UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Сергей КАЗМЕНКО

   ОХОТА НА ЕДИНОРОГА




Если  хорошенько  разобраться,  то  мне,  конечно,  грех  жаловаться.
Работой я обеспечен, кормят здесь вполне прилично и по  воскресеньям  даже
мясо дают, никто мне не угрожает и не мешает. А что до  остального  -  так
ведь за все в жизни так или иначе приходится платить. Хочешь иметь  больше
или  жить  лучше  -  пожалуйста,  но  расплачиваться  придется  здоровьем,
спокойствием, безопасностью, уверенностью в завтрашнем дне, наконец.
А вот я в завтрашнем дне совершенно уверен. И в послезавтрашнем тоже.
И я вполне спокоен.  Ведь  это  так  важно  для  любого  человека  -  быть
спокойным и уверенным в завтрашнем дне.
И лишь иногда - теперь, правда, все реже и реже  -  приходит  ко  мне
сожаление о прошлом, и я вспоминаю, что мечтал совсем не  о  такой  жизни,
что задумывал я себе совсем не такое  существование.  И  тогда  я  начинаю
воображать, что могло бы получиться, отнесись  я  ко  всему  серьезнее.  В
такие минуты - честное слово! - я начинаю мечтать о  том,  чтобы  скопить,
наконец, денег и расплатиться с долгами, чтобы снова стать  свободным  ото
всех  обязательств,  которыми  я  сейчас  связан,  чтобы  снова   получить
возможность попытать счастья. Уж тогда я не стал бы спешить,  я  делал  бы
все для того, чтобы добыть настоящего единорога. Уж тогда я не упустил  бы
своего шанса.
Только бы расплатиться с долгами!
Правда, никто не требует от меня их уплаты. Я  могу  быть  совершенно
спокоен - сколько бы я ни задолжал, я все равно до конца своих  дней  буду
обеспечен и работой, и крышей над головой, и  миской  похлебки,  и  куском
хлеба. Мне никогда понапрасну не напомнят о моем долге,  никто  не  станет
тревожить меня даже намеком на этот долг, пока я не ропщу на свою участь и
не требую перемен. И это несмотря на  то,  что  с  каждым  днем  долг  мой
возрастает, и после моей смерти некому будет  его  оплатить.  Как  честный
человек я стараюсь хотя бы частично погасить его упорным трудом, но  много
ли наработаешь, махая в одиночку топором в лесу? Так, гроши. Такая  работа
недорого стоит. Раньше я зарабатывал гораздо больше. Но кому  здесь  нужно
то, чем я прежде зарабатывал себе на жизнь?
Ведь когда-то я был филологом.
Сейчас  даже  странно  вспоминать  мои  прежние  занятия  -   лекции,
семинары, работу в библиотеке, подготовку  статей  для  научных  журналов.
Другой мир,  другое  время,  другие  потребности.  Иной  раз,  когда  дует
северный ветер и метет поземка, я почти жалею о том времени. Но я  знаю  -
возврата туда не будет. Если я и сумею расплатиться  с  долгами,  то  лишь
затем, чтобы снова попытать счастья. Иного пути мне теперь не дано.
А  началось  все,  в  сущности,  с  пустяка.   Разыскивая   в   нашей
университетской библиотеке какие-то  материалы  по  теме  своей  очередной
статьи, я наткнулся на  толстенный  фолиант  XIV  века,  написанный  неким
Аггронусом из Иверры - даже  не  знаю,  где  она  находилась.  Видимо,  по
причине  какого-то  недосмотра,  труд  этот  не  значился  в  объединенном
каталоге, и, не имей я свободного доступа в книгохранилище, он так никогда
и не попал бы мне в руки. С тех пор,  как  все  функции  учета  книг  были
переданы компьютеру, библиотечные работники, уверовав в совершенство новой
системы,  не  проводили  ни  одной  ревизии  содержимого   книгохранилища.
Наверняка  в  нем  есть  еще  немало  книг   по   каким-то   причинам   не
зарегистрированных в памяти компьютера и потому недоступных  обыкновенному
читателю.
Но книга Аггронуса, судя по ее формуляру, была недоступна  уже  очень
давно. Последний раз ее выносили в читальный зал в  конце  прошлого  века.
Всякий, кому доводилось работать с древними манускриптами, поймет  поэтому
мое волнение, когда я осознал, какое сокровище оказалось случайно  в  моих
руках. Ради такой находки стоило отложить в сторону  все  текущие  дела  -
ведь кто возьмется  предсказать,  какие  тайны  скрыты  под  этим  толстым
переплетом, и не сделает ли эта книга имя мое бессмертным в истории науки?
Полное название  книги,  тщательно  выписанное  на  титульном  листе,
звучало, кажется, так: "ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ или КАК ОБРЕСТИ ВЛАСТЬ НАД  СИЛАМИ
ТЬМЫ, написанная магистром Аггронусом из  Иверры  в  назидание  потомкам".
