UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Дмитрий ГРОМОВ

 ТОЧКА ОПОРЫ


   Я оттуда, где реки водою полны.
   Где пшеница в полях колосится всегда
   Там все люди имеют, что надобно им.
   Но зачем я оттуда вернулся сюда?
  "Марсианский пейзаж", группа UFO


Симанков в очередной раз взглянул на часы. Было без двадцати  девять.
Пора было выходить. На ходу дожевывая бутерброд с сыром, он сунул  ноги  в
растоптанные львовские кроссовки на финской подошве, проверил, с собой  ли
пропуск, подхватил стоящий в прихожей "дипломат" и хлопнул дверью.  Каждый
раз ему казалось, что он опаздывает, и каждый раз он  приходил  за  четыре
минуты до звонка. Вот и сейчас Симанков  спешил,  хотя  знал,  что  успеет
вовремя. А купить сигарет все равно не успеет.
Правду говорят, что понедельник - день тяжелый. И что он начинается в
субботу - потому что уже в  субботу  начинаешь  с  тоской  думать,  что  в
понедельник - снова на работу. Симанков не был лентяем или  тупицей  -  он
был вполне грамотным инженером, и работать он хотел - именно  работать,  а
не создавать видимость, как это делали почти все  в  его  организации.  То
есть что-то эти  люди  все-таки  делали,  но  результаты  их  труда  потом
аккуратно подшивались в папки, складывались на  полки,  пылились  там  лет
десять или больше и, в конце концов, сдавались в макулатуру более молодыми
и более предприимчивыми сотрудниками.
При всем при этом (и это больше всего  удивляло  Симанкова)  институт
регулярно выдавал экономический эффект, сотрудники получали премии, ездили
в командировки, защищались, и со стороны могло показаться, что институт  и
впрямь приносит немалую пользу.
Но Симанков - то знал, что это не так. Знали и другие, но молчали.  И
Симанков молчал.
Симанков свернул за угол, поднялся по ступенькам и толкнул дверь,  на
ходу доставая пропуск. На часах было без четырех девять.  Как  обычно.  Он
показал вахтеру пропуск и не останавливаясь прошел через проходную. Вахтер
посмотрел на Симанкова с  таким  видом,  будто  он,  Симанков,  был  шпион
иностранной разведки, и вахтер это знал, но не имел  доказательств,  чтобы
тут же его арестовать. Впрочем, он на всех так смотрел.  Кроме  директора.
На директора вахтер смотрел, как на шпиона, только со спины. А при встрече
вскакивал и отдавал честь. А директор всякий раз добродушно хлопал вахтера
по плечу и шел дальше.
Симанков поднялся на третий этаж, расписался в журнале,  поздоровался
с сотрудниками и уселся за  свой  стол.  Прозвенел  звонок.  Рабочий  день
начался.
На столе лежала записка от шефа. Шеф уехал на неделю в командировку и
на это время оставил ему задание. Задание было пустяковое - дня на два, не
больше. А потом до конца недели опять будет нечего делать.
Симанкову уже порядком надоели эти разовые задания, выполнив которые,
надо было идти к шефу и докладывать, что  ты  снова  "безработный".  Шефа,
правда, винить было нельзя - сам он работал  за  двоих,  постоянно  что-то
придумывал, организовывал, проверял, подписывал, вовлекая  в  это  дело  и
других сотрудников.  Этот  человек  работал  по-настоящему.  Но  остальным
выдавал разовые задания, на выполнение давал большие  сроки,  и  тем,  кто
мечтал лишь о том, "где бы  ни  работать,  лишь  бы  не  работать",  такое
положение приходилось по вкусу. Только Симанков и еще двое молодых парней,
недавно закончивших институт, постоянно теребили шефа, требуя  работы,  но
шеф  был  всегда  занят,  и  снова  отделывался  от  всех  троих  разовыми
заданиями.
Симанков со вздохом достал последнюю оставшуюся в  пачке  сигарету  и
отправился курить.
Под лестницей уже собралась обычная компания курильщиков - Славик  из
отдела переводов, Саша из планового и Юра из проектной части.
- Привет, Игорь! Что новенького? - окликнул Симанкова Славик.
- Всем привет. Да  ничего  особенного.  Вот,  в  пятницу  из  колхоза
вернулся.
- Из какого?
- Из Засветиловки.
