UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Елена ХАЕЦКАЯ

ПРАХ




...Стало быть, умер.
Наставник Белза умер. В своей постели, как и хотел, в собственной, на
заработанные деньги купленной квартире в центре Вавилона, и жена  даже  не
заметила, как отошел. Просто перестал дышать,  в  чем  она  удостоверилась
лишь наутро, да и то не сразу.
Мертв. И ничего с этим поделать нельзя.
Асенефа посмотрела на себя  в  зеркало,  прежде  чем  занавесить  его
марлей, какой нынешним летом закрывали окна от комаров.  Будто  прощалась.
Увидела глаза иконописной красоты, в двойных кольцах ресниц  и  усталости.
Рот увидела, маленький, узкогубый. Остренькие скулы.  Такому  лицу  только
вдовий платок и впору. Поглядела - даже не вздохнула. И закрыла свое  лицо
ржавой от пыли марлей. А других зеркал в доме не было.
Ушла в кухню, там засела. Сварила себе кофе. Потом  еще  раз  сварила
кофе, но допивать уже не стала - сердце забухало в горле. Пусто на душе  и
спокойно. И делать ничего не хотелось. Рука не поднималась делать  что-то.
По телефону позвонить разве что?
Ну, и куда звонить - в милицию, в скорую? Нелепость и того, и другого
очевидна. Он умер.
Что, спрашивается, делать здесь милиции?
- Уважаемая госпожа Смерть, вам  придется  последовать  за  нами.  Вы
подозреваетесь в совершении преднамеренного убийства.
- Я не стану отвечать на вопросы, пока не позовут моего адвоката.
Тут же и рыло адвоката вылезет...
Асенефа мотнула головой: сгинь, бес.
...Потом врачи - как приходили они всю жизнь из районной  поликлиники
(да и из ведомственной, от Оракула кормившейся, тоже):
- Анальгин с амидопирином три раза в день после еды...  и  хорошенько
пропотеть...
Она посмотрела в раскрытую дверь  кухни.  А  он  остывает  -  там,  в
спальне.
Залпом допила кофе, только сейчас поняв, что забыла  положить  сахар.
Решительно отодвинула табуретку, чтобы не  мешала,  и  водрузила  себя  на
колени, лицом в сторону прокопченной вентиляционной решетки под потолком в
углу кухни, где по достоверным данным компаса находился восток.
Глубоко вздохнула. Итак...


- Отче наш, который на небесах... Раз ты - наш отец, значит, мы все -
братья и сестры,  так,  получается?  Нет,  это  неправильно.  Неправильно,
потому что в сердце своем я чувствую иначе. Ведь ты заглядываешь иногда  в
мое сердце, господи? Тогда ты знаешь, что я стала бы  лицемерить,  говоря:
"отец наш". Я Асенефа, ты помнишь меня? Мне дали имя египтянки, жены этого
раздолбая  Иосифа,  который  сны  толковал.  Удачно  толковал,  на  чем  и
поднялся. Совсем как мой Белза. Мой персональный Иосиф. Он мертв.  Вон,  в
комнате лежит, можешь полюбоваться. И  скоро  набегут  все  его  бабы,  не
сомневаюсь. Завоют, суки. Мои сестры, если уж ты - наш отец.
Ну ладно, Манефа - она моя сестра. Моя настоящая сестра. Я ее  люблю.
Он трахался с ней, когда она только-только приехала из Кадуя  поступать  в
институт, молоденькая была, нежная. Лучше уж с ним, чем с этими козлами из
ихнего института.
Актерка тоже оказалась славной, к тому же, он ее бросил.  С  Актеркой
он трахался, когда я валялась в больнице после этого чертова аборта с этим
чертовым воспалением. Ты не думай, господи, я на тебя не в претензии,  так
мне и надо за то, что дитя извела.
Да, еще есть Марта, немка белобрысая. Сестра ли она мне? Она в  тебя,
господи, можно сказать, и не верует, до того тебе дела быть не должно,  да
и мне тоже. Ну, с Мартой он, естественно, трахался неоднократно. Не скажу,
что меня  это  так  уж  раздражало.  Трудяга  Марта,  этого  не  отнимешь.
Вкалывать горазда. Пусть - будет мне сестра и Марта.
Но вот Мария, эта сучара... Скажи на милость, почему я  и  ее  должна
считать своей сестрой? Только потому что Марию он трахал тоже?..
Ах нет, я запуталась. Ты - наш отец вовсе не потому, что он  переспал
со всеми моими подругами.
Ты - наш отец на небесах...
Итак. Отче наш, иже еси на небесех...
Тьфу! Да не сестра мне Мария, еб ее мать! Не сестра!..


Что есть праведник?
Человек пьет водку. Он, несомненно, не праведен.
Логично.
Но бывает и наоборот: можно пить водку и все  равно  быть  праведным.
Сколь великолепно подобие Божье, даже когда оно и лыка не вяжет.  И  тогда
получается, что любой человек есть праведник.  Бесконечно  восхищение  мое
перед праведностью этого жалкого, смертного существа.
Можно не пить водку и быть праведным. Скука-а...
И совсем уж несообразно: и водку не пить, и праведным не быть.
Ладно.
Что есть грех?..
- Мария, Мария! Ты скоро? Вода нужна!
- Иду, мама!
Возит багром в неглубоком колодце. Ведро бьется  о  бетонные  кольца,
никак не хочет тонуть, никак не желает зачерпнуть воды.
- Да Мария! Тебя за смертью посылать!
Мать кричит из кухни. И чего ее, спрашивается, на  выходные  потащило
на дачу, в такой-то мороз? Сидеть бы сейчас в  городе,  в  теплом  кресле,
книжки читать. Зимой на даче так холодно. Только и радости,  что  у  печки
потереться, послушать,  как  дрова  трещат,  только  и  удовольствия,  что
перечитать по сотому разу подшивки старых журналов "Вокруг  света"  -  еще
отец выписывал. Мать все в растопку норовит пустить, а Мария не дает.
- Ма-ша!
Налегла посильнее на багор, кольцо по ведерной  ручке  скользнуло,  с
дужки соскользнуло, ведро водой захлебнулось, с багра соскочило, в колодце
мелькнуло - и пропало.
- Мам, я ведро утопила...
На крыльцо мать выходит - в  дачном  фартуке,  из  занавески  сшитом.
Летом веет от ее фигуры: и от фартука этого, и от  волос,  из-под  косынки
выбившихся, колечки седеющие, и от запаха жареной картошки, за нею  следом
выскочившего на морозный воздух.
- Маша. Сколько можно ждать?
- Да утопилось ведро, мам.
- Как - утопилось? - И понесла на  одной  ноте,  точно  по  покойнику
завыла: - Не дочь, а наказание, и в кого только такая уродилась,  ленивая,
нет чтобы на работу нормальную устроиться, все какие-то  мечтания...  Нет,
добром все это не кончится, помяни мое слово...
...Что  есть  грех?  Злые  поступки  совершаются   добровольно.   Это
очевидно. Настолько очевидно, что даже как-то не по себе делается.
А вот добрые?..
Да, я стояла  с  Белзой  в  очереди.  Какое-то  кафе,  "Лакомка"  или
"Сластена", не помню. Он обожал пирожные с кремом и обжирался ими.  А  сам
тощий, как дрань, из какой лапти плетут.  И  я  громко  сказала  про  злые
поступки. А какая-то женщина, что стояла  перед  нами  и,  видно,  слушала
разговор - ну  да,  я  так  раздухарилась,  что  вся  "Сластена",  небось,
слышала! - она повернулась и в упор спросила: "А добрые?"
Добрые поступки чаще всего совершаются  из-под  палки.  Хотела  бы  я
знать, почему...
- ...Разве мы с отцом так тебя растили? Мы ли не отдавали  последнее,
только бы поступила в институт, только бы выучилась, вышла в люди.  Я  вот
неграмотная,  всю  жизнь  маюсь,   все   для   дочери,   для   кровинушки.
Отблагодарила, спасибо...
- Скучно, мам. Помолчала бы.
- Вот как она с матерью разговаривает!
Всплеск рук, покрасневших от работы, распухших -  обручальное  кольцо
так и въелось в безымянный палец. Ох и  тяжел  удар  мясистой  натруженной
кисти, если по материнскому праву вздумает проучить дочь по щекам!
- Это так она с родной матерью разговаривает! Постыдилась бы, ведь из
института выгнали, замуж никто не берет - еще бы, кому нужна такая, рук об
работу марать не хочет, все стишки царапает...
- Да скучно же.
- Скучно ей!.. - И со слезами: - Скучно ей, видите ли...
Дверь захлопнулась. За дверью исчезли и  мать,  и  летний  фартук,  и
запах жареной картошки. У колодца на снегу стоит Мария без  шапки,  волосы
черными прядями по плечам, ведро утопила. И закрытой двери говорит Мария:
- Господи, как я люблю тебя, мама. Как я люблю тебя.


Первое, что сделала, возвратившись в город, - позвонила Белзе. Трубку
сняла Асенефа. Вежливость выдавила из Марии слова, точно зубную  пасту  из
старого тюбика:
- Как дела, Аснейт?
