрам, широко улыбается... Одновременно начинается странное дребезжание какой-то незнакомой магической паутины, неподвижно до того подвешенной во всем пространстве. "Это не опасно, Тан?" "Да нет вроде, все спокойно..." - Ну, здравствуй! Дошел-таки... Айр ничего не понимает. - Назови себя, мудрец! - А, так ты не знал, куда шел... Я - Лай. Помнишь? Варри рассказывал? Теперь облегченно расслабляется и Айр. - Ну вот. Вот мы тебя и нашли... - ...вот вы меня и нашли. И оба от избытка чувств плюхаются на землю. "Все в порядке, Тан. Идите сюда." - Ну и ученики тут у тебя... - Это - не ученики. Это я новых набирать пытаюсь... Да, как видишь, негодящие все. Да и не будет у меня здесь больше учеников... Айр ловит внезапный взгляд Лая куда-то за свое плечо - и успокаивает: - Это - друзья. Тан. Моризетт. - Маркиз... - А это - тот самый Лай. Помните, я рассказывал? Знакомство и беседу продолжают уже по пути к замку. Замку колдуна. Замку Графа. - Это почему ж - больше учеников не будет? Тяжелым, напряженным голосом: - Гадал я тут недавно на свое будущее... Очень результат интересный вышел. Либо убьют меня скоро, либо не станет меня здесь... - Как это? - Вот и я все думал - как это. А тут и вы пришли... - Подожди... Ты хочешь сказать, что в сказке той - все правдой было? - Ну, почти все. Как в сказке. - А... прости... Василиса? - Вот с Василисой мне, как раз, и не повезло... Так что я здесь - как восьмой день творения, как седьмая сторона куба, как шестой палец на руке, как пятое колесо в телеге, как четвертый... - Ну, положим, с восьмым днем творения ты погорячился... Удивленно-понимающий взгляд:
в начало наверх
- Так вы... нашли... Ключ? - Да. Нашли. Потому и пришли. - Хорошо. Сейчас только кое-что из памятных мелочей прихвачу. Подождите. - И скрывается за одной из дверей замка. Тан и Маркиз удивленно переглядываются. Айр же чувствует даже некоторую гордость. - Вот так! А вы говорили - убеждать, уговаривать... И вот - через миг по времени Вселенной - они вновь в магическом Космосе Кристалла. Изо всех неофитов, Лай оказался самым подготовленным. Видимо немало времени провел в размышлениях и собственных опытах. - Теперь ищем Варри. - Да. - Собственно, мы его и искали, когда попали к тебе. - Ничего, и так неплохо вышло. - С Варри будет потяжелее... Маркиз вдруг завершает некий этап размышлений, в которые он был погружен с самого начала путешествия, стараясь, впрочем, этого не показать: - Айр. В том бою... меня должны были убить? - Да, Маркиз... - Тогда выходит, особенно учитывая обстоятельства встречи с Лаем, что мы выдергиваем человека из течения времени только тогда, когда он завершил все свои дела, когда ему уже все равно ничего не совершить. Так? - Разумеется. Иначе он бы и не пошел... Нужный нам человек не пошел. Да и мы бы не стали его отрывать - личности-то все сплошь незаурядные... - Так уж и... - Разумеется. - Это включается в беседу Тан. - Каждый, чуть что, тут же становится в позу и провозглашает: Perissent nos noms, pourvu que la chose publique soit sauvee! - Эк ты завернул! Переведи. - Лай еще не привык к Тановой манере выражаться. - Это по-французски. Пусть сгинут наши имена, но дело будет спасено. В вольном переводе. Айр уже жалеет, что ввязался в эту болтовню. Какой-то неуместной здесь и сейчас кажется она ему. - Хватит вам. Варри ищите. - Так о том же я и говорю. - Гнет свою линию Маркиз. - Ты вспомни, какова была конечная цель Варри, по твоим же собственным рассказам. Что можно считать завершением его дел в выбранном им времени. Представь себе, где и как нам его теперь искать. Айр послушно вспоминает-представляет. И застывает от ужаса. - Так что, выходит... Он все закончит своей смертью... Живым мы его не найдем? Тан больше поднаторел в изучении свойств Вселенной Ключа. - Не паникуй, Айр. Найти-то - найдем. Вот только вряд ли уговорим уйти с нами. - Значит... Значит будем ловить момент! - Маркиз, как всегда собран и решителен. Впрочем, как и все они. - Я думаю, у вас, величайших магов, реанимация поставлена не хуже, чем у нас, космитов. - Космитов? Что, Маркиз, тоже постепенно полиглотом становишься? И снова Айр их останавливает: - Чем больше коллектив, тем больше в нем беспорядка. Хватит! Кажется, нашли! Этот энергетический сгусток по мощности может конкурировать с сиянием пирамид. Или даже самого Кристалла. Не знай они Варри, мимо такого сияния все равно проходить не стоило бы. Приближаются, всматриваются - все четверо. Такая до боли знакомая по описаниям очевидцев картина. По многочисленным