UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Сергей КАЗМЕНКО

РЕКЛАМАЦИИ НЕ ПРИНИМАЮТСЯ




Тинг вернулся только под утро.
- Ты что, так  и  не  ложился?  -  искренне  удивился  он,  глядя  на
перемазанное машинным маслом лицо Арни.
Тот не удостоил Тинга  ответом  и  снова  засунул  голову  куда-то  в
потроха  "яйца".  Боковая  стенка  "яйца"  была  снята  и  стояла   рядом,
прислоненная к пилотскому креслу. По всему полу были разложены  чертежи  и
схемы.
- Что, опять эта штуковина барахлит? -  Тинг  нисколько  не  смутился
отсутствием ответа.  Он  привык  к  странностям  в  поведении  Арни  и  не
обижался.
Из чрева "яйца" донеслось что-то похожее на "нет".
- Так чего же ты с ним тогда возишься? Шел бы спать или...
Арни осторожно вылез наружу, вытер перепачканные  руки  и  исподлобья
посмотрел на Тинга.
- "Опять" говорят тогда, когда что-то повторяется. А эта штуковина, -
он раздраженно пнул носком ботинка основание "яйца",  -  еще  ни  разу  не
работала нормально.  Она  всегда  барахлила,  потому  твое  "опять"  здесь
неуместно.
Тинг сокрушенно вздохнул, опустил плечи. Он переживал.  Конечно,  это
его вина, это он вложил в покупку "яйца" все наличные средства, отложенные
на ремонт звездолета. Купил, называется, по дешевке. Он бросил  взгляд  на
пульт,  на  котором  лежал  красочный  паспорт  "яйца".  Поперек   обложки
красовался жирный красный штамп "РЕКЛАМАЦИИ НЕ ПРИНИМАЮТСЯ". Кто  ж  знал,
что все получится так нескладно? Ведь у Арни золотые руки, и  Тинг  думал,
что друг страшно обрадуется. Еще бы не обрадоваться - "яйцо" с  гарантией,
совершенно исправное стоит подороже десятка их звездолетов. А тут -  почти
что задаром. И на вид оно было совершенно целенькое, ни одной царапины  на
корпусе. Когда Тинг, удивленный реакцией  Арни  на  покупку,  привел  этот
аргумент, тот только молча покрутил пальцем у виска.
Но долго расстраиваться Тинг был не в состоянии. К тому  же  он  знал
характер друга - тот всегда преувеличивал неприятности. Знал он и то,  что
не было такой техники, которую Арни не мог бы починить.  Для  приличия  он
еще разок тяжело вздохнул, и, считая на этом покаяние исчерпанным, сказал:
- Слушай, Арни, но дочка у старшего инспектора, это я тебе скажу... -
слов он не нашел и только восхищенно причмокнул губами.
Арни ползал по полу, складывая схемы, и ничего не ответил.
- И вообще здесь в поселке настоящий цветник. Честное слово,  кто  бы
мог подумать про такое захолустье? Даже у  этого  старого  хрыча  и  урода
капитана Блакмотса все  три  дочки  -  сущие  красавицы,  хоть  сейчас  на
конкурс. Если бы ты не был таким скромником, мы бы здесь прекрасно провели
время, пока идет сбор информации.
- Хватает и  того,  что  прекрасно  проводишь  время  ты,  -  сказал,
поднимаясь с колен, Арни. Он положил пачку документации в шкафчик,  закрыл
дверцу. - Дождешься ты с твоими ночными приключениями...
- Но я же, кажется, не нарушаю никаких законов, - Тинг пожал плечами,
привычно пропустив мимо ушей укор в голосе друга.
- Мне нравится это твое "кажется", - Арни  скрылся  за  дверью  душа,
оттуда послышался шум воды, потом его громкий голос. -  Если  ты  назовешь
мне  хоть  один  закон,  который  ты  не  нарушаешь,  я  буду  тебе  очень
благодарен.
Сегодня Арни явно был не в духе. Тинг вздохнул  и,  раскрыв  кухонный
блок, принялся готовить завтрак. Поев, они улеглись спать - ночь для обоих
была слишком тяжелой.
