UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Александр ЖИТИНСКИЙ

ВНУК ДОКТОРА БОРМЕНТАЛЯ




"...У-у, как надоела эта жизнь! Словно мчишься по тоннелю неизвестной
длины. А тебе еще палки в колеса вставляют. Впрочем, почему тебе? Нам всем
вставляют палки в колеса.
Как это ни печально,  приходится  признать:  живем  собачьей  жизнью,
граждане-господа! И не потому она  собачья,  что  колбасы  не  хватает,  а
потому,  что  грыземся,  как   свора   на   псарне.   Да-с...   Посмотришь
государственные морды по телевизору  -  вроде,  все  как  у  людей.  Морды
уверенные, сытые, речи круглые. На Западе точно такие  же.  Но  спустишься
ниже и взглянешь на лица в трамваях  и  электричках  -  Матерь  Божья!  По
каждому лицу перестройка проехалась гусеничным трактором, каждая маленькая
победа запечатана большим поражением, у человека осталась одна  надежда  -
ждать, когда кончится все это. Или когда человек кончится...
Зябко. В вагоне разбито три окна. Одно заделано фанеркой, в остальных
ветер свистит. Любопытно: раньше стекол не били? Или их вовремя вставляли?
Почему теперь не вставляют? Стекол, видите ли, нет. Куда делись стекла? Не
может  быть,  чтобы  их  перестали  производить,   равно   как   перестали
производить винты, гайки, доски,  ложки,  чашки,  вилки,  кастрюли  и  все
прочие предметы. В это абсолютно  не  верится.  Возможно,  все  это  стало
одноразового пользования, как шприцы. Сварил суп  в  кастрюле,  съел  его,
после чего аккуратно пробил кастрюлю топором,  разбил  тарелку,  расплющил
ложку, затупил топор и все выбросил - да  так,  чтобы  никакие  пионеры  в
металлолом не сдали. Возможно, так и поступают.
Стали больше запасать, это факт. Не страна, а склад продовольственных
и промышленных товаров. В каждом диване полный  набор  на  случай  атомной
войны и последующей блокады. Включая гуталин. Хотя сапог чаще  чистить  не
стали. Это заметно.
Я не люблю народа.  Я  боюсь  его.  Это  печально.  Раньше  не  любил
правительство и большевиков. Точнее, правительство большевиков. Теперь  же
любви к правительству не прибавилось, а любовь к многострадальному  народу
куда-то испарилась. Правильно страдает. Поделом ему. И мне вместе с ним...
Однако, если ехать  достаточно  долго,  приходишь  к  подлым  мыслям.
Полтора часа самопознания в один конец - не многовато ли? Все оттого,  что
холодно и какие-то мерзавцы побили стекла. Хотелось бы их  расстрелять  из
пулемета. Вчера коллега Самсонов вывесил  на  доске  объявлений  подписной
лист с призывом законодательно отменить смертную  казнь  в  государстве  и
долго ходил, гордясь гуманизмом. Я не подписал, не нашел в себе достаточно
гуманизма.  Самсонов  выразил  сожаление.  Посидел  бы  полтора  часа   на
декабрьском сквозняке. Терпеть не могу ханжества.
Да, я ною. Имею полное право.  Мне  тридцать  семь  лет,  я  неплохой
профессионал,  заведую  хирургическим  отделением  деревенской   больницы,
получаю двести десять и вынужден ездить полтора часа в один  конец,  чтобы
присутствовать на операциях учителя... А жить мне приходится в  деревне  с
нежным названием Дурыныши...
А вот кстати и Дурыныши..."
Доктор Дмитрий Генрихович Борменталь  вышел  на  платформе  Дурыныши,
протянувшейся в просторном поле неубранной,  уходящей  под  снег  капусты.
Нежно-зеленые, схваченные морозцем кочаны тянулись правильными рядами, как
мины. Кое-где видны были попытки убрать урожай, возвышались  между  рядами
горы срубленных капустных голов,  напоминающие  груды  черепов  с  полотна
Верещагина "Апофеоз войны" - такие же мрачные и  безысходные,  вопиющие  о
тщете коллективного земледелия.  Борменталь  пошел  напрямик  через  поле,
похрустывая ледком подмороженной грязи.
Деревня Дурыныши в семь домов стояла на взгорке,  а  чуть  дальше  за
нею, в старой липовой роще, располагалось  двухэтажное  обветшалое  здание
центральной районной больницы, окруженное такими  же  ветхими  деревянными
коттеджами.  Эти  постройки  принадлежали  когда-то  нейрофизиологическому
институту, однако институт вот уж двадцать лет как  переехал  в  город,  а
помещения его и территорию заняли сельские эскулапы.
Дмитрий Борменталь пополнил их число совсем  недавно,  неделю  назад,
переехав сюда с семьей из Воронежа. Причин было две: возможность ездить  в
Ленинград на операции своего учителя профессора Мещерякова,  проводимые  в
том же нейрофизиологическом институте, в новом его здании, и, так сказать,
тяга к корням, ибо именно здесь, в Дурынышах, когда-то жил и  работал  дед
Дмитрия   -   Иван   Арнольдович    Борменталь,    ассистент    профессора
Преображенского, главы и основателя института.
На Дурыныши опускались  быстрые  декабрьские  сумерки.  Борменталь  в
куцем пальтишке брел по бесконечному полю, как  вдруг  остановился  возле
капустного холма и, воровато оглянувшись, разрыл груду кочанов. Он  извлек
из середки увесистый кочан, нетронутый морозом, хлопнул по нему ладонью  и
спрятал в тощий свой портфель, отчего тот  раздулся,  как  мяч.  Довольный
Борменталь направился к дому.
Он  распахнул  калитку  и  вошел  во   двор   коттеджа,   увенчанного
застекленной башенкой. Из покосившейся, с прорехами в крыше конуры,  виляя
хвостом, бросилась к нему рыжая дворняга, оставшаяся  от  прежних  хозяев.
Борменталь присел на корточки, потрепал пса за загривок.
- Привык уже, привык ко мне, пес... Славный Дружок, славный...
Дружок преданно терся о колено Борменталя, норовил лизнуть в щеку.
Борменталь оставил пса и не спеша,  походкой  хозяина,  направился  к
крыльцу. На ходу отмечал, что  нужно  будет  поправить  в  хозяйстве,  где
подлатать  крышу  сарая,  куда  повесить  летом  гамак,  хотя  приучен   к
деревенской и даже дачной жизни не был и  мастерить  не  умел.  Мечтал  из
общих соображений.
Он возник на пороге с капустным мячом в портфеле, посреди переездного
трам-тарарама, с которым вот уже неделю не могла справиться  семья.  Среди
полуразобранных чемоданов и сдвинутой мебели  странным  монстром  выглядел
старинный обшарпанный клавесин с бронзовыми канделябрами над пюпитром.
Жена Борменталя Марина и дочка Алена пятнадцати лет разом выпрямились
и взглянули на Борменталя так,  как  принято  было  глядеть  на  входящего
последнее время: с ожиданием худших новостей.
Однако Борменталь особенно плохих новостей не принес и даже попытался
улыбнуться, что было непросто среди этого развала.
Обязанности глашатая неприятностей взяла на себя Марина.
- Митя, ты слышал? Шеварднадзе ушел! - сказала она с надрывом.
- От кого? - беспечно спросил Борменталь.
- От Горбачева!
- Ну, не от жены же... - примирительно сказал Борменталь.
- Лучше бы от жены. Представляешь, что теперь будет?
- А что будет?
- Диктатура, Митя! - воскликнула Марина, будто диктатура уже въезжала
в окно.
- В Дурынышах? Диктатура? - скептически переспросил Борменталь.
Алена засмеялась, однако  Марина  не  нашла  в  реплике  мужа  ничего
смешного. По-видимому, отставка  министра  иностранных  дел  волновала  ее
больше, чем беспорядок в доме. Она направилась за Борменталем  в  спальню,
развивая собственные версии события. Дмитрий не слушал. Принесенный  кочан
волновал его воображение. Он прикидывал, как уговорить Марину  приготовить
из этого кочана что-нибудь вкусное. Жена  Борменталя  к  кухне  относилась
прохладно.
Борменталь начал переодеваться, причем специально  выложил  кочан  на
видное место, прямо на покрывало постели, и время  от  времени  бросал  на
него выразительные взгляды. Однако Марина не обращала на кочан  решительно
никакого внимания.
Внезапно раздался шум за окном, потом стук в  дверь.  В  дом  вбежала
медсестра Дарья Степановна  в  телогрейке,  накинутой  на  несвежий  белый
халат.
- Дмитрий Генрихович, грыжа! Острая! - сообщила она.
- Почему вы так решили? - строго спросил Борменталь.
- Да что ж я - не знаю?!
- Дарья Степановна, я просил  не  ставить  диагноз.  Это  прерогатива
врача, - еще более сурово сказал Борменталь, снова начиная одеваться.
- Пре... чего? Так это  же  Петька  Сивцов.  Привезли,  орет.  Грыжа,
Дмитрий Генрихович, как Божий день, ясно.
Борменталь вздохнул.
-  Вот,  Мариша,  -  обратился  он  к  жене.  -  Грыжа,   аппендицит,
фурункулез. Вот мой уровень и мой удел! А ты говоришь - Шеварднадзе!
Морозным  декабрьским  утром  доктор  Борменталь,  уже  в  прекрасном
расположении духа, выскочил на крыльцо,  с  наслаждением  втянул  ноздрями
воздух и поспешил на службу.
- Привет, Дружище! - бросил он собаке, проходя мимо конуры.
Дружок проводил его глазами.
Борменталь, засунув руки в карманы пальто, быстрым  шагом  прошел  по
аллее парка мимо бронзовых бюстов Пастера, Менделя,  Пирогова,  Павлова  и
Сеченова, поставленных в ряд, и вышел к фасаду обветшавшего, но  солидного
деревянного строения с крашеными облезлыми колоннами по  портику.  Посреди
круглой клумбы возвышался памятник пожилому бородатому человеку в котелке,
стоявшему  с  тростью  на  постаменте.  Рядом  с  бронзовым  человеком  из
постамента торчали четыре нелепых обрубка, по виду - собачьи лапы.
Борменталь бросил взгляд на  памятник,  на  котором  было  начертано:
"Профессору   Филиппу   Филипповичу    Преображенскому    от    Советского
правительства", и легко взбежал по ступеням к  дверям,  рядом  с  которыми
имелась табличка Центральной районной больницы.
На аллее показался глубокий  старик  с  суковатой  палкой,  одетый  в
старого покроя шинель с отпоротыми знаками различия. Он шел  независимо  и
грузно, с ненавистью втыкая палку в замерзший песок  аллеи.  Проходя  мимо
памятника профессору Преображенскому, сплюнул в  его  сторону  и  произнес
лишь одно слово:
- Контра.
Старик заметил, что  вдалеке  с  шоссе,  проходящего  вдоль  деревни,
сворачивает к больнице красный интуристовский "Икарус".
- Опять пожаловали... - злобно пробормотал он и, отойдя в сторонку от
памятника, принялся ждать гостей.
"Икарус" подкатил к памятнику, остановился. Из  него  высыпала  толпа
интуристов  во  главе  с  гидом-переводчицей,  молоденькой   взлохмаченной
девушкой в короткой курточке. Переводчица  мигом  собрала  туристов  возле
памятника и бойко  затараторила  что-то  по-немецки.  Туристы  почтительно
внимали, озираясь на окрестности деревенской жизни.
Старик приставил ладонь к уху и слушал, медленно наливаясь яростью.
- По-русски говорить! - вдруг  прохрипел  он,  пристукнув  палкой  по
земле.
Туристы с удивлением воззрились на старика.
- Я... не  понимаю...  -  растерялась  переводчица.  -  Это  немецкие
туристы. Почему по-русски?
- Я знать должен! Я здесь командую! Перевести все,  что  говорила!  -
потребовал старик, вновь втыкая палку в землю.