- На сене был?
- Ага. Только это так называется - "сено".
- Это понятно. А что делали?
- Кирпич грузили. Потом бревна с места на место  перекатывали.  Потом
полы в коровнике цементом заливали. А в другом конце взламывали.
- Ну да. А называется "сенокос". Только коровы кирпичи почему-то есть
не хотят. И "эквиваленты" тоже. Им сено подавай. А кормили хорошо?
- Нормально. Мясо давали, молоко.
- А жили?
- Да в том же бараке, что и в прошлом году.
- А, помню. Вода хоть была?
- Была. Холодная.
- В прошлом году вообще никакой не было. Это уже прогресс.
- Отгулы заработал?
- Один. Мы в пятницу за два дня поработали.
- Ну и правильно.
- Славик, ты диски достал?
- Да нет пока. Тип обещал позвонить сегодня. Завтра, может, будут.
- Ну, тогда звони.
- Хорошо.
- Ну что, докурили - и по пещерам? В одиннадцать встречаемся?
- Да, как обычно. Место встречи изменить нельзя.
Симанков в последний раз затянулся, метко  бросил  окурок  в  урну  и
поплелся обратно на третий этаж, мимо таблички с перечеркнутой  сигаретой.
Настроение было тоскливое, работать не хотелось.
"задание ерундовое, шефа нет,  времени  вагон",  -  думал  он,  снова
усаживаясь за свой стол. "Можно часик и книжку почитать.  Фантастику.  Как
раз с собой прихватил. Как чувствовал, что шефа не будет".
Игорь открыл "дипломат", достал оттуда аккуратно завернутый в  газету
небольшой томик, забаррикадировался  тремя  толстыми  томами  "Пособия  по
инженерной деятельности" Д.Н.Дубоглавского и раскрыл книгу.
Это чувство овладевало им каждый раз, когда он открывал новую  книгу.
Это было  не  чувство  даже,  а  радостное  предчувствие  чего-то  нового,
неизведанного, захватывающего, чего-то такого, что  в  реальной  жизни  не
бывает. А зря. Зря  не  бывает.  Симанкова  вдруг  охватило  непреодолимое
желание очутиться где-нибудь за тридевять земель  отсюда,  в  какой-нибудь
сказочной стране, где все  не  так,  как  здесь.  Где  еще  не  перевелись
благородные рыцари, прекрасные дамы, бородатые пираты с  ножами  в  зубах,
космические  пришельцы,  великие  ученые,  гениальные  сыщики   и   другие
персонажи, которые на сегодняшний день в природе  вымерли,  и  встречаются
только в книгах. И где нет столов, заваленных бумагами,  пыльных  томов  в
шкафах и безнадежной канцелярской скуки.
В комнате что-то  вспыхнуло.  Все  вокруг  озарилось  мягким,  теплым
розовым светом.
"Озонатор, что ли, опять шалит?" - мимоходом подумал Симанков.
Свечение  начало  меркнуть.  Симанков  хотел  обернуться,  но   вдруг
почувствовал, что этого делать нельзя.
"А ведь это не озонатор. Это..." - додумать  он  не  успел.  Свечение
мгновенно  усилилось,  раздался  громкий  треск,  как  от  высоковольтного
разряда, все вокруг померкло...


...Симанков пришел в себя  почти  сразу.  С  интересом  огляделся  по
сторонам. Он сидел в песке, и вокруг, сколько  хватало  глаз,  простирался
песок. Сплошной песок. Но песок был голубым. А небо - зеленоватым.
Симанков почти не удивился. Он ждал чего-нибудь в этом роде. Он понял
это еще тогда, когда по комнате распространился этот мягкий розовый  свет.
Он был там, куда хотел попасть. На другой планете, в другом  измерении,  в
параллельном мире - какая разница?  Наконец-то  с  ним  что-то  произошло.
Теперь у него будет другая  жизнь,  полная  приключений  и  опасностей,  о
которых он всегда мечтал.
Игорь улыбался все шире и шире по мере того,  как  до  него  доходила
суть происшедшего. Наконец он вскочил и громко крикнул - так бы, наверное,
кричал птеродактиль, увидевший паровоз - здесь он не был  связан  никакими
условностями.