Проснулись они, когда солнце уже приближалось к зениту.  Арни  первым
делом  подошел  к  "яйцу"  и  посмотрел  на  индикаторную  панель.  Потом,
недоверчиво хмыкнув, принялся устанавливать на место оставленную с ночи  в
стороне боковую стенку.
- Ну вот видишь, - мигом почувствовав перемену  в  настроении  друга,
сказал Тинг. - А ты говорил, что оно никогда не будет работать.
Он подошел к "яйцу", приложил ухо к верхней панели.
- Гудит, - сказал он с удовлетворением.
- Оно и вчера гудело. И позавчера.
- Но не так ведь? Не так?
Арни не ответил. Он не перестал сердиться на Тинга, но  давно  поняв,
что исправить друга невозможно, махнул рукой на его выходки. Не  одно  так
другое - Тинг все равно затеет какую-нибудь  авантюру,  и  вытаскивать  их
обоих из очередной беды все равно придется ему, Арни. Это судьба, и от нее
никуда не деться. Он закончил установку стенки, положил отвертку  в  ящик.
Потом снова посмотрел на индикаторную панель. И снова хмыкнул.
"Яйцо" работало, и работало  вовсю.  Индикаторы  показывали,  что  за
время их сна оно успело заполнить свой информационный  банк  процентов  на
двадцать. Если так пойдет дальше... Но Арни поспешил оборвать  эту  мысль.
Никогда нельзя надеяться, что все пойдет удачно, надо всегда быть  готовым
к неприятностям. Самая крупная неприятность - если их  застукают  здесь  с
работающим на сбор информации "яйцом". Тут не отделаешься штрафом,  тут  -
даже Тинг не мог не знать  этого  -  им  грозило  не  меньше  пяти  лет  с
конфискацией. "Яйцо" - универсальный биосферный генератор  -  нуждалось  в
программировании. Собственно, это было второй причиной, по  которой  Тингу
удалось так дешево его купить.  Он  даже  и  значения  особого  не  придал
отметке в паспорте "Яйца" о том, что его память пуста.  Подумаешь,  велика
забота - заполнить  память.  Тем  более,  делается  это  в  автоматическом
режиме. Так он и  заявил  Арни,  когда  тот  в  доступной  форме  объяснил
ситуацию. И его, конечно, нимало  не  смутило  неизбежное  при  заполнении
памяти нарушение общеизвестного Закона об  охране  биосферной  информации.
Тинг  считал  законы,  которые  ограничивали  его  естественные  и   очень
скромные, как он думал, потребности,  попросту  несуществующими.  Если  бы
судьи были с ним солидарны в этом вопросе... - в который раз подумал тогда
о своем друге Арни.
Необходимость в контрабандном программировании "яйца" Тинга, конечно,
нисколько не смутила. У него  мгновенно  созрел  блестящий,  с  его  точки
зрения, план. Кто подумает, - убеждал он Арни, - что мы с тобой можем этим
заниматься? Да никому и в голову это не придет. Выберем  планету  с  самой
шикарной биосферой, сделаем вид, что у нас авария (на что Арни,  помнится,
заметил, что делать вид не придется, поскольку без денег,  истраченных  на
приобретение  "яйца",  авария  им  обеспечена)  и,   занимаясь   понемногу
ремонтом, запрограммируем "яйцо". А потом пойди докажи,  что  мы  нарушили
этот их дурацкий закон.
За неимением иного плана Арни  пришлось  согласиться.  Делать-то  все
равно больше было нечего.
