UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Александр ЛАЙК

    СИНИЙ, КАК МОРЕ




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ИЗ ДИАНАРА


 1

Я мчался по росистым лугам,  длинные  упрямые  стебли  сплетались  на
лодыжках и тут же размыкали бессильные объятия. И стройная девушка  бежала
навстречу мне, распугивая голубовато-жемчужных птиц. Я откуда-то  знал  ее
имя - похоже, я видел ее раньше  в  этом  сне.  Айроу  звали  ее.  Странно
сплетались в этом имени яркая зелень лугов, звон стали и  бесшумный  полет
стрелы, рассекающей голубой небосвод. Я  кричал  -  кажется,  звал  ее  по
имени.  Она,  размахивая  руками,  тоже  выкрикивала  что-то  на  бегу.  Я
прислушался и наконец уловил звуки ее голоса в шуме весеннего ветра.
- Уходи! - кричала она. - Не приближайся! Возвращайся быстрее!  Туда!
Туда! Возвращайся в свой проклятый погубленный мир!
Я обернулся. И замер.
Позади расстилалось пожарище. Обугленные скелеты  деревьев  и  кустов
рисовали  на   фоне   кровавого   неба   черную   кладбищенскую   решетку.
Угольно-черный ковер  покрывал  холмы.  Неслышно  рушились  черные  башни,
пересеченные косой багровой полосой. Неслышно  воздвиглись  они  на  месте
цветущих лужаек, мимо которых я пробегал секунду назад; и так же беззвучно
низвергались в холодную вечность небытия. И  вообще  ни  одного  звука  не
доносилось с этой стороны,  со  стороны  востока  -  или  запада?  Солнце,
рдеющее жарким углем среди дымных туч, касалось горизонта и было недвижно.
Я почему-то не мог сказать, поднимается оно или  заходит.  Оно  словно  бы
специально замерло в том месте на небе, откуда  могло  заливать  густеющим
багрянцем серебряные следы в золе.
Мои следы.
Там, где я наступил на ажурные  прутики  сгоревшей  травы,  обрушивая
мертвое подобие жизни, стирая его  в  прах,  оставался  лишь  легкий,  как
осенняя паутина, пепел.
Я посмотрел себе под ноги.
Под моими подошвами пылала земля.
И тут же сильный удар в спину заставил меня пошатнуться. Я  отпрыгнул
в сторону, но как-то медленно и с  трудом.  Как  будто  плыл  глубоко  под
водой, и, прикоснувшись ко дну,  попытался  оттолкнуться,  а  потом  снова
опуститься в нескольких шагах оттуда.
Сзади была подбежавшая вплотную Айроу. Теперь и она не была похожа на
девочку  среди  жемчужных  лугов.   Растрепанная,   оборванная,   покрытая
копотью... Хо, а в саже и  копоти  на  лице  что-то  прозрачное  и  жидкое
проложило дорожку...
В следующую секунду Айроу в бешенстве ударила меня по лицу.  Да  так,
что я готов был поклясться всеми коронами Радуги - на лице у нее  отродясь
не было ни одной капли соленой влаги, кроме пота.
- Убирайся к дьяволу, барон Мрака! - приказала она,  и  в  голосе  ее
звонче, нежели в имени, звенела сталь. - Убирайся в ад, откуда ты родом, и
никогда, слышишь, никогда не смей выбираться  оттуда.  Иначе,  клянусь,  я
сама убью тебя, если никто иной не осмелится сделать этого!
Я успел заметить солнце у нее за плечом.  Там,  на  зеленой  половине
мира, оно стояло еще высоко, хотя заметно склонилось к  западу.  Почему  к
западу? Не знаю. Как не знает никто на свете, хотя никто никогда  в  жизни
не спутает медовое  золото  смуглого  вечера  с  ослепительно  белоснежным
румянцем утра. Почему это так? Надо когда-нибудь подумать. На досуге.
- Ну? - Айроу напряглась.
- Почему? - с трудом выговорил я. Как-то очень  трудно  мне  давалось
каждое движение.
Айроу презрительно выпятила губу.
- Я сама долго не понимала, почему, - бросила она. - Пока ты не  убил
Бансо! Зачем ты его убил?
Предыдущую картину закрыло видение: отрубленная  драконья  голова  на
пожухшей  траве.  Из  обрубка  тонкой  шеи  тонкой  ниткой  тянется  едкая
смолистая кровь. И странное чувство вызывает теперь эта беззащитная птичья
шейка - не страх, не отвращение, а жалость.
Почему-то у меня не находится ответа. Я знаю, что он есть, но не могу
его найти, не могу нащупать  в  том  вязком  клее,  на  который,  кажется,
попались и тело мое, и душа.
- Я ухожу.
Больше мне нечего сказать.
Я бреду по безумной границе - левая нога по золе, правая по мгновенно
вспыхивающей траве.  Главное  -  не  возвращаться,  не  оборачиваться,  не
попасть в собственный след. Не возвращаться по следам  своим...  Отчаянная
дерзость вспыхивает во мне. Я рывком останавливаюсь - да, рывком, страшная
сила инерции тащит меня дальше, но я упираюсь каблуками в визжащее пламя и
останавливаюсь. И решительно наступаю на свой след.
Только горящая трава успевает мелькнуть перед лицом. Я провалился.  Я
мчусь по бесконечному посмертному коридору с бесчисленными поворотами,  по
неслыханному тобоганному спуску, по горной реке, огибающей  все  валуны  в
мире, я низвергаюсь в преисподнюю, преодолевая безумные препятствия...
Нет, рекой назвать это вернее - я не прилагаю усилий к управлению, да
и не могу приложить.  Меня  несет  по  течению,  как  щепку.  Только  лица
почему-то мелькают на берегу.
Данк. Кто это? Опять я знаю имя того, на берегу, и не могу вспомнить,
ни кто это такой, ни откуда он знаком мне.
- Не волнуйся, малыш! Все гораздо хуже, чем ты боялся! - голос  вроде
бы знакомый. Но!.. Но, черт побери, но!.. Сплошные "но".  Судя  по  всему,
память тоже изрядно искупали в этом проклятом клее.
На следующем повороте - мама. Нельзя сказать, чтобы очень добрая.
- Ты допрыгался до серьезных неприятностей. За эти штучки я тебе  еще
оторву пару ушей! Попозже, когда все утихнет.
И в ее слова хочется верить. То есть не хочется,  конечно,  но  очень
верится. Интересно, сколько, по ее мнению, у меня ушей? Или это  украшение
излишне для неслухов?
А вот этого парня я видел совсем недавно. Только... только как же его
зовут?
- Когда  я  замечаю,  что  кто-то  из  нашей  компании  узнал  что-то
новенькое, у меня сразу возникает мысль - а не слишком ли много он знает?!
Ласковое  приветствие.  Хороший  друг,   что   ли?   Нет,   судя   по
откровенности интонаций, родственник. Близкий.
Вдруг я ощущаю настоятельную потребность крикнуть вслух одно слово...
Нет, не слово. Имя... или название?
- С... сма-арт!
Не то. Звучит очень похоже... вы догадались. Любимое "но".
- Сен-Мартли!
Ближе. _Н_о_...
- Сей Мергель!
Река несется стремительно. До финиша  -  несколько  секунд.  Если  не
успею...
- Саармарг!
Ах, черт! Последняя попытка!
- Смаугли!
И я с размаха расшибаюсь об каменную стену, вернее, влипаю в железный
столб, зачем-то вбитый посреди желоба,  рассыпаюсь  на  сотни  осколков  и
влетаю в солнечный день.
- Властитель Райдок! Извольте пробудиться!
- М-м-м, - я действительно то и думал, что сказал. Властитель  Райдок
- это я? А речка что, совсем кончилась?
- Властитель Райдок!
- М-мм-гм, ыгм, - изъяснился я и пошарил перед собой руками. Судя  по
всему, проклятый клей у меня и во рту побывал.
Да и глаза открылись с трудом. И сразу начали слипаться.
Склонившаяся над ложем служанка смотрела на меня с ужасом.
- Властитель Райдок!
-  А  гхы  гм  хмфы  во,  гы!  -  возмутился  я  и  протянул  руку  с
настойчивостью взгляда, то есть руку  пустую,  а  во  взгляде  недовольное
настояние на всем своем... Проснусь - объясню.
Ну что они, не могут, что ли, сообразить, что человеку нужен сосуд  с
жидкостью, для выпить внутрь?
- Властитель! - теперь в голосе этой таинственной  женщины  появились
забота и тревога. - Вам плохо?
А кому на моем месте было бы  хорошо?  Только  не  нужно  мне  сейчас
рассказывать об этой самой избранности и врожденном счастье принцев! Да, я
вспомнил.  Я  действительно  властитель  Райдок.  Для  окружающих   вообще
Властитель с большой буквы. Ну и  что?  Что  мне  делать  с  этой  большой
буквой, если ни одна скотина кружку воды не даст? Пьяный кабатчик  бы  уже
догадался...
- Воды, - наконец-то выдавливаю я  из  себя.  -  Хорошо  мне.  Только
воды... Мне хорошо, и холодной водички.
Только самые неудобные места на самых тоскливых церемониях, без права
выйти  в  туалет,  только  унизительная  необходимость  удерживать  высоко
поднятую голову на вытянутой из последних  сил  шее,  без  права  сбросить
двухпудовые золотые  вериги,  только  непоколебимость  хорошей  мины  даже
тогда, когда безнадежная плохая игра  уже  закончена  -  вот  и  все,  что
достается принцам. Брошу все и уйду к чертовой  матери  в  монастырь.  Вот
только вспомню, что это, и уйду...
- Воды дай...
Как же ее зовут, эту дуру? Селия...  Или  Сейла?  И  никакая  она  не
служанка, а третья фрейлина двора, кстати... стерва.
- Властитель,  вы  заснули  на  солнце,  я  опасаюсь  предложить  вам
холодной воды. Это может вызвать недомогание.
Я вяло отмахиваюсь.
- Вели чего-нибудь иного. Только жидкого и прохлаждающего.
Ну? Вы понимаете? Любому бродяге можно холодной воды, а принц  Райдок
обязан блюсти драгоценное для Короны здоровье!
Ну ладно, кокетничаю я, кокетничаю. Я вообще с детства  капризный,  и
это мне как раз можно. Бродяге  нельзя,  кабатчику  нельзя,  фрейлине  вот
нельзя, а мне можно. Мне вообще все можно. Даже холодной воды,  только  со
скандалом. Но скандал-то мне тоже можно!
- Селия...
- Сейлен, ваше могущество, к вашим услугам.
Почему не сиятельство?  Разве  не  сиятельство?  А  впрочем  нет,  не
сиятельство. Все. Просыпаюсь. Вспомнил я, что такое  монастырь.  Противная
штука, однако! Не пойду я туда.
- Сейлен, я не разговаривал во сне?
Сморщился в попытке угодить целомудренный лобик.
-  Я  подошла  всего  за  несколько  секунд  до  вашего  пробуждения,
Повелитель. Ваша матушка приказала разбудить вас и готовить  к  церемонии.
Ваше могущество изволили спать тревожно, но разговаривать не изволили. Сок
шериса, если угодно.
Угодно, конечно. Я выпиваю почти полный кувшин  приторной  прохладной
жижицы. Во рту становится еще пакостнее.
- Умыться!
Я постепенно все-таки выползаю из этого идиотского сна, хотя  полного
ощущения реальности еще нет.
- Сейлен, мне снилась какая-то удивительная глупость. Меня ругали  за
убийство дракона... Я как-то всегда считал, что  убивать  драконов  -  это
подвиг.
- Разумеется, подвиг, мой Повелитель!
Все. Ожил. И в  интонациях  этой  дуры...  Кстати,  сколько  ей  лет?
Наверное, около двадцати. Черт, а в момент пробуждения она показалась  мне
эдакой  немолодой  бабищей...  Сколько  же  надо  извести   благовоний   и
притираний, чтобы добиться такого потрясающего результата!
Сморщенный слуга подает поднос с умывательностями. Из косых  прорезей
в коричневом пергаменте лица за мной наблюдают  внимательные  глаза.  Боги
высоких храмов, это ж надо - запихать  в  такие  крошечные  щелочки  такие
огромные зрачки!
И вообще, странные они там, в Желтом Домене. Даже пленники.
Я быстренько  разбираюсь  в  кувшинах.  Этот  с  розовой  водой,  это
спасибо; это травный настой, это с соком мыльного  корня...  Вот!!  Чистая
холодная вода, пожалуйте, ваше могущество!
Можно и без скандала. Пока Сейлен не видит.
- Сейлен, рассказывай новости, - я быстро отхлебнул из кувшина.
- Все уже готово, мой Повелитель. Сейчас вас  облачат  как  подобает,
матушка вручит вам знаки Огня и прямо к Перекличке Очагов! Уже  сегодня  я

 
в начало наверх
обращусь к вам "ваше сиятельство". Ага, все-таки вот оно, сиятельство! Я почувствовал вдруг легкую озабоченность. С памятью что-то было не в порядке. Не могу сказать, что, но определенно что-то было не так. Всякий знает, как порой чувствуешь необходимость проснуться, но не можешь этого сделать сразу. Вот ты уже понимаешь, что происходящее с тобой - только сон, но все же совершенно беспомощен; события идут своим чередом, а ты прилагаешь отчаянные и бесплодные попытки вырваться из наваждения наружу, в реальный мир, но не состоянии этого сделать. У меня все было точно так же, только наоборот. Я уже давно проснулся и прекрасно осознавал реальность окружающего. Но я не мог до конца выйти из сна и овладеть здравой памятью. Памятью о реальных событиях. Я застрял между сном и явью, только не так, как обычно - девяносто пять процентов сна и одинокий огонек пробуждения. Гораздо хуже - на девяносто процентов я уже проснулся и дальше просыпаться вроде было некуда. Но десять процентов моего мозга - те, которые делали меня мной, те, что придавали остроту моему разуму и хранили память о главном из прожитых дней - эта часть рассудка затмевалась пылающим факелом сновидения. И я уже тянулся к этому, реальному миру - но сквозь мутную пелену призрачного видения. Сна. Бреда. Марева. И реальный мир ускользал от меня. Что такое, черт побери, эта самая Перекличка Очагов? И почему я не должен был убивать дракона? И самое главное - почему дурацкий вопрос из глупого сна кажется мне важнее, чем церемония, после которой приличных принцев с мозгами без сквозняков начинают называть "сиятельство"? Я ополоснул напоследок лицо розовой водой и потянулся за куском ткани, чтобы утереться. - Сейлен, - укоризненно сказал я, - сколько раз надо говорить, что шелк для этого дела не годится? - Но это же не шелк, ваше могущество! - запротестовала холеная кобыла. - Это же радужная паутина с горных отрогов Желтого Домена! Ей нет цены, и красота ее все объясняет! - Зато она совершенно не впитывает воду, твоя паутина! - рявкнул я. - И я, кажется, не слишком похож на муху, чтобы обматываться паутиной по утрам! - Уже полдень, ваше могущество, - ресницы Сейлен упрямо дрогнули. - Все равно! Вели со следующего раза - только хлопок. Сто раз ведь просил! - Хорошо, ваше могущество, - теперь голос девчонки дрогнул от скрываемой обиды. Но ведь действительно сто раз просил! Черт бы меня побрал, всякую ерунду, чушь какую-то помню, а что я должен делать со Знаками Огня... Поздравляю вас, ваше почти сиятельное могущество, крыша съехамши на старости лет. Ах, дерьмо, а сколько же мне лет? Приехали. Третья фрейлина тоже плачет. Из-за тряпки. Отвернулась к колонне и плачет. Трахнуть ее, что ли, когда-нибудь? На досуге. Что-то я, кстати, уже грозился недавно сделать на досуге... Только что? А трахнуть, в смысле, для просветления мозгов. Только это палка о двух концах. У некоторых, наоборот, последние мозги странным образом мутнеют. Кстати!.. Что-то больно у нашей Сейлен мозги мутные... Уж не того ли я ее грешным делом уже? На досуге? Как, даже этого не помню? Все, принц Райдок. Иди-ка ты, парень, к маме, расскажи ей, что у тебя с головкой, и баиньки. Да попроси кого-нибудь, чтоб напомнили, где и как здесь писают, чтоб не пришлось менять пеленки. А в приличные места тебе пока рано. Или уже поздно. Что больше похоже на правду. Сколько же мне все-таки лет? Уже из принципа интересно. На ощупь - больше пятнадцати и меньше семидесяти. Но, может быть, кто-нибудь знает точнее? Интересная мысль. Такие мысли надо думать, долго и со вкусом. Вот обернуться, например, и небрежно так спросить: "Милая Сейлен, к слову сказать, сколько мне лет?" Вот тут ребенок точно решит, что над ним издеваются, и умрет с горя. Нетрах... Тс-сс. Кстати, пытаясь собрать извилины в кучу, я здорово старею с каждой минутой, если судить по тому, как я думаю о Сейлен. Тетка. Бабища. Женщина. Девка... к-кобыла... Девчонка. Ребенок. А я, черт побери, тогда кто? И почему все-таки нельзя убивать драконов? Ой, тля!.. Мать и мать твою! Это цветок такой, наверное, мать-и-мать... Но дело не в цветке, а в принципе. Почему это спрашивается, Айроу меня, принца Белого домена, назвала бароном Мрака? Это как-то, знаете ли, обидно - барон... Что ли, я ей какой барон безродный? Я же принц... вроде бы. И что такое Мрак? Марах - знаю: город такой есть, почти на границе Оранжевого и Желтого доменов. Но все-таки еще в Желтом. Незадолго до моего рождения из-за него здорово воевали. Город несколько раз переходил из рук в руки и был почти что стерт с лица земли. Но в конце концов Желтые Горцы его отбили, расположили в руинах гарнизон неслыханной силы - четыре полных Знамени, и варвары отступили. В книгах и хрониках это обзывается Марахским конфликтом, но на самом деле это была война. Необъявленная, недолгая, но страшная, какой бывают только войны. А в слове "конфликт" есть какая-то несерьезность, даже игрушечность. Вот если я сейчас Сейлен в голову поднос запущу, это будет конфликт. С памятью у меня конфликт и отнюдь не пограничный. По-моему, это какой-то акт гражданского неповиновения. В смысле моих мозгов мне же. Или вот с Айроу у меня конфликт. А конфликт ли? Парень, тебе не кажется, что это все-таки война? В мыслях моих наступила продолжительная напряженная пауза. Ну почему, почему события сна кажутся такими важными? Наконец я начал кое-что соображать. Проклятый сон выглядит таким реальным (или наоборот, реальность такой зыбкой) потому, что я воспринимаю их с равной степенью недоумения. Я не помню событий, предшествующих последним минутам сна, и плохо понимаю их. Но я и реальность плохо помню и понимаю! Значит, они для меня находятся в равном положении. И сон даже слегка предпочтительней, потому что был сначала. Вначале был сон... К тому же, бредовость сна воспринимается, в общем, естественно, и не вызывает протеста. А иррациональность, обрушивающаяся на бодрствующее сознание - это беспомощность. Это безмолвный вопль ужаса. Это, по сути, нежелание признать действительность, крик о помощи, попытка отказаться от злой истины, несогласие с ситуацией. Несогласие, доходящее до детской просьбы "не надо". Не надо мне такой действительности! Дайте мне проснуться еще раз, так, чтобы все было хорошо. Или верните хороший сон, который плохой, потому что страшный, но все равно очень хороший, потому что сон и никто на самом деле меня не обидит. Кстати, пока я спал, я не знал, что это сон. А дальше начинается совсем уж жестокий крутой солипсизм. Подлое дело. Проходит под девизом "а сейчас ты в чем-нибудь уверен?" Что я могу? Строить предположения? Быть обманутым в предположениях и ожиданиях - больно, обидно, и очень некрасиво с собственной стороны. Обмануться. Обмануть ся, единственного, родного, ненаглядного!.. Ах, какая же я бяка нехорошая! Был бы. С вот таким "БЫ", с двух больших букв. Не буду я строить предположения. Я взрослый, большой, умный мальчик. Я сейчас подводить итоги стану. Три минуты на то, чтобы свести счеты с жизнью. От рождения до текущего момента. - Сейлен, фруктов, зеркало, готовить одежду. Я тобой доволен. Ха, как расцвела! Почему же ей так важно мое одобрение? Потому что принц (в скобках: карьера, деньги, титул, уважение окружающих, смешанное со сплетнями)? Или потому что любимый любовник (в скобках: сплетни окружающих, смешанные с уважением, титул, деньги, карьера)? Так. Прекратить думать обо всякой херне. Мозгов осталось мало, их надо экономить. Они, мозги, еще призваны как-то спасти лицо (положение, титул, деньги, наверное... сплетни всякие). Самому мало! - Фрукты, мой Повелитель! Это вкусно. Может, это вообще первый в моей жизни по-настоящему осознанный фрукт, вот этот, который... как он называется, такой оранжевый с голубинкой? Совершенно идиотское ощущение; помню, что я всегда это забывал. Еще раз "так". Что я помню? Почти весь окружающий мир, за исключением незначительных деталей. Основные принципы логики в порядке. Науки всякие помню... ну, если не считать того, что я их никогда толком и не знал. Совершенно ничего не помню о себе, не считая очевидного - мужчину, например, можно ощупью проверить, да и голос... Слово "мужчина" вызывает полный комплекс воспоминаний общего характера, но ничего личного. Прекрасно помню все, что произошло после пробуждения, и в состоянии это анализировать. Отчетливо осознаю свою ущербность и пытаюсь с ней бороться. Ни хрена не помню из той информации общего характера, которая имеет ко мне непосредственное, личное отношение. В частности, не помню географии родного Домена (хотя прекрасно вспоминаю карты зарубежных территорий), не помню архитектуры здания, возле которого нахожусь, дипломатии, генеалогии, истории последних лет, придворного церемониала - ни черта я не помню! Так, наверное, могла бы себя чувствовать кукла с мозгами, только что созданная великим мастером - зная все про мир и ничего про себя. Что ж, придется выяснять все заново. То, о чем мне или при мне говорят, я достаточно легко вспоминаю. Этим надо воспользоваться. Но успею ли я за оставшиеся мне минуты раскачать кого-нибудь на сверхскоростное изложение основ моей биографии и сопутствующих обстоятельств? Вряд ли. Собираем в кучу уже известное. Я, принц Райдок, еще не достигший всего, на что могу рассчитывать в силу происхождения, заснул... очевидно, в саду, вероятнее всего, у дворца. Если это дворец... бывают ведь и бедные принцы. У здания, содержащего апартаменты моей семьи - там ведь где-то одежда внутри, есть и кухня, и слуги. У меня есть мать, которая меня ждет. Надо полагать, за некоторое время до моего рождения был и отец. Его дальнейшая судьба мне неизвестна. Не отвлекаться! Мало ли чего мне неизвестно? Я заснул и видел сон потрясающей яркости, сопровождаемый и прочими сенсорными сигналами, помимо зрительных. Отметим, что чувства были серьезно деформированы - например, горячий ветер со стороны рушащихся башен я ощущал отчетливо, огонь же под ногами совершенно не обжигал. Бред какой-то. Главное, я знаю, что это был сон. И события в нем не соответствовали известной мне логике реальности. Когда же я проснулся, то испытал... что? Очевидно, это следует рассматривать, как локальную амнезию. Впрочем, я не психиатр. По голове меня никто не бил, поэтому не возьмусь трактовать это безобразие как травматическое изменение. Стоп! Может быть, солнышко? Тепловой удар? Удивительно избирательное нарушение, конечно, но что мы знаем о тайнах мозга? Перегрел бедный Райдок самую главную фиговинку в лабиринте извилин и остался без сладкого. Поехали сначала, и быстро. Если со мной обращаются, как с нормальным, здоровым существом, значит, до последней секунды бодрствования я не проявлял признаков психических отклонений. Значит, все помнил и на все реагировал нормально. Если проснувшись, я обнаружил, что не помню ничего, значит, изменение произошло во сне. Есть! Сам сон отчетливо делится на две части. От первой у меня осталось только смутное впечатление, что она, первая часть, была. Вторую я помню ярко. Очень ярко. Необычайно ярко. Значит, я испортился черепком во сне, а именно - за несколько секунд до встречи с Айроу. Да понимаю я, понимаю, что встреча мнимая! Приснившаяся. Но все-таки... Может быть, сон был... как это... вещий? Может такое быть? А вещие сны вообще бывают? Вещий... Мистика... Магия... Колдовство... Колдун... Вспомнил! Я такое вспомнил, что даже фрукт безымянный из рук выпустил. Ну конечно же, бывает магия. Все бывает. Ни фига себе, решил, что помню все науки! Целая отрасль естествознания из головы вылетела! Единственная, кстати, к которой я имею хоть какое-то отношение. Я закончил Мальренский универсарий, кафедра ультрагностики, факультет сакральной проскопии. Я стажировался два цикла у магов одного из Великих Алтарей, в Храме Истины, в Дейненделльском лесу. Все это было за несколько оборотов до того, как Зеленый домен закрыл свои границы для чужеземцев.
в начало наверх
Сейчас во всем Белом домене есть всего лишь двое, побывавших в Дейненделле - я и колдун Сагастен. Еще тогда, в храме, во время мантического ритуала мне было дано знать: двадцати девяти лет отроду, почти одновременно с одним из решающих событий моей жизни, меня коснется во сне рука невиданного доселе чародейства. И будет это в сапфировый день, четырнадцатого счастоцвета, в столице Белого домена Дианаре. Целый кусок жизни внезапно открылся передо мной. Без деталей, без особой ясности, но было это - как опустить обожженное лицо в прохладную воду. Теперь я знал достаточно, чтобы унять дрожь во всем теле. Теперь у меня был настоящий ключ, для того чтобы открывать сокрытое от меня. Я был просто-напросто зачарован во сне. Сурово зачарован, так, как никому до сих пор и не снилось. А мне вот уже приснилось! Ура! Еще раз ура! Так жить можно. Последняя маленькая проверка... - Сейлен, напомни, пожалуйста, сегодня четырнадцатое? - Четырнадцатое, мой повелитель, в сапфире, день благотворного источника. - Четырнадцатое счастоцвета, - задумчиво повторил я, как бы размышляя вслух и незаметно поглядывая на фрейлину. Название месяца не вызвало протеста, Сейлен даже кивнула машинально. Вторая проверка! - Скажи мне, только прямо и без церемоний... Как ты считаешь, не слишком ли я молод для того, чему суждено свершиться сегодня? Сейлен раздумчиво и серьезно поглядела мне прямо в глаза. - Нет, мой принц. Через несколько месяцев вам уже тридцать - по правде, самое время. Я понимаю, для Белого домена это не совсем привычно, но ведь были и золотые времена побед! Царственный Селекс, да упокоят боги его дух, стал Белым принцем в двадцать два года и правил сто одиннадцать оборотов! Да и Проклятый, не будь он назван, призывает к Цвету совсем молодых... Ах, как много прояснилось, сколько вспомнилось! Что же ты замолчала, девочка, говори, говори... Эх!.. Ну, ладно. Я рывком поднялся с ложа. - Одеваться! - Прошу во дворец, Повелитель. Все готово, все ждет. - Возьми фрукты, отнеси в комнату. Не могу же я так просто признаться, что не знаю, куда идти! А принц должен идти первым - если идти вдвоем. Однако теперь главное - не потерять ее из виду. Ишь ты, как рванула! И на ходу произведем очередную волну осознания. Я - один из наследных принцев Белого домена. Мой отец жив, именно он сейчас правит страной - одиннадцатый правитель династии Селексингов, Белый принц Сенрайд. Сегодня я должен пройти официальную церемонию признания. Я еще не могу толком вспомнить, в чем она заключается, но сегодня я получу Цвет, место в наследной иерархии, вассальный город - столицу колората, и в нагрузку - право на титул "сиятельство". И еще - есть нарушитель Закона Доменов, Проклятый, Отвергший Цвета. Он властвует над землями, что граничат с нами с юга. Смертельно опасный, воинственный сосед, играющий в Войну без правил. А я, как на грех, зачарован. Ну, это не беда. Теперь очень просто решить, что делать дальше. Следует при первой возможности встретиться с Сагастеном, рассказать и объяснить ему все... если я не сделал этого заблаговременно. Кстати, сделал или не сделал? Не помню. Впрочем, это неважно. Можно спросить прямо у него. Сагастен поймет. Он ведь колдун опытный, еще прадеда моего помнит. Потом надо будет вместе с ним - для страховки - провести обряд Сопричастности и тут же определить, на что призваны наложенные чары. Если на добро - пусть сбудутся поскорее и развеются. Если на случай - оценить и квалифицированно решить, стоит ли играть в кости с Удачей, или лучше стереть заклятие обнулением. Свести в пустышку. Ну вот, кстати, хоть бы и в кости под него сыграть. В крайнем случае проиграю. А уж если чары сотканы мне на зло, тогда проследить нить до Заклинателя - тоже, между прочим, интересный должен быть парень. Давненько я не слыхал о здравствующих Заклинателях снов. Впрочем, понятно, почему. Потому что проследить нить до нахала и лишить его всяческого здравствования. Голову оторвать скотине, если на зло заклял! А на то преизрядно смахивает, потому что кто же на добро станет такое чикнутое заклятие наводить - с потерей последней памяти! Но тут он как раз ошибся в выборе кандидата. Экий же я молодец! Двадцать минут размышлений - и конец всем его надеждам. Разобрались мы во всем, будем плавать карасем... Э-э-э, песенки поешь, по сторонам не глядишь. Куда Сейлен подевалась? Ага, перекрестье коридоров, здесь налево, и в тридцати шагах по правой руке дверь распахнута. - Сейлен! Выглянула девочка из дверцы, звездочка моя глупенькая. А то мало ли у кого дверь распахнута?.. - Сейлен, принеси еще сока. Что-то я никак напиться не могу. - Сей миг, мой Повелитель. Но извольте поторопиться, до церемонии полгонга, не больше! За полгонга можно одеться, раздеться, уточнить наши с тобой отношения и одеться заново. Но рисковать не будем. Вдруг придется всей свитой вспоминать, какой сапог у меня левый? Я величаво вошел в комнату. Плохо дело. Еще две девчонки и парень. Паж, надо полагать. Мой собственный, не иначе. Как же вас зовут, мерзавцы, навязались вы на мою голову?! Придется обойтись безличными обращениями. А, вот это здорово! Здоровенное такое зеркало во всю высоту стены. А я все-таки лопух. Приказал принести зеркало еще в саду, а заглянуть забыл. Ну-ка, посмотрим, что мы там увидим... И увидим ли мы там?.. Хвала богам, увидели. Значит, до состояния полной нечисти я не дочарован. И на том спасибо. А вот на столике лежит симпатичный блокнот с вдохновляющей надписью - "Для памятных заметок". Вот чего мне всю жизнь не хватало. Только небрежнее, Райдок, ленивее... Не привлекай внимания любопытной рожей... Какая сволочь страницы склеила своим поганым вареньем? Какая, какая... Есть тут одна... бесцветный принц такой... Так, четырнадцатое счастоцвета... Ну я и умница! Как же я себя люблю! Велеть Орбену подать Ванаир... - Орбен! Ты приготовил Ванаир? - Но Повелитель, это же боевой меч!.. - Именно! - Повинуюсь! Парень сбежал. Дальше. Велеть Ирмис и Алоре подобрать белые камни Белого домена. Логично. - Ирмис! Алора! Какие камни вы принесли? - Рубины, ваше могущество, шпинели, турмалины... - Белые достали? - Но ведь, ваше могущество... - Растяпы! Цвета Домена! - Ох!.. Сей миг, Повелитель! Исчезли. Определенная логика записи наблюдается. Услать Сейлен за напитками. Уже. Открыть средний ящик секретера и вынуть синий конверт. Так. Вот этот ящик... и надо полагать, этот конверт. Перед тем, как взломать печать, я глянул на надпись поперек конверта и остолбенел. Я потерял дар речи. Я потерял дыхание. Я потерял контроль над собой, остатки здравого смысла, с таким трудом соскребенные со стенок всех сусеков, я потерял присутствие духа... Я потерял голову. Я остался один, нагой и трепещущий ребенок на самом краю пропасти безумия. Я не потерял только сознания и до сих пор не понимаю, как мне это удалось. На конверте было написано: "Тому, кто четырнадцатого счастоцвета после полуденного сна будет мнить себя принцем Райдоком. И подпись. "Принц Райдок". 2 В следующую секунду мои руки швырнули конверт обратно в ящик и правым локтем задвинули тот в секретер. И я был благодарен своим рукам. Негромкие шаги прозвучали в коридоре совсем близко и на пороге возникла прекрасная женщина. Ей никак нельзя было дать больше двадцати пяти лет, но глаза, глядящие сквозь циклы и лиги, сквозь кожу мою и мясо прямо в тот уголок моего сердца, где я пытался укрыть шкодные мысли... Эти глаза и властно сжатые губы называли другой возраст - лет триста, что ли... Я дрогнул и отступил от секретера к аккуратно разложенному на столе костюму. - Я рад тебя видеть, мама, - сказал я. Она внимательно разглядывала меня. - Я тоже рада тебя видеть, - сказала она, наконец, - но я не рада тому, что вижу. Я хотела говорить с тобой сейчас, но оказывается, последние минуты перед церемонией ты потратишь на одевание. - Но ведь мы можем говорить прямо сейчас, пока я буду... - попытался возразить я. - При слугах? - фыркнула мама. - Слуг можно отослать, - робко сказал я. - Тогда к вечеру ты, пожалуй, оденешься, - с невыразимой интонацией сказала мама. - Но я представляю себе, как ты будешь выглядеть! - Но мама... - Не стоит ничего говорить, - сказала она, отходя к окну. - Постарайся одеться побыстрее, мне нужно поговорить с тобой наедине хотя бы несколько минут. Куда ты подевал своих ротозеев? Ах, дьявол тебя забодай, прекрасная принцесса, ваше сиятельство Изумрудная принцесса Альда, ненаглядная моя мамочка! Клянусь Жезлом Битв, мне эти несколько минут наедине с собой были куда нужнее! Но уже входила Сейлен, держа на подносе два кувшинчика, а следом ворвался и этот, как его... Орбен, что ли. Парень принес меч, и клянусь всеми богами, сколько их есть, если бы я должен был сейчас выбирать себе оружие, я бы выбрал эту прелесть. Я испытал чувство двойного, даже тройного удовольствия, недоступное большинству живущих - обновленная радость обладания, еще обостренная отчетливым осознанием того, что однажды это чувство уже было таким же свежим и полным, и счастливая уверенность в себе, в целостности себя. Я остался таким же, каким был до заклятия. Во всяком случае, мои вкусы и пристрастия не изменились. - Я с трудом взял его в руки, ваше могущество, - задыхаясь, сказал Орбен. - Он опять несет в мир память о предвечных руинах Ралладора. Клинок дышит смертельным холодом, Повелитель, камни рукояти то и дело вспыхивают адским огнем, а серебряные кольца на сафьяне ножен горячи, как угли Айнала. Будьте осторожны, мой Повелитель. - Ты распустил своих слуг, - сказала мама, не повышая голоса. Но лицо Орбена мгновенно посерело. - Ваше высочество! - сказал он умоляюще. - Я исполнен преданности Повелителю Райдоку. Чем заслужил я ваш упрек? - Упрекать тебя - право и обязанность моего сына, - безразлично сказала мама. - Но я удивлена, что рыцарь Короны, подобно смерду, не понимает, что Светлый Клинок не может принести вреда освободившему его от пут забвения. Хотел бы я говорить так же гладко! Но видно, для этого нужно иметь отменную память и подходящее настроение. - Принц Райдок заплатил за Ванаир кровью, пролитой в руинах Ралладора - королевской кровью Дианара! И уж тем более неуместно, даже дерзко - в праздничный день вспоминать о потерях, понесенных Доменом. Орбен уже немного приободрился. - Ваше высочество, прошу милости! Угли Айнала жгут сердца всех преданных Короне! Они призывают к отмщению, и я не вижу зла в напоминании об этом. - О мести мы будем говорить завтра, - непреклонно сказала мама. - Сегодня - праздник. Ты заслужишь мою милость, паж, если до удара гонга принц Райдок будет готов к церемонии. И как же они взялись за меня, все вчетвером! Только руки мелькали перед моим лицом и ножницы зачем-то щелкали над ухом - то ли меня попутно подстригли, то ли надо было укоротить какие-то шнурочки на плечах. Я даже второй кувшинчик допить не успел. Но гонг еще не прогудел, проводя очередную черту поперек времени, а я уже был одет. Правда, как-то странно - во все оттенки серого. Надо полагать, это для того, чтобы легко было выразить каким-нибудь символом вручение мне Цвета.
в начало наверх
- А теперь оставьте нас, - приказала мама. - Когда настанет час, паж, ты будешь нести Ванаир за принцем Райдоком. Держись в десяти шагах позади. Идите!.. Исчезающая последней Сейлен аккуратно притворила дверь. - Успеем, хотя и не все, чего я хотела, получится, - сказала властительная Альда, глядя в окно. - Этот мальчишка не зря помнит об Айнале. Но ты еще не знаешь последней вести. Последней! Я и первой не знал! Не знаю, почему, но в отношении Айнала быстрое вспоминание не действовало. Может быть, заклятие каким-то образом было связано именно с этим? Если я правильно понимаю, некоторое строение или группу строений, принадлежащее Белому домену и называемое Айнал, сожгли злые враги, за что им следует отомстить. А дальше? - Я слушаю тебя, - серьезно сказал я, отходя к секретеру. - Войска, отправленные на помощь Айналу, опоздали. Их предводитель, Отважный Лэйхэм, не бросился на штурм горящих башен... Та-ак. Плохо, очень плохо. Башен - это, надо полагать, замок. А потеря замка почти всегда сопряжена с потерей территорий. Только этого нам и не хватало... Насколько я припоминаю, у Белого домена - земель, в общем-то, раз, два, ну три, и обчелся. Фу ты, слово какое пакостное... Вроде раз, два, и обоссался... - Он отвел свое Знамя к опорной башне Дайгроу, на раздорожье у плоскогорья Бестсайн, и ждал отряда, вышедшего из Сапфира. Сапфир! Вспоминаю, отлично вспоминаю... Жемчужина Западной реки, столица Синего домена до Второго передела... Ух ты!.. Передел! Рассказывай, мамочка, рассказывай... Я незаметно - как мне казалось - выдвинул ящик секретера и попытался перепрятать письмо в карман камзола. - Знамена Сапфира были в двух днях пути... А что это за письмо? Здрасьте! Я замер. - Это... - Тебе опять пишут из Харденанга? - в голосе мамы прозвучал мягкий юмор, и я испугался. Не знаю я, что такое Харденанг, но кажется, у меня там девочка... Это плохо. Я так никогда не разберусь. Срочно найти Сагастена и расколдоваться, пока не поздно! - Ну... в общем... нет, это я написал. Сейчас уже некогда, разберусь после церемонии. - Ну-ну. Честно говоря, с твоей перепиской давно следовало бы разобраться. Насколько мне известно, ты часто получаешь письма от Нагона. Возможно, это не худшее из зол, но почему ты мне их никогда не показываешь? Или в твоих письмах действительно есть что-нибудь зазорное? Она сделала шаг от окна в мою сторону и я лихорадочно затеребил конверт, пытаясь сообразить, как выкручиваться. Теперь еще Нагон. Кто это, боги, помогите мне и смилуйтесь? Я запихал письмо поглубже в карман серо-стального камзола и попытался покраснеть. - Ну... понимаешь, мама... - Потом, - прервала меня Альда. - Есть вещи поважнее. Ты слушаешь? Я перевел дыхание и продемонстрировал уважительную покорность. Нагруженную, как верблюд, пятью увесистыми тюками интереса и внимания. А что такое верблюд, кстати? - Войска из Сапфира находились в двух днях пути от Дайгроу - три Знамени тяжелой наемной пехоты под предводительством наследного принца Селлери. Рядом с ним были Отважный Линдолл и твой старший сиблинг, принц без Цвета Гэйтхэйт, приведший к Селлери подмогу из храма Дельфоса. Они успешно преодолели остаток пути и соединились с отрядом Лэйхэма у развилки. Мы полагали, что армия такой силы надежно защитит нас с юга, на случай, если Отверженный решит развить успех, не медля. А сразу после торжества царственный Сенрайд собирался отправить к развилке новые подкрепления, чтобы затем, придав войскам в проводники пленных горцев, спуститься с южных отрогов Бестсайна незамеченными, по крутым склонам, и нанести ответный удар. Разумеется, руины Айнала непригодны более для использования... но, оттеснив противника к горным проходам и дальним переправам через Западную, мы сохранили бы все земли, столь ценные для нашего Домена. Я кивнул. - Однако сегодня утром нас настигла злая весть. Три Знамени Отверженного вышли к развилке, предводительствуемые неизвестным Принцем Проклятого домена; в их рядах торжествовала призрачная нечисть с отрогов Хинд'a'кхора. И вот тебе новость для праздничного дня, - мама недобро усмехнулась. - Наша армия полностью уничтожена. Немногие попали в плен, но многие погибли. Принц Селлери убит этим самым молодым бастардом Проклятого. Мы раньше никогда не встречались с ним - хотя немногие уцелевшие после предыдущей битвы утверждают, что именно он руководил штурмом Айнала. Сами воины Отверженного называли его Черный Принц. Мама на мгновение замолчала и продолжила с нескрываемой горечью. - Лэйхэм сражен лунным дьяволом. Линдолл сожжен в башне вместе со своими последними гвардейцами. Судьба Гэйтхэйта неизвестна. Дайгроу теперь - закопченные оплавленные стены, до половины высоты заваленные золой и костями. В огне погиб Глаз Юга, с таким трудом спасенный беглецами из Айнала. И рог Юнихорн снят с груди Селлери бастардом. Земли южнее плоскогорья потеряны для нас, мальчик мой. Боюсь, что сразу после праздника всем нам предстоит взять в руки оружие. Плывущий раскат гонга заставил прекрасную Альду замолчать, и тотчас же распахнулась дверь. Ох, уж эта Сейлен! Подслушивала она, что ли? Кстати, тоже неплохая идея. Подслушивают, как правило, с некоторой целью. Шпионаж, дворцовая интрига, заговор? Против кого? Ну конечно, против меня. Если шпионаж, то в пользу этого, как его... Проклятого. А если дворцовая интрига... ну, тут не разберешься. Это обычно клубок без начала и без конца, без причин и следствий. Зато нередко с серьезными последствиями. О, повелитель Райдок, вы уже словами играете... А подозревать детей в антирайдоковской деятельности - это, знаете ли, паранойя. Но мы будем все валить на осложнения после магической травмы. И паранойю, и шизофрению. И маниакально-депрессивные психозы, которых у меня пока что вроде нет. Но я не специалист. Есть еще такая штука - женское любопытство называется. Что-то вроде информационной клептомании. Это если она подслушивала. А то, может, сидела девочка у окошечка, услышала гонг и бросилась услужить, а я на нее бочки качу... А мне можно, я принц, я капризный. Вот вам всем. Фу. И выплыли мы с Изумрудной принцессой Альдой из комнаты рядышком. И пошли впереди всех черт знает куда. Хорошо, что мама стальными пальчиками поймала меня за локоть и была непреклонна на поворотах. И пытался я думать, а она пыталась со мной разговаривать, но уж и не знаю, кто из нас меньше преуспел. - Ты знаешь, Райдок, что тебе был предначертан сегодня Багрянец. И не спорь со мной, это было бы справедливо... Не знаю. Не спорю. Знаки Огня... призвать к Цвету... Отвергший Цвета... столица колората... бедны мы, бедны... потеряли Айнал, стали еще беднее... Багрянец - цвет без колората? С утраченными феодами? Ага, я мог бы спорить и возражать, что оставляют без земель, средств и реальной власти. Наследства лишают, заветной исконной девственности, стало быть. Грубо говоря, поимели по династической привычке вульгарным образом и погнали со Двора поганой метлой. Напишу на черном щите красной краской "Дефлорадо" и буду скитаться по родному Домену... Я вообще когда-нибудь мог минуты две последовательно думать об одном и том же?.. - Но теперь сложилась ситуация, с которой в нашем Домене мы не встречались за все время правления рода Селекса. У нас сохранились пять колоратов, но живы и держат Цвет только четыре принца. Ты понимаешь? - Понимаю, конечно. Если честно, то не очень я понимаю, но выкрутиться, похоже, смогу. - Освободился Янтарь покойного Властителя Селлери, и если... Райдок, куда ты все время рвешься на поворотах? - Прости, мама, я просто очень взволнован и все время отвлекаюсь. - Настоящего принца волнение должно заставлять собраться. Стыдись, Райдок. Если передать твоему бестолковому дядюшке Данку Янтарь, то ты можешь претендовать на Оранж, понимаешь? - А... - А твой ненаглядный сиблинг прогнется! Единственное, на что он может пока что рассчитывать - это сочувствие отца. А уж если ему так нужны власть и подвиги, пусть отправится в поход и займет себе приличный город! Хоть Сандерклифф, пожалуйста! Цвет ему в руки! Кажется, Альда не любит моего сводного брата. Не думал я, что она может так разъяриться. - Как бы он не захотел разжиться вот этим городом, - нечаянно сказал я вслух. И правильно сделал. - А вот во избежание эксцессов мои люди за ним и следят, - мгновенно успокоилась мама. Тут бы мне и утихомириться. Но язык мой продолжал говорить помимо моего участия. Честное слово! Я и сам-то толком не понял, чего сказал! - Мама, а почему бы мне в таком случае не взять приличный отряд и не попытаться отбить Кармин? Вполне приличный город для Красного принца, по-моему... Боги, я понятия не имел, где этот самый Кармин находится, и чем он хорош для Красного принца! Разве что названием... Мама просто вышла из себя. Кажется, даже в буквальном смысле. Ее физическая оболочка продолжала увлекать меня за собой, а духовная сущность набросилась на мои слова с слепым остервенением голодного виверна. - Райдок, ты сошел с ума? Что ты себе позволяешь? Что ты... Как ты смеешь говорить такие вещи мне? И в такой день!.. Теперь я знаю, откуда набрались дерзости твои слуги! Ты смеешь упрекать меня за то, что случилось еще до твоего рождения? Да еще за то, что, по существу, и позволило тебе, неблагодарной твари, родиться? За то, что ты учился в Дейненделле? За то, что ты сейчас можешь обмениваться подленькими ухмылочками с Нагоном? Когда я слышу такие слова от тебя, я понимаю, что тебе не только Оранж не следует вручать, тебе даже Вормлинксские пески доверить нельзя! Ну хорошо же! Уши я тебе надеру после церемонии, а теперь войди! Войди и склонись перед отцом! Распахнулись тяжелые двери часовни, и я увидел отца. Я не узнал бы его, если бы не белая мантия и венец, усыпанный бриллиантами. Только бриллиантами, без единого камня иного цвета, оправленными в серебро и платину. Я решительно пересек разъединявшее нас пространство и в пяти шагах от отца опустился на правое колено. - Приветствую тебя и склоняюсь перед тобой, Белый Властитель, принц мой Сенрайд, - сказал я. Эту фразу я придумывал на ходу, но возражений у собравшихся она не вызвала. Рядом с отцом стоял Сагастен в сером плаще, за ним, у алтаря, пылал огонь. Сейлен и компания остались за плотно притворенной дверью, и теперь в часовне, кроме меня, были только пять человек. Мама - чуть сзади, отец и Сагастен - у алтаря, и еще двое немного в стороне. Один из них был, без сомнения, Данк. Я узнал его лицо, врезавшееся в память еще во сне, узнал бы и по оранжевому плащу, скрепленному на плече застежкой из редкостного оранжевого граната, что зовется еще пламенником и встречается, по легендам, только в далеком и неприступном горном кольце вокруг легендарного Замка Летающих Радуг. Но что за женщина стояла рядом с ним, в платье цвета нежнейшей весенней лазури, в тиаре голубых бериллов и голубых же топазов? Голубая... нет, ведь по Цвету прямо именовать можно только мужчин, женщин надо титуловать именем Камня... Тут отец заговорил и последние убогие рассуждения пришлось прервать. - Начинаем Перекличку Очагов; пусть объявит о себе недостойный участвовать в ней. Я вздрогнул, но мамина рука уверенно легла на мое плечо и пригнула меня к полу. - Считаю себя достойной, - четко сказала Альда. - Не лишний и я здесь, - сказал Данк, явно повторяя привычные слова давно знакомого ритуала. - Не отнимется у меня это право, - сказала незнакомая женщина. - Нет сомнений у носящего белое, - после небольшой паузы сказал отец. - Я, маг и советник Домена Сагастен, верный слуга Короны, - продолжил мой друг и наставник, - слышал и подтверждаю право каждого из названных. Но коротка эта перекличка. - Мы собрались, чтобы сделать ее длиннее, - сказал отец. - Что за юношу ты ввел в Зал Тайны, Белый Властитель? - спросил Сагастен. - Он не сказал о праве своем, я не вижу на нем его Цвета. Кто он, Властитель? - Да будет представлен Огню Бесцветный принц Райдок, - сказал Сенрайд. - По моему желанию он здесь. - Даруешь ли ты ему право присутствия и посвящения? - Дарую ему неотъемлемое право, - голос отца звучал торжественно. - Даруешь ли ты ему Цвет, защищающий право?
в начало наверх
- Дарую ему Цвет, и да будет он того достоин. - Какой Цвет ты даруешь Бесцветному, о Белый Властитель, повелевающий радугой, ею сотканный, ее порождающий? - Дарую ему Цвет Багряный, цвет крови и пламени, цвет спелого плода и щек девичьих, цвет доброго рубина и хмельного вина. - Что дашь ты ему вместе со Цветом? - Дам ему место у трона и голос в совете, право возвыситься и право наследовать, долг сражаться и долг побеждать... - голос отца на секунду прервался, - ...и долю во всяком, что есть у меня и у Домена. "Город для Цвета его и войско для Знамени его", - неожиданно вспомнил я. Вот что пришлось отцу выбросить из ритуала! Нет для меня города, это понятно. Но значит, войска тоже нет? Ох, как же это все плохо! И в довершение зол я ничего не помню! Ох, не на добро чары насланы, ох, не на добро!.. - Встань и приблизься, принц Райдок, - сказал Сагастен. - Ты призван к Цвету. Я поднялся с колена и подошел к нему почти вплотную. - Сагастен... - одними губами сказал я. - Изъявите свою волю, повелители Домена, - сказал Сагастен, не обратив на меня внимания. - Я, Белый принц Сенрайд, Властитель Домена, желаю увидеть сына моего, рожденного в Дианаре, законного принца и наследника, в плаще Красного принца, - неторопливо сказал отец. - Я, Изумрудная принцесса Альда, леди Дельфоса, повелительница Харденанга, желаю увидеть сына моего, рожденного в Дианаре, законного принца и наследника, в плаще Красного принца, - мгновенно отозвалась мама. - Я, Оранжевый принц Данк, повелитель Ранскурта, желаю и согласен назвать Райдока, что без Цвета, Красным принцем, - сказал Данк и дружелюбно подмигнул мне. - Сагастен! - в отчаянии я попытался сказать это чуть громче. Но уже говорила дама в голубом: - Я, Берилловая принцесса Сельфа, повелительница Дэдлока, желаю, чтобы исполнилась воля Властителя Сенрайда. Я согласна назвать Райдока, что без Цвета, Красным принцем. Чеканная формулировка, ничего не скажешь. Судя по всему, добрая принцесса Сельфа не в восторге от происходящего. Но во враги ее записывать рано. И кстати, кто она мне в смысле родства? Для сестры не слишком молодо выглядит, вообще-то. С другой стороны, как раз мою маму можно было посчитать и сестрой... С этими принцами пока разберешься... - Преклони колено, принц Райдок, ты допущен к Цвету. - Сагастен!.. - простонал я. На этот раз он услышал. - Что, малыш? - спросил он, пряча движение губ в усах. - Я зачарован, Сагастен! Помоги! Вместо испуга на его лице появилось легкое удивление. - Как, еще до церемонии? Мы же высчитали, что это должно случиться после!.. - Не знаю я!.. - шептал я исступленно. - Ничего я не помню! Сделай что-нибудь! - Погоди... Потерпи чуть-чуть, - лицо Сагастена приняло озабоченное выражение. Но медлить и впрямь было уже нельзя. - Есть ли у кого-нибудь возражения, которые могут помешать или запретить принцу Райдоку принять Цвет? Все молчали. - Я, Сагастен, маг и советник Домена, слышал и подтверждаю все сказанное здесь! Да вручат принцу Райдоку знаки Цвета! Альда подошла первой и передала мне какую-то плошку. - Вручаю Красному принцу Знаки Огня! И что мне теперь с ней делать, с этой пепельницей? Сзади неслышно приблизился Данк, набросил мне на плечи темно-красный плащ и закрепил его на плече рубиновой фибулой. - Вручаю Красному принцу Знаки Цвета! Последним подошел отец и возложил мне на голову легкий обруч червонного золота с огромным красным камнем в центре. - Вручаю Красному принцу Знаки Власти! - Встань, Красный Принц! - завершил Сагастен. - Начнем Перекличку Очагов! В руках отца откуда-то появилась такая же плошка. Он шагнул к алтарю. Сагастен поднял с подставки нечто среднее между волшебной палочкой и крошечным факелом. - Цвет твой... - Белый, - негромко сказал Сенрайд. Сагастен поднес конец палочки к алтарному огню, и тростинка мгновенно вспыхнула. Маг прикоснулся огоньком к плошке в руках отца. Из плошки вырвался сноп слепящего белого пламени. - Огонь подтверждает твои слова. Займи свое место, Белый Властитель. Отец пересек часовню и поднялся на возвышение прямо напротив алтаря. А следом к алтарю уже шагнула Альда. - Цвет твой... - Зеленый. Запылала изумрудная струя. На расстоянии мамин огонь казался совершенно холодным. - Это так. Займи свое место, Изумрудная Властительница. И уже стоял у алтаря Данк. - Цвет твой... - Оранжевый, - улыбнулся Данк. В его руках взорвался спелый апельсин. Мама прошла за спину Сагастена и поднялась в нишу, которой я раньше вообще не замечал. Я понял, что влип. - Сагастен!.. - Займи свое место, Оранжевый Повелитель. Цвет твой? - Голубой, - с легким нетерпением ответила Сельфа. Из ее плошки уже били вверх голубые молнии. - Ты не ошиблась. Займи свое место. Цвет твой?.. Данк удобно уселся в кресло у двери. Сельфа направилась к тронному возвышению и опустилась на камень у ног отца. - Сагастен!.. - я чуть не плакал. Маг поднял на меня изумленный взгляд. - Отвечай, быстро, огонь погаснет! Тебе плохо? - Красный, - сказал я громко и сбивчиво зашептал: - Сагастен, послушай, я... Из моих сложенных ладоней вырвался дымный алый столб. - Истинно так. Займи свое место. - Сагастен! - сказал я громко, уже ни о чем не думая. Мама напряженно подалась вперед. - Что, Райдок? - тревожно спросил Сагастен вполголоса. - Я не знаю, куда мне идти!! Сельфа посмотрела на меня с неподдельным любопытством. - Подойди к створу Луча, - властно сказал отец. - Куда? - Быстрее! - звучным шепотом сказал Данк. - Я не понимаю. Я ничего не понимаю! - Стой! - приказала мама. - Стой на месте и не двигайся. Сельфа! - Что, Изумрудная? - Проверь его! Сельфа разглядывала меня, морща лоб и сжав губы. Потом аккуратно поставила свою пылающую плошку на каменный пол. - Нормальные люди разрешают подобные сомнения до церемонии. Из складок платья она добыла продолговатый серебристый предмет и направила его в мою сторону. Отец встал и склонил ко мне сноп белого огня. - Что происходит, Райдок? - Я потерял память, отец. Я зачарован! Огонь в руках Данка мелодично зашипел и стал угасать. - Мы с принцем Райдоком задолго до этого дня знали, что неизбежно четырнадцатого счастоцвета, в сапфире, в праздничный день благотворного источника, принца настигнет могущественное заклятие, - поспешно сказал Сагастен. - И будет это после... - Почему же вы никого не предупредили? - строго и гневно спросил Сенрайд. - Кто дал тебе право, Сагастен, рисковать церемонией? - Ваше царственное сиятельство, предвещания такого рода нельзя раскрывать никому, кроме посвященных магов: оглашение может исказить реализацию заклятия до неузнаваемости. Кстати!.. Райдок, ты никому не говорил о Дейненделльском пророчестве? - Да не помню я, Сагастен! - с горечью сказал я. - Я вообще почти ничего не помню. - Прошу простить меня, ваше царственное сиятельство, я продолжаю. Хоть мы и вынуждены были хранить предсказание в тайне, но страха это у меня не вызывало. Все признаки указывали, что это произойдет уже после того, как мы покинем часовню. Вероятнее всего, даже ночью. Я просто поражен случившимся. Либо нам придется отвергнуть нерушимые основы колдовской науки... - Либо? Сагастен помолчал, обдумывая ответ. - Либо вмешалась могучая сила, предугадать появление которой мы не смогли. В таком случае, мы вообще можем сейчас иметь дело с другим заклятием, независимым от предсказанного. - Альда! - громко сказала Сельфа. На кончике серебристого стержня затрепетал радужный огонек. Лицо мамы исказилось. - Крейтлинг! Данк, Сагастен, обездвижьте подменыша! Отец отшвырнул от себя Знаки Огня. Данк неуверенно поднял руку и совершил странное движение - словно нарисовал в воздухе непонятный иероглиф. - Где Райдок?! - жестко спросил Сенрайд, подходя ко мне. - Теперь он не сможет ответить без разрешения создавшего его, - отозвался Сагастен. - Разоблаченные крейтлинги этого рода теряют волю и попадают под власть многочисленных запретов. Они считали меня гомункулом! Псевдоживым подобием исчезнувшего принца! - Мы чуть было не наделили отродье властью, - мрачно сказала Сельфа. - Отец!.. - я шагнул навстречу Сенрайду. Белый принц отшатнулся. - Сагастен! - взревел он. - Почему ты не сковал его?! Маг нахмурился и быстро повторил движение Данка. - Отец!.. - умоляюще повторил я. - Стойте! - вмешалась Сельфа. - Это страшнее, чем казалось! - Это не крейтлинг, - уверенно сказал Сагастен. - Или сегодня действительно перестали действовать все магические приемы. - Но это и не Райдок. Хильфейт не лжет, - упрямо сказала Сельфа, показывая всем серебристый стержень - скорее даже, короткий тонкий жезл. - Может быть, орколак? Мощный ургмаур? - осторожно спросила Альда. Теперь она выглядела еще моложе и была совсем чужой. Материнскими чувствами от нее и не пахло. - Как можно распознать орколака? - Отец повернулся к Сагастену. - Луч хильфейта должен окраситься в красный цвет, - медленно проговорил маг. - Но сейчас это ничего не значит. Ведь Райдок предназначен Багрянцу. - Но ведь это не Райдок! - яростно сказала Сельфа. - Начало церемонии могло повлиять и на подменыша, - ответил Сагастен. - Проверь, - приказал отец. - Это может отсечь часть сомнений. Сельфа что-то сделала со стержнем, и от него ко мне потянулся яркий радужный луч. На какое-то время я стал совсем беспомощным и не мог даже моргнуть, чтобы уберечь глаза от слепящего света. Луч прикоснулся ко мне, замерцал и медленно налился глубокой густой лазурью. Все оцепенели. - Синий цвет, - одними губами произнесла Альда. - Но после Второго Передела... - начал Данк. - И Белый. Он все-таки из нашего Домена! - пораженно сказал Сагастен. - Не понимаю... - Человек Мертвой Радуги! - вскрикнула Сельфа. - Откуда?! - резко обернулся к ней Данк. - Мертвой Радуги не видели в наших краях много оборотов! - Она могла появляться в тех краях, откуда родом подменыш, - непреклонно сказала Сельфа. - Это единственный способ притвориться созданием Индиго. - Кроме обреченности Цвету, - заметил Сагастен. - Но цвета Домена были бы видны! - Кроме Белого. Синий на бело-синем фоне, понимаешь... Отец решительно взял меня за запястье, в руке его откуда-то появился серебряный кинжал с золотыми насечками.
в начало наверх
- Осторожно, Сенрайд, не обожгись, - равнодушно сказала Альда. Отец бесцеремонно обнажил мою левую руку до локтя и безжалостно полоснул лезвием по коже. - А-а, тьфу, ой!! - непроизвольно сказал я. - Ты что, с ума сошел? Больно же!!. Правой рукой я попытался схватиться за рассеченное место. - Убери руку! - ледяным тоном сказал отец, направляя острие клинка в мое горло. - Ты хочешь сделать меня по-настоящему Красным? - хмыкнул я, опуская правую руку. Потом посмотрел вниз и замер. Вместо ожидаемых горячих струек красной крови по предплечью моему поползла густая лента невероятно холодной прозрачно-голубой жидкости. От нее поднимался густой ароматный пар. Жидкость быстро испарялась. Даже воздух вокруг стал невыносимо холодным. На полу, там, куда упали капли Этого... я не мог назвать его своей кровью... возникли белые пятна инея. А по белому растекалась, испаряясь, синеватая субстанция. - Это же не огонь, - потрясенно сказала мама. - Синее на белом... - прошептал Данк. - Это не Райдок, - твердо сказал Сагастен. - И все же... и все же это может быть только Райдок! Моя правая рука непроизвольно дернулась к карману. Ах, как же я ошибся! В ту же секунду пристально следившая за мной Альда крикнула: - Письмо! Отберите у него письмо! Отец перехватил мою правую руку. Сагастен остановил левую. Данк могучими лапами ухватил меня сзади за плечи. Сельфа быстро опустила руку в карман моего камзола и выхватила оттуда заветный конверт. - Не на!.. - успел крикнуть я. - "Тому, кто..." - начала читать вслух Сельфа и вдруг запнулась. - Данк! Сенрайд! В следующую секунду что-то твердое и тяжелое с невероятной силой ударило меня по голове. Последнее, что я успел увидеть, проваливаясь во мрак - страшно оскалившийся Сагастен с тяжелым треножником в руках. А потом мне стало плохо, темно и очень безразлично. 3 Когда я очнулся, вокруг было темно. Но не ночь ослепляла меня, а тьма в закрытом помещении. Нестерпимо болела голова. Я потрогал темя и обнаружил шишку размером с детский кулак. Попытка ощупать ее вызвала вспышку боли, мгновенную тошноту, огненный калейдоскоп перед глазами и горькую обиду. Мало мне того, что голова сама по себе ни черта не работает, так еще милые родственнички решили остатки мозгов выколотить! На кой им дьявол мои мозги?! Сделать паштет а-ля-Райдок? Вот разве что... Я придал смелости оцепеневшим сенсорам и аккуратно исследовал окружающее меня пространство. Сначала тактильно. В смысле, на ощупь. Подо мной обнаружилось нечто мохнатое, теплое и мягкое. Нет, не зверь, конечно. Стал бы приличный зверь ждать, пока я его всласть нащупаюсь, как же! Просто какое-то меховое покрывало. Ну что ж, и за это спасибо. А Сагастен-то каков, а? Рано нашего мага списывать со счетов, судари мои. Существо, способное с такой сверхъестественной силой врезать по башке треножником... А треножник я опознал, кстати. Он все время тихо стоял в углу и весил, между прочим, эдак с пол-Райдока. И вот этот тихий старичок берет его одной рукой, и прошу заметить, почти без замаха... И большое спасибо, что без замаха, а то от моего черепка только брызги бы... Оказывается, в первую очередь я должен неумеренно благодарить своих родных и близких. Не убили, в какой-то вполне приятный застенок запихали, подстилки не пожалели... Видно, несчастный принц Райдок пока что достаточно ценная зверушка. Бей в голову, Сагастен, не фиг шкуру портить... Обоняние и вкус немногое добавили к моему видению ситуации. А вот слух... Где-то неподалеку невнятно бубнили в пять голосов. Разговаривали, должно быть. И вот тут-то я сообразил, где нахожусь. Из святилища были два выхода. Один внутренний, выводящий в западное крыло дворца, тот, по которому пришли мы с мамой. Второй вел к алтарю от огромной двери, распахивающейся прямо на площадь перед дворцом. Во внутреннем коридоре появляться со мной не рекомендовалось. Там торчали слуги и придворные, которые не преминули бы удивиться... ну, это я еще мягко выразился - удивиться... если бы принц Райдок, вместо того, чтобы появиться на площади, в лучах славы и красном плаще, вдруг въехал бы во внутренние покои на Белом принце, выполняющем роль белого коня, радуя глаз разбитой башкой, в смысле своей, райдоковой башкой, а не коня... то есть Белого... то есть... Тьфу ты, запутался! Башка-то как трещит, боги! За что же ей такое, ну что же это, ну как же это... Да мать же!.. В общем, нельзя меня было выносить вовнутрь. Да и поблизости меня там запихать было некуда. А вот сразу за большой дверью, распахивающейся на площадь, было помещение... Ну, как бы это сказать... Не знаю я, как это называется в архитектуре, а по сути было это нечто среднее между предбанником и коридором. Такая каморка - пять шагов в ширину, десять в длину, а потом опять двери, поменьше, в Зал Алтаря. Поскольку смертным, в принципе, Алтарный Зал, он же Зал Тайны, видеть вроде как не полагалось. Возбуждать же народ чем-нибудь темным, загадочным и крайне элитарным - развлечение несложное и приятное. И полезное, кстати, в отличие от говорения правды вслух. Потому у них, у... У нас, у принцев, это занятие - выдать добрым вассалам материал для слухов и сплетен - всегда считалось делом славным и почетным. Так что когда Великим Правителям было угодно явиться народу из Храма, они... мы... нет, я же здесь впервые... они накапливались в этом самом предбаннике, а уж потом раскрывались двери на площадь и одновременно закрывались внутренние двери в зал. Так что никто не успевал ничего разглядеть, только мелькали в глубине очертания алтаря и светлое пятно огня на нем, все терялось во мраке, и внутренние двери величественно захлопывались. Оставляя народу свободу и право толковать и угадывать. А чего ему, народу, еще надо? Поглазеть, пожрать, и потрепаться, упиваясь темным и теплым чувством собственной мудрости и значимости. Да, так о чем это я?.. В общем, валялся я на шкуре в этом самом предбаннике. Правильно валялся. И сбежать мне отсюда было невозможно, и под ногами не путался. Ворота на площадь мне в одиночку не открыть. Их вообще, по-моему, можно открыть только вдесятером, и то снаружи. После того, как изнутри уберут засовы. А если бы я и попытался это сделать, то поднял бы такой грохот, что меня и слепой бы застукал. И тут же нашел бы по натужным стонам. Кстати, меня и сцапал бы даже безрукий. Просто выгреб бы ногой из-под засова. Главный засов в одиночку тоже можно только уронить. А внутри разговаривали пятеро, которые уже продемонстрировали сегодня свое умение наловить к обеду с полдюжины Райдоков. Без лишней скромности я даже был готов назвать этих говорунов по имени. - Не будем торопиться, - рассудительно говорил Данк. - У существа, представшего перед нами, облик малыша Райдока. Так? Ответом было только ворчание, невнятное и недовольное. Судя по всему, Сельфа умоляла жевать пережеванное побыстрее. - Кто может скопировать облик Райдока? Крейтлинг, конечно, потом любой из оборотней... Склероз и амнезия - самые приятные болезни для любопытных принцев. В мире, оказывается, столько интересного! - Человек Мертвой Радуги, - упрямо сказала Сельфа. - Только по чистой случайности, - тут же отреагировал Сагастен. - Мертвая Радуга обряжает своих в облик любого из ныне живущих, но совершенно произвольно - как в жеребьевке. - Мертвая Радуга - вообще лотерея, - агрессивно сказала Сельфа. - Почему бы жребию и не упасть на Райдока? - А причем тогда здесь заклятие? - лениво спросила Альда. - А заклятием их разменяли, - объяснила Сельфа. Мне захотелось вмешаться. - Мама! - жалобно сказал я. - Хорошо, Человек Мертвой Радуги, - терпеливо сказал Данк. - Кто еще? Все промолчали. - Сагастен? - Не знаю, - после паузы ответил маг. - Будем считать, что больше некому, - резюмировал Данк. - Сестричка, надеюсь, ты не утаила от нас рождение близнецов? Мама промолчала так яростно и красноречиво, что я ее не только услышал, но и явственно увидел. - Данк! - укоризненно прогудел отец. - Все, все, - торопливо сказал Данк. - Молчу. Идем дальше. Рассматриваемый объект... - Субъект, гады! - не выдержал я. - Ребенок очнулся, - сказала Сельфа. - Помолчи, мешаешь! - крикнула Альда. Очевидно, мне. Вот тебе и мамина ласка! - Рассматриваемый объект показал, что он, атлис: нечеловек; далиг: по обреченности Синий. Кто... - Мама! - взмолился я. - Башка болит, пить хочу! - Может, стукнуть его еще раз? - предположил Сенрайд. Вот тебе и отцовская забота! Я затих. - Кто из перечисленных подходит под определение "нечеловек"? - невозмутимо продолжал Данк. - Разумеется, крейтлинги, оборотни из нежити, потом... потом... - Преображенный Витязь, - тихо сказала Альда. - При чем тут... - начал было Данк. - Впрочем... Сагастен, есть ли в мире сила, способная изменять облик Преображенного? - Не знаю, - медленно сказал Сагастен. - Мне неизвестна такая, но и запрета на ее существование нет. - А может ли он изменять облик по своему усмотрению? - Беспочвенный разговор. Не исключено. Но от начала времен такого еще не бывало. - А какая приобщенность может лежать на Витязе? - Клятва Домену, мощь храма, ореол Оракула... - задумчиво перечислил Сагастен, - еще, пожалуй, обреченность на успешный штурм, впрочем, последний раз это было так давно... - Наш Синий город разрушен, - почти неслышно сказала Сельфа, - наш Синий Принц убит... - Но наш Синий Цвет вакантен, - возразил Данк. - Два Цвета означают, что это или принц, или витязь, - чуть нараспев сказала Альда. - Но принц - всегда человек. - А о Преображенном Витязе я не мог бы не знать, - веско сказал отец. - Разве что он достиг Преображения только что и не успел доложить, - поднял голову Сагастен. - Кто? - с горьким презрением спросил Сенрайд. Мне почему-то стало его жаль. - Лэйхэм и Линдолл убиты. Трусливый Моурис бессмысленно сидит в Дельфосе под предлогом подготовки к обороне, и уж кому-кому, а ему до Преображения далеко, как голодному до сортира. Разве в Домене появлялся еще кто-нибудь? - Не топчи Моу понапрасну, Белый, - проворчал Данк. - Его немощь вызвана не трусостью, а... - А идиотизмом! - взорвался Сенрайд. - Кто его просил лазить к Подземному трону? Сагастен ведь передавал из Дейненделла предостережение!.. - Предостережение - еще не запрет, - мягко возразил Данк. - И уж во всяком случае, это был отважный идиотизм. Трусом парня не назовешь. - Этот отважный идиот стоил мне половины казны, - с горечью сказал Сенрайд. - А принес Домену только неприятности. Единственный поход обернулся пшиком - или не так? Явился с пустыми руками... ф-флибустьер, гнома ему в задни... - Сенрайд! - со сдержанным упреком сказала Сельфа и возможно, даже покраснела. Берилловым румянцем, должно быть. Впрочем, все понимали, что крепким словом принцессу не испугаешь, а поза - личное дело каждого. - Вернемся к пегасам, - Данка было сложно сбить с мысли. - Наличие в луче Синего Цвета означает в данном случае сумму цветов. - Почему? - требовательно спросила Альда. - Без клятвы Домену любой может быть только бесцветным. А Синего домена больше не существует. Значит, Синий - иная, не Клятвенная обреченность, видная на фоне Белого или... или... - Голубого! - вдруг жестко сказал Сагастен. - Погодите! - запротестовала Сельфа. - А если он - Синий по рождению? - По утаенному рождению! - кажется, на Сенрайда тоже снизошло прозрение. Как-то резко все вдруг умнеть стали... кроме меня. Ох-хо-хо... - Райдок рожден в Дианаре, - решительно сказала Альда. - И всегда был Белым. Пока решение Совета не окрасило его Багряным.
в начало наверх
- Мы говорим не о Райдоке, - напомнил Данк, - а об этом... - Кстати, - вдруг осенило и маму, - когда Райдок писал письмо, он знал, кто это такой! - Почему? - Потому что он его не опасался. Согласитесь, что отважным до беспечности Райдока не назовешь. - Пожалуй, - протянул Сагастен. - А неизвестность всегда тревожила его в первую очередь. Если бы у него была хоть тень сомнения по поводу происхождения и роли этого... - там, за стенкой, явно кивнули в мою сторону, - тон письма был бы совсем другим - да что там, самого письма бы не было! - Это похоже на правду, - не спеша произнес Данк. - Можно ли, исходя из этого, считать, что подменыш безопасен? - В пределах компетенции Райдока, - неуверенно сказала Сельфа. - Достаточно высокой, - заметил Сагастен. Правда, ребята, доброе слово и принцу лестно! Особенно сидящему взаперти с разбитой головой. - Появились интересные версии, - весело сказал Данк. - Сиблинг, тайно рожденный в Сапфире! Синий принц заречных кочевников!.. - Рэджор, - сказал Сагастен. - Что? - Рэджор. Так они называют своих правителей. Переводится приблизительно - старший и светлый. - Да ну тебя! Принц - всегда принц, как бы он не назывался! Потом еще - Преображенный Белый Витязь из Синего храма... Сагастен, какое святилище держит Синий Цвет? - Рагдагкхарр, - нехотя сказал Сагастен. - Посреди Волчьих болот? - поразился Данк. - Далеко, однако, у тролля на куличках... - Для заклятия это не слишком важно, - с досадой сказал Сенрайд. - Но я же тебе говорю, не может быть в нашем Домене Преображенного, тем более... - Стоп! - громко сказала Сельфа и отец удивленно умолк. - Стоп! А кто сказал, что Белый витязь - или даже принц - должен быть из нашего Домена? Некоторое время все пораженно молчали. Потом Данк по слогам сказал, словно прочитал: - Бе-лый Вос-ток. Вот так, значит... - Купцы с большой воды, - эхом отозвался Сагастен. - Я бы попросила!.. - высокомерно сказала мама. - Да погоди ты, - отмахнулся отец. - Не в словах дело ведь... - А малыш так прочно дружил с Нагоном... - вспомнил Данк. - Отсюда, может быть, и беспечный тон письма, - согласился Сенрайд. - А Нагону под силу заклятие весьма значительной мощи, - подтвердил и Сагастен. - Вы что, всерьез думаете, что на Белой пристани моему сыну могут хотеть зла? - пораженно спросила Альда. - Зла не зла, но... - замялся Данк. - Твоему сыну - вряд ли, - добавила Сельфа, - но всем остальным... Опять повисло нехорошее молчание. Мне стало тревожно и неуютно. - Хой! - заорал я и попытался встать на четвереньки. Получилось неплохо. - Вы меня, что, собираетесь здесь насмерть уходить? Может, кто-нибудь поинтересуется моим мнением по поводу происходящего? За дверью подвигались немного. Вслух не было сказано ни слова. Потом усталый и родной голос Сагастена произнес: - Вообще-то только твоего мнения нам и не хватает для полного бардака, но что-то в твоем предложении мне нравится. Раздались шаги. Лязгнули железные запоры и дверь медленно отворилась. Я зажмурился. Зал Алтаря был освещен лишь несколькими факелами, да еще за спиной Сагастена по-прежнему мерцал священный жертвенный огонь, но после темноты моего импровизированного карцера и этот свет показался пронзительно слепящим. Теперь у меня резало в глазах и опять заболела голова. Я качнулся вперед на четвереньках и ткнулся макушкой в чье-то колено. Просто никаких слов нет! Это уже даже невезухой не назовешь, это просто какое-то издевательство! Из тех искр, что посыпались у меня из глаз, можно было лет двести подряд устраивать фейерверки на каждый праздник! Точно тем самым местом, куда Сагастен приложил руку, точнее, треножник! И прямо в чье-то костлявое колено! Слагаю с себя все мыслимые и немыслимые полномочия. Дайте человеку спокойно лечь и умереть. Ах ты ж дьявол, я ведь теперь нечеловеком считаюсь... Не дадут. Я стал на колени, немножко раскачиваясь взад и вперед, и замычал. Получилось так, будто я отбиваю кому-то земные поклоны. Одной рукой я взлелеял погибшую черепушку, а второй пошарил перед собой. Так я и знал, трам-тарарам твою тарам! Колено было Сагастеново. Старый маг ласково, но властно взял меня за плечи и поднял на ноги. - Кто бы ты ни был, открой глаза, - сказал он. Я открыл. - Пойдем, - сказал Сагастен. - Сейчас ты сможешь рассказать все, что помнишь, знаешь... или считаешь нужным рассказать. Я неуверенно шагнул вперед. Сагастен придержал меня за плечо. - Для простоты мы будем называть тебя Райдоком, - сказал он негромко, но достаточно звучно; так, чтобы слышали те, в зале, - но ты не должен обольщаться этим. Надеюсь, ты понимаешь всю меру нашего сомнения. Я молча кивнул. Сагастен потрепал меня между лопаток. - Идем, малыш. Сейчас я осмотрю твою рану, вернее сказать - шишку, а ты расскажешь нам все, что, по-твоему, с тобой стряслось. И начни, пожалуйста, с самого начала, не стесняясь ничего. - Сагастен, - сказал я жалобно, - а те, снаружи... ну слуги там, воины... они ничего не заподозрят? Все-таки долго мы тут... Сагастен улыбнулся. - Кто, кроме принцев и магов, знает, сколько длится та или иная церемония? - Все же он прав, - послышался из-за стены голос Данка. - Торопиться мы, конечно, не станем... но давайте-ка и не мешкать попусту. Мы вошли в Зал Алтаря. За время моего отсутствия здесь почти ничего не изменилось. Так же были разбросаны по полу священнейшие и драгоценнейшие плошки, так же нагло развалился в своем кресле Данк, так же скромно стоял в уголке смертоубийственный треножник. Единственное по-настоящему серьезное изменение внесла Сельфа. Она задумчиво протирала лаковые туфельки моим красным плащом. - Присядь, загадка, - почти весело сказал Данк. - Морда у тебя, надо признать, весьма и весьма эльфийская. Совсем зеленая. Очень больно? Э-э!.. Сагастен! - Чего тебе? - устало проворчал маг. - Придержи это чудовище, Райдок рекомое, и ответь: почему хильфейт дал Синий луч тому, у кого в руках пылал Красный Огонь? Сагастен сел. Вот просто взял и опустился на каменный пол, где стоял. Мама уронила какую-то заколку или брошку, а Сельфа, окаменев с полуоткрытым ртом, машинально драила моим бывшим плащом голую коленку. Отец поднялся во весь рост. - Придушить и не мучиться, - просто сказал он. - Не дам, - с плохо скрываемым восхищением сказал Сагастен. - Такого же отродясь не бывало! Ему же цены нет! Его же надо в колбе держать и опыты ставить! - Не надо ставить опыты, - тоскливо попросил я. - Надо, - наставительно сказал Сагастен. - Я хороший, - робко сказал я. - Хороший, хороший, - успокаивающе сказал Сагастен, но жадный огонек в его глазах мне не понравился. - А я говорю - придушить, - настойчиво сказал отец. - А где мы другого такого возьмем? - рассеянно спросил Сагастен. Его взгляд блуждал по залу - явно в поисках какого-нибудь сачка или реторты. - Таких надо во вражьи города засылать, - сказал Данк. - Ну, - сказала Альда. - А они что сделали? - Кто "они"? - Ну откуда я знаю? - А давайте его отправим навстречу Проклятому, а? - предложил Данк. - И посмотрим, и поэкспериментируем, и придушим, в общем-то... Все сразу, давайте, а? - Значит, все-таки крейтлинг, - Сельфа трудно зашевелилась. - Но какой же он все-таки очеловеченный! Да, это творение великого мастера. - Вот хотела бы я знать, где Райдок? - отрешенно сказала Альда. - Придушить и поскорее, - холодно повторил Сенрайд. - Пока не выяснилось, что он умеет летать, проходить сквозь стены или убивать взглядом. - Если умеет, много тебе будет проку от спешки, - хмыкнул Данк. - Эй, малыш, чего нос повесил? Не волнуйся, все гораздо хуже, чем тебе кажется! И вот тут я наконец проснулся. - Эй! - заорал я, уворачиваясь от Сагастена. - Кое-кто тут, кажется, собирался меня выслушать? Поторопитесь, будьте любезны, пока не выяснилось, что я заразный, и все, кто видел меня, подлежат утоплению в два гонга! А ты, старая жердь, убери лапы! Хочешь - слушай, а не хочешь - так давай сразу треножником! - Однако это похоже на Райдока, - ошеломленно проговорил Данк. - А бывают заразные заклятия? - озабоченно спросила Сельфа. - То есть, это... переходящие дальше? - Бывают, - напряженно сказал Сагастен, внимательно следя за мной. - Не шуми, малыш, мы обязательно тебя выслушаем! Говори, говори... - В реторту или в клетку я себя сажать не дам, - я резко повернулся к Сагастену. - Если тебе так хочется поэкспериментировать, подумай лучше, как вернуть мне память, старая ты швабра! И хватит меня уже попрекать этим самым Нагоном, все равно я не помню, кто это! Хотите издеваться - объясните сперва, в чем дело! И кстати, письмо мое, совсем мое, то есть мое и мне же, отдайте немедленно, орки, сатрапы, перлюстраторы поганые! И вообще, не перебивайте меня, пока я окончательно всего не забыл! Тут уже сны начинают сбываться, а вы затеяли философские дебаты, жопы! А ты, отец, если хочешь командовать, так признай сначала, что я твой родной верноподданный любимый сын, а потом командуй! А если я нелюдь, нежить и прочая фигня, да еще явно враждебная, так заткнись, пожалуйста! Буду я тогда тебя слушаться, как же! А если меня еще кто-нибудь въевгенит кувалдой по макушке, так я за себя вообще абсолютно не ручаюсь - возьму и копыта откину! А ты, мама, если считаешь, что проще завести нового Райдока, чем починить этого, так вперед! Можете начинать прямо сейчас, я отвернусь! А если ты хочешь, чтобы я участвовал в твоих династических игрищах, так закрой рот, совсем закрой и дай его открыть мне! А ты... - я задохнулся, закашлялся, и продолжение осталось навеки сокрытым от рода Селекса. Род Селекса внимал с восхищением. - Райдок! - счастливо сказала Альда. - Вам виднее, кем и как он зачарован, но это - Райдок! - Такое повторить невозможно, - убежденно сказал Данк. - Это надо повторить всю жизнь малыша, все эти эльфийские хитромудрия и то дерьмо, Альда, которое ты называешь королевским воспитанием... - Но ты сказал, что начинают сбываться сны, - в голосе Сагастена снова были любовь, участие и неподдельный интерес. - Рассказывай же скорее, рассказывай, малыш! Неужели для того, чтобы тебя полюбили и признали, надо всего лишь закатить истерику? О боги, как же я вел себя, когда все помнил? И как же это меня еще в колыбельке не пришибли? Очевидно, Белому домену уж очень был нужен молодой принц. Или я чего-то не понимаю. Но без крайней жизненной необходимости такого типа, как этот ваш Райдок, выдержать нельзя. Я заговорил. Говорил я долго и подробно. Пересказал сон, попытался объяснить свои ощущения, перечислил, что я помню, что вспомнил на лету, чего не понимаю и не помню, хоть тресни... В общем, все, что успел передумать за время после пробуждения. Полгонга спустя великолепная пятерка тоже впитала полный объем моих знаний. И остался я точь-в-точь, как в известной шутке - "давай сначала съедим твои яблоки, а потом каждый свои". Мне-то никто ничего так и не рассказал! Все выглядели, как после сытного обеда - затихли и переваривали. Только на физиономиях вместо благодушия было написано сосредоточенное напряжение. И стрекотали мозги, как ножницы Алоры у меня над ухом - там, в моей комнате, сто лет назад... А мои мысли ворочались тяжело, как пьяный извозчик на проститутке. И проку от этого, кстати, было ровно столько же. Первым в строй вернулся жизнерадостный Данк. - Осознал, - сказал он. - Сообразил. Ни ч-черта не понял! Но все
в начало наверх
равно здорово! Значит, есть шанс, что некоторые элементы этого сна сбудутся? Интер-ресно, чтоб мне орком сдохнуть! - Не дословно, - отметил Сагастен. - Но смысл соблюден очень точно, если малыш ничего не перепутал. - Третий на берегу - это, должно быть, Элспейр, - сказала Сельфа. - Д-да, похоже, - неохотно согласился Сенрайд. - Чертово отродье, - пробормотала Альда. - Что? - Ничего. Я не люблю его. Отец нахмурился. - Хватит раздоров, - властно сказал он. - Давайте решать, что делать дальше. Мы здесь действительно слишком долго сидим. Эдак скоро и солнце сядет, так что поторопитесь. Заговорил Данк. - Я считаю, что это, атлис: Райдок; далиг: Райдок зачарованный; тайрис: Райдок, преданный нашему Домену; оллиг: Райдок безопасный... - Тебе алфавита хватит? - ядовито поинтересовалась Сельфа. - Уже хватило. Следовательно... - Малли, - пробормотал Сагастен. - Кто?! - Это по-эльфийски. Следовательно. Так говорят мудрецы, чтобы казаться еще умнее. - Отлично. Малли, я предлагаю быстро вручить Райдоку Цвет, чтобы наши продолжительные посиделки у алтаря не вошли в историю своей безрезультатностью. Народ этого не поймет, и малли, не одобрит. - А уж сплетен будет! - подхватила Сельфа. - Я не понял, ты за или против? - Я и сама не поняла. Значит, за. - Мы до такой степени ничего не понимаем, и все происходящее до такой степени опасно, что я тоже за, - сказал Сагастен. - Объяснись, - приказал Сенрайд. - Твоя логика мне неясна. Сагастен посмотрел ему в глаза. - Властитель, не будем играть в прятки меж красивых слов. При текущем состоянии дел нашему Домену настал конец. - Еще не настал! - яростно выкрикнул Данк. - Уже настал, Оранжевый, - твердо сказал маг. - Будьте честны с собой: ни Белая гавань, ни эльфы помощи не пришлют. Сельфа согласно уронила голову. Стало очень тихо. - В Айнале и у Дайгроу погиб цвет нашей армии. Самые сильные бойцы, самые отважные предводители. Три принца, два витязя, отборная тяжелая гвардия. Сожжен самый богатый город, потеряны важнейшие земли, захвачены последние дороги, связывающие нас с остальным миром. Мы зажаты на полуострове, с которого нам не вырваться - разве что по воде. Конечно, уцелевших примут в Кармине, но уже как беженцев без родины. Если мы сможем перебраться через реку... - Два корабля у меня есть, - тихо сказала Альда. - Кое-что найдется и Сапфире, - лениво заметил Данк. - Теперь посмотрим, что у нас осталось, - продолжал Сагастен. - Столица, Дианар, сейчас хранит лишь тень былого величия. Вы знаете, что гарнизон Дианара состоит в основном из легкой пехоты, а крепостные стены не очень прочны. Перестраивать город, перевооружать армию уже нет ни времени, ни денег. Следовательно, в случае штурма Дианар мы не удержим. Нас просто сметут с этой равнины, по которой к городу открыты подступы со всех сторон. Харденанг не в счет, это вообще не замок, а поселок у пристани; гарнизона там нет. - Небольшой есть, - дрожащим голосом сказала мама. Ей было стыдно до слез. - Знамя я как-нибудь наберу... - Да, из экипажей последних кораблей, - Сагастен мотнул головой. - Продолжим. Ранскурт и расположен удачно, и укреплен хорошо, но у него нет защитников! Данк отдал все, что смог, на границы, и ни один воин не вернулся обратно, на стены Ранскурта! Сумеем ли мы быстро увеличить гарнизон этого города? Данк отрицательно качнул ладонью. - Все ресурсы я уже использовал. Кроме личной гвардии. Пол-Знамени легкой пехоты я еще смогу мобилизовать и обучить, но толку-то с того... - Остаются Дэдлок и Сапфир. Замок Берилловой Леди, конечно, неприступен. Сельфа гордо вскинула голову. - У меня четыре Знамени отборных бойцов, - звонко сказала она. - Два Знамени тяжелых рыцарей, Знамя панцирной конницы и Знамя горных секирщиков. Я сама выйду на стены Дэдлока - с Жемчужиной Смерти в руках! - Скажи спасибо, что два твоих Знамени не успели выйти из Дэдлока к Дайгроу, - мрачно сказал Данк. - Еще неизвестно, чем бы тогда закончилась битва! - парировала Сельфа. - Ты не видел мои Знамена в бою! - Плохо бы она закончилась, - безнадежно сказал Данк. - Соединиться с Селлери твои бы не успели... Перелопатили бы вас по очереди - у тебя ведь там по пути и опорных башен-то нет. - Не о том сейчас мы говорим, - сурово оборвал его Сагастен. - Дэдлок может держаться долго, очень долго, наверняка дольше всех наших городов и замков. Но от него трудно добраться до моря, и если мы укроемся в стенах Дэдлока для последнего боя, из окруженного города не спасется уже никто. Гибель Белого домена будет оттянута, но все равно - неизбежна. А спасти нас может только одно. - Что? - без особого интереса спросила Альда. - Мы не должны потерять Сапфир. Богатый, хорошо укрепленный Сапфир, на самом берегу Западной, в удобной излучине, прикрытый скалами, с прекрасной пристанью. - Мы его уже потеряли, - фыркнул Данк. - В городе и Знамени не осталось, все ушли с Селлери и Линдоллом. - Мы можем перебросить туда стражу Дельфоса во главе с Моурисом, - нерешительно сказала Альда. Данк захохотал. - Эту инвалидную команду? Прости, Изумрудная, но они только зря будут занимать койки в казарме. Все, кто мог сражаться по-настоящему, ушли из Дельфоса с Гэйтхэйтом - и это были славные бойцы! - Тогда, возможно, снять часть гарнизона из Дэдлока? Сельфа нахмурилась. Но прежде, чем она успела ответить, вмешался отец: - Это ослабит Дэдлок и не спасет Сапфир. И к тому же Данк прав: вернее всего, отряд из Дэдлока не пропустят в Сапфир, а истребят в чистом поле. - Еще проще нам будет оценить ситуацию так, - размеренно говорил Сагастен. - В трех последних боях мы потеряли шесть с лишним Знамен отборных бойцов и пятерых предводителей немалой доблести и силы. А сейчас во всем Домене осталось не более восьми Знамен, из них же только четыре по-настоящему боеспособны. И семь предводителей, двое из коих молоды до безобразия, один бессилен, и две - женщины. - Мы способны сражаться! - грозно сказала Сельфа. - Не сомневаюсь, - спокойно сказал Сагастен. - И тем не менее, если всех, кто способен носить оружие, собрать в одном месте, получится армия чуть большая по численности, но уступающая по силе той, что уже разгромлена. И даже если армия эта победит, что невероятно, передовые отряды Проклятого, следующий же черный корпус возьмет Домен голыми руками. Вот так обстоят дела, и в глубине души все вы это прекрасно знаете. - Как же ты предлагаешь защищать Сапфир? - резко спросил отец. - Я хочу спутать карты, - тихо сказал маг. - Я не знаю и не понимаю, что сталось с Райдоком, но эти чудеса способны спутать карты, поверь, Сенрайд! Я прошу тебя: дай малышу Индиго и направь его оборонять Сапфир! Я не знаю, что мне велит просить об этом - возможно, сразу все, что мы сегодня слышали? Нечеловек Синего предназначения, но все-таки принц... Если Синий принц, принявший цвет в сапфире четырнадцатого счастоцвета, будет сражаться в городе Сапфир, бывшей столице Синего домена... Понимаешь? Может быть, даже с обреченностью победе! И победе в Синеве! Это может спутать карты кому угодно, и в особенности - Отринувшему Цвета. Ведь он на это совершенно не обращает внимания! В такой ситуации он может сделать ошибку, а вот тогда... - А если Райдок не справится? - быстро спросил Данк. - Сапфир все равно будет потерян, - равнодушно ответил Сагастен. - А если он все-таки заслан нам на погибель и предаст? - лукаво спросила Сельфа. - Не все ли равно, как погибнет Сапфир? - Но Сапфир - центр Янтарного колората! - сказал отец. - Да, а ранее - Белого, - согласился Сагастен. - И не ты ли, о Белый принц, мой повелитель, был некогда его сиятельством Зеленым наследником, а до того - и Голубым? - Но Райдок был предназначен линии Теплых Цветов, - нервно сказала мама, яростно потирая щеку. - Разве вы не примете его в Холодную линию? - Но... - пискнул я. Маг обернулся и посмотрел на меня изучающе. - А тебя вообще никто не спрашивает. Отец вдруг хлопнул кулаком по каменной ступеньке и поднялся. - Согласен, демон тебя заешь! Начинай, Гастен-са! И огонь у алтаря вспыхнул ярче. И мощно зазвучал распевный голос Сагастена: - Что за юношу вновь привел ты в Зал Тайны, о Белый Властитель? Он молчит о праве своем, я не вижу на нем его цвета. Кто он, Повелитель? - Да предстанет перед огнем Бесцветный принц Райдок, - ответил Сенрайд. - Вновь по моему желанию он здесь. - Даруешь ли ты... Я слушал вполуха, а в голове навязчиво билась одна-единственная мысль - неужели я все-таки выкрутился? - Дарую ему Цвет, и да будет... Это мы сегодня уже слышали. Глубокого смысла церемонии мне все равно не постичь, пока не вспомнятся уроки Дейненделла. - ...повелевающий радугой, ею сотканный, ее порождающий? - Дарую ему Цвет Индиговый, цвет чистого моря и дыма родных очагов, доброго яхонта-сапфира и ясных глаз девичьих... Как же я устал, мамочка милая! Не хватало только выжить в этом водовороте, а теперь умереть от усталости. Ага, вот сейчас должно быть интересно... - ...место у трона и голос в совете, право возвыситься и право наследовать, долг сражаться и долг побеждать, город для Цвета его и войско для Знамени его, и долю во всяком, что есть у меня и у До... Я удовлетворенно вздохнул и стал искать взглядом свою плошку. 4 Сверкали разноцветные огни, звучные голоса родных и близких произносили красивые слова, у меня перед носом то и дело вспыхивал тревожный перламутровый луч хильфейта - Сельфа была крайне осторожна. Меньше энтузиазма было в словах Данка, тревога проскальзывала в голосе Сенрайда, скорбные нотки наполнили речь Альды, Берилловая же принцесса, напротив, стала не такой отстраненной. Судя по всему, Сельфа решила для себя что-то важное и не собиралась отступаться от намеченного. Только Сагастен был хладнокровен и уверен в себе, как всегда. Светлая лунная ночь выскользнула из моей плошки в свой срок, синий плащ упал на мои плечи, и венец из серебра, выложенный прекрасными сапфирами, опустился на мое бледное чело. Чело было хладное, покрытое липкими каплями ледяного пота, и со стороны непременно должно было выглядеть надменным и непреклонным. Венец аккуратно окружил шишку и надежно закрепился за пластырь, которым залепили рассеченную кожу. Повинуясь властной руке Сагастена, я направился в угол и сел на маленькую каменную приступочку слева от алтаря. Теперь мы с Данком словно охраняли внутреннюю дверь с двух сторон. Все закончилось. Властители Белого Запада неспешно поднялись и направились к выходу на площадь. Сагастен на ходу поднял с пола шкуру, на которой я провел большую часть межцеремониального интермеццо, и небрежно швырнул ее в угол. Потом взялся двумя руками за тяжелое металлическое кольцо на двери и несколько раз сильно ударил во внутреннюю оковку. - Распахните дверь! - приказал он невидимым стражникам на площади. - Властители Домена покидают храм! Отец и Данк, поднатужившись, сняли главный засов с двери и попытались вертикально прислонить его к стене слева. С первого раза у них не получилось, но тут же вмешался Сагастен, подпер центральную часть толстенной стальной балки мощным костлявым плечом и резко поставил ее концом на каменные плиты. Я еще раз подивился его невероятной силе. Втроем
в начало наверх
они, перебирая руками вдоль засова, легко и быстро привалили его к стене. Сельфа мягкими, уверенными движениями откидывала и отодвигала остальные запоры, поменьше, закрепленные на самой двери. Да, наш храм, похоже, мог выдержать серьезную осаду! Дверь качнулась и стала открываться. Прозвучал громовой голос глашатая: - Склонитесь, Властители Домена покидают храм! Альда вдруг издала странный звук - то ли фыркнула, то ли застонала. Сельфа обернулась к ней, задавая немой вопрос. - Не могу понять, что означает его кровь, - объяснила мама, кивая в мою сторону. - Точнее, то, что у него вместо крови. - Я здесь многого не понимаю, - серьезно ответила Сельфа. - Но знаю одно: он невыразимо странен, и все же не враг. Хильфейт не лжет. И дверь, наконец, растворилась, и отраженные белым мрамором лучи закатного солнца брызнули в мои глаза. Сзади медленно сходились створки внутренней двери, отсекая нас от звенящей полутьмы, от огня на алтаре и от всего, что было пережито после полудня. И простор площади, почти необозримый после теснящих стен Зала Тайны, казался добрым символом, светлым знаком грядущего. Грядущего без обреченности. Предстояла тяжелая борьба, и несомненно, много в ней должно было встретиться неизбежного, предвиденного и даже вынужденного. Но из смертельной хватки магической безысходности мы все-таки вырвались. И я вдохнул свежий воздух полной грудью. Мама снова фыркнула. - Ты чего? - не шевеля губами, спросил Данк. - Самые умные мысли могут оказаться бесплодными, э-э... как это у Рассаля... "упав на неблагодарную почву бытия". Я-то уже рассчитывала - ты в Янтаре, к следующей луне Райдок заберет Оранж по Теплой линии... Красиво, черт побери, логично... Могучий принц принимает богатый колорат, не без риска, правда, но кому же и рисковать теперь, как не тебе? Сельфа заняла позиции прочно и надолго, из Дэдлока ее не то что враг, но и Сенрайд не вышибет. Белым принцем в нашей ситуации рисковать нельзя, от меня, честно говоря, пользы не больше, чем от Моуриса... Ну, раза в три, может, больше, но это же несерьезно... А ребенку - удобный и относительно безопасный Ранскурт, обжитый, близкий, я, в общем-то, рядом - что здесь, что в Харденанге, что в Дельфосе... Можно сказать, полигон. В Ранскурте можно научиться и управлять, и сражаться, и хозяйничать... Да что я это тебе рассказываю? В общем, думала, дура, все просчитала, все решила, даже с этим вот, - она опять мотнула головой в мою сторону, - сегодня посоветовалась. И как последняя рыбачка!.. Обидно-то как! - Что обидно? - Воле истинного принца не могут, не должны мешать обстоятельства! Если я решила, что будет так, и молча сжевала собственное решение - чем ценно тогда мое мнение, мое желание? Чем отличаюсь я, отдающая приказы, от любой мужички, приказам повинующейся? Какие же мы властители, если не властны над собой и судьбами своими? Данк хмыкнул. - А кто властен над собой, Изумрудная? Ты от рождения в плену этикета, ты даже засыпаешь и просыпаешься, как предписано, а не по воле своей. - Но власть предписаний выбрала я, я, еще раз я, и никто, кроме меня! И кстати, эти самые предписания говорят мне: принцы рождаются, чтобы повелевать судьбами стран и народов! А не наоборот! Данк хмыкнул еще раз. - Изумрудная, плюнь ты на свои аристократические выдумки. Перед камнем, падающим на голову, принц и нищий равны. - Нет! Нет и нет! Нищий, чтобы уцелеть, обратить внимание на этот камень обязан, а принц не имеет права! Для этого есть слуги, гвардия, охрана, те же нищие, наконец! Они, именно они обязаны уберечь голову правителя, вплоть до того, что камень вообще не должен упасть! Данк хихикнул. - Ореол мощи, не позволяющий камню упасть на землю - да это уже бог! - А разве величайший из богов не есть только лишь Белый принц небесных Доменов? Мы этого пока что не можем и не умеем, но это стыд наш, а не судьба! Данк пожал плечами. - Звучит красиво, но я всегда предпочитал действовать сообразно обстоятельствам. Таков мир. - Если мир мне не по нраву, его следует изменить, - упрямо сказала Альда и замолчала. Я тут же воспользовался паузой. - О Изумрудная повелительница, - сказал я с максимальной дозой желчи, - не будешь ли ты так добра перестать называть меня "этот"? К тому же, ты скоро устанешь указывать на меня кивками. У тебя уже тиара съехала. Мама глянула на меня, неожиданно улыбнулась, остановилась и поцеловала меня в висок. - Не знаю, кто ты, - сказала она мягко, - и потому мне трудно обращаться к тебе, как к сыну - не хотелось бы обмануться... Я кивнул. Это я хорошо понимал. - ...но ведешь ты себя, как истинный принц. Как Райдок. Так и хочется надрать тебе уши за наглость! Судя по всему, сейчас прекрасная Альда мысленно показывала Данку длинный ехидный язык. А мы медленно шли через площадь наискось, по верхней террасе, от ворот храма к воротам дворца. И толпа молча глазела на нас - таких разноцветных, сияющих и могучих. Впрочем, этих нескольких десятков горожан было явно недостаточно для того, чтобы образовать толпу. Так, несколько кучек... Да-а, оскудел Белый Запад, оскудел. И ведь это столица! Представляю себе, что имел в виду Сагастен, когда говорил - Харденанг, дескать, не город, а поселок у причала. Мы дошли до площадки перед дворцом и остановились у верхней ступени. Выстроившись в линию, спиной ко дворцу, лицом к народу. Ряды стражи двойной колоннадой спускались по лестнице с обеих сторон от нас. Раскрылись дворцовые ворота и оттуда вышли придворные, плотной пестрой группой собравшиеся позади. Сагастен шагнул вперед, спустился на несколько ступенек, остановился и обернулся к нам. - Позволишь ли ты, мой повелитель, Белый принц Сенрайд, возвестить Домену твоему о том, что свершилось сегодня? Отец стоял, озаренный прямыми лучами вечернего солнца. И лицо его, и плащ его казались золотыми. По левую руку Сенрайда полыхал оранжевый плащ Данка, и бликами по волнам вспыхивали серебряные блестки на голубом плаще Сельфы. По правую руку молодой весенней листвой шелестел зеленый шелк маминого плаща. Что касается меня самого, то мне был виден только кусочек левого колена. Но, по-моему, темно-синее рядом со светло-зеленым смотрелось неплохо! Отец наклонил голову в знак согласия - эдак на пол-пальца, не больше. - Позволяю и приказываю. Сагастен вновь повернулся к собравшимся на площади. - Радуйтесь, жители Дианара и воины Белого домена! В светлый день благотворного источника наследный принц Райдок обрел Цвет! Внизу одобрительно загудели, даже закричали что-то, правда, вяловато и неразборчиво. Большая часть добрых вассалов явно чего-то ожидала. Сагастен продолжал: - Знаете вы, что должно было это случиться сегодня, знаете и то, что предуготован был принцу Райдоку Красный Цвет. Но боги сказали свое слово. В толпе зашумели, оживились - очевидно, вот эта неожиданность и занимала их более всего. - Мы приняли на себя честь и память, славу и доблесть сгинувшего во мраке Переделов Синего домена. Оттого среди титулов нашего Белого принца, царственного владыки Сенрайда есть слова "Властитель морей", оттого наши белые флаги пересекает синяя полоса. И утратить то, что сберегали мы от коварства и алчности, негоже. Потому по совету богов, по зову совести нашей, по велению владыки Сенрайда возвращается городу Сапфиру и землям окрест него достоинство былой столицы Синего домена, и нарекается он городом Синего колората нашего Домена! Среди горожан началась какая-то химическая реакция. Они галдели, переговаривались друг с другом и вообще вели себя ошеломленно, но азартно. Кто-то даже крикнул "Слава Сенрайду", но крик потонул в общем гомоне. Сагастен неутомимо продолжал, зычным голосом перекрывая шум. - Наследному принцу Райдоку дарован Синий Цвет и Сапфир для Цвета его! Под синим знаменем поведет он войска к нашим рубежам, чтобы развеять серый пепел и черный дым, которыми жаждет устрашить нас Проклятый, Отринувший Цвета! И когда наступят дни побед, мы снова соберемся для того, чтобы решить, где будут храниться и славиться Цвета, недостающие нам для того, чтобы соткать священную Радугу! Это было хорошо сказано, я опять позавидовал. Какая импровизация - без подготовки, без бумажки! Вот просто шагнул на ступеньку, раскрыл рот и сказал... Народу тоже понравилось. Народ шумел и аплодировал. Гвардейцы охраны хлопали копьями о щиты и ритмично кричали: "Слава Сенрайду! Слава Райдоку!" Внизу же, за отсутствием воинской дисциплины, слаженность отсутствовала, зато наличествовал верноподданнический порыв и большое разнообразие. Там кричали помимо помянутого: "Да славится Домен!", "Мы победим!", почему-то "Да здравствует леди Сельфа!", а также "Ура Сагастену!" и "Долой Проклятого!" Вместе получалось красиво. Хороший у нас все-таки народ! Как только я повернулся, собираясь поделиться этой мыслью с мамой, кто-то внизу крикнул "А как же Селлери?" Меня опять прошибло холодным потом. Народ еще не знает о разгроме при Дайгроу! А что будет, когда узнает? И потому я сказал маме так: - Сворачиваемся побыстрее. Если слухи доберутся до столицы сейчас... - Не доберутся, - уверенно сказала мама. - От Дайгроу не вернулся никто, даже в Сапфире еще не знают о поражении. - Откуда же знаем мы? - испугался я. - Сагастен до последней секунды следил за битвой через Глаз Юга. Потому-то и судьба Гэйтхэйта неизвестна - башня обрушилась раньше, чем последний бой его пришел к исходу. - Тогда, может быть... - Вырваться он не мог. Он или погиб, или в плену. Но пленных черные бойцы брали неохотно - Лэйхем перед гибелью был совсем один, но... - И все же, когда люди узнают... - Они не узнают. Мы сообщим об этом не раньше, чем... - Чем - что?.. Мама помолчала. - После решающей победы или накануне окончательного поражения. В любом случае будет уже почти что все равно. Что-то не давало мне покоя. Что-то назойливой мухой билось о прозрачные стенки моих полупустых мозгов. Я сосредоточился и вдруг понял, в чем дело! Я настиг эту муху! К сожалению, при этом я хлопнул себя по лбу. Чрезмерная буквализация сравнений всегда вредит. Бдительная Альда тут же встрепенулась. - Да?! - Да нет, ничего... - неубедительно вякнул я. Альда прищурилась и твердо взяла меня за левый локоть. - Говори. Ну? Я решился. - Мама, я боюсь, что нас подслушивали. - Кто? - Сейлен. - Я пересказал то, над чем задумался сразу после удара гонга, когда распахнулась дверь в мою комнату. Мама озабоченно сжала губы. - Я прослежу за этим. Эта девчонка... Сейлен... - Да? - У тебя с ней что-нибудь было? Я рассмеялся от всей души. - Хотел бы я это знать, мама! Я пробовал вспомнить... - И?.. - Ничего не получается. Не спрашивать же у нее, неудобно как-то... - Разумеется, не спрашивать, - задумчиво сказала Альда. - О твоей потере памяти не должен знать никто. Возможно, это еще более важная тайна, чем поражение у Дайгроу. - Ну, с этим проще, - невесело улыбнулся я. - Об этом точно знают только шестеро, и подслушать нас в часовне было невозможно. Хотя... Мама опять встрепенулась. - Слушаю тебя. - Полагаю, что знают семеро, - решительно сказал я. Прекрасная Альда обвела взглядом Правителей Домена - надо полагать, на всякий случай пересчитывала в уме. - Послушайте, нельзя ли трепаться не так явно? - возмущенным шепотом
в начало наверх
поинтересовался Данк за спиной отца. - Что, очень слышно? - встревожилась мама. - Очень видно! Альда благодарно кивнула. И уже почти не поворачиваясь ко мне, деловито спросила: - Кто же седьмой? - Тот, кто наслал заклятие. Изумрудная принцесса долго молчала. Я даже прислушался от нечего делать к Сагастену. Тот читал нечто вроде проповеди пополам с благодарственной молитвой, и народ согласно подвывал в особо душещипательных местах. Наконец мама снова заговорила. - Кто бы он ни был... а кто он, я догадаться не в силах... кое с чем у него ничего не получилось. - С чем же? - Ты по-прежнему на нашей стороне и по-прежнему предан Домену. Я согласно кивнул. - Да. Я так думаю. - А если ты почувствуешь, что темные силы поднимаются в тебе и ты не можешь с ними совладать, ты дашь об этом знать? Мне или Сагастену? - Да, мама. Если сумею... и если успею. Рука Альды легла на мое плечо. - Тогда можно считать, что эта атака врагу не удалась. Я хмыкнул - точь-в-точь как Данк на пороге часовни. - Отчего же? Я теперь почти бессилен - есть ли оружие мощнее, чем понимание происходящего? Я на серьезном подозрении - даже у самого себя. - У тебя осталось умение, - веско сказала Альда. - А знания... Что знания? Знания есть у других. Тебе нужен всего лишь надежный партнер и спутник - он будет для тебя и стражем, и библиотекой. И все станет, как прежде - уже совсем скоро, ведь не так-то и много ты позабыл. Что же до предательства... Если тебе суждено невольно предать Домен, то для этого будет не слишком много удобных моментов - и все они промелькнут в самом ближайшем будущем. Уже через месяц от этого заклятия не будет никакого прока... если у него нет других сторон, до поры сокрытых. - Наверняка есть, - сказал я мрачно. - Почему ты так думаешь? - Ведь это очень мощное заклятие, правда? Если оно так переродило мою сущность, что даже хильфейт не может в ней разобраться? Альда невесело кивнула. - Да. Очень мощное. - Стоило ли расходовать такую мощь лишь затем, чтобы спутать цвета хильфейта и лишить памяти - даже не памяти, ты права, только знаний - младшего из принцев Домена? Уж если кого и лишать памяти, то, например, Сагастена - это действительно была бы невосполнимая утрата для нас. Альда медленно наклонила голову. - Да. Ты, пожалуй, прав. - Значит, в нем сокрыто еще что-то, и оно проявится в урочный час. Как бы после этого не рухнули все наши планы - и былые, и нынешние... - Я буду думать об этом. Тот, кто готов к удару, наполовину отразил его. Ни меня, ни тебя это уже не застанет врасплох. - Будем надеяться, - сказал я без особого энтузиазма. Сагастен завершил свою трепологию могучим вывертом из пятнадцати придаточных предложений, призывающих, берущих за живое, вызывающих искренние и взывающих к сокровенным. Я проникся. Балаган, кажется, закрывался. - Двигаемся ко дворцу? - полуутвердительно сказал я. Данк остро глянул на меня. - Чучело неграмотное! Сейчас ты предстанешь перед подданными! - Сейчас? - болезненно спросил я. - ...И обратишься к ним со словами приветствия и благодарности, - строго сказал отец. - Боги на небесах!.. - простонал я. - А что, свежеокрашенным это обязательно? - Не паясничай, - сказала Альда. - Никто не говорит, что это должно быть долго и красиво. Скажи парочку классических формул, а дальше мы все сделаем. - Но я же не помню классических формул! - Тогда импровизируй. Только от чистого сердца. Казенщины даже дураки не любят, - посоветовал Данк. - Где ж я тебе чистое сердце возьму? - проворчал я, потихоньку выдвигаясь вперед. - Принц Райдок! - возгласил Сагастен. - Сегодня начался твой путь по Синему лучу священной Радуги. Как будешь ты идти по нему? Возвести об этом Домену! Я шагнул на ступеньки и быстро спустился чуть пониже мага - соответственно оказавшись ближе к народу. Поморщился от предвкушения, сжал нервы в кулачок и спрятал в карман нарастающее отвращение. - Жители Дианара и воины Белого Запада! Синий луч - не самый яркий из лучей Радуги! Но без него Радуга не полна - и я горжусь своим Цветом. Путь мой отныне - путь по лучу. А луч всегда прям, ни хитростью, ни силой его не согнуть. Потому я спокоен за свой путь. И не забывайте: цвета Радуги, сливаясь воедино, порождают Белый Цвет! Потому нет у меня, Синего принца, иной заботы, кроме неустанного служения Белому принцу и Белому домену! Я благодарю всех, кто приветствовал меня. Так же быстро я поднялся на террасу и занял место подле матери. Внизу ликовали, топали ногами и кричали "Слава Райдоку!" Судя по всему, моя парадная галиматья выглядела достаточно убедительно. - Нормально, - сказала Альда, как только я перевел дыхание. - Только про Белый Запад ты зря ввернул. - Почему? - Это же неофициальный термин. Следует говорить "Белый домен", словно Белого Востока не существует. - Казуисты. Лицемеры, - сказал я самодовольно. - Великие хранители догм и традиций. - Что тебе в этом не нравится? - удивилась Альда. Сагастен поднял руку и заговорил снова: - На рассвете Синий принц, Повелитель Райдок, покидает столицу. Он отправляется в славный Сапфир, дабы принять бразды правления колоратом. Прими же меч свой, сиятельный Райдок, из рук отца! Прими вместе с добрым напутствием и принеси клятву Домену! - Можешь не бояться, малыш, - могучим шепотом сообщил Данк. - Это уже совсем просто: надо только повторять слова за Сенрайдом. - Орбен! - негромко позвал я. Паж уже приближался к нам. Альда виртуозно скользнула мне за спину и появилась с другой стороны. Теперь Орбен оказался перед просветом в рядах Повелителей, между мной и отцом. Он опустился на правое колено, держа Ванаир на вытянутых руках. - Меч сиятельного Райдока, Синего принца Домена! - звонко сказал он. Толпа всколыхнулась и затихла. Отец взял меч в ножнах из его рук и досадливо поморщился. - Очень, очень горячие, - горестно шепнул Орбен, незаметно потирая ладони о штанину. Затем он выпрямился, низко поклонился и вернулся в группу придворных. - Преклони колено, - почти беззвучно сказала мама мне в затылок. - Какое? - Балбес! Перед правителем - правое. Я послушно опустился на правое колено. Отец, держа ножны правой рукой у самого конца, а левой - возле устья, развернул Ванаир по диагонали, рукоятью в мою сторону, и скользнув пальцами к крестовине, на треть выдвинул клинок из ножен. Потом снова взялся левой рукой за ножны и еще больше повернул рукоять ко мне. Теперь линия клинка соединяла мое правое плечо с правым плечом отца. - Клянись, сын мой. - Возьмись за рукоять, - сказала мама. Я повиновался. Почти забытое ощущение странной могучей силы охватило меня. Да, было сегодня в этом клинке что-то такое, что заставляло отнестись к нему с уважением и осторожностью. - Клянусь телом и духом, мыслью и словом, знанием и оружием служить Белому домену и Властителю его Сенрайду. Мой голос разносился над площадью, голос же отца слышал только я. - Клянусь помыслы и деяния, чаяния и стремления направлять единственно на пользу Домену и во славу Белого принца. Клянусь являться по первому его зову и отправляться в путь по первому повелению. Клянусь сражаться без страха и лености, без жалости к себе и без жалости к врагу. Клянусь хранить честь Цвета и достояние колората, а превыше того - честь Белого принца и достояние Домена. И да будет Властитель Домена властен над жизнью моей и смертью. А если не станет Властителя, клянусь остаться верным Домену. А если не станет Домена, клянусь сохранить верность Властителю. И да будет эта клятва нерушима до конца времен либо до конца дней, мне отпущенных. - Да будет так, и не минуют тебя почести, не обойдет тебя слава, и не лишишься ты любви моей, - скрепил клятву Сенрайд. Рядом снова неслышно возник Орбен. Отец потянул ножны к себе, обнажая клинок, и передал их моему пажу. Скорее по памяти тела, нежели повинуясь уму, я прикоснулся губами к ледяному лезвию, потом поднялся с колен, обернулся лицом к площади и вознес клинок над головой. - Смотрите и слушайте! - крикнул Сенрайд. - Вот Синий принц Райдок, голос мой и рука моя! Повинуйтесь же ему и любите его! И да будет сегодня праздник в Дианаре! Толпа зашумела. Ее, кстати сказать, за это время и прибавилось чуть ли не впятеро. Теперь на площади, не считая воинов и придворных, было, наверное, человек четыреста с лишним. - Слава Сенрайду! Слава Райдоку! - взревели гвардейцы и снова стали портить амуницию без помощи противника. Интересные у них, однако, представления по поводу "преломить копья"! - А вот теперь все, - счастливо улыбаясь, сообщил мне Данк. - Отползаем. Потихоньку и приветственно улыбаясь. Можешь еще пару раз взмахнуть железкой над головой. - Будь уважительней к моему мечу, - капризно сказал я, но не выдержал и тоже улыбнулся. Орбен каким-то чудом ухитрился незаметно прикрепить ножны к моему поясу. Я еще раз поднял Ванаир над головой и возвратил его домой. Властители Домена покидали площадь. Солнце коснулось горизонта. Снизу доносились многообещающие команды вроде "выкатить пять бочек". Мимо пробежал солдат со связкой незажженных факелов. - Ого, - сказал Данк. - А нам поесть-выпить достанется? Где майордом? - Это потом, - нервно сказал я. - Это вы как-нибудь без меня начните. Выпил-то я сегодня, наверное, полведра, а насчет всего соответствующего терплю с полудня... - Сагастен, проводи, - приказал отец. - Вот еще! - возмутился я. - Может, вы и в горшок заглянете? Сагастен засмеялся. - Вообще не мешало бы, - сказал он. - Но главный вопрос в другом. Ты что, разве помнишь, где туалет? - Веди, чародей! - истово воскликнул я и бросился следом. Интересно, как может выглядеть в нашем дворце то, что гордо именуется "туалет"? Сагастен шагал бодрым походным шагом. Ему, знающему коридоры, и к тому же обремененному не постыдными потребностями, но единственно длинными ногами, шагать было легко и привольно. А я, путающийся в плаще и поворотах, стиснувший... как это сказать? Если бы с противоположного конца, то зубы... в общем, я то и дело подрывался в постыдную мелкую рысь. Труся за великим магом и стыдливо озираясь, я представлял себе вожделенное помещение. Яркие факелы на стенах, ряд золотых посудин в поганом углу... Нет, в нашем финансовом положении не рисуется. Тусклый чадящий факел, ряд серебряных... бронзовых... фу, Райдок, патина пополам с мочевым камнем... гадость-то какая, однако!.. значит, и не медных... глиняных? Если эта кочерга не поторопится, в сортир я опоздаю. А если поторопится, расплескаю по дороге. Куда ж ты летишь-то так? Я же потеряюсь! Дыра в дощатом полу? Невозможно. Ведь были мы и славны и богаты... Золотую ночную вазу, инкрустированную самоцветами... изнутри, хо! Вот идиотизм!.. Можно продать, но не станешь же выковыривать мраморные плиты из пола. А почему, собственно говоря, меня это так волнует? Я и на кустик в чистом поле согласен. Согласен даже на чистое поле без кустика! И тут мы добрались до искомого. Первые две минуты я ничего вокруг не видел. Я света белого не видел, черт бы побрал того, кто шил этот костюм! Я сразу запутался в ремнях и шнурках, чуть было не отстегнул Ванаир и тут же намертво затянул принципиально важный шнурок, без которого - никуда. Ни вверх, ни вниз, ни
в начало наверх
тем более вбок. А равномерное журчание где-то в углу чуть не свело меня с ума окончательно. Я попытался разодрать брюки. Это был какой-то приступ бешенства пополам с отчаянием. Но сил не хватило; и ткань, и нитки были прочны. Пусть ад для этого портного выглядит так же! Исступленная холодная логика безысходности подсказала выход. Я выдвинул Ванаир из ножен и о леденящую бритвенно острую сталь перерезал поганый шнурок. А-ах-х-х!!! Постепенно ко мне стало возвращаться зрение, а за ним и все остальное прибрело на дрожащих от блаженства задних лапках. Я огляделся. Громадные, в человеческий рост окна выходили на запад, и последние лучи заходящего солнца заливали расплавленной медью просторную светлую комнату. И стены, и пол были выложены камнем, немного похожим на мрамор - я не смог вспомнить, как он называется. Камень был желтовато-белым, как старая кость, и словно светящимся изнутри, как алебастр. Длинный сток приводил к отверстию в углу. Оттуда и раздавалось непрестанное журчание. А прямо напротив двери, у дальней торцевой стены стояли четыре каменных... табурета, что ли? Сагастен перехватил мой удивленный взгляд, но не совсем верно истолковал его. - Там, в подвале, - сказал он, указывая на отверстие в юго-восточном углу, - течет речушка, даже скорее ручей. Это отведенная часть вод Кимы, из которой берет питьевую воду весь Дианар. - И все это потом выливается обратно в реку? - спросил я, мучительно размышляя, как поддерживать брюки без помощи погибшего шнурка. - Нет, конечно, - улыбнулся Сагастен. - Потом все это попадает в отстойную яму - далеко за городом, почти на берегу. Вода постепенно профильтровывается сквозь песок и золу, а то, что накапливается на дне, регулярно вывозят на окрестные поля. Крестьяне говорят - прекрасное удобрение. Знатоки утверждают, что королевский помет Дианара по благотворному воздействию на почву не уступает коровьему навозу и даже превосходит его. Впрочем, я думаю, это больше связано не с титулами, а с рационом. Коровы, например, вина почти не пьют... Дверь распахнулась и в туалет вошла прелестная Сельфа. - Народ ликует, - весело сказала она. - Кузнец Хирак с Восточной дороги уже попытался побить капитана Харта. - Ну и как? - с интересом спросил Сагастен. - Кузнец пьет вино на площади. Синяк под глазом лечит. А Харт пошел к нему в кузницу - перчатку чинить. Опять два пальца на перчатке сломал. Крепкий мужик этот Хирак! Сельфа легко откинула крышку одного из табуретов, аккуратно подняла многослойную голубую юбку и чинно уселась на овальное отверстие в камне. Я зажмурился. Боги! Так вот для чего эти штуки! - Майордом потешил Данка, - невозмутимо продолжала Сельфа, скрестив ноги у щиколоток и покачивая сверкающей туфелькой. - Да и Белого, похоже. Эти двое - ну и Альда - уже за столом. Принцы жрут, конечно. Альда вроде больше по вину проходится. А я решила по вашему примеру сначала подготовиться. Райдок, что ты мучаешься? - Шнурок... - сказал я смущенно. - Иди сюда, сейчас разберемся. Сагастен, сядь рядом, не маячь перед глазами. Все окно заслонил, невежа! Райдок, держи меч и откинь плащ за плечи, что ты как маленький... Ну... Вот так... Ловкие тонкие пальцы развязали затянутый узел и отбросили отрезанный кусочек. - И без него длины прекрасно хватает. Вот так... так... и вот так. А будешь развязывать - тяни за вот этот хвостик, с узелком. Запомнил, ребенок? - Спасибо, Берилловая, - сказал я неловко. Она вела себя так приветливо, так естественно! Но я-то не знал больше, что для нас считается естественно, а что запретным. Я мог только имитировать поведение окружающих. Дьявол! Как бы я ни хитрил, как бы ни изворачивался, но Райдок, имитирующий поведение Данка - это и не Райдок, и не Данк! Нужно учиться. Всему заново и побыстрей. А я - это все равно я. И там, где речь идет об индивидуальной реакции - то, что я чувствую в первый миг, и есть истинный Райдок. Судя по всему, этот парень, который я, не больно-то стеснялся реагировать в открытую, по первому порыву. Я отошел к окну. Солнце по пояс опустилось за край земли и медленно нащупывало ногой камни подземного мира. И в его лучах бронзово-алые блики, ярче плаща Данка, вдруг вспыхнули на необъятной водной шири! - Море! - вскрикнул я непроизвольно, задыхаясь от восторга. - Нет, малыш, - Сагастен с ласковой укоризной потрепал меня по плечу и взъерошил волосы на загривке. - Ты и впрямь все забыл. Это Западная, великая Западная, река наших надежд и славы. - Но ведь на Западной стоит Сапфир, а он совсем в другой стороне, - я не то, чтобы возражал, а просто хотел примирить противоречия, раздирающие мою обездоленную память. - Ты прав, - мелодично сказала Сельфа, ногой пододвигая к себе кувшин с розовой водой. - Но то, что ты видишь сейчас - основное течение Западной, а Сапфир стоит на берегу широкого, полноводного залива. Западная так мощна и многоструйна, что и залив ее стократ шире, глубже и длиннее, чем иная река. Сапфир - прекрасная гавань, гавань, не знающая бурь. Этот залив на древнем языке моряков и рыболовов зовется Лиаменна - Лунная лагуна. Мы называем его Эйсар - Тихий. Сельфа умолкла на миг, и тут же вступил старый маг. - Дейненделльские географы полагают, что ранее, - раньше, чем первый человек появился под небом - почти вся земля нашего Домена была островом, а великая Западная омывала его с обеих сторон. Долина, где сейчас расположен Айнал... - Сагастен запнулся на мгновение и тут же бодро продолжил: - ...была дном реки, которая разбивалась на два рукава о неприступные кручи Бестсайна. Но потом могучие подземные силы, нам еще неведомые, подняли со дна речного новые скалы, что видим мы сегодня от Бестсайна на юге, и вся вода Западной потекла по левому руслу. Тем не менее, долина Эйсара, углубившаяся за века до пределов, даже в лучшие дни Синего домена не измеренных, не пересохла. Однако теперь это лишь огромный залив, а мы с тобой, малыш, живем на полуострове. - Однако же пойдем, - Сельфа уже оправляла юбку. - Довольно глупо было бы умереть от голода в туалете! И мы снова потекли по бесконечно запутанным руслам и старицам коридоров дворца. Однако я уже начинал немного ориентироваться в них. И вот очередной поворот вывел нас в центральную часть дворца и перед нами распахнулся Праздничный зал - во всяком случае, так назвал его Сагастен. Церемониймейстер грохнул жезлом в огромный гонг. Низкий, ласкающий уши гул поплыл по залу. - Ее сиятельство Берилловая принцесса Сельфа! Его сиятельство Синий принц Райдок! Маг Домена Сагастен! Властители Домена вкушали от яств. Если это происходило достаточно часто, то причины финансового кризиса в Домене не вызывали у меня сомнений. Данка я вообще не сразу разглядел среди гор костей. Отец был не то чтобы поскромнее, но гораздо разнообразнее, и потому легко обнаруживался над опустошенными блюдами и тарелками. Мама попыталась приподняться при нашем появлении, но только махнула рукой. Кравчий тут же подбавил вина в ее полуведерный кубок. - Золотистое эльфийское прошлогоднего разлива уже вполне дозрело, - сообщила она, впрочем, вполне трезвым голосом. - Замечательный букет, нежный вкус, и совершенно не бьет в голову, не то что эта варварская дрянь, - она презрительно покосилась на Данка. Я только глянул на кубок, который Данк как раз подносил ко рту, и успокоился за мать. Она вела себя вполне прилично и умеренно. Я бы даже сказал, скромно. И пила немного... Сельфа ласково пихнула меня в плечо и направилась к противоположному концу стола. Я поймал ее за руку. - Ты не будешь следить за мной, Берилловая? Она засмеялась. - Уже нет. - Почему? - А тебе что, понравилось? Я тоже улыбнулся. - В общем да, если бы не было так стыдно, тоскливо и страшно. И если бы все это не стоило стольких хлопот. Но все же ответь, почему? Сельфа оглядела меня с головы до ног. - Отвечу. Ты взял в руки Ванаир. Нечисть, нежить не в состоянии этого сделать. Да и простой воин тоже. Только принц или витязь. Это я о клинке вообще. А Ванаир к тому же - твой, только твой. Даже в ножнах он доставлял определенные неудобства пажу, даже Сенрайд, безусловно, преданный Домену, с трудом прикасался к нему. Ты, конечно, сильно изувечен изнутри этим заклятием - хильфейт ясно показывает изменения. Но если меч признал тебя, ты - Райдок. Помни это! - А письмо? - спросил я. Сельфа нахмурилась. - А о письме забудь. - Но почему? Могу я хотя бы прочитать его? - Нет, - в голосе принцессы звучала непоколебимая решимость. - А если... но... - Если хочешь, спроси у отца. Но я уверена, он ответит то же самое. Хватит об этом! Иди, наслаждайся ужином. Ведь он дается в твою честь! Доброго аппетита! - Сельфа снова улыбалась. - Доброго аппетита, - ответил я разочарованно и угрюмо поплелся к своему месту - между мамой и Сагастеном. Разговаривать мне ни с кем не хотелось, и я был невыразимо рад, что ко мне никто и не обращался. Пришлось выпить несколько раз за свое здоровье и свою же удачу, за царственного Белого папу и за процветание Домена... Альда не солгала, за столом еще никто не знал, что слово "процветание", пожалуй, покинет наш лексикон на многие обороты. Я больше ел, чем пил, и больше думал, чем ел. И вечер летел быстро, и это было славно после дня, который полз, как змея по стеклу, политому маслом. Было уже совсем темно, когда мы, сытые и нетрезвые, с факелами и свитой, в окружении гвардейцев выползли на верхнюю террасу попрощаться с подданными. Городские жители, судя по всему, выпили поменьше мамы и даже поменьше меня; однако то ли пили они, поставив перед собой вполне конкретную задачу, то ли главную роль все-таки играет качество напитков, но надрались они все прямо-таки в задницу. Мы помахали им факелами, велели выкатить еще пару бочек, растроганно послушали дикий бычий рев "Слава властителям!" и направились к личным апартаментам. Властители Домена собирались почивать. Впрочем, меня пришлось сначала найти в коридоре возле библиотеки, потом вернуть на исходные позиции - прямого сообщения между библиотекой и моей спальней не существовало - а потом проводить по пути истинному. В хмельном кураже я решил, что сам найду дорогу - и в принципе, нашел, правда, не туда, куда хотел. Спасибо Сагастену - он первый заинтересовался тем, проводил ли меня кто-нибудь из осведомленных, первый обнаружил меня в тупиковом коридоре, опередив любопытных слуг. Найдя меня, он молча сунул мне под нос костлявый кулак; и я извинился перед ним. Честно говоря, мне и самому было стыдно, а про Сагастенов кулак я лишнего знать не хотел. И уже в спальне меня ждала последняя за этот безумный день неожиданность. Когда я вошел к себе, отослал слуг от двери и на всякий случай опустил запор, держа факел на отлете, чтобы не капнуть на брюки кипящей смолой, когда я сбросил плащ, распустил шнурки камзола и шагнул к окну, чтобы распахнуть его и упиться ночной прохладой, когда я воткнул факел в кованое кольцо, вколоченное в стену, и развернул к себе бронзовое зеркало, отражающее свет огня и защищающее стену, когда я ослабил ремни сапог и хлебнул вина из кувшина на ажурном подносе, когда я провел усталой рукой по лбу и медленно снял серебряный венец, из перламутровой пены простынь на моей кровати раздался голос: - Райдок! Я вздрогнул. Я не имел права на удивление. Я аккуратно положил венец на туфовый подоконник и медленно подошел к кровати. - Да? - сурово сказал я. Словно стальная пружина вылетела из путаницы кружев - я даже сощурился и расслабил мышцы, напрягая нервы, так это было похоже на внезапное нападение! Но нет, это было всего лишь нагое девичье тело, покинувшее постель, еще дышащее теплой зыбкой дремой, но уже звенящее готовностью каждой клеточкой действовать и повиноваться. Загорелая, стройная, худощавая девушка рухнула на колени у моих ног, заодно обратив мое внимание на прекрасный восточный ковер, старой работы мастеров Белой пристани. Да, когда-то мы были богаты... - Ваше сиятельство!.. - Сейлен, - я провел рукой по ее волосам. Ну вот и еще одна загадка разрешилась. Что теперь делать? Я не имею
в начало наверх
права на удивление... - Ваше сиятельство! Вы недовольны? Чем? - Я просто устал, Сейлен. Трудный день. Ее горячие пальцы прижались к моим холодным губам. - Я все знаю, Райдок, любимый. Я подслушивала у двери. Клянусь всеми богами, небом клянусь, я никому не скажу! Она бестрепетно шагнула ко мне и поднялась на цыпочки. Над моей головой ее ловкая рука вытащила факел из кольца и ткнула в медное ведро с водой, притаившееся у окна. - Твоей милостью ко мне клянусь... Она не знала о моем несчастье. Она знала только о Дайгроу. О разгроме при Дайгроу! Я усмехнулся в темноте. - Если хочешь, властитель мой, убей меня сейчас, но тогда я больше не смогу говорить тебе о своей любви... А то, что я услышала сегодня, уже мертво и похоронено здесь. - Она прижала мою руку к груди, чуть пониже соска. Упругая плоть пульсировала под моими пальцами, отзываясь на гулкие удары сердца. - Отдохни, мой властитель, забудь о тревогах, усни. Если я нужна тебе - я рядом, если мешаю - ты не услышишь меня. Я привлек ее к себе за плечи и во тьме заглянул в ее глаза. Я не увидел ее глаз. Я заглянул в непроглядную тьму. Я еще раз невидимо улыбнулся, нащупал шнурок с узелком и рванул его. Властители Домена покидали этот день, устремляясь навстречу следующему. 5 Я проснулся посреди ночи. От страха. Безадресного, невыносимого, безымянного. Ощущение неизбежной угрозы сковало меня, как мышонка перед змеиной пастью. Я не мог пошевелиться, не мог крикнуть... Но знал, отчетливо знал: в комнате никого нет, кроме меня и Сейлен. Мне грозит не удар кинжалом, не яд, не шнурок от балдахина, нет. Угроза шла снаружи и в то же время изнутри, из глубин моего растревоженного рассудка. В следующий миг я понял. Меня настигало следующее заклятие. Очевидно, то самое, предсказанное в Дейненделле - действительно, пришедшее вскоре после церемонии. Я взлетал и проваливался, обретал и терял, раскалывался на части, рассыпался в песок, и снова сливался воедино бесчисленными капельками ртути. Я погиб и воскрес. Волна заклятия овладела мной, прокатилась насквозь, растворяя и кристаллизуя, и схлынула, ушла в землю, оставив меня биться в быстро пересыхающей лужице магической мощи. Я снова стал собой, и я вновь был искажен. Сдохнуть можно. Я прислушался к себе. Внутри было пусто и холодно. Но отчетливо ощущалось, как сражаются друг с другом две волны изменений. Нашла все-таки коса на камень! Заклятия мешали друг другу. Новому для полноценной реализации нужна была моя память во всем объеме, и сейчас оно пульсировало где-то в глубине мозга, пытаясь отвоевать у первого заклятия сокрытые от меня мысли и чувства. Новому заклятию также требовалась моя повышенная активность. Я должен был встать, идти, что-то делать, делать и делать... А старое, как оказалось, дышало ленью и покоем. Оно приказывало оставаться на месте, думать, наблюдать, слушать - и ни в коем случае не предпринимать решительных действий. Две волшебные армии сошлись в бескровном поединке за право распоряжаться мной. Битва продолжалась до тех пор, пока розово-голубые отсветы не легли на небо за окном. Заклятия истощили свои ресурсы и замерли в равновесии бессилия. Я многое вспомнил. Хотя многое по-прежнему оставалось за пеленой забытья. И я получил право на некоторые действия. Но этого все равно было недостаточно для выполнения предначертаний второго заклятия. Теперь во мне стало куда меньше предписанности - и следовательно, я был свободен. Почти. Некоторые знания - насколько я мог судить, в основном относящиеся к сфере магии - по-прежнему были надежно скрыты от меня. А за окном раздались первые утренние звуки - голоса, шаги, звон металла. Дианар просыпался. Я быстро и бесшумно вскочил с постели, оделся и последний раз глянул на свое ложе. Сейлен сладко спала, выставив из-под покрывала правую коленку и невежливо повернувшись ко мне спиной. То есть, к моему месту... Очевидно, следующий раз я окажусь на этом месте не скоро. Я вздохнул и вышел в коридор. Мне нужно было найти Сагастена. Надеюсь, боги помогут мне не заблудиться. Вот поворот к часовне. Может ли маг оказаться там спозаранку? Нет, не хочу рисковать. Чего доброго, обвинят в святотатстве или попытке разведать священные тайны... А вот там должен быть туалет. Это, пожалуй, безопасно. Да и уместно весьма. Сагастена внутри не оказалось. Я совершил уместное, затем умылся, ощущая неправильность своего поведения. Я не должен был этого делать без слуг. Да и это... уместное... столь рано утром делалось при помощи специальной посуды, не покидая опочивальни. Ну, уж если Властителю пожелалось опочивальню покинуть, то уместное можно было совершить и здесь. Но для умывания следовало позвать слуг. И между прочим, я дурак, что не сделал этого. Тем же слугам можно было велеть найти Сагастена. А что мешает мне сделать это сейчас? Очевидно, ничто, думал я, оправляя камзол и двигаясь по неописуемо запутанным коридорам. Очевидно, следует немедленно позвать слуг, все приказать, все велеть и ждать исполнения. Так и нужно сделать, думал я, обнаружив, наконец, нужный коридор и безмолвно двигаясь по нему к выходу из дворца. Дверь на площадь была распахнута. Стражники изумленно покосились на меня, но разумеется, промолчали. Солнце еще не успело осветить верхнюю террасу, обращенную почти точно к югу. Но плоская крыша дворцового храма, той самой часовенки, где вчера во мне пытались обнаружить человека, уже была залита нежными розовыми лучами. И там, на крыше, я увидел серый плащ Сагастена. Обернувшись лицом к восходящему солнцу - а следовательно, и ко мне - маг свершал какой-то рассветный ритуал. Какая неведомая добрая лень удержала меня от того, чтобы позвать слуг и возбудить в них неуспокоимое любопытство? Ведь принц Райдок не мог не знать об официальных обязанностях чародея на восходе солнца! Сагастен, конечно, не видел меня. Он смотрел прямо на солнце, над сводами дворца, над всем миром; его взгляд уходил к горизонту, и ничего более близкого в мире не существовало. Я был лишь серой тенью, ничтожной букашкой далеко внизу, под ногами. Как бы его перехватить? Куда выводит спуск с крыши? Где мне следует стоять, чтобы Сагастен не смог проскочить мимо меня? И сколько длится этот ритуал? Сзади зевнули. Я начал оборачиваться. Но звучное "Привет, Райдок!" застало меня на полпути, и завершив оборот, я уже знал, кого увижу. - Данк. Мне было приятно смотреть на человека, которого, кажется, вообще не задели вчерашние приключения. Он симпатизировал мне до того, как началась заварушка, справедливо относился ко мне во время сложных перипетий разбирательства, он и после церемонии не изменился. Почему? Ведь дураком его назвать мог только сумасшедший, и все же... Сам себе я бы столь... э-э-э... избыточно, что ли?.. доверять не решился бы. А доверял ли он мне? Или это просто хорошо контролируемая симпатия? А почему бы и нет... Во всяком случае, я легко мог представить себе, как вчерашние идентификационные исследования заканчиваются смертным приговором для презренного лже-Райдока, и Данк подходит ко мне с кинжалом, добродушно, слегка извиняясь, улыбается, и лезвием по горлу... Я бы даже не обиделся. Разумеется, именно так бы он и поступил, и в этом весь Данк. - Доброе утро, Синий, - сказал он, завершив очередной титанический зевок. - Доброе утро, Оранжевый, - ответил я и улыбнулся. - Почему не спишь? - Один ли я? - уклончиво-шутливо сказал я и махнул рукой в сторону Сагастена. - Колдун на рабочем месте, - ухмыльнулся Данк. - А вот что меня подняло на ноги, ума не приложу. Среди ночи вдруг проснулся, как обожгло что-то, да так и не смог больше толком уснуть. До рассвета проворочался, подремал немного, а потом вскочил. Лучше уж шаркать ногами по коридорам, чем задницей по перинам. Да и то сказать, я уж и забыл, когда последний раз рассвет видел. - Много ты сейчас видишь, - хмыкнул я. - Правда твоя, - легко согласился Данк. - Пошли на восточную террасу. - Я вообще-то хотел Сагастена поймать... - Поймаешь, куда же он денется? Пошли, пошли, - Данк уже увлекал меня налево от двери, в обход дворца. Я подчинился. Мы быстро прошли вдоль всего правого... или левого? Черт, плохо быть неграмотным! Как определяются стороны строений, лицом к фасаду или спиной к нему? В общем, это было восточное крыло... - Снаружи оно гораздо короче, чем изнутри, - удивился я. - Это потому, что ты в коридорах путаешься, - засмеялся Данк. - Неизвестная дорога всегда длиннее. Сегодня тебе это еще предстоит испытать полной мерой. - Когда? - После завтрака мы с тобой выезжаем в Ранскурт. Там я и останусь... а ты, чудесное созданье, творенье сил, неясных мне!.. - вдруг запел Данк, громко и фальшиво. - А я? - быстро спросил я, чтобы избавиться от этого немузыкального комплимента. - А ты отправишься домой. Дом твой теперь в Сапфире. - Здорово, - сказал я грустно. - А кто же за мной приглядит? - А чего за тобой приглядывать? Взрослый уже. - А если я учиню чего-нибудь?.. - Ну знаешь ли, насколько я понимаю обстановку, тебе будет не до этого, приятель. Мы свернули за угол и чуть не врезались в хорошо одетого юношу, быстрым шагом направлявшегося навстречу. На нем не было знаков достоинства Властителя, но и уважением поданного от него не пахло. Он резко увильнул от плеча Данка и остановился. - Ты как всегда, неаккуратен, Оранжевый, - спокойно отметил он. - Гуляете, надо полагать? - Гуляем, - кротко отозвался Данк. - Что это сегодня всем не спится? - Меня разбудили дурные предчувствия, - четко произнес юноша, глядя на меня. - А недобрые мысли во мне гуляют со вчерашнего вечера. - Потому тебя и на ужине не было? - Хо, - юноша улыбнулся. - Ты считаешь, Данк, много чести для меня составил бы этот ужин? Главный - и последний - единственный - за малым столом, хо! Спасибо! К этому я еще успею привыкнуть. Итак, цвет отца от меня уплыл. Скажи, Оранжевый, следует ли все вчерашнее понимать так, что цвет матери мне тоже не достанется? - Элспейр! - укоризненно прогудел Данк. - Есть ведь еще и Желтый, например... Элспейр отвернулся. - Значит, не достанется, - сказал он, как бы про себя. - Перестань! - Разве я что-нибудь начинаю? Впрочем, прости, братец, - он порывисто повернулся ко мне. - Я еще не поздравил тебя с обретением Цвета. Поздравляю, - и он протянул мне руку. Я пожал ее - следует признать, весьма нерешительно. - Благодарю... Элспейр... - Право, не стоит того, - странный юноша непонятно улыбнулся. - Не стану вас задерживать, Властители. И он тут же скрылся за поворотом. - Элспейр, - тут же сказал Данк вполголоса, подтягивая меня к себе за плечо. - Твой младший кузен, бастард, неполный принц Элспейр. Это он был третьим во сне? Я отрицательно помотал головой. - Ничего похожего. Это не он, точно. - Кто же тогда? - изумился Данк. - Есть еще Гэйтхэйт, но он погиб...