Затем он снова сел и проверил содержимое своих карманов.  Пол-коробки
спичек Борисовской фабрики, расческа, носовой платок, авторучка,  записная
книжка и три рубля сорок  семь  копеек.  Не  густо.  И  солнце  припекает.
Симанков встал и внимательно осмотрелся по сторонам. На  северо-западе  на
горизонте виднелось какое-то темное пятно. То ли горы, то ли  город.  Надо
было  идти.  И  Симанков  зашагал  на  северо-запад,  поднимая  за   собой
фонтанчики песка и оставляя цепочку неровных следов.


Желто-зеленое светило висело уже над самым горизонтом,  когда  Игорь,
наконец, подошел достаточно близко, чтобы рассмотреть, что перед ним.
Это была скала. Огромная, черная, как  казалось  вблизи,  подпирающая
небо скала. А вокруг - все тот же голубой песок.
Симанков медленно, все еще не теряя надежды,  пошел  в  обход  скалы.
Губы растрескались, во рту пересохло, сильно хотелось пить.  Он  шел,  как
заведенный. Негнущиеся, одеревеневшие ноги двигались  сами  собой,  помимо
его воли. Он хотел присесть отдохнуть, но ноги упрямо несли его вперед.
"Однако, это не совсем тот мир, куда я  хотел  попасть",  -  невесело
усмехнулся про себя Симанков. Он  постепенно  огибал  скалу,  одновременно
приближаясь к ней. И тут, в последних лучах заходящего солнца,  он  увидел
вход. Несколько грубых  ступеней,  высеченных  в  скале,  вели  к  черному
провалу, почти незаметному на общем черном фоне скалы.
Ноги сами понесли Симанкова вперед. Как  в  трансе,  он  поднялся  по
ступенькам, на секунду задержался и шагнул в темноту. Узкий темный коридор
вел в недра скалы. Через  несколько  шагов  Игорь  оказался  в  абсолютной
темноте, но продолжал идти вперед, не оглядываясь, ведя рукой по  шершавой
стене.
Он не знал, сколько ему пришлось идти. Показалось, что  прошло  минут
десять, прежде чем впереди забрезжил свет. Игорь хотел ускорить  шаги,  но
не смог - сил были на исходе. Он дошел до выхода и остановился. В  голубом
небе над горизонтом вставало нежно-розовое солнце. Утренний ветер  приятно
обдувал лицо. А внизу простиралась цветущая  долина,  которую  он  не  раз
видел во сне еще в детстве. Но  тут  в  глазах  у  него  потемнело,  и  он
медленно осел на землю - это было что-то среднее между сном и обмороком.


Очнулся он от того, что кто-то лил ему  на  лицо  холодную  воду.  Не
открывая глаз, Игорь  попытался  поймать  ртом  плещущую  на  него  струю.
Поперхнулся, закашлялся и  открыл  глаза.  Над  головой  было  безоблачное
голубое небо, и откуда-то оттуда, как показалось ему, прямо с неба, тонкой
струйкой все еще сочилась вода, падала ему на лоб, на лицо, разбиваясь  на
сверкающие радужные шарики капель, разлетающиеся  во  все  стороны.  Игорь
отряхнулся и сел.
Над ним,  на  широком  уступе  скалы,  в  ленивой  позе  лежал  тигр;
передними лапами он придерживал ржавое жестяное ведро, из которого  капала
вода.
Игорь несколько удивился, но не испугался - в  этой  чудесной  стране
некого было бояться - он это чувствовал. Надо было что-то сделать, и Игорь
сделал первое, что пришло ему в голову.
- Спасибо, - сказал он.
- Не за что, - ответил тигр.
Вот тут-то Симанков удивился по-настоящему. Видимо, у него был  очень
растерянный вид, потому что  на  морде  у  тигра  появилось  что-то  вроде
улыбки.
- Не удивляйтесь. Это техника. Преобразователь биотоков.
Только тут Игорь заметил на шее у тигра маленькую серебристую бляшку,
напоминавшую медальон. Голос шел из  нее,  тигр  лишь  слегка  приоткрывал
пасть, не произнося ни звука.
- Я вижу, тут вам все ново. У нас  будет  время  поговорить.  А  пока
давайте знакомиться. Тэрри.
- Игорь.
- Очень приятно. Давайте спустимся к ручью. Вам необходимо  помыться.
Вы пришли из радиоактивной пустыни.
- Как?! - Игорь даже подскочил.