- Я говорила... Про профессора Преображенского...  Что,  несмотря  на
многочисленные  приглашения  из-за   рубежа,   он   остался   на   родине.
Правительство построило ему этот институт...
- Так бы его и пустили, контру... - пробормотал старик.
- Что вы сказали? - спросила переводчица, но  ее  перебила  туристка,
задавшая какой-то вопрос.
- Она спрашивает, почему для института было выбрано  место  вдали  от
города? - спросила переводчица.
- Собак здесь много. Бродячих, - смягчившись, объяснил старик.  -  Он
собак резал. Слышали, небось, - "как  собак  нерезанных"?..  Из  Дурынышей
пошло.
Переводчица перевела на немецкий. Старик напряженно  вслушивался,  не
отрывая ладони от уха. Последовали дальнейшие вопросы, на которые  старик,
почувствовав важность своего положения, отвечал коротко и веско.
- Что здесь сейчас?
- Больница. Раньше собак резали, теперь людей мучают.
- Правда  ли,  что  у  профессора  Преображенского  были  проблемы  с
советской властью?
- Контра он был, это факт, - кивнул старик.
- Мы слышали, что в этом институте  проводились  секретные  опыты  по
очеловечиванию животных, в частности, собак... - сказал пожилой немец.
Старик, услыхав перевод, вдруг мелко  затрясся,  глаза  его  налились
кровью.
- Не сметь! Не сметь называть собакой! - почти пролаял  он,  наступая
на немца. - Он герой был!
Переводчица поспешно объяснила гостю по-немецки, что  слухи  о  таких
операциях не подтверждены, это, скорее,  легенда,  порожденная  выдающимся
хирургическим талантом Преображенского. Старик подозрительно  вслушивался,
потом, наклонившись к уху переводчицы, прошептал:

 
в начало наверх
- Полиграф собакой был, точно знаю. Этого не переводи... И, круто повернувшись, зашагал к дверям больницы. Борменталь в своем кабинете отодвинул занавеску, взглянул в окно. "Икарус" медленно отъезжал от больницы. Доктор вернулся к столу. Медсестра Катя возилась с инструментами у стеклянного шкафа. - И часто ездят? - спросил Борменталь. - Последнее время зачастили. Раньше-то никого не было... - ответила Катя. Распахнулась дверь кабинета, и на пороге возник знакомый уже старик. Он был уже без шинели и палки, в офицерском кителе без погон, но с орденской планкой. Борменталь поднял голову от бумаг. - Понятых прошу занять места! - четко произнес старик. - Как вы сказали? - не понял Борменталь. - Дмитрий Генрихович, это Швондер. Не обращайте внимания, он всегда так говорит. Привычка, - чуть понизив голос, спокойно объяснила Катя. - Катя... - Борменталю стало неловко от того, что Швондер может услышать. - Да он почти глухой, - Катя подошла к Швондеру, громко прокричала ему в ухо: - Проходите, Михал Михалыч, садитесь! Это наш новый доктор! Старик сделал несколько шагов и опустился на стул перед столом Борменталя. Борменталь нашел историю болезни. - Швондер Михаил Михайлович, девятьсот третьего года рождения, ветеран КГБ, персональный пенсионер союзного значения... - прочитал он на обложке. - На что жалуетесь, Михаил Михайлович, - обратился он к Швондеру. - Здесь спрашиваю я, - сказал Швондер. - Фамилия? - Моя? Борменталь, - растерялся доктор. - Громче. Не слышу. - Борменталь! - крикнул доктор. - Статья пятьдесят восьмая, пункт три, - подумав, сказал старик. - Неистребима гнида. Борменталь не находил слов. - Опять заскок, - привычно сказала Катя, снова подошла к Швондеру. - Не дурите, больной! Не старый режим! - крикнула она ему в ухо. Швондер сразу обмяк, жалобно взглянул на Борменталя. - Суставы у меня... Болят... - Артроз у него, Дмитрий Генрихович, - сказала Катя, помогая Швондеру пройти к накрытому простыней топчану и раздеться. - Диагноз ставлю я, запомните, - Борменталь мыл руки. Он подошел к лежащему на топчане Швондеру в трусах и в майке, ощупал колени. - Снимок делали? - спросил он. - А? - отозвался Швондер. - Полно снимков, - Катя протянула доктору пакет черной бумаги. Борменталь вынул рентгеновский снимок, посмотрел на свет. - Борменталь... Иван Арнольдович... Не ваш родственник? - слабым голосом спросил старик. - Это мой дед. - Враг народа, - доверительно сообщил Швондер. Борменталь оторвался от снимка. - Иван Арнольдович посмертно реабилитирован в пятьдесят девятом году, - веско сказал он. - А вы что, его знали? - спросил он, снова ощупывая колени старика. - Громче, - потребовал Швондер. - Знали его?! - наклонился Борменталь к старику. - Как же. Доводилось. Контра первостатейная. - Да как вы може... - Борменталь смешался. - Не обращайте внимания, Дмитрий Генрихович. У него все контры, - сказала Катя. - Да, да, да... - кивал старик. - Вы заходите ко мне, я вам кое-что покажу интересное... Внук за деда не отвечает. Коттедж Швондера, где старик жил в одиночестве, помещался на самом краю бывшего поселка сотрудников профессора Преображенского. Темный дом, в котором светилось лишь одно окно, заброшенный двор с каменным гаражом-сараем... В деревне выли собаки, кричали кошки. Борменталь с дочерью добрались до двери коттеджа и постучали. Дверь тут же бесшумно распахнулась, и на пороге возник Швондер с пистолетом в руке. - Стоять! Ни с места! Стрелять буду! - прокричал он. Алена в страхе спряталась за спину отца. - Это я, Борменталь, Михал Михалыч! И дочь моя, Алена! - громко произнес Борменталь. Швондер опустил пистолет и указал другой рукою в дом. Они прошли темным коридором и вошли в комнату, поражавшую аскетизмом. Железная крашеная кровать, заправленная по-солдатски тонким одеялом, рядом грубая тумбочка. В изголовье кровати, на стене висел портрет Дзержинского. Швондер был в пижамных брюках, в которые была заправлена гимнастерка с прикрученным к ней орденом Красной Звезды. Он положил пистолет на тумбочку и повернулся к гостям. - Михаил Михайлович! - собравшись с духом, громко начала Алена. - Наша школа приглашает вас на встречу. Мы просим рассказать о вашей биографии... - Ей директриса поручила, - словно извиняясь, сказал Борменталь. - Правнучка, значит... Благодарю... Правнучка за прадеда не отвечает... - бормотал Швондер, кивая. Борменталь осматривал комнату. - Вы давно здесь живете? - спросил он. - Да лет шестьдесят. Как институт построили... этой контре. - Вы у Преображенского работали? - Работал, да. При нем... Пойдемте, я вам покажу, у меня тут целый музей... Старик пошаркал в соседнюю комнату. Борменталь с дочерью двинулись за ним. Там, и вправду, был музей. В центре, на специальной подставке, стояла бронзовая собака на коротких обрубленных лапах. По стенам висели фотографии в строгих рамках, именная шашка; на столе, накрытые толстым стеклом, лежали грамоты. Алена с удивлением рассматривала музей. - Собака... с памятника? - с удивлением догадался доктор, указывая на бронзовую тварь. Швондер вытянулся, глаза его блеснули. - Не сметь называть собакой! Это товарищ Полиграф Шариков, красный командир! - Позвольте... Но ведь это - собака, - смущаясь, сказал Борменталь. - Для конспирации, - понизив голос, пояснил Швондер. - Красный командир, говорю. - У-у, какой красный командир, - протянула Алена, дотрагиваясь до несимпатичной оскаленной морды собаки. - Сберег от вредителей. Прекрасной души человек... А все дед ваш! - с угрозой произнес Швондер. Он распахнул створки шкафа. Полки были уставлены папками. Швондер извлек одну. На обложке было написано "Борменталь И.А. Начато 10 февраля 1925 года. Окончено 2 мая 1937 года". - Ввиду истечения срока давности... - сказал старик, обеими руками передавая папку Борменталю. - Маринка, смотри! Колоссальная удача!.. Да иди же сюда быстрей! - Борменталь торжествующе бросил папку на стол. Жена оторвалась от газеты, недоверчиво посмотрела на Митю, затем нехотя подошла к столу. Борменталь, волнуясь, развязал тесемки папки и раскрыл ее. С первого листа смотрела на них фотография Ивана Арнольдовича Борменталя с усиками, в сюртуке и жилетке покроя начала века, с галстуком в виде банта. - Смотри! Это мой дед! - провозгласил Борменталь. - Я же его не видел никогда. Даже не представлял - какой он. А он здесь работал, оперировал... Дмитрий выложил на стол кучу документов из папки, стал перебирать. Марина смотрела без особого интереса. - А вот профессор Преображенский, - Борменталь поднял со стола фотографию. - Тот, что на памятнике... Между прочим, гениальный хирург! - Митя, где ты это взял? - спросила жена. - Это мне Швондер дал. Чудный старик. Немного в маразме, но все помнит... - Дарья Степановна говорит - он тут дров наломал, - сказала Марина. - Знаю, - кивнул Борменталь. - Время было такое. Одни оперировали, другие... сажали... - Не понимаю! - Марина дернула плечом и отошла от стола. Борменталь извлек из бумаг тонкую тетрадку. - Господи! Дневник деда... - Борменталь уселся за стол, в волнении раскрыл тетрадь и начал читать вслух: - "История болезни. Лабораторная собака приблизительно двух лет от роду. Самец. Порода - дворняжка. Кличка - Шарик..." - Очень интересно! - иронически пожала плечами Марина, снова погружаясь в газету. Борменталь заскользил глазами по строчкам. - Чудеса в решете! Слушай!.. "23 декабря. В 8.30 часов вечера произведена первая в Европе операция по проф. Преображенскому: под хлороформенным наркозом удалены яички Шарика и вместо них пересажены мужские яички с придатками и семенными канатиками..." - Чем? - поморщилась Марина. - Митя, пощади! Борменталь обиженно засопел, но чтение вслух прекратил. Однако, про себя читал с возрастающим интересом, постепенно приходя во все большее и большее изумление. Наконец он вскочил со стула и обеими руками взъерошил себе волосы. - Невероятно! Оказывается, это никакая не легенда! - он кинулся в кухню, схватил чашку, быстро налил себе половником компота из кастрюли, отхлебнул. Марина с тревогой следила за ним. - Была такая операция! Собака стала человеком! - провозгласил Борменталь. - Это потрясающе! - Да что же в этом потрясающего, Митя? Собака стала человеком. Ты подумай. Кому это нужно? - возразила жена. - Ты ничего не понимаешь в науке! - запальчиво воскликнул Борменталь. - Необыкновенная, потрясающая удача! - Не понимаю, чему ты радуешься. Встретил мерзавца, который ухлопал твоего дедушку - и радуешься! - Радуюсь победе разума! И тому, что деда нашел. Я же не знал о нем ничего... - борменталь подошел к клавесину, откинул крышку. - Ничего не осталось, кроме вот этого! - он ткнул пальцем в клавишу. - Представь себе: были Борментали. Много Борменталей. Несколько веков! И вдруг одного изъяли. Будто его и не было. А?! Что это означает? Борменталь сыграл одним пальцем "чижика". - А... что это означает? - не поняла Марина. - А это означает, что я бездарь без роду и племени! Даже сыграть на этой штуке не могу! - внезапно огорчился он и в сердцах захлопнул крышку. - Все надо начинать сначала. Накапливать это... самосознание. Раздался стук, в комнату просунулась голова Кати. - Дмитрий Генрихович! Пандурин пришел, палец сломал. - Об кого? - деловито спросил Борменталь. - Об Генку Ерофеева. - Сейчас приду. Обезболь пока. - Да чего его обезболивать? Он уже с утра обезболенный, - Катя скрылась. Борменталь натянул халат, вдруг приостановился, мечтательно посмотрел в потолок. - Эх, показать бы им всем... - Кому? Алкашам? - не поняла Марина. - Мещерякову и всем этим... нейрохирургам. Они еще услышат о Борментале! И он молодцевато вышел из дома, хлопнув дверью. - Мам, зачем мы из Воронежа уехали? - уныло спросила появившаяся из своей комнаты Алена. Швондер сидел в пионерской комнате на фоне горнов, барабанов и знамен. Был он при орденах, гладко причесан и чисто выбрит. Перед ним сидели на стульях скучающие пионеры и бдительные учительницы. - Историю знать надо, - привычно скрипел Швондер. - Нынче на ошибки валят. Ошибки были. Но все делалось правильно. Потому что люди были правильные... Взять, к примеру, товарища Полиграфа Шарикова. Я с ним познакомился в двадцать пятом году. Что в нем главное было?.. Беспощадное классовое чутье. Полиграф прожил короткую и яркую жизнь. Был героем гражданской войны, о нем легенды складывались... Швондер надолго замолчал, мысленно залетев в прошлое.
