UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Сергей КАЗМЕНКО

    ВОДОПОЙ




Я очнулся.
Было темно. Я лежал на кровати, накрывшись одеялом.  В  комнате  было
тихо, только где-то за окном ветер  шелестел  листьями  деревьев.  В  окно
светила здешняя луна - маленькая и красная. Занавеска медленно  колыхалась
от дыхания кондиционера.
Я постепенно приходил в себя.
Понемногу возвращались  видения  из  разбудившего  меня  кошмара,  но
теперь я знал, что это только сон.  Теперь  я  мог  без  страха,  спокойно
вспомнить все увиденное. Мне это снится все реже и реже, но бывает.  Ночь.
Пустыня. Наш лагерь у водопоя. И ужас, надвигающийся  из  темноты.  Обычно
здесь я просыпаюсь и не вижу того, что должно  случиться.  Обычно,  как  и
сегодня, я успеваю проснуться раньше, чем начинается самое страшное.
Если бы и тогда все закончилось именно так!
Спать больше не хотелось. Я высветил циферблат на потолке -  середина
ночи. Тишина, и только шелестит трава за окном,  только  откуда-то  издали
доносятся чуть слышные крики ночных птиц. Тут хорошо и спокойно, тут почти
как дома, тут можно наконец отдохнуть. Недаром  я  так  стремился  попасть
сюда.
Тут почти как дома.
Но тут нет тебя. И никогда уже не будет.
Ты всегда была категорична, всегда шла напролом.  Я  говорил  тебе  -
девочка, зачем ты так изводишь себя? Время  идет  и  все  меняется,  и  мы
меняемся вместе со временем. Но ты не желала признавать это. Наверное,  ты
хотела, чтобы из нас двоих изменялся один я. Я старался - ты  это  знаешь.
Но как ни старайся, в конечном счете каждый из нас остается  самим  собой.
Тебе нужно было все или ничего, ты не понимала, что ничего - это ничего  и
для меня тоже. Ты не шла ни на какие компромиссы, и в конце-концов у  меня
не осталось другого выхода.
Зачем я приехал сюда? Чтобы снова разговаривать с  твоей  тенью,  как
разговаривал с ней много ночей подряд, лежа на койке в своей каюте?  Чтобы
снова и снова изводить себя этим бесплодным разговором? Каких только  слов
не говорил я твоей тени! Я говорил, что доброта и  любовь  могут  победить
все, что именно это главное, а все остальное вторично. Я говорил, что  нам
все равно не будет жизни друг без друга - разве я был  не  прав?  Но  тень
твоя была твоим подобием, и все слова были бесполезны.  Она  не  отвечала,
как и ты замыкалась в себе, и у меня не оставалось слов, потому что сердце
разрывалось от любви, жалости и злости. А потом я все-таки засыпал и, если
мне снова не везло, то опять видел во сне лагерь у водопоя и просыпался  в
холодном поту.
Но здесь! Почему это видение преследует меня  и  здесь?  Неужели  оно
никогда не оставит меня в покое?
И тут я услышал. Не гудение, нет, лишь намек на него. Короткое и  еле
слышное. Но этот звук сказал мне все. А я-то еще удивлялся, почему  кошмар
настиг меня в этом доме.
Я сел, спустил ноги на пол. Ничего  сейчас  во  мне  не  было,  кроме
злобы. Попадись только мне сейчас эта тварь, думал я. Они, правда, живучи,
но я бы уж постарался. Наверное, его притащила  сюда  какая-нибудь  старая
дева. Их  очень  любят  старые  девы  -  мягкий  белый  мех,  умилительная
физиономия, почти полное отсутствие мозгов. Именно то,  что  надо.  С  тех
пор, как я впервые увидел эту тварь на поводке в парке, я не могу спокойно
думать о ней. Собственно, я и увидел-то это лишь один раз, с меня хватило.
Больше я никогда не возвращался домой.
Теперь, значит, они и досюда добрались.
Ну нет, если так, то я здесь больше не живу. Я  вскочил,  не  зажигая
света стал одеваться. Раскрыл шкаф, покидал вещи в чемодан. Немного у меня
вещей. К чему вещи, если нет дома? А дом без тебя мне все равно не нужен.
Потом я остановился. Взглянул на часы.
Уходить не имело смысла.
Ближайший транспорт только на рассвете.
Я сел в кресло и стал слушать.
Тогда мы тоже сидели и слушали. И смотрели в огонь. Нам просто нечего
было больше делать. Нас забросили для того, чтобы приготовить  лагерь,  но
через два дня грузовик, который вез нам оборудование, потерял управление и
рухнул в океан. С грузовиками это иногда случается. Мы не очень переживали
-  Эндем-жи  оказался  неплохим  местом,  здесь  можно  было  ходить   без
респираторов и не бояться подхватить какую-нибудь новую заразу. С "Алдана"
передали,  что  нам  вышлют  новый  грузовик   как   только   сумеют   его
укомплектовать, и на том все успокоились. Им  там  было  не  до  нас,  они
накинулись  на  Эндем-жи.  До  них  было  триста   восемьдесят   миллионов
километров - триста восемьдесят миллионов километров до ближайших людей.
Меня вообще-то это совсем не волновало.  Чем  дальше,  тем  лучше.  Я
вообще по возможности старался быть один в то время, а если уж  совсем  не
было выбора, то по крайней  мере  видеть  поменьше  лиц.  И  я  специально
попросился на Эндем-жи. Нас было четверо на планете - я, Ланкар,  Данро  и
Илла. Потом я узнал случайно, что Илла  попросилась  в  эту  группу  из-за
меня. Но тогда я не задумывался над такими вещами. Я думал тогда только  о
тебе.
Мы разбили лагерь в пустыне, недалеко от  водопоя.  Вообще,  половина
Эндема-6 - это пустыня. Жаркая у экватора, холодная у  полюсов.  А  другая
половина - океан.  Если  бы  сместить  ось  планеты  всего  на  пять-шесть
градусов - я знаю,  мы  считали  это  еще  до  высадки  -  система  ветров
изменилась бы, над континентами пошли бы дожди, и здесь снова расцвела  бы
жизнь. Так было миллионов двадцать лет назад, пока  два  праконтинента  не
сомкнулись в один современный континент.  В  ту  эпоху  планета  выглядела
совершенно иначе. Но теперь жизнь  на  поверхности  исчезла,  ушла  вглубь
песка, приспособилась к  новым  условиям,  и  мы  не  имели  права  менять
что-либо на планете. Мы всегда признаем за другими право на  такую  жизнь,
которую они ведут.
Источник выбивался из-под россыпи камней на  склоне  холма,  заполнял
небольшую, метров десять в поперечнике каменную  чашу  и  тонкой  струйкой
утекал в пески. К утру он  успевал  промочить  землю  вдоль  сухого  русла
метров на двести, но уже к полудню солнце жарило с  такой  силой,  что  ни
струйки не выливалось за край каменной чаши, и русло снова высыхало.
Днем в пустыне не было жизни. Если  подняться  по  склону  холма  над
источником, то от горизонта до горизонта простирались  белые  барханы  под
белым  непрозрачным  небом.  Лишь  к   северо-западу   поднималась   гряда
каменистых холмов, местами поросших черной растительностью. Вниз по сухому
руслу тоже  кое-где  росли  черные  кусты  с  мясистыми  выростами  вместо
листьев. Днем они казались мертвыми и давно высохшими, но  ночью  начинали
почему-то шелестеть и издавали тонкий, едва уловимый смолистый аромат.
Утром, пока было еще не слишком жарко, мы купались в каменной чаше  и
загорали на ее берегу. Вода была чистая и в центре доходила до пояса. Но к
полудню она слишком нагревалась,  и  приходилось  уходить  в  палатки  под
защиту кондиционеров. С полудня до заката мы спали - все, кроме дежурного.
А на закате начинались наблюдения.
Собственно говоря, особого смысла в этих  наблюдениях  не  было.  Вся
аппаратура рухнула в океан, и единственное, что  мы  могли  делать  -  это
смотреть и регистрировать появление у водопоя обитателей пустыни.  Монитор
внешнего обзора справился бы с этим занятием и без нашего участия, но  нам
требовалось хоть какое-то осмысленное занятие, чтобы жизнь на Эндеме-6  не
надоела  слишком  быстро.  Илла,  правда,  имела   при   себе   переносную
биохимическую лабораторию и все свободное время возилась  с  ней,  пытаясь
выявить энергетику местных организмов, у  остальных  же  не  было  никаких
постоянных занятий, кроме этих ночных наблюдений.
Едва садилось солнце, как пустыня оживала. Наверное, так было  только
вблизи от водопоя, но контраст с дневной  безжизненностью  был  разителен.
Заря еще не успевала погаснуть, как буквально из  песка  возникали  всякие
мелкие твари и устремлялись к  воде.  Потом  отяжелевшие,  напившиеся  они
отползали, уступая место новым тварям, спешащим на  водопой.  Они  шли  со
всех сторон,  и  лишь  те,  которые  натыкались  на  периметр  лагеря,  на
мгновение замирали, пораженные, но потом поворачивали и двигались к воде в
обход.
Примерно через час наступало время более  крупной  дичи.  Из  темноты
приползали на брюхе песчанки, взметая песок всеми своими  восемью  лапами,
приползали какие-то многометровые многоножки, прибегали размеренным  шагом
сразу  по  десять-пятнадцать  особей  грациозные  паанки.  Бедняга  Ланкар
прямо-таки изводился от невозможности работать, а мне было  все  равно.  Я
сидел на теплом еще песке, смотрел на ночную суету у водоема и старался не
думать о тебе. Единственное, что меня тогда беспокоило, так это  прочность
нашего периметра, не рассчитанного на песчаных волков.
Они появлялись вскоре после полуночи,  извещая  о  своем  приближении
слышимым за много километров  воем.  Собственно,  из-за  этого  воя  их  и
назвали волками. Внешне они скорее походили на расплющенных  крокодилов  с
приподнятой головой и  вертикальной  щелью  рта.  Пространство  у  водоема
пустело задолго до того, как мы  начинали  слышать  их  завывание,  и  для
песчаных волков в этом был определенный смысл, потому что к  тому  времени
чаша у источника была уже наполовину пуста.
Обычно вся стая, двадцать пять-тридцать животных, прибегала сразу, но
иногда появлялись поодиночке или парами отставшие и присоединялись  к  уже
пьющим волкам. Без аппаратуры мы не могли даже  определить,  прибегают  ли
каждую ночь одни и те же животные, или же они приходят на водопой лишь раз
в несколько суток. Обычно они приходили с севера, а уходили - отяжелевшие,
с надувшимися животами, ставшие какими-то неповоротливыми и  неуклюжими  -
на  юг  или  на  запад.  Но  однажды  два  песчаных  волка   прибежало   с
северо-запада. Они мчались во весь опор и нарвались на периметр.  Конечно,
они прорвали его, и хорошо еще, что на их пути через наш лагерь ничего  не
оказалось - эти громадины спокойно раздавили бы и палатку, и  все,  что  в
ней  находилось.  Конечно,  они  порядком  расшиблись,  и  один  из   них,
вырвавшись наружу из лагеря, стал кататься по песку от  боли,  но  нам  от
этого было не легче. Я тотчас же связался с "Алданом" и потребовал  срочно
выслать грузовик с оборудованием, описав происшедшее. На этот  раз  Валдар
уже не мог так просто отмахнуться от нас и обещал сделать  все  возможное.
Чувствовалось, что это происшествие его изрядно встревожило.
Но даже если бы грузовик вылетел тут же, нам все  равно  пришлось  бы
ждать его около шести здешних суток. Пока же необходимо было  хоть  как-то
отпугнуть волков от лагеря. Поэтому с той ночи мы  стали  жечь  костер  из
сухих веток черного кустарника.
Песчаные волки пили около получаса. Потом  что-то  менялось.  Как  по
команде все они разом  отрывали  головы  от  воды  и  срывались  с  места.
Отяжелевшие, но по-прежнему быстрые, они уходили в  пустыню.  И  наступала
тишина.
До самого рассвета у водоема больше никто не появлялся. Но вначале мы
не придавали этому особого значения. С уходом песчаных волков кончались  и
наши наблюдения, мы проверяли сигнальную аппаратуру и  отправлялись  спать
до утра. Сутки на  Эндеме-6  длились  около  сорока  часов,  и  мы  быстро
приспособились  разбивать  их  на  два   периода   сна   и   два   периода
бодрствования.
На вторую ночь после  того,  как  песчаные  волки  прорвали  периметр
лагеря, мы впервые услышали  гудение.  Точно  такое  же,  какое  я  слышал
несколько минут назад. Далекое и неотчетливое.
- Слышали? - спросил Ланкар, поднимаясь с песка.
Я кивнул, оторвал взгляд от огня и посмотрел в темноту. Костер  мешал
видеть,  пришлось  тоже  встать  и  отойти  от  него,  чтобы  адаптировать
светоусилители.
Но склон холма был совершенно пуст.
В ту ночь мы больше ничего не слышали. Но я долго не мог заснуть -  в
голову лезли всякие мысли, я ворочался с боку  на  бок  и  в  конце-концов
решил пойти и подменить дежурившего у костра Ланкара. Когда я выбрался  из
палатки, его на месте не было и костер почти  погас.  Окликать  его  я  не
стал, чтобы не будить остальных, подбросил сучьев в костер, подождал, пока
он разгорится, потом отошел в сторону и огляделся по сторонам.
Ланкара видно не было. Во всяком случае, в пределах периметра. С  ним
ничего не случилось, иначе  сработала  бы  тревожная  аппаратура  -  но  я
почувствовал смутное беспокойство. Я уже протянул руку к поясу,  собираясь
вызвать его по рации, но что-то меня удержало.
Он вернулся минут через десять, с севера. Осторожно пересек периметр,
молча подошел к костру и сел на камень перед ним.
- По-моему, я его видел, - сказал он мне.
- Кого?
- Того, кто гудел. Там,  вблизи  вершины.  Монитор  этот  участок  не
просматривает.
- Почему ты никого не предупредил?
- Не хотелось вас будить. Если бы что случилось, я бы поднял тревогу.

 
в начало наверх
Только тут я осознал, что он одет в защитную форму. В полную защитную форму, даже шлем на голову нацепил. И у меня отлегло от сердца. Конечно же Ланкар не сбрендил, раз ушел из лагеря в полной экипировке. Но все равно безделье до добра не доводит. Еще пара недель такой жизни, и от нечего делать начнутся всяческие авантюры, а я как-никак отвечал за всех. Данро уже однажды предлагал осуществить вылазку в пустыню налегке на несколько суток, а что может ждать нас там, никто не ведал. Впрочем, мы толком не знали и того, что может ждать нас и у водопоя. Мы слишком расслабились здесь, на Эндеме-жи, и уже смотрели на планету чуть ли не как на курорт, куда будут посылать на отдых уставших сотрудников экспедиции. Мы забыли и думать о том, что планета практически не изучена. Сменять Ланкара с дежурства я не стал. Он все равно не пошел бы спать. Он сидел на камне, повернувшись спиной к костру, и смотрел на холмы на севере. Я велел ему больше не выходить за периметр и забрался обратно в палатку. До утра мне снились кошмары. Утром все мы встали не выспавшимися. Данро и Илла тоже долго не могли заснуть и жаловались на головную боль. Но медицинские тесты у всех оказались в порядке. После завтрака Ланкар снова поднялся по склону холма и долго ходил вблизи вершины, выискивая следы, но так ничего и не нашел. Вернувшись, он искупался в водоеме и лег спать, а мы начали обычную свою дневную работу - я опять занялся переговорами с "Алданом", которые из-за удаленности занимали массу времени, а Данро и Илла потихоньку таскали со склона холма камни и выкладывали их стенкой вдоль северного края периметра. За два дня им удалось сложить стенку по пояс высотой и длиной метров пятнадцать, и мы надеялись, что это препятствие заставит в другой раз ошалелых песчаных волков огибать наш лагерь. Лучше уж заниматься такой ерундой, чем томиться от безделья. Валдар сообщил, что они начали загрузку второго грузовика для нас, но аппаратуру приходится брать из резерва, производить расконсервацию и настройку. Эти фанатики, высадившиеся на Эндеме-жи, похватали уже все, что только можно, и не отнимать же теперь приборы у групп, работающих на поверхности. А людей мало, пришлось даже перевести экипаж на двухвахтовый режим, чтобы высвободить несколько человек для обеспечения транспортировки. Поэтому работа продвигается медленно, и укомплектовать грузовик удастся не раньше, чем дня через три-четыре. Он опять предложил снять нас с поверхности, ему-то это было гораздо проще, тем более, что на Эндеме-жи работы хватило бы для всех, но я снова отказался. Я не корю себя за это, никто из нас не хотел улетать, так и не занявшись планетой вплотную. Да и все равно, даже если бы я и согласился, это бы ничего не изменило. Слишком далеко было до "Алдана". Часа через четыре, выложив еще метров пять стенки вдоль периметра, ребята совершенно выдохлись. С самого утра они были вялыми, и даже работа их не взбодрила. Я тоже ощущал какую-то апатию и усталость во всем теле, поэтому, закончив переговоры, не пошел им помогать, а велел кончать работу, купаться и собирать обед, хотя до полудня - времени, когда жара загоняла нас в палатки - оставалось еще часа два. Пообедали мы без аппетита и молча расползлись по своим углам. В палатке было прохладно и свежо, и уже через несколько минут я почувствовал себя гораздо лучше. Когда я проснулся, был уже вечер - солнце клонилось к закату, и хотя от песка и камней все еще несло жаром, в воздухе уже чувствовалось приближение ночной прохлады. Все уже собрались в большой палатке. Данро смотрел какой-то видеофильм, надев наушники и повернувшись к стене, Илла, как обычно возилась со своей переносной биохимической лабораторией, а Ланкар, оказывается, сумел собрать из всякого барахла, что без дела валялось в ремнаборе, - чего ремонтировать, если аппаратура рухнула в океан? - пару трейсеров, и сейчас готовился к их установке на вершине холма, где ночью видел кого-то. Он снова собирался дежурить. Я пошел с ним вместе, и мы успели все сделать до захода солнца. Возвращались уже в сумерках, при