реконструкциям, воспроизведениям. И от этого не менее драматичная. - Он умирает? - Да. Уже скоро. - Как ему больно... - Еще бы... - Он сам этого хотел. - Ну и что? От этого страдания не меньше. - Уговорили отдать тело. Уже несут. - Он и после смерти все расписал. - Такая цель меньшей самоотдачи не приняла бы. - Как он это назвал?.. Драматизировать ситуацию. - Да. Драматичнее некуда. - Sanctus dominus deus Varry... - Тан, хоть сейчас не надо! - Куда это они его заволакивают? - Непонятно... Пещера какая-то. - Не опоздать бы... - Должны успеть. Они, кажется, собираются уходить. - Скорее бы! - Кошмар! Сколько ритуалов... - Все! Задвигают камнем вход... - Приготовились. - Мы же в этой пещерке все не поместимся! - А всем и не надо. - Пойду я. Я его на это провожал, мне и забирать. - Пора. Давай! Айр, все такой же бархатно-багровый, внезапно появляется в тесноте выдолбленного в песчанике склепа. Склоняется над телом Варри - изможденным, измученным, окровавленным, замотанным в какую-то белую грубую тряпицу. Вслушивается, вчувствуется. Неужели, мертв? Не успели?! Варри, не уходи! Кажется... Кажется чуть-чуть, на самой грани ощущений, жизнь теплится еще в нем, еле-еле. Может быть сейчас и наступит тот самый миг, когда... "Тан! Таким мы его не вытащим! Иди сюда. Поможешь!" В пещерке появляется Тан. Теперь над телом склонились двое. А Лай и Маркиз из Космоса Ключа не дыша наблюдают за их действиями. И наверное только им видно, что же творится на самом деле. Айр нащупывает еле заметную красную нить энергии, ведущую от Варри к Кристаллу, истонченную, мерцающую, тусклую. Не порвать бы, не навредить. Протягивает к ней свою нить - мощную, уверенную струю энергии. Сплетает обе нити, пытается слить их. Нить Айра начинает на глазах тускнеть, энергия из нее уходит в Варри - и там без следа пропадает, проваливается в бездну небытия. Тогда к их нитям подсоединяется нить Тана - еще более яркая и могучая. Вплетается в узор... Теперь их нити тускнеют медленнее. Но все же тускнеют. Варри уходит. Вдруг в плетенке возникают еще две нити. "Лай? Маркиз? Вы же не умеете..." "Не умели..." "Что ж нам, стоять и смотреть?" Уже пять нитей составляют причудливый узор, держащий Варри в этом мире, не дающий ему провалиться в пустоту. Держащий? Да. Падение, кажется, приостановлено. Но и только. Мощная же пропасть засасывает Варри! Четверо еле держат его, не в силах насытить энергией, повернуть процесс вспять. И тут возникает шестая нить. Удивительно яркая и ясная, она обвивает все пять, окутывает Варри, как бы пеленает энергетический поток от Кристалла к нему - и выдергивает Варри на поверхность! Прямо на глазах меняется цвет его лица, появляется пульс, дыхание. Теперь нити не так напряжены. Теперь они просто проводят силу, помогают струиться энергии, которая словно бы вспомнила старое русло - и хлынула в своего привычного носителя. Спасли! - Кто это был, Айр. - Не знаю, не рассмотрел, не до того было... "Конечно! Стану я всяким заблудшим колдунам свою сущность являть!" "Анжела!" "Ну, я. Чего рассиживаетесь? Давайте его сюда, долечивать будем!" - И правда. К Кристаллу его! "Ничего без меня не можете!" - Приподнимай, Айр! - Подожди, передам Маркизу. Держи! - А ты что же? - Я тут еще... - И ты?!! - Здесь?!! - Да нет, вы не так поняли. Я совсем немного задержусь. Дело Варри завершить надо. Что ж он, зря так страдал? - И как же ты его завершишь? - Я помню. Я читал. Сейчас они сюда придут - а тут я сижу. И первая моя фраза будет такая: "Его нет здесь, он воскрес. Помните, как он говорил вам?" Что, неправда? - Правда, правда, только в комбинезон еще переоденься - для убедительности. - Ладно. А вы давайте, несите его. И трое уносят Варри. Живого к живым. 9. ИЗБРАННЫЕ Без отдыха нельзя никак. Любая хорошая работа должна начинаться с хорошего отдыха. Чтобы приступать к ней со свежими силами и в хорошем настроении. Иначе - что у тебя получится? И что станет с тем, кто будет пользоваться плодами твоего труда? Не станешь же ты утверждать, что собираешься в одиночку вкушать результаты хорошей работы? Тем более, отдых нужен был тем из шестерых, кому особенно досталось на трудном пути к Кристаллу. В первую очередь - Варри. Он серьезно изменился за время, проведенное в Третьем мире. Особенно за последние дни своей трагической эпопеи. Нелегкое это дело - быть богом. Так что с ним как бы приходилось заново знакомиться - в том числе и Айру, который, казалось, знал его лучше всех. Нет, нет, такого Варри, погруженного в себя, сосредоточенного, ежесекундно