Египтянка ответила:
- Помаленьку. Сестра из Кадуя на днях приезжает.
- Манька-то?
- Это ты - Манька, - процедила Асенефа. - А она - Манефа.
Мария легкомысленно отмахнулась.
- Да, я и забыла. У вас же полдеревни все Манефы...
Асенефа помолчала немного. Потом - из той же выморочной вежливости  -
спросила:
- Ну, а ты как?
Зачастила, тараторка:
- Представляешь, моя мать, вот сумасшедшая  баба,  потащила  меня  на
дачу. Курятник свой укреплять. Я говорю: работяг  наняли,  деньги  дадены,
чего еще укреплять-то? Нет, говорит, надо проследить, сейчас халтурщиков и
обманщиков много.
- И правильно, -  сухо  сказала  Асенефа.  Одобрила  матери  марииной
поступок. - Народ нынче жулье, за всеми глаз нужен.
За один голос только удавить бы египтянку. Как вату жует.
- В общем, три дня проторчали на  холоде,  форменный  колотун.  Кроме
сосен ничего не видали. А я ведро в колодце утопила, - похвалилась  Мария.
Больше ведь все равно говорить не о чем. Асенефа молчит,  слушает.  -  Ух,
мать и ругалась. Ей теперь на месяц разговору хватит. Зато съехали  в  тот
же день, воды-то не достать. Ведро вот новое покупать придется...
Поговорили достаточно, чтобы к главному  перейти.  Мария  ждала  этой
секунды с радостным нетерпением, Асенефа - со злорадством.
- А Белза дома?
- Дома, - мстительным каким-то тоном сказала Асенефа.
Мария помялась немного.
- Можно его?..
- Нельзя.
Как отрубила.
Все, мой он теперь. Ради этого стоило и Белзу потерять.
- Почему же? - спросила Мария.
Скандала, сучка, хочешь. Чтобы из-за мужика я тебе в рожу вцепилась -
вот чего ты хочешь. А не будет тебе никакого скандала.  А  будет  тебе  по
грудям и в поддых.
- Он мертв, - сказала Асенефа. - Умер Белза.
Чугунной гирей в грудь Марии ударили эти слова. Она  поверила  сразу.
Ничего не сказала, аккуратно положила трубку на рычаг.
И Асенефа трубку положила. Стояла возле телефона и улыбалась.


...На ко-го ты ме-ня по-ки-и...
Со стены мутно глядел огнем  осиянный  лик  Джима  Моррисона.  Слушал
мариин вой.
Не одобрял.


Утопая в снегу, идет Марта  по  городу.  Белобрыса  Марта,  коренаста
Марта,  обременена  сыном  Марта.  От  первой  любви,  в  семнадцать   лет
рожденный, скоро догонит в росте непутевую свою, юную свою мать.
Утром ей Мария позвонила, стучала зубами о телефонную трубку, рыдала,
насилу разобрать, чего хотела. А разобрав, так и обмерла. Умер. Ее, Марты,
нелегкой жизни утешение.

 
в начало наверх
А она сильная женщина. До чего губительно это для бабы - сильной быть. Повесила трубку, не стала Марию утешать - что без толку время тратить. Найдется кому Марию утешить. Ей, Марте, перво-наперво надо не сопли этой бляди вытирать. Перво-наперво денег достать надо. Похороны - вещь дорогая. Ну, кольцо обручальное, от матери досталось. Марте не пригодится, не выйдет замуж Марта, некогда ей - работа да ребенок всю ее съели, все косточки обглодали. Дубленка еще есть хорошая, из гуманитарной помощи. Продать. Все равно Марте мала, сыну велика, да и покрой девичий. Но на все время надо. А тело, Мария сказала, так у Асенефы и лежит. Стервятницей сидит египтянка над Белзой, даже в морг отдать не хочет. Так и разложится ведь Белза в постели, глядишь, и хоронить будет нечего. Да и какая Асенефа египтянка? Только и древнего в ней, что имя. Разве ж знала простая вологодская бабушка, когда понесла внучку регистрировать (родителям некогда было, родители лес валили, деньги зарабатывали, а леса в Кадуе знатнейшие, знатнее ливанских кедров), разве ведала простодушная старушка, выбирая девочке из православных святцев имя, что оно означает "посвященная Нейт"? Нейт - ночь. Вошла, распростерла руки, перья черные свесились с локтей и плеч до пола, тщательно намытого хозяйственной Асенефой. Прекрасна ликом Ночь, печальна, безжалостна Ночь. - Встань, моя жрица, моя посвященная, ответь: кто здесь лежит перед тобой на постели, точно спит безмятежно? - Это мой муж, мой возлюбленный, мой брат. - Кто смотрит на меня из-за закопченной вентиляционной решетки, точно из застенка? Кто пылающим взглядом продирается сквозь жирные лохмотья пыли? - Это христианский боженька глядит на нас с тобой, Нейт, звездная моя, оперенная моя, крылатая ночь, это его лицо за решеткой озарено рассветом, ибо там, где решетка, - восток... ...Да святится имя Твое... И это правильно, здесь я согласна. За то, что всему дано свое имя и для каждого поступка есть название и всякому чувству приготовлено свое слово. А слово само по себе божественно и является Богом... Вот когда Юсуф, муж Асенеф, пытался из Египта написать письмо своему отцу Якубу, он неизменно начинал с того, что восхвалял Бога. Благочестив, стало быть, был Юсуф. И имя Бога сжималось до первой буквы, а буква свивалась в точку - и что больше этой точки мог сказать Юсуф своему отцу о мире и о себе в этом мире? Ибо в одной этой точке содержались сведения обо всем, что дано только знать человеку... Так открылась истина слова Юсуфу, женатому на Асенеф. На Аснейт. Ибо таково мое имя, господи. Имя той, что пытается охватить мыслями вечную сияющую точку, в которой заключен Бог... И как же восславить мне тебя, если... ...Черт, опять телефон, и когда только эти бляди угомонятся... Хоть и темных языческих верований держалась Марта, а Белзу решила почтить по вере его. Белза же, отслуживший Оракулу Феба-Аполлона пятнадцать лет, перевалив за сороковой год жизни, стал склоняться в сторону христианства, которое в последние годы неожиданно начало набирать силу в Вавилоне. Вот и вошла Марта в лес колонн христианского храма, на дверь черную с золотым крестом наткнулась, как на неодолимую преграду, - закрыт был храм. Справа же и слева от двери двумя неподвижными сфинксами, двумя Анубисами сидели нищие. Оба средних лет, не старше пятидесяти. Мужчина - скособоченный, с рыжей всклокоченной бородкой. Баба - в сером толстом платке, волос не видать, лицо круглое, глаза черные, цыганские. Застыли просящие подаяние, как неживые, - безмолвные стражи закрытой двери, крестом запечатанной. Кто же им подаст, если храм пуст? Для чего сидят? - А что, закрыто? - зачем-то спросила Марта, хотя и без того было понятно. Нищие продолжали безжизненно глядеть в одну точку. Марта порылась в карманах, выдала каждому весьма умеренную, хотя и не совсем скупую милостыню. Цену деньгам Марта знала, поскольку сама зарабатывала, потому и одарила нищих, сообразуясь с полезностью получателей. Те взяли с охотой. Теплыми оказались их руки, несмотря на морозец, хоть и грубыми на ощупь. И сразу ожили. Как автоматы, если в них опустить монетку. Бойко замахали крестами, забормотали "дай Бог здоровьичка, дай-то Бог здоровьичка". - Вы вот что, - строго сказала им Марта. И они с готовностью замолчали, подались вперед, готовые слушать. - Здоровьичко-то уже не понадобится. Молитесь за упокой души. Только как следует молитесь, поняли? - Умер кто? - спросила нищенка, вздрогнув. Марта кивнула. - Близкий, что ль? Марта опять кивнула. - Ой, горе-то какое, горе! - залопотала нищенка. - Ох, горе!.. Молодой был-то? И черные глаза пытливо и страдальчески остановились на лице Марты. И снова кивнула Марта. - Горе-то, - вздохнула нищенка. И снова застыла в сфинксовой неподвижности. ...