UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Сергей ИВАНОВ

ДВОЕ




    ПРОЛОГ

Стена была огромна, будто поставленная набок равнина. Ее основание  и
вершина терялись в сером предрассветном тумане,  и  единообразие  гладкого
камня нарушал  только  узкий  наклонный  карниз,  по  которому  он  сейчас
спускался, стараясь не отставать от идущего впереди  человека.  Одеты  они
были  одинаково:  пятнистый  в  обтяжку  комбинезон,  сапоги  до  середины
голеней, широкий пояс. Единственное отличие: голову его  спутника  защищал
металлический шлем, у него же  на  голове  не  было  ничего.  И  оба  были
вооружены - без излишеств, но добротно. Иногда незнакомец оборачивался,  с
тревогой вглядываясь в его лицо, шептал успокаивающие слова,  называя  его
почему-то Андром, и снова  легким  шагом  уходил  вперед,  безразличный  к
бездне в сантиметрах от своих ног.
Достигнув  каменистого  дна,   они   круто   повернули   в   сторону,
переключившись на какой-то особый, бесшумный и экономный бег. Единственный
ориентир, стену, скоро поглотил туман, но спутник Андра темпа не сбавил.
Спустя  примерно  час,  когда  вокруг  посветлело,  а   туман   почти
рассеялся, они оказались на голой и плоской местности, полого спускавшейся
к  близкому  уже  лесу,  и  дальнейшее  их  продвижение  стало   предельно
осторожным. Они почти не разгибались, скользя за валунами, ныряя в  узкие,
длинные овраги.
И вдруг перед глазами возник человек в просторном сером  балахоне  и,
оскалившись, замахнулся прикладом громоздкого ружья. Бездумно Андр  сделал
мгновенный шаг в сторону и бросил окаменевший кулак в  горло  нападавшему.
Тот, хрипя, упал, но Андр  не  ощутил  ни  жалости,  ни  страха  -  только
холодную неутоленную ненависть.
Он оглянулся. В трех метрах, над запутавшимся в  серой  ткани  телом,
стоял человек в пятнистом комбинезоне и  смотрел  на  Андра  -  будто  его
отражение. В следующую секунду напарник  вытащил  из-за  спины  карабин  и
побежал к гребню свеженасыпанного холма. Как привязанный, Андр  безропотно
последовал за ним. Заглянув за камни, они увидели под собой громадную яму,
похожую сверху на гигантский,  вывернутый  наизнанку  муравейник  -  из-за
копошащихся в ней сотен людей.
- Меня зовут Ивр, - прошептал его спутник. - Ты помнишь?
- Не... знаю.
- Продержись еще, - попросил Ивр. - Ерунда осталась.
Андр не ответил, всматриваясь  в  невероятную  картину.  Изможденные,
одетые в рванье люди упорно вгрызались  в  каменистую  почву,  подгоняемые
окриками вооруженных  мужчин  в  серых  балахонах.  Напротив  нависал  над
обрывом  исполинский  котел,   до   краев   наполненный   блестящей,   как
расплавленный металл, жидкостью. Андр еще разглядывал заинтересовавшую его
жидкость, когда из-за котла появился человек, покроем одежды  и  очевидной
тренированностью жилистого тела более походивший на Ивра или Андра, чем на
мордастых  неповоротливых  охранников.  Остановившись  на  краю  ямы,   он
наклонился, вглядываясь в землекопов.
- Ты, - показал он пальцем. - Ко мне!
Стриженая, в обрывках платья женщина медленно распрямилась.
- Ну?!
- Нет! - крикнула она, покачнувшись. - За что? Меня уже наказали!..
- Такова Воля, - сказал человек равнодушно. - Ну, живо!
Спотыкаясь, женщина побрела по крутому склону вверх. Двое  охранников
схватили  ее  за  руки,  рывком  вытащили  из  котлована  и  поволокли   к
бревенчатому помосту, пристроенному к котлу.
Едва они поднялись на помост, как  Ивр  вскочил,  будто  подброшенный
пружиной, вскинул к плечу карабин и выстрелил. Тело Андра повторило те  же
движения мгновением позже. Стражников смело с помоста, женщина попятилась,
растерянно озираясь.
- Стоять! - оглушительно рявкнул Ивр. - Руки за голову!
Рука одного из охранников скользнула под балахон.
Снова удивив себя безжалостностью, Андр дернул в его сторону дулом, и
тот покатился по склону тряпичной  куклой.  Тут  же  выстрелил,  падая  за
камень, Ивр. Позиция у них была  великолепная  -  все  как  на  ладони,  и
перестрелка длилась недолго: уцелевшие охранники сочли  за  благо  сложить
оружие. Ушел один - тот самый, непохожий на других. Он метнулся за  котел,
над краем мелькнули его руки, зачерпнули в ладони жидкость и исчезли.
- Ах, чтоб тебе! - В сердцах  Ивр  ударил  кулаком  по  камню.  -  Да
сколько можно!..
Из-за котла выскочило стремительное существо, кожа которого  блестела
на  солнце,  будто  полированный  камень,  и,  пригнувшись,  бросилось   к
зарослям. Андр выстрелил, еще раз, и существо растворилось  в  кустах.  Он
готов был поклясться, что видел, как от голой сверкающей спины отскакивают
пули.
- Авось не добежит, - произнес Ивр. - Авось сгорит.
Поднявшись, он шагнул к обрыву.
- Уходите! - крикнул он. - Живее, ну!
Люди  торопливо  карабкались  по  склонам,  исчезали  в  лесу.  Через
несколько минут котлован опустел, и тогда Ивр  сорвал  с  пояса  небольшой
цилиндр, широко размахнулся и метнул его через  яму.  Ухнул  взрыв.  Котел
грузно приподнялся, ломая помост, и медленно опрокинулся. Жидкость хлынула
в яму. Ивр дернул Андра  за  руку,  и  они  бросились  прочь.  Когда  Андр
оглянулся, из котлована выползала тяжелая черная туча.
Теперь  они  бежали  вдоль  границы  огромного   леса,   по-видимому,
возвращаясь другим маршрутом. Андр вдруг заметил, как что-то  сверкнуло  в
глубине джунглей, и остановился, вглядываясь. Вспышка повторилась, резанув
по глазам болью. Голова  закружилась,  Андр  покачнулся.  Толчок  в  спину
швырнул его на камни. Рядом упал Ивр.
- Нащупали, пауки! - сказал он с досадой. - Ладно, полежим.
Андр опустил голову на руки и закрыл глаза.


Очнувшись, Андрей открыл глаза  и  некоторое  время  угрюмо  созерцал
потолок. Достукался, думал он, доэкспериментировался, доаутотренинговался.
Развил, называется, воображение!..  Конечно,  сны  -  штука  занятная,  но
только до тех пор, пока их можно отличить от реальности. Иначе это  сродни
помешательству.
Поднявшись, он прошел в ванную, сунул голову под кран. Холодная  вода
его слегка взбодрила. В конце концов, подумал он, это только сон. Стоит ли
расстраиваться?
Вернувшись  в  комнату,  Андрей  вставил   кассету   в   видеоплейер,
развалился в кресле напротив экрана. А сюжет занятный, думал он, глядя  на
пляску красок, но не видя  ее.  Стоит  записать,  потом  это  можно  будет
обыграть...
Рука потянулась за тетрадью, но на полпути застыла в воздухе. "Нет! -
чуть не выкрикнул он. - Не может быть! Я не хочу!.."
Размеренное, сонное, чужое дыхание на задворках сознания, которого он
старался не замечать,  вдруг  оборвалось,  и  мир  перед  глазами  поплыл,
странным образом оставаясь неподвижным.


Андр полз следом за Ивром, ужом скользившим между камней,  и  пытался
разобраться в своих ощущениях. Что-то разладилось  в  нем.  На  мелькавшие
перед глазами валуны наслаивались  отлично  знакомые  ему,  но  совершенно
неуместные здесь картины. Это тревожило и раздражало, но хуже было,  когда
тело сковывали непонятные ему страх и отчаяние,  мозг  захлестывали  волны
беспричинной паники, и тогда Андру приходилось безжалостно подавлять  бунт
психики.
Ивр поднялся и побежал пригибаясь, - единственный надежный ориентир в
распадающемся  мире.  Сосредоточившись  на  борьбе  с  раздвоением,   Андр
следовал за ним вплотную.
И вдруг сумятица разом прекратилась. Они все глубже уходили  в  горы,
озираясь и не выпуская из рук оружия. Без осложнений добрались до укрытого
кустами входа в пещеру, долго кружили по  коридорам  каменного  лабиринта,
пока наконец их не встретили знакомые Ивру люди.


Андрей открыл глаза - будто вынырнул на  поверхность.  Эти  несколько
часов добавили ему седых волос. Первые минуты, впав в панику, он  отчаянно
пытался  подавить,  оборвать  поток  псевдореальной  информации,  внезапно
нахлынувшей на него  невесть  откуда,  но  усилия  эти  приводили  лишь  к
головокружениям и адской головной  боли.  На  время  Андрей  вынужден  был
отступить, чтобы попытаться успокоиться и собраться с  силами.  Но  и  все
последующие попытки вернуться  в  реальность  неизменно  наталкивались  на
чье-то жесткое, угрюмое сопротивление. И только когда этот  второй,  Андр,
достаточно  углубился  в  горы,  Андрей   почувствовал   себя   свободным.
Галлюцинации сохранили ясность, но уже не давили, не мяли его психику.


Толкнув низкую дверь, Андр вступил в скудно обставленную, вырубленную
в скале комнату. Напротив входа висело большое, в рост человека,  зеркало.
Несколько минут он внимательно вглядывался в себя, но  особых  перемен  не
обнаружил. Разве что выглядел он  сейчас  суше  и  чуть  старше,  а  скулу
пересекал тонкий шрам.
Центр  комнаты  занимал   массивный,   грубо   сколоченный   стол   с
единственным стулом. На столе одиноко лежал альбом. Андр  подошел,  открыл
альбом  и  тотчас  понял  назначение  комнаты.  Здесь  утратившие   память
выучивали наизусть собственную биографию, поскольку образовавшуюся пустоту
необходимо было заполнить хоть чем-нибудь.
Итак, его звали Андром, и судьба его  не  вызывала  жалости,  хотя  и
походила на страшную сказку.  Ему  было  двенадцать  лет,  когда  всю  его
непокорную семью с чудовищной жестокостью истребили Служители  набиравшего
силу Культа. Мальчика спасла случайность, и несколько недель он  скрывался
в джунглях, выслеживая убийц. После того  как  Андр  из  отцовского  ружья
застрелил двоих, на него организовали охоту и он едва ушел - без оружия  и
с пулей в плече.
Полтора месяца, скрываясь в лесу,  Андр  восстанавливал  силы,  затем
снова вернулся к своему дому, превращенному новым  режимом  в  казарму.  В
одну прекрасную пасмурную и ветреную ночь он заколол постового,  тщательно
запер все двери и окна и поджег дом  с  нескольких  сторон.  Не  дожидаясь
облавы, Андр снова отступил глубоко в джунгли, но  через  неделю  вернулся
опять, чтобы рассчитаться с главными своими врагами - Служителями.
Прошел почти месяц, прежде чем он смог осуществить план, родившийся в
его голове, когда он метался в горячке после  ранения.  Выкрав  на  складе
парализатор, Андр впрыснул его в монастырский водопровод и, когда ночью он
вступил в монастырь, никто из его  обитателей  уже  не  мог  шевельнуться.
Смуглый и голый, с клинком в руке, он  ходил  между  Служителями,  находил
врагов и убивал их. Счет был большим: Андр мстил не только за свою  семью.
Обойдя всех,  он  загрузил  один  из  монастырских  вездеходов  оружием  и
провизией и  навсегда  покинул  родные  места.  В  третью  ночь  пути  его
автомобиль атаковала  шайка  Диких  Дервишей,  и  Андру  в  очередной  раз
пришлось укрываться в джунглях. Это  было  время,  когда  Движение  Борьбы
только-только зарождалось. В труднодоступных районах возникали небольшие и
пока плохо оснащенные отряды  противников  режима  -  тех,  кто  не  желал
превращаться в проводников темной воли Отца, кто привык мыслить  сам,  без
подсказки. В один из таких отрядов и попал в конце концов Андр.  Здесь  он
встретил Борга - давнего друга его семьи, который настоял,  чтобы  мальчик
отложил на время карабин и прошел полный курс обучения в недавно созданной
Школе Борцов. За пять  лет  из  одержимого  мстителя  Андр  превратился  в
убежденного противника самой идеи Служения, в боевика-профессионала. Здесь
же, в Школе, Андр сдружился с Ивром, подростком  бесстрашным  и  азартным,
темперамент которого Учителя  сумели  организовать  и  направить  в  русло
Борьбы. По завершении обучения Ивр стал бессменным напарником Андра, и это
сочетание характеров оказалось счастливым - их двойка сразу вошла в  число
удачливых.
Что же до котлов с таинственной  "жидкостью",  то  без  этого  своего
главного козыря Отец  не  продержался  бы  у  власти  и  года.  "Жидкость"
генерировала амнезийное поле, защищавшее режим от многочисленных врагов  и
превращавшее его  подданных  в  марионеток,  живущих  сегодняшним  днем  и
программируемых ежеутренним инструктажем. Неуклонно расширявшаяся  система
Котлов оттеснила Борцов на окраины страны и свела всю  их  деятельность  к
борьбе за выживание. Положение усугублялось еще и тем,  что  в  амнезийном
поле Борцы лишались памяти в считанные минуты, хотя у  тех,  кто  жил  там
постоянно, памяти хватало почти на сутки. Немногие избежавшие беспощадного
истребления ученые ухитрились разработать защитные шлемы, но  аккумуляторы

 
в начало наверх
в них разряжались за несколько часов, так что пути в глубь страны были для Борцов закрыты. Природа амнезийного поля до сих пор оставалась загадкой, но это была лишь одна из многих тайн, связанных с личностью Отца. Лет двадцать назад, когда Отец только утверждался во главе государства, на него было совершено с полдюжины покушений, доказавших его невероятную живучесть и положивших начало мифу о его божественном происхождении, а затем и Культу. Отложив альбом, Андр обежал глазами комнату. Конечно, все это невероятно, подумал он, но вполне связно и убедительно. Исключая одно: я все помню, но помню совершенно не то, о чем поведал мне этот альбом. Я не Андр, я не Борец, и вообще - я не из этого мира! Как я сюда попал? Он снова шагнул к зеркалу, с пристрастием себя оглядел. Итак, я это или не я? Черт возьми! Я же помню, я все помню: кто я, откуда, где живу, работаю... Все! Но откуда тогда эти ненависть и боль? Что лжет: альбом или моя память? Услышав шорох, Андр круто повернулся. В дверях стоял высокий худой мужчина с седой шевелюрой и усталым морщинистым лицом. - Я - Борг, - предупредил он. - Ты уже закончил? - Да, - ответил Андр с усмешкой. - Прожил жизнь заново. Вы, кстати, не перепутали альбомы? - Типичное ощущение, - кивнул головой Борг. - Что делать, другого способа вспоминать мы мы не придумали. - Тем хуже для нас. Отец-то, похоже, этот другой способ знает. - Он вообще знает слишком много. Вопрос - откуда? - И что же, в стране не нашлось ни одного человека, устойчивого к амнезийному полю? - Ни единого, - подтвердил Борг. - В этой дьявольской "жидкости" заключена бездна энергии. Наверное, такого человека нет на всей планете. - А что стало с теми, кого вы пытались заслать в Столицу? - Мы, - мягко поправил Борг. - Мы, а не "вы". Подсознание полем не затрагивается, так что они не становились ни подлецами, ни предателями, но начисто забывали свое прошлое, цели и методы Борьбы, становились бесполезными для нас и, скорее всего, погибали... Да ты все узнаешь в ближайшие дни: тебе предстоит напряженная учеба. Андр приблизился к закрывавшим стену книжным полкам, пробежал пальцами по корешкам. - Возможно, мне понадобится гораздо меньше времени, чем вы думаете, - сказал он негромко и обернулся. Борг смотрел на него, задумчиво потирая подбородок. Досмотрев сюжет до конца, Андрей со всей искренностью пожелал двойнику спокойного и долгого сна и вернулся в свой будничный уютный мир. Что будем делать? - спросил он себя. Диагноз определился: раздвоение личности. - Я - псих! - он нервно хмыкнул. - Но почему? Как это могло случиться со мной, с моей сбалансированной, тщательно оберегаемой от перекосов психикой? И ни одного сколь-нибудь значительного потрясения за последние месяцы!.. Чего мне не хватает? Андрей взглянул на часы. В институт, конечно, безнадежно опоздал. Пойти? А если вдруг скрутит на виду у всех? Нет, упаси боже, только не это! Сходить с ума лучше без свидетелей. Повернувшись к телефону, Андрей набрал номер. - Алло! - бодро сказал он в трубку. - Санек? Привет! Поздравь меня - я заболел. Как по-твоему, наука не пострадает, если я денек-другой поваляюсь на диване? С минуту он, кривя губы, слушал сочувственно-ехидные предположения, заверения и пожелания завлаба, потом произнес: - Ладно, рад за вас. В случае чего - звони, я дома. Всех благ! Это улажено, подумал он, опуская трубку. А как быть с остальным? Встав перед зеркалом, Андрей долго и придирчиво разглядывал свое лицо. Да, признал он честно, это вам не Андр. Где энтузиазм, где самоотреченность? Сытый, самодовольный тип - сходство чисто внешнее... К черту! Надо бороться, Андру нельзя давать волю. Я справлюсь, я должен! Это мой мозг. Раздвоение, растроение - вам что здесь, общежитие? Мне и одному тут тесно!.. Андрей показал отражению кукиш - накося! Отражение ответило тем же. Ухмыльнувшись, он упал в кресло. Ладно, поглядим. Андр - малый решительный, но пусть не надеется расправиться со мной так же легко, как с теми недоумками в балахонах. Я найду, что противопоставить его прямолинейной тактике, это ему не в Служителей из-за камней стрелять. И хватит об этом! Надо отвлечься. Андрей поднялся и пошел за гантелями. Андр проснулся, будто его толкнули в бок, и некоторое время лежал неподвижно, осмысливая пришедшую во сне идею. Стало быть, я все-таки Андр. И я забыл все начисто, потеряв по нелепой случайности шлем. Но еще до альбома пустоту в памяти заполнили воспоминания Андрея - ему-то плевать на амнезийное поле, он находится... неважно где, лишь бы подальше! И все, что я теперь вижу, откладывается в его сознании, и я волен брать это там в любое время... то есть амнезия мне больше не грозит, я устойчив к Полю!.. Но это требует проверки. Если и в самом деле вблизи Котлов интенсивность Поля возрастает многократно... Андр поднялся и вызвал по интеркому Борга. - Когда следующая акция? - спросил он. - Я должен участвовать. После паузы Борг осведомился: - Тебе это действительно необходимо? - И не мне одному. - Выход через три часа. - Со мной пойдет Ивр. - Я скажу ему. А ты досыпай пока. Хватит паниковать! - сказал себе Андрей. Ты же ученый - отвлекись от того, что это происходит с тобой, решай, как абстрактную проблему. Спокойнее, спокойнее... Что-то здесь нечисто. Поверив в свое сумасшествие, я пошел по проторенной дорожке - версия банальная и скучная. А почему не предположить, что я действительно "слышу" некоего Андра, живущего непонятно где? Кто сейчас может с уверенностью очертить границы возможностей человеческих? Разве что невежды, но с них-то какой спрос?.. Итак, Андр прорвался ко мне. То ли его воля, его жизнеспособность, его ненависть оказались выше некоего порога, то ли он просто иной из-за благоприятной мутации, но в амнезийном поле Андр сумел напрямую связаться с другим, видимо, идентичным сознанием, позаимствовав у него память для своих нужд. И если внутри амнезийного поля происходят как запись, так и считывание, то снаружи - только запись. Активной стороной здесь, скорее всего, выступает Андр, но и я не без греха: вполне возможно, что немалую роль сыграли мои неосторожные заигрывания с подсознанием. Мы как бы рыли тоннель навстречу друг другу. Куда же это меня занесло? Очень похоже на Землю, но, разумеется, не Земля. Вселенная велика, а если добавить сюда еще и параллельные миры... Где я, братцы? Или все же психоз? Чем бы это ни было, цель прежняя: полный контроль сознания. Если Андр существует в действительности - тем хуже для него! Пусть знает свое место. В роли просителя я бы его еще потерпел, но с захватчиками разговор короткий. Андр ощутил присутствие Второго сразу, как только двойка вступила в Поле. На этот раз Андрей был спокойнее, решительнее и, видимо, опаснее. Как некстати! - подумал Андр. - Не влез бы под руку. Ивр обладал удивительной способностью ориентироваться при почти полном отсутствии видимости. Снова он вывел двойку на цель сразу после рассвета и с завидной точностью. Обезоружив охрану, они рассеяли каторжан, но от заключительного аккорда Андр напарника удержал. Приблизившись к Котлу, он потянул с головы шлем. - Спятил?! - Ивр рванулся к нему, но Андр уже стоял с обнаженной головой, держа шлем в руках. - Что ты... наделал? - потрясенно выговорил Ивр. - Тихо, тихо!.. В крайнем случае проштудирую свой альбом еще раз. Прислушиваясь к себе, Андр терпеливо следил за стрелками часов. Минута... две... пять... десять... тридцать. Достаточно? - Все в порядке, - сказал он, надевая шлем. - Можешь взрывать. Швырнув под Котел гранату, Ивр в полном недоумении последовал за Андром. - Не понял? - спросил Андр. - Может, для наглядности мне следовало в Котел окунуться?.. Ладно, только не болтай! На обратном пути они угодили в засаду - сказались, видно, те полчаса, на которые их задержал эксперимент Андра. Привычные к быстротечным стычкам, боевики слаженно повернули в сторону, стремительным броском прорвали кольцо и стали уходить, перебегая от камня к камню и стреляя часто и точно. Обычно такие погони обходились режиму слишком дорого, но каждый раз они развивались по единому сценарию: амнезия в этих случаях становилась Борцам союзницей. "Глаза закрой! - прикрикнул Андр на Второго. - Мешаешь!" Ворча и огрызаясь, Андрей подчинился: все-таки он был по эту сторону баррикады. Двойка уже почти оторвалась от погони, как вдруг Ивр сдавленно выругался и упал на колено, стискивая бедро. Андр метнулся к нему. - Прочь! - рыкнул Ивр, отталкивая его. - Ты сейчас... Не вступая в переговоры, Андр рубанул напарника ребром ладони под ухо, взвалил обмякшее тело на плечо и побежал. Погоня возобновилась с новым азартом. Андр бежал, задыхаясь и спотыкаясь, часто останавливался, чтобы перевести дух и сбить пыл с самых ретивых. Но с каждой минутой сохранять дистанцию становилось все труднее. Внезапно у Андра резко, скачком прибавилось сил. Он набрал скорость и легко оторвался от преследования, не заметив, что одна из последних посланных вдогонку пуль оцарапала ему плечо. И только углубившись в горы, понял, что ему помогал Андрей. Оказывается, суммируя волю, они могли извлекать из мышц Андра двойную силу. Смежив веки, Андрей разглядывал глазами Андра окрестные горы. Двойка уже покинула поле, и странный, двусторонний, взаимопрощупывающий контакт между двойниками прервался - теперь поступавшая информация была лишена эмоциональной окраски. Не без смакования Андрей перебирал в памяти события последних часов. Техника рукопашного боя у Андра отработана на диво - это не тот десяток ударов и блоков, которыми довольствовался Андрей. А сравниваться в стрельбе вообще не имело смысла. Андрей потянулся растереть зудящее плечо и охнул от боли. Выпростав плечо из рубашки, он с изумлением обнаружил на нем свежую ссадину. Ого! - подумал Андрей. - Полное растворение, оказывается, чревато! Участвуя в событиях вместе с Андром, я и рискую наравне с ним... А все же лихо мы их обставили! - Андрей негромко рассмеялся. - Они-то уже думали: конец бунтарю. Андр утопил клавишу, и комнату наполнил проникновенный чарующий голос - голос Брата, Отца, Бога. Он был полон мудрости и доброты, слушать его хотелось вечно... Убавив громкость, Андр ослабил действие чар и стал вникать в смысл слов, который до сих пор просачивался в сознание словно бы с черного хода, укрытый за звучанием волшебного голоса. Речь была построена безукоризненно и могла служить образцом ораторского искусства. За этим, вторым, заслоном таились простые, даже примитивные догмы. История страны чудовищно искажалась и вкратце сводилась к следующему: вначале были хаос и нищета, затем миру явился Отец и повсюду установились Порядок, Стабильность и Процветание. И горе врагам спасительной идеи, врагам Отца!.. Эта тема освещалась многократно и всесторонне, в обход воли внушая веру в подлинность догм. Андр не принял бы этой сладкой лжи, даже если не был бы сейчас вооружен знанием истории Земли-1 и знакомством, хотя и поверхностным, с событиями, действительно имевшими здесь место. Но он был Андром - бойцом и бунтарем, органически не терпевшим над собой высшего авторитета, ненавидевшим саму идею Бога. А что мог противопоставить этому заклинанию обычный, почитающий закон и власть, гражданин, память которого к тому же отшибли амнезийным полем? Передача закончилась. Беспамятное стадо снова превратилось в монолит, преданный Отцу и Идее.