Они с превеликим трудом дотащились в конце концов до Лойгереи - одной
из роскошных курортных планет  Золотого  Пояса  -  и  совершили  аварийную
посадку на  окраине  заповедника.  Имитировать  аварию  не  пришлось,  все
получилось совершенно естественно, и первые несколько дней  Арни  даже  не
подступался к "яйцу",  справедливо  считая,  что  сперва  надо  на  случай
необходимости срочного бегства кое-как залатать основные поломки. Он успел
привести в порядок двигатели и рули и хотел заняться постоянно барахлившим
координатором, когда осознал вдруг, что Тинг перестал умолять его поскорее
запустить "яйцо". Сообразить, в чем дело, было  нетрудно  -  Арни  слишком
хорошо знал характер  своего  друга.  Поселок  Инспекции  заповедника  был
совсем  рядом,  и  лучшая   половина   его   населения,   видимо,   вполне
удовлетворяла взыскательным вкусам Тинга.  Догадывался  Арни  и  о  весьма
скорых последствиях, не раз испытав  гнев  другой  половины  населения  на
своей шкуре, и потому он оставил на потом починку координатора и  вплотную
принялся за "яйцо". И вот теперь оно, наконец, заработало.
Еще раз проверив работу "яйца", друзья уселись обедать.  Потом  Арни,
невероятно вымотавшийся за последние дни, вышел полежать на лужайке  перед
звездолетом,  решив  хоть  немного  отдохнуть,  а  Тинг,  для  порядка   и
некоторого  успокоения  совести   покрутившись   немного   вокруг,   снова
отправился в поселок. Ему здесь нравилось, как  нравилось  почти  в  любой
точке Галактики, населенной  людьми.  Но  здесь  нравилось  особенно,  тем
более, что поселок находился в отдаленной от  крупных  городов  местности,
гости здесь были довольно редкими, и он без помех мог разыгрывать  любимую
роль  презирающего  опасность  космического  бродяги.  Сегодня  в  местной
таверне снова допоздна  предстояли  танцы,  а  дочка  старшего  инспектора
действительно была очаровательна. Что же касается косых взглядов,  которые
на него уже бросали многие, и всяких пересудов, то Тинг привык не замечать
всего этого, каким-то непостижимым образом умудряясь всякий раз уходить от
неприятностей.
Вернулся он снова далеко за полночь.
И снова застал друга за работой.  На  этот  раз  была  снята  верхняя
крышка "яйца", и из круглой дыры торчала  лишь  нижняя  половина  туловища
Арни. Он был перемазан больше обычного и долгое время вообще не отвечал на
вопросы. Только умывшись и поев - на сей раз ради разнообразия они назвали
эту трапезу "ужином" - Арни объяснил, что "яйцо" работает со странностями,
и он не ручается, что считывается та  биосферная  информация,  которая  им
необходима. Но так или иначе, было заполнено уже  не  меньше  восьмидесяти
процентов памяти "яйца", и мысль о скором окончании работы  привела  Тинга
на короткое время  в  меланхолическое  состояние.  Утром  он  пробрался  в
заповедник и, нарвав огромный букет цветов, отправился в поселок. Мысль  о
скором расставании с этим миром навевала грусть, и  он  не  сразу  услышал
звук идущего на посадку звездолета. Звездолет - того  же  легкого  класса,
что и у них с Арни - приземлился где-то на той стороне поселка, и  Тинг  с
раздражением подумал, что у вновь прибывших, конечно, нет спешных  дел,  и
они-то уж вволю тут повеселятся.
И надо же случиться такому невезенью - едва  ступив  на  единственную
улицу поселка, Тинг носом к носу столкнулся с самим  старшим  инспектором.
Причем в каком виде!  Форменная  куртка  была  расстегнута,  пара  пуговиц
вообще вырвана с мясом, шлем сидел как-то набекрень, а под  правым  глазом
красовался огромный фонарь -  свежий,  налитый  кровью,  еще  не  успевший
толком почернеть. Увидев это, Тинг оторопел от  неожиданности  и  даже  не
успел спрятать букет за спину. А старший инспектор, на мгновение застыв на
месте, сказал зловещим, полным издевки голосом:
- Тэ-э-экс! Значит, мы еще и цветочки в  заповеднике  собираем!  -  и
двинулся на Тинга, засучивая зачем-то рукава.