Да и женился он на этой стерве египтянке, только на имя и польстившись... Смерть и Белза. Никогда прежде в мыслях Мария не связывала их, хотя и знала, что Белза умрет раньше нее. Все-таки старше он на одиннадцать лет. Они познакомились перед новым годом, только в каком же году? - Маша, сходи за хлебом. - Сейчас. Белза сам, через какого-то дальнего знакомого, пятнадцатая вода на чужом киселе, теперь уже прочно забытого, попросил устроить их встречу. Слушал рассказы о Марии, два месяца слушал, облизывался, интриги плел, чтобы свели с нею. Девушка, нелепая и прекрасная, пишет стихи, никак не может их напечатать - и не сможет никогда, потому что нелепа и прекрасна! - где-то бродит по Вавилону, мимо Белзы, не дается в руки... "Мария, я, кажется, нашел тебе издателя". - "Не может быть. Никогда и никто не найдет мне издателя. Все находят для меня только ебарей. И половина этих ебарей на самом деле импотенты, это они комплексы так избывают, психоанализом занимаются сами с собой, пренатальные матрицы изживают, в задницу им хуй!" - "Да нет же, Мария, этот, кажется, настоящий..." Он и оказался - настоящим. Во всяком случае во всем, что касалось эрекции. А насчет всего остального, включая и обещанные публикации в толстых журналах, разумеется, херня. Что и требовалось доказать. Предновогодним вечером, в мишурной и пестрой толпе, пропустив мимо целое стадо Санта-Клаусов, на условленном месте в переходе метро Мария ждет. О месте и времени договаривались долго, раза три или четыре созванивались, ибо Мария вечно путается в пространстве, вечно она в заблудившемся состоянии. А он опоздал. Она чуть с ума не сошла - вдруг все-таки заплутала и не там ждет! Сволочь, наглец. Вывалился откуда-то из синевы пасмурной ночи, расцвеченной гирляндами огней, капюшон со светловолосой головы сбросил, открыл узкое лицо с очень светлыми зеленоватыми глазами. И в эти ясные глаза, в этот летний крыжовник, Мария выпалила единым духом: "Для того и дождалась, чтобы послать на хуй, если даже вовремя прийти не можешь, то какой с тебя прок, издатель нашелся..." - Маша, сходи за хлебом. - Сейчас. - Деньги в коробке у телевизора. - Хорошо. Быстрым движением - скорее, пока не ушла, не улетела, удерживает за плечо. "Вы торопитесь?" - "А ты как думал? Что я новый год тут буду встречать? В метрополитене?" Последнее слово процедила с особенным удовольствием. "Дайте хотя бы стихи". Со всем презрением, какое сумела в себе наскрести по сусекам, Мария бросила: "Неужели ты думаешь, что я сразу так вот неизвестно кому принесу свои стихи?.." Стихи лежали в сумочке, отпечатанные в разное время на разных машинках, по большей части очень плохих. И он, похоже, очень хорошо знал об этом. "По крайней мере, позвольте вас проводить". И чтобы совсем уж идиоткой не выглядеть, взяла его под руку - снизошла. "Хрен с тобой, провожай, коли делать нечего..." - Маша, ты еще не ушла? - Сейчас. - Не сейчас, а сию минуту! Итак, Белза мертв. Никогда не думала, что не встретит больше этот удивленно-радостный взгляд крыжовенных глаз. Снят запрет на слово, ибо проникло оно в мысли, и каждый час жизни им окрашен. Снят запрет на слово, ибо когда мы говорим: "обедать, спать", думаем: "смерть, смерть". - Маша! Звонок в дверь, Асенефа отворила сразу. На пороге молодой человек в строгом черном костюме, лицо омрачено профессионально-кислым выражением. На него глянула из саркофага черного вдовьего одеяния Асенефа - остренькая, поджарая, взгляд цепкий. - Соболезную, - скороговоркой начал он прямо с порога. - Я агент из похоронного... - Проходите. Оценив деловитую повадку женщины, агент вздохнул с видимым облегчением, извлек из тощего портфеля, тоже черного, блокнот с бланками заказов и два листа истасканной фиолетовой копирки. - Куда? - Лучше на кухню. Да уж, лучше на кухню. Потому как в спальне третий день спит мой Белза. И незачем ему разговоры наши слушать. Агент удобно устроился за обеденным столом. Крошки тщательно стерты, кругом стерильная вдовья чистота, от которой выть хочется живому человеку. Разложился со всем своим бюрократическим барахлом. - Хоронить будете или кремировать? - Хоронить. Агент проложил копиркой три экземпляра бланка заказа, прилежно начал строчить, время от времени задавая вопросы. - Покрывало: кружевное, гардинное, простого полотна, простого с рюшами? - Кружевное. С рюшами. - Подушка тоже кружевная? Рекомендую простого полотна, изящнее выглядит. - Кружевная. - Да, не забудьте одежду. Костюм, белье, тапочки. Тапочки рекомендую также заказать у нас. - Хорошо, пишите. - Кто вам обряжает? Служители морга или предпочитаете религиозные организации? В комплекс наших услуг входит сервис по заключению договоров с монастырями, храмами и капищами. Асенефа оглянулась на дверь кухни. Агент поднял голову. - Так что писать? - Сама обряжаю, - буркнула Асенефа. Агент пожал плечами. Дескать, ваше дело, дамочка, насильно никто не заставит, а только бы лучше дело сделали специалисты... - Услуги плакатария? - Что? - Плакальщиц заказывать будете? - У него и без наемных целый гарем наберется, - мрачно сказала Асенефа. - Готовы уж, под окнами только что не торчат. Агент поставил в бланке прочерк. - Гроб?..
в начало наверх
- Повапленный. Агент поднял глаза. - Это дорого стоит. - Знаю. Я заплачу. Агент попросил поставить подпись и отдал Асенефе третий экземпляр, самый слепой. - Послезавтра ждите. - Спасибо. Я провожу вас. - Благодарю вас. - До свидания. Сожалею, что по такому печальному поводу... - До свидания. Говнюк и пидор. Мария и Марта у Марии в доме. Большая комната в гигантской коммунальной квартире, холодная, с мертвым камином. Как топить, если трубу наружу не вывести? Этаж-то не последний. Мария, правда, пыталась топить "по-черному", да еще черновики какие-то жгла, бесноватая, чуть пожар не устроила. Мебель старая, на века срубленная руками подневольных людей. Из-под палки трудились, вот и результат налицо. Так мать говорила торжествующе, всякий раз, как Марию укоряла. Тонкая, как прутик, ключицы трогательные и шея ботичеллиевская, длинные черные пряди - совсем потерялась Мария в огромном этом доме. Сидела на подоконнике, смотрела в окно, на проезжающие машины. Снег мелко сыпался на обледеневшую мостовую Вавилона, на торгующих старух, не таял на их платках и варежках. - Как запомнить нам хотя бы одну снежинку? - говорила Мария. Марта, накрывавшая на стол, замерла с чайником в руке. - Смотри, сколько их. Да оставь ты свой дурацкий чайник, иди сюда. Марта поставила чайник на стол, подошла, села рядом. - Вон одна побольше других, - задумчиво проговорила Мария. - Только и ее толком не углядеть. Слишком быстро летит. Так человек смотрит на снег - и хотел бы, да не видит. Так снег смотрит на человека - не знает о нем, потому и не видит. Так - рассеянно и любяще - на человечество смотрит Бог. Покой и печаль сходили от этих слов на Марию и Марту. Так, омрачась, смотрели в окно. Молчали. Потом Марта сказала: - Благословен, должно быть, тот, на ком задержался его взгляд, пусть на миг. Мария повернулась, встретилась с ней глазами. - Ах, нет. Знала бы ты, как это страшно. Прошло время, сели пить чай, задернув занавески. Говорили о том, о другом, а думали об одном: Белза лежит мертвый. - Как ты думаешь, она отвезла его, наконец, в морг? Марта пожала плечами. - Откуда мне знать. - Что же, он так и лежит в ее постели? - Я не знаю, Маш. Может, так и лежит. С силой Мария повторила, уточняя безжалостно: - В вонючей асенефиной постели. Встала, взялась за телефон. И прежде, чем разумная Марта успела ее остановить, набрала номер. - Аснейт? Привет, это Мария. Слушай, египтянка, а прах-то где? - Не доберешься, сука. Наконец-то обе перестали притворяться. И так легко им стало. - У тебя, что ли? - Да. - И что, еще не протух? И самой страшно стало, когда такое вымолвили бесстыжие уста. А Асенефа и бровью не повела. - Не протух. - Нетлен лежит? - Нетлен. И трубку бросила. Ах ты, сучка, и попка у тебя с кулачок, шершавая, вся в прыщах от сидения на конторских стульях. Асенефа повернулась к мертвецу. А ведь и правда, подумалось ей, Белза лежит в постели вот уже четвертый день. Лежит как живой, и даже не пахнет от него. Будто спит. Даже муха - вон, под потолком бьется - и та на него не садится. Только окоченел Белза, а так - нетлен. Вздохнула Асенефа и вновь за тяжкий труд взялась - молиться. - ...