в начало наверх
- Или взят в плен, - уточнил я. - Вряд ли, но даже если так - это все равно что погиб, - категорично рассудил Данк. Я пожал плечами. Ему виднее. - А может быть, это кто-то из другого Домена? Или его попросту не существует в природе? Ведь вы же не знаете, кто такая Айроу и есть ли она вообще на этом свете! - Айроу была одна в своем фрагменте сна, - возразил Данк, - а этот самый описанный тобой наглый парень был включен в команду из трех человек, и двое других - вполне реальные существа, - он похлопал себя по животу. - Я не вижу причин предположить, что третий - лишь сонный призрак. - Понимаешь, - задумчиво протянул я, - тот, во сне, был действительно наглым, другого слова не подберешь. А Элспейр... В нем что-то кипит, большей частью это гнев и обида, но наглым его назвать трудно, правда? - Ну почему же... - промычал Данк. - Хотя твоя правда, Синий. Элспейр скорее вежлив и непочтителен одновременно. С другой стороны, отчего бы ему не быть вежливым? Мы ведь родственники все-таки; и в любой семье, где не делят плащи и венцы, его корка хлеба так же гарантирована, как моя или твоя. А тот... ну, из сна... Опиши мне его еще раз, поподробнее. - Совсем не похож на Элспейра. Про рост мне трудно судить - если помнишь, вы все были на берегу, а я мчался глубоко внизу. Но все-таки впечатление такое, что повыше Элспейра, на добрых полголовы. При этом еще более худой - собственно, Элспейр худощавый, а про того я сказал бы "тощий". Элспейр светловолосый, скуластый, курносый, а тот почти черный, смуглый, с высокой прямой переносицей - в общем, ничего похожего. Данк внимательно слушал меня, изредка кивая. - Похоже, это действительно Гэйтхэйт, - сказал он наконец. - Немножко непонятно. Неужели Хэй жив? И даже если жив, как он сможет вырваться из лап Проклятого? Разве что... - он замолчал, поглядывая на меня. - Ну говори уж, говори, - устало сказал я. - Разве что - ну?.. - Разве что ты тоже влипнешь, малыш, - тихо сказал Данк. - Это было бы кисло. Не знаю уж почему - я все-таки не сторож заднице своей, а задница многое чует! - но ты мне нравишься больше, чем дети Делин. А я привык слепо доверять своей заднице. Я смущенно кивнул. - А Делин... кто она, Данк? Данк резко, почти гневно повернулся ко мне. Но приглядевшись к испуганному и немного изумленному выражению моего лица, кивнул и расслабился. - Делин - моя сестра, Синий. Рубиновая принцесса нашего Домена. Мать Гэйтхэйта и Элспейра. Только... отцы у них разные. - Кто? - Знаешь что, парень, я расскажу тебе это по дороге в Ранскурт. Идет? Я неохотно склонил голову в знак согласия. - Она умерла, Данк? Погибла? Данк очень медленно подошел к парапету террасы. - Не знаю. Ее больше нет с нами. Я не знаю, жива ли она. Но, Райдок, во имя Первого Оборота, я же сказал - потом! Я замолчал. Мы уже прошли восточную сторону дворца, до самого северо-восточного угла террасы. Слева, почти под нами, был берег огромного залива. С обеих сторон его защищали далеко уходящие в реку скалистые мысы. Я еще раз поразился непостижимой грандиозности Западной. Залив был шире, чем любая речка, которую способен себе представить смертный, но только за ним и начиналась собственно река. Серебристо-голубой простор, так напоминающий плащ Сельфы, уходил до горизонта и растворялся в утренней дымке. Противоположного берега не было видно, сколько я не напрягал глаза. - Наш маленький родной залив, - мечтательно сказал Данк, обводя рукой контуры пологих скал на дальнем, северном мысе. - Маленький? - я даже испугался немного. - А... Эйсар, он тогда какой же, если это называется "маленький"? - Хо, Эйсар, - немного высокомерно отозвался Данк. - Эйсар чуть шире, чем Западная у Дианара и длиной в одиннадцать дней пути. В его голосе было что-то от небрежности богатого аристократа, мимоходом добивающего провинциальную родню фразами типа: "Хо, золотые! Мы предпочитаем пользоваться платиновыми. С бриллиантами." Я смиренно покивал. Пора сваливать отсюда, пока голова не отвалилась. За последние две минуты я кивнул раз десять, не меньше! - Мы не пропустим Сагастена? Данк оживился. - Мы поймаем его за завтраком. Боги! Я уже забыл, что это такое - завтрак! Все как-то чаще до самого обеда булочками в постель перебиваемся. То-то все удивятся - про нас забыли, а мы придем и все сожрем! Уже ради этого стоило хоть раз проснуться на рассвете! Глухой и мощный гул гонга заполнил весь воздух города и тут же искаженный до неузнаваемости сверхъестественной мощью голос возвестил: - Боги по-прежнему с нами, о Белый домен! Радуйтесь и выполняйте свой долг!! - День начался, - сказал Данк. - Официально - с этой самой секунды. Через десять минут - завтрак. - А кто это вещал, Сагастен, да? - спросил я. Данк неожиданно смутился. - Понятия не имею. Вообще-то это как-то связано с ним - с тем, что он делает на крыше. Но кто орет - ума не приложу. Хотя, честно говоря, за всю жизнь ни разу не пробовал прикладывать. По-моему, живой человек так кричать не в состоянии. Но кто может уверенно судить о маге, кроме другого мага? Тебе виднее, малыш. Ты же у нас принц-чародей. - Какой я чародей, - сказал я, вдруг обливаясь горячим потом странной смеси ужаса и стыда. - Я же все забыл, Данк. - А вот когда помнил, - мечтательно протянул Данк, - у тебя у самого можно было чего-нибудь интересного спросить... Я почувствовал, что мои щеки заливает алая краска лихорадочного румянца, и поспешно отвернулся. Меня трясло, очень хотелось заорать или вызвать рвоту - что угодно сделать, чтобы вышвырнуть изнутри мягкий, скользкий кулак страха, неуклюже ворочающийся в горле. Я понимал умом и ощущал физически, что мои злоключения как-то связаны с ярлыком, небрежно наклеенным на меня Данком - принц-чародей. Именно поэтому неизвестный и могущественный Заклинатель снов, а за ним и какой-то эпигон-пройдоха обратили свое внимание на меня. И если я сделаю хоть одну ошибку... А я ведь ее сделаю, безгрешных въяве не водится! И если я уже ошибся - в той жизни; теперь уже никто не узнает, что я натворил... Боги, помогите мне! Гибель, гибель... Гибель везде, она идет сзади, по пятам, крадется из невидимого прошлого, которое тянется за мной скорпионьим хвостом, а избавиться от него невозможно; гибель впереди, на каждом шагу, плотоядно поджидающая неверного движения, неверной мысли... Нет спасения, нет защиты, нет оружия! Только знание - а где его взять? Я опять почувствовал себя отравленной котлетой на столе Домена, камнем, нависшим над головой у самого себя. Казнить меня надо, немедленно, прав был отец! Нет, нельзя меня казнить, это нам не по карману. Выгнать из столицы поскорей, отправить в самую гущу битвы - либо сдохну, либо пользу принесу. И во всяком случае определюсь. Я понял. Ужас был в необходимости рисковать вслепую, прыгать во тьму, не зная высоты, не зная, куда прыгаю - в мягкие подушки или на стальные копья. Но не прозреешь вмиг, не переделаешь сделанного, а отступить все равно не удастся. Я осознал себя и суть своих проблем - и мутная животная волна сразу схлынула. Где Сагастен? Он действительно мне нужен! - Мы идем завтракать, Данк? - Конечно, идем. Не забывай, сразу после завтрака нам в путь, так что ешь как следует, дворцовых поваров по дороге не встретится. Мы уже возвращались, тем же путем, что и пришли сюда. Данк постепенно набирал скорость - очевидно, аппетит завладевал его подсознанием. У самого поворота он прилично разогнался, эффектно накренившись, бросил корпус за угол и... - Ч-ч-черт!!! - Ты как всегда, неаккуратен, Оранжевый, - спокойно сказала с трудом увернувшаяся Сельфа. Я взялся за сердце. - Рано или поздно меня разобьет паралич, - сказал я. - Вы что, сговорились все? - Кто "все"? - безмятежно спросила Сельфа. - Ну ты-то почему не спишь?! - в сердцах воскликнул Данк. - Как-то тревожно стало, - пояснила Сельфа. - Часа за два до рассвета. Я уже знаю это ощущение - в прошлый раз оно посетило меня вчера днем, когда Райдок спал. И мне очень захотелось пошарить вокруг с хильфейтом. Слуги сказали, что вы пошли сюда. Кстати, только что я снова чувствовала дурноту. Что-то случилось, ребенок? - Я ничего не чувствовал! - возмущенно сказал Данк. - А я тебя и не спрашиваю, колода есть бревно обычное. - А кто у тебя всегда в камешки выигрывает? - Твоя гипертрофированная интуиция носит совершенно бытовой характер, ничего сакрального в ней отродясь не бывало. - Но малыш был со мной, он в порядке! - Сейчас проверим. Подойди поближе, ребенок. - Зачем? - тупо спросил я. - А зачем светить стражникам лучом? Тем более, не зная точно, что он покажет? Я шагнул к Сельфе, вспоминая вчерашнее обещание. Почему-то очень не хотелось его выполнять. Если уж признаваться, то все-таки Сагастену... Сельфа сверкнула своей палочкой-выручалочкой и уперлась лучом в мою грудь. Луч был по-прежнему синий. И... И... - И немного белый по краям, - резюмировала Сельфа, пряча хильфейт в манящую неизвестность складок платья. - Готов поклясться, там есть много любопытного, - эти слова вырвались у меня совершенно непроизвольно. - Где? - удивилась Сельфа. - Там, - слабо сказал я, чувствуя себя полным идиотом и указывая на ее бюст. Сельфа внимательно проследила за моим пальцем. - Там, в общем-то, я, - улыбнулась она. - В частности, моя грудь. Уж не знаю, насколько это может показаться любопытным... - Да нет! - в отчаянии сказал я. - Это не то... то есть, это прекрасно, но... я про всякие хильфейты... честное слово, я знаю, у тебя там, в этих бесконечных таинственных складочках и оборочках целый магический арсенал! Правда, Сельфа? - Заболел ребенок, - фыркнул Данк. - Что его интересует в тайнах женского лифа, боги! - Никому не говори, - серьезно сказала Сельфа. - Во-первых, стыдно за малыша, а во-вторых... Могут подумать, что моя грудь теперь вызывает только прагматические соображения. Стойте! Что за шум? Мы были уже возле дверей дворца, когда лязг металла и встревоженные голоса с противоположной стороны террасы привлекли всеобщее внимание - даже стражники у входа зашевелились и стали оглядываться. Два гвардейца, испуганно переговариваясь, с обеих сторон поддерживали - да что там, почти несли - окровавленного Сагастена. Кровь стекала по рассеченному лбу мага, заливала глаза и часто капала на грудь, быстро впитываясь в мягкую ткань серой хламиды. - Что это? Что с тобой, Гастен? - прозвучал над моим ухом встревоженный голос. Я даже не удивился. Я совершенно изнемог, чтобы еще как-то реагировать на происходящее. Вместо меня удивился Данк. - О боги мои! Ну, если уж и ты проснулся, Белый... - Создайте тишину и храните ее, - приказал отец, не оборачиваясь. - Это я принцам. Остальные - немедленно внесите ясность. Если бы кто-нибудь стукнул жезлом и крикнул: "Ясность его королевскому величеству!", я бы даже не шелохнулся. Меня уже мутило от бессмысленности великих афоризмов и фривольной многозначности каждого слова родственников, чтоб им рот перекосило! Естественно, Данка тут же перекосило от возмущения, он пошевелил губами, посмотрел на Сенрайда, что-то прикидывая, но смолчал. А воплощенной ясностью, надо полагать, был Сагастен, потому что, как только его внесли на площадку у порога, он заговорил. - Со мной все в порядке, Белый Властитель, - маг с усилием сплюнул кровью. - Однако все, что ты видишь - не самые лучшие признаки. Кто-то ищет способ истребить самых могучих бойцов Домена. - Кто он? И что произошло? - Кто он, я не знаю, повелитель. А что произошло, я с радостью расскажу тебе... за завтраком. Стражники разочарованно переглянулись. Сагастен поморщился от боли, но твердо стал на ноги и сделал пару шагов без поддержки. - С твоего позволения, мой принц, я умоюсь и ненадолго загляну в свои покои - обработать рану. Вскоре я присоединюсь к вам за столом.
в начало наверх
- Конечно, - слегка ошеломленно согласился Сенрайд, - только... Быть может, паре крепких воинов удастся помочь тебе? Сагастен отечески улыбнулся гвардейцам. - Ну, во всяком случае, полагаю, помешать им не удастся. В следующую секунду маг исчез - просто исчез, и все. Не оставив за собой даже колебания воздуха. Я снова обрел способность удивляться и немедленно ей воспользовался. А моим цветоносным родичам хоть бы что!.. - М-да, крепко же ему досталось, если он так торопится к своим примочкам, - задумчиво сказал отец. - Я уж и забыл, когда последний раз видел его прыжки, - немедленно отозвался Данк. - Кажется, во время битвы на дамбе - помнишь, у Гиблых болот? - Точно, - отозвался отец. - Тогда он зашел орколакам в тыл и проредил растянувшихся по дороге. Кстати, это нам здорово помогло, Оранжевый. Если бы вторая волна равнялась по силе первой... - Да, слетели бы мы с дамбы, как голова с плахи, - охотно согласился Данк. - Что они, эти рыжики, в болотах искали, до сих пор не пойму... - Ну и сравнения у тебя, - проворчал я. - Ты насчет плахи? - хихикнул Данк. - Не волнуйся, тебе это не грозит. Мы же не варвары какие-нибудь - спектакль из чужих неприятностей устраивать... Мы все больше топим и травим, травим и топим... - Прекрати, - поморщился отец. - Иногда мне кажется, что ты как раз варвар. - Это из-за цвета, - мгновенно отреагировал Данк. - Как ты думаешь, н'Райд, чем Оранжевый принц Белого домена отличается от Белого принца Оранжевых? - Заткнись, младший! - Именно! - радостно заорал Данк. - Именно! Белому принцу-то даже у варваров никто не смеет крикнуть "Заткнись!" - Рекомендую всем немедленно направиться завтракать, - сказала Сельфа, нащупывая что-то под кружевным воротником. - Мудро, - согласился Данк, уворачиваясь от отцовской длани. - Кусок мяса поможет заткнуть мне рот. Да не сердись ты, н'Райд! Я же сейчас уеду, и на пару оборотов ты от меня избавишься! Отцовская рука опустилась. - Мудро, - улыбнулся он. - И останемся мы вчетвером, - сказала Альда, появляясь за спиной Сенрайда. - Что за шум спозаранку? Неужели Данк проснулся? - Данк проснулся, - сухо сказал Данк. - Но шумел не он. - А кто же? - Кому-то удалось достать Сагастена, - сказал я. - Помолчи, Райдок, - сказал отец. - Иначе я подумаю, что ты как-то в этом замешан. - Как правило, по голове бьют меня, - горько сказал я. - И тебе вполне могло придти в голову отомстить. Отец внимательно поглядел на меня. - Я надеюсь, ничего подобного тебе в голову не приходило? - Я все время был с Данком, - независимо ответил я. - А... - А магические способности он утратил, - вмешался Данк. - То есть, не утратил, наверное, а просто позабыл, как ими пользоваться. - Предположим, - сказал отец без особой убежденности. - Почему ты проснулась, Альда? - Перед рассветом мне почему-то стало тревожно, - сказала мама. - Я подумала, что за завтраком я еще успею увидеть Райдока и предостеречь его. Не хочу потерять сына попусту. - Уже... - начал Данк, но ладонь Сенрайда вовремя захлопнула ему рот. - Все за стол, - приказал Белый Властитель. - Там и поговорим. Мы снова двинулись в путь по бесконечным коридорам. - Кстати, - сказала маме Сельфа, - после обеда мы с Сагастеном выезжаем в Дельфос. Маг примет от Моуриса командование стражниками, а я дальше - в Дэдлок. Так что останетесь вы вдвоем. - Вечером я уезжаю в Харденанг, - ответила Альда. - А Белый попытается собрать ополчение. Если удастся набрать хоть пару Знамен, он поведет их на юг. Так что здесь может и вовсе никого не остаться. - А ты уверена, сестричка, что старый Гастен теперь сможет поехать с тобой? - резонно спросил Данк. - Если он смог встать, то сможет и поехать, - уверенно ответила Сельфа. - Уж таковы маги, братец. Мы вошли в небольшой светлый зал, в центре которого находился всего один стол. За столом уже сидели двое - Элспейр и, представьте себе, Сагастен! Голова мага была перевязана белой тряпицей, которая выглядела скорее деталью туалета, нежели свидетельством недуга. Такая симпатичная белая повязка, щегольски уронившая на ухо два хвостика из-под узла и заставляющая воинственно топорщиться седой ежик. - Музыку, - коротко приказал Сенрайд. Скрытые в неприметной нише музыканты мгновенно заиграли что-то нежное и негромкое. Данк перехватил мой взгляд и улыбнулся. - Чтобы слуги не подслушивали, - коротко пояснил он. - Ничто так не мешает сплетникам, как посторонний шум. А вообще-то мы, принцы Домена, просто очень культурные люди - музыку вот любим, понимаешь? Все рассаживались вокруг стола - без особых церемоний и в произвольном порядке. Я оказался между Данком и Сельфой, прямо напротив Сагастена. Несколько мест остались свободными. - Говори, Гастен, - приказал отец, отломав ножку какой-то упитанной птички и небрежно помахивая ей над соусницей. Он улыбался, глаза его были направлены на Альду, и со стороны могло показаться, что он занят светски любезным разговором. - Я ощутил дыхание чужой мощи, - сказал маг. - Я попытался выяснить источник удара. Закончив Создание Дня, я уже спускался по лестнице, и остановился на второй площадке сверху. Сила текла с юго-востока. Это не Проклятый. Это гномы, оранжевые варвары или волчьи всадники. - Или кто-нибудь, кто сейчас находится на их земле, - сказала Сельфа. - Извини. Продолжай. - Я принял на себя часть этой силы, - спокойно сказал Сагастен. - Она ослепила меня и заставила потерять равновесие. Я упал с лестницы. Эта сила не была направлена на простых воинов. Она должна отвлекать и вредить чародеям. Возможно, также Витязям и Принцам. Все. - Сегодня ночью многие чувствовали тревогу, - сказал Данк. - Кажется, почти все. Я проснулся из-за этого чувства. То же утверждают Элспейр, Сельфа и Альда. Проснулись раньше обычного также Сенрайд и Райдок. Что скажете? - Я действительно проснулся часа за два до рассвета от странного ощущения, - признался отец. - Райдок? - Это, наверное, все из-за меня, - угрюмо сказал я. Не дадут сохранить свои неприятности в тайне, черти разноцветные! - Что значит "из-за тебя"? - резко спросила Альда. - Ночью меня накрыло новым заклятием. На этот раз, кажется, тем самым, предсказанным в Дейненделле. И заклятия внутри меня подрались. - Как это - подрались? - изумился Данк. - Они противоречили друг другу, - отмахнулся Сагастен. - Это как раз понятно. Кто же осилил? - Никто. Но оба заклятия сильно истощились. Я теперь чувствую себя более свободным. - Ясно, - протянул Сагастен. - Интересно. Белый, наш Домен стал объектом магических атак как минимум с трех направлений. - Почему? - требовательно спросил Сенрайд. - Потому что если удары по Райдоку были противоречивы до затухания в противофазе, то их не могла направлять единая воля. Третье же заклятие было безадресным; и это выдает иную руку. Понимаешь, принц, маги делятся вообще на две школы, на два клана, если хочешь. Одни работают только по четкому адресу - в человека, в зверя, в скалу. Другие направляют потоки мощи по направлению, в какой-то район, где все в той или иной степени подвергаются воздействию. Заклятия, упавшие на Райдока - оба - принадлежат магам первой школы. То, из-за которого пострадал я - дело рук мастера второй. Следовательно... - Малли, - проворчал Данк. Сагастен не отреагировал. - Следовательно, нас не любят минимум в трех местах. Правильно? - Или в одном месте собрались три мага, - сказала Сельфа. - Ну уж тогда хотя бы первые два договорились бы между собой. - Тут ты прав, - согласилась Сельфа. - Что будем делать? - решительно спросил Данк. - А ничего, - лениво ответил маг. - Будем продолжать задуманное ранее, как ни в чем не бывало. Сомнение губит силу мага. Если наши враги ждут смятения и растерянности, то... - Не дождутся, - подтвердил отец. - И это значительно ослабит их магическую мощь. - Заканчивайте завтрак, Данк, Райдок, - повелел Сенрайд. - Чтоб через полчаса ноги вашей не было в Дианаре! - Я ведь только начал! - жалобно взмолился Данк. - Тогда быстрее. Даю тебе еще пять минут. Данк замолчал. Захрустели бедные куриные косточки. - Райдок, - негромко сказала Альда. - Ты уже не успеешь узнать многого и многого из того, что тебе необходимо. Кое-что, надеюсь, по дороге ты узнаешь от Оранжевого... - она покосилась на Данка. Тот коротко кивнул, продолжая хрупать с двух рук. - Остальное ты можешь узнать единственным способом. Я попрошу Сагастена... - легкий кивок вполоборота к магу. Сагастен наклоном головы дал понять, что слышит и слушает. - Я прошу его дать тебе в дорогу копию "Хроник Домена". Береги эту книгу, Райдок, их всего две в этом мире, а пуще всего береги от чужих глаз. Дашь, Гастен-са? Маг аккуратно вытер губы белоснежной салфеткой и снова исчез. - Уже даю, - перевела Сельфа. Сагастен почти мгновенно вернулся на свое место, протягивая мне ларец, укутанный в мягкую ткань. - Положишь руку на крышку, - сказал он, снова берясь за биточек, - скажешь "Райдок", ларец отворится. Если ты будешь не Райдок, тебя убьет на месте. - Алло! - встревожился я. - А если я не Райдок? - Пока что Райдок, - коротко сказал маг. - Это тебе также инструмент внутреннего контроля. Пока не убило - можешь не волноваться. Данк поперхнулся косточкой. - То есть повода для волнений у него вообще нет, так, Гастен? - он громогласно заржал. - Раскрыл рот - значит, поел, - строго сказал отец. - А ну, брысь из-за стола! - Но Белый!.. - Молчать, младший! - И вот так всегда... - вздохнул Данк, покорно поднимаясь. - Ванаир принцу Райдоку! - скомандовала Альда. Словно из-под земли вырос Орбен. Я тоже поднялся. Парень завозился у левого моего бедра, ловко прилаживая непостижимые ремешки. - Простимся, - нежно сказала Сельфа, махнув музыкантам. Из ниши выступила юная девушка, немного напоминающая Ирмис. Музыканты припали к своим веревочкам и трубочкам и комнату наполнил шум моря. Я не вру - моря, или по крайней мере, громадной реки. И девушка запела. - Прощанье - начало подвига, знаменье грядущих побед; у принца, героя, воина причин для сомнений нет. Лазурное небо и алое пламя, зеленые травы, кровь и свет - идущий вперед по белому всегда оставляет след. - Не тоскуй, Райдок, - мягко сказала Сельфа, поцеловала меня и опустилась в свое кресло. Сагастен махнул рукой. - Встретимся немного южнее, - улыбнулся он, - а глядишь - и юго-восточнее... - Будь достоин цвета, Райдок, - сказал отец, глядя в кубок. - Больше мне нечего тебе сказать. Элспейр вдруг неловко шевельнулся и спросил: - У Райдока какие-то неприятности? Почему я ничего об этом не знаю? О каких заклятиях вы говорили? - Потом, Эл, - Сагастен положил ему руку на плечо. - Почему потом? Я знаю, вы не очень-то мне доверяете, хотя я и не понимаю, почему. Но ведь Райдок - мой родственник и принц моего Домена! Разве вправе я не тревожиться за него? - И все-таки потом, - властным движением Сагастен заставил Элспейра умолкнуть. Альда встала и подошла ко мне. - Кто бы ты ни был, - сказала она, глядя мне в глаза, - помни, что я найду тебя повсюду. Если ты Райдок, мой сын - для любви; если чужак, обманом принявший его облик ему на погибель - для мести. Ты запомнишь это?
в начало наверх
- Запомню, Альда, - сказал я серьезно. Изумрудная принцесса быстрым движением поцеловала меня и отстранилась. - Продолжим завтрак, - сказал отец. - А меня кто-нибудь поцелует? - шутливо взвыл Данк. - Кобыла твоя тебя поцелует, - в сердцах сказала Сельфа. - Так у меня же жеребец! - Так даже интереснее. - Это тебе, может быть, интереснее... - Оранжевый, не пошли! На пороге появился незнакомый парень. - Кони Властителей оседланы и взнузданы, - доложил он с поклоном. - Вещи уложены, навьючены и приметаны. Оружие готово. Вот тут я по-настоящему понял, что мы уезжаем. - Пока, родичи! - громогласно возвестил Данк, взметнув правую руку в богатырском приветствии. - До свиданья, - тихо сказал я, снова чувствуя прилив робости. - Поехали! - весело сказал Данк. - Хьюма и ты... как тебя... Орбен, за мной, да побыстрее! Хьюма, очевидно, паж Данка, почтительно склонился, пропуская нас в двери. Орбен быстрым шагом последовал за мной. И снова коридоры, коридоры, коридоры, к которым я так и не успел привыкнуть, а теперь покидаю - быть может, насовсем. Яркий утренний свет. Салют гвардейцев у выхода. Крик глашатая. - Оранжевый принц Данк, Синий принц Райдок покидают столицу Домена! Десять лошадей у подножия лестницы. Четыре оседланы. Четыре в поводу - заводные. Две навьючены переметными сумами. Орбен и Хьюма бросаются вперед, перехватывают двух коней под уздцы. Я нерешительно направляюсь к одной из двух оставшихся. Данк чувствительно бьет меня локтем под ребро и движется к тому коню, которого придерживает Хьюма. Я соображаю и начинаю стыдиться самого себя. Принц, называется! Но вот мы и верхом. Данк на громадном жеребце редкой масти - кажется, ее называют изабелловой. Мне достался иссиня-вороной, немногим ниже в холке, но легкий и тонконогий. У Хьюмы и Орбена - две кобылы, караковая и каурая. - Хай-оо! Данк поднял своего жеребца в свечу. - Вперед! - Давай ты вперед, - умоляюще шепчу я. - Я же... - Помню, помню, не волнуйся! На Восточную дорогу! Хай-оо! Наш отряд двинулся за оранжевым плащом Данка крупной рысью. Я еще успел обернуться и последний раз глянуть на белоснежный дворец на фоне невероятно синего неба. Неба цвета моего плаща. Белый песок, которым была посыпана дорожка, разлетался из-под копыт. Я поразился отпечатку копыта изабеллового жеребца - какой он все-таки громадный! Я попытался глянуть под брюхо своему вороному, чтобы сравнить размеры подков, но седая пыль клубилась прямо под моими сапогами, а сзади, почти вплотную, держался Орбен. Я не разглядел следов на белом песке, но знал, что они там есть. Идущий вперед по белому всегда оставляет след. Справа и слева вдоль дороги потянулись невысокие опрятные домики. Некоторые прятались в зелени, некоторые глядели окнами прямо на дорогу. Белоснежная и розовая кипень садовых деревьев неспешно роняла невесомые лепестки. Воистину, счастоцвет. Наверное, прекраснейший месяц года. У самой дороги сидел здоровенный бородатый мужичина; он окунал невероятных размеров молот в ведро с холодной водой, и морщась, прикладывал железо к заплывшему глазу. А впереди показалась белая стена. Внешняя стена Дианара. Солнце уже поднялось над восточной ее частью и начинало изрядно припекать. Как-то сразу после очередного поворота мы оказались у высокой белой арки в стене, несколько стражников вскочили при виде нас, лейтенант отсалютовал - и я понял, что эта арка, по сути, просто ворота. Ворота города. Ворота остались позади. Вокруг была выжженная солнцем каменистая степь, и пересекая ее, в сторону поднимающегося все выше солнца уходила пыльная грунтовая дорога. Мы выехали из Дианара и скакали навстречу солнцу. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЧЕРЕЗ РАНСКУРТ 1 "А пятое правление династии считается от дня, когда принял Белый цвет благородный сын и наследник его, Зеленый принц Домена Денхир. Тридцать пять лет было благородному Денхиру, два оборота уже носил он Зеленый цвет. В шестой день оковника, в сердолике, принял он венец, и было это угодно богам высоких храмов - белой стала вся земля Домена. Зима в тот оборот была мягкой и снежной, и обилен был урожай к осени, а весна была теплой и дождливой, а лето долгим и нежарким, а когда настала осень, деревья ломались от изобилия плодов на ветвях. Было это в 1462 оборот от рождества Первого Корабела, а по счету Белой Гавани - в оборот 1391 от Золотого Дождя, а от воцарения Селекса - год 274, а от Второго Передела - сорок второй. И не было в Домене достойной жены могучему Денхиру, а война с юга придвигалась все ближе и опасался Денхир оставлять трон и венец без наследника. И послал он посла в Белую Гавань, сводного брата своего послал он, принца-бастарда Вейгена, и говорил Вейген перед владыками Белой Гавани так: "Велико могущество наше, но не годится оставлять трон без законного наследника. Пусть не будет Передел стеною меж нами, отдайте нам в принцессы славную дочь вашу Амери, а наградой ей будет любовь, почет и власть, а земля ваша получит от нас помощь и защиту." Склонились Белые Паруса под ветром Вейгена, приплыла в Дианар на белом корабле прекрасная Амери, про которую говорили: "Амери, что светлей зари". Две тысячи золотых слитков дали за ней в приданое, а выкупом послужил союз против Желтого домена. И горцы были разбиты и отброшены от Белых пристаней. А в оборот 1468 родила Амери Властителю нашему Денхиру сына и нарекли его Хирамом, а после звался он Хирам Мудрый. В оборот 1471 ходил благородный Денхир в поход через горы на берегу Лиаменны, на земли Оранжевого домена. Вернулся с ним маг по имени Сагастен, и даровал ему Денхир почести Мага Домена. Могуч был сей маг, а дела его непостижимы смертным. В оборот 1473 родила прекрасная Амери сына, нарекли его Хирали, а потом звали его Хирали Златокудрый. В оборот 1484 снова двинулись с юга волчьи наездники, а с ними шли истинные орки-гоблины, и был взят Ингеррар. Собрал Денхир немалое войско и отправил его под водительством сводного брата своего, отважного принца-бастарда Вейгена, а с ними шел колдун Сагастен. И был отбит Ингеррар, и бежали в болота разбитые орки. И был отстроен после пожара Ингеррар, и стены его стали выше и крепче прежнего. Немало отличился в тех боях маг Сагастен, и была ему дарована золотая цепь доблести. В тот оборот зима была долгой и холодной, и замерзли болота у южного берега Лиаменны, и погибающие орки выходили к деревням, кутаясь в обрывки шкур, и просили милости, опускаясь на колени свои, и предлагали жизнь свою в уплату за обглоданную кость, чтобы спасти от голодной смерти верного волка. И много их погибло в ту зиму, не от меча в бою, а от смертного голода и холода, что обжигал сердце при вздохе. В оборот 1498 принял принц Хирам цвет Зеленый." Я закрыл драгоценную книгу и крикнул: - Орбен! Кофе когда-нибудь будет, демон тебя заешь? - Одно мгновение, Властитель! - паж появился из тьмы в круге света у костра. С противоположной стороны возник Хьюма с ониксовой чашечкой в руках. Оба были обнажены по пояс, загорелая кожа матово блестела в золотистых бликах огня. Были они совершенно непохожи - Хьюма плотный, коренастый, длиннорукий, немного неуклюжий; Орбен же легкий, подвижный, худощавый, постоянно удивляющий меня какой-то особенной ловкостью. Больше всего меня поражало, как ему удается в несколько движений расстегнуть или застегнуть на мне все бесчисленные крепления моей амуниции. Даже если бы от этого зависела жизнь моя, я бы разбирался с каждым ремешком не меньше пяти минут. Орбен принял чашечку из рук Хьюмы, подхватил с жаровни кофейник, извлек откуда-то поднос - три руки у него, что ли? - и в следующую секунду уже был у входа в мою походную палатку. - Кофе, Властитель. Не угодно ли опустить полог? Мошки к фонарю налетят... - Ну и пусть летят, - лениво сказал я. - Пока что не угодно. Орбен поклонился и исчез во мраке. Я поднял чашечку с подноса и поглядел сквозь нее на костер. Оникс, тонкий, как лепесток цветка, просвечивал желтым с легким оттенком телесно-розового. Прекрасная чашечка. Из такой кофе пить и пить, всегда пить, и всегда кофе. Интересно, откуда берутся теперь кофейные зерна в Дианаре? В нищем Дианаре, забытом друзьями и покинутом союзниками? Мошки и впрямь летели на свет фонаря, маленькой, но достаточно яркой масляной светильни с крошечным щитком-отражателем и сеткой вокруг пламени. Я откинулся на подушки, размышляя о банальном. Каждый философ считает своим долгом хоть раз в жизни сказать о людях, которые беспечно летят на свет мечты, как мотыльки к свече. А свеча... Следует три страницы нравоучений. И почему-то никому в голову не приходит, что далеко не все мотыльки летят на огонь. Некоторые ведь выбирают верный ориентир - солнце или луну, оттого-то и не пресекается род мотыльковый. Нет ли и среди людей таких - выбравших правильную цель, и так спасающих весь род свой? Хочу... Хочу, чтобы я так... А есть ли у меня вообще цель? И была ли она тогда?.. Раньше... позавчера... Я вздохнул и перевернулся на живот. В ночи раздавался громовой храп Данка. Его оранжевая палатка - пажи гордо именовали эти незатейливые сооружения шатрами - стояла с противоположной стороны костра. На таком расположении настоял сам Данк. Я думал, это как-то связано с дворцовым этикетом, но Данк, заговорщически понизив голос, честно признался, что по этикету как раз положено ставить шатры рядом, но он щадит мой сон. Храп впечатлял. Он наводил на размышления о мировых катастрофах и божьей каре за грехи. От него нервно взбрыкивали лошади и покачивался котелок на треноге. Несколько минут назад на соседнем дереве сломался здоровенный сук, и я был склонен искать причину этого в оранжевой палатке. Кроме храпа, Данк был грешен грабительской политикой. Он украл у меня часа полтора добросовестного изложения моей биографии. Вскоре после того, как мы покинули Дианар, я подъехал к нему стремя в стремя и попытался задавать глупые вопросы. Данк некоторое время ехал молча, о чем-то размышляя, а потом предложил: "Давай насладимся дорогой и простором, а вечером, на стоянке, я тебе все расскажу." Я терпел часа два, до смены лошадей, и еще часа два, до дневного привала, и весь дневной привал, и обед, и полуденный сон, которым мне не спалось, и еще два часа, и еще два, и разбивку лагеря, и приготовление ужина, и ужин, а когда настало счастливое время обещанной беседы и я простодушно раскрыл рот, оказалось, что Данк давно в палатке и спит, как младенец. Дитя бога грома, надо полагать. И теперь моим единственным собеседником оказался здоровенный том "Хроник Домена". Впрочем, вряд ли Данк мог быть точнее и лаконичнее. Я вздохнул, на этот раз с удовольствием предвкушения и снова раскрыл книгу. "В оборот 1498 принял принц Хирам цвет Зеленый. В оборот 1506 принял принц Хирали цвет Голубой. А Желтый цвет держал тогда принц-бастард Вейген, а Оранжевый - принцесса Амери, и как не было у Вейгена-бастарда права на трон, прекрасная же Амери не принадлежала роду Селекса, то и право престолонаследия было за Линией Холодных Цветов. Обидно то было Амери, а пуще того обидно, что бастард стоял впереди нее по цвету, но отвагу Вейгена преувеличить нельзя было, и так говорил благородный Денхир: "Мало брату моему почестей было бы, даже если б я отдал ему венец свой, но и венца ему не дождаться. Так пусть же получит могучий Вейген все, что вправе получить, а сверх того - любовь мою." Вняла прекрасная Амери словам супруга и примирилась с принцем-бастардом." И примирилась. Скупые слова. В них скрыто несколько лет вражды, интриг, незаметных подножек - вместо того, чтобы наслаждаться долгожданным миром. Я вспомнил слова Данка: "...и в любой семье, где не дерутся за плащи и венцы, его корка хлеба так же гарантирована, как моя или твоя." "В оборот 1508 вновь двинулись с юга волчьи всадники. Вошли они на земли варваров Оранжевого домена и пригрозили разрушить города и сжечь скудные посевы. У самых стен Сандерклиффа стояли они. А стены были крепки
в начало наверх
и высоки, и пелось в песнях, что Предначальные Гномы помогали детям Туманного Берега тесать камни и возводить могучие башни. И не было на всей изведанной земле крепости более могучей, чем Сандерклифф, хотя по неприступности спорили с ним горные твердыни Желтых Гномов, древнейшего племени из горных, по мощи стен не уступал непревзойденный Дэдлок, а по силе защитников соперничал с ним дивный Лориделл, сокрытый чащами и потаенным чародейством Зеленых Фейери, что у нас зовутся Светлыми Эльфами. И смеялся со стен богатырь Рагнахалль, Белый Владыка прибрежных охотников, и говорил так: "Отважен ты, славный Ангкха-Даум, прозванный Багровый Бич, неисчислимы орды твои, что ведешь ты на север, но кажется мне, что мужество твое победило твой рассудок, и ныне блуждаешь ты во тьме безумия. Пять и еще три Знамени развернуты над Сандерклиффом, два развеваются на перевалах. Четыре пальца на правой руке согну я; и стены крепости потемнеют от оружия защитников, и солнце отразится в золотых их волосах. Четыре пальца на левой руке согну я; и выйдет из пещер за Сандерклиффом, из туманных горных долин выйдет ровно столько же могучих бойцов, а лунный серебряный свет затмится блеском их клинков. Два больших пальца подниму я к небу, и спустятся с перевалов закованные в медь белокурые гиганты, озаряя путь свой факелами, и звезды рухнут с хрустального свода небес от грохота их шагов. Погибнут под стенами Сандерклиффа отважные твои гоблины, взвоют перед смертью быстроногие волки, будут метаться в багровых чародейных муках орколаки-оборотни... Немногие уцелеют из войска твоего, а твердыни моей им не взять. И в каждом городе Домена ждет их прием не лучше. А если и удастся тебе занять замок послабее, знай, Ангкха-Даум: не найти тебе там ничего, кроме стен да пустых пивных бочек. Ибо презираем мы богатство, и счастье свое видим в славных битвах. Сам я пью не из золота, а из черепа, ем не с серебра, а с глины, что прах предков моих, сплю не на шелке, а на шкуре черного мэгаута, коего задушил в день коронации голыми руками. Нечем тебе здесь поживиться, разве что хочешь ты звоном стали потешить дев битвы, наполнить ароматной кровью их рдяные кубки. Подумай же, Ангкха-Даум, подумай хорошенько!" И витязи его вторили ему хохотом со стен. И ответил отважный Ангкха-Даум: "Не за битвой и добычей пришел я сюда, брат мой Рагнахалль, а за дружбой и союзом. Веду я войско на север, на далекий север. Золото возьмем мы на Белых Пристанях, серебро в Дианаре, медь в Лагоре, славное оружие в Ингерраре, крепкую броню в Дэдлоке, самоцветы в Сапфире. Нужен мне друг и союзник, непобедимое войско мне нужно для похода. Никто не поможет мне в замыслах моих больше тебя, о Рагнахалль. Пойдем вместе к берегам белокожих трусов, отнимем у них власть и жизнь! Но если не склонишь ты ухо к этим словам, я возьму союз с тобой силой. Гоблины мои отравят воду и рыба умрет. Волки мои распугают дичь и мясо уйдет от тебя. Орколаки сожгут посевы - не будет у тебя ни пшеницы для лепешек, ни ячменя для пива, а дым пожаров разгонит птиц. Разрушим мы деревни, крестьян беззащитных убьем. Разорение придет на твою землю. Наступит зима, голод и холод возьмут твои замки без помощи воинов моих. А мы будем есть вырванное из рук детей твоего народа, греться у костров, сжигая пустые хижины. Придется тебе выйти из голодных замков, сразиться с моими сытыми воинами там, где я захочу. Тогда врагом ты будешь мне, а народ твой сполна заплатит мне за поражение у Ингеррара. И чтобы спасти народ свой, возьмешь ты союз со мной, но дорого заплатишь за него, а сейчас он предлагается тебе бесплатно и с немалой честью. Подумай же, Рагнахалль, подумай хорошенько!" И орды его согласно молчали, сдвинув Красные Знамена вокруг вождя. Неподвижно стоял могучий властитель Рагнахалль, не проронил он ни звука. Долго так стоял он, а потом молвил: "Принимаю я слова твои, Ангкха-Даум, беру я союз с тобой. Знай, что не угрозы склонили меня к тому, а забота о людях моих, о том, что лучше будет для них. Вы, орки, рождаетесь кочевниками, походная жизнь для вас - просто жизнь; иной вы и не ведаете, а мы народ оседлый. Беспредельны Волчьи топи, где разбиваете вы свои шатры, а дети Туманного Берега превыше всего ценят тепло родных очагов. Не будут довольны мной боги Высоких храмов, если обреку я стариков и детей слушать вой зимнего ветра, позволю остыть очагам, что не гасли десятки оборотов. Пятнадцать чернобортных кораблей дам тебе я, пятнадцать тяжелых кораблей-драконов, пятнадцать Знамен славных бойцов пойдут на север. Два могучих витязя поведут их: отважный Сохрир Стальная Ладонь и сын мой, Хальгар по прозванию Хальгар Три Меча. Сам я стану на носу первого дракона, я, Рагнахалль Череп в Руке. Будет со мной славный клинок, обреченный успеху в приступах, Темный Меч Саммахим, что достался мне от отца, Рагнира Костер Смерти. Так я сказал, так будет, если станешь ты мне братом и не скажут вовек, что старый Рагнахалль испугался войны и пошел за лихим орком, как овца идет за бараном. А если ты думаешь так, то встретимся тут же в смертном поединке, а потом битва народов наших решит, кого слушали боги сегодня." Выступил вперед Ангкха-Даум, поклонился Властителю Рагнахаллю и сказал так: "Боги слушают, боги говорят твоими губами, о Рагнахалль. Ты мой брат, ты мой старший брат. Никогда не поставлю я себя перед тобой, никогда не назову себя выше, никто не усомнится в отваге твоей. Лучшая часть добычи будет твоей по праву. Вот красной кровью своей, цветом моей родины скрепляю я эти слова." Разрезал Ангкха-Даум руку свою и пролил кровь на землю на глазах у воинов двух Доменов. И Красные воины впервые нарушили молчание, и били мечами о ножны и кричали "Гохх! Гохх! Так хорошо!" Оранжевые же воины молчали, а иные говорили: "Недоброе это дело", а иные говорили: "Вот хорошо, это мудро. Будет добрая драка, и славная добыча уже ждет". А Хальгар Три Меча сказал: "Дурное вы замыслили, и не будет в том славы, и не видать нам удачи, но я пойду с тобой, отец." И не было единодушия среди детей Туманного Берега. Видел то и слышал величайший из великих воинов, Преображенный Витязь Глориан дан Лориделл, что помнил еще времена Начальные. И земли, и народы до Первого Передела помнил эльфийский мастер боя, первого Принца Белого Запада, великого Селекса наставлял он в Мальрене, великие маги смиренно спрашивали его о непостижимых тайнах мира, и говорили, будто на своем крылатом коне, что быстрее орла мчался по небу, улетал Глориан за пределы мира. Далеко на восток улетал он, туда, где впадает Западная река в безграничное море и дальше нет более земли, а только волны и небо, и могущество богов вселяет трепет в сердца смертных. Так говорили о непревзойденном Глориане. На своем быстрокрылом коне взлетел он на неприступный утес у Сандерклиффа, смотрел и слушал, а потом крикнул из поднебесной выси: "Не ждите, глупцы, что сохранится содеянное вами в тайне! Будут ждать вас в Ингерраре, и Белые пристани узнают о тех, кто движется на них!" Взвыли орколаки, теряя человечий облик, и в бессильной ярости своей обратились в черных летучих мышей. Но медленно летят черные мыши и нет у них сил для жестокой битвы в небе. Только клочки шерсти да капли крови упали на землю, а крылатый конь, что понимал слова хозяина, радостно заржал. Тогда закричал Ангкха-Даум "Убейте его!", и взмыли в небо тучи черных стрел с багровым оперением. Но крылатый конь, чье имя, говорят, было Арет, поднялся выше самой быстрой стрелы, и упали бессильные стрелы обратно на землю. Звонко засмеялся Глориан, поднял мощный лук эльфийский и пустил вниз не знающую промаха стрелу. Пронзила стрела плечо Сохрира Стальная Ладонь, жестоко ранила Оранжевого Витязя. А Глориан с хохотом унесся прочь. Словно теплый восточный ветер трай, унес его на запад верный Арет. Не в эльфийские земли полетел Глориан, а в обильный и щедрый Айнал, что был ближе. И встретил он там мага Белого домена, могучего Сагастена, и говорил с ним. Так стало известно о союзе орков и прибрежников, о братстве Ангкха-Даума и Рагнахалля, что потом прозвали Пламенным Союзом, ибо Красный и Оранжевый цвета соединились в нем, а потом присоединился к ним и Желтый, но об этом еще будет сказано довольно. Немало встревожился Сагастен от сего известия, и просил Глориана о помощи. И сделали они вот что: Глориан оседлал могучего коня с зеленых пастбищ Айнала и поскакал в светлостенный Мальрен и высокий храм Дейненделльский с вестью о грядущих битвах. Быстрокрылого же Арета вручил он заботе спешно прибывшего в Айнал молодого Хирали. Хирали обласкал Арета, подружился с ним и направил полет свой в Теннан, что на юг от Белой Гавани. А Сагастен неуловимым глазу колдовским шагом направился в Дианар, и был там в тот же день к вечеру. Тень легла на чело благородного Денхира, когда узнал он о Пламенном сговоре. Четырнадцать Знамен привел Ангкха-Даум под стены Сандерклиффа, а ушел оттуда с армией в двадцать девять Знамен. Давно не слышали о столь огромном войске на берегах Западной, с темных Начальных Времен не грозила столь великая битва полководцам. Понимал Денхир, что Белым Пристаням не выстоять перед таким штурмом, но если направить на восток подмогу, достатную числом и умением, то беззащитными оставались города Белых Корабелов. Уже тогда называли так народ Белого Запада, ибо и люди Белого Востока были искусны в делах реки и моря, но все же были они только мореходами, кораблей же, равных сошедшим с верфей Сапфира, не знали волны и ветер. Целую ночь думал благородный Денхир, а когда настало утро, призвал он к себе любимого сиблинга своего, принца-бастарда Вейгена, и сказал ему: "Направляйся, возлюбленный брат мой, тотчас же в Харденанг, и садись на корабль самый быстрый. Обгоняя ветер и течение, не щадя парусов и весел, спеши к Белым пристаням, а оттуда - к Теннану. Вели юному Хирали тотчас возвращаться домой и спешить за мной к пограничному Ингеррару. Туда поведу я войска. Ты же возьми быстрого Арета и лети в далекий и удивительный город Дастардварт, Звезду-меж-скал. И не жалея слов и посулов, золота и самоцветов не жалея, склони низкорослых горцев к союзу против пришельцев с юга. Если удастся тебе столь великое дело, обречены будут войска Рагнахалля и орды Ангкха-Даума. Спустятся с гор владыки Секиры, вместе с братьями нашими, Белыми Мореходами, защитят они проходы к Белым Гаваням от волчьих всадников. Корабли же Сандерклиффа неизмеримо уступают нашим. А попробуют дерзкие напастники обойти Лиаменну с юга - встретят их наши Знамена у Ингеррара, а Глориан приведет туда же великую подмогу из Леса всех лесов. Спеши, брат мой!" И тут же отправился в путь могучий Вейген. Владыки Белой Гавани склонились перед ним и молили: "Выполни веление Властителя Денхира, спаси нас! Хоть это и невиданно, отдадим мы тебе Желтый плащ нашего Домена, и не превзойдет тебя по славе никто на обеих берегах Западной! Возлюбленную принцессу нашу, юную Ауренну отдадим мы в жены наследнику Хираму и не возьмем выкупа, в приданое же дадим три тысячи слитков самого чистого золота, что хранится в золотых ларцах, не соприкасаясь с серебром с тех пор, как вышло из тигля." И помчался дальше неутомимый Вейген. Оседлал он славного Арета (а тот признал его сразу, как достойного и могучего витязя), простился с юным Хирали и отправился в великие горы на юго-востоке, вотчину Желтых гномов. А первые Знамена Красного домена уже подходили к Гномьим горам с юга, и снаряжал свои корабли богатырь Рагнахалль. И достиг принц Вейген загадочного Дастардварта, города, высеченного в скале, города, к которому нет пути, а попасть в него можно, как водится у гномов, либо тайными тоннелями, либо с воздуха. Опустился Арет на городскую стену, и повелел Вейген стражникам оповестить Желтых Владык о своем прибытии. И провели его с почестями в тронный зал, и увидел он Белого Мудреца, Короля Горы, Властителя Даугмира. Никогда не вступал Даугмир в бой, никогда не угрожал ему противник, оттого был он самым древним владыкой среди народов Радуги. Когда вступил на престол великий Селекс, никто уж не мог счесть годы Даугмира. Сам царственный Энселиэрн, Владыка Леса, признавал: когда он юношей впервые услышал имена правителей, Даугмир уже был старше самых старых деревьев. И не дрогнув, приветствовал Вейген Владыку Даугмира, коего звали еще Вечный Гном, и сказал ему слова дружбы и предложил союз. И ответил Даугмир: "Учтивы и разумны речи твои. Но не отвечу я на них сразу, сперва же предложу тебе взглянуть с нами на нечто; уверен, тебя это позабавит." И хлопнув в иссохшие ладоши, призвал он великих подгорных магов, и приказал: "Раскройте нам Ворота Созерцания." И распахнули маги в воздухе чародейские Ворота, и увидел Вейген бурые скалы, выжженные солнцем, а на площадке среди скал молодой гном в синем плаще, с сапфировым венцом на голове, ласкал дивного крылатого зверя, имя которому грифон, и лапы у него, как у льва и как у дракона, а голова как у орла, только с пышной гривой, и тело, как у осла, но сильное и с огромными крыльями, а в крыльях тех перья, как у птиц. Сказал Даугмир, коего чтили еще как Даугмира Непреходящего: "Долго живем мы на свете, принц Вейген, и успеваем видеть дела потомков наших. Есть в нашем языке слово "тар", означает оно "внук внука". Тот, которого ты видишь - тар-таритар мой, Синий Предводитель Греир, командир Синего Легиона. Взял он с собой Глаз Востока, оттого можем мы видеть, что делает он. Но смотри, кто пожаловал к нему в гости."
