UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Сергей КАЗМЕНКО

УСЛОВИЕ УСПЕХА




- Да, ты знаешь, - с наигранной  небрежностью,  как  о  чем-то,  едва
стоящем упоминания, сказал Арни. - У нас появился конкурент.
Когда пять минут назад он вернулся  из  деревни,  Тинг  сразу  почуял
неладное и даже поначалу  испугался,  не  досталось  ли  другу  из-за  его
собственных ночных похождений.  Обычно  в  таких  случаях  Арни  дулся  по
нескольку дней подряд и  склонен  был  читать  нудные  морали,  содержание
которых Тинг знал уже наизусть. Но нет, костюм  на  Арни  выглядел  вполне
прилично, все пуговицы держались на своих местах, а на лице  его  Тинг  не
замечал ни кровоподтеков, ни  ссадин  -  только  многочисленные  следы  от
укусов здешней чрезвычайно вредоносной мошкары.  Нет,  на  сей  раз  друга
никто не бил, и Тинг, заметив это, сразу успокоился, и даже  упоминание  о
каких-то конкурентах - где? здесь, на Ранкусе-Т? - его не насторожило.
- Конкурент? - рассеянно спросил Тинг. Он только недавно проснулся  и
сидел полуодетый на краю своей койки в ожидании, пока сварится кофе.  -  И
кто же это? - он зевнул и потянулся. Накануне была его очередь дежурить, и
он не успел толком отоспаться после ночного бдения.
- Торговец Пакаро. Он вовсю торгует зимними шапками  и  тулупами.  За
половину нашей цены, между прочим. Даже вывеску на дверях  лавки  повесил:
"Зимняя одежда. Дешевая распродажа". А ты говорил, что наш товар не найдет
здесь спроса в начале летнего сезона.
- Кто?! Пакаро?!
- Да, - небрежным тоном,  как  бы  не  заметив  глубокого  изумления,
отразившегося на лице  Тинга,  продолжил  Арни.  -  Я  даже  подумал  было
поначалу: а не перекупить ли нам его партию товара, чтобы он не сбивал нам
цену? Но потом вспомнил, что  у  нас  с  тобой,  к  несчастью,  совсем  не
осталось денег. Нам нечем даже заплатить лавочникам,  между  прочим,  и  в
кредит  тот  же  Пакаро  больше  не   дает.   Придется   питаться   только
концентратами - пока они еще есть в запасе.
- Пакаро... Что же  это  получается?  -  растерянно  сказал  Тинг.  -
Выходит, здесь на минутку нельзя отвернуться...
- Всего на минутку? - вопрос был задан самым невинным тоном.
- Чего ты ко мне цепляешься? Ты же сам монтировал сигнализацию!
- Которую ты закупил по дешевке  у  какого-то  жулика,  позволю  себе
заметить. Но это так, к слову. Не подумай, что я тебя в чем-то упрекаю,  -
по желчному тону Арни легко было догадаться, что  это  замечание  выражало
как раз упрек, если не что-то гораздо большее. - Но все-таки  вспомни:  мы
же  договорились  внимательно  дежурить   по   ночам   у   склада,   когда
обнаружилось, что сигнализация ни к черту не годится.
- Ну да, ну договорились. Но кто мог подумать, что туземцам придет  в
голову тащить со склада вещи, совершенно не пользующиеся спросом?
- Как видишь, Пакаро это пришло  в  голову.  Он,  видимо,  лучше  нас
разбирается в здешней конъюнктуре. Видимо, вещи, продаваемые  за  полцены,
здесь пользуются устойчивым спросом.  Особенно  ворованные  вещи.  Кстати,
Рейкал нас об этом не раз предупреждал.
- Но так же нельзя, Арни, - Тинг  вскочил,  стал  поспешно  приводить
свою одежду в порядок. - Надо срочно  заявить  этому...  Ну  как  его?  Ну
местному констеблю.
- А он в курсе. Я встретил его  в  лавке  у  Пакаро.  С  покупкой.  Я
уверен, что Пакаро сделал ему дополнительную скидку.  Ты  же  знаешь,  это
один  из  интересных  местных  обычаев.  Наряду  с  мелким  жульничеством,
крупными махинациями и простым воровством. Рейкал нам об этом рассказывал,
ты должен хорошо помнить.
- Да-а-а... - Тинг сел обратно на  неубранную  постель.  -  Да-а-а...
Всяких типов мы с тобой повидали. Но чтобы вот так, с таким цинизмом...
- Ты имеешь в виду констебля?
-  Да  что  констебль?  Обычное  дело.  Вот  этот  Пакаро...  Вот  уж
действительно мерзавец. Выходит, это он подослал ко мне свою жену, а  сам,
значит, тем временем... И у него еще хватает  наглости  отказывать  нам  в
кредите!
- Действительно, наглец. После всего хорошего, что ты  сделал  ему  и
его жене... Времени у него, надо полагать, было достаточно?
- Не знаю, я не смотрел на часы. Наверное, достаточно. Смотря как  он
проник на склад.
- Там сзади две доски оторваны. Я посмотрел по пути.
- Ну?
- Ну а за ними пустое пространство. Думаю, с  половину  штабеля.  Так
что ему хватит торговать до вечера.  Кстати,  ты  не  собираешься  сегодня
подежурить за меня? Совместить, так сказать, приятное с полезным. А то  до
рукавиц он этой ночью не добрался, и потому, наверное, так сердит.
- Сердит, говоришь? Ну сердит-то он, наверняка,  по  другой  причине.
Бьюсь об заклад, он уже понял, что его жена получила больше приятного, чем
он полезного.
- Тебя послушать, так можно подумать, что один лишь я от всего  этого
в убытке, - желчно заметил Арни, исподлобья поглядев на друга,  улегся  на
свою койку и, отвернувшись к стене, замолчал, не  реагируя  больше  ни  на
какие вопросы Тинга.