в начало наверх
- Михаил Михайлович, вопрос разрешите? - предупредительно встряла пионервожатая. - А? - Швондер приложил ладонь к уху. - У товарища Шарикова были дети и внуки? Мы бы их в школу пригласили, устроили вечер памяти! - громко прокричала пионервожатая к явному неудовольствию пионеров. Швондер задумался, потом вдруг встрепенулся. - Этому не верьте! Враги распустили слух, что Полиграф был собакой. Я с ним в бане мылся, извините! Он человеком был! Пионервожатая, догадавшись, что Швондер не понял вопроса, принялась строчить ему записку. Пока она писала, Швондер развивал свою мысль. - Врагов много было. Всех не передушишь, хотя старались. Сделали много... Но контра имеет особенность прорастать... Что у вас? Ему протянули записку. Он развернул ее, прочитал. - Были дети у Полиграфа. Три сына и дочь... Хотя носили другие фамилии по законам военного коммунизма. Внезапно за окном раздался громкий вой сирены "скорой помощи". По коридору больницы двое санитаров в халатах быстрым шагом несли носилки с лежащим на них и накрытым простыней телом. За ними спешила медсестра Катя и ходячие больные. У всех были встревоженные любопытством лица. Носилки внесли в операционную, двери закрылись. Через минуту послышался топот сапог - это к операционной приближался местный участковый Заведеев. Он попытался проникнуть внутрь, но Катя его выперла. - Нельзя, Виктор Сергеевич... Готовим к операции. - Как он? - спросил участковый. - Еще дышит. Доктор говорит, надежды нет... А кто это? Из сивцовских? - Если б знать! - воскликнул участковый. - Подобрали на шоссе. Видать, машиной сбило. Документов при нем не обнаружено. По виду - городской. Чего его сюда занесло? Теперь хлопот с ним не оберешься - личность устанавливать... Прошло еще несколько томительных мгновений, из операционной показался Борменталь, стягивая на ходу с рук резиновые перчатки. - Поздно, - сказал он. - Катя, вызывайте паталогоанатома... Впрочем, на завтра. А сегодня я прошу вас с Дарьей Степановной остаться. Есть срочная работа. И Борменталь направился в ординаторскую с видом человека, решившегося на что-то важное. "...Эксперимент, Дружище, - вещь необходимая. Мы ведь страна экспериментальная. Наверху экспериментируют, внизу экспериментируют. Попробуем и мы, правда? Ты только не дергайся, стой смирно, сейчас я тебя отвяжу. Ты будешь отвязанный пес, а я отвязанный доктор... Немного потерпишь ради науки, мы тебя под общим наркозом, ничего и не заметишь. Эх, если бы нас всех под общим наркозом! Проснулся - и вот оно, светлое будущее! Раны зализал и живешь себе дальше... Да не виляй ты хвостом! Не гулять идем. Идем на дело, которое нас прославит. Тебя и меня... Не исключено, Дружок, что ты станешь человеком. Если ты станешь человеком, я тоже стану человеком. Тут Нобелевкой, Дружище, пахнет. Преображенскому не дали, время было такое. Спасибо, что своей смертью умер и памятник поставили. Но поручиться за твое человеческое будущее не могу по двум причинам: во-первых, неизвестно, чем дело кончится, в дневнике деда на этот счет никаких разъяснений; во-вторых, за будущее сейчас вообще никто поручиться не может. Введут в Дурынышах президентское правление, поставят бронетранспортер на шоссе, и будем мы с тобой соблюдать комендантский час без коменданта. Впрочем, комендантом будет участковый Заведеев. Хотя он для этого мало приспособлен. ...Ну, вот и славно, вот и отвязались. Крепко же тебя прежний хозяин прикрутил, не распутаешь. И нас, Дружище, прежний хозяин прикрутил накрепко. Ежели человеком станешь, поймешь - почем фунт лиха. Собакой-то что, собакой прожить можно, а вот человеком... Твой предшественник, говорят, героем был. Ну, и ты не подкачай. Донор у нас, правда, неизвестный, но это не беда. Я на тебя, Дружок, рассчитываю. Ты все в жизни повидал, живя в этих Дурынышах, вместе нам веселее будет, если что... Так что держи марку Полиграфа Шарикова, героя гражданской, а мы тебе поможем! А теперь беги прощаться с Мариной и Аленкой!" Медсестра Дарья Степановна вышла из сельского магазина, возле которого потерянно слонялись пациенты доктора Борменталя в поисках выпивки. Она не спеша пошла вдоль деревни по обочине шоссе, неся в авоське одинокую пачку турецкого чая. Навстречу ей, прямо по проезжей части дороги, пробежала стая грязных и голодных бродячих собак. - Дарья Степановна! Погодите! Дарья оглянулась. Ее догонял Швондер - запыхавшийся, всклоченный, с безумным блеском в глазах. Палка его часто стучала по асфальту. Дарья с неудовольствием остановилась, холодно взглянула на старика. - Чего вам? - не слишком любезно спросила она. - Дарья Степановна, я слышал... Борменталь произвел операцию? - Ну, произвел. Вам-то что? - Говорят, результаты странные... - тяжело дыша проговорил Швондер. - Да вы слушайте больше, что говорят, - Дарья повернулась и пошла дальше. Швондер поковылял следом. - Но это правда? Получился человек? У него получился человек? - канючил он сзади. - Да какой человек? Одна видимость, - Дарья даже не оборачивалась. - Но расскажите же! Я знать должен, - горестно возопил Швондер, вздымая в воздух свою суковатую палку, будто хотел ударить ею Дарью. Дарья повернулась, уперла руки в бока. - Ничего я тебе не скажу, хрыч старый! - прокричала она в лицо Швондеру. - Знаю, куда гнешь! Дмитрий Генрихович - золотой человек. Мало тебе загубленных?! - Молчать! - взвизгнул Швондер. - Именем революции! - Да какой революции! Тьфу! - Дарья сплюнула под ноги Швондеру и отправилась дальше, качая головой. - Совсем из ума выжил, ей-Богу! - Дарья Степановна, кто старое помянет... - залепетал Швондер. - Муж ваш сам виноват. Сеял горох вместо люцерны. Ну и пришлось... - У-у, паразит! - простонала Дарья. - Вы мне только скажите: шерсть выпала? - с последней надеждой спросил ей вслед Швондер. - Да отвяжись ты! Выпала шерсть! Выпала! - снова обернулась она. - И на морде? - с каким-то особенным волнением спросил Швондер. - Везде выпала, - сурово произнесла Дарья Степановна и принялась карабкаться в горку к своему дому. Швондер остался стоять на шоссе, потрясенный. - Полиграф... Это Полиграф... - бормотал он и утирал выступившие на глазах слезы. Борменталь выглянул из комнаты дочери. - Мариша, трусы! Быстро! - Какие? - испуганно спросила жена. Они с Аленой находились в гостиной и выглядели совершенно потерянно. - Какие-нибудь мужские трусы! Не могу же я его так выводить! Не-при-лич-но! - яростно разъяснил Борменталь. Марина кинулась к платяному шкафу, порылась, кинула Борменталю синюю тряпку. Борменталь поймал одной рукой, скрылся за дверью. Там послышалась возня, голос Борменталя сказал: "Так, а теперь правую... Не дрейфь, Дружок! Молодец..." Снова распахнулась дверь, будто от удара ноги. - Нервных просят не смотреть! - молодцевато выкрикнул Борменталь из комнаты. На пороге гостиной показалось нечто странное и скрюченное, с остатками шерсти на боках, в сатиновых длинных трусах. Его поддерживали под согнутые локти Борменталь и Катя в белом халате. - Вот и наш Дружок. Прошу любить и жаловать! - произнес Борменталь с преувеличенной бодростью. При этом он отпустил локоть существа. Существо сделало попытку опуститься на четвереньки. - Нет-нет, привыкай... Ты теперь прямоходящее... - ласково сказал Дмитрий. Существо бессмысленно уставилось на Алену. - Мама, я боюсь... - прошептала она. - Ничего не бойся, - храбрясь, сказала Марина и, шагнув к существу, погладила его по затылку. В ответ существо потерлось головой о Маринину руку. - Ласковый... - сказал Борменталь. - Какого пса испортили, Дмитрий Генрихович... - вздохнула Катя. - Что значит - испортили? - возмутился Борменталь. - Посмотри, какой красавец! Это же человек новой формации! Он у нас еще говорить будет. И не только говорить!.. Будешь говорить, Дружок? - Гав! - утвердительно отозвалось существо. - А сейчас пойдем в сортир. Будем учиться... - Митя! - поморщилась Марина. - Ничего не поделаешь, се ля ви! Катя, я сам его провожу, - с этими словами Борменталь мягко взял существо под локоток и вывел из комнаты. - Одежду ему надо... Костюм, что ли, купить? - неуверенно произнесла Марина. - Вот еще, Марина Александровна! Он и так вас объест. Тратиться зря! Я ему халат из больницы принесу, - сказала Катя. Из уборной донесся звук спускаемой воды и радостный возглас Борменталя: "Отлично! Видишь, ничего страшного!" В ординаторской пили чай терапевт Самсонов и Дарья Степановна. Борменталь рядом ругался по телефону. - А я буду жаловаться в райздрав! Средства вам отпущены еще три года назад. У меня больные на операционном столе, из всех щелей сифонит! Три случая послеоперационной пневмонии. Я требую немедленного ремонта! Борменталь швырнул трубку, вернулся к своему остывшему чаю, отпил. - Не тратьте нервы, Дмитрий, - посоветовал Самсонов. - Ваш предшественник дошел до инфаркта, а ремонта нет как нет. Кроме того, нервы вам еще понадобятся. - Что вы имеете в виду? - насторожился Борменталь. - Вашу собаку. Поселок гудит от слухов. И я тоже считаю, что это негуманно. - Очеловечивать - негуманно? - изумился Борменталь. - Вот именно. В обстановке всеобщего озверения очеловечивать собак - негуманно. Людей сначала очеловечьте, - терапевт вытер губы платком и вышел из ординаторской. Борменталь с досадой бросил на стол чайную ложку. - Ну зачем? Зачем нужно было трезвонить на всех углах об операции?! Дарья Степановна! - плачущим голосом обратился он к санитарке. - Да Бог с вами, Дмитрий Генрихович! Ни сном, ни духом! Вы у Катьки спросите или Аленки вашей... Разве ж такую вещь утаишь? Теперь каждая собака знает. А анестезиолог, забыли? А Ванька Воропаев, который вас до дому подвозил с собакой? Борменталь сник. И вправду, шила в мешке не утаишь. - Отправьте его куда-нибудь, ей Богу, - посоветовала Дарья. - Кого? - не понял доктор. - Пса. - Он уже не пес, Дарья Степановна, - заметил Борменталь. - А кто же? - Посмотрим... - загадочно улыбнулся Борменталь. - Тот-то, прежний, дружок Швондера... Он ведь хуже пса был, - почему-то шепотом сообщила Дарья. Еще издали, подходя к дому, Борменталь заметил у забора группку жителей деревни, которые неподвижно, как пеньки, стояли у штакетника, глядя во двор. Борменталь прошел сквозь них и, миновав калитку, увидел следующую картину. Во дворе у конуры, в теплом больничном халате мышиного цвета, с молотком в руках работал Дружок. Он был уже вполне похож на человека, только двигался неумело и неловко держал инструмент. Однако с упорством, не обращая внимания на зевак, пытался прибить к крыше конуры запасенную где-то фанерку. Приставя к ней гвоздь, он неторопливо тюкал по шляпке молотком, три других гвоздя по-плотничьи держал в сомкнутых губах. Он был весьма сосредоточен. Зеваки с терпеливым ужасом наблюдали за Дружком, ремонтирующим свою конуру. Борменталь не выказал смущения или растерянности, подошел к Дружку сзади и несколько секунд с отцовской улыбкой наблюдал за его работой. Потом похлопал по халату. - Молодец! Правильный мужик, - сказал он, адресуя эти слова более