в начало наверх
И увидели все, кто собрался в Тронном Чертоге Дастардварта, как спускаются с неба к Греиру черные летучие мыши, числом восемь, а в лапах держат они бычью шкуру, на шкуре же стоит воин в красных доспехах и белом плаще. Был то сам Ангкха-Даум, и соскочил он со шкуры на скалы, и приветствовал Греира поднятой рукой, и обнялись они, и пошли среди скал. Ангкха-Даум дружески держал Греира за плечо, и говорили они, улыбаясь. Сказал старый Даугмир: "Ты правильно понял то, о чем молчишь сейчас, принц Вейген. Опередил тебя гонец Красного домена и предложил союз, и я принял этот союз. Сейчас там, в южных горах, тар-таритар мой Греир скрепит этот союз по нашим обычаям, а уж завтра легионы Гор двинутся на ваших восточных родичей, прокладывая дорогу волчьим всадникам. Так что прости, принц Вейген, тебе я вынужден отказать. Закройте Ворота Созерцания". И тут не содрогнулся могучий Вейген, но сказал с достоинством: "Я слышал и понял твой ответ, Владыка Даугмир. Ну что ж, позволь мне с тобой проститься; надеюсь, что встречусь с твоим доблестным потомком на поле боя". Кивнул в ответ старый Даугмир и молвил: "Верю, что так бы ты и поступил, принц Вейген. Но я не могу тебе позволить рассказать о виденном здесь в Белой Гавани. Если слышал ты рассказы о коварстве гномов, о жестоких и беспощадных их нравах, то знай: это все правда. Обычаи наши непостижимы для людей, но полны мудрости, а мудрость жалости не ведает. Сейчас же ты, принц Вейген, умрешь, сраженный ударом в спину. Оглянись: вот гибель твоя за плечами." Оглянулся могучий Вейген, выхватывая меч, и в этот миг старый Даугмир ударил его меж лопатками стальным острием своего посоха. Страшно закричал могучий Вейген; услышал этот крик славный Арет и тотчас же прыгнул со стены, а погнавшиеся за ним сторожевые грифоны быстро отстали. Так умер в Тронном Чертоге Дастардварта могучий Вейген, Желтый принц-бастард Белого домена. И все же стало известно о предательстве гномов, хоть и пошли они на подлое убийство, дабы коварство свое утаить. Утро поднималось над стенами Ингеррара, когда вихрем влетел славный Арет во двор замка, и рухнул на колени перед Глорианом, что привел первый отряд эльфийских лучников на подмогу наследнику Хираму, принявшему командование гарнизоном. Глориан обхватил голову Арета руками, и смотрел ему в глаза, и говорил с ним на древнем эльфийском языке, и многое понял, а об остальном догадался. И встал витязь Глориан, и сказал: "Обнажите клинки в прощальном салюте; храбрый Вейген пал во дворце Владыки Даугмира, а Желтый домен присоединился к врагам нашим." Содрогнулись и Восток и Запад от этой вести, не могло быть горше известия в те дни. А более других страдала прекрасная Амери, думая о Вейгене и вспоминая, сколько горестей доставляла она бастарду своим презрением. И решилась прекрасная Амери на то, что умножило ее славу в веках. Дождалась она, когда Властитель Денхир собрал могучее войско и повел его в Ингеррар. Воспользовалась она тем, что и Сагастен, и Хирам были уже в Ингерраре, а юный Хирали еще не добрался в столицу из Харденанга. Темной ночью поскакала прекрасная Амери в Сапфир. В мужском платье была она, сопровождал ее один лишь верный оруженосец. Два дня спустя была она уже в крепкостенном Сапфире, а царственный супруг ее Денхир еще лишь выводил войска из Дельфоса, где просил благословения богов для грядущей битвы. И сказала Амери жителям Сапфира: "Кто осмелится пойти со мной в лихой смертельный набег, чтобы отмстить за смерть великого воина Вейгена? Ничем иначе не искуплю я свою вину перед ним. А если никто не пойдет за мной, одна совершу я то, что должна совершить". Но ответили моряки Сапфира: "Выбирай кого хочешь. Любой из нас пойдет с тобой на смерть." Выбрала Амери самых дерзких и отважных, взошли они на быстрый корабль и в безлунную ночь пересекли Лиаменну, оказавшись в предутренней мгле у причалов Хьяридейла, что на языке прибрежных жителей значит Виндвеллинг, Обитель Ветра. Тихо и безлюдно было на пристани, спали белокурые гиганты-стражники и воины, что должны были плыть на крутобоких драконах, когда отважные корсары Амери с факелами в левой руке и клинками в правой прыгнули на дощатые причалы. И вспыхнуло дерево, и когда проснувшиеся прибрежники бросились к кораблям из казарм, добраться до них уже нельзя было. Сгорели причалы, пылали доки и верфи, а драконы беспомощно стояли на якорях в середине залива. И вступили корсары Амери в беспощадный бой со стражей на кораблях, и поджигали каждый корабль, который захватывали. И так сожгли они все корабли, кроме четырех, девятнадцать кораблей сожгли они. Не стало флота у Рагнахалля. И не стало воинов у Амери. А когда осталась она одна, подожгла она свой белопарусный корабль и направила его меж уцелевших драконов. Забросила она якорь на мачту левого дракона, сама же с мечом и факелом прыгнула на борт правого. И вспыхнули еще два чернобортных корабля богатыря Рагнахалля, и не могли их потушить стражники. А прекрасная Амери не подпускала к огню прибрежников с мехами, полными воды. Одиннадцать воинов сразила она, стоя среди огня, и была ранена четыре раза. А когда вонзила она меч в грудь двенадцатого воина, рухнула под ней пылающая палуба. Так погибла прекрасная Амери, и ценою жизни своей отвела она угрозу от берегов великой Западной. Только два корабля остались у Рагнахалля, сгорели на них паруса, изломаны были весла, да и не могли теперь сражаться они с флотом Сапфира, тем паче - с объединенным флотом Востока и Запада. А Властитель Денхир потерял всего один легкий корабль и четыре десятка отважных моряков. Но великой потерей для Домена была гибель прекрасной Амери. И все же стало так, как хотел благородный Денхир. Разъединены оказались Знамена Оранжевые и Знамена Красные. Волчьи всадники уже прошли сквозь Гномьи горы, не поспевала бы за ними медленная пехота Сандерклиффа. И разъяренный Рагнахалль поспешил искать мести к стенам Ингеррара. Пять дней спустя привел он пятнадцать Знамен на пограничные земли и вступил во владения Властителя Денхира. И еще день спустя подошел к Ингеррару. А Багровый Бич, храбрый Ангкха-Даум, посылал своих летучих мышей вперед, чтобы известили они его о приближении Оранжевых кораблей, но возвращаясь и преображаясь, орколаки только разводили руками; и терял время Багровый Бич, не решаясь идти на землю Мореходов - а с ним и Греир. Привел Греир с собой два Легиона, и в каждом было по четыре Знамени гномов-секирщиков. Двадцать два Знамени таились в северных отрогах Гномьих гор, да пятнадцать вышли из Гиблых болот у Ингеррара: а всего у Пламенного союза было тридцать семь Знамен, готовых к штурму и разбою. Но не решался Ангкха-Даум двигаться дальше на север, и не понимал он, почему медлит Рагнахалль. А дети Туманного Берега тем временем пошли на штурм стен Ингеррара. Четыре Знамени защищали город: Знамя гарнизонной тяжелой пехоты, да Знамя легкой конницы, что привел с собой принц Хирам, да Знамя копейщиков, предводительствуемых магом Сагастеном, да почти Знамя эльфов, стрелков из лука, но с ними был Преображенный Глориан дан Лориделл и его верный Арет. Два штурма выдержали стены Ингеррара, и с немалыми потерями отступали Оранжевые бойцы. Чуть более тринадцати Знамен оставалось у Рагнахалля, когда в утро перед третьим штурмом маг Сагастен испросил позволения у Зеленого принца Хирама и вывел конницу для упреждающей атаки. И преуспел он в этом, как и в прочем, за что брался. Конница вихрем налетела на сонных и неповоротливых варваров, истребив их в поле почти полтора Знамени, и с малыми потерями вернулась в город. А когда ошеломленные прибрежники, переругиваясь, строились к приступу, появился в небе непревзойденный Глориан верхом на Арете и вызвал на поединок Сохрира Стальную Ладонь. Пешими сошлись они в бою, и убил Глориан Сохрира, и с триумфом вернулся в город. Вовсе рассвирепел Рагнахалль и поклялся не отступать более. С утра до вечера гнал он своих воинов на стены, пять раз возглавляли вылазки Сагастен и Глориан, но к вечеру не осталось сил у защитников. Одна, последняя двадцатка конников на измученных скакунах не могла более вырваться в поле, всего две фаланги копейщиков да три фаланги тяжелой пехоты стояли на стенах, а эльфы полегли все до единого. Был ранен Глориан, и дважды ранен Сагастен, только Хирам оставался невредимым. А Рагнахалль собирал воинов для последнего натиска, и было у него еще более семи Знамен, так что, хоть и величайшей кровью, но неизбежно захватил бы он Ингеррар, а уж вышибить непреклонных, как скалы, прибрежников, из-за высоких стен не смог бы потом и Небесный Охотник. И тут дивной силы и красоты звук раздался с северных холмов. То подоспели четыре Знамени, что вел без отдыха благородный Денхир, то звучал победоносный рог Селекса Юнихорн, а из южного леса ему радостными криками вторили эльфы, которых вел сын Властителя Энселиэрна Зеленый принц Леса Энларис. И в смертельной схватке сошлись войска у стен Ингеррара, а из ворот города вышли все его защитники, и встретились у самых ворот Денхир и Рагнахалль. Недолгим был их бой. Отразил Денхир страшный удар меча Саммахим, и ответ его был ужасен. Слетела с плеч седая голова богатыря Рагнахалля и скатилась в наполненный кровью ров под мостом. И отшатнулись Оранжевые воины, а Денхир поднял меч Саммахим и крикнул победный клич. Но недолгим было его торжество. Медный молот, огромный шар на цепи, вылетел из строя прибрежных бойцов, расколол крепкий шлем Властителя Денхира и обагрил кровью его белый лоб. Пошатнулся Белый принц, опустился на землю и умер. А перед смертью сказал лишь: "Уходят все." Так в самый канун великой победы закончилось пятое правление династии Селексингов. А длилось оно без малого сорок шесть лет. Великий стон издали тогда воины в белом и воины в зеленом, и бросились вперед, чтобы уничтожить врага. В несколько минут потерял Оранжевый домен три Знамени бойцов, и не рассчитывали уж прибрежники ни на победу, ни даже на жизнь, как вдруг пробился в первые ряды сражающихся принц Хирам и громко крикнул: "Стойте!" И остановились все, не в силах противиться сему повелению, такая сила звучала в нем. А Хирам сказал: "Где Желтый Ярл Хальгар? Найдите его, если он жив, и не медлите!" Вышел ему навстречу, шатаясь, израненный Хальгар Три Меча. Был он залит кровью, своей и чужой, так что лица не было видно под коркой запекшейся крови. Спросил Хальгар: "Чего ты хочешь, Хирам? Поединка со мной? Начнем же немедля, если пообещаешь ты в случае победы щадить моих людей, а в случае поражения - пусть пропустят тех, кто уцелел из войска отца моего, домой беспрепятственно. Нет нам больше нужды в вашей земле, и смертью моей может закончиться битва." Отвечал принц Хирам: "Нет, не поединка я хочу, а прекращения бойни. Два Домена потеряли ныне своих властителей. Я наследую отцу моему Денхиру, и скажи, о Желтый Ярл, не ты ли наследуешь отцу своему Рагнахаллю?" "Да, это так", - ответил Хальгар. "Тогда скажи, о Белый Ярл, не хватит ли крови для этого дня?" "И это правда", - ответил смертельно измученный варвар. "Со смертью отца твоего умер союз между ним и Ангкха-Даумом. Скажи, о Белый Ярл, хочешь ли ты возобновить его?" "Не будет в том добра для моего народа", - сказал Хальгар. - "Лишились мы правителя, флота и войска, а не приобрели ничего." "Тогда я предлагаю тебе мир для народа твоего. А вирой за отца твоего, чтобы не было между нами крови, послужит прощение за нападение, и жизни всех, кто уцелел сегодня, и вот этот славный меч." С этими словами нагнулся Хирам, бережно поднял окровавленный Меч Тьмы Саммахим, что выпал из мертвой руки отца его Денхира, и рукоятью вперед протянул его Хальгару. "Негоже, чтобы меч этот покидал ваш род, хоть он и честно добыт нами в бою. Принимаешь ли ты такую виру, Белый Ярл Хальгар?" "Принимаю", - сказал Хальгар, и склонив голову, взял меч Саммахим у Хирама. "А вирой за моего отца требую я союза между нами против орков и вероломных гномов. Союза до полной победы. Согласен ли ты уплатить такую виру, Белый Ярл Хальгар?" "Никто из рода моего не отказывался платить долги", - ответил Хальгар и еще ниже склонил голову. "Тогда пусть принесут чистой воды, дабы скрепить клятву по обычаю нашему", - приказал Хирам, сбросил изорванный зеленый плащ и принял от Сагастена знамя, белое знамя с синей полосой. "Шлем Денхира разбит, плащ окровавлен, венец далеко позади, в отставшем обозе", - сказал он. - "Пусть знамя Домена послужит символом власти, которую я принимаю." "И пусть разожгут костер, чтобы мог я скрепить клятву по обычаю предков", - сказал Хальгар. И принесли воду, и разожгли костер, и вышли перед воинами Белый Принц Хирам и Белый Ярл Хальгар. Простер над огнем руку Хальгар и сказал: "Оранжевым пламенем родных очагов клянусь, что принимаю мир и союз с Белыми Корабелами Запада. Пусть не примет тела моего погребальный костер, если нарушу я эту клятву." Омыл лицо холодной водой Хирам, отпил из чаши и сказал:
в начало наверх
"Пока льется дождь с небес, пока не пересохнет Западная, не нарушу я мир и союз с Оранжевыми детьми Туманного Берега, мной же и предложенный. Пусть иссохну я от жажды на берегу реки, если отрекусь от этих слов. Пусть боги услышат меня, пусть слова мои впитаются в вечность, как эта вода впитывается в землю." И вылил он воду на землю, и приняла земля воду, и впитала в себя. И воины Энлариса, и воины Хирама, отринув жажду боя, закричали: "Да здравствует Властитель Хирам! Да живет вечно Хирам Мудрый!" А воины Хальгара, еще не веря в спасение свое, молча переглядывались, а потом стали кричать: "Благословен будь, Хальгар, наш Ярл! Благословен будь, Хирам Спаситель!" И Глориан дан Лориделл, склонившись к Хираму, сказал: "Воистину мудро поступил ты. Шесть Знамен ты спас для грядущих боев: четыре Оранжевых, одно Белое да одно Зеленое. Пристало тебе зваться Хирам Мудрый." Так началось шестое правление династии, а считается оно с часа клятвы. Было это двадцать третьего златолиста, в изумруде, у стен Ингеррара. В сорок лет принял Зеленый принц Домена Хирам венец отца своего, десять лет до того носил он Цвет Зеленый. И было это в оборот 1508 от Рождества Первого Корабела, а по счету Белой Гавани - оборот 1437 от Золотого Дождя, а от воцарения Селекса - год 320, от Второго Передела же - восемьдесят восьмой." Я закрыл книгу и невольно зажмурился. Картины прошедших дней возникали в моем воображении; я проклинал того, кто стер из моей памяти все великолепие этих событий и благословлял вдохновенную руку летописца. А когда я раскрыл глаза, надо мной склонился Орбен. - Я не смею советовать вашему сиятельству, но возможно, добрый сон поможет Властителю лучше чувствовать себя во время завтрашнего пути? Властитель Данк уже седьмым храпом храпит, а ваше сиятельство все читает... Я вдруг неистово зевнул и понял, что действительно дьявольски устал и очень, очень хочу спать. Я положил книгу в хитрый капкан-ларец, шлепнул его по крышке и беззвучно произнес "Райдок". Щелкнул запор. Книга была в безопасности, а я - в порядке. Затем я с удивлением обнаружил перед собой поднос, налил и залпом выпил чашечку совершенно остывшего кофе. - Да. Спать. Как Орбен задул светильню, я уже не видел. Проснулся я, когда солнце стояло достаточно высоко. Прямо передо мной дымился кофейник. Орбена поблизости не было. По другую сторону кострища слышалась возня. Вяло ругался Данк, почтительно бубнил Хьюма. Кажется, Оранжевый принц не желал признать связь своего поведения с природными силами. В смысле, день-де сну не помеха. Я зевнул так, что за ушами затрещало, и молча с ним согласился. Зашуршал полог, появился Орбен. - Доброго утра вашему сиятельству! - Ага, - сказал я, опять зевая. - Привет, Орбен. А где вчерашний кофе, холодный? Орбен смущенно улыбнулся. - По правде говоря, мой принц, я его выпил. Не подавать же вашему сиятельству разогретый... - Ну и зря, - равнодушно сказал я. - Лучше бы ты этот выпил, горячий. Холодный кофе - тоже кофе. - Виноват, ваше сиятельство, - особого раскаяния я не уловил. Ладно, поваляемся, поразмышляем. Все-таки с памятью немного получше стало. Вот хотя бы с той же историей взять. Про Марахский конфликт я почти сразу после первого заклятия вспомнил. А ночью поднатужился - да, действительно, и про Пламенный Союз немного знаю. Хотя, конечно, все это следует обновить. Но главное преимущество - память сейчас податливая, как у ребенка. Прочитал, услышал - значит, запомнил. Как на чистом листе писать. А когда само собой что-нибудь припоминается - ощущение такое, будто утренний туман развеивается. В оранжевой палатке что-то с грохотом обрушилось. - Встаю, встаю! - заорал Данк. - Уже встал, отцепись, скотина! Страшно зазвенело, потом звон был заглушен треском. Судя по всему, Данк споткнулся о таз с водой для умывания, попытался ухватиться за воткнутое в землю копье, служащее шестом для палатки, и сломал древко. - Так тебя и перетак железным хреном в ухо, детям твоим осиновый кол в жопу! - с чувством сказал благородный Оранжевый принц. Палатка упала. Озверевший Данк многословно и убедительно рассказывал о порочных отношениях деда того, кто эту палатку шил, с бабкой того, кто ее ставил. Было приятно послушать. Я налил кофе в чашечку, чтобы остывал побыстрее, и подумал, что я, пожалуй, еще и не главный скандалист в семье. Снова появился Орбен, на этот раз с тазом и кувшином. - Возможно, Властитель желает умыться? Властитель желал. Ополаскивая лицо родниковой водой, прогретой утренним солнцем, я с интересом наблюдал, как Данк барахтаньем мешает Хьюме выпутать его из коварного шатра. Трещала ткань, хлыстами взвивались веревки, втаптывалась в грязь репутация всего населения нашего Домена, охал Хьюма - особенно когда не успевал увернуться от могучей ноги хозяина. Повелитель Ранскурта лягался, как лошадь в репейнике. Я допивал третью чашечку кофе, когда великое таинство совершилось. Над руинами ночного пристанища появилась взлохмаченная голова Данка. Вслед за головой из праха восстал и остальной Данк. Он некоторое время молчал, щурился на солнце и счастливо улыбался; а потом вдруг неуловимым движением изловил Хьюму за перевязь, подтянул к себе поближе и рыкнул: - Признайся, ты это нарочно подстроил, чтобы я проснулся?! Хьюма неопределенно ухмыльнулся и переступил с ноги на ногу. Данк толчком в грудь отправил его восвояси и шагнул ко мне. - Маленький утренний концерт по заявкам родичей. А ты, юный негодяй, возлежа в непристойном бездействии, высокомерная ты синяя вонючка, пальцем не пошевелил, дабы спасти возлюбленного дядю? Данк захохотал. - Как смею я вмешиваться в скромные развлечения старших? - смиренно пробормотал я, не выдержал и тоже засмеялся. - К тебе подойди только, так узнаешь такие подробности из жизни династии... - Ну, сейчас это тебе особенно полезно, - сказал Данк. - Впрочем, я и так перед тобой в долгу. Придется сдержать слово. Сегодня едем рядом, будешь спрашивать, сколько влезет. Только не в тебя, а в меня! - Что в тебя? - ошеломленно спросил я. - Спрашивать будешь, сколько в меня влезет! Если ты, бездонная бочка, дырявый кладезь знаний, решишь за один день вычерпать море, я в этом участвую недолго - часа четыре, не больше! - Сейчас? - радостно спросил я. - Я сказал - поедем рядом, пиявка беспамятная! Хьюма, олух, завтракать давай, а сами собирайтесь, вьючить, седлать! Синий принц торопится в дорогу! Я пошел умываться, а ты читай, если за ночь буквы не забыл. - Данк ласково потрепал меня по загривку, как породистую собаку, и вальяжно удалился к груде оранжевого тряпья. - Читай, читай... пробурчал я недовольно, но рука уже тянулась к ларцу. Завтрак Данка - это много и долго. Тем более, сегодня он явно постарается оттянуться за вчерашнее позорище, когда Белый папа, по существу, выставил его из-за стола с куриной ножкой в зубах. А потом еще... как это он сказал?.. вьючить-седлать, да. Тоже, надо полагать, не две минуты. Хотя насчет Орбена я не уверен. Этот может и в две минуты уложиться. Но распутать то, что его Оранжевое сиятельство содеяли... Я бы и до завтра не управился. Бедные пажи! Хорошо все-таки, что я принц. Надо будет маме спасибо сказать. Только повежливее. Или сразу прибить уши гвоздиками. Кстати насчет мамы. Отчего же это она на меня так взъелась из-за Кармина? Город как город, ничего особенного. Ну, правда, по ту сторону реки, не на нашем полуострове... Так ведь это в данной ситуации как раз хорошо. Сагастен ведь как говорил - примут нас, говорил, в Кармине, как беженцев, если вдруг что. В смысле совсем-совсем "вдруг что". Так вроде лучше в свой собственный город отступить, чем просить милости у... Ага! У кого просить? Правильно, у Белого Востока. А добродетельная Альда на эти самые Белые Пристани прямо дышать боится. Как, дескать, могут там затеять зло, тем более против любимого моего сыночка? А почему нет? Тут что-то кроется, и мне это необходимо знать. И еще я вроде дружу с кем-то оттуда, с каким-то Нагоном, что ли, или как его там... Хотел бы я знать, кто это. Принц? Какого Цвета? Или молодой, серенький? Желторотенький... Впрочем, сейчас желтизну клювика можно сверять по мне. Нагон, небось, мудрый парень, знает и дважды два, и как звали дедушку... Ох-хо-хо... На первый вопрос я бы еще ответил. Четыре. А до дедушки я еще не дочитал. Я положил ладонь на крышку и снова затрепетал. Ну! - Райдок, - голос сорвался в щенячье подвизгиванье. Ну? Нормально. Хотя и странно. Неужели за целую ночь со мной не стряслось никакой новой пакости? Похоже, нет. Тогда, возможно, прав Сагастен, и мы спутали неизвестному противнику карты? Вряд ли он мог полагать, что пораженный заклятием наследник престола покинет столицу вместо того, чтобы валяться в постели под присмотром магов. Да, что-то в этом есть. Я нахожусь не там, где должен, веду себя не так, как можно было ожидать... Я даже Цвет получил противоположный ожидаемому! Проклятый Заклинатель снов вполне мог меня потерять из виду. Стоп! Проклятый. Отринувший Цвета. Наш главный враг. Уж не его ли чародеи постарались? Молодец парень. Придумал, наконец. За двое суток упорных размышлений. Это до такой степени лежит на поверхности, что мои цветоносные родственники даже не говорили об этом вслух. Но ведь не зря говорят: первое подозрение - самое правильное. А это у меня первое осмысленное подозрение. Хотя вроде бы это не в стиле Проклятого. Он как-то предпочитает жечь и убивать. А разве одно другому помеха? И еще два вопроса для бедного Данка. Первый: откуда он взялся на нашу голову, этот Проклятый? Читаю, читаю, а о нем пока что вообще ни слова нет. И второй: у нас хоть где-то друзья остались? Помню, слышал - ни Белая Гавань, ни эльфы помощи не пришлют. А кто пришлет? Ой, да, и еще третий! Что такое эти самые Переделы? Подлые "Хроники" начинаются с фразы... Сейчас, секундочку... Я распахнул чудовищную инкунабулу и глянул на первую страницу. "Речь будет здесь о Белом домене и правде дней его. А счет дням Домена ведется от воцарения в Дианаре родоначальника Селекса; а было то в день, когда принял он на себя заботы о потомках Первого Корабела и повелел ковать себе венец. В тот же день жители Дианара сковали венец алмазный и поднесли его неистовому и непокорному Селексу, и воздали ему хвалу небывалую и хвалу превыше хвал. В тот же день лучезарная Эллириэль надела одежды зеленые, а смертоносный Дамар облачился в золото и янтарь. В тот же день разделили они добычу похода; а выпало так, что взял себе Селекс рог Юнихорн, преславный в битвах, а Дамар получил Жемчужину Смерти, что была ему по нраву, Эллириэль же возложила на чело Корону-из-листьев, ибо не было и не могло быть ей равных в мастерстве творить чародейные завесы. В тот же день скрепили великими клятвами они союз свой, а люди назвали творцов родоначалия - Союз Трех. В тот же день опустилось знамя Белое и Великое Знамя Синее над покинутым богами Сапфиром; поднялось знамя Белое над Дианаром. А Великому Знамени повелел Селекс отныне быть перечеркнуту Синей полосой. А было то в капельнике, в день двадцать второй, в алмазе, в год 1188 от Рождества Первого Корабела, а по старому счету, как в Люмине считают и поныне - в год 1117 от Золотого Дождя, а от Передела - год 1066. Дивен был сей день да изобилен весьма. Как за буйностью пира в небе смерклось, возжегся венец Селекса чудным пламенем: и казалось всем, что свет исходит от лица его. Когда же и сам Селекс тому подивился, снял он венец, чтобы разгадать тайну огня сего, и вот: рассеялись тучи, что стояли над Западной двадцать два цикла и немного дней, а в темном небе воссияла небывалая звезда, как эльфийская дева, что распустила косы свои среди малых звезд. Немногим меньше месяца была она, а светила ярче. И свет тот отражался в алмазах венца, и голубым сиянием окружились лица Трех, а глаза их сверкали, как звезды, когда глядели они в небо, и были Трое похожи на богов. Люди же шептали, что знамение велико, и следует отныне повиноваться Троим свято, ведь не люди они, а дети Луны. А с неба летели серебряные искры, вспыхивали огнем и таяли, как снежинки. Но одна искра не растаяла на лету, а долетела до земли и упала в песок на берегу. Когда нашли ее, еще хранила она жар небес; и было то не серебро, а странный металл, более сходный с железом, но ковался он легче, блестел ярче и был прочнее. Хватило его на то, чтобы в ту же ночь, под лучами Сребровласой Звезды сковать легкий меч, тоньше обычного, но такой же длины. И совершили необходимые обряды, и сказали тайные слова, а утром отправили тот клинок в Дом Луны. И было ему предвещание, а потом взяли его кузнецы из посвященных, и отковали начисто, и закалили, и довели, и оправили, и
в начало наверх
собрали геройскую рукоять, и отточили, и напоили, и нарекли. И был он вложен в заговоренные ножны, а потом взяли его жрецы и поместили силой чар в далекое и тайное место, чтобы пропитался он мощью всех стихий. Имя тому мечу Орфайн, что по-эльфийски Кер-Ансин, по-гномьи же - Риндаст, простой люд будет чтить его как Пламя Звезды. Кто добудет его - обретет благословение богов и мощь несказанную. Мало противников найдется ему среди Круга Земель. Сможет он совершить несовершаемое; оттого и явится Орфайн вестником великих дней и дел небывалых, но не раньше. И никто не знает, ни где он сокрыт, ни кому сужден, ни когда увидит он свет дневной. Так начались дни Домена, так венчан был в Дианаре родоначальник Селекс. А когда наступило утро и совершен был обряд Создания Дня, прозвучало имя Домена и благословие людям его. И поняли все, что дела Селекса угодны богам, и звали его с тех пор - Селекс Основатель." Вот так. Опять зачитался. Нет, все это, конечно, очень красиво и романтично, но понятно ведь только сведущему. Объясните идиоту, что, собственно говоря, произошло? А потом, двести тридцать два года спустя, короткая, уж вовсе непонятная запись: "На исходе года 1420-го собрался в Сангане Совет Радуги. Недолгим он был, и поскольку Белые Пристани довольствовались тем, что имеют ныне, признаны были в Круге Земель деяния родоначальника Селекса. И не явились посланники Ушедших, и не было никого из Западных гор. Так решили именем Радуги, что Ушедших более не ждать, а горных изгоев - презреть. С того дня и считается Второй Передел, а от Первого Передела лет минуло одна тысяча да двести девяносто восемь." Каким-то образом в этот год были перераспределены полномочия и заново поделены земли. Это я понимаю. Но почему, по какому принципу и каким образом? И что, в конце концов, натворил мой доблестный пращур Селекс в компании со своими Тремя? То есть, с Двумя, не считая Себя? Кто такие Ушедшие? А изгои в Западных горах - это Проклятый, да? Вот же ж черт, чем больше знаешь, тем меньше понимаешь! А могучий утробой Данк до сих пор жрет. Попробуй сунься с вопросом. А в начале летописи Первый Передел зовется просто Переделом. Не думали древние, что будет и Второй. И язык немного меняется с каждым веком. Интересно! А ведь надо полагать, что до этого тома был писан другой, еще более ветхий. Уж больно бойко начинается история Селекса, так сказать, с кульминации. Что-то ведь и до того происходило, правильно? Может быть, даже более важное, чем возложение на макушку венца. И где сейчас та, старая хроника? Эх, мне бы не принцем быть, а каким-нибудь историком или летописцем! А может, магом или жрецом... Хранителем тайн и преданий. Уж до того интересно это все узнавать, прямо мозги чешутся! Хоть беги из дому в студенты. Так ведь бегал уже. И учился. И даже был этим... Как меня Данк окрестил? Принцем-чародеем был, вот! Боги, боги мои! Ну до чего же обидно, просто сил никаких нет! Теперь все сначала начинать, да? Тридцать лет ослу в навоз, так получается? Я чуть не заплакал. От злости и обиды. Ну, дайте мне только добраться до того, кто это все затеял! Его, козла наглого, никакая магия не спасет! Сапогами по морде бить буду! И пусть не думает, что дворцовое воспитание и эльфийская вежливость идиота Райдока ему чем-нибудь помогут! Сам из башки все вышиб, теперь пусть не жалуется - лупить буду, как грязный смерд! Колом из коровьего загона пропишу, пока древняя хроника искрами из глаз в воздухе не нарисуется! Скотина поганая! В дерьмо втопчу и сверху нагажу! Я с удивлением обнаружил, что свернул серебряное блюдце в трубочку и пытаюсь ей приколотить к земле свой правый сапог. Надо мной завис побледневший Орбен и красноречиво молчал. - Задумался, - объяснил я по возможности небрежней и отдал ему бывшее блюдце. Орбен успокоился. - Да, мой принц, трудные дни настали, - сочувственно согласился он. - Прикажете сворачивать шатер, ваше сиятельство, или станете читать, пока их сиятельство изволят докушать? - Сворачивай, - сказал я. - Я у костра посижу. - Тогда извольте обуться, мой принц. У костра лучше обутым быть. Позвольте ногу, ваше сиятельство... - Ты лучше пару подушек к огню кинь, - сказал я. - А обуюсь я сам. - Ваше сиятельство! - Орбен был шокирован. - Ну ладно, ладно... - я сдался и вытянул ногу. Вот ведь оно как! Надо вбить это себе в голову, да покрепче и побыстрее. Не то влипну я на самом глупом месте - например, пытаясь самостоятельно снять книгу с полки. И времени осталось мало. Еще чуть-чуть - и Данк не прикроет, и спросить не у кого будет. Зато будет целый город, с интересом наблюдающий за странным поведением своего правителя и военачальника. Хотя какое там войско... Впрочем, вот здесь моя семья совершенно права. Какой принц, такое и войско. Вот город только слишком хорош для неграмотного кретина. Жалко город. Погублю я его, пожалуй. Я встал и сладко потянулся. Ой! О-ох! Моя поясница! Моя... седалище мое! Неужто я столько времени верхом не ездил? Да. Судя по ощущениям, вообще никогда не ездил и даже не предполагал, что такое возможно. А вчера наконец-то предположил, но не стал пробовать, а сдался в экзекуторскую насчет двух сотен палок по хребту и это... ниже хребта. И сегодня еще целый день в седле провести? Изверги! Не хочу быть лошадным принцем, хочу быть пешим бродягой! - Вот подушки, ваше сиятельство. Орбен почтительно придержал меня за локоть, разворачивая мордой в сторону кострища. Я со стоном опустился набок - вернее, рухнул - и тупо уставился в переплет "Хроник", не в силах их раскрыть. Очень не хочется ехать дальше. Но задерживаться из-за отбитого седалища нельзя. Война. Вытерплю как-нибудь. Вытерплю ли? А еще очень интересно было бы выяснить... выяснить... вы... Кажется, я опять заснул. Прямо у костра. То есть это мне казалось, а другие так прямо и восприняли - заснул. 2 Проснулся я от добродушного пинка Оранжевого дядюшки. - Вставай, червяга книжная! Честно говоря, завидую! - Что? - растерянно спросил я, приходя в себя. - Просыпайся, поехали! Я, по правде, и сам бы полденька придавил, но нельзя. Никак нельзя. Ну, зато перекусил прилично. Я с трудом поднялся, мучительно сдерживая поскуливание. Все тело болело еще сильнее, чем ранним утром. - Изрядно тебя растрясло, - сочувственно сказал Данк вполголоса. - И с памятью действительно нехорошо. Ты держишься в седле, малыш, как будто сел на лошадь в первый раз. Постарайся, вспомни хоть что-нибудь. Ведь ты был одним из лучших наездников Домена! - Ну, - сказал я недовольно. - Мало ли кем я был? Нет меня, Данк. Так, кучка мусора, обликом с принцем сходная... - Я вот тебе сейчас... - Данк сделал страшные глаза. - А ну, бегом в седло, да не забывай облегчаться! - Да я вроде бы с утра уже... по малому... - ошарашенно пробормотал я. - Вот обормотина! Я говорю, в стременах приподнимайся, ягодицы от седла оторви! Меньше трясти будет. - А-а-а... - смущенно сказал я. Но все равно ничего не понял. Ненавижу. Весь мир ненавижу. А уж мучителя своего, гада этого, который мне память истребил, так просто задушить готов. Нет. Только не задушить. Кр-р-рови жажду!! Данк легко тронул своего изабеллового с места и направил к дороге. Я жалобно постонал и вскарабкался в седло. Орбен и Хьюма негромкими окриками подгоняли наш маленький караван. Приподниматься в стременах, говорите? Я попробовал. Коленки подло тряслись и подламывались. Нижняя... э-э... закругленность вздымалась над седлом пальца на два и бессильно шмякалась обратно. При попадании в отполированную кожаную лунку ленчика происходил всплеск острой боли, а уж от него расходились горячие круги тоскливого мучения. А-а! У-у! Я смиренно расслабился, лег животом на переднюю луку и, обняв вороного за шею, мешочком расстелился вдоль спины. Мой носильщик... в смысле носитель... нет, носитель - это если бы я сидел, как живой, а дохлые грузы таскает носильщик. В общем, мой жеребец недоуменно обернулся, скосив на меня грустный левый глаз, горько вздохнул и сменил поступь, явно стараясь не уронить и не опозорить. Подъехал Данк. Посмотрел и присвистнул. - А морда-то, ваше сиятельство, у вас опять преизрядно зеленая! - Хреново мне, Данк, - признался я. - Ничего нельзя сделать? - В смысле? - В смысле растянуть какие носилки между моим и заводным, например... и сложить меня в носилки поперек, а? Данк сочувственно покряхтел. - Примерно в данной ситуации кто-то когда-то изобрел повозку, как я понимаю. Нет, малыш, сейчас сделать ничего нельзя. Разве что ты пойдешь пешком. Я пощупал мышцу чуть выше колена и охнул. - Ни фига. Не пойду я пешком. Лучше сразу загробной тропой. - Это ты не торопись, - веско сказал Данк. - Это за тебя поторопятся. Есть кому поторопиться, сам знаешь. - Знаю, - горько сказал я. - Но делать-то что-то надо? Я ж не доеду. - Доедешь, доедешь, - ласково сказал Данк. - Куда ж ты денешься? В постельку хочешь? - О-ох! - с мечтательной ненавистью сказал я. - Ты говори, хочешь или не хочешь? - Хочу, конечно, - безысходно сказал я. - А вот нету постельки! - радостно объяснил Данк. - Ближайшая постелька уже в Ранскурте. Меньше половины пути осталось. - Целый день, - обреченно сказал я. - Примерно. Чуть поменьше. Успеем еще отдохнуть перед ужином. Целый день был вчера. - Ох, не вытяну я. - А я тебя сейчас отвлекать стану. Спрашивай. - Что спрашивать? - Что хочешь, то и спрашивай. Эй, Хьюма, Орбен, держитесь в пяти корпусах позади, нам с Синим принцем посекретничать надо! - Чтоб тебя мыши затоптали, Оранжевый, - не выдержал я. - Вчера у меня и силы были, и охота, так ты заснул. А сегодня... У меня же задница болит так, что рот не открывается! - Тогда ты помолчи, а я сам рассказывать стану. Что-то мне вчера в часовне показалось, что ты теперь в иерархии ни хрена не понимаешь. - Конечно, не понимаю. Я ж не помню, кто есть кто! - Рассказываю просто и быстро. Все в этом мире делится по цветам. Белый - старший. Или главный. Называй, как хочешь. Вниз от него идут две линии Радуги. Теплых цветов - желтый, оранжевый, красный. Холодных цветов - зеленый, голубой, синий. Итого - семь цветов, семь принцев, семь Доменов. Правда, с Доменами сейчас сложнее. Появился восьмой - Черный, под водительством Отринувшего Цвета. - Подожди-подожди... А как же семь цветов радуги? Ну, это... каждый охотник желает знать... - Ну правильно, я ж и говорю - семь цветов, семь принцев... - Ни фига ты не говоришь. Ты говоришь - шесть цветов и белый. - Ну? А белый, по твоему, не цвет? - Цвет-то цвет, а фазан? - Какой фазан? - Каждый охотник желает знать - что? - Где сидит... тьфу!! - Вот я и спрашиваю, где фазан?! Данк некоторое время ехал молча, покачивая головой. Потом обернулся ко мне. - Нет, малыш, ты все-таки чудо природы. Ты действительно ничего не помнишь? Ты это вычислил прямо сейчас, у меня на глазах? - Ничего я не помню, - хмуро отозвался я. - Иначе какого бы хрена я спрашивал? А что такое? Данк задумчиво оглядел окрестности. Слева были невысокие песчаные холмики, поросшие ивняком. Справа простирались поля, перемежающиеся редкими рощицами. - Когда-то... очень давно, у начала Обитаемых Времен, доменов было
в начало наверх
восемь. И Фиолетовый в том числе. Камнем принцесс Фиалки был Аметист. А потом... Понимаешь, Вечерние всегда были странным народом. Очень замкнутым и непохожим на других, вроде эльфов. Даже еще более замкнутые, чем эльфы. Их часто называли Фейери Сумерек. - А сами себя они как называли? - Дети Тени. Говорят, они принесли в мир магию. Или научились ей пользоваться. Самые первые маги Белого Востока и Леса, хоть и были современниками первых магов Сокрытой Долины, признавали их старшинство. Создатель алфавита Серенгар учился в одном из городов Долины - как ты в Мальрене. - Ох... - горько сказал я. - Наверное, потом ему пришлось полегче. - Насчет "полегче" судить не берусь. Говорят, его казнили в Сандерклиффе. - За что?! - За попытку обучить грамоте наследного ярла варваров. Но мы вроде о Вечерних? - Извини, пожалуйста, - покаянно сказал я. - Со времен Восьми народов восьмерка стала священным числом. Тогда так и говорили, как ты хотел - люди Семи Цветов Радуги и Белого. Оттого у нас и в году восемь месяцев. Ну, конечно, еще и потому, что удобно. - А в неделе же семь дней? - А в неделе раньше не было алмазных дней. Были аметистовые. Алмазными почитались пять Особых дней - четырех сезонов и года. К тому же неделя привязана к лунному циклу. Против Луны не попрешь. Куда в лунном цикле вставить восьмерку? - Не задавай риторических вопросов, - огрызнулся я. - Я с трудом вспоминаю, что такое Луна. Дальше рассказывай. - Уже почти рассказал. Потом Вечерние затеяли какое-то великое гадание. И очень скоро покинули земли Радуги. - То есть как покинули? Куда они делись? - А вот этого никто не знает. Гадание вроде бы сказало им, где находится нетронутая и прекрасная земля, этакий рай под Радугой - вот туда они и ушли. А свою собственную землю скрыли от глаз семи оставшихся народов - на всякий случай. Вдруг придется вернуться, например... С тех пор их зовут Ушедшими. Сначала их возвращения ждали. Потом перестали ждать. А во время Второго Передела сам Цвет вычеркнули из списков. - И никто не пробовал их найти? Или хотя бы их родную землю? - Сокрытую Долину? Пробовали, конечно. Но ничего не получается. Эту землю называли Сокрытой Долиной еще когда Вечерние были здесь. Туда очень трудно попасть, не зная пути и не имея провожатых. А уж искать... Разве что на крылатом коне. Гномы со своими грифонами долго искали, дольше всех, пожалуй. Но не нашли. Еще искал Глориан Эльфийский. Тут легенды расходятся. Кое-кто утверждает, что Глориан как раз нашел. Но никому, кроме Энселиэрна, не сказал. А теперь это великая тайна Леса. Потому что где-то рядом с Долиной знаменитый мифический Замок Летающих Радуг, - Данк взялся за застежку своего плаща. - Говорят, кстати, что сохранившиеся в мире пламенники добыты именно там. Опять же по преданиям в Замке Радуг хранится столь могучее оружие, что владеющий замком может рассчитывать на власть и над всей землей. Есть из чего сделать Великую Тайну, правда? Я зябко повел плечами. - Тайна Леса... я тебе раньше об этом ничего не рассказывал? - Вроде нет, малыш. А что? Я помолчал. - Слушай, Данк, я у нас вообще был умный? - Ну как тебе сказать... - Данк весело хмыкнул. - Не дурак, во всяком случае. Дураков мы, можно сказать, не держим. Вот, правда, на Моуриса Белый разозлился... А что? - А за что? - Ты о чем? - А ты? - Ой, - я взялся за голову. Потом подумал и взялся с противоположной стороны себя. Результаты были схожи... - Я уже о Моурисе. - А я о дураках. Чего это тебя вдруг повело? - Я думал... А я много знал? - Поменьше Сагастена, ясен конь. Но пожалуй, больше всех в семье. Из тебя что-то никак не выходило воина-полководца. И Альда решила сделать из тебя мудрого мага. Пожалуй, у нее получилось. Ты учился с большой охотой, и знал... ну, наверно, больше меня и Сенрайда вместе взятых. - Если я знал так много, - сказал я, - вопрос о Тайне Леса не мог меня не посетить. А учился я в Лесу, понимаешь? - То есть? - То есть я знал ответ. Если он вообще существует. Ведь все очень просто: если Глориан ничего не нашел, значит, скрывать нечего. А если нашел, сам факт того, что эти сведения скрываются, говорит о том, что Долину он нашел. И скрывать есть смысл только расположение Долины. - А еще можно устроить тайну на ровном месте, давая остальным понять, что ты владеешь особой силой, - сурово сказал Данк. - Ну, тогда, наверное, я бы что-нибудь рассказал, вернувшись из Леса, и вы обсуждали бы это на Совете. Ведь такого не было? - Значит, вся эта история не столь важна, - рассудил Данк. - Если бы она была важна по-настоящему, мы бы действительно знали. А если бы хоть чуть-чуть интересна, ты бы сам рассказал. Рассказывать ты любил. - А расспрашивать? - А о чем тебе было нас, убогих, расспрашивать? Расспрашивал ты Энлариса. - Где-то я это имя уже слышал... - Читал, скорее. Это нынешний Белый принц Зеленого домена. Патрон Мальренского универсария. - Это где я учился? Тогда, наверное, слышал тоже. И не раз. - Я горько улыбнулся. - Вчера на празднике пели - "слова уходят вслед за ветром"... Помнишь? - Помню, конечно. Старая песня. Хорошая, по-моему. - Ну, я нынешний ее вчера услышал впервые. Так вот это как раз про меня. Все, что раньше слышал - за ветром ушло. - Ох, любишь ты пожаловаться! - засмеялся Данк. - Впрочем, это ты всегда любил. - Данк... - нерешительно начал я. - Что, малыш? - Кто я, Данк? Оранжевый принц фыркнул, как лошадь. Получилось похоже. - Вопросы у тебя... Вчера всей семьей решали - не знаем мы, кто ты такой! Тебя не бывает. Во всяком случае, раньше такого не было никогда. - А что вы предполагали? - Ты же все сам слышал. - Но я же ничего не понимал. И сейчас не понимаю. Что такое "крейтлинг", например? - Создание мага, - Данк поерзал в седле, словно почувствовав себя неуютно. - Искусственное творение. Дитя созидающего заклинания. Это было самое естественное предположение. Как правило, любой подменыш - крейтлинг. Но ты живой. На тебя не действуют заклятия мертвой материи. Ведь крейтлинги по сути своей мертвы, им только придана видимость жизни. - А может быть, я просто очень удачный крейтлинг очень сильного мага? То есть, используя его силу, могу как-то защищаться от заклятий? - Я думал об этом, - уверенно сказал Данк. - Дело в том, что ты какой-то... не вполне живой, что ли. Базисный лучик хильфейта дает на тебя не белый огонь жизни, а радугу. Понимаешь, личность объединяет цвета хильфейта поначалу. Сливает их воедино. А ты не сливаешь. В тебе не хватает чего-то для полноценной личности. Может быть, как раз памяти о пережитом - не знаю. Я не маг. Хотя и Сагастен не знает. Ты слишком уникальный случай. - Спасибо. - Я невольно улыбнулся. - Хорош благодарить, а не то мне прослезиться придется. Так вот, увидев радужный огонек, я твердо решил, что ты крейтлинг. И то, что ты противишься заклятиям, не очень покачнуло мою уверенность. Но вот то, что глубокий анализ показал твою сопричастность к двум цветам... Никакой маг, даже самый могучий, даже бог... Даже все боги, вместе взятые, не могли сотворить такого крейтлинга. А если бы и сотворили, то это был бы уже не крейтлинг, а настоящий человек. И даже не совсем обычный человек. - Почему не совсем обычный? - У всякого существа только один цвет судьбы. Это цвет его Домена. Если бы ты был орколаком-оборотнем, воспитанником Волчьих болот, хильфейт показал бы твою судьбу красной. Если бы тебя создали искусники Леса - даже совершенно живым, хоть я в это и не верю - твоя судьба была бы зеленой. Но два цвета могут порождать только избранные - принцы и Витязи. И даже не все Витязи, а только Отмеченные или Преображенные. Один цвет говорит о Домене, второй о предназначении. Или, как предпочитает это называть Гастен, обреченности. - А кто такие Преображенные? - Не все сразу, малыш. Давай разберемся с тобой. У тебя явно не один цвет судьбы. Как минимум два... если не три. - А такое бывает? - Иногда бывает, хотя очень редко. Твой луч выглядит, как синий с белым. Или синий с белым и голубым. Или... Выбирай любое сочетание из этих трех. Но синий должен присутствовать обязательно - ты сам видел луч. Так вот, Синего домена давно уже нет, хроника, которую ты читал, с этого начинается. - Да, кстати! - обрадовался я. - А куда он делся и почему? - Его отменил прародитель Селекс. Слушай, может, ты не будешь меня перебивать? Давай разбираться последовательно, ты меня все время сбиваешь с толку! Это же выдержать невозможно! - Ох... - я покорился. Покоряться не хотелось. - Повторяю, Синего домена больше нет. Значит, синий цвет в твоем луче говорит о предназначении. Белый - о рождении, все правильно, ты ведь родился в Дианаре. Вообще, раньше - например, после возвращения из Дейненделла - ты был просто белым. После того, как Альда с н'Райдом решили обречь тебя Багрянцу, ты стал, как строфиная яичница. Красное пятно в середине и белый по краям. - Какая яичница? - возмутился я. - Строфиная. Птица есть такая - строфа, несет яйца с красным желтком. Очень вкусная птица, а яйца... - Данк поморщился, - ...яйца так себе, на любителя. С душком каким-то. Нормальная яичница - это покойный Селлери был, примите, боги, его упрямый дух. Я - кажется, гусиная... К черту, жрать опять захотелось! Значит, теперь ты яичница несъедобная. С синим желтком. Поэтому Гастен и предложил дать тебе Сапфир. Понятно? - В общем, понятно. Мне действительно было понятно. Но в самых общих чертах. - Данк, а почему я так изменился? - Очевидно, заклятие изменило твое судьбу, - Данк сочувственно помотал головой. - Впрочем, ты и сам понимаешь, что изменило. А хильфейт уловил разницу и сменил окраску твоего луча. - А что такое Мертвая Радуга? - вспомнил я. - Это странное и страшное явление, - Данк поежился. Очень эмоционально он рассказывал, явно переживая все поминаемое заново. - Говорят, это потерянная игрушка Древних Богов. Время от времени где-нибудь - все равно где - появляется магический смерч. Он всасывает человека или демона, животное или оборотня - все равно кого - и некоторое время спустя выплевывает его обратно. Только это уже не тот человек. Мертвая радуга придает ему произвольный чужой облик - иногда даже его собственный, только более ранний или более поздний. Лет на двадцать-тридцать. И еще она всегда меняет цвет рождения. Как правило, на самый что ни на есть вражеский. Поэтому сначала была и такая версия. Где-то неосторожный принц или Витязь угодил в Мертвую Радугу. Она придала ему твою внешность и поменяла цвет рождения на белый. Тогда, получалось, изначально ты - ну, предположим, Синий ярл варваров. - А почему вы отказались от этой версии? - Ты слишком много помнишь о себе и о Домене. - Да ни черта я не помню! - Помнишь, - сказал Данк твердо. - По мелочам. Видно, что твоя память - память Райдока, только сильно ущербная. А Мертвая Радуга чужой памятью не наделяет. К тому же, не очень понятно было бы, куда делся настоящий Райдок. - Украли. Разменяли заклятием. - Сагастен бы почувствовал. Я так полагаю, во всяком случае. Сам он утверждает, что есть варианты, когда не почувствовал бы. Но что-то не верю я в эти варианты. - Я сейчас готов поверить во все, что угодно, - проворчал я мрачно. - Собственно говоря, мне так и приходится поступать. Сам-то я ничего не знаю, опыта набираться поздно, вот и верю, - я искоса глянул на Данка, - на слово верю, кому ни попадя. - Ну, - невозмутимо отозвался Данк, - у тебя неплохой набор первых встречных. Любой бы позавидовал.
в начало наверх
Я решил атаковать в лоб. Раз он корчит такую серьезную морду на мои подколки... - Слышь, дядя, отдай письмо. - Какое такое письмо? - Данк невинно разглядывал облака. - Мое письмо. Которое мне. - А-а... Забудь. - В смысле?! - В смысле насовсем забудь. Сагастен его спрятал так, что и сам не уверен насчет достать обратно. Чуть ли не дьяволу в задницу. - Зачем?! - я действительно был поражен. - Чтобы ты его никоим образом не смог прочесть. - Блин! Мать! Данк, я ведь его себе писал специально для того, чтобы обязательно прочесть! - Кажется, да. Но теперь уже поздно. Видишь ли, тут получилась та же история, что с дейненделльским предсказанием. - Не понял? - мрачно и агрессивно сказал я. - Это письмо должен был прочесть ты. Ты и никто больше. Тогда, возможно, оно тебе и помогло бы. Хотя сомневаюсь. Но получилось так, что его прочитали все мы. Все, кроме тебя. Письмо должно было изменить твои действия, при том, что все остальные действовали бы без учета этой информации. Теперь, хотим мы того или не хотим, все мы изменили свое поведение. Из-за письма. И единственный способ компенсировать это - тебе придется вести себя, как ведется. Иначе начнется каскад изменений реальности будущего - знаешь, предсказание, которое пытается исполнить само себя, и в результате губит само себя и все окружающее. Нет, малыш, к сожалению, ты остался без пирожка. Раньше надо было читать, втихую. И тут же сжечь. И пепел съесть. И запить кислотой, чтоб наверняка. - Не успел, - злобно сказал я. - Не измывайся, Оранжевый! Не можешь отдать, хоть перескажи вкратце, а? - Я же говорю, - ласково сказал Данк, - под запретом для тебя не исписанная бумажка в конверте, а информация, которую она содержит. Значит, та часть меня, которая содержит это знание, для тебя тоже под запретом. Да не расстраивайся ты так, малыш! Поверь, все, что там написано, тебе уже не поможет. Сейчас, во всяком случае. Представь себе, что там было написано, к примеру, как нас получше обмануть. Ну, прочитал бы ты его - и что? Мы ведь это тоже узнали, так что прока тебе от такой подсказки немного... Я подумал. - А там действительно было написано, как вас обманывать? - Нет, малыш, - Данк уныло засопел. - В том-то и беда, что нет. Все, что я могу тебе рассказать... В общем, Райдок почуял, что на него движется нечто пугающее и неопределенное. Он не смог определить, что именно. Это было как-то связано с Дейненделльским пророчеством, но не впрямую. Он знал, что должен измениться. Измениться до такой степени, что и Райдоком уже почти не быть. Он не мог этому противостоять. Поэтому решил предупредить события, оставив самому себе некоторые инструкции. Кое в чем он ошибся. Но к тому же Райдок успел совершить какой-то странный обряд... - Сопричастности, - убежденно сказал я. - Чего... что ты сказал? - Данк явно был немного потрясен. - Сопричастности. Я знаю. Я чувствую. Это было одно из первых слов, которое я вообще вспомнил. А теперь, когда ты произнес "обряд", я твердо убежден: Райдок, то есть я... прошлый "я" имел в виду именно обряд Сопричастности. - Ну вот, - задумчиво сказал Данк. - Я же говорил, что ты Райдок. Да, малыш, в письме ты назвал это именно так. Но никто из нас, я подразумеваю принцев, не знал, что это такое, а Сагастен просто схватился за голову и заорал: "Под действием приближающегося заклятия! В одиночку! Сопричастности!" Потом он долго ругался на всех языках и отказался комментировать действия принца Райдока. Сказал только, что это необычайно опасная процедура, особенно в твоем состоянии. И знать ее результаты могут только участники, то есть ты. Или кто угодно, кроме самого тебя. - И что же мне теперь делать? Кем мне себя считать? - На первый вопрос отвечу так: у нас получилось, что лучше оставить все, как есть. Тебе были добрые предвещания. Все еще может сложиться хорошо. Веди себя спокойно и... считай себя Райдоком. Собственно, эту часть разговора ты уже слышал. Ты как раз более ли менее очнулся и начал пищать из-за стенки. - А на самом деле я кто? - Не знаю, - устало сказал Данк. - Никто не знает. С одной стороны, Райдок и никто кроме Райдока. С другой стороны, Райдок, измененный магией настолько, что похож на прежнего не больше, чем живой на мертвого. Никто из нас не смог определить тип изменения или однозначно назвать существо, в которое ты превратился. Может, ты оборотень. Может, коллективная иллюзия. Может, воплощение Древнего бога. И давай забудем об этом на время, малыш. Какая разница? Мы имеем дело с таким тобой, каким ты есть. Неужели ты думаешь, что если мы придумаем для тебя ярлык, что-то изменится? - Мы будем знать, как вести себя дальше, - неуверенно сказал я. - Нет, - Данк решительно помотал головой. - Наука не знает такого зверя - тебя. Если придумать тебе название, мы не станем больше знать о твоих повадках. Ясно одно: ты не человек. Одна лишь... э-э... та, извини, жидкость, которую ты называешь своей кровью... - Никак я ее не называю, - зло сказал я. - Во всяком случае, ты не являешься тем, что последние две-три сотни лет считали человеком. - Тогда хоть убей меня, Оранжевый, я не понимаю, как вы можете мне доверять. Сделать нечеловека Синим принцем Домена? Вы ведь сами говорили: принц всегда человек! Мало ли что может натворить нежить? - Ты усложняешь проблему, а она и так непроста, - спокойно сказал Данк. - Да, изначально принц всегда человек. От рождения. Наследный и ненаследный, призванный к цвету и бесцветный. Но представь себе, что принца зачаровали и обратили... ну, например, в собаку. Человек ли он теперь? И перестал ли он быть принцем? - Ну... наверное, нет, - согласился я. - А так бывает? - Бывает, - улыбнулся Данк. - Вернее, бывало. Это очень, очень сложное заклятие, требующее невероятно большой энергии. А проку от него очень мало. Один-единственный принц вышел из строя - не проще ли отравить? Кстати, именно поэтому Сельфа убеждена, что ты - Райдок. - Не понимаю я вас, - обиженно сказал я. Я на самом деле совсем запутался. Какие-то неуловимые логические связи все время ускользали от моего внимания. - Чего тут можно не понять? - Данк пожал плечами. - Потратить столько сил на устранение молодого неопытного принца вроде тебя можно либо в приступе безумия, либо с очень тонким и хорошо продуманным умыслом. Даже ты, утративший память и растерянный, быстро это сообразил. Безумный маг не может, пожалуй, проконтролировать заклятие такой мощи. Значит, умысел. Каким бы зловещим и коварным он не был, вряд ли его основная цель - ликвидировать Райдока и подсунуть вместо него некое немыслимое создание. Зачем? Чтобы перекусать всех членов семьи во сне? Проще создать черного вампира и послать его во дворец. Шансы на успех те же. То есть, почти никаких. Но у вампира их все-таки больше. Вампир - боевой крейтлинг, очень сильная и умелая тварь. Ее несложно засечь, но справиться с ней трудно. А тебя - треножником по макушке, и все. Помнишь? - Помню, конечно, - зачарованно сказал я. - Эх... Данк, а я умел творить вампиров? - Ты знал, как это делается, - тоскливо сказал Данк. - Но энергии для этого у тебя еще не хватало. Слушай, тебе нужна текущая информация или легенды о деяниях магов? - Мне нужно все, - нагло сказал я. - Но не все сразу, а? - с той же интонацией отозвался Данк. - Слушай внимательно. Нашему врагу, кем бы он ни был, не нужен убийца. Не нужен шпион. Не нужен труп. Ему нужен принц, который в задуманную минуту станет его орудием. Не копия Райдока, а Райдок, расчетливо изувеченный. Который в урочный час споткнется на заказанную ногу. - И как вы собираетесь с этим бороться? - хмуро спросил я. - В урочный час ты будешь совсем в другом месте, - цинично сказал Данк. - И судя по всему, тебе придется там стоять на голове. - А если я просто вырублюсь в урочный час? И завалю всю оборону? - По замыслу ты должен был остаться в Дианаре. Без армии, без четко обозначенных функций, практически без власти. Какой прок любому врагу в том, что ты вырубишься? - Вот дьявол! - я начал постепенно соображать всю утонченность игры неведомого мага и коварство контригры моей очаровательной семейки. - Вы считаете, что опасность, от меня исходящая - неожиданный трюк существа слабого, но доверенного и близкого? - Примерно, - довольно сказал Данк. - И выполнит этот трюк - если выполнит, конечно - принц совсем в другом месте, с другими правами и обязанностями, в других условиях; принц, очень далекий от всех, кого можно было предположить рядом с ним. В наихудшем случае ты сделаешь какую-то нелогичную глупость, которая покажется смешной всем, кто будет тебя видеть. Ну что ж, позор принца Райдока мы как-нибудь переживем - извини, малыш. В среднем случае ты не сделаешь вообще ничего. Попробуй заставить утопиться человека в пустыне - ты понимаешь, о чем я? В наилучшем случае то, что ты сделаешь, обернется против Проклятого. - Почему против Проклятого? Вы так уверены, что это он? - Глупый вопрос. На девяносто пять процентов. Хотя бы потому, что больше особенно-то и некому. А во-вторых, даже если заклятие наложили орки... или гномы... пострадает в первую очередь все равно Проклятый. Например... я понимаю, что предлагаю тебе нарочито упрощенную ситуацию, но тем не менее, представь себе примерно такой текст: "всю мощь своей магии, которая к тебе нежданно вернется, да используешь ты против принцев, Витязей и магов, что будут окружать тебя." Как ты думаешь, кому в этом случае больше всего достанется от осажденного Сапфира? - Не верю я, что все так просто, - мне было тоскливо и страшно. - Я тоже не верю, - согласился Данк. - Все будет куда запутанней и непонятней. Но Сельфа и Сагастен вполне уверенно говорят, что в данном случае вероятность отраженного, обращенного назад удара весьма велика. Они называют это "магическим рикошетом". Сагастен, как ни крути, один из величайших магов нашего мира. Сельфа теперь - признанный семейный эксперт... Хочешь ты того или нет, но придется нам положиться на их слова. - А раньше экспертом был кто? - грустно спросил я. Я подозревал, каким будет ответ. И снова чувствовал себя ограбленным. - Раньше... - Данк отвернулся. - Ладно... я обещал. Раньше советчиком и знатоком у нас полагали Делин. - Твою... твою сестру? Вот это да! Меня действительно ограбили, но совершенно не с той стороны, с которой я ожидал! А как же моя слава принца-чародея? - Да, малыш. Мою родную сестру. Рубиновую принцессу, властительницу колората Кармин. - Постой... ведь Кармин не наш город! - В том-то и дело, малыш, - Данк болезненно скривился. Это было очень непривычное и неподходящее для него выражение лица. На него стало просто жалко смотреть. - В том-то и дело. Три с половиной десятка лет тому назад Кармин был нашим. Небольшой, но красивый и очень важный для нас город на северном берегу Западной. Когда крошку Дели призвали к Цвету, она получила Рубин. И Кармин под руку свою. Потом... Данк неловко поерзал в седле и вздохнул. - Наша семья была мала. И не было принцессы, которая могла бы стать женой твоему отцу... н'Райду. Ты знаешь... знал когда-то... чтобы брак мог дать законного наследника, супруги должны принадлежать к правящим родам и не быть ближе третьей степени родства. Мы с Дели и н'Райд с Сели... и брат их Ллери, твой погибший дядя Селлери... были двоюродными... наши отцы - родные братья. Но ненаследный принц может родиться и вне династического брака... хотя бы для того, чтобы род не угас в одночасье, если... Данк еще раз вздохнул. Ему было трудно и неприятно говорить. - Если по каким-то причинам у тебя не будет наследника... и у Сенрайда больше не будет детей, ребенок Элспейра, рожденный в династическом браке, может принять Домен. Элспейр - королевской крови Дианара, хотя Белым принцем ему никогда не быть. И Цвет он получит не раньше, чем удовлетворены будут все наследные принцы. И даже если получит, то именоваться будет принцем-бастардом. - Как Вейген... - почти беззвучно произнес я. - Да. Как Вейген. Сколь бы отважным он не был. Но он все-таки королевской крови, и сын его, рожденный, скажем, от принцессы Леса или Степи, станет законным наследником. Однако... Когда Сенрайду пришла пора подумать о маленьких принцах, ни Лес, ни Степь не пришли в восторг от предложения породниться. Ну... Белый Восток был, пожалуй, даже рад тому, что мы попали в затруднительное положение. Гномы не заключают брачных союзов с инородцами. Орки или Черный домен - сам понимаешь... Для того, чтобы защитить кровь, под всей Радугой твой отец мог найти только двух женщин - Делин и Сельфу. Но Сельфа была его родной сестрой. А это считают опасным даже Фейери, хотя они умеют управлять игрой рождения... Данк немного помолчал.
в начало наверх
- Делин любила нашего сводного брата, Синего принца Венселла. Однако первым родился Гэйтхэйт. Сын Сенрайда и Делин. А потом Черный начал новую войну, и в Люмине поняли, что медлить стало опасно. Слишком многим мы связаны с ними, чтобы рисковать судьбой земли, династии, крови, союзов. К тому же, когда нас не станет, Черный двинет свои армии дальше, к Лагору и Хайуорфу. И вот Совет Гаваней решил выполнить очередную просьбу Сенрайда. Отдать ему в жены принцессу Альду, дочь правителя Востока. Но на самых жестких условиях. Данк так сжал в пальцах повод, что ремень жалобно заскрипел. - Выкупом за нее должен был послужить город. Любой город Запада. А сама он должна была получить высший Цвет в одной из Линий. Так Сельфа надолго осталась Берилловой. Так Делин потеряла Кармин. Так Альда стала хозяйкой Харденанга и леди Дельфоса. Так родился шальной малыш по имени Райдок. Мне стало неуютно. - Данк, я... - А, оставь, - отмахнулся он. - Никто не сердится на Альду... тем более на тебя. Ты тут вообще ни при чем, а она... Что ж, ведь не она это придумала. Я знаю, ей иногда приходится очень тяжело. Ведь всякий правитель должен заботиться об умножении славы, мощи и богатства Домена. И Альда - истинный правитель, уж поверь. Как ты полагаешь, легко ли ей думать, что из-за нее - точнее, ради нее - ее держава стала слабее и беднее, а члены ее семьи претерпели унижение? Я вспомнил, как дрожал мамин голос, когда она говорила о гарнизоне Харденанга, и согласился со словами Данка. Только вот думал ли он то же самое, что и говорил? - Делин уехала в Айнал, к Венселлу. Некоторое время спустя родился Элспейр. А потом... война подступала все ближе и ближе. Участились набеги на земли Айнала, и сам город бывал осажден уже не раз. Наконец, несколько месяцев назад в крупном сражении у стен Айнала Венселл погиб. Тогда Делин обратилась к Оракулу Дельфосского храма. Никто не знает, что ответил Оракул, но в тот же день Делин сняла красный плащ и... исчезла. Просто растворилась среди людей Домена, и даже Сагастен не смог отыскать ее следов. Сначала ходили слухи, что она затеяла какую-то вылазку - как Амери в дни Пламенного Союза. Но дни бежали, а известий о ее судьбе не поступало. Возможно, она и впрямь что-то пыталась сделать, но погибла... или попала в руки Проклятого. А возможно, просто ушла от людей. Сейчас это несложно сделать - слишком много на земле диких и пустынных мест. Особенно там, где порыскали черные орды. Я смиренно покивал. - Прости, Данк, что я заставил тебя вспоминать. Мне все-таки надо было это знать. - Да уж не мешало бы, - Данк невесело улыбнулся. - А откуда взялся этот самый Отринувший Цвета? Из какого Цвета он родом? Ведь для того, чтобы отринуть Цвет, надо иметь Цвет, правда? - Правда, - согласился Данк. - Пророчество из Орфи так и говорит: кто узнает истинный Цвет Проклятого, будет вооружен знанием, достаточным для победы. Пока что полагают цвет его красным. - Почему? Он из орков? - Неизвестно. Возможно, он обречен Багрянцу. Нагон, твой старый приятель... кстати, ты помнишь, кто это? - Конечно, нет. - Маг Белых Гаваней, друг-соперник Сагастена. В свое время они сговаривались научить тебя всему, что знают сами, а уж потом использовать тебя, как арбитра - кто из них сильнее. Нагон, как правило, обитает в Храме Жизни - Орфи, что рядом с Теннаном. Цвет этого Храма Голубой, а покровительствуют ему звезды. Там и вопросил он Оракул о Цвете Проклятого и получил то самое пророчество. - О котором ты говорил? Понятно. А кто-нибудь пытался его исполнить? - Сам Нагон и пытался. Почти сразу. Он сотворил крылатого крейтлинга, дал ему умение определять судьбы и отправил в горы Хинд'a'Кхора. И тот, уже будучи распознан и уничтожаем, передал Нагону последнее свое странное видение - Проклятый выглядел в Цветах Судьбы, как грозное черное облако. Совершенно черное, понимаешь? И опоясан был багровым полосой, наискось лежащей на покрывале тьмы. Что с тобой? Я вдруг опять вспомнил сон - черные башни, рассеченные багровой полосой. - Сон. Мой сон, Данк. Я видел нечто подобное. Черное с багровым уничтожало одну половину мира - помнишь? - Помню, - безрадостно отозвался Данк. - И Сагастен явно задумался над этим предвещанием. Судя по всему, происходящее с тобой все-таки связано с Проклятым. - Данк... - неожиданно для себя самого начал я. - Слушаю тебя. - Почему принцев Отверженного называют бастардами? Ну, например, этого... Черного принца? Это действительно его дети? Данк промычал что-то невнятное. Потом вскинул голову. - Не знаю даже, с чего начать. Ну, во-первых, он же незаконный властитель - значит, и все, кого он считает своими наместниками, не имеют законных прав. То есть, юридически все они бастарды - никто не может быть назван Белым принцем. Во-вторых, он же - Отвергший Цвета, помнишь? Когда он призывает наместника к Цвету, он пользуется какой-то иной иерархией. Мы почти ничего про нее не знаем. В-третьих, в его войске собрались все изгои земель Радуги, все полукровки и отщепенцы. Так что бастард там любой - и солдат, и полководец. Мы просто так, по привычке, используем слово "бастард", чтобы подчеркнуть, что мы не признаем притязаний Проклятого. Ни на власть, ни на земли, ни на титулы. А насчет того, чьи это дети... Сама Луна их не разберет. Может быть, и самого Проклятого... если у него вообще есть дети. Их странная вера так трактует союз между мужчиной и женщиной, что я вовсе не удивлюсь, если Отверженный бездетен. - А... чему он поклоняется? - Очень трудно сказать, - Данк пожал плечами. - Пеплу и золе, догорающим углям, тьме и ночи, когда гаснут костры. Говорят, он предложил союз оркам - те считают себя детьми огня. Говорят, он обещал им час великого торжества, когда пламя взовьется превыше Радуги. А потом все станет черным. - Данк поежился. - Бред какой-то. - Поэтому отец боялся обжечься, когда рассек мне руку? - я невольно глянул на подживший порез. - Создания Проклятого носят в жилах огонь? - Да нет, не в том дело, - Данк досадливо хмыкнул. - Огонь магии пылает в крови любого чародея. Маг может его погасить, а может каплей своей крови поджечь скалу - если силы хватит. Чародеи управляют энергией, протекающей через них. А крейтлинги, которые сами - магия, почти безвольны. Ими управляет созидающее заклятие. Поэтому как из раненного человека утекает кровь, основа жизни, так из крейтлинга или демонического создания утекает огонь магии, энергия их существования. Это была просто элементарная проверка, малыш. Райдок должен был выплеснуть наружу несколько язычков пламени, поругаться от злости и закрыть заклятием отток энергии. Причем это очень простое заклятие, его даже я знаю. Я ведь все-таки принц, значит, немного владею чарами. А захваченный в плен и скованный крейтлинг просто истекал бы жидким огнем из надреза, пока ему не запечатали бы рану. - Боги мои, - тихо сказал я. - А что же тогда во мне? Откуда этот ледяной холод? - Не знаю, - так же тихо ответил Данк. - Я о таком даже не слышал. И остальные не слышали. Это что-то вроде отрицательной энергии. Как будто ты отдал кому-то больше магии, чем в тебе было. И теперь впитываешь ее отовсюду, чтобы расплатиться с природой и обрести хотя бы обычную кровь. Как лед должен взять энергию огня, чтобы стать водой, понимаешь? Сагастен жаловался, что после этой пробы он даже не смог тебя оглушить заклинанием. Твоя кровь... ну, эта жидкость... выпила из него силу, так что пришлось стукнуть треножником. И снова он обрел мощь только тогда, когда эта пакость... извини, жидкость, испарилась. - Ну и ну! - Я немножко подумал. - А если я плесну своей кровью на вражьего мага или демона какого-нибудь? - Понятия не имею, - Данк был озадачен. - Однако, есть смысл попробовать! Вдруг сработает? - А может, в этом и был весь фокус? - озарило меня. - Представь себе, что в урочный час ко мне, почти беззащитному, приходит убийца, вспарывает вены, заливает этой самой пакостью весь дворец - и мы магически обезоружены, так? Данк серьезно задумался. - Не думаю, - наконец сказал он. - Если враг знает, как приготовить такую жидкость, проще из катапульты или баллисты забросить горшок прямо во дворец с началом штурма. - А если для ее изготовления нужна кровь вражеского мага? Тогда, по крайней мере, было бы понятно, почему выбрали меня. Если между мной, Сагастеном и Сельфой выбирать самого беззащитного, я бы даже не колебался ничуть. - Это сейчас ты не колебался бы, - Данк покачал головой. - Пожалуй, здесь ты неправ. Ты был тренирован, чувствителен, образован, можно даже сказать - опытен. А вот силы в тебе как раз было немного. - А может, ему как раз и нужен был маг чем получше, но послабее? - Ну, знаешь, рассуждения с тремя "если" как правило, не работают. Прибавляя допущение за допущением, можно обосновать все, что угодно. - Но такое возможно? - Вроде возможно, - неохотно согласился Данк. - Но выглядит неизящно. Магия - это искусство, малыш. Могучие заклинания красивы и гармоничны, понимаешь? А здесь рассуждение, лежащее в основе, громоздко и коряво. Как будто бы это, скажем, я придумал - ну нет у меня истинного таланта чаротворца! Но у меня, соответственно, нет и сил, чтобы такое сотворить. Тот же, у кого силы есть, предпочтет использовать их красиво. Я развел руками. - Тебе виднее. Кстати, может быть, именно потому, что во мне силы не осталось, я и рассуждаю так коряво? - Очень может быть, - согласился Данк. - Рассудок подгоняет порядок действий под реальные возможности. Но об этом лучше было бы спрашивать у Сагастена. - Извини, не успел, - сказал я невесело. - Вы были так заняты перераспределением цветов и отправлением нас с тобой в дорогу... Кстати о цветах: если я правильно понял, Сапфир раньше принадлежал Селлери? - Именно, - кивнул Данк. - И был центром Янтарного колората? Тогда... что нужно будет мне сделать в городе, чтобы поменять цвет его на Синий? - В городе - почти ничего, - Данк, казалось, о чем-то задумался. - Сагастену и н'Райду нужно будет кое-что сделать в Дианаре. И в Дельфосе. А тебе - только поднять свое знамя. Знамя Синего принца. - А где я его возьму? - В Сапфире найдешь. Там есть все знамена, потому что их поднимают, если носитель Цвета гостит в городе. Венселл часто бывал в Сапфире. Я немного повертелся в седле. Молча. Потом не выдержал. - О чем ты думаешь, Оранжевый? - Я? - Данк очнулся. - Я думаю о том, как именно следует совершать обряд Изменения Цвета для города, который когда-то был столицей. Точнее, вспоминаю. Во время Второго Передела Сапфиру уже меняли цвет. - Слушай, Оранжевый, - умоляюще сказал я. - Расскажи мне еще, куда делся Синий домен, что с ним такое сотворил прародитель Селекс, и клянусь Радугой, я от тебя отстану! - Однако же ты изрядная пиявка, племянник, - Данк улыбнулся. - Ладно, слушай. Когда-то, давным-давно, на нашем полуострове и на соседних берегах Западной - кроме восточного, где земли оранжевых варваров - жили люди Синего домена. Люди Луны, корабелы и мореходы. Они были близкими родичами и старыми союзниками наших предков. А предки наши жили на востоке, в Люмине - и Белый домен был тогда один. Столица Синих корабелов была в Сапфире. Но с юга им - как и нам сейчас - постоянно угрожали враги. И вот однажды корабелы не смогли сдержать натиск противника - а угрожали им, как и обычно, орки. И обратились с мольбой в Люмину - прислать подмогу. Белые Гавани были в те годы сильны и могущественны. Куда сильнее, чем сейчас. Они отправили наследного принца своего, Зеленого принца Селекса, на помощь друзьям. И войско под его рукой было неслыханной силы - а ведь это было всего лишь половиной армии Востока. А Синий домен уже потерял все свои земли и почти все города. Только Сапфир еще держался. Погибли все принцы Домена, и оборону возглавил Отмеченный Витязь Дамар. Но Селекс шел почти без отдыха, возвращая город за городом. Он быстро взял Кармин и переправился через Западную, и взял Харденанг, а затем Ранскурт, а затем выбил врагов из Дельфоса и вознес молитву Радуге в освобожденном храме, и взял Дианар, и дошел до стен Дэдлока. А у стен Дэдлока остановился. Это очень сильно укрепленный, почти неприступный город, малыш. Селекс понимал, что он в силах взять приступом и его, но понимал также, что потеряет при штурме много бойцов. И тогда он отправил послание в Великий Лес и попросил крылатой помощи. - Какой? - поразился я.
