UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Дж.ЛЭРД

    ПРИШЕЛЕЦ ИЗ ВЕЛИКОЙ ПУСТОТЫ




 1

За окном уютного небольшого особнячка в Дорсете,  что  на  самом  юге
старой доброй Англии, шел обычный осенний дождь.  Шторы  были  опущены,  в
камине горел огонь, а в глубоком кресле  с  книгой  устроился  сам  хозяин
дома. Ричард Блейд, полковник армии Ее Величества,  вкушал  последние  дни
честно заслуженного очередного  отпуска.  Измерение  Икс  ждало  его;  еще
несколько дней,  быть  может  -  часов,  и  в  тишине  коттеджа  раздастся
телефонный звонок. Блейд поднимет  трубку  и  услышит  знакомый,  донельзя
знакомый  голос  Дж.,  одного  из  двух  отцов-основателей  и  бессменного
руководителя уникального проекта, в котором он, Ричард Блейд, до сих  пор,
скажем без ложной скромности, играл главную роль,  до  сих  пор  оставаясь
единственным и незаменимым. Без него,  Блейда,  чудесный  компьютер  Лорда
Лейтона, исправно забрасывавший разведчика в диковинные, непохожие одна на
другую  реальности  миров  Измерения  Икс,  остался  бы  лишь  причудливым
сплетением медных проводов да вакуумных электронных ламп...
После возвращения  из  последнего  странствия,  проведя  обычные  два
месяца на Французской Ривьере, в приятном обществе отмеченных  красотой  и
прочими женскими  достоинствами  девушек,  Блейд  внезапно  и  необъяснимо
заскучал. Все давалось как-то через силу, даже занятия с  тяжелым  оружием
на фехтовальных  площадках  "Медиевистик  Клаба".  То  ли  внезапно  стали
сказываться  годы  -  как-никак  тридцать  девять  лет;  тут  уже   больше
полагаешься не на мускулы, а на разум. Но истинная причина, как наедине  с
самим собой признавался Блейд, состояла совсем в ином. Сменив бесчисленное
множество временных подружек, познав сильную и  страстную  любовь  к  себе
ярких, незабываемых женщин из разных Миров Измерения Икс,  возвращаясь  на
Землю он по-прежнему тосковал по Ней.  По  Зоэ  Коривалл,  своей  неверной
возлюбленной, выбравшей тихую и обеспеченную жизнь жены Реджи Смит-Эванса,
богатого  сынка  лондонского  промышленника.  Приступы  тоски  повторялись
нечасто и сперва Блейду казалось, что он легко справится с ними -  немного
доброго виски да темпераментную подружку в постель! И на первых порах  это
неплохо помогало. Но... Зоэ  вышла  замуж  в  октябре  семьдесят  первого;
минуло вот уже три года, а рана продолжала болеть. Блейд твердо выдерживал
раз взятый на себя зарок - не пытался ни  встретиться  с  Зоэ,  ни  узнать
что-либо о ее жизни по иным каналам. Сама Зоэ не звонила и не писала тоже;
да и смешно было бы ожидать от нее весточки после той  безобразной  драки,
что случилась на ее венчании! И пусть на самом деле затеял потасовку вовсе
не Блейд, а агенты КГБ, за ним охотившиеся, Зоэ разведчик ничего объяснить
не мог. Даже то, что у выхода из церкви с ней говорил не он, Ричард Блейд,
ее  отвергнутый  возлюбленный,  а  его  двойник,   сотрудник   Эм-Ай-Сикс,
стараниями гримеров Дж. превращенный в его, Ричарда, точное подобие, Блейд
открыть не имел права.
И вот наконец случилось нечто из ряда вон выходящее - Блейд приехал в
Дорсет один. Дж. позвонил как-то раз, не по служебному красному  телефону,
а вечером, из своего дома и  был  страшно  поражен  этим  обстоятельством;
можно сказать, шеф отдела был просто напуган. С его мальчиком, с его Диком
творилось что-то не то!
- Скажите лучше, сэр,  как  там  дела  у  Лейтона?  Я  чувствую,  что
засиделся в Лондоне.
- Дик, ты уверен, что с тобой все в порядке? - в голосе Дж. слышалась
неподдельная тревога.
- Абсолютно, сэр! - отрапортовал Блейд.
- Лейтон возилась с каким-то новыми устройствами, которые  он  назвал
серверными, - вздохнул Дж. - Он  потратил  на  них  все  деньги,  что  мне
удалось получить от премьер-министра... Так что запуск  будет  уже  скоро,
Дик.
- Хорошо бы, сэр. Никогда особенно не рвался, а вот теперь...  Что-то
скучно стало мне в Дорсете, сэр.
- Я потороплю Лейтона, - деревянным голосом сказал Дж. и дал отбой.
Этот разговор случился уже три недели  тому  назад.  Красный  телефон
молчал по-прежнему. Ричард Блейд читал "Архипелаг ГУЛАГ" и полные страшной
правды страницы как  нельзя  лучше  соответствовали  нынешнему  настроению
разведчика. По долгу  службы  осведомленный  о  многом,  что  творилось  у
русских, Блейд тем не менее был повергнут в настоящий  шок.  Джеймс  Бонд,
наверное, равнодушно зевнул и отложил бы книгу после первой  же  страницы;
но он,  Блейд,  никогда  не  стремился  быть  похожим  на  этого  лощеного
супермена. Ричард любил книги, хотя и относился к морализаторству в них  с
некоторой снисходительностью. Он мог быть и  жестким  и  даже  жестоким  -
когда его вынуждали  к  этому  обстоятельства,  но  никогда  не  испытывал
удовольствия от своей жестокости. Усилием воли отогнав навязчивое  видение
- Зоэ, в развевающихся полувоздушных одеяниях, стоит на вершине небольшого
холма и, поднеся ладонь козырьком ко лбу, пристально вглядывается  куда-то
вдаль - Блейд вновь погрузился в чтение.


