UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Сергей КАЗМЕНКО

    ИЗГОНЯЮЩИЕ БЕСОВ




- Он подготовлен?
- Только по первой версии.
Звук шагов гулко отдавался в длинном коридоре  и  временами  заглушал
слова.
- Как он к этому отнесся?
Энасси говорил отрывисто,  не  оборачиваясь.  Он  стремительно  шагал
впереди, и доктор Гайдли едва поспевал следом.
- Трудно сказать... Он давно  уже  на  взводе,  и  эта  история,  мне
кажется, мало что добавила...
- Понятно.
Они повернули налево, прошли еще с десяток шагов и остановились перед
дверью.
- Разговаривать буду я, - сказал Энасси и шагнул  вперед,  едва  лишь
дверные створки начали раздвигаться.
Они оказались в длинной светлой комнате без окон.  Профессор  Диллет,
сидевший на диванчике в дальнем от двери углу, тут же встал  и  шагнул  им
навстречу.
- Здравствуйте, профессор, - с порога начал Энасси. -  Обстоятельства
дела мне, в основном, известны.  Не  будем  терять  времени.  Вы  обдумали
предложение доктора Гайдли?
- Д-да, - несколько неуверенно  ответил  Диллет,  пожимая  протянутую
руку. - Здравствуйте. Вы, как я понимаю, доктор Энасси?
- Совершенно верно. Мне необходимо уточнить некоторые детали, если не
возражаете. Садитесь, пожалуйста.
Профессор сел на старое место, Энасси устроился на стуле напротив,  а
Гайдли отошел к стене и украдкой взглянул на часы. Вопросы! Ну  какие  тут
вопросы?! Что он тянет - ведь речь идет о минутах!
- Сколько дней вы провели на Мантейбе?
- На Мантейбе? Не помню. Да какое?..  -  профессор  вдруг  вздрогнул,
пристально посмотрел в лицо Энасси - до этого он сидел, опустив  голову  и
разглядывая свои руки. - Вы думаете, это оттуда?
- Не исключено.
- Сейчас, я уточню, - профессор стал рыться в карманах.  -  Если  это
может помочь...
- Когда вы впервые заметили отклонения?
Энасси задавал свои вопросы без перерыва, не давая профессору Диллету
сосредоточиться.
- Отклонения? Да  каждый  человек  -  уже  отклонение!  Куда  же  она
запропастилась? Ах, вот, - профессор, наконец,  отыскал  записную  книжку,
стал лихорадочно листать страницы, то и дело нажимая не на те кнопки.
- То есть вы и до поездки на Мантейб отмечали странности в  поведении
вашей жены?
- Да кто же в этом мире без странностей? Я всегда замечал странности,
я и в вас замечаю странности. А Луиза - я не склонен был обращать  на  это
особенного внимания, мне казалось... Да к тому же, я был  так  занят,  вы,
наверное, знаете.
- Понятно. А когда вы впервые ощутили, что дело серьезно?
- Когда? Да я же говорил уже, ну сколько  можно  повторять  -  неделю
назад. Не  знаю,  возможно,  я  проглядел  что-то  важное,  возможно,  мне
следовало встревожиться еще месяц назад, еще год назад - не знаю. Да-да, с
год назад было что-то подобное, но это быстро  прошло.  Я  тогда  старался
неотлучно быть с ней рядом, она  говорила,  что  со  мной  чувствует  себя
гораздо лучше. Может, и теперь бы  обошлось,  если  бы  не  эта  проклятая
поездка... Ну вот, наконец нашел, - он перестал листать записную книжку. -
Мы пробыли на Мантейбе с тринадцатого  по  восемнадцатое.  Неполных  шесть
суток.
-  Спасибо.  Были  ли  какие-нибудь  отклонения   от   маршрута,   не
предусмотренные планом круиза?
- Н-нет... Насколько я помню, все шло строго по плану.
- Задержки? Поймите, это очень важно  -  и  для  вашей  жены,  и  для
остальных.
Для остальных... Для остальных, возможно, это и очень важно.  Тычемся
во все углы, как слепые котята, - подумал Гайдли.
- Ничего существенного. Да и, сказать по правде, меня  все  это  мало
волновало. Луиза... она была особенно  угнетена  последнее  время,  и  это
путешествие, я надеялся, благотворно повлияет на  нее.  Поначалу,  кстати,
так оно и было,  поэтому  все  эти  мелочи,  задержки  всякие  меня  и  не
беспокоили. Если бы знать...
- Профессор, мы еще ровным счетом ничего не знаем. Ничего. Так что не
стоит пока ни о чем сожалеть - возможно, все не так плохо.  Возможно,  это
ваше путешествие совершенно не при чем.
Как же, не при чем... - подумал Гайдли. А те  три  случая  -  простое
совпадение? Но как, как они прошли  карантинную  службу?!  -  Он  едва  не
выкрикнул это вслух, как полчаса назад, когда они  разговаривали  один  на
один в кабинете Энасси.
Энасси встал, на мгновение задумался -  сделал  вид,  что  задумался,
понял Гайдли. Потом сказал:
- Ну хорошо. Тогда не будем терять времени, - и он повернулся,  чтобы
уйти.
- Но постойте, - профессор тоже встал, - неужели вы хотите  вот  так,
сразу?.. Я же еще не дал своего согласия.
- Так что же вы медлите? - повернулся Энасси. Он стоял уже у двери. -
Доктор Гайдли, вы объяснили профессору, что это единственный шанс?
Гайдли кивнул.
- Надеюсь, профессор, вы  понимаете,  что  происходит?  К  сожалению,
сомнений в диагнозе практически не остается.  Обманывать  вас  не  буду  -
надежды почти что нет. Но есть шанс. Последний,  если  мы  поторопимся,  -
Энасси говорил все так же отрывисто. Он знал, что  делает,  он  знал,  что
иначе нельзя. Если дать профессору время задуматься, будет много  труднее.
И профессору, и им. А насчет последнего  шанса...  Давно  минули  времена,
когда Гайдли верил в этот шанс. Если он вообще в него хоть когда-то верил.
- Значит, вы не сомневаетесь? - совершенно потерянным голосом спросил
профессор.
- Нет.
- Но это же очень опасно...
- Да. И для меня тоже.
- Я понимаю, понимаю...
- Так вы даете согласие?
- Да, - помедлив, выдохнул, наконец, профессор. И  сел,  закрыв  лицо
руками.
- Доктор Гайдли, останьтесь, пожалуйста, с профессором, - уже на ходу
бросил Энасси. Время и так было потеряно. Но не по  его,  Энасси,  вине  -
пока длился разговор, техники там, в операционной, готовили аппаратуру,  а
спецбригада работала с больной. Он не потерял зря ни минуты, и мысль  эта,
возможно,   была   единственной,   приносящей   сейчас    хоть    какое-то
удовлетворение.