в начало наверх
дурынышцам, чем бывшему псу. Дружок обернулся и что-то приветливо замычал сквозь гвозди во рту. Из дома, одетая налегке, выбежала Марина с неизменной газетой в руках. - Господи! Я и не углядела!.. Сейчас же на место! - крикнула она Дружку. Тот насупился, потемнел. Борменталь же, мгновенно вспыхнув, тихо и яростно прошипел: - Что ты мелешь?! Здесь люди! И, полуобняв Дружка за плечи, ласково проговорил: - Пошли домой, дружище... Потом доделаем. Уже с крыльца он обернулся и крикнул застывшим дурынышцам: - Расходитесь, граждане! Здесь вам не цирк. Дружок покорно вошел в дом. Молоток понуро висел в его вытянутой руке. Изо рта торчали шляпки гвоздей. Марина, недовольно шурша газетой, проследовала за ними. В гостиной Алена наряжала новогоднюю елку. По-прежнему в доме царил развал. Борменталь остановился посреди комнаты, сделал паузу, как бы собираясь с силами, и вдруг, повернувшись к жене, произнес: - Извинись. - Перед кем? - оторопела Марина. - Перед ним, - ткнул он пальцем в грудь Дружка. - За что? - Ты обратилась к нему, как к собаке. Дружок поморщился, давая понять, что он не настаивает на извинении. - Почему, как к собаке? Я и к тебе могу так обратиться. Я взвинчена, волнуюсь, а он пропал... Ты не представляешь, что тут пишут! Ты читал новые указы Президента? Это же ужас какой-то! Я только что подала заявку на митинг в поселковый Совет! А ты про Дружка! - Марина с шумом потрясла газетой. - Мне наплевать! Ты оскорбила его человеческое достоинство! Марина шумно вздохнула и улыбнулась, что должно было означать: спорить с безумцем невозможно, я покоряюсь. - Извини, Дружок, - с милой улыбкой произнесла она. - На "вы"! - потребовал Борменталь. - Ты с ним не училась. - Это уж точно! - рассмеялась она. - А сам, Митенька! Ты же зовешь его на "ты". - Мне можно. Я, так сказать, его отец. - А я его кормлю, - не сдавалась Марина. - Кстати, чем? - осведомился Борменталь, сбавляя тон. - Я хочу знать: что он сегодня ел на обед? - В магазине только овсяные хлопья. Ел овсянку... А талоны на него дадут? Дружок переводил взгляд с Борменталя на Марину, мимикой помогая обоим. Наконец не выдержала Алена. - Хватит вам! Все о'кей. Помогите мне лучше... - Да вынь же ты гвозди изо рта! - внезапно закричал на Дружка Борменталь, давая себе разрядку. Дружок выплюнул гвозди на ладонь, уставился на хозяина: какие еще будут приказания? - Видишь! - ехидно сказала Марина. - Не себя посмотри. У нас с ним полное взаимопонимание. Правда, Дружок?.. Он уже говорить учится. Дружок, скажи! Дружок напрягся, зашевелил бровями, потом изрек: - Демократия. Гласность. Подумав, он добавил: - Перестройка - это клево! - Алена, твоя работа? - грозно спросил Борменталь. - Вы мне человека не увечьте политикой. Бред какой-то! Он должен стать человеком естественным! - Человек человеку - друг, товарищ и брат, - сказал Дружок. У Швондера тоже стояла елка, украшенная пятиконечной звездой и увешанная памятными, за отличную службу, юбилейными, членскими и прочими значками, коих за долгую жизнь у Михаила Михайловича накопилось достаточно. Старенький телевизор в углу передавал что-то предновогоднее, развлекательное, глубоко чуждое. Швондер на него и не смотрел. Он перечитывал старые дела, листая пожелтевшие страницы доносов и протоколов. Наконец он закрыл очередную папку, на обложке которой значилось: "Шариков П.П. Материалы к биографии", и, тяжело кряхтя, поднялся со стула. Он подошел к стене, на которой висела именная шашка, снял ее, любовно провел ладонью по лезвию. Швондер накинул шинель и с шашкой в руке направился в кладовку. Он включил там свет, лампочка осветила связанные в стопки дела, полки со старым заржавленным инструментом, листы железа, деревянные чурки. На верстаке стоял точильный круг. Швондер щелкнул выключателем, и круг начал медленно и тряско раскручиваться. Швондер взялся за шашку обеими руками и прикоснулся лезвием к вертящемуся точильному камню. Из-под лезвия брызнул сноп искр. Борментали готовились к новогоднему застолью. В наспех прибранной гостиной, между елкой и клавесином, под старым абажуром был накрыт стол с небогатой снедью, стояли бутылки сухого вина и шампанского и бутылка водки. Марина с Аленой хлопотали на кухне, нарезая овощи для салатов, Борменталь с Дружком, одетым в трикотажный спортивный костюм доктора, носили тарелки к столу. - Дружок, голубчик, захвати мне глубокое блюдо из серванта! - крикнула Марина. Дружок появился в кухне с блюдом. Вид у него был насупленный. - Что хмуришься? - спросила Марина. - Что вы все - Дружок да Дружок... Человеческое имя хочу, - сказал он с обидой. - Он совершенно прав! - сказал Борменталь, появляясь в кухне. - Я об этом думал. Нужно дать имя и фамилию, и чтобы никаких Дружков! - Ну, и какое же ты хочешь имя? - спросила Марина. - Человеческое, - потупился Дружок. - Предлагаю - Борисом. В честь Ельцина, - сказала Марина. - При чем тут Ельцин? - поморщился Борменталь. - Дружок, хочешь американское имя? - предложила Алена. - Мне нравится Грегори. - Не хочу Грегори. Хочу Василием, - сказал Дружок. - И прекрасно! - воскликнул Борменталь. - Василий - замечательное русское имя. - А фамилия? - спросила Марина. В кухне наступила пауза. Дать Дружку фамилию было нелегко. - Бери нашу... Борменталь, - неуверенно предложил Дмитрий. Новоявленный Василий отрицательно помотал головой. Борменталь обиженно засопел, смерил Василия взглядом. - Почему так? - с вызовом спросил он. - Еврейская... - совсем поникнув, отвечал Василий. - Стыдно, Вася, - укоризненно сказала Марина. - Вот уж не думал, что ты - антисемит, - с удивлением проговорил Борменталь. - Во-первых, если хочешь знать, фамилия Борменталь - не еврейская, а немецкая. Иван Арнольдович, дед мой, происходил из обрусевших немцев. А во-вторых, действительно стыдно... Антисемитизм у нас в семье не в почете. - Не антисемит я... Просто с такой фамилией... трудно. Будто сами не знаете. Будь вы Сидоров, уже главврачом были бы... - сказал Василий. - Возможно. Но тебе-то что? Ты собираешься делать карьеру? - иронически спросил Борменталь. - Собираюсь. Не на шее же у вас сидеть. Я взрослый пес... то есть, мужчина, - поправился Василий. - Я делом заниматься должен. - Ну-ну... - удивился Борменталь. - Тогда сам выбирай. - Дружков! - не вытерпела Алена. - Во! - расцвел Василий. - Это то, что надо. - Значит, в паспорте запишем "русский"? - саркастически осведомилась Марина. Василий подумал, снова отрицательно помотал головой. - Почему же? - спросила она. - Сами мне читали, что у вас с национальным вопросом творится. То русских бьют, то русские кого-то бьют. А я собака... Хочу остаться собакой по национальности. - В пятом пункте нельзя писать "собака", - сказал Борменталь. - Почему? - искренно удивился Василий. - Чукча можно, еврей можно, а собака - нельзя? Вопрос застал Борменталей врасплох своею логичностью. Чтобы проехать этот щекотливый момент, Марина погнала всех к столу. Борменталь хлопнул себя по лбу и скрылся. Через минуту он вернулся в гостиную с завязанным свертком в руках. - Василий! - торжественно начал он. - Разреши преподнести тебе наш новогодний подарок. Здесь твой первый костюм, в котором ты сможешь появляться на публику... - И-ууу! - счастливо взвыл Василий, пытаясь лизнуть Борменталя в руку. - Прекрати! - доктор отдернул ладонь. - Иди лучше переоденься. Когда через пять минут Василий вернулся к новогоднему столу, семья онемела. Перед Борменталями предстал молодой худощавый мужчина в темном костюме и при галстуке, с небольшими рыжими усиками и копной рыжих волос. И галстук был в тон шевелюре, так что Василий вплыл в гостиную, как ясное солнышко, ослепительно улыбаясь. Опомнившись, Борментали дружно зааплодировали. А Василий, поклонившись вполне элегантно для дворовой собаки, уселся на свое место. Борменталь разлил в бокалы сухого вина Марине и Алене, затем потянулся с бутылкой водки к рюмке Василия. Но тот прикрыл рюмку ладонью. - Спасибо. Не пью. - Вот как? - удивился Борменталь, наливая водки себе. - Почему же? - Насмотрелся, - сказал Василий. - Если можно, я морсу. Борменталь пожал плечами и поднял рюмку. - Выпьем за уходящий год, - начал он, - который, как и все предыдущие, не принес нам обещанного счастья, но мы, слава Богу, живы и здоровы, да у нас еще прибавление в семействе. Так что грешно жаловаться. Пускай Новый год попробует стать лучше. С крещением твоим, Василий! - чокнулся он с Дружковым. Все выпили. Телевизор, дотоле показывавший нечто сумбурно-новогоднее, выдал на экране Кремлевскую башню, вслед за чем появилось лицо Президента. Борменталь поднялся с места и выключил звук. - Все, что он скажет, давно известно. Я могу сказать то же и даже лучше. С этими словами Борменталь потянулся к бутылке шампанского и принялся откручивать проволоку. Президент на экране беззвучно шевелил губами. - Включите Президента, - вдруг тихо потребовал Василий. Борменталь с изумлением воззрился на Дружкова. Марина прищурила глаза, поставила бокал на стол. - Ну, да... Вася его еще не видел. Это мы уже насмотрелись и накушались. Включи, Митя. - Не в этом дело, - сказал Василий так же хмуро. - А в чем? - спросил Борменталь, чуть прибавляя звук. - В том, что он - Президент, - ответил Василий. - Да что ты о нем знаешь?! - воскликнул Борменталь. - Президент сползает вправо, - добавила Марина. - Он не оправдывает ожиданий демократов. - Опять! - с тоской протянула Алена. - Вася, а сколько тебе лет? - вкрадчиво спросил Борменталь. - Пять, - сказал Василий. - Так вот, мы пять лет наблюдаем этого человека, - Борменталь кивнул на экран, - и имеем достаточно оснований, чтобы относиться к нему скептически. - Он не человек, он Президент, - упрямо проговорил Дружков. - Я его знать не знаю, впервые вижу, телевизоров не смотрел. Я бродячим был, в стае, дворовым всего год. У нас вожака все уважали. Нет уважения к вожаку - нет стаи. А любить его или не любить - дело личное. Я, кстати, нашего вожака не любил. Но уважал. - Дело в том, Василий, что мы не в стае живем, а в обществе. Боремся за права личности. А вы пытаетесь навязать нам тоталитарные или монархические взгляды, - Марина неожиданно перешла на "вы". - Это я не понимаю. А вожак есть вожак. Если я собачьего вожака уважал, то и людского буду. - Хм... - издал звук Борменталь. Но тут раздался звон курантов, полетела в потолок пробка, и Борментали с Василием объединились в общем новогоднем приветствии. Алена
в начало наверх