- Да. Та пустыня - это Земля после  ядерной  войны.  Но  не  бойтесь,
здесь фон небольшой. Но помыться все же стоит.

 
в начало наверх
Игорь и Тэрри начали спускаться вниз, к ручью. Тэрри двигался бесшумно, его мощные, но мягкие лапы как бы обтекали все неровности почвы, сливаясь с ними. Игорь видел, как играли мускулы под полосатой шкурой - Тэрри это явно доставляло удовольствие. Игорь перевел взгляд на долину, раскинувшуюся внизу. Оттуда тянуло тонким ароматом свежести, цветов и яблок. Что-то было в этой долине от Саймаковского "Кольца вокруг солнца", что-то от Уэллсовской "двери в стене", но было и что-то еще, неуловимо знакомое и родное. - Что это за долина? - спросил он у Тэрри. - Рай, - коротко ответил тигр. Они подошли к ручью. - Сперва искупайся сам, потом помой одежду, - посоветовал Тэрри. - А ручей? - С ним ничего не сделается. - Как это? - Вот так. Его нельзя испортить. Ни химией, ни радиацией, ни грязью - ничем. Он восстанавливается. - И здесь все такое? - Нет, только этот ручей. Игорь поспешно стянул с себя одежду и прыгнул в воду. Вода была обжигающе холодной, и пару раз окунувшись, он быстро выбрался обратно. Выложив на камень все, что было в карманах, прополоскал одежду. - Высохнет быстро, - заметил Тэрри, - а пока можем поговорить. Люблю потрепаться с новым человеком. - А здесь кто-нибудь живет? - Мы с Эмлин и две пары черных пантер. - А из людей? - Никого. - А откуда тогда у вас этот... преобразователь? - О, это длинная история. Вообще-то мы с Эмлин из романа ужасов. - Не понял... - Из романа ужасов. Чего тут непонятного? Здесь все из разных книг. - Как?! Не может быть... Хотя... Да, и эта долина мне показалась знакомой. Что-то от Саймака, что-то от Уэллса. - Совершенно верно. И еще от десятка авторов. А сами-то вы откуда? - Я? Я вообще не из книги. Я из реального мира. - Значит, вы просто не знаете, из какой вы книги. - Да нет же, я не из книги. Я это точно знаю. - Мы тоже думали, что наш мир единственно реальный, пока не узнали, что все мы - герои книг, что наших миров множество, и при желании мы можем относительно легко перемещаться из одного в другой. Игорь был совсем сбит с толку. Ему нужно было время, чтобы собраться с мыслями. - Я понимаю, как вы ошарашены, если не знали всего этого раньше. Пока могу рассказать вам нашу с Эмлин историю, а там видно будет. Тэрри явно хотелось потрепаться. - Как я уже говорил, мы с Эмлин из романа ужасов. Называется он "Демоны ночи" и написал его Джон Стинфилд, американец. Там нас еще тигрятами поймал профессор Дейси, вырастил в своей лаборатории, обучил всем обычаям и привычкам людей, снабдил нас преобразователями и одновременно внушил ненависть к людям. Фильмы, записи, беседы, книги - все было сделано для того, чтобы мы возненавидели род человеческий. А когда профессор решил, что добился своей цели - он нас выпустил. Первой нашей жертвой стал сам профессор. Это продолжалось долго. Мы были неуловимы, потому что знали привычки и психологию людей, ваше оружие, технику. Нас считали дьяволами, злыми духами. За нами охотились но - безрезультатно. Но один раз, как это всегда бывает в романах, нас обложили со всех сторон; мы уходили от погони несколько дней, но они висели у нас на хвосте. И вот - впереди отвесная скала, забраться невозможно, а преследователи уже близко. И тут Эмлин находит пещеру. Точнее, тоннель. Мы - туда. Бежим. И вдруг попадаем в другую страну! Там, у нас, был день, а тут - ночь. Там были джунгли - а здесь город. Мы растерялись. Примерно, как вы сегодня. Первой мыслью было спрятаться. Мы спрятались в каком-то заброшенном доме. Отсиживались трое суток, присматривались к городу. Ведь логика у нас, благодаря профессору, почти человеческая. И все это время мы читали. Профессор научил нас читать, а в том доме были книги. Целые груды книг. И там мы нашли книгу о нас. "Демоны ночи" Стинфилда. Там все было очень похоже на нашу жизнь, хотя и не совсем так. И там нас убивали. Возле