И остави нам грехи наши... "Наши"... Что, чужие грехи тоже замаливать? Нет уж, господи, некогда мне за других колени протирать. Извини. Одних только моих наберется на целую книгу, потолще телефонного справочника "Желтые страницы". Вот, к примеру. Я ненавижу любовниц моего мужа. Ненавижу. А за что? Мне-то лично что они сделали? Белза был таков, сам знаешь, господи, его на всех хватало. Ах, тяжкий грех - ненависть. Ведь ребенка тоже из-за этого извела. Не хотела, чтобы его бесстыжие зеленые зенки пялились на меня с невинного детского личика. Не хотела второго Белзы. Дитя извела. После этого никакое убийство грехом не покажется. А ты, господи, любить велел. Смирение, сказано, страшная сила. И любовь - страшная сила. Она человека в бараний рог гнет, ты только сумей возлюбить его как следует. Хорошо же, возлюблю! Я так вас возлюблю, суки, что передохнете у меня!.. - А ведь Актерке-то мы не позвонили, - спохватилась Марта. Вскочила, всегда готовая к действию. - Актерка? - Мария сморщила носик. - С ней он и пробыл-то дня три, не больше, Она уж и забыла его поди. Марта покачала головой. Взялась решительно за телефон. - Он ее из такого говна вытащил... Забыла? Она бы по рукам пошла, либо от голода бы подохла... - Вытащил, как же. Жизнь девушке спас. А потом в еще худшее говно - да рылом, рылом, чтоб неповадно было, - сказала Мария. Знала, о чем говорила. Сама Актерку три дня вешаться не пускала. Сидели днями и ночами напролет на этом самом подоконнике, две любовницы одного Белзы. И что в нем хорошего? Тощий да плешивый. Одного в нем богатства, что хуй до пупа. А Белза тогда, как Бемби в пору первого весеннего гона, бегал за Манефой. Ах, какая девочка была, провинциалочка из вологодских лесов, нежная, трепетная. И Набокова читала. И Кортасара читала. И Борхеса. А Джойса не читала. "Как вы сказали? Джойс?" И этот ясный детский взгляд из-под русой челки. "Я запишу, если позволите. Я непременно прочитаю Джойса". - "Да уж, ты непременно прочти", - строго сказал Белза. А у самого слюни текут, в глазах крапивная зелень, остатки светлых волос на лысеющей голове встали золотым венцом. И посмеиваясь себе под нос, глядела на это с дивана Мария. Какая чистая девочка была Манефа. Таких Белза не пропускал. В комнату вошла мариина мать - тяжелым шагом много работающего человека, плюхнулась в кресло у входа. В ответ на раздраженный взгляд дочери дрогнула ноздрями. Марте кивнула - уважала Марту, даром что гулящая, да работящая. - Вы разговаривайте, разговаривайте, девочки, я вам мешать не буду. Гробовое молчание повисло после этого. А мать сидела, зажав между колен ручную кофемолку, и терпеливо вертела ручку. Видать, на кухне этим занималась, а на кухне пусто, скучно, пришла к теплому столу, где чайник и чашки. Зерна перетирались и ссыпались тонким порошком в ящичек. - Вот, - сказала мать, забыв свое обещание не мешать, - электрическая кофемолка-то сломалась, приходится вручную. Эта еще бабкина, старинная, теперь таких вещей и не делают. А починить электрическую некому. Все наперекосяк с той поры, как отца не стало. И эта вон совсем от рук отбилась, кофе и то намолоть некому, зато пить охотников много... - Мама! - в сердцах сказала Мария. - Иди лучше к Татьяне Пантелеймоновне, она с удовольствием поговорит с тобой. Расскажи ей, как я ведро утопила. И как кофе намолоть некому. И как целыми днями смотрю в окно с кислой рожей. Поговори о современной молодежи... Только оставь ты меня, ради Бога! Мать встала, сглотнула. Перед Мартой стыдилась. И, с красными пятнами на скулах, молча вышла из комнаты. Марта проводила ее долгим взглядом. - Если ты так ненавидишь свою мать, - сказала она Марии, - то почему не попробуешь жить от нее отдельно? Дом, где вянут живые травы, где стынут цветы и осыпаются цветы под ласкающими губами. Дом, в недобрый час остановились на тебе темные глаза Бога. Дом, пытаясь оторвать от тебя руки, оставляю тебе лоскуты кожи, содранной с ладоней, ибо намертво приросла к тебе. Дом, сосущий мою молодость, не в силах покинуть тебя. Ибо мертва без тебя, как опавший лист, Ибо невыносима мысль о чужой руке, что зажигает свет в окне, которое я привыкла считать своим. Восхитительна эта глобальная праведность человека, созданного по образу и подобию божества. Несмотря на все человеческие заблуждения, несмотря на все его грехи и просто неприкрытую подлость. Ибо критерий праведности лежит где-то далеко вне человека. Может быть, даже вне внятной человеку вселенной. Взять, к примеру, Актерку... Актерка ворвалась в дом Марии на пятый день, как Белза умер. Влетела - птицей с морозного воздуха, впустив за собою запах зимы, лисий хвост волос разметался по воротнику дорогой шубы, черные глаза под черными дугами бровей сверкают, как о том в жестоких романсах поется надтреснутым голосом (а монетки-то звяк, звяк, звяк в драную шапку: благослови вас боги, господа милостивые!) И прямо так, не сняв сапог и шубы, закричала: - Где он? - Глотку-то не рви, - лениво отозвалась Мария. - Не в казарме чай. И встала, подошла, вынула актеркино худенькое угловатое тело из шубы, а сапоги Актерка, поостыв, сама сняла. Марта, в глубине комнаты мало заметная, вынула из буфета еще чашку. Уселись. Актерка приехала в Вавилон из Тмутаракани, задавшись целью попасть в Театральный институт. В институте же, только раз взглянув на тощие актеркины ребра, даже прошение не взяли. И пошла в отчаянии девочка скитаться по огромному хищному Вавилону, и поглотило ее чрево большого города, и начало переваривать, перетирать, обжигать своим ядовитым желудочным соком. Деньги свои она сразу же потратила. Незаметно уходят деньги в Вавилоне. Следить за их исчезновением - особое искусство. У Марты оно, скажем, от природы было, а вот у Актерки, особенно на первых порах, отсутствовало. Так что и домой уехать она не могла. Белза подобрал ее на улице, когда она совсем уже пропадала. Едва только увидел личико это ангельское с посиневшими на морозе губами, так и умилился. И умиляясь до слез, источая нежность - с кончиков чувствительных его пальцев так и капала, точно елей, - коснулся ее щеки и повел за собой домой. Все было чудом для Актерки у Белзы в доме. И главным чудом был он сам, Белза. Нежный, заботливый. Спаситель. Три дня вместе спали, вместе ели, из постели не выбирались, разве что до туалета сбегать. Теплая постель у Белзы, надышанная, нацелованная, пропахла духами так сильно, что и не уснешь. Актерка ласкалась и позволяла себя ласкать. И млел он от ее угловатого тела и крошечных грудей, и он того, как она хныкала. А еще она болтала обо всем на свете, как птичка. Слов он не слушал, только интонации девичьего голоска - и умилялся, умилялся. И бегала голенькая на кухню варить кофе, плюхалась обратно в постель с двумя чашками на маленьком металлическом подносике. И вертелась перед Белзой то в его махровом полосатом халате (даже не до пят маленькой Актерке - в два раза длиннее
в начало наверх
оказался), то совсем раздетая. Болтала и пела, смеялась и плакала, рассказывала про детство и про учительницу немецкого языка Лилиану Францевну. А он только глядел на нее и радовался. На четвертый день умиляться вдруг перестал. Из постели выбрался, стал звонить куда-то - сказал, по делу. Так оно, впрочем, и было. На работу звонил. А она сидела в постели и ждала, когда он поговорит по телефону и снова вернется к главному своему занятию - умиляться на нее. Он вернулся, но уже немного другой. Совсем чуть-чуть. Но Актерка звериным своим чутьем это заметила. Бедой для маленькой девочки из Тмутаракани запахло не тогда даже, когда Асенефа ворвалась и устроила скандал. И не в те дни, как жили втроем (а то еще другие приходили, то Марта с работы забежит, тяжелые сумки в обеих руках; то Мария со своими сумасшедшими стихами на целый день завалится, торчит в комнате, бубнит, Асенефе мешает хозяйничать, умствует девушка). Асенефа мегерствовала в полную силу, повсюду разбрасывала окровавленные тряпки, не совсем оправившись после аборта. Актерку в упор не видела. И кормить нахалку не желала. Актерку Мария кормила. Ленивая, бесцеремонная Мария. Под асенефины вопли выгребала из шкафов съестные припасы. Под скучным взором Белзы (к тому времени бабы совсем его достали) откармливала сироту тьмутараканскую, даже жалела ее, но как-то несерьезно жалела, забавлялась больше. И приговаривала: "Кушай, Кожа да Кости, кушай, вобла наша сушеная, не то подохнешь, а нас через то в ментовку загребут". Так вот, тогда бедой еще и не пахло. Тогда все шло, можно сказать, своим естественным ходом. А запахло бедой вот когда. Вдруг Белза к Актерке снова изменился. А она-то успела уже себя переломить, смириться с ролью брошенной, жила на кошачьих правах, все равно идти некуда. Поверила же в его вернувшуюся любовь сразу, без оглядки. Была умницей, была смиренницей, не роптала - и вот, дождалась! Теперь все будет иначе. - Я нашел тебе работу, - сказал он. Сжимая в руке ее маленькую ладонь, привел в роскошный особняк Оракула. Актерка растерялась, голову пригнула. Какая красота кругом неслыханная. Завел в комнатку за перегородкой. Три стены облезлые, дешевые, четвертая в золотой лепнине. Клерк, сидевший там, уперся ладонями в стол, отъехал в своем кресле на колесиках на середину комнаты, оценивающе оглядел Актерку с ног до головы. Вынул большой лист, расчерченный