зажгла бенгальские огни, и, пока часы били двенадцать ударов, семейство стояло, держа над головою рассыпающиеся искрами свечи. Грянул гимн. Борментали уселись, Дружков продолжал стоять. - Прямо сталинист какой-то, - шепнула Марина мужу. - Митя, бывают псы - сталинисты? - Не знаю. Но сталинисты псами - очень часто, - пошутил Борменталь. Не успел отзвучать гимн, как в двери дома громко и требовательно постучали. - А вот и Дед Мороз! - с некоторой тревогой объявил Борменталь и пошел открывать. Спустя мгновение он вернулся, пятясь задом, поскольку из сеней на него грозно наступал Швондер с шашкой наголо. - Всем оставаться на местах! Руки за голову! - прорычал Швондер, размахивая шашкой. Руки за голову спрятал лишь Василий, остальные просто онемели. - Михал Михалыч... Что за дела... - наконец пришел в себя Борменталь. - Да опустите же инструмент! - повысил он голос. Швондер опустил шашку. - Я вас слушаю. Вы по делу или в гости? - Где Полиграф? - спросил Швондер. - Какой Полиграф? Я вас не понимаю. - Запираться бесполезно. Где Полиграф, который прежде служил вам собакой? - Ах, вы о Василии? Да вот же он! - показал Борменталь на Дружкова. Старик шагнул к столу, голова его затряслась, из глаз показались слезы. - Полиграф... - дрогнувшим голосом произнес он. - Иди ко мне, друг мой! Теперь мне ничего не страшно. Старый Швондер дождался тебя! Здравствуй, брат! И он крепко обнял Дружкова, не выпуская шашку из рук. Василий осторожно обнял Швондера за бока. Вдруг Швондер замер, прислушиваясь к чему-то внутри себя, слегка отстранил Василия и, глядя тому прямо в глаза, негромко запел: "Наш паровоз, вперед лети! В коммуне остановка..." И Василий неожиданно подхватил, глядя на Швондера добрыми собачьими глазами: "Другого нет у нас пути, В руках у нас - винтовка!.." В середине января в Дурынышах состоялся санкционированный митинг, устроенный Мариной Борменталь. На площади перед магазином на утоптанном снегу сиротливо стояла кучка людей, среди которых были Борменталь с дочерью, его медсестра и санитарка и еще человека четыре. На крыльце магазина находились Марина и доктор Самсонов, которые держали в руках самодельный транспарант "Президента - в отставку!". И крыльцо, и кучка митингующих были оцеплены омоновцами в шлемах и бронежилетах, со щитами и дубинками. Омоновцев было человек двадцать, прибыли они из райцентра по вызову участкового Заведеева, который вместе с председателем поселкового Совета располагался вне оцепления и командовал операцией. Неподалеку ожидал омоновцев автобус. Все остальные жители деревни группками располагались поодаль, с напряжением прислушиваясь - что же происходит на митинге, но подойти ближе не решались. Изо близлежащих дворов торчали головы дурынышцев. Митинг начала Марина. - Граждане свободной России! - проговорила она, сделав шаг к воображаемому микрофону. - Вчера мы узнали о новых акциях Президента, направленных на установление диктатуры. Его действия стали тормозом на пути демократических преобразований. Президент по-прежнему олицетворяет собою ненавистную власть партократии. Я предлагаю послать резолюцию нашего митинга в Верховный Совет! Митингующие в оцеплении зааплодировали рукавицами. Остальной народ, как всегда, безмолвствовал. Омоновцы были безучастны, как статуи. - Слово для зачтения резолюции предоставляется доктору Самсонову, - Марина уступила место коллеге Борменталя. - Соотечественники! - обратился к народу Самсонов и, развернув бумажку, принялся читать: - "Мы, жители деревни Дурыныши и персонал Центральной районной больницы Великохайловского района, с глубоким возмущением..." Голос Самсонова, крепкий и звонкий от мороза, далеко разносился окрест. Заведеев наклонился к председателю Совета. - Можно начинать? - Давай, Виктор Сергеевич, - кивнул председатель. Заведеев дал знак рукой, и омоновцы сомкнутым строем, держа перед собою новенькие прозрачные щиты, двинулись на митингующих. Люди попятились. Дурынышцы за заборами, затаив дыхание, наблюдали за невиданным зрелищем. - Не имеете права! Митинг санкционирован! - выкрикнул Борменталь. - Митинг прекращается! Оскорбление чести и достоинства Президента! - сложив ладони рупором у рта, прокричал Заведеев. - В чем именно, Виктор Сергеевич?! - крикнул Борменталь. - Знаем в чем, Дмитрий Генрихович! - довольно дружелюбно отозвался участковый. Омоновцы и митингующие уже готовы были вступить в ритуальную схватку, как вдруг с заснеженного склона, вздымая снежную пыль, как солдаты Суворова в Альпах, скатилась со звонким лаем огромная стая бродячих собак голов в триста. Впереди ехал по склону, придерживая шапку, Василий Дружков. Он был в борменталевском ватнике, надетом на свой единственный костюм. Дурынышцы, не готовые к такому повороту событий, отвлеклись от схватки и уставились на стаю, которая бодрой рысью помчалась к магазину. Василий бежал в середине, окруженный бывшими однокашниками, и не отставал от них. Зрелище было настолько красивым, что демократы и омоновцы отложили свои дела и, как и жители деревни, уставились на отряд бродячих псов. Однако, через мгновенье в рядах милиции началась паника, ибо в скользящем махе собак угадывалась опасность, и омоновцы, толкаясь щитами, поспешили к автобусу, где и укрылись во главе с начальством. Митингующие тоже было смешались, но Борменталь стоял неколебимо, видя в своре Василия и чувствуя, что он там главный. Стая сбавила ход, перешла на шаг и, окружив магазин, смешалась с митингующими, точнее, поглотила их, поскольку собак было несметное количество. Псы уселись на снегу и задрали морды. - Здрасьте, Дмитрий Генрихович! - поздоровался Дружков с Борменталем. - Василий, ты где пропадал три дня? Мы с ног сбились! - напустился на него Борменталь. - Щас скажу, - улыбнулся Василий. - Вась, ты прямо как Маугли, - Алена показала на стаю. - Маугли? Это профессия или должность? - серьезно спросил Дружков. - Скорее, должность. Правда, Алена? - засмеялся Борменталь. - Митинг продолжается! - объявила Марина собакам. - Кто хочет выступить? - А вот я и выступлю, - деловито сказал Дружков и пошел к крыльцу. Псы провожали его преданными взглядами. - Люди! - обратился Василий к дурынышцам. - Я про политику не буду. Я в ней не понимаю. У меня несколько объявлений. Объявление первое: собачье-охранному кооперативу "Фасс" требуются проводники. Оплата по соглашению... Объявление второе. Люди! Подкормите псов, будьте людьми! Им работать, деньги зарабатывать для вас же... Не исключена валюта. Марина, дотоле глядевшая на Дружкова с полным непониманием, очнулась и выхватила у него из рук воображаемый микрофон. - Граждане! Мы не дадим увести себя в сторону! У нас политический митинг, а не собрание коммерсантов. Нас не интересуют, извините за выражение, собачьи кооперативы! Я предлагаю... Но ее голос утонул в громком осуждающем лае собак. Василий поднял руку, и лай смолк. Марина пошла пятнами по лицу. - Кто за нашу резолюцию, прошу поднять лапы... Тьфу ты, руки! - чуть не плача, закончила она. Все митингующие подняли руки вверх. Несколько собак подняли вверх правые лапы. - Видите, у нас тоже плюрализм, - хитровато прокомментировал Василий. Дурынышцы попрятались за заборами. Автобус с милицией и председателем взревел мотором и унесся по направлению к райцентру. Слух о том, что в Дурынышах организовался собачий кооператив во главе с бывшим Дружком, мигом облетел район, вызвав энтузиазм местных бродячих собак и панику среди жителей. Теперь в Дурынышах, где и так было много бродячих псов, от собак не стало спасения. Длинные и терпеливые их очереди выстраивались с утра у здания бывшего клуба, арендованного Василием под офис кооператива. Председатель поселкового Совета Фомушкин соблазнился деньгами, не учтя общественного мнения. Собаки вступали в кооператив стаями. Проводников среди местного населения найти не удалось, поэтому в Дурыныши зачастили городские, работающие по найму. Они надевали членам дружковского кооператива намордники и на коротком поводке везли в город, где собаки, науськанные Дружковым, несли службу по охране других кооперативов, малых и совместных предприятий, а также квартир. Спрос на кооператоров Василия был бешеный, соответственно, и плата немалой. После того, как услугами Дружкова стали пользоваться иностранные представительства, у кооператива "Фасс" появился валютный счет, и Василий купил "Мерседес", вызвав дополнительное озлобление дурынышцев. Тучи над Дружковым сгущались. В конце февраля произошла следующая серия эпизодов. Борменталь с коллегой Самсоновым в ординаторской занимались анамнезом больного, искусанного кооператорами Василия после того как больной пытался из экспериментальных побуждений скормить группе кооператоров отравленную кашу. Больной Пандурин, известный местный алкаш, сидел на стуле и давал вязкие показания, а оба доктора записывали. - Таз им принес полный, крысиного яду туда сыпанул зверюгам... А они почуяли носами и... - Пандурин задрал штанину и показал искусанную ногу. - Противостолбнячную сыворотку, немедленно, - распорядился Самсонов, адресуя указание Дарье Степановне. - Уж кончается. Не первый случай, - сказала она. - Дразнить не надо животных, - сказал Борменталь. - А я и не дразнил, - сказал Пандурин. - Но я его, гада, пристрелю. Сукой буду. Больного увели на укол. Самсонов закурил. - Однако, ваш эксперимент дорого обходится обществу... - заметил он язвительно. Не успел Борменталь возразить, как в ординаторскую несмело ступил участковый Заведеев с бумагами в руках. - Дмитрий Генрихович, так что показания снять, если можно... - проговорил он. - С глазу на глаз. Коллега Самсонов, пожав плечами, удалился. Участковый выложил перед Борменталем бумагу. Это была типовая форма N_9 для прописки. - Я Дружкова прописать должен... И паспорт выдать. Все сроки прошли. - Но вы же знаете, что я здесь не при чем. Василий живет у себя в конторе. Мы с ним и видимся редко, - сказал Борменталь. - В конторе прописать не могу. Нежилой фонд. Он сам здесь ваш адрес указал, - участковый ткнул в бумагу. - Ну тогда прописывайте, в чем же дело... - с неохотой сказал Борменталь. - Да как же, как же?! - заволновался участковый. - Мало того, что свидетельства о рождении нет, это Бог с ним, наука жертв требует. Но посмотрите, что пишет подлец! Борменталь вгляделся в листок. В графе "национальность" стояло - "собака", в графе "место работы, должность" - "Кооператив "Фасс", маугли". - Что это за маугли такое? Сумасшедший он, Дмитрий Генрихович. Надо его засадить. Вы бы потолковали с Марком Натановичем. Марк Натанович был районный психиатр. Борменталь представил себе разговор с психиатром по поводу умственных способностей собаки и тяжело вздохнул. - Это не все еще, - участковый перевернул страницу. - Вот. Сведения о родственниках. Отец, мать - прочерк. Брат - Борменталь Дэ Гэ... - Чего-чего? - взвился Борменталь. - ...Это вы, значит. А дальше сестры - Борменталь Марина и Борменталь Елена. А себя записал Василием Генриховичем! - победоносно закончил Заведеев.