Все это так непохоже было на всегда подчеркнуто  корректного,  всегда
аккуратного старшего инспектора,  что  Тинг  не  сразу  сориентировался  в
ситуации. Только врожденная реакция заставила его  пригнуться  и  избежать
столкновения инспекторского кулака с собственной челюстью. Выпрямляясь, он
уже знал наверняка, что их с Арни пребывание на Лойгерее подошло к  концу,
хотя и не понимал, почему. Но времени на разбирательство не было, и потому
он не задумываясь расквасил инспектору нос и, пропустив,  правда,  хороший
удар по уху, свалил его на землю, подбив второй глаз. Задерживаться дольше
не стоило - на улице  уже  появились  местные  жители,  да  и  полицейский
участок был совсем рядом - и потому Тинг развернулся и  побежал  назад,  к
звездолету.
Бегать он умел.
Арни в это время сидел в рубке, напряженно  наблюдая,  как  ползет  к
красной отметке стрелка индикатора  заполнения  памяти  "яйца".  Девяносто
пять процентов - еще чуть-чуть, и все  будет  в  порядке,  и  можно  будет
стартовать. А Тинг, как назло, снова умотался в поселок и вернется  теперь
не раньше утра. Впрочем, трудно было бы ожидать иного - все до сих пор шло
слишком гладко, и это даже начинало беспокоить Арни. Он привык, когда дело
касалось Тинга, к более бурному развитию событий.
И он не ошибся в своих ожиданиях.
Снаружи послышался шум, и Арни, заранее готовый к худшему,  высунулся
из люка. Но это всего лишь стартовал недавно севший на той стороне поселка
звездолет. Что-то странное было в его облике, и Арни, наконец,  догадался:
корпус звездолета не блестел на солнце. Совсем,  видать,  дошли  до  ручки
ребята, подумал он, провожая звездолет взглядом. Потом,  услышав  какие-то
крики, повернулся в сторону поселка.
И  нисколько  не  удивился,  увидев  бегущего  изо  всех  сил  Тинга,
преследуемого  целой  толпой  кричащих  и  размахивающих  кулаками  людей.
Сообразить, что дело плохо, для Арни труда не составило. Он быстро кинулся
назад в рубку и стал  готовиться  к  старту.  Когда  тяжело  дышащий  Тинг
захлопнул за собой крышку люка, Арни не стал дожидаться объяснений и почти
мгновенно запустил двигатели. Какой-то корабль попытался перехватить их на
орбите, но Арни был слишком опытным пилотом, чтобы не уйти  от  погони,  и
вскоре Лойгерея затерялась среди звезд за кормой.
- Ну и народ, - все еще тяжело дыша,  сказал  Тинг,  когда  опасность
осталась позади. - Если бы я не пригнулся вовремя, он меня на  месте  убил
бы. Старый хрыч! Попадись он мне только в руки!
- Он, конечно, первый начал, - Арни слишком хорошо знал своего друга,
чтобы даже в мыслях допустить подобное.

 
в начало наверх
- А то нет! - обиделся Тинг. - Еще по уху меня успел хватить, мерзавец! Удивляюсь, как у такого типа могла вырасти такая дочка. - Ты ее просто не успел узнать как следует. - Думаешь? - Тинг был слишком озабочен, ощупывая свое распухшее от удара ухо, и не заметил насмешки. - Может, ты и прав. Может, она действительно в папашу пошла. С этими женщинами никогда наверняка не скажешь. Но Арни его уже не слушал. С координатором действительно творилось непонятное. Прибор показывал, что они находились очень и очень далеко от Лойгереи, которую он прекрасно видел в иллюминатор. Правда, раздумывать было некогда. Надо было уносить ноги, покуда их не задержали. Кто поймет, что там успел натворить Тинг в поселке... Если дело достаточно серьезное, то старший инспектор может вызвать из космопорта полицейский патруль, и тогда не миновать крупных неприятностей. Хорошо еще, удалось вовремя стартовать, - с этой мыслью Арни включил ускорение и повел звездолет прочь от Лойгереи, не обращая внимания на показания сбесившегося координатора. Лишь через трое суток, когда они настолько запутали следы, что и сами не смогли бы восстановить пройденный путь, он, наконец, успокоился и занялся насущными делами. Первым делом требовалось починить