Впрочем, я не уверен, что процитировал  название  точно.  Но  в  том,  что
магистр Аггронус действительно существовал и длительное  время  работал  в
нашем университете в середине XIV столетия, я убедился уже на другой день,
когда на мой запрос о нем библиотечный компьютер  выдал  ссылки  сразу  на
десяток книг, в которых упоминалось его имя. На первом месте в этом списке
стояли  материалы  процесса  над  еретиком   и   отступником   Аггронусом,
проведенного по указанию Его Святейшества  папы  Иннокентия  XI  в  1360-м
году. На допросах - вполне естественно - Аггронус сознался во всем, в  чем
следовало сознаться еретику, отрекся от всего, от чего следовало отречься,
и после полугодового заточения  в  подземелье  нашего  монастыря  -  в  те
времена он находился еще далеко за городской  чертой  -  был  торжественно
сожжен во славу  Божию  при  большом  стечении  народа.  Как  и  следовало
ожидать, никакая власть над Силами  Тьмы  не  помогла  ему  избежать  этой
неприятной процедуры. Из материалов процесса следовало, что труд  его,  та
самая "Путеводная нить", что прослужила главным обвинением Аггронусу,  был
сожжен вместе с еретиком, и пепел этой еретической книги  был  развеян  по
ветру. Позже я выяснил, что книга Аггронуса поступила к нам в  университет
именно из монастырской библиотеки. Этого, впрочем, следовало ожидать.
История Аггронуса увлекла меня настолько, что, забросив все остальные
дела, я погрузился в изучение манускрипта. Надо сказать, что  занятие  это
даже для посвященного человека, привыкшего разбирать  замысловатую  латынь
старинных рукописей, оказалось далеко не легким. Очень скоро я  обнаружил,
что Аггронус был далеко не прост и не поверял пергаменту всех своих знаний
и своих мыслей, что зачастую он ограничивался лишь намеками или же называл
предметы и явления словами, маскировавшими их истинную сущность, а  иногда
писание его вообще напоминало шифровку. Позже, когда я  занялся  изучением
самых туманных участков  рукописи,  так  оно  и  оказалось,  причем  шифр,
которым он пользовался, хотя внешне и несложный, оказался бы не  по  зубам
многим и многим специалистам,  и  лишь  подключение  компьютера  позволило
расшифровать  часть  непонятных  фрагментов  текста.  Увы,  только  часть.
Наверняка все обернулось бы иначе, сумей я расшифровать текст целиком.
Уже  в  день  находки  манускрипта,  лишь  перелистав  его  и   бегло
ознакомившись с содержимым, я понял, что находка эта неординарная, и, если
подать ее соответствующим образом, то можно очень быстро сделать себе  имя
в  ученых  кругах.  Но  мне  требовалось  время  для  подробного  изучения
рукописи, а я знал наверняка, что,  проведай  о  моей  находке  кто-то  из
коллег, обладающих большими  связями,  и  меня  разу  ототрут  в  сторону.
Поэтому уже на следующий день, воспользовавшись окном перед своей  лекцией
по истории средневековой литературы, я сделал копию манускрипта и поспешил
поставить его на место. В дальнейшем я мог работать  уже  не  спеша  -  не
внесенный в память компьютера, труд Аггронуса мог  простоять  незамеченным
еще добрую сотню лет.
А потом началась работа.
Судя по всему, Аггронус был не одинок, и знаниями, которые он излагал
на страницах своей рукописи, обладала некая пусть и очень ограниченная, но
влиятельная группа людей. Правда, происхождение этих  знаний  до  сих  пор
остается для меня загадкой. Основы их были получены,  видимо,  в  глубокой
древности,  совершенно  случайно,  и  из  века  в   век   передавались   и
накапливались, пока, наконец, в XIII-м - XIV-м веках не произошел перелом.
Аггронус и его единомышленники, если можно  их  так  назвать,  перешли  от
простого накопления знаний к их систематизации, осмысливанию и углублению.
То, чем они начали заниматься, можно  было  с  полным  основанием  назвать
постановкой  экспериментов.  Видимо,  эксперименты  эти  оказались  весьма
успешными -  я,  к  сожалению,  не  успел  должным  образом  изучить  труд
Аггронуса - обладатели новых  знаний  почувствовали,  что  вместе  с  ними
приходит и сила, и вот эту-то силу и пожелала получить в свое распоряжение
церковь. На  страницах  манускрипта  неоднократно  встречались  ссылки  на
сочинения других ученых мужей, но все эти сочинения, как я успел выяснить,
были утрачены, а трое из их авторов, имевшие несчастье быть современниками
Аггронуса, закончили, как и он, свой жизненный путь на костре.
Но церковь вряд ли  даже  под  пытками  сумела  получить  ключ  к  их
знаниям.  Иначе,  я  уверен,  человеческая  история  сложилась  бы  совсем
по-другому.  Возможно   даже,   что   история   человечества   вообще   бы
прекратилась, потому что силы, освобождаемые этим новым знанием, требовали
слишком осторожного обращения.
В этом я убедился на собственном опыте.
Впрочем, я ни в коей мере не жалуюсь. Мне просто немного не  повезло.
Но если бы мне дали еще одну, одну-единственную попытку, я бы  сделал  все
по правилам. Но даже и без этой попытки мне, уверяю  вас,  живется  совсем
неплохо. Работа на свежем воздухе, здоровая пища, а по  воскресеньям  даже
отдых после обеда - ну что еще нужно человеку для  счастья?  И  главное  -
меня ничто не заботит, все свои заботы и проблемы  я  переложил  на  чужие
плечи. А все эти запоздалые сожаления -  их  не  стоит  принимать  слишком
всерьез. Человеку всегда хочется  большего,  чем  он  имеет,  и  он  редко
задумывается о неизбежной расплате за любое приобретение.
Чтение манускрипта - вернее, его ксерокопии -  заняло  у  меня  около
двух недель. По первому разу  я  пропускал  неясные  места,  но  кое-какие
отрывки, особенно  меня  интересовавшие,  переводил,  составлял  подробное
оглавление, выписывал все встреченные  ссылки.  Параллельно  я  работал  в
библиотеке, собирая всевозможные материалы об Аггронусе. К счастью - или к
несчастью - их оказалось не так уж много, иначе  работа  с  самого  начала
показалась бы мне неподъемной, и я просто вынужден был бы посвятить в свое
открытие кого-нибудь из коллег.