в начало наверх
Сакраментальный вопрос: почему я? Ну да, мы с Андром во многом похожи, но это сходство таит в себе и неудобства: для Андра я чересчур своеволен. Если бы он завладел менее строптивым сознанием и - разумеется, в высших целях! - использовал его на всю катушку, это было бы лучше для него, для Движения... ну и для меня, само собой. И такой вариант осуществим - для человека, владеющего азами гипноза. Найти достаточно впечатлительного субъекта, настроить его на волну Андра и... В конце концов, в наш век потребительства легко отыщутся любители острых ощущений, которые пойдут на это добровольно. А что такое Андр и как он умеет подмять под себя - это им знать не обязательно. Открытым остается вопрос: смогу ли я простить себе подобное малодушие? - Ты - наша единственная, если не последняя надежда, - негромко говорил Борг. - Сейчас мы бессильны предпринять что-либо более радикальное, чем взрывы Котлов, и так может продолжаться десятки, сотни лет - пока не будет разгадана природа амнезийного поля. Поэтому избегай авантюр, не ввязывайся ни во что хоть сколько-нибудь рискованное, если есть обходные пути. Всегда помни, что малейший твой промах может обернуться веками чудовищного по жестокости и бессмысленности режима! - Я понял, - сказал Андр нетерпеливо. - Твоя первая задача: проникнуть в Столицу и утвердиться в ближайшем окружении Отца. Ни в коем случае не пытайся на этом этапе связаться с нами, все равно ничем помочь тебе мы не сможем. Ты должен узнать, кто такой Отец, откуда его сила и в чем слабость. А главное: разберись с Полем - что это, черт возьми, за напасть на наши головы? Лишь только после этого можешь выходить на связь, лучше - на прямую. - Вернуться? - Если это будет безопаснее, чем попытаться уничтожить Поле самому. Сумей ты снять его хотя бы на несколько суток - одно это уже дало бы нам шанс. - Когда выходить? - спросил Андр. - Дней через десять. Надо подготовить внедрение. Дверной замок пропел "Калинку". Этого только не хватало! Какого дорогого гостя черт принес? Поколебавшись, Андрей распахнул дверь и позволил себе немного расслабиться, увидав Лику. Странное сочетание, снова подумалось ему, - улыбка на губах и боль в глазах. - Я войду? - спросила девушка. - Ну конечно! Андрей провел ее в гостиную. - Мне сказали, ты заболел. Вот, - Лика протянула ему пакет с апельсинами. - Дань традиции. - Тронут. Садись. Есть хочешь? - Нет. - Тогда будем пить. Андрей достал из буфета бутылку, разлил по рюмкам коньяк. - Лечишься? Кивнув, он бросил содержимое рюмки в рот, наполнил ее снова. - Не узнаю тебя, - сказала Лика. - Что делает с человеком болезнь! - Что-нибудь случилось? - А? - У тебя неприятности? Уж эти мне телепаты! - подумал Андрей. - Обложили. - Не бойся, не сопьюсь, - сказал он, обдирая апельсин. - Ты-то чего стесняешься? Лика послушно пригубила. - Давно тебя не видел, - сказал Андрей. - Даже забывать стал. - Я не вовремя, да? Ты кого-то ждешь? - Никого, - мотнул он головой. - Я рад тебе. Честно. Девушка неуверенно улыбнулась. - Кажется, тебе действительно плохо, - сказала она. - Эй, ты чего? - поднял брови Андрей. - Вздумала меня пожалеть? Сдай назад, со своими проблемами я как-нибудь справлюсь сам! - Кто же спорит? - Почему не пьешь? Не нравится? - Кто-то же должен оставаться трезвым. - А ты когда-нибудь видела меня пьяным? - Ты никогда не пил в таком темпе. Андрей опрокинул в себя третью рюмку и решительно поставил ее на стол ножкой кверху. - Все! - объявил он. - Завязал. Притушив свет, он включил магнитофон и развалился в кресле, лелея в себе тепло и покой. - Останешься? - спросил Андрей, с откровенным удовольствием разглядывая девушку. Лика покачала головой. - Кварц, сауна, массаж?.. - соблазнял он. - В другой раз. - Ясно, - Андрей осклабился. - Свято место пусто не бывает? Девушка зябко повела плечами. - Холодно? - он потянулся к кондиционеру. - Я убавлю. - Нет, ничего. Я только не понимаю, отчего ты стараешься быть жестоким. - А я боюсь быть добрым, - серьезно ответил он. - Не за себя боюсь. Лика подняла на него глаза, и в ее взгляде Андрею почудилась жалость. - Ладно, пойду, - сказала она, вставая. - Если я действительно понадоблюсь... Не забыл еще мой телефон? - Вспомню, - отозвался он. - Если припрет. У двери Лика обернулась. - Ну? - спросил Андрей. - Как? Долго я еще протяну? Не ответив, Лика тихо прикрыла за собой дверь. Подойдя к окну, Андрей провожал взглядом ее легкую ладную фигуру, пока та не скрылась за поворотом. Хорошо это или плохо, думал он, что я еще способен ощущать себя мерзавцем? Что бы произошло, если бы мы с Андром поменялись местами? Боюсь, в этом случае Лика выиграет значительно меньше, чем потеряет Движение... Ну что же ты, умник? Не ты ли сетовал, что у людей атрофируется способность к Поступку? В чем же дело? Или ты считаешь риск неоправданным? Ну да, конечно! На одной чаше весов судьба страны; на другой - твоя драгоценная, обожаемая, никому, в общем, не нужная жизнь. Что перетянет? Полагаешь, у тебя есть выбор? Вот только с чего я решил, будто нам сказали правду? Андр поверил, но я-то не Андр. Это ему все ясно и просто: есть враг, есть цель - иди сражайся, побеждай, умирай... А я? Если б и я мог так же легко поверить, принять. Но где там! Образованные все стали, скепсис пропитал нас насквозь... А если это все же мой бред, и, поддавшись, я паду жертвой собственного воображения? Андрей покривился: все-таки паскудно устроен человек - всегда находит пути к отступлению. Он сел за стол, достал чистую тетрадь и стал быстро писать, стараясь не пропустить ни одной мелочи. "Андрей! Эй! Да проснись же, соня!" "Что?!.. Кто это? Кто меня зовет?" "Тихо, не паникуй! Это я." "А-а... друг Андр. Решил-таки наладить личный контакт?" "Нам нужна твоя помощь." "Так разве я отказываю?" "Речь идет не только о твоей памяти. Требуется активное участие." "Что в тебе подкупает, так это чувство меры. Мало того, что из моего чердака ты устроил проходной двор, так я еще должен рисковать головой ради ваших сомнительных целей?" "Понимаю твои сомнения, но что нам мешает разобраться?" "Разобраться, ну да... Не оказалось бы поздно." "Ну рискни! Ты же ученый, перед тобой ворох тайн..." "Э-э, не спекулируй на моих слабостях! Чтобы сунуть нос в замочную скважину, не обязательно лезть головой в петлю." "Все ясно. Это твое последнее слово?" "Ну и фраза - будто из зала суда! Напрасно кипятишься, боевик, - вопрос уже решен, я участвую в вашем бедламе на все сто. Так что иди и спокойно упаковывай чемоданы." "Н-да, весело живешь." "Не завидуй. Может, недолго осталось мне веселиться." "Лика, привет тебе с "того света"! Что со мной произошло, ты узнаешь из прилагаемой тетради, хотя все же надеюсь, что ни она, ни письмо к тебе не попадут - иначе это будет означать, что я основательно увяз в своем приключении. Завтра мы с Андром отбываем в Столицу. Для меня это будет странное путешествие: я буду все видеть и слышать, даже осязать, но при этом бренная моя оболочка квартиры не покинет. Официальная версия: выехал на заслуженный отдых, может быть, даже в Крым. (Эх!..) По счастью, в институте сейчас затишье, так что мне не стали препятствовать, когда я затребовал отпуск за два года, да еще прихватил месяц за свой счет. Обернусь ли? Больше всего меня пугает мысль, что мой прекраснодушный порыв мог быть спровоцирован пустышкой и что я рискую принять смерть от собственного слетевшего с катушек воображения. К тебе просьба: попытайся опубликовать мои записи. Форма значения не имеет - лишь бы вышли. Может, в массе читателей найдется еще хоть один ненормальный, который пережил нечто подобное. Если у него хватит пороха, он на тебя выйдет. Отнесись к этому серьезно. Я не хочу, чтобы дело заглохло, - оно кажется стоящим. Вот и все, пожалуй. Надеюсь, ты не будешь вспоминать обо мне слишком плохо. Твой (теперь уже навсегда) Андрей". ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1 Каждое утро через джунгли по извилистой тропе гнали колонну работников. У котлована от нее отделялась примерно треть и уходила дальше, по просеке. Эти шли еще долго, сбивая ноги о торчащие всюду пни, утаптывая проросшие за ночь побеги, пока не упирались в тупик, и здесь работников снова делили на две группы: женщины принимались рубить тяжелыми ножами кусты и отделять ветки от деревьев, которые валили, а затем, после обработки, оттаскивали в сторону и складывали в штабеля мужчины. Строго говоря, рубщиков не охраняли: немногочисленные солдаты сопровождения выбирали место потенистее да попрохладнее и уже оттуда распоряжались, покрикивали, наблюдали за разбредшимися по вырубкам работниками. Свое укрытие они покидали только в случае крайней необходимости, справедливо полагая, что ни одному нормальному каторжанину в голову не придет пытаться от размеренной и привычной жизни сбежать в неизвестность. Именно здесь, на вырубках, боевики высмотрели огромного костистого парня, трудившегося с туповатой размеренностью вола и, кажется, не уступавшего тому ни в силе, ни в выносливости. Уже второй день Андр следил из глубины зарослей за этим необычным рубщиком, перенимая нехитрые навыки работы, запоминая привычки и характерные жесты приглянувшегося им парня, до сих пор не переведенного в Служители разве что из-за своего исключительного миролюбия. Наблюдатель из второй двойки подал наконец сигнал. Ивр коротко стиснул плечо Андра, и они сорвались с места, скользя меж кустов с обычной неприметностью боевиков. Рубщик увидел их, только когда они возникли прямо перед ним. На его лице еще проступало удивление; уронив конец бревна, он с усилием выпрямлял натруженную спину, когда Ивр с приветливой улыбкой шагнул вплотную, финтом левой руки заставил гиганта повернуть голову, а правой, будто играя, щелкнул по открывшейся шее. С тем же недооформившимся выражением на лице рубщик повалился вперед. Ивр принял на плечи тяжелое тело, подмигнул Андру и растворился в кустах вместе со своей ношей.
в начало наверх
Нагнувшись, Андр подцепил конец ствола и поволок дерево к штабелям - такой же рослый и мускулистый, как выкраденный боевиками рубщик, облаченный в точно скопированные лохмотья, даже перекрашенный и осторожно загримированный под этого парня. Расчет строился на том, что сейчас, в начале дня, пока обретавшие свежую память люди еще не успели присмотреться друг к другу, подмены попросту не заметят. И в самом деле, новые товарищи не обратили на Андра никакого внимания. Первое время Андра беспокоили пристальные взгляды охранников, пока - не без неожиданной подсказки двойника - он не сообразил, что у этих сторожевых псов, взращенных в культе силы, невольное почтение вызывали его мощные выверенные движения. И дальше Андр старался работать на виду, добиваясь у охранников одобрительного ворчания и приглядываясь к ним сам. В полдень прикатил дребезжащий вездеход, окутанный клубами вонючего дыма. В объемистом чреве этого престарелого монстра обнаружились проржавелая бочка и груда помятых мисок, по которым разлили водянистую, отдающую гнилью бурду. Андр предпочел не рисковать благополучием желудка и, отойдя в сторону, выплеснул свою порцию в яму. День прошел без происшествий, если не считать нескольких обычных для этих мест смертей рубщиков от укусов змей и насекомых, да гибели еще одного обессилевшего до состояния полной невменяемости пожилого работника, которого охранники коваными прикладами ружей превратили в кровавое месиво - без злобы, посмеиваясь, с видимым удовольствием. Вечером их снова построили в колонну и погнали обратно, по удлинившейся за день просеке. Уже в темноте на расчищенной перед бараками площадке провели торопливую перекличку и стали загонять на ночлег. Андр плелся одним из последних, беззвучно скалясь на подгоняющие тычки прикладов. Осторожно маневрируя, он подгадал так, чтобы за спиной оказался тощий немолодой охранник, суетливо утверждающий на многострадальных хребтах работников свою неувядающую полноценность. Когда-то этот старик был, наверное, крупным и крепким мужчиной, но по мере упадка сил он опускался все ниже, пока не достиг дна, дальше которого была только смерть: одряхлевшему сторожевому псу была заказана дорога даже в работники. Андр огрызнулся на очередной удар, и охранник размахнулся, целясь впечатать приклад уже в полную силу. Будто случайно, Андр качнулся в сторону, и приклад скользнул по спине, сдирая лохмотья. Охранник едва устоял на ногах, в стороне кто-то злорадно заржал. Торопясь, старик схватил ружье за ствол и снова размахнулся, метя на этот раз в голову. С той же рассчитанной до сантиметра медлительностью Андр отклонился от удара, повернулся к противнику лицом и ухмыльнулся. - Ну-ка, покажь прыть! - раздался из темноты высокий, как у подростка, голос. - Давай, разрешаю! Наклонив голову, охранник ринулся вперед, обрушив на Андра град беспорядочных, отшлифованных многолетней практикой ударов. Но ни один из них не достигал цели. Андр не пытался перейти в наступление, даже не поднимал рук, чтобы не вводить в искушение охранников, сбежавшихся со всего лагеря поглазеть на потеху. Он только ускользал от ударов - с тяжеловесной неуклюжестью человека, изнуренного пятнадцатичасовой работой. Продолжалась схватка недолго, пока выдохшийся и растерявший последние силы охранник вдруг не отступил - глаза сумасшедшие, дряблые щеки трясутся - и, перебросив ружье прикладом к плечу, не дернул стволом на Андра. Зрители за спиной Андра с испуганной руганью раздались, сам он тоже поспешно шагнул в сторону. Но выстрел не прозвучал: над головой обезумевшего старика по стремительной дуге мелькнул приклад, завершив движение на его темени. За осевшим телом открылась дородная фигура с плешивой головой, перетянутая узорной лентой Служителя. На неподвижном жирном лице застыла обида - давняя, застарелая, не смываемая амнезией. - Падаль убрать! - приказал Служитель тем же странно высоким голосом. - Ствол и рясу - ему, - он ткнул пальцем в Андра, затем, повернув голову, уставился на ближайшего охранника, нетерпеливо пощелкал пальцами, наконец вяло махнул пухлой кистью, снова ткнул пальцем. - Ты! Возьмешь новичка в дежурство. Все, отбой! И, повернувшись спиной - к Андру, к охранникам, ко всему миру, - Служитель вразвалку зашагал к небольшому приземистому строению, волоча за собой винтовку, будто палку. Вот и все, думал Андр, неловко прижимая к груди сунутое ему ружье и улыбаясь соленым остротам охранников с туповатой застенчивостью потомственной деревенщины. Кажется, наш психологический этюд удался, иначе вместо этого допотопного ствола я вполне мог бы получить пулю в затылок. "Обрадовался! - подал вдруг голос двойник. - Дальше-то что?" "И все же дела не так плохи, - отозвался Андр, - раз они помнят не только команды". "Поздравь их за меня!" К Андру уже подходил упитанный, коренастый охранник, флегматично перемалывающий во рту наркожвачку. Дружелюбно ткнув Андра кулаком в ребра, он ругнулся вместо приветствия и махнул рукой, приглашая за собой. Они пошли вдоль барака, на бревенчатой стене которого Андр разглядел полуобугленные останки распятого работника - от них разносился вокруг удушливый запах. Подойдя к двери, охранник, а за ним и Андр вступили внутрь. Больше всего барак напоминал крытый вольер, разделенный проволочной сеткой на узкие клетки, тянущиеся по обеим сторонам сквозного прохода. Две трети каждой клетки занимали двухъярусные нары, в изголовье которых размещались динамики ежесуточного инструктажа. Большинство работников уже спало, бодрствовали только счастливцы, к которым в награду за дневное усердие на ночь подселили женщин. - Чего делать-то? - спросил Андр, озираясь и морща нос, - воздух здесь был тяжел и смраден, будто барак не проветривали со дня постройки. - А ничего, - отозвался охранник, сосредоточенно скребя щетинистую физиономию. - Сиди здесь, - он кивнул на кресло-качалку, попавшее сюда невесть откуда, - качайся. Можешь соснуть. Но если стадо расползется, тебя вздернут, понял? Андр кивнул. - Понятливый, стервец! - хохотнул охранник. - Дрын в углу видишь? Ежели кто верещать во сне вздумает, ты его в бок, в бок!.. чтоб народ не мутил. И все! Он достал из-за пазухи замусоленный сухарь, со словами "Жри, дурень!" сунул его Андру и двинулся вдоль клеток, задумчиво насвистывая и поглядывая по сторонам. У одной из дверей остановился, повозился, открывая замок, и вошел внутрь. Сквозь проволочные перегородки Андр видел, как охранник молча перевернул на спину какую-то женщину, навалился всей массой и, преодолев робкое сопротивление, овладел ею. Затем протяжно зевнул, поднялся и, заперев клетку, побрел к выходу, поправляя рясу и покачиваясь от нахлынувшей вдруг дремоты. Будто нужду справил. "Скотина бронированная! - взорвался вдруг Андрей. - Ну, чего гляделки-то выпучил? Тебе здесь театр?!" "Привыкай, - отозвался Андр. - Не вечно же тебе отворачиваться!" Игнорируя изощренные, язвительные ругательства Второго, Андр распахнул двери в обоих концах барака, чтобы хоть немного освежить пропитанный многодневной вонью воздух. Затем опустился в кресло, натужно застонавшее под его тяжестью, и расслабил мышцы, вслушиваясь в мешанину вздохов, всхлипов, многоголосого болезненного храпа и скрипа нар, привычными к сумраку глазами разглядывая изможденные, необратимо запущенные тела этих бывших людей, загнанных в радиофицированные клетки до скончания времен. Андр сидел так с полчаса, прокручивая в памяти события дня, анализируя, выискивая просчеты, прогнозируя, как вдруг настороженным взглядом поймал движение в одной из клеток. Прихватив из угла шест, Андр подошел. На нарах сидел крупный жилистый мужчина. Запрокинув голову, он ритмично покачивался, как будто под неслышную музыку. Лежавшие на коленях узловатые пальцы странно шевелились, словно жили непонятной, далекой жизнью. Из закрытых глаз по заросшим седой щетиной скулам катились слезы. Он спал. Проткнув шест сквозь дверную решетку, Андр ткнул работника в костлявую грудь. После третьего тычка мужчина открыл глаза, потерянно огляделся. Увидав Андра, шагнул к двери, взялся огромными разбитыми ладонями за прутья. - Парень! - позвал он сипло. - А, парень!.. Где это я? Обвиснув на решетке, он терся о прутья тощими щеками. С лица постепенно сходило выражение осмысленного удивления, вытесняемого тупой апатией. - Спать, - сказал Андр негромко. - Иди-ка ты спать. Потоптавшись, работник вздохнул и поплелся к нарам. Выждав, Андр вернулся к ветхому креслу - коротать душную ночь. Двойник уснул, связь между ними ослабла, и Андрей почувствовал себя освобожденным. Кряхтя, он поднял с дивана свое погрузневшее тело и потащил было его на кухню, но мысль о еде вызвала в желудке спазмы. С трудом подавив тошноту, Андрей с полдороги повернул, забрался в ванну, пустил чуть теплую воду и обмяк, негромко постанывая. Он чувствовал себя больным и загнанным, в глазах - резь, ноздри еще терзал запах гниющего горелого мяса... будто вернувшись домой, Андрей прихватил с собой частицу того страшного мира. Не могу, шептал Андрей одними губами. Нет, не могу! Надо что-то придумать, я никогда не свыкнусь с этим кошмаром. Черти бы забрали Андра, он будто нарочно!.. Эта вонь - боже мой! - избавиться хотя бы от нее. Достаточно с меня зрения - более, чем достаточно!.. Он долго водил по телу душем, будто пытаясь тугими струями отделаться от вони, въевшейся в мозг. Отходил, остывал, успокаивался, пока вдруг с изумлением не осознал, что первой и главной его реакцией на столкновение с жуткой реальностью параллельного мира была обида. Именно обида - на то, что его - холеного, рафинированного, исключительного - с размаху ткнули физиономией в дерьмо. Он-то готовил себя к опасности, к боли и крови, но не к этому обыденному, равнодушному зверству... Андрея вдруг обожгло стыдом: готов ты рисковать, как же! Забыл свои метания в Андра и обратно, когда тот исполнял свой жуткий танец в паре с полусумасшедшим стариком под дулами ружей? А как старательно ты убеждал себя в необязательности своего присутствия: Андр, мол, и сам справится, это риск бесполезный, неоправданный... Сукин кот! Тьфу!.. Морщась и мотая головой, Андрей выбрался из ванной и вернулся в гостиную. Долго бродил босиком по паласу, лаская нежным ворсом измученные за день ступни и попивая прямо из бутылки ледяной тоник. Наконец повалился в кресло, машинально включил магнитофон и задумался. А ведь его впечатления за день не исчерпывались тем, что ему поставляли заимствованные у Андра органы чувств. Существовало еще нечто - неясное, неопределенное, будто он, Андрей, улавливал те сигналы, которые для Андра оставались за порогом сознательного восприятия. А сейчас Андр спит, мелькнула мысль. Его сознание спит, но не рецепторы! Не колеблясь, с привычной уже легкостью Андрей отключился от своего тела, переливаясь в спящее сознание Андра, и принялся осторожно прощупывать поступавшие в мозг сигналы, отбрасывая знакомое и привычное, выбирая странное, тревожащее. И, отыскав это, сконцентрировался на нем. Полностью. Ощущение было жутковатым. Андрей будто передвигался в какой-то неоднородной субстанции, то заряженной - и тогда он передвигался сквозь нее с легкостью мысли, а то вдруг снова он погружался в вязкое мерцание и неумолчный гул, из переплетения которых иногда возникали мгновенные сцены, звучали обрывки фраз. Он пытался задержаться, вникнуть, но накатывала чувственная волна, тяжелая и радужная, и накрывала все собой. Смысл терялся, и Андрея относило в сторону, будто здесь существовали течения, подчинявшиеся запутанным, непостижимым законам... И вдруг этот странный мир покорежило, смяло, разорвало в клочья и закружило в чудовищном смерче. Андрей услышал, всем существом ощутил, властный зов и неохотно подчинился. "Ну и где тебя носило?" - спросил Андр недовольно. "Сойди с пьедестала, парень! - немедленно окрысился Андрей. - Пока не скинули". "Опять ты за свое! - покривился Андр. - Мы же договорились". "Ладно, зачем звал?" Когда они оставались наедине, то есть когда глаза у обоих были закрыты, у Андрея появлялось стойкое ощущение, будто они находятся друг против друга в сумрачной просторной комнате... или скорее тоннеле, потому что он видел только боковые стены, а другие две терялись в зыбком тумане. И с каждым днем обстановка странного помещения и жесткий облик собеседника проступали все четче. "Я ведь просил меня подстраховать, - сдержанно сказал Андр. - В конце концов, сейчас это не опасно".
в начало наверх
"Чего ты хочешь? - вспыхнув, потребовал Андрей. - Ну говори, я слушаю!" "Спать". "Сейчас я тебе спою". "Лучше посторожи". "По-твоему, мне больше делать нечего?" "По-моему, нечего". "А по-моему, ты много на себя берешь. Между прочим, я ведь "слышу" не только тебя". "На здоровье! Только причем здесь наша цель?" "Бедняга! - с сожалением сказал Андрей. - Тебя испортила среда, ты разучился мыслить широко. Ну подумай, мы ведь направляемся за сведениями, верно? А кто нам мешает добывать их прямо из мозгов?" "Из мозгов однодневок?" "Да ничего они не забыли! Просто не могут вспомнить. Во сне они нормальны, но, просыпаясь, утрачивают прошлое - как сон. Каждое утро они умирают, день за днем..." "Как трогательно!" "Вот те на! А разве тебе их не жаль?" "Этот режим вырос на их глупости и трусости. Им некого винить, кроме себя". "Так ты не любишь людей? - заинтересовался Андрей. - За что же ты дерешься?" "Любят достойных, - сказал Андр. - Ладно, если настаиваешь, попробуем оба пути. Только будь уж так любезен, соратник Андрей, занимайся своими исследованиями не в ущерб основному". "Осталось выяснить, что здесь основное, - проворчал Андрей удовлетворенно. - Ладно уж, спи! Подстрахую". Фигура двойника растворилась в сумраке тоннеля, и Андрей остался один. Отдадим боевику должное, подумал Андрей, он разговаривал со мной мягче, чем я заслуживал. Поежившись, Андрей открыл глаза-окна, и обстановку, стены, все помещение смыло бледным внешним светом. Андрей вступил во владение телом, временно оставленным двойником. 2 Когда-то это огромное здание служило, наверно, музеем либо дворцом, хотя теперь поверить в такое было бы трудно. От того безоблачного времени в нем сохранилось лишь несколько изувеченных статуй в салатовых подтеках жвачных плевков да с полдюжины картин под самым потолком, простреленных и закопченных. В центральном корпусе сейчас размещался Питомник, опекаемый женским монастырем, который занимал боковые крылья того же здания. В главном же зале бывшего дворца - громадном, величественном, со сводчатым мозаичным потолком и балконами в несколько этажей - устроили монастырскую трапезную и время от времени проводили грандиозные приемы-вечеринки, на которые каждый раз съезжались практически все свободные от дежурства Служители округа. Андр не знал, какое событие послужило поводом для нынешнего шабаша: один ли из бесчисленных религиозных праздников или провозглашение очередного "вечного и нерушимого" союза между какими-нибудь монахом и монахиней. Наверняка и большинство собравшихся об этом понятия не имело, да и вряд ли кого-нибудь это всерьез интересовало. Огромный зал был переполнен пирующими, столы завалены съестным, но еда исчезала с волшебной быстротой - босоногие послушницы, порхавшие между тесно сдвинутыми креслами и лежанками, едва успевали пополнять запасы. Зато с питьем проблем не возникало: в установленные по всему залу краны под приличным давлением подавалось вино из монастырских подвалов. В воздухе стоял неумолчный гвалт. Время от времени то там, то тут вспыхивали ссоры, с унылым однообразием разряжавшиеся мордобоем - к восторгу зрителей. Где-то орали песню, наверняка бессовестно перевирая мелодию, а забытый текст заменяя цитатами из проповедей. Любители наркожвачки методично заплевывали пол зеленой вязкой слюной. С самого начала пиршества Андр прочно обосновался в затененном углу, отбитом им у трех дюжих монахов и позволявшим обозревать весь зал, не привлекая к себе лишнего внимания. Свое участие в общем веселье Андр ограничивал тем, что не спеша поглощал содержимое тарелок да звонко шлепал пробегавших мимо послушниц по сухощавым попкам, едва прикрытым лоскутками серой ткани. Чрезмерно общительных Андр отпугивал свирепым оскалом, не устрашившим лишь маленькую подвыпившую монахиню, которая после неудачной попытки обольщения расположилась напротив и норовила лягнуть его в бедро босой ногой - сапожки она успела где-то растерять. Автоматически отодвигая ногу от азартных пинков женщины, Андр продолжал целеустремленно насыщаться и без надежды наблюдать за залом, прислушиваться к разговорам. Говорили почти все - много, взахлеб, срываясь на крик - идеальные условия для разведчика! Однако в этом мутном потоке слов, в массовом этом словоизвержении не удалось выловить ничего, чего бы он уже не знал, ни одного выболтанного секрета или хоть сколько-нибудь полезного факта, - все тот же замусоленный, десятки раз слышанный треп: о жратве, о пойле, об оружии и транспорте, о бабах... По-видимому, здешние Служители были тем, чем и казались: тупыми, вскормленными человечиной надсмотрщиками, не годными ни на что другое. Управление заводами шло в обход рядовых монахов, и любые их попытки вмешаться в четко налаженную работу предприятий пресекались немедленно и решительно - например, нынешним начальником Андра, настоятелем Уго. Это была странная личность - невзрачный лысеющий человечек, не выделявшийся среди прочих монахов ни силой, ни свирепостью, ни даже, по первому впечатлению, интеллектом. Но в нужный момент настоятель вдруг с ходу выдавал такие решения - неожиданные, точные, насыщенные пониманием обстановки в целом и данной конкретной ситуации, что Двое только диву давались: их суммарные здравый смысл и знание жизни не сумели бы управиться лучше. На Уго будто озарение находило, он даже внешне преображался: распрямлялся, приосанивался (и это не выглядело смешным), глаза становились пронзительными, голос обретал звучность и вкрадчивую властность, - будто все его прежние повадки, мелочные и суетливые, были лишь умелой маской. Свои распоряжения при этом настоятель ничем не мотивировал, разве что ссылался все на ту же таинственную Волю. Оставив настоятеля с его странностями про запас, Андр три ночи кряду изображал из себя монастырское привидение, забираясь в архивы своего монастыря, а на четвертую решился на дальний, опасный, вызвавший энергичные возражения Второго поход в соседний монастырь, переворошил кипы пыльных пожелтелых бумаг - и все для того, чтобы обнаружить там сведения, никуда не ведущие и ничего не объясняющие. И поэтому Андр так обрадовался случаю лицезреть окружную элиту на очередной попойке в бывшем дворце. А теперь он должен был скучать здесь, вдыхать винные испарения и сносить пинки пьяной монашки, которая, не получив удовлетворения сама, тем не менее исправно отпугивала всех прочих претенденток на роль его подружки. А Андрей только раздраженно фыркал, когда Андр взглядом обращал его внимание на какую-нибудь особенно экзотическую фигуру. Конечно, жаловаться было глупо: путь от границы до этого уютного, в общем, угла не оказался слишком долгим. На четвертый день после внедрения все тот же тонкоголосый толстяк-Служитель отослал Андра в глубь страны, где ему без долгих объяснений выделили отдельную келью, снабдили всем положенным и определили надсмотрщиком в один из подчиненных монастырю заводов. Должность оказалась не пыльной, и дышалось здесь куда легче, чем на границе, - потому хотя бы, что монастырский устав предписывал беречь квалифицированных заводских работников. Да и работниц Служители по ночам не беспокоили - не было нужды. Обитательницы женского монастыря, в большинстве своем молодые, здоровые и привлекательные, с энтузиазмом поддерживали самые смелые начинания монахов, и уж в этом-то их не ограничивал никто. Это даже нельзя было назвать развратом, потому что ничего иного они не знали и представить себе не могли. В сущности, у них не было выбора: любая связь не могла длиться дольше трех дней - таков здесь был срок памяти. Разве что после очередного инструктажа двое случайно сталкивались вновь, чтобы опять окунуться в лихорадочную торопливость любовного суррогата, будто отсутствие долгосрочных радостей люди инстинктивно стремились компенсировать разгулом сиюминутных наслаждений. Впрочем, и трехдневная связь была нетипичной: обычно люди пресыщались друг другом значительно быстрее, что не было удивительным при таком катастрофическом обмельчании душ, и продолжали поиск в новых партнерах - новизны ли, чувственности ли, или еще чего-то, о чем сами они давно и прочно забыли... Андр ощутил внезапное оживление двойника и, оглянувшись, встретился глазами с высокой статной женщиной, разглядывавшей его с надменным вызовом, за которым Второй угадал заинтересованность. Окруженная самым цветом служительской братии, она с комфортом расположилась в самом центре просторного балкона, нависавшего над залом напротив Андра. Серебристый комбинезон из плотной эластичной ткани целомудренно укрывал женщину от ступней до подбородка, облегая при этом все подробности ее роскошного тела с откровенностью второй кожи. По изящной кобуре на крутом бедре Андр угадал в красавице настоятельницу женского монастыря, о которой до сих пор только слышал от знакомых монахов - в форме многозначительных кряканий да восторженных ругательств. "Ну и что? - спросил Андр. - Пресыщенная похотливая стерва, как и остальные. Только пофигуристее". "Заметил! - хмыкнул Второй. - Но это-то ладно. А вот когда она на тебя глянула, в ее психофоне мелькнуло нечто... будто вы уже встречались". "Действительно, любопытно", - согласился Андр. Он слабо верил в полезность ночных блужданий напарника, но за время их вынужденного сотрудничества не раз убеждался в безошибочности его интуиции. "Подобраться бы к ней поближе, - сказал Андрей. - Хочу прощупать ее подробней". "Почему бы и нет?" Не отрывая от настоятельницы взгляда, Андр не спеша воздвиг себя в полный рост и расправил плечи, предлагая ей оценить свои габариты и мускулатуру - здесь эти показатели были в большой цене. Затем он перешагнул через маленькую Служительницу, все еще неутомимо пытающуюся его достать, и двинулся через зал, раздвигая пирующих, будто ледокол льдины. Настоятельница краем глаза следила за ним, сохраняя на лице выражение неприступного высокомерия. Остановившись перед балконом, Андр приветствовал женщину недвусмысленной улыбкой, игнорируя угрюмые взгляды обоих настоятелей, усердно обхаживающих с двух сторон прекрасную хозяйку дома. - Этот бычок слишком норовист для твоего стада, брат Уго, - заметила настоятельница. - Давно он у тебя? - Кто бы помнил! - кисло отозвался Уго. - Вроде третий срок пошел. Так я говорю, сестра Кима... - Скрывать такого замечательного нахала? Братец, да ты несносен! - Долго он здесь не задержится, я уж постараюсь! - обиженно посулил настоятель, но Кима его уже не слушала. Пересев на перила, она благосклонно улыбнулась Андру, и настоятели, дружно вздохнув, отвернулись к старшим Служительницам - дичи поскромней, но подоступней. Остаток вечера Андр и Кима провели вместе в уютной тесноте общего кресла, по очереди прикладываясь к бокалу и поглядывая по сторонам - благо смотреть было на что. Люстры вскоре погасли, зато вспыхнули прожектора, залив слепящим светом длинный балкон, на котором, в благоразумной доступности от разгулявшихся монахов, принялись выплясывать все те же послушницы, да еще, кажется, энтузиастки из Служительниц - последних можно было выделить по смелости нарядов и раззадоренному вином темпераменту. Впрочем, оценить концерт могли уже немногие: половина публики разбрелась парами по кельям, большинству остальных тоже было не до танцев - полумрак включал в них вполне определенные рефлексы. И когда руку Андра нащупали и потянули за собой горячие пальцы Кимы, он удивился разве только тому, что она не сделала этого раньше. В келье настоятельницы было душно, жарко. Погруженный в немыслимо мягкую постель, будто в исполинскую подушку, Андр давно сбросил с себя последнее одеяло - на сладко посапывающую рядом женщину. Своим пристрастием к теплу и уюту Кима напоминала большую кошку - красивую, здоровую, чистоплотную, вполне довольную собой и своей сытой жизнью. Вместе с комбинезоном, висевшим сейчас лягушачьей шкурой на спинке кресла, Кима сбросила с себя начальственную спесь и воинственную напористость первой амазонки округа, и в ее гладком ухоженном теле обнаружились вдруг пылкий темперамент и - удивительное дело! - обширные запасы нерастраченной нежности. Догорали ароматические свечи, распространяя по комнате дразнящий пряный запах. Из динамиков продолжала мурлыкать музыка, передаваемая неизвестно откуда. Сквозь витражные стены-аквариумы струился бледный лунный свет, позволяя разглядеть разнородную, но со вкусом подобранную
в начало наверх
мебель, несколько небольших и, по мнению Андрея, очень недурных картин. Из затененного угла выступала великолепно сохранившаяся мраморная статуя, над которой поднималась к зеркальному потолку ажурная лестница. А на крыше, по слухам, размещался прекрасно оборудованный солярий, где настоятельница проводила долгие часы, нежась в жарких лучах солнца и поддерживая на теле ровный золотистый загар. Самым же удивительным было то, что свое райское гнездышко Кима свила на вершине мрачного сооружения, громоздившегося уродливым брусом во дворе великолепного здания и возведенного, судя по всему, сравнительно недавно. Каким целям служила эта махина, не знал, кажется, никто из рядовых Служителей - во всяком случае, те, кого Андр решился опросить, не смогли сообщить по этому поводу ничего вразумительного. Собственно, именно окружавшая башню таинственность и подтолкнула Андра на сближение с Кимой. А сейчас, похоже, наступало время действовать. "Что слышно, Андрей? - беззвучно спросил Андр. - Она и в самом деле спит?" "Она-то спит, - раздраженно отозвался Второй. - А вот ты когда угомонишься?" "Ну объясни, для чего я здесь", - усмехнулся Андр. "Да уж, ты времени не терял!.." "Не одобряешь?" "Нужно тебе мое одобрение, как же!.. Поразительно, с какой легкостью ты принял их условия игры. А ведь ты - не они, ты знаешь и помнишь!" "Помню? - холодно удивился Андр. - Я? Что?" "Ну и черт с тобой! - обозлился Андрей. - Сжигай себя ненавистью - твое право. Но сейчас мой ход, а ты мне мешаешь. Из-за твоей идиотской активности я не могу прозондировать Киму!.." "Сколько это займет?" "Времени? Откуда мне знать? Наверное, часы". "Долго". "Дурень, это что, мне надо? На кой леший ты тогда меня звал?" "Ты - ученый и..." "Но я же не провидец! - взорвался Андрей. - Впечатлений здесь масса, а фактов среди них - пшик!" "Стало быть, говорить не о чем?" "Отчего же, есть некоторые странности..." "Так давай их обсудим". "Ну, давай, - без энтузиазма согласился Андрей. - Странность номер один: трехдневная память обитателей округа. Насколько я в курсе, ваши пещерные ученые в один голос твердят, будто кольцевая система Котлов создает по стране однородное Поле, а на деле напряженность к центру падает. Может, в Столице она сходит на нет? И кстати, ты заметил, что наша с тобой связь сейчас несколько ослабла? Пожалуй, теперь я при желании смог бы выкинуть тебя из своего сознания". "Тебя это утешает? Ну и отлично!" Андрей злорадно хмыкнул и продолжал: "Странность под номером два: самоуправление заводов. Как мы убедились, обычными средствами никаких внешних директив в округ не поступает, однако на работе заводов это не сказывается никак. Следовательно, деятельность предприятий страны координируется как-то иначе. Поэтому особое внимание следует обратить на местное руководство. В частности, на твою очаровательную соседку по постели". "И что мне с ней делать? Пытать?" "Спятил? Я же предлагал тебе зондаж". "Это оставим на потом". "Ну, тогда займись башней. Потому что только отсюда, из центра округа, можно управлять всем местным начальством - с помощью УКВ передатчика да вживленных в мозги приемников, причем извне в это вмешаться никто не может. А связь башни со Столицей может обеспечиваться кабелем. В общем, не худо бы осмотреть нижние этажи". "Проще уж вскрыть Киме череп". "Образчик черного юмора, - проворчал Андрей. - Влияние среды, надо полагать?" "Так говоришь, Кима спит? Ладно". Первым движением, плавным и осторожным, Андр поднял себя с постели, оглянулся на женщину - она не проснулась - и дальше уже двигался с бесшумной стремительностью профессионального боевика. Подхватив свой короткий меч, он выскользнул в коридор, один конец которого упирался в шахту лифта, неинтересного сейчас Андру. Зато на другой стороне он еще раньше разглядел квадратный провал люка и ведущие вниз ступени, и это направление поиска обещало быть перспективным. Бесшумно спустившись по ступеням, Андр очутился в точно таком же коридоре - во всю длину башенной стены, с единственной дверью в центре. Скользя спиной по стенке, Андр переместился к двери и некоторое время прислушивался, но не уловил ничего, кроме приглушенных взвизгов, доносящихся из монастыря. С предельной осторожностью, сантиметр за сантиметром, Андр чуть вдвинул дверь в стену и, не отрывая лопаток от камня, просочился в открывшуюся щель. Здесь тоже был коридор, пустой и темный, с черными провалами ниш по бокам и узким окном в дальнем конце. Задвинув за собой дверь, Андр ждал, но ничего не происходило, никого не встревожило его появление. Он сделал несколько легких быстрых шагов вдоль стены... и плиты под ним вдруг подались, распахнулись подобно створкам ворот, и с протяжным скрипом ухнули вниз. Отчаянно оттолкнувшись от ускользающей опоры, Андр швырнул тело вперед. Прыжок получился дальним: Второй успел-таки включиться. Пролетев над разверзшейся в полу ямой, Андр упал руками на прочный камень, перекатился через голову и поднялся на ноги, озираясь. Упавшие плиты сотрясли, казалось, все здание, превратив в нелепость все его предыдущие ухищрения. "Кима проснулась! - простонал в панике Андрей. - Влипли! Говорил же тебе... Боже, что это?!" - вдруг вскрикнул он, и Андра окатило волной неукротимой, звериной жажды убийства, отразившейся от ужаснувшегося сознания двойника. И тут же из черноты ниш на Андра ринулись с двух сторон две огромные, человекоподобные фигуры, затянутые в металлическую чешую. Они обрушили на него лавину ударов, каждый из которых мог оказаться смертельным, потому что на всех конечностях у обоих чудовищ сверкали в лунном свете, будто исполинские когти, отточенные клинки. Спасение было в скорости! Мгновенным прыжком Андр избежал смыкания тисков и в два шага оказался за спиной одного из атакующих. Но его стремительный выпад наткнулся на жесткий уверенный блок, выполненный из безнадежного, казалось бы, положения, - словно суставы его противника обладали сверхъестественной подвижностью. Андр отступил и несколько долгих секунд присматривался к странной манере боя противостоящего ему "зверя", не выпуская второго врага из-за спины первого. Драться "зверь", безусловно, умел, и первобытная злоба не мешала ему сыпать ударами с хладнокровием и расчетливостью автомата. Части его тела двигались словно бы независимо друг от друга, но согласованность этих движений поражала. Чтобы успевать одним клинком отражать четыре, Андру приходилось выкладываться без остатка и в любой момент быть готовым обратиться за помощью ко Второму, благо потрясенный свирепостью схватки Андрей на этот раз, кажется, не помышлял о бегстве. Андр быстро оценил удачность хода, сделанного им в самом начале, когда он заслонился одним противником от другого. Как ни парадоксально, вдвоем они были менее опасны, чем по отдельности. "Зверь", оказавшийся не у дел, нетерпеливо метался из стороны в сторону, пытаясь обогнуть партнера, и мешал ему, нарушая монолитность его обороны, вынуждая того рефлекторно блокировать удары, направленные в обход. И Второй сейчас же с готовностью подтвердил, что противник Андра опасается за тылы, сомневаясь в дружелюбии напарника. Итак, пришел к заключению Андр, у этих забияк по крайней мер два слабых места: бездумный автоматизм обороны и взаимная недоверчивость. А нас двое, и, следовательно, сила на нашей стороне. Но время-то работает не на нас!.. И, призвав на помощь Второго, Андр вдруг ринулся вперед, разразившись бешеным каскадом ударов, финтов, прыжков. Вряд ли это устрашило "зверя", но все же вынудило его резко отступить и наткнуться спиною на партнера, и у того, обезумевшего от близости и недоступности жертвы, так же неизбежно сработали защитные рефлексы. Взметнулись клинки, отчаянным усилием передний "зверь" отбил атаку с тыла, но в тот же миг Андр мощным пинком швырнул его на партнера. Клинки с хрустом прорвали кольчугу, и тело обмякло. "Бей! - взвизгнул Андрей. - Ну же!.." Убийца не успел еще вырвать ножи, когда страшный, сдвоенный, сокрушивший голову удар поднял его в воздух. И вряд ли раскоряченная фигура, исчезнувшая за краем провала, была еще живой. Андр шагнул было к яме, но отшатнулся от вырвавшихся навстречу клубов черного вонючего дыма. "К дьяволу все! - заикаясь, выговорил Андрей. - Сволочи! Повязали-таки кровью..." Безразлично поведя плечами, Андр нагнулся над трупом чудища, в спине которого глубоко увяз нож напарника с прилипшей к рукояти перчаткой - будто оторванная кисть. "Оставь! - неожиданно сказал Андрей. - Свалим все на покойников - не мы первые..." Андр кивнул, отказавшись от мысли сбросить в шахту и второго "зверя". Коротко разогнавшись, он перемахнул дыру в полу, увидав под собой зеркальную поверхность отлично знакомой ему "жидкости", заполнявшей, похоже, всю башню до фундамента. Неслышно Андр поднялся на этаж настоятельницы - его никто не преследовал, скользнул мгновенной тенью мимо приоткрытой двери и прислонился спиной к стене, осмысливая увиденное, сфотографированное тренированной памятью. Кима сидела в центре своей огромной пышной постели, среди разбросанных одеял, нацелив пистолет на дверь. На лице - холодная решимость. Можно было не сомневаться, что при появлении Андра она станет стрелять - хотя бы из чувства самосохранения. "Ой, не суйся! - боязливо сказал Андрей. - Лучше подай голос". "Не лезь!" Нащупав на стене выключатель, Андр второй ладонью плотно прикрыл глаза и зажег в коридоре свет всего на пару секунд. И сразу же бесшумно метнулся в комнату, надеясь, что вслепую Кима стрелять не станет. Не потревожив скрипом ступенек, он достиг верха лестницы и оглянулся. Не изменив позы, женщина продолжала целиться в дверной проем. Осторожно присев на перила, Андр небрежно спросил: - Из-за чего шум? Опять тревога? Рывком повернувшись, Кима перевела дуло пистолета на него. - Ну-ну, детка, не пугайся! - сказал Андр, усмехаясь. - Это только я. - Где ты был? - отрывисто потребовала настоятельница, держа его под прицелом и, видимо, полагая, что по такой большой мишени промахнуться трудно. Имей Кима представление о выучке своего гостя, она не стала бы медлить с выстрелом. - Проветривался, - ответил Андр, позевывая. - У тебя так славно, даром что ночь. Позагораем завтра? Пистолет не шелохнулся, но на лице женщины проступила неуверенность. - Вода в бассейне, будто суп, - добавил Андр, доверившись подсказке двойника. - Свариться не боишься? - Не выходи больше, - сказала Кима, опуская оружие. - Это опасно. И закрой, ради Отца, дверь - через раз забываю... Грузно скрипя ступеньками, Андр спустился, запер дверь на замок. - И все-таки, что там стряслось? - поинтересовался он, поворачиваясь к Киме. - А! - махнула она рукой. - Наверно, опять храмовники сцепились - они же бешеные, - сунув пистолет под подушку, Кима зябко повела плечами и потянулась к Андру тугим телом. - Иди сюда, родной мой... согрей меня! Угомонился наконец боевик, с облегчением подумал Андрей. И ненасытная Кима тоже затихла. Спят, голубки! Пришло время духов - мое время... Торопясь, Андрей окунулся в знакомую эфирную субстанцию и почти сразу в хитросплетении радужных чувственных потоков обнаружил вполне отчетливые, уже известные течения, быстро выведшие на сознание Кимы. Впервые он наткнулся на такую плотную, почти желеобразную среду, в которой можно было плыть, подгребая себе невидимыми "руками". И "картинки", которые он здесь встречал, были ярче и стабильнее всех предыдущих. Ночи, проведенные в лихорадочных, но почти бесплодных попытках удержать изображение, не пропали даром: сейчас Андрей мог поддерживать "картинки" достаточно долго, чтобы они не теряли смысла и связанности. Боясь спугнуть удачу, Андрей нетерпеливыми призрачными "пальцами" шарил по закоулкам Киминой памяти, извлекая на свет и перезаписывая в свои ячейки все, что его заинтересовывало. Только часа через три Андрей выбрался сначала из сознания Кимы, так и не проснувшейся за время его изысканий, а потом и из всего этого мерцающего мира, наполненного дразнящими запахами и
в начало наверх
переливающимися красками, и смог наконец упорядочить свою добычу, в начало поставив следующий сюжет: "По огромному, будто улица, коридору, залитому беспощадным холодным светом, медленно движется нескончаемая вереница девушек, похожих друг на друга короткой стрижкой и испуганным выражением юных лиц. И среди этих полуподростков - она, Кима, наивная и восторженная послушница, привезенная в Столицу из провинциального монастыря. Словно исполинская змея, под шелест тысяч ног, вереница вползала на невысокую эстакаду, где деловитые инспекторы придирчиво осматривали девушек, сортируя их на несколько групп. В отличие от большинства других, Киму не столкнули с эстакады, чтобы направить в одну из боковых дверей, и она проследовала дальше, привычно ступая голыми ногами по холодным каменным плитам и неся в себе странную смесь из неприятных воспоминаний о прикосновениях грубых рук, гордости за свою очевидную исключительность и страха перед тем, что ждало впереди. Потом это случилось - и боль, и ужас, и стыд. Но когда Киме, зареванной и дрожащей, объявили Решение, ее сердце переполнил восторг, а слезы мгновенно высохли. Все огорчения разом превратились в далекое-далекое прошлое, напоминая о себе лишь легкой саднящей болью..." Пожалуй, это был первый раз, подумал Андрей, когда ей по-настоящему пригодилось ее счастливое качество - забывать... и даже без амнезийного поля. "Склонившееся над нею лицо было величественным и божественно прекрасным, можно было принять смерть за одно только счастье его созерцать... и слушать этот дивный голос, обволакивающий, поднимающий на теплых ласковых волнах... И вдруг по лицу бога пробежала рябь, и Кима увидела... скорее, ощутила... как сквозь искусную маску проступают хищные, страшные черты: пронзительные глаза, нос, как клюв, торчащие из смердящей пасти клыки... Она зашлась в истошном крике, рванулась, но тут же будто многотонный обвал обрушился и поволок ее по склону, калеча и раздирая о камни нежную плоть..." Этот сюжет Андрей прокручивал несколько раз, но неизменно наплыв раскаленных эмоций разом смывал "картинку", погребая под чувственным сумбуром всякую осмысленную информацию, словно женщина инстинктивно старалась скрыть от себя и других этот ужас. "И она преуспела в этом, изгнав жуткое видение даже из снов, забыв обо всем прочно и основательно, превратив зияющую рану психики в тонкий и бледный, почти безболезненный рубец, проявлявшийся только в неодолимой тяге к огромным красивым мужчинам, словно среди них надеялась она отыскать того, кто смог бы вылечить ее окончательно". Вот и объяснение, подумал Андрей. Кима увидела в Андре того зловещего исполина, нагнавшего на нее столько страха в юные годы. Что ж, едем дальше! "Маленькое сморщенное существо почему-то не казалось ей уродливым. Кима смотрела на него с неясным удовлетворением и тихой спокойной радостью, уже забыв о яростной боли, недавно раздиравшей тело. Когда она прижимала к груди этот крохотный комочек плоти, внутри что-то странно и тепло шевелилось... А потом милое существо вдруг исчезло, оставив в душе боль и печаль. Но тосковала Кима недолго: все тот же безотказный инстинкт самосохранения помог забыть и это". Все это интересно, думал Андрей, и я почти уверен, что не путаю хронологию, но каким образом определить интервалы между этими событиями? А ведь это может быть важным! "Дети. Их было много, они поступали в Питомник главным образом из столичных родильников, и каждый напоминал Киме о чем-то смутном, будил в душе тоскливую нежность. Вместе с детьми прибывали и почему-то неприятные ей кормилицы, в меру заботливые, мясистые и туповатые, постоянно что-то жующие. Они обслуживали сразу по нескольку младенцев, из которых ни один не был им родным, потому что их уцелевшее после отбраковки потомство направлялось обычно в питомники разрядом пониже. Отбыв положенный срок, кормилицы возвращались в Столицу - "на подзарядку", как острили монахини, стерильные со дня принятия сана. Вероятно, Кима была идеальной опекуншей, не позволяя уплыть на сторону ни крупице из выделяемых Питомнику средств, жестоко карая проворовавшихся монахинь и строго контролируя выполнение всех оздоровительных процедур, предписанных Уставом. Но в остальном рутина монастырской службы была ей в тягость, и Кима не стеснялась перекладывать на плечи Старших Служительниц основную тяжесть забот по поддержанию порядка в монастыре и распределению по кельям воспитанниц Питомника, достигших возраста послушания, и сохранению - до положенного срока - невинности этих шустрых и жадных до жизни послушниц, осаждаемых охочими до запретного плода монахами, решавшимися иногда - с риском оскопления - на прямое нарушение Воли". Со смешком Андрей вспомнил тонкоголосого предводителя охранников. Вот и еще один кубик стал на место. "Так она и жила: подстраиваясь под главенствующий образ мыслей, доверяясь утренним гипноснам, не возражая и не сопротивляясь, хотя многое в этой жизни ее коробило, а кое-что и пугало. Но даже себе она в этом не признавалась, избегая задумываться, комфортом защищаясьот неудовлетворенности, услаждая себя чем только можно - лишь бы как-то скрасить свое бесконечное одиночество в толпе. Редкостная приспособляемость мирила Киму с животным эгоизмом окружения, со всем непостижимым и чудовищным, что творилось вокруг. Укрываясь за привычной маской, она смотрела на мир сквозь узкие прорези и видела только то, что хотела, что могла выдержать ее тоскующая, несмотря ни на что, душа". Андру бы это показать, вздохнул Андрей. Ему тоже не вредно узнать, что жертвы бывают и вполне благополучными с виду. Ну, а теперь, под занавес, самое интересное: "Но иногда, будто чудовище из океанских глубин, всплывал в ее сознании страшный образ исполина, звучал его мощный голос и врывались леденящие душные испарения. В ужасе Кима забивалась в самые дальние уголки сознания, не зная и не желая знать, что происходит сейчас с ее горячо любимым, не однажды поруганным телом. И возвращалась, только когда чувствовала, что Тот, ужасный и неодолимо могучий, уходил и пропадало в душе жуткое ощущение смердящего холода. По возвращении она встречала перепуганные взгляды подчиненных, узнавала о чудовищных и невероятных своих поступках - во главе вырвавшихся из Башни, озверевших от длительного безделья храмовников - и об отданных ею распоряжениях, потому что Старшие Служительницы немедленно и исправно повторяли эти никогда не произнесенные ею фразы". Проявив обычную заботу о своей земной оболочке, Андрей уложил ее отмокать в ванну, а сам удалился в "комнату-тоннель", куда не долетали посторонние шумы, где так хорошо думалось. Обстановка здесь уже вполне определилась, разделившись невидимой границей на две плохо гармонирующие части: на стороне Андра было голо, пусто и строго функционально, зато половина Андрея изобиловала всеми мыслимыми средствами потакания сибаритству. Слух здесь ласкали чудесные мелодии, вместо окон светились со стен изошедевры, а воздух был пропитан нежнейшими ароматами и вызывал, если вдыхать его ртом, божественные вкусовые ощущения. По заказу он был способен сгущаться до степени осязаемости, и тогда принимался гладить и мять призрачное "тело" Андрея с искусством лучшего из массажистов. И все это сказочное великолепие чутко реагировало на малейшие перепады хозяйского настроения, формируя любые подходящие к случаю комбинации из накопившихся за десятилетия воспоминаний. Кажется, копаясь в памяти других, Андрей научился наконец пользоваться и собственной. Как выяснилось, под пластами последующих накоплений там добросовестно хранилось все то, что он когда-либо видел, слышал, ощущал. Раньше он с трудом пробивался к нужной полке, и если что-нибудь там находил, то в изрядно подпорченном виде. Теперь же все было как на ладони: рассортированное, аккуратно уложенное, снабженное указателями и ярлычками - протяни руку и бери, качество информации гарантировано. И сейчас Андрей с увлечением переваривал свежедобытые сведения, классифицируя их и раскладывая по полкам. И потому не сразу заметил, что напротив, в жестком кресле, образовалась сумрачная фигура с колючими холодными глазами. А увидав, приветствовал ее легкомысленным взмахом руки. "Выспался? - спросил он не без зависти. - Ах, лицемер! Передо мною строишь из себя аскета, а в жизни умеешь устраиваться с комфортом". "Исключительно в интересах дела, - без улыбки ответил Андр. - Если хочешь, в следующий раз поменяемся". "Ладно, будто я не чувствую твоего смущения! Ну, признайся, Кима тебя удивила? Ты ведь не ожидал от нее такого приближения к любви?" "Есть новости?" - сухо спросил Андр. - Так я слушаю". "Я лопухнулся, - признался Андрей удрученно. - В мою гипотезу не вписывались некоторые факты, и я доблестно ими пренебрег. Как мог я забыть, что ни Уго, ни дражайшая Кима психологически абсолютно не годятся на роль вожаков волчьих стай, в просторечии именуемых монастырями! В условиях общегосударственного культа силы наверх должны выбиваться самые зубастые, а та же Кима, например, иногда ухитряется быть даже нежной. Стало быть, настоятелями назначают за какие-то другие, причем очень редкие качества. И я убежден, что дело тут в их исключительном телепатическом даре - недаром же я смог так глубоко прозондировать Киму..." Андр недоверчиво нахмурился. "Ну да! - подтвердил Андрей. - Я правильно угадал, что отсюда, из башни, идет управление округом, но отнюдь не с помощью банальной радиосвязи. Как видно, неспроста ты прорвался ко мне именно в амнезийном поле. Помимо прочего, оно усиливает сенсорные способности". "И кто же на другом конце провода?" "Похоже, сам Отец, хотя не представляю, как он справляется с руководством в масштабе страны". "Если Уго не врал, долго я здесь не задержусь, - сказал Андр. - Подождем. В Столице все прояснится". 3 Устройство охранной ниши было продумано до мелочей. Строители храма позаботились даже о разумном комфорте для стражников: боковые стенки ниши круто сужались на уровне талии, образуя подлокотники, опираясь на которые, можно было разгрузить ноги. В то же время такое сечение не позволяло нерадивому стражу опуститься на пол и прикорнуть часок-другой, воспользовавшись темнотой этой микропещеры. Правда, при некоторой сноровке можно было спать стоя, что часто и делалось, но это был куда более чуткий сон. Впрочем, Андр не позволял себе таких вольностей. Время от времени он высовывал голову из ниши, озирая длинный, скудно освещенный коридор, в стенках которого чернели многочисленные углубления. И мало кто знал, что скрывается в глубине каждого из них - глухая стена, стражник или потайная дверь во внутренние покои Храма. Утомленный ночным бдением Андрей еще спал, и пока его сумбурное сознание не путало мысли, Андр решил еще раз, для большей уверенности, прокрутить в памяти подробности своей стремительной карьеры. Амнезия облегчила ему путь наверх - Андр двигался без задержек, будто по хорошо смазанному конвейеру. Система исключала волокиту и кумовство, ибо ни родственных, ни дружеских привязанностей здесь попросту не существовало. Симпатии же начальства Андр, с бесценной помощью двойника, научился вызывать без затруднений. И в остальном Андр был оснащен лучше любого другого - для общества, в котором главным мерилом служила крепость кулака. С неудержимостью тарана он продвигался от ячейки к ячейке, от монастыря к монастырю, от ордена к ордену, пока не достиг вершины Служительской иерархии - столичного ордена храмовников, личной гвардии Отца. Беспокоило поведение Второго. Растеряв по дороге в Столицу благодушие и самодовольство, Андрей взамен все уверенней обживал их совместный дом, а попутно высвобождался из-под влияния Андра - с настойчивостью, достойной лучшего применения. С течением времени Андр утверждался в мысли, что уже не является незаменимым связующим звеном между двумя мирами, что Андрей, вынуди его обстоятельства, сможет переключиться на любого из настоятелей (на ту же Киму, например) и что круг его психоконтактов непрерывно расширяется. При таких темпах Андрей скоро сумеет прозондировать каждого внутри Поля... и даже вне его?.. Ход рассуждений Андра вдруг прервал протяжный зевок, а затем и недовольный голос напарника: "Предупреждал же: не поминай имя мое всуе! Теперь вот не засну..." "Здесь храм, а не курорт, - ответил Андр. - Отоспишься потом - если доживешь". "Ну-у, оптимист!.. Уж не решился ли ты на штурм? И где будешь прорубаться?" "Да уж, штурм... Слишком тщательно оберегает себя Отец, даже огнестрелы в Столице изъял из употребления! И это при том, что на людях он почти не появляется. У него что, мания преследования?"
в начало наверх
"Свежая мысль, - ленивым со сна, но уже язвительным голосом откликнулся Андрей. - И кого же это он так испугался? Уж не нас ли с тобой?" "Почему же нет? С его стороны это было бы разумно". "А у тебя, похоже, мания величия! Много ли мы узнали за это время?" "А разве мало?" "Ну да, мелкие бытовые подробности этого славненького общества государственного садизма!.. А в чем его цель?" "Не все сразу". "Черт возьми, у меня отпуск на исходе! Не хватало еще, чтобы меня хватились на работе и взломали двери, когда я... Бр-р-р! Ладно, что же мы все-таки будем делать?" "Ждать". "У моря погоды? Говоря откровенно, этот ваш Отец нравится мне все меньше, в его возне проглядывается какая-то жуткая система. Но суть ее я никак не могу ухватить, настолько захламлена она необязательными мелочами..." "Ты мог нацелиться не на ту систему". "А у тебя есть что-нибудь взамен? Нет? Ну так не копай под недостроенное здание моей гипотезы! Критиканов всегда в избытке, с идеями вот..." "Тихо!" Напротив, во мраке одной из ниш, обозначился бледный силуэт, через секунду материализовавшийся в истерзанную нагую женщину. Тоненько поскуливая, она сделала несколько шатких шагов вдоль коридора, потом, вдруг обессилев, съехала по стене на пол, но еще два-три метра проползла, будто стремясь убраться подальше от страшного места. С минуту Андр выжидал, размеренно стискивая пальцами подлокотники и игнорируя горестные ругательства Второго. Затем шагнул из ниши и склонился над Невестой. Она тихо всхлипывала, уткнувшись измученным лицом в камень. Сейчас ей было больно и страшно, и вряд ли она помнила тот восторг, с которым сегодняшним утром встречала Выбор. "Бредятина! - возмутился, чуть не плача, Андрей. - Ну откуда в этом винегрете столько варварской экзотики, я с ума сойду!.." Андр молча завернул женщину в свой просторный плащ и понес к выходу, в Храмовый гарем. На этом он мог считать свое дежурство завершенным. Два мероприятия в режиме жизни храмовников соблюдались неукоснительно: не слишком обременительные вахты во внешних покоях Храма и ежедневный боевой тренинг, разделенный послеобеденным отдыхом надвое. И если утренние нагрузки не содержали в себе ничего принципиально нового, то вечера целиком посвящались освоению совершенно необычного способа фехтования, при котором на конечности надевались толстокожие перчатки и сапоги с прочно закрепленными в них клинками. Приемы его были чрезвычайно сложны для усвоения, требуя от бойца совершенной координации и змеиной гибкости, однако в результате тот становился неуязвимым для любого числа атакующих - во всяком случае, пока у него хватало сил поддерживать вокруг себя сплошное кольцо обороны. Остальная часть тренинга мало интересовала Андра, и здесь он предоставлял двойнику полную свободу действий, тем более что чрезмерная умелость свежеиспеченного храмовника могла разбудить подозрительность жрецов. Зато новому фехтованию Андр обучался с удивлявшей тренеров одержимостью, оттесняя измотанного к тому времени Андрея на второй план. Уникальная физическая одаренность и обширный запас боевых навыков позволили Андру уже через декаду сражаться на равных с лучшими бойцами Столицы, а затем и превзойти почти всех. И сегодня, безжалостно забив трех партнеров до состояния невменяемости (правилами это не возбранялось), Андр возвращался в свою многокомнатную келью почти удовлетворенным, хотя знал, что отъявленные головорезы, на которых он отводил душу, обладают цепкой и долгой памятью на обиду - несмотря на амнезию. Дверь открыл служка - тихий застенчивый подросток, обреченный в недалеком будущем на отсев в работники. - Предупреди Дану, - сказал Андр, расстегивая кольчугу. - Ужинать буду через час. Служка бесшумно растворился в сумраке коридора, Андр неторопливо пошел следом. Сбросив в предбаннике одежду, он открыл дверь и окунулся в горячий воздух парной. Дана, крепкая и ладная девушка-массажистка, уже ждала его, присев на широкий лежак. Улегшись, Андр отдал свое побитое-таки за день тело ее искусным рукам и прикрыл глаза, убаюкиваемый простодушной воркотней девушки. Прежде чем попасть к нему, Дана служила в монастырских банях, где работы было не в пример больше, но выделилась среди банщиц неправдоподобной добросовестностью, виртуозной умелостью пальцев и неординарной внешностью и была переведена в персональные массажистки. В нарушение образа храмовника - полубезумца-полузверя - Андр не злоупотреблял своей властью над девушкой, хотя не сомневался, что Дана с готовностью согласилась бы на любые сопутствующие услуги. Такую рабскую, почти патологическую покорность Андр ненавидел - в принципе, но на это наивное ласковое создание, покорное не из выгоды или страха, а по своей сути, сердиться было трудно. Сквозь приспущенные веки Андр наблюдал за игрой мышц под распаренной кожей девушки, за ее полудетским кукольно-хорошеньким лицом, странно контрастирующим с сильным зрелым телом, и блаженно ощущал, как уходит из мускулов усталость. "Не передумал подрывать устои? - ехидно поинтересовался Андрей. - По-моему, тутошние порядки не так уж тебе отвратительны. Ну разве плохо ощущать себя господином?" "Отвлекаешься, - с неудовольствием заметил Андр. - Не о чем больше говорить?" "О чем же, например? После твоего бурного романа с Кимой мы не узнали ничего существенного". "А "пленка"? - возразил Андр. - По крайней мере, теперь нам известен способ экранирования Поля". "Чушь! Это открытие без будущего. У ваших ученых образцы "жидкости" киснут годами, а много они о ней узнали, научились синтезировать? То же будет и с "пленкой". И кстати, "пленка" никоим образом не объясняет устойчивость к Полю самого Отца, уж он-то свою блистательную плешь ничем не прикрывает. Вот где загадка! Как быть нам с исключительностью Отца, с его поразительной живучестью, с его неутомимостью и чудовищной плодовитостью... с его гипнотизмом, наконец? Он будто и в самом деле полубог. Такие возможности не вяжутся с версией о гениальном изобретателе, опередившем свое время". "А по-моему, наоборот. Вяжутся". "Отец? Вряд ли. Я тщательным образом изучил все его поступки и решения, но творческого потенциала там не обнаружил. Отец основателен, дотошен, решителен, обладает, видимо,абсолютнойпамятью, многофункционален, видит на много ходов вперед... но с воображением у него туго, на качественный скачок он не способен. Да и не верю я в гениев-злодеев, на таком уровне мышления все эти ваши интриги, заговоры, перевороты кажутся мышиной возней". "Выходит, мы зашли в тупик?" "А о чем я тебе толкую? Знаешь... Шел бы ты спать!" - Достаточно, - сказал Андр вслух и сел. - Умница, Дана. Он провел ладонью по ее стриженым волосам, и девушка расцвела преданнейшей из улыбок. Андр нахмурился, вздохнул и отправился в душевую - смывать пот. Андр заснул и, удостоверившись в безопасности его сна, Андрей снова - который раз! - пустился путешествовать по царству теней. Этот зыбкий, переменчивый мир становился ему все привычнее, но не полезнее. С каждым разом Андрей расширял круг поисков, научился схватывать и удерживать самые нестабильные телепатемы, но не мог извлечь из них ничего заслуживающего внимания - какие-то обрывки сцен, словно он воспринимал только пики мозговых излучений, а все остальное, включая главное - память, скрывалось ниже его порога чувствительности. Андрей пытался снизить порог, и это получалось, но медленно, слишком медленно: чтобы добиться желаемых результатов, потребовались бы месяцы, которых у него не было. Похоже, из осторожности Отец не оставил в Столице ни одного приличного телепата, да и к чему они здесь? А телепатем самого Отца обнаружить не удавалось, сколько Андрей ни старался, - видимо, Отец умело их маскировал, так же как и свое психополе, наверняка достаточно мощное, раз с его помощью он управлял всей страной. С близким к отчаянию чувством Андрей убеждался, что загнал себя в тупик... И когда в этом тупике наткнулся вдруг на нору, не колебался ни секунды. Это и в самом деле больше всего походило на нору. Впервые в своих блужданиях по эфирной субстанции Андрей обнаружил по-настоящему плотную, почти твердую сферу. Он долго кружил, пока в сплошной твердыне не отыскал небольшое пятно, подавшееся под его призрачными "ладонями". И тут же втиснулся в открывшийся вход и пополз, задевая "боками" за ребристые выступы. Только потом он сообразил, что угодил в лабиринт, - когда возвращаться было уже поздно. Андрей не запомнил, сколько длилось его кружение по бесконечному переплетению извилистых нор - может, века. Пот заливал "глаза", камни обдирали "ребра", словно лаз становился все уже, а он сам, непонятно отчего - материальнее, но остановиться страшился, откуда-то зная, что назад пути нет, что за ним по пятам следует нечто ужасное, темное, хищное и только непрерывное движение спасает его от гибели. Силы иссякли, он сходил с ума от страха и жажды, голодные спазмы выворачивали желудок, но Андрей продолжал лихорадочно карабкаться, каким-то там по счету чувством угадывая, что приближается к центру сферы недоступности, и ощущая на себе давление чужого пристального взгляда. И наконец впереди, на грани видимости, забрезжил свет. Задыхаясь, Андрей рванулся к нему, как к своей последней надежде, с трудом протискиваясь между смыкающимися стенами, извиваясь, как уж, в нарастающем страхе застрять. Загнанный, обезумевший, Андрей вцепился пальцами в край отверстия, сдирая с ребер кожу, подтянул к нему тело и увидел перед собой уютную комнату, залитую теплым светом, и стол, уставленный яствами и напитками; ощутил спокойствие и безопасность этого заветного места. Андрей сделал последнее отчаянное усилие... и ткнулся в прозрачную перегородку. Все, по чему он так страстно сейчас тосковал, было рядом, но недостижимо для него - хоть голову расшиби!.. Кто-то играл с ним, жестоко и изощренно. Какое-то время Андрей пытался усилием воли вырваться из затянувшегося кошмара, но все было напрасно, он увязал в густеющем воздухе, стены лаза медленно стискивали его, будто чудовищный пищевод. Андрей врастал в камень, мышцы и мозг обволакивал смертельный холод, высасывая из них последние силы. Он попытался крикнуть, но крик застрял в глотке. Последнее, что Андрей увидел, были мерцающие в густом сумраке длинные глаза, наблюдающие за его трепыханием с равнодушием обожравшегося паука. ...Он затаился во мраке подземного зала, соперничая неподвижностью с камнями. Тянулись минуты, часы - Он не торопил их, Он ждал, уверенный, что на этот раз Его терпение будет вознаграждено. Он умел ждать. И наконец из глубины шахты всплыла многорукая грузная туша. Она перемещалась почти бесшумно и с устрашающей легкостью, окружив себя кольцом смертоносных щупалец. Без сомнения, чудовище чуяло Его и теперь надвигалось, неотвратимо и угрожающе. И Он двинулся навстречу, потому что был уверен в себе и не хотел зависеть от случайности в этой мешанине камней. Они встретились на просторной площадке, будто специально подготовленной для поединков, и закружились в неторопливом танце, обмениваясь редкими расчетливыми ударами. И снова Он с острым любопытством, но ни на мгновение не отвлекаясь от боя, разглядывал это странное существо - последнее из тысяч, выведенных Создателями для борьбы с Чужаками. Способность к саморазвитию у этих специализированных на убийстве чудовищ превзошла все ожидания: исторгнув из тел контролируемые Создателями "железы смерти", адаптировавшись к амнезийному облучению, Многоруки обрели бессмертие и свободу - свободу убивать любое разумное существо, способное питать их ориентированные на страдания энергетические центры. И потому, расправившись с Чужаками, эти совершенные орудия смерти двинулись на Создателей... Темп схватки нарастал. Щупальца врага мелькали перед Его глазами взбесившимися питонами, и сейчас он уже не мог полностью контролировать ситуацию. Это был противник, достойный Его, - плод жесточайшего отбора из сотен себе подобных... он даже мог оказаться достойным победы. Лезвие в щупальце врага тускло блеснуло, прорвавшись сквозь Его оборонительные рубежи и падая на незащищенную голову, но Он успел
в начало наверх
подставить руку. Кисть отпала, продолжая бессмысленно стискивать оружие, и Он ощутил боль, на секунду пронизавшую все тело, но сразу схлынувшую. Брызнувшую из обрубка кровь мгновенно остановили сузившиеся сосуды. Это ерунда, подумал Он. Регенерируется, если останусь жив. Он отступал, имитируя испуг и слабость, хотя чувствовал в себе неубывающую решимость победить, и осторожно взвинчивал темп - в ожидании, когда система защиты Его врага, эта завораживающая гармония движений шести конечностей, даст сбой. И дождавшись, ринулся вперед, игнорируя глубокие раны, наносимые Ему отчаянными ударами чудовища, - счастье, что Его нервные центры укрыты так глубоко! И рубил, рубил под корень щупальца, мечущиеся в бесплодных усилиях восстановить оборону... Последний враг лежал перед ним, вяло шевеля обрубками щупалец и наблюдая за Ним мерцающими глазищами - с восхитительной бессильной ненавистью. Наклонившись над побежденным, Он несколько секунд вглядывался, будто в отражение, в эти грубо высеченные неподвижные черты, затем яростно взмахнул всеми уцелевшими руками и на всю глубину вонзил клинки в мясистую голову противника, уничтожив то единственное, чего враг не мог регенерировать - его мозг. Итак, Он выполнил предначертание: отныне мир стал свободен от разумных. Вслед за Чужаками ушли в небытие Создатели, не сумевшие обуздать свои смертоносные орудия, затем, в ненасытной жажде убийства, Многоруки истребили друг друга. Но всегда остается самый последний, которого некому убить. И этим последним стал Он. Титаническая сила вышвырнула Андрея из царства теней - сначала в его персональный "кабинет", а затем инерция броска увлекла его в мир реальности. Осознав себя в своей квартире, в своем настоящем теле, Андрей бегло осмотрел ссадины на торсе, удивляясь, как легко отделался. Вот так да! - думал он. - Это я влетел! Сколько времени-то? Всего пять часов прошло, а показалось!.. Куда ж это я угодил? Неужели Отец? Ну уж нет, он бы меня не выпустил. Но - сила! А я-то мнил себя парящим над миром демоном. Как котенка!.. Что же я видел? Это телепатема, вне всякого сомнения. Четкая, связная, сюжетно завершенная - прямо на блюдечке. Кто же это меня угостил? Поигрался, побаловал молочком и за шиворот - в окно. Ну, нравы!.. Так, спокойно! Я спокоен, предельно спокоен... как чугунный рельс... Где я ошибся? Сунулся внутрь без оглядки, без спроса? А что оставалось делать? Не попробовав яблока, вкуса не узнаешь. Постучать, что ли, следовало? Ну конечно! Алло, это не Отец ли? Мы тут пришли вас слегка убивать. Н-да... Однако я коснулся чего-то крупного. И важного. Но зондирование провалилось с позором. Внутрь-то меня впустили, но показали только то, что хотели, ни битом больше. Зато меня выпотрошили на славу, до самых глубин. Если уж рефлексы в ход пошли... Нет, вру! Память-то у меня заблокирована - от Андра - так, на всякий случай: не каждый уверен в себе настолько, чтобы выставлять напоказ все нутро. И если уж Андр с этим запретом считается, значит, блок не так уж плох... и есть надежда, что память-то моя драгоценная как раз осталась вне досягаемости. Оттого-то, наверно, и расшалился так хозяин лабиринта - пришлось прощупывать меня косвенными методами. Ай-да я! Научился-таки ставить блоки. В чем же дело? Заблокировать все мыслимые рефлексы - и вперед, к победе... Стоп, задний ход! С чего это я распетушился? Ну интересно, да, - сумел-таки этот мерзавец меня заинтриговать. Но, как это принято спрашивать у нас, у боевиков, имеет ли вся эта белиберда отношение к главной цели нашего похода? Так что же это за Многоруки? Какие-то ущербные существа, биороботы, запрограммированные таинственными Создателями на уничтожение. И форма!.. Уж не знаю, на кого похожи сами Создатели, но для своих убийц они, видимо, за основу взяли подходящий вид головоногих... Мало, мало информации! Кто такие Создатели? Были ли они приматами, не поделившими сферу обитания с родственным видом разумных, или это тоже головоноги, вознамерившиеся завоевать сушу, предварительно очистив ее от Чужаков? И что стало с "Ним" потом? Ох, мать честная! Не хочется, но придется, видно, сунуться в эту дыру еще раз... тем более что выбирать-то не из чего, здесь хоть что-то можно узнать... Разбудить, что ли, Андра? Без скептика в нашем деле нельзя. Я ведь могу зарваться, есть такой грех, а Андр меня приземлит, он это умеет, гад... "Звал?" - осведомился вдруг ровный голос Андра. Андрей хихикнул. "Уж и не знаю, что блокировать, - ответил он. - Какая трогательная взаимная чуткость!.. Ладно, сейчас прибуду". Он уложил свое ноющее, пострадавшее за чужие грехи тело на диван, закрыл глаза и увидел перед собой Андра - в его всегдашнем чудовищном кресле, отрицающем всякий комфорт. Развалясь в шезлонге, Андрей заказал воздуху расслабляющий массаж и только после этого спросил: "Ну и что ты об этом думаешь?" "Это похоже на сон", - осторожно ответил Андр. "Да? А сам-то ты в это веришь? Слава богу, я знаю цену таким снам!" "Если это не сон, тем хуже. Значит, ты нарвался на сумасшедшего". "Видишь ли, с тех пор, как я сам сошел с ума, эти психи стали мне как родные". "По-моему, ты собираешься наведаться туда еще раз". "Непременно! Но мне нужна твоя помощь". Андр усмехнулся: "Мир перевернулся: не так давно просил о помощи я". "И я тебе не отказал, верно? Ну так вот, я хочу попрактиковаться в установке психоблоков. И ты будешь мне спарринг-партнером". "Ладно, раз уж ты видишь в этом смысл. Только..." "...не забывай о главном! - подхватил Андрей. - Родной мой, как можно! Я же теперь ни о чем другом и думать не могу - чистый фанатик, ей-богу!" 4 Дверь с визгом влетела в стену, уступая могучему рывку, и в келью ввалился квадратный тяжелорукий верзила. Рухнув в кресло, он забросил ноги в замызганных сапогах на кушетку и удовлетворенно рыгнул, обегая маленькими зоркими глазками комнату. - Стучать надо, - сказал Андр. Верзила осклабился, широко разверзнув пасть. Зубы присутствовали не все, но и без того их было слишком много, они не умещались во рту, выпирая под разными углами. - Жрешь? - прогудел верзила, продолжая ухмыляться. - Не много тебе? Перегнувшись через подлокотник, он протянул было громадную грязную пятерню к тарелке Андра, но тот коротко рубанул ребром ладони по нахальным пальцам, впечатав их в столешницу, и верзила, охнув, убрал руку, по пути прихватив здоровенный ломоть хлеба. За неполные две недели этот храмовник, Стэн, надоел Андру сверх всякой меры. По несчастливому стечению обстоятельств они оказались в одной смене, и после каждой ежедекадной "промывки мозгов" Стэн в первый же день безошибочно определял сильнейшего в смене, немедленно затевал с ним жестокую драку и, оказавшись в очередной раз битым, с первобытным простодушием начинал набиваться Андру в друзья. - Намахались! - невнятно говорил Стэн, с нетерпеливым чавканьем уплетая хлеб. - И не надоест Старшим - откуда столько усердия? - Ты бы в душевую сходил, - проворчал Андр, брезгливо отодвигая тарелку от вылетавших изо рта храмовника крошек. - Задохнуться можно! - Чего там! - махнул рукой Стэн. - И так обсохну, а девкам слаще. Или ты Данку предлагаешь? Ну не жмись, одолжи на часок! - Обойдешься. - Да, я зачем пришел! - вспомнил Стэн. - Поздравить. Ага. С повышением тебя! - Тебе что, голову на спарринге зашибли? - Говорю тебе, слух верный! Со следующего цикла ты - Старший. - Ладно, - равнодушно повел плечом Андр. - Ты-то тут причем? - А как же! Отметить надо? Потом ты со мной знаться не захочешь. - Ты и сейчас мне даром не нужен. Стэн гулко хохотнул, волосатой лапищей поскреб бычью шею и предложил: - Двинули в "Чистилище"? Девки там - мороз по коже! - В самый раз заразу подхватить. И не устал ты? - Мне бы в производители! - мечтательно произнес Стэн. - Так нет, этим чертовым жрецам - сморчкам жеванным - что-то там во мне не подходит. - Больно вонюч, - предположил Андр. По некоторым признакам Андр подозревал Стэна в поощряемой жрецами склонности к фискальству. В этом дикаре, видимо, прекрасно уживались искреннее почитание сильнейшего с самой черной завистью к нему. И потому не стоило давать доносчику повода для недоумения. - Ладно, сходим, - сказал Андр, отодвигая тарелку, остатки с которой немедленно подмел Стэн. - Только, конечно, не в "Чистилище". Он стукнул кулаком в стену, и возникший, будто по волшебству, служка принялся убирать со стола. Стэн следил за красивым подростком, задумчиво ощерясь, что свидетельствовало о созревании - в очередной раз - в его дремучем мозгу идеи махнуться служками. - Так и пойдешь? - спросил Андр, обрывая недооформившуюся цепочку мыслей. - Переоделся бы. - Сойдет и так! - хрипло сказал Стэн. - Выпить бы... Мальчик поднял глаза на Андра - он кивнул. Служка исчез за дверью, через минуту возник снова - с кувшином в руке. Выхватив у него кувшин, Стэн запрокинул голову, и в чудовищную пасть хлынула могучая струя пива. Опорожнив сосуд, Стэн оглушительно чихнул, вытер рукавом губы и провозгласил: - Намнем бока придуркам беспамятным! Чтоб не зарились на наши шлемы! Противоамнезийные шлемы храмовников действительно были предметом вожделения всех прочих монахов Столицы: считалось престижным иметь долгую - втрое дольше обычной - память. - Проштрафишься да загремишь из Столицы - тоже память отшибет, - отозвался Андр, натягивая кожаные перчатки, чтобы не ободрать кулаки в неизбежной потасовке. Драки в столице скорее поощрялись, возбранялось лишь применять в них оружие. За соблюдением этого запрета следили очень строго и не один Служитель был переведен на несколько разрядов ниже за чрезмерную, в ущерб исполнительности, агрессивность. Хотя и голыми руками убивали немало. - Катись! - велел Андр, кивнув на дверь. - Подождешь внизу. Еще раз оглядев комнату (явно на предмет: чего спереть), Стэн с сожалением вздохнул, и, нагнув голову, нырнул в дверной проем. - Завтра подниму вас рано, - сказал Андр служке, предусмотрительно запиравшему за Стэном дверь. - Предупреди Дану. Мальчик ушел. Андр откинулся в кресле, глядя через стол в темнеющее окно. "Будем развлекаться, - произнес он мысленно, - раз уж больше нечем заняться". "Надо ждать, - немедленно откликнулся двойник. - Это твои слова". "Обживались мы достаточно - пора действовать. Все нити сходятся на Отце. И он рядом. Рукой можно достать. Или клинком". "Будто не знаешь, как плотно охраняет себя Отец! Подкрадываться к этому зверю надо очень осторожно. И лучше - через черный ход". "Тебе еще не наскучили психофокусы? Ладно бы сам играл..." "Андр, дружище, а чего же ты хотел? Рискуем мы одинаково, почему же право на решение должно быть только у тебя?" "Ты мешаешь мне! Я рассчитывал занять у тебя силы, а не..." "...трусости, верно? Знаешь, по-моему, ты так стремишься проникнуть в Храм вовсе не потому, что это нужно Движению, - просто тебе не терпится свести с Отцом счеты. Разве не так? Несчастный ты человек, Андр, никого ты не любишь. Ты себя не любишь". "Не твое дело! - резко сказал Андр. - Куда лезешь?" "Думаешь, я тебя зондировал? - грустно спросил Андрей. - Ошибаешься, я только делаю выводы. Или нельзя?" "Сколько угодно, - ответил Андр. - Делай. А я пока прогуляюсь в молельню. Каждому свое". Скоростным лифтом Андр спустился к проходной, за которой уже изнывал от нетерпения Стэн, меряя широкими шагами улицу. Переглянувшись, они зашагали по широкому тротуару мимо заброшенных, разграбленных домов, в тени которых еще белели кое-где кости, оставшиеся с тех первых, самых страшных месяцев узаконенного Культа, когда противников режима убивали прямо на улицах, без суда и следствия. Лишенный жителей, город умирал. Только немногие здания, из числа самых добротных, использовались под монастыри, да еще в нескольких местах, наспех расчищенных от старой
в начало наверх
застройки, теснились уродливые бараки работников. Внезапно Стэн нарушил дистанцию комфорта, определяемую их взаимным доверием, и Андр подобрался, помня о тех неспровоцированных нападениях, которые храмовник время от времени предпринимал с коварством и настойчивостью самца-бабуина, оспаривающего у вожака власть. - Может, все-таки завернем на окраину? - негромко спросил Стэн, положив руку Андру на плечо. - Развеемся как следует, а? В его глубоко посаженных глазах чистым и невозмутимым пламенем горела неистребимая жажда убийства: в окраинные молельни было проще пронести оружие. - Убери лапу! - велел Андр. - И катись хоть в ад! Ухмыльнувшись, Стэн отступил, беспечно поддел носком сапога выкатившийся на середину тротуара череп, чуть подбросил его и хлестким ударом ноги отправил в темную дыру окна. - Ладно, - сказал он, - уговорил. Идем в "Центральную". По мере приближения к главной молельне Столицы тротуар заполнялся Служителями. По двое-трое возникали они из переулков, направляясь в ту же сторону, что и Андр со Стэном. У последнего их появление вызывало воодушевление. Гогоча, он обменивался громогласными непристойностями с товарищами по ордену, изобретательно и злобно издевался над другими монахами, но те предпочитали отмалчиваться: храмовников побаивались. У входа в молельню Стэн, двинув мощным плечом, отшвырнул от двери рослого Служителя в рясе оружейного надсмотрщика, злорадно гоготнул и нырнул в узкий лаз. Рассвирепевший надсмотрщик выхватил клинок и ринулся было следом, но Андр рефлекторно бросил руку наперерез. Детина врезался в стену и осел на ступеньки, ошалело тряся головой и с трудом выталкивая ругательства из разбитого рта. Его товарищи, враждебно ворча, посторонились, и Андр вступил в молельню. Сдав служкам оружие и плащи - в обмен на банальные жетоны, храмовники протиснулись мимо четырех здоровенных, вооруженных секирами привратников, цепко ощупывающих глазами, а иногда и руками, все подозрительные неровности на одежде входящих, и очутились в громадном кольцеобразном зале, пол которого сначала полого спускался к центру, а затем вдруг круто вздымался к далекому потолку, образуя грандиозный, увитый лестницами конус. Оглядевшись, Стэн подкрался к приглянувшемуся ему столику, оккупированному полудюжиной окраинных монахов, вышиб ногой стул из-под одного из них и вызывающе захохотал. Он мало чем рисковал: в "Центральной" всегда было полно храмовников, а клановая взаимовыручка в орденах соблюдалась свято, забывались все внутренние распри. Монахи убрались, и Стэн самодовольно расселся, взмахами громадной руки подзывая Андра. Нехотя тот подошел и опустился рядом. В пространстве зала уже ритмично бухали басы негромкой пока музыки, ноздри дразнил аромат бодрящего газа, рассеянного в воздухе. Зал постепенно заполнялся нетерпеливой, шумной, драчливой толпой, возбужденной предвкушением сильных ощущений. Среди всех выделялись габаритами и буйством храмовники - горилловое племя, признавшее своим и Андра. Почувствовав, как в нем снова вскипает ненависть, Андр отвернулся к стенам, где на множестве ярких экранов томно танцевали и умело раздевались, демонстрировали прелести и полное отсутствие стыдливости - создавали настроение - многочисленные неоновые красотки с чувственно искаженными пропорциями. Но и это красочное изобилие сейчас раздражало Андра. Вдруг экраны потухли - все разом, и наступившая темнота обозначила в потолке, по периметру исполинской колонны, бледные пятна люков. Гул толпы оборвался, Служители запрокинули головы, цепенея в ожидании. Свет в люках постепенно усиливался вместе со звуками жутковатой мелодии, нарастающий ритм которой почти физически ударял по нервам. Внезапно свет ненадолго померк, заслоненный выползающим из люков облаком, клубы которого медленно и тяжело покатились по склону конуса и накрыли людей, расползшись по залу белесым туманом. И сразу ярче стали краски, зажигательней музыка, возбужденней толпа. Вот уже кто-то стал напевать музыке в такт, кто-то заливисто хохотал, кто-то испускал бессмысленные пронзительные вопли. "Начинается! - прошептал Андрей. - Ты хотел знать, в чем сила Отца? Вот тебе и ответ: он сумел разбудить в людях зверство. Ты не пробовал сразиться с многоголовой гидрой?" Вытянув шею и почти перестав дышать, Андр завороженно следил за сатанеющей толпой, чувствуя, как изнутри поднимается что-то темное и страшное: всплывает, почуяв слабину клетки, его персональный Зверь. Рядом бешеным быком ревел Стэн, остервенело колотя пудовым кулаком по столешнице и сотрясая ножищами пол. Остальные тоже стремительно теряли остатки человеческого, приходя в дикое исступление, когда хочется рвать, бить, насиловать, когда полностью снимаются внутренние запреты и вырываются на волю темные страсти. "Подменить?" - осторожно спросил Второй. "Обойдусь", - с усилием ответил Андр. Вспыхнули прожекторы, залив слепящим светом лестницы, по которым уже спускались навстречу ликующему реву толпы, пританцовывая и нестройно подвывая гремящей музыке, вереницы одурманенных, полубезумных Служительниц. "Ну, дальше без меня, - предупредил Андрей. - Насмотрелся - хватит". Этот чистоплюй всегда оставлял на долю Андра самую грязь. На этот раз Андрей отыскал зону твердости почти сразу. Он только начал свое обычное осторожное кружение вокруг исполинской сферы, еще не зная, что предпримет сегодня, как вдруг эта казавшаяся неколебимой твердыня ринулась на него - невероятным, мгновенным скачком. Но удара он не ощутил, только сознание на миг затуманилось. Когда мир восстановил четкость, Андрей обнаружил себя в небольшой круглой комнате. Он стоял спиной к стене, голыми лопатками ощущая шершавый камень и пытаясь обуздать страх и ярость, распиравшие нутро. А посередине комнаты, на возвышении, на чем-то пушистом и упругом, похожем на огромную смятую подушку, удобно расположилась тонкая смуглая девушка, в которой все было слегка чересчур: пугающе правильное лицо, слишком длинные ноги и шея, неправдоподобно узкая, будто стянутая невидимым корсетом талия, неприлично тяжелая грудь и огромная копна иссиня-черных волос. И однако же в этом постоянном переборе ощущалась завораживающая гармония, безупречное, идеальное равновесие. Она была прекрасна - без преувеличения, но почему-то это обрамленное легкой бижутерией великолепие вызывало у Андрея гадливый ужас, словно под роскошной оболочкой он угадывал что-то отвратительное, чужое, змеиное. Покусывая губу, девушка разглядывала гостя с безучастным интересом, будто диковинного зверя. Андрей чувствовал себя парализованным, распластанным по стене немигающим взглядом ее огромных глаз, затененных пушистыми ресницами, - будто два провала в ничто. - С прибытием! - наконец промурлыкала незнакомка с радушием поднаторевшей на людоедстве тигрицы. - Надоело ждать, пока ты на что-то решишься. Отвечать Андрею не хотелось, словно он надеялся спастись, выдав себя за труп. С трудом он заставил себя отлепиться от стены и шагнуть вперед, ощутив при этом некоторое облегчение: худо-бедно, но его психоблоки действовали, сейчас он способен был себя контролировать. - Где это я? - промямлил он и поморщился: начало куда как оригинальное! - У меня, - ответила девушка. - Разве неясно? Их глаза находились на одном уровне, что не мешало ей смотреть на Андрея, будто на копошащегося далеко внизу муравья. Он пожал плечами и огляделся. Кругом серый грубый камень. Ни дверей, ни окон, ни углов. - Какая программа? - спросил он, избегая ее глаз. - Развлекай, хозяйка! - Я? - удивилась девушка. - И кто же тебя сюда звал? - Только не говори, что в первый раз вход разблокировался случайно, - проворчал он неуступчиво. Девушка шевельнулась, и под атласной кожей заструились мышцы - не по-женски сухие, но изумительной формы и упругости. - Соскучился по лабиринту? - ее нежные припухлые губы искривила улыбка, долженствующая, по-видимому, означать веселость. - Можно повторить игру. - Можно, - согласился Андрей, теряя осторожность. - Только поменяемся ролями. Хотя куда тебе - с таким-то бюстом!.. - Ты неучтив, - заметила она бесстрастно. - Это поправимо. Пронзительная боль вдруг обожгла все его тело, судороги вывернули суставы. Захлебнувшись в крике, он опрокинулся на пол, корчась, как раздавленный червяк. Боль схлынула так же внезапно, как и захлестнула. С минуту Андрей лежал неподвижно, дыша тяжело и прерывисто, затем уперся дрожащими руками в неправдоподобно пушистый ковер, тяжело сел, вытер со лба холодный пот. - Достаточно? - осведомилась девушка мелодичным голосом. - Усвоил урок? - Идиотка! - с трудом разжал губы Андрей. - Плевал я на твои... Боль снова скрутила его - он вцепился зубами в руку, чтобы не кричать. - Ну как? - спросила она с вялым любопытством. - К дьяволу!.. И опять выворачивающая душу боль. - Что ж, поиграем, - сказала девушка. - Ты ведь не торопишься? Андрей рванулся к ней, но при первом же шаге судороги швырнули его на пол. Сцепив зубы, Андрей не издал больше ни звука, игнорируя вопросы и замечания. Но каждый раз, когда боль отпускала его, он бросался вперед - на шаг, на сантиметр, почти не надеясь, не веря, что достигнет цели, что сможет вцепиться в свою мучительницу. Он забыл все, боль вытравила все мысли и чувства, остались только ненависть и упрямство. Андрей сам не ожидал в себе столько силы, и прошло немало времени, прежде чем он не смог подняться. Оскалив зубы, он неуклюже ворочался перед грациозно свернувшейся в кресле девушкой, пытаясь встать, но пол под ним качался, будто палуба в шторм, руки подгибались. Кажется, он почти мечтал о смерти, избавившей бы его от унижения. - Ну нет! - возразила девушка. - Зачем портить игру? Внутри его черепа словно разорвалась бомба, и Андрей полетел в бездонную пропасть забвения. Тянулись годы, века, тысячелетия - Он ждал, почти без надежды. Жизнь едва теплилась в Нем, мысли дремали, питая себя воспоминаниями и неясным предчувствием грядущего. Иногда - Он не знал, как часто - мозг пробуждался и разбрасывал на сотни километров незримую сеть сенсоров, ища ростки постороннего разума. И, не находя их, вновь засыпал - все глубже, все прочнее, медленно погружаясь в небытие. Последний Его сон, почти равный смерти, длился, наверное, сотни тысячелетий, ибо когда Он очнулся, то сразу ощутил, как словно множество тончайших игл впилось в мозг - бесспорный признак вновь народившегося разума, многочисленного и уже достаточно развитого. Уколы невидимых игл вызывали раздражение, но, в то же время, вливали в Него жизнь, толкали на поиски и уничтожение источников беспокойства, обещали новые века разрушительной активности. Постепенно Он оживал, копя холодную ярость против своих невольных мучителей, регистрируя особенно яркие всплески мозговой деятельности, которые необходимо было пресечь в первую очередь. И, накопив достаточно сил, Он двинулся на людей. Его появление, сам вид Его исполинской шестирукой фигуры, перемещавшейся со стремительностью тысячекратно увеличенного тарантула, Его безмолвие и беспощадность, Его неодолимость - все это наводило ужас на жителей предгорья. Он приводил в запустение целые районы, безраздельно властвовал на огромной территории. Люди были наблюдательны, они догадались соотнести набеги чудовища с деятельностью своих выдающихся умов, но - как это часто бывало и будет - выводы сделали ошибочные, возложив ответственность за все беды на собственных же мудрецов, преследуя и уничтожая их, тем самым помогая Ему в исполнении Предназначения. Но люди были куда агрессивнее и жизнеспособнее тех видов разумных, с которыми Ему доводилось иметь дело до сих пор. Все чаще оказываемое Ему сопротивление становилось опасным, все чаще Ему приходилось отступать, залечивая раны, регенерируя утраченные конечности. Скоро на Него устроили настоящую охоту, проводившуюся с неослабным упорствоми изобретательностью. И Он снова удалился в горные пустыни, ибо после страсти к разрушению главной Его побудительной силой был инстинкт самосохранения. Долгие годы провел Он вдали от людей, терпеливый как всегда, скрупулезно переплавляя свое тело в человеческую форму, изучаемую по трупам случайных путников, неосторожно забредавших в Его владения - предусмотрительные Создатели наделили Его и способностью к мимикрии. Только таким образом Он смог бы не только выжить, но и продолжить главное, единственное дело Его жизни.
в начало наверх
И когда Он вернулся, люди приняли Его за своего, может быть, топорно сработанного, но вполне заурядного соплеменника. И Он оказался в родной стихии. Пригревшее Его племя было молодым, яростным и жестоким - с ходу Он окунулся в нескончаемую череду войн и набегов. Кругом пылали города, умирали люди - Он шагал сквозь дым, вопли и смерть с вросшим в руку, проржавелым от крови клинком, наливаясь силой и свирепой радостью от великолепного обилия повсюду злобы и страха, познавая новый для Него мир людей, совершенствуясь, организуя вокруг все большие отряды себе подобных, сея ужас и разрушение в несравнимых с прежними масштабах, почти всегда побеждая, но иногда спасаясь бегством или укрываясь среди трупов, сам превращаясь в холодное безжизненное тело и терпеливо снося глумления врагов, чтобы затем возродиться снова - победоносным и неистребимым, словно демон зла. Это была Его растянувшаяся на тысячелетия молодость - беспечная и буйная. Однако Он взрослел, набирался опыта и знаний, а вместе с Ним росло и углублялось Его понимание Предначертания. Теперь Он не видел смысла в уничтожении всех, помня, какой бесконечной мукой это обернулось для Него однажды. Да и вряд ли Он был на это способен - один против неисчислимого множества, хотя иногда неослабевающее упорство людей в уничтожении себе подобных наводило Его на мысль, что уцелел еще кто-то из Многоруков. И с веками все большее, гурманское наслаждение находил Он в мучениях не тела, но духа, и поэтому постепенно стал склоняться к психологическому террору - тем более, что средства уничтожения непрерывно совершенствовались и соответственно росла вероятность Его гибели. А жить Он хотел больше чем когда-либо - эта Его потребность с возрастом только прибывала. И еще долгие века Он находился в первых рядах врагов свободомыслия, способствуя созданию мощного аппарата подавления, пугая даже религиозных фанатиков своей беспощадной непримиримостью к любым отклонениям от церковных догм, в полной безопасности пытая и сжигая еретиков, иноверцев, просто инакомыслящих. Но чем дальше, тем больше Его удручала тщетность собственных усилий. Мощная река человеческого прогресса безостановочно катила вперед, играючи снося воздвигаемые Им преграды, какими бы прочными они Ему ни казались, преодолевая пороги вспыхивающих то там, то здесь рецидивов средневекового зверства, медленно, но неуклонно отходя от первобытной свирепости в сторону всеобщего гуманизма. И, экстраполировав в будущее подмеченные тенденции, Он всерьез забеспокоился о том времени, когда люди изживут в себе звериное настолько, что Ему не на что будет опереться, и Он зачахнет, навсегда уйдет в небытие, лишившись единственного своего источника энергии - страдания разумных. Впервые пожалел Он об истреблении Создателей и их смертоносных орудий, о своем одиночестве, не позволявшем Ему развернуться с достаточным эффектом. И поэтому Он снова исчез, посвятив десятилетия поискам, по крупицам собирая мудрость исчезнувшего народа, - никогда ничего не забывая, Он знал, где искать. Одновременно Он продолжал целенаправленно, всесторонне, вплоть до самых глубинных процессов, изменять свой организм. И когда люди увидели Его снова, они узнали в нем Бога. Андрей сам толком не понял, как это у него получилось, - вообще, он уже плохо соображал. Видимо, его страстное желание вырваться воплотилось в конце концов в прозрачную непроницаемую капсулу, которую Андрей образовал вокруг себя и отчаянным усилием двинул на одну из душивших его стен. Веретенообразное тело капсулы с протяжным скрипом протиснулось сквозь камень, и стена сомкнулась - уже за спиной Андрея. Тотчас же на суденышко набросился невидимый исполин и принялся сотрясать и раскачивать его. На борта хлынул яростный ливень молний, покрыв капсулу сплошной оболочкой огня. Наверное, отсюда не было принято уходить по своей воле, но Андрей игнорировал этот разгул стихий, сконцентрировавшись на усилии, которым он поддерживал движение капсулы сквозь бесчисленные перегородки. Пронизав наконец последнюю, внешнюю, стену, капсула рванулась прочь - с ускорением, мгновенно убившим бы Андрея в вещественном мире. Через секунды негостеприимная "планета" затерялась в мерцающем тумане, еще через секунду Андрей вывалился в свою квартиру - взмокший, обессиленный, полуживой. Долго лежал, хватая ртом воздух, ощущая себя опустошенным, выжатым, как лимон, безразличным ко всему. Потом чувства стали возвращаться, и первым из всех - стыд. Боже мой! - думал он потрясенно. А ведь я готов был задушить ее собственными руками - за боль, за унижение. Какой мерзавец, а? Оказывается, таких зверюг поискать! Сколько лет добрячка из себя строил, а как тронули за сокровенное, откуда только злоба взялась?.. И как тупо, бездарно я боролся! Как баран - лбом, с разгона... Дурак! - причитал он, кусая губы. - Ох, дурак! Идиот! Заблокировался, разогнался!.. Ну чего, спрашивается, я вообще вокруг нее крутился? Облизываться можно было и на расстоянии... Не поднаторев как следует в установке блоков и - что совсем уж непростительно! - напрочь забыв о болевых рецепторах... А она мягко, ненавязчиво так напомнила. Стерва! Что она еще может? Парализовать меня, обездвижить? Надо научиться блокировать двигательные центры... и вообще - все, что можно. Не расслабляться! "Андр! - крикнул он в пустоту. - Ты смеешь спать? Чудовищно!" "Уже и на сон надо разрешения спрашивать? - отозвался хмурый голос. - Ну, в чем опять дело?" В следующий миг они смотрели друг на друга через невидимую перегородку "кабинета". "Неважно выглядишь, - заметил боевик. - Я же просил тебя не увлекаться". "Проклятье, Андр! - пожаловался Андрей. - Видишь? У меня вся рука искусана". "А у меня плечи, - сказал Андр, неловко усмехаясь. - Черт бы побрал этих бешеных кошек!" "Оставь, до них ли сейчас!.. Ну скажи, что ты думаешь о моих новых записях?" Андр пожал плечами: "Где-то я слышал про подобные бесконтактные избиения. Или убийства?" "Глаза... Ну да! Если они не только воспринимают лучи, но и испускают их... и если это излучение способно воздействовать на нервные центры..." "Ты в своем уме? Не думаешь же ты всерьез, что встречался с этой девицей? Черт побери, да взгляни же на вещи здраво!" "Если смотреть на вещи здраво, - вскипел Андрей, - то тебя, милый мой, вообще не существует, ты - мой бред, а я - нормальный шизофреник, страдающий раздвоением личности!.. Ну разумеется, все это происходило не в вещественном мире - так же, как и наши с тобой свидания. Как я понимаю, в этих сценах мое сознание конкретизирует сеансы психоконтакта с этой ведьмой". "Тогда при чем здесь чудовище?" "А ты еще не понял? Речь идет о биороботе, созданном древнейшей цивилизацией для борьбы с внешними врагами, но затем вышедшем из-под контроля. Это существо неуязвимо в атмосфере вражды и насилия, поскольку питается ненавистью и страхом, его сила растет от людских страданий... Это же предыстория Отца! Но вот зачем ее подбросили мне?" "Опомнись, парень! - повысил голос Андр. - У тебя опять разыгралась фантазия. Я не утверждаю, что это твой бред, но ведь могла бредить и девица. Галлюцинации сумасшедшей ты принимаешь за откровения". "Господи, ну и зануда! - воздел руки Андрей. - Где ты видел такой связный, логичный, аргументированный бред?" "Я не специалист по психозам. Да и ты, по-моему, тоже". "Где же я возьму тебе специалиста? - язвительно осведомился Андрей. - Приходится полагаться на собственные извилины". "В лучшем случае это приманка". "Приманкой приманивают, разве нет? Почему же тогда меня вышвырнули, как только я заглотнул первую порцию? Где логика?" "И все равно я в это не верю!" "Тогда тебе прямая дорога к Отцу, - запальчиво сказал Андрей. - Это он поделил твой народ на верующих и мыслящих. Выбирай!" "Думай, что говоришь!" - хмуро предупредил Андр. Нервы, нервы! - подумал Андрей, но остановить себя уже не мог. "А что? - сказал он, болезненно кривя губы. - Мне, кстати, не показалось, что тебе так уж претит бытие храмовника. Подумай, стоит ли месть риска? Ведь идеи тебя волнуют не слишком, разве нет?" Смуглое лицо Андра потемнело еще больше. После продолжительной паузы, к концу которой Андрей уже пожалел о сказанном, боевик сдержанно произнес: "Что-то нам стало тесно вдвоем. Может, и в самом деле лучше на время разойтись?" "Не знаю, - ответил Андрей, едва разжимая челюсти. - Надо подумать". "Ну, ты думай, а я пока посплю, - решил Андр. - Завтра все обсудим". Андр отключился, заснул почти мгновенно. Но на этот раз его ровное дыхание не помогло Андрею расслабиться. Поговорили! - думал он обиженно. - Единственный человек рядом - куда уж ближе! - и то не можем договориться. Где же тогда рассчитывать на понимание? Эх, жизнь!.. В "кабинете" ему сегодня было зябко и неприкаянно, и даже райские забавы не соблазняли. Воссоединившись с телом, Андрей тяжело поднялся и поплелся в ванную, бережно неся искусанную руку. Кое-как перевязал ее, вернулся в комнату и включил магнитофон, игнорируя ночное время. Под музыку лучше думалось, а соседи потерпят - не все же ему одному... Итак, размышлял Андрей, какая роль в игре этой приветливой садистки отводится мне? Наверняка я побывал в шкуре Отца с ее подачи, хотя за это она и покуражилась надо мной от души. Но откуда у нее эти сведения, и почему она снабжает ими меня? Что еще у нее в запасе? Андрей вздохнул: как ни дорого обходится информация, но придется, видимо, наведаться к этой стерве еще разок-другой... третий... Только чуть погодя, когда придушу в себе зверя. А ведь в каждом живет зверь, только не все об этом знают - не было случая проверить, слишком бестревожно живем, катимся по наезженной колее. Но зверь существует, он спит - годами, десятилетиями, и рано надеяться, что он околел. Потому что время от времени то одному, то другому из спокойно живущих приходится вступать со своим зверем в единоборство. И только тогда наконец выясняется, чего в нем больше - человеческого или звериного. И не дай бог, если казавшиеся ранее безобидными и даже полезными инстинкты вдруг затмевают рассудок и овладевают человеком целиком - будто вселившийся в него злой дух!.. ЧАСТЬ ВТОРАЯ 1 Стэн не соврал: сегодняшняя гипнопрограмма разительно отличалась от предыдущих и длилась вдвое дольше, загрузив память Андра массой разнообразных сведений, положенных Старшему Служителю ордена Храма. Проснувшись, Андр произвел беглый обзор свежеприобретенных знаний, но, как и ожидалось, почти все было ему уже известно, а остальное доверия не вызывало. Впрочем, наверняка многое задержалось в подсознании и только ждало случая, чтобы проявиться - иногда самым неожиданным образом. Наскоро прокрутив утренний ритуал: бодрящий массаж, душ, завтрак, - Андр поднялся лифтом в верхние этажи монастыря для предписанного гипнопрограммой представления магистру ордена. Судя по всему, двойник еще спал, и беспокоить его Андр не решился, помня о том глупом споре, который они затеяли минувшей ночью, - простительном для вспыльчивого, самолюбивого Андрея, но уж никак не для битого жизнью боевика. Магистр принял Андра немедленно, что не было типичным и потому настораживало. Сидя за массивным столом, под исполинским фотопортретом Отца, магистр до краев заполнял кресло своим необъятным оплывшим телом и улыбался гостю с такой теплотой, будто ждал этой встречи годы. Его лицо, странным образом сохранившее мужественные, твердые черты, было исполнено отеческой доброжелательности, и это тоже вызывало беспокойство. К чему расходовать эмоции на подчиненных? - Садись, сынок, садись, - радушно сказал магистр, кивая на стул. Андр покосился на громадную кошку, с неприятной заинтересованностью следившую за ним из-за угла, прошел к столу и сел напротив магистра. - Вот и продвинулся ты в большие начальники, - продолжал храмовник. - Быстро, верно? Хе-хе... Рад за тебя, рад. Хотя это было и не просто. Он замолчал в ожидании. И без подсказки Второго Андр догадался поблагодарить. Вряд ли это получилось у него достаточно сердечно, но магистр весело закивал: - Не стоит, малыш, не стоит... Ты мне сразу приглянулся. Когда-то и я был таким же, - магистр покачал вросшей в шлем головой. - Старею, сынок,
в начало наверх
все мы стареем... хотя откуда тебе об этом знать? - Вздохнув, магистр осторожно взял с подноса пышное многослойное пирожное, в три приема умял его и запил из объемистого бокала, предусмотрительно поставленного под торчащий из столешницы кран. Потом навалился огромным брюхом на стол. - Малыш, - заговорил он негромко, - я тебя покупаю. Видел, как ты дерешься - блеск! Ты всегда будешь со мной на выездах, станешь моей карающей рукой, моим щитом. Понимаешь ли, сынок, я нужен стране, нужен Отцу и очень не хотел бы, чтобы какой-нибудь безумец выпустил мне кишки. А ведь мне приходится много разъезжать - что делать, работа такая, жалеть себя не приходится. Вознаградив себя за самоотверженность вторым пирожным, магистр уперся в Андра вопрошающим взглядом: - Ну, что скажешь? - Как насчет тренировок? - озабоченно спросил Андр. Магистр откинулся в кресле, от души рассмеялся: - Зачем тебе, дурачок? Ты и так в тройке лучших, а первым тебе не стать никогда, - он пожал жирными плечами. - Впрочем, в свободное от праведных забот время можешь упражняться в полное свое удовольствие!.. Если захочешь, конечно. Весело расправившись с третьим пирожным, магистр продолжал: - Забот у тебя, понятно, прибавится, но по труду и награда. Слыхал о Большой Отцовской Охоте?.. А ведь я могу поставить тебя на отбор Невест! - магистр почмокал, мечтательно щурясь. - Лучшее, конечно, Отцу, но и что перепадает нам за верную службу - это, я тебе скажу, сливки! Похоже, магистр действительно очень нуждался в телохранителе. Когда-то, в первые годы Культа, он силой и жестокостью пробился к самым верхам, но с возрастом, утратив проворство, зато приумножив опыт и коварство, решился на то, что удивило бы многих. Ибо все были уверены, что уж магистр-то храмовников способен за себя постоять, иначе как он управится с охраной Отца? Впрочем, с этим магистр справлялся как раз неплохо, иначе не продержался бы столько лет на таком беспокойном посту. Андр не услышал, как отворилась дверь, но по внезапному повороту головы магистра, по изменившемуся его лицу понял, что в комнате появился третий. Магистр навалился локтями на стол, будто намереваясь подняться, но передумал и снова откинулся в кресло, улыбаясь новому гостю приветливо, но не слишком уверенно. Из угла донеслось ворчание. Не глядя, магистр сунул руку в стол и швырнул за спину увесистый шмат мяса. Кусок шлепнулся перед носом зверя, тот обнюхал его и проглотил, сразу успокоившись. Андр плавно обернулся. Новоприбывший был молод, хотя его худое лицо казалось утомленным, а взгляд - неприятен и тяжел. Несмотря на костлявость, передвигался он с легкостью и грацией высококлассного бойца. И ощущалась еще в нем невероятная гибкость, будто он без труда мог почесать ногой ухо. Приблизившись, гость без церемоний развалился в кресле, прикрыл глаза и негромко сообщил: - Бруно, мне снова нужен помощник, только на этот раз - надежный и исполнительный, не из числа твоих полоумных головорезов. Открыв один глаз, гость повел им на Андра и добавил: - Этот, пожалуй, подойдет. Или я ошибаюсь? Магистр сокрушенно покачал головой. - Ты прав, как всегда, брат Ингр, - ответил он с тяжелым вздохом. - Хотя ты лишаешь орден лучшего бойца. Ингр усмехнулся краем рта. - Такова Воля, - сказал он. - Отцу, наверное, виднее? Магистр развел руками: что тут возразишь? - Я заберу его сейчас, - сказал Ингр. Расстроенно проглотив три пирожных подряд, магистр повздыхал, посопел, переведя взгляд на Андра. - Сынок, - произнес он торжественно, - с этой минуты единственный твой начальник - он, - магистр кивнул на безучастного Ингра. - Слушайся его, как меня. Более того - как Отца! - Понял, - равнодушно ответил Андр. - За мной, - вполголоса приказал Ингр, поднимаясь. Не оглянувшись, он последовал к лифту, без промедления нажал верхнюю кнопку, и Андру пришлось спешно протискиваться между смыкающимися дверями. Лифт поднял их на крышу громадного здания, где Андр еще не бывал, но Ингр не дал ему времени оглядеться. Кивком указав на небольшой вертолет, он занял одно из двух кресел в его открытой кабине, и на этот раз Андр не замешкался, опустившись в кресло почти одновременно со своим новым начальником. Вертолетик сорвался с крыши и вознесся над городом. В отличие от транспорта храмовников, этот аппарат был облегчен до предела, но его летные свойства оказались выше всяких похвал, что Андра, в общем, не удивило: продвигаясь в глубь страны, он имел не один случай убедиться в отменном качестве служительской техники - пограничники не в счет, их, похоже, использовали как ширму. И, судя по торопливости, с какой выплевывали продукцию военные заводы, судя по неослабевающей ни на день пропаганде воинствующего национализма, ни техника, ни оружие Служителей не предназначались для длительного бездействия. Любой утвердившийся авторитарный режим рано или поздно обращает свое разбухающее, ненасытное властолюбие вовне, и для понимания этого вовсе не обязательно привлекать чудовищ из бредового кошмара - с проснувшейся досадой Андр вспомнил несолидную версию Второго. - Все, что от тебя требуется, - внезапно заговорил Ингр, - это безусловное повиновение. Инициативу, вопросы оставить при себе. Андр подождал, но продолжения не последовало - рекордный по лаконичности инструктаж. - Ясно, - ответил Андр. Они уже летели над бескрайним девственным лесом - великолепным укрытием для противников режима, если бы не Котлы. - Принимай управление, - велел Ингр, отпуская рукоятки. - Держи прямо. Разбудишь через час. Пристегнувшись ремнем к креслу, он закрыл глаза и обмяк. Андр осторожно положил ладони на пульт, осознав вдруг, что в массе информации, перекачанной в него сегодняшним гипносном, оказались и разнообразные водительские навыки. Вряд ли такая избыточность полагалась всем Старшим Служителям, скорее, как Андр заподозрил с самого начала, Ингр не случайно выбрал в подручные именно его. По-видимому, с некоторых пор Андр попал в поле зрения некоей таинственной организации, которой откровенно побаивался даже Генеральный магистр храмовников. Ингр уже спал, уронив подбородок на грудь. Даже во сне его лицо сохраняло выражение непреклонности. Поглядывая на индикаторы, Андр тщетно гадал, кто мог показаться Отцу надежнее храмовников. Разве что сыскная каста жрецов? Но этих бы Бруно не испугался. Андр попробовал вызвать Андрея, но тот не ответил. Странно, пора бы ему перекипеть. Ровно через час Ингр проснулся сам, молча отобрал управление и направил вертолет вниз. Они опустились в центре лесной поляны, среди огромных деревьев, под густыми кронами которых можно было спрятать что угодно - от завода до армии. Выключив двигатель, Ингр отлепил от потолка металлическую трубку, довольно увесистую с виду, похожую на гигантский ручной фонарик с раструбом на конце, и спрыгнул на траву. - Ждать здесь, - приказал он Андру и побежал к деревьям, держа странную трубу наперевес, будто карабин. Через минуту его фигура затерялась в зарослях, и, судя по уверенности, с какой Ингр это проделал, пытаться его выслеживать было бы рискованно. Осмотревшись, Андр снова окликнул Второго - его затянувшееся молчание начинало беспокоить. Конечно, Андрей был обидчив, но отходчив и достаточно умен, чтобы не придавать значения словам, сказанным в запале. Не дай бог, если сгоряча он решился на что-то отчаянное. Когда человек старается убедить себя в собственной смелости, он способен либо на подвиг, либо на глупость... В нем вдруг всплыло новое знание. Запустив руку под сиденье, Андр обнаружил там кобуру с автоматическим огнестрелом. Бегло осмотрев и примерив оружие на ладонь, он пристегнул кобуру к поясу. Итак, нам доверят и пострелять. Интересно, в кого? Затрещали кусты. Это вовсе не походило на бесшумное скольжение Ингра, и однако же первым из зарослей выскочил он. Махнув рукой Андру, он со всех ног бросился к вертолету. А на поляну уже с торжествующим улюлюканьем вываливались монахи. Андр приподнял и повел вертолет над самой травой навстречу напарнику, свободной рукой щедро всаживая пули в руки и плечи монахов - похоже, больших любителей метать ножи в спины беглецов. Ингр прыгнул в кабину, и машина взмыла вверх. Перегнувшись через подлокотник, Ингр направил расширенный конец "фонаря" вниз, и поляна озарилась бледной вспышкой. Несколько монахов беззвучно повалились, остальные поспешно отступили под кроны деревьев. - Теплые проводы! - заметил Андр, продолжая набирать высоту. - Куда теперь? Ингр молча повернул машину, устанавливая новое направление, вяло махнул рукой: гони, мол. Укрепил свое странное оружие на прежнее место и снова заснул, удивляя даже Андра полным равнодушием к только что завершившемуся приключению и к своему спасению - вовсе не гарантированному. Вертолет продолжал полным ходом удаляться от Столицы и, судя по всему, лететь так ему предстояло еще долго, может быть - до самой границы. Странно было думать, что за несколько часов Андр может сейчас проделать - в обратном направлении - тот путь, на который у него ушли месяцы. И особенно тревожило ощущение, будто где-то там, в Столице, остался Андрей. Почему же все-таки он не откликается? Что могло с ним стрястись? Стоило Андрею уснуть, как словно бешеный смерч подхватил, закружил его и швырнул в знакомую круглую комнату, к ногам ее хозяйки. - С прибытием! - насмешливо приветствовала она гостя. - Как прошла ночь? Что за шутки? - растерянно подумал Андрей, торопливо вытряхивая из глаз остатки несостоявшегося сна. Я ведь не собирался сюда сегодня, я не готов!.. Как она меня нашла? Девушка засмеялась: - Не бойся, сейчас я не в настроении упражняться с "кнутом". Твоя очередь меня развлекать. - Одолжи мне свой "кнут", - угрюмо отозвался Андрей, - и за этим дело не станет. Он с беспокойством ощущал, как поднимается в нем тупое темное раздражение, подавить которое он не мог, как ни старался, - слишком свежо было воспоминание. Вон! - подумал он. - Немедленно вон отсюда! Пока не озверел. Поднявшись с пола, Андрей пошел вдоль стены, ощупывая ее ладонями и не обращая больше внимания на хозяйку. Она наблюдала за ним с холодным интересом, не шевелясь, только кресло плавно поворачивалось, следуя за его кружением. - Меня зовут Дейна, - заговорила вдруг она. - Мои поздравления! - буркнул Андрей, прикидывая, сможет ли сейчас соорудить защитную капсулу. Но уверенности не чувствовал: запас энергии все еще был на нуле. - Хочешь сбежать? - спросила Дейна. - Но ведь ты искал меня. - Я? - изумился Андрей. - Тебя? На кой? - Меня или чего-нибудь в этом роде. А теперь струсил? - Еще бы - до икоты! - Ты - ничтожество, слизь, мокрица, - спокойно сказала она. - Я поняла это с первой секунды. Сжав кулаки, Андрей шагнул к ней, но ткнулся в невидимую преграду. - Удивила! - сказал он с пренебрежением. - Придумай что-нибудь поновей! Неторопливо спустив ноги на пол, девушка сошла со своего пушистого пьедестала, приблизилась вплотную. - Ладно, - сказала она негромко. - Сейчас удивишься. Ее упругие мышцы сработали с внезапностью капкана. Глаз с трудом поймал движение длинной ноги, но рефлексы, въевшиеся в Андрея за сотни тренировочных часов, откликнулись мгновенно, и жестким взмахом предплечья он блокировал удар. Ногу девушки отбросило в сторону, Дейна с трудом удержала равновесие. - Попробуй еще, - предложил Андрей. - Но теперь я начну ломать кости. Непонятно улыбнувшись, она нагнулась, растирая ушибленную голень, и миролюбиво сообщила: - Ты искал дверь? Она у тебя за спиной. Дейна не лгала: повернувшись, Андрей увидел перед собой широкий проем, обрывавшийся в темноту. Но тут же настороженным слухом уловил за спиной легкий звон браслетов, рывком крутнулся, на миг упредив удар и успев направить локоть в живот летящего на него тела. Он почувствовал, как локоть глубоко вмял упругую плоть, но столкновение шатнуло его к провалу,
в начало наверх
отчаянно выброшенные в стороны руки не встретили опоры, и Андрей полетел вниз, в пустоту. Падал он недолго и приземлился удачно, спружинив конечностями. Но в следующий миг рухнувшая на плечи тяжесть ткнула его головой в камень, из глаз посыпались искры, и на секунду Андрей потерял сознание. Очнувшись, он приподнял голову и увидел Дейну. Девушка лежала рядом, неловко разбросав руки, - так близко, что он почти касался лицом ее загорелого гладкого бедра. Импульсивно он напружинил мышцы и прыгнул, подмяв под себя безвольное тело и сомкнув пальцы на высокой шее. Теперь все, подумал он злорадно, теперь никакой "кнут" не спасет! Достаточно сжать пальцы - медленно, сладостно - и он сломает эти хрупкие позвонки... Замычав, Андрей с усилием разжал пальцы и наотмашь хлестнул себя по щеке, приводя в чувство! Кто я такой, чтобы губить красоту? Кто вообще имеет на это право? Это красота зла, но лучше уж сойти с ума, чем превратить это прелестное исчадие ада в кусок мертвой плоти. Андрей отодвинулся и недоверчиво огляделся, привлеченный мерным шумом набегавшей на берег волны. Они лежали на вершине невысокой плоской скалы, выступавшей из дна мелкого озера, которое со всех сторон стискивали отвесные каменные стены. Над головой чернело небо, усыпанное блестками звезд. Свежий ночной ветер, непонятно как прорвавшийся сквозь сплошные скалы, холодил мокрое от брызг тело. А из длинной горизонтальной щели в ближней стене раз за разом с гулом вырывалась прозрачная масса воды, с двух сторон огибала приютивший людей утес, скользила, вскипая на валунах и вороша гальку по мелководью, и исчезала - наверное, в укрытых под камнями стоках. И это дикое, неприрученное место освещалось зияющим прямо в звездном куполе прямоугольником дверного проема, из которого они так лихо низверглись. Бутафория! - со злостью понял Андрей. Ну конечно! Откуда взяться здесь настоящей волне, настоящему морю? Наполняют полость водой, затем выталкивают воду поршнем - вот и волна. Но иллюзия полная. И свод выписан классно. Где, интересно, включается луна? А солнце?.. Что ж, каждый устраивается, как может. Мне-то что за дело? Мне надо действовать - и побыстрее, пока Дейна не очнулась. Это будет жестокая шутка, но здесь, видимо, других не понимают... Рывком поднявшись на ноги, Андрей спрыгнул в воду, едва доходившую ему до колен, и побежал за катившей к берегу волной. Там, сразу за клочком песчаного пляжа, темнел в стене вход в пещеру, где можно было надеяться отыскать пульт управления этим великолепным самообманом. Он долго разъезжал, без труда пронизывая границы, неуловимый и многоликий. По крупицам собирал разнородную информацию, составляя для себя грандиозную, беспрецедентную модель человеческого общества. Попутно Он разбрасывал повсюду зерна своего будущего могущества, преуспев в роли неотразимого совратителя, не оставляя без внимания ни один пригодный для засевания клочок почвы. Результатом Его многолетнего вояжа стали предельное постижение расстановки сил в мире и многочисленное потомство, неудержимо поднимавшееся по свету, будто проросшие зубы дракона, - напористое, бесцеремонное, решительное, с железной уверенностью в себе и своем образе жизни, наделенное Его энергией и целеустремленностью, жадностью к жизни и способностью к адаптации. Когда Его дети полностью созревали, когда в них возникала и выходила на первый план страсть к сытой и безопасной жизни - только тогда Он давал им знать о себе и о своей безграничной власти над их судьбами. Ибо в каждого из них была встроена "железа смерти", которую они, в отличие от истинных, первородных Многоруков, не могли из себя исторгнуть - об этом Он позаботился особо, помня роковые для Создателей последствия их ошибки. И, не покушаясь на благополучие своих отпрысков, Он стал направлять их движение в этом сложном мире, организовывать их карьеру, сообразуясь с запасом их сил и возможностей, которые Он знал лучше их, со знанием обстановки, необходимые коррекции к которой поставляли они же, но в первую очередь - со своей потребностью в свежей и полной информации из жизненно важных для Него сфер науки, производства, политики. Сеть, наброшенная Им на мир, была слишком тонка, чтобы ею можно было задушить, но сведения, имевшие хоть какую-то ценность, немедленно передавались по невидимым телепатическим нитям Ему, словно пауку в засаде. Заложив основу своего будущего всезнания, Он выбрал Страну и приступил к главному делу своей жизни. В переплетении политических течений и партий Его малочисленная поначалу религиозная секта непостижимым для большинства образом стала стремительно разрастаться, затягивать в водоворот своей деятельности все большее число соперничающих группировок, обрастая, как снежный ком, сторонниками, умело играя на трусости и равнодушии толпы, поднимая со дна этого стоялого озера муть воинствующего невежества, оголтелой нетерпимости и жестокости, сдерживаемой до поры законом. В мутной воде Он чувствовал себя на порядок увереннее самых прожженных политиканов, Его многофункциональный мозг с ненасытностью губки поглощал стекавшуюся отовсюду информацию и воспроизводил ситуацию во всей сложности, чтобы затем выбрать оптимальное решение. Выдумывать ничего не приходилось, Он лишь обращался к своей совершенной памяти, хранившей многовековой опыт интриг и провокаций и услужливо предлагавшей набор подходящих к случаю ходов. С нужными партиями Он заключал "вечные и нерушимые" союзы, чтобы затем, когда станет выгодным, разорвать их с гениальной легкостью. Он убирал слишком решительных или проницательных деятелей, пытавшихся вмешаться в Его большую игру. Он лгал и предавал, устрашал и подкупал, убивал и взрывал - Он дрался за бессмертие. Ступенька за ступенькой Он выбрался на самый верх, совершив то, что до Него удавалось немногим, - сосредоточив в одном лице всю духовную и политическую власть страны, то есть достигнув власти неоспоримой, почти абсолютной. Полуденное солнце заливало горячими лучами лагуну, раскаляя воздух и камни, но Андрею не было жарко: он блаженно возлежал на пологом прибрежном валуне, и каждая накатывавшая на берег волна ласково холодила тело. Андрей мог быть доволен собой: за те минуты, на которые ему удалось нейтрализовать Дейну, он многое успел, даже исхитрился наскоро прозондировать парализованное сознание девушки, разжившись очередной порцией крайне любопытных сведений. А теперь Дейна сидела, скрючившись, на коленях в мелководье лагуны и растерянно смотрела на Андрея. Ее руки были вывернуты за спину и скручены так, что девушка едва могла шевелить пальцами, а выпрямиться ей не позволяла короткая веревка, наброшенная на шею и закрепленная на дне. Андрей соизволил наконец повернуть голову и взглянуть на девушку прямо. - Ты попалась, - сообщил он спокойно. - Я закрыл стоки и блокировал управление. Уровень воды уже поднимается. Дейна вскинулась, но веревка впилась в шею и дернула голову вниз. - Старый, испытанный способ борьбы с ведьмами, - невозмутимо продолжал Андрей. - Католики, правда, ведьм сжигали, но мои-то предки - православные. Снова Дейна отчаянно дернулась, из ее груди вырвался сдавленный стон. - Пусти! - крикнула она. - Я уничтожу тебя! - На здоровье, - не стал спорить Андрей. - А что я теряю? Да не переживай ты так - вода здесь теплая, ты даже не озябнешь. - Чего ты хочешь? Андрей спрыгнул с валуна и приблизился к девушке. - Я хочу убраться отсюда, - ответил он. - И побыстрее. Ну-ка, где здесь выход? Опустив голову, Дейна смотрела на прибывавшую воду, в широко открытых глазах разгорался ужас. Она не была труслива, возможно, она даже не боялась смерти, но ЭТО было хуже смерти. Сдавив пальцами гладкие щеки, Андрей повернул лицо девушки к себе. - Ты захлебнешься минуты через три, - сказал он. - Не упрямься, моя радость, умей проигрывать. Дейна отшатнулась, лицо сразу стало страшным от ненависти. - Мразь! - крикнула она. - Выиграл? Ты?! - она захохотала, захлебываясь водой и яростью. - Ну убей меня! Ты узнаешь смерть - изнутри, и пожалеешь, что не умер сам! Ты сгниешь здесь, если раньше не сойдешь с ума!.. И в гневе она была великолепна! Но вода поднималась, волны уже захлестывали плечи девушки. - Прощай, ласковая моя, - сказал Андрей, лицемерно вздыхая. - За меня не волнуйся: я разберу твой дом по камешку, но выберусь отсюда. Глаза Дейны горели неукротимой яростью, а волны между тем раз за разом накрывали ее с головой. - Будь проклят!.. - выплюнула она последние слова, и вода захлестнула ее лицо. Тело забилось, опрокинулось набок. Это было крушением его плана, неожиданным и полным. - Дура упрямая! - сказал Андрей с досадой и, погрузив руки в воду, развязал веревку. Перебросив девушку через плечо, будто полотенце, он отнес ее к берегу. Дейна мучительно кашляла, содрогаясь всем телом, но ее страдания не вызывали у него ничего, кроме злорадства. Уронив девушку на песок, Андрей грубыми рывками освободил ее от веревок и выпрямился, борясь с искушением пнуть Дейну в зад. Так, он заперт в этой клетке - неизвестно на сколько, а тем временем упрямец Андр пойдет до конца, теперь-то его уже ничто не остановит. И все из-за этой дурищи! В бешенстве Андрей взметнул над головой глыбу и с размаху разнес ее о валун вдребезги. Но это не убавило злости. А Дейна уже не кашляла - сидя на песке, растирала ободранные запястья и, прищурясь, разглядывала Андрея. - Ну, выскажись, - предложил он, кривя губы. - Тряпка! - сказала Дейна с презрением. - Я почти поверила, что ты мужчина, а у тебя душа раба. На! - девушка выставила длинную ногу. - Оближи мне пальцы. Тебя надо постелить на входе и вытирать о тебя ноги! - Заткнись ты, дура! - хрипло потребовал он, пытаясь совладать с новым приступом ярости. - Никогда тебе не выбраться отсюда! Ты превратишься в идиота, в слюнявого обделанного кретина! - она захохотала. - Молчи! - крикнул Андрей, теряя голову. - Дрянь! - Ты попался! - злорадствовала она. - Червяк, с кем вздумал тягаться? Вам конец - всем! Вершители судеб мира - ха! Спасители человечества! Слизняк! - она плюнула в него. Мутная волна захлестнула Андрея - будто по болоту, в котором он барахтался последние месяцы, прошел смерч, и его наконец накрыло с головой. Слепой от бешенства, он надвинулся на Дейну, на ее брезгливо улыбающееся лицо, сгреб пятерней спутанную гриву, рывком поднял девушку на ноги и придвинул к себе, злобно уставившись в ее сузившиеся от боли глаза. Девушка напряглась, будто окаменела - Андрей почувствовал, как в спину впиваются острые когти и ползут, раздирая кожу. Сатанея, сдавил Дейну так, что у нее захрустели суставы. Вдруг резко отодвинулся, сорвав с себя хищные руки, и ударил, как рубанул, - кулаком по лицу, в полную силу. Девушка упала без звука и осталась лежать в нелепой, распластанной позе - безжизненная, как кукла. Мгновенно схлынула ярость, и Андрея обожгло ужасом, словно перед ним разверзлась пропасть. Качаясь на подгибающихся ногах, он смотрел, смотрел, смотрел на блекнущее, увядающее тело Дейны... По лагуне вдруг пронесся чудовищный вопль, отозвавшийся в голове слепящей болью, и в наступившей следом мертвой, кладбищенской тишине стали происходить жуткие метаморфозы. Первым погасло солнце, затем - почти сразу - стало уходить тепло. Пока бледнели и одна за другой тухли звезды, Андрей оцепенело оглядел, как проседают и кренятся, оплывая, скалы, как мутнеет и покрывается серой пеной неподвижная вода. Потом отовсюду потянуло гнилью. Андрей наконец смог заставить себя подойти к Дейне. Опустившись на колени, он попытался приподнять ее тело, но оно так страшно провисало вокруг его рук, словно не имело костей. Терпеливо Андрей собрал эту аморфную, расползающуюся массу в некое подобие цельности, прижал к груди, как охапку тряпья, и выпрямился - уже в кромешной тьме. Усиливающиеся холод и вонь погнали его в сторону от лагуны. С трудом преодолев полосу песка, вязкого и скользкого, будто рыбья икра, Андрей ощупью забрался в глубину пещеры, опустился на колышущийся камень и скрючился, притиснув к груди ледяные останки Дейны. Андрею было безразлично, чем грозила ему гибель этого мира, он сам был наполовину труп, и ничего уже не хотелось. Внутри что-то сломалось, когда он переступил тот рубеж, за которым человек превращается в убийцу. И он молил только, чтобы все быстрее кончилось. Но агония затягивалась. Если в сплошном мраке и происходили катаклизмы, то Андрей их не ощущал. Он даже не мерз: ему с избытком хватало внутреннего тепла. И вони почти не чувствовал: видимо, притерпелся. Мало, мало!.. - шептал он исступленно, понимая, впрочем, что никому нет дела до его пошлого покаяния и безнадежной жажды искупления. А потом мрак вдруг перестал быть непроглядным. Скоро Андрей мог уже
в начало наверх
видеть, как поднимается и разглаживается просевший свод пещеры. От входа повеяло свежей горьковатостью моря, донесся осторожный плеск волн. Страшась шевельнуться, Андрей бросал по сторонам потрясенные взгляды, затем опустил глаза на Дейну, осознав вдруг, что она больше не обжигает его холодом. Ошалело он наблюдал, как расправляется и наливается упругостью тело девушки, как сходит с лица смертельная бледность и розовеют губы. Затем по телу прошла крупная дрожь, Дейна глубоко вздохнула и открыла глаза. Долго и внимательно вглядывалась в его лицо, затем с наслаждением потянулась и улыбнулась удовлетворенно. И только тогда Андрей понял, что его просто-напросто спровоцировали, провели, как младенца. Когда все вокруг наскучило и нагоняет тоску, разве плохо испытать воскрешение, даже если ради этого потребуется пройти через смерть? И с чего я, собственно, решил, что Дейну так легко убить? Живуча, как все гады... Девушка негромко рассмеялась, подтверждая его догадку. - В каждом живет зверь, - сказала она, словно цитируя его недавние мысли. - Надо только уметь его раззадорить. У нее был вид победительницы. Да по сути, так оно и было. Молча Андрей перенес девушку на огромную пушистую шкуру, устилавшую пол в одном из углов, затем вступил в просторную нишу, под миниатюрный водопад, сыпавший из темноты крупными частыми каплями. Вздохнув, запрокинул голову и закрыл глаза. Что же это было? - думал он. Не мог же я и в самом деле ее убить? К счастью ли, нет, но наши грешные тела пребывают в безопасном удалении друг от друга. Контактируют только сознания, точнее, их волевые начала - "координаторы". А на таком уровне мы лупцуем друг друга постоянно, и если бы не телепатоштучки, превращающие обычную грубость в акт садизма... Нет, ты все-таки подлец! Надругался над слабым, а теперь ищешь оправданий? Мразь!.. Н-да, надо признать, этот поход обнаружил во мне массу неожиданного, я узнал себя лучше, чем за предыдущие десятилетия. И как теперь к себе относиться? Во всяком случае, той чистоты, которая идет от неведения и, наверное, немного стоит, во мне уже не осталось. И все же интересно, что здесь происходит в действительности, вне подсознательной модели, конкретизирующей диалог наших "координаторов" в эти романтико-натуралистические приключения? И как все это видит Дейна? Нет, пожалуй, не стоит пока вникать в суть событий - не время, да и вряд ли это добавит эффективности решениям. Надо только твердо усвоить, что смерть "координатора" или даже простая его изоляция от остального сознания вызывает тяжелейший распад личности, превращает человека в идиота, и этого следует избегать всеми средствами. А главная нелепость ситуации - в том, что после случившегося ненавидеть Дейну я уже не в состоянии. Теперь эта извращенная кукла, эта садомазохистка, эта коварная ядовитая гадина мне даже симпатична. Уж трудности-то я умею себе создавать! Но как же все-таки вырваться? Время поджимает, каждый час может оказаться последним. И еще это странное ощущение надвигающейся беды. Эх, сейчас бы часок соснуть!.. 2 В столицу Андр возвращался совершенно дезориентированным. За прошедшие сутки они с Ингром неплохо сработались, совершив ряд бессмысленных, вредных и даже, с точки зрения любого правоверного Служителя, подрывных акций, в числе прочего - контрабанда через пограничные горы огромного тюка, едва осиленного их вертолетиком. Причем предварительно Ингр хладнокровно и без тени жалости истребил охрану Котла своим чудо-"фонарем", а затем, что вообще не лезло ни в какие рамки, подорвал и сам Котел. Ингр словно задался целью возможно полнее озадачить Андра или же проверить, чего в нем больше - исполнительности или благонадежности. Смутно Андр чувствовал, что Ингр остался доволен помощником - значит, исполнительность он ставил выше? Когда внизу замелькали ряды домов, освещенные косыми лучами восходящего солнца, Ингр отобрал у Андра управление и направил вертолет к Храму - громадному зданию, похожему сверху на выползающую из горы исполинскую улитку. Аппарат спланировал на крохотную площадку, что даже при замечательной маневренности машины было верхом дерзости или расчетливости, и Ингр легко спрыгнул на бетон. - Огнестрел оставь, - бросил он Андру и исчез в темноте прохода. Отстегнув кобуру, Андр последовал за ним. Эта часть Храма была Андру совершенно незнакома, но он не успел увидеть много - в следующую минуту они оказались в просторном зале, позади полутора десятков напряженно застывших людей, облаченных в мантии Генеральных магистров. И здесь Андр впервые и совершенно неожиданно для себя увидел Отца - громадного, божественно прекрасного, удивительно похожего на свои величественные портреты. Отец занимал небольшую нишу, драпированную черным бархатом, и, что было известно немногим, отгороженную от зала прозрачной пуленепробиваемой "пленкой". От прямого нападения владыку защищала цепочка из полудюжины тяжеловооруженных телохранителей - изуверов в последней стадии религиозного фанатизма, готовых на смерть по первому знаку Отца, но глухих к словам любого другого. - Я недоволен вами, дети мои! - чарующим голосом вещал Отец, улыбаясь приветливо и снисходительно. - Вы обленились, погрязли в обжорстве и прелюбодеянии, забыли о долге, о своем высоком Предначертании и святых обязанностях, возложенных Мною на вас. Ингр флегматично огляделся, выбрал место поуютнее и прикорнул в кресле, по своему обыкновению. Андр опустился рядом, слушая. - Мне приходится напомнить вам, что если в кратчайший срок мы не оснастим нашу армию - разумеется, лучшую в мире, ибо за ней стою Я, - самым совершенным оружием и в изобилии, то истинная Вера не станет таковой для всех и мир погибнет в невежестве и смуте, не озаренный светом Истины!.. Никол, чадо неразумное, повторяю последний раз: не устранишь перебои в работе оружейных заводов, Я тебе голову расшибу, понял Меня? Один из магистров, мясистый и приземистый, лиловый от ужаса, с трудом кивнул. - Не жалейте людских ресурсов, дети мои! - воззвал Отец. - Великие цели требуют великих жертв, и наш народ готов к таким жертвам, а если отдельные отщепенцы не проявят должного энтузиазма, мы и для них найдем достойное применение - на границе и в рудниках, увы, высокая смертность, да и жрецам постоянно не хватает материала, я уже не говорю о Питомниках... Запомните это! Отец обвел магистров кротким взглядом, и те по очереди костенели перед холодным сиянием его прекрасных глаз. Андр прикинул, какие у него шансы, если он рванет сейчас к Отцовой нише. Шансов выходило немного, даже если бы у него было оружие. - Пункт второй, - мягко продолжал Отец. - Наша пропаганда недостаточно эффективна. Я не говорю о Служителях, они преданы и горят рвением, но на то они и получают от Меня все, чего заслуживают истинно верующие, а если Я и забуду снабдить их необходимым, никто им не препятствует взять самим - страна у нас богатая. Но массы!.. Я приблизил вас к себе, потому что разглядел в вас усердие и энергичность, но если вы не будете постоянно упражнять свои мозги, Я лишу вас своей милости - вашей памяти, этого вы хотите? Магистры усердно и энергично замотали головами. - Ну так старайтесь, дети мои! Народ должен любить Меня, восторгаться Мною - вопреки временным трудностям, вопреки тому, что неослабный груз обязанностей не позволяет Мне появляться перед ним во плоти. Народ должен непоколебимо верить в свое великое Предначертание - неизбежно великое, ибо он первым приобщился к живительному роднику истинной Веры... надо чаще менять тексты, поскольку при бесконечном повторении утомляется даже подкорка, и менять на лучшие, ибо нет предела совершенствованию. Это вам ясно? Я предельно упростил структуру нашего общества. Теперь оно, как муравейник, делится на два основных класса: Служителей - проводников моей воли - и работников. Но страна не муравейник, и люди руководствуются не одними инстинктами - можно об этом скорбеть, но глупо этого не учитывать. И потому особое значение приобретает умение внушать. Я дал людям Идею, но им этого мало, они хотят жить в сытости и благополучии, они имеют на это право. И мы должны если и не обеспечить им это, то, по крайней мере, создать у них иллюзию такого существования. Пункт третий: из рук вон плохо ведется борьба со смутьянами. Мы загнали их на окраины, ну а дальше? Конечно, их так называемое "движение" смехотворно в сравнении с нашим - могучим и праведным, но пока что им удалось остановить расширение нашего жизненного пространства, а это недопустимо!.. Весь наш аппарат не может сладить с горсткой безбожников? Меня это беспокоит, дети мои, прошу учесть. Учесть и активизироваться. Я не поручусь, что они не нашли способ проникать в глубь страны, а это уже опасно - опасно для Веры!.. А кстати, нет ли и среди вас лазутчиков "Движения"? И снова магистры поочередно напрягались под лучезарным взглядом Отца. - Если вы и дальше будете служить Мне с прежней тупостью и ленью, - печально добавил Отец, - Я, пожалуй, подумаю, не обратиться ли с предложением союза к Борцам, чтобы заменить своих бездарных слуг на более расторопных. Магистры осторожно завздыхали, по залу будто ветерок прошелестел. - И последнее: отбор Невест проводится без должной жесткости. Даже Мне поставляют с дефектами - плаксивых, безвольных. Повторяю: Мне безразлично их отношение к власти, к Вере, даже лично ко Мне - пусть они ненавидят Меня, пусть их трясет от отвращения, но волевой потенциал Невест не должен уступать физическому. Отбирайте таких девиц, а остальное предоставьте Мне и Производителям. Любовь мы внушим потом - не им, так их потомству, на то и существуют Питомники. Мне нужны мощные, свирепые, неукротимые воины. Умники Мне без пользы, мозги солдат должны быть способны посредничать между их мышцами и Мною, большего не требуется. Избыток воображения губителен для боевого духа нации, и вольнодумцев следует истреблять безжалостно, вместе с потомством. Ибо свободомыслие заразно, и бороться с ним следует так же, как с любой другой заразой, - выжигать в корне. Мне нужны готовые знания, а не те, кто их производит. В стране должен быть один свободно мыслящий мозг - Мой. А знаниями Я вас обеспечу, не сомневайтесь. Благословив присутствующих движением бледной кисти, Отец растворился во мраке ниши, будто и не он это был, а его голограмма. Магистры разом поднялись и устремились к выходу, растягиваясь в цепочку. - Бруно тебя выведет, - не открывая глаз, сказал Ингр. - Завтра с рассветом жди меня на крыше. Он явно не собирался подниматься. Кивнув, Андр пошел следом за магистрами, высматривая среди них грузную фигуру храмовника. Когда Андрей проснулся, снаружи, судя по проникавшему в его берлогу свету, по-прежнему был разгар дня. Спал Андрей недолго, но с толком - сейчас он до краев был заряжен дерзкой, звенящей силой. Еще несколько минут он нежился в постели, ощущая себя - наконец-то! - хозяином положения и понимая, что на этот раз его не удержат никакие стены. Андрей даже не стал окружать себя защитной капсулой - просто чуть напрягся и снова стал призрачным и безынерционным, каким был вне конкретизирующего сознания Дейны. Плавно поднял себя в воздух и вплыл в стену. На миг зрение затуманилось, он без труда пронизал камень... и оказался в точно такой же пещерке, словно неощутимая сила развернула его в стене. Недоумевая, Андрей предпринял еще несколько попыток, с неизменной легкостью погружаясь в скалу и так же неизменно возвращаясь обратно. Скорее озадаченный, чем напуганный, Андрей вернул телу материальность и направился к выходу, намереваясь выяснить, когда хозяйке дома наскучит наконец с ним забавляться. Он вышел на берег и остановился, щурясь от нестерпимо яркого света. За время его сна пейзаж чудесным образом преобразился: сейчас лагуну до краев заполняла зеленовато-прозрачная вода и солнечные лучи, отражаясь от искристой глади, дрожали бликами в тени камней. Противоположная берегу скала пропала, будто и не было, и там до самого горизонта простиралась зеркальная поверхность штилевого моря, и невозможно было определить, где настоящая вода переходит в мираж. Давешний плоский валун едва выступал над водой, и на его покатой вершине безжизненно распласталось бронзовое тело Дейны. Чувствуя, что уже начинает плавиться под этим тропическим солнцем, Андрей упал в прохладно-свежайшую воду, в несколько взмахов достиг валуна и растянулся на горячем камне рядом с девушкой. Дейна отреагировала на его появление лишь тем, что вяло перевернулась на спину, дотянувшись ступнями до воды и закинув руки за голову. И снова превратилась в изваяние, насквозь прокаленное солнцем. Андрей разглядывал девушку с любопытством.