У него было достаточно причин для обиды на друга.  Не  говоря  уже  о
сегодняшнем вопиющем случае, кто как не Тинг втянул его в эту  авантюру  с
якобы выгодной торговлей на Ранкусе-Т?  Тинг  утверждал,  что  это  просто
Клондайк, Эльдорадо. Еще бы: рейсовый торговый звездолет заглядывал в  это
захолустье раз в пятьдесят  примерно  лет,  мелкие  торговцы  почему-то  -
теперь Арни начинал догадываться, почему - обходили Ранкус-Т  стороной,  и
при таком раскладе их предприятие, по словам  Тинга,  просто  обречено  на
коммерческий успех. Ведь одно из основных условий коммерческого  успеха  -
отсутствие серьезной конкуренции. Привези в дикий, отдаленный мир едва  ли
не любой дешевый товар - и его вмиг расхватают по  хорошей  цене.  Местные
жители непременно должны были накинуться на любой практичный и необходимый
в повседневной жизни товар, расплачиваясь полновесными мешками  с  сушеным
листом катурейля, который Ранкус-Т издревле выращивал на экспорт.  А  лист
катурейля, как известно, имеет устойчивый  спрос  в  Большом  Магеллановом
облаке,  так  что  Тингу  не  так  уж  трудно  оказалось  уговорить  друга
отправиться в этот полет. Что же до практичного товара, который  они  сюда
завезли...
Ну кто же мог предположить, что зимний сезон на планете только-только
миновал, и теперь  до  следующей  зимы  придется  ждать  примерно  пять  с
половиной стандартных лет? Справочник утверждал  как  раз  обратное  -  но
друзья не могли предъявить справочник в качестве аргумента при торговле  с
туземцами. Немудрено, что в таких  условиях  закупленная  ими  по  дешевке
партия зимней одежды - а Тинг  прочитал  в  справочнике,  что  зимы  здесь
долгие и суровые - спроса не находила. Везти же все это добро,  в  которое
они вложили едва ли не последние свои деньги, назад... Им не на  что  было
бы оплатить счета на закупленное авансом  под  грядущие  прибыли  горючее,
нечем было бы даже заплатить за стоянку в самом захудалом  космопорте.  Да
что там счета, что там стоянка - даже на инициирование  материализатора  у
них осталось всего несколько бумажек. Если извести и эти деньги...
Вот и сидели они  теперь  здесь,  у  своего  наспех  сколоченного  за
околицей большой деревни  склада,  забитого  вроде  бы  никому  не  нужным
товаром, сидели и дожидались неизвестно чего.
А товар -  за  полцены  их  товар,  оказывается,  находил  достаточно
устойчивый спрос.
Вообще жители Ранкуса не понравились даже Тингу, который обычно легко
вступал в контакт с обитателями самых разных планет.  Особенно  с  женской
половиной населения. Но здесь даже женщины оказались какими-то угрюмыми  и
замкнутыми, не говоря уж о том, что и красотой они,  мягко  выражаясь,  не
блистали. Арни, хорошо знавший своего друга, был просто удивлен,  как  это
жене торговца Пакаро удалось его соблазнить  -  уродливей  ее,  на  взгляд
Арни, в деревне, пожалуй, не было. Правда, дочки торговца обещали  затмить
свою мамашу, потому что этот красавчик с оттопыренными ушами, крючковатыми
пальцами и огромным носом,  разделявшим  малюсенькие,  глубоко  посаженные
глазки, внес свою лепту в их внешний облик. Рейкал говорил,  что  все  эти
уродства есть следствия какого-то генетического воздействия  Ранкуса-Т  на
своих обитателей и советовал друзьям поначалу поменьше общаться с местными
жителями, чтобы постепенно привыкнуть к их внешним недостаткам, как привык
к ним он сам.
Ему было легче, он жил здесь с прошлой осени - значит, уже около пяти
стандартных лет. Он привык. Друзья познакомились с ним вскоре после своего
прилета, и очень радовались, когда он навещал их,  и  можно  было  долгими
вечерами поговорить о самых разных вещах, к Ранкусу-Т отношения не имеющих
- очень скоро они осознали, что их тошнит от одного упоминания о чем-либо,
связанном с этим миром, где они застряли против своей воли. А Рейкал -  он
тоже, похоже, терпеть не мог эту  планету.  Но  он  был  ученым,  изучение
Ранкуса было его работой, ему было гораздо легче. И  все  же,  если  он  и
говорил о местных проблемах, то лишь затем, чтобы предостеречь  друзей  от
необдуманных и опасных шагов или же дать полезный практический совет. Так,
это  именно  он  посоветовал  им  тщательно  охранять   склад,   поскольку
честностью местные жители не отличались. Как, впрочем, и  многими  другими
добродетелями.
С окончательно испорченным от тяжелого разговора настроением  Тинг  -
для него "окончательно испорченное" настроение означало  примерно  полчаса
уныния - заправил свою постель и прошел в закуток к кухонному блоку. Кофе,
конечно, давно уже остыл,  и  его  пришлось  подогревать.  На  предложение
присоединиться Арни никак не прореагировал,  и  Тингу  пришлось  выпить  и
вторую порцию,  чтобы  продукт  не  пропадал  -  запас  кофе  кончался,  и
пополнить его на Ранкусе, похоже, им уже не удастся.
Арни, конечно, тоже хорош. Ему следовало в  свое  время,  прежде  чем
давать деньги на закупку этой партии зимней  одежды,  уточнить,  какой  же
сейчас на Ранкусе сезон. А он возился с этим своим материализатором  и  не
удосужился  даже  отвлечься.  Вот  теперь  и  приходится   расхлебывать...
Впрочем, друзьям было не привыкать попадать во  всяческие  переделки.  Вот
только раньше,  когда  летали  они  на  своем  старом,  лишь  невероятными
стараниями Арни еще  как-то  не  разваливающемся  звездолете,  в  какой-то
степени было легче. Тогда они по крайней мере могли в любой момент плюнуть
на все и улететь.
Их нынешний звездолет был всегда исправен. Вот только воспользоваться
им можно было далеко не всегда.
Снаружи послышалось  сперва  отдаленное,  но  постепенно  нарастающее
тарахтение. Тинг едва успел поймать свою  поехавшую  от  вибрации  к  краю
стола чашку, быстренько водворил ее на место и выскочил наружу,  навстречу
Рейкалу, который уже посадил свою диковинную летающую машину  на  площадке
за их хижиной. Когда-то давно он обещал рассказать друзьям  историю  того,
как стал обладателем этого антикварного средства передвижения, но  так  до
сих пор и не рассказал. Он  выключил  двигатель,  и  тарахтение  сразу  же
стихло, но огромные лопасти, поднимавшие машину в  воздух,  продолжали  по
инерции вращаться, не  давая  успокоиться  поднятым  при  посадке  пыльным
смерчам. Лишь через  минуту,  наверное,  пыль  улеглась,  дверца  летающей
машины отворилась, и Рейкал спустился на землю.