свете красной зари. На небе, как всегда, не было ни облачка, но даже ночью с трудом удавалось разглядеть лишь отдельные, самые яркие звезды - слишком плотная дымка висела над пустыней. Расчеты показывали, что месяцев через пять, в межсезонье, ветры утихнут, и небо очистится. Тогда здесь будут холодные ночи, кое-где, возможно, даже морозы. А пока каждый день с рассвета до полудня дул западный ветер, перегоняя по пустыне волны гигантских барханов, которые каждый день сдвигались на несколько метров. Месяца через два, согласно предварительным расчетам, ветры еще более усилятся, начнутся песчаные бури, и к тому времени лучше иметь все оборудование, которое предназначалось нашей группе. Назад мы возвращались с осторожностью, потому что наступило время водопоя, и песок был усеян мелкими тварями, спешащими к воде. Нам они, конечно, не могли бы причинить вреда, даже если бы и хотели, но как-то всегда не хочется губить без нужды живые существа. Поэтому мы шли медленно и осторожно, внимательно глядя себе под ноги, и, когда вернулись в лагерь, заря уже погасла. Я хорошо отдохнул и поэтому остался у костра с Ланкаром, а остальные ушли спать. Примерно до полуночи все шло как обычно, различные твари, спешащие на водопой, сменяли друг друга в уже наизусть выученной последовательности, так что по ним можно было проверять часы. Мы не особенно обращали на них внимание. Ланкар то и дело смотрел, что показывают трейсеры, что-то подкручивал и настраивал на панели управления - все-таки приборы были сделаны вручную и требовали постоянного внимания - а я просто сидел рядом, изредка подбрасывая сучья в костер, смотрел через светоусилители в пустыню и думал о тебе. Все было так спокойно, что мы не заметили, как это началось. Вернее сказать, нам показалось, что самое начало мы пропустили. Просто мы внезапно увидели, как по склону холма прямо на лагерь стремительно движется что-то черное и огромное. И впечатление было такое, что еще секунду назад там ничего, совершенно ничего не было, что оно сконденсировалось из воздуха или же появилось из-под поверхности песка и теперь надвигается на нас, огромное и неотвратимое, грозя подмять под себя весь лагерь. И еще мы услышали гудение. Я хотел вскочить, но ноги не слушались меня. Они как бы отнялись, и только через секунду я понял - или убедил себя - что это не так, что это страх, самый обыкновенный страх сковывает мои движения. Понял, потому что ощутил внутри ту же самую пустоту и безысходность, которая приходила, когда ты замыкалась в себе, и я не знал, что же мне делать и как, как, черт подери, пробиться к тебе. И осознание этого страха так удивило и обозлило меня, что оцепенение исчезло. Я дотянулся рукой до кнопки общей тревоги на поясе, но сигнала не услышал - только это такое знакомое теперь гудение в ушах. И даже когда справа, с того места, где стоял Ланкар, резанула в темноту вспышка дезинтегратора, я не услышал ни звука. А потом черная масса, которая уже почти нависла над лагерем, вдруг исчезла, будто растворилась в воздухе, и вместе с ней исчезло и гудение, но зато уши заполнило завывание сирены, и послышались голоса Данро и Иллы, выскочивших из палаток по тревоге. Когда минут через сорок пришел запрос с "Алдана" - там тоже получили сигнал тревоги и, естественно, всполошились - я уже отправил предварительное донесение. Собственно, докладывать было нечего. Приборы - и монитор обзора, и вся автоматика периметра, и установленные на холме трейсеры - не зарегистрировали ничего угрожающего. Склон холма был совершенно пуст. Просмотр видеозаписи показал: он был пуст и тогда, когда Ланкар резанул по надвигающейся на нас черной массе из дезинтегратора. Запись слышанного нами гудения появилась минут за пять до выстрела, но звук шел слева, из ложбины под холмом, которую наша аппаратура не просматривала. Данро и Илла вскочили, едва заслышав сирену, но они не увидели так испугавшей нас черной массы, накатывавшейся на лагерь. Однако хорошо помнили, что до сигнала тревоги их снова во сне преследовали кошмары. В общем, дело было ясное - мы стали объектами психического нападения. Это не такая уж редкость. Нервные клетки любого живого существа, сходного по своей биохимии с человеком - а таковы, фактически, все живые организмы белковой природы - при работе испускают и принимают слабые электромагнитные колебания. Теоретически возможно - и эксперименты это подтвердили - посылать в нервную систему и принимать от нее сигналы, минуя органы чувств. Однако добиться приема-передачи какой-то осмысленной информации таким образом оказалось практически невозможно. Каждый индивидуальный организм имеет свою структуру переработки информации нервной системой, реальная расшифровка которой для высокоорганизованных организмов, имеющих мозг, оказывается практически непосильной задачей из-за постоянной изменчивости самой этой структуры. Но оказалось вполне возможным и довольно простым делом нащупать такие воздействия на нервную систему живого существа, которые вызывали и неимоверно усиливали простейшие, базовые эмоции - страх, любовь, ненависть и им подобные. А потом нашли и живые организмы, способные делать то же самое. Переговоры с "Алданом" длились до рассвета. Там, естественно, переполошились, и Валдар чуть было не приказал снять нас с поверхности. Но в конце концов решил, что ничего особенно страшного не случилось. Поэтому - так нам тогда казалось - происшедшее было даже к лучшему. Грузовик обещали выслать в течение суток. В своих кошмарах теперь я часто вижу то утро. Такое ясное, тихое и спокойное. Мы сидим за завтраком и обсуждаем, как будем исследовать это явление, когда прибудет аппаратура. Нам совсем не страшно теперь, когда мы разобрались в его природе. Мы ведь ученые. И мы уверены, что защитная форма заэкранирует нас от любого психического нападения. Бежать, бежать! - требует все мое существо, но тогда я не слышал этого отчаянного крика. Как мало требуется нам порою для того, чтобы избежать трагедии - всего лишь прислушаться к себе, всего лишь найти смелость, чтобы поверить в предчувствие беды. Но нет, прошлое не изменишь, и ничего уже не вернуть. И я не знаю теперь, что страшнее из моих кошмаров - та волна, что накатилась на лагерь из ночного мрака или же это утро, когда не случилось ничего ужасного, но когда так просто еще было все предотвратить, так просто было убежать от надвигающейся беды. Отдыхать пока еще было рано, у нас было много неотложных дел, и для того, чтобы взбодриться, я разрешил всем принять по таблетке тренадина. Потом мы с Ланкаром надели полную защитную форму и пошли на вершину холма к установленным накануне трейсерам. Их следовало перенести в ложбину, откуда слышалось гудение накануне ночью, и установить так, чтобы они осматривали возможно большую область. Мы тогда еще надеялись засечь нападавшее на нас существо при помощи трейсеров. Защитная форма, конечно, не подарок, ходить в ней круглосуточно никто бы не согласился без достаточных на то оснований, но солнце уже начинало припекать, воздух становился все горячее, и потому, застегнув фиксаторы шлема, я почувствовал даже некоторое облегчение. Хотя мы и были убеждены тогда, что днем пустыня безопасна, после ночного происшествия требовалось сохранять бдительность. Ланкар, вздохнув, закинул за спину ручной дезинтегратор, а я пристегнул к поясу пару световых гранат. Мы медленно поднялись на холм, огляделись. Лагерь и водоем отсюда, с километрового расстояния, казались совсем маленькими. А во все стороны вокруг, насколько хватало взгляда, простиралась пустыня. Лишь на севере невысокие холмы заслоняли горизонт. Мы постояли несколько минут, стараясь уловить в этой уже порядком надоевшей картине хоть какие-то изменения, но все было по-прежнему, точно так же, как и вчера, и позавчера, и десять дней назад. Потом мы сняли трейсеры и, повернув налево, стали спускаться в ложбину. И на полпути вниз увидели песчаного волка. Он лежал, опираясь передними лапами о край огромного камня пирамидальной формы, и в первое мгновение показался совершенно живым. Но он был мертв. Потом мы узнали - песчаные волки не живут днем на поверхности, они, как и почти все живое в этой пустыне, обитают в глубинах барханов и лишь по ночам выбираются наружу, чтобы совершить пробег на десятки километров в поисках воды или пищи. Днем на поверхности вообще никто не живет. Слишком ценна здесь вода, чтобы терять ее, поднимаясь из-под толщи песка на поверхность, под жаркие лучи солнца, слишком редки и разбросаны ее источники, слишком глубоки грунтовые воды, чтобы хватило энергии докапываться до них сквозь толщу песка и камней. Порою - это мы узнали много позже, когда занялись Эндемом-жи вплотную - хищники этого мира охотятся за своими жертвами не ради питания, а ради воды, которую содержат их ткани. Но про все это - и про вечную битву за воду, и про цветение барханов, дающее жизнь пустыне, постоянное и незаметное для невооруженного глаза, и про пищевые цепи этого мира, несущие в глубины песка запасенную на его поверхности энергию солнца, мы узнали позже. А пока мы видели перед собой лишь огромное тело песчаного волка - повелителя пустыни, как мы тогда считали - и не имели ни аппаратуры, чтобы изучить эту неожиданную находку, ни спейсера и консервантов, чтобы перенести ее в лагерь и сохранить до лучших времен. Нам было непонятно даже, отчего он умер. Илла, правда, стоило лишь мне связаться с лагерем, загорелась было тут же заняться его