Так или иначе, через четыре месяца черновое исследование  манускрипта
было завершено, и я начал писать статью, которая - кто знает? - возможно и
обессмертила бы мое имя. По крайней мере, для узкого  круга  специалистов,
на большее я и не замахивался.
Но  для  того,  чтобы  подать  материал  наиболее  эффектным  образом
необходимо  было  -  так  мне  тогда   казалось   -   привести   хотя   бы
приблизительную расшифровку тех туманных фрагментов текста,  о  которых  я
уже говорил.  Дело  в  том,  что,  если  исключить  изложение  философских
воззрений  Аггронуса  -  весьма,  как  мне  тогда  казалось,   путаных   и
непоследовательных даже для того смутного времени - то основное содержание
книги представляло собой ни больше ни меньше, как  изложение  практических
рецептов вызова разного рода духов и подчинения их своей  воле.  При  этом
большое  внимание  уделялось,  если   можно   так   выразиться,   "технике
безопасности" при  работе  с  духами,  рекомендации  которой  звучали  как
зловещие пророчества и предостережения неосторожным, но сами  практические
рецепты  были  зашифрованы,  и  я  поначалу  даже  не  знал,  как  к   ним
подступиться.
Все решил случай. Однажды на каком-то приеме  у  ректора  я  встретил
своего школьного  товарища,  который  давным-давно  покинул  наш  город  и
работал теперь системным программистом в какой-то из фирм, разрабатывающих
программное обеспечение. Мы разговорились, и оказалось,  что  едва  ли  не
основным  его  занятием  являлось  создание  программ  автоматизированного
раскрытия  шифров.  Я  тотчас  же  предложил  ему  совместную  работу   по
расшифровке рукописи Аггронуса, и он  охотно  согласился.  Тогда  мне  это
показалось  счастливой  случайностью,  но  теперь-то  я  знаю,   что   без
полученных им вскоре результатов мне не пришлось бы так спешить,  и  я  не
попал  бы  в  результате  впросак.  Впрочем,  теперь  поздно  сожалеть   о
содеянном.
Короче,  на  другой  день  я  выслал  ему  копии  части  текстов   из
манускрипта Аггронуса, и уже через неделю  к  огромному  своему  удивлению
получил их полную  расшифровку.  В  сопроводительном  письме  мой  товарищ
сообщал, что, хотя для того времени система шифровки была очень сложной  и
вряд  ли  поддающейся  раскрытию,  теперь  задача  оказалась  относительно
простой и не потребовала особых усилий.  И  далее  он,  в  душе  наверняка
посмеиваясь, писал, что совсем неплохо было бы использовать  некоторые  из
предлагаемых Аггронусом рецептов.
Нечего и говорить, что в тот же вечер я прочитал  все  присланные  им
тексты. Засиделся, помнится, часов до  двух  ночи,  а  наутро  поднялся  с
больной головой и отправился читать  лекцию  студентам.  И  надо  же  было
такому случиться, что именно в тот день к ректору приехали  какие-то  чины
из министерства, и он завел их ко мне в аудиторию! Если  бы  не  они,  все
сошло бы гладко, я отбарабанил бы как-нибудь лекцию,  а  потом  бы  поехал
домой, принял таблетку от головной боли и завалился спать. Но  присутствие
этих министерских чинов почему-то настолько выбило меня из  колеи,  что  я
начал сбиваться, мямлить и заикаться,  чего  прежде  со  мной  никогда  не
случалось, и закончил лекцию уже совершенно нечленораздельно. Ректор сразу
же попросил меня пройти к нему в кабинет, и там, не стесняясь  присутствия
персонала ректората, всех этих секретарш и мелких служащих,  отчитал  меня
перед этими типами из министерства как  какого-то  нашкодившего  студента,
заявив под конец, что в случае  повторения  такой  скверной  подготовки  к

 
в начало наверх
лекции будет вынужден уволить меня из университета. Это меня-то, которого меньше чем через год прочили на место заведующего кафедрой средневековой литературы! Я не помню, как вернулся домой. Все во мне кипело от ярости, и, несмотря на сильную головную боль, я уже не помышлял об отдыхе. Тоже мне, прихлебатель несчастный, думал я о ректоре, вышагивая по комнате. Готов любого затоптать, лишь бы выслужиться перед этими, из министерства! Ну я ему покажу, думал я, в ярости размахивая кулаками, ну я ему покажу! И сознание того, что все это лишь бессильные угрозы, только распаляло мое мстительное воображение. Если бы только были силы, способные наказать этого негодяя, думал я, все больше свирепея от мысли о своем бессилии, если бы только хоть как-то удалось ему отомстить! И тут взгляд мой упал на стопку листов с машинной распечаткой расшифрованных текстов. Я не думал тогда, что все это серьезно, что все это может сработать. Я не понимал, что совершаю что-то непоправимое. Наверное, я просто бессознательно ощущал необходимость хотя бы в символическом отмщении, чтобы как-то успокоиться и прийти в себя. Поэтому я быстро просмотрел текст, нашел нужный лист и внимательно прочитал его. Все было вполне доступно - и воск, где-то хранились у меня две свечки из настоящего пчелиного воска, и черная тушь, и даже гусиное перо, которым следовало написать имя обидчика, используя специальный алфавит, и прочая мелочь, присутствие которой казалось тогда несущественным. Разумом понимая, что все мои действия в лучшем случае можно было бы характеризовать как нелепое чудачество, я возможно более точно исполнил все наставления Аггронуса, ни на йоту не отступая от ритуала, всеми силами стараясь поверить, что действительно совершаю акт возмездия. Но, пронзая раскаленной иглой фигурку ректора, неумело вылепленную мною из разогретого воска, я вдруг почувствовал, что совершаю преступление. Будто пелена упала с моих глаз, вся ярость куда-то улетучилась, и в душе появилось ощущение пустоты и безысходности, которое есть признак совершения чего-то непоправимого. Холодный пот выступил у меня на лбу, и я вдруг заметил, что рука моя, все еще сжимающая иглу - роковое орудие смерти - дрожит. Но дело было сделано, слова заклятия были произнесены, возврата назад уже не было. По крайней мере, одного я добился - ярость моя улетучилась, и, хотя ее и сменила какая-то пугающая пустота в душе, я сумел-таки убедить себя в том, что ничего страшного не случилось, принял снотворное и лег спать. Утром я встал совершенно разбитый и какое-то время даже не вспоминал о происшедшем накануне. Совершенно автоматически поел, оделся, запер квартиру и поехал в университет. И лишь узнав, что накануне вечером ректор погиб в автомобильной катастрофе, я почувствовал страх. Я, конечно, не был уверен в том, что именно совершенное мною действо повлекло столь страшные последствия. Все мое воспитание, образование, жизненный опыт протестовали против такого объяснения. Но точное совпадение по времени момента гибели с моментом, когда я пронзал иглой его стилизованное восковое изображение - точное, естественно, в тех пределах, в которых я сумел это установить - опровергало все возражение против моей причастности к его гибели, все доводы рассудка, которые я пытался противопоставить ощущениям собственной души. В конце концов я, сам того не ожидая, дошел до полного признания своей виновности в гибели ректора, и какое-то время даже всерьез подумывал о явке с повинной, потому что, да не покажется вам это странным, меня мучило раскаяние. И только мысль о невозможности убедить кого-либо из здравомыслящих людей в моей виновности удержала меня от этого шага. В самом деле, не демонстрировать же снова чудодейственную, а вернее - убийственную силу способа мести, описанного Аггронусом, лишь для того, чтобы доказать свою вину. Но мало-помалу жизнь вернулась в обычную колею. Я получил еще одно письмо от своего товарища с просьбой выслать для расшифровки оставшиеся материалы. Его, по всему было видно, очень заинтересовала эта работа, он даже вполне серьезно предлагал мне вызвать духа одним из изложенных в манускрипте способов, даже сообщал, что приобрел кое-какие необходимые для приготовления колдовского состава ингредиенты. Но я не спешил ему отвечать. Теперь, после всего случившегося я не мог уже воспринимать рецепты Аггронуса как забавные курьезы, хотя и не созрел еще до того, чтобы отнестись к ним с той серьезностью, которой они заслуживали. Даже несмотря на полную мою теперь уверенность в зловещей силе "действа противу злейшего врага" я не верил - просто не мог еще поверить - всему, что писал Аггронус о таинственном потустороннем мире, силу и опасность которого он и его предшественники познали в ходе длившихся столетиями опытов и ценою немалых жертв. Послав в ответ коротенькую записку о том, что занят подбором материала, я на некоторое время решил отложить свои занятия "Путеводной нитью", чтобы хоть немного успокоиться и собраться с мыслями. Но, когда прошло две недели, и от товарища моего так и не последовало ответа, я всерьез обеспокоился. Сначала, подумав, что он обиделся, я наскоро собрал кое-какие тексты, требовавшие расшифровки, и выслал их заказным письмом. Когда же через несколько дней письмо вернулось ко мне с отметкой, что адресат по указанному адресу не проживает, я встревожился не на шутку, взял на несколько дней отпуск и отправился сам узнавать, в чем дело. Я уже не сомневался в том, что товарищ мой пропал неспроста, что тут не обошлось без влияния рукописи Аггронуса. И я не ошибся. В фирме, где он работал, мне сообщили, что он неожиданно исчез - позже, по почтовому штемпелю я установил, что это случилось на следующий день после того, как он отправил мне свое последнее письмо - и направили меня в полицию. Там я узнал, что розыски его пока не увенчались успехом, и, поскольку он, как и я сам, не имел, оказывается, близких родственников, которые стали бы настаивать на продолжении розыска, дело было недавно прекращено. Хотя, как заявил мне инспектор, в нем еще стоило бы покопаться. Убедившись в невозможности узнать от меня что-либо новое, инспектор не стал особенно распространяться, но и рассказанного им для меня оказалось вполне достаточно. Взломав замок в квартире моего товарища, полицейские обнаружили странную картину: весь потолок в его комнате был покрыт следами копоти, на полу в середине был нарисован мелом пятиугольник и валялись осколки стеклянной банки вымазанные, как выразился инспектор, какой-то вонючей дрянью, а под диваном нашли расшитую золотом мягкую домашнюю туфлю того фасона, что носили богатые женщины на древнем Востоке, а также золотую серьгу с большим сапфиром. Никаких бумаг или записей, которые проливали бы свет на причину исчезновения моего товарища, обнаружить в квартире не удалось. Возвращаясь назад, я не мог отделаться от мысли, что беда, постигшая моего товарища - а в его гибели я теперь совершенно не сомневался - вызвана исключительно моей собственной беспечностью. Но кто мог ожидать такого страшного поворота событий? У него в руках оказались рецепты вызова потусторонних сил, он узнал способ заставить их работать на себя - и, судя по всему, не преминул этим способом воспользоваться, ведь не зря же в комнате появились туфля и серьга с сапфиром - но не было им перед тем прочитано наставление Аггронуса об особой осторожности, потребной от решившегося эти силы освободить. За все, что достается человеку при посредстве этих сил, предостерегал Аггронус, так или иначе