на графы, начал задавать вопросы - о возрасте, месте рождения, образовании. Актерка послушно отвечала. Клерк вносил в клеточки непонятные ей цифры. Потом, взяв серебристый длинный листок, выписал все цифры на него. Получилось семизначное число. Подал этот листок Актерке. Она взяла. "Распишитесь здесь". Она расписалась. Подняла глаза и увидела, что Белза уходит, оставляет ее одну. С порога уже, в ответ на вопросительный взгляд, ободряюще кивнул. И вышел. Вот они, эти цифры, на сгибе локтя. Запертая в тесной келье, неделю Актерка металась в жару: воспалилась рука, неаккуратно клеймо поставили ей коновалы в Оракуле... Откупиться из Оракула сумела только через пять лет. Потому что рабское житье хоть и сытнее вольного (почему многие в Вавилоне сами себя в неволю отдают), а не для всякого. И только спустя эти пять лет, уже в своей собственной комнатке на окраине Вавилона, сумела оценить Актерка все то добро, что принес ей предатель Белза. В Оракуле научилась видеть людей насквозь. Там обучили ее, битьем и голодом, всему, что требуется человеку, если он желает занять в большом городе место, подобающее человеку, а не скоту. И порой казалось маленькой Актерке, что ничего невозможного для нее не существует. И первое, что вколотили в нее, было терпение. Бесконечное терпение и умение ждать. А Белза встретился с ней как ни в чем не бывало. Обнял, поцеловал, спросил о работе, о жилье. Она отвечала разумно, с достоинством. И это оценил Белза. Пригласил в гости. Асенефа Актерку не забыла - рублем подарила, но чай все-таки поставила без напоминания. А там потихоньку отношения восстановились. Были они попрохладнее, поспокойнее, меньше было в них нежности и совсем не было иллюзий. И вместе с Марией иногда сетовала Актерка: совсем не бережет себя Белза, горит на работе, всех денег не заработаешь, а он уж не мальчик... - ...якоже и мы оставляем должникам нашим... Вот уж хрен. Во-первых, опять "мы". Кто это "мы"? Эти потаскухи мне не "мы". Как вернулась я после аборта, у Белзы дым коромыслом, баб полон дом. Обрадовался, что жена в больнице. Один раз только и навестил, конфеты шоколадные принес, их медсестры пожрали, я только коробку и видела. И почему это я должна, к примеру, прощать рыжехвостую Актерку? Без мыла в жопу влезла. Ах, несчастненькая, ах голодненькая, на морозце прыгала, трамвайчика ждала, а трамвайчик все не шел, зато Белза шел, увидел эти черные глазки под черными бровками, да в опушении белого платка, и ухнуло сердце Белзы прямо в яйца, и взял он барышню за локоток, отвел чаем напоить. А тут кстати и выяснилось, что жить барышне толком негде... Так изливалась Господу Богу Асенефа и все не могла остановиться. - ..."Мы"... - иронизировала Асенефа над словами молитвы. - Кто это "мы", Актерка, что ли? Ну и как, простит она Белзе, оставит ему его грех? Посветил надеждой, а потом предал. Так им и надо обоим. Неповадно будет. Аж задохнулась. Чтобы успокоиться, пошла в спальню проверить, как там дорогой прах поживает. Прах все еще лежал нетленным, ничего не изменилось. Посидела рядом, погладила по впалым щекам, по тощему животу, по могучему мужскому органу. Не трахать тебе больше молоденьких девочек, подумала она с непонятным сожалением. Все, саранча. Насытилась. Набила брюхо и повалилась на поле, не в силах подняться ввысь после такого-то обжорства. Никогда не думала, что когда-нибудь настанет такой день, что этот кузнечик отяжелеет и не взлетит. На седьмой только день завершила Асенефа молитву. - ...Но избави нас от лукавого. Аминь. И это - от души сказала, препираться даже не стала. - Давно бы так, - произнес голос из-за вентиляционной решетки. Молодой голос, высокий. - Вот и умница. Спи давай. И Асенефа заснула. Мертвые невинны. Мы, которым предстоит жить, - мы, толпящиеся вокруг, мы с нашими слезами - мы, мы виновны. Мы виновны. Ибо в каждом из нас шевелится вздох облегчения: ...и на этот раз не за мной... Никто никогда не коснется меня его рукой. Отношения Манефы и Белзы складывались таким образом. Сначала он причинил ей любовь. Потом он причинил ей боль. И она прокляла все, что связано было с воспоминанием о нем. Сестру, Вавилон, Джойса. Засела в мрачной своей, болотами и непроходимыми лесами покрытой Вологодской области. Несколько лет сидела, молчала, думала. И вот приехала. Выросла Манефа и стала прекрасной юной женщиной, ступающей как бы не по земле, но в нескольких миллиметрах над ее поверхностью. Никогда не стала бы, если бы он не причинил ей сперва любви, потом боли. Из одиночества, стыда, из страха и неверия, из униженности и с хрустом выпрямляемой спины прорезывалась, вылепливалась, прорывалась из сырой глины девичьей души нынешняя Манефа. Становилась. И стала. Бог-Творец в ее разумении имел облик наставника Белзы. Разве хотел он, чтобы она испытывала стыд, страх, страдала от одиночества и неверия? Он хотел одного: чтобы она его удивила. Возвратившись в Вавилон, Манефа сперва ткнулась к сестре, но та почему-то не отворяла. Побродила по городу, утопая в его сказочной, за годы одинокого сидения позабытой красоте. Потом устала, проголодалась. Отправилась в гости к Актерке - пересидеть асенефину дурь. Рыжая лисичка Актерка встретила гостью радушно, усадила ближе к буржуйке - в новых районах часто отключали нынешней зимой отопление - дала чаю, сухарей ванильных, после гитару сунула. Манефа к буржуйке приникла благодарно, чаю выпила с удовольствием, сухарей ванильных погрызла в охотку, потом за гитару взялась. Чистота и покой плескались вокруг того места, где Манефа сидела и тонким, легким голосом пела. Актерка любила это пение. У них с Манефой странным образом совпадали тембры голоса. Как будто один человек поет из двух горл одновременно. И если скучала Актерка по Манефе все эти годы, то на самом деле скучала она по голосу манефиному, с ее собственным голосом так схожим. Сидели и пели вдвоем, в печку дрова подсовывали. А потом Актерка сказала - нужно же было когда-то это сказать: - Белза умер. Какие уж после этого песни. Смолкло пение. - Мне не нравится, ужасно не нравится, бабоньки, что он там у нее лежит. Время-то идет, тело разлагаться начнет... - Кому уж понравится. - В конце концов, он не только асенефин. - Он чей угодно, только не асенефин. Под хихиканье остальных возразила разумная Марта: - Хотя бы лишних глупостей не говорила сегодня, Мария. Сидели на кухне тесной мартиной квартиры, старались говорить только о деле, но по женскому обыкновению нет-нет да переходили на болтовню. Что поделать. Как тело женское не обходится без жирка - даже у Актерки, на что скелет рыбий, и то найдется - так и разговор между бабами без пустой болтовни не клеится. И между болтовней, непостижимо как, решается главное. А главным было отобрать у Асенефы прах Белзы и предать его погребению. - Она не подходит теперь ни к телефону, ни к двери, - сказала Манефа. - Ее из дома-то не выманишь. - А вы с сестрой так и не повидались? Манефа покачала головой. Актерка, поджав губы, сделала вывод: - Очень странно. - Ничего странного. Аснейт всегда была с придурью, - тут же сказала Мария. - Кто из нас без придури, великие боги! - вздохнула разумная Марта. - Верно, и все же... Меня просто бесит, просто бесит... долго эта Изида будет сидеть над своим Озирисом? - Над нашим Озирисом. - Бабы, хватит мифологии. - Чай? - предложила Марта, вспомнив некстати о том, что она хозяйка. - Пошла ты в задницу со своим чаем, - тут же отозвалась Мария. - Меня уже тошнит от твоего чая. Слишком крепко завариваешь. Женщины переглянулись. Как крепко любили они сейчас друг друга. - Девки, я, кстати, серьезно говорю. Пока не предадим прах погребению... - Это Актерка. - А тут никто и не шутит, - огрызнулась Мария. - Может, умерла Асенефа? - Не дождетесь, - заявила Мария. - Асенефа живуча, сучка. - Нужно взломать дверь, ничего другого не остается, - вздохнула Марта. - Асенефу вырубим табуреткой по голове, прах завернем в простыни... Главное правильно распределить роли. Одна на улице ловит тачку, вторая бьет Аснейт, едва только доберется до нее (только не до смерти, не хватало еще со вторым трупом возиться), две берут прах и выносят из дома. Все одобрили план. Мужская хватка у Марты, этого не отнимешь. За такой бабой как за каменной стеной. И что тебя замуж никто не берет, такую разумную?