в начало наверх
изучением, но я не мог этого позволить. У нас пока были другие заботы, и единственное, что мы могли сделать, - это тщательно заснять песчаного волка со всех сторон. Мы не имели даже примитивнейших биопсических игл для взятия образцов его тканей, даже портативного томографа для определения его внутреннего строения. Ланкар попытался было отколупнуть ножом чешуйку со шкуры, но нож соскальзывал и не резал. Выругавшись вполголоса, он бросил это занятие и принялся устанавливать трейсер на вершине камня. Второй трейсер мы установили в километре от первого, на самом дне ложбины, и нам пришлось здорово повозиться, прежде чем удалось найти достаточно надежную площадку. Все здесь было присыпано мельчайшим песком, который начинал течь от малейшего дуновения ветра, следы исчезали сзади уже через минуту, а иногда мы проваливались чуть ли не по пояс в скрытые под песком ямы. В том месте, где мы установили второй трейсер, ложбина поворачивала, и было видно, как она, постепенно опускаясь, рекой впадает в пустыню. Да, собственно говоря, она и была рекой, песчаной рекой. Мельчайшая пыль, приносимая на возвышенность ветрами, стекала по ней обратно в пустыню. Как река, она вбирала в себя притоки, как река, прятала в своих глубинах все, что попадало на ее поверхность, как река, не сохраняла следов. Вернулись мы после полудня. Илла и Данро уже закончили установку двух дезинтеграторов на штативах с обеих сторон лагеря и теперь сужали периметр, чтобы максимально усилить его. Внутри периметра оставались теперь только палатки с каменной стенкой перед ними, площадка с кострищем да два выложенных из плоских камней бруствера с установленными на них дезинтеграторами на штативах. Конечно, песчаный волк, разогнавшись, спокойно проник бы в лагерь и при такой его конфигурации, но мы надеялись отпугнуть волков световыми вспышками сигнального маяка. Короче, мы готовились к обороне как только могли. Хотя и не знали еще, кто нам угрожает, не подозревали даже, насколько все это серьезно. Но мы не хотели, чтобы психическое нападение вновь застало нас врасплох. Едва лишь мы вернулись, как пришел запрос с "Алдана", и мне пришлось посылать отчет о положении в лагере. Поесть удалось лишь через полчаса, пока ждал ответа. Валдар сообщил, что к нам, наконец, отправили грузовик с аппаратурой, и снова запросил, не разумнее ли будет снять нас с поверхности. Он, конечно, спрашивал теперь совершенно напрасно. Теперь, когда грузовик, наконец, шел к нам, нечего было и думать о том, чтобы покидать планету. Всего шесть суток - и мы сможем работать. Я даже не стал спрашивать группу, согласны ли они остаться на Эндеме-жи, я просто ответил Валдару, что мы остаемся. Я не виню себя за это. Ответь я по-другому, они все равно не сумели бы помочь нам. Когда, закончив наконец переговоры и немного отдохнув, я вышел из палатки, заря догорала. Песок под ногами еще излучал дневное тепло, но легкий ветерок создавал ощущение приятной прохлады. И было совершенно тихо. Они стояли у самого периметра. Все в полной защитной форме, даже щитки шлемов были опущены. Когда я приблизился, Ланкар повернулся ко мне и сказал: - Никто не идет к водопою. Не нравится мне это. Я опустил щиток своего шлема, включил светоусилители и осмотрелся вокруг. Пустыня была совершенно неподвижна, даже у чаши водоема, там, где обычно в это время не видно было песка под массой мелких тварей, устремившихся к воде, теперь не замечалось ни малейшего движения. Все вокруг вымерло, и лишь черный кустарник слегка качался под легким ветром. Если бы не он, трудно было бы поверить, что мир этот вообще обитаем, что это не очередная мертвая и пустынная планета, каких так много попадалось на пути у каждой экспедиции. Я не любитель опасности. Я никогда не ищу ее, никогда не устремляюсь к ней навстречу. Не то, чтобы я уж очень дорожил своей жизнью - вряд ли я ценю жизнь больше, чем все остальные люди. Просто разум мой не приемлет ни малейшего риска в тех случаях, когда его можно без ущерба для дела избежать. Но, когда опасность все-таки приходит, когда деваться от нее уже некуда, я становлюсь спокоен и сосредоточен и, несмотря на какую-то заторможенность, действую, как правило, быстро и именно так, как нужно. Наверное, потому меня и назначают постоянно руководителем разведгрупп. Сам я никогда не стремлюсь к этой должности. Вот и сейчас, осматриваясь по сторонам, выискивая хоть какое-то движение на поверхности пустыни, я почувствовал в себе заторможенность и спокойствие, приходящие лишь перед лицом настоящей опасности. - Ланкар, - сказал я. - Запроси метеосистему. Может, надвигается ураган. Может, будет землетрясение - запроси заодно и данные по сейсмографам. Данных, конечно, не хватит, что могут дать наши жалкие три прибора, установленные на расстоянии в пять километров друг от друга вокруг лагеря. Но следует учитывать все возможности. - Действуй. Потом пошли сообщение обо всем на "Алдан" и возвращайся. Ты, Илла, сходи к водоему и возьми пробу воды. Уж для анализа твоя лаборатория должна сгодиться. Данро, прикроешь ее на всякий случай, глаз не спускай, но сам за периметр не выходи, что бы ни случилось. Ну, быстрее, - поторопил я их, повернулся и стал смотреть в сторону холмов. Опасность грозила нам оттуда. Именно эта опасность разогнала всю живность вокруг водоема, и мы теперь оставались с ней один на один. Я чувствовал, что она совсем рядом, и, когда вдруг услышал снова знакомое гудение, кинулся в приборную палатку. - Метеоусловия в норме, - сказал Ланкар, поворачиваясь ко мне. - Ничего необычного. Сейсмографы, сам знаешь, многого не покажут... Я уселся перед самодельным пультом управления трейсерами, включил экраны. Ланкар, закончив передачу, подошел и встал рядом. Экраны были пусты, никто не двигался вблизи от трейсеров. Мы видели лишь мертвый песок да мертвые камни, да мертвого песчаного волка на одном из экранов. Я прокрутил запись. Нет, гудение мне не померещилось, оба трейсера зафиксировали его, но источник звука вновь был вне поля их зрения, где-то на возвышенности за ложбиной, из которой он доносился вчера. Тот, кто его издавал, избегал приближаться к оставленным нами предметам. Будь в нашем распоряжении самый примитивный разведочный планер, два десятка которых рухнуло вместе с грузовиком в океан, мы выследили бы его уже минут через десять. Мы хотя бы знали тогда, кого следует опасаться. Но у нас же не было почти ничего! - Закончишь переговоры с "Алданом", садись к трейсерам, - сказал я, поднимаясь. - Сообщишь, если оно будет приближаться. Я вышел из палатки, вход за мной почти сразу же затянулся двумя слоями пленки, отсекшей лившийся изнутри свет. Было по-прежнему тихо, даже ветер прекратился, и щелчок защитного поля, когда Илла пересекла периметр, возвращаясь с пробой воды от источника, прозвучал, как выстрел. Она молча прошла мимо меня и скрылась в приборной палатке. Наступила полная тишина. В ту ночь мы еще несколько раз слышали гудение. Но оно всегда доносилось издали, с возвышенности за ложбиной, и тот, кто его издавал, ни разу не попал в поле зрения трейсеров. Больше ничего не было слышно, ни звука, только ветер, который, как обычно, задул перед рассветом, шелестел поднятыми в воздух песчинками. За всю ночь никто так и не приблизился к водоему, и чаша его переполнилась уже вскоре после захода солнца. К утру, когда на востоке загорелась желтая заря, ручей промочил песок метров на пятьсот от источника, но никто так и не приблизился к нему, чтобы утолить жажду. Вода, как и следовало ожидать, была обычной, вполне пригодной для питья водой, да нам и так было ясно, что не в воде дело. Как только стало светать, я отпустил Данро и Иллу спать, потому что был убежден: днем нам ничего не грозило. Сам я вздремнул, не уходя в палатку - сел, привалившись спиной к штативу дезинтегратора, - а Ланкар, которому я разрешил принять еще одну дозу тренадина, продолжал наблюдение. Проснулись мы только часа через два после восхода солнца. Предстояло продержаться еще пять суток. Мы, конечно, не выспались, но солнце сияло на небе, дул