И все же как ей удалось пройти карантин? Ведь методы индикации с  тех
пор, как больше сотни лет  назад  люди  впервые  столкнулись  с  энтарами,
достигли совершенства. Только  в  первые  годы  энтарам  как-то  удавалось
миновать карантинную службу. В первые  пять-шесть  лет  -  но  они  успели
широко расползтись, и некоторые планеты с тех пор так и значатся  в  числе
зараженных. Даже если на них не отмечено ни единого  случая  поражения  за
полвека и более наблюдений,  они  все  равно  считались  зараженными.  Как
считается  действующим  вулкан,  хоть  единожды  извергавшийся  на  памяти
человечества.
Мы  были  слишком  самоуверенными,  думал   Энасси,   шагая   гулкими
коридорами к операционной, мы поверили, что опасности больше нет, и теперь
будем расплачиваться за эту веру.  Если  энтар  проник  сюда,  то  он  мог
проникнуть куда угодно. Даже на Землю. И кто знает, что  может  ждать  нас
тогда в самом ближайшем будущем?
Он подошел к трубе, спустился  вниз  на  три  этажа  -  на  мгновение
перехватило дыхание от невесомости - и оказался перед дверью операционного
блока. Как было бы просто, если бы ему предстояла  обычная  операция!  Как
просто... Даже если бы пришлось ему сейчас оперировать  мозговую  опухоль,
от которой страдала когда-то Луиза Диллет. То, что ему предстояло  сделать
теперь, было гораздо сложнее. И опаснее - прежде всего, для него самого...
Когда дверь за  Энасси  закрылась,  Гайдли  с  полминуты  не  решался
повернуться лицом к  профессору  Диллету.  Он  чувствовал,  что  его  бьет
нервная дрожь - даже зубы стучали -  и,  спроси  его  сейчас  профессор  о
чем-нибудь, не сумел бы ответить. Еще утром, когда он понял, заставил себя
поверить в этот кошмар он с ужасом подумал о том, что  ему  еще  предстоит
все объяснить профессору. Не ужас происходящего угнетал его  -  этот  ужас
был слишком велик и не вмещался в сознании -  а  именно  вот  эта  частная
задача: все объяснить профессору Диллету.
Ну почему, почему это всегда происходит именно с  такими  -  верными,
любящими, умными? Почему?!
А Энасси молодец. Пришел, увидел, победил.
Вот только как он теперь справится там, в операционной?  Хорошо,  что
он не взял меня с собой, - подумал  Гайдли,  опускаясь  на  стул  напротив
профессора. Ему было  стыдно  признаваться  себе  в  этом,  но  он  ощущал
облегчение.
-  Скажите,  ей  будет  очень  больно?  -  профессор  поднял  голову,
посмотрел Гайдли прямо в глаза.
- Всякое лечение болезненно. В той или  иной  мере.  Боюсь,  что  вам
будет гораздо больнее. Поэтому доктор Энасси и оставил меня с вами.
- Но надежда - есть ли хоть какая-то надежда?
- Мы не брались бы за это, не будь у нас надежды, - Гайдли смотрел  в
сторону. Он не умел врать.
- Я понимаю, вы все равно не скажете. Только потом...
В голосе профессора звучала полная безнадежность. Он же чувствует, он
же все чувствует, подумал Гайдли. И все же хочет,  чтобы  его  обманывали.
Все мы такие.
- Мы ведь так хорошо жили, - как бы про себя, чуть  слышно  заговорил
профессор. - Эти три года... Я, наверное, никогда не был так счастлив. Как
раз после той поездки на Мантейб... Вы говорите, что  все  могло  начаться
именно там. Возможно, возможно... Вам виднее. Но  эти  три  года  -  я  не
променял бы их на тридцать лет из прежней  жизни.  А  Луиза...  Она  стала
тогда совсем другой. Я не сразу понял это, не сразу даже и почувствовал  -
но в ней появилось что-то новое,  что-то  такое  человечное...  И  мы  так
любили друг друга. Она... Она не оставляла меня ни на один день, она  даже
в командировки меня сопровождала.  Но  нет,  это  была  не  ревность.  Это
было... это было так, будто она не могла прожить без меня и дня, и часа...
Именно так, подумал Гайдли, именно так. Не прожить  врозь  и  дня,  и
часа. Энтар - какие тут могут быть сомнения? Какие тут могут быть надежды?
Но как, как он сумел миновать карантин?!
- И потом... Вы, наверное, не знаете - я же был тяжело  болен.  Очень
тяжело болен тогда. Я даже думал,  что  скоро  умру.  Я  даже  поездку  на
разнесчастный этот Мантейб, будь он  трижды  проклят,  наметил,  как  свою
последнюю поездку. Съездить - и умереть. Вообразил себе бог знает что.
Не бог знает что. Совсем не бог знает что. Мы  проверяли  -  судя  по
всему, у профессора  была  тогда  редкая  форма  лейкоспонгиоза.  Медленно
прогрессирующая, но в любой момент процесс мог выйти  из-под  контроля.  А
потом наступила  ремиссия,  последние  два  с  половиной  года  -  никаких
признаков болезни. Все-таки дух человеческий - великий целитель, и  энтар,
возможно, подарил профессору Диллету лишних три года  жизни  и  работы.  А
может быть, и больше  -  если  профессор  переживет  то,  что  случится  в
ближайшие часы.
Впервые, наверное, Гайдли подумал об энтаре без отвращения и ужаса. И
сам себе удивился.
- Вам, профессор, грех жаловаться на жизнь, - сказал  Гайдли.  Сказал
просто так, чтобы не молчать. - Редко кто добивается таких успехов...
- Успехи... Эти успехи - как наркотик.  Ты  чего-то  добиваешься,  ты
живешь, пока стремишься к цели. Но достигаешь желаемого - а  там  пустота.
Пустота, понимаете? Пустота, которая не может наполнить жизнь смыслом.  Ты
обманут, и приходится снова искать цель, одно только стремление к  которой
и есть жизнь. И ты живешь стремлением к этой цели, но  в  глубине-то  души
уже знаешь, что за ней опять пустота. Опять пустота... Да... А в последние
три года жизнь, понимаете, стала совсем не такой, она наполнилась  смыслом
сама по себе, без какого-то стремления к какой-то там цели. Жизнь сама  по
себе приобрела ценность! Ну да это вряд ли можно объяснить.
Жизнь приобрела ценность сама по себе... Что ж,  бывает.  Только  все
имеет цену, которую рано или поздно придется заплатить. Пришло ваше  время
платить, профессор. И вам пока  невдомек,  что  это  будет  за  цена.  Еще

 
в начало наверх
хорошо, что ваш энтар оказался столь устойчивым, не начал распадаться, делиться. Обычно они не выдерживают так долго. Хотя, откуда нам знать, как долго они выдерживают? Серьезные исследования велись лишь сто лет назад, потом энтаров сочли слишком опасными - и не без основания - и предпочли организовать карантин. И успокоились - больше энтары не прорывались из зараженных миров. Ни разу - так мы думали, пока Луиза Диллет не поступила в клинику на прошлой неделе. Так что же мы можем ждать теперь? Раздался сигнал вызова, затем голос Энасси: - Через три минуты я приступаю к операции. Проводите профессора в демонстрационный зал. - Что? - профессор в недоумении покрутил головой. - Пойдемте, профессор, - Гайдли поднялся на ноги. Колени его слегка дрожали. - Куда? Зачем? Я не хочу, я не могу этого видеть! - Это необходимо видеть, профессор. Именно вам - быть может, вы один сумеете помочь в критической ситуации. Ведь вы же лучше всех знаете свою жену, - эту фразу Гайдли придумал с час назад и много раз повторял про себя. Но произнес ее все равно неубедительно и неуклюже. Но профессор был, наверное, не в состоянии вдумываться в интонации. - Хорошо, - сказал он, суетливо поднимаясь. - Хорошо. Если я смогу хоть в чем-то помочь... Идти было совсем недалеко - до двери напротив. Зал был пуст. Вообще во всем здании не осталось сегодня лишних людей - только те, чья помощь была необходима. У остальных получился незапланированный выходной. А само здание... Когда профессора и его жену привезли сюда утром, вокруг установили защитный барьер. Если что произойдет, энтара сумеют уничтожить. Вместе со всеми остальными. Хотя кто дал бы сейчас гарантию, что он не успел уже заразить многих и многих? Того же профессора, к примеру. Едва они уселись, как стена впереди исчезла, и появилась операционная. Яркий свет, льющийся с потолка, аппаратура, установленная вдоль стен - сегодня толку ото всей этой аппаратуры было ни на грош. В центре - операционный стол, на нем - фигура, накрытая простыней. Энасси стоял к ним спиной, у дальней стены, тщательно мыл руки. Шаманство, в который уже раз подумал Гайдли. Шаманство. И даже мытье рук превратилось в ритуал, мы просто не можем без этого. Какая разница, вымоет ли Энасси руки перед такой операцией? А интересно, что чувствует сейчас энтар? И способен ли он чувствовать? Если да - то страшно ли ему? Наконец, Энасси повернулся к ним лицом. Белый халат, маска - его можно было бы принять за обычного врача. Скальпель в руки - и перед вами хирург. Но рукам Энасси скальпель был не нужен. Не дай бог прикоснуться скальпелем к энтару. Не дай бог. Энасси не смотрел в их сторону. Для него теперь не существовало ничего постороннего. Он был предельно сосредоточен на главном - и не имел права на посторонние мысли. А вдруг мы все-таки ошиблись? - подумал Гайдли и украдкой бросил взгляд на профессора. Тот сидел, напряженно глядя на происходящее в операционной, судорожно сжав подлокотники кресла. Профессор ждал - но он не ведал об ужасе, который предстояло увидеть. С утра Гайдли готовил его - но только по первой версии. Так это называлось на их профессиональном жаргоне. Первая версия - это сказочка о том, будто бывают слабые, излечимые формы поражения энтаром. Сказочка, когда-то давным-давно удачно пущенная в оборот и прижившаяся в общественном сознании. Ее, эту сказочку, использовали все, кто имел с энтарами дело - но сами знали наверняка, что все это ложь. Не бывает слабой формы поражения, поражение всегда абсолютно и окончательно. Если только диагноз поставлен верно. И Гайдли вдруг мучительно захотелось, чтобы на сей раз в диагнозе оказалась ошибка. Но Энасси - он знал - еще никогда не ошибался. К сожалению. Энасси подошел к операционному столу и снял простыню, отбросив ее куда-то за спину. Гайдли почувствовал, как вздрогнул профессор, и взял его за руку. То ли еще будет, подумал он. То ли еще будет. Им предстояло нелегкое зрелище. На столе неподвижно лежала обнаженная женщина. Вполне обыкновенная фигура, обычное, ничем не примечательное лицо, какие десятками можно встретить в любой толпе. Не красавица - нос слишком вздернут, рот широковат, слегка выдаются скулы. Сейчас, когда она лежала без сознания, невидящими глазами уставившись в потолок, когда мышцы лица были расслаблены, совершенно лишив лицо это выражения, она даже мало напоминала живого человека - скорее, манекен. Она лежала неподвижно - и только грудь вздымалась и опускалась от дыхания. Но не размеренно, а какими-то судорожными, нерегулярными толчками. Сбой дыхания - первый признак близкого распада энтара. Процесс зашел слишком далеко. На сгибе левой руки виднелись следы уколов - с неделю ее пытались лечить в госпитале, и только сегодня на рассвете догадались сообщить в институт. Еще бы немного... Энасси стоял неподвижно, согнув руки в локтях и сосредоточенно глядя в пространство куда-то над их головами. Лицо его было бесстрастно. Но Гайдли знал, что таится за этой бесстрастностью. Ненависть. Ненависть к энтарам - вот то, что отличало настоящих бойцов от остальных, от таких, как он сам. Гайдли не умел так вот ненавидеть и не смог бы поэтому настроиться так, как необходимо во время операции. Несколько раз он ассистировал - в других, более легких случаях. И понял окончательно, что ассистировать - это максимум, чего может он достичь. Но Гайдли не сожалел об этом. Стыдился, но не сожалел. Медленно-медленно Энасси начал поднимать руки - глядя все так же в пустоту над их головами. Наконец, вытянув их прямо перед собой, прямо над телом лежащей на столе женщины, он начал опускать их, как бы упираясь во что-то ладонями и преодолевая все возрастающее сопротивление. Гайдли знал, что за этим последует, и заранее сжался, приготовившись - но и он вздрогнул, когда, лишь только правая рука Энасси коснулась груди женщины, раздался дикий, нечеловеческий вопль, тело ее выгнулось дугой и начало извиваться в конвульсиях. Если бы не фиксаторы на руках и ногах, она скатилась бы с операционного стола. А так... Возможно, будут вывихи, даже переломы - но какое это имеет значение?! Какое?! Энасси не ошибся в своем диагнозе - вот что было главным. - Ч-что... ч-ч-что он делает? - профессор