в начало наверх
Что-то изменилось в ней. Она уже не пугала неизведанностью, и даже к ее очевидным и многочисленным порокам он относился теперь на удивление снисходительно, будто к своим. - Недурно ты обставилась, - заговорил Андрей, шевеля в воде ногами. - Стоит кое-что перенять. Одного не пойму: вам что, в ваших субтропиках - солнца не хватает? Спечься же можно!.. А хочешь ко мне в гости? Дейна открыла глаз, повела им на Андрея, негромко фыркнула. - Н-да... И что сие означает? - Ах, отстань! - досадливо отозвалась она. - Радуйся жизни молча. Тебе осталось ее на один глоток. - А тебе? - быстро спросил Андрей, но ответа не удостоился. - Если я так тебя утомил, чего же ты в меня вцепилась? На безрыбье, что ли? Вздохнув, Дейна отвернула лицо. - Послушай, - сказал он настойчиво, - после всех скандалов и дрязг не мешало бы нам наконец объясниться, разве нет? Мы ведь схлестнулись по-крупному и узнали друг друга ближе некуда - будто заслуженная супружеская пара. Но откуда ты взялась? И кто ты есть? Девушка молчала, словно не слышала. Или ей вздумалось заснуть? В Андрее шевельнулись отголоски недавнего безумия. Шевельнулись и пропали, задавленные непроходящим и пронзительным чувством вины. - Ну да, на прямые вопросы нам не позволяет отвечать гордость, - заговорил он снова. - И скучно это, верно? Но черт побери, будь же последовательна! Думаешь, я не понимаю, отчего ты устроила этот мини-ньюди-пляж? Откройся же до конца! Дейна медленно распахнула глаза. - Я тебе зачем-то нужен, да? Ну так скажи прямо! - Чушь! - сказала она тихо. - Что мне скрывать? Андрей надвинулся на девушку и погрузился взглядом в ее глаза-провалы, бесстрашно исследуя самые их глубины. День вокруг померк. И в устройстве государственной машины Ему не пришлось ничего изобретать: все уже было когда-то, где-то. Он только слегка видоизменил старые рецепты - с учетом своих уникальных возможностей. На первом этапе "волею народа" и при поддержке невежественного большинства Он монополизировал производство, распространив свою власть на экономику страны и рассеяв по низовым слоям потенциально опасных Ему предпринимателей. Параллельно Он с неослабной энергией укреплял аппарат Служителей, отбирая в него самых преданных, самых исполнительных, самых жестоких. Вторым этапом для Него стало достижение полного контроля над армией, которого удалось добиться, лишь заменив большинство кадровых офицеров фанатично преданными Ему людьми. Он начал с верхов и постепенно реорганизовал армию до самого низа, устранив или ликвидировав всех, в ком хоть сколько-нибудь сомневался. И только тогда Он смог начать борьбу за монополию на знание, объявив "священную войну" интеллигентам, вольнодумцам и всем прочим, знавшим больше, чем допустимо смертному; ославив знание смертельной заразой, превращающей человека в комок нервов, в психопата и дегенерата; натравив на интеллектуалов невежд, завистников и садистов; предоставив этим подонкам полную свободу действий, гарантированную поддержкой армии. Теперь Он мог без ущерба для своей безопасности и обороноспособности государства уничтожить память почти во всех ее проявлениях, оставив обществу лишь набор самых необходимых навыков и застраховав себя таким образом от свободомыслия - главного источника нестабильности любой диктатуры. И снова вокруг бушевали огонь и смерть будто вернулись времена Его благословенной юности, снова лилась кровь, и улицы устилали трупы. Застигнутые врасплох, жертвы в большинстве случаев даже не пытались сопротивляться - раздираемые на части ревущей толпой, втаптываемые в землю, побиваемые камнями, тысячами выбрасываемые из окон на бетонные плиты тротуара или в исполинские костры, сложенные из неисчислимого множества книг. Поначалу сторонников Отца было не так много, хотя из-за пассивности остальных казалось, что они всюду. Но когда открытые противники режима были истреблены почти полностью и фанатики принялись за молчаливо недовольных - "кто не с нами, тот против нас!" - воинство "истинно верующих возросло многократно, разбухнув от трусов, поверивших наконец в пресловутую "заразность" интеллектуальности, а точнее, испугавшихся беспощадного фанатизма миссионеров новой Веры. В ходе этого третьего этапа - непродолжительного по времени, но самого трудного, критического, в благополучном исходе которого Он был уверен менее всего, - возникали разнообразные побочные трудности, почти всегда в подробностях угаданные Им в самом начале. Хотя еще до начала своей грандиозной чистки Он предусмотрительно удалил из страны всех иностранцев, кое-какие слухи все же просочились за границу. Не дожидаясь, пока вопли шокированных законников достигнут апогея, Он выступил с энергичным опровержением, мало аргументированным, но крайне эмоциональным, перемежаемым угрозами в адрес нарушителей суверенитета и обещаниями щедрых подачек самым опасным. Одновременно, с помощью своих заматерелых, но по-прежнему безотказных первенцев, Он развернул по ведущим странам мира широкую кампанию подкупа, шантажа и террора, в общепланетном масштабе применяя методы, уже опробованные Им на пути к власти. Чтобы окончательно заткнуть глотки крикунам, Он в срочном порядке заключил с сопредельными государствами бессрочные пакты о сотрудничестве и торжественно поклялся всей планете в мирном и созидательном характере своего режима, твердо усвоив из истории: чем бесстыднее ложь, тем больше доверия она вызывает. Ко времени, когда государственные мужи, сбитые с толку Его бурной и по виду не слишком осмысленной внешнеполитической деятельностью, смогли разобраться в логике происходящего, поздно было предпринимать что-либо менее радикальное, чем объявление войны. Определенные хлопоты доставили Ему и некоторые из Служителей - те, что вознеслись на гребне поднятой им мутной волны, но при этом настолько привыкли карабкаться по головам соперников, что не сумели остановиться вовремя. Он подавил и это волнение раззадоренных Им ничтожеств, беспощадно расправившись с самыми алчными и напугав остальных. В точно рассчитанный момент Он подбросил в выдыхающееся пламя общенациональной ненависти новое топливо, направив ее энергию вовне Страны, с отточенной веками умелостью разжигая в людях злобу и страх. И, доведя массовый психоз до предела, до высшей, критической точки, Он смог наконец развернуть свое великое строительство - главный Его козырь в этой грандиозной интриге. И поднялись вокруг Столицы первые Котлы, и поползли они на мир, неумолимо расширяя амнезийный круг, превращая население в бездумное стадо, обращая в прах надежды всех Его врагов. Их разъединил холод. Солнце исчезло, над почерневшим морем низко и тяжело ползли тучи, из которых сыпал колючий снег. Быстро набирал силу ветер - о валун уже разбивались первые, невысокие пока волны, обдавая людей ледяными брызгами. - Что за бедлам! - возмутился Андрей. - И это курорт? Дейна с силой оттолкнула его, расхохоталась. - Отгулялись! - выкрикнула она между приступами смеха. - Жди гостей! - Ну ты, государыня-рыбка! - рявкнул Андрей. - Без паники! Но ему самому вдруг стало страшно. Верхушки волн отливали багровым, от воды поднимался душный, тошнотворный запах. До боли знакомые симптомы... Рывком подняв девушку с камня, Андрей столкнул ее в воду, следом прыгнул сам. От холода перехватило дыхание. Они вырвались на берег, шмыгнули, спасаясь от пронизывающего ветра, в нору и зарылись в мех, прижимаясь друг к другу в тщетных попытках сохранить ускользающее тепло. - Если это контрастный душ, - выговорил, стуча зубами, Андрей, - то с контрастностью здесь перебрали! Внезапное наступление холодов отозвалось в нем затравленной яростью, направленной вовсе не против Дейны, сейчас увядшей и потускневшей, - девушка наверняка была непричастна к обледенению, так же как и к недавней неудаче его попыток вырваться. Но все эти бесчинства слишком живо напомнили Андрею некоторые - не самые приятные - места из воспоминаний Кимы. Снаружи творилось невообразимое: ветер ревел, сотрясая порывами скалу, волны таранили стену. Вода уже затопила вход и ползла по наклонному полу к осажденным. - Не спи - замерзнешь! - прокричал Андрей бессмертную фразу девушке на ухо. - Пора поднимать мосты! Дейна не реагировала, распластавшись по меху проколотым баллоном. Одной рукой Андрей поднял ее распадающееся, бескостное тело, второй стал хлестать по щекам - пока не открылись апатичные глаза. - Видишь? - показал он на прибывающую воду. Девушка слабо кивнула, и поперек прохода обрушилась громадная плита, преградив воде путь. Но это только добавило ярости взбесившемуся морю. Свод пещерки трескался и проседал под ударами, на людей уже начала сыпаться щебенка. Если это имитация, снова подумалось Андрею, то дьявольски натуральная. Трещат последние рубежи Дейниной обороны. Если я сейчас не вмешаюсь... Торопливо он образовал вокруг себя и Дейны защитную оболочку и с силой надавил на нее изнутри. Капсула стремительно разбухла, заполнив всю пещеру и подперев тугой пленкой колышущийся свод. Сразу стало тихо и покойно, воздух быстро нагревался. С сомнением вздохнув, Андрей потряс за плечо оживающую Дейну: - Не верю, чтобы в этой крепости не был предусмотрен запасной выход, - с твоим-то иезуитством!.. - Там, - вяло показала девушка, и в скале образовался узкий проем. Она уронила руку, через силу усмехнулась: - Толку!.. Ты один умный? Андрей приоткрыл в своей оболочке, против входа, компактную щель и приблизился. Ощутив телом морозность наружного воздуха, он нырнул в ход и очутился на крохотном балконе. Шагнул к перилам и вздохнул. Балкончик лепился на выступе отвесной скалы, которая просматривалась лишь на пару десятков метров - дальше стена загибалась и уходила из поля зрения. Существовали только этот кусок скалы и звездное небо, больше ничего. У пропасти, на краю которой он стоял, не было дна - внизу так же холодно и равнодушно мерцали звезды. - Говорила же: отсюда не сбежать, - прошелестел за спиной голос Дейны. Андрей обернулся. Девушка подпирала спиной косяк, зябко обхватив себя руками; по губам змеилась улыбка. Ожила! - подумал он с неприязнью. - Чему радуешься? - Утешься, - сказала Дейна. - Я в этой клетке с рождения. - Наверное, тебе здесь нравится, - отозвался он. - А у меня на клетки аллергия. Взяв девушку за плечи, Андрей втиснул ее в камень, уперся взглядом в прищуренные глаза, требуя впустить. - Хотела знать, кого я ищу? - спросил он. - Подать мне Отца! Дейна фыркнула: - Руки коротки! - Разве? Тебя-то я нашел. - Многорук закрыт для чужих. Только его дети... могут... - Например, ты? Она не ответила. - Ты зондировала его? - Да! - крикнула она. - Пусти! - И он тебе позволил? - Плевать мне на позволения!.. Он и не знал. - И ты передавала это мне. Зачем? Девушка молчала, отворачивая лицо. - Он знает обо мне? - Догадывается. - Откуда? - Не знаю. Оставь меня! Андрей отпустил ее и сумрачно спросил: - А теперь он хочет убрать нас обоих? - Да, - ответила она тихо. - Так чего мы ждем? Сматываться пора! - Как? - спросила Дейна. - Может, у тебя есть крылья? - Может быть, - ответил он. - Во всяком случае, стоит попробовать. Андрей глубоко вздохнул, решаясь... и одним движением перемахнул перила. Он пролетел несколько метров и упал на скалу - неловко, едва не расшибив затылок и проехав по камню многострадальной спиной. Приподнявшись, недоуменно оглянулся. Он сидел на вершине скалы, а в трех метрах за его спиной торчала из
в начало наверх
камня бетонная плита, из-за которой выглядывала, почему-то сильно отклонившись назад, Дейна. Впервые он увидел в ее глазах что-то похожее на растерянность. Андрей поднялся, озираясь, и в нем шевельнулась догадка. - Приди ко мне! - позвал он, притопнув ногой. - Прыгай, не бойся. Здесь невысоко. Андрей уже почти не сомневался: вблизи балкона гравиполе было ориентировано горизонтально. И на такую эффектную, но дешевую шутку купилась могущественная Дейна! - Ну, прыгай! Девушка покачала головой. - Что? - раздраженно спросил он. - Нам не по пути. - Иди один. - Испугалась? Не приближаясь, Андрей обошел балкон, и голова девушки завороженно поворачивалась вслед за ним, пока ей не пришлось запрокинуть лицо - сейчас она висела горизонтально, будто приклеившись подошвами к бетону. Андрей лег на живот и пополз ногами вперед к балкону. Почувствовав, как мягкая обволакивающая сила ухватила его за бедра и потянула вдоль камня, он стал притормаживать пальцами и продолжал ползти, пока мир не повернулся и не оказалось, что Андрей спускается по отвесной скале. - Вернулся? - спросила Дейна небрежно. - Зачем? - Да уж не за тобой, - огрызнулся Андрей. - Тоже - сокровище! Нырнув в ход, он через секунду возник снова, со шкурой в руках. Размахнувшись, бросил ее в "пропасть". - Тебе уже не пригодится, - объяснил он Дейне, пока та с невольным любопытством следила за полетом шкуры. Затем вдруг схватил девушку в охапку, швырнул через перила и мгновением позже прыгнул сам. Упав на руки, Андрей сразу вскочил, закутал оглушенную падением Дейну в мех и, поддерживая, повел по каменистому склону вниз - туда, где уже отчетливо просматривалась яркая зелень леса. 3 Разветвленная, прекрасно организованная система массажа немало значила в общегосударственной индустрии силы. Вряд ли иначе монахи смогли бы совмещать постоянную готовность к Служению с почти ежедневными оргиями, без которых жизнь показалась бы им пресной. Однако в Дане заключалось нечто большее, чем простой талант массажистки. Ее руки обладали почти сверхъестественной способностью снимать напряжение и усталость, находить и устранять боль, как бы глубоко она ни скрывалась. Девушка была чудом, безумным расточительством было держать волшебницу на положении домашнего животного, хотя здесь эта несправедливость не казалась вопиющей. Впрочем, если бы исключительность Даны открылась до ее знакомства с Андром, вряд ли она попала бы к нему. Скорее, Бруно, уверенный в своем праве на лучшие куски, забрал бы девушку себе... И все бы испортил, потому что чудеса начинались, только когда Дана симпатизировала пациенту, что даже при ее неправдоподобной кротости не могло происходить часто в этом зверинце. И сейчас, после тщательного глубокого массажа и двухчасового дремотного парения в благоухающем растворе, Андр мог наслаждаться ощущением силы и бодрости, пронизывающим каждую его клетку, но покидать бассейн не торопился. Он лежал на поверхности, будто висел в черной пустоте, не ощущая телом жидкости, едва различая над собой силуэт Даны, неслышно шевелящейся на краю ванны: не доверяя электронике, девушка контролировала температуру раствора собственными ступнями - в любом другом такая добросовестность показалась бы избыточной. Обстановка располагала к безмятежности, однако куда ближе Андр был к отчаянию. По всем признакам, их совместное с Андреем предприятие находилось на грани катастрофы. Мало того, что Андрей молчал уже вторые сутки, то есть наверняка в своих потусторонних исканиях влетел в крупные неприятности, так сегодня, сразу после выхода из Храма, Андр обнаружил за собой такую плотную слежку, что избавиться от нее было бы невозможно, не выказав некоторые навыки, удивительные в заурядном храмовнике. Полдня они не отставали от Андра, пока он слонялся по городу, не пропуская ни одного увеселительного заведения - днем там было тихо и почти пристойно. Заботливо довели его до дверей кельи и пока визитами не беспокоили, хотя вряд ли дело тут в избытке тактичности. А кто и почему так основательно за него взялся, оставалось только гадать. Во всяком случае, обстоятельства поставили Андра перед выбором. Во-первых, можно было покорно ждать, пока за ним придут. Если у гостей хватит сноровки, они прикончат его сразу, не выпуская из бассейна. Если же нет - потеха затянется, хотя вряд ли ему позволят уйти. Путь второй: немедленно убираться из Столицы, унося ноги и все, что накопилось. В конце концов, наберется немало - вне Поля не знают и десятой доли этого. Можно даже попытаться захватить вертолет Ингра, вместе с его чудо-оружием. А если добавить сюда предположения Андрея... в которые мало кто поверит, разве что отпадут все прочие версии. Как ни забавно, но каждое новое событие подтверждает гипотезу Андрея - если не смыслом, то уровнем своей нелепости. Наконец, третий вариант: этой же ночью попытаться проникнуть в Храм, благо именно сегодня Ингр подбросил как раз те сведения, без которых эта авантюра не имела реальных шансов на успех. При некотором везении можно спланировать на вертолетную площадку, откуда уже нетрудно пробраться в покои Отца... где и нарваться на засаду. Н-да... Пожалуй, второй вариант самый разумный. Временно отступить, чтобы сохранить накопленное... Вот только как быть с ощущением острой нехватки времени? Что-то затевается - грандиозное, зловещее, - и произойдет это скоро. И что стало с Андреем? Вот задача! Итак, выгодно или нет спасать человека, ближе которого у меня нет и не будет, - мое второе и лучшее "я"? Андрей прав: я умею только использовать. Это же я затащил его в наше гнилое болото, в существовании которого он даже не был уверен и тем не менее рискнул всем - ради голой идеи. А ему было что терять - не то что мне, с детства вытравившему из себя вкус к жизни, превратившемуся в боевой автомат. И ради чего? Чтобы в критический момент не понять нешаблонного хода и оставить друга наедине с неведомой опасностью! Почему же я колеблюсь сейчас? Риск? Ерунда! Если в своих поисках Андрей напоролся на Отца - уж тот-то выпотрошит его досконально, вызнает все. И окажется, что потеряли мы больше, чем приобрели. А потому - вперед, на поиски Отца! Только там можно что-то изменить к лучшему. Нащупав в темноте гладкую щиколотку Даны, Андр подтянул себя к стенке и выбрался из бассейна. И сейчас же явственно ощутил огорчение девушки, хотя в такой темени даже он не смог бы разглядеть ее лица. Он не удивился: еще вчера обнаружил, что Андрей оставил ему ценное наследство, научив пользоваться собственными же (видимо, действительно незаурядными) сенсорными способностями. Взъерошив короткие кудри девушки, Андр так же отчетливо воспринял ее ответную благодарность. - Когда стану магистром, - сказал он, - добьюсь, чтобы массаж приравняли к Служению. Дана тихонько вздохнула, и Андр почувствовал ее недоверие. Наверное, она тоже была телепатом, даже наверняка - без этого ее целительный дар немного бы стоил. - Ну иди! - Он подтолкнул девушку к двери. Собрался Андр быстро - как обычно, самым трудным оказалось принять решение. Несколько минут постоял, слушая, у входной двери. В коридоре было тихо, и однако своим обостренным чутьем Андр ясно ощутил там чье-то присутствие. Сколько человек его сторожило, определить не удалось, но, видимо, не менее трех. Вряд ли бы они сумели его остановить, но шум сейчас был не ко времени. Неслышно Андр прошел в темную гостиную, осторожно открыл окно, оглядел далекий тротуар и черное, сплошь затянутое тучами небо. Подходящая ночка для тайных дел! - подумалось ему. Отступив в глубину комнаты, Андр разбежался и бросился головой в окно. Набрав скорость, рванул за ремни, и тотчас мощный рывок растопырил его тело: над ним со звонким хлопком развернулся пятиугольный купол планера. Андр плавно заскользил по воздуху, будто по склону горы, осторожными движениями направляя полет. Запас высоты позволял пролетать над большинством домов, и потому Андр сразу нацелил планер на Священную гору, рассчитывая максимально сократить себе пеший путь. Благополучно приземлившись на тихой и темной, как ночное ущелье, улице, Андр тщательно уложил планер в плоский, горбативший спину тюк и побежал через мертвые кварталы к горе. Менее чем через час он уже карабкался по отвесной стене, с удовлетворением ощущая в теле отменную тренированность, почти не подпорченную жизнью в душном климате равнин. Добравшись до места, перевел дух, попутно уточняя направления воздушных потоков, затем отступил от края обрыва для разбега. Ветер подхватил и понес Андра к Храму, скромно прилепившемуся к Священной горе, но быстро выраставшему, надвигавшемуся на летуна темной громадой. Накренившись, Андр заскользил в сторону, целясь на вертолетную площадку... "Разлетался! - проворчал знакомый голос. - Птичка! На сутки нельзя оставить..." Мгновенная судорога сотрясла тело Андра и пропала, унося с собой болезненное, тягостное напряжение последних дней. Плечи расправились, словно освободившись от тяжести. "Нагулялся? - спросил Андр. - Ну, куда ты вляпался на этот раз?" "Хорошо, ты еще не успел вляпаться! - огрызнулся Андрей. - Не расслабляйся, держи правее". "А в чем дело?" "На площадке тебя ждут. А дом нашпигован ловушками, даже тебе там не пройти... Окно над карнизом видишь? Двигай туда". Окно оказалось достаточно широким и к тому же гостеприимно распахнутым. Оставалось надеяться, что Андрей знает, о чем говорит. "Ну еще бы! - немедленно подтвердил Андрей. - Кстати, оцени: я все же вышел на Отца". Бесшумной тенью Андр скользнул в окно, погасил скорость и мягко спрыгнул на пол. Огляделся, готовый к любой неожиданности. Комната была большой и пустой, только на фоне одной из стен обрисовывался тонкий силуэт, показавшийся Андру знакомым. Он шагнул ближе, всматриваясь. Ну конечно, это была ночная хозяйка Андрея, хотя во плоти она заметно отличалась от своего психообраза. И одета была почти пристойно: высокие сапоги, брюки в обтяжку и короткая мохнатая куртка с капюшоном, в тени которого тревожно мерцали огромные глаза. "Вовремя я тебя перехватил! - заметил Андрей. - Ты недооценил Отца: по части провокаций с ним трудно тягаться. Так что надо быстренько убираться из Храма. Сможешь отбуксировать Дейну вниз?" "Она цепкая?" "Да уж... хватка мертвая". "Поможешь мне разогнаться". "Конечно. Только..." "Быстрее! - неожиданно вмешался в их интимный диалог напряженный женский голос. - Болтуны!" "Не сердись на нее, - попросил Андрей смущенно. - Девочка повязана с нами жизнью". Снова Андр аккуратно сложил и укрепил сзади планер. Затем к нему за спину протиснулась между ремнями Дейна, плотно обвив гибкими ногами его талию, а руками с неожиданной силой сдавив грудь - оседлала, будто детеныш обезьяны. "Поспешите, сюда идут, - сказал вдруг Андрей. - У вас секунд двадцать... девятнадцать... восемнадцать..." Под размеренный счет Второго Андр отошел в глубь комнаты, разогнался и пронизал плоскость окна секунд за семь до отмеренного Андреем срока. Разбег был хорош, и планер распахнулся как обычно, но третий за сегодняшнюю ночь полет оказался куда круче предыдущих. Андру не сразу удалось приноровиться к сместившемуся центру тяжести, хотя Дейна вела себя образцово, не тревожа его ни словом, ни вздохом, а Андрей страховал полет с безупречным, удивительным для него вниманием. Столкновение с землей не стало образцом мягкой посадки, и вряд ли Андр устоял бы на ногах, если бы не поддержка двойника. Дейна сейчас же соскользнула на бетонные плиты тротуара. "Куда теперь?" - спросил Андр, почти не сомневаясь в необходимости немедленного бегства из Столицы. "Ошибаешься, - отозвался Андрей. - Теперь-то и начинается настоящее дело. Да брось ты свой парашют, больше он нам не пригодится!" Андр освободился от ремней, скрутил планер в тугой ком и забросил в окно ближайшего дома. "Все-таки, что с тобой стряслось?" - спросил он, озираясь. "Я поднабрался сил и ума, - ответил задумчиво Андрей, - и заплатил за это душевным спокойствием. Очень прошу тебя, будь поласковей с этой чертовкой, я перед ней в долгу..."
в начало наверх
"Хватит болтать!" - раздраженно вмешалась Дейна. "Хватит так хватит, - покладисто согласился Андрей. - Андр, девочка проводит тебя к потайному ходу в Храм, а я пока отлучусь за информацией. Этот чертов Отец упирается, выдает в час по чайной ложке... И торопитесь, скоро здесь станет людно!" Все было продумано и рассчитано до мелочей. Помимо затрат, признанных Им неизбежными, - на поддержание функциональной пригодности служителей и работников, все остальные ресурсы страны были нацелены на вооружение. Питомники уже начали выдавать первые партии специализированных с рождения полуавтоматов, запрограммированных либо на работу, либо на служение. В главном, Храмовом, питомнике подрастал второй эшелон Его отпрысков - будущие командиры Священной армии, с предельно сниженной потребностью в личной безопасности, но с врожденной и усиленной воспитанием жестокостью, с въевшейся в кровь привычкой к повиновению - беспрекословному, нерассуждающему. И все они, куда жестче первого эшелона, были замкнуты на Него и приказы получали из первых рук, по самому быстрому и надежному из всех средств связи - телепатическому. Это будет костяк самой дисциплинированной и стойкой армии всех времен и народов, оснащенной лучшим в мире оружием и обеспеченной всесторонней информацией, поставляемой Его первенцами. А главным Его оружием была амнезийная "жидкость" - так считали и Его последователи, и Его бесчисленные враги. Но и здесь Он всех переиграл: Котлы лишь защищали границы и скрывали - до срока - истинные Его цели. Знали бы пресловутые "борцы", что все их потуги полностью согласуются с Его планами и что, усердствуя в уничтожении Котлов, они помогают Ему маскировать ростки чужеродной кристаллической жизни, взращенные Им в могучий подземный Лес! Придет время - и Он сам опрокинет Котлы. И тогда накопленная Лесом энергия ринется на простор, а вслед за ней на беспомощного, обеспамятевшего противника двинутся победоносные войска, послушные каждой Его мысли, утверждая Его власть на материке, а затем и на всей планете - власть беспредельную и вечную. Так будет. Если ничто не спутает Его планы, не изломает шестерни налаженного механизма. Но разве Он не все предусмотрел? За все годы Он не сделал ни единого промаха в своей большой игре... кроме, пожалуй, одного. Хотя было и у Него уязвимое место: при всей своей многофункциональности Он мог одновременно управлять только десятками, в крайнем случае - сотнями подчиненных сознаний. Этого хватало - для страны, но при увеличении масштабов неизбежно возникала нужда в промежуточных инстанциях - местных правителях, во многом подобных Ему. Сложность заключалась в том, чтобы наделить их строго дозированным могуществом, дабы не смогли они вырваться из-под Его жесткой опеки. Первый и пока единственный опыт в этом направлении нельзя было признать удачным: девчонка выросла своенравной - и если Он все же оставил ей жизнь, то для того лишь, чтобы легче было найти пути к исправлению ошибки. До сих пор Ему удавалось нейтрализовать вносимую Дейной нестабильность - пока не появился этот злонамеренный незнакомец, чье присутствие Он обнаружил в тени сознания дочери. За все время Он узнал о чужаке совсем немного, строптивая девчонка открыла лишь, что он из Его ближнего окружения. Но Он не торопился ее выпотрошить, занятый более неотложным. Он только установил в сознании дочери капкан и ни на миг не усомнился, что чужак попадется. Он не считал противника достойным внимания - в назначенный Им час тот встретит смерть. "Стой!" - произнес вдруг Второй, и Андр замер, придержав рукой Дейну. Вокруг было тихо и темно, только впереди, за мертвыми домами, что-то бледно светилось в тени горы. "Новости! - возмутилась девушка. - Никогда там не жгли огней". Осторожно приблизившись, они выглянули из-за угла. В самом низу отвесной скалы угадывалась дверь, а площадка перед ней освещалась фонарем, мерно раскачивающимся на тросе. "Внутри кто-то сопит", - предупредил Андрей. "Бред! - откликнулась Дейна. - Нет там никого - я бы знала". "Не мельтеши, непокойная! Вслушайся". Теперь даже Андр различил дремлющую свирепость храмовников, отбывающих дежурство. "Папаша и здесь застраховался, - заметил Андрей. - Похвальная предусмотрительность!" "Сколько их там?" - спросил Андр. "Трое. И плотно сидят, сволочи, не подступиться". "Другого пути нет?" Андрей только вздохнул. Презрительно фыркнув, Дейна одним движением сбросила с плеч куртку. "Эй, ты чего? - забеспокоился Андрей. - Мы же не дома!" "Отстань!" - огрызнулась девушка, решительно стаскивая с себя сапоги. Взлохматив гриву, она вступила в круг света, трепещущая и девственно юная, неотразимая приманка для любого правоверного Служителя. Одобрительно ухмыльнувшись, Андр неслышно скользнул в сторону, затем - по стене - ко входу. Несколько секунд ничего не происходило, потом с натужным скрипом открылась массивная дверь, в проем протиснулись две звероподобные, поблескивающие металлом фигуры и устремились за отпрянувшей Дейной, перекликаясь взрыкивающими голосами. Дверь сразу покатилась обратно, но в этот миг Андр прыгнул ко входу и с разворота нанес страшный удар в темноту, уверенный, что Второй его подправит. Всей тяжестью сапог угодил во что-то жесткое и плотное, гулко опрокинувшееся на камень. Андр оглянулся. Легконогая Дейна, заморочив храмовников, уже стрелой неслась к нему. Пропустив ее, Андр рывком задвинул дверь, и в нее тяжело врезался один из преследователей. Можно было представить, как злобно завидовали сейчас храмовники своему товарищу, кляня его коварство и удачливость, не подозревая, что из них троих он менее всего заслуживает зависти. - Шевелись, ну! - сорвав со стены фонарь, Дейна побежала по коридору, уводящему в глубь горы. Поморщившись (ее манеры неприятно напомнили ему Ингра), Андр догнал девушку. Они долго кружили по подземному лабиринту - Андр уже потерял счет поворотам и начал подозревать девушку в мистификации, как вдруг Дейна остановилась перед небольшой, но по виду тяжелой дверью. - Открой, - не оборачиваясь, велела она. Андр навалился. Дверь медленно уползла в стену, открыв обрывавшийся в темноту лаз. Девушка вошла, Андр поспешил следом, задевая плечами за шершавые, но на удивление ровные стены. Лаз закончился тупиком. Девушка обернулась на Андра и молча указала на два штыря, торчащих из тупиковой стены вблизи пола. "Дерни, деточка, за веревочку..." - пробормотал Андрей. "Что?" - не понял Андр. "Потяни за штыри вверх", - объяснил Андрей. Протиснувшись мимо Дейны, Андр наклонился к рукоятям, напрягся. Стена не шелохнулась. "Скорее я их погну", - сказал Андр, выпрямляясь. "Другого пути нет, - флегматично отозвался двойник. - Помочь?" "Нет, погоди. Если это поднимается, то одним человеком. Двое здесь просто не встанут". "Человеком ли?" Промолчав, Андр расслабился и прикрыл глаза, настраиваясь. В конце концов, сказал он себе, я же так грузовики переворачивал!.. Поставив удобнее ноги, Андр снова взялся за рукояти и потянул, с каждой секундой