утренний ветер, и царившие вокруг тишина и неподвижность не казались уже столь зловещими, как ночью. Всего-навсего пять суток - совсем немного - и у нас будут лучшие средства защиты, у нас будет транспорт, у нас будет постоянное и надежное жилье, будет возможность в случае необходимости покинуть планету и дожидаться спасателей на орбите. Будут, наконец, приборы, чтобы делать то, ради чего мы сюда высадились. Всего пять суток! Мы настолько уверовали в то, что все наши ночные страхи и все опасности ушли вместе с ночной темнотой, что, когда Илла спросила, можно ли будет искупаться, я с легким сердцем разрешил им вдвоем с Данро сходить к водоему, но велел быть внимательными, взять с собой дезинтеграторы и не купаться одновременно. Одному из них всегда следовало оставаться на берегу в полной защитной форме. Они отправились к водоему, Ланкара я отпустил отсыпаться, а сам пошел в приборную палатку на связь с "Алданом". Я подробно и точно описал, как прошла ночь, но просил их не тревожиться. Теперь, когда грузовик был уже в пути, они ничем больше не могли помочь нам, да и не требовалось нам помощи, как я думал тогда. За ночь, как всегда, накопилось множество информационных сообщений о работе экспедиции на Эндеме-жи - нас старались держать в курсе дела - но читать их я не стал. Закончив переговоры, я прошел в большую палатку, приготовил обед и вышел посмотреть, как дела у водоема. Они уже выкупались, оделись и теперь стояли у края каменной чаши, рассматривая что-то под ногами. - Что там у вас? - спросил я, включив связь. - Тут тьма бокоходов, - ответил Данро. - Некоторые еще шевелятся. - Что они делают? - По-моему, они ползли к воде, - сказала Илла. - И не успели зарыться вовремя. Одного я видела на дне, когда купалась. Он утонул. - Раз вы уже все равно там, пройдите немного вдоль русла. Только недалеко. Они пошли, внимательно глядя себе под ноги, медленными шагами, боясь, видимо, раздавить лежащих на песке животных. В общем, все казалось вполне понятным. Тот, кто приходил ночью, распугал всю живность вокруг. А когда наутро он скрылся где-то в песках, те, кто не мог жить больше без воды, устремились к источнику. Но солнце быстро прикончило неосторожных. Минут через двадцать Илла с Данро вернулись в лагерь, вошли в большую палатку. Ланкар, заспанный и помятый со сна, вошел вслед за ними. Все русло, как оказалось, было усеяно трупами всякой мелкой живности. Правда, среди них попадались и живые еще экземпляры, но солнечный свет, видимо, нарушал какую-то регуляцию в их организмах, и они лежали на песке, бессильно шевелясь, либо же ползали кругами, неспособные ни приблизиться к воде, ни зарыться в песок. Те же, что уже умерли, были совершенно сухими. Так, будто тела их пролежали под палящим солнцем не один десяток дней. Их нельзя было даже приподнять - они рассыпались в руках как пепел от сгоревшей бумаги. А потом до самого захода солнца мы отдыхали в палатках, не снимая защитной формы. Ночь прошла так же, как и предыдущая, снова никто не приблизился к водоему, снова откуда-то с возвышенности временами доносилось слабое, но отчетливое гудение. Когда наступил рассвет, мы все уверились, что ничего особенно страшного нам не грозит. Еще четверо суток до того, как прибудет грузовик, - это совсем немного. Это четыре дня, когда можно отдыхать, и четыре ночи, когда нужно быть начеку. Правда, спать в защитной форме не слишком приятно, но нам не привыкать к этому. Часа через полтора после восхода солнца мы - я, Илла и Ланкар - пошли к водоему, оставив Данро дежурить в лагере. Все было так знакомо - только утренний ветер перекатывал по песку черные чешуйки, остатки умерших и высохших животных, только защитная форма не позволяла забыть об опасности. - Странно, - сказала вдруг Илла, когда мы подошли к каменной чаше водоема. - Я думала, они будут приползать и сегодня. Я пошел вдоль берега, смотря себе под ноги. Действительно, ни одного нового бокохода не лежало на берегу, да и следов новых не было видно - только полустертые ветром следы тех, кто ползал и умирал здесь вчера утром. Я еще не успел толком понять, что же все это означает, как услышал позади себя жуткий, нечеловеческий вопль. Он и сейчас звучит еще временами в моих кошмарах. Это кричала Илла. Она сидела на корточках, обхватив голову руками. Глаза ее были широко раскрыты, так широко, что, казалось, вот-вот могли вывалиться из орбит. И она смотрела в мою сторону, но мимо, сквозь меня, смотрела с таким ужасом, что я невольно оглянулся, хотя и сознавал, что там ничего нет, что нельзя оглядываться, что нельзя терять мгновения. В ту же секунду я кинулся к ней, но было уже поздно, она выхватила ручной дезинтегратор и выстрелила - выстрелила прямо в меня! Если бы я не споткнулся о ее шлем, откатившийся к моим ногам, она попала бы мне прямо в голову, а так весь заряд скользнул по моему шлему где-то около левого виска и лишь отбросил меня в сторону. Но следующим выстрелом она бы меня прикончила, если бы что-то - я тогда не понял, что именно - не отвлекло ее внимания. Я вскочил на ноги, в два прыжка оказался около нее, выбил из ее рук дезинтегратор и толкнул ее на песок. Она упала на спину, но тут же снова оказалась на ногах и, не переставая кричать, кинулась бежать прочь от водоема. Я бегал тогда лучше нее. Я вообще тогда очень хорошо бегал, ты должна это помнить. Но догнать ее я сумел лишь метров через триста. Возможно,
в начало наверх
потому, что она бежала без шлема, и ей было легче дышать. Но скорее всего оттого, что ее гнал ужас. Я схватил ее за руку, резко рванул в сторону, и мы оба покатились по песку. Я тут же вскочил, но она так и осталась лежать без движения. Сердце молотком стучало по ребрам, не хватало воздуха, пот заливал глаза, но я и подумать не смел о том, чтобы поднять светофильтр шлема. Ведь то, что произошло с Иллой, означало: психическая атака продолжалась теперь и днем. Кто знал, способна ли вообще защитная форма уберечь нас от этой атаки. Я огляделся на всякий случай по сторонам, потом подошел к Илле. Она лежала в неестественной позе, уткнувшись лицом в песок. Правая рука, наверное, была вывихнута. Я осторожно перевернул ее на спину - она была жива, дышала, но ни на что не реагировала. Глаза ее были по-прежнему широко раскрыты. Только тут я впервые заметил, что у нее карие глаза - такие же, как у тебя. В них попал песок, но она даже не мигала. Делать что-то на месте смысла не имело. Я взял ее на руки и медленно, стараясь не оступиться на песчаном склоне, побрел в сторону лагеря. Идти было слишком тяжело, на это уходили все силы, и лишь тогда, когда я пересек, наконец, периметр и подошел к большой палатке, я удивился, что меня никто не встречает. Они были внутри. Оба. Ланкар лежал у дальней стены на надувном диване, но сначала я увидел лишь его ноги, свисающие на пол - остальное заслонил склонившийся над ним Данро. Он обернулся, услышав, что я вошел, выпрямился и отодвинулся немного в сторону. Только тут я заметил рану в теле Ланкара. - Я ввел ему тирангал, - усталым голосом сказал Данро, помогая мне опустить Иллу на пол. - Его надо будет перенести в холод. Я подошел к Ланкару. Смотреть на него было страшно. Рана с обожженными краями тянулась от правого бока до центра груди. Наверное, и печень, и желудок были сожжены выстрелом дезинтегратора, и, если бы не защитная форма, его просто-напросто перерезало бы пополам. Если бы не тирангал, он был бы уже мертв. Собственно, он и так был уже мертв, просто умирание его тканей благодаря введенному препарату могло затянуться на восемь-десять суток - если, конечно, нам удастся обеспечить необходимое охлаждение. Мы бессильны были сделать для него хоть что-то еще. Илла единственная среди нас при наличии аппаратуры могла бы попробовать вернуть ему жизнь, но у нас не было ни аппаратуры, ни Иллы. - Сначала разберемся с ней, - кивнул я в сторону Иллы. - Сбегай к водоему за ее шлемом. И принеси заодно воды. Данро кинулся из палатки, а я шагнул к аптечке, достал из нее инъектор бета-кантала и склонился над Иллой. Она дышала, но глаза ее, по-прежнему раскрытые и запорошенные песком, помутнели и не мигали. Ты знаешь, за свою жизнь я повидал очень много страшного, и не то чтобы привык, но как-то научился отключаться, не пускать его в сознание. Но тут... Я до сих пор не могу забыть неестественный взгляд ее помутневших глаз, до сих пор он то и дело возникает в моей памяти, и я внутренне содрогаюсь. До сих пор я не могу больше смотреть в глаза другим людям. У Иллы была какая-то непонятная форма паралича, и я не знал, каким окажется действие бета-кантала. Но выбора не было, требовалось срочно вывести ее из шокового состояния. Я расстегнул защитную форму, оголил плечо и ввел препарат. Вошел Данро со шлемом и ведром