приподнялся, хотел шагнуть вперед, но уперся в невидимую стену впереди. - Что он делает? - Т-так надо, профессор, спокойнее, - Гайдли старался скрыть дрожь в голосе. Зачем? Разве до его, Гайдли чувств было сейчас профессору? Лишь только женщина начала извиваться, как Энасси отдернул руки и слегка отступил от стола. Стоял и ждал, пока она успокоится, с лицом бесстрастным и невозмутимым. Он знал, что делает, знал, как это надо делать, и ему не требовалось даже смотреть на то, что перед ним лежало, чтобы делать это. Смотреть? Зачем - если то, с чем он сейчас боролся, не имело пока ни формы, ни какого-либо видимого образа. Только предельно развитые чувства позволяли ему улавливать его движения - и действовать самому. Предельно развитые чувства - они ведь не давались даром, чтобы обрести их, приходилось пройти через огромную боль и муку. Я бы так не смог, повторял про себя Гайдли, я бы так не смог. Женщина постепенно успокаивалась, и наконец снова застыла в полной неподвижности - только дышала, все так же прерывисто, нерегулярно. На левой груди - там, где ее коснулась рука Энасси - возникло ярко-красное пятно, как от ожога. Энтар, энтар! - думал Гайдли, разглядывая это пятно, - это энтар! Будь все проклято в этом мире! И снова руки Энасси вытянулись над телом женщины и пошли, преодолевая сопротивление, вниз. И снова ожидаемый, и все же неожиданный нечеловеческий вопль. И снова-ярко красные пятна - теперь на шее и на животе. И снова постепенно замирающие конвульсии. И снова и снова то же самое, пока наконец, когда Гайдли уже начало казаться, что сам он скоро не выдержит этой пытки, профессор не вскочил с места и не принялся биться всем телом о невидимую стену перед собой. - Остановите его, остановите! - кричал он, в кровь разбивая кулаки. - Остановите! Гайдли с трудом удалось усадить его на место. - Скоро, профессор, теперь уже скоро, - говорил он, не давая Диллету подняться, а сам только на это и надеялся - что уже скоро. Потому что и у него уже сил не было смотреть на эту пытку. Но пытка все не кончалась. Профессор больше не пытался вырваться, он сидел теперь неподвижно, но плечи его сотрясались от рыданий, а по лицу катились крупные слезы. Но он молчал и не отворачивался. Не отворачивался и не закрывал лицо руками - это было главное. Он должен увидеть все - тогда его самого еще можно будет спасти. Даже после такого потрясения. Медицина все-таки многого достигла, медицина порой по нескольку раз выхватывала людей с того света. Даже людей, околдованных энтарами, даже привязанных к ним невидимыми нитями, даже тех, кто не хотел больше жить, потеряв своего энтара. Но было лишь одно необходимое условие для спасения таких людей - чтобы они сами почувствовали к энтару безмерную ненависть и отвращение, такую ненависть и отвращения, которые перекрыли бы все воспоминания о прошлом. Путь мучительный - но необходимый. Единственный, дающий надежду. А потому пусть профессор смотрит и видит все, думал Гайдли, сам уже не глядящий на экран. Пусть смотрит и видит - тогда мы еще сумеем его спасти. Я, я буду спасать его. Я это умею - спасать людей. Пусть я гораздо хуже, чем Энасси, справляюсь с энтарами, но спасать людей я пока что умею. Умею, умею, умею, все повторял и повторял он, не замечая, что говорит эти слова вслух. Но Диллет, конечно, ничего не слышал, да и трудно было что-то услышать: все звуки давно уже перекрывал нечеловеческий вопль из операционной - уже непрерывный, уже привычный. И тут, совершенно неожиданно, стало тихо. Так тихо, что Гайдли услышал даже, как колотится его собственное сердце. Так тихо, что даже уши заложило от этой тишины. - Она что, уже умерла? - услышал он шепот профессора. - Нет, - почему-то тоже шепотом ответил Гайдли, - следите внимательно, - и весь сжался, впившись руками в подлокотники. Он знал, что сейчас случится - видел не раз. И в записи, и в натуре. И внутренне дрожал от ужаса. Так каково же будет пережить это профессору? И они увидели. Покрасневшая, вздувшаяся кожа, покрывавшая ставшее бесформенным, бугристым тело, еще полчаса назад бывшее женщиной, начала клочьями отслаиваться от лежащей под ней ткани. Так, будто внутри что-то раздувалось и сбрасывало с себя остатки человеческой оболочки. Да так оно и было, но прошло, наверное, не меньше десяти минут, прежде чем процесс завершился, и из человеческой оболочки вылезло нечто черно-зеленое, похожее на гигантскую куколку неведомой бабочки - и застыло в полной неподвижности. - Что... что это такое, - спросил профессор, не в силах оторвать взгляда от лежащего на операционном столе объекта. - Гьенд. Одна из стадий развития энтара, - Гайдли с трудом сглотнул. Его тошнило. - Гьенд... Боже мой, выходит, вы все знали? Знали заранее? Но за что, за что?.. - Так было нужно, профессор. У нас не было другого выхода. Вы должны понять - мы думали только о вашем спасении. Ваша жена... Тут мы были бессильны. - Вы думали о моем спасении? О моем спасении?! Боже мой, да как вы могли подумать, что я смогу жить после этого? Как?! Вы убийцы! Вот что я вам скажу: вы убийцы. Вы убили мою жену, так убейте же теперь и меня! Убейте меня, я не хочу жить больше! И профессор Диллет кинулся к двери. Но не добежал - вдруг, как бы запнувшись о невидимую преграду, он переломился пополам и рухнул на пол. - Это пройдет, это пройдет, профессор, - говорил Гайдли, пытаясь привести его в чувство. - Это пройдет, я вылечу вас, я умею это делать. Я, наверное, не так уж много умею, но вылечить вас я обещаю. Голова профессора лежала у него на коленях, и Гайдли, положив ладони на виски Диллета, изо всех сил пытался сосредоточиться, чтобы нащупать контакт. Проклятье! - думал он, стараясь собраться и унять нервную дрожь. - Проклятье! Неужели же я не гожусь и на это? Что же я тогда делаю здесь, кому я здесь нужен, если не способен помочь даже в таком элементарном деле?! И вдруг глаза его как бы заволокло черным дымом, и он невольно отдернул свои руки - так, что голова Диллета подскочила и едва не свалились на пол. Еще не веря, Гайдли дрожащими пальцами оттянул профессору веко и заглянул в глаз. Он не помнил, как вскочил и очутился в коридоре. Память сохранила лишь глухой стук за спиной, когда голова профессора ударилась об пол. Шатаясь, поминутно хватаясь за стены, Гайдли двинулся - куда? - он и сам бы не смог ответить. Через полсотни шагов его вырвало - прямо на пол. Хорошо, что удалось упереться лбом в стену - иначе он непременно упал бы.