- Здравствуйте, друзья мои, - сказал  он,  поднимаясь  на  крыльцо  и
протягивая руку сперва Арни,  который,  естественно,  тоже  вскочил,  едва
заслышав приближение его летающей машины, а затем и Тингу. - Я  слышал,  у
вас возникли некие, скажем так, осложнения.
- Да уж возникли,  -  ответил  Арни,  бросив  исподлобья  не  слишком
дружелюбный взгляд в сторону Тинга. - С  такими  кадрами,  знаете,  трудно
рассчитывать, что обойдется без осложнений.
- ЭГРО ХОМИНИ ДОМУС ДЕИ, - произнес Рейкал торжественным тоном.
- Что-что? - переспросил его Тинг.
- Это латынь, друг мой. Честно говоря, я не знаю,  что  означает  сие
выражение, и означает ли оно хоть что-нибудь вообще, но в данной  ситуации
латынь - если это, конечно, латынь - показалась мне весьма кстати.
У Рейкала вообще было немало странностей.
Они прошли внутрь домика и расселись на  табуретках  за  небольшим  -
другого не было - столом в  единственной  комнатушке.  С  первого  взгляда
Рейкал  производил  не   слишком   благоприятное   впечатление.   Пожилой,
небольшого роста, с легкой проседью в шевелюре и топорщащейся  бородке,  в
любой человеческой толпе он выглядел бы изрядно помятым жизнью неудачником
- из числа тех, кто не прочь злоупотребить  вашей  доверчивостью  -  и  не
вызывал  бы  особого  доверия.  Но  здесь,  после  ежедневного  созерцания
мрачных, злобных, зачастую просто уродливых  физиономий  местных  жителей,
даже увидеть лицо Рейкала было просто приятно.  Вначале,  когда  Арни  еще
пытался понять,  почему  их  новый  знакомый  выбрал  в  качестве  объекта
исследований именно эту поганую планету, он некоторое время воображал, что
не  улетает  Рейкал  именно  из-за   этого   вот   осознания   собственной
исключительности,  собственного   морального   превосходства   над   всеми
окружающими. Но, с  другой  стороны,  местным  жителям  на  это  моральное

 
в начало наверх
превосходство было наплевать, а Арни с Тингом появились здесь совсем недавно... Что же до коллег - коллеги Рейкала и так должны были знать его истинную цену. Потом, правда, Арни стало не до отвлеченных размышлений. - Итак, друзья мои, вы успешно вступили во вторую стадию взаимоотношений с местным населением. С чем я вас и поздравляю. Кстати, много они сумели унести? - Да нет, не очень. Я прикинул: с полсотни тулупов и сотни полторы шапок. Шапки нести легче. - Это если иметь, куда их складывать. Ну что ж, я не зря употребил слово "успешно". Могло быть гораздо хуже - это если бы работало сразу несколько человек. К счастью, как я понимаю, он был один. - Он - один, - со значением произнес Арни, а Тинг почему-то покраснел. - В общем, вам повезло. Тут бывали случаи похуже, уж вы мне поверьте. А поспешил я к вам сегодня потому, что хочу предостеречь вас от совершения опрометчивых шагов. Дело в том, друзья мои, что за второй фазой взаимоотношений с местным населением как правило следует третья, и весьма скоро, если не принять необходимых превентивных мер. А третья фаза... Сегодня вы потеряли сравнительно небольшую часть товара, и все в деревне ждут, как вы на это отреагируете. И если они увидят вашу слабость, вашу неспособность защитить свое имущество... Надеюсь, вы понимаете, что за этим последует? - Вы думаете, они решатся на открытый грабеж? - Тут и думать нечего, дорогой вы мой. Тут все заранее известно. Если не предпринять решительных действий, то через несколько дней вы будете радоваться, что остались хоть голыми, но живыми. Можете мне в этом поверить. Я эту публику прекрасно изучил. Ведь в сущности, они не виноваты - просто такова уж их природа. И мы, люди со стороны, должны приспосабливаться. - Но послушайте, Рейкал, ведь у них же есть здесь законы, полиция, суд... - Арни, дорогой вы мой, чего вы от них хотите? Сюда раз в полвека заглядывает солидный торговый транспорт, в промежутках изредка наведываются наивные торговцы, вроде вас. Все здешние законы - одна видимость. Когда они поймут, что вам нечего им противопоставить, они о законах вмиг позабудут. Зачем им эти законы, если они увидят, что за вас некому заступиться? А поймут они скоро, возможно, уже поняли. Так что вопрос в том, как скоро они смогут сговориться. У вас хоть оружие есть? Тинг встал и молча достал из сейфа пару револьверов. Больше в сейфе давно уже ничего не лежало, но его присутствие придавало комнате, которая одновременно служила им и жильем, и офисом, некую солидность. Хотя и создавало из-за тесноты определенные неудобства. - И это все? - А что бы вы хотели? В конце концов, мы всегда можем включить защитное поле звездолета, - сказал Тинг. Арни, услышав эти слова, многозначительно хмыкнул. - Тогда я вам настоятельно советую это сделать. И как можно скорее. - Видите ли, Рейкал, - замялся Арни. - У нас, как бы это сказать... Ну, в общем, поддерживать звездолет все время в активном состоянии нам не по карману. Мы и так уже... - Да-а-а... - протянул Рейкал. - Ну тогда, ребята, вы крепко влипли. Будь это в моих силах, я бы вам, конечно, помог, ссудил бы, скажем, некую сумму. Но, к сожалению, у меня в наличие только казенные средства. Сами понимаете... - Нет-нет, что вы, Рейкал, мы ни о чем вас не просим. И так уж по уши в долгах. Но что бы вы делали на нашем месте? - Прямо и не знаю, что вам посоветовать. Прямо и не знаю. Как говорится, АННО ЛЮПУС ЕСТ ГИМЕНИ. Это тоже латынь. Кажется. - Но вы же, помнится, когда-то обещали поведать нам с Тингом секрет коммерческого успеха на Ранкусе-Т. - Да, друзья мои, обещал. И от своего обещания не отказываюсь. Но, поверьте мне, время еще не пришло, чтобы понять и оценить эту информацию необходимо достичь четвертой фазы взаимоотношений с туземцами. По возможности, миновав третью с наименьшими потерями. Так что давайте лучше займемся насущными делами. - Вы можете предложить конкретный план действий? - План очень простой. Надо срочно, пока еще не поздно, перебазировать весь ваш товар в другое место, где защитить его будет проще. - А вы знаете такое место? - Конечно. Вы же видели, за моим домиком стоят совершенно пустые склады. Там же до меня жил торговец