приходится расплачиваться, и всякий обратившийся к ним становится подвержен их обратному влиянию. Возможно, только в страхе перед этим обратным воздействием он сам, обладая всеми необходимыми знаниями, не решился применить их даже для спасения собственной своей жизни. Возможно, расплата, которая могла его ожидать, казалась Аггронусу гораздо страшнее мучительной смерти на костре. И только тут до меня впервые дошло, что и сам я с некоторых пор становлюсь подвержен обратному воздействию этих сил. Я еще не понимал тогда, чем именно могут они мне грозить, но не сомневался, что уже в самом ближайшем будущем они заявят о себе, и ждал, каждую минуту ждал их зловещего проявления. Состояние мое не так-то просто выразить словами, но меня, несомненно, хорошо поймут все те, кто подвергался смертельной опасности, кому приходилось убегать и скрываться, видя возможного врага в каждом встречном человеке и слыша опасность в каждом шорохе. Это ощущение опасности, которая может меня подстерегать, как бы отдалило меня от всех остальных людей, потому что никто из них не смог бы оказать мне помощи. Так, наверное, чувствует себя среди здоровых людей человек безнадежно больной. И так же, как безнадежно больного, меня перестали волновать проблемы, казавшиеся еще совсем недавно жизненно важными, я понял их бренную, сиюминутную сущность и сумел - мне так кажется - хоть в какой-то мере от них отрешиться. Когда я вернулся домой, то вместе с выходными у меня оставалось еще четыре свободных дня. По крайней мере, это время я мог посвятить изучению того, сколь же серьезные беды навлек на себя, неосторожно обратившись к силам тьмы для отмщения ректору. Едва вернувшись домой, даже не распаковывая дорожного чемодана, я уселся за повторное, подробное и заинтересованное чтение сочинения Аггронуса. Теперь, когда я оказался в положении человека, само существование которого может в любой момент быть прервано вмешательством вполне реальных и материальных потусторонних сил, его философские воззрения перестали казаться мне путаными и неясными. Ощущение постоянной опасности наполнило их смыслом, вдохнуло в них жизнь, и те строки, которые прежде оставили бы меня совершенно равнодушным или же заставили бы в недоумении пожать плечами, теперь воспринимались как откровения высшего разума. Никогда прежде не думал я, что можно читать средневековый трактат с таким всепоглощающим вниманием, когда начисто забываешь о сне, о пище, обо всем, что тебя окружает, и только эти строки, выведенные рукою давно умершего автора, и составляют единственную реальность. Мне и прежде, конечно, приходилось запоем читать древних авторов, недаром же я специализировался по средневековой литературе, но чтение того времени скорее подобно было труду естествоиспытателя, производящего, скажем, вскрытие нового, открытого им вида лягушки. Сейчас же, читая, я не исследовал - я просто открывал для себя новый мир. Конечно, многое, как и прежде, оставалось для меня непонятным, а зашифрованные участки приходилось снова пропускать, не понимая их содержания. Но Аггронус был поистине мудр - зашифровав ответы на вопрос КАК, он, тем не менее, полностью и обстоятельно отвечал на вопрос ЧТО. Когда на третий день почти непрерывного чтения я отложил, наконец, последний лист манускрипта, то уже достаточно ясно представлял, что же мне теперь грозило. И, хотя бы отчасти, я знал благодаря расшифрованным фрагментам текста, как же мне теперь уберечься от этих опасностей. Во-первых, я абсолютно точно выяснил, что мне никогда не следует вызывать себе в помощь духа-всесильца, как это сделал, судя по обстоятельствам своего исчезновения, мой несчастный товарищ. Власть, которую благодаря изложенным в книге заклятиям обретает человек над этим духом, вскоре ослабевает, и тогда несчастный очень быстро оказывается в полной власти всесильца. А тот никогда не щадит своих жертв и изощренно мстит за унижение, каковым является для него пусть и кратковременное, но подчинение простому смертному. А достаточно лишь чуть-чуть ошибиться при вычерчивании пентаграммы - и неосторожный с самого начала окажется в полной власти этого духа. Аггронус приводил немало примеров того, как трагически оканчивались жизненные пути всех, всех без исключения, кто посягнул на власть над всесильцем - подумать только, при первом чтении я воспринял эти рассказы лишь как досужие вымыслы! - и предостерегал будущих естествоиспытателей против неосторожного обращения с заклятиями, хотя бы отдаленно связанными с этим духом. К моему величайшему облегчению заклятия "действа противу злейшего врага" относились совсем к другим областям потустороннего мира. Но зато губители ко мне уже подбирались. Пока, правда, они лишь примеривались, но и это мне уже совсем не нравилось. Постоянно приходилось быть настороже: то вдруг отваливалась ручка у чайника, и меня едва не обдавало кипятком, то обрушивалась - в мое, к счастью, отсутствие - книжная полка, висевшая над моим любимым креслом, то, что пока казалось самым скверным, вдруг резко падал напор холодной воды как раз в тот момент, когда я намыленный забирался под душ. Все это, правда, могло бы произойти с каждым, и временами мне казалось, что я принимаю за действие потусторонних сил события совершенно случайные, но в глубине души я был уже твердо убежден - губители подбираются ко мне и отныне не оставят меня в покое. Надо было срочно принимать какие-то меры защиты, и единственное, что я смог придумать - это вызвать духа-охранителя. Все остальные возможности, в том числе и радикальное средство - обратный оговор - были мне недоступны из-за полной невозможности достать все необходимые компоненты для приготовления заговорных составов или из-за незнания так и оставшегося зашифрованным заклятия. Да и сам вызов духа-охранителя, по правде говоря, был бы мне совершенно недоступен, если бы не одна хитрость - так называемая "магия представления". Не знаю, приходило ли в голову кому-нибудь из чернокнижников воспользоваться этой магией так, как это сделал я, но если такое и случалось, Аггронус об этом не упоминал. Да и сам я, не будь ситуация столь тревожной, вряд ли додумался бы до такого