той скалы. И еще там было много других книг. Совсем не таких, как у профессора. Мы прочли их почти все и поняли, что зря убивали людей. Да и сама жизнь все больше убеждала нас в том, что профессор внушил нам ложное представление о людях. Он был просто маньяком. А еще недалеко от дома, где мы прятались, был летний лекторий. До него было метров сто. Для человека многовато, но у нас-то слух лучше. Короче, мы слышали все лекции. И вот из них-то мы и узнали, что все мы - герои книг. Это определили несколько человек из разных книг почти одновременно. Потом они нашли входы в миры соседних книг, стали общаться, даже создали нечто вроде Совета для управления нашими мирами. - Но кто же первый об этом догадался? - Точно не известно, но, по-видимому, Шерлок Холмс. Один из преступников сбежал от него в соседний мир, Холмс с Ватсоном последовали за ним, и там наткнулись на книгу о самих себе. А дальше пошел чистый дедуктивный метод. - А вы и Конан-Дойля читали? - Разумеется! Один из моих любимых авторов. Но я не закончил. Через несколько дней мы с Эмлин решили отправиться дальше, и вскоре попали в этот мир. Здесь мы и решили поселиться. Мы больше не хотели жить так, как в романе. - Да, как-то не укладывается все это в голове. - Да, непривычно. А вот и Эмлин. Рядом бесшумно возникла красивая бенгальская тигрица. На шее у нее блестел точно такой же "медальон", как и у Тэрри. - Я вижу, вы хороший человек, - улыбнулась Эмлин. - Так что добро пожаловать в наш рай. - Спасибо. Но почему вы решили... - Очень просто. Вы не утонули в ручье. Для людей с черной душой это непреодолимая преграда. И давайте на "ты". Игорь медленно брел по этому действительно райскому саду, вдыхая аромат цветов и время от времени срывая с деревьев спелые плоды. Было тихо, только негромко звенели цикады да щебетали птицы. Где-то в отдалении журчал ручей. Тропинок в саду (или лесу?) не было, но идти было легко и приятно. Игорь давно скинул кроссовки и шел босиком. Ноги по щиколотку зарывались в упругую траву, влажная почва приятно холодила ступни. Игорь утолил первый голод, и теперь постепенно приходил в себя после своего неожиданного перенесения в этот мир, изнурительного путешествия по пустыне и лавины невероятной информации, обрушенной на него тигром. Ему не хотелось думать обо всем этом - ему просто было хорошо. Игорь раздвинул ветки кустов, и перед ним открылась небольшая поляна, пестревшая желтыми одуванчиками. На поляне четыре черные пантеры играли в мяч. "Это же из "Двери в стене", - невольно подумал Игорь. Мяч был большой и разноцветный, и пантеры ловко посылали его друг другу точными движениями лап и головы. Несколько минут Игорь любовался этим зрелищем, поражаясь изяществу и точности движений огромных кошек. Потом не выдержал и присоединился к играющим. Пантеры приняли его как своего, одобрив "улыбками" на мордах. Игорь играл с ними с пол-часа. Вообще он неплохо играл в волейбол, но здесь у него создалось впечатление, что пантеры специально замедлили игру, чтобы он успевал следить за мячом и отдавать пасы. Но все равно это было здорово! Через пол-часа, слегка уставший, Игорь махнул рукой своим новым знакомым и пошел дальше. - Я еще вернусь, - пообещал он. Пантеры дружно помахали ему лапами и тут же перешли в привычный для них темп игры. Под вечер Игорь снова встретился с Тэрри и Эмлин. Они немного поболтали. Рассказывали в основном тигры, а Игорь больше слушал. Да и что он мог рассказать? - Здесь по ночам холодно? - спросил Игорь, поднимаясь с земли. - Нет. Чуть прохладней, чем днем. Выбирай место посуше и спи прямо на земле. Игорь таки сделал. Собрал охапку сухой травы и улегся на ночлег прямо под открытым небом. Посреди ночи он проснулся от какого-то движения. Открыл глаза. Две черные пантеры устраивались на ночлег рядом с ним. Игорь погладил обеих и снова заснул. Неделя пролетела незаметно. Игорь уже успел привыкнуть к этому чудному месту, к беседам с Эмлин и Тэрри, к черным