в начало наверх
- Ну, это уж слишком! - вскричал Борменталь, вскакивая на ноги. - Надеюсь, вы понимаете, что это абсурд? Как он это мотивирует? - Говорит, что человек человеку - друг, товарищ и брат. Борменталь задумался. - Ладно. Оставьте это мне. Я сам с ним разберусь, - сказал он, пряча анкету в свой портфель. В ординаторскую, как-то потупясь, вошла Катя, пряча за спиной лист бумаги. - Что тебе? - недовольно спросил Борменталь, все еще злясь на дурацкую анкету. - Вот, Дмитрий Генрихович, - она протянула ему заявление. - Ухожу по собственному... - Этого не хватало! - вскричал Борменталь, бросив взгляд на заявление. - Катюша! У нас каждый человек на учете! Медсестры днем с огнем не найдешь! - Зарплата маленькая... - смущаясь, сказала она. - Где тебе больше дадут? В город будешь ездить? - Василий обещал пятьсот. К нему иду, в кооператив. - Василий?! - Вот вам, пожалуйста. Скоро все в собаки подадимся, - сказал участковый. - Почему в собаки? - вспыхнула Катя. - Я собакой становиться не собираюсь. Людям бы больше платили! - и она выбежала из ординаторской. Борменталь оделся и вышел в коридор. Заведеев следовал рядом. Навстречу шла бригада ремонтников со стремянками, кистями, красками. - Где тут у вас операционная? - осведомилась женщина-бригадир. - У нас наряд. - Наконец-то! - обрадовался Борменталь. - Ступайте прямо и направо, найдете там Дарью Степановну, она вам отомкнет. От кого наряд? От райздрава? - От кооператива "Фасс", - ответила бригадирша. Борменталь спешил домой, не отвечая на приветствия встречавшихся на пути собак-кооператоров, которые виляли хвостами и подобострастно взлаивали, завидев брата шефа. Собаки попадались повсюду - поодиночке, парами, группами - и настроение у них было превосходное. По направлению к больнице проехали странные сани, сооруженные из четырех детских санок, накрытых помостом, на котором возвышались горой картонные коробки с кафелем. Сани волокла упряжка из шести собак, а управлял ими мальчик лет одиннадцати, шагающий рядом. Дома Борменталя ждал новый удар. В комнате Алены на столе он увидел новенький персональный компьютер с цветным монитором, за которым сидела дочь, прилежно набирая какой-то английский текст. Марина тоже была дома в состоянии, близком к истерике. - Полюбуйся, что ты натворил! - встретила она Дмитрия, указывая на компьютер. - Прямо не жизнь, а... собачья свадьба! - Что это? Откуда? - спросил Борменталь. - Привезли утром. Какие-то люди с собаками. Подарок кооператива "Фасс"... - Не подарок, мама, а оргтехника для выполнения работ, - унылым голосом отозвалась Алена, не прекращая работы. Как видно, спор тянулся уже долго. - Пускай оргтехника! Я не хочу никакой оргтехники от это своры! - А это не тебе. Это мне, - отозвалась Алена. - Она подрядилась переводить им на английский какие-то тексты, - объяснила наконец Марина. - За деньги! - возмущенно выкрикнула она. - А по-твоему, нужно за спасибо? - огрызнулась Алена. - По-моему, это вообще не нужно! - Зачем сторожевым собакам английские тексты? - спросил Борменталь. - Папа, ты ничего не знаешь. Ты сходи и посмотри, что там у Василия Генриховича происходит, - сказала Алена. - Генриховича?! - взревел Борменталь. - Я ему покажу Генриховича! Дай мне поесть, - обратился он к жене. - А ничего нету, Митя. - Как? - А вот так. Дружков скупил все продукты, кормит своих псов. Мясом! - Неправда, - буркнула Алена. - Я тебе скажу, Митя, это сращивание партийной и теневой мафии, - зашептала Марина. - Васька ходит к Швондеру, поет с ним революционные песни, а сам уже все скупил. Продукты скупил, дома скупил, сейчас на землю зарится... - И правильно, - сказала Алена. - Землю забросили. - А эта ему подтявкивает! - Марина уперла руки в бедра. - Ты забыла, кто у тебя предки?! Русская интеллигенция! Не какие-нибудь шавки! - Так, - сказал Борменталь. - Дай-ка мне ремень. - Будешь меня пороть? - насмешливо спросила дочь. - Не тебя. Брата своего, - мрачно изрек Борменталь. Швондер лежал на койке под портретом Дзержинского. Тумбочка была уставлена лекарствами. В комнату вошел Дружков. Был он с ног до головы в "варенке". За ним просунулась в дверь морда лохматой собаки. - Полиграф... - слабым голосом проговорил Швондер. - Михал Михалыч, я вам Карата привел. Не скучно будет. Он вам и в магазин сбегает... - Дружков указал на пса. - Спасибо... Полиграф, записи мои разберешь, архив. Может, еще потребуется. - Будет сделано, - с готовностью кивнул Дружков. - А? - Сделаю, не волнуйтесь. Опубликую. Скоро типографию закупаем... - Вот и хорошо, и славно... Полиграф, республика в опасности! - Я знаю, - кивнул Дружков. - Не сдавай позиций, Полиграф. Я на тебя надеюсь. Много контры проросло... - Нерушимо, - сказал Дружков. - Доктора - к стенке, - Швондер был уже в полубреду. - И запомни: так, как мы прожили - пускай попробуют прожить! Ничем себя не замарали! - Только других, - кивая, негромко произнес Дружков. - Как? - Железное поколение, папаша. Родина не забудет. Швондер откинулся на подушку, прикрыл глаза. - Ступай. Я посплю. Дружков вышел в соседнюю комнату, где был музей. Подошел к бронзовой собаке, на шее у которой был повязан красный бант. Провел по бронзовому боку пальцем. Остался след. Дружков вынул из кармана носовой платок и протер собаку. Карат тоже был тут как тут. Задрав морду, он смотрел на бронзового родича. - Дед мой, - пояснил ему Василий. - Названый. Большой прохиндей. Борменталь ожидал приема в офисе кооператива среди других посетителей, среди которых было немало собак, чинно сидевших в приемной. Из окна офиса была видна площадь перед магазином, уставленная машинами и автобусами. Поодаль виднелась очередь за водкой. Среди ожидающих приема было немало городских заказчиков, людей состоятельных и напуганных организованной преступностью. Это их автомобили стояли на площади. Собак интересовали вопросы найма, но ждали Дружкова и люди, желающие поступить на работу, хотя таких было немного. У телефона за секретарским столиком дежурила Катя. - Кооператив "Фасс" слушает... Да, сенбернары нужны. Работа по трудовому соглашению. Зарплата от девятисот до тысячи пятисот... "Неплохая зарплата для сенбернара..." - злобно подумал Борменталь. - Катя, это ты с сенбернаром разговаривала? - спросил он. - С хозяином, - улыбнулась Катя. - Значит, зарплата ему? А если бесхозный пес работает, кому зарплата? - Кооперативу. Деньги идут и на социальное страхование собак. Ожидающие очереди собаки внимательно прислушивались к разговору. Наконец вдали на дороге показался белый "мерседес" Василия. Он подрулил к офису, провожаемый злобными взглядами водочной очереди. Дружков выпрыгнул из него и бодрым шагом зашел в контору. - Всех приму, всех! - успокаивающе поднял он ладонь навстречу устремившимся к нему посетителям. - О, Дмитрий! - обрадовался он, увидев Борменталя. - Проходи, пожалуйста. Брата без очереди, - объяснил он остальным, скрываясь с Борменталем в кабинете. Обстановка кабинета была простая, но стильная. На стене висели портреты породистых собак: кокер-спаниэля, бассета, афганской борзой, вроде как членов Политбюро в старые времена. - Интерьер заказывал в городе, - пояснил Дружков. - Наконец ты зашел... Я уж думал - обиделся... Садись, - Дружков указал на кресло. Однако Борменталь продолжал стоять, стараясь успокоить прыгающую от злости и обиды нижнюю губу. - Что? Что-нибудь не так? - обеспокоился Василий. - Прежде всего мне не нравится твой панибратский тон... - начал Борменталь. - Почему панибратский? Братский, - возразил Василий. Борменталь постарался этого не заметить. - ...Во-вторых, мне не нравится то, что ты написал в анкете, - Борменталь вытащил из нагрудного кармана сложенный лист и протянул Василию. - Давай исправим. Что не нравится? - с готовностью отозвался Дружков. Он сел за стол, надел очки и развернул анкету. Борменталь продолжал стоять. - Садись, садись, - сказал Дружков. - Попрошу на "вы"! - вскричал Борменталь. - Садитесь, Дмитрий Генрихович, - устало повторил Дружков. Борменталь уселся. Василий продолжал изучать анкету. - Мне все нравится. Может, не хотите у себя прописывать? Это временно. Я сейчас коттедж ремонтирую, купил у райздрава. Туда переселюсь. - На каком основании ты вдруг стал моим родственником? - официальным тоном спросил Борменталь. - Здрасьте! А кто говорил, что семья прибавилась? Кто меня окрестил? - обиделся Дружков. - Отцом называть не стал, уж простите, молоды вы для отца... - А почему Генрихович? Другого отчества не нашлось? - Так ведь брат... Генриховичи мы, Дмитрий, - проникновенно проговорил Василий. Спорить с этим было трудно. Борменталь заерзал в кресле, пытаясь придраться хоть к чему-нибудь. - Ну, а "маугли"? Что за "маугли"? - Я прочел. Мне понравилось, - потеплев, с улыбкой произнес Дружков. - Хочу быть Маугли. Разве нельзя? Все, что не запрещено, - разрешено. - Грамотный стал... - пробормотал Дмитрий. - Ладно, пиши как знаешь, если участковый пропустит. Но Алену в свои дела не втягивай! Не позволю! - А кого же втягивать, Генрихович? Кого втягивать? - сокрушенно проговорил Василий. - Этих, что ли, втягивать? - кивнул он на очередь за окном, которая как раз в этот момент с улюлюканьем разгоняла стайку собак. - Вся надежда на собак да на детей. - Я против того, чтобы дети занимались коммерцией. - Пускай лучше балду пинают, учатся пить, курить и материться, да? - Они и здесь этому научатся. - Генрихович, ты видел хоть одного пса, который курит, пьет и матерится? А людей - навалом! - Василий снова указал за окно, где очередь, разогнав собак, снова штурмовала водочное окошко. В кабинет вбежала Катя. - Вася, иностранцы! - сделав круглые глаза, сообщила она. - Вот... Работника у меня увел... - проворчал Борменталь, указывая на Катю. - Тоже временно, Генрихович! Я ее назад отдам, у меня план есть, потом скажу. Давай иностранцев! - скомандовал он Кате. - А ты сиди, у меня от брата секретов нет. Борменталю и самому было любопытно. Он покинул кресло и расположился на диванчике у стены. Появилась делегация датчан - один молодой, другой постарше. С ними была переводчица. Борменталь был представлен почему-то как компаньон. Датчане, дружелюбно улыбаясь, пожали ему руку. Разговор зашел о проекте совместного дурынышско-датского предприятия "Интерфасс" с привлечением зарубежных собак на работу в Союзе и наоборот - дурынышских псов в Данию. Борменталь невольно залюбовался работой своей собаки. Василий вел разговор, уверенно оперируя терминами, смысл которых был туманен для Борменталя: "маркетинг", "бартер", "лицензия". Довольно быстро стороны подписали протокол о намерениях, после чего Дружков, указывая на Борменталя, произнес: - У Дмитрия свой проект. Тоже совместное предприятие медицинского профиля... - Wаs? - от неожиданности спросил Борменталь по-немецки. - Потом объясню, - тихо сказал ему Василий и добавил для иностранцев:
в начало наверх