в начало наверх
- Только зачем дверь выламывать? - подала голос Манефа, во время жарких споров молчавшая тихонечко в углу. - У меня ключ есть. Осторожно отворили дверь. Ступили в дом. И тотчас из всех углов адски заскрипели рассохшиеся половицы. Мария зашипела на Актерку - та вошла первой, но лисичка только плечами передернула: сама попробуй. Одна Манефа прошла бесшумно, и то потому лишь, что вообще земли не касалась ногами. У Актерки в руке тяжелая трость с набалдашником. Взята в ателье проката костылей, куда лисичка - на то она и Актерка, чтобы роли представлять! - прихромала вчера совершенно преображенная, в пальто, специально для этой цели из мусорного бака вытащенном. Воняла очистками, кошачьей мочой, подслеповато моргала на брезгливо кривящую губы приемщицу, совала мятые мокроватые деньги за прокат трости. И так вжилась Актерка в роль увечной, что еще и подаяние два раза получила, пока до дома дошла. Актерке поручено одолеть египтянку. "Ты ее в лоб резиновой штукой!" - воинственно размахивала руками Мария. Актерка коротко сказала: "Сделаю". И стало ясно, что сделает. Хоть мала, да двужильна. Марта, с виду самая благонадежная, на улице - такси ловит. Хорошо продуман план. Осуществить же его оказалось и того легче. Асенефа на кухне спала мертвым сном. Вся кухня, и столы, и пол, и раковина заставлены немытыми чашками из-под кофе. Подобрали с пола исписанный листок бумаги, но прочесть ничего не сумели - сквозь плохую копирку писано канцелярскими каракулями. Ходили, чашками звенели, шуршали бумагой, а Асенефа спит себе и лицо у нее блаженное. Как будто великий труд завершила. В спальню заходили с еще большей опаской даже, чем на кухню. Все-таки Асенефа живая, ее и тростью по голове не грех съездить, ежели противоречить будет благому намерению. А покойник на то и покойник, чтобы его покой никто не тревожил. А Белза, облаченный в тщательно отутюженный костюм, лежал на кровати так безмятежно, словно готов улыбнуться и сказать своим возлюбленным: "Да что вы, девочки. Разве вы меня тревожите? Вы ничуть мне не мешаете. Я так рад, что вы здесь. Что вы вместе и любите друг друга. А где Марта?" "Марта на улице, тачку ловит". "А тачка-то нам зачем?" "Поедем". "Куда же мы поедем все вместе?" "На кладбище, Белза, куда еще". "Неохота мне на кладбище... Ладно. Только вот что: во-первых, теперь я христианин, так что и кладбище выбирайте христианское. Не вздумайте в капище меня тащить. И жертв кровавых не приносите". "Это уж как ты захочешь, Белза". "А во-вторых..." - Мать Кибела! - тихо ахнула Мария. - Да он же нетленный! Уже и Марта давно в такси сидела, ждала, пока бабы прах вытащат из дома, на счетчик, мерно тикающий поглядывала. Слишком хорошо знала цену деньгам Марта, чтобы спокойно глядеть, как натикивает все больше и больше. И без всякого толку. Уж и шофер начал на Марту коситься недовольно. А чертовы бабы все не шли. Спорили над прахом. - Если он действительно нетлен... - Что значит - "действительно"? Ты что, сама не видишь? - Раз нетлен, стало быть, удостоился такой праведности, что в землю его закапывать никак нельзя. - Это Мария доказывала, как всегда, с жаром. - Какая там праведность? - любовно проворчала Манефа, а сама взглядом так и ласкает мертвое лицо своего совратителя. Худое, с тонким носом, с мягкими, как у коня, губами. - Похотливец он и развратник. И Джойса толком не читал. - Не о том сейчас говорите, - вмешалась Актерка. - Если он праведен и нетлен, как это мы ясно видим перед собой, стало быть, прах Белзы уже не просто прах, а святые мощи. И не на кладбище его везти нужно, а в храм. - В какой храм? - вскипела Мария. - Белза менял вероисповедания чаще, чем любовниц. - В христианский, - твердо сказала Актерка. - По последней его вере. Мария в раздражении махнула рукой. - Христианин!.. Наверняка в эту веру он перешел не от души. Из шкурных соображений, что вернее всего. А может, чтобы Асенефа отвязалась. Многоженство ведь у христиан запрещено, супружеские измены почитаются за грех. Она его, небось, пополам перепилила. - Насколько я знаю, христианами из шкурных соображений не становятся, - тихо возразила Манефа. - Ты отстала от жизни, маленькая Фа, - заявила Мария. - Пусть лучше прах Белзы лежит в Оракуле. Все-таки именно там он отслужил большую часть своей жизни. Пусть приносит ему пользу и после смерти. - Еще неизвестно, чудотворен ли прах. - Нетленность сама по себе уже чудотворна. С улицы раздраженно просигналила машина. Женщины спохватились. - Это Марта. Поймала тачку. Разберемся на месте, бабоньки. Взяли! По настоянию Марты, мнение которой, как это ни удивительно, имело наибольший вес среди любовниц Белзы (быть может, в силу мартиной разумности и домовитости), прах нетленный повезли все-таки на кладбище. И на кладбище именно христианское. Все равно долго рассиживаться в машине и тратить драгоценное время на споры было непозволительной роскошью. И без того какую кучу денег придется выложить за бездарный простой такси. Услышав место назначения, шофер скривился, точно жабу съел. Больно поганое место. Церковки христианские росли все больше по окраинным землям большого города, где земля подешевле. Небогаты были христиане, новая это для Вавилона религия. И приверженцы ее сплошь голодранцы. Правда, в последнее время и впрямь прибавилось среди них людей побогаче, но все равно - единицы, на единицах церковь в центре города не отмахаешь. А тащиться на ихнее кладбище далеко, и все по ухабам, по раскисшей дороге. Асфальт, конечно, и там проложен, но под грязью, колесами трейлеров натасканной, совсем утонул - по этой дороге проходила междугородная трасса вокруг Вавилона. Увидев, какое лицо стало у шофера, Актерка стремительно добавила денег из своих. Поехали. Прах, бережно завернутый в простыню, лежал на коленях Манефы, Марии и рыженькой лисички Актерки, расположившихся на заднем сиденье. Все три устроились рядком, сидели смирные, благочинные, вид имели постный. Миновали городскую черту и сразу же оказались в зоне городских свалок и казнилищ. Манефа была здесь впервые и с обостренным любопытством приникла к окну, до середины уже забрызганному грязью. Их протряхивало мимо вознесенных на столбы колес, где кое-где дотлевали останки казненных преступников, лишенных благости погребения. Лохмотья одежд, застрявшие между спицами и ободьями, обрывки веревок - все это слабо шевелилось на ветру. Кладбище встретило их издалека непристойными воплями ворон. Шофер вдруг выругался, резко дернул машину вбок, чтобы не влететь в глубочайшую лужу. Манефа стукнулась лбом о стекло, промолчала, только лоб украдкой потерла - больно все-таки. - Вон и кладбище ихнее, - сказал шофер, затормаживая. Показал вперед, где виднелась ограда и крестик над невысокими воротцами. - Во-он там. Дальше не поеду. Дорога совсем дрянь. Пешком дойдете. Уж извиняйте, бабоньки. Марта отдала ему заранее приготовленные деньги и выбралась из машины. Мария, ругаясь и путаясь в одежде и простыне, вывалилась из задней дверцы. Раскрыла ее пошире, придержала. Распорядилась: - Давайте, выносите. Актерка и Манефа начали выпихивать прах из машины, толкая его головой вперед. Простыня задралась, сползла, открыла лицо Белзы. Безмятежно глядел он невидящими, все еще зелеными глазами в низкое небо, и снежок легонько сыпался на него из мокрых облаков. Марта придержала голову, Мария, пригнувшись, подхватила ноги. Освобожденные от праха, выбрались на сырой снег остальные женщины. Хлопнули дверцы, машина уехала. Сразу стало тихо. Только вороны орали, растаскивая трупы казненных. Первой нарушила молчание Марта. - Ну, что стоим? - безнадежно сказала она. - Взяли. И они потащили свой дорогой прах к ограде и воротцам под крестиком. С каждым шагом, что приближал их ко входу, вороний гвалт становился громче. Минули три виселицы, выстроенные в ряд на обочине казнилища, почти у самой кладбищенской ограды. На одной висел казненный. По всему видать, повешен недавно. Украдкой женщины рассмотрели его: одет в хорошо сшитый костюм, рубашка с голландским кружевом, галстук с люрексом и явно привезен издалека. Ну и босой, это конечно, преступников всегда разувают, когда вешают. Возле повешенного стоял в карауле солдатик из городской стражи - положено, особенно когда преступник отъявленный. Сказано в приговоре: "будет повешен без надлежащего погребения", стало быть, должен быть повешен и птицами расклеван. Товарищи же покойного (особенно такого вот, в голландском кружеве и хорошо сшитом костюме) данного решения, что опять же естественно, не одобряют и потому всячески норовят повешенного снять и погребение ему все-таки учинить. Глаза у солдатика тоскливые, долго ему еще тут топтаться, уминая сапогами мокрый снег. Мимо четыре женщины прошли, пронесли что-то, в простыню завернутое. Просеменили. И не углядишь, а одна все-таки очень хорошенькая. Исчезли за воротцами. Кладбищенского служку Марта отыскала сразу, пока три ее подруги караулили прах. Сидел у свалки кладбищенских отбросов - пластмассовых цветов, выгоревших за давностью, истлевших лент со смытыми надписями, обломками дерева, кучами жирной кладбищенской земли. Потягивал из горла, пожевывал колбасу без хлеба - просто от целой колбасины откусывал. Губы жирные, глаза бессмысленные. Увидевши женщину, не пошевелился. Только махнул на нее колбасой: - Священников нет никого! Завтра приходи. - Мне не священника, - сказала Марта. - Мне тебя надо. - Меня? - Он даже удивился. Жевать перестал. И бутылку, поднесенную было к губам, опустил. - А меня-то тебе на что? - Так покойника похоронить. - А... - Служка с явным облегчением опять поднял бутылку. - Так я и говорю, завтра приходи. И покойника своего приноси. Сегодня не хороним. Выходной у меня, поняла? - Ты только яму выкопай, - сказала Марта. Служка обиделся. Искренней, глубокой обидой рабочего человека, особенно когда подвыпьет. - Сказал же, тетка, что у человека выходной. Так нет, надо тереться тут, приставать... Настроение мне портить. Он решительно забил рот колбасой и принялся жевать, глядя в сторону. Марта оглянулась на своих спутниц, стоящих в ряд с прахом на руках. - Нам что же, домой с этим ехать? Не оборачиваясь, служка отозвался: - А это уж ваше дело. Очень его Марта обидела. Но и Марта разобиделась. Столько опасностей пережили, столько денег вбухали - и все, получается, напрасно? - Лопату хоть дай. Сами выкопаем. Служка повернулся, жуя, поглядел на Марту. В его водянистых глазках мелькнуло осмысленное выражение. - Лопату? А платить кто будет за казенное оборудование? - Я заплачу. Служка подумал, губами пошевелил - подсчитывал что-то. Потом, кряхтя, поднялся и, не стерев грязь, налипшую на штаны, побрел в подсобку. Вернулся нескоро, в руках держал действительно лопату. Торжественно всучил ее Марте. - Вещь добротная, - объявил он. - На славу сработана. Ежели потеряешь, тетка, или сломается она у тебя... Марта выдала ему денег. Служка опять обиделся. Сунул ей назад. - Забери бумажки. Что ты мне херню даешь. Ты мне плату дай. Скрежеща зубами, Марта удвоила сумму. Служка принял. Сунул за пазуху.
в начало наверх
- Давно бы так, тетка, - сказал он и вдруг улыбнулся. - Во... Хорони своего покойника на здоровье. И снова пристроил зад на кучу отбросов. Место для Белзы выбрали хорошее, недалеко от ихней христианской церковки, деревянной, с зеленым куполом. При желании он сможет слушать богослужения. А вообще на христианском кладбище много было свободных мест. По очереди копали могилу. С перепугу выкопали чуть не в два раза больше, чем требовалось. И поскольку закопать покойника просто так, без всякого обряда, всем четырем казалось неправильно, они провели свой собственный обряд. Позаботилась об этом, как выяснилось, Мария. Лихо крякнув, вытащила из сумки (за плечами, оказывается, у нее сумка была, да еще битком набитая!) большую чашку, нож, бутылку прозрачной, как слеза, жидкости. - Это что, водка? - испуганно спросила Манефа, глядя, как Мария выставляет все это на землю рядом с прахом. - Казенки не пьем, - гордо сказала Мария. - Самогон это. - Боги великие... Мария деловито разложила закусочку - помидорчики, огурчики, хлебушек. Набулькала в чашу до половины самогона. Взялась за нож. - Руки давайте, бабы, - сказала она. Они вытянули руки. Выказывая хватку медсестры, Мария профессиональным движением резанула по запястьям, да так быстро, что они даже охнуть не успели. И себя порезала так же ловко, как остальных. Кровь капнула в самогон и смешалась там. Только у Актерки порез оказался слабым, тяжелые красные капли едва выступили. Видя это, Мария взяла ее за руку, засучила рукав, обнажив синие цифры на сгибе локтя, надавила, выжимая кровь. Актерка только губу прикусила. Давно из Оракула ушла, слишком давно. Забыла уже, что такое физическая боль, которую надо перемогать, слишком долго на вольном житье всякими таблетками глушила головную и всякую прочую боль. Встали над прахом, каждая со своей стороны. В головах Мария - справа и Марта - слева; в ногах Манефа права и Актерка - слева. Чашу взяли вчетвером, вознесли над прахом. - Пусть уйдут обиды и скорбь, - сказала Мария негромко, но внятно. - Пусть останется то, чему он научил нас. - Пусть забудутся беды, - сказала Марта. - Пусть добро помнится. - Пусть предательство прощено будет, - сказала Актерка. - Лишь кусок хлеба, вовремя поданный, пусть зачтется. А Манефа ничего не сказала. По очереди выпили, передавая чашу по кругу из рук в руки. И когда последней обмакнула губы в самогон, от крови мутный, Манефа, ранки на руках у всех четырех женщин уже затянулись. Зажили, как будто и не было ничего. Остатки вылили в разверстую могилу. Вереща тормозами, остановилась у ворот кладбища машина. Оттуда выскочила женщина в черных одеждах. Из-под вдовьего платка во все стороны торчат растрепанные светлые волосы. Солдат, карауливший виселицу, и на нее поглядел. Скучно ему тут. Да еще сподвижники бандита того и гляди выскочат. Между скукой и страхом стоять намаялся уж. Взвалив повапленный гроб себе на голову (ох и силищи в бабе), женщина ворвалась в ворота. Служка все еще ел и пил. - Куда они пошли? - закричала Асенефа, выглядывая из-под гроба, как индеец из-под каноэ. Служка промычал и головой мотнул в ту сторону, куда удалились женщины с прахом. Асенефа мелкой рысцой затрусила туда. Спасибо, из хорошего сухого дерева гроб сработали. Ну, деньги она выложила немалые, за такие деньги и из сухого дерева можно было постараться. Да и подушку заказала подороже, помягче - сейчас очень пригодилась, не так на голову давит. Соперниц своих жена Белзы увидела сразу. Стояли над ямой, лили туда не то святую водицу, не то дрянь какую-то языческую. Сейчас заметят... Заметили. - Аснейт идет, - сказала Мария. И опустила руку, в которой держала пустую теперь чашу. А Манефа вышла вперед и помогла сестре дотащить гроб. Задыхаясь и кашляя, вся потная, вынырнула Асенефа из повапленного гроба, повалила его на землю и сама рядом бухнулась. Мария налила и ей самогона. - На-ко, выпей, вдовица, - сказала она дружески. Асенефа жадно глотнула, поперхнулась, сердито кашлянула. - Что ж вы, сучки, без гроба хоронить его надумали? Впятером аккуратно перевернули гроб, привели в порядок сбитые покрывала и подушечку, уложили туда Белзу, устроили поуютнее. И каждая старалась что-нибудь поправить, чтобы удобнее было Белзе спать, ибо знали, что спать нетленному праху вечным сном очень-очень долго. Поставили на простыни. Поднатужились, взяли. Опустили в могилу. И забросали землей. Потом посидели еще немного, допили мариин самогон, доели помидорчики, огурчики и хлебушек, выдернули из земли лопату, чтобы вернуть ее служке у выхода, да и побрели прочь с кладбища, через воротца низенькие, крестиком увенчанные, по раскисшей дороге, через казнилище, сквозь гвалт вороний и чавканье собственных ног по грязи, к городской черте, к жизни, к людям, к Вавилону. И пошла у них жизнь своим чередом. Марта ходила на работу и с работы, таскала полные сумки, воспитывала сына-балбеса, безотцовщину и хулигана, (уже дважды звонили из школы, просили зайти, но не было сил у Марты учительские бредни слушать). Мария на подоконнике сидела, в окно смотрела, стихи писать забросила, на монотонные причитания матери отзываться перестала - тосковала, стало быть. Актерка - та в театре своем работала (ее после Оракула без всякого Театрального института взяли в авангардную труппу и сразу на главные роли). То упоенно предавалась творчеству, то впадала в депрессии и запои, что, впрочем, подразумевалось с самого начала. Манефа получала высшее образование на деньги сестры; жила у Асенефы в доме, хозяйничала и сдавала экзамены два раза в год. Асенефа же неожиданно выказала большой вкус ко вдовству. Из черного облачения не вылезала, ходила по Вавилону вороной. И каждое воскресенье непременно посещала могилу Белзы. С тех пор, как в первый раз сумела договорить до конца молитву (прежде всегда получалось так, что и до середины не добиралась, все мешало что-то), молиться приучилась истово и подолгу. Избавилась, кстати, от многочисленных женских хворей, постигших ее после неудачного аборта. Исцеление же свое приписало частому посещению могилы и общему благочестию. И часто, сидя под большим крестом, из чугунных труб сваренным, провожала глазами людей - то убитых горем, то деловитых и безразличных, думала: а скажи им, что там, под землей, уже год, как не тлеет прах, не поверят, усомнятся. А между тем, на могиле действительно происходили исцеления. В этом убедилась также и Актерка, которую покойный Белза спас от мигрени - а болесть сия донимала Актерку уже долгие годы. Актерка рассказала Манефе. Та долго отнекивалась, не хотелось ей грязь месить, топать за семь верст на христианское кладбище, бередить воспоминания, но все же поддалась на уговоры - пришла. И поскольку у нее ничего не болела, она просто попросила у Белзы немножко счастья. И сессию сдала на повышенную стипендию, так что смогла построить себе на следующую зиму хорошую шубу, из натурального меха. Марта, сомневаясь и отчасти даже сердясь на самое себя - зачем поверила эдакой-то глупости! - тоже, таясь от остальных, пришла. Посидела, погрустила. Повздыхала, повспоминала. Выпила, закусила, служку по старой памяти угостила. А тот, на что был пьян в день белзиных похорон, Марту вспомнил, полез на могилу - "компанию составить", поговорил о жизни, посетовал на молодежь. Потом ушел, унес с собой запах носков и перегара. И Марта смущенно попросила Белзу избавить ее сынка от вредных привычек, отвадить от курения и еще - пусть бы учился немного получше, а то ведь совершенно времени нет с ним заниматься. Но по части педагогических проблем чудотворец оказался слабоват, так что Марта в нем разочаровалась. В годовщину кончины наставника Белзы, как ни странно, ни одна из четырех его подруг не пришла на кладбище. Забыли. Вспомнили