пантерам. Дважды он выбирался в соседние миры - тигры показали ему выходы. Он послушал лекции в том мире, о котором рассказывал ему Тэрри - там все время читали лекции; побывал в будущем Азимова - теперь он окончательно убедился, что попал в мир книжных героев. Он обнаружил библиотеку, собранную Советом. Здесь каждый, назвав себя, мог получить информацию, из какой он книги, и прочитать эту книгу. Симанковых там было несколько, но ничего похожего на описание своей судьбы Игорь не нашел, и облегченно вздохнул - он уже начал сомневаться - действительно ли он из реального мира? Но вот, через неделю, Игорь впервые всерьез задумался о своей дальнейшей судьбе. Как жить дальше? Остаться здесь, в этой райской долине? А ведь, пожалуй, когда-нибудь надоест. Можно, конечно, перебраться в любой из соседних миров, выбрать, какой понравится. Да, это здорово! Побывать в будущем, в прошлом, слетать к звездам, сражаться с космическими пиратами, побродить по другим планетам - ведь это огромный, увлекательный мир! Или просто устроиться на работу в НИИЧАВО из "Понедельника, начинающегося в субботу". Уж там-то скучно не будет. Хочется, очень хочется. Но ведь это книжный мир. Его придумали другие. А что придумал, что сделал он сам? Надо возвращаться назад, в свою реальность. Как? Прийти в тот же НИИЧАВО, там что-нибудь придумают. Опять "придумают". Другие. А сам? И вдруг Симанков почувствовал, что может сам, без посторонней помощи вернуться назад. И снова сюда. Может, и все. Обладает такой способностью. То, что получилось раз, получится и в другой, и в третий. Ну что ж, это хорошо. Значит что? Работать там, а сюда переноситься на отдых? Но почему его жизнь, реальная, скучнее и однообразней этой, книжной? Ведь, по идее, должно быть наоборот! Но он нигде так хорошо и свободно себя не чувствовал, как здесь. А, может, открыть сюда дорогу людям? Симанков чувствовал, что это ему под силу. Но нет. Это мечта. Ее нельзя трогать грязными руками. Ведь ее так легко разрушить! И не спасет даже самовосстанавливающийся ручей, непреодолимый для "Черных душ". Построят мост, перелетят на вертолете, просто зароют, наконец. Игорь тут же представил себе срубленные деревья, горы ржавых консервных банок и бутылок из-под пива, окурки, куски бумаги, корки хлеба - все, что оставляют после себя "любители природы". Или повсюду - таблички: "Конан-Дойль - налево", "Буфет - направо", "Наполеон принимает по пятницам с 14.00 до 18.00", "Осторожно, опасная зона - роман ужасов". Ему с трудом удалось отогнать от себя это видение. Нет, не дам! Тогда другой вариант - сотрудничество. Хотя, что им может быть от нас надо? У них есть все - от атомных реакторов до звездолетов и синтетической пищи. Есть свои великие ученые, писатели, композиторы, свои города, горы, леса, реки, своя Вселенная, даже свой рай! Они уже встретили братьев по разуму, проникли в глубины нейтрино, нашли секрет бессмертия. Это только мы сможем брать у них, а не они - у нас. И еще вопрос, согласятся ли они с этим. А даже если и согласятся - не разленимся ли мы, придя на все готовое, не выродимся ли? Ведь вещи все еще довлеют над нами, даже над лучшими из нас. Да, проблема сложная. Но, впрочем, есть еще один выход. Пустить их к нам. Это должно получиться. Пусть люди увидят живого Шерлока Холмса, Соколиного Глаза, Паганеля, Горбовского. А какую радость доставят детям Карлсон, Винни-Пух, крокодил Гена! Мечта превратиться в жизнь, а жизнь - в мечту. А когда им надоест, они будут возвращаться обратно, а им на смену - приходить другие. Ведь это же будет огромный творческий стимул! Жизнь станет ярче, люди будут стремиться догнать этот мир - и не только в технике... Да, это выход. Архимед говорил: "дайте мне точку опоры, и я переверну Землю". И я нашел такую точку. Она здесь. Надо только все как следует обдумать и договориться с этим их Советом. Они должны пойти навстречу. Они поймут. Ну, держись, Земля! Переворот начинается!
в начало наверх

ВВерх