с водой. Он очень спешил и половину воды расплескал по дороге. Мы как раз закончили промывать ей глаза, когда бета-кантал, наконец, подействовал. Илла глубоко вздохнула и опустила веки. Потом я приподнял ее за плечи, а Данро надел и зафиксировал шлем. Это было все, что мы могли пока сделать. - Как это произошло? - спросил я, снова подходя к Ланкару. - Я не видел, как раз проверял настройку периметра. Услышал крик, потом выстрелы. Вышел - он лежит на песке у самого берега, а вы с Иллой куда-то убегаете, - Данро говорил сдавленно, через силу, с какой-то дрожью в голосе, да и самому мне было нехорошо, слегка поташнивало, хотелось лечь и закрыть глаза. Я знал - это реакция, это пройдет. Я не имел права расслабляться. - Ладно, будет время - посмотрим запись, - сказал я. - Сейчас иди, активируй запасной генератор и готовь в палатке Ланкара холодильную камеру. Готовь сразу на двоих, неизвестно еще, как с ней дело обернется. А я пойду, свяжусь с "Алданом". На пульте горел красный индикатор - автоматика послала тревожное сообщение шестнадцать минут назад, в тот момент, когда Илла сняла шлем. Сейчас шла передача уже второй картинки - панорамы, зафиксированной лагерным монитором через пять секунд после сигнала тревоги. Я взглянул на экран, увидел Ланкара, распростертого на берегу водоема на окровавленном песке, нас с Иллой, убегающих прочь, потом сел к пульту и начал передачу сообщения. Я представлял, каково им будет в те шестнадцать минут, пока идут картинки. Минут через пять они получат сигнал тревоги, а потом шестнадцать минут подряд будут наблюдать за возникновением на экране картин нашей гибели. А у Валдара неважно с сердцем, это и так, наверное, последний его рейс, и на борту нет хорошего кардиолога... "Все живы", - начал передавать я. Это - главное, это - то, что они должны узнать прежде всего, - "Ланкар получил серьезные ранения, применен тирангал. Илла находится в состоянии шока, вероятно, из-за психического нападения. Требуется срочная помощь". На этом я закончил передачу, и автоматика продолжила рисование картинки, медленно-медленно из-за небольшой мощности нашего передатчика по строкам рисуя на экране панорамы, полученные монитором после сигнала тревоги. С полминуты я отупело смотрел, как дорисовывается панорама спустя пять секунд после сигнала, но затем, когда пошла картинка того, что было через десять секунд, взял себя в руки, поднялся и вышел из палатки. Данро уже запустил запасной генератор и теперь возился у палатки Ланкара, прилаживая тепловой насос. Он на секунду поднял голову, взглянул на меня, но ни слова не сказал и снова принялся за дело. Я вошел в большую палатку и, стараясь не смотреть на Ланкара, нагнулся над Иллой. Она снова лежала с открытыми глазами, но взгляд ее был лишен смысла, направлен куда-то в бесконечность, а зрачки не реагировали на свет. Губы ее зашевелились. Я нагнулся ниже. - Бегите... прочь... здесь гибель... прочь, - шептала она. - Илла, ты слышишь меня? - спросил я, потряс ее за плечо, но она ничем не показала, что услышала мой вопрос, и продолжала бормотать: - ...прочь... гибель... бегите... Если бы мы могли убежать... Вошел Данро, молча встал у входа. - Готово? - спросил я. Он кивнул. Мы подошли к Ланкару, подняли его - я за ноги, Данро за плечи - и осторожно перенесли в палатку с тепловым насосом. Поначалу в ней показалось даже приятно после того пекла, царившего снаружи, но, пока мы устраивали Ланкара, пока обрабатывали рану для консервации, я незаметно начал коченеть, и пришлось включить терморегуляторы защитной формы. Минут через двадцать мы все закончили и, когда вход за нами затянулся двумя слоями изолирующей пленки, запахнули полы палатки, чтобы не расходовалась лишняя энергия. Это было все, что мы могли сделать для Ланкара. Только теперь я позволил себе вспомнить, что ничего еще не закончилось. Случившееся, возможно, далеко не самое страшное из того, что нам предстояло. До прибытия грузовика оставалось еще четверо суток. - Иди, займись Иллой, - сказал я, не глядя на Данро. - Попробуй разобраться, что с ней. В аптечке же есть какие-то препараты - может помогут. Вывих ей вправь, я ей правое плечо, кажется, вывернул. Я подождал, пока он скроется в палатке, затем отошел в сторону, к самому периметру, осмотрелся. Солнце висело уже в зените, ветер стих совершенно, и пустыня вокруг лежала такая же величественная и безжизненная, как прежде. Но где-то там, совсем рядом притаился враг, и он мог снова напасть. Я стоял, озираясь по сторонам, и постепенно мне стало казаться, что он совсем рядом, сзади, всегда сзади, куда бы я ни повернулся. Наконец, я взял себя в руки и вернулся в приборную палатку. С "Алдана" пришли какие-то запросы, но все это могло пока подождать. Что толку отвечать, пока сам не понимаешь, в чем дело. Автоматика и так выдаст им все, что можно передать по нашему каналу связи. Я сел к экрану монитора, прокрутил запись назад, к тому моменту, когда мы с Иллой и Ланкаром вышли за периметр, и остановил кадр. Мне хотелось сначала посмотреть со стороны, как все это произошло, а затем - обязательно, пока еще есть время до заката солнца - попробовать найти причину происшедшего, выявить в показаниях приборов хоть какие-то намеки на нашего противника... Мы живем в океане информации, но лишь ничтожная часть ее проникает через органы наших чувств и достигает мозга, лишь малая доля от этой ничтожной части достигает уровня осознанного восприятия. Но ничто в мире не проходит бесследно, всякое событие оставляет следы, надо лишь уметь искать их. Я верил - тот, кого мы ищем, оставил свой след в показаниях приборов, след этот зарегистрирован в лагерных блоках памяти, его можно отыскать, если найти хоть какую-то зацепку, если иметь хоть какое-то представление о нашем противнике. Но до сих пор, как и двое суток назад, мы почти ничего не знали о нем, и это незнание уже обошлось нам слишком дорого. Эндем-жи заставил нас расслабиться, почувствовать себя на отдыхе, и лишь теперь ко мне вернулось ощущение постоянной настороженности и готовности к неожиданностям, которое и определяет настоящего разведчика. Ну что ж, для начала посмотрим, как это случилось. Я увеличил наши изображения, заполнил ими всю площадь экрана и пустил воспроизведение. Мы не спеша спускались к водоему, я впереди, Илла и Ланкар несколько сзади, глядели по сторонам, даже иногда оглядывались, но лица были неразличимы за светофильтрами шлемов. Вот мы подошли к краю каменной чаши, несколько секунд постояли, озираясь вокруг. "Странно", - услышал я записанный голос Иллы, - "Я думала, они будут приползать и сегодня". Я остановил запись, затем снова пустил ее, резко увеличив скорость. Вот я повернулся направо, сделал шаг, другой, третий... Ланкар оглянулся, сделал шагов пять назад и стал рассматривать что-то у себя под ногами. И в это время Илла прикоснулась к фиксаторам шлема. Я резко увеличил ее изображение. Медленно-медленно подняла она руки, обхватила ими шлем и начала снимать его. И в момент, когда нижняя кромка шлема оказалась на уровне ушей, лицо ее стало меняться. По инерции она сняла шлем до конца, но тут же выронила его и, обхватив голову руками, присела на корточки. Лицо ее было теперь повернуто прочь от монитора, но я знал, что это было за лицо. До конца моих дней, наверное, оно будет преследовать меня в кошмарах. Дальнейшее произошло именно так, как я и предполагал. Я увидел себя, кидающегося к Илле, увидел, как заряд ее дезинтегратора, лишь краем задев мой шлем, расплавил песок в десяти шагах позади меня, увидел, как Ланкар, метнувшийся сбоку, получил следующий заряд прямо в живот - в тот момент я и не заметил выстрела и не понял, что он спас мне жизнь - увидел, как я выбил оружие из рук Иллы, и как мы вместе с ней помчались в пустыню. Потом на берегу показался Данро - болван, он прибежал, даже не захватив оружия! - стал копошиться возле Ланкара, попытался поднять его, не сумел и поволок к лагерю, держа под мышки, а за ними тянулся по песку кровавый след. Потом, через несколько минут, показался и я, несущий Иллу на руках. Что ж, теперь я знал, как это все произошло. Теперь требовалось понять, в чем же таилась причина. Пока у нас еще оставалось время, надо было искать и найти хоть какую-то связь между тем, что произошло у водоема, и тем, что творилось в то же самое время в окрестностях лагеря, надо было выйти на след нападавшего, хоть что-то узнать про него, чтобы не остаться безоружными перед следующим нападением. И хотя я не очень-то верил, что мои поиски приведут к успеху - слишком слаб был наш главный компьютер - я приступил к ним, потому что видел в этом единственный путь к спасению. Я прокрутил запись с самого начала, расставляя временные маркеры. Момент, когда мы пересекли