- Об этом в следующий раз. Проект в стадии проработки. Иностранцы откланялись. Едва дверь за ними закрылась, Борменталь набросился на Василия: - Что ты мелешь? Какой проект? - Генрихович, иди пообедай. Я тут внизу столовку организовал. Посетителей приму и спущусь к тебе, все объясню. Двадцать минут, договорились? - предложил Дружков. И он так многозначительно пошевелил своими рыжими усами, что отказаться было невозможно. Столовая была в первом этаже и обслуживалась двумя девочками лет четырнадцати из той школы, где училась Алена. Справа у стены стояли три стола, накрытые скатертями, а у левой стены на циновках стояли миски для собак. Когда Борменталь вошел в столовую, там обедал участковый Заведеев и три собаки из кооператива, которые с достоинством хлебали из мисок. - Здравствуйте, Дмитрий Генрихович. Присаживайтесь - пригласил Заведеев. Борменталь уселся напротив милиционера, осматриваясь по сторонам. - А я и не знал, что здесь... - Да, развернулся ваш песик, - с неудовольствием проговорил Заведеев. - Все бы ничего, но собаки эти... Девочка-официантка подошла за заказом. Борменталь заказал гороховый суп с грудинкой и бифштекс. - Собакам отдельно готовите? - вполголоса поинтересовался он. - Нет. То же самое едят. Им нравится, - с готовностью ответила официантка. - Еще бы! - воскликнул Заведеев. Он подождал, пока официантка отойдет и добавил: - Ничего, мы это все приведем к порядку. Столовую оставим, а псов этих... От населения жалобы. Собаки, говорят, лучше людей живут... Официантка принесла Борменталю тарелку супа. - ... Ночлежку им строят, лучше Дома колхозника в райцентре. Разве это дело? - продолжал участковый. - Так на их же деньги! - не выдержала официантка. - Не имеет значения! - пристукнул Заведеев по столу. - Собака должна знать свое место! Обедающие собаки хмуро покосились на Заведеева. Очевидно, им часто приходилось слышать эти рассуждения. Официантка принесла им второе, и собаки принялись уплетать свои бифштексы. Внезапно в дверях послышался шум. Борменталь поднял голову. На пороге столовой стоял, пошатываясь, пьяный Пандурин, обводя помещение мутноватым злобным взглядом. - У-у, суки! - выругался он, на что собаки, оторвавшись от мисок дружно и яростно залаяли. - Выйдите, пожалуйста! - бросилась к нему официантка. - Я те выйду! Я тебе так выйду! Псинам продалась! - замахнулся на нее Пандурин, но ближайший к нему пес точным рассчитанным прыжком перехватил его руку зубами. Пандурин заорал, повалился на пол. Собаки окружили его, но рвать не стали, только продолжали лаять. - Прекратить! На место! - крикнул Заведеев собакам. Псы вернулись к мискам, поджав хвосты. Пандурин поднялся с пола и, бормоча ругательства и угрозы, удалился. Заведеев рассчитался за обед, сухо попрощался с официанткой и почему-то с Борменталем и ушел. Борменталь принялся за второе, пытаясь проанализировать свои ощущения. Соседство с собаками было, что ни говори, неприятно. И деловая хватка Василия, и неожиданные перемены в Дурынышах, и собачья коммерция - все это было до крайности неприятно, но объяснить себе - почему? - он не мог. Нет, не таких перемен хотелось, более гуманных, что ли. Он вспомнил известные слова о цивилизованных кооператорах. Неужто бродячие псы и есть те самые цивилизованные кооператоры? Нонсенс! В столовую вошел Дружков, весело что-то насвистывая. Собаки подняли головы, завиляли хвостами. Василий подошел к ним, присел на корточки, обнял и несколько минут что-то нашептывал. Псы внимательно слушали, потом, как по команде, строем выбежали из зала. - Маша, гриба нам принеси, - попросил он официантку, подсаживаясь к Борменталю. - Ну как? Вкусно? - поинтересовался он. - Ты собакам гриба давай. Они это любят, - сказал он Маше, когда та ставила на стол графин с настоем. - У меня к вам, Дмитрий Генрихович, дело, - сказал Василий, наливая себе стакан. - Я раньше тревожить не стал, ждал, когда сами придете, посмотрите на дело рук ваших... - Что за дело? - насторожился Борменталь. - Хочу вам клинику построить. Здесь, в Дурынышах. Средства у меня есть. Каждый член кооператива приносит доход сто рублей в день. Есть и валютные псы. А скоро учредим "Интерфасс" - и развернемся сильно! - В каком направлении? - поинтересовался Борменталь. - Датчане нам породистых псов будут поставлять по обмену. Доберманов, боксеров, догов... Это собаки, я вам скажу! Хотя наши дворняги и бродячие ничем не хуже. По экстерьеру не вышли, а масла в голове хватает... Будут в Дании стажироваться. В Интерполе, по борьбе с наркотиками. У меня и с КГБ договор подписан... Борменталь брезгливо поморщился. - На границу буду посылать своих ребят... У меня же с ними взаимопонимание полное, сам понимаешь... - опять перешел на "ты" Василий. - Без всякой дрессировки... - Ну, а при чем здесь я? - начал терять терпение Борменталь. - А при том, что мне людей не хватает. Собак навалом, а людей работящих нет! Еле-еле школьников наскребаю, они без предрассудков и еще чего-то хотят. Остальные - нет. Ты недавно в Дурынышах, а я здесь зубы сточил. Негодный народ. Даром, что потомки Полиграфа... - Чьи потомки? - удивился Борменталь. - Того... героя, которого профессор из собаки вывел. Швондер мне давал читать. У Полиграфа дети были, Преображенский при них опекуном состоял, вывез их в Дурыныши, вот они и расплодились. Здесь почти каждый - внук или внучатый племянник Шарикова. - И Заведеев? - По прямой линии. А председатель Фомушкин - по женской. Его отец был женат на дочке Шарикова. Но что-то не так в генах. Не собачьи гены... Вот я тебе как брат брату предлагаю - помоги мне. Я тебе клинику, а ты мне - народ. - Я что-то не понимаю, куда ты клонишь, - сказал Борменталь. - Так ведь проще простого! Будет клиника - будут операции. У меня кандидаты есть. Будешь их... по Преображенскому-Борменталю. Такие люди выйдут! Тимофей просится с командой, - кивнул Василий на пустые, оставленные собаками миски. - Полкан дворовый у Дарьи Степановны. Давно мечтает, даже завидует мне втихаря... И мне с ними легко будет работать. - Так ты мне предлагаешь собак в людей переделывать?! - наконец дошло до Борменталя. - Во! Понял? Сообразительный тоже. Как собака, - похвалил Дружков. - А монополию не боишься потерять? - Монополия - тормоз прогресса, - серьезно сказал Василий. - С точки зрения перестройки моя идея - правильная. Президент одобрит. - Вот пускай Президент и оперирует! - заорал Борменталь, вскакивая со стула. - Бред! Это безнравственно - собак в людей поголовно! - Не поголовно, а по желанию. Кто хочет собакой остаться - пожалуйста! - Безнравственно все равно! - А водку пить - нравственно? А спекулировать, в чужой карман смотреть, ждать милостыню от германцев - нравственно? - перешел в наступление Василий. - Вы новых людей, говорят, семьдесят лет делали. Наделали. Теперь мне дайте... Давай демократически вопрос ставить. Если захочешь не только собак оперировать, я не возражаю. Можно и кошек, хотя прямо скажу - не верю я в кошек. Не перестроечное животное, хитрое. А лошади - почему не попробовать? - Василий, вы - сумасшедший, - заявил Борменталь. - Сумасшедших собак не бывает. Это вам в любой ветеринарной лечебнице скажут. - Все! Хватит! - завопил Борменталь, бросаясь к выходу. Но не успел он сделать и шагу, как в зал столовой ворвался Швондер, за которым едва поспевала Марина. Вид старика был безумен. Швондер, тяжело ступая и припадая на правую ногу, кинулся вначале к раздаточному окошку, чем весьма напугал обеих девушек. На лице старика были написаны боль, ужас и крушение идеалов. Он поискал глазами в кухне, обернулся и наконец увидел Василия, сидящего за столиком. - Полиграф! - проговорил Швондер с интонацией Тараса Бульбы, обращающегося к отступнику-сыну. - Слушаю вас, Михал Михалыч, - отозвался Василий. Швондер приблизился к нему, сверля взглядом. - Правду люди говорят? - спросил он еще с какой-то надеждой. - О чем вы? - Василий встал. - "Мерседес" твой? Это все... твое? - жестом указал он вокруг. - Машина моя. Остальное - собственность кооператива, - скромно отвечал Василий. - Предаю революционной анафеме как ренегата и перерожденца! - громогласно объявил Швондер, поднимая правую руку. - Знал ведь, что не Полиграф ты, но верил... Верил, что продолжишь дело Полиграфа. А ты мразью буржуйской оказался... Продал республику. Знать тебя больше не знаю и буду требовать исключения из партии! Произнеся эту речь, Швондер покачнулся, так что Борменталь сделал движение подхватить его, но старик справился сам и, поникнув лохматой нечесаной головой, покинул столовую. - Неприятно получилось... - пробормотал Василий. - Кто ему донес? - Не донес, а раскрыл ваше лицо, - выступила вперед Марина. - Нельзя двурушничать, Василий. А то с ним вы за революцию, а сами - настоящий коммерсант. Кроме денег, ничего не интересует... Дружков вздохнул, почесал рыжий затылок. - Странные вы - люди... Старику немного осталось, ломать его, что ли? Подпевал ему, вреда от этого нет. Да мне вообще наплевать на ваши революции, демократии... Ошейник сняли - спасибо. Дальше я сам пищу добывать должен. А вы грызитесь, - горько заключил Дружков и направился к выходу. Уже в дверях остановился, взглянул на Борменталя трезво и холодно. - Подумайте о моем предложении. Клиника за мои средства и за каждую операцию - десять тысяч. Долларов. И вышел. Заведеев подъехал к коттеджу Борменталя на желто-синем милицейском "уазике" и рысью побежал к дверям. На стук вышла Алена. - Отец дома? - спросил участковый. - Дома. - Отдыхает? - В шахматы играет с компьютером. - С кем? - не понял Заведеев. - С машиной. Проходите. Участковый зашел в сени. Через минуту, вызванный дочерью, появился Борменталь в домашнем костюме. - Приветствую, Дмитрий Генрихович, - козырнул Заведеев. - Что-нибудь случилось? - спросил доктор. - Председатель поселкового Совета просит вас на совещание. - Да что стряслось? Воскресенье... - недовольно проговорил Борменталь. - Время не терпит. По дороге расскажу. Пока ехали в поселковый Совет, участковый рассказал Борменталю, что ситуация в деревне обострилась. Дружков со своим кооперативом взял в аренду близлежащие поля, по слухам, всучив большую взятку в райагропроме. - На лапу дал. У них, у собак, просто, - прокомментировал Заведеев. Мало того, Дружков приватизировал и местный магазин, в котором последний год, окромя водки раз в месяц, турецкого чая и детского питания "Бебимикс" ничего не водилось. Опять же дал на лапу в управлении торговли. В результате в магазине появилось молоко, масло, хлеб и некоторые другие продукты... - Да, я знаю, - вспомнил Борменталь. - Жена говорила. ...Которые выдаются по талонам, причем талоны распределяет все тот же кооператив, то бишь Дружков. - Собакам и людям - по одинаковой норме! - с негодованием сообщил Заведеев. - Безобразие, - кивнул Борменталь. И вообще, Василий зарвался, социальная напряженность в деревне растет, трудящиеся требуют защиты от Совета. С этой целью Фомушкин срочно сзывает совещание. - Я лицо не административное, - возразил Борменталь. - Вы очень нужны, - сказал участковый. В холодном нетопленом помещении Совета, выгодно отличавшемся от офиса кооператива отсутствием всяческих удобств и загаженностью, участкового с
в начало наверх