в начало наверх
Так и застал его Энасси - стоящим у стены, и тупо наблюдающим, как самоочищается петролитовый пол под ногами. Гайдли даже не услышал его громких, уверенных шагов. - Что, что случилось? - не сразу расслышал он вопрос. - Где профессор? - Профессор? - Гайдли не сразу понял вопрос. - О-он, он там, в просмотровом зале. Т-т-т-только эт-то не профессор, - слова с трудом вырывались из горла, и, словно боясь, что Энасси ничего не поймет, Гайдли дрожащей рукой показал в сторону двери. - Очнись! - Энасси мгновенно все понял. Так, будто ожидал услышать именно такие слова. И эта его готовность к такому жуткому обороту событий почему-то сразу привела Гайдли в чувство. - Пр-рроклятые твари! - Энасси уже шагал к просмотровому залу, когда Гайдли нагнал его. - Надо предупредить все службы. Иди! Хоть на это я еще гожусь, - с горечью подумал Гайдли. - А ты? - спросил он вслед. - Не теряй времени, - Энасси даже не обернулся. Тридцать шагов до поворота, потом налево и еще около тридцати шагов. Эти шаги - после того, как за поворотом скрылась проклятая дверь в просмотровой зал - привели Гайдли в чувство. Предупредить всех... А толку? Интересно, кто из них будет следующим? Дверь отъехала в сторону и мягко задвинулась за спиной, отсекая все внешние звуки. Если бы такая дверь могла уберечь от энтара... Кто, кто будет следующим? И с изумлением Гайдли вдруг понял, что он почему-то совершенно не боится за себя. Что другого он боится - снова пережить минуты, подобные недавним минутам в просмотровом зале, когда человек, несчастный, больной, страдающий и нуждающийся в его помощи человек вдруг оказался - энтаром. Гайдли видел энтаров и раньше. Не раз. Но - в последней стадии, но - перед самым распадом. Когда уже ничего человеческого не оставалось в этом мерзком паразите. Но чтобы вот так... Профессор Диллет - Гайдли вспомнил, как он разбивал в кровь кулаки при виде мучений своей жены. Вернее - того, что носило облик его жены. Вернее, того, что оставалось от этого энтара. Инстинкт примитивного существа? Но тогда и любовь - инстинкт, и страдание - инстинкт? И как, как он прошел контроль при въезде в институт?! Все эти мысли проносились в голове попутно, не отвлекая от дела. Он сел в кресло, быстро высветил общий план института. Всех лишних удалили еще утром, защитное поле вокруг не выпустит заразу в город. Внутри - всего шестнадцать человек. Он сам, Энасси в просмотровом зале, еще три техника на первом этаже - остальные в соседних зданиях. Все шестнадцать зеленых точек светились ровно, как им и положено. На несколько секунд Гайдли включил изображение операционной - нет, там все было в порядке, гьенд все так же спокойно лежал на операционном столе. Гьенд не опасен. И все же - что мы знаем? Не опасен - да, пока он один. А если рядом живой, действующий энтар? Если бы я мог, если бы я мог - вот так же, как Энасси! Если бы я не убежал оттуда! Но нет, не смог бы - что толку сожалеть... Только ускорил бы распад энтара. Так у Энасси оставалось чуть больше шансов. Гайдли включил общую трансляцию: - Внимание! На территории обнаружен второй энтар в стадии распада. Всем оставаться на местах. - В чем дело, Гайдли? - в поле связи возникло лицо Котова. - Что у вас произошло? - Профессор Диллет. Проверь контрольную аппаратуру, Пол. - Не может быть. На входе три блокировки. Я сам проверял их при въезде. - Энасси сейчас там. Я был с ним, я видел, - Гайдли отключил связь. О чем тут еще говорить? Дверь за спиной отъехала в сторону и, повернувшись, Гайдли увидел Энасси, остановившегося в проходе. - Что? - спросил он одними губами. - Не успел... Не смог... У меня просто сил не хватило, - Энасси опирался рукой о косяк, и было видно, что он еле стоит на ногах. Спрашивать дальше Гайдли не решился. - Пойдем, передохнем. Теперь спешить некуда, - голос Энасси звучал чуть слышно. Они побрели в сторону кафетерия - к счастью, в сторону, противоположную от просмотрового зала. Правда, роли это не играло - раз энтар распался, то каждый из них в пределах ограниченной защитным полем территории рисковал в равной степени. Наверное. Энасси едва волочил ноги от усталости, и, усадив его за столик, Гайдли кинулся к стойке. Лишь выпив по две чашки кофе - вторую Энасси попросил с коньяком - они немного пришли в себя. Достаточно, чтобы разговаривать. - Наверное, это и есть разгадка, - сказал Энасси. - Что именно? - Гайдли сначала не понял. - То, что их было двое. Может быть, двое способны проходить через контроль? Пусть Котов проверит, свяжись. Заверещал вызов. - Если это снаружи, меня не соединяй, - Энасси откинулся на спинку стула. Но это оказался как раз Котов. - Энасси с тобой? - спросил он. - Да. Потеря контакта. - Естественно. Никому еще не удавалось дважды подряд... - Не надо меня утешать, - Энасси подключился к каналу. - Была охота. Кто бы меня утешил. Вам-то еще хорошо, а я на связи. Эти, снаружи, совсем распсиховались. - Да отключи ты их к черту. - Ты, Энасси, тоже бы психовал. Тут мне один деятель только что заявил, что меня бы на его место, - Котов грустно усмехнулся. - А ты что? - спросил Гайдли. - А я ничего. Подумал-подумал и промолчал. Я не хотел бы с ним сейчас поменяться. Ладно, к делу. Мы тут проанализировали данные и обнаружили любопытную вещь. Профессор Диллет мог подвергнуться заражению только три года назад, на Мантейбе. Одновременно со своей женой. - Бред! Павел, это невозможно! - Энасси даже подался вперед. - Он же все эти годы работал! Интенсивно работал! Не можешь же ты сказать, что это энтар, паразит, неразумная тварь занималась проектом! - Возможны варианты. Но это еще не все. - Ну что еще? - Тут поступили данные на наш утренний запрос. Из Центрального архива. Там результаты медицинских обследований самого профессора Диллета и его жены Луизы Диллет на протяжении жизни. Любопытные данные. - Не тяни, Пол, - Гайдли начал раздражаться от этой лекторской манеры Котова. Тот мог бы говорить и покороче. Хотя, куда им теперь торопиться? Только сидеть и ждать - кто же окажется следующим? Кто-то ведь так или иначе окажется - иначе энтара не выявить. И не перевести в стадию гьенда. Пока этого не случится, защитное поле вокруг института никто не снимет. Они сами, запертые теперь внутри вместе с этой страшной опасностью, не позволят никому снять защитное поле. - А ты меня не перебивай, - все таким же