периметр, момент, когда остановились на берегу водоема, момент, когда Илла начала снимать шлем, момент, когда стало меняться выражение ее лица, моменты выстрелов... Затем запустил программу поиска первичных корреляций и перешел к пульту связи. Пока работала программа, можно было ответить на запросы с "Алдана". Я пробежал глазами полученные сообщения. Первые панические запросы после того, как был получен сигнал тревоги, значения не имели. Но за те шестнадцать минут, пока они наблюдали фрагменты тех сцен, которые я только что рассматривал в подробностях, было сделано многое - объявлена общая тревога по всему составу экспедиции, приготовлен к вылету третий резервный катер, определен предварительный состав спасательного экипажа. К моменту, когда пришел мой доклад, в катер погрузили реаниматор, а Сиэн-Эл, хирург экспедиции, вылетел с поверхности Эндема-жи. Если и дальше все пойдет столь же гладко, они, быть может, успеют спасти Ланкара, подумал я тогда. Тому, правда, придется провести месяца три в реаниматоре, но это все же лучше, чем погибнуть. Я сам после того, как попал в завал на Риенде, почти полгода провел в реаниматоре. А когда вышел, встретил тебя... Но тогда, сидя перед пультом связи в приборной палатке, я о тебе не думал. Наверное, впервые с тех пор, как мы расстались, я не думал о тебе. Автоматика продолжала выдавать на "Алдан" картинки, записанные монитором, со вставками телеметрии с приборов. Я передал краткий отчет о нашем состоянии на текущий момент, затем связался с Данро. Вывих у Иллы он
в начало наверх
вправил, но в остальном не было никакой ясности. Диагностика показывала поражение мозга непонятной природы, состояние было критическим. На случай, если и ей придется ввести тирангал, я сообщил об этом на "Алдан" - до старта спасательного катера оставалось еще минут сорок, они как раз успеют скорректировать свои действия. Я вернулся к пульту монитора, просмотрел на всякий случай информацию за истекшие полчаса - ничего тревожного - и без особой надежды на успех стал просматривать результаты первичного корреляционного анализа. Не так уж много регистрировали наши приборы, чтобы иметь основания для надежды. Надеяться следовало скорее на свою интуицию, чтобы из множества случайных, не имеющих значения связей, найденных сейчас компьютером, выделить именно те, которые указывали на врага. Но мне повезло. Через несколько секунд после первого выстрела Иллы, как раз в тот момент, когда сейсмограф, поставленный в пустыне к югу от лагеря, зафиксировал приход звуковой волны от второго выстрела - счастливая случайность, не более, совпадение, позволившее программе выявить при анализе этот момент времени из всех остальных - северо-западный сейсмограф зафиксировал незначительное сотрясение почвы, которое повторилось с полусекундным интервалом еще четыре раза. Это были чьи-то шаги или прыжки по поверхности пустыни, как раз та зацепка, которую я искал! Все еще боясь поверить в удачу, я задал компьютеру анализ этих сигналов и поиск им подобных в показаниях других приборов, и с полминуты сидел, боясь перевести дух и пошевелиться. Наконец, на экране появились результаты анализа. Все данные по искомому объекту поступили от сейсмографов, остальные приборы не зарегистрировали ничего. Сигналы поступили из точки, находящейся к северо-западу от лагеря, в трех с половиной километрах от него, и возникли они примерно через полсекунды после того, как этой точки достигла звуковая волна от первого выстрела. Объект двигался по поверхности и имел массу от трех до двадцати семи килограммов. Это было очень похоже на того, кто мог на нас напасть. Природа экономна, и она не станет наделять способностью к психическому нападению существа, и без того обладающие немалой силой - тех же песчаных волков, к примеру. Но все требовалось проверить. Немного подумав, я вспомнил, что мы уже не раз стреляли из дезинтеграторов прежде - и днем, и ночью. Один раз требовалось проверить настройку тех же сейсмографов, другой раз - зафиксировать наше положение в оптической системе метеоспутника, было еще несколько проверочных выстрелов после высадки и при расконсервации оружия. Информации хватит. Я вызвал нужные программы, задал параметры и связался с Данро. - Я не знаю, что делать, - сказал он устало, - она умирает. - Вводи тирангал. Я сейчас подойду, - ответил я ему. Я ждал этого, но все равно его слова ударили неожиданно и больно. Я послал сообщение на "Алдан", затем встал и вышел из палатки. Надо было переносить Иллу в холод вслед за Ланкаром. Хорошо еще, что у нас хватает энергии на охлаждение, подумал я, выйдя под палящее солнце. Когда я вернулся, с "Алдана" уже поступило сообщение о вылете спасательной группы. Я не стал отвечать - сразу подошел к пульту монитора и принялся просматривать результаты анализа. Все оказалось именно так, как я ожидал - прежде пустыня вокруг водоема жила, даже днем совсем неглубоко под поверхностью песка копошилось множество живых существ. При звуках выстрелов они дергались или замирали, начинали закапываться глубже в песок или же ползли прочь - в общем, как-то реагировали, и эту их реакцию фиксировали наши приборы. Сейчас же пустыня вокруг была мертва, и тот, кто двигался по ее поверхности вблизи лагеря, был, по всей вероятности, нашим врагом. Он передвигался, видимо, совершенно бесшумно, лишь иногда делая небольшие прыжки, которые только и фиксировались сейсмографами на фоне шума, но я сумел проследить за его передвижениями на сутки назад. Это он - я был в этом почти уверен - издавал гудение, которое мы слышали в течение нескольких ночей. Это он был причиной возможной гибели наших товарищей. Он был совсем рядом с нами, всего в трех с половиной километрах, и он мог снова напасть. Его необходимо было уничтожить. Мы не любим убивать. Даже защищаясь. Мы всегда стремимся обойтись минимальным вмешательством в чужую биосферу. Даже в исследовательских целях мы всегда стараемся - насколько это только возможно - не обрывать жизни существ иных миров. Ведь равновесие в природе может быть столь хрупким. Единственное, что в какой-то степени оправдывает убийство - это спасение человеческой жизни. Но и тогда убийство это несправедливо, ибо человек сам поставил себя в опасное положение, придя незваным в чужой мир. Я знал все это. И всегда считал такой взгляд правильным. Но перед глазами у меня до сих пор стоит лицо Иллы, когда эта тварь терзала ее мозг. И я всего лишь человек - я хотел мстить. - Данро, я нашел его, - сказал я, включив связь. Теперь, когда мы знали, за кем надо следить, когда знали, как звучат его прыжки, знали, где примерно он находится, настроить аппаратуру не составляло труда. Теперь он был в наших руках - это нас успокоило. Не почувствуй мы тогда уверенности в том, что контролируем ситуацию, все могло бы закончиться по-другому. Но ничего уже не воротишь. Мы вышли на связь с "Алданом" и потеряли на этом около часа. Они, конечно, одобрили наше решение уничтожить эту тварь - Валдар, по-моему, согласился бы тогда на что угодно, лишь бы мы остались живы. Да и не имели они никакого морального права запретить нам это. Просто - надо в этом признаться - нам хотелось поделить с кем-то ответственность за то, что было все же несправедливым - за намеренное убийство существа этого мира. Мы поделили ответственность, но целый час был потерян, и, когда я вышел из лагеря, солнце уже садилось. Перед самым выходом я произвел контрольный выстрел, и где-то там, за ближними холмами оно сделало пять прыжков. Оно не ушло с той точки, где приборы засекли его прыжки в прошлый раз. Оно было обречено. Я медленно забирался на возвышенность, держа дезинтегратор наготове, хотя до цели оставалось еще больше трех километров. Песок расползался под ногами, сказывалась, несмотря на тренадин, усталость тяжелого дня, оставленного позади, и, когда я поднялся на гребень первой гряды холмов, солнце уже скрылось за горизонтом. Лишь заря, пылавшая в полнеба, освещала окрестности. Я оглянулся назад - у водоема уже царили сумерки, лагерь был почти неразличим на фоне песка. Да и ложбина, которую мне предстояло пересечь, тоже тонула во мраке. Я включил светоусилители, проверил еще раз связь и двинулся дальше. Надо было спуститься вниз, подняться на следующую гряду и там, почти сразу за ее гребнем найти и убить эту тварь. Я не боялся. Я не знал, что ждет меня впереди, и окажется ли вблизи от напавшего на нас животного моя защита достаточной, но я почему-то совсем не боялся. И я совсем не думал тогда о мести. Странно, но теперь, когда решение было принято, то, что предстояло мне сделать, я стал воспринимать лишь как совершение какой-то тяжкой, неприятной повинности, хотелось поскорее закончить со всем этим и, если удастся, забыть. Заря погасла, когда я был на