в начало наверх
- Крылатой, - повторил Данк. - Неужели ты не помнишь, как в Мальрене катался на крылатых конях? - Не помню, - обиженно сказал я. Значит, я, совсем как Глориан дан Лориделл, поднимался в небо на крылатом коне? И это воспоминание у меня тоже украли?! - Ты слушай, слушай, - утешающе сказал Данк. - Не грусти, вспомнишь когда-нибудь. А не вспомнишь - значит, придется еще раз покататься. Я поднял голову. - Говори. Я уже не отвлекаюсь. - Лес прислал помощь, - размеренно продолжал Данк, ударяя кулаком о раскрытую ладонь. В кулаке был зажат повод, и при каждом ударе его изабелловый беспокойно мотал головой. - Крылатый отряд вела Сердоликовая принцесса Фейери Эллириэль. И Дэдлок был взят почти без потерь. Тогда враг собрал последние силы для удара по Сапфиру. И Дамар послал гонца к Селексу, умоляя поторопиться, иначе Сапфир не выстоит. И Селекс успел. Четыре армии сошлись у Сапфира - красная, зеленая, синяя и белая. Но враг не торопился атаковать в поле, а Селекс не решался войти в город. - Почему? - удивился я. - Да потому что армия его была неизмеримо сильнее гарнизона Сапфира, малыш, - лениво ответил Данк. - По существу, это означало бы, что белые войска заняли город. А это был последний город Синего домена. Государство прекращало бы свое существование, а земли и города его отходили бы Белому домену. Таковы законы Радуги. Я понял. Я даже стал догадываться, что было потом. - Селекс отправил посла в свою столицу с просьбой передать командование объединенными армиями Дамару. Армии стояли лагерями друг против друга и ждали, кто сделает первый шаг. Но Люмина ответила "нет". Вместе с ответом Селексу пришел тайный приказ Белого принца Востока - занять Сапфир. И тогда Селекс взбунтовался. Он собрал совет - Дамара и Эллириэль - и показал им письмо. Он сказал: "Я не хочу быть захватчиком земель, где меня встречали, как освободителя". И Двое согласились с ним. Тогда Селекс все раскрыл своим воинам и жителям Сапфира. И объявил, что не приемлет волю Люмины. И армия, которая боготворила его, согласилась с этим. А Синие корабелы вообще сказали, что он - дитя божественной Луны, великого символа Лиаменны. И предложили, поскольку их династия пресеклась, править Синим доменом. Но Селекс отказался отречься от Белого Цвета, поскольку он клялся в верности ему именем Радуги. И его поняли. Три армии вышли в поле и уничтожили четвертую до последнего волка. Потом были взяты Айнал, Ингеррар и другие города на юге. Граница Синего домена дошла до Леса. А потом Трое вернулись на север - но не в Сапфир, а в Дианар. И Селекс принял корону, отказавшись от наследства на Востоке. Но Синий домен, охраняемый отныне белыми войсками, да к тому же предводительствуемый принцем Белой крови, стал именоваться Белым. Вторым Белым, Белым Западом. А чтобы все помнили, что эта держава - наследник корабелов Лиаменны, на нашем флаге, в отличие от старого восточного, появилась косая темно-синяя полоса. Селекс был коронован в Дианаре, Эллириэль стала его женой, Изумрудной принцессой наших земель, а Дамару, как последнему представителю владык Лиаменны, был дарован титул принца, Янтарный колорат и, конечно, родной Сапфир, за который он сражался. Так Сапфир из Белого города Синего домена превратился в Желтый город Белого Запада. Восток, разумеется, возражал, но что он мог поделать? Половина армии, закаленная в боях, истово преданная своему полководцу, была для него уже потеряна. Жители полуострова, все до одного, готовы были стоять за Троих насмерть. Зеленый домен сообщил, что пошлет для защиты юной Эллириэль и ее мужа любое количество войск, какое потребуется. Всадники голубых трав всегда любили детей Луны больше, чем владык Белых Гаваней. Правителю Люмины и Хайуорфа пришлось щелкнуть зубами от злости и смириться с неизбежным. Я поднял руку. - Дальше я читал. Отсюда как раз начинаются наши анналы. - Тогда ты знаешь, - Данк хохотнул. - Вот так-то, малыш. Мы с тобой - потомки бунтовщика и раскольника. Уже одиннадцать поколений наш род правит страной, но в Люмине не забыли, как однажды их обманул один хитроумный Зеленый принц. Поэтому сейчас они не станут губить своих солдат, защищая нас. Эту конфету они уже пробовали. - Понятно, - пробормотал я. - Спасибо, Данк. Я затихаю и отползаю. Кстати, я так увлекся беседой, что про боль совсем позабыл. - И то польза, - жизнерадостно сказал Данк. - Между прочим, я тут потихонечку подгонял коня, так знаешь, что получилось? - Что? - с интересом спросил я. Мы как раз поднялись на верхушку очередного холма. - Вот он, мой Ранскурт, - Данк горделиво указал вперед. Над горизонтом отчетливо вырисовались зубчатые контуры городских стен и высоких башен. Серый замок прижимался к коричневому горному отрогу, а над ним раскинулось совершенно бездонное голубое небо. - Ну что? Побыстрее домой? - улыбнулся Данк. Я мысленно охнул и вслед за ним пустил вороного в галоп. 3 Данк... Я не знаю слова, которое могло бы кратко и точно описать перемену, произошедшую с ним в Ранскурте. Он больше не суетился и не шутил. Он стал собранным, цепким, деловитым, аккуратным, очень быстрым. Он постоянно что-то делал - спрашивал, внимательно выслушивал ответы, приказывал, распоряжался. Он все время двигался, и мне было нелегко поспевать за ним. Он принял город и готовил его к трудной и долгой обороне, как бы это невероятно ни звучало. Более того, он всерьез занялся формированием резервных отрядов, которые можно было бы в случае необходимости - безумная мысль! - вывести из города и переместить туда, где они окажутся нужнее. Он целеустремленно делал все вышеизложенное и еще многое другое. Он работал. - Мне быть с тобой? - осторожно спросил я через два часа, с трудом отдышавшись после перебежки из дворца в гарнизонную комендатуру. Данк внимательно посмотрел на меня, потом широко улыбнулся. - Не следует ли шкодному подменышу все время быть у меня на виду? Так, Райдок? Я покраснел. - Как только ты отдохнешь, малыш, - мягко сказал Данк, - ты исчезнешь из поля моего зрения. Надолго. Чуть ли не насовсем. Разве что Сагастен сумеет иногда проследить твои действия. Так не все ли равно - сейчас, часом позже, завтра? Я кивнул. - Да. Я понимаю. - Делай что хочешь, - Данк отвернулся. - Будь со мной, гуляй по городу, спи, сваливай в свой Сапфир, если задницу насмерть не зашиб. Если решишь сваливать - дай мне знать, что тебя больше нет в городе. Хьюма! Найди лейтенанта Даргиша и вели немедленно прибыть к коменданту со списком каменщиков. Мне нужно двенадцать мастеров на третьем эскарпе. Быстро! Я понуро побрел к выходу. Проклятые мосты догорали и рушились за спиной. Мне нельзя возвращаться, хоть я и оставил следы. Следы, пересекающие два безумных дня в истории Белого королевства. Дьявол, оборвалась еще одна ниточка, связывающая меня с прошлым. У меня и прошлого-то было всего ничего - несколько часов трепа да пара веков истории. Да, еще коронация. То есть, эта... покраска... Вот ведь мать-перемать твою, я ж даже не знаю, как эта церемония называется! И еще была ночь любви. И три заклятия. И дорога в Ранскурт. И ночь размышлений. В общем-то, немало. Но теперь я остался совсем один. Данк ясно дал понять - за меня он больше не в ответе. Все, что я сделаю отныне, целиком и полностью ляжет на мою совесть. Ему нужна только последняя отмашка - ребенок покинул город и под ногами больше не путается. Черт, обидно, когда тебя в тридцать лет считают ребенком! Я вышел на площадь. Во дворец возвращаться не хотелось. А больше идти было некуда. Боги, боги, что же делать бедным принцам короткими и прохладными весенними вечерами?! Чей-то силуэт заслонил светлое окно комендатуры. Я обернулся. - Плащ, мой Повелитель. Уже не жарко. Меня захлестнуло радостное облегчение. Я был не один. Я никогда не останусь один, черт вас всех возьми! У меня, в конце концов, целый город есть. Несколько тысяч человек, которые назовут меня "Повелитель". Если я, конечно, до них доберусь. И если город через несколько дней не сотрут с лица земли. Ну уж это только вместе со мной! Можно и с тобой, хихикнул где-то вдали Черный Властелин. Нет, это голос страха внутри меня. Но разве голос страха - это не голос тьмы? Я набросил плащ на плечи и сжал рукоять Ванаира. Во всяком случае, до самой последней секунды одиночество мне не грозит. - Спасибо, Орбен. Еще в одном промахнулись зловещие маги. Я понял, что не смогу предать Сапфир, даже если меня будут принуждать сделать это. Не смогу из трусости, по слабости своей не смогу, потому что буду изо всех оставшихся сил цепляться за единственный свой оплот, единственную опору в мутном водовороте последних дней. - Куда желает идти Повелитель? Откуда я знаю? Куда-нибудь... Куда вообще можно пойти после заката солнца, кроме как в постель? - Орбен, я все время забываю спросить... Мы какие-нибудь деньги с собой брали? - Конечно, мой принц. Сорок золотых. Интересно, это много или мало? Что можно купить за сорок золотых? - А какое нынче жалованье в Сапфировском гарнизоне? - Как везде в королевстве, мой принц. Легкий пехотинец - четыре золотых за цикл, тяжелый - восемь, конник - шесть. Младший офицер - на два золотых больше, старший - на четыре. Но, мой принц, на военные и прочие государственные расходы нет нужды тратить наличные. Ведь у вас теперь есть право распоряжаться казной, а это можно и чеком... Да не собираюсь я никого вербовать! Просто теперь, когда я знаю, что капитан Харт может на свои двенадцать золотых ежевечерне надираться целый месяц... - Можно подумать, в нашей казне есть деньги, - брюзгливо сказал я. - На момент нашего отбытия там было около полутора тысяч, мой принц. Не очень много, конечно, но все же... Ну да, ну да. На сотню капитанов Хартов хватит, и еще останется. Правда, только в первый месяц. А потом? Подождите! Стойте! Караул! На меня откуда-то с чердака памяти выпал сундук с надписью: "Армия: тактика и стратегия". Рухнул и больно ударил по элементарной арифметике. Фаланга легкой пехоты: двадцать бойцов. Знамя: восемь фаланг. Двадцать помножить на восемь - сто шестьдесят. Сто шестьдесят на четыре - шестьсот сорок золотых за Знамя легких. Это что же, значит, получается? Это получается, что даже хваленый гарнизон Дэдлока в этом месяце жалованья не получит? Там ведь четыре Знамени дорогостоящих тяжелых гвардейцев? Что-то странное получается. Значит, денег у нас вовсе нет. Но Орбен как-то спокойно так говорит - не очень много, но все-таки... - Погоди, Орбен, - сказал я. - Если я правильно считаю, на Знамя легких в месяц пойдет шестьсот сорок. А у нас всего полторы тысячи... Как же так? Орбен хлопнул себя по лбу и легко засмеялся. - Виноват, мой принц. Ну конечно, я ведь жалованье назвал в золотых, а казну в таленгах! Собственно, у нас с собой как раз даже не сорок золотых, а два таленга. Он вытащил две увесистые мифриловые монеты и подбросил их на ладони. - Значит, умножить на двадцать, - машинально сказал я вслух. - Даже проще, - сказал Орбен. - Золотой на рыло - таленг на фалангу. Знамя легких - тридцать два таленга в месяц. Я перевел дух. - Ну, тогда еще ничего, - сказал я. - Не надо бы мне в это соваться, - вполголоса сказал Орбен с виноватой интонацией, - но теперь, мой принц, даже полегче стало. Айнал мы потеряли, конечно, а он давал до сорока таленгов в месяц, но потери в войсках куда больше. Значит, дефицит бюджета уменьшился. А ведь Орбен еще не знает о разгроме при Дайгроу! Я попытался прикинуть. Впустую, ведь я не знал величины дефицита. Но возможно, у нас теперь даже положительный баланс... О-ох! Вот в такие минуты как раз и понимаешь, что не в деньгах счастье. - Сейчас мы с тобой увеличим дефицит, - сказал я решительно. - Сейчас мы пойдем в таверну, и станем мы там, сударь мой Орбен, есть, пить и веселиться. Хотя веселиться вроде бы не с чего. Орбен весело засмеялся.
в начало наверх
- Есть такая таверна, мой принц. То есть, вообще-то, это не таверна, скорее кабачок. Но кормят прилично и хороший выбор вин. Я, мой принц, когда вы меня прошлым летом в Ранскурт за книгами посылали - помните? - там, как правило, и кормился. Кстати, недорого. Ну, собственно, это у меня оно получалось недорого - кувшин майнорского, два куска мяса, овощи и печеный бахар в два серебца шесть блесток обходились. Но, мой принц, прекрасный стол можно соорудить серебцов за шесть-семь... - Идем, - твердо сказал я. - Соорудишь мне прекрасный стол на двоих. Серебцов за двенадцать-четырнадцать. Орбен на секунду задумался. - Со сдачей как бы не задержаться. С таленга восемнадцать золотых с серебром... Ну да ладно, растрясем хозяйскую кубышку. - Погоди, - встревожился я. - Мне бы не хотелось, чтоб меня узнали. А то спокойно поесть не дадут. - Дадут, - спокойно и убежденно сказал Орбен. - Кто ж к принцу осмелится приставать без дела? А в кабачке - какие дела могут быть?.. - И все-таки... - Не обессудьте, ваше сиятельство, но никто вас там не узнает. Вы же, я прошу прощения, на людях отродясь не показывались в собственном обличье. Еще в Дианаре - да, пожалуй; кто-нибудь мог и узнать. А в Ранскурте, вы уж не обижайтесь... - Ну, это хорошо как раз, - сказал я. - А плащ? - А плащ вы на входе сбросите - и все. Подходит? - Да чего там, - я махнул рукой. - Идем. Таверна была недалеко - кварталах в четырех от дома коменданта. В сумеречных переулках попадалось не так уж и много народа, и прав был Орбен - на нас и внимания-то никто не обратил. Девять широких ступенек, уходящих вниз, в подвал, - мечта пьяницы, на каждой выспаться можно - привели нас к прочной деревянной двери, окованной железом. Орбен нажал на рычаг, уходящий в каменную стену. С противоположной стороны весело забренчала какая-то железка. Не колокольчик, не гонг - так, сковородка. Дверь распахнулась почти мгновенно. Перемазанный шелковичным соком малец лет восьми высунул мордочку в проем и почтительно уступил нам дорогу, гордо пряча за спину хайранакский арбалет. Тут же выскочил крошечный тощий человечек с остреньким личиком и засуетился перед нами, делая приглашающие жесты. - Снова в Ранскурте, сударь Орбен! Рад, безмерно рад вас снова видеть у себя! Лестно знать, что старые клиенты нас помнят! И товарища с собой изволили привести? Уж постараемся, постараемся не ударить в грязь лицом. Чего изволите пожелать нынешним вечером? Доброй выпивки, поесть повкуснее, развлечься? - Сделай нам стол, добрый Рана, в тихой сторонке, - дружелюбно говорил Орбен, минуя вслед за хозяином повороты уютного коридорчика, отделанного темным деревом. - Мы поужинаем, выпьем вина и пива, затем отдохнем после ужина. Порадуй моего достопочтенного покровителя своим искусством. - Разумеется, судари мои, - хозяин извернулся ужом, одновременно кланяясь, отступая, чтобы освободить нам дорогу, и широким движением словно распахивая перед нами зал. - Вот за этим столом будет ли вам удобно? Я огляделся. Кабачок был не так уж мал - столов пятнадцать. Факелы и светильни освещали его приятно неярким желтым светом. Стены с деревянными панелями, столы на любой вкус - угловые, скрытые в тени, центральные, освещенные поярче, боковые, вдоль стен, отгороженные от соседних невысокими ширмочками. Предложенный нам стол был как раз таким - у правой стены, напротив стойки, между двумя ширмами. Я глянул на Орбена. - Это годится, Рана, - согласился Орбен. - Теперь подай нам холодного мяса, салат, раков в сметане, грибы, зажаренные в сыре, фаршированные яйца, паштет из крольчатины, хрустящие эльфийские хлебцы, несколько ломтей окорока и четыре кувшина лучшего пива. Мы перекусим и подумаем о горячем. Вы согласны, господин мой? - Да, пожалуй, - лениво сказал я. В моем положении, честно говоря, только и оставалось со всем соглашаться. - Какого пива изволят почтеннейшие гости? - вежливо уточнил Рана. - Есть светлое столичное, пенистое из Харденанга, дельфосское двойное, местное двух пивоварен - Орлока из Предгорий и Даниба с Перекрестка. Из привозных - крепкое варварское, из предместий Хьяридейла, и темный лагорский эль. Орбен серьезно задумался. Потом хлопнул ладонью по столу. - Будем решать так, чтобы не ошибиться. Неси по кувшину дельфосского, лагорского, варварского и этого вашего... Орлока. Дальше видно будет. - Истинно благородное решение, - хозяин зажмурился от восторга. - Еще чего-нибудь будет угодно? - А что еще есть такого, что подойдет к пиву? - Осмелюсь предложить оливки, из рощ Теннана. Очень хороший был сбор, оливки сочные, мясистые, хорошо выдержанные... - Неси, - сказал я. Очень уж мне хотелось что-нибудь сказать. - И побыстрее, добрый Рана, мы проголодались. - Мигом, сударь мой, мигом, - хозяин исчез. Я снова посмотрел на Орбена. - Не слишком ли мы разогнались? Я насчет заказа. Дороговато для простых путников, по-моему... - Ну, во-первых, мой принц, - возразил Орбен, - простыми путниками нас не станут считать. Ране известно, что я на королевской службе в столице. А вас я осмелился назвать своим покровителем - стало быть, вы тем более на хорошем месте при дворце, - паж обаятельно улыбнулся. - Даже лгать не пришлось, мой Повелитель. Разве что-нибудь не так? Ну, а вообще-то дороговато, конечно. С вином и горячим, как я и говорил, где-то полтора золотых набежит, может, даже на пару серебцов больше. Но для Раны такой заказ не очень большая редкость - кухня у него хорошая, все в городе об этом знают. Здесь частенько бывают очень даже не бедные люди. А совсем уж голь перекатную он и пускать к себе не любит - те шумят больше, чем платят. Видели на входе мальчишку с арбалетом? Ежели что не так - он крикнет, с кухни еще с полдюжины крепких парней выскочит. - И часто такое бывает - я про "что не так"? - Во всяком питейном заведении бывает, мой принц. Но у Раны как раз не слишком часто. Я, например, всего-то раз и видел. - И?.. - Да и ничего, мой принц. Пошумели там, на входе, - Орбен кивнул в сторону извилистого коридорчика, - недолго пошумели, а в зал так никто и не вошел даже. Рана гостей бережет свято. - Хорошо-о, - расслабленно сказал я. И тут же на столе перед нами появились закуски и пиво. Нет, пива... или пивы? - Орбен, можно как-нибудь сказать "пиво" во множественном числе? - Это никак невозможно, мой принц. - Но почему же?! - Исключительно потому, мой принц, что пива много не бывает! Я решил проверить сей тезис. Немедленно. И стал проверять. Полгонга спустя я с ним согласился. Кувшины - все шесть - стояли перед нами бессовестно пустые. В соревновании честно победил Орлок из Предгорий. Второе место занял лагорский эль. В орлоковском приятно таяли хрустящие хлебцы. Но бархат эля замечательно оттенялся вкусом грибов в сыре. Дельфосское отменно сочеталось с паштетом и салатом. Варварское пиво оказалось резким и освежающим, как порыв штормового ветра, пузырьки плясали на языке, как капли дождя, ударяющие в пену волн, прекраснодушно требуя простых и сытных закусок - мяса, окорока, сыра. А оливки были хороши и с любым пивом, и сами по себе... Мы немного осоловели и решили сделать небольшой перерыв. Рана, пританцовывая от уважения, прислал к нам целую команду - убрать опустевшие тарелки и кувшины. Орбен с прилежанием, достойным лучшего применения, упоенно разглядывал раковую шейку, бесстыдно розовеющую в сметане. Я же смотрел в стену - рассеянно любовался интересным сучком в панели мореного ореха - и думал ни о чем. То есть тема для размышления у меня была, простая и очень занятная. Но с думаньем ни черта не получалось. Я пытался вспомнить, был ли я когда-нибудь хоть раз в кабачке. Или вообще в подобном заведении, как бы оно не называлось. Конечно, помнить я ничего не помнил, и стал пытаться вычислить это логическим путем. Но неожиданно оказалось, что это как раз тот вопрос, где однозначного решения быть не может. Если бы мне сказали - нет, ни разу до сих не был, я бы совершенно не удивился. Возможно, мне, как принцу, бывать здесь все-таки не полагалось - разве что тайком и неузнанным. Этикет, традиция, ритуалы, блюсти с достоинством и всякое такое. Попробуй, однако же, в Дианаре появиться где-нибудь и остаться неузнанным! Так что, если я не очень рвался в аналогичные места, мог и не попасть ни разу. С другой стороны, мог бывать, и даже часто. Особенно в мальренские времена. Отчего бы студенту не выпить с приятелями кружку-другую пива? Мы же близки народу, мы любим наш народ; эдак вот запросто завалиться - "Хозяин, пива!" - и привычно, уверенно направиться за свой любимый стол. Почему нет? И не утруждать себя соображениями, что десять минут назад хозяин гнал любимый народ из-за любимого стола поганым веником. "Не обессудь, любезный, уходи давай отсюда в болото побыстрее. Сейчас наследный принц Корабелов сюда пивка моего завалятся испить. Они, молодой принц то есть, за другой стол не сядут, э-э, что ты! Заносчивые больно, с детства-то пообвыклись командовать, морду сейчас бить полезут, за меч хвататься. Так что ты это, деньги плати и уходи, ради всех богов, пока не началось. Или знаешь, ты сам за другой стол пересядь, во-он, в темном углу, видишь? Ясно дело, грязный, ну да я сейчас подотру, ты только это... пшел давай отсюда, нельзя здесь больше сидеть..." Я улыбнулся про себя. Мог ли я так себя вести? Наверное, мог, если судить по тому, что родные и близкие узнают меня по специфической интенсивности истерики. Хотя все равно смешно. Любим мы, любим свой народ. По харе любому, кто посмеет возразить. Мнения народа на сей счет мы спрашивать не изволим. Я машинально глянул в дальний темный угол, где воображение расположило колченогий стол, заваленный кучами скользких объедков. Стол там, конечно, был. Даже немного кривобокий, тут я угадал. Но чистый и сухой. А за столом сидел одинокий человек в сером дорожном плаще, сразу приковавший к себе мое внимание. Причем сделавший это неожиданным и странным образом. Он сидел, расслабленно и уютно откинувшись на спинку тяжелого стула. Наискось через стол, рукоятью к хозяину, лежал длинный узкий клинок в недорогих, но удобных ножнах светло-коричневой замши. Стол был почти пуст. На нем стояла всего одна тарелка, наполненная чем-то желтым - с моего места трудно было разглядеть, чем именно. А в руке этот человек держал изящную, почти прозрачную чашку и неспешно прихлебывал из нее. Чашка в кабаке! Я не мог сказать, керамическая она, стеклянная, или, подобно моей кофейной, искусно и тонко вырезана из камня - но там, в темном углу, она даже светилась немного, тускловатым и нежным, приятно желтым светом. Я на всякий случай протер глаза и потряс головой, пытаясь согнать с себя пивное отупение. Потом огляделся. Вокруг все было нормально, все, как и положено в кабаке. Пили пиво из деревянных кружек, с крышками и без, пили вино из пузатых глиняных, пили сивуху из маленьких стакашков мутного стекла, какое получается в сельских гутах из речного песка. Бородатые купцы - откуда-то с границы Оранжевого домена, надо полагать, - пили приторное крепленое варасатское из привезенных с собой маленьких смешных корчажек. Варасатское обильно проливалось через широкие края корчажек, и слипшиеся бороды красноречиво говорили любому взгляду, что именно пьют их хозяева. Богато одетый горожанин, расположившийся с женщиной у теплой кухонной стены, пил подогретое вино со специями из высокого керамического штайна с фигурной крышкой. А человек в сером плаще, ни на кого не глядя, продолжал потягивать что-то непонятное из своей немыслимой чашечки! Я кашлянул, повертелся немного на скамье, и по возможности неприметно махнул рукой, подзывая хозяина. К чести его будь сказано, тот отреагировал достаточно быстро. - Что будет угодно, сударь? - вполголоса спросил он, склоняясь ко мне сзади, из-за левого плеча. - Что это за тип, с чашкой? - спросил я в ответ, не став искать хитрых обходных путей. - Меня сама чашка привлекла, вот что. Откуда она здесь? Хозяин как-то жалобно посмотрел на меня, покрутил тощей мордочкой, словно не находя приличных слов, и вдруг отчаянно закивал. Я удивился. Я ждал любой реакции - вплоть до "а тебе какое дело?" Но хозяин быстро превзошел все мои ожидания. - Вот то-то и оно! - сказал он с тем же отчаянием. - То-то и оно, сударь, сам смотрю и никак не смекну. Чашка откуда - дело ясное, с собой он ее привез, вот что. У меня, у нас, то бишь, здесь чашек таких отродясь не бывало, это дело тоже ясное. Только зачем он ее с собой возит, вот что?
в начало наверх
Вот сударь, вот вы человек зажиточный и состоятельный, вот вы мне скажите, зачем человеку с собой такую чашку возить? Я подумал про свою ониксовую любовь и ничего не ответил. - Чашка эта, сударь - я человек простой, я в чашках не разбираюсь, - но она же денег стоит! И немалых, поверьте, денег! И я вот на него смотрю - на него и на его вот эту самую чашку - и никак, понимаете, сударь, не могу понять: что это за тип, откуда он здесь взялся и что здесь делает. Хозяин еще раз помотал головой и, совершенно уже забывшись, присел рядом со мной на краешек скамьи. Орбен ошалело посмотрел на него, но вовремя спохватился и отвернулся с небрежным видом. - Думал я: может, вор. Может, конечно, и вор, но воры чашек, сударь, не крадут, а если крадут, то быстро продают, а уж если и не продают, то по кабакам, сударь, с ними не ходят. Воры, сударь, любят деньги, а не чашки, а в кабаки они ходят пить хорошее вино, и пьют они его, сударь мой, из больших кружек, а подвыпив, кружки бьют, но завсегда за разбитое платят. Примета у них, сударь мой, такая: чтоб работа, воровство то бишь, хорошо шла, никакого ущерба другим не наносить, кроме как прямо по работе. А то, говорят, удачу можно спугнуть. Я изумленно кивнул. Чего только не узнаешь на этом свете! Особенно если в башке решето вместо мозгов... - Думал я, может, богач какой. Но богачам, сударь, ежели они из другого города приехали, в мой кабак не с руки ходить - я ведь комнат не сдаю, да и, прямо скажу, сударь мой: все, что рядом сдается - даже, не примите в обиду, не для вас будет, не то что какому богачу. Вам, сударь, если комнату себе искать, так это с той стороны дворца надо спрашивать, к горам, стало быть. Там оно, прямо скажем, куда как поприличнее будет. А у Яхора в отеле - где, значит, богатому самое и место - там же ведь и своя кухня есть, опять же летом он и на террасе столы ставит: не знаю, сударь, как это назвать - ну, корчма не корчма, а вроде харчевня, только вся без стен, без потолка, одни только вот столы на земле под деревьями стоят, там, где тень погуще будет. А кухня у него, сударь, хороша, лучшие повара на весь Ранскурт там собрались. Так скажите мне, зачем же это богатому человеку через полгорода сюда со своей чашкой идти? - Может, ненормальный? - предположил я. Мне было очень интересно. С каждой секундой на душе становилось легче и веселее. Хороший все-таки сегодня вечер получился! - Никак, сударь, такого не может быть, - веско сказал хозяин. - Не может тронутый богач ходить вовсе один по незнакомым местам. Я ведь его первый раз здесь вижу. Потому что, сударь, когда у большого человека голова портится, его, оно конечно, может и сюда занести; только с ним обязательно два-три человека прислуги будет. А если уж человек с порченой головой без присмотра ходит, значит, богатым ему быть последний день. Так что, сударь, посудите сами, из чужих краев слабоумному да при деньгах ну никак не добраться. - Тоже верно, - пробормотал я, силясь получше разглядеть чашку и при этом не слишком явно пялиться на незнакомца. - А по виду да по разговору, сударь, он вроде солдат, но опять же - откуда бы у солдата деньги да много? Солдат бы чашку если и добыл - ну, прямо скажем, на войне всякое бывает - так бы давно уже пропил или разбил, а то - девке подарил. И пьют солдаты вино, чаще кисленькое, что подешевле, чтобы много было; а если времени нет - тогда бражку или сивуху. - Да! - сообразил я. - Я ж все время спросить хочу: что он из нее пьет? Хозяин оглянулся, склонился к моему уху и кратко сказал: - Чай. Сначала я не понял. Потом поднял голову и долго смотрел на хозяина. Потом окончательно ошалел и робко переспросил: - Что?! - Чай, - обреченно повторил хозяин. - Чая у меня, сударь, нет, и в заводе никогда не водилось. Так он его, сударь, тоже с собой притащил, чайничек заварочный принес и даже заваривать никому не доверил. Велел крутого кипятку на стол, чайничек свой сполоснул, чашку, потом как начал чего-то там отмерять, переливать, взбалтывать и настаивать - ровно маг с зельями! А теперь сидит, вражина, и прихлебывает! - в голосе хозяина явственно прорезались злобные нотки. - Странно, - медленно сказал я. - Мужицкий напиток, да и не принято у нас чай пить. Может, иноземец? Хотя... У гномов вроде бы чаем балуются, да только не похож он на гнома... - Никак не похож, - подтвердил хозяин. - Высокий, тощий... Вот в вас, сударь, локтей шесть с лишком будет, коли меня глаз не обманывает, ну так он пальца на три повыше будет. И не мужик он, поверьте моему слову, сударь. Порода чуется, сыр с цитронами жрет и платит золотом... Ох, простите, сударь, из-за третьего стола кличут! Виноват!.. Хозяина не стало. На удивление проворный дядька был хозяин. Испарился из-под локтя, как призрак, и тут же возник в другом углу. А странный незнакомец вдруг поднял голову и встретился со мной взглядом. Я почувствовал, как неожиданно закружилась голова. В его взгляде был неуловимый вопрос, радость узнавания и что-то еще... Какая-то легкая ирония постороннего, но вполне доброжелательного наблюдателя. Очевидно, он прочитал на моем озадаченном лице нужный ему ответ. Встал, заботливо прихватил свою чашку и легкой походкой подошел к нашему столу. У Орбена глаза вылезли из орбит. - Приятного ужина, принц, - сдержанно сказал незнакомец и обезоруживающе улыбнулся. - Меня зовут Альба. - Вы не ошиблись, друг мой? - я постарался вложить в свои слова побольше высокомерия. - Кажется, нет, принц, - незнакомец продолжал улыбаться. - По-видимому, меня действительно так зовут. - Я о другом, - я разозлился. - Почему вы решили называть меня принцем? - А как же вас еще называть, ваше сиятельство? - Вы обознались, - я опустил голову. - Увы, принц Райдок. Впрочем, я не собираюсь кричать об этом на улице. Я ждал здесь именно вас. Мне было лень идти во дворец, к тому же вам я нужен куда больше, чем благородному Данку. Я понял, что в его речи несказанно меня раздражало. Он говорил со мной на равных. При обращении ко мне это было трудно уловить, но вот "благородный Данк" он произнес как-то так... Какой-нибудь молочник мог бы так сказать "кузнец Хирак, сосед мой"... Кто же он, этот странный путник? Незнакомец, кажется, услышал мои мысли. Он подчеркнуто вежливо поклонился и сказал: - Позволю себе повториться, принц Райдок. Меня зовут Альба. Я готов носить Синий цвет и это обойдется вам в шестьсот девяносто три таленга. Ваше решение? Орбен охнул. Я почувствовал, как щеки мои стали пунцовыми. - Вы... Вы?.. - Да, - сухо сказал Альба. - Я Витязь. Я свободен и жду вашего решения. - Кто направил вас сюда? - Вы должны знать, Райдок, что об этом говорить я не вправе. Могу лишь честно признаться, что я не ждал возможности сражаться за Лунную Лагуну. Однако... - он развел руками. - Но я... - Вы вправе распоряжаться казной, - уже вовсе недружелюбно сказал Альба. - Смелее, принц. Не заставляйте мир слишком долго качаться на весах вашего выбора. Я не выдержал напряжения. Я никак не мог его выдержать. Слезы коварно выступили у меня на глазах. Что я делаю? Спасаю страну или окончательно гублю ее? Может быть, именно для этого момента меня и лишили памяти. Может быть, именно сейчас можно сделать главную ошибку? Стоп. Какой выбор должен сделать обессиленный, почти утративший рассудок и волю человек? Он должен сказать "нет". Он должен испугаться ответственности и навеки утратить шанс победить. - Да, - сказал я, сам не слыша собственного голоса. - Да, Альба. Вы нужны мне. Альба еще раз поклонился. Улыбка его чуть изменилась. Он словно стал менее чужим, менее странным. Глаза на долю секунды засияли ярким синим светом и снова стали прежними - лучисто-желто-зелено-серыми. - Повелевайте, мой принц, - сказал он уж вовсе буднично. - И... э-э... со мной еще трое... э-э... назовем их союзниками. - Где же они? - я обвел взглядом таверну. - Хозяин! - неожиданно громким голосом позвал Альба. Появился хозяин. - Где мои обормоты? - В сарае, где же еще? - недовольно отозвался хозяин. - Ништо их можно с честными людьми в один дом? Воняют же, я извиняюсь! Где вы их откопали, понять не могу? И что это вы почтенным гостям решили ужин перебивать, тоже не смекну? - Мы не возражаем, почтенный Рана, - поспешил вмешаться я. - Принеси-ка нам, будь добр, еще пива. Из пивоварни вашего Орлока. - Разумеется, сударь, - хозяин направился за пивом, но на прощание воткнул в Альбу колючий буравчик недоброго взгляда. Витязь только улыбнулся ему вслед. - Как у вас не любят незнакомцев, принц... Даже удивительно. Ведь люди Лунной Лагуны - моряки и страноходцы. Варвары, которые пересекают куда меньшие расстояния, гораздо более общительны и приветливы. Сегодня ты добр к чужаку - завтра на чужбине лучше встретят тебя. Очевидно, ваши люди забыли вкус странствий, принц, если стали грубы и заносчивы. - У нас война, - сухо ответил я. - В войну с чужаками трудно быть приветливым. - Даже если это друзья? - В особенности когда на них не написано, что это друзья. Альба кивнул. - Это правда. Мне следует помнить. Простите, принц, но я уже говорил, кажется - я не ждал возможности сражаться на стороне Синего домена. Однако судьба бросает кости по-своему. - А! - на моем лице, кажется, выразилось такое удивление, что Орбен испугался. - Вот почему я вас не понял! Почему Синего? Мы гордимся белизной наших знамен. Альба чуть насмешливо кивнул. - Это я знаю, генерал. Но будьте честны перед собой - на земле только один цвет может называться белым. - Тогда почему не наш? - Хотя бы потому, что вы все-таки наследники мореходов Лиаменны. И пусть древнейшие предания говорят, что первыми в мир пришли люди Белых Гаваней, в старых храмах ваши цвета - не белый с синим, а синий с золотым. Ночное небо, ночное море, а между морем и небом - луна. Так поется в одной из самых старых песен, которые я знаю. Мной внезапно овладело раздражение. - Хорошо. Я устал, Витязь. Давайте закончим формальности, и позвольте мне спокойно завершить ужин. Я смертельно устал и должен поспать перед завтрашней дорогой. - Куда вы направляетесь? - В Сапфир. Я приму командование городом и гарнизоном. - Меня вы возьмете с собой? Я задумался. Имею ли я право на такой поступок? Наверное, имею. Не отправлять же его с докладом в столицу... если можно прямо отсюда быстро двигаться на юг. Сапфир куда ближе к месту боев, чем Ранскурт, тем более - Дианар. И очень возможно, что в Дианаре он попросту уже никого не застанет. А следующее крупное сражение, вернее всего, будет под Сапфиром. У стен моего города... и с моей армией... ох, плохо мне, горько мне! Ох, одиноко мне! Эх, кому бы пожаловаться на жизнь? И кому я еще не жаловался за последние три дня? Так я скоро на улицу выйду и закричу: "Люди Сапфира! Принцу вашему плохо!" Стоп, Райдок! Опять отвлекаешься? - Да, вы пойдете со мной, Альба. Вы и ваши... союзники. Кого он имеет в виду под этим странным словом? - Давайте покончим с делами до завтрашнего утра. Два вопроса, Альба. Первый: как вас официально называть? - Так и зовите, принц. Альба. Витязь Альба. - Это полное имя? - Полнее не бывает. - Второе имя, мой принц, - смущенно и глухо сказал Орбен, пряча осоловевшие глаза, - дается по городу или крепости, где был заключен Договор. Вот хоть у Моуриса спросите... ох, тля меня заешь, не спрашивайте. - Да почему?! - я впал в безнадежное оцепенение от собственной тупости. Я опять начинал тихо ненавидеть сам себя. - Потому что он пришел к Делин в Кармине, принц, - тихо сказал Орбен. - Потому что теперь он тоскует по своей принцессе и по городу своему, но
в начало наверх
не может найти себе места в бою ни для смерти, ни для победы. Потому что теперь он слабее всех, неудачник Моу Кармин, Белый Витязь без Принца. Ох, дьявол!.. Орбен все еще ничего не знает. Если бы не Альба, то бессильный неудачник Моу был бы сейчас сильнейшим Витязем Домена. Потому что единственным. Потому что Лэйхэм Айнальский, Витязь принца Селлери, погиб вместе со своим господином, спеша на помощь городу, что дал ему второе имя. Потому что Линдолл Дайгроу, Витязь Сенрайда, ушел к богам, защищая ту самую крепость, где Договор связал его с гибнущим королевством. Неужели города Договора приносят несчастье своим Витязям? Безумие, если это так. Но тогда у Альбы есть прекрасный шанс - ведь сражаться ему в Сапфире! - Альба Ранскурт, Витязь Райдока, - с максимальным спокойствием сказал я, - сообщите мне, как вы предпочитаете получить плату. Вот тут Альба, кажется, немного удивился. - Как обычно, принц, - сказал он, глядя на меня широко раскрытыми детскими глазами. - Я полагаю, что завтра сообщение о нашем Договоре уже будет в Дельфосе. Но почему вы спрашиваете? Я понял, что дальше так жить нельзя. - Орбен, сходи поторопи хозяина, - сказал я. - Я как раз в такой интересной точке застрял - ни трезвый, ни пьяный. Пусть несет пива побыстрее, да холодного! - Сей же миг, мой принц! Орбен трудным рывком поднялся и, немного покачиваясь, направился к кухне. Он-то уж точно застрял в этой самой точке. Я повернулся к Альбе и холодно сказал, глядя прямо ему в глаза: - Я потерял память, Витязь. Я с трудом ориентируюсь в происходящем. Я не знаю, как принято получать плату по Договору. Я не знаю, что мне делать завтра. И советчика у меня нет. Альба не шелохнулся. Он глядел на меня, внимательно и отстраненно, как будто и не человеком вовсе он был, а храмовой статуей. Потом протянул худую руку, медленно поднял со стола свою чашку и со вкусом отхлебнул. - Так, пожалуй, даже интереснее, - сказал он. - Значит, скучно здесь не будет. Знаете ли, принц, я ведь хотел сейчас книгу писать. О том, как могли бы сложиться дела государства, если бы Витязь был послан для мира и союза, но - убит. - Такое бывало, - сказал я машинально. - Например, в правление Денхира, когда гномы убили Вейгена. - Вейген был принцем. Как и Эллерен, бывший заложником мира у орков и убитый бесцветным наемником, желавшим разрушить мир. Как и Ратдена, приехавший к варварам, чтобы заключить союз Княжества В Седле и Детей Тумана, и погибший в пиршественном зале, в пьяном поединке с ярлом Амунгиром Седым Мэгаутом. Нет, Райдок, меня интересовали действия Витязя. И даже еще интереснее - глазами простого гарнизонного пехотинца, посланного вместе с ним, как телохранитель и носильщик. Но вместо этого - что ж, Райдок, книгу жизни писать не менее интересно. Но только когда сюжет хороший! Он большим глотком допил остывший чай и поморщился. - Мы выйдем сегодня ночью. Ждать некогда. Некого и нечего. - Ночью? - переспросил я с ужасом. - У вас есть другие предложения? - Нет, конечно. Но ведь я же пьян... и действительно чертовски устал. Я вообще в седло сесть не смогу! - Тогда мы пойдем пешком, - равнодушно сказал Альба, глядя куда-то вглубь стола. - Или мои обормоты понесут вас на плечах, генерал. Впрочем, как знаете. Можно и утром, конечно. Если вы серьезно полагаете, что несколько часов сна вас спасут. - Ох, не спасут, - признался я. - Тогда лучше выйти сейчас. Если будет очень трудно - заночуем в пути. По ночам не жарко, так что проснуться будет легко, не залежишься. А утром, пока выберешься из постели, потом завтрак, потом сборы... Да, генерал, если выехать сегодня, да поскорее, мы можем выиграть темп, о котором противник даже и не думает. Допивайте, доедайте, возвращайтесь во дворец. Можете даже отдохнуть немного. Я буду ждать вас у выхода из дворца сразу после полуночи. Не забудьте взять пароли для выхода из города и для застав на распутьях. Он резко поднялся, поклонился, и прихватив чашку, направился к своему столу. И тут же появился Орбен с пивом. Я буквально выхватил кувшин у него из рук и щедро плеснул себе двойного дельфосского. Я хотел орлоковского, но промахнулся, и даже не с первого глотка заметил, что ошибся. У Орбена тоже был какой-то ошарашенный вид, и он расплескал пиво по столу, чего за ним в эти три дня не водилось. И раньше, наверное, не водилось... - Что с тобой? - спросил я хмуро. Орбен повернулся ко мне и в нарушение всякого этикета посмотрел мне прямо в лицо, сверху вниз. - Принц, - сказал он четко, - я начинаю верить, что эту войну можно выиграть. - Что еще случилось? - я не хотел этого, но голос прозвучал жалобно. - Знаете, кто храпит в сарае? Я имею в виду, эти его пресловутые союзники?.. - Кто? - Болотные демоны, мой принц. Самые настоящие! - Что?! - Одетые как крестьяне, притворяются людьми, но это демоны, мой принц, точно такие, как вы мне в книге прошлым летом показывали! Три здоровых таких чудовища! Да еще Витязь... Да вы, принц... да гарнизон... это уже не просто отряд, это почти армия! Я посмотрел на Альбу. Тот уже расположился за своим столом, удобно откинулся на спинку стула и едва заметно улыбался собственным мыслям. Словно и не было нашей беседы. Словно не был несколько минут назад заключен Договор, который заключается всего три-четыре раза за поколение, а то и реже. Словно сегодня в полночь он не собирался выходить в боевой поход. Я вдруг почувствовал себя выжатым, как виноградная гроздь в сусле. - Доедай, Орбен, - сказал я тихо. - Допивай, расплачивайся - пора во дворец. Нет нам покоя, Орбен. Да, пожалуй, уже и не будет. 4 Полночь примчалась почти мгновенно. Примчалась, прихватив с собой неприятную сухость во рту и ощущение невесомой зыбкости моего тела. Я трезвел. Я был уже почти трезвым, только сосредоточиться все никак не мог. Голова кружилась, мысли путались, бессовестно подламывались ноги, заманивая рухнуть в мягкую постель и отдыхать, отдыхать, спать много лет... Если бы это было возможно, я желал бы провалиться в летаргию, в черный сон без сновидений, в полусмерть... Лишь бы только избежать всего предстоящего. Я был готов принять любую судьбу, пусть даже самую страшную, лишь бы приговор свершился без моего участия. Заснуть и никогда больше не проснуться - какой прекрасный конец! Но я был обречен барахтаться до последней секунды, не зная, куда плыву. Я не имел права расслабиться и спокойно пойти ко дну. Идиот. Мученик чертов. М-мазохист. Я наблюдал за собой отстраненно и прямо-таки с каким-то болезненным восторгом. Несколько минут я почти что гордился собой. Гордился своими муками, гордился тем, как героически я страдаю на благо Домена. Но собрать свои мысли воедино, сконцентрировать волю в единой точке я и при помощи гордости по-прежнему не мог. Меня носило и болтало в событиях последних дней, как щепку в мутном грозовом потоке. А я носился и болтался, покорно и бессознательно, и даже не пробовал предпринять что-нибудь осмысленное. Эта жуткая отрешенность уже начинала меня пугать. Иногда мне казалось, что я начинаю как-то действовать, пытаюсь принимать какие-то решения, но очень скоро я понимал, что это всего лишь очередная форма бегства от решений. Я принял Витязя. Ну как же, ведь это поможет избавиться от упреков! Я сделал для Домена все, что мог. А главное - я очень вовремя признался ему в собственной беспомощности. Я был честен, не так ли? Ах, какой я же хороший! Какой благородный! Теперь бедный Альба будет тащить меня в Сапфир. На спине. Так решил он, он сам вызвался, а я всего лишь согласился с более компетентным специалистом. Я даже возражал... Он будет думать за меня. Он будет за меня драться. Он примет командование гарнизоном, как мой заместитель, а я буду плакаться в его кольчугу. Я буду бесстрастно и безучастно наблюдать за тем, как он станет ошибаться вместо меня. И расплачиваться вместо меня тоже станет он. Альба Ранскурт, Витязь Райдока. Такие мысли бродили в моих измученных мозгах до полуночи, и пиво горькими каплями выступало в уголках глаз. Но этого никто не видел. А потом ударил тяжелый гонг и шестнадцатое счастоцвета закончилось. В этом году - навсегда. И тут же появился Орбен. Веселый и довольный, едва заметно хмельной и беззаветно верящий в своего принца. - Полночь, мой Повелитель. Прикажете отправляться в дорогу? Или сходить к выходу и предупредить Витязя, что вы еще не готовы? Я тяжело поднялся. - Выходим, Орбен. Ты собрал что-нибудь в дорогу? - Разумеется, мой принц. Припасы, шатер, сменная одежда и обувь... Собственно, я просто еще не разбирал те вещи, с которыми мы прибыли из Дианара, только добавил кое-что... в основном съестное. Уж больно ваш дядюшка поесть горазд - почти ничего съедобного не осталось. Орбен лукаво усмехнулся и сразу посерьезнел. - Но, ваше сиятельство... тут я виноват, не догадался спросить загодя... все, что я собирал - это на двоих рассчитано. Прикажете добавить всего для Витязя и этих его... союзников? Или он со своим припасом? А то я даже не знаю, что его чудища едят... и едят ли вообще? Я остановился. Я тоже этого не знал. Мне бы только одним глазком заглянуть в ту книгу, что я Орбену показывал прошлым летом! Я принял мудрое решение. Пусть в происходящем разбираются те, кто в состоянии разобраться. Конечно, это очередная уловка, придуманная, чтобы избежать ответственности за содеянное, но что поделать? Ничего лучшего я придумать не смог. - Орбен, где принц Данк? - Его сиятельство в своих покоях. Держит совет с городскими старшинами. - Тогда вот что, Орбен: проводи меня к Данку - посмотрим, скоро ли они закончат. А затем спустись вниз и попроси Витязя Альбу к нам ненадолго присоединиться. - Повинуюсь, мой принц, - охотно сказал Орбен и замер у двери. Я оглядел комнату. Не оставил ли я здесь чего-нибудь? Нет, кроме Ванаира, что уютно покоился в ножнах на столике у окна, здесь не было вообще ничего, принадлежащего мне. Вместе с памятью я был лишен того странного неудобства души, заставляющего людей всюду таскать за собой горы мелких предметов, что-то для них означающих. Я был глух к голосу вещей. Я не помнил, что означает их зов. - Идем, Орбен. Возьми мой меч - возможно, сюда мы уже не вернемся. Коридоры в Ранскуртском замке были куда более просторными и прямыми, чем в Дианаре. Тем не менее, не зная дороги, запутаться можно было и здесь. Я изо всех сил старался держаться плечо в плечо с Орбеном, а он, в свою очередь, точно так же старался идти немного позади, и за этим невинным состязанием мы незаметно добрались до апартаментов Правителя города. Совет у Данка как раз закончился. Старшины выходили из большой приемной, оживленно переговариваясь на ходу. Два-три человека задержались в кабинете, и мне это было на руку. - Приведи Альбу, - приказал я Орбену. - И по мере сил постарайся, чтобы никто не узнал, что это за человек. Орбен без слов коротко кивнул, исчезая за портьерой. Почти сразу я услышал дробную россыпь шагов на лестнице, ведущей вниз. Паж почти бежал. Отчего он так торопился? Надо полагать, все мы чувствовали важность каждого мгновения. Я сам был готов отправиться в путь немедленно, невзирая на усталость. Альба говорил о необходимости выиграть темп. Дьявол, даже спокойный, ленивый и медлительный Данк подгонял сегодня коня, чтобы попасть в Ранскурт, не задерживаясь для дневного привала! Очевидно, бывают иногда дни, когда все надо делать быстро, чтобы успеть вовремя. Если бы мы задержались в пути, я наверняка не отправился бы в таверну доброго Раны, а значит, не встретил бы Альбу. Возможно, он пришел бы во дворец. А возможно, и нет. Кто знает, каким законам и желаниям подчинены свободные Витязи? Данк вышел из кабинета, выпроваживая за плечи последних посетителей. Те почтительно кланялись и заверяли во всевозможнейшем тщании. Тут Данк увидел меня и прощание было оборвано на полуслове. Взмахом руки он отправил старейшин по домам и шагнул ко мне.
в начало наверх
- Райдок? Что-то случилось? - С чего ты взял? - вопросом на вопрос ответил я, пытаясь скрыть гордую улыбку. - Уже за полночь! Отчего ты не в постели? - Я уезжаю, Данк. Сейчас. Оранжевый принц присвистнул и взялся за голову. Потом пригляделся ко мне повнимательней, участливо склонился ко мне и спросил вполголоса: - Что стряслось? Тебя опять накрыло заклятием? Или заработало одно из старых? Я могу чем-то помочь? - Да нет, Данк, ты не понял, - сказал я тоже почти что шепотом. - Со мной вроде бы все в порядке. И я не сошел с ума. И действительно чувствую себя преотвратно и с большим удовольствием бы поспал пару месяцев. Но я чувствую, что должен выехать из Ранскурта сегодня. Сейчас. И мне нужны лошади. Девять лошадей. Три боевые, три заводные походные и три вьючные. И пароли для ворот и разъездов. И пищи на троих. И еще припасы для болотных демонов - кстати, что они едят? Данк сел на кожаный диванчик у стены и стал смотреть сквозь меня. Вообще-то сел - не то слово. Он рухнул. Рухнул и застыл, разглядывая бесконечность. Потом спросил почти жалобно: - Где ты собираешься кормить демонов? Возле Ранскурта и болот-то нет! И возле Сапфира нет... - По дороге, - независимо сказал я. - Не люблю я ездить по ночам с голодными демонами. Данк взялся за голову двумя руками. И тут портьера уехала в сторону, а на пороге появился сияющий Орбен. Он шагнул в сторону, склонился перед Данком и возвестил приглушенно, но торжественно: - Ваше сиятельство, позволите ли вы войти Отважному Альбе Ранскурту, Витязю Райдока? Данк порывисто поднял голову. Потом вскочил. - Малыш! К тебе пришел Витязь? - Ты позволишь ему войти, наконец? - капризным тоном парировал я. - Да черт побери! Войдите, конечно! Витязь!! В дверном проеме появился Альба. Он был скромен, сдержан, подтянут, и конечно же, улыбался. На этот раз вежливо. - Благодарю вас, принц. Да, вы правы, я предложил свои услуги принцу Райдоку, и ваш племянник соизволил пригласить меня на службу Синему... простите, принц, Белому домену. Отныне я сражаюсь на вашей стороне. - Так, - зачарованно сказал Данк. - Простите за нескромный вопрос, Витязь, вы... э-э... одни? - К моему удовлетворению, со мной три бойца, - кратко ответил Альба. - Так вот зачем тебе... - Данк запнулся, глядя на меня. Судя по всему, он лихорадочно переосмысливал ситуацию. - Если я правильно понял тебя, Райдок, Витязь будет сопровождать вас в Сапфир? - Я так хотел... - неловко начал я. - Правильно, - решительно сказал Данк. - Здесь вам делать нечего, Альба. Вы нужны там, где будут битвы. - Собственно, поэтому я предложил принцу Райдоку отправляться немедленно, - сказал Альба. - Битвы могут произойти раньше, чем вы предполагаете. Как вы могли заметить, Отверженный не склонен терять время попусту. Он наносит удар в тот миг, когда в состоянии его нанести, не задумываясь и не выжидая. Я попытался прикинуть, когда те отряды, что победили у Дайгроу, могут оказаться у стен Сапфира. Получилось - завтра поутру. Вернее, уже сегодня. Так что сами видите, сиятельные принцы, мы рискуем опоздать. Возможно, сегодня к вечеру Сапфир падет, и перед нами окажется захваченный город. Но поскольку Отверженный будет убежден, что вы, атлис, ничего об этом не знаете; далиг, не располагаете боевой нечистью; вернее всего, он поведет большую часть сил дальше на север, стремительными переходами по главным дорогам, перехватывая все отряды, которыми вы хотели бы усилить гарнизон Сапфира. Его целью, очевидно, будет храм Дельфоса. Куда он предпочел бы двинуться потом - на Ранскурт или на Дианар, я судить не берусь. - Тогда куда же нам спешить? - зло спросил я. - Прямо в лапы черным? - Небольшой отряд легко проскочит мимо спешащей армии, - Альба пожал плечами. - А потом мы оказываемся у ворот Сапфира, где по-видимому, практически не останется гарнизона. Разве что пара фаланг, чтобы держать в повиновении горожан. Тогда мы возвращаем себе город. И ожидаем там, когда ничего не подозревающие солдаты Отверженного начнут небольшими группами возвращаться в город на отдых. Он сощурил глаза и помолчал. Потом продолжил: - Единственное, чем мы рискуем - это выйти к пепелищу. Если ему придет в голову сжечь Сапфир, как был сожжен Айнал... Но тут уж ничего не поделаешь. Данк мерно кивал, соглашаясь с ним. Потом вдруг спросил: - Откуда вы знаете о разгроме при Дайгроу, Витязь? Мы пытались держать это в строжайшей тайне. - Об этом я знаю от... тех, кто меня послал, - ответил Альба. - Мы отправляемся к городам Договора, вооруженные всеми сведениями, которые положено знать Витязю Домена. Данк перевел взгляд на меня. - А говорил ли ты... - он замялся. - Если ты обо мне, - бесстрашно сказал я, - то да. Я признался Альбе, что лишен памяти, хотя и не объяснил, почему. Тут я спохватился и резко обернулся. Хвала богам, Орбена в комнате не оказалось. Хотя не исключено, что он стоит за портьерой... Бестия, я совсем позабыл о нем! - Понятно, - сдержанно сказал Данк. - Надеюсь, ты прав. Полагаю, твоему Витязю стоит знать, что с тобой творится. В этом случае он сможет тебе помочь, когда никого из семьи не окажется рядом. Теперь о деле. Он снова повернулся к Альбе. - Если ничего не изменилось в ритуале, сегодня к полудню в храме Луны будет известно о вашем Договоре? - В точности так, принц, - Альба склонил голову. - Сагастен должен был покинуть Дианар вслед за нами и направиться в Дельфос, - рассуждал вслух Данк. - Значит, он уже там и дрессирует этих милых, хилых ребят. Которые называют себя стражниками. Если он вовремя узнает о Договоре, то... Данк не договорил и кулаком ударил в бронзовый гонг, притаившийся в стенной нише. - Хьюма! Бумагу, перо, чернила, воск, дежурного! Хьюма появился с такой скоростью, что я невольно вспомнил про Орбена и снова обернулся. Данк, очевидно, подумал о том же и раздраженно покачал головой. - Орбен! И ты, Хьюма! Орбен возник с такой же быстротой. Как я и предполагал, из-за портьеры. И замер рядом с Хьюмой, раскладывавшим на столе письменный прибор и расставлявшим свечи. - Я не знаю, что вы слышали из нашей беседы, - сурово и внушительно сказал Данк, - честно говоря, и знать не хочу. Но если хоть одно слово, произнесенное в этой комнате, достигнет чужих ушей... Он сделал впечатляющую паузу. - Я буду считать, что вы лишены чести, - холодно закончил он. - Ибо это будет наихудшим из предательств, какое вам только удастся совершить. - Никогда я не совершу ничего, что повредило бы моему принцу или Домену, - звонким, немного срывающимся голосом, сказал Орбен. Хьюма просто сумрачно кивнул, продолжая свою работу. - Будем надеяться, - с сомнением сказал Данк. - А теперь брысь! И постарайтесь слышать как можно меньше! Для вашего же блага... Пажи исчезли. - А мы должны постараться говорить потише, - Данк поморщился. - Никому не верю в последние дни. Самому противно, но ничего не могу с собой поделать. - Предосторожность не бывает излишней, - стальным голосом сказал Альба. - Особенно в дни войны. Данк склонился над столом. - Я отправлю весть о нашем разговоре в Дельфос. Сагастену. Я буду просить его использовать колдовской шаг для того, чтобы... Альба со значением закивал. Я озлился. - Пожалуйста, попроще! Для тупых, - резко вмешался я, перебивая Данка. - Что такое колдовской шаг? - Извини, малыш. Опытный маг может двигаться в десятки раз быстрее любого другого существа - правда, не очень долгое время. Ты это уже видел, хотя в тот раз маг перемещался на очень незначительные - по их меркам - расстояния. Помнишь Сагастена утром после падения? Разумеется, я помнил. Значит, это было не исчезновение, а всего лишь перемещение со скоростью, недоступной человеческому восприятию? Все равно чудеса! - Вам до Сапфира - пять дней пути. Сагастен же, если получит письмо поутру, может оказаться там уже завтра к полудню. Возможно, ему удастся помочь Сапфиру продержаться до вашего прихода. Не удастся - он найдет вас в пути и сообщит, что делается впереди. Если Проклятый решит разрушить город, вам, наверное, лучше будет вернуться в Ранскурт. Я подумал, что Альбе не следует возвращаться в Ранскурт. Если города Договора действительно опасны для Витязей... Но вслух ничего не сказал. Не решился. В конце концов, если это так, то Витязи должны об этом знать куда больше нас. Тогда они идут на бой в городе Договора без особого желания, вынужденные повиноваться приказу несведущего принца. А предупредить о своей особенной уязвимости не могут из соображений чести. Или попросту не имеют права об этом говорить. Тогда... мне следует об этом помнить и помалкивать. И все. - Еще я дам вам письменный приказ для лейтенанта Даргиша. Ты его видел вчера вечером, малыш. Опытный офицер, хороший боец. Сейчас он возглавляет разъезд на южной дороге. Они должны добраться до развилки дорог - на Дельфос и на Сапфир - и к утру вернуться в Ранскурт. Вы заберете их с собой. Они послужат вам и охраной, и разведчиками. Возьмете и для них запасных лошадей. А на развилку я пошлю другой разъезд. - Зачем тебе отдавать бойцов в другой город, Оранжевый? - я не смог удержаться. - Неужели мы сами не доберемся? Вспомни, ведь мне ты вроде бы не собирался назначать сопровождение. А сейчас наш отряд куда сильнее, чем намечалось! - Если бы вы ехали вдвоем с Орбеном, малыш, - веско сказал Данк, - вы не ввязывались бы ни в одну драку. На любую угрозу у вас был бы один ответ - отступление и бегство. И для того, чтобы уберечь вас, хватило бы пары самых резвых лошадей. Сейчас - другое дело. Демоны не очень-то быстры. От погони вам будет сложно оторваться. Возможно, придется принять бой. Теперь вам нужны разведчики, караульные, гонцы - если нужно будет вызвать подмогу. Они могут стать и заслоном на пути преследующих - если надо, вы пожертвуете ими, чтобы суметь оторваться от погони. - Бросить наших людей на верную гибель, чтобы спастись самим? Я ужаснулся. Я возмутился. Я вспомнил - и даже без труда - что именно так нам и следовало бы поступить. - Война, малыш, - жестко сказал Данк. - Солдат сражается, чтобы спасти офицера, офицер защищает принца, принц готов погибнуть, оберегая город, а город держится, спасая своих жителей. Будущих бойцов и дряхлых ветеранов, их жен и сестер. Круг замыкается. Альба кивнул. - Как-то неправильно он замыкается, - брезгливо сказал я. - Так может статься, что выживет один принц - и что тогда? Данк поморщился. - Когда дела настолько плохи, - ровно сказал Альба, - принцы, как правило, не выживают. Витязи, впрочем, тоже. Я промолчал. По-моему, в разговоре о том, как следует умирать, правых быть не может. Умирать вообще не очень правильное занятие. А уж быть убитым - и подавно. - Ну вот, - сказал Данк, бросая перо в чернильницу и рассыпая мелкий песок по бумаге. - Дежурный! Молчаливый воин возник из воздуха там, где в прошлый раз появился Орбен. Я невольно отодвинулся, освобождая для него место у стола. - Сейчас же снарядите самого быстрого курьера, какого найдете в городе. Он должен доставить в Дельфос это письмо, - отдавая распоряжения, Данк умело свернул листок в трубочку, продернул сквозь нее шнурок, сделал неуловимое движение, словно выворачивая бумагу наизнанку, и вдруг прихлопнул ее ладонью. Получился плоский прямоугольник, из которого наружу торчали два конца шнурка. - Пусть возьмет запасных лошадей, - неутомимо продолжал Данк, завязывая шнурок сложным красивым бантиком и оплавляя восковую палочку над свечой. - Пусть возьмет себе напарника на случай несчастья в пути. Пусть загонит лошадей насмерть, пусть в порошок сотрется по дороге, но письмо должно быть в Дельфосе с рассветом! Понятно?
в начало наверх
Оттиснув на горячем воске головку рукояти, Данк вложил кинжал в ножны и передал письмо дежурному. - Иди. Поторопитесь там. С этим письмом надо очень торопиться. И пусть курьер зайдет ко мне, как только отберет лошадей! Воин вскинул руку в салюте и вышел из комнаты, даже не шевельнув портьеру. - А это вам, - второе письмо Данк незапечатанным передал Альбе. - По понятным причинам Райдоку сложно бывает говорить с посторонними. - Я буду говорить вместо него, - тихо сказал Альба, пряча приказ за пазуху. Я впервые заметил, что под его невзрачным плащом действительно таится мелкокольчатая кольчуга хорошей работы. Понятно. Именно туда я и буду плакаться. Пока сталь не заржавеет. - Какие припасы вам нужны? - Собственно, мы уже собрали все необходимое. Я воспользовался одним из прав Договора - распоряжался от имени своего принца. Так что, если принц Райдок готов, то остались только пароли и лошади. - Пароль сегодня "Янтарь в Лазури", отзыв - "Лазурь в Янтаре". Лошади... Хьюма! Орбен! Да, Витязь, сколько вьючных лошадей нужно для вашего груза? - Двух хватит, - Альба с каждой фразой говорил все тише и тише, словно засыпая. - Значит, всего пятнадцать, - Данк взял со стола палочку воска и стал машинально лепить из нее что-то неприличное. - Хьюма, возьмешь в моей конюшне пятнадцать лошадей. Четыре вьючные, остальные под седло. Шесть для принца Райдока, Витязя Альбы и Орбена. Пять для солдат. Но сначала пусть выберет для себя лошадей курьер, которого я послал в Дельфос! А потом уж хозяйничай. Орбен, поможешь ему. Паж глянул на меня, словно испрашивая подтверждения. Я кивнул. - Пристегни Ванаир к моему поясу, - сказал я, - и можешь идти. Орбен, почтительно склонившись, уже скрипел послушными ремешками. Я лишний раз подивился тому, как легко они ему покоряются. Меч приятной тяжестью лег на левое бедро, Орбен еще раз молча поклонился и оба пажа тут же вышли. Данк отшвырнул палочку. - Больше мне нечего вам сказать. Я не люблю длинных прощаний. Малыш, тебе нужно еще что-нибудь? - Да вроде нет, - робко сказал я, оглядываясь на Альбу. Тот с интересом разглядывал накладки на ножнах Ванаира. - Этого достаточно, - уж совершенно умирающим голосом отозвался он. - Мы можем смело отправляться. До встречи, принц Данк. И он шагнул через порог, не оборачиваясь. - Именно так, - одобрительно хмыкнул Данк. - Ну что ж, до встречи, малыш! Надеюсь, ко дню встречи ситуация изменится к лучшему. Не вешай нос, Синий! - Удачи, Оранжевый, - сказал я, чувствуя себя пятнадцатилетним мальчишкой, которого родители впервые отпустили в путешествие без присмотра. Данк улыбнулся мне в последний раз и скрылся за дверью своего кабинета. Я потоптался немного на пороге приемной и побрел прочь. И медленно-медленно спускался по лестнице, надеясь, что она приведет меня к выходу из дворца. Я не ошибся. Караульный у входа отсалютовал мне и распахнул маленькую дверь. Я вышел в темную ночь, прорезанную желтыми лезвиями факелов, и тут же вынужден был посторониться, пропуская внутрь гибкого юношу с решительным лицом. Его спутник остановился у самой двери и прислонился к стене. - Курьеры в Дельфос? - спросил я зачем-то. - Именно так, ваше сиятельство, - подтвердил оставшийся. - Вот прямо сейчас и выезжаем. Угодно будет что еще передать? - Нет, - преодолевая себя, сказал я. Что я мог передать Сагастену? "Найди меня, мне тоскливо и страшно"? Глупо. Да и не так-то уж мне и тоскливо теперь. Страшно - это да. Даже стало еще страшнее. Чем больше ответственности, тем страшнее оставаться одному. Ну, не одному, а... как бы это сказать? За старшего. Звонко заржали кони откуда-то из темноты. В свете факелов появились пажи, затем Альба. Витязь был уже верхом и крепил повод заводного на седле. А затем из мрака выступили демоны. Я впервые видел их - во всяком случае, впервые на своей памяти. Огромного роста, коренастые, длиннорукие, большеголовые, они тем не менее были очень похожи на людей. Это сходство делало их одновременно страшными и умилительно трогательными. Впрочем, если бы я встретил их на темной дороге, не зная, что они на моей стороне... Ох, боюсь, что немного бы осталось от трогательного умиления. Противниками они, несомненно, были страшными. Лошади всхрапывали и пятились от них, но все-таки в панику не впадали. А вот люди... Курьер рядом со мной побелел и вжался в стенку. - Ваше сиятельство, - прошептал он, - это она самая, стало быть, и есть - которая нечисть? - Она и есть, - сказал я по возможности небрежнее. - Это демоны. - И это... они как бы за нас биться станут? - Именно так. - Ну, дела! - пораженно выдохнул курьер и замолк - засмотрелся. Дверь снова распахнулась, из нее выбежал первый гонец, огляделся и шагнул ко мне. - Ваше сиятельство, покорно прошу прощения, когда вы собираетесь покинуть Ранскурт? - Да вот сейчас, - сказал я, кивая в сторону Орбена. - Вот только коней приготовят... - Его сиятельство Данк приказал мне по пути в Дельфос встретить на южной дороге разъезд лейтенанта Даргиша и передать ему, что вы, ваше сиятельство, едете следом за нами и примете командование отрядом. - Повтори это Витязю Альбе, - быстро сказал я. - Судя по разнице в скорости, мы встретим Даргиша примерно через полгонга после вас. Но Витязь, разумеется, скажет точнее. Гонец кивнул и шагнул к Альбе. Тот, склонившись в седле, слушал его - внимательно, изредка кивая, и что-то отвечал вполголоса. А ко мне тут же приблизился Орбен. - Ваше сиятельство, если угодно - прошу в седло. Я быстро поднялся в стремя вороного - того же, на котором я выехал из Дианара. Орбен, умница, не рискнул отдать мне повод сменного коня. Судя по всему, ему придется вести в поводу двоих. Альба окончил беседу и смотрел на меня ожидающе. Орбен запрыгнул на свою каурую. Очевидно, наши лошади отдохнули получше меня. Выглядели они, во всяком случае, куда более бодро. Я поднял руку. - Вперед! Оба гонца немедленно сорвали своих коней с места в галоп - почти мгновенно, словно только и ждали моей команды. Может быть, и ждали, успел подумать я. Может быть, им нужно было подтверждение, что я действительно выступил в Сапфир - сегодня, семнадцатого счастоцвета, в сердолике, в первый гонг пополуночи. Я невольно ухмыльнулся. По крайней мере, календарь я уже почти освоил... И тут же загудел гонг. Всего один удар. Я тронул вороного шагом и направил его к воротам. Искренне надеясь, что в темноте смогу отыскать к ним дорогу. Пока что было просто - я ехал туда, куда устремились гонцы. Сзади что-то хлопнуло - вроде бы дверь. Я обернулся. У порога появился Данк. За его спиной едва заметной в ночи тенью маячил Хьюма. Оранжевый принц был уже без плаща, без куртки - в легкой широкой рубахе. Он, кажется, хотел что-то крикнуть мне, но передумал и только поднял руку в прощальном приветствии. Орбен ехал почти вплотную ко мне по левой стороне, Альба - по правой. Но хитрец-паж, оказывается, избавился от моего сменного коня. Да и от своего тоже. Наш маленький караван пасли демоны. Я повернулся к Альбе и негромко спросил: - Витязь, отчего вы не доверили своего второго коня союзникам? Альба тихо рассмеялся. - Привычка, принц. Не всегда выступаешь в поход отрядом. Да и не хочется мне, чтобы демоны своей вонью отбивали у несчастного животного нюх. Во многих случаях, принц, я полагаюсь на чутье лошадей. - И они могут помочь? - недоверчиво спросил я. - Как видите, пока что я жив, - сухо ответил Альба. - Значит, еще не подводили. Чего не скажешь о многих людях. Впрочем, на людей я обычно и не полагаюсь. На углу квартала стоял человек с факелом. Кажется, Данк позаботился о нас и устроил освещение до ворот. А вот что будет потом? Фонарей по дороге, наверное, развесить не успели? - Витязь, а как мы будем двигаться в темноте? Альба откровенно веселился. - Темноты не обещаю, мой принц. Очень скоро взойдет луна. Она, правда, уже умирает, но осветить нам путь у нее еще хватит силы. Тем более, говорят, луна - добрый знак для детей Лунной Лагуны. Орбен внимательно посмотрел на меня. - Ваше сиятельство, а искусством ночного видения вы разве пользоваться не станете? Ох, тяжко мне! - Нет, Орбен, не стану, - грустно сказал я и пустил коня быстрее. Вороной вырвался вперед и разговор естественным путем прервался. Впрочем, сильно разгоняться мне не пришлось. Во-первых, демоны почти сразу стали отставать. А во-вторых, впереди показались ворота. И стража возле них не спала, явно предупрежденная гонцами, а в полном составе сгрудилась с факелами у караулки. Теперь вперед выехал Орбен. - Откройте ворота, Синий принц Райдок, Витязь Альба Ранскурт покидают город! - Пароль! - непреклонно потребовал командир стражников. Черт! Я забыл порядок слов! То ли синева в янтаре, то ли янтарь в синеве... А вот что сначала? - Янтарь в Лазури, - спокойно сказал Альба. - Кто на страже? - Лазурь в Янтаре! - четко отрапортовал командир. - Поднять решетку! Стражники поднатужились у воротов. - Доброго пути, ваше сиятельство! И вам удачи, Отважный! Мы выскользнули из ворот и оказались в абсолютной темноте. Ночь хозяйничала на полуострове. Мы упали в ночь, как в теплую, непроглядно темную воду. Ночь была поздняя, темная и теплая - одна из последних весенних ночей перед наступлением лета. Она приветливо приняла нас, окутала и позволила погрузиться в нее с головой. На какой-то миг мне показалось, что предыдущая дорога еще не закончилась, что я просто отвлекся и замечтался, что вот сейчас открою глаза - и снова окажусь в своей палатке у костра, снова услышу непревзойденный храп Данка... И Орбен поднесет чашечку кофе... Но все, что со мной происходило, происходило на самом деле. Ворота закрылись вслед за нами и отсекли свет факелов. Теперь мы остались с ночью наедине. - Сейчас глаза привыкнут, мой принц, - деловито сказал Альба. - Не так-то уж тут и темно. Несомненно, он был прав. Как всегда. Но мне потребовалось немало времени, чтобы освоиться с темнотой, и все это время я покорно следовал за Альбой, а точнее - рядом с ним, ориентируясь только по дыханию его коня и теплу его колена. Первое, что мне удалось разглядеть во мраке - глаза наших демонов. Я уже привык мысленно называть их "наши". Наши глаза наших демонов тускло светились в ночи, как большие белесовато-зеленые плошки. Потом слева постепенно проявились контуры скал на фоне неба, а затем и светлая лента дороги явственно прорисовалась меж темных пятен лугов. Тусклые отсветы сзади говорили о том, что в покинутом нами Ранскурте погашены еще не все факелы. А бледное зарево над Тенгальскими горами, на востоке - это, наверное, знак луны. Альба ехал безмолвно, как призрак. Чем-то он сам сейчас напоминал нечисть - костлявый, тощий, молчаливый Витязь, пришедший неизвестно откуда, словно возникший из ничего, и ведущий меня сквозь ночь в никуда. Я подумал о том, что мне придется провести рядом с ним пять дней пути до Сапфира, и невольно содрогнулся. Молчать пять дней и четыре... четыре с половиной ночи? Ни за что! - Витязь, - начал я несмело, - может быть, я расскажу вам немного подробнее, что именно со мной произошло? Альба вздрогнул и поежился. Впечатление было такое, словно я его разбудил. И пробуждение не пришлось ему по вкусу. - Если вы не возражаете, принц, - голос его действительно был каким-то отстраненным - хриплым и сонным, - я выслушаю вас немного попозже, когда к нам присоединится разъезд. Сейчас мне приходится большую часть внимания уделять происходящему вокруг. Кто-то же должен следить за окрестностями, тем более, в такую тревожную ночь.