вроде вас с Тингом. Хорошие склады, даже сигнализация в полном порядке, я сегодня проверил. А связываться со мной в открытую эта публика не решится - у меня ведь за эти годы появились кое-какие знакомства среди лиц, пользующихся в этих местах авторитетом. - Это очень любезно с вашей стороны, - ответил Арни. - Но нам не хотелось бы злоупотреблять... - Да бросьте вы, в самом-то деле, - перебил его Рейкал. - Разве не долг каждого честного гражданина помочь другому в беде? И потом, я же не предлагаю вам свои склады из чистой благотворительности. В конце концов, мы можем сговориться на какой-нибудь скромной оплате. - Но поймите, у нас же совсем, совсем нет денег. - Появятся - тогда и заплатите. И нечего тут больше обсуждать. Надо действовать, и действовать быстро, пока не случилось непоправимого. Сколько времени вам потребуется на погрузку? Нет, этот Рейкал решительно не понимал тяжести и безвыходности их положения! Арни в отчаянии даже схватился за голову: - Да поймите же вы, что мы не можем, просто не можем использовать для транспортировки звездолет! Если наш товар действительно пропадет, то средств у нас только-только хватит, чтобы добраться до ближайшего космопорта. А как еще можно перевезти к вам весь этот груз? - М-да, положеньице, - Рейкал задумчиво теребил пальцами свою бороденку. - Этого я как-то не учел. А впрочем, - внезапно повеселел он, - безвыходных положений не бывает. Мы перевезем ваш товар на моем вертолете! Вертолет - так он называл ту диковинную старинную летающую машину, которая стояла сейчас неподалеку от домика. Рейкал обещал как-нибудь рассказать удивительную историю о том, как она ему досталась - но, видимо, за делами позабыл о своем обещании. Он вообще был довольно рассеянным и со странностями. Как и положено ученому, если верить литературе. - Ну конечно! Как я сразу не подумал? Потребуется не более десятка рейсов, завтра наверняка и управимся. Думаю, до завтра у нас еще есть время - в этой деревне народ не слишком расторопный, так быстро они не сговорятся. - А что, это идея! - сразу же загорелся доселе молчавший Тинг. - Ну и утрем же мы нос этим жуликам! Арни промолчал. Что-то ему во всем этом не нравилось, сильно не нравилось, но разумных аргументов против плана, выдвинутого Рейкалом, он не нашел. И все же - он не любил, очень не любил, когда события вынуждали его делать пусть вроде бы и правильные, но единственно правильные шаги. За всеми этими шагами могла таиться некая хитроумная комбинация, цели которой оставались совершенно непонятными. Но нет - Рейкала он, конечно, ни в чем не подозревал. - Только вот что, друзья мои. Я человек пожилой, мне весь день в этой машинище туда-сюда летать тяжело. Так что давайте я сейчас научу - ну хотя бы вот вас, Тинг - управлять вертолетом. Это совсем просто. А завтра вы, Арни, будете грузить здесь, Тинг станет возить, ну а я послежу за всем там, у моего жилища. Так они и порешили, и вскоре Тинг вместе с Рейкалом улетел учиться управлять вертолетом, заодно собираясь осмотреть новые склады для товара, а Арни занялся неотложными хозяйственными делами. Он плотно прибил оторванные ночью доски в задней стене склада, прибрался в домике, затем принялся возиться с этой дурацкой сигнализацией. И все время беспокойство не покидало его. Когда же, наконец, часа через два - солнце уже садилось - снова раздалось тарахтение летающей машины Рейкала, и, выйдя ей навстречу, он разглядел за штурвалом Тинга, физиономия которого сияла от удовольствия, беспокойство его еще больше усилилось. Он слишком хорошо знал своего друга, чтобы сразу не понять, что удовольствие это вызвано вовсе не радостью от овладения новой премудростью в управлении архаичной техникой. Нет, Тинга, несомненно, распирало желание поделиться с ним какой-то тайной. И это было опасно. Открылась дверца, Тинг спрыгнул на землю, и вертолет почти сразу снова взмыл в воздух - Рейкал явно хотел успеть домой до темноты. Уже через минуту машина скрылась за склоном ближайшего холма, и стало тихо, только со стороны деревни доносилось обычное вечернее переругивание подвыпивших жителей. - Арни, мы спасены! - оглянувшись по сторонам, что для него было совсем необычно, торжественным шепотом заявил Тинг, едва лишь приблизившись к другу. - Что, у него такие хорошие склады? - флегматично спросил Арни. Он знал, что не в складах, конечно, дело. Таким тоном, с таким блеском в глазах Тинг говорил лишь тогда, когда намеревался втянуть их в очередную авантюру. Все симптомы были налицо, а подробности... Не все ли равно, что это будет за авантюра? Арни наперед знал, что все кончится полной неудачей. Как знал и то, что устоять против напора Тинга почти наверняка не сумеет. У него был слишком богатый и слишком печальный опыт. - Склады? Ну да, склады у него хорошие. Впрочем, я не смотрел. До складов ли тут, - Тинг снова оглянулся по сторонам и, взяв себя в руки, закончил совсем неожиданно. - Давай поговорим лучше в доме. Как бы за ужином. По всей видимости, разговор предстоял действительно серьезный. Прекрасно зная отношение своего друга к законам, нарушение которых как-то неизменно сходило тому с рук, Арни мог только теряться в догадках, что же такое затеял Тинг на сей раз, чтобы так вот секретничать? Но ждать он мог только самого худшего. За ужином - это действительно был "как бы ужин", потому что друзья уже давно экономили даже на продуктах - он узнал все. - Как ты отнесешься к предложению, - набив рот белково-углеводным желе, самым дешевым из доступных друзьям консервированных продуктов, спросил Тинг, - чтобы совершенно ни за что получить эдак тысяч пятьдесят кредитов? - С большим сомнением - назовем это так, - ответил Арни. Худшие его опасения подтверждались, случай явно был тяжелый. - Пятьдесят тысяч кредитов совершенно ни за что не платят. - Вот всегда-то ты сомневаешься! - Я имею некий печальный опыт... - Вот ты никогда не обойдешься без того, чтобы припомнить все мои ошибки. Как будто сам ты никогда не ошибаешься. Несколько минут Тинг обиженно сопел, поглощая безвкусный ужин. Потом все же продолжил: - Рейкал предлагает нам пятьдесят тысяч за перезапись информ-кассеты нашего звездолета. - Ты это серьезно? - Совершенно серьезно! Он мне даже деньги показал: вот такущая пачка! Никак не меньше пятидесяти тысяч. Ну да мы пересчитаем, конечно. Но я никогда бы не подумал, что у него так много казенных денег. Везет же этим ученым! Арни потянулся, достал с книжной полки над своей койкой потрепанный томик по пользованию информ-кассетой к их звездолету - полная документация, естественно, была лишь в памяти звездолетного компьютера, сейчас недоступной - раскрыл на первой странице. - Послушай-ка, что здесь написано, Тинг: "Все права защищены Законом." Ты догадываешься, что стоит за этой фразой? - Арни, ты просто как ребенок, честное слово. Да ничего за ней не стоит, это просто пугало для таких вот как ты. Законопослушных, - последнее слово он произнес с явным пренебрежением. - Мне приходилось читать, как работает это пугало. Совсем недавно у одного очень смелого - ну вроде тебя - конфисковали все имущество, а самого упекли на десять стандартных лет. Дело Карбинеса, ты, наверное слышал. - Я же говорю, Арни, ты просто ребенок, - Тинг явно радовала возможность хоть в чем-то, наконец, превзойти друга и поучить его жизни. Обычно в роли старшего, более опытного у них выступал Арни. - Как будто не ясно, что все это дело организовано фирмами, выпускающими информ-кассеты, чтобы запугать таких вот простаков вроде тебя. У этих акул достаточно денег на пропаганду. А тот же Карбинес, небось - уже под другой фамилией, конечно - сейчас развлекается с девочками на каком-нибудь курорте на заработанные денежки. - Я вижу, - желчно сказал Арни, - наш друг Рейкал не терял времени даром. Все тебе растолковал подробно. - Как будто я без него ничего не соображал!
в начало наверх
Худшие предположения Арни подтверждались. И самое страшное состояло вовсе не в том, что Тинг был готов немедленно, вот хоть прямо сейчас отдать их информ-кассету на перезапись ради этих пятидесяти тысяч. Чего еще ждать от Тинга, который всегда признавал лишь устраивавшие его лично законы? Самое страшное состояло в другом: он, Арни, сам уже был внутренне готов нарушить что угодно, лишь бы только выбраться из этой ловушки, куда они по глупости угодили! Но - надо отдать ему должное - он все же долго сопротивлялся. Лишь поздним вечером Тингу удалось, наконец, уговорить друга. - Ты пойми, чудак, - на радостях, что все так хорошо устраивается, говорил Тинг, получивший, наконец, согласие, - что лично ты вообще ничем не рискуешь. Если что, всю вину я возьму на себя. И не надо ничего говорить, - остановил он пытавшегося вставить слово Арни. - Не надо. Вовсе я не проявляю никакого благородства. Я-то ведь знаю, что ничего страшного в принципе произойти не может. Никто никогда и ничего об этой сделке не узнает. Рейкал, конечно, никому не проговорится, да и не в его интересах было бы проговариваться. К тому же, как мы знаем, он пока не собирается покидать Ранкус, у него тут еще лет на десять исследований. Мы с тобой тоже, надеюсь, болтать не станем. Так что, ничем не рискуя, мы получим приличный куш. - Мне помнится, Карбинес брал за перезапись такой кассеты не меньше ста тысяч, - даже поддавшись на уговоры друга, даже понимая, сколь необходимы им деньги, Арни все же не переставал выискивать аргументы против этой сделки, потому что не мог в глубине души избавиться от нехороших подозрений. - А мы за новую заплатили, как ты знаешь, почти полмиллиона, потому и залезли в такие долги. Не слишком ли дешево ты собираешься рисковать? - Ну на тебя не угодишь. Ничего себе, дешево? А ты поищи-ка другого покупателя, который заплатит больше! Объявление в газете напечатай. И к тому же, вспомни-ка, у этого Карбинеса была своя копирующая аппаратура. А у нас такой аппаратуры нет. Скажи спасибо, что прибор для копирования информ-кассет есть в лаборатории у Рейкала. - И то правда, - вынужден был согласиться Арни. Действительно, выбирать им не приходилось. - Ладно, ложись спи, а я пойду дежурить. И пусть они только попробуют сунуться к складам, - мрачно закончил он, пристегивая к поясу кобуру с револьвером. Но ночь прошла совершенно спокойно, только сильно кусали налетевшие с болот комары. Арни не знал - и надеялся, что узнавать не придется - какова жизнь на Ранкусе-Т зимой, но летом жизнь эта была безрадостной. Лето здесь наступало, когда планета, обращавшаяся по сильно вытянутой орбите, приближалась к светилу - тогда таяли снега по всей поверхности экваториального континента, воздух немного прогревался, и просыпалась от спячки местная живность - хотя и не опасная для человека, но по большей части весьма противная. И люди, поселившиеся здесь, оказались под стать окружающей природе - таково было мнение большинства побывавших на планете. Лишь только рассвело, как снова послышалось нарастающее тарахтение, и вскоре летающая машина Рейкала уже приземлялась на площадке за домиком. - Друзья мои, ночью мне в голову пришла великолепная идея! - заявил он, едва успев поздороваться. - Как я только раньше-то не додумался! Не надо ничего перевозить, оставьте ваш товар на месте. Гораздо дешевле и солиднее, вполне в духе местных традиций получится, если вы просто подкупите местного констебля. На первое время ему вполне хватит сотни кредитов, и, поверьте мне, уже через полчаса вся деревня узнает об этом. Тогда никто не посмеет вас тронуть. А там, глядишь, и торговля пойдет помаленьку. Тут ведь все на этом основано, надо только знать, кому, сколько и когда сунуть. Так что, имея деньги, здесь можно заниматься бизнесом. Ну да я вам потом все подробно расскажу. А сейчас давайте-ка по-быстрому разберемся с кассетой. Если Арни еще и колебался, стоит ли им с Тингом ввязываться в это сомнительное предприятие, то на ход дела это никак не повлияло - Тинг уже повел гостя внутрь домика, взяв инициативу на себя. Когда Арни через несколько минут, полный самых мрачных предчувствий вошел следом за ними, друг его уже достал из сейфа материализатор вместе с фирменной информ-кассетой, а их гость, раскрыв принесенный с собой саквояж, вынимал оттуда копировальный прибор и старую, явно уже бывшую в употреблении информ-кассету с ободранными наклейками. - Вообще говоря, очень удачно получилось, что вы предложили мне скопировать эту кассету, - повернулся он в сторону вошедшего Арни, пока Тинг прилаживал соединительные кабели на аппаратуре. - А то, знаете, я сам мог бы и упустить из виду такую возможность. Не то чтобы мне очень уж нужен звездолет, я улетать покуда не собираюсь, но все-таки... Как-то, знаете, безопаснее, учитывая нравы местного населения. Ведь прямой связи с институтом у меня нет, помощь так просто не вызовешь. Ну как, идет запись? - обернулся он к Тингу. - Все идет, как в аптеке, - ответил тот, не переставая щелкать переключателями и не отрывая взгляда от индикаторов. - Ну и отлично! - Рейкал снова повернулся к Арни, смущенно кашлянул. - Я надеюсь... Мы тут с вашим другом вчера договаривались, но я, право, не знаю, как вы к этому отнесетесь... В общем, учитывая ваши стесненные обстоятельства... тем более, что и вы мне, так сказать, оказываете столь большую услугу... я решусь предложить вам пятьдесят тысяч кредитов. Надеюсь, вас такое предложение не оскорбит? Всего, что угодно мог ожидать от Рейкала Арни, но чтобы так вот! Нет, эти ученые положительно все чокнутые. Он смог только молча кивнуть, не находя слов для ответа. - Ну и отлично! - Рейкал мгновенно повеселел, достал из внутреннего кармана пачку смятых бумажек и, усевшись после некоторых колебаний на койку Тинга - потому что сесть было больше некуда - начал отсчитывать тысячные и пятисотенные банкноты. - Вы извините, - сказал он, бросив быстрый взгляд в сторону следившего за мельканием денег в его пальцах Арни. - Мне приходится все тщательно подсчитывать. Отчетность, знаете ли, штука тонкая... - он поднял голову и, заметив недоуменный взгляд Арни, тут же добавил: - Нет-нет-нет, не подумайте, я конечно же не стану писать в отчете, на что именно ушли эти деньги. Они и не требуют никогда точных указаний. Не напишешь ведь, скажем, "на взятки местным чиновникам", такое ни один ревизор не пропустит. Просто надо распределять по статьям расходов. Эту сумму я спишу на статью "Обеспечение безопасности". Нисколько, заметьте, не кривя душой - действительно, деньги идут на обеспечение безопасности. И вашей, и моей. А поскольку мне удалось много сэкономить на других статьях, никто не потребует точного отчета. Арни только кивал в ответ на этот словесный поток. А что еще ему оставалось делать? - Ну вот, ровно пятьдесят тысяч, - сказал, наконец, Рейкал, пряча оставшиеся деньги во внутренний карман и протягивая пачку банкнот Арни. Тот, не решившись пересчитывать, сунул деньги в сейф. - Подожди, не запирай, - не оборачиваясь, сказал ему Тинг, - я сейчас заканчиваю. И дай мне хоть пятисотенную - пойду разменяю у того же Пакаро да подкуплю констебля. Заодно и продуктов возьму в лавке, заплачу ему, мерзавцу, сколько мы там задолжали. А то от этого белково-углеводного желе меня уже тошнит, - он на несколько секунд замолчал, внимательно вглядываясь в индикаторы, потом с удовлетворением констатировал: - Все, перезапись закончена. - Ну и отлично! - Рейкал вскочил со своего места и принялся быстро укладывать принесенную аппаратуру в свой саквояж, попутно продолжая разговаривать. - Знаете что, Тинг, друг мой. Давайте сейчас полетим вместе, и я по пути расскажу вам, как лучше всего подъехать к этому констеблю. Тут ведь тоже, знаете, некий ритуал необходим, - он застегнул саквояж, выпрямился. - Ну что, полетели? - Полетели. А ты, Арни, можешь пока отдохнуть, только сейф запри хорошенько, - Тинг надел куртку, причесался перед зеркалом, выходя, похлопал Арни по плечу. - Не грусти. Накуплю продуктов, вернусь - устроим пирушку. Арни запер сейф, потом, заслышав тарахтение вертолета, вышел на крыльцо и проводил взглядом удалявшуюся диковинную машину. И воспользовался советом друга - бессонная ночь давала о себе знать. Проснулся он от грохота. Звук был очень знакомый - и в то же время совершенно неожиданный здесь, так что Арни не сразу сообразил, что происходит. И вдруг понял - с таким грохотам взлетают звездолеты. Наскоро одевшись, он выскочил на крыльцо и успел увидеть высоко в небе маленькую блестящую точку, скоро исчезнувшую вовсе. А за холмами, в той стороне, где стояла хижина Рейкала - медленно оседающее облако поднятой при старте пыли. Пораженный внезапной догадкой, он кинулся назад в домик, открыл сейф, достал и кинул на стол пачку денег, принялся их пересчитывать. Нет, все оказалось в порядке - в пачке оставалось ровно сорок девять тысяч пятьсот кредитов. Настоящих, разумеется - подделать галактические кредиты еще никому не удавалось. Но что же заставило Рейкала улететь? Или он просто испытывает свое новое приобретение? Раздумывать долго Арни не пришлось. Снаружи послышались торопливые шаги, и в комнату ворвался Тинг. - Что случилось, Арни? Почему он улетел? - Ты меня спрашиваешь? - Я был в деревне. Как раз разговаривал с констеблем, а тут этот грохот. Слушай, они там все как с цепи сорвались! Вот, мне даже пуговицу оторвали. - Да отвяжись ты со своей пуговицей! - раздраженно рявкнул на него Арни. - Хотел бы я знать, что все это означает. Тинг, надувшись, ничего не ответил и молча уселся на свою койку. Но Арни было не до того, чтобы обращать внимание на настроение друга. Он пытался понять, что же им теперь следует делать, и следует ли делать хоть что-то вообще. В конечном счете, ничего страшного ведь не случилось. Наверняка Рейкал просто решил опробовать в деле свое новое приобретение. Не мог же он, в самом деле, улететь насовсем - ведь, по его словам, у него оставалось еще лет на десять работы на Ранкусе. И все же... Тяжелые сомнения, мучившие Арни со вчерашнего вечера, не покидали его и лишь усиливались с каждой минутой. - В конце концов, - начал рассуждать он вслух, - с ним наверняка можно связаться. Не ушел же он, в самом деле, в надпространство. Но для связи придется включать материализатор... Включать материализатор - это стоило денег, а Арни еще не успел