координатор. Но, когда Арни с отверткой в руках подступился к прибору, то с удивлением обнаружил, что тот в полном порядке. Понять, как такое оказалось возможным, Арни был не в состоянии. Задумчиво почесав в затылке, он подошел, наконец, к задвинутому в угол "яйцу". - Жаль, что ты не потерпел немного с мордобитием, - сказал он, посмотрев на индикатор. - Девяносто шесть процентов - чуть-чуть не дотянули до полного заполнения памяти. - Да говорю тебе, он первый начал! - в который уже раз возмутился Тинг. Слишком редко случалось, чтобы обвинения Арни были несправедливы, и потому на сей раз он чувствовал себя обиженным и не переставал дуться на друга. - Ладно-ладно, - Арни по случаю исправности координатора был в довольно благодушном настроении. - Пусть будет по-твоему. Только хотел бы я знать, какую информацию мы потеряли... Пригодную планету они нашли довольно быстро. Безжизненный каменный шар чуть меньше Земли размером, она обращалась по вполне приемлемой орбите вокруг небольшой желтой звезды. Такого добра в Галактике хватает, и оно мало кого интересует. Друзья быстро убедились, что планета бесхозная, и никому в голову не пришло до сих пор заявить на нее права. Внимательно осмотрев поверхность с орбиты, они выбрали участок поровнее и пошли на посадку. Они здорово намучились, прежде чем установили "яйцо" на площадке в нескольких километрах от места посадки звездолета. Потом, еще раз проверив все индикаторы, Арни разбил стекло и нажал на красную кнопку. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что "яйцо" сработает должным образом. Несколько суток ничего не происходило. Каждое утро они отправлялись осматривать "яйцо" и неизменно заставали одну и ту же картину - спокойное перемигивание индикаторов, исходящее из глубины "яйца" ровное гудение, хорошо слышимое, если прислониться шлемом к его боковой панели, безжизненная темная равнина вокруг, черное, усеянное звездами небо над головой. На четвертые сутки Арни перестал на что-либо надеяться. На шестые сутки стал унывать и Тинг. Где-то в глубине его сознания зародилось смутное подозрение, что он совершил ошибку, спустив все их деньги за это бракованное "яйцо". С каждым следующим днем подозрение это крепло, и, подходя утром на девятые сутки к "яйцу", он уже ни на что не надеялся. И вдруг, неожиданно для себя самого, поскользнулся и растянулся на земле, ударившись шлемом о боковую стенку "яйца". - Проклятье! - сказал он, вставая, и только тут заметил, что вся земля вокруг "яйца" покрыта какой-то буро-зеленой слизью, и сам он, падая, перемазался в этой слизи с ног до головы. - Ур-р-ра! - заорал он задержавшемуся сзади Арни. - Заработало! Я же говорил, что оно заработает! А ты сомневался! В тот день они устроили праздничный обед, и Арни впервые подумал, что, возможно, не зря они ввязались в эту авантюру. Тинг же теперь нисколько не сомневался в успехе и вовсю расписывал открывающиеся перед ними перспективы. Одно было неприятно - слизь, в которой перемазался Тинг, оказалась очень едкой и проела несколько дырок во внешней оболочке скафандра. - Ничего, - говорил Тинг, налепляя заплаты. - Это и к лучшему - значит, быстрее сработает. А ты боялся, - и он принялся напевать себе под нос какую-то песенку. Дальше события развивались стремительно. Уже через несколько суток вся равнина вокруг была затоплена буро-зеленой слизью, и теперь нечего было и думать об осмотре "яйца". Да и так стало ясно: оно заработало вовсю. "Яйцо" - биосферный генератор - проанализировало окружающие условия и начало преобразовывать поверхность планеты к виду, пригодному для существования биосферы Лойгереи. Покрывшая равнину слизь состояла из специфических микроорганизмов, способных не только выжить в окружающих "яйцо" условиях, но и начать переработку горных пород, извлекая из них газообразные кислород и азот, производя молекулы воды, а оставшиеся