в начало наверх
- Почему тревожную? - испугался я. - Что-то происходит сегодня, - рассеянно сказал Альба. Теперь я понимал: он вовсе не спит. Он просто был чрезвычайно сосредоточен на чем-то другом, настолько сосредоточен, что, казалось, уже не совсем принадлежит этому миру. И мыслями, и чувствами он был не здесь. Недалеко отсюда, но отнюдь не со мной и не с нашим отрядом. - Что-то ждет в ночи неосторожного путника, - таким же отрешенным голосом продолжал Витязь. - Магия и меч... не понимаю, но угрозу чувствую так же ясно, как ребенок чувствует запах праздничного торта, доносящийся с кухни. Будьте любезны, принц, погодите немного. Как только я смогу передать хотя бы прямое охранное наблюдение другому бойцу, я с радостью вас выслушаю. - Конечно, я подожду, - покорно отозвался я и стал напряженно вслушиваться и всматриваться в ночь. Конечно, нич-чегошеньки я там не видел и не слышал, но страшно все-таки было. И весьма страшно. Черт бы заел этого Альбу! Конечно, грешно не попугать убогого, но зачем же так сразу и так сильно? Орбен тоже молчал и вглядывался во тьму. Было тихо. Только копыта негромко ударяли в пыль, мерно сопели демоны и какое-то неистовое насекомое пронзительно сверчало в траве. А над горной грядой медленно поднялся золотой коготок луны. Мне даже показалось, что стало совсем светло. Все вокруг виделось, правда, серо-серебряным и словно плыло в неверном свете Владычицы ночи. Но после того ощущения непроглядной темной бездны, что охватило меня сразу после выезда из Ранскурта, лунный свет был, несомненно, сказочной иллюминацией или даже ясным солнышком. И еще некоторое время мы ехали молча, а страхи мои отступали все дальше и дальше. Я уже откровенно любовался красотами ночного пути, когда мой вороной вдруг тревожно всхрапнул. Тотчас встрепенулся саврасый красавец Альбы - протяжно захрапел и встряхнул пышной лохматой гривой. Задремавший было Орбен вскинулся и, положив руку на меч, вопросительно поглядел на меня. Я, в свою очередь, на Альбу. Тот, не обращая на нас внимания, пристально смотрел куда-то вперед. Далеко вперед, почти что на самый горизонт. - Что случилось? - осмелился спросить я. - Ничего, - медленно ответил Альба, расслабляясь. - Впереди разъезд Даргиша. Скоро встретимся. Ласковый и тихий ветерок, пришедший с юга, принес далекое ржание. - Вы уверены, что это они, Витязь? - попытался усомниться я. - Уверен, - Альба опустил голову и снова стал затихать, как в приемной у Данка. Очевидно, именно это свидетельствовало о его хорошем настроении. - Тех, кто скачет нам нам навстречу, совсем мало - всего несколько человек. Но едут они не скрываясь. Так не ездят среди врагов. Значит, это могут быть только воины вашего Домена, принц. Насколько я знаю, на этой дороге их сейчас не так-то уж и много. По существу, разъезд Даргиша - единственный дружеский отряд, который мы можем надеяться встретить. Значит, это они. Больше попросту некому. - А та... тревога, о которой вы говорили? - Моя тревога не исчезла. Но прямо сейчас нам ничто не угрожает. Сейчас носителя той угрозы, которую я имел в виду, привлекло нечто другое. Хотя расслабляться все равно нельзя. Даже когда мы соединимся с группой Даргиша. С юга снова донеслось ржание. На этот раз вроде бы немного поближе. - Они нас тоже учуяли, - Альба приблизился ко мне почти вплотную. - Впереди все спокойно. По сторонам - тоже. Если вы все еще хотите со мной поговорить, то сейчас самое время, принц. - Ну... - я огляделся, прикидывая, как бы поступить с Орбеном. - Я отъеду подальше, мой принц, - бесстрастно сказал паж, не поворачивая головы. - Поскачу, пожалуй, навстречу разъезду. Хьо!! Он пустил коня вскачь и быстро исчез в полумраке. Только пыль, поднятая копытами его кобылы, серебрилась в лунном свете. - Слуги слышат, знают и понимают даже больше, чем мы обычно подозреваем, - сказал Альба. Разумеется, сказал он это с улыбкой. - Я имею в виду хороших слуг. Плохие не в состоянии запомнить даже того, что им поручено, а сплетни их глупы и незабавны. Фантазии не хватает, чтобы возместить недостаток сведений с должным изяществом. Говорите же, мой генерал. Как мне видится, у нас действительно около получаса до встречи. Полагаю, вы успеете? Я успел. Я почти успел. Мне не хватило времени на несколько вопросов, которые я был не прочь задать, но все интересное про себя, родного, я уже научился втискивать чуть ли не в несколько десятков фраз. Альба слушал как-то проникновенно, все время глядя на меня, иногда хмурясь, иногда понимающе кивая, но чаще все с той же потаенной улыбкой, которая для меня уже была накрепко связана с его лицом и даже не мыслилась отдельно. А потом топот двух дюжин копыт зазвучал совсем рядом, раздались веселые голоса, и нас окружил южный разъезд. Их было пятеро - лейтенант Даргиш и четверо молодых солдат. Орбен, который только что скакал колено в колено с лейтенантом, сразу оказался на своем привычном месте - слева от меня. Даргиш отсалютовал мне правой рукой, одновременно сдерживая коня левой. - Добрая ночь, ваше сиятельство! Мы предупреждены о вашем прибытии и ждем приказов. Альба пошарил за пазухой и не спеша вытащил конверт. - Приказывает принц Данк, - торжественно произнес он, только теперь отвечая на салют. - Огня, - нетерпеливо скомандовал Даргиш, извлекая письмо и пытаясь развернуть его одной рукой. Один из его солдат, не спешиваясь, затрещал кресалом. Сноп искр напугал моего коня, и управляясь с ним, я на мгновение отвлекся. А когда вновь поднял глаза, в руке солдата уже пылал крошечный факел, и Даргиш внимательно читал короткий приказ. Возможно, даже перечитывал. Потом удовлетворенно кивнул и спрятал письмо в седельную сумку. - Я в вашем распоряжении, ваше сиятельство, - сказал он и повернулся к солдатам. - Мы поступаем под команду его сиятельства Синего принца Райдока. Задание - сопроводить принца и Отважного Альбу в Сапфир. - У-ум, - слаженно ответили воины. Альба тут же взял на себя заботы о походном порядке. - Двое вперед на десять корпусов. Левый наблюдает за сектором юг-восток, правый берет юг-запад. Двое назад, на пятнадцать корпусов позади демонов. Они, соответственно, разбирают север - юго-восток и север - юго-запад. Лейтенант, ваши люди в сторонах света ориентируются? - Ориентируются, - с каким-то мрачным удовлетворением ответил Даргиш. - Все поняли? По флангам внимание сдвоить! Харсей, отвечаешь за арьергард! Самый юный из воинов, почти мальчишка, поднял руку в знак повиновения и тут же вместе с напарником скрылся за нашими спинами. Двое оставшихся развернули коней и вдоль обочин двинулись вперед. Даргиш остался рядом с нами и занял место справа от Альбы. - Вы не хотите сменить лошадей? - мягко спросил Альба. Даргиш пожал плечами. - Мы старались сохранить их по возможности свежими. На тот случай, если придется крайне спешно возвращаться в Ранскурт. Так что еще часа два они вполне выдержат без замены. Тем более, если я верно понимаю, мы даже не собираемся двигаться быстрее, чем шагом... Кстати, мой Витязь, когда рассветет, мне можно будет подойти к демонам поближе? Я, знаете ли, никогда ничего подобного не видел. Альба хмыкнул. - Разумеется, можно, лейтенант. Мне кажется, вы не совсем правильно оцениваете союзников. Да, конечно, это нечисть, они устроены совсем не так, как мы, и все же это отнюдь не диковина из зверинца. Это разумные существа - ничем не хуже меня или вас. Они любят поговорить, не любят боли, любят варварское вино, не рвутся навстречу смерти, иногда между собой перемывают косточки командиру, если за ними не приглядывать - отлынивают от работы, порой спят до полудня... Все, как у вас в отряде. Поэтому просто разглядывать их с безопасного расстояния... не стоит того. Обращайтесь с ними, как с обычными солдатами - притом, смею заверить, отменными солдатами. Впрочем, полагаю, их боевые качества вы скоро увидите. А пока что понаблюдайте за ними на марше. Готов биться об заклад, ни одной жалобы вы от них не услышите. Если были бы выращены кони, способные поднять такой груз, то они бы от нас и не отставали. Даргиш кивнул. - Я запомню, Витязь. Должен признаться, у меня вообще нет опыта обращения с нечистью. Но я буду стараться. - Опыта нет почти ни у кого под Радугой, лейтенант, - примиряюще сказал Альба. - Нечистые бойцы сейчас чрезвычайно редки. Я даже не могу припомнить, у кого они могли бы сохраниться - или появиться... На ум приходит только Проклятый - да еще вот мы. В его голосе непривычно прозвенела едва заметная нотка гордости. Я обернулся. Демоны, предмет нашей государственной гордости, бодро и неутомимо чапали прямо за крупом моего вороного. Лошади, влекомые мощными лапами в поводу, уже привыкли к ним и не взбрыкивали. Передний демон заметил мое внимание и широко осклабился. - Пырыкашыте што, вахшэ фыйатлстфо? - вежливым утробным басом спросил он. На звук его голоса обернулся и Альба. - Нет, - ответил он почти ласково. - Его сиятельство сейчас ничего не прикажет. Принц проверяет строй. - У-ум, - согласно кивнул демон. И уставной отклик на сообщение, не требующее ответа, прозвучал в его бесформенных губах как-то удивительно естественно. Это действительно был отменный солдат. И по воспитанию, и по духу. Если, конечно, я вправе судить об этом... однако же эта часть памяти у меня была в порядке! А тем, что это чудовище разговаривает совсем, как человек, оно меня все-таки потрясло. Интересно, почему это я про обычных солдат все помню, а про демонов - ничего? Как их угораздило попасть в уничтоженные слои памяти? Ага, кажется, понятно... более ли менее понятно. Стерты были все воспоминания, относящиеся к моей биографии и моим же навыкам и умениям. Среди них - магия. А демоны - порождение магии. На этом примечательном факте память о них и закончила свое существование. Во всяком случае, внутри моей черепушки. И в этот миг ужасный звук располосовал ночную тишину. 5 Каурая Орбена взвилась на дыбы, едва не вышвырнув его из седла. Конь Даргиша заржал в какой-то смертной тоске, прижал уши, оскалил зубы и попытался сорваться в карьер, но лейтенанту невероятным усилием удалось притянуть поводом его голову к груди и обуздать. Даже Альба заметно вздрогнул, а демоны встревоженно зарокотали, силой удерживая в подчинении наш караван. Что касается меня, то я просто оцепенел, а вместе со мной и мой телепат-вороной застыл на месте, едва заметно раздувая ноздри. - Что это было? - одними губами спросил Орбен, все еще цепляясь за гриву и не в силах разжать пальцы. Альба сумрачно усмехнулся. - Я слышал такое нечасто. Мне кажется, что это была лошадь. Смертельно напуганная, погибающая лошадь. Именно поэтому так взволновались наши кони. А вот что ее напугало... Одно могу сказать совершенно твердо: это было именно то, что вызывало у меня тревогу. То, что кроется в ночи. И теперь, полагаю, всем ясно, что привлекло внимание Этого. Думаю, что гонцы в Дельфос попали к Нему в лапы. - Боги! - вырвалось у Даргиша. - Выходит, Это ждало никак не дальше дельфосской развилки! Еще один звук затосковал между небом и землей. Совсем другой. Этот был скорее похож на музыку, нежный, мощный и жуткий. Будто бы огромная серебряная свирель попыталась изобразить волчий вой. Я поежился. - Именно так, вы совершенно правы, лейтенант, - согласился Альба, не обращая на вой никакого внимания. - Скорей даже прямо у развилки. - Но ведь мы только что оттуда! Мы начали возвращаться незадолго до восхода луны! И на развилке было пусто! - Следовательно, Оно пришло к развилке вскоре после вашего отъезда. Незадолго до восхода луны я уже явственно ощущал его присутствие и движение. И заметьте, что мои способности чувствовать противника весьма ограничены расстоянием - я ведь не маг. Даргиш понурил голову. - Значит, я не оправдал доверия. Не выполнил задания. Гонцы скакали вперед без страха - я сообщил им, что дорога чиста. - Главное, что вы сказали правду, лейтенант, - Альба положил руку ему на плечо. - Развилка действительно была пуста, когда вы ее проезжали. А то, что потом на ней появился противник... ну, на то и война.
в начало наверх
- А если письмо Данка попадет в руки врага? - испугался я. Альба нахмурился. - По правде говоря, это не очень хорошо. Но сейчас мы не можем об этом судить. Мы даже не знаем точно, противник ли это. - А то кто же?! - удивился Орбен. Настолько удивился, что позволил себе вмешаться в разговор. - Понятия не имею, - честно сказал Альба. - Я чую опасность, но не берусь утверждать, что она черного цвета. Сейчас проверим. - Как?! - Даргиш пораженно вскинул голову. - Разве мы еще не возвращаемся? Вы собираетесь рисковать ночью, не зная точно, что творится на этой проклятой дороге впереди... - Без истерик, лейтенант! - жестко сказал Альба, и я впервые увидел страшный огонек, вспыхнувший в его глазах. Эта искорка обещала верную смерть любому, кто осмелится встать у него на пути или помешать ему. И даже друзьям не мешало поостеречься, уж во всяком случае - не слишком зарываться. Не было пощады в его черных этой ночью глазах. Черных, как ночь, прожженных, как ночь, угольком злой луны. - Слушаюсь, Витязь, - Даргиш снова был собран и сдержан. Интонации Альбы подействовали на него безотказно. - Прикажете двигаться вперед? - Мы осторожно пройдем до развилки, - Альба погасил огонек в глазах и теперь словно размышлял вслух. - Если противник нам по силам - тотчас уничтожим его, чтобы сведения из перехваченного письма не дошли до штаба Проклятого. Если не по силам - часть отряда вернется в Ранскурт, чтобы сообщить новости, а другая часть попытается прорваться в Дельфос. С той же целью. Если противника там уже нет - основная группа продолжает движение в Сапфир, а один человек возвращается с вестью к принцу Данку. Наконец, если это вовсе не противник... ну, тогда по обстоятельствам. - Да кто же это может быть, если не враг?! - опять не выдержал Орбен. - И завыло Оно уж так противно, просто вынести нельзя! Кто, если не враг? Альба посмотрел на него исподлобья. - Например, что-нибудь вроде Мертвой Радуги. Магическая опасность не всегда разряжена в цвета Доменов и украшена военными значками. Орбен затих и задумался. - Вперед! Всем молчать! - приказал Альба, даже не оглядываясь на меня, и первым направил своего коня вперед. Я послушно двинулся вслед за ним, и маленький отряд, сбившийся было в кучку, снова разошелся по старым позициям. Я не испытывал никаких неприятных чувств оттого, что Альба бесцеремонно перехватил управление отрядом. Собственно, именно этого я и хотел. И если уж какие неприятные эмоции и могли меня по этому поводу посетить, так тогда это был бы стыд, а не зависть или ревность. Я не утратил вожделенное, а навязал другому пугающее меня... с-скотина такая. Бедный мой Альба Ранскурт, Витязь Райдока! Теперь мы двигались быстрее. И тише. Я почти не слышал даже стука копыт. А дышали теперь все совершенно беззвучно, даже лошади. Может, и вовсе не дышали. Я, например, кажется, не дышал - дыханье сперло. Луна поднималась все выше над скалами, дорога вилась между холмами, как ручей из светлой пыли, упорно текущий на юг, демоны бесшумно трусили за мной и Витязем, и каждый шаг этой фантасмагорической процессии приближал нас к роковой развилке. И вот, наконец, она вспыхнула перед нами серебристым трилистником, листком клевера, растущим на стебельке дорожного указателя. "Дельфос - 92 фарада. Ранскурт - 23 фарада. Сапфир - 661 фарад". А прямо под указателем неприятно блестела темная лужа, не успевшая впитаться во влажный песок, и никому из нас даже в голову бы не пришло подумать, что это была вода. Слишком уж она была темной. И слишком блестящей. - Искать! - шепотом скомандовал Альба. - Всем искать! Любые следы! Разобраться по двое: Орбен с лейтенантом, я с принцем, остальные - в старых парах. А вы, ребята, караулите лошадей. - У-ум, - тихо-тихо буркнули демоны. - Хэй! - почти сразу вскрикнул Орбен. - Вот они! Вслед за Альбой я поспешил на зов пажа. Орбен и Даргиш стояли у южной обочины Дельфосской дороги и смотрели куда-то в траву. Лейтенант шагнул с дороги и аккуратно ухватил что-то непонятное. - Не знаю я такого оружия, - хрипло выдохнул он, передавая свою находку Орбену. Тот, немного побледнев - это было заметно даже при луне - осторожно принял находку и положил на дорогу. Я пригляделся. Это была человеческая нога. Точнее, пол-ноги. Примерно от бедра до середины голени. Альба склонился над ней на миг и сразу выпрямился. - Это не зубы, не когти и не меч, - вполголоса сказал он, обращаясь ко всем сразу. - Больше всего это похоже на огромные ножницы. Но я не могу припомнить зверя или оборотня с клешнями... тем более, с клешнями такой силы... Да и у нечисти вроде такого не водится. Уж по крайней мере, раньше не водилось. Я сделал несколько шагов в сторону гор, всматриваясь в траву. Альба, пригнувшись к дороге, изучал следы в пыли. Даргиш осторожно разгребал песок у обочины. Орбен, плотно сжав губы, вытаскивал почти бесформенные куски плоти из травы и относил их на дорогу. Там он некоторое время смотрел на принесенное ранее и пытался пристроить новый элемент с некоторой осмысленностью. Со стороны все это выглядело так, будто паж пытается разложить какой-то чудовищный пасьянс. - Лейтенант! - это с северной обочины подошел мальчишка Харсей. - Мы нашли лошадей... вернее, то, что от них осталось. Но убиты всего две лошади, и с той стороны дороги больше нет ни трупов, ни следов. - Совершенно верно, - вдруг отозвался Орбен. - Из этих... частей больше одного человека не получается... Он как раз бережно выволок на дорогу голову с почти нетронутой шеей и куском плеча. Я быстро подошел к нему и глянул на искаженное смертной мукой лицо растерзанного воина. Да, я легко узнал его. "Это она самая, стало быть, и есть - которая нечисть?" - сказал он совсем недавно, с ужасом и восхищением глядя на демонов. Дьявол, что же он успел увидеть перед своей гибелью? - Это второй курьер, Витязь, - громко сказал я, уже не заботясь о маскировке. Судя по всему, здесь никого, кроме нас, не было. - А вот куда делся первый?.. - Первому удалось спастись, - сосредоточенно сказал Альба, медленно возвращаясь к нам и все еще всматриваясь в отпечатки на дороге. - Одна лошадь со всадником и одна свободная, без седока, очень быстро ускакали отсюда в сторону Дельфоса. Но вторая лошадь шла не в поводу. Она была очень напугана и ее ничто не стесняло. Она проскакала около полета стрелы по полю и только потом вернулась на дорогу. Очевидно, это сменная лошадь погибшего гонца. Тот, кто его убил, оборвал повод, и заводная, оказавшись на свободе, умчалась прочь, не разбирая пути. Ее не преследовали. А за уцелевшим курьером погнались, но не догнали. Охотнику удалось ухватить его заводную, но тут уж повод перерезал сам гонец. И ушел - во всяком случае, из этой ловушки вырвался. У кого из них было письмо, принц? - Точно не у этого, - сказал я, кивком указывая на растерзанное тело. - Значит, у того, который ушел. - Молодец, сориентировался, - одобрительно сказал Даргиш. - Если выживет, ваше сиятельство, надо бы парня наградить. Ведь сквозь ад проскочил! - Я поддерживаю, - официальным голосом сказал Альба. - Принц, подтвердите ли вы наше представление его сиятельству Данку? - Да уж конечно, - медленно сказал я, поднимая голову. - Как же не подтвердить?.. Что-то было не так. Плохо было. Очень плохо. И я никак не мог понять, в чем дело, пока, наконец, не выпрямился во весь рост и не повернул голову налево, к дороге на Сапфир. Странно изогнутая, изломанная тень заслонила от меня лунный серп. Круглая голова, похожая на кошачью, с остроконечными ушами, посаженная на очень длинную, тонкую шею, так же медленно, как я разгибался, поворачивалась ко мне. И когда она полностью повернулась, на темной морде пронзительно вспыхнули два ярких желто-зеленых глаза. А в следующий миг мы встретились взглядами. Три крика прозвучали почти одновременно. Первым закричал я. Нет, не закричал - завизжал, совершенно невыносимо даже для собственного уха. И сливаясь с моим воплем, вновь прозвучал тот странный и дивный звук, как будто кто-то огромный провел ногтем по хрустальной арфе размером с небо. Звериный вой, далекое пение, звон колоколов и бьющегося стекла, крик безысходности и дрожание невероятно натянутой струны смешались в нем и эхом отразились от неба и гор. А кому принадлежал отчаянно звонкий третий голос, я узнать не смог. - Лунный дьявол! И тут дьяволы бросились на нас. На меня. На Альбу. На всех. Их было трое, высоких, раза в два выше меня, тощих, жилистых и немыслимо быстрых. Костлявые лапы сгибались в непредставимых местах, словно на каждой из них было два десятка суставов. С длинных клыков, растягивающих губы в ехидной плотоядной ухмылке, капала слабо светящаяся жидкость. И как бледные молнии, мелькали в лунном свете тонкие, бритвенной остроты когти. Настолько тонкие и настолько острые, что я даже успел изумиться - как же они не ломаются от первого же удара? Но вот уже меч Даргиша, покинув ножны, запел в воздухе и был встречен когтями. Нет, они не ломались. Возможно, они были даже прочнее стали. Меч со звоном отскочил в сторону, а вторая лапа метнулась к плечу лейтенанта, пытаясь ухватить его за наплечник. Даргиш поспешно отпрыгнул, но кончики лезвий все же ударили по металлу и оставили на нем глубокие борозды. - Меч, Райдок, меч! - Альбе было не до субординации. - Твакке, ниш! Второй дьявол выбрал жертвой именно Витязя, и воздух вокруг них натужно свистел, отмечая могучие удары когтей - пока что все они шли мимо цели. Альба уворачивался, изворачивался и ускользал. Я схватился за рукоять Ванаира. Тот дьявол, которого я заметил первым, неумолимо шел прямо на меня. Хвала всем богам, он двигался медленно, поэтому я успевал отреагировать. В основном, быстро пятиться. Но в медлительности этого дьявола ощущалась такая мощь, такое искреннее, убийственное ехидство, что выглядел он даже пострашнее сородичей. Те всего лишь сражались - а этот шел убивать. Убивать не торопясь. Со вкусом. Убивать меня. - Твакке, гайс!! Луда! Гах! - судорожно кричал своим демонам Альба, пытаясь выбраться на дорогу. Его противник неутомимо загонял его на траву, мокрую от ночной росы. Витязь уже поскользнулся один раз и едва уберегся от удара ноги. Или нижней лапы, черт их разберет. Но когти были и на ней, пусть покороче, зато очень толстые и кривые. И не верилось мне, что более тупые. Вырвавшийся сбоку Орбен на миг оказался между мной и дьяволом. Но убийца из ночи нанес резкий удар сбоку, и паж кубарем отлетел на два десятка шагов. Я поднял Ванаир перед собой, держа его двумя руками, чтобы не выбили с первого соприкосновения. Мой добрый клинок прямо-таки дрожал от предвкушения, он звенел, он пел, он хотел драки. Иногда говорят, что клинки ждут крови, они мечтают напиться в бою. Возможно. Но Ванаир сейчас не думал о благодатных струйках на лезвии. Он хотел просто драки. Яростной, упоительной, сверкающей схватки! И дьявол понял это. Он еще больше замедлил движения, почти остановился, и с ненавистью ощерился. В его зелено-желтых глазах появились красные искры. Я не посмел упустить этот миг. Стремительный выпад был направлен в одно из многочисленных колен выдвинутой вперед ноги. И он прошел! Ванаир радостно зашипел, пронзая нечто плотное - не то чешую, не то пергаментную шкуру. И по клинку побежали мутные капли белесоватой жидкости, чуть более густой, чем молоко. Жидкость эта дымилась, совсем как то, что текло в моих жилах, но в отличие от него, не испарялась. Дьявол пронзительно вскрикнул. Отдернув раненную ногу, он отступил на шаг и... Возможно, мне показалось. Но по-моему, он плюнул себе в ладонь. Плюнул и стал разминать и раскатывать свой плевок. Рядом со мной вдруг оказался один из гвардейцев Даргиша. - Плохо, - задыхаясь, сказал он, занимая оборонительную позицию. - Йа-а!! - со смертельной яростью взвизгнул дьявол и метнул в него то, что вертел в лапах. Словно черная молния ударила рядом со мной. Тонкое черное щупальце, такой же лезвийной остроты, мгновенно обвилось вокруг воина и стало сжиматься с неотвратимой силой. - Принц!.. - едва успел выдохнуть гвардеец, но было поздно. Поздно было уже в тот момент, когда эта мерзкая штука прикоснулась к нему. Сломался, словно перекушенный драконьими челюстями, меч. Щупальце с хрустом рассекло панцирь, а затем... Парализованный ужасом, я смотрел, как падает в траву у моих ног кисть правой руки, в разрубленной перчатке, все еще сжимающая обломок меча. Левая рука, выпустившая кинжал. Плечо вместе с частью грудной клетки... Тело погибающего воина еще билось в тисках гибели, но это были уже посмертные конвульсии. Умер он несколько мгновений назад, вместе с последним хриплым зовом выдохнув и жизнь.
в начало наверх
И тут же дьявол воспользовался моим оцепенением, рванулся вперед и нанес мне жестокий, самую чуточку неточный удар. Я отлетел далеко в траву, как совсем недавно Орбен, инстинктивно зажимая левой рукой разодранную правую, впрочем, так и не выпустившую Ванаир. В следующий миг кровь моя обожгла меня невыносимым холодом и я с воплем оторвал ладонь от раны. Дьявол снова плюнул в лапу. Сделал несколько привычных комкающих движений и швырнул в меня какой-то крошечный комочек. И ничего не произошло. Дьявол изумленно каркнул. Я осторожно, сцепив зубы, поднялся на ноги. Руки страшно болели - левая больше. Дьявол, глядя на меня с каким-то суеверным ужасом, медленно пятился, невнятно бормоча то ли ругательства, то ли заклинания. Потом нервно мурлыкнул и, по-кошачьи втянув когти правой лапы, потянул из ножен тонкий узкий меч. Я быстро глянул на свое правое предплечье - над раной, голубея в лунном свете, дико клубился призрачный дымок. И тут я кое-что вспомнил и все понял. Сагастен жаловался, что моя испаряющаяся кровь выпила его силу. Я ведь и сам спрашивал у Данка, что будет, если этой жидкостью плеснуть на вражеского мага или демона. И вот только что мы с коллегой, в смысле, с дьяволом выяснили, что будет. Плохо ему будет! А тут как раз подоспели наши демоны. Магия теперь не действовала ни у кого, и битва нечисти выродилась в безобразную рукопашную свалку. Дьяволы были быстрее, демоны - куда мощнее. Дьяволу, попавшему в ручищи одного из демонов, приходилось крайне нехорошо. Демон выкручивал и выжимал его прямо на дорогу, как цитрон в пунш. - Не спите, принц! - закричал откуда-то сбоку Альба. - Ванаир к бою! Я вскинул лезвие, ухватив рукоять двумя руками - одной бы и не удержал, пожалуй - и шагнул навстречу своему противнику. Снова протяжный и мелодичный дьявольский вой покачнул звезды, и на этот раз в нем явственно слышалась смертная боль. Дьявол передо мной вздрогнул и на долю мгновения повернул голову в сторону погибающего товарища. Этого было достаточно. Мощная хватка возникшего из темноты демона связала его сзади за плечи, а Ванаир, дрожа в моей ладони от восторга, ворвался в серебристо-черное горло и резко опустился через грудь до живота. Лениво хлынул дымный молочай, сворачиваясь еще в воздухе странными белесыми змейками. Трава под ним тоже задымилась, но почему-то не пожухла, а словно даже стала более пышной и свежей. Дьявол невнятно всхлипнул и рухнул мордой вперед, к моим ногам. Почти одновременно с этим на дороге раздался странный звук, как будто с балкона на мраморную террасу уронили мешок с виноградом. И все кончилось. Альба стоял перед поверженным дьяволом, и морщась, растирал правое предплечье. Его меч засел меж ребер противника, но он не спешил извлечь оружие - надо полагать, не ждал нового нападения. С другой стороны трупа на корточках сидел один из демонов. Демон тяжело дышал и двумя руками держался за живот. То ли ему особенно туго пришлось в стычке, то ли просто бежал слишком быстро. Я вдруг спохватился. - Орбен! Паж со стоном поднялся из канавы с другой стороны дороги. Он отлетел даже дальше, чем мне казалось поначалу. - Да, мой принц? - Ты цел? - Э-э... жив, во всяком случае, - неопределенно ответил Орбен, исследуя себя наощупь. - Вы как, ваше сиятельство? - Ранен чуть-чуть, - гордо сказал я. - Ничего смертельного. - Иду, ваше сиятельство! - Орбен заторопился. Вернее, попытался заторопиться - стал стонать оживленнее, чем прежде. Альба поднял голову и огляделся. Потом медленно побрел по траве в сторону дороги. Движения у него сейчас были осторожные и неловкие, как у слепого. К тому же, он заметно прихрамывал на правую ногу. - Кто погиб? - спросил он хрипло. - Ничего не вижу... - Вы ранены? - испугался я. - Что с глазами? - Слепая пыль, - устало сказал Альба. - Пройдет. Скоро пройдет. Когда боевая магия перестала действовать, этот скот еще успел воспользоваться боевой химией. Молодец, вообще-то. Прекрасный боец... был. - А хромаете почему? - Что вам неймется, принц, право слово... Цел я. Был очень сильный удар. Настолько сильный, что, приняв его на меч, я растянул запястье и подвернул стопу. Плохо стоял, неправильно наклонил клинок... Виноват. Но ничего страшного не случилось. Вы лучше к раненым пойдите. И все-таки, кто погиб? Даргиш жив? Даргиш был жив, хотя и без сознания. Кроме того воина, который был растерзан черной молнией рядом со мной, погиб еще один гвардеец. Лейтенант оказался серьезно ранен в плечо. Как рассказал юный Харсей, единственный из разъезда, кто отделался сравнительно легко - всего лишь располосованным бедром - дьявол, атаковавший лейтенанта, раз за разом быстро и точно бил в одно место. Бил до тех пор, пока потерявший силы Даргиш не ошибся. Тогда первым ударом дьявол сорвал с него левый наплечник, а вторым рассек плечо и грудь, разрубив при этом ключицу и совсем немного не достав до сердца. У второго раненого была отрублена кисть левой руки. Но он держался на ногах и пытался остановить кровь, "пока вся не ушла", как сказал он сам сквозь зубы. Орбен, судя по всему, был контужен ударом. Он немного заикался и все мотал головой, словно пытаясь вытряхнуть воду из уха. На этом фоне я, со своим рассеченным предплечьем и обожженной ладонью, выглядел совершенно здоровым. Демонам эта битва обошлась не так дорого, как людям. У одного из них не хватало куска мяса в левом боку. И все. Двое других вышли из боя невредимыми, хотя один - тот, что держался за живот - пропустил мгновенный удар ногой, а второй схлопотал мечом в ухо. На свое демоново счастье, плашмя - дьявол не успел развернуть лезвие. Луна поднялась уже достаточно высоко над горной грядой, стало еще светлее, а над восточным горизонтом небо едва-едва поблекло - солнце еще из-под земли дергало пышный густо-фиолетовый плащ ночи. Почти два часа мы справлялись с победой. Наложили тугие повязки на плечо лейтенанта. Даргиш от боли пришел в себя и громко ругался. Стянули жгутом запястье изувеченному гвардейцу. Перевязали Харсея и меня. Тем временем Альба, ковыляя, как гусь вдоль топкой лужи, побрел к лошадям за каким-то особенным пластырем для поврежденного демона, и вскоре звучные многоэтажные обороты дали нам понять, что лошади, оставленные без присмотра, разбежались. Два демона и Орбен, тоже ругаясь (каждый на своем языке), пошли их собирать. Так что некоторое время мы могли наслаждаться изысканным пятиголосием. Потом Альба закончил свою мысль и затих, а ловцы и охотники ушли далеко от нас, за пределы прямой слышимости. Только изредка, когда одна из лошадей снова срывалась в бега из-под самого носа, эхо доносило до нас последние слоги очередного всплеска эмоций. Даргиш почувствовал себя одиноко и тоже замолчал. К тому же начал действовать корень чумея, который он все это время жевал, и лейтенант теперь тратил большую часть сил на то, чтобы не заснуть. Наконец, беглянок собрали - по всему полю и по трем дорогам - и вернули к столбу-указателю. Альба первым делом заменил тряпку, успевшую пропитаться смолистой кровью демона насквозь, на пластырь, а затем обтянул пластырь сверху широким мягким ремнем. Потом промыл себе глаза, изведя на это пол-бурдюка воды, а потом проделал некоторые манипуляции с Орбеном, после чего паж перестал постанывать и покряхтывать, да и координация движений у него заметно улучшилась. - Подведем итоги, - сказал Альба, силой заставляя Орбена опуститься на обочину и бессильно рухнув рядом с ним. - Все прекрасно. Гонец ушел в Дельфос, и уж теперь точно будет там с рассветом. Передовой дозор врага - далеко ведь забрались, мерзавцы! - уничтожен. Я думаю, правильнее будет его назвать не дозором даже, а отрядом. Три лунных дьявола - сила, достаточная для того, чтобы растоптать пять-шесть фаланг легкой пехоты. Без сопровождения, конечно. Они просто не ожидали, что могут напороться на трех демонов, Витязя и Принца с Мечом Могущества. Кстати, Принц, ваш меч из Светлых? - Да, это же Ванаир, как вы знаете, - ответил я, пытаясь найти в траве место посуше. - Светлый меч Ванаир, зеркальный двойник Темного Саммахима. Я тут же сам удивился тому, что сказал. Отцы небесные, а это я откуда помню? Это же магия, которую я должен забыть наповал, так?! Нет, это не магия, быстро успокоил я себя. Магия начинается там, где речь идет об отличии Темных мечей от Светлых, и какие преимущества это дает владельцу клинка. Этого я счастливо не помню. А имя и история меча - это то, что необходимо знать воину. Военные знания у меня пока никто не крал. Хотя... С лошадьми-то обращаться я почти разучился... - Я знал лишь имя, но почувствовал, что меч полон огня, - говорил тем временем Альба. - Сегодня это дало вам особенное преимущество, принц. Лунные дьяволы, как порождения Ночи, особенно чувствительны к Светлым мечам. Но имейте в виду, принц, что если нам придется сразиться с вивернами или дракками, Ванаир будет лишь немногим лучше обычного - правда, очень хорошего - меча. Впрочем, зачем я этом вам говорю? Вы это знаете лучше многих... Извините, принц. Вот такой он, Альба. Хорошо я все-таки сделал, что признался ему в своем свежеприобретенном невежестве! Теперь он меня подкармливает знаниями. По зернышку, по крошечке, и по возможности неприметно. Ну что же, я и по крошке сьем. Мне сейчас духовной пищи надо много, вкусной и разной. Как насекомышу какому-нибудь, несколько собственных объемов в день. Муравей, собирающий зерна истины... тьфу!! - Однако, я продолжу, - снова заговорил Альба. - Победа, которую мы одержали нынче ночью, велика, а пользу ее мы осознаем только несколько дней спустя. Но теперь перед нами серьезный вопрос: что делать дальше, чтобы сполна воспользоваться ее плодами? Мы потеряли немало времени, к тому же дальше ехать могут не все. Мы всего лишь в двух с небольшим часах пути от Ранскурта, а рассвет уже не за горами. Фигурально, конечно... рассветет как раз за горами, уже и небо сереет. Как ни странно это прозвучит из уст того, кто все время торопил остальных, но я теперь предлагаю вернуться. Нам нужен новый эскорт, нужно отдохнуть и осмотреть повреждения... Вот мой голос, принц. Что скажете? - А сколько времени нам надо, чтобы добраться до Сапфира? - глупо спросил я. - Отсюда или из Ранскурта - это ведь почти все равно, так? - Сорок, может быть, сорок пять часов пути, если делать по пятнадцати фарадов в час, - спокойно ответил Альба. - Считайте сами, мой принц. Если ехать по восемь-девять часов в день, как предполагал благородный Данк - значит, пять дней. Если вообще не устраивать привалов и передышек, можно и в двое суток уложиться. Но, мой принц, никто из нас сейчас не способен на такие подвиги. - А если без подвигов? Насколько быстро мы способны двигаться, не изматывая себя... и демонов? - Без особого напряжения мы сможем делать немногим более десяти фарадов в час, - меланхолически подсчитал Альба. - Вот разве что идти по пятнадцати часов в сутки... Тогда в четыре дня уложимся. Но чем ближе мы подойдем к Сапфиру, тем опаснее будет путешествовать в подземные гонги. - Простите? - это вмешался Орбен. - А, это я должен просить прощения, - улыбнулся Альба. - Так считали время в старину, а сейчас традиция сохранилась разве что в самых древних храмах. Первые восемь часов от обряда Создания Дня солнце идет в небо и занимается там своими делами. Это восемь небесных гонгов. Потом оно склоняется к земле и греет нас, спускаясь к закату. Это гонги земные. А потом - понятно. Следующие гонги солнце странствует под землей. Так вот в ночные гонги на дороге в Сапфир может случиться всякое. Кто знает, сколько еще дьяволов служит Черному? - Тогда вернемся, - обреченно сказал я. - Еще какие-нибудь соображения есть? - вежливо спросил Альба. - Я со своим господином, - серьезно отозвался Орбен. - Я ехать могу, пожалуй, - прохрипел Даргиш. - Но драться, боюсь, не сумею. Никакой из меня теперь боец. Искалеченный гвардеец согласно кивнул. - Меч я удержу, - сказал он твердо. - Но сила ушла. Минут на десять боя осталось, не больше. Поднял голову Харсей. Он говорил последним, как младший. - Я готов ехать и сражаться, - сказал он очень тихо, словно стесняясь своих слов. - Но много ли толку от меня будет? Не думаю, мой господин. Сегодня был мой первый настоящий бой. - Ну, положим, такой бой и у меня первый, - возразил лейтенант и снова, не сдержавшись, застонал. - Но все-таки, ты один... еще человека три хотя бы... - Возвращаемся, - решительно сказал я. Мне претило выламываться перед теми, кто закрывал меня грудью. О раненых надо было позаботиться как можно
в начало наверх
скорее. И с Данком посоветоваться не помешало бы. - Тогда собираемся, - Альба решительно встал, потоптался на месте, проверяя ногу, и поморщился. - Соберите останки наших бойцов, похороним. И осмотрите трупы дьяволов повнимательнее. Хотя... это мы с принцем. А ты, солдат, и ты, Орбен... если ваше сиятельство позволит... - Конечно, - сказал я. - Орбен, помоги Харсею. - Тогда пошли, - Альба медленно похромал к середине дороги, где темнело пятно раздавленного дьявола. - Гах, Дазо, копайте большую яму. Узкую, но глубокую. В рост человека длиной. Будем хоронить убитых. А Луда пусть отдохнет, ему бок беречь надо. Я закряхтел, поднимаясь вслед за ним. Внезапно заболело все тело, как будто боль, затаившаяся до поры до времени, вдруг выскользнула из своей норы и обрушилась на меня со всей нерастраченной мощью. И левая рука, зараза такая, болела куда больше правой! Что ж за мерзостная дрянь, простите боги, течет в моих жилах? И как она меня изнутри не разъедает? Хуже кислоты ведь, куда как хуже! Альба уже возился над дьяволом, который сейчас выглядел безобидно, как тряпка, оброненная путником. Ну, пожалуй, не тряпка, а... куча тряпья. Да вот хоть, к слову, шатер, обрушенный Оранжевым, так же выглядел, когда дядю оттуда выпутали. И не догадаешься с первого взгляда, что там валяется в дорожной пыли. А моя добыча и после смерти внушала трепет. Последняя судорога напрягла все мышцы дьявола в попытке задержать улетающую жизнь и уже не отпустила. Он так и коченел - жесткий, грозный, словно пытающийся встать. И бешеные стеклянные глаза отчаянно отражали луну. Луну, которая не спасла его. Не захотела спасти лунного дьявола. Луну, которая оберегла меня. Наследника прародителя Селекса и Корабелов Лиаменны, точно таких же детей луны, как и эта несчастная нечисть. Ничем не лучше и не хуже. И только наша гордыня заставляла нас писать и произносить, даже думать с большой буквы - Дети Луны. Дьявол лежал на правом боку, подтянув под себя правое же колено, обе руки прижав к животу. Сейчас, когда можно было без опаски разглядеть его, становилось даже немного жаль, что нас развело по разные стороны клинка - такая это была красивая и могучая тварь. Молочай все еще немного дымился, застывая. Твердый, он был почти прозрачен; и только там, где дьявольская кровь еще не совсем запеклась, разбегались мутные опаловые разводы. Меч ночного убийцы лежал у его ног. Я осторожно поднял его за витую полукорзину. Я боялся брать такой меч за клинок - вдруг отравлен или заклят? Но и за рукоять трогать боялся - кто знает, какие следы остаются после лап дьявола? Меч был хорош. Прекрасной работы, отменно закаленный и отточенный острее острого. Это, очевидно, для дьяволов было чем-то особенно важным - все, чем они пользовались, было заточено до какой-то запредельной остроты. Я взвесил его, покачивая на пальце - поразительно легкий клинок, надо отметить - и с сожалением швырнул на дорогу. Воздух вокруг лезвия запел даже сейчас. Что еще может быть у дьявола такого, что следует осмотреть? Я склонился над трупом пониже. Монстр был практически обнаженным. Только легкая черная повязка охватывала бедра. Ни амулетов, ни украшений... Хотя... Простой браслет черной бронзы на левом запястье. Заговоренный? Знак отличия? Боевой? Пропуск куда-нибудь? Просто безделушка? На всякий случай я аккуратно стащил браслет и бросил его рядом с мечом. И в этот миг заметил пояс. Чуть прикрытый сбившейся набедренной повязкой, широкий пояс охватывал талию и поддерживал легкую ткань. Но на нем были такие кармашки... Много кармашков. Я стал последовательно проверять все. В первом нашлись три тяжелые мифриловые монеты, шесть или семь золотых и горстка серебра. Я ощутил укол завистливой неприязни - ни фига себе нечисть у Проклятого! Этот парень был в два раза богаче меня с Орбеном. А ведь я принц! За столь недостойную мысль я обозвал себя унизительным словом "мародер" и тут же совершенно без зазрения совести ссыпал монеты в собственный пояс. Во втором кармашке были кресало и трут. В третьем - какие-то смешные сушеные травки. Я уже совсем было собрался попросту снять пояс с тела и отправить его на дорогу вслед за всем прочим, и четвертый кармашек расстегнул скорее по инерции, чем проверяя. Маленький кусочек луны выкатился из своего убежища и плюхнулся мне в ладонь. Я остолбенело глядел на невесомое сияющее чудо, не в силах подать голос и позвать остальных. Постепенно до моего восхищенно замершего сознания стало доходить, что это жемчужина. Просто жемчужина. Но какая! Она сияла так ярко, что казалась прозрачной. Она словно собирала лунные лучи, фокусировала их, усиливала, и щедро возвращала в небо. По моей ладони разбегались концентрические кольца света. Радужно-голубая, опалесцирующая, с заметным ярко-оранжевым огоньком в зыбкой матовой глубине, она была так хороша, что глаз не мог поверить - все это всего лишь игра света и воображения на поверхности твердой непрозрачной капли. - Альба! - наконец смог крикнуть я. Мне пришлось буквально вырвать этот крик у себя из горла. Кричать не хотелось. Хотелось шептать в сложенные пригоршней ладони, тихо петь без слов и баюкать эту звездную слезинку наедине со степью, ночью, стрекотом в высокой влажной траве и луной. И молча бродящими вокруг добрыми лошадьми, которые заглядывают через плечо и замирают, тепло дыша в ухо. - Альба! - повторил я, чуть свободнее и громче. Помотал головой и почти избавился от овладевшего мной колдовского очарования. - Альба, где вы? Подойдите сюда побыстрее, пожалуйста. - Я уже здесь, - ответил Альба прямо за моей спиной. - Что случилось? - Я нашел вот это. - Я протянул ему жемчужину. - Осторожно, она завораживает. Мне показалось, что меня словно засасывает внутрь - полное оцепенение, смотрю и оторваться не могу. Опасная штуковина, однако. Ядовитая красота. Вы встречали такие когда-нибудь? Для чего они? Альба осторожно взял жемчужину у меня из рук. - Да, - неторопливо проговорил он, любуясь переливами голубоватого перламутра, серебристыми бликами и радужными ореолами, - да, встречал. Я вдруг испугался, что сейчас он погрузится в прекрасные мечты, поддастся наваждению и не захочет возвращаться помыслами в этот грубый мир из мира хрупкой и нежной грезы. Но на Витязя было сложно повлиять. Он всего лишь снова затих, как бывало уже не раз. Он был доволен. - Что это? - спросил я настойчиво. Альба качнул жемчужину на ладони и сжал ее в кулаке. Призрачное сияние угасло. - Бояться нечего, мой принц, - сказал он нараспев, чуть в нос. - Все очень хорошо. Лучше, чем можно было даже надеяться. - Да что же это такое, боги мои?! - взорвался я. - Вы говорить вообще собираетесь? - Это Жемчужина Странствий, - отрешенно сказал Альба. - Это могучий магический ключ, позволяющий своему властителю и его спутникам мгновенно оказаться в том месте, где они пожелают. - Всегда и всюду, невзирая ни на что? - с восхищением прошептал я. - К сожалению, только один раз. Но нам с вами этого хватит, принц. Надо снова собирать всех и решать заново, как действовать. Ведь теперь мы можем оказаться в Сапфире хоть через мгновение - когда будет угодно. Я прямо-таки взвился. - Значит, возвращаемся в Ранскурт, берем новый эскорт - и вперед? Альба покачал головой. - Не все так просто, как вам показалось, мой генерал. Зачем еще больше ослаблять ничтожный гарнизон Ранскурта? Ведь эскорт теперь нам не нужен, подумайте сами. Мы окажемся у ворот Сапфира мгновенно, никакая опасность на пути нам не грозит. Я полагаю, что напротив, мы можем отослать гвардейцев обратно. И уйти в прыжок прямо отсюда. Я кивнул. Всплеск возбуждения уже уступил место взвешенной рассудительности. Действительно, зачем нам эскорт? Я ведь сам возражал против него. Хотя что бы мы делали сейчас, если б в первые мгновения атаки дьяволов ребята Даргиша не прикрыли бы нас грудью? - Что нужно для прыжка, Витязь? - Всего лишь отчетливо представлять себе, куда ты хочешь попасть. Вы, конечно же, не помните ни Сапфира, ни его окрестностей? - Конечно, не помню. - В таком случае, доверите ли вы мне совершить его? Я Сапфир помню очень неплохо. Я вздохнул. - О чем вы спрашиваете, Альба? Что со мной станется, если я не позволю помочь себе в том, с чем справиться не могу? Или перестану доверять друзьям? - Я обязан спросить, - серьезно сказал Альба, - и обязан получить искренний ответ. Жемчужина по праву ваша, даже дважды ваша. Вы, принц, победитель ее предыдущего хозяина; и вы же нашли ее и приручили сейчас. Если я возьму жемчужину вопреки желанию хозяина - пусть даже потаенному, пусть даже неосознанному - прыжок не получится, а мы с вами можем сильно пострадать. Особенно я. Жемчужина выполнит мой приказ только в двух случаях - если потеряет вас или если вы по-настоящему захотите, чтобы ей воспользовался именно я. - Я хочу этого, Альба, - сказал я столь же серьезно. - Сделайте так. - Хорошо, - сказал Витязь и тут же перешел на другую тему - так легко, словно предыдущего разговора вовсе не было. - Да, теперь понятно, отчего эта команда вела себя так дерзко, до беспечности дерзко. Она была направлена сюда с заданием простым, как удар кинжалом в трактире. Вредить сколько можно, уничтожить всех, кто подвернется, а при опасности или по команде Отверженного сразу вернуться к своим. Интересный рейд, хорошо задуманный и хорошо подготовленный. Кто мог бы подумать, что закончится он вот так - выживших нет и жемчужина в руках врага... Хотел бы и я погулять в таком рейде... когда-нибудь. Надеюсь, с лучшими результатами. Альба цинично усмехнулся, глядя на тело дьявола и задумчиво катая жемчужину по ладони. - Вы говорите так, - сказал я, - словно у вас нет чувства вражды к этим... к солдатам Проклятого. Кстати, почему вы назвали его Отверженным? Он ведь сам отверг Цвета... мы называем его Отвергшим... Я сбился и замолчал. В основном, потому, что сам не испытывал ненависти к погибшим дьяволам. Скорей, что-то вроде симпатии. Интересно, почему это так? К тому же, я вспомнил, что мои цветоносные родственники не один раз называли Проклятого Отверженным... - Отвергший или Отверженный - это еще с какой стороны на все посмотреть, - бесстрастно сказал Альба. - А что до вражды - вы правы, не испытываю. С какой, помилуйте, стати я должен ненавидеть этих бойцов? Они такие же наемники, как и я. Или мои обормоты. Ведь судьба могла послать меня сражаться на стороне Черного домена. Что ж мне тогда, себя ненавидеть, что ли? Нет, мы относимся к бойцам противника, как к соперникам, а не врагам. Враждовать - это ваше дело, принц. Я буду просто выполнять ваши приказания или самостоятельно делать то, что сочту нужным для блага вашей страны. Но уж простите, если пока что я буду делать это без эмоций. Почти без эмоций. Конечно, хороший бой веселит и заставляет радоваться, вне зависимости от того, на чьей стороне сражаешься. У меня ведь не было до сих пор родного дома, принц. У Витязей не бывает родины. Есть только верность Договору. До смерти. - Но... разве теперь ваш дом не в Дианаре? - потерянно спросил я. - До Дианара еще нужно добраться, - улыбнулся Альба. - Иначе я своему дому не позавидую. Я понимаю, о чем вы хотите спросить на самом деле. Да, конечно, постепенно Витязь привыкает к Домену. И Домен становится родиной - или чем-то, очень близким к родине. Сравнить-то Витязю не с чем. А уж если прожил с одним народом пару веков - говорят, такое случалось в старину - тогда становишься ему истинно родным. Но не ждите от меня этого в первую же ночь знакомства, принц. Вот это да! Ведь и впрямь, я впервые увидел Альбу уже после захода солнца! Которое скоро собирается взойти, но еще не взошло. А впечатление такое, как будто прошло несколько дней. Сзади появился Орбен. - Прошу прощения, если помешал, мой принц, - решительно начал он, - все готово. Могила готова, тела подготовлены к погребению. - Идемте, Витязь, - я был даже рад оборвать этот разговор. Альба тряхнул головой, скрывая едва-едва заметную улыбку. - Хорошие слуги понимают куда больше сказанного - помните? Еще хорошие слуги все делают кстати. - Вы это к чему? - спросил я недовольно. Альба понимал мои мысли не хуже меня, и мне это почему-то перестало нравиться. - В основном, к тому, что Витязи - тоже в некотором роде слуги. Только для весьма специфических услуг. Но смею вас заверить, слуги - хорошие! Альба неожиданно истерически заржал. Другого слова я подобрать просто не могу. Он издавал совершенно немыслимые для человеческого горла - да и уха, надо признаться - звуки. Он стонал. Он вскрикивал. Он часто
в начало наверх
вибрировал на нестерпимо высокой ноте. Так, наверное, должен был смеяться лунный дьявол, если бы его щекотали под мышками, одновременно прикладывая к лапам раскаленные угли. Я изумленно смотрел на него. Такого я еще никогда не слышал. Такое не забывается. Такое впечатывается намертво прямо в позвоночный столб, и стереть ужасную память о чем-то подобном не под силу никакой магии. Вдруг Альба замолчал и остановился. - Ладно, - сказал он, очевидно, самому себе. - Возьмите жемчужину, принц. Сейчас будет грустно. И стало грустно. Молча мы опустили три тела в глубокую яму, молча стали забрасывать ее землей. Вернее, только одно тело. И плащ, куда были сложены части еще двух. Даргиш, шатаясь, принес к могиле два шлема и положил сверху на холмик. - Курьер налегке скакал, - тоскливо сказал он. - А ведь тоже воин... и почтить нечем... - Пока положим уздечку, - предложил Альба. - А потом уж из Ранскурта наведаетесь, и сделаете, как надлежит. - Может, меч положим? - неуверенно спросил Орбен. - Мечи есть... - Эти мечи принадлежали не ему, - сурово возразил Даргиш. - И это не его трофей. И к тому же, меч на могиле не оставляют. Или хоронят вместе с бойцом, или передают другу. Меч должен мстить... а шлем оберегать. И после смерти хозяина тоже. Витязь прав. Харсей, принеси его уздечку. И все обнажили мечи, и отсалютовали невысокому холмику на раздорожье, прямо напротив путевестного трилистника. - Прими их, Луна, - тихо сказал Даргиш, поворачиваясь к бледнеющему месяцу и приложив клинок к груди. - Прими их, Луна, - почти беззвучно повторили остальные, а демоны склонили лохматые лобастые головы и дружно рокотнули "У-ум". И еще несколько мгновений все молчали, а небо на востоке становилось все светлее. Скоро солнце ухватится лучами за край земли и подтянется к горизонту. И будет день. Потом Альба по-кошачьи встряхнулся и обернулся к Даргишу. - Вас покачивает, лейтенант. Трудно? - Да уж чего легкого, - проворчал Даргиш. - Много крови потерял. И каждый шаг кости встряхивает, а кости нехороши. Ключицу бы в лубок надо, а этого здесь не устроишь. - Вы сможете доехать до Ранскурта? - Да куда ж я денусь, Витязь? Смогу не смогу, а доеду. - Я хочу сказать вам, что мы сейчас - на рассвете - вас покинем. Тех, кто не сможет сражаться - кстати, как зовут воина, потерявшего сегодня руку? - Ромерио, Витязь. - Странное имя. Он не из Ранскурта? - Родом он из Кармина. Был направлен ко мне сразу, как вышел из учебных казарм. С той поры служит в Ранскурте, под рукой принца Данка. - Так вот, лейтенант, мы здесь расстанемся с вами и Ромерио, а сами, вопреки предыдущему решению, отправимся дальше, в Сапфир. - Вы не возвращаетесь? - Даргиш заметно удивился. - Принц Райдок нашел на теле одного из дьяволов Жемчужину Странствий. Мы воспользуемся ей, чтобы оказаться в Сапфире тотчас же. Сможете ли вы вдвоем доехать до города, или Харсею следует вам помочь? Даргиш подумал. - Ну, Витязь, раз уж такое дело... Доберемся как-нибудь. Здесь, хвала богам, недалеко. Пару лошадей вы нам оставите? - Разумеется. Можем оставить и сменных, только зачем они вам? - Да незачем. С ними управляться еще придется. Шагом доедем, хватит нам по лошади на шлем. Что его сиятельству передать? Теперь задумался Альба. - А просто расскажите все, как было. Ничего специального передавать не следует. И давайте собираться побыстрее - рассвет наступает, а обороняться нам. Мы собрали вещи увечных и помогли им подняться в седло. Потом демоны привели наших лошадей и сгрудились с ними в кучку. Альба ударом по плечу отправил в эту же кучку Харсея и последний раз повернулся к Даргишу. - Дождитесь нашего ухода и немедленно уезжайте. Желаю вам поскорей подманить здоровье. И спасибо за добрый бой, воины. Выживем - свидимся, а свидимся - повоюем. Даргиш медленно и неловко поднял правую руку в салюте. Альба вскинул ладонь в ответе и тут же сморщился, пошатнувшись и левой рукой хватаясь за бедро. Потом коротко и неприятно засмеялся. - Биты, как победители - так говорят у варваров Сандерклиффа. - Почему? - спросил Орбен. - Да целы бывают только трусы, которые успели сбежать, пока не началось. А победители уходят с поля последними, ну и... Солнце взошло. Там, за горами. Мы не увидели его, но то, как изменилось все вокруг, сказало без слов - солнце взошло. Альба легонько подтолкнул меня к демонам. - Собирайтесь поплотнее. Да, лейтенант, пришлите кого-нибудь на развилку - трупы дьяволов следует отправить в Дельфос. Жрецы сделают все, что надлежит. - Понял, - кратко отозвался Даргиш. - Ну, доброго пути, Витязь. Давайте уж отправляйтесь, поглядеть охота. Альба сосредоточенно подошел к нам. Мы стояли тесно, плечом к плечу и колено к колену. Орбен, как всегда, был слева от меня, справа на этот раз оказался Харсей. Демоны дышали нам в затылок, и даже лошади сбились очень плотно - клянусь Луной, они все-таки все понимают. Альба извлек жемчужину и бережно поместил ее на раскрытую ладонь. Потом прикрыл глаза и неслышно зашептал что-то - я разобрал только "поистине, в спешной нужде тревожу тебя". А потом жемчужина засветилась. Она светилась все ярче и ярче с каждым мгновением и скоро засияла пронзительней летнего солнца. Перед моими глазами поплыли зеленые круги - как бывает, если пристально посмотришь на солнце, а потом зажмуришься. И все вокруг замерцало. В какой-то миг мне показалось, что я вижу одновременно две местности - обе зыбкие, как сквозь морскую воду. Жемчужина по-прежнему милосердно слепила нас, не давая помутиться рассудку. Но сквозь въевшуюся в память до боли развилку трех дорог все явственнее проступала сочная, яркая зелень холмов, искристая, сахарная белизна цветущих садов меж холмами, и небо - небо настолько густо синее, что не хотелось поверить в его реальность. А белесовато голубое небо раздорожья становилось все бледнее и как-то дальше - словно один купол небес прятался за другим. И Даргиш с Ромерио расплывались, делались прозрачными, а вместо них там, у подножия холмов, проступали, проявлялись фаланги пехотинцев в матово сверкающих вороненых доспехах. Орбен издал какой-то странный гортанный звук и я невольно повернул голову в его сторону. За его плечом сверкало солнце, уже не скрытое Тенгальской грядой, и самих гор там почти не было - только смутные силуэты таяли в прошлом, а прямо под солнцем, прямо под бледным лезвием постаревшего месяца, в синее небо врезались белоснежные башни с лазурными остроконечными крышами. Горы подмигнули нам последний раз и пропали в никуда. Мы стояли на высоком пологом холме, поросшем высокой изумрудной травой, дрожащие стебли роняли на нас капли росы, слева был прекрасный Сапфир, а внизу разворачивались в боевой порядок черные войска. Мы успели. - Поспели в самую печь, - негромко сказал Харсей. Альба шагнул ко мне. - Получилось, - довольно сказал он, протягивая мне угасшую жемчужину. Теперь она ничем не отличалась от сотен других - разве что прекрасной формой и нежным голубовато-розовым переливом. - Она... насовсем потратилась? - глупо спросил я, принимая драгоценный шарик. Альба хмыкнул. - Опытный и могучий маг сможет снова зарядить ее... в подходящем храме. Но это долгое дело, мой принц. Не рассчитывайте на нее в ближайшем будущем. И будьте готовы к бою - он нам предстоит уже сейчас. Внизу звучно лязгнуло черное холодное железо. Ближайший отряд закончил построение и слаженно двинулся к белым стенам. - Мы полезем в эту... мясорубку? - мрачно спросил я. - Не сразу, - примиряюще сказал Альба. - Нас пока, кажется, не заметили. Оглядимся, прикинем... Я огляделся. Я прикинул. Все было просто, как в детской сказке. Луна и солнце с интересом смотрели вниз, где стоял город. Белый город. Наш Сапфир. И к нему ползли осадные колонны. Черные. Чужие. А на зеленом холме к северу от главных ворот замерли несколько воинов, собравшихся вокруг человека в помятом синем плаще. Мы. И сверху все это накрывало невероятно синее небо. Синее, как море. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СПАФИР 1 Альба резво запрыгнул в седло и с высоты пристально вгляделся в штурмовые построения Черного Властелина. Он опять улыбался. Рассветные лучи задорно играли на его бледном лице. - Что тут веселого, Витязь? - хмуро спросил я. - Я люблю, когда меня прижимают к стене, Принц, - довольно ответил Альба, сделав изящный акцент на большой букве моего титула. - Это всегда вызывает прилив энергии. Еще я люблю, когда моему противнику кажется, что он ведет меня по тропе единственных решений и вынужденных поступков. Как правило, он быстро ошибается. А главная причина моего веселья - если нам удастся согласовать наши действия с гарнизоном Сапфира, мы победим. Я захлебнулся собственным дыханием. От недоумения. - Мы? Победим? Вот этих?.. - Вне всякого сомнения, - уверенно сказал Альба и так же резво спрыгнул на землю. - Они убеждены, что идут на приступ. То есть атакуют неподвижного и точно локализованного противника. Нас они до сих не видят, понимаете, принц? А их маги не засекли выброс энергии во время нашего перехода. - И что это нам дает? - скептически спросил я. Альба пожал плечами. - Что угодно. Что соизволим взять. Видите ли, они совершенно не готовы к обороне. И даже не знают, что следует приготовиться. Если мы заставим их обороняться, они окажутся в очень невыгодном положении. Вот сейчас черные колонны продвинутся еще немного к городу, и мы вообще очутимся в тылу их левого фланга. Но для того, чтобы можно было всерьез рассчитывать на победу, нам нужно, чтобы войска гарнизона поддержали нас в решающий момент. А момент этот наступит очень быстро. Всемером мы, конечно, не справимся - нас попросту задавят количеством. - Ну, гарнизон нас поддержит, несомненно, - сказал я без особой уверенности. - Если узнает, что мы здесь. - В том-то и дело, - кивнул Альба. - Гарнизон как раз приготовился к обороне. А должен произвести стремительную контратаку. И коменданта города следует предупредить об этом поскорее. Иначе к тому моменту, когда в городе сообразят, что у них появились нежданные помощники, и решатся на вылазку, от нас даже тряпочек не останется - разберут на память. - Тогда поехали в город? - хмуро сказал я. - Правда, не понимаю, как мы проскользнем туда незамеченными... - Это еще полбеды, - легко сказал Альба. - Вторая половина беды начнется с вопроса, как мы незамеченными вернемся на прежнюю позицию. На этот вопрос удовлетворительного ответа нет. - Тогда что делать? - В город поедет один человек. Гонец. Тот, в ком окажется наименьшая нужда в схватке. - Я?! - обреченно сказал я. - Нет, разумеется. У вас Ванаир, принц, отказываться от Ванаира в такой битве не стоит, да вы и сами - отменный боец, что ни говори. Даже в своем нынешнем состоянии. Орбен навострил уши. - Вы себя скверно чувствуете, ваше сиятельство? - Ну-у... - неопределенно протянул я. - Принц ранен, - четко сказал Альба. - Но сражаться это ему не помешает. Я благодарно кивнул ему. Прекрасное объяснение... и прекрасное предупреждение мне. - Также ясно, - педантично продолжал Альба, - что гонцом будет не демон. И не я. Мы будем сражаться, это наша основная задача. Это наше
в начало наверх