привыкнуть к тому, что денег у них теперь достаточно. - Его так и так придется теперь включать, - обиженным голосом заговорил Тинг, - Если бы ты меня дослушал... - Что ты имеешь в виду? - А то, что с пуговиц обычно только начинается, можешь мне поверить. Не пройдет и получаса, как эти гаврики припрутся сюда целой толпой, а двоим из них, которые громче всех орали, что нам теперь придется расплачиваться за все долги этого твоего Рейкала, я уже съездил по физиономии. - Расплачиваться за долги? - Вот именно. Оказывается, он тут всем успел здорово задолжать. По крайней мере, они так утверждают. - А констебль? Ты успел дать ему деньги? - К сожалению. Ведь это ему первому я разбил потом нос. А ты: "Отвяжись со своей пуговицей!" Но Арни, конечно, было не до выяснения отношений. Быстро засунув деньги в карман куртки, как бы предвидя, что всякое может еще случиться, он вытащил из сейфа материализатор, вставил в него кассету и кинулся наружу. Со стороны деревни раздавались громкие крики - по счастью, пока что отдаленные. Арни огляделся и быстро направился в сторону ровной площадки, куда Рейкал обычно сажал свой вертолет. Установив материализатор в центре, он засунул кассету в щель, заправил полусотенную банкноту, специально приберегаемую для такого случая, в приемный барабан и, выдержав небольшую паузу, нажал на стартовую кнопку. Ничего не случилось. Еще не веря себе, еще ничего не понимая толком, но душой уже чувствуя, что произошло нечто ужасное, он вынул из щели новенькую фирменную информ-кассету с яркой наклейкой, внимательно осмотрел ее со всех сторон и снова засунул в щель. Но нажатие стартовой кнопки вновь не принесло желаемого результата. Ничего, ровным счетом ничего не изменилось вокруг. Даже легкого гудения, обычного при включении информ-поля, не раздалось из прибора, и воздух над площадкой не задрожал, не заструился радужными переливами, отрезая генеративное пространство от окружающего мира, и не начали возникать элементы конструкции звездолета постепенно, по мере считывания информ-кассеты, формируя буквально из ничего, из голой информации это чудо из чудес современной техники. Нет, ничего этого не случилось. Все еще не веря своим глазам, Арни раз за разом нажимал на кнопку - с тем же нулевым эффектом. Дрожащими пальцами он отодвинул
в начало наверх
защитную панель на пульте, защелкал переключателями, вглядываясь в показания приборов. Невероятно, но они показывали, что кассета была совершенно пуста. А сам материализатор - совершенно исправен. Хотя последнее в данных обстоятельствах мало утешало. - Т-тинг, - не в силах скрыть дрожь в голосе, сказал Арни застывшему сзади другу, - ну-ка сбегай в дом, принеси инструкцию. Тинг вернулся секунд через десять, но они показались Арни долгими минутами. Долгими минутами, в течение которых он слышал нарастающий гул голосов со стороны деревни. Судя по всему, толпа уже собралась и двинулась в их сторону. У них в лучшем случае оставалось в запасе минут пять. Зная, что все это напрасно, что он только попусту теряет время, Арни все же пролистал инструкцию по инициации информ-кассеты. Нет, конечно же он ничего не забыл и не напутал. Да и мудрено было бы забыть или напутать что-либо в этой технике, с ней справился бы и полный идиот. Вон даже Тинг и то спокойно сумел сегодня переписать информацию... Переписать информацию! Страшная догадка пронзила мозг Арни. Он быстро пролистал инструкцию, нашел раздел о перезаписи. И там, в самом конце, мелким шрифтом прочитал то, чего так боялся. Одну-единственную фразу: "Фирма предупреждает, что несанкционированное копирование может привести к потере информации." Ну как, как он мог забыть об этой ужасной возможности?! Всегда, извечно считалось, что информацию можно копировать сколько угодно, ибо суть всякой информации - лишь в упорядочивании окружающего мира. А порядок... Мир сам стремится к порядку, если это энергетически выгодно. Достаточно вспомнить хотя бы рост кристаллов. И в то же время... В то же время никому еще не удалось опровергнуть закон неубывания энтропии, и упорядочивание в какой-то части замкнутой системы - пускай даже система эта представляет из себя всю Вселенную - неизбежно означает повышение общего хаоса в окружающем эту часть мире. И значит, внося порядок в содержимое пустой информ-кассеты Рейкала, они должны были компенсировать это внесением хаоса, шума, стиранием какой-то информации в другом месте. Стиранием информации со своей информ-кассеты, поскольку совершенная копирующая аппаратура обеспечивала полную информационную изоляцию системы от внешнего мира! А если бы такой изоляции не было - тогда их кассета, возможно, сохранилась бы. Но сами они после перезаписи вряд ли отличались бы от белково-углеводного желе, которым им приходилось питаться в последние дни. Локальное повышение энтропии - штука страшная. Однако, времени на переживания сейчас просто не оставалось - нараставший шум со стороны деревни говорил о том, что с минуты на минуту разъяренная - чем? почему? - толпа местных жителей могла ворваться сюда, и тогда... От этих туземцев можно ожидать любой пакости - друзья прекрасно знали это. И потому, когда Арни встал и, взяв материализатор, двинулся в сторону леса, Тинг без слов понял друга. Он только забежал в домик кое за какими вещами и уже через полминуты, на опушке, догнал друга. Они успели вовремя. Осторожно выглядывая из густого кустарника, друзья увидели, как толпа туземцев, подбадривающих себя злобными выкриками, выкатилась из-за пригорка и затопила площадку вокруг их разборного домика. Настроены они были весьма агрессивно, и друзьям пришлось бы нелегко, окажись они в своем жилище. Послышался звон разбитого стекла, какие-то глухие удары, а потом... До зимы было еще далеко, но зимняя одежда - задарма и прямо со склада - несомненно пользовалась большим спросом. Настолько большим, что самые нетерпеливые не стали ждать, пока взломают дверь склада, а, воспользовавшись ночным опытом торговца Пакаро, оторвали вновь несколько досок в задней стене. Это, видимо, и спасло друзей: надумай туземцы искать их, далеко уйти от такой толпы ни за что не удалось бы. Но туземцам, очевидно, гораздо интереснее было заниматься пополнением своих гардеробов, чем лазить по чащобе в поисках убежавших чужестранцев. Тем более, что они конечно не знали об огромных деньгах, лежащих в кармане у Арни. Потому, понаблюдав несколько минут за творящимся безобразием, друзья без помех скрылись в глубине леса. После короткого совещания они решили все же пойти к жилищу Рейкала. Не потому, что надеялись на его возвращение. Просто им больше некуда было идти. А там... Быть может, этот жулик, вкравшийся им в доверие - Тинг иначе теперь не называл своего недавнего приятеля - оставил за собой хоть какие-то следы. Быть может, когда-нибудь удастся отыскать его и свести счеты. Хотя вряд ли: Вселенная слишком велика, и Рейкал, кем бы он на самом деле ни был, наверняка в ближайшем будущем продаст их звездолет и навсегда скроется с деньгами в кармане. Не в первый раз с тех пор, как, поддавшись на уговоры Тинга, Арни согласился заложить их старый, латаный-перелатанный, но вполне материальный звездолет и купить это чудо современной техники, записанное на информ-кассету, он пожалел о совершенном. Но впервые сожаление это было вполне оправданным. Ведь прежде... Прежде он просто скучал по привычному распорядку жизни, когда одна поломка следовала за другой, и не было даже времени, чтобы передохнуть и задуматься о том, куда уходят невозвратные годы. А теперь, в этом всегда новом, всегда исправном звездолете, постоянно регенерируемом информационным полем, он просто мучился от безделья - и от тяжких, неразрешимых сомнений. К дому Рейкала они добрались лишь в темноте, все исцарапанные и искусанные комарами, весь день проплутав по зарослям, голодные и усталые. Вокруг дома стояла тишина, но некоторое время друзья выжидали, опасаясь засады. Их тревоги оказались напрасными - деревня активно грабила их жилище, по опыту - как потом поняли друзья - зная, что грабить Рейкала смысла не имеет. Если же кто претендовал на его диковинную летающую машину, то поблизости ее уже не было - в этом друзья убедились сразу же. Крадучись, друзья приблизились к домику, осторожно заглянули в единственное темное окошко. Ничего не разглядев внутри, поднялись на крыльцо. Дверь оказалась незапертой, и они впервые переступили порог жилища Рейкала. Впервые, потому что он никогда не приглашал их прежде, ссылаясь на наличие в доме секретной аппаратуры и очень извиняясь за необходимость соблюдения инструкций. Арни нашарил на стене выключатель и зажег свет. Секретной аппаратуры они, конечно, не увидели - только голые стены, жесткая койка из грубо оструганных досок, кое-как сколоченные стол и табурет. Но на столе - на столе лежала информ-кассета! Нет, не та, на которую утром Рейкал переписал информацию о звездолете. Другая - гораздо более старая, тоже с оторванной наклейкой и вся в царапинах. А под ней - под ней лежала написанная рукой Рейкала записка. Тинг протянул руку, взял записку, поднес ее к свету. - "Дорогие друзья!" - начал читать он. - Ишь ты, дружок нашелся! Змей подколодный! - Ты читай дальше. Или давай мне. - Нет уж, - Тинг отклонил протянутую Арни руку. - Сам справлюсь как-нибудь. Слушай. "Дорогие друзья! Извините, что пришлось покинуть вас не прощаясь, но мое вынужденное пребывание на благословенной планете Ранкус-Т весьма затянулось и, право же, я не мог ждать больше ни минуты. Все-таки я провел здесь пять долгих стандартных лет, причем, прошу заметить, это были по большей части зимние годы. Так что вам повезло больше - я так полагаю. Надеюсь, что вы не растеряетесь и сумеете здесь прилично устроиться. Главное, не теряйте надежды и берегите полученные деньги. Они вам пригодятся при сходных обстоятельствах. Во Вселенной есть еще немало лопухов, готовых везти свой товар куда угодно, даже сюда, на Ранкус-Т, и не исключено, что к осени кто-нибудь, как это сделал я, заявится сюда с партией купальных костюмов или солнечных очков - ведь в справочнике здешние сезоны перепутаны. Тогда вспомните мой опыт и не теряйтесь. Оставляю вам прибор для копирования информ-кассет - его вы найдете под кроватью - и кассету с моим вертолетом - мне они достались при сходных обстоятельствах и, уверен, я был не вторым и даже не третьим их владельцем. Остаюсь вашим преданнейшим другом, Рейкал." Ну какой мерзавец, а, Арни. Нашелся преданнейший друг! Да попадись он мне сейчас!.. - Тс-с-с! - Арни кинулся к выключателю, и в комнате стало темно. - Проклятье! Ведь его дом виден из деревни! Слышишь? Тинг тоже услышал - топот множества бегущих ног. Схватив наощупь кассету со стола, Арни засунул ее в карман и, опустившись на колени, стал шарить под кроватью. Прибор оказался там. Передав его Тингу, Арни кинулся наружу, на площадку за домом. После утреннего старта звездолета травы на ней не осталось, но почва уже успела остыть. Дрожащими руками Арни вставил кассету в щель материализатора, нажал на кнопку - и на этот раз информационное поле сработало. Из материализатора раздалось характерное гудение, провернулся, изжевывая полусотенную бумажку, приемный барабан - дьявольское изобретение, обеспечивающее оплату каждого включения прибора - и из пустоты начали возникать контуры летающей машины. Они едва успели забраться внутрь вертолета, Арни включил двигатель, и машина нехотя оторвалась от земли, когда первые камни полетели в их сторону. Один из них угодил в стекло, но энергии пока было достаточно, и информационное поле быстро исправило повреждение. Через пару минут огни деревни скрылись за холмами. - Да, тут есть приписка, - сказал Тинг, когда они немного успокоились. Он достал записку из кармана, включил освещение в кабине, - "P.S. Чуть не забыл: я ведь обещал рассказать вам об условии успеха в коммерции на Ранкусе-Т. Так вот, друзья мои, познания в обычаях местных жителей, приобретенные мною за пять лет жизни среди них, позволяют сделать неоспоримый вывод: единственное необходимое условие - это никогда не прилетать сюда и не иметь никаких дел с туземцами. Чего я вам от всей души желаю."

ВВерх