элементы переводя в нейтральную форму. Все шло прекрасно, зеленая слизь стремительно растекалась, захватывая все новые пространства - не зря друзья выбрали для установки "яйца" довольно возвышенный участок. Она непрерывно кипела, выделяя добытые из пород газы, и днем легкая дымка - зародыш атмосферы - гасила в небе, уже не столь черном, самые слабые звезды. Первым беду заметил Арни. - Хотел бы я знать, - сказал он однажды утром, усевшись после завтрака перед пультом управления. - Что случилось с монитором у грузового люка. - А что такое? - несколько рассеянно спросил Тинг. Отсутствие женского общества уже начало угнетать его, и он отгонял меланхолию чтением детективов. - Он не работает. - Не переживай, старина. Если захочешь, мы теперь сможем купить тебе хоть тысячу таких мониторов. - Мне не нужно тысячу. Мне нужен один. Этот самый. Тем более, что я его установил всего полгода назад, после того, кстати, как жених одной из твоих знакомых рассадил старый монитор камнем. - Ну вот, опять ты за свое, - уныло сказал Тинг. - Не можешь без упреков. Разве я виноват, что он таким дураком оказался? И потом, кстати говоря, вот тебе и покупка с гарантией. Мое "яйцо" и без гарантии вон как работает, а этот твой монитор... - Твое "яйцо" без гарантии вообще не работало... - начал было Арни, но Тинг уже снова уткнулся в детектив, и он не стал заканчивать, встал и пошел в шлюз натягивать скафандр. Вернулся он минут через десять и, не говоря ни слова, сел за пульт управления. Тинг сразу почувствовал, что дело неладно. Он отложил детектив в сторону и подошел к пульту. - Ты бы пристегнулся, - кротко сказал Арни, не переставая щелкать переключателями. - Стартуем скоро. - А в чем дело, Арни? - Ничего страшного. Не стоит беспокоиться. Просто эта твоя дрянь без гарантии не делает разницы между нашим звездолетом и горными породами. - Ты хочешь сказать?.. - Тинг не договорил, потому что в этот момент раздался треск и звездолет несколько осел и накренился. - Вот именно. Правая опора почти съедена, это она, наверное, надломилась. Если двигатели еще целы, то мы, быть может, уцелеем. Жаль, что рекламации не принимаются. Хотя их и некому было бы посылать, - желчно закончил он. На орбите они несколько часов плазменными резаками выжигали сплошь покрывшую корпус звездолета едкую слизь. Еще немного, и взлететь не удалось бы. Когда они вернулись, наконец, в рубку и, скинув скафандры, без сил повалились в кресла, у Арни уже не было ни сил, ни желания ругаться. Одно он знал совершенно точно - урок этот не пойдет Тингу впрок, и он всегда останется в полной готовности к новой авантюре. На следующий день им пришлось еще дважды вылезать наружу, чтобы выжечь каким-то образом уцелевшие колонии мерзостных всепожирающих микроорганизмов. И только после того, как за трое последующих суток ничего больше со звездолетом не произошло, Арни смог вздохнуть спокойно. Похоже, они и на этот раз выкарабкались. Конечно, корпус звездолета был теперь весь изъеден коррозией, главные двигатели сильно повреждены и едва давали половину мощности, вышли из строя безвозвратно многие приборы, расположенные на внешней поверхности, но могло бы быть гораздо хуже. А внизу, между тем, преобразование планеты развернулось вовсю. Атмосфера была уже достаточно плотной, и споры чуть не убившей их буро-зеленой гадости теперь свободно разносились по всей планете, покрыв за несколько суток ее поверхность океаном слизи. Вскоре "яйцо" наткнулось, видимо, на достаточные запасы радиоактивных изотопов и, получив в свое распоряжение огромную энергию, включило трансмутацию. Образующийся в огромных количествах водород соединялся с кислородом, и по поверхности планеты, теперь почти все время закрытой могучими облаками, потекли реки, стремительно заполняя ложа будущих океанов. Все шло, как и предусматривала инструкция. Они болтались над планетой еще не