основное умение, и мы его используем с наибольшей пользой для Домена. Значит, остаются Орбен и Харсей. - Я с принцем, - непреклонно сказал Орбен. - Это _м_о_е_ основное умение. О пользе судить его сиятельству. Харсей склонил голову. - Я понял, Отважный. Я готов. Он обращался непосредственно к Альбе, и я был очень признателен ему за такое нарушение этикета. Впрочем... сейчас воинская субординация отодвинула придворный церемониал на второй план, а командующим нашей операцией, судя по всему, был Альба. - Как мне следует двигаться к городу? - голос Харсея опять звучал очень тихо, подчеркнуто вежливо и скромно. По-моему, для него это было вполне естественным - вовсе не из стеснения он так говорил, а по старой привычке. - Открыто, привлекая к себе внимание? Или попытаться пробраться незамеченным? - Это, к сожалению, невозможно, - серьезно ответил Альба. - Перед стенами, у ворот, вас заметят. Без всякого сомнения. Место совершенно открытое, а к воротам приковано внимание всего отряда... всей армии. Я поглядел вниз и согласился с поправкой. И мимоходом удивился, почему в нашу сторону никто не смотрит. Альба перехватил мой взгляд. И дружески взял Харсея за плечо, поворачивая его лицом к черным шеренгам. - Мы здесь почти не видны. Только тот, кто точно знает о нашем присутствии, смог бы нас разглядеть, пожалуй. Для остальных... трава слишком высока, да и не туда они смотрят. Поэтому сделаем вот что: вы спуститесь с противоположной стороны холма, ведя лошадь в поводу. Потом направитесь в сторону гор, оставляя холм между собой и противником. Когда доберетесь до дальнего кустарника, а еще лучше - до предгорных рощ, можете садиться в седло. Потом быстро скачите вдоль опушки, не выбираясь на открытые места. До тех пор, пока северо-восточный изгиб городской стены не скроет вас от глаз осаждающих. Там выезжайте из-за деревьев и по прямой двигайтесь к стене. Окликните дозор на стене или защитников ближайшей башни - кто-то же там должен быть... Им и передайте сообщение. И предупредите, чтобы вас ждали у ворот. Выждав время, достаточное для того, чтобы в городе успели сообразить, как изменилась обстановка, вылетайте из-за поворота и побыстрее мчитесь к главному въезду. Старайтесь привлечь к себе внимание врагов. Если удастся добраться до ворот - ищите себе место среди бойцов города. Встретимся после битвы. Харсей кивнул. - Я все понял, Витязь. Сделаю. Что я должен передать командиру гарнизона? - Письмо. Принц Райдок сейчас его напишет. - Чем и на чем? - устало спросил я. - У вас есть письменный прибор и бумага, что ли? - Есть, - без улыбки сказал Альба. - Но полагаю, что Орбену будет проще распаковать ваш. Мой достаточно глубоко, почти на дне сумки. - Один миг, мой принц, - Орбен уже стоял рядом с одной из вьючных лошадей и проворно перебирал содержимое мешка. - Вам угодно писать на бумаге или на пергаменте? Я махнул рукой. Мне вдруг отчаянно захотелось спать. И возникла твердая убежденность, что эти двое разберутся во всем без меня. У Орбена, пожалуй, в каком-нибудь мешке и запасной принц найдется. - Давай пергамент, - деловито сказал Альба. - Очень может статься, письмо придется забросить в бойницу или втягивать на стену веревкой. Лучше взять материал попрочнее. - Мг-гм, - невнятно пробормотал Орбен, придерживая локтем какой-то сверток. - Готово, ваше сиятельство. Он поспешно подошел ко мне, на ходу перебрасывая через голову ремень небольшого походного пюпитра. В гнездах пюпитра уже приютились три чернильницы - с черной, красной и синей крышечками. В желобке у края перекатывались костяные стилосы с перьевыми вставочками. Я машинально взял один и потрогал вставочку пальцем. Перо было отменно очинено. Мне даже расхотелось спать и захотелось что-нибудь написать таким хорошим пером. Например, письмо. Кому угодно. Хоть бы и коменданту Сапфира. Альба заботливо склонился к моему плечу. - Вам все-таки плохо, принц? - Мне странно, - проворчал я. - Что писать, Альба? Орбен выдернул из свертка небольшой пергаментный свиток. - Такого хватит, ваше сиятельство? - Понятия не имею, - зло сказал я. - Стань как-нибудь поудобнее... штуку эту подними повыше. - Должно хватить, - сказал Альба, отвернувшись от меня. Он внимательно изучал поле. - Диктую. "Коменданту Сапфира. По велению Радуги и отца моего, Белого принца Сенрайда, беру под руку свою этот город и войска его. Поскольку милостью богов я со свитой своей поспел к вратам Сапфира в нужное время, для битвы и для победы повелеваю: едва увидите вы..." - Не так быстро, - простонал я. Я уже успел стукнуться разодранным предплечьем о край пюпитра и сдержанно шипел, как вежливая змея. Орбен почтительно поддерживал дощечку обеими руками на уровне груди. "Беру под руку свою..." Бесы болот, как оно пишется? Через атлис или через оллиг? Грамотность танцевала на краю памяти, рискуя сорваться в любой миг. Судя по всему, никак не могла решить, относится ли она к магии или хотя бы к характерным умениям принцев, что позволило бы ей пойти погулять. "...милостью богов..." Богов с детерминативом почтения или просто с лично-заглавной? В крайнем случае, сапфирские грамотеи будут дурного мнения о Мальренском универсарии. "...в нужное время, пунктуал, для битвы..." - Для битвы, - сказал я вслух. - Дальше, Витязь. - "Для битвы и для победы повелеваю: едва увидите вы смятение на левом фланге черных войск и бой вслед за этим, знайте, что я начал сражение. В тот же миг выводите всю конницу, сколько ее есть в городе, и нанесите удар по правому флангу неприятеля..." - Стоп, - выдохнул я. - Я же не писец, Альба. Войск и бой вслед за этим... - Знайте, что я начал сражение. Альба диктовал с поистине каменной непреклонностью. Казалось, что текст этого письма он выучил напамять за много лет до моего рождения, а может, и своего собственного. И теперь может цитировать его с любого места, не задумываясь ни на секунду. - ...сражение... дальше? - В тот же миг... Я непроизвольно глянул на Витязя. Альба смотрел куда-то далеко, глаза его вдруг напряженно сощурились, и мне это очень не понравилось. - Есть. Что вы там углядели? - Выводите всю конницу... У них здесь есть нечисть. Плохая. Сколько ее есть в городе... - Сколько... черт, сбился... какая нечисть? - Драконы. И теперь понятно, почему они медлят. Драконы вертят головами, этот отряд движется медленнее других. Они ждут наших дьяволов, принц. Они сговорились о встрече нечисти поутру, под стенами Сапфира. - Драконы? Я обомлел. - Вы пишите, пишите, - Альба заглянул ко мне через плечо. - Драконы не страшнее дьяволов. Они, правда, еще и летают... но об этом мы поговорим позже. Что это вы написали, Райдок? - Что?.. - я глянул в пергамент. - Тьфу на вас, Альба, это вы меня сбили. Нельзя обо всем сразу... выводите драконницу, ну? И что теперь делать? - Зачеркните. Если это письмо и будет красоваться в музее, то отнюдь не из-за каллиграфии. Пишите быстрее, времени совсем нет! - Рука болит, - досадливо сказал я. - "В городе" - дальше! - "И нанесите удар по правому флангу неприятеля. Пехота пусть выступит сразу вслед за конницей. Когда черное войско повернет ряды, чтобы отразить мою атаку, центр его сместится влево и обнажится. Туда и должна ударить пехота малое время спустя после того, как конница встретится с врагом на правом фланге." Успеваете? - Еще чуть медленнее. "Встретится с врагом..." Есть. - "Пусть третий отряд задержится внутри города у самых ворот. В случае неудачи он прикроет отступление, в случае успеха - завершит разгром черной армии. Выступить в поле он должен не раньше, чем будет подан знак - синий плащ, поднятый на древке копья." Подпись. - Просто подпись? - Со всеми атрибутами. "Утро семнадцатого счастоцвета, у стен Сапфира - Синий принц Райдок, повелитель Сапфира". - Готово, - с облегчением сказал я, бросая стилос и аккуратно разминая задеревеневшую от натуги кисть. - Ваше сиятельство, позвольте кинжал, - Орбен опустил пюпитр до пояса, на всю длину ремня, и снова возился с какой-то баночкой. Я машинально вытащил легкий стилет, который и кинжалом-то назвать было грешно, перехватил за тонкое узкое лезвие и подал Орбену рукоятью вперед. - Держи. Только зачем он тебе? У тебя же свой есть. - Печать, ваше сиятельство, - укоризненно сказал Орбен. - Хоть мы и в поле, а без оттиска комендант имеет полное право письму не поверить. Да, печать. Ох, и застукают меня все-таки на моем беспамятстве! Хоть не дыши при посторонних... хотя какой уж Орбен посторонний... а и при нем все равно не дыши, раз не умеешь. Орбен натер головку рукояти каким-то комочком неправильной формы и аккуратно, стараясь не замараться, вернул мне стилет. - Извольте оттиснуть, ваше сиятельство. Я прижал рукоять к пергаменту и с жадным любопытством рассмотрел индиговый контур. Восьмиконечная звезда с широкими короткими лучами, - как два квадрата, наложенных друг на друга под углом - накрытая сверху аркой месяца. Таким он виден в южных землях. В Мальрене, например. А лучше, конечно, оказаться еще южнее. В звезде старинной данлианской вязью выведено "Лиа сегонти фенсен Райдок". Милостью Луны - Райдок, принц. - Годится, - сказал Альба и бесцеремонно отнял у меня пергамент. Орбен тут же бережно меня обезоружил и принялся вытирать рукоять стилета мягкой тряпицей. - Вот письмо, Харсей, - Витязь снова свернул пергамент в трубочку и протянул нашему гонцу. - Постарайтесь нашуметь посильнее, когда двинетесь к воротам. Было бы неплохо, если бы бойцы передовых позиций Проклятого попытались вас перехватить. Но письма к этому времени с вами уже не должно быть - это понятно? - Понятно, Отважный, - Харсей церемонно поклонился мне, принимая письмо из рук Витязя. - Спасибо за доверие, принц. Я счастлив, что могу послужить Домену. Позволите действовать? - По лунной дорожке, воин, - искренне сказал Альба. - Побереги себя. Харсей кивнул, взял из лап демона повод своего коня и тут же скрылся из глаз - очевидно, с той стороны холма спуск был круче. Только трава едва слышно зашуршала на прощание. - И что теперь? - спросил я. - Теперь будем ждать, - терпеливо ответил Альба. - Наша реплика прозвучит тогда, когда Харсей покажется у ворот. Но до этого я еще хотел бы с вами поговорить, принц. Угодно ли вам будет сделать со мной пару шагов в сторону? - Я готов, - покорно сказал я. - Вот здесь, пожалуй, будет хорошо, - Альба придирчиво оглядел траву, прогнал бабочку и опустился на ее место. - Я хотел вас спросить об одной подробности нашей схватки с дьяволами. - Отвечу, если сумею, - я неловко шлепнулся рядом. Измученные ноги держали меня с трудом. Сидеть, правда, тоже было не очень... - Думаю, сумеете, - Альба внимательно посмотрел на меня - совсем как на бабочку мгновением раньше. - Вскоре после начала драки дьяволы вдруг перестали применять живые лезвия. И другие трюки из своего богатого арсенала в ход так и не пустили. А ведь дьяволы почти не устали, они были полны силы - и обычной, и магической. Почему же они облегчили нам победу едва ли не втрое? Это вы лишили их магии, Райдок? Помнится, рассказывали вы мне кое-что про свою кровь... - Да, Альба, - сказал я, жмурясь на солнце. - Точно судить не берусь, но почти уверен, что это я. Мой дьявол - ну, тот, с которым я схватился - рассек мне руку... впрочем, об этом вы знаете. Как только моя кровь соприкоснулась с воздухом и начала испаряться, дьявол не смог создать эту штуку - как вы ее назвали? - Живое лезвие. Вы оборвали процесс инициации? - Не знаю я, что я оборвал! Про магию моя лошадь знает больше меня! Я видел, как дьявол подносит руку к губам и вроде бы плюет в ладонь. Потом он метал плевок в противника и получалось это самое лезвие. А когда моя кровь закипела, он попробовал плюнуть еще раз и очень удивился. Потом бой закончился очень быстро, он явно не рассчитывал продолжать его на мечах и
в начало наверх
как-то... не был в полной мере готов, что ли. - Значит, это действительно вы. Отменно! - Альба даже замурлыкал что-то. - Я думаю, придется вас просить о жертве, принц. - Какой? - осторожно спросил я. - Вскоре после начала боя пролейте немного крови, а? Не прошу вас быть раненым еще раз - кто знает, какую рану нанесет вам неумелый и непосвященный враг... - Альба хихикнул. Совсем по-детски. - Этих бойцов учат убивать и калечить, а не пускать кровь с надлежащей аккуратностью. Лучше уж вы сами растревожьте старую рану. Или стилетом - он у вас вполне подходит для такого дела - вскройте вену на левой руке. Это нам очень поможет, поверьте. - Заметно поможет? - кисло спросил я. Я уже понимал, что придется выполнить совет Альбы. Но совершенно не хотелось заниматься осознанным членовредительством. Хотелось отделаться... Как бы это сказать? Малой кровью. Очень малой. - Весьма заметно, - честно сказал Альба. - Во-первых, я вижу среди врагов нескольких магов. И представляю, какие сюрпризы они для нас припасли. Лучше было бы обойтись без этих радостей. Во-вторых, драконы. Я заметил, что они вас взволновали. Это правильно. Меня они тоже беспокоят. Даже одному из нас с драконом справиться непросто, я уж не говорю о гарнизонном пехотинце - там исход боя заранее практически предопределен. Но у драконов очень маленькие - по сравнению с туловищем, конечно - крылья. Они напоминают скорее большие плавники и служат для управления полетом - взлететь на этих крыльях дракон не может. В небо его поднимает магия - понимаете? А прикованный к земле дракон - всего лишь огромная ящерица. Правда, очень сильная и огнедышащая, но зато неуклюжая и неповоротливая. И к тому же, это лишает врага важного психологического оружия. Знаете, принц, когда на голову атакующим конникам этаким ястребом падает чешуйчатая гора в полстакса длиной... В облаке дыма, мечущая пламя из ноздрей... Это сильно действует на нервы даже самым закаленным бойцам. А лошади просто бесятся. Всего этого можно избежать одним вашим движением. Уговорил? - Да уговорили, конечно! - раздосадованно сказал я. - Разве я могу что-нибудь возразить? Пейте мою кровь, гады, подумал я мстительно. И поставил еще одну галочку в черный список на Заклинателя снов. - Только не надо этого делать заблаговременно, принц, - бесстрастно сказал Альба. - Лучше всего - немного спустя после начала атаки. Чтобы это было для них совершеннейшей неожиданностью. И еще - чтобы драконы успели подняться в воздух. Падение даже с двух десятков стрел для такой туши - это катастрофа. Как, впрочем, и для тех, на чьи головы они обрушатся... Альба вдруг издал странный громкий звук, отдаленно напоминающий хохот, но тут же зажал себе рот. Потом быстро поднялся и осторожно раздвинул траву. - Хвала богам, не услышали, - шепотом сказал он. - Вот они, истинные тяготы и лишения, Райдок. На войне иногда даже посмеяться толком нельзя. Хорошо же! Кажется, мы обо всем договорились? - Нет, - сказал я. - Как я узнаю, что пришло время зарезаться? - Увидите сами. - Черта с два я увижу! Прохлопаю, можете не сомневаться. Лучше подайте мне сигнал - например, крикните "Пора!". - Ладно, крикну, - согласился Альба. - Но вы все-таки тоже не зевайте - мало ли что, вдруг до этого времени я выйду из строя? - Не надо, - убедительно сказал я. - Я тоже думаю, что не надо, - улыбнулся Альба. - И все же - будьте начеку; ждите сигнала, но и сами не теряйтесь. - Постараюсь, - пообещал я. Альба медленно двинулся в сторону лошадей. - Готовьтесь, Райдок, - негромко сказал он. - Думаю, что Харсей уже в лесочке и спешит к стене. Значит, нам осталось ждать недолго. Я шагнул вслед за ним и тут же был перехвачен Орбеном. - Вот что, ваше сиятельство, - сказал он тоном, не терпящим возражений ни от кого. Ни от господина, ни от Белого принца, ни от всех богов, сколько их есть под Радугой. - Всю эту затею на развилке я уже, понимаете, прокудахтал; сам виноват, пожалел вас, лошак безмозглый, думал - жарко, тяжело, врагов нет поблизости... Но уж теперь это никак не повторится, ваше сиятельство. Извольте немедленно приготовиться к бою! - Ты это о чем? - изумленно спросил я. Мне даже в голову не могло придти, что Орбен присоединится к сонму моих нынешних наставников. - О кольчуге, конечно! - категорически сказал Орбен. - Знаю я, что вы ее терпеть не можете, сто раз от вас все это слышал, но только тренировки да охота - это, понимаете, мой принц, одно; а такая драка, как сейчас начнется - это очень другое. Так что извольте со мной пойти, ваше сиятельство, а не то я, простите, на вас сверху сяду и ни в какую битву не пущу. Я с уважением посмотрел на пажа. Мальчишка ведь, на несколько лет младше меня, а следит за мной, остолопом, как дядька-ветеран. - Давай кольчугу, - миролюбиво сказал я. - Сегодня кольчуга очень даже пригодится. Орбен подозрительно посмотрел на меня, но ничего не сказал и быстро развернул мелкокольчатую рубаху в три четверти - с подолом до паха и рукавами по середину предплечья. Я потянулся было за ней, но Орбен решительно отодвинулся. - Уж если по порядку, так все по порядку, ваше сиятельство, - сказал он. - Сначала вот это, и не спорьте, - он выдернул из того же вьюка плотный кожаный подкольчужник. Я не спорил. Я попытался взять подкольчужник. - Ваше сиятельство! - с досадой сказал Орбен. - Что-то вы сегодня того... Вы что, его поверх плаща и перевязи собрались?.. Позвольте-ка... Он быстро снял с меня плащ и отстегнул Ванаир. - Не вертитесь, принц, времени мало, - нетерпеливо сказал Альба. Витязь стоял у своего коня, держа его под уздцы, и притопывал ногой - то ли от волнения, то ли, что вероятней, от стремления поскорее окунуться в волну смертоубийства. - Я не верчусь, - возмущенно сказал я. Орбен стащил с меня какие-то ремни и уже помогал мне пролезть в наполовину зашнурованный балахон подкольчужника. - Что вы меня все пинаете? - Я думаю, вот-вот начнется, - Альба не удостоил меня ответом. - По команде - все в седло. Спускаемся с холма галопом, демоны - бегом. Бить не самых ближних, по левому краю, а пройти за спинами хотя бы стакса два. Вообще, постарайтесь зайти поглубже, почти до середины крыла. Хотя до середины вряд ли получится, но все равно: поглубже. Все понятно? Я пойду первым, держитесь вровень со мной. Я скользнул в кольчугу и в свою очередь не счел нужным ответить. Демоны прогудели что-то неясное в знак согласия. Они тоже подготовились солидно - у каждого в правой лапище была тяжелая шипастая булава, в левой - относительно короткая, но тоже тяжелая сабля с очень широким лезвием. Корпус у них был теперь прикрыт одинаковыми коваными кирасами, в комплект амуниции входили также легкие поножи и ошипованые наручи. У левого запястья к наручам был приклепан небольшой овальный щиток, по нижнему краю заточенный, как лезвие. Альба, очевидно, в своей кольчуге родился, уже потом для порядка поддев под нее сорочку. Из всех нас только Орбен оставался, мягко говоря, голым. - А у тебя кольчуга есть? - испуганно спросил я. - Есть, мой принц, - спокойно ответил Орбен, крепя на моих плечах плащ и подтягивая ремни. Его движения напоминали мне опытного конюха, подгоняющего сбрую на бестолковом недолетке. - Так времени ведь не осталось! Брось эту гадость, я без плаща обойдусь! Одевайся скорее! - Плащ - сигнал для третьего отряда, - невозмутимо сообщил Орбен. - Забыли? А за меня не волнуйтесь, мой принц, я успею. Сейчас я вам наручи приспособлю, а уж перчатки вы сами, если не возражаете... Ванаир весело затанцевал на моем левом бедре. Ему опять хотелось подраться. Первую жажду он утолил поутру, и теперь уже не рвался вперед, как горячий жеребец к кобыле, а предвкушающе облизывался, как сытый и счастливый ребенок перед десертом. - Опять рукоять горячая, сил нет, - вполголоса сказал Орбен, поворачиваясь к вьючной лошади за наручами. - Наверно, этого боя он и ждет уже третий день. - Должен же кто-то и этого ждать, - ворчливо сказал я. - Я, например, жду, когда можно будет никуда больше не ехать. Орбен быстро затянул ремни на моих запястьях и опустил широкие кольчужные рукава поверх наручей. - Хорошо, - удовлетворенно сказал он. - Вот перчатки, ваше сиятельство. Ваши любимые. Про шлем я уж не спрашиваю... - Давай шлем, - безропотно сказал я. - Вашсиясь... - Орбен, кажется, подавился изумлением. - Ну, все, рыбка плыла кверху брюхом! Первый раз в жизни слышу, чтобы вы на шлем без скандала согласились! Вот как? Интересно... Надо будет обсудить это с Сагастеном. А потом написать трактат. "О мистической взаимосвязи склероза и трусости". Сиречь осторожности. Не такой я дурак, чтоб самого себя трусом обзывать. И без того страшно. - Хорошо, - гордо сказал я. - Будет тебе скандал. А шлема не надо. Похоже, это немного успокоило Орбена. Он со сверхъестественной скоростью облачился в кожаную куртку, обшитую внакладку панцирными пластинами. В куртке он стал почему-то походить на юного дракончика - быстрого, верткого и сверкающего чешуей. - Приготовились! - вдруг страшным шепотом сказал Альба. - Всем быть у лошадей! Дазо, ты вьючных и сменных стреножил? - У-ум, - меланхолически сказал демон, пробуя пальцем острие сабли. Палец был толщиной с... не скажу, что. И тут из-за левого от нас угла городской стены вылетел всадник. Наверное, Альба исхитрился расслышать стук копыт, хотя это казалось невероятным. Не то чтобы черные бойцы шумели - нет, они двигались к Сапфиру молча. Но когда несколько сотен человек, покрытых сталью с головы до пят, собираются в одном месте, тишины не бывает. Харсей гнал коня так, что тот прямо-таки стелился по земле. По-моему, это называется карьер. На повороте его сильно занесло, он отдалился от спасительных ворот и теперь скакал почти посредине между линией стены и черным фронтом. - Молодец, мальчишка! - возбужденно сказал Альба, уже не таясь и не понижая голос. И это яснее всяких предупреждений сказало мне - вот теперь действительно началось. - Нет, взаправду молодец! Как дразнится! В рядах черной пехоты произошло нехорошее возбуждение. Первые ряды тревожно вздрогнули и подались вперед. Всеобщее внимание было приковано к нашему гонцу, но пока что непредставимая на Белом Западе дисциплина удерживала вражеских мечников в строю. Многие стали оборачиваться куда-то, явно пытаясь найти среди войска того, кто вправе отдать приказ на перехват. Я поймал себя на том, что тоже ищу его. И, как оказалось, не я один. - Вот! - радостно сказал Альба. - Засек! На противоположном от нас холме - видите, принц? Я сощурился - яркое утреннее солнце слепило глаза. И сразу увидел того, кто привлекал взгляды солдат врага. Далеко, на первом из холмов дальней, южной гряды, расположилась группа всадников. Трава на холме уже погибла под десятками копыт, и всадники, в отличие от нас, были прекрасно видны всем. Немного впереди и в стороне от других на замершем могучем вороном жеребце неподвижно застыл человек в вороненых доспехах. На нем не было никаких украшений, даже обычного плаща не было, и никакая эмблема не сверкала на солнце. Но по тому, как он держался, сразу становилось ясно - это и есть предводитель. Тот, чья воля бросила сегодня утром черные отряды на белоснежный город. - Черный Принц! - с каким-то восхищенным уважением шепнул Орбен. - Похоже, именно он, - напряженно сказал Альба. - Внимание! Человек в черных латах шевельнулся. Медленно поднял правую руку и властно указал на Харсея. И сразу на гвардейца обрушился серый шквал. Два десятка крупных волков без всадников вырвались с правого фланга осаждающих. Скорость их была настолько велика, что мне даже показалось - они почти мгновенно оказались рядом с Харсеем. Но нет - отважный гонец развернул коня на полном скаку, сдал направо, прямо на вражеский сторой, и промчался перед самым носом у пехотинцев левого фланга, продолжая непрерывно принимать вправо. - Боги, какой молодец! - Альба лучился от удовольствия, как будто не дарил, а принимал похвалу. По сути, Харсей сделал небольшой круг посолонь, но за это время волки, несущиеся наперерез его прежнему движению, по инерции проскочили дальше к стене, и мальчишка, теперь круто завернув влево, прямо за хвостами волков рванулся к приоткрывшимся воротам. И тут пехотинцы левого фланга не выдержали.
в начало наверх
Формальный приказ - схватить наглеца - был получен. И уже не столь важным казалось, кому именно он был отдан. Первые шеренги качнулись вперед и бросились в безнадежную погоню. Пешие за взъяренным конем. Безумцы, успел подумать я. И сразу же черные доказали, что в безнадежные погони они не играют. Командир одного из центральных отрядов резко выкрикнул какую-то команду, и пол-квонга тяжелых арбалетных болтов темным пунктиром расчертили еще не вытоптанный луг. А в точке, где пересеклись пунктирные линии, коротко заржал в предсмертной муке конь. Харсей вылетел из седла через голову падающего скакуна; не пытаясь затормозить, несколько раз кувыркнулся - даже сейчас он стремился к воротам. И прямо из последнего кувырка поднялся на ноги, продолжая бежать. Разворачивающиеся для нового броска волки были от него в нескольких десятках шагов слева. Заряжающие арбалеты для нового залпа стрелки центра - сзади и справа. А ревущая в азарте охоты орда пехотинцев - прямо за спиной. Харсей вдруг покачнулся и потерял скорость. Рука его судорожно дернулась к бедру - очевидно, в падении он разбередил недавнюю рану. Но впереди вдруг шире раскрылись ворота города, а из щели створа высыпали лучники, на бегу берущие прицел. И я не смог увидеть, что было дальше, потому что Альба взревел "В седло!", и наш отряд - боги, всего шесть бойцов! - бросился вниз по склону холма. Этого дивного чувства мне никогда не забыть. Все вокруг стало каким-то эфемерным, зыбким и призрачным. Страшно не было, совсем не было, только очень хотелось жить, жить и выжить во что бы то ни стало. Тело почти потеряло чувствительность, куда-то пропали все боли и усталости, зато невероятно обострилась реакция. Настолько, что казалось: конь неспешно плывет в воздухе, едва касаясь копытами - не земли даже, а травы. И Альба был, как всегда, справа, а Орбен, как всегда, слева, а сзади беззвучными мягкими скачками неслись невесомые демоны; и мое пьяное от восхищения, завороженное, упоенное, но неизменно мудрое "я" в стремлении сохранить хрупкую плоть принца Райдока приказало отринуть искалеченную память разума и положиться на по-звериному цепкую память тела. Моя рука сама выпустила Ванаир из плена ножен и позволила ему протанцевать сверкающий танец восторга. Я был бессмертен и неуязвим. И шеренги черной пехоты казались только бумажными фигурками, которые нужно широким взмахом смести со стола, чтобы потом любоваться их медленным кружением. Спины пехотинцев вдруг оказались прямо перед нами, Альба вырвался вперед, увлекая нас вдоль строя, и с яростным воем "Лиа сен нау!!" врубился в неприкрытые затылки заднего ряда. Смятение, смятение на грани паники мчалось рядом с нами, заставляя черных бойцов оборачиваться в последнее мгновение и отшатываться, чтобы тут же рухнуть с рассеченным лицом. Ванаир запел древнюю, как сама Радуга, песню и метнулся к чужому виску. Рука почти не почувствовала сопротивления кости. Лезвие Светлого клинка вспыхнуло на солнце и легко выскользнуло из противоположного виска, а пехотинец, роняя меч, обеими руками схватился за лицо и без звука опрокинулся в траву. Его сосед по строю поспешно вскинул клинок, пытаясь защититься, но медленно, слишком медленно! В обратном движении Ванаир опередил неудачливого собрата и врезался в правую щеку черного воина. Зубы, крошась, скрежетнули по заговоренному металлу, огни смерти полыхнули в изумленных глазах, а лезвие моего меча уже впилось в крыло шлема изнутри и разрубило его легко, как дынную корку. "Лиа сен нау!!" - рычал рядом Орбен, и тяжелые чавкающие звуки за моим плечом говорили о том, что булавы демонов не отстают от наших мечей. "Лиа сен нау! Луна с нами!" Луна действительно была с нами. Бледная от волнения, она смотрела почти что из зенита на то, как сражаются ее дети. "Лиа..." Ванаир взмывает вверх, неуловимое мгновение парит там, как смертельно опасная стальная птица. "...ссеннн..." Сверкающий сокол со свистом устремляется вниз. "...ннау!!!" Воздух уже не свистит, он воет от напряжения, как дикий кот, а зеркальный клюв наповал разит добычу, гасит скорость в ее упругой плоти, и еще одна металлическая черная башня рушится под копыта коня, пересеченная наискось кровавой полосой. Альба вдавливался во вражеский строй все глубже и глубже, как печать в сургуч. Да и строя-то перед нами уже не было. Левый фланг повернулся лицом к нам, забыв о том, что двигался к городу. Некогда прямая линия превратилась в полукольцо, которое силилось сомкнуться вокруг нас. И сомкнулось бы, если б нас было только трое. И заставило бы остановиться, чтобы защитить спину. Но по пятам за нами шли демоны, сминая и отбрасывая бессильные черные щупальца. И там, где они прошли, оставался широкий коридор, отмеченный изуродованными телами. Как-то внезапно мечники в кирасах закончились, и на пути нашем оказались люди в кольчугах, с короткими широколезвийными копьями. Мы проломили фланг и увязли во втором эшелоне центральной колонны. Против щетины копий верхом стало неуютно. Моя эйфория неожиданно схлынула, снова возник из небытия здравый расчет, заставивший сдержать коня. Альба тоже подался назад и даже начал отступать. Собственно, и не отступать вовсе, а дожимать раздавшихся в стороны мечников, но все равно это было движение назад. Черные бойцы приободрились и двинулись на нас. Мечники поняли, что надо искать спасение за стеной копий, и быстро отхлынули по обе стороны фаланги. Полукольцо выворачивалось наизнанку, и на выпуклой его стороне, обращенной к нам, уже оставались только копейщики. Но тут дружный крик "Лиа сен нау!" раздался уже с другой стороны, и отступающие волководы столкнулись спинами с арбалетчиками и копьеносцами, угрожавшими нам. Те, кто вышел из стен Сапфира, смяли правый фланг черных войск и отбросили их в нашу сторону. Мечникам оказалось некуда укрыться и они снова попали в мясорубку не знавших пощады демонов. И все равно нам было очень тяжело. Я с ужасом ждал момента, когда черные в центре наконец-то сумеют раздвинуться, отвоевать себе немного пространства, и тогда за нас примутся арбалетчики, сейчас со всех сторон зажатые своими же бойцами. Я бездумно рубил мечников, стараясь держаться подальше от копий, которые все равно быстро приближались - даже слишком быстро; и не сразу расслышал голос Альбы. - Пора! - кричал Витязь. - Райдок, пора! Орбен и демоны сомкнулись вокруг меня, позволяя на несколько мгновений выйти из боя. Я, неловкий, как деревянная марионетка, взял алый от крови Ванаир под мышку, зубами стянул правую перчатку и вытащил стилет. - Быстрее, черт побери! - Альба как-то ухитрялся сдерживать фалангу в одиночку и зло требовал сквозь стиснутые зубы: - Быстрее, Райдок! Быстрее же! Орбен схватил моего коня под уздцы и потащил назад. Я покачнулся в седле и чуть не выронил Ванаир. Надо ведь снять еще и левую перчатку! Темная тень легла на меня, и я машинально поднял голову. Три огромных дракона поднялись в небо и уверенно направлялись в сторону Сапфира. Это было страшное и одновременно прекрасное зрелище. - Быстрее! - задыхаясь и захлебываясь собственным криком, Альба уже отступал. - Рай... док! Солнце... взошло недавно... они еще вялые... но сейчас они выжгут подмогу! Твоих сапфирцев! Я плотно зажмурил глаза и полоснул себя острием стилета по запястью - между ожогом и едва поджившим рубцом от кинжала отца. Руки будут, как у невезучего самоубийцы, подумал я, криво улыбаясь. И на всякий случай быстро провел лезвием еще и по тыльной стороне ладони. Боли почти не было. Только конь мой вдруг яростно заржал и попытался вскинуться в свечу - очевидно, капля этой синей дряни попала ему на холку. Орбен сдержал его не без труда, и я опять едва не потерял Ванаир. Морщась, я открыл глаза - и как раз вовремя. Все три дракона, вопя от недоумения и негодования, падали вниз. Они еще не успели долететь до цели и сейчас были прямо над центром окончательно смешавшихся войск Проклятого. От их крика закладывало уши. А когда они достигли земли, земля дрогнула. По-настоящему дрогнула. Самый крупный зверь рухнул туда, где пытались перестроиться арбалетчики. Сейчас там ничего нельзя было разглядеть за облаком пыли и дыма. Второй упал чуть подальше, куда-то возле линии волководов. Третий свалился совсем рядом с нами, среди копейщиков. Этот был еще жив и грузно ворочался среди ошеломленных солдат, трубными взревами заглушая стоны полураздавленых. - Отлично! - Альба воспользовался растерянностью черных бойцов, оторвался от фаланги и быстро подъехал к нам. - Отлично, мой принц! Лучше и придумать было бы трудно! Теперь дело пойдет! - Что мы дальше?.. - хрипло спросил я, зачем-то вытирая стилет об штанину. Конечно, ни капли моей крови на лезвии уже не было. Только легкий дымок синел в солнечных лучах. Новая волна криков "Лиа сен нау" докатилась до нас. Черные воины засуетились и приготовились отражать новую атаку - прямо со стороны городских ворот. - Пехота добралась до места! - радостно крикнул Альба. - А мы... ох ты, варварская мать! Гах, добейте дракона! И дальше там сами... ну, где трудно будет - поможете! Райдок, за мной! - Куда? - чужим голосом спросил я. Я уже скакал вслед за Альбой, по большой дуге объезжая поле сражения с тыла черных войск, и стилет был за поясом, и Ванаир в правой руке, и Орбен пристраивался слева. Перчатки я все-таки успел бросить на седло перед собой, но надеть их было некогда. К тому же левая рука все еще дышала убийственным холодом и редкие тяжелые капли падали мне на левое бедро, заставляя вздрагивать от боли. - Смотрите! - Альба выбросил руку с клинком вперед, одновременно подгоняя коня. - Черный Принц ведет последний резерв! Человек в вороненых доспехах без эмблем быстро мчался почти что навстречу нам во главе небольшого отряда. Судя по всему, это была его личная охрана, отборнейшие гвардейцы. Уцелевшие бойцы правого фланга черной армии уже заметили его и быстро двигались на соединение, одновременно сдерживая потрепанный отряд из Сапфира - героев первой вылазки. - Мы должны его перехватить! - крикнул Альба, перекрывая лязг близкой стычки. - Вперед! Черный Принц повернул голову в нашу сторону. Лицо его было закрыто глухим забралом. Я даже не смог заметить в металле прорезей, но прорези, конечно, были. Принц увидел нас и слегка изменил направление скачки. Теперь мы непременно должны были встретиться, столкнуться лоб в лоб. Принц положил руку на рукоять меча и легко выхватил его из ножен. Его движения что-то неуловимо напоминали мне, но я никак не мог сообразить, что именно. Один из всадников рядом с ним вдруг резко осадил коня. За ним другой. Третий. Они изумленно переглянулись и первый что-то громко сказал остальным. Нас разделяло уже всего несколько лошадиных корпусов, но Альба непроизвольно придержал своего коня, и мы вынужденно остановились рядом с ним. Две группы замерли посреди поля. Трое против сорока. Я не мог понять, что тревожит наших противников, и снова испугался. Альба же, по всей видимости, органически не мог вытерпеть неизвестности. - Вперед, Райдок! - крикнул он, поднимая меч для удара, и бросил коня в атаку. - Вперед! Лиа сен нау! Черный Принц заметно вздрогнул, замешкался на какой-то миг, а затем... Затем он развернул своего вороного, вонзил каблуки в его бока и рванулся прочь с поля боя. Гвардейцы без колебаний плотно окружили его со всех сторон и не оглядываясь, пустили коней в галоп. Они уже отъехали от нас на несколько стаксов, когда от группы отделились два всадника, и возвратившись поближе к месту сражения, подали несколько сигналов узкими черными вымпелами. - Они собираются отступать! - возмущенно закричал обескураженный Альба. - Этого нельзя допустить! Назад, принц! - Куда - назад? - у меня почти не оставалось сил. - Сдержим их, пока не подоспеет третий отряд! Снимайте плащ! Победа в кружке, теперь бы не расплескать! Орбен, подбери какое-нибудь копье! Орбен, как заправский всадник Степей, перегнулся в седле и поднял с земли длинный тонкий дротик. - Такое подойдет? - Да уж конечно! Сигнал третьему отряду - и к бою! Я не стал возиться с креплениями и по недавней, но доброй традиции просто перерезал завязки плаща Ванаиром. Плащ я бросил Орбену, а сам наконец-то натянул правую перчатку. Потом посмотрел на Альбу, и подвывая от боли, взял в левую руку стилет. Неожиданный порыв свежего ветра пронесся по долине как раз в тот момент, когда Орбен поднял древко над головой. Синий плащ заполоскался, как знамя; и увидев это, воины Сапфира радостно закричали. А еще чуть погодя донесся шум ликования со стороны города. Оказывается, мирные горожане тоже были на стенах - ополчение подстраховывало вышедший в поле
в начало наверх
гарнизон. И тут нахлынула волна отступающих черных солдат, и нас разнесло в разные стороны. Бой длился почти до полудня, изнурительный и кровавый. Мы все-таки не выпустили ядро черной армии из долины, но погибать, а уж тем более сдаваться солдатам Проклятого вовсе не хотелось. Они стояли насмерть и при каждом удобном случае пытались найти щель в окружении и вырваться в спасительные холмы. Нескольким достаточно крупным группам в конце концов удалось это сделать. Но сражение к этому времени развалилось на полтора десятка небольших очагов, и за беглецами немедленно были снаряжены группы преследования. Все больше сапфирцев выходили из боя, добив последнего противника или приняв неохотную сдачу. Вот уже один из офицеров гарнизона, лейтенант Барг, разослал разведчиков по окрестным холмам - проверить, не движется ли к городу черная подмога. И вдруг над побоищем сразу сгустилась тишина, и я понял, что стою, спешившись, почти в центре поля, и вокруг нет ни одного врага, а со стороны въезда в долину ко мне медленно идет Альба, и небо стало совсем уж отчаянно синим, и солнце выжимает из меня скудные струйки пота, размывающие кровь и грязь на лице, и над Сапфиром все так же развевается белый флаг с косой синей полосой. Мы победили. 2 Мой город был рядом. Он лежал передо мной, сияющий в солнечных лучах белоснежным мрамором и лазурной черепицей, укутанный малахитовой листвой плодородной долины, заглядывающий в воды прекрасного залива - укрытый серебряной паутиной самоцвет, игрушка на ладони бога. Эту игрушку бог, улыбаясь, отдавал мне. Сзади подошел Альба. Судя по всему, коня он потерял в бою. И вообще пришлось ему несладко. Был он без плаща, с перевязи свисали бесформенные рыжие клочья замши - очевидно, защищался ножнами, обронив кинжал. Или, скорее, оставив его в груди противника. Меч он сжимал в правой руке, и рука была окровавлена. Мне не захотелось спрашивать, но я почему-то не сомневался - это его кровь. Кровь к тому же текла из глубокого пореза на лбу. Но сквозь маску пепла, пыли и крови на лице все так же пробивалась улыбка, и лучились удивительные серо-зелено-желтые глаза. - Помыться бы, - капризно сказал он. - Переодеться. И выпить хорошего чая. Только обязательно хорошего. Альба шагнул в сторону городских ворот и снова остановился. - Мы все-таки отстояли его, - голос его вдруг зазвучал с какими-то необычными интонациями. - Хо... однако славная получилась драка! Я молчал. У меня просто не было сил говорить. Мне очень хотелось сказать что-то вроде: "Да, здорово". Или хотя бы просто поблагодарить его. Но я молчал и только пытался дышать беззвучно, чтобы Витязь не заметил, как я задыхаюсь. Сильно хромая, приблизился Орбен. - Прибыл в ваше распоряжение, мой принц, - хрипло сказал он. - Вот ваш плащ, только уж извините, его за это время еще больше разодрали. - Я вообще не понимаю, как ты его уберег, - выдохнул я, размазывая по лицу грязь и пот. - Да за него тут сражались, как положено, - Орбен попытался улыбнуться, но получилось больше похоже на гримасу боли. - Пришлось ему одно утро побыть знаменем, ваше сиятельство. Изволите платок, чтобы обтереть Ванаир? - Давай, - с трудом ответил я. - Что с тобой? Ты ранен? - Пустяки, ваше сиятельство, - поморщился Орбен, с поклоном подавая мне подрубленый лоскут. - Копьем по бедру угораздило, неглубоко, ничего серьезного. Обычный порез. Вот когда мы на их пехоту бросились, я, мой принц, по правде сказать, испугался. Черная пехота - это, говорят, страшнее не придумаешь. Доспехи ведь у них заговоренные, простым мечом не всегда и возьмешь. - Однако Ванаир с ними справлялся прекрасно, - задумчиво отозвался Альба, наблюдая, как я обтираю клинок от крови. - Хотя прошу заметить, принц, что сегодня это - самая сильная тяжелая пехота в мире. И тем не менее, я уверяю вас, что в Сапфире можно обучать бойцов, которые окажутся не хуже этих. Несколько столетий лучшей пехотой Радуги были морские гвардейцы вашего города. Их специально готовили для трудных десантов, они были прекрасно вооружены и умели сражаться как на палубе, так и на берегу. - У нас времени нет, - досадливо сказал я, возвращая Ванаир в ножны и вертя в руках пропитанную быстро густеющей кровью тряпку. Да, это был настоящий хлопок, а не какая-нибудь радужная паутина. И впитывал влагу он прекрасно. Правда, и кровь у черных гвардейцев была обычная. Красная кровь человека-воина. Не смолистая пакость демонов, не дымный молочай дьяволов... И уж конечно, не та мерзость, которой я парализовал магию Проклятого. - Времени нет у того, кто не умеет спешить, принц, - меланхолически сказал Альба. - Сейчас будет передышка, в этом нет сомнения. Не знаю уж, насколько длинной она получится, но хотя бы две-три фаланги сформировать вы успеете. К тому же, если возродить старые традиции военных школ, город будет сильнее, даже если не начнет выпускать отряды морской гвардии. Возможность дополнительного обучения усилит гарнизон и ополчение, а это вам весьма пригодится. Я отбросил тряпку, хотя и с некоторым сожалением. - Что делается за холмами? Вернулись ли разведчики? - Разведчики постепенно возвращаются, - ответил Альба. - Им нечего там делать. Они отстают от групп преследования. По последним рапортам, уцелевшие бойцы Проклятого рассеяны и пытаются скрыться в горных отрогах. Несколько особенно крупных групп, оказавших сопротивление и не пожелавших сдаться в плен, уничтожены. Сам Черный принц и его свита отступили быстро и согласованно. Догнать их уже невозможно, принц. У них прекрасные свежие лошади, а у нас практически нет кавалерии. - Жаль, - сказал я, без особого, впрочем, сожаления. - Очень жаль, - с нажимом сказал Альба. - Тому не меньше двух причин. Атлис: ни один из военачальников Проклятого еще ни разу не попадал в плен. А сегодня у нас был прекрасный шанс нарушить традицию. - Мы ее и так нарушили, - улыбнулся я. - Традиция велела нам быть бесславно разгромленными. Альба сурово посмотрел на меня, но ничего не сказал. Секунду спустя он неожиданно улыбнулся какой-то своей мысли и безмятежно продолжил: - Далиг: мне очень хотелось бы знать, почему наше появление на поле битвы заставило его отступить. Отступить со столь неприличной поспешностью, что этим он, по существу, обрек свои войска уже не просто на поражение, а на полное уничтожение. Кто виной тому? Я? Изрядно сомневаюсь. Мне кажется, его неприятно поразило ваше присутствие, принц. Я чувствую, что между вами существует некая связь, которую я не могу объяснить, но ощущаю так же явственно, как аромат победы или свои раны. - Вы ранены, Альба? - я обрадовался тому, что он дал мне повод спросить об этом. - Забудьте, принц, - ответил Альба без улыбки. - Теперь это прошлогодний шорох листьев. Раны победивших Витязей заживают очень быстро и очень легко. Мы даже становимся сильнее после них - когда выздоравливаем. Хотя не скрою, мне жалко союзников. Те бедняги, что погибли, еще пригодились бы нам в следующих боях. Впрочем, не следует слишком уж горевать. Они сделали все, что могли, и даже больше того. Я обернулся к полю битвы и поискал взглядом демонов. Я не сразу их нашел. В живых оставался только один - истерзанный, израненный, он сидел у трупа сородича и мерно качал огромной головой. Его пожирала воистину нечеловеческая тоска. То ли от горя, то ли от боли. Третьего не было видно вовсе. - Третий сожжен драконом, - Альба понял так и не произнесенный вслух вопрос. - Уцелевшие двое - тогда их было еще двое - отомстили за него. Прошу простить меня, принц, но ворота города открываются. Приготовьтесь войти в средоточие вашей власти и принять цитадель. Огромные створки главных ворот бесстрашно распахнулись настежь. Я незаметно оглянулся. Большая часть воинов, не отправившихся преследовать врага, собралась, оказывается, тем временем за нашими спинами. Орбен, морщась и припадая на левую ногу, подвел моего коня. Альба церемонно придержал стремя. - Прошу в седло, победоносный принц! Я мысленно высказал все, что думаю о верховой езде. Вороной с жалостью поглядел на меня и сочувственно всхрапнул. Неужели лошади все-таки умеют читать человеческие мысли? Пытаясь выглядеть изящно и непринужденно, я рывком поднялся в стремя и перебросил ногу через круп. Вроде получилось неплохо. Как и во время боя, то, чего была лишена память рассудка, пришло из памяти тела. - Извольте венец, мой Повелитель! Я принял из рук Орбена обруч с сапфирами. - Речь, - негромко подсказал Альба. Витязь уже оказался справа от меня и тоже был верхом. - Эх, надо бы вам сейчас белого, мой принц, - с досадой шепнул от левого стремени Орбен, - да только где ж его взять? Я легко тронул вороного шагом и выехал вперед. Потом развернулся, с гордостью озирая строй. Ну, честно говоря, на строй это похоже не было. Победители стояли живописной толпой и выглядели истрепанными, но счастливыми. И... все же много их осталось, черт побери! Не так-то уж и велики наши потери. Ведь есть же еще и ядро гарнизона - те защитники, которые оставались на стенах. Есть еще и отряды преследования - вряд ли они рискнут ввязываться в серьезные стычки, и стало быть, вернутся почти в полном составе. Есть еще раненые, что не смогли подняться на холм... кстати, немедленно надо отправить на поле госпитальную команду. Ох, боги мои, сколько всего надо! Но я чувствовал себя прекрасно. Теперь тяжесть правления была для меня не чрезмерной. Я как бы доказал себе, что могу править и могу справиться с проблемами и ответственностью. Ура! Альба, который немного выдвинулся из толпы, смотрел на меня с непонятной укоризной. Ах да, речь!.. - Воины Сапфира! - крикнул я. Шум в толпе утих, воины Сапфира замерли и глядели на меня - молча, внимательно и очень доброжелательно. В глазах многих читалось уважение и даже... черт побери, любовь! - Я благодарю вас за отвагу и преданность! С первой битвы доказали вы их кровью своей и победой, что досталась нам по праву! Мы отстояли наш город и нашу свободу! Мы спасли дома наши от разрушения и семьи наши от унижения! Мы отбросили лиходеев от родного порога! Мы заслужили славу и отдых, но помните - это была только первая победа из тех, что нам нужны! Впереди будет еще немало боев - трудных и кровавых! И немало сил придется нам отдать, чтобы добиться победы! А потому - отдыхайте, чтобы побеждать! Спасибо - говорю я вам от имени Властителей Домена! За мной, в Сапфир! Толпа слитно качнулась вперед. Не подалась, а именно качнулась и замерла. - Рай-док, Рай-док, Рай-док!! - троекратно возгласили воины. Откуда они уже знают мое имя? Все сразу? Боги, как быстро расползаются слухи! Я развернул коня к воротам и поднял правую руку. Секунду спустя справа от меня оказался Альба. Он придержал коня на пол-головы сзади моего, а слева уже был Орбен. Паж каким-то чудом вскарабкался на свою каурую. Держался в седле он как-то криво, совсем, как я позавчера, но лицо его просто сияло, а в отставленной левой руке он держал древко синего знамени. Теперь - настоящего. Синего с белым вымпелом. - Вперед! - крикнул я и повторил приказ взмахом руки. Вороной покорно двинулся вперед, не ожидая понуканий. И тут же за спиной лязгнуло, ритмично загромыхало, а потом родилась нестройная песня. В город прекрасный, в город родимый Мы возвращались с победой желанной... А у ворот Сапфира уже собрались встречающие. Впереди, конечно, были воины, а за ними сгрудились добрые горожане, и я вдруг до боли остро понял, как Сапфир истосковался по праздникам. Этот город был построен для счастья и веселья, но сколько же лет ему не доставалось ни того, ни другого! Может быть, последний раз настоящий праздник здесь был еще до рождения Селекса... И уже мчался навстречу воин в бело-синем плаще - когда он подскакал поближе, я узнал его. Это был наш гонец, юный Харсей. Он неуклюже спрыгнул в пыль и опустился на правое колено. - Властитель Сапфира! Приказание твое исполнено в точности, а город ждет своего победоносного правителя! - Встань, - милостиво сказал я. - Отныне за доблесть и преданность
в начало наверх
твою быть тебе оруженосцем. Если и впредь ты будешь служить Домену столь же рьяно и верно, недолго осталось ждать дня, когда назову я тебя рыцарем Короны. Парень побледнел от счастья. Коротко кивнул, рывком поднявшись, отсалютовал мне - не как принцу, а как полководцу - и не обращая внимания на рану, взлетел в седло. Я опять испытывал странное чувство нереальности происходящего. Я был настолько счастлив, настолько искренне переживал каждую секунду бытия, что не мог воспринимать это естественно. Такое ощущение обычно бывает лишь в добрых снах да в мечтах. Мне даже удавалось сказать именно то, что я хотел, и теми самыми словами, которые были нужны. Боги, боги! Неужто я заслужил тот восторженный трепет, который сейчас пронизывал каждую частицу тела моего? Ворота приближались. Рослый, плечистый рыцарь без шлема отделился от группы воинов. В темном ежике его волос было уже достаточно седины; ежик воинственно топорщился и серебрился на солнце - совсем, как у Сагастена. Для полного сходства причесок рыцарю не хватало только повязки с щегольским хвостиком. Во всем остальном они разительно отличались. Особенно конституцией. Сагастеном можно огородное пугало ошарашить - этакий призрак скорого увольнения... Рыцарь был потяжелее мага раза в три, наверное. Я остановил коня в нескольких шагах от него. Рыцарь шагнул ко мне и с достоинством поклонился. - Приветствую Синего принца Домена Райдока! Я Олломан, комендант Сапфира, капитан Короны. - И я приветствую тебя, Олломан, - сказал я, стараясь, чтобы слова мои прозвучали по возможности проще. - По воле Совета Домена, по желанию священной Радуги, вверяю я тебе сегодня наш родной город и вручаю тебе наши жизни. Но прежде хотел бы я поблагодарить тебя, мой принц и повелитель, за победу, которую ты принес нам сегодня, ибо поистине пал бы сегодня Сапфир, жемчужина Лиаменны, под вражеским натиском, если бы не та скорая и своевременная подмога, что привел ты под стены города. Олломан преклонил предо мной колено. Я почувствовал, что должен спешиться. Не вспомнил, отнюдь, а именно почувствовал. Я спрыгнул с коня, подошел к нему и положил руки ему на плечи - вернее, на металлические наплечья. - Не было для меня радостнее дня, нежели этот, Олломан. Да начнется с этого дня возрождение былой славы Сапфира. Встань, я желаю, чтобы ты был рядом в тот миг, когда я впервые вступлю в город. Орбен тоже сполз со своей кобылы и взял моего коня под уздцы. По его сияющему лицу я понял, что делаю все правильно. Но вот только... - Витязь Альба Ранскурт, прими командование и вводи войско в город! Альба гордо склонил голову. Орбен тут же передал ему знамя. Кто-то из солдат взял под уздцы его каурую. Олломан шагнул вперед и влево. - Воины и жители Сапфира! Приветствуйте властителя вашего Райдока, Синего принца, что вернулся из боя с победой! - Слава Райдоку!! - радостно заорали встречающие. - Слава! - грозно взревели солдаты у меня за спиной. Я высоко поднял голову и медленно двинулся вперед. Слева и немного сзади шел Олломан, еще больше отстав и по правую руку от меня, двигался Орбен с вороным в поводу, Альба же сместился в центр и негромко отдавал какие-то команды, перестраивая войско в колонну по пять. Войско Сапфира словно несло с собой в город ощущение победы. В тот миг, когда я шагнул в тень городской стены, пересекая линию ворот, на пустом флагштоке рядом с белым знаменем, пересеченном наискось синей полосой, взвилось второе знамя. Синее. Оно было немного меньше флага Домена, и развевалось чуть пониже. Стены, казалось, дрогнули от неистового вопля "Хвала! Хвала принцу Райдоку!" Воины стали мерно колотить рукоятями мечей о щиты. Те, у кого не было щитов, плашмя ударяли клинками о ножны. Мирные горожане топали ногами и хлопали ладонями по бедрам. Я вдруг вспомнил о неотложной заботе, замедлил шаг и повернулся к Олломану. - Немедленно вышлите в поле санитаров, - приказал я. - Там раненые. Много раненых. Есть и черная пехота. Не добивайте их. Ведите в город, размещайте под охрану и лечите, как пленных. - Слушаюсь, мой принц, - серьезно кивнул Олломан и сразу отстал от меня - подозвал к себе одного из гарнизонных офицеров и принялся распоряжаться. Я двигался вперед, теперь уже один, и с некоторым ехидством думал о том, что отослал от себя единственного человека, который знал, куда идти. Ни Орбен, ни Альба, насколько я мог сообразить, в Сапфире ни разу не были, и, стало быть, не знали, где расположен дворец правителя. Иначе Жемчужина Странствий могла бы доставить нас прямо на дворцовую площадь. А вот как раз я в Сапфире вроде бы бывал неоднократно и должен был прекрасно это помнить. Должен был, но, разумеется, не помнил. Я остановился. Орбен истолковал это по-своему. Он тут же подвел мне коня, видимо, решив, что я исполнил акт вступления в город - с должным уважением, пешим, а теперь хочу вновь занять положенное мне место триумфатора. Я криво улыбнулся своим мыслям и поднялся в седло. Альба подался вперед и снова оказался у правого стремени. - Витязь, - негромко обратился я к нему, - вы, случайно, не знаете, где здесь дворец правителя? А то очень неудобно может получиться. Альба недоуменно глянул на меня и вдруг снова разразился своим жутким смехом, от которого должно было скисать молоко, а у беременных случаться выкидыши. - Вы знаете, что вашим смехом можно дьяволов пугать? - мрачно поинтересовался я. - Знаю, - выдохнул Альба в промежутках между приступами истошных завываний. - Здорово, правда? Солдаты, идущие впереди, дружно начали укорачивать шаг, чтобы колонна не врезалась в нас, а затем и вовсе остановились. И смотрели на нас заинтересованно и ожидающе. Наконец-то насмеявшись всласть, Альба повернулся к строю и зычно сообщил: - Принц Райдок крайне склонен помочиться, дабы не осквернить церемонию! Ему не везло с этим делом от самого начала боя! Так что, ребята - разойдись! Собраться на дворцовой площади! Армия на мгновение замерла. А потом захохотала. К ней постепенно присоединились гарнизонные воины и ремесленники, потом женщины и даже дети. И тут же из глубины строя кто-то крикнул: - Да здравствует Райдок! Вот это принц! - Хвала принцу! - тут же заорали все. И орали долго. Строй распался. Солдаты, по одному и кучками, двинулись куда-то вперед и направо. А к моему стремени подошла молодая женщина и, отчаянно стесняясь собственной смелости, сказала: - Вот наш дом, ваше сиятельство... там во дворе, ежели не побрезгуете... ой! Я повернулся к Альбе. Тот спрыгнул с коня. - Идите, мой принц. Я подержу повод. И когда я опять оказался на земле рядом с ним, Альба наклонился к моему уху и шепнул: - Потом спокойно дойдем до площади вместе со всеми. В толпе. Возьмите с собой Орбена. Принцу всегда надлежит иметь при себе хоть одного человека. Орбен был тут как тут и явно знал, кого и сколько надлежит иметь принцам. Я поразился смекалке Альбы и тому, как отважно он решился сломать ход церемонии. Пожалуй, придумать нечто подобное я смог бы. Но воплотить в жизнь перед несколькими сотнями верноподданных... А почему бы, собственно говоря, и нет? Уж если я первый урок географии получил в туалете... - Веди, любезная, - ласково сказал я молодой хозяйке. Та зарделась. - Извольте, ваше сиятельство! Передо мной распахнулась калитка в невысокой стене. А за стеной был сад. Красивый маленький сад, с почти отцветшими яблонями и вишнями. На прижавшейся к дому хрупкой молоденькой тауме уже появились первые завязи. В глубине сада прятался аккуратный некрашеный сарайчик. Женщина махнула рукой в его сторону. - Вот там, ваше сиятельство. Если угодно, я сейчас воды подогрею. А если вам... - она хихикнула, - ...ненадолго, то кувшин там прямо на стене висит. Вода чистая, свежая. Правда, прохладная, из колодца. - Подержи плащ, Орбен, - сказал я торопливо. Прозвучало очень хорошо, именно торопливость мне и была нужна в голосе. На самом деле я боялся, что, если буду слишком долго возиться, народ успеет уйти с этой улочки, и у нас снова возникнут проблемы. Хотя теперь, пожалуй, площадь без труда обнаружится по шуму. Орбен принял плащ. Я подумал и снял венец. К знакам достоинства следует относиться с уважением. Некоторое время я думал, не отстегнуть ли Ванаир, но потом решительно двинулся к домику. Дощатая дверь скрипнула и затворилась за мной. Я остановился, выжидая. Делать мне здесь было, по правде говоря, нечего. Я мысленно выполнял соответствующие действия, прикидывая, сколько времени следует выждать за дверью. Потом надо будет увлажнить руки из кувшина... кстати, где он? Глаза постепенно привыкали к мягкому полумраку. Кувшин висел на стенке справа от меня. Я машинально наклонил его, плеснул на руки холодной воды и стряхнул капли на пол. И в это время на улице снова послышались ликующие крики. - Радость для Домена! Где принц? Найдите принца! Я поспешно вышел из домика, делая вид, что на ходу привожу в порядок одежду. - Что случилось? Орбен! - Понятия не имею, мой принц, - верный паж сунул мне в мокрую руку венец и быстро стал пристегивать плащ. - Кто-то движется от ворот. Велите узнать или сами выйдете? - Выйдем вместе, - сказал я, бездумно возвращая венец на темя. Мысли мои были на улице. Из-за стены послышался голос Альбы. - Принц здесь. Что вам надо? - Так что вот какое дело, Витязь, возвернулись гонцы от тех, что в погоню ходили. За самым большим отрядом Проклятого, так его в ребро, значит. И получилось у них захватить обоз, Витязь! Весь, значит, целиком, с телегами да фуражирами. Припасы там, амуниция, оружие доброе, просто заглядишься, лошади, золота и самоцветов - невесть сколько, а главное - пленных они отбили! Почти четыре десятка человек, стало быть! И серед них оказался брат повелителя нашего, бесцветный принц Гэйтхэйт! Он, получается так, попал в плен при Дайгроу, а теперь, гляди-ка, брат его выручил! Вот радости-то будет! Вот оно как бывает, Витязь! Я распахнул калитку. Немолодой уже солдат, невысокий, потрепанный, но с весьма щегольскими усами, повернулся ко мне и радостно крякнул. - Ваше сиятельство! Вот оно вы где, значит! Хочу доложить вам... - Я слышал, - прервал я его. - Благодарю тебя за счастливую весть. Чем отблагодарить тебя за службу? Деньгами? Бокалом вина? Подарком? Солдат смущенно усмехнулся, шевеля усами, как жук. - Да оно ведь как, ваше сиятельство... Вина в казарме нальют к ужину, да капитан сегодня, значит, обещался выкатить в честь победы, да и праздник по поводу вашего сиятельства опять же... И деньгами я не обижен, на военную-то жизнь хватает, а безделушки всякие... В общем... эх, ваше сиятельство! Кабы вы меня запомнили... Уж точно запомню, подумал я. Вот тебе урок, принц. Тебе и твоему вновь обретенному высокомерию. - Как тебя зовут, друг мой? - спросил я вежливо. - Откуда ты родом? Улыбка воина стала еще более широкой и смущенной. - Эрджин, ваше сиятельство. Вот так вот кличут меня: Эрджин. А родом я из Сапфира, здешний то есть. Служу в Знамени лейтенанта Барга. - Я запомню тебя, Эрджин, - сказал я честно. - Возвращайся к своим и будь покоен, мы еще не раз встретимся после победных боев. - Это уж точно, ваше сиятельство, - весело согласился Эрджин. - Боев у нас немало будет - ну да пошлют милостивые боги удачу нам и победу. Я обернулся к хозяйке сада и сарайчика. - И тебе спасибо, милая хозяйка, благословен будь твой дом. Что могу я сделать для тебя? Хозяйка смотрела на меня с восхищением и грустью. - Что говорить, ваше сиятельство... Оберегите нас, если получится. Упасите от злодеев и насильников. А то как вспомнишь Айнал, так прямо дурно становится, свято слово. Ведь какой город был! И людей сколько жило... а ведь почти никто живым не ушел. Ну, правда, принца Венселла никто злым словом не помянет, это уж точно. До последних дней бился, и сам первым пал. А уж как принц погиб, так и городу недолго осталось. Так что, ваше сиятельство, если чего для нас... для меня сделать изволите, так вы
в начало наверх