в начало наверх
вот применения магии представления. Просто теперь я не видел другого выхода. Дело в том, что в числе ингредиентов, необходимых для проведения действа по вызову духа-охранителя - достаточно экзотических, но, в основном, вполне доступных и сегодня - значился клок рыжих, обязательно рыжих волос из хвоста единорога. Если я мог правдами и неправдами добыть все остальное, то шерсть из хвоста единорога была совершенно недоступна, ибо единорог - зверь фантастический, в природе не встречающийся. Не прочитай я в книге Аггронуса о магии представления, у меня просто-напросто опустились бы руки. Единорога я соорудил из старого воротника, кое-как скрепив его булавками и приделав вместо рога шариковую ручку. Комната был наполнена тянущимся с кухни дымом - я только-только потушил начавшийся было там пожар - в прихожей оставалась не вытертая с утра лужа после того, как прорвало трубу в ванной, и я очень спешил, опасаясь, что вот-вот произойдет еще что-нибудь похуже. Но я понимал, что главное - это не перепутать слова заклятия. Повторной попытки у меня, возможно, уже не было бы. Видимо, мне это удалось - я сужу по результату. Заклятие было слабенькое, хватило его всего на пару секунд, но клок шерсти из хвоста ожившего вдруг единорога я вырвать сумел. Эта тварь, правда, в долгу не осталась и успела изрядно боднуть меня в бровь, но тогда мне было не до таких мелочей. Когда я произносил третье заклятие по вызову духа-охранителя, на кухне что-то рвануло, и это чуть не испортило все дело. Но отвлекаться я не стал. Я раскалил в пламени свечи золотое кольцо и прожег им кожу лягушки, натянутую на череп бабуина. В тот же момент погас свет, в углу что-то вспыхнуло, повалил густой дым, и, падая на пол, я думал, что это конец. Но это было только начало. Когда я пришел в себя, то увидел, что в кресле перед телевизором сидит мой столь желанный дух-охранитель. Ошибаются те, кто думает, что потусторонние силы проявляются в нашем мире в каком-то сверхъестественном виде. Противоестественный - так будет точнее. Мой дух-охранитель внешне напоминал человека, но чем дольше я вглядывался в него, чем лучше его узнавал, тем это сходство становилось для меня все менее очевидным. Он был невысок и кривоног, с солидным брюшком, и явился ко мне одетым в невероятные лохмотья. Лицо его гораздо больше напоминало человеческое, чем те жуткие личины, что мы привыкли видеть в фильмах ужасов, и лишь землистый цвет кожи и поросшие сероватой шерстью длинные уши с первого взгляда выдавали его нечеловеческую сущность. Переодевшись в один из моих костюмов и прикрыв уши шляпой, он стал настолько похож на человека, что мог бы без особого риска пройти по улице в вечерние часы. Но это было лишь внешнее сходство. Духам, как писал Аггронус, чуждо все человеческое, и я мало-помалу пришел к выводу, что все, что было общего у меня с моим духом-охранителем, не есть человеческие черты или человеческие желания, что все это чуждо человеческой моей сущности. Но возможность размышлять и делать выводы я получил уже здесь, во время моего такого, в общем, безмятежного теперешнего существования. Тогда мне было не до размышлений. Тогда мне нужно было действовать, хотя, честно говоря, лучше бы я сначала задумался, стоит ли делать все, что я тогда совершил. Но Гагаман - так, оказывается, звали моего духа-охранителя - времени на раздумья мне не оставил. В сравнении с другими духами, с которыми мне пришлось познакомиться впоследствии, он оказался довольно неплохим парнем. Наше знакомство, правда, началось с того, что он обозвал меня придурком и заявил, что мне еще не раз будет икаться от того способа, каковым я добыл шерсть единорога. Оказалось, что из-за этого - по крайней мере, так он мне объяснил ситуацию - он, мой личный дух-охранитель, испытал превеликие трудности при переходе к нам из потустороннего мира, и, самое печальное, оказался тут в незавидном положении, ибо не смог пронести с собой и малой доли той мощи, каковой обладал бы, сделай я все по правилам. Он, конечно, сумеет защитить меня от губителей, губители для него - тьфу, но зато сам он требовал постоянной заботы и защиты от сил гораздо более могущественных. Короче, хоть я и избавился, вроде бы, от тех бед, каковыми угрожали мне губители, но взамен получил беды едва ли не худшие, ибо эти новые могущественные потусторонние силы были в равной степени опасны как для самого Гагамана, так и для меня. Он оказался совсем не тем духом-охранителем - незаметным и могущественным помощником своего повелителя - о котором писал Аггронус, и я не успел опомниться, как все его слабости, порожденные моей неспособностью точно выполнить заклятия по его вызову, обрушились на мою голову. И покатилось. Правда, вначале ничто не предвещало особых неприятностей. Вскоре я почувствовал, что в присутствии Гагамана могу чувствовать себя абсолютно спокойно, что оно избавило меня даже от таких мелких неприятностей, как оторвавшаяся пуговица или развязавшийся