собранного - как для боя, и в то же время - расслабленного, открытого, понимающего и принимающего все и вся, Айр не знал. Пожалуй, Тану и Маркизу, которые узнавали его впервые, было даже легче - им не надо было менять своего знания Варри, они все писали на чистый лист. Кроме того, разумеется, надо было перезнакомиться и всем остальным. И не просто познакомиться. Они должны были стать даже больше, чем друзьями - столь серьезное дело им предстояло. Когда они начнут манипуляцию с Кристаллом, им просто необходимо будет думать, чувствовать в унисон, понимать друг друга с полумысли, не тратить время и силы на объяснения, доказательства, убеждения. Поэтому, найдя во всем этом полное понимание новых товарищей, Тан и Айр, как самые подходящие для этой роли, перенесли замок Тана - со всем населением, содержимым - и Кристаллом в том числе - в глубокое прошлое. Ко всяким там трилобитам, как выразился Маркиз. Ab ovo, как выразился Тан. К черту на кулички, как выразился Лай. К тем истокам, о которых не только дедушка, но и дедушкин дедушка ничего... - как выразилась Анжела. Варри и Айр не выразились никак - хватило и всех остальных. Вот они все и отлеживались, отплавывались, отбраживались и отъедались в мелководных ленивых неторопливых лагунах силурийских морей. Жизнь, казалось, застыла здесь. И, сколько не валяйся на черном вулканическом кварцевом песке, все равно ничто нигде не произойдет еще миллионы и миллионы лет. Это имело еще и огромное психологическое преимущество. Решение можно было принимать не торопясь, действительно не торопясь, с позиции вечности. Вот это они и делали. - Ну как же ты не понимаешь, Маркиз? - Айр по привычке горячился. - Что все люди - разные! Не могут быть одинаковыми звездный боец и, скажем, торговец с базара. - Конечно, не могут. Один родился в звездном городе, а другой в семье торговца. - Да не в этом дело! Где бы он не родился... Что, сыну торговца кто-то мешал в свое время взять в руки меч и стать на защиту города, например? - Да нет, особо никто не мешал. Но никто ему и не сообщил о такой возможности. Ему просто не приходило такое в голову. - Вот об этом я и говорю! Не может же быть, чтобы он никогда не видел или, хотя бы, не слышал о тех, кто так сделал, примера какого-нибудь! И
в начало наверх
слышал, и видел! Но совершенно не отождествлял это с собой. "Наше дело маленькое. Дед мой продавал брюкву, отец мой продавал брюкву, и я продаю брюкву. А все остальное - не мое дело. И не нам в другие дела лезть. На это другие имеются..." Лай не выдержал и вмешался. - Да не в брюкве или мечах дело. Это ты просто в рамках своих стереотипов. Да, Айр? - Ну да, для примера... - Пусть себе продает свою брюкву - кто-то же должен это делать. А вот то, что ему наплевать на соседа, глубоко безразличны проблемы всяких там незнакомцев, проходящих по базару, о жизни людей в других землях он вообще слышать не хочет... Они ведь у него брюкву никогда не купят! Вот это уже проблема. Строго говоря, ему и на самого себя наплевать. Во всем, что не касается "пожрать и поспать". Его просто нет - как человека. Есть человекофункция - продавец брюквы. Варри тоже отрывается от своих мыслей: - Да, это самое тяжелое - разбудить человека в человеке... Айр наконец-то ловит паузу в дискуссии, и снова набрасывается на Маркиза. - Ну вот! То есть люди - по этому признаку - совершенно различны. И если в ком-то это самый "человек", то бишь небезразличие, просыпается само... Тан уточняет: - Не само, конечно же. А под влиянием всего, что он видит, о чем он слышит... - Да, конечно. Его просто не надо вести за ручку и объяснять все, как грудному младенцу. Как Варри любит делать. - Любил... - Как делал Варри... То другого - тащи-не тащи, веди-не веди, заставляй-не заставляй... Самое большее, чего можно добиться - это доказать ему, что быть добрым и заинтересованным в проблемах близких - просто выгодно. Вознаградят его за это, скажем... После смерти... И тогда он, может быть, будет имитировать нормальное поведение - в целях своей выгоды. И то - не обязательно. Я правильно говорю, Варри? - Ты меня, лучше, в теософских спорах не трогай. А то я тебе такого наговорю... Молчавший до того Тан, пытается разрядить атмосферу: - Зачем же говорить? Мы и почитать можем. Я вот тут книжечку добыл. Как раз о деяниях Варри... - Ой, молчи, хомоцентрик! Сам знаешь, чего они там понаписывали! - Кто это тут моими терминами пользуется? В старые времена, как мне дедушка рассказывал, за такие вещи... - Что, в еще более старые?! - Ну... Тан видит, что спорщики не хотят упускать тему беседы, но уже успокаиваются, и замолкает - своего он достиг. Маркиз возвращается к главному. - Ладно. Предположим все различны. Именно по этому признаку. И что же из этого следует? - Да не только по этому! По многим признакам они различны. Это просто самый наглядный, что ли. - Лай отвечает за Айра. Айр же четко ведет тему беседы. - А то, что задача наша, как я ее понимаю - дать этой различности проявиться, показать себя в полную силу. Ну, как если бы мы взяли и покрасили всех людей в разный цвет. Плохих - в черный, хороших - в белый... - Средних - в серый... - Да. А потом - развели их в разные места. По цветам. Чтобы черный никогда не встретился с белым и не смог ему навредить... - Ну, а если какой-то черный вдруг начинает становиться серым? - И слава богу! Он тут же переводится туда, где серые. Тан считает необходимым уточнить: - Самое главное, что делить и сортировать будем не мы, вообще никто персонально. Цвет свой человек выбирает себе сам - своими мыслями, поведением. Аллах его знает, по каким критериям эта дифференциация будет происходить. Мы-то уж точно не узнаем. А разводить их будет само мироздание. Мироустройство. Сам факт наличия миров с различными свойствами. Каждый конкретный индивидуум попадает именно в тот мир, который ему наиболее подходит - и которому он сам наиболее соответствует. Каждый выбирает для себя... Теперь, кажется, Маркиз убежден. И все понимает. - Так что, получается, все что делал Варри, да и Лай - в свое время и в своих мирах - все напрасно? - Почему вдруг? - Не понял Лай. - Ну как же... Вы там занимались, особенно Варри, объединением людей. Их воспитанием и сплочением... А мы - разъединять собрались. Варри даже засмеялся. - Эх ты! Ничего-то ты не понял. Любое обучение, воспитание, сплочение - это отбор. И, чем серьезнее обучающая или воспитательная система, тем отбор строже, серьезнее. Я своей деятельностью, по сути, делал в масштабах Третьего мира то, что мы собираемся проделать со всеми мирами - с помощью Кристалла. Делил людей на "плохих" и "хороших", "наших" и "не наших", "тех" и не "тех". И они, что характерно, делились, причем, с удовольствием. Единственный ма-аленький недостаточек был в моей системе дележа - она была придумана, развита и усовершенствована именно людьми. Со всеми вытекающими последствиями. - Да. Варри прав. Можно даже сказать, что мы станем, разделив миры, эдакими супер-воспитателями. - Не мы, а сам мир... Мы ему только поможем. Наибольшей тягой к афоризмам обладал Варри: - Воспитывает жизнь. Сортирует мир. А решает человек. - Вот и до банальностей договорились... - А ты что думал? Самые простые вещи - они-то и оказываются самыми сложными. Если попытаться их понять. Тан вдруг понимает, что Маркиз, умница, давным-давно все понял, уяснил для себя, а спор поддерживает для того, чтобы все они еще раз проверили на прочность собственные аргументы, нашли в них слабое звено - если оно там есть, высказали друг другу все свои сомнения, комплексы, несогласия. Все-таки очень разными они стали - с такими-то разными жизненными опытами. И, чем ненавязчивее и постепеннее они излечатся ото всех сомнений и подозрений относительно друг друга, тем скорее и успешнее смогут осуществить свою миссию. Странно, что роль ведущего воспитателя принял на себя Маркиз. А не он, Тан - дольше всех проживший с Кристаллом. Не Лай, привыкший учить деревенских детей. Не Варри, вообще положивший жизнь на воспитание человечества... Может быть Маркиз рассудил, и не без оснований, что у него эта роль получится наиболее естественно. Он наименее, если можно так выразиться, заслуженный боец в их команде. Ничего экзотического, с его точки зрения, не совершил. А, значит, и внимания ему уделяется меньше всех. Есть где развернуться. А Маркиз продолжает. - Но почему именно мы? Лай сдержан. - А почему бы и нет? Айр, как и положено младшему, страстен. - А ты считаешь, что есть кто-то более подходящий для этой роли? Варри спокоен. - В самом деле, Маркиз, чем плохи мы? - Тем, что это именно мы. Со всеми своими проблемами, неудачами, опытом - и успешным, и печальным. Я не говорю, что мы хуже других. Я опасаюсь, что и лучшие - не хороши. Кто дал нам право решать судьбы мира, всех миров? Ну, положим Варри выстрадал это право. И то, еще неизвестно, дает ли право в дальнейшем менять судьбы мира подобный опыт - о котором нельзя даже с уверенностью сказать - удачный он или нет. Но - Тан? Выросший и воспитанный в - как ты там говорил? - тысячелетней застойной цивилизации. Начавший свое движение к Кристаллу не ради познания, а вопреки - всем силам и врагам, которые ему мешали решить частную, в общем-то, проблему. Лай, уже обжегшийся на педагогике в одном отдельно взятом времени и месте. Айр, совершивший за время своего блуждания все мыслимые и немыслимые ошибки. Анжела, которая, прости дорогая, вообще ничего особого не видела в этой жизни. И я - рядовой командир звена боевых катеров рядового звездного города. Кто мы такие, чтобы менять мир? Позволено ли нам? Вот в чем вопрос. Да. Это был вопрос. Теперь замолчали все - и надолго. Ответить решил Тан. - Как-то ты немного утрируешь, по-моему. Не такие уж мы и негодящие. Не хуже многих. А то и получше. Между прочим, умение понять свою истинную цену, свое истинное место в жизни - и не впасть в крайности самоуничижения и самовозвеличивания - это тоже один из факторов того самого деления, о котором мы тут так красочно говорили. Надо, надо иногда скромно сказать самому себе - да, я гений. Но, тогда уже и действовать соответственно. Не как трусливая бестолочь. Мы в этом, мне кажется, проявили себя достаточно честно и убедительно. И, посему, ничуть не меньше других подходим к предстоящей миссии. За время этой речи оформил свои мысли Айр. - Да и не будет никогда идеально подходящих людей для этого дела! Вообще - ни для какого дела идеально подходящих не бывает. Все - живые люди, все как-то пришли к моменту свершения. Даже палач может пожалеть кого-то, напоминающего его ребенка. Даже... Я не знаю... Не бывает абсолюта. Если его ждать - то вообще ничего не свершится. И Варри решил поставить последнюю точку. - А самое главное - мы не собираемся совершить ничего вечного, нерушимого и непоколебимого. Во-первых, Ключ никуда не девается. И с его помощью, как я понимаю, всегда можно будет произвести обратную манипуляцию. Если по прошествии времени выяснится, что выбор был сделан неверно. А во-вторых, для людей, для настоящих людей, я имею в виду, мир особо и не разделяется. Ведь Айр, как я понимаю, настройку на Кристалл произвел по модели. Так? И кто же помешает ту же манипуляцию произвести кому угодно другому? В любом мире и в любом месте. Правда, не спорю, для этого многое надо узнать, до многого додуматься самому... работать надо! Но и власть над миром дается в результате какая! Кто сказал, что все это должно доставаться даром? Было вот у одного отца трое сыновей... - Сто-стоп-стоп! - Бесцеремонно перебил его Маркиз. - Эту историю мы лучше перечитаем в первоисточнике... - Да, правда, чего это я? Извините, привычка... И оглядел всех искрящимся улыбкой взглядом: - Интересно, кто из вас первым не выдержит? Кто скажет вслух, что мы тут взаимно морочим друг другу головы? Теперь улыбались все. Анжела, как наименее искушенная в тонкостях антропоморфно-гуманоидной дипломатии, радостно спросила: - Так что, решено? Вы уже друг друга убедили? Айр успокоил ее - и, заодно себя самого: - Конечно же! Сколько можно воду в ступе толочь! Ну а Маркиз, как всегда был наиболее практичен: - Ну, тогда повторим, что именно мы делать будем? Практический механизм... Компания опять посерьезнела. Но уже по другому - деловито, собранно. Айр прервал практические размышления товарищей. - Давайте прервемся. Сколько же можно, в самом деле. Я себе уже весь бок отлежал. Поднялся с песка, с трудом разгибая затекшие мышцы. С хрустом потянулся, подпрыгнул... - Да и поесть пора. - Вот это - самая мудрая мысль за всю дискуссию. - Анжела вскочила следом и засуетилась у кромки воды. - Спорят, спорят, хоть бы обедать кто позвал. Так ведь некому - все население мира в одном месте собрали и голодом морят. Вот в будущем... - В самом деле, на сегодня хватит. - Встал и Тан. - Я только что хотел добавить... Мне тут мысль в голову пришла... Кристалл - он ведь не просто механический рычаг. И сила ему дана немалая, и со всем миром он тесно связан. Это мы, скорее, его инструменты. Так что, во время манипуляции возможны всякие неожиданности. Не забыть бы нам об этом... Маркиз встревожился. Тоже поднялся на ноги. - Что ты имеешь в виду? Поясни. - Ну, скажем, не надо удивляться, если он вдруг начнет себя вести... корректировать нашу программу изменения. И в результате мы получим не совсем то, что собирались сделать с самого начала... Или, совсем не то... - Ты хочешь сказать, что у него может быть свое мнение об идеальном устройстве мира? - Да, примерно так... - Ну, тогда, с этим ничего не поделаешь... Чему быть, того не миновать. Я думаю, мы с ним сработаемся. Пошли-ка жратеньки!