уж себя поберегите. Пока вы здоровы да целы, так и мы уж, дайте боги, как-нибудь продержимся и счастья добудем. А если что - заходите... где кувшинчик, вы знаете. Она озорно улыбнулась напоследок и спряталась за калиткой. Я посмотрел на Альбу. Альба на меня. - Возможно, Витязь, - сказал я официально, - нам следует отложить праздник до возвращения всех отрядов? А сейчас вернуться к воротам и с почетом встретить моего доброго брата? - Именно так, я полагаю, и следует сделать, - согласился Альба не менее официальным тоном. - Эрджин, слышал ли ты решение принца? - Да уж конечно, как не услышать, - отозвался Эрджин. В голосе его прозвучала невысказанная похвала. - Тогда ступай на дворцовую площадь, найди капитана Олломана и передай ему, что принц приказал воинов пока что распустить на краткий отдых, а самому с караулом и офицерами вернуться к воротам. - Повинуюсь, Отважный, - четко произнес Эрджин и быстрым шагом направился к центру города. Альба поглядел ему вслед и сделал несколько шагов в сторону от калитки. Удалившись на безопасное расстояние от потенциальных слушателей, он подождал, пока я присоединюсь к нему, и мрачно сказал вполголоса: - Откровенно говоря, мой принц, именно сейчас я опасаюсь неприятностей. Мне не по душе та роль, которую Гэйтхэйт играл в вашем сне; не нравится мне также то, что Черный принц отчего-то решил пощадить Гэйтхэйта. К чему это? Убить наследника и двух Витязей, но сохранить жизнь бастарду - вам не кажется, что в этом поступке либо вовсе нет логики, либо логика его сокрыта от нас? - Что я могу ответить, Альба? - нервно сказал я. - Я должен радоваться тому, что жизнь моего родича вне опасности, но разумеется, вы правы. Что-то в этом деле неладно и мне очень тревожно сейчас. Если сможете, помогите мне - хотя бы советом. - Разумеется, принц, - кивнул Альба. - А сейчас, хочу я того или нет, но придется идти к воротам, а там уж посмотрим. Может, хоть что-то узнаем. И я снова поставил ногу в стремя. Мы вернулись к воротам как раз вовремя для того, чтобы увидеть, как из-за поворота меж зеленых холмов в облаке пыли показалась голова обозной колонны. Терпеливые ослики и усталые, но все равно бодрые лошади тащили тяжелые повозки со всякой всячиной, которая может пригодиться для сохранения жизни себе и отъятия ее у других. Между повозок двигались чумазые, измученные и веселые бойцы. Отсюда невозможно было различить, кто из них был в отряде преследования, а кто нежданно обрел свободу и возвращается из страшного плена. Поспешные шаги за спиной сказали нам, что комендант Олломан не позволил себе медлить с возвращением. - Мой принц, - сказал он, приблизившись к нам, - я счастлив поздравить вас с возвращением брата. Поистине, все, что вы сделали сегодня, было даром богов для нашего Домена. Должен также доложить вам, что приказание ваше выполнено, санитарные команды уже работают в поле. На случай внезапного нападения я отправил для их защиты и охраны пленных две фаланги из тех, что стояли сегодня на стенах и в бою участия не принимали. Третья фаланга через полгонга выйдет в поле, где возьмет на себя охрану санитарных повозок и конвой пленных. - Благодарю вас, Олломан, - искренне сказал я. Тоскливая морда раненого демона по-прежнему стояла у меня перед глазами. Интересно, найдется ли в городе человек, знающий, как его лечить? Колонна подошла к воротам и замерла. Вперед вышел человек со значком лейтенанта на шлеме. - Властитель Райдок, капитан Олломан, - он учтиво поклонился. - Спешу сообщить, что мой отряд вернулся из экспедиции преследования. Уничтожено около шестидесяти вражеских бойцов, наши потери - четверо убитых, одиннадцать раненых. Захвачен обоз противника, освобождены сорок два пленника. Среди них - Бесцветный принц Белого домена Гэйтхэйт и лейтенант Менард. Мои люди в этом бою пленных не брали. Он еще раз поклонился. - Прикажете войти в город? - Где мой брат? - беспокойно спросил я. Лейтенант, не отвечая, повернулся к своим бойцам. - Помогите принцу Гэйтхэйту встать! - приказал он. Несколько человек собрались у одной из повозок и бережно извлекли из нее нечто, напоминающее скорее ворох тряпья. Лейтенант быстро подошел к ним и еще раз склонился в поклоне. - Ваше могущество, - сказал он, - вас встречает брат. Ворох пошевелился и, к моему удивлению, встал на ноги. Высокий худой человек, облаченный в невероятно грязные лохмотья, пошатываясь, шагнул к воротам и остановился, щуря воспаленные глаза. Я пристальнее вгляделся в резкие черты его лица. О боги! Невзирая на ввалившиеся щеки, многодневную щетину, свежий алый рубец на щеке, я узнал этот неприятно пылающий взгляд. Передо мной стоял человек из проклятого сна. Данк был прав! Это действительно мой сводный брат Гэйтхэйт. Глаза сиблинга вдруг вспыхнули еще ярче. - Брат?! - хрипло, почти шепотом переспросил он. - Брат?! Да это же Райдок, проклятый богами убийца! Брат? Ты посмел назвать эту кровавую скотину моим братом?! Лейтенант замер в недоумении. - Ваше могущество, это действительно Райдок, брат ваш и правитель нашего Домена, Синий принц Белого Запада! - Это предатель! - выкрикнул Гэйтхэйт, истекая ненавистью, словно сладким ядом. - Это подлый наемник Проклятого, ренегат, мой мучитель! Голос его сорвался в истерический фальцет и Гэйтхэйт умолк, надрывно кашляя. От уголка его рта поползла тонкая струйка слюны, смешанной с кровью. Олломан удивленно посмотрел на меня. - Ваше могущество, несомненно, вы слишком утомлены злоключениями. Принц Райдок сегодня одержал неслыханную, невероятную победу ради славы Домена, он принял Сапфир, как законный правитель города. Мыслимо ли, чтобы... - Принял город! - Гэйтхэйт подавил приступ кашля и снова вонзил в меня яростный взгляд. - Он принял город? Его крик породил какое-то движение на передних повозках. Еще несколько изможденных оборванцев приподнялись над бортами телег. Один из них вдруг тоскливо вскрикнул, как ночная птица, и резво выбрался наружу. - Убийца! - надрывно выдохнул он, показывая на меня. Гэйтхэйт подошел ко мне вплотную и цепко ухватился за мое плечо. - Это чудовище убило Селлери, а теперь берет себе его город? Братец, да ты непревзойденный подлец! Он шатался, как пьяный, а голос звучал хрипло и невнятно, но ненависть заставляла его говорить все громче и звонче. - Он предал нас! Он возглавил отряды Проклятого в битве у Дайгроу! Он хохотал, когда велел убить Лэйхэма, который просил его о пощаде, он собственноручно зарубил своего дядю Селлери, он приказал поджечь башню, чтобы Линдолл не смог вырваться, он взял меня в плен! Меня, одного меня он пощадил, чтобы измываться надо мной и утолить свою черную ненависть! Но я вырвался из твоих лап, братец, и ты неразумно поступил, оказавшись здесь сейчас. Люди! Чего вы застыли, как статуи? Схватите его!! Олломан еще раз пораженно перевел взгляд на меня, затем снова на Гэйтхэйта. Но ни сказал ни слова. Я вдруг вспомнил, как Данк называл моего сиблинга. Хэй. Да, Хэй. - Прошу прощения, принц, - вдруг вмешался Альба. - Насколько мне известно, Желтого принца Селлери убил некий бастард Отверженного, прозываемый Черным принцем? Хэй расхохотался во весь голос. Прямо в лицо Альбе. - Да, вы правы, незнакомец! Именно так! Только вот в чем дело: именно он, наш любимый малыш Райдок, и есть тот самый Черный принц! Я застыл, как замороженный. Я вдруг понял, что поразило меня в повадках Черного принца, когда я глядел на него во время битвы. Он действительно походил на меня, как отражение. Вернее, тень. Черная тень, оторвавшаяся от хозяина. - Он одержал победу? - продолжал Хэй. - Очевидно, вы хотите сказать, что черные войска неожиданно отступили? Олломан неожиданно грозно встопорщил седой сагастеновский ежик. Я понял - он вспомнил удивительное бегство черных предводителей и нерешительные контратаки вражеских гвардейцев. - Разумеется, так и должно было быть, - гневно сказал Хэй, вдруг понизив голос. - Он взял Сапфир почти без крови. Голыми руками. И вы еще радуетесь ему, как спасителю? Он повернулся к растерянному лейтенанту и неуловимым хищным движением выхватил из-за его пояса кинжал. - Ты ошибся в одном, мой мерзкий братец, - прошептал он, всматриваясь в мое лицо почти что с нежностью. - Тебе следовало меня убить. Тотчас же! Немедленно! Как только я попал в твои руки! - Такого не может быть! - я не сразу узнал голос Орбена. Юный паж, позабыв об этикете, наступал на Гэйтхэйта с голыми руками. На его лице была начертана готовность защитить меня во что бы то ни стало, или умереть, сражаясь. - То, о чем вы говорите, принц, невозможно! Сеньор мой Райдок был в те дни в Дианаре! И готовился к Перекличке Очагов! Ни на миг не отлучаясь, я сопроводил его и принца Данка в Ранскурт, а оттуда мы спешно направились в Сапфир. И все это время я находился рядом с ним! В чем готов поклясться всеми цветами священной Радуги! - Ага, - с мрачным удовлетворением произнес Хэй, поворачиваясь к Орбену, - ты тоже здесь, гаденыш? И ты думаешь, что сможешь убедить кого-то в истинности своих слов? Ты, очевидно, забыл, маленький паж, что колдовское искусство твоего хозяина известно всем землям Радуги. Отводить глаза он умеет, спору нет. В этом все мы давно убедились. Но везение закончилось, Райдок! Умри! Он прыгнул вперед, занося кинжал для удара. Орбен бросился наперерез, но в это время Олломан, также отбросив правила церемониала, перехватил руку моего обезумевшего брата. - Даже если все, что вы говорите, истинно, мой принц, - твердо сказал он, - тем не менее, я не могу позволить свершиться самосуду. Принц Райдок должен предстать перед судом Короны. - Это не самосуд, Олломан! - выкрикнул Хэй, извиваясь, как угорь. - В конце концов, это внутреннее дело семьи! Прочь руки! Если тебе так угодно, я предстану перед судом Короны сам, за убийство брата! Но суд будет недолгим! Он взмахом свободной руки указал назад. Почти все освобожденные пленники уже выбрались из повозок и сгрудились за его спиной. - Вот, гляди! Сорок человек готовы подтвердить каждое мое слово! Он наконец стряхнул руку Олломана и остановился, задыхаясь. - Воины Селлери! Воины Линдолла! Воины Лэйхэма! Кто такой Райдок? Скажите этим безумцам, кто такой Райдок, и на что они обрекают себя, повинуясь ему! - Убийца! - снова крикнул тот, кто поднялся первым. - Убийца, изверг, скотоложец! - Он совокупляется с нечистью! - громко сказал кто-то из задних рядов. - Я сам видел! Он даже не пытается этого скрывать! Он трахает этих вонючих монстров! - Он убивал наших воинов, - добавил третий. - Убивал и смеялся. Он уничтожает все, к чему прикоснется! Он и есть Черный принц, лучший полководец Отверженного! - Однако все мы видели Черного принца во время битвы, - спокойно сказал Альба. - Видели и принца Райдока. По-моему, одного этого вполне достаточно, чтобы понять - речь идет о двух разных людях. Лейтенант нерешительно кашлянул. - Прошу простить меня, Витязь, но мы видели человека в черных доспехах, с лицом, закрытым забралом. Черный принц мог приказать любому из приближенных заменить его на время битвы, разве нет? Олломан посмотрел на меня. Лицо его было мрачным. - Это серьезные обвинения, принц Райдок, - бесстрастно сказал он. - Я полагаю, что должен задержать вас до выяснения всех обстоятельств. - Нет! - звонко сказал Хэй. - Никаких выяснений! Он сумеет отвести нам глаза своим чародейством! Пусть умрет здесь и сейчас! - Да! Да!! - неистово завопили освобожденные. - Если Черный принц в наших руках, его надо убить немедленно! Альба вдруг порывисто сжал мое запястье. - Бежим, - решительно сказал он. - Скорее! - Остановитесь, Витязь! - резко потребовал Олломан. Альба подбросил меня в седло и вежливо обернулся. - Я не подчиняюсь вам, комендант. Мне могут приказывать только принцы. Я ведь все-таки Витязь, не так ли? - Тогда приказываю я! - нервно сказал Хэй, не решаясь, впрочем,
в начало наверх
подойти поближе. - Простите, принц, - жестко сказал Альба. - Синий плащ старше серого, а я - Альба Ранскурт, Витязь Райдока. Отнюдь не Гэйтхэйта. - Дьявол! - заорал Хэй, все же бросаясь вперед. - Тогда - поединок! Демоны ада, лучше сдохнуть, чем допустить это! - Потом, - небрежно бросил Альба, взлетая в седло и поднимая своего коня в свечу. Хэй едва успел отпрыгнуть, чтобы не получить по плечу копытом. - Орбен! - крикнул я, растерянно озираясь. Альба сильно ударил моего вороного мечом по крупу. Плашмя. - Вперед! Я успел только заметить, как Хэй метнулся к Олломану, как Орбен, размахивая руками, что-то пытается объяснить солдатам, а улицы Сапфира уже мчались мне навстречу. Альба скакал рядом, спокойный и невозмутимый, и как всегда, улыбался чему-то. Слева пролетела калитка в стене, у которой мы остановились в прошлый раз. - Куда мы? - в замешательстве спросил я. - К причалу, - с великолепной краткостью ответил Альба. - А где причал? - Полагаю, на берегу залива. - Витязь! - взмолился я. - Не издевайтесь хоть вы! Альба улыбался. - Я не издеваюсь, принц. Ворота города обращены в поле, залив с противоположной стороны. Значит, нам прямо, прямо и еще раз прямо. - Но зачем на пристань? - А как еще вы собираетесь скрыться от разъяренной толпы? - Вы полагаете, я должен от нее скрываться? - Люди любят для начала найти виноватого во всех бедах и убить его. Разбираться они будут потом. Не волнуйтесь, принц. Свою часть добрых дел вы сегодня совершили. Теперь отойдите в сторонку - пока не осядет пыль. Сумасшедшая путаница переулков снова вывела нас на улицу, в конце которой сияло солнце. - Да, на восток, - ответил моим мыслям Альба. - На пристани мы найдем легкое и быстроходное судно. И вы уплывете отсюда как можно быстрее и как можно дальше. Ветер с юга. Если не ошибемся с выбором судна, никто вас не догонит. На полгонга я их, без сомнения, задержу, а потом будет поздно. Вы уйдете слишком далеко, скроетесь за горизонтом. И если вы возьмете в сторону от берега, вас никто не сможет найти посреди Лиаменны. Лунная Лагуна слишком широка, а быстрая фалара - только точка в сверкании волн. - Тогда поплывем вместе, - задохнувшись от страха остаться одному, попросил я. - Я не умею обращаться с парусами. - Парус я вам поставлю, - спокойно сказал Альба, еще подгоняя коня, чтобы держаться рядом. - А потом надо будет только следить за рулевым веслом или штурвалом. Это несложно. Вы быстро освоитесь. Ветер попутный, свежий, но не сильный. Работать со снастями вам не придется. - Но вдвоем нам будет проще! - Кто-то должен остаться на пристани, чтобы задержать погоню. - Но вас же там убьют! Альба зажмурился на солнце, как кот, и мурлычущим голосом сказал: - Как говаривал один славный воин - это не так-то просто сделать. За очередным поворотом перед нами распахнулась водная гладь. Улочка шла вниз и упиралась в берег. Мы выбрали верную дорогу. - Влево, - коротко скомандовал Альба. - Я вижу пристань. Грохоча копытами по доскам настила, мы влетели на первый причал. Сонные моряки смотрели на нас с недоумением. - Самую быструю фалару Синему принцу Райдоку! - громовым голосом приказал Альба. - Якорь поднять! Паруса поставить! Каждый миг на счету, шевелитесь, болваны! Приготовьтесь отдать швартовы, как только принц ступит на борт! Несколько человек бросились к небольшому, но удивительно красивому суденышку. Еще один, постарше, спешно направился к нам. - Вот она, извольте, ваше сиятельство, - он сорвал с головы смешную шапочку и уважительно поклонился. - Уж вы поверьте, ничего быстрее еще по морям не ходило. Мигом домчит, куда прикажете. Экипажа-то вам сколько надобно, ваше сиятельство? - Синий принц отправляется в путь один, - отрезал Альба и склонился ко мне. - Как можно быстрее отплывайте. - Почему без экипажа? - жалобно спросил я. - Скандал на берегу разразится, когда вы будете в двух полетах стрелы от берега. Вам очень нужен бунт на борту? - Нет! - сказал я плачущим голосом. - И куда прикажете плыть? - Куда угодно. В Харденанг. В Кармин. В Лагор. Боги, да куда ветром вынесет, туда и причаливайте! Врагов на севере пока что нет. Пожилой моряк придирчиво оглядел взмывшие почти к верхушкам мачт косые треугольные паруса и удовлетворенно хмыкнул. - По нынешним ветрам вам, ваше сиятельство, и перекладываться почти не придется. Одним штурвалом управитесь. Тут скоро низовик пойдет - он, ясное дело, с востока - так вы, если на север, чуть круче к ветру заложитесь и все дела. Готова ваша малышка, сударь; коли угодно - можно и в путь. Альба почти что стащил меня с седла и подтолкнул к фаларе. - Быстрее же! Гордым независимым шагом я прошел по шатким мосткам и ступил на соломенно-золотистую палубу. - Отдать концы! - зычно крикнул пожилой моряк. Два юнца, лет по шестнадцати каждый, с восторгом глядя на меня, втянули на борт фалары канаты, державшие судно у причала, и проворно прыгнули обратно на причал. Суденышко, покачиваясь, медленно отходило от берега. - Идите к штурвалу, принц, - громко сказал Альба, и в голосе его не было интонаций прощания. - Встретимся на севере. - Удачи! - ответил я и побрел на корму, придерживаясь за борт. - Вам удача понадобится не меньше, - улыбнулся Альба и решительно двинулся обратно к лошадям. Фалара набирала ход быстро, до берега было уже шагов пятьдесят, когда из переулка появились всадники. Альба снова оказался прав. Олломан и Хэй смогли договориться по крайней мере о погоне. Я встал за штурвал и отвернулся от берега. Если меня все-таки догонят, я всегда успею об этом узнать. Вода приятно шелестела, всхлипывала, шуршала пеной о борт. Солнце грело мне правую щеку. Жить было хорошо. И очень противно. Я пытался понять то, что услышал от Хэя, и не мог этого сделать. Если Черный принц - мой двойник, то это, надо полагать, результат чародейства. Какого? Зачем это? Может быть, его создали специально, чтобы посеять раздор в семье? А потом хотели разменять со мной... но не получилось? Тогда, возможно, он сейчас обладает моей памятью? Ох, боги, знание принца-чародея в лапах злейшего из врагов?! Я со стоном опустился на палубу и обхватил голову руками. Нич-чего не понимаю, сохрани меня Луна! Я твердо знал одно: теперь я потерял все, что имел. Семью, дом, друзей... Последнего, единственного друга, которого послала мне судьба! Альбу Ранскурта, Витязя Райдока... Сейчас он погибнет на причале, защищая мою спину, давая мне возможность уйти - зачем? Зачем все это!? Я поднял голову и глянул на берег. Там сверкали мечи, но драки, похоже, не было. Велась какая-то оживленнейшая беседа. А на самом краю стояли двое. Высокие, худые... Хэй? Нет. Это не лохмотья Хэя. Один из этих двоих в кольчужной рубашке - надо полагать, Альба. А рядом... в сером плаще... на голове что-то белое... Сагастен?!.. Сердце в моей груди отчаянно заколотилось. Я замахал руками и заорал, надрывно и отчаянно: - Сагастен! Я здесь! Здесь я, Сагастен! Старый маг, казалось, не обращал на меня внимания. Вот он повернулся к Альбе, вот вообще отвернулся от залива... Неужели он покинет меня вот так, без помощи, даже без совета? Внезапно воздух рядом со мной замерцал и сложился в фигуру чародея. - Привет, Райдок, - сказал Сагастен дружелюбно. - Гастен! Ты не бросил меня! Я попытался схватить его за руку, но ладонь моя прошла сквозь теплый воздух насквозь. - Нет, это не я, - чуть насмешливо сказал фантом. - Я там, на причале. Видишь? Я посмотрел на причал. - Да. Вижу. - Уплывай отсюда, малыш. Альба принял верное решение. Как, впрочем, и ты - когда рассказал ему обо всем. Да! И спасибо тебе за то, что спас Сапфир. Видишь, наши расчеты тоже во многом оказались верны. Кстати, хорошо, что вам пришло в голову отправить ко мне гонца. Иначе сейчас нам не удалось бы встретиться, а твоему Альбе, пожалуй, пришлось бы худо. - А что же Хэй? Что с ним стряслось в плену? И кого, вернее, что за чародейство он видел? - С этим мы разберемся. Не торопись, Райдок. Ты же сам понимаешь, все запуталось куда сложнее, чем хотелось бы. Кстати, кое о чем вы с Альбой в этой суматохе не подумали. Ты чем собираешься питаться, юноша? Мечтами о возвышенном? Я охнул. - Блин! Но, Сагастен, мы все равно не успевали бы... - Молодость, - добродушно, насмешливо и самодовольно сказал фантом. - Всего-то и надо было мешок с вьючной лошади схватить. - И кто бы меня к вьючной пустил? - Тоже правильно. Ладно, лови! Над палубой собрался плотный желтый дым и увесистым мешком шлепнулся на доски. Я ошеломленно пнул его ногой. Мешок был настоящий. - Кроме пищи, там всякая мелочь - Орбен у тебя молодец, все самое необходимое в одном месте держит - и ларец с "Хрониками". Не стыдно тебе, Райдок? Самое ценное, что у тебя было, бросил на произвол судьбы, так? - Самое ценное, что у меня есть - это честь, - гордо процитировал я и сам улыбнулся своим словам. - Не ругайся, учитель. Я удивляюсь, как я голову в Сапфире не оставил... - Между прочим, вполне мог остаться без головы, - брюзгливо, но ласково сказал призрак Сагастена. - Да и анналы тебе еще пригодятся. Ладно, успокойся. Все уже почти что хорошо. Или почти не плохо. - Но куда же мне плыть? В Харденанг? Призрак покачал головой. На миг он вдруг расплылся, замерцал, но тут же вновь обрел четкие контуры. - Не думаю. Полагаю, что тебе сейчас надо поскорее оказаться в Люмине. И найти там Нагона. - Зачем? - Чтобы не тратить времени. Зачем тебе возвращаться сюда, делая крюк? Тебе нужен маг и храм. Если бы все сложилось так, как мы задумывали изначально, это был бы я. В Дельфосе. Но раз события разворачиваются... э-э-э... немного иначе, тогда пусть это будет Нагон в храме Орфи. Все, малыш, до новой встречи и удачи тебе! Мне трудно поддерживать канал так долго, я устал с дороги. Фантом снова замерцал и исчез. А Сагастен на удаляющейся пристани даже не обернулся в мою сторону. Он что-то горячо доказывал обступившим его воинам Сапфира. Здравствуйте! Плыть в Люмину? Еще и родины лишили, нахалы! Память отшибли, город отняли... Я вдруг понял, что, по существу, даже и не был в спасенном мной Сапфире. Постоял у ворот, заглянул в гости помочиться, ненадолго вернулся к воротам, галопом промчался насквозь - и все! Кстати, даже не помочился на самом деле. Не отметился. Но я вернусь, во что бы то ни стало вернусь. Вернусь, чтобы вернуть древней столице Корабелов славу и честь. Вернусь, чтобы смыть пятна сомнения со своего плаща. Вернусь по своим следам, что бы об этом не говорили певцы и поэты. Вода казалась совершенно серебряной под яркими солнечными лучами. А за кормой пенился быстрый бурун - так стремительно рассекала волны моя фалара. Бурун был белый, как снег. Идущий вперед по белому... На этот раз я почти не оставлял следов. Кроме этой белоснежной пены. Но я все равно вернусь. Я мечтательно вздохнул и взялся за штурвал. Фалара уверенно шла на север. Словарь имен, названий и выражений. Следует иметь в виду, что этот словарь, хотя и относится непосредственно к первой части Анналов Радуги, тем не менее ставит своей
в начало наверх
целью расширенную трактовку происходящего. Поэтому в нем можно встретить статьи к терминам, в первом томе настоящих Анналов не употребляемым, но важным для понимания событий. Распространенные под Радугой единицы измерения по возможности адаптированы для читателя настоящего издания. В тех случаях, когда летоисчисление не указано особо, имеются в виду Лета Селекса. 1-й год Селекса - 1066 год от Первого Передела. Сокращения данл. - данлианский дв. - двартескин денс. - денсайский лауг. - гхор лаугра Л.С. - Лета Селекса П.П. - Первый Передел сдн. - сиа-донг фр. - фрейхольт эльф. - эльфийский эт. - этельрад Единицы измерения длины 1 морская лига = 8 фарадов = 64 стакса = 4096 стрел = 32726 ладоней 1 фарад = 8 стаксов = 512 стрел = 4096 ладоней 1 стрела = 8 ладоней = 64 ногтя = 512 черт Единицы измерения веса 1 таленг = 8 ленгов = 32 банга = 64 квайна 1 квайн = 64 сима = 512 плентов 1 плент = 8 дафов Монетная система Белых доменов 1 таленг = 20 золотых = 160 серебцов = 1280 реннов 1 золотой = 8 серебцов = 64 ренна = 128 блесток 1 ренн = 2 блестки = 8 сарет = 16 ансиков Айнал - крупный город на юге Белого Запада, у основания полуострова Корабелов, центр Синего колората. Взят и разрушен войсками Черного повелителя. Айроу - имя девушки, приснившейся принцу Райдоку во время первого заклятия. Алора - фрейлина Двора, прислужница принца Райдока. Альба - Альба Ранскурт, Витязь Райдока (563), заключивший договор в Ранскурте. (Здесь и дальше второе имя Витязя означает город Договора, цифра - год Договора.) Альда (р.505) - дочь правителя Белого Востока, Изумрудная принцесса (532) Белого Запада, жена принца Сенрайда Стойкого, мать принца Райдока. Титул "Леди Дельфоса" означает, что Альда, как супруга правящего принца, осуществляет почетный патронат над Храмом. Амери (245-320) - дочь правителя Белого Востока, Сердоликовая принцесса (274) Белого Запада, жена принца Денхира Достойного, мать принцев Хирама Мудрого и Хирали Златокудрого. Погибла во время атаки на гавань Хьяридейла. Почитается среди величайших героев Белого Запада. Амунгир (1046 П.П.- 83 Л.С.) - Амунгир Седой Мэгаут, Белый ярл (34) Туманного Берега. Ангкха-Даум (281-347) - Белый вождь (296) волчьих всадников. ансик (ст.денс.) - самая мелкая монета Белых доменов, достоинством в пол-сареты (одна восьмая блестки). Не чеканится более двухсот лет, полностью вышла из употребления. Современникам известна в основном по пословицам. Любопытно, что слово "ансик", также практически вышедшее из употребления, дословно означает "пища на одного человека; порция; то, чего достаточно, чтобы один раз наесться досыта". Арет - крылатый конь из священных табунов Сердца Леса. Был дарован Белым принцем Энселиэрном Преображенному Витязю Глориану. атлис - первая буква алфавита Серенгара. См. атлида. атлида - самый распространенный алфавит Земель Радуги. По преданию, изобретен в первом веке Обитаемых Времен великим мудрецом и магом Серенгаром, служившим принцу Белого Востока. Используется с малыми изменениями в обоих Белых доменах, Детьми Туманного Берега, Детьми Волка, Всадниками Голубых степей, в быту - также гномами и эльфами. Последние два народа используют также собственные алфавиты, в основном для создания хроник и священных записей. атлинги - одно из самоназваний жителей Голубого домена. Потомки племени Атли (по преданию, первого человека, приручившего и оседлавшего дикого коня). Полный атлинг - человек, возводящий родословную непосредственно к Атли. Полные атлинги пользуются огромным уважением степных всадников. Рэджоры Степей, как правило, полные атлинги. Существует также предание, что кони слушаются и чтят своих хозяев по великому договору с Атли, пока жив хоть один человек его крови. После гибели последнего полного атлинга Княжество В Седле будет вынуждено спешиться, что равнозначно концу света. Поэтому за смерть полного атлинга в Степной Правде назначена огромная вира - шестьдесят четыре (квонг) Белые виры. Вира Атли была востребована всего дважды и не уплачена ни разу. После гибели Ратдены от руки ярла Амунгира Совет Радуги, собравшийся по обычаю в Сангане, решил, что рэджор атлингов погиб в честном поединке, приравнивающемся к бою. Поэтому дети Туманного Берега уплатили всего восемь Желтых вир - честь Желтого вождя, умноженная на восемь, поскольку в ссоре, приведшей к поединку, ярл Амунгир был пьян. За смерть бесцветного атлинга Хорзы в споре из-за невесты его убийца Данн и весь его род добровольно заплатили кровью. Род Данна пресекся, но сохранил честь. Все даннинги покоятся в почитаемом Кургане Виры, в самом центре Ладенских степей. Влюбленные и поныне дают клятву верности у подножия Кургана Виры. Ауренна (304-434) - дочь правителя Белого Востока, Сердоликовая принцесса (321) Белого Запада, жена принца Хирама Мудрого, мать принцев Амрелла Затейника и Амселла Звездного. банг (сдн.) - 1). Снаряд для пехотной пращи, толстостенная глиняная чашечка характерной формы, залитая расплавленным оловом. Использовался в первые века Обитаемых Времен, в основном пращниками Шан-Тенн. Для воинов других народов был малодоступен ввиду высокой стоимости и значительной редкости металла. Даже Дети Тени тщательно хранили банги и собирали их по полю после окончания сражения. К этой процедуре восходит термин "ульбан" - краткое перемирие для оказания помощи раненым (искаженное "ну эль банга" - "соберем банги"). 2). Мера веса. Примерно равна 437,5 г, четверть ленга. Бансо - имя дракона, убитого во сне принцем Райдоком. Барг - лейтенант регулярной армии из гарнизона Сапфира. бастард - обычно просто незаконный ребенок. В применении к правителям доменов - принц, не имеющий права унаследовать Белый цвет. Как правило, ребенок, рожденный от союза двоюродных родственников, разрешенного большинством уложений, но третируемого главным законом о престолонаследии - Династическим кодексом. бахар - крахмалистый корнеплод, завезен с побережья Великого моря, где по сей день растет в диком виде в теплых влажных бухтах на широте Дастардварта. Окультурен, очевидно, около 600-го года от Первого Передела. Занял прочное место в рационе северных доменов. Неприхотлив, урожаен, питателен. Употребляется в печеном, жареном, вареном и тушеном виде. Служит сырьем для производства крахмала. Бестсайн - горный кряж у основания полуострова Корабелов. Значительная его часть - так называемый Южный Бестсайн - поднялась из земных недр во время великого землетрясения в самом начале Обитаемых Времен и преградила основному течению Западной путь в Лиаменну. благород - второй месяц лета. блестка - мелкая серебряная монета обоих Белых доменов. Широко распространена наряду с золотым и серебцом. Имеет давнюю историю. Впервые была отчеканена в Люмине в первый год от Золотого Дождя, когда в стране, потрясенной неожиданно нахлынувшим богатством, полностью вышли из оборота медные деньги. В то время весила примерно 1,6 сима. Играла роль разменной монеты примерно до 200 года от Первого Передела. С этого времени имела хождение наравне с "медными" блестками , гораздо более крупных размеров, отчеканенными, разумеется, не из меди, а из лагорской бронзы (более 90% меди, около 9% олова, незначительная присадка цинка). На блестках этого периода не указан номинал - на аверсе отчеканено солнце с тридцатью двумя лучами на фоне прямого паруса, на реверсе - два скрещенных меча и круговая надпись "Денсай ренна - энсай ренна" ("Деньги Детей Света - праведные деньги"). Любопытны для коллекционеров до сих пор встречающиеся поддельные серебряные блестки, выпущенные в большом количестве около 230 года П.П. из фальшивомонетной мастерской Майнора. Изготовленные из бедного серебром сплава, они сильно покрыты патиной и очень истерты, однако хорошо читается, что парус, на истинных блестках обращенный выпуклостью влево, здесь смотрит выпуклой стороной направо. Современные блестки Белого Запада чеканятся из серебра 52-й пробы (81,25% серебра), это равносторонние восьмиугольники со скругленными углами, диаметром (между противолежащими углами) 9 черт, толщиной в одну черту, весом в 1,1 сима. Богатый треугольник - мощный производственный комплекс в юго-западной части Белого Востока. В треугольник входят города Лагор (самые богатые рудники земель Радуги), Санган (крупнейший центр ремесленных гильдий) и Теннан (аграрный центр, обеспечивающий Треугольник продовольствием). Ванаир - меч принца Райдока, один из Светлых Мечей, зеркальный двойник Темного Саммахима. Добыт в руинах Ралладора, куда, очевидно, попал во время Войны Магов. Варасат - южное побережье Лиаменны. Малонаселенная территория на границе Оранжевого домена и Белого Запада.
в начало наверх
Вейген (237-320) - принц-бастард, сиблинг Денхира, Желтый принц Белого Запада. Погиб во время посольства в Дастардварт от руки Владыки Даугмира. Почитается среди величайших героев Белого Запада. Венселл (487-562) - Синий принц Белого Запада, сын принца Эллисена и принцессы Селвен, бастард. Отец бастарда Элспейра. Погиб при обороне Айнала. ветровей - второй месяц зимы. Виндвеллинг - см. Хьяридейл. Вормлинксские пески - северо-западная часть побережья Лиаменны, почти у берегов Западной. Простирается от середины Тенгальской гряды почти до Харденанга. Почти не населена. В период расцвета Белого Запада служила курортом, известна своим целебным воздухом. Характерные пейзажи Вормлинкса - обрывистые песчаные берега, высокие сосны над обрывом и дюны между соснами и морем - хорошо известны по работам графиков созерцательной школы До, относящейся к эпохе Алидара Жизнелюба. Гах - болотный демон, один из союзников Витязя Альбы. Погиб в битве при Сапфире. Глориан - Глориан дан Лориделл, по прозвищу Непревзойденный, Витязь Энселиэрна (691 П.П.), Преображенный. Известен также по титулу "Победитель ста битв". Погиб во время "мятежа бесцветных". гномы - часто встречающееся название обитателей Желтого домена. Очевидно, изначально применялось из-за того, что смуглые, с отчетливой желтизной кожи аборигены юго-восточных гор действительно несколько меньше ростом остальных детей Радуги. Сами они предпочитают древнейшее название "дварти" (см.). гоблины - специально тренированные отряды Детей Волка, убийцы и отравители. Редко применялись для боя на открытой местности. Специалисты по скрытым штурмам и диверсиям. Особую и печальную известность получили после так называемого "похода смерти" (182), во время которого ночью проникли в неприступную твердыню гномов Гандику и вырезали гарнизон. Две недели спустя гоблином-смертником в собственном тронном зале был убит Белый принц Востока Неллий Аккуратный. гонг - старинное определение часа. В крупных городах и храмах по сей день принято отмечать прохождение часа ударом большого гонга. В сутках 24 гонга: восемь небесных, ранее считавшихся от Создания Дня, восемь земных и восемь подземных (ночных). У начала Обитаемых Времен гонги имели неравную продолжительность в зависимости от времени года, однако сейчас все они равны и точкой отсчета служит астрономический полдень, определенный по прохождению солнцем небесного меридиана. Таким образом, полночь наступает в четвертый подземный гонг, а Создание Дня зимой (производимое, разумеется, во время истинного рассвета) может проводиться и около пятого небесного гонга. Сам термин "гонг" в настоящее время сохранил в основном ритуальный характер. Только у Великих Алтарей по-прежнему время отсчитывают гонгами, причем в полном соответствии с древними традициями. Так, в Дельфосе в День Лета небесные гонги (от рассвета до полудня) и земные (от полудня до заката) длятся 63 минуты 22,5 секунды, а подземные - 53 минуты 15 секунд. В День Зимы же небесные и земные гонги длятся всего по 26 минут 37,5 секунд, подземные же - 2 часа 6 минут 45 секунд. Греир - Синий предводитель гномов, "десять раз пра-" внук (тар-таритар) Владыки Даугмира. Даты рождения и смерти неизвестны. гхор лаугра (лауг.) - голос волков, язык обитателей Волчьих болот. Гэйтхэйт (р.531) - принц-бастард Белого Запада, сын принца Сенрайда Стойкого и принцессы Делин. Сиблинг принца Райдока и бастарда Элспейра. Дазо - болотный демон, один из союзников Витязя Альбы. Дайгроу - сторожевая башня у юго-восточного отрога Бестсайна, разрушена при штурме войсками Черного повелителя. далиг - вторая буква алфавита Серенгара. См. атлида. Дамар - Дамар Сапфир, по прозвищу Смертоносный, Витязь Раманна (1022 П.П.), один из Троих (см. Селекс). Погиб во время Черного похода, в безымянных древних руинах у южных отрогов Хинд'а'Кхора. Даниб - пивовар из поселения Перекресток, на севере от Ранскурта. Данк (р.493) - Оранжевый принц Белого Запада, сын принца Эллидана и принцессы Арделл. Брат принцессы Делин. Данлиан - Дети Луны, древнее самоназвание племен корабелов, образовавших Синий домен. Даргиш - лейтенант гвардии из гарнизона Ранскурта. Дастардварт (дв.) - Звезда-меж-Скал, столица Желтого домена. Даугмир - Белый Владыка гномов. Следует отметить, что на двартескине это означает просто "Хозяин Камня". Истинное имя Даугмира никому не известно. Родился не позднее 210 года П.П. Данных о смерти нет. даф (сдн.) - пылинка. Одна восьмая плента. Наименьшая мера веса, используемая на практике. Примерно равна 0,0053 г. Применяется только в химии и аналитической магии. дварти (дв.) - Скальные, древнее самоназвание гномов. двартескин (дв.) - Слово Скал, древний язык гномов. Дейненделл - Храм Истины, один из Великих Алтарей. Расположен на севере Великого Леса. Держит Белый цвет. Делин (р.503) - Рубиновая принцесса Белого Запада, дочь принца Эллидана и принцессы Арделл, сестра принца Данка, мать бастардов Гэйтхэйта и Элспейра. После гибели своего мужа, принца Венселла, и утраты колората Кармин покинула дворец правителей. Ее дальнейшая судьба неизвестна. Дельфос - Храм Луны, один из Великих Алтарей. Расположен на территории Белого Запада, ранее - на территории Синего домена. Держит Желтый цвет. Денсай (денс.) - Дети Света, древнее самоназвание оседлых морских племен, образовавших первый Белый домен (Белый Восток). Денхир (239-320) - Денхир Достойный, Белый принц (274) Белого Запада, сын принца Фидена Безумного. Супруг принцессы Амери, отец принцев Хирама Мудрого и Хирали Златокудрого. Погиб при осаде Ингеррара. Дианар - столица Белого Запада. Дэдлок - город на территории Белого Запада, центр колората Берилл. Наряду с Сандерклиффом и Дастардвартом славится, как один из самых укрепленных городов мира. Занял место в Троице Неприступных после падения крепости Гандика (см. Гоблины). Как и Гандика, особо отличается тем, что не является столицей домена, однако превосходит Гандику тем, что укреплен лучше собственной столицы - Дианара, тогда как Гандика уступала защитными качествами Дастардварту. В историческое время Дэдлок был взят дважды - Оранжевым ярлом Туманного Берега Винъярлом Не Вижу Врага после четырехмесячной осады, когда голод и болезни уничтожили почти всех защитников; и Селексом Основателем с помощью крылатого отряда принцессы Эллириэль. В легендах и хрониках эти операции получили название соответственно: Великое Удушение и Небесный Штурм. Западная - крупнейшая река под Радугой. Истоки неизвестны. Через каскад непроходимых порогов-водопадов (высота крупнейших до двух стаксов) вырывается из-за неприступных скал (с юга массив Хинд'a'Кхор, с севера стена Дамм), ударяется о кручи Бестсайна и сворачивает на север. Омывая северную оконечность полуострова Корабелов, делает плавную дугу, от Дианара до Харденанга вновь поворачивая на восток. Почти напротив Кармина образует гигантский залив Эйсар. Уже не делая поворотов до самого устья, впадает в Великое море. Течение Западной настолько быстро, мощно и полноводно, что моряки не раз отмечали в открытом море полосу почти пресной воды на расстоянии шести морских лиг от устья Западной. златолист - первый месяц осени. Знамя - традиционная воинская единица, подразделение, включающее восемь фаланг. Изначально - любое соединение, имеющее право использовать собственные знаки отличия; в частности, вымпел, штандарт или знамя. В настоящее время только немногие гвардейские части сохранили право на собственную форму; в некоторых случаях - особые кокарды, значки или герб. И только три отряда под Радугой удостоены чести разворачивать собственное знамя, отличное от знамени Домена. Это Стражи Леса (Зеленый домен, на знамени зеленого цвета золотистые скрещенные стрелы с листовидными наконечниками), Табун Атли (см.) (Голубой домен, на знамени зеленого цвета белая конская голова), и Дайкланимар (дословно с денсайского - Победители Неизвестных, Белый Восток, на соломенно-желтом знамени распадающийся надвое черный знак "эрк", алгебраический символ неизвестной величины). Во дворце Дианара хранится также черное знамя с золотой молнией - сохраненная Дамаром Смертоносным реликвия отряда "Темный шторм", морских десантников Сапфира (отряд полностью уничтожен во время Обороны Сапфира в 1065 году П.П.). Необходимо также отметить, что кланы Великих ургмауров вместо знамени поднимают штандарт со шкурой Врага клана, однако кланы в строгом смысле Знаменами не являются. золотой - распространенная золотая монета крупного номинала, равна восьми серебцам. Следует заметить, что под Радугой чеканилось не так уж много монет из золота, поэтому популярность золотого, как надежного платежного средства, легко объяснима. Возглавляет Незыблемую Триаду (золотой, эльфийский нансиль, таленг), по соотношению курсов которых менялы и ростовщики определяют относительную стоимость младших монет. Стоимость монет других доменов при обмене выражается в золотых (или, что чаще, в долях золотого). Ингеррар - город у края Ненастных, или Гиблых болот. Последовательно принадлежал Синему домену, Белому Западу, Черному Повелителю. Ирмис - фрейлина Двора, прислужница принца Райдока. календарь - календарь Радуги, система летоисчисления, принятая Советом
в начало наверх
Радуги в 727 П.П. Известен также как Новый Календарь. Солнечный календарь, принятый взамен Старого (лунного). Замена связана с тем, что в оборот не умещается целое число циклов. Поэтому система из двенадцати месяцев плюс тринадцатый (Черный), добавляемый раз в три оборота, очень быстро стала накапливать погрешности. Невзирая на активное сопротивление Детей Луны, большая часть населения Земель Радуги уже к седьмому веку Первого Передела перешла на солнечный календарь, в котором изначально сохранялось двенадцать месяцев. Однако поскольку этот календарь уже не был связан с Луной, использование двенадцати месяцев (по 30 дней) утратило сакральную логичность. Совет в Сангане заменил их на восемь, по священному Счету Радуги. Таким образом, сложился календарь из четырех сезонов (по 91 дню), каждый из которых состоит из двух месяцев по 45 дней и Дня Сезона. Открывается годовой цикл Днем Года, который празднуется в день прохождения солнцем точки весеннего равноденствия. Раз в четыре года перед Днем Года вставляется День Равновесия. Эта система также дает некоторую (впрочем, весьма незначительную) погрешность (примерно одни лишние сутки в двести лет), поэтому календарь и определяет День Года как время прохождения солнцем фиксированной точки на небосводе, что без труда проверяется наблюдением. В том четырехлетнем цикле, когда весеннее равноденствие окончательно определяется в День Равновесия, этот день ни разу не отмечается. Маги и астрономы уверенно утверждают, что такая система не может дать сбоя, поскольку постоянное наблюдение за солнцем позволяет гибко реагировать на любые изменения. Соответствие дат календаря Радуги датам григорианского календаря. День Года - 22 марта День Весны - 23 марта Капельник - 24 марта - 7 мая Счастоцвет - 8 мая - 21 июня День Лета - 22 июня Светожар - 23 июня - 6 августа Благород - 7 августа - 20 сентября День Осени - 21 сентября Златолист - 22 сентября - 5 ноября Студенник - 6 ноября - 20 декабря День Зимы - 21 декабря Оковник - 22 декабря - 4 февраля Ветровей - 5 февраля - 21 марта Кармин - город-порт на северном берегу Западной, почти напротив Харденанга. Принадлежал первому Белому домену. После решения Селекса Основателя расстаться с родным доменом и принять трон Белого Запада Кармин вошел в состав территории второго Белого домена, где стал центром колората Рубин. Был возвращен Белому Востоку как выкуп за брак принца Сенрайда с принцессой Альдой. капельник - первый месяц весны. квайн (сдн.) - кружка. Мера веса, примерно равная 218,75 г. Одна восьмая ленга. Термин происходит от обычая использовать для определения веса мерный стакан или кружку, наполненную водой. По существу, означает "вес воды в кружке". Пользовалась огромной популярностью в первые века Обитаемых времен, поскольку считалось, что она почти не позволяет обвесить покупателя. Действительно, воду можно сделать тяжелее, растворив в ней соль или сахар, но почти невозможно сделать легче. Попытки же использовать толстостенные стаканы меньшего объема легко пресекались переливанием воды в любую другую посуду. Однако на самом деле опытные мошенники легко обвешивали простодушных клиентов, используя известную любому трактирщику методику "малых недоливов". квонг - священное число 64, восемь восьмерок. Происхождение слова неизвестно. Наиболее аргументированная версия производит его от корня "куанг", в сиа-донге имевшего значение "цельный, неразрывный, единый". См. также та-квонг. Кер-Ансин (ст.эльф.) - Пламя Звезды. См. Орфайн. колорат - земельное владение, неотчуждаемое от Цвета. Право владения колоратом принц получает одновременно с обретением Цвета. Младшие колораты - Синий и Красный, средние - Голубой и Оранжевый, старшие, дающие право наследовать Белый цвет - Зеленый и Желтый. Владетель среднего или младшего колората, даже если он наследник престола, может принять трон только в том случае, если старшие колораты свободны, а в его Линии Наследования нет никого, старше его по Цвету. Однако в Династическом кодексе существует также оговорка, что любой владетель колората имеет право отказаться от Белого цвета. Это позволяет наследнику пройти к трону даже с младшей ступени, если все члены семьи с этим согласны. В противном случае один из старших владетелей объявляется регентом на время, необходимое наследнику для того, чтобы обрести старший Цвет. Белый колорат дает право управления всеми остальными, то есть всем доменом. Центр Белого колората - столица домена. В историческое время единственный достоверный случай отчуждения колората - лишение принцессы Делин колората Рубин с центром в Кармине. крейтлинг - псевдоживое существо, создание мага. Беспрекословно подчиняется создателю. Может с высокой точностью имитировать поведение живых существ, однако в этом случае после разоблачения полностью теряет волю и становится беспомощным. Боевые крейтлинги являются могучим оружием в арсенале сильных магов. Боевые крейтлинги, как и остальные, делятся на имитирующих реальные существа (например, псевдомэгауты или псевдодраконы) и специально разработанных для военных операций (например, черные вампиры). Контроль над крейтлингом требует от мага-творца высокого напряжения и большого расхода энергии. Кромхоун (денс.) - Рог Единения. См. Юнихорн. Кхаург - хозяин зверей (см. орколак). Лагор - город на территории Белого Востока. Входит в состав Богатого Треугольника (см.). ладонь - малая мера длины. Условно означает длину мужской ладони от точки между основаниями безымянного и среднего пальцев до линии запястья. Примерно 11,55 см. лаугрим - Дети Волка. Одно из древних самоназваний обитателей Волчьих болот. ленг - мера веса. Примерно 1,75 кг. Происхождение слова неизвестно, судя по всему, заимствовано из сиа-донга. Лиаменна (данл.) - Лунная Лагуна. Огромный залив Западной, возникший после поднятия Бестсайна (см.). По сути, непересыхающая старица великой реки. Прочно утвердившиеся на западном берегу Лиаменны Корабелы Луны в дальнейшем основали Синий домен. Линдолл - Линдолл Дайгроу, Витязь Сенрайда (536). Погиб при обороне Дайгроу. Лориделл - один из крупнейших городов Леса, исполняющий дипломатическую роль полуофициальной столицы Зеленого домена. Это связано в первую очередь с тем, что в истинную столицу - так называемое Сердце Леса - от начала времен не был допущен ни один чужеземец. Все посольства Властитель Леса принимает в Лориделле. Центр Зеленого колората Леса. Луда - болотный демон, один из союзников Витязя Альбы. Погиб в битве при Сапфире. Лэйхэм - Лэйхэм Айнальский, Витязь Селлери (552). Погиб при обороне Дайгроу. Люмина - столица Белого Востока. Майнор - город на юге Оранжевого домена, у северного края Ненастных болот. Последний крупный населенный пункт перед Варасатской пустошью. малли (эльф.) - следовательно. Мальрен - город на территории Зеленого домена. Известен старинным универсарием (основан в 728 году П.П.), из стен которого вышли крупнейшие ученые и маги Земель Радуги. Марах - спорный город на границе Желтого и Оранжевого домена. Послужил причиной нескольких вооруженных столкновений. В настоящее время принадлежит Желтому домену. мэгаут - крупный всеядный зверь, известный силой и агрессивностью. Даже величайшие ургмауры орков не решаются включать мэгаутов в свои кланы. Основной ареал обитания - южные склоны Гномьих гор, практически вся территория Оранжевого домена, окраины Ненастных болот, Рыжая долина до северного края Волчьих болот, большая часть Леса. Менард - лейтенант регулярной армии из гарнизона Сапфира. Был взят в плен при обороне Дайгроу и освобожден после битвы при Сапфире. Моурис - Моурис Кармин, Витязь Делин (530). Был проклят богами за прикосновение к Подземному трону. После этого был поражен бессилием, еще отягощенным утратой своей принцессы. Нагон - маг Белого Востока, советник Домена. нансиль (эльф.) - осенний лист. Золотая монета, чеканится в Лесу с 67 года П.П. Входит в Незыблемую Триаду (см. Золотой). Стоимость колеблется от 1 золотого 4 серебцов до 1 золотого 4 серебцов 6 блесток. Менялы предпочитают записывать колебания курса в долях золотого, десятичной дробью до четвертого знака после запятой. В их написании стоимость нансиля 1,5000 - 1,5375. Четырнадцатого счастоцвета в Дианаре курс покупки нансиля составлял 1,5295 при марже 0,0015. Ниди-Хэй (фр.) - Крик Неистового (берсерка). См. Юнихорн. низовик - характерный ветер Лиаменны. Является суммой бризов и воздушных потоков со склонов гор в долину и наоборот. В ясную погоду постоянно дует с полуночи до утра от гор к середине Лиаменны, а с полудня до вечера - в обратном направлении. ноготь - мера длины, одна восьмая ладони. Примерно равна 1,444 см. оборот - старинное название года. Время от весны до весны (см. Календарь
в начало наверх
Радуги). оковник - первый месяц зимы. оллиг - четвертая буква алфавита Серенгара. См. атлида. Олломан - капитан регулярных войск, комендант Сапфира. Орбен - рыцарь Короны, паж и оруженосец принца Райдока. орки - одно из названий жителей Волчьих болот, населения Красного домена. Несет явно отрицательный оттенок. Сами они называют себя Дети Волка или волчьи всадники. Кочевое племя, пантеисты, поклоняются огню и дыму, а также Волку-прародителю. Изумительно искусны в обращении с дикими хищниками, в магии природы немногим уступают Зеленым Фейери. орколак - орк-оборотень, "истинный сын волка". С детства вступает в кровное братство с волчонком, позднее - с его потомством. Способен без труда принять облик побратима. Орколаки высокого посвящения создают "кровный клан", в который обычно также входят гигантские нетопыри, болотные выдры, ласки и ястребы. Некоторые мастера способны сродниться и с другими зверями. Вожак клана (ургмаур) совершает обряд прощания с тотемом Волка и в дальнейшем почитается как "истинный внук Кхаурга". Кхаург - непредставимое и могущественное чудовище, предвечный праотец всех зверей, птиц и рыб. Орлок - хозяин усадьбы Предгорье, недалеко от Ранскурта. Орфайн (данл.) - Пламя Звезды. На других языках называется также Риндаст и Кер-Ансин. Заклятый меч, скованный во времена Второго Передела из металла упавшей звезды. Местонахождение неизвестно. По преданию, будет обретен величайшим из героев в часы неизбывной нужды, когда начнет свершаться Третий (и последний) Передел, что положит конец миру, каким мы его знаем. Орфи (данл.) - Звездный. Храм Жизни, один из Великих Алтарей. Расположен на территории Белого Востока. Держит Голубой цвет. плент (сдн.) - капля. Мера веса, примерно равная 0,427 г. Одна восьмая сима. Используется в фармацевтике, ювелирном деле и химии. Рагдагкхарр - Храм Дыма, один из Великих Алтарей. Расположен в глубине Волчьих болот. Держит Синий цвет. Рагнахалль (221-320) - Рагнахалль Череп в Руке, Белый ярл (252) Туманного Берега. Погиб при осаде Ингеррара от руки принца Денхира. Рагнир (182-252) - Рагнир Костер Смерти, Белый ярл (219) Туманного Берега. Райдок (р.533) - Синий принц Белого запада, наследник престола, сын принца Сенрайда Стойкого и принцессы Альды. Сиблинг бастардов Гэйтхэйта и Элспейра. Ралладор - руины опорной башни на берегу Западной. Башня была разрушена во время Войны Магов. Расположена с противоположной стороны реки от Дианара, примерно на широте Харденанга. Раманн (993-1063 П.П.) - последний Белый принц (1063 П.П.) Синего домена. Погиб при осаде Сапфира. Ранскурт - город на территории Белого Запада, у подножия Тенгальской гряды, центр Оранжевого колората. Ратдена (1060 П.П.- 27 Л.С.) - Желтый рэджор Княжества В Седле, полный атлинг. Погиб во время посольства в Сандерклифф, в поединке с ярлом Амунгиром Седым Мэгаутом. ренн (денс.) - денежка. Мелкая серебряная монета Белого Востока. Практически вышла из употребления. Содержит две блестки. Восемь реннов составляют один серебец. На Белом Западе никогда не чеканилась. Риндаст (дв.) - Пламя Звезды. См. Орфайн. ритэлли - лесные ростки, побеги. Самоназвание жителей Зеленого домена. Часто переводится как Дети Леса. Ромерио - гвардеец из гарнизона Ранскурта, Знамя лейтенанта Даргиша. Родом из Кармина. рэджор (эт.) - светлейший, старший из светлых. Традиционный титул правителей Княжества В Седле. Сагастен - маг Белого Запада, советник Домена. Призван на службу Домену принцем Денхиром в 283 году Селекса. Саммахим - заклятый меч, один из Темных Мечей. Зеркальный двойник Светлого Ванаира. Традиционно принадлежит Белому ярлу Туманного Берега. По преданию, добыт ярлом Ньярдигом Черным Драконом в бою с неизвестным бесцветным Витязем у восточной окраины Рыжей Долины. Санган - город на территории Белого Востока. Входит в состав Богатого Треугольника (см.). В Сангане традиционно собирается Совет Радуги - встреча полномочных представителей всех доменов Радуги, на которой обсуждаются вопросы, имеющие значение для всех Живущих под Радугой, а также разрешаются споры между доменами. Именно Советы в Сангане возвестили оба Передела. Сандерклифф (Торхьерд) - столица Желтого домена. сарета (уст.денс.) - дословно: запас, казна, сохраненное впрок. Мелкая бронзовая монета обоих Белых доменов. Одна восьмая ренна. Редка в употреблении. Не чеканится на Белом Востоке - с 396 года Селекса; на Белом Западе - с 412 года. светожар - первый месяц лета. Сейлен - фрейлина Двора, прислужница принца Райдока. Селекс (1043-1177 П.П.) - Селекс Основатель, Зеленый принц Белого домена. Сын правителя Белого Востока, наследник трона. В знак несогласия с отцом отрекся от родины и наследства, однако оставил за собой командование вверенной ему армией. Один из величайших полководцев Радуги. Лидер так называемых Троих Основателей, или Союза Троих - триумвирата, включающего принцессу Леса Эллириэль и Витязя Синего домена Дамара. Трое являлись военным и политическим руководством последнего этапа Войны за Лиаменну. В составе Троих и при военной помощи Леса Селексу удалось победно завершить Войну за Лиаменну, что сохранило суверенитет Синего домена. В дальнейшем принял правление над территорией, включающей часть земель Белого (в первую очередь принадлежащий ему лично Зеленый колорат) и большую часть земель Синего доменов (кроме утраченного веком ранее Южного анклава). С этого момента под Радугой появились два Белых домена - старый, отныне Белый Восток, и новый, отныне Белый Запад. Первый Белый принц (1066 П.П.) Белого Запада. С этого года ведется летосчисление Лет Селекса. Муж принцессы Эллириэль. Отец принца Эксама Светлого и принцессы Эллекси. Основатель династии Селексингов. селексинги - прямые потомки принца Селекса, правящая династия Белого Запада. Список правителей-селексингов состоит из одиннадцати принцев: 1 Селекс Основатель (годы правления 1-112). 2 Эксам Светлый (112-158). 3 Амальфи Лесной (158-236). 4 Фиден Неистовый (Безумный) (236-274). 5 Денхир Достойный (274-320). 6 Хирам Мудрый (320-371). 7 Хирали Златокудрый (371-433). 8 Амрелл Затейник (433-462). 9 Амселл Звездный (462-503). 10 Эллисен Спокойный (503-526). 11 Сенрайд Стойкий (526). Селлери (498-563) - Желтый принц Белого Запада, сын принца Эллисена и принцессы Арнис. Брат принца Сенрайда Стойкого и принцессы Сельфы. Погиб при обороне Дайгроу. Сельфа (р.505) - Берилловая принцесса Белого Запада, дочь принца Эллисена и принцессы Арнис. Сестра принцев Сенрайда Стойкого и Селлери. Сенрайд (р.492) - Сенрайд Стойкий, Белый принц (526) Белого Запада, сын принца Эллисена и принцессы Арнис. Супруг принцессы Альды, брат принца Селлери и принцессы Сельфы. Отец наследного принца Райдока и бастарда Гэйтхэйта. серебец - серебряная монета, одна из наиболее распространенных монет обоих Белых доменов. Содержит шестнадцать блесток или восемь реннов. Восемь серебцов, в свою очередь, составляют один золотой. Реальная стоимость веса серебра в монете значительно меньше номинала, что делает ее весьма соблазнительной для подделок. Однако параметры серебца в точности соответствуют так называемой "счастливой монете", поэтому свежеотчеканенный серебец при любых обстоятельствах падает аверсом вверх. Только пролежав известное время у одного из Великих Алтарей, серебец очищается от искусственной "удачливости". Таким образом, распознать фальшивый серебец можно очень легко, достаточно несколько раз подбросить монету. Вероятность же выпадения реверса у настоящего серебца, разумеется, равна пятидесяти процентам. сиа-донг (сдн.) - Шепот Ветра. Язык Вечерних Фейери. В настоящее время используется только в ритуалах и заклинаниях. сиблинг - единокровный родственник, сводный брат или сестра. сим (сдн.) - кусочек. Мера веса, примерно равная 3,418 г. Квонг симов равен одному квайну. Сохрир - Сохрир Майнор, известный также, как Сохрир Стальная Ладонь, Витязь Рагнахалля (249). Погиб в поединке с Глорианом Непревзойденным во время осады Ингеррара. стакс (денс.) - выстрел. Мера длины, равная 64-м стрелам (квонгу стрел). Расстояние, принятое пределом прицельного выстрела для обычного воина (разумеется, мастера-лучники производили прицельные выстрелы на значительно большие дистанции, до четырех стаксов). Примерно 59 метров 14 сантиметров. Стрела - мера длины. Длина стандартной стрелы боевого лука. Содержит восемь ладоней. Примерно 92,4 см.
в начало наверх
студенник - второй месяц осени. счастоцвет - второй месяц весны. тайрис - третья буква алфавита Серенгара. См. атлида. та-квонг - священное число 512. Восемь квонгов. См. также фарад. таленг - 1). Старинная мера веса, восемь ленгов. Примерно равна 14 кг. Практически вышла из употребления, применяется только при взвешивании зерна и муки, а также является основной мерой для определения стоимости караванных перевозок (караванщик называет цену за таленг/фарад). 2). Монета чрезвычайно высокого достоинства. 1 таленг равен 20 золотым. Чеканилась только из мифрила. Практически не поддается подделкам, совершенно не обесценивается. Входит в Незыблемую Триаду (см. Золотой). Название происходит от реальной стоимости первого таленга - монета была изготовлена как мифрильный эквивалент таленга серебра. Известно одиннадцать выпусков мифрильных таленгов - четыре эльфийских, три гномьих, два - Белого Востока (оба до Второго Передела), по одному - Синего домена и Белого Запада. В настоящее время в обороте чаще всего встречаются так называемый таленг Энлариса, отчеканенный в честь его коронации и в память Владыки Энселиэрна, и таленг Селекса, отчеканенный в пятисотую годовщину Белого Запада, во время правления Амселла Звездного, по инициативе Алидара Жизнелюба. Последний получил свое имя по профилю Селекса, подчеркнутому девизом "Лиа сон тедера" ("Луна неизменна"). Известны также таленг Ушедших (по трем сохранившимся экземплярам, один из которых хранится в Мальренском музее, два - в частных коллекциях) и уникальная трехталенговая монета, выпущенная в 64 экземплярах в честь коронации Селекса и Единства Троих. Монета инкрустирована тремя алмазами над тремя фигурами Основателей, заключенными в кольцевую надпись "Орфе льенир да нау ведден" ("Звезда осияла нашу встречу"). Единственная попытка подделки таленга была совершена в 331 году Селекса в Сангане. Поддельная монета изготовлена из платины и копирует с высокой точностью монеты второй чеканки Белого Востока. Судя по всему, подделка призвана только доказать высокое искусство мастера, поскольку высокая стоимость материала, невероятная трудность его обработки и незначительное количество выпущенных монет (не более двадцати) не позволяет думать о реальной денежной выгоде этого мероприятия. Однако потрясающее качество работы (монеты можно различить только непосредственным анализом металла) и огромная редкость сделали поддельные таленги ценнейшими коллекционными экземплярами. В настоящее время санганская платиновая подделка оценивается не менее, чем в сто тридцать пять таленгов. тар (дв.) - внук внука. таритар (дв.) - тар тара (см.). Пра-пра-пра-пра-пра-правнук. таума - декоративное плодовое дерево. Приносит небольшие розоватые плоды, известные сильным ароматом. Приторно сладкие, с резким привкусом эфирных масел, они почти непригодны в пищу, и используются в основном как приправа к сладким блюдам. Тенгальские горы - невысокая горная гряда, протянувшаяся параллельно западному побережью Лиаменны через большую часть полуострова Корабелов. Начинается от Сапфира и немного севернее Ранскурта превращается в цепь низких холмов, ограничивающих с запада Вормлинксские пески. Теннан - город на территории Белого Востока. Входит в состав Богатого Треугольника (см.). Известен также регулярными ярмарками. Торхьерд (фр.) - Громовой Утес. Чаще называется Сандерклифф (см.). трай - ветер, приходящий с Великого моря. Теплый и влажный. Летом предвещает устойчивую хорошую погоду, так как облачные массы, влекомые траем с моря, проливаются обильными дождями у восточных отрогов Гномьих гор. Зимой же чреват сильными снегопадами, вызванными столкновением температурных фронтов. ургмаур (лауг.) - вожак "кровного клана". См. орколак. фалара (данл.) - "дочь волны". Небольшое, обычно одномачтовое, парусное судно с подвижным килем. Все паруса косые. Один из самых быстроходных типов судов под Радугой. фарад (денс.) - длинный. Мера длины. Та-квонг (512) стрел. Примерно 473 метра 12 сантиметров. фейери - общее название всех народов, на заре Обитаемых Времен сознательно овладевших способностью использовать магическую энергию. К числу фейери относят ритэлли (Зеленые Фейери); Ушедших, или Шан-Тенн (Вечерние Фейери); а также полумифический народ Сиди-хон (Фейери Холмов), по преданию, не принадлежащий к человеческой расе и обитавший под Радугой с дочеловеческих времен до первых десятилетий времен Обитаемых. фрейхольт (фр.) - разгоняющий туман, позволяющий видеть сквозь пелену тумана. Язык варваров Туманного Берега. Хайранак - город в Рыжей Долине. Имеет уникальный статус нейтрального города, находится под покровительством волчьих всадников, однако Цвета не несет. Прославлен мастерами-оружейниками, в частности, изготовителями особо мощных и надежных луков. Широкую известность имеют также изготовленные в Хайранаке арбалеты и мягкие кольчуги. Центр вербовки бесцветных наемников. Именно в Хайранаке собрались участники Серого Сговора, положившего начало "мятежу бесцветных". Хайуорф - город-двойник Люмины, на противоположном берегу Золотого Горлышка. Центр Желтого Колората. Хальгар (293-374) - Хальгар Три Меча, Белый ярл (320) Туманного Берега. Харденанг - город на территории Белого Запада, порт на севере полуострова Корабелов. Центр Зеленого колората. Харсей - гвардеец из гарнизона Ранскурта, Знамя лейтенанта Даргиша. Отмечен принцем Райдоком в битве при Сапфире. За доблесть в походе из Ранскурта в Сапфир посвящен в оруженосцы. Харт - капитан гвардии, комендант Дианара. хильфейт (данл.) - помощник, подсказчик, наушник. Магический инструмент, позволяющий определить все цветовые характеристики субъекта - домен рождения, предназначение, обреченность, отмеченность Храмом (из числа Великих Алтарей), обретение Цвета, клятву верности и др. Используется также для выявления крейтлингов, так как являясь по сути созданиями, лишенными жизни, они, как и неживые объекты, не в состоянии выделить из радужного базисного луча хильфейта ведущую составляющую, и только производные струны могут определить место их создания и некоторые характеристики создателя. Хирак - кузнец, член Гильдии Оружейников Дианара. Держит кузницу на Восточной дороге, недалеко от выезда из города. Хирали (285-433) - Хирали Златокудрый, Белый принц-регент (371) Белого Запада, сын принца Денхира Достойного и принцессы Амери. Отец принца Алидара Жизнелюба. Хирам (280-371) - Хирам Мудрый, Белый принц (320) Белого Запада, сын принца Денхира Достойного и принцессы Амери. Отец принцев Амрелла Затейника и Амселла Звездного. Хьюма - рыцарь Короны, паж и оруженосец принца Данка. Хьяридейл (фр.) - Обитель Ветра. Известен также, как Виндвеллинг. Город-порт на восточном берегу Лиаменны. Принадлежит Оранжевому домену. Центр Голубого колората. цикл - время от новолуния до новолуния. В старину (особенно у Детей Луны) играл календарную роль месяца. Однако старый календарь был очень неудобен тем, что в оборот не укладывалось целое число циклов (см. Календарь Радуги). В настоящее время понятие цикла употребляется только в сельском хозяйстве, медицине, магии и мореходстве. Изредка используется путешественниками ввиду удобства определения времени визуально. черта - наименьшая мера длины из употребляемых в быту, одна восьмая ногтя. Примерно равна 1,8 мм. чумей - многолетнее растение с прочным волокнистым стеблем и мясистым корнем. Листья узкие, фигурно зубчатые, цветы мелкие, желто-белые. Цветет в конце счастоцвета, в холодном климате - до начала светожара. На месте опавших цветков завязываются ягоды - вначале зеленые, затем белесоватые, коричнево-красные и наконец, черные. Корень и ягоды ядовиты, содержат в значительной концентрации наркотические вещества. Широко используется в военном деле - как компонент комплексных ядов; в магии - как одурманивающее и галлюциногенное средство, раскрепощающее дух; в медицине - как мощное снотворное и обезболивающее средство. Сушеный корень чумея - обычный элемент походной аптечки. Побочные эффекты приема - в малых дозах вялость, непреодолимая сонливость, замедление сердечного ритма, пониженная чувствительность; в больших дозах - сильное возбуждение, расширение сосудов, непроизвольная реакция зрачка - так называемая "пропавшая радужка", резкое повышение чувствительности, иногда - сложные искажения восприятия. По слухам, концентрированный отвар корня чумея пьют гоблины перед ночными акциями, что позволяет им с невероятной эффективностью действовать в почти полной тьме. Шан-Тенн (сдн.) - Дети Тени, самоназвание Вечерних Фейери. шерис - плодовое дерево, распространенное на побережье Великого моря. Культивируется в обоих Белых доменах. Плод крупный, сочный, плотная мякоть содержит рельефную косточку средних размеров. Сок сладкий, освежающий, обладает тонизирующим действием. Эйсар (денс.) - Тихий. Официальное название Лиаменны после Второго Передела. Эллерен (856 П.П.- 441 Л.С.) - Голубой принц Леса, сын принца Энселиэрна (по эльфийской традиции имя матери ребенка известно только семье, да и то не всегда). Брат принца Энлариса и принцессы Эллириэль. Погиб во время "мятежа бесцветных" от руки наемника, находясь под защитой Волка. Эллерен был послан в Красный домен заложником мира между Лесом и Волками, и наниматели бесцветного убийцы рассчитывали нарушить этот мир. Однако за безопасность Эллерена ручались Великий ургмаур Рагдагкхарского клана и Белый вожак Волчьей стаи (официальный
в начало наверх
титул Белого вождя орков). Вирой за смерть Эллерена стал мир между Волками и Лесом без всяких условий, возвращение остальных заложников Леса и два каравана, груженых кувшинами с кровью болот. Красный домен после этого покушения счел себя обесчещенным и вступил в борьбу с "бесцветными", к которым ранее относился нейтрально. Борьба закончилась полным разгромом и уничтожением "бесцветных", так что убийство Эллерена сыграло роль, противоположную ожидаемой. Эллириэль (724 П.П.-96 Л.С.) - Сердоликовая принцесса Зеленого домена, затем - Зеленая принцесса Белого Запада. Дочь принца Энселиэрна, сестра принцев Энлариса и Эллерена. Жена Селекса Основателя, одна из Троих. Мать принца Эксама Светлого и принцессы Эллекси. Пропала без вести во время Черного похода. Элспейр (р.538) - принц-бастард Белого Запада, сын принца Венселла и принцессы Делин. Сиблинг принца Райдока и бастарда Гэйтхэйта. эльфы - расхожее название обитателей Зеленого домена. См. также Фейери. Энларис (р.670 П.П.) - Владыка Леса, Белый принц (441) Зеленого домена. Сын принца Энселиэрна, брат принца Эллерена и принцессы Эллириэль. Патрон Мальренского универсария. Энселиэрн (434 П.П.-441 Л.С.) - Владыка Леса, Белый принц (561 П.П.) Зеленого домена. Основатель Мальренского универсария. Эрджин - солдат регулярной армии из гарнизона Сапфира, Знамя лейтенанта Барга. этельрад (эт.) - язык Атли. Язык степных всадников, имеющий также сакральное значение. По Завету Атли к коням, особенно боевым, следует обращаться только на этельраде. Юнихорн - боевой рог, обладающий магическими свойствами. Его звук заставляет воинов сплотиться и безудержно атаковать, не страшась ран и смерти, а противников - заколебаться и пасть духом. Противостоять звуку Юнихорна могут весьма немногие. Известен также как Кромхоун и Ниди-Хэй. Яхор - владелец гостиного двора в Ранскурте. Один из городских старшин.

ВВерх