в неподходящий момент шнурок. И, хотя вдали от него мелкие неприятности продолжали меня преследовать, я ощутил некое подобие уверенности в будущем. Тем более, что мой охранитель, несколько оправившись от перехода из потустороннего мира, пришел в прекрасное состояние духа и постоянно уверял меня, что теперь мне нечего опасаться, что все отныне будет великолепно, а нынешнее мое состояние зависимости от его постоянного присутствия надолго не затянется. Короче, я несколько успокоился и решил, чтобы не искушать судьбу в этот опасный период, отсидеться дома, использовав время для более обстоятельного ознакомления с трудом Аггронуса и сопутствующими материалами. К счастью, как раз подоспели каникулы, и я без особого труда сумел уйти в отпуск. Единственное, что меня постоянно раздражало, так это манеры Гагамана, который был крайне неопрятен, ел за троих, постоянно рыгал и шмыгал носом. Впрочем, в тот начальный период нашего знакомства он старался не досаждать мне своим присутствием и обитал преимущественно на кухне. Он старался быть предупредительным и делал все, чтобы предотвратить малейшую опасность, угрожавшую моей персоне. Так, например, уже на второй день моего отпуска я имел неосторожность возмутиться тем, что он выбросил мою любимую чугунную пепельницу. Ни слова не говоря, он открыл крышку мусоропровода, нырнул в отверстие и через минуту показался с пепельницей в зубах. Тщательно вымыв, он поставил ее на место, но на другой день я уже сам швырнул эту пепельницу в мусоропровод после того, как трижды подряд свалившись со стола, она таки расшибла мне ногу. В общем же и целом, первые дни, проведенные мной под защитой Гагамана, были относительно спокойными. Но тучи, как оказалось, сгущались. Я впервые почувствовал это через неделю примерно нашей с ним затворнической жизни. Как-то раз, направляясь из комнаты на кухню, я споткнулся в темном коридоре о веревку, натянутую у самого пола, и растянулся во весь рост. Гагаман был тут как тут и на мои возмущенные ругательства ответил, что он же предупреждал меня о запрете с сегодняшнего дня прохода по центру коридора, о необходимости ходить осторожно, вдоль стеночки и желательно боком. А по центру коридора, значит, ходить очень опасно. Еще бы не опасно, зло буркнул я, потирая ушибленное колено, но вспомнил, что он действительно меня предупреждал. Однако я не удержался и посоветовал ему - для пущей опасности - наколотить в пол гвоздей да сточить им шляпки. С этими словами я повернулся и пошел обратно в комнату, но Гагаман вместо того, чтобы, как обычно, смолчать, вдруг злобно сказал мне вслед, что, мол, лучше на гвозди напороться, чем топотуна встретить, и вообще раньше надо было думать, когда шерсть из хвоста уникорнуса добывал. Потом я к этому привык, потом меня по любому поводу носом в этого самого уникорнуса, сиречь единорога, тыкали, если я имел неосторожность выразить хоть малейшее неудовольствие. Сам, мол, виноват, с этого, мол, все неприятности и начались. А тогда мне это как-то резануло слух, я обернулся, чтобы ответить, но Гагамана сзади уже не было. И тут я вдруг осознал, насколько же изменилось - в целях моей же, якобы, безопасности - мое окружение за минувшую неделю. Исчезли или же были безнадежно испорчены мои любимые вещи, все в комнате, в коридоре, на кухне и в прихожей было переставлено самым нелепым образом, даже книги на полках оказались перемешанными безо всякой системы, введены были какие-то нелепые ограничения - например, нельзя было подходить к дивану иначе, как держа руки в карманах, а теперь вот и это запрещение ходить по центру коридора - в ванной постоянно текла из крана вода и горел свет, и газ на кухне тоже горел постоянно, потому что ни то, ни другое, ни третье по какой-то причине нельзя было выключать. Казалось, моему духу-охранителю претит все, что нормально и естественно для любого человека, что во всем этом он видит лишь источник опасностей и неприятностей, а безопасным может быть лишь мир, вывернутый наизнанку. И при всем при том, несмотря на введение всех этих, так сказать, мер безопасности, жизнь моя с каждым днем становилась все более трудной. Поняв вдруг это, я повернулся и пошел на кухню, чтобы всерьез поговорить с моим так называемым охранителем. Я открыл дверь - и окаменел от ужаса. Прямо посреди кухни стояло, упираясь головой в потолок, какое-то чудовище, отдаленно напоминавшее человека с толстенными ножищами и маленькой головой на могучей шее. Оно водило этой головой в разные стороны, что-то высматривая, а у ног его, побелевший от ужаса, крался к двери Гагаман. Заметив меня, он застыл в неподвижности, потом напружинился, вскочил и кинулся в темноту коридора, увлекая меня за собой. Мы ввалились в комнату, закрыли дверь, задвинули ее диваном - и услышали мерные, тяжелые шаги в коридоре. Наверное, имей я время подумать, я не стал бы совершать глупостей, что наделал тогда. Но поставьте себя на мое место - мне казалось, что не сделай я немедленно что-то радикальное, и тот, за дверью, вломится в комнату. Потому, когда Гагаман сказал, что нам осталось для спасения единственное средство - призвать на помощь щупликов - я ухватился за эту мысль, как утопающий за соломинку, хотя и ощущал в глубине души некое сомнение. Щуплики нам, конечно, помогли. Правда, потом я узнал, что топотун совершенно не умеет выламывать двери. Он потоптался бы в коридоре и через некоторое время сам-собой исчез бы. Но щуплики прогнали его мгновенно. И вообще свое назначение они оправдывали, на некоторое время избавив нас от забот по охране моего