в начало наверх
И все шестеро уходят прочь с силурийского пляжа к своему замку - единственному рукотворному объекту на все окрестности. Обедать - и вновь беседовать. Скоро дело. Сколько же можно отдыхать! 10. НОВОЕ НЕБО - Все готовы? - Да, вроде бы... - Ничего не забыли? - А что мы могли забыть? - Ну мало ли... Они стоят в зале Кристалла, все шестеро. Собранные, решительные, готовые ко всему. Окружая постамент со всех сторон. Пристально глядя в сияние Камня. И Камень словно готовится принять их, осознает грядущее - его сияние сейчас намного мощнее, насыщеннее, чем обычно. - Начинаем? Варри обходит все шесть светильников, расставленных по кругу у стен - и добавляет в них смесь трав, корней и минералов, тщательно подобранную и подготовленную для манипуляции. По залу сразу же начинает ползти тяжелый приторный дым, лица озаряются причудливым танцем пламени, сияние Кристалла еще усиливается. Варри возвращается, замыкая круг. И все шестеро берутся за руки. И снимает Агнец первую печать с Книги. И выезжает Первый Всадник, с луком и в венце. Аментет опускает руки, впервые прекратив призывать умерших в свое царство. Харон удивленно опускает весло, не зная к какому берегу теперь грести. Семаргл застывает на одной из ветвей Древа и подымает вверх умную морду, собираясь тоскливо завыть. И пробуждается Змей-Радуга, заточенный в Магическом кристалле. - Айр! Ты - первый. Держи зеркальную грань. Айр, не размыкая кольца, держась правой рукой за руку Маркиза, а левой - за руку Анжелы, тянется своим сознанием к Кристаллу. Погружается в него. Впитывается. Такое привычное и пьянящее радостью ощущение. Сияние красок, сила, свобода... И, по привычке, сразу же оказывается во Вселенной Кристалла. В ней сейчас словно буря. Все светила - сгустки энергии - пришли в движение и совершают сложный танец вокруг общего центра. Нет-нет, сюда нам сегодня не надо. Возвращаемся в Кристалл. Работа сегодня в нем. Айр различает в буйстве энергии ту ее часть, что исходит из нижней зеркальной грани, направленную только внутрь. Эта грань закрыта для воздействия извне, она для настройки самого Кристалла. И она должна так и оставаться закрытой все время. Задача Айра - сохранить целостность Камня, "держать спину". Он приникает к своей грани, растекается, уплотняет ее самим своим естеством. - Готов. И снимает Агнец вторую печать. И выезжает Второй Всадник - и меч сверкает в его руке. Подъезжает к Первому. Кони ржут в предвкушении бешеной скачки. Где-то в далеком порту Хель мертвые грузятся на свой корабль Нагльфар. Цербер обрывает цепь и мчится, мчится прочь, подальше от места службы. Анубис зовет к себе Аментет - ему нужна помощь в принятии важного решения. И Алгол понимает, что в смоделированной им Вселенной с новым Богом - тоже не все в порядке. Айнуры замечают фальшь в выпеваемой ими мелодии. Третаюга, сменившая Критаюгу, заметно хуже ее, уже не так вольно и счастливо дышится в мире Вишну. А в Аддхалоке нарушается стройная и устоявшаяся очередность всех семи адов. Мир окутывает трехгодичная зима... И вот - надо всем этим - как видится Айру, воспаряет его сущность. Его ли? И вся ли? Не Аид ли это, выходящий из своего царства? Айр - Аид?! Медленным тяжелым взглядом озирает он мир, замечает непорядок... Исправить! Но - нет! Против него - и опять из Айра - выходит, тяжко ступая по небу, Айеке-громовержец. Мечет молнию в Аида. Тот легко отражает ее своим посохом. И сплетаются они в свирепой схватке. Один никак не может одолеть другого. Но - равновесие установлено. - Тан. Ты идешь вторым. Вторая зеркальная грань - твоя. Тан, так же привычно, как и Айр, тянется к Кристаллу, не отпуская рук Лая и Варри. Он стоит напротив Айра - и грань его будет противоположной. Проникает в поле Ключа. И - чуть не шарахается обратно - такие перемены внутри. Ничего, терпи. Айр ведь держит свою грань! И тебе надо. Привет, дружище! Сейчас я... Приникает к верхней зеркальной грани, впечатывается в нее. Здесь ничто не пройдет! - Готов. И снимает Агнец третью печать. И выезжает Третий Всадник. Этот - с мерой. Присоединяется к первым двум. И на смену Третаюги приходит Двапараюга, так вот выпали кости. Гигантский Волк готовится поглотить Солнце. Нагльфар приближается к людским берегам. Содрогается камень Алатырь на Буяне, заставляя трепетать крону растущего на нем Древа. Тан дрожит, и Айр видит, как прямо из него - и в то же время из своего подземного небытия выходит, разбуженный стонами и разрушениями, Танатос. Замечает сцепившихся Аида и Айеке. Хмурится. И направляется к ним - помочь. Ясно же, что помогать он будет Аиду. Айр не может вмешаться, он и так занят борьбой двух своих начал. Тан! Сделай же что-нибудь! Но Тан уже сделал. Из него же - и в тоже время со сверкающих небес - спускается