спокойным менторским тоном продолжил Котов. - Слушайте дальше. Как и ожидалось, у Луизы Диллет обнаружилась - постфактум, конечно - сложная форма прогрессирующего лейкоспонгиоза. Ей оставалось жить еще около полугода - по экспертным оценкам пост-анализа. - Мы знаем, Павел. - Зато вы не знаете другого. Сам профессор Диллет, видимо, страдал от клеточной анемии Реббета. В самой начальной стадии - но результаты анализов выглядят просто угрожающими. Я только понять не могу, как он миновал скрининг. Гайдли даже присвистнул. Анемия Реббета - излечима, если начать вовремя. Но Диллета никто не лечил - значит, он уже года полтора назад должен был умереть. - Бывает, - сказал Энасси. - Он же часто переезжал. Данные могли просто не поступить в Центр вовремя. А анализы после Мантейба? В норме? - Ну естественно. Энтар всегда в норме. Энтар всегда здоров - если здоров тот, кто его любит. Тот, на ком паразитирует эта тварь. - Но они же оба, оба были энтарами! - Гайдли со всей силы ударил кулаком по столу - даже чашка его подпрыгнула и упала на бок. - Не психуй, - тихо сказал Энасси. Они оба, оба были энтарами! - уже про себя повторил Гайдли. Не людьми - паразитами из страшной сказки, из страшного мира. Отвратительными тварями, исподволь, незаметно проникающими в человеческий организм и постепенно замещающими собой его ткани - с сохранением всех внешних человеческих признаков. Всех - кроме разума человеческого, кроме души человеческой. И то и другой они получали от людей - не тех, в чей организм проникли. Тех, на ком они паразитировали, тех, кто любил людей, уже убитых ими. Тех, без чьей мысленной, эмоциональной поддержки энтары просто не могли существовать - на этом и основывалась единственная пока что найденная возможность их обнаружения. Профессор Диллет с женой идеально вписывались в эту схему. Нежно любящие друг друга супруги. Смертельная болезнь Луизы Диллет. Почти шесть суток на Мантейбе - срок достаточный для энтара, чтобы поразить уже ослабленный недугом организм. Но - сам профессор за эти три года добивается огромных успехов при работе над проектом, немыслимых для человека, на ком паразитирует энтар. Но - ни один из детекторов за все это время не выявляет признаков заражения Луизы Диллет. Но, наконец, самое немыслимое - сам Диллет - тоже энтар. - Ладно, отдохнули, - сказал Энасси, вставая. - Пора работать. Они вышли из кафетерия, ненадолго вернулись в аппаратную, из которой Гайдли сообщил о распаде энтара. Энасси на мгновение высветил в обзорном поле просмотровой зал, и не успевший вовремя отвернуться Гайдли увидел то, что осталось от профессора Диллета - темно поблескивающая лужа протоплазмы на полу с лежащей в ней мокрой одеждой. Ну почему, почему мне так до тошноты страшно? - спрашивал он себя. - Почему? Ведь я уже видел такое раньше. Не раз. И не два. Такое случается, если не успевает на место распада мастер, подобный Энасси. Человек, чья ненависть к энтару превосходит выносимые им пределы, так что эта тварь под влиянием ненависти переходит в форму гьенда - древнейший, атавистический способ самозащиты загнанного в угол энтара, сродни защити некоторых насекомых, при опасности притворяющихся мертвыми. Бесполезный способ, если защищаться им от человека - с гьендами люди справляться научились. И вдруг он понял, почему - потому что до сих пор видел в Диллете человека - не энтара. Энасси задал автоматам программу анализа этой протоплазмы - в общем, дело почти бесполезное, остатки от распада энтара изучались уже неоднократно, и ничего их изучение пока не дало в понимании природы паразита. Но не уничтожать же, в самом деле, то, что осталось от Диллета, без исследования. Потом они спустились на этаж ниже в лабораторию. И принялись за работу. Вызовами снаружи им не мешали - Котов взял всю связь на себя. Как и вообще все заботы по координации. Он их почти не тревожил - только когда появлялись какие-то важные сообщения. Спали они тут же, на диване у стены - по очереди. Первые значимые результаты удалось получить через двое суток работы. Гайдли проводил сравнительный анализ блокаторов из останков Диллета, когда заверещал вызов. Не поднимая головы, он подключился к каналу. - Где Энасси? - спросил Котов. - Спит. - Давно? - Часа три. - Тогда буди. - Что-нибудь новое? - Гайдли встал, не дожидаясь ответа, подошел к дивану и потряс Энасси за плечо. Тот проснулся сразу - и сразу тоже подключился к каналу. - Да. Расчетная группа определила, как они проходили контроль. - Ну? - спросил Энасси угрюмо. - Резонанс эмоциональных полей. Они замыкались друг на друга, и это обеспечивало практически полное экранирование. Сигнал отклика на пять порядков ниже сигнала от одиночного энтара. Нам придется на два порядка увеличить чувствительность детекторов. - Замыкались на себя? Что за бред?! - Энасси еще не совсем проснулся и тер глаза кулаками. - А вот и совсем не бред, мой дорогой. Я проверил их выкладки. - Да? А работа Диллета над проектом? И тут замыкание на себя? - Кстати, у них там, судя по всему, дела без Диллета застопорились. Вчера тут один из них пробился к моему каналу, спрашивал, что с профессором. - Ну? - А что "ну"? Что я мог ему ответить. Сказал, что положение
в начало наверх
серьезное. - Да уж, - Энасси неожиданно засмеялся. Коротко, зло. - Серьезное. У профессора. Положение. Да уж... Это у нас положение серьезное. - Кстати, наверху считают, что, если результаты расчетов подтвердятся, нас можно будет выпустить из-под поля... - Нет! - Энасси даже подскочил на месте. Потом встал и кругами заходил по лаборатории - всклокоченный, в измятом халате - он так и не переодевался после операции с Луизой Диллет - с темными кругами вокруг глаз и двухдневной щетиной на щеках. - Нет! Ни за что! Нет у нас права покинуть институт, пока энтар не стал гьендом. - Но если повысить чувствительность аппаратуры... В конце концов, это не проблема - нужно установить всего один хороший детектор. - Нет, Павел, я не дам этого сделать, - Энасси постепенно успокоился, сел за свой рабочий стол. - Кто даст мне гарантию, что не существует более тонких эффектов? - Речь идет о жизни шестнадцати человек - если не считать нас с тобой. Пятнадцати, подумал Гайдли, пятнадцати. Но промолчал. - Все здесь знали, на что они идут. Не думаю, чтобы кто-то согласился бежать. Когда столь велик риск для человечества. - Насчет согласия - мы с тобой ведь можем и приказать. Ну только не мне, подумал Гайдли, только не мне. Я здесь останусь до конца. Но спросил о другом: - А насчет риска, Пол? - А насчет риска - всегда приходится так или иначе выбирать. Между большим риском и меньшим. Мы здесь рискуем в разной степени. Я еще позавчера попросил проанализировать состояние здоровья всех, кто остался в институте. Анализ, конечно, негласный, и проводился он группой поддержки там, снаружи. Как вы знаете, энтар прежде всего поражает людей с ослабленным здоровьем. Ох уж этот его менторский тон! - Гайдли плотно сжал зубы, чтобы не рявкнуть чего-нибудь. - Вероятных кандидатов здесь пятеро. В первую очередь это Паола Рейн из Отдела связи - она действительно серьезно больна. - Что, - вздрогнул Энасси. - Я знал, что тебя это заинтересует, Дин. Меня, меня тоже, подумал Гайдли. - Так какого черта ее здесь оставили? - Тише, Энасси, на надо так кричать. Я тоже устал, - действительно, выглядел Котов неважно. Возможно, он вообще не спал эти двое суток. - Но ведь ты отвечаешь за кадры, Павел, ты! - Тебе будет легче, если я посыплю голову пеплом? - Нет, - Энасси надолго замолчал. - Ладно. У тебя все? - В общем, да. - Тогда давайте работать. Но они, в общем, не работали. Просто заполняли время. Они просто ждали. Ждали, когда затаившийся где-то в институте энтар проявит себя. Хотя бы один энтар - анализ распада уже показал, что энтар профессора Диллета разделился надвое. Даже обнаружение первого энтара теперь не могло принести успокоения. А если они не успеют блокировать эту тварь, и деление повторится... Но все же они ждали. И пытались работать. Шли, кажется, четвертые или пятые сутки после операции, когда раздался очередной вызов Котова. Выглядел он очень растерянно. - Ребята, я не знаю, что делать. Меня только что вызывали по линии Главного Совета. Им нужен профессор Диллет. - А Александр Македонский им не нужен? А фараон Сенурсет третий? - желчно спросил Энасси. - Они что там, с ума посходили? - Внешняя группа пока держит информационную блокаду. В Совете не знают, что профессора уже нет в живых. - Да его уже три года, как нет в живых! - Судя по тому, что мне сообщают, они вряд ли поверят в это. Они считают, что он был душой, сердцем и мозгом группы, работающей над проектом. Им нужна срочная консультация. - Сумасшедший дом! - Энасси только устало махнул рукой. Энтар - душой, сердцем, мозгом! - повторил про себя Гайдли. - Ну да - потому что эта тварь высасывала их души, их сердца, их мозг. А теперь - теперь, наверное, все они как бы лишились постоянной порции наркотика. Но - детекторы не реагировали на присутствие профессора Диллета. Но - его эмоциональное поле целиком замыкалось на поле Луизы Диллет. Но - все в один голос утверждали, что ему, именно ему за эти годы принадлежали самые блестящие идеи. Мистика, да и только. Нет, не мистика. Гайдли вдруг отчетливо, как живого увидел перед собой профессор Диллета - профессора Диллета, в кровь разбивающего кулаки о стену демонстрационного зала. Мы боимся энтара не только потому, что он поражает смертельно больных людей и существует в их облике. Мы боимся его потому, что он живет, паразитируя на мыслях и чувствах тех, кто его окружает, и только люди, подобные Энасси, способны устоять против этого существа - устоять и заставить его превратиться в гьенда, более не опасного для человека. Но я-то, я был рядом с Диллетом, думал Гайдли, пытаясь уснуть перед своим ночным дежурством, я был рядом - и все же профессор умер, распался. Он все же уснул - и проспал долго, Энасси не разбудил его в срок. - Все спокойно? - спросил Гайдли, поднимая голову. - Да, - голос Энасси прозвучал как-то странно и глухо - наверное от усталости. Гайдли сходил умылся, выпил кофе - есть совсем не хотелось - вернулся в лабораторию. Усаживаясь, спросил: - Почему ты не разбудил меня? - Не знаю. Задумался. Пятые сутки. Пятые сутки - и Паола Рейн в соседнем корпусе. Вероятная первая жертва - это они успели просчитать наверняка. Гайдли казалось, что он знает, что творится в душе у Дина. Но он не решился что-либо сказать - чтобы тот не поступил наперекор. Дурак Котов, надо было ему настаивать! - Ложись, отдохни, - сказал он безразличным тоном. - Я теперь вполне могу подежурить до утра. Не говоря ни слова, Энасси встал, подошел к дивану, лег лицом к стене. Пусть, пусть подумает, пусть подумает, пока еще есть время. Только включив контроль Гайдли понял, что времени уже не было. Семнадцать зеленых точек светилось на схеме института. И одна - оранжевая. В соседнем корпусе - как и ожидалось... И Энасси уже знал, знал это! Гайдли обернулся, с ненавистью поглядел на спину в измятом белом халате. Убийца! Убийца! Так чего же ты лежишь, выжидаешь? Иди и закончи свое дело. Он представил себе Энасси, стоящим над телом Паолы и медленно, как бы преодолевая сопротивление, опускающим руки - вниз, вниз. И ее - корчащуюся и кричащую, как недавно корчилась и кричала Луиза Диллет. Представил - и замотал головой, чтобы избавиться от этого ужаса. Нет! Нет! Это невозможно, Дин никогда не сможет сделать это. А я на его месте - смог бы? Нет. На его месте - нет. А на своем - да. Да, потому что впервые в жизни, глядя на спину Энасси Гайдли ощутил, что же это такое - настоящая ненависть. Ты, ты убил ее, думал он. Ты отказался выпустить всех из-под поля! Ты предпочел не рисковать. Вот и мучайся теперь? Да чего стоят сейчас твои дешевые мучения? Если ты такой уж жутко благородный, если так уж тебя заботит безопасность человечеств - что же ты собой не пожертвовал? Много вас таких было - готовых пожертвовать чем угодно ради великих целей. Много - но расплачивались за вас обычно другие. А я - я не такой. Да, не такой, и мне плевать на все человечество, если мои близкие под ударом! А великие цели - я готов заплатить за них - но только своей жизнью. Только своей жизнью... Только своей... Заверещал вызов - Котов, наверное, тоже уже все знал. Но Гайдли было не до Котова. Именно так - только своей жизнью. Он знал, что теперь делать. Проходы между корпусами заблокированы с самого начала - но блок-ключ, единственный сейчас в институте, лежал на столе у Энасси. Гайдли медленно встал, отключил надоевший вызов Котова, тихо, стараясь, чтобы Энасси ничего не услышал, взял блок-ключ у него со стола, и, не спуская глаз со спины в белом халате, вышел