меньше месяца, прежде чем облачность начала, наконец, рассеиваться. Внизу постепенно открывались поразительные картины буйства новорожденной жизни. Стремительно вырастали знаменитые лойгерейские леса, на огромных равнинах раскинулись степи, вокруг океанских островов вырастали роскошные барьеры коралловых рифов. Только район, где они установили "яйцо", был до сих пор закрыт непроницаемым слоем облаков. Неудивительно - там еще продолжалось творение биосферы нового мира. Тинг был вне себя от восторга, он часами напролет не отрывался от иллюминатора, рассматривая открывшееся внизу великолепие. И не давал Арни покоя, настаивая на скорейшей высадке. Ему не терпелось искупаться в ласковых водах новорожденного океана, до отвала наесться свежих лойгерейских фруктов и поваляться в густой и мягкой степной траве. Но Арни с высадкой не спешил. Его не оставляло предчувствие какой-то беды - наверное, просто от долгой привычки ожидать только неприятностей от любой самой заманчивой затеи Тинга. Наконец, наступил день, когда и он не выдержал, и, выбрав место на берегу одного из экваториальных островов, повел корабль на снижение. Пять дней они с Тингом отдыхали, вкушая все прелести жизни в этом великолепном мире и позабыв все свои заботы и волнения. На шестой день Тинг заметно погрустнел. Симптомы, слишком знакомые Арни, были налицо - жизнь на необитаемой планете долго радовать любвеобильное сердце его друга не могла. Да и сам Арни уже тяжело переносил безделье. К тому же его не оставляло беспокойство, причины которого он понять не мог. И особенно усилилось это беспокойство после того, как Тинг, выловив в море какую-то шестиногую тварь, замучил его вопросом, почему, если верить энциклопедии, она называлась "осьминогом". К счастью, формирование биосферы, по всей видимости, уже завершилось. Можно было отправляться за остатками "яйца", чтобы уничтожить следы своего преступления против суверенных прав Лойгереи на ее биосферу, установить маяк и лететь в Центр Регистрации Планет за лицензией. Напоследок друзья еще раз искупались в океане, не спеша собрались и полетели снова заниматься делом. Облака над районом, где было установлено "яйцо", уже рассеялись, внизу простиралась местами поросшая лесом равнина с небольшими холмами, ярко освещенная предполуденным солнцем. Арни повел звездолет на посадку, доверив приборам определение точного местоположения остатков "яйца". На душе у него почему-то становилось все более тревожно. И, увидев внизу, почти прямо по курсу неожиданно возникшие домики какого-то поселка, он понял, что тревожился не зря, что предчувствие крупных неприятностей не обмануло его и на сей раз. - Что за черт, Арни? - воскликнул Тинг, глядя в иллюминатор. - Откуда они взялись здесь на нашу голову? Арни еще не знал, что на это ответить. Да и не до того ему было. Он перехватил управление у автоматики, стремившейся посадить корабль прямо посреди поселка, и увел его дальше, на поляну перед лесом. Внизу что-то ярко блеснуло, но тут же скрылось за вершинами деревьев, когда корабль резко пошел вниз. Заскрежетали изъеденные зеленой слизью многострадальные опоры, и все стихло. - Арни, ты хоть что-нибудь понимаешь? - спросил Тинг. - Разберемся, - Арни встал, застегнулся на все пуговицы и бросив: "Возьми оружие", открыл люк. - Нет, ну какое нахальство, - обиженно говорил Тинг, шагая рядом с ним к поселку, дома которого виднелись совсем рядом. - Они что, следили за нами? А теперь, небось, сделают вид, будто раньше нас открыли эту планету - вон, мол, мы тут уже и поселок построили, а вы явились и чего-то там еще требуете! Ну уж погодите у меня, я вам покажу, как жульничать, -
в начало наверх