наращивая усилие, выкладываясь весь, без остатка. Мышцы вздулись, затрещала, расползаясь, куртка, в глазах потемнело. Стена медленно поползла вверх. На пределе напряжения Андр выпрямился, дотянув штыри до бедер. "Живо! - выдавил он из себя. - Пальцы... Черт!" Бесстрашно нырнув под зависшую махину, Дейна выдвинула сбоку металлическую раму. Андр осторожно опустил плиту - рама держала. Он распрямился, массируя кулаками ноющую поясницу. "Ну? - спросил Андрей. - По-прежнему считаешь, что сей путь смертным не заказан?" Отдуваясь, Андр покачал головой. А Дейна уже снова лезла под плиту, выставив перед собой фонарь. Вновь они долго бежали каменным коридором, на этот раз ничем не отличавшимся от обычной пещеры, пока не достигли лестницы, уводящей в черную неподвижную воду. Не колеблясь, даже не замедлив шаг, Дейна вступила в подземное озеро. Когда вода захлестнула девушке горло, Андр молча посадил ее себе на плечи и двинулся дальше, подгребая руками. Вода достигла его ключиц и больше не поднималась. - Ну, живо! - понукала его Дейна со странными для нее нотками отчаяния в голосе. - Так мы за неделю не доползем! "В самом деле, время поджимает, - сказал Андрей. - С рассветом все усложнится, перепутается... Черт, хоть разорвись!" Вздохнув, он добросовестно включился в работу, сразу добавив Андру скорости и бормоча что-то про свои нехорошие предчувствия. Андр ударился ногой о камень, и Андрей чуть слышно чертыхнулся. Впрочем, это оказалось началом новой лестницы. Андр не поднялся по ней и до половины, когда Дейна легко спрыгнула вперед и, разбрызгивая воду, побежала вверх по ступенькам. "Назад!" - рявкнул вдруг Андрей, и Двое слаженно рванулись за девушкой. Единым движением они швырнули Дейну далеко за спину, со стоном приняли на грудь сокрушительный удар, нырнули под летящую снова навстречу бронированную морду и до рукояти погрузили клинок в чешуйчатый бок чудовища. Ящер попятился. Вцепившись в его длинную кожистую шею, Двое упирались, не давая ему уползти в нору. Рана успокоила ящера не сразу, но навечно - через минуту он лежал у ног Андра несуразной грязной тушей. "Чудеса начинают приедаться, - говорил двойник, пока Андр восстанавливал дыхание. - Откуда возникло это ископаемое? Или Отцу уже и храмовники кажутся недостаточно безмозглыми?" - Дурачье! - вдруг взвизгнула сзади Дейна. - Мало мне было одного ненормального!.. Андр удивленно обернулся. Дейна поднималась из воды, трясясь то ли от холода, то ли от злости. "Родная, не пугай нас! - захныкал Андрей. - Ужель это длинношеее было твоим любимым товарищем в детских играх? Может, оно хотело тебя облобызать, а не разбить тебе грудь?" - Идиоты, вы что, друг перед другом красуетесь?! - выкрикнула Дейна. - С чего вы меня опекаете, что вам надо от меня? Я же довела вас до места, чего вам еще?! "Поучи, поучи нас, дураков, жизни, - смиренно сказал Андрей и засмеялся. - Посмотри на нее, боевик. Она ведь подозревает, что ее облапошили, только не может сообразить - как". "Мы уже не торопимся?" - осведомился Андр. "Ух ты! - спохватился Андрей. - Отбой, киска, доругаемся после. Куда нам теперь?" Истерично расхохотавшись, Дейна метнулась мимо Андра и всем телом навалилась на укрытую в глубокой нише дверь. Створки распахнулись, и девушка качнулась назад, словно под напором хлынувшего на нее багрового света. Поймав Дейну за плечи, Андр притиснул ее к груди, удивленно озирая открывшуюся картину. Свечение исходило от густо стоящих пучков тонкой упругой проволоки. Расширяясь кверху, пучки переплетались метрах в трех от пола в сплошной сетчатый слой, о толщине которого нельзя было судить даже приблизительно. Проволока казалась раскаленной докрасна, но воздух в этом, по-видимому, громадном, зале оставался холодным. "Ну, вот и все, - грустно сказал Андрей. - Дейна добилась своего". Андр перевел взгляд на девушку. Она упиралась руками в его грудь, настойчиво пытаясь вырваться. В глазах - отчужденность. "Теперь она Отцу не опасна: все забыла, - объяснил Андрей. - И наверное, это к лучшему. Что хорошего она могла помнить? Может, наполнив ее память новым содержанием, мы сможем воздействовать на подсознание? Донором предлагаю Лику". "Но твоя связь с Отцом не оборвалась?" "Ну уж нет! Теперь он у меня на прочном крючке". "Или ты у него?" Андрей засмеялся: "Вряд ли: я научился скрываться. И скрывать других. Если бы Дейна сумела поверить нам, ей не пришлось бы лишать себя памяти". "С помощью этих кустов? Вообще, что это такое?" "То, что мы искали, - ключ к разгадке амнезийного поля. Отец одурачил всех: его Котлы - фикция, они прикрывают лишь пограничные районы, пересечь которые Борцы смогли бы даже с нынешними шлемами. Но каждые трое суток, перед рассветом, эта чудовищная растительность сбрасывает избыток энергии, и она смерчем проносится по стране, вплоть до заградительного поля Котлов,
в начало наверх
выметая из памяти людей последние крохи. А стоит "жидкости" замкнуться в кольцо, как создаваемое ею поле перестанет экранировать излучение, и тогда единым махом будут уничтожены и Движение, и сопредельные государства, да и не только сопредельные". "Поэтому мы так спешили?" "Видишь ли, как раз сегодня в этих адских садах период активности. А пока идет излучение, Отец лишен связи со своими чадами и, следовательно, более уязвим". Андр усмехнулся краем рта. "Похоже, дело близится к развязке?" - спросил он. "Дай бог, чтобы оно развязалось в нашу пользу". Оскалившись, Дейна попыталась ударить Андра. "Отпусти ее", - сказал Андрей. Андр разжал руки. Девушка отбежала в глубь пещеры, укрылась за камнем, следя за ним настороженными глазами. "Сколько у нас времени?" - спросил Андр. "Меньше часа - а надо еще отыскать дверь в Отцовы апартаменты". "А что будет с ней?" - Андр кивнул на Дейну. "Пусть ждет здесь, только дверь прикрой - если она сдуру сунется в эти кустики, от нее один пепел останется... Впрочем, я за ней присмотрю". Андр подобрал оброненный Дейной фонарь и осторожно поставил его на камень, за которым пряталась девушка. "Торопись, - сказал Андрей. - А я пока наведаюсь к Отцу, его тоже нельзя оставлять без присмотра". Главной Его мыслью сейчас было: куда девалась Дейна? Впервые за столько лет он не мог обнаружить дочь, и исчезла она еще до начала Излучения - следовательно, либо погибла, либо научилась скрываться от Его сенсоров. Вторая версия была маловероятна: в свое время Он постарался от этого застраховаться, - стало быть, кто-то Его опередил. Видимо, тот злонамеренный незнакомец оказался опаснее, чем Он предполагал. Нить оборвана, где теперь его искать? Откуда ждать нападения? Как сумел чужак вырваться из капкана - так быстро, и насколько он силен? Почти физически Он ощущал вокруг нарастание нестабильности, и все Его контрмеры не имели успеха. Появился новый, непредусмотренный Им фактор, игнорирующий все Его могущество и настойчиво пробивающий дорогу к неведомой, но наверняка губительной для Него цели. Ждать больше нельзя, решил Он. Слишком велик риск. Экстремальная ситуация требует экстремальных действий. 4 Андр ходко бежал вдоль стены, сторонясь холодно пылающих нитей: интуитивно он понимал, что случайное к ним прикосновение убьет его мгновенно. Плотность амнезийного поля была здесь настолько велика, что даже Андр ощущал себя неуютно. Любой другой за секунды лишился бы памяти вместе с осторожностью и нашел бы смерть в ближайшем пучке. Времени оставалось в обрез, и если Второй неверно угадал направление, то придется обежать минимум три четверти этого зала, о размерах которого можно судить лишь по едва заметной кривизне стен. Как ни странно, это было единственным, что его сейчас беспокоило. Что-то произошло с ним за последние месяцы. Чем глубже погружался Андр в ненавистную среду, тем труднее становилось ориентироваться. На расстоянии все казалось понятным и контрастным, теперь же возникли оттенки, мир расцветился, запестрел, усложнился неимоверно. И сейчас он уже с трудом отличал друзей от врагов, поскольку казалось, что различия между ними скорее количественные. Неожиданно Андр понял, что та гнусная накипь, на которую опирался Отец во всех своих начинаниях, - вроде пронырливого обжоры Бруно или Стэна с его ненасытной нетерпеливой жадностью - опасна лишь в союзе с мерзостью в душах миллионов. И если прежде все черное в себе люди обозначали понятием "дьявол", то теперь оно воплотилось в фигуре Отца. Хотя и тот был скорее символом, поскольку не производил в людях низость, а лишь умело извлекал ее на поверхность - как вызывают джина. И можно было уничтожить вдохновителя и организатора этой системы скотства, но бороться с самой системой куда сложней. Можно отречься от самых отборных мерзавцев, но как отречься от того в себе, что созвучно их подлости? У всех была увечной психика, и сам Андр был одержим мстительной ненавистью, объектом которой стали все без исключения Служители. А сейчас выяснилось, что и среди них преобладают жертвы - достаточно вспомнить Киму, пытавшуюся уютом компенсировать одиночество, или великолепную Дейну, пресытившуюся даже коварством, бессознательно тоскующую по искренности. Андр сам не заметил, как ненависть его растворилась в несчастье народа. Наверное, он стал мудрее, за несколько месяцев одолев тот путь, на который у других уходят десятилетия, а иногда не хватает и жизни... "Ага! - позлорадствовал объявившийся вдруг Андрей. - Дозреваешь? Самое время!" "Есть новости?" "Лучше б их не было: Отец решился на преждевременное опрокидывание Котлов. Похоже, мы его крепко пугнули". "Зачем это ему?" "Конечно, эффект будет не тот, но с Движением он покончит". "Далеко еще мне?" "Ближе, чем хотелось бы, - ответил Андрей. - Выждать бы, да некогда. Вечная гонка!" "Уходишь?" "Ты знаешь, что делать. А у меня свои проблемы, за меня их никто не решит. До связи!" Снова Андрей кружил по узким, медленно пульсирующим норам громадного трехмерного лабиринта, но на этот раз без усилия проскальзывал в самые непролазные щели, не тревожа прикосновением чуткие стенки. То сбрасывая, то снова набирая скорость, он пролетал по темным проходам и все замечал, фиксировал, запоминал. Устройство чудовищного сооружения было запутанно и чуждо - у Дейны все это строилось куда привычней, но и Андрей сейчас был другой, с неизмеримо возросшими возможностями, и сложность нового лабиринта его не пугала. Требовалось только время, чтобы разобраться досконально, но его-то как раз было в обрез. На полном ходу Андрей пронизывал объемистые камеры памяти, доверху забитые тюками и ящиками, - раньше он считал их тупиками; находил глубоко укрытые и тщательно замаскированные нервные центры, похожие на спрутов, застывших в предчувствии агонии; брезгливо исследовал энергетические установки, зловонные и утробно урчащие, непрерывно всасывающие гигантскими раструбами эхо звучащих по всей стране воплей и даже совсем далекую и менее пронзительную боль, доносившуюся из-за пограничных Котлов; видел развесистые антенны телепатостанций; изумленно разглядывал не похожие ни на что конструкции, которые могли заведовать регенерационными либо наследственными функциями Отца. Андрея начинало лихорадить, когда он пытался представить, какие грандиозные россыпи знаний сосредоточены в этом лабиринте, сколько уникальной, бесценной информации накоплено Отцом за тысячелетия скитаний и борьбы. Даже сейчас, когда душу Андрея жгла и корежила боль огромного числа людей, сконцентрированная здесь до почти осязаемой плотности, ему приходилось делать над собой усилие, чтобы не задержаться у бесчисленных полок хотя бы на минуту, не пробежаться пальцами по корешкам древних томов, не заглянуть в эти громадные книги, обещавшие годы напряженного сладостного познания. Взамен Андрей должен был с целеустремленностью маньяка выискивать слабые места грандиозной машины, спешно готовиться к смертельной схватке с нею - и если бы не постоянное присутствие Страдания, затевать такое против этой сокровищницы казалось бы кощунством. Андр едва не проскочил мимо заветной двери: по фактуре ее поверхность не отличалась от стены, и только едва заметные щели обозначали контуры. А остановили Андра рассыпанные по полу оплавленные остатки доспехов, принадлежность которых личной охране Отца угадывалась с трудом. Секундой позже Андр разглядел под доспехами легкие кучки пепла. Как видно, заподозрив неладное, Отец поспешил устроить большую чистку, следуя проверенному временем инквизиторскому девизу. И начал он с собственных телохранителей, что Андр, например, мог только приветствовать. Наученный двойником, Андр пошарил ладонью по стене, отыскивая едва различимую выпуклость. Нажал, и дверь - точнее плита, несуразной, почти трехметровой толщины, - провалилась вниз, образовав верхней гранью пол крохотного коридора. Сквозь легкую дымку Андр увидел комнату, обставленную с угрюмым и скудным уютом, безо всяких излишеств. Но входить Андр не торопился - нащупав вторую кнопку, он подождал, пока перестанут вращаться лопасти громадного винта, превратившего бы в кровавое месиво любого, не осведомленного об этом милом сюрпризе. Недаром Андрей предпочел обходной путь: если Отец с такой основательностью обезопасил себя со стороны черного хода, можно было представить, сколько капканов он понаставил на других подступах. Лопасти остановились строго горизонтально, спрятавшись в полу, и с невольной поспешностью Андр проскочил коридорчик, притормозив сразу за винтом. Комната и в самом деле оказалась пуста. Ее размеры и обстановка были более чем скромны в сравнении с типичным тяжеловесным великолепием Храма. Из мебели - только утыканный мелкими кнопками стол в центре комнаты. Похоже, Отец был равнодушен к роскоши, ему вполне хватало ощущения своей безопасности, пусть ради этого потребовалось заточить себя в нескольких унылых комнатенках. Правда, обстановка здешних стен Андра удивила - выпуклые, матово отсвечивающие плитки, похожие на... Да, кажется, это действительно были небольшие, плотно установленные экраны - бесчисленное множество их покрывало стены от пола до потолка. А стол, следовательно, служил пультом этого грандиозного телецентра, передатчики которого были разбросаны, наверное, по всей стране. Однако где же сам владыка? По слухам, он никогда не спит. Осторожно Андр окликнул двойника и после паузы услышал далекий раздраженный голос: "Занят я, отвали!.." Этого Андр всегда опасался - что Второй в пылу исследования бросит его в самый неподходящий момент. Что ж, придется полагаться на собственные силы, благо их не так мало. Крадучись, Андр пересек телерубку, затем еще две невзрачные комнаты неясного назначения и остановился на пороге спальни. Вот здесь роскоши было в избытке, хотя нетрудно было сообразить, что спальня обставлялась в расчете на потрясение не слишком затейливого воображения ее бесчисленных посетительниц - даже в мелочах Отец не отступал от выбранного им образа. "Сзади!" - отчетливо произнес вдруг вывалившийся откуда-то двойник, и Андр мгновенно обернулся. Перед ним громоздилась колоссальная, башнеподобная фигура, возникшая будто по волшебству - ведь по пути в спальню Андр не обделил вниманием ни одного места, пригодного для укрытия. Таким Отца мало кто помнил, разве что в первые годы правления он являлся публике в столь блистательном виде: все его исполинское тело покрывала роскошнейшая кольчуга, подстрахованная слоем "пленки"; огромную голову защищал золоченый шлем с прозрачным и наверняка тоже пуленепробиваемым забралом; боевые сапоги и перчатки были оснащены набором клинков, один вид которых мог привести в трепет любого храбреца, даже если бы их не расцвечивала сейчас кровь. Прекрасное лицо владыки озаряла задумчивая улыбка. - Все-таки это ты? - в его бархатном голосе обозначилась мягкая укоризна. - Мой лучший ученик. Посмотрим, так ли ты хорош... Без замаха, с сокрушительной силой он бросил в Андра утыканный ножами кулак. Едва тот успел защититься, как сверкающая сталь ринулась на него сверху. И следом - чудовищный выпад стволоподобной ноги. Удары следовали один за другим - мгновенные, мощные, выверенные до миллиметра; согласованность движений завораживала - это было воплощением того абстрактного идеала, к которому стремился каждый боец. Но Андру было не до восторгов. С самого начала он понял, что надолго его не хватит, но пока, на пределе возможностей, ухитрялся держать оборону, постепенно, посредством сложного маневрирования, отступая к выходу в подземный "лес". Круг замкнулся. Снова Он должен был сражаться за жизнь в каменной пещере. Но не было в Нем прежней уверенности, хотя сейчас Ему противостоял не Многорук, а человек - правда, великолепный, исключительный образчик этой породы, блестяще выдрессированный, но тем не менее вполне обычный человек, уступающий Ему во всем. И, однако, полыхавшая в этом человеке
в начало наверх
ненависть смущала Его, зябко было в ее пламени, ибо не было в ней ни страха, ни сомнения. Такое рафинированное, очищенное от питательных примесей чувство не поддерживало в Нем силы - наоборот. И чем больше тревожила Его эта ненависть, тем сильнее хотелось уничтожить ее носителя. Но упрямец все еще держался. "Готовься, - быстро сказал Андрей, наконец-то вернувшийся окончательно. - Я нащупал его двигательные центры, сейчас мы зададим ему жару!.." Некоторое время Андр продолжал защищаться, руководствуясь подсказками двойника и при необходимости черпая в нем силы. Затем, поверив, передал управление Андрею. Этот странный, страшный человек был сильнее, чем Он! Игнорируя финты, он предварял блоком каждый Его полноценный удар, будто узнавал о нем до того, как начиналось движение. При всем старании Он не мог ни опередить врага, ни проломить брешь в его обороне голой силой, потому что все его удары натыкались словно на гранитную стену. И даже на прямое амнезийное облучение этот человек не обращал внимания, хотя и сам Он не мог выносить долго такую плотность лучей... Это был не человек! Это мог быть только Многорук - сородич, перехитривший и теперь грабящий Его. Но как точно рассчитал он момент своего появления! Огромные, пронзительно черные глаза Отца неотрывно сверлили противника, завораживая и околдовывая, но Андр был слишком замкнут на себя, чтобы его это беспокоило. "Не обижайте дядю, малыши! - задыхаясь, выговорил Андрей. - Скоро ему это надоест". И почти сразу Отец отступил, опустив клинки. - Ты нравишься мне, солдат, - ровным, без одышки, голосом сказал он. - Но твое время истекло! Его глаза вспыхнули нестерпимо ярким светом, залив тело Андра обжигающей болью. Покачнувшись, Андр сделал шаг назад, закрываясь руками, но боль захлестывала его волнами, и каждая следующая была выше предыдущей. "Теряю контроль", - выдавил Андр, продолжая пятиться. - Помоги же!.." Боль схлынула, словно устремившись в невидимые шлюзы, оставив Андра легким и воздушным. Зато божественные черты Отца исказила судорога. "Чему удивляешься? - мрачно спросил Андрей. - Помнишь пушку Ингра? Тот же эффект". "Что с Отцом?" - нетерпеливо спросил Андр. "Я замкнул твои рецепторы на его нервные центры, - ответил Андрей злорадно. - Пусть подавится!" Андр прыгнул вперед, но его блестящий выпад сковал двойник. "Ты что?!.. - рыкнул Андр. - Это шанс!" "Ну и на кой нам покойник? - резонно спросил Андрей. - Уймись, боевик, ты уже не в зверинце!" Скрипнув зубами, Андр взял себя в руки. Конечно, Отца следовало брать живым. Это увеличивало риск, зато безмерно упрощало все дальнейшие задачи. Отец уже оправился от шока. Его пронзительные глаза снова вспыхнули на мгновение, будто он проверял что-то для себя, затем он ощетинился клинками и ринулся на Андра. Но совершенная координация Многорука дала вдруг сбой: он зацепился ножным серпом за пол и едва не растянулся во весь рост. В следующем выпаде Отец задел кресло, вывернув его из основания, и застыл в растерянности. Враг был сильнее Его - во всем. Сильнее настолько, что Он усомнился в своем недавнем выводе: Многорук не сумел бы достичь над Ним такого превосходства. Ведь даже Он - при всем своем могуществе - так и не смог подняться над заложенной в Него программой, никогда не преступая пределов, отмеренных Ему Создателями. Во все времена Он оставался присосавшимся к страданиям человечества клещом... или, скорее, бесконечно сложной, но все-таки машиной, потерявшей управление и врезавшейся на полном ходу в толпу. И внезапность этого понимания тоже тревожила, словно в Его сознание забрался невидимый и неуловимый исследователь и методично, один за другим, вскрывал те тайники, которые Он навечно, как Ему казалось, похоронил в своей памяти. Отец отступал, бессмысленно озираясь и механически выполняя нескончаемую серию оборонительных блоков. Не теряя осторожности, Андр следовал за ним по узкому коридору между стеной зала и "лесом" и пытался сообразить, что Андрей придумал на этот раз. Но, как и раньше, фантазия его подводила. "Да что с ним? - сдался наконец Андр. - Что ты сотворил?" "А взял да переориентировал его энергетические узлы на его же нервные центры. Ты посмотри на него! - Андрей негромко рассмеялся. - Он же из садиста превратился в мазохиста, хотя при его энергетических запросах это прямая дорога к самоубийству... А, вот! Я нащупал Его!" И вдруг Он обнаружил себя в темной и тесной, как склеп, камере, из которой не было выхода. Изо всех сил Он бил в стены конечностями, корпусом, разбивая себя в кровь, но вокруг был монолит, против которого Он был бессилен. И Он сдался, опустился в центре на голый холодный пол, окружил себя щупальцами, приняв оборонительную стойку Многорука, и застыл в ожидании - может быть, бесконечно долгом. Исполинский каркас Отца застыл в неестественной неподвижности - будто восковая статуя, великолепно вылепленная и искусно разукрашенная. "И все-таки я сумел заблокировать "координатор"! - торжествуя, объявил Андрей и добавил озабоченно: "Надо его перебазировать куда подальше - это излучение всю картину корежит". Шагнув к Отцу, Андр потянул его за плечо, с усилием согнул и положил на плечи двухцентнерное тело. "Тащи его в спальню, - распорядился Андрей. - Там разберемся в его хозяйстве досконально". Миновав все те же три комнаты, Андр свалил обездвиженную тушу на просторную постель и некоторое время с интересом наблюдал, как расправляются, опадая под собственной тяжестью, конечности Отца. "Присмотришь за ним? - спросил Андр двойника. - Я пока сбегаю за Дейной". "Она уже в пути, - отозвался тот рассеянно. - Я веду ее сюда... Смотри!" По телу поверженного исполина прошла дрожь, неуверенно поднялась рука, покачалась в воздухе, упала... дернулась нога, зашевелились губы. Зрелище было жутковатое - будто оживляли мертвеца. "Черт ногу сломит! - пробормотал Андрей. - Наворочали. Ну-ка!.." Громадное тело глубоко вздохнуло, приподняло голову, обвело глазами комнату. Потом уперлось в постель руками и село, сбросив ноги на пол. На всякий случай Андр отступил, приняв оборонительную стойку. Посидев, будто отдыхая после непомерного усилия, Отец нашел глазами Андра, подмигнул и перевел взгляд на дверь. - Без эксцессов, солдат! - произнес глубокий голос Отца со знакомыми Андру едкими интонациями. - К нам гости. В дверях возникла Дейна, окинула тревожным взглядом спальню, метнулась к постели и зарылась с головой в одеяла, сжавшись в тугой дрожащий комок. - Пожалуй, я ее к себе приближу, как считаешь? - сказал Андрей. - Пора заняться ее воспитанием, не то девочка совсем съедет с рельсов. Он поднялся и походил по комнате, обживая новое тело. - Сколько меня много! - умилился он. - Эх, что там поделывает моя первородная оболочка, вторые сутки ее не навещаю!.. - Отец не вырвется, ты уверен? - спросил Андр. Андрей посмотрел на него с укоризной. - Я очень хорошо его заблокировал, будет скучать там, пока не образумится, - ответил он. - А мы тем временем займемся уточнением "роли личности в истории". - Ах да, теперь ты можешь проверить себя еще и абсолютной властью! - усмехнулся Андр. - Как раз на этот счет я спокоен. Нас ждет испытание посерьезней. - Может, хватит загадок? - Да нет, дружище, все просто. Мы ведь с тобой нормальные люди, без заметных психических сдвигов, и поэтому чужая боль отзывается в нас чем-то подобным. Нам это, разумеется, неприятно, и мы готовы на многое, лишь бы устранить источник раздражения. Это естественно, в быту это зовется добротой, хотя, если вдуматься, - чистой воды эгоизм. А теперь представь: мы вдруг меняемся, и боль ближних становиться нам в радость. Каково тогда нам будет оставаться гуманистами? А ведь Отец радуется чужой боли куда сильней, чем мы ей огорчаемся. И когда мы примемся всерьез обживать его сознание - представляешь, какие могут быть последствия? Вот тебе истинный тест на бескорыстие: сможем ли мы в таких условиях сохранить порядочность? - А разве нельзя переориентировать его энергоузлы? - Наверное, можно, - со вздохом кивнул Андрей. - Только для этого не мешало бы сперва разобраться в их устройстве, создать - хотя бы вчерне - общую теорию психополей, оценить энергоемкость каждого уровня в спектре эмоций... В общем, это надолго. А кстати, представляешь, если бы с самого начала Отец был ориентирован на радость? Эх, мечты, мечты... Андрей уложил тело Отца на постель, рядом с Дейной, и отпустил мускулы. - И ты ложись, - посоветовал он Андру. - До утра есть еще время. Всегда полезно подумать перед работой. Андр опустился в кресло, откинул голову на спинку и закрыл глаза. ЭПИЛОГ Непостижимым образом Андрей ухитрился расслоиться, размазаться сразу по четырем объектам: одна его часть неусыпно сторожила Отцовского "координатора" и продолжала обживать его осиротевшие апартаменты, вторая - поддерживала контакт с Андром, третья - охраняла сон Дейны, измученной подсознательными тревогами и непроходящим недоумением, наконец, четвертая - вернулась на Землю, в свое заброшенное тело. Открыв глаза, Андрей быстро огляделся, ощущая чье-то присутствие. Рядом, в кресле, спала Лика, уткнувшись лицом в подлокотник. На ее коленях лежала раскрытая тетрадь - его дневник. На столе мокли в большой миске марлевые компрессы. Улыбнувшись, Андрей поднялся - без малейшего шороха, на манер боевиков. Зверски, будто после затяжной болезни, хотелось есть. Бесшумно он прошел на кухню, без надежды открыл холодильник и поднял брови, приятно удивленный: холодильник был полон, умница Лика позаботилась и об этом. - Черт знает что! - думал он, ожесточенно вгрызаясь в кольцо полукопченой колбасы. - Ищем чудеса в других мирах, а они тут, под боком... Где были мои глаза? Соорудив огромный бутерброд, Андрей направился обратно в гостиную, но невольно задержался перед зеркалом, разглядывая свою отощавшую, но словно заматеревшую фигуру. Сейчас он куда больше походил на Андра, вот только лицо подводило: утратив вялую, натужную надменность, оно обрело взамен невероятную текучесть, словно поток мыслей и чувств, не оставляющий его теперь ни на минуту, обнаруживал себя едва заметной игрой мимики. Что ж, подумал Андрей, все-таки я научился пользоваться своими мозгами... а заодно разжился у Отца грандиозной вычислительной машиной. И дай мне бог больше никогда не испытать того унижения, когда будто бьешься головой о глухую стену, смутно ощущая размах проблемы, но не имея ресурсов охватить ее целиком. Отвратительно ощущать себя тупицей, хотя тем-то это чувство вряд ли знакомо. Конечно, и в будущем никуда мне от этого не деться, но уровень проблем там будет на порядок выше, и это меня утешает... пока. Вернувшись в комнату, Андрей осторожно взял с колен Лики тетрадь, снисходительно полистал страницы, потемневшие и разбухшие от тесных неразборчивых строк, с протокольной дотошностью запечатлевшие этот насыщенный событиями поход - вплоть до того памятного дня, когда Дейне вздумалось похитить Андрея. Судя по тому, в какое идеальное состояние Лика успела привести его квартиру, тетрадь она просто перечитывала, пытаясь
в начало наверх
узнать, чем еще ему можно помочь. Лика вдруг шевельнулась и открыла глаза. Она не могла ничего услышать, но всегда великолепно чувствовала Андрея, даже во сне. Странно: раньше его это раздражало. - Извини, - сказала Лика, моргая. - Нечаянно заснула. Он опустился перед ней на корточки и спросил: - Давно ты здесь? - Вторые сутки. Ты так надолго пропал... И такой странный был в тот раз... - Ясно. - Ты ведь оставлял мне ключи, помнишь? Андрей кивнул. - И не страшно тебе было наедине с полутрупом? - Ведь это был ты, - ответила Лика, не опуская глаз. - Только... когда у тебя по телу вдруг стали проступать кровоподтеки... - Она закусила губу. Андрей покосился на компрессы, взял ее хрупкую кисть, благодарно поднес к губам. - Все закончилось? - спросила она с надеждой. - Ты свободен? - Почти - ерунда осталась... Никто меня не искал? - Вчера Саша звонил, спрашивал, когда вернешься. - Ну и?.. - Я сказала: дня через три. - Умница! - кивнул Андрей. - Я ему позвоню. Он притянул девушку к себе, и Лика с внезапной силой прижалась к нему, всхлипнув. - Ничего, милая, - шепнул он. - Худшее позади. Отдохни. Осторожно Андрей снял с нее напряженность, затормаживая и расслабляя, навевая крепкий безмятежный сон. Подхватив обмякшее тело девушки на руки, он перенес ее на диван и сел напротив, любуясь нежным лицом. Ну и чего мы достигли? - думал Андрей - кажется, уже пятой частью своего сознания. - Н-да... Как говорится, проделана большая работа. Начать с того, что мы устроили банальный дворцовый переворот, узурпировали власть. И все, что нам прежде мешало, будет теперь на руку: с той же бездумной исполнительностью Служители примутся разгребать завалы, накопившиеся за двадцать лет. А потом пойдет на слом и все это гнилое здание, выстроенное из беспамятства, безмозглости и бездуховности во славу Суперэгоиста... С этим более или менее ясно. А еще мы завладели грандиознейшим фондом знаний. И что нам теперь с ним делать? Вот не было забот... А ведь эта древняя мина может переиначить оба наших мира, поскольку случайно возникшая между мной и Андром связь теперь разрослась в прочный, неподвластный стихиям мост, по которому уже смогут пойти и другие - надо только указать им дорогу. А пока они будут осваивать этот необычный маршрут, мы с Андром на правах первопроходцев сможем заняться поиском новых миров... Не просыпаясь, Лика вдруг с удовольствием потянулась и улыбнулась - торжествующей улыбкой Дейны. Вот новость! - изумился Андрей. - Кажется, выстраивается еще одна Двойка. Но это будет что-то - такой компот! А мы-то надеялись на передышку...

ВВерх