духа-охранителя. И они совсем мне не досаждали - они присутствовали, но я их не видел. Только вот за услуги, которые они оказывали, приходилось постоянно платить. Гагаман, взяв дело в свои руки, сумел как-то организовать оплату путем перевода неведомо куда денег с моего счета в банке - вот уж не думал прежде, что потусторонние силы можно оплачивать на манер коммунальных услуг. А я старался не думать, что будет, когда деньги мои кончатся. За щупликами вскоре пришлось призвать на помощь гремук, которые защитили их от духов-забирак, за гремуками - духа-горельца и духа-тиходуя, а потом еще и еще - я уже и названия вызванных духов перестал запоминать - и недели не прошло, как квартира моя наполнилась нечистью до отказа. Рябой и тощий дух-забрало поселился в телевизоре, домушники заполнили все переборки, то и дело высовываясь оттуда в самые неподходящие моменты, духи чистоплюи устроились в канализационных трубах, а полдюжины скоромников - в моем диване, так что спать я устраивался на коврике у двери. Я уже не понимал, для чего нужны все эти духи, большинство из которых представлялось мне обыкновенными паразитами, но устоять против требований моего духа-охранителя вызвать кого-то еще из потустороннего мира был уже не способен. Любой мой отказ выполнить очередное его требование с некоторых пор стал немедленно оборачиваться столь неблагоприятными последствиями, что я счел за лучшее не спорить и делать так, как он велит. Тогда я еще надеялся, что сумею продержаться оставшиеся две-три недели, пока губители еще могли как-то оказать на меня воздействие, а потом избавиться от всех своих защитников, и потому старался закрывать глаза на творимые ими безобразия. А они не стеснялись. Первая неделя, проведенная мною вдвоем с Гагаманом, представлялась теперь неделей райской жизни. Духи, заполнившие мой дом, превратили его в вертеп, в логово порока, и, хотя существовали они в нашем мире исключительно благодаря мне, никто из них и не думал считаться с моим присутствием. Единственное, что меня утешало - это то, что все они могли жить в нашем человеческом мире лишь до тех пор, пока был жив я сам, что с моей смертью вся эта нечисть неизбежно должна была провалиться назад в свой потусторонний мир, не представляя больше для людей опасности, пока какой-нибудь новый идиот не вызовет их оттуда на свою голову. Катастрофа разразилась для меня совершенно неожиданно. Проснувшись однажды утром, я был поражен необычайной тишиной - такой тишины я не слышал уже несколько недель подряд. Я открыл глаза и увидел немую сцену. У окна, там, где обычно располагалась веселая компания резавшихся в карты духов во главе с Гагаманом, высилась совершенно черная, ужасная на вид фигура какого-то нового духа, упиравшаяся головой в потолок. Какое-то время дух этот был совершенно неподвижен - но внезапно вытянул руку, схватил пытавшегося укрыться за диваном тиходуя и, деловито разорвав его на куски, растворился в воздухе. Среди моих охранителей поднялась паника, которая еще больше усилилась, когда что-то бесформенное в углу раздавило в лепешку одного из домушников. Дальнейшее я помню плохо - в памяти сохранились лишь жуткие
в начало наверх
картины искаженных ужасом и без того страшенных физиономий всех этих духов, тянущиеся ко мне их когтистые лапы и общий, слитный гул их голосов, на разные лады повторявших: "Уникорнус! Уникорнус!" - ну да в этом не было ничего удивительного, мне постоянно поминали того злосчастного единорога, вызванного мной к жизни магией представления. Короче, они сумели заставить меня произвести последнее магическое действо и перенести всех нас сюда, где потусторонние силы больше не угрожают охраняющим мой покой духам всяческими бедами. Здесь, в сущности, совсем неплохо. Обо мне заботятся и меня охраняют. Правда, это обходится недешево, сбережения мои давным-давно подошли к концу, и свои услуги охраняющие меня духи предоставляют теперь в долг - но это меня теперь мало заботит. Здесь, пожалуй, впервые в жизни ощутил я уверенность в своем будущем, в том, что если я сам вдруг не пожелаю каких-то перемен, то все будет хорошо - так, как сейчас. И до конца жизни буду я обеспечен и работой, и крышей над головой, и питанием. Конечно, я стараюсь изо всех сил хоть как-то оправдать свое теперешнее безопасное и безмятежное существование, но много ли наработаешь, махая в одиночку топором в лесу? На те средства, что я теперь зарабатываю, духам моим - я это знаю - особенно не разгуляться. Правда, их количество значительно сократилось. Не раз я слышал из-за глухой стены, окружающей их нынешнее жилище, жуткие крики, и догадываюсь, что они избавляются от тех, кого труд мой не в состоянии прокормить. Но их самих я не вижу уже много лет. Я не в претензии - у них своя жизнь, у меня своя. Нас связывает лишь когда-то произнесенное мной заклятие да мой долг, сумма которого постоянно возрастает. Они мне нисколько не мешают, и даже колючая проволока, что окружает место моего обитания, нисколько не стесняет мое существование. В хорошую погоду я пролезаю под ней и купаюсь в реке, что протекает вдоль южной границы участка, а иногда выхожу к шоссе и выпрашиваю у проезжающих сигареты или жевательную резинку. Правда, за мной следят и далеко уйти не позволяют, но я и не собираюсь никуда убегать - я просто не вижу в этом смысла. Но если бы кто-то помог мне расплатиться с долгами, я бы - честное слово! - взял его с собой на охоту на единорога. Мы добыли бы клок рыжей шерсти из его хвоста, и тогда все можно было бы начать сначала - но уже по-хорошему.

ВВерх