накачивался он яростью против неведомых пока проходимцев, пожелавших узурпировать все права на его и Арни собственную райскую планету. Арни молчал. Он чувствовал, что все не так просто, но понять причину происшедшего был пока не в состоянии. Они вышли на пустынную улицу поселка и пошли вдоль аккуратных, утопающих в садах домиков к центру. Тинг замолчал и в полном обалдении смотрел по сторонам. - Разрази меня гром, Арни, если вон в том доме не таверна "У старого Мартина", где я танцевал с инспекторской дочкой! Ну точно! Слушай, куда мы с тобой попали? Откуда взялась вся эта чертовщина? Да... - и тут он вдруг замолчал на полуслове. Из таверны, как всегда аккуратный, застегнутый на все пуговицы, вышел собственной персоной старший инспектор и, заметив друзей, направился прямо к ним. - Добрый день, господа, - сказал он учтиво, но холодно. - Я как раз собирался зайти к вам и поинтересоваться, как скоро вы намерены покинуть пределы нашего поселка? - Что?! - в ярости заорал Тинг, прежде чем Арни успел ответить хоть слово. - Ах ты старая перечница! Ты и сюда за мной забрался, жулье проклятое! - память о полученном от инспектора ударе по уху наслоилась на возмущение посягательством этих мерзавцев на их с Арни планету и он, рванув опешившего от неожиданности старшего инспектора за лацкан куртки, так что пара пуговиц оторвалась с мясом, со всей силы врезал ему в глаз. - Бежим! - крикнул, схватив его сзади за руку, Арни, который уже все понял. И они бросились прочь из поселка даже, не оглядываясь на рухнувшего в кусты старшего инспектора заповедника. Только когда Арни, врубив стартовые двигатели на полную мощность, поднял корабль над планетой, Тинг оправился от вызванного неожиданной встречей потрясения и возмутился: - Зачем мы убежали? Черт подери, я еще не все сказал этому старому хрычу! Я еще должен подбить ему второй глаз. - Не беспокойся, это от него не уйдет, - ответил Арни. - Что ты имеешь в виду? - Посмотри, - Арни включил видеозапись, сделанную в момент старта. Когда они поднялись на пару сотен метров над поселком, стало видно, что на другой его окраине стоит на опушке леса звездолет такого же, как у них, класса - только с неповрежденной, блестящей на солнце оболочкой. По направлению к нему, преследуемый на некотором отдалении целой толпой, кто-то бежал, а из открытого люка смотрел на все это человек лицо которого показалось Тингу даже на таком удалении удивительно знакомым. - Слушай, Арни, что это значит? - спросил он, все еще не до конца понимая. - Это что, тоже мы с тобой? - В некотором смысле, - мрачно ответил ему Арни, снимая какие-то показания с приборов. - Но как, откуда? - Откуда? Из "яйца", откуда же еще. Эта чертова машинка действительно оказалась с существенным дефектом. Она и нас с тобой, и весь поселок также внесла в состав биосферы. И воспроизвела на новом месте. - Ты хочешь сказать?.. - до Тинга постепенно дошел весь юмор ситуации, и он вдруг захохотал, не в силах сдержать смеха. - Ты хочешь сказать, что этот старый хрыч там внизу сейчас снова получил по морде? А те два гаврика, наши двойники, снова отправились на поиски подходящей планеты? - Не только это, Тинг, не только это, - мрачно ответил Арни. - Если бы мы могли догнать и остановить их! Я сейчас попытался, да куда там... Ты помнишь, как мы тогда рванули? - Да уж, ах-ха-ха, помню, - не мог остановить смеха Тинг. - Ну дела... Выходит, ха-ха-ха, у нас с тобой появилось теперь по брату-близнецу. - Появилось, Тинг, появилось. И не по одному, - все так же мрачно ответил Арни и повторил: - И не по одному. Я мог бы и раньше догадаться, что координатор у нас совершенно исправен. Ты помнишь тот обшарпанный звездолет, что прилетал в поселок в день нашего бегства с Лойгереи? - Он внимательно, так, как будто видел ее впервые, посмотрел на свою четырехпалую руку, потом поднял голову и, вздохнув, сказал, глядя прямо в лицо затихшему вдруг Тингу. - Все-таки жаль, что ты поторопился с мордобитием, и мы не сумели до конца заполнить память "яйца". Хотел бы я знать, какой по счету копией мы с тобой являемся.

ВВерх