Тангароа в своем неземном катамаране. Подгребает к Танатосу. Ну сейчас будет битва! Две зеркальные грани закрыты. Можно начинать трансформацию. - Варри! Поехали! Варри входит в поле Кристалла. Ему проще - правой рукой его подтягивает Тан. "Что вы тут натворили!" "Мы?" "Это только начало!" Растворяется в энергии, блуждает вместе с ней, отражаясь от граней Тана и Айра. Выбирает грань, которая будет отвечать за Мир Пятый, самый низший. Почти самый низший - если не считать Шестого. Устремляется к ней, упирается в нее. Теперь он с ней до конца. Надо не дать ей слиться с остальными, воспрепятствовать объединению. - Готов! И Агнец снимает четвертую печать. Ко всадникам присоединяется Четвертый, имя которому - Смерть. Все четверо пришпоривают коней - и несутся, несутся вскачь по многострадальной планете, сметая все на своем пути. Калиюга приходит, заливая жизни людские страданиями и несправедливостью. Йаджудж и Маджудж пробивают, наконец, стену, разделявшую их испокон веков, и с радостным упоением устремляются в битву. Пускается в путь Один - к Мимиру, хозяину источника Мудрости, чтобы хоть немного повысить свои шансы в битве богов. А Айр и Тан с ужасом наблюдают, как из Варри выходит Варуна, прекрасный в своем величии, испускающий свет истины и справедливости. Космические воды смыкаются за ним. И он направляется к сражающимся попарно Танатосу-Тангароа и Аиду-Айеке. Нельзя, нельзя допустить, чтобы равновесие было сейчас нарушено! Варри прекрасно это понимает. Да и неподвластно ему происходящее. Навстречу Варуне выходит Вар-Рана, сверкая на солнце чешуей и выжигая путь себе раскаленным дыханием. Варуна и Вар-Рана - третья пара сражающихся в этом странном призрачном мире. - Маркиз! Ты готов? Вперед! Маркизу держать грань Второго мира. Айр подтягивает его за левую руку - быстрее, быстрее! Долго так не выдержать. Маркиз сходу ориентируется в буре энергий. Различает Айра и Тана - они, как своеобразная система отсчета. Находит Варри - и располагается напротив него, у противоположной грани. Влился. - Готов. Агнец снимает Пятую печать. Распахиваются все двери Ада, Чистилища, Аддхалока, Аида. Причаливает, наконец, Нагльфар. Анубис с Аментет принимают тяжелое решение - и отпускают всех своих подданных. Освобождается от оков Даджжал, седлает осла и выезжает на смотр своих сил перед битвой. Иштар возобновляет былую дружбу с Шавушкой. А Маркиз порождает Мару. Бледная, трясущаяся, со зловонным дыханием и леденящим взглядом она направляется в сторону битвы в Кристалле. Ну же, Маркиз! Останови ее! И Мару останавливает Моримо, могучий и светлый первопредок всего живущего. Противники почти равны по силе. Так же, как и предыдущие. Но Айеке, кажется, начинает уставать. Да и Танатос, по-видимому, долго не продержится. - Анжела! Быстрее! Анжелу просто вбрасывают в Кристалл руки Варри и Айра - во внешнем, "нормальном" мире она стоит между ними. Разбираться и осматриваться у нее времени нет. И она приникает к той грани, к которой ее сразу отнесло броском - это грань Третьего мира, рядом с Маркизом. Быстрее, быстрее... - Готова! Агнец добирается до шестой печати. Небо, как черный свиток, свивается над землей. Все вокруг потрясают великие землетрясения. Звезды падают с неба - и Полынь в их числе. Асы вовсю рубятся с Ванами - Рагнарек в самом разгаре. Лютая зима сменяется не менее лютым жаром. И первые отряды начинают прибывать к Армагеддону. И из Анжелы, как в свое время из любви Зевса и Геры, рождается Ангелос. Светлая, невинная, легко могущая склонить равновесие. Быстрее, Анжела! На полпути Ангелос останавливает Анту. Грозная, сеющая ужас и мелких демонов на пути, она и сама могла бы сожрать Луну, если бы это до нее уже не сделал скандинавский Волк. Долго ли простоит Ангелос против Анту? Осталось совсем немного. - Лай! Мы ждем тебя! Давай! Теперь свободна лишь одна грань Кристалла - Мир Четвертый. Самое главное, самое тяжелое осталось свершить. Отделить миры - Третий от Четвертого. То, ради чего все это и затевалось. Лай растекается по грани Четвертого Мира. Напрягается. Упирается в него. Чем? Как? Кто бы знал... - Готов! Снята седьмая печать. Четыре ангела трубят в трубы, возвещая о начале битвы Армагеддона. Все силы, дремавшие до того, или сдерживаемые волей богов, приходят в движение и устремляются в схватку. Сурт пытается сжечь весь мир, но его опережает Дракон. Битва продолжается в пламени - воинам смерти не привыкать. Только в Вырии нет огня - но битва Чернобога и Белобога идет и там. Из Лая в пространство Кристалла вступает Лайма. Счастье, судьба - это именно то, что им всем сейчас надо, чего не хватает сражающимся. И уже не важно, выйдет ли кто ей навстречу, восстановится ли равновесие. Его все равно надо нарушать. Пришло время Свершения.