в коридор. Энасси так и не пошевелился. Возможно, он даже сумел заснуть. Супермен! - с ненавистью подумал Гайдли. И повторил вслух: Супермен! Но уже не с ненавистью, а как-то отрешенно. Поздно было ненавидеть Энасси. Всякий талант чреват ограниченностью, даже ты, не обладающий особыми талантами, даже ты сам, думал Гайдли быстро шагая по коридору, и то лишь теперь догадался, каков должен быть достойный выход. А Энасси - он ведь единственный тут, кто мог бы напрямую противостоять энтару после воплощения, и одно сознание этой исключительности и ответственности лишило его способности думать о других путях. Гайдли шагнул в трубу и вышел в подвальном этаже. Так надежнее - даже если кто-то и догадается о его намерениях, то не сможет перехватить. А Котов - Котов может догадаться. И в кабинете у него висит охотничье ружье. Верещание вызова больше не мешало, но сигнальная лампочка на браслете горела непрерывно, бросаясь в глаза при каждом шаге, и Гайдли, наконец, снял браслет и положил его в карман. Блок-ключом он открыл дверь в кабельный переход и, пригибаясь, чтобы не задеть головой о низкий потолок, двинулся в сторону соседнего корпуса. Через десять минут он стоял перед нужной дверью. Но с полминуты не решался войти, боясь, что уже опоздал. Потом, наконец, двинулся вперед, и дверь отъехала в сторону. Паола лежала на полу, прямо перед пультом. Гайдли быстро опустился рядом, оттянул пальцами веки - белки ее глаз были еще только слегка зеленоватыми, процесс не зашел пока слишком далеко. Дышала она резко и неравномерно - как обычно дышат пораженные на этой стадии болезни. Это пройдет, пройдет, думал Гайдли, поднимая девушку на руки, это все пройдет, родная моя. Это все пройдет, я знаю теперь выход. Он положил девушку на диван, стоящий у стены, проверил пульс, еще раз оттянул веки - у профессора Диллета всего через несколько минут после смерти жены белки глаз были уже темно-зелеными, цвет оболочки гьенда. А здесь - здесь еще оставалась возможность все исправить. В первые годы, пока люди еще не поняли опасности поражения энтаром, велись регулярные наблюдения за больными на разных стадиях поражения. Эта стадия еще считалась обратимой - пока, наконец, не поняли, что с первого момента поражения, сразу перед вами уже не человек, а воплощение энтара в человеческой оболочке. Пока не поняли, что единственный выход, единственное средство остановить распространение энтаров - это заставить их обращаться в гьендов. - Сейчас, сейчас, Паола, потерпи, - говорил он, устраивая ее поудобнее. Потом отошел, достал из внутреннего кармана излучатель и попытался прикинуть необходимую дозу. Не слишком большую, чтобы сохранить сознание. И не слишком маленькую, чтобы - наверняка. Но сделать намеченное он не успел, потому что дверь отъехала в сторону и на пороге бледный, с остановившимся взглядом, страшный как никогда появился Энасси. - Уходи, - бросил он отрывисто, даже не повернувшись в сторону Гайдли. На какое-то мгновение тому показалось, что Энасси пришел сюда за тем же, за чем и он. Но нет - доктор Энасси снова пришел изгонять дьявола, и снова во взгляде его, обращенном на энтара, была одна лишь ненависть. - Ты не сделаешь этого, Дин! - едва не задохнувшись от ярости, прокричал Гайдли. Энасси даже не обернулся. Глупец! Супермен недобитый! И поздно что-то объяснять, и бесполезно кричать ему вслед. Но Гайдли все-таки прокричал: - Остановись, Дин! Ты же ничего не понимаешь! Энасси, конечно, не остановился. Еще два-три шага, и ничего уже было бы не исправить. Гайдли поднял излучатель и, почти не целясь, выстрелил в спину друга. Потом, глотая слезы, положил в рот капсулу с анестезином, настроил излучатель на широкий пучок, снизил мощность и, отнеся его на расстояние вытянутой руки, направил резонатор себе в грудь и нажал на спуск. Больно было лишь в первые мгновения, пока не подействовал анестезин. Но Гайдли все же упал на колени, выронив излучатель на пол. Потом стало полегче. Гайдли достал платок, вытер глаза, осмотрелся. Энасси лежал в пяти шагах, на спине. Падая, он ударился затылком об угол пульта, и на полу под его головой уже образовалась лужица крови. Он был мертв - с такого расстояния излучатель бьет наповал. - Я не хотел, я не хотел этого, - бормотал Гайдли, поднимаясь на ноги. А впрочем - какая разница: хотел, не хотел? Просто так получилось. Следующие полчаса были сплошным кошмаром. Иногда ему казалось, что сил не хватит, что он так и умрет, ничего и никому не доказав. И тогда он принимался ругать себя последними словами - во весь голос, не стесняясь, не думая о том, что потом, позже запись происходящего здесь увидят многие и многие. А, когда руки совсем опускались, он, оглядываясь на мертвого Энасси за спиной, стискивал зубы и продолжал - через силу, через не могу, через не хочу, через тьму, то и дело затмевающую глаза - продолжал бороться за жизнь Паолы Рейн - нет, не той Паолы, в которую был тайно
в начало наверх
влюблен - энтара, завладевшего ее телом. Она открыл глаза, когда он уже давно перестал верить в успех. - Гайдли? Вы? - спросила он чуть слышно. - Как вы попали сюда? Что со мной? - Ничего, Паола, ничего, дорогая, - он уже почти не мог говорить. - Это пройдет, это скоро пройдет. Он хотел сказать еще что-то, но Паола слегка повернув голову, вдруг заметила лежащего на полу Энасси. - Дин! Что с тобой? Она вскочила и, даже не заметив, что едва живой - по сути, уже умирающий Гайдли без сил свалился на диван у нее за спиной, упала на колени перед трупом Энасси. - Дин! Дин! Что с тобой? - спрашивала она, заглядывая в его широко открытые мертвые глаза. И Гайдли вдруг понял, что же она видит в этих глазах - темную зелень оболочки гьенда. Понял, потому что рука мертвого Энасси вдруг сжалась в кулак. И грудь - грудь его заколыхалась от сбивчивого, неровного дыхания. Энтар успел найти себе тело - уже мертвое тело. - Ну что же вы сидите?! - оглянувшись, крикнула ему Паола. - Вы не видите - ему же плохо?! - Ничего, Паола, ничего. Скоро ему станет лучше. С тобой ему, безусловно, станет лучше, - бормотал себе под нос Гайдли, пытаясь подняться на ноги. Собрав остатки сил, он сумел сделать это. И пошел - прочь, прочь отсюда. Дойти до лаборатории он не сумел. Он упал в коридоре, в двадцати шагах от двери. И вскоре умер. Один из пиков Хребта Бессмертия на Мантейбе теперь носит его имя.

ВВерх