середине второго подъема. - Как я иду? - спросил я Данро. - В норме, - ответил он. - До цели девятьсот метров по прямой. Только возьми градусов на пять правее. - Так правильно? - спросил я, пройдя метров пятьдесят. - Почти. Выйдешь на гребень, скорректирую. В голосе его слышалась какая-то неуверенность, будто он раздумывал, говорить ли мне что-то или же лучше промолчать. - У тебя все в порядке? - спросил я. - Да как сказать... - он немного помолчал. - Здесь-то пока все в порядке. Но сейсмографы фиксируют какие-то колебания почвы на севере. И источник колебаний приближается к лагерю. - Далеко? - Километров пять-шесть. Понимаешь, вся аппаратура настроена на тебя и эту тварь, я не хочу сбивать настройку, а так не определить, что все это означает. На всякий случай будь начеку. Я посмотрел в ту сторону, но ничего не увидел. Да и что я мог увидеть - холмы уже в километре закрывали горизонт. Но это сообщение мне не понравилось, и я ускорил шаг. Это произошло, когда я достиг гребня. - Где он, Данро? - спросил я, держа дезинтегратор наготове, но ответа не услышал. Вместо него сзади, со стороны лагеря послышались выстрелы, и до слуха моего донесся какой-то могучий нарастающий гул. Я оглянулся. Лагерь едва виднелся за краем пройденной гряды холмов, и в первое мгновение я увидел только вспышки выстрелов. Но затем какая-то темная волна накатилась на него, перехлестнула и понеслась дальше, оставляя на своем пути неподвижные черные точки. Она не останавливаясь пронеслась мимо водоема и скрылась в пустыне. Лагеря больше не было. Видны были полотнища палаток, разбросанные по огромной площади вокруг водоема, какие-то серые тени, лежащие на песке, поваленная мачта монитора - и ничего больше. Я знал, что остался один. Потом, через несколько дней мы восстановим записи и увидим, как все это происходило. Увидим по расшифрованным показаниям приборов, как песчаные волки, много суток ждавшие вдали, зарывшись в песок, когда можно будет пройти к источнику, начнут постепенно собираться группами, сливаться в небольшие стайки а затем и в крупные стаи, пока не образуется та страшная волна из нескольких сотен животных, что подмяла под себя наш лагерь. Они в едином порыве устремились к водопою, но где-то на полпути их настиг ужас, и они понеслись дальше разрушительной лавиной, уже не помня о своей жажде, уже не понимая, куда и зачем они бегут - прочь, прочь от этого ужаса, через холмы, через лагерь, через водоем и дальше в пустыню, пока ужас, наконец, не отпустил их, и они не рассеялись по ее просторам. Они так и не сумели напиться, и мы находили потом их трупы в песках - уже совершенно высохшие, уже рассыпающиеся, как бумажный пепел. Мы увидим потом, как Данро, услышав приближение этой страшной волны, выскочит из палатки и кинется к правому дезинтегратору. Увидим, как вспышки разорвут темноту, как выстрелы будут пробивать бреши в надвигающейся волне, увидим, как первые песчаные волки разорвут периметр, развалят выложенную нами защитную стенку и подомнут под себя палатки. А потом мы не увидим ничего больше - мачта монитора была повалена, втоптана в песок, и что я делал в лагере, в том, что осталось от лагеря, никто никогда не увидит. А я никому не расскажу об этом. Но все это будет потом. А тогда я стоял на вершине холма, не в силах пошевелиться и смотрел на то, что осталось от лагеря. Я не знал, что же мне делать дальше. И тут краем глаза я заметил движение. Оно было совсем рядом, в какой-то сотне метров от меня - белый комок на фоне белой пустыни - и оно убегало. Я развернулся, но первый выстрел прошел чуть выше, а потом оно скрылось в какой-то впадине, и, хотя я еще часа два метался по окрестным пескам, стреляя наугад во все, что казалось подозрительным, я так и не сумел его настичь. А потом я вернулся в лагерь. Я нашел его на второй день после гибели лагеря. В какой-то сотне метров от водоема. Уже мертвого. Оно так и не сумело достичь водопоя. Ему нужна была такая мелочь - всего лишь утолить жажду - но мы стояли на пути к воде, нас никак не удавалось прогнать, и оно не знало иных путей, кроме как нас уничтожить. Потом, когда мы вплотную занялись изучением Эндема-жи, мы нашли много луоков - уж и не помню, кто и почему дал им это имя. Они симпатичны, неприхотливы и легко приручаются. А их способность к психическому нападению развивается только в личиночной стадии, только если личинка живет в естественных условиях. Поэтому оказалось возможным разводить их где угодно - вне Эндема-жи они не представляют опасности. Но я их ненавижу. И той ночью, сидя в темной комнате в ожидании, пока наступит рассвет, я ненавидел их больше, чем когда-либо прежде. Потому что именно из-за них я потерял тебя навсегда. Тогда, в пустыне, стоя над трупом этого существа, уже совершенно высохшим, почти невесомым, слушая, как шуршит под утренним ветром его псевдошерсть, я понял, что никогда больше не смогу вернуться к тебе. Оно стремилось к воде, всего лишь к воде, и ради этого готово было смести все на своем пути. Даже то, что не представляло опасности. Даже то, что могло помочь. Оно не знало и не желало знать иных путей к цели. А ты, ты разве не их породы?! Разве ты не отказывалась от любых уступок, любых компромиссов, считая, что это твое право - распоряжаться собственной жизнью так, как ты считала правильным, не думая при этом о том, что тем самым ты попираешь права других людей? Ты тоже стремилась к своему водопою и тоже знала к нему единственный путь. Это можно простить зверю, животному, безмозглой твари. Но я не мог
в начало наверх
видеть этого в человеке. Потому я больше не вернулся к тебе. Тебя, конечно, это удивило. Ты даже запрашивала обо мне кадровый центр - я знаю, мне говорили. Ты посылала мне сообщения, они находили меня в тысячах парсеков от дома, но я не читал их. Я старался убежать от всякого воспоминания и о тебе, и о луоках. Но разве можно убежать от того, что сидит в тебе самом? И вот я здесь. Тут хорошо и спокойно, тут почти как дома. Тут можно, наконец, отдохнуть и собраться с мыслями. И решить, что же мне делать дальше с собственной жизнью. Но даже здесь меня настигла эта тварь! Я снова услышал гудение и вскочил на ноги. Ничего во мне сейчас не было, кроме одного дикого, первобытного желания - убивать! Я открыл дверь, вышел в коридор, прислушался. Гудение доносилось справа, из холла. Я ни о чем не думал - ни о том, какой болван привез сюда луока, ни о том, какие могут быть последствия. Я обо всем на свете забыл, я снова почувствовал себя там, на Эндеме-жи, на вершине холма, когда эта тварь показалась в поле зрения. Я должен был ее убить! Стараясь ступать совершенно бесшумно, я подошел к двери в холл, немного постоял, прислушиваясь, затем рывком распахнул ее. Но луока в холле не было. У широкого окна, выходящего в сад, трудился робот-уборщик. Он опрыскивал стекло очистителем, затем манипулятором снимал образовавшуюся пленку и поглощал ее через раструб. Когда он сдвинулся с места, двигатель загудел - точно так же гудят луоки. Только в захолустье можно довести робота до такого состояния. Я прислонился спиной к косяку, вытер пот со лба. И вдруг почувствовал, что весь дрожу, что у меня зуб на зуб не попадает. Это же надо дойти до такого! Только подумать - совсем разладился, как этот вот робот. Его-то хоть еще можно починить, а меня? Я вытянул руки перед собой, несколько раз сжал и разжал кулаки. Закрыв глаза, сделал пять глубоких вдохов. Дрожь постепенно уходила и наконец затихла совсем. Робот все так же продолжал трудиться у окна, изредка издавая такое знакомое гудение. Но меня оно больше не задевало. Во мне вдруг что-то прорвалось, я увидел себя со стороны, таким, каков я есть, и ужаснулся. Что это? Неужели это я? Как же я стал таким? Когда? Какое право я имел таким стать? Ведь мы же люди. Мы же не неразумные твари. Мы должны стремиться понимать друг друга. Мы не должны сдаваться и отворачиваться. Я бежал от тебя, стремясь все забыть, выкинуть из головы, оставить навсегда в прошлом. Я тоже бежал к своему водопою - забвению. И тоже не думал о том, какой ценой достигну его. Так чем же тогда я лучше тебя, чем я лучше луока?! Я ведь тоже готов был убивать - лишь бы забыть. Но даже если потеряны и вера, и надежда, мы должны оставаться людьми... ...Сейчас уже день. Тихо и пустынно в этом доме, таком уютном и спокойном. Все уже давно разбрелись по окрестным лесам и вернутся только к обеду. Я остался здесь один и никуда не пойду сегодня. Я не уехал на рассвете, но завтра я уезжаю. Не потому, что робот вернул меня к тем страшным воспоминаниям. Нет. От них все равно никуда не скрыться. А здесь - здесь лучше, чем в одиночной каюте в очередном трансгалактическом рейсе. Здесь хорошо и спокойно, здесь почти как дома. Но здесь нет тебя.

ВВерх