в начало наверх
- Айр, Тан, Варри, Маркиз, Анжела, Лай! Готовы? - Да! - Начали! Развести миры. Разделить их. Истончить перемычки. Оставить лишь настолько, чтобы силы мира, силы Кристалла могли переносить живущих из одного мира в другой - по их предназначению и судьбе. Ибо - каждому свое. Держать, держать грани! И запечатлеть их на установленных местах. Антарикша послушно разделяется на уготованные ей три части. Явь, Навь и Правь удаляются друг от друга до полной недосягаемости - для смертных. Круги Ада, смыкаясь с ярусами Аддхалока, послушно принимают диктуемую структуру... Как легко из Кристалла виден весь мир. Битва, происходящая в нем самом, затухает сама собой. Аид, Танатос, Варуна, Мара и Анту - обескровленные смертным боем, откатываются назад - отслаивая тем самым мир Шестой - средоточие инфернального зла. За ним уходит Пятый. Он и так был отделен - раньше. А вот Четвертый отделяется с куда большим трудом - тесно переплетен он с третьим, очень уж густо населен, сопротивляется. Но, зато, после его отделения, гораздо легче выкристаллизовывается Третий. За ним и Второй. Сейчас, сейчас все завершится. Тангароа, Айеке, Вар-Рана, Моримо, Ангелос и Лайма озирают опустевшее поле битвы. Победители? Но зачем? К чему? Где наш мир? Где мир Первый? Потерпите еще немного. Одна последняя перемычка... Вспышка! Взрыв, разрывающий пространство! Удар! И - тьма. Айр обнаруживает себя лежащим на траве. Озирается, с трудом поворачивая непослушную голову. Друзья лежат рядом, все еще без признаков жизни, раскинув руки, образуя все тот же шестиугольник, с которого они начали свое погружение. С удивительной самоуверенностью Айр проникает в мысли сразу всех пятерых и командует пробуждение. Вышло! Заворочались, заозирались. Такого пейзажа просто не бывает! Поросший сочной изумрудной травой склон. На холме начинается лес... сад? По другую сторону - озеро, абсолютно отражающее несколько забредших в голубизну неба кудрявых облаков. За озером - замок. С башнями, галереями, мостами и шпилями, созданными не для обороны, а для любования. Из искрящегося белого камня. - Где мы? - Это - Рай? - Мне больше нравится термин "Аваллон". - А чем плоха Вара - обитель праведных? - Тогда уж лучше - обитель бессмертных - Амаравати. - И изредка - Валгалла... - Ни о чем серьезно не могут! - Так у нас что - вышло? - Сейчас проверим. И Айр, не успев засомневаться и тем все испортить, напрягает новое, доселе неизвестное умение, - и ему открывается весь мир. Как бы с птичьего полета. Все пять миров... Почему - пять? И Маркиз, который, оказывается, сопровождает его, успокаивает: - Потому, что мы-то - в шестом, то есть в Первом. Как же ты сам себя озирать будешь? ...все пять миров, как на ладони. Присмотревшись, можно разглядеть даже отдельных людей, их чувства, желания... В каждом мире, кроме Шестого. Но там - не люди. Там... Как бы их назвать... Их мысли и желания и без того ясны и неинтересны. Так что, наверное, все получилось. "...взирая свысока на мир..." - Вышло! - А где Кристалл? - Не знаю... Может быть в замке? - А, может быть, теперь мы - и есть Кристалл? - Ничего себе!.. - А вдруг его теперь опять надо разыскивать - по шести мирам... - Потом, потом разберемся, теперь время будет. Вдруг ворота замка распахиваются, и из них в сторону разлегшейся шестерки устремляется пестрая многоголосая толпа. Пока еще не видно, кто это. Но уже чувствуется радостное возбуждение, предвкушение. Они все ближе, ближе... Айр вскакивает на ноги: - Айя! Ты? Она подбегает ближе, врезается головой в плечо: - Сколько же можно ждать, любимый! Тан уже радостно обнимается с кем-то, не щадя хлопками крепкую спину: - И ты здесь, Борька! - А как же? Маркиза окружила небольшая толпа бойцов-пилотов, а он сидит в центре, вытирает предательские слезы и приговаривает: - Откуда, ребята, как же... Вы ведь тогда... в том бою... Анжела, уже расцепив объятия с кем-то очень на нее похожим - с первого взгляда, - тем не менее цепко держит его за руку и приговаривает: - ...а вот это вот, обнимается, это Великий Боец Айр, с ним я потом познакомилась, он такого насовершал, ну это я потом тебе подробно расскажу, а правда, что и дедушка здесь, только из замка не выходит, старенький уже, а вот это, в стороне... Лай молча стоит зажав руками обе руки стоящей напротив него красавицы. Глаза в глаза. Молча. Впитывая. Насыщаясь... И с первого взгляда понятно, что это - Василиса. Подтягиваются остальные встречающие. Колдун, Отец Колдунов, родители, кто-то еще. Пестрая, шумная компания. Айр находит все-таки в себе силы оторваться от Айи, целует ее в смеющиеся и мокрые глаза... Оглядывает всю картину. И вдруг... Что это? Кто это? Замолкают и все остальные. Расступаются. В центре людского скопления стоит одиноко Варри. И в наступившей абсолютной тишине, разрезая толпу, навстречу ему в круг выходит Ора. Не дойдя трех шагов, останавливается, напряженно глядя ему в лицо. - Ты? Здесь? - Так уж вышло... Варри не знает, что сказать. Опускает взгляд. - Я знала, ты простишь. Ты - простишь! Пауза. Тишина. - Иди сюда, маленькая... Я так долго шел... Я так соскучился... И Ора, еще не веря своим ушам, бросается к нему. Тишина сразу же взрывается гомоном, смехом, радостными криками. Наконец, все решают идти в замок. "В самом деле, не на лужайке же этой вы нас кормить с дороги будете!" У самых ворот Айр вдруг подходит к Варри и говорит: - Момент-то какой, момент! Процитируй-ка что-нибудь приличествующее случаю. У тебя это лучше всех выходит. Варри на мгновение задумывается, откашливается, и в створ ворот они входят, сопровождаемые его голосом: - ...и увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали. И смерти не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни, ибо прежнее прошло... И ворота города не будут запираться днем, а ночи там не будет. И не войдет в него ничто нечистое, и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны в книге жизни... Новая жизнь на новой земле под новым небом. Они это заслужили.

ВВерх