доктором встретили Фомушкин и коллега Борменталя Самсонов. Оба были в полушубках и шапках. Фомушкин, приземистый мужик с красным от ветра и алкоголя лицом, пожал Борменталю руку железными короткими пальцами. - Присаживайтесь, товарищи, - указал он на ломаные стулья. Кое-как сели. Фомушкин выложил на стол блокнот. - Долго говорить не буду, - сказал Фомушкин. - Надо что-то предпринимать. Народ нас не поймет, если мы... Товарищ Самсонов, доложите. Самсонов вынул из-за пазухи документ, оказавшийся письмом к главному санитарному врачу области, и зачитал его. В письме красочно описывались угроза эпидемий, многочисленные покусы населения, шумовые воздействия от лая и воя по ночам и прочие беды, свалившиеся на Дурыныши в связи с чрезвычайно высоким скоплением бродячих собак. - Ну, положим, собак дразнят... - несмело возразил Борменталь. - Проходу от них нет, вот и дразнят, - отрубил Фомушкин. Заканчивалось письмо призывом принять срочные меры. - Это не все, - сказал председатель. - Я санкционировал демонстрацию протеста населения против кооператива. Организатор - ваша жена, - показал он пальцем на Борменталя. - Дружков заявил альтернативную демонстрацию собак, я запретил. В конституции о демонстрациях собак ничего не говорится. - Логично, - кивнул доктор Самсонов. - Но и это еще не все, товарищи, - вкрадчиво вступил участковый. - Надо что-то делать с самим Дружковым. Псы без него - ноль, сколько их раньше было - и не мешали... - Посадить его за нарушение паспортного режима нельзя? Он ведь все еще не прописан, - сказал председатель. - Надолго не посадишь. Да и откупится. Денег у него больше, чем наш годовой бюджет, - сказал Заведеев. - Чем пять бюджетов, - поправил Фомушкин. - О чем мы говорим, друзья? - улыбнулся доктор Самсонов. - По существу, о собаке. Посадить собаку можно, но не в тюрьму - на цепь! Предлагаю именно так подходить к вопросу. Фомушкин задумался. Видно было, что идея ему нравится, но он не видит методов ее осуществления. - Как же так - председателя кооператива и на цепь? У него расчетный счет в банке, круглая печать... - Если признать недееспособным... - вставил Заведеев. - Нет-нет! У него вполне здравый ум, смекалка, вообще, очень талантливый пес, - сказал Борменталь. - Ловлю на слове! Пес! - засмеялся Самсонов. - Кстати, вы не выяснили, кем был тот потерпевший, помните? Три месяца назад, на шоссе? - спросил Борменталь участкового. - Кажется, не установили личность, - сказал участковый. - М-да. Пересилили собачьи гены... - вслух подумал Борменталь. - Как вы сказали? - Нет, это я так. - Вам решать, Дмитрий Генрихович, - сказал Фомушкин. - Сумели его человеком сделать, сумейте поставить на место. - Как это? - Обратная операция, коллега, - жестко произнес Самсонов. - Нет такого человека - Дружков! Есть собака Дружок. - Из собаки человека труднее сделать. А уж из человека собаку... - заискивающе начал Заведеев. - Да? Вы пробовали? - вскинулся Борменталь. - Доктор, советская власть просит, - примирительно сказал Фомушкин. - Пса хорошего сохраните. Неужто не жалко его по тюрьмам пускать? А мы его точно посадим. Если не за режим, то за взятки. Если не за взятки, то за подлог... Найдем, за что посадить. - А как же все то, что он здесь успел... - растерялся доктор. - Это не волнуйтесь. За нами не пропадет. Клуб отремонтирован, очень хорошо. Столовую общепиту передадим, магазин вернем торговле... Все спокойнее будет. О людях надо думать, не о зверях. Борменталь забарабанил пальцами по столу. Внезапно зазвонил телефон. Фомушкин поднял трубку, минуту слушал, после чего положил ее и сказал коротко: - Швондер скончался. Швондера хоронили в ясный солнечный день, нестерпимо пахнущий весной, несмотря на легкий морозец. В парке больницы, между бюстами великих ученых и памятником Преображенскому, накрытому белой простыней, чернела в снегу свежая могила; похоронный оркестр оглашал окрестности звуками траурного марша. От коттеджа Швондера к могиле по парковой аллее медленно двигалась похоронная процессия. Впереди шагали Фомушкин и Дружков с орденами Ленина и Красной Звезды на бархатных подушечках. Следом ехал открытый грузовик с гробом, за которым шествовало население Дурынышей, а позади - кооператив "Фасс" в полном составе: полторы тысячи собак. Колонна собак растянулась метров на триста. Процессия приблизилась к могиле, грузовик остановился, гроб переместили на подставку. Траурный митинг начался. Однако, то ли фигура Швондера не пользовалась любовью жителей Дурынышей, то ли из-за обилия собак, но в размеренный и скорбный сценарий траурной церемонии стали вплетаться посторонние нотки. Уже во время речи Фомушкина раздался откуда-то сзади возглас: "Собаке - собачья смерть!", как раз в тот момент, когда Фомушкин перечислял заслуги Швондера перед Советской властью. Кричавшего установить не удалось. Естественно, такой выпад не прошел незамеченным среди собак, отозвавшихся лаем, на секунду заглушившим медь траурного оркестра. И далее, во время выступления представителя ветеранов - старика в полковничьей шинели - над толпою взметнулся плакат: "КГБ - цепной пес КПСС!", возникший в том месте, где стояли Марина Борменталь и доктор Самсонов. Кооператоры отреагировали соответственно. Едва гроб опустили в могилу и поспешно забросали землей, как в открытом кузове грузовика оказался Дружков. Он был в модной импортной куртке черного цвета, его непокрытая рыжая шевелюра горела в солнечных лучах. - Люди! - обратился он к собравшимся. - Не надо никого осуждать. Я тут недавно одну книгу прочел. Хорошая книга. Там написано: "Не судите да не судимы будете". Один человек сказал... Простите нас все, мы добра хотим. Запущена земля, конуры обветшали, пищи мало. Грыземся. Виноватых ищем. А собака - она всегда виноватая. Собака, как никто, вину свою чует. Злобство ее - от цепи да поводка. Вот сейчас цепь сняли, и собака радуется, старается для пользы общего дела. Веселой стала собака. У вас много чего было раньше, счеты у всех свои. А у нас только начинается. Мы никого не виним. Прошу - не пинайте собаку, она вам пользу принесет. Я хочу в знак примирения и в память о Швондере воссоздать в первоначальном виде памятник человеку, которым первым вывел собаку в люди, и памятник этой собаке. Катя, давай! - Василий махнул рукой. Катя, находящаяся у памятника, дернула за веревку, покрывало сползло с фигуры профессора, и собравшиеся увидели рядом с бронзовым Преображенским бронзовую собаку. На постаменте под старой надписью блестела золотом новая: "Полиграфу Шарикову от кооператива "Фасс". Оркестр заиграл марш, и колонна собак торжественно двинулась мимо памятника. Марина подошла к Дружкову. - Василий, зачем вы это сделали? Вы хоть поинтересовались - кем был этот Полиграф? - А кем он был? - Сволочью, - сказала Марина. - Жаль, конечно, - вздохнул Дружков. - Лучше бы героем. Но ведь был? Куда от него денешься? Пускай стоит, напоминает, из кого мы вышли. А дальше - наше дело. Облава была организована по всем правилам военного искусства. В понедельник утром платформа Дурыныши была закрыта, поезда следовали мимо без остановки, благодаря чему городские проводники, прибывающие в деревню за собаками-кооператорами, не смогли попасть к конторе, где с утра дожидались выхода на работу несколько сотен собак. В десять утра на площадь перед магазином, запруженную собаками, с двух сторон въехали два огромных крытых фургона санитарной службы - мрачные черные машины с крестами по бокам. Из них высыпали люди в стеганых ватных штанах и куртках, в рукавицах и шапках. У них в руках были сети и крючья. Началось избиение. Псов ловили сетями, подцепляли крючьями и забрасывали живым копошащимся окровавленным и стонущим клубком в открытые двери фургонов. Озверевшие от охоты санитары с матом и угрозами носились по площади, круша крючьями направо и налево. Снег стал красен от крови. Энтузиасты из местного населения во главе с Пандуриным образовали живую цепь, не выпускавшую собак из смертельного котла. Дружков, дотоле дозванивавшийся в город с вопросами - почему нет проводников - выскочил из офиса налегке, успев прихватить со стола первое, что подвернулось под руку, - бронзовую копию памятника Преображенскому с собакой, сделанную на заказ. За ним выбежала Катя. Размахивая увесистой статуэткой, Василий ринулся в гущу бойни, рыча от бессилия и ненависти, но был схвачен Заведеевым и двумя доброхотами. Его и Катю препроводили в поселковый Совет и там заперли под охраной до конца операции. Василий упал на пол и, царапая ногтями пол, бился об него головой, издавая нечеловеческие звуки. Катя рыдала. - Собака - собака и есть, - изрек Пандурин, закуривая и укладывая на колени дробовик, прихваченный им из дома для пущей острастки. Василий вдруг кинулся на него, норовя перекусить шею, но помощники Пандурина - сын его и зять - легко с ним справились, надавав тумаков, и связали свернутым в жгут транспарантом - длинной красной тряпкой с меловой надписью "Решения партии - одобряем!". Связанный Дружков, привалясь к стене, смотрел через окно, как погибают собаки. Все было кончено в полчаса. Заваленные телами собак фургоны, тяжело развернувшись на площади, покинули деревню. Разгоряченные бойней жители разошлись. На площади остались лишь кровавые пятна и клочья шерсти. Катю вытолкали из поселкового Совета, и она побрела в офис, где уже мародерствовали дурынышцы: растаскивали мебель, срывали со стен картины, разворовывали кухню. Катя добралась до телефона, набрала номер и сквозь слезы проговорила: - Доктора Борменталя, пожалуйста... "...Финита ля комедия!" Циничный возглас российских интеллигентов со времен Лермонтова, когда сделать ничего не можешь, а каяться не привык. Но ведь виноват-то я, больше никто. Задумал создать человека естественного в неестественной обстановке. Будто забыл, что сам исхитрялся многие годы, стараясь сохранить хоть что-то в душе и не утонуть в этой мерзости. Иронией обзавелся, цинизмом, равнодушием... А тут взял доброго пса и пустил его на волю. Поверил словам: все, что не запрещено, - разрешено. Сам же разрешения ему не дал, тем более, не дали милые наши обыватели. Теперь псу каюк. Коллега Самсонов ходит гордый и изображает провидца. Выхода нет. Мы никогда не будем людьми, уже поздно. И не в правительстве дело, не в партиях, не в способе производства материальных благ. Очередной эксперимент провалился. Страна бездарных экспериментаторов. Благом для Василия будет снова сесть на цепь и ждать ежедневной похлебки. Единственный плюс от всего - новенькая операционная. И никелированная табличка на стене: "Здесь 25 декабря 1990 года родился Василий Генрихович Дружков". Здесь родился, здесь и помрет... Это самое гуманное, что я могу для него сделать. Но кто же сделает это для меня? Похоже, Господь лишь точит свой скальпель. "Все остались при своих" - сказала Дарья. Неправда. Василий остался при чужих. Надо вернуть его к своим и всю жизнь искупать перед ним вину. Как он будет смотреть на меня? А Алена?.. Лучше не думать. А я уже было размечтался вслед за ним. Как из десятиэтажной клиники будут стройными рядами выходить спасители Отечества. Прямо из-под моего скальпеля. И доллары рекой... Гнусно жить на этом свете, господа! ЭПИЛОГ Протокол задержания Мною, участковым дурынышского поселкового Совета старшим лейтенантом Заведеевым В.С. задержана по обвинению в совершении взлома поселкового Совета учащаяся дурынышской школы Борменталь А.Д., по ее показаниям, для освобождения содержащейся там собаки, подозреваемой в бешенстве. Попытка выпуска на волю бешеной собаки была пресечена жителем деревни Дурыныши Пандуриным Ф.Г., который доставил гр.Борменталь А.Д. в отделение. Бешеная
в начало наверх
собака по кличке Дружок застрелена Пандуриным Ф.Г. при попытке к бегству на автомобиле марки "Мерседес", принадлежавшем расформированному постановлением исполкома кооперативу "Фасс". Ст. лейтенант Заведеев В.С.

ВВерх