через день, ужаснулись - да поздно. А Мария - та вообще только через неделю опомнилась. Одна только Асенефа помнила. Ждала этого дня, готовилась. Накупила красных роз, белых гвоздик, поминальных птичек из черного теста. И поехала. Особенная тишина царит здесь, на бедном кладбище. И вороний крик не помеха этой тишине. И еще безлюдье. Ах, как целит душу это отсутствие людей! Двое свежеповешенных (кстати, опять в дорогих костюмах - недавно было громкое дело по растратам в какой-то финансовой корпорации, настолько громкое, что даже асенефиных ушей коснулось) да лопоухий солдатик, охраняющий их, - не в счет. Нежнейшими словами разговаривает с Белзой его законная супруга. Знает Асенефа - слушает ее из-под земли нетленный прах. И оттого тепло разливается по Асенефиной душе. - Удобно тебе спать в повапленном гробу, - лепетала она, раскладывая на могиле красные розы и белые гвоздики крестом, чередуя кровавое и снежное на белом снегу. - Хорошие сны тебе снятся, дорогой мой. Ах, как славно похоронили мы тебя. Ведь ты понимаешь, мое сердце, что не могла я везти тебя на кладбище и предавать земле прежде, чем довершу молитву. И до чего же тяжелое это оказалось дело - молиться Господу Богу! Сразу же после похорон, когда возвращались в Вавилон, Манефа задумчиво сказала: - Какое удивительное погребение. Какое... архетипичное. Асенефа покосилась на сестру неодобрительно. Умничать девочка начинает. В ту же дуду дудит, что и Мария - а по Марии уже сейчас видать, что хорошо баба не кончит. И Мария, разумеется, подхватила. - Знаешь, Манефа, - сказала она, - любое погребение, каким бы оно ни было, в принципе своем архетипично. Во как. Марта с Асенефой ничего не поняли, да и хрен с ним. - Гляди, как красиво украсила я холм твой, - разливалась Асенефа, точно мать над колыбелью. И тут в ее монотонное нежное лепетание ворвалось чье-то визгливое причитание. Асенефа поморщилась: нарушают благолепие, вторгаются в тишину, в безголосье, в безлюдье. По кладбищу, путаясь в длинной не по росту шинели, брел давешний лопоухий солдатик из караула. И за версту несло от него кирзовыми сапогами. Шел он слепо, пошатываясь, точно пьяный, руками за голову держался и выл. Асенефа встала, величавая в черных одеждах, сурово оглядела его. - Рехнулся? - рявкнула. И солдатик подавился, замолчал, уставился на нее перепуганными вытаращенными глазами. Башка коротко, чуть не наголо стриженая, глаза мутные, как у щенка, губы пухлые, пушок под носом какой-то пакостный растет, как пакля. По щекам, где тоже некоторая щетина пробивается, щедро разбросаны багровые прыщи. - Простите, хозяйка, - вымолвил, наконец, солдатик. И замолчал. Из глаз настоящие слезы покатились. Асенефе вдруг стало его жаль. Никогда таких не жалела, но видно, стареть начала, сострадание закралось в ее одинокое сердце. - На, выпей, - сказала она и протянула ему бутыль с водкой, для поминания Белзы приготовленную. - Почни. Солдатик, как во сне, бутыль взял, крышку свинтил, влил в себя несколько глотков, побагровел. Асенефа ему огурец сунула, он поспешно зажевал. - Сядь, - повелела она. Сел, да так послушно, что слеза наворачивается. Шинелку примял, кирзачами неловко в самую могилу уперся - неуклюжи сапоги, а солдат и того больше. - Чего ревел? - спросила Асенефа. Совсем по-матерински. Он только головой своей стриженой помотал. - Смертушка мне, хозяйка, - прошептал солдатик. - Куда ни глянь. Все
в начало наверх
одно, смерть. - Ты вроде как в карауле стоял, - заметила Асенефа. - Или это не ты был, а такой же? - Не, я... - Всхлипнул, длинно потянул носом сопли. Асенефа снова дала ему бутылку, он вновь приник к голышку. Выдохнул, рыгнул, покраснел еще гуще. - Так чего из караула ушел? Поблажить захотелось? - Погибель мне, хозяйка... И идти некуда... И ткнулся неожиданно прыщавым, мокрым от слез лицом, Асенефе в колени. Она и это стерпела. Превозмогла себя настолько, что коснулась рукой жесткого ежика волос на затылке. И ощутив неожиданную эту ласку, солдатик заревел совсем по-детски, безутешно, содрогаясь всем телом. Дождавшись терпеливо, чтобы он затих, Асенефа спросила: - Что натворил-то? - Поссать отошел я, хозяйка... На минуту только и отлучился, невмоготу уж стоять было... - начал рассказывать солдатик и засмущался пуще прежнего. - Извините... - Хер с тобой, - великодушно простила его Асенефа. - Давай дальше. Кто наебал-то? - Откуда ж знать? - Он поднял лицо, и она увидела, что отчаяние паренька неподдельно, что страх его не на пустом месте. И впрямь смерть наступает ему на пятки, иначе откуда у такого молоденького такая безнадежность в глазах? - Ох, откуда же мне знать, хозяйка... Велено было стеречь повешенного, ну, того, что главнее... "Без надлежащего погребения"... А они, бандюги эти, они же все горой друг за друга. Закон у них такой бандитский. Порешили, видать, босса своего похоронить как положено и все тут. В этих караулах один страх: не отдашь казненного сообщникам - тебя бандиты порежут, отдашь - государство вздернет... - Он судорожно перевел дыхание и высморкался двумя перстами, отряхнув их за спиной на землю. - А у нас в караульной службе как? Ежели караульный упустил, так караульному и отвечать. В уставе писано: "...отвечает головой..." Вот и отвечать мне, не сегодня, так завтра. - Дезертируй, - предложила Асенефа. - Я тебе денег на дорогу дам. Солдат помотал головой. - За доброту спасибо, хозяйка, только лишнее это. Все одно словят. Шальная мысль прокралась в голову безутешной вдове. И сказала солдату: - Вот еще хлеб и колбаса у меня есть. Покушай пока. Доверившись вполне материнским заботам Асенефы, солдат взял денег и отправился разыскивать служку. Платить служке не понадобилось - спал мертвым сном, упившись вдребезги. Лопату отыскал солдат в подсобке, у самой двери стояла и по голове его стукнула, как дверью дернул. Асенефа, полная решимости, стояла, выпрямившись во весь рост у креста. Указала пареньку на холм, под которым Белза спал. - Копай! Солдат ошалело взглянул на нее. Но вдова не шутила. - Делай, что говорят. Ах, какие знакомые слова, каким покоем от них веет. И сунул солдатик лопату прямо в середину креста, выложенного цветами, кровавыми и снежными. Отвалил черной земли на снег. Потом еще. И еще. Показался гроб. Солдатик в нерешительности поглядел на Асенефу. Но она кивнула: дело делаешь, парень, дело! Полез в могилу, снял крышку. Асенефа нависла над гробом. И снова увидела безмятежное лицо Белзы, даже не тронутое тлением, его ласковые губы, две морщинки возле рта, его светлые ресницы, загнутые вверх, редкие золотистые волосы над высоким лбом. - Вынимай покойника, - распорядилась Асенефа. Солдат подчинился. Подлез под Белзу, поставил его на ноги. Асенефа ухватила прах под мышки и выволокла из ямы. Потом и солдатик вылез, забросал могилу землей, после натаскал свежего снега, чтобы не так бросалось в глаза, что могилу недавно вскрывали. Белза же, холодный, окоченевший, стоял, как бы опираясь на верную свою подругу. И Асенефа с удовольствием ощущала прикосновение его кожи, такое знакомое. Как не хватало ей этого прикосновения весь этот год! - Дай-ка лопату, - сказала Асенефа солдату. - Я в подсобку верну, чтобы этот пьянчуга не заметил. А ты прах бери. И пошли: впереди, метя черным подолом снег, вдова с лопатой в руке; за ней, сгибаясь под тяжестью праха, на согбенную шею положенного, подобно древесному стволу, солдатик юный, от бреда происходящего совсем потерявший голову. И вздернули нетленный чудотворный прах на виселицу вместо украденного бандитского трупа - высоко и коротко... Когда спустя неделю на кладбище прибежали Мария с Мартой да Манефа с Актеркой - Асенефа им только через неделю все рассказала - нетленный прах уже совершенно был расклеван воронами.

ВВерх