Дж. никогда не терял времени даром. Еще три недели  назад,  сразу  же
после телефонного разговора  с  Блейдом,  он  отправился  к  Лейтону.  Его
светлость принял старого разведчика крайне нелюбезно. Компьютер  напоминал
вытащенного на берег кита со вспоротым брюхом; толстые жгуты  разноцветных
проводов смахивали на вывалившиеся внутренности. Старый лорд был весьма не
в духе; в основном  он  занимался  подбором  наиболее  точных  определений
уровня умственных способностей трех ассистентов, что, орудуя  паяльниками,
вручную  сооружали  какие-то  особые   приставки   к   чудовищной   машине
профессора.
- Вы же видите, что у меня совершенно нет времени! - обрушился он  на
Дж., едва тот перешагнул порог мрачного бункера. -  И  я  говорил  вам  по
телефону - ведь не более двух часов  назад  говорил!  -  что  я  по  горло
завален работой, что все помощники, присылаемые вами, хоть и  подходят  по
неведомым мне соображениям Высшей  Секретности,  на  самом  деле  являются
первостатейнейшими ослами,  которым  невозможно  ничего  доверить!  Вместо
того, чтобы отвлекать меня, лучше было бы вам заняться поиском кого-нибудь
потолковее, чтобы я в любой момент мог востребовать замену!
Дж. выслушал эту негодующую тираду молча -  он  уже  давно  привык  к
приступам  лейтоновского  гнева.  Дождавшись,  когда  достопочтенный  лорд
исчерпал все запасы воздуха в легких и не мгновение умолк, Дж.  перехватил
инициативу.
- Послушайте,  Лейтон...  помните  наш  разговор  перед  путешествием
Ричарда в мир Берглиона?
- Допустим, - буркнул его светлость. - Вы тогда говорили,  что  Блейд
тоскует... что-то  в  этом  роде.  Подсознательные  ощущения...  И  прочие
высокие материи.
Лейтон неторопливо прохаживался перед присевшим на стул Дж., время от
времени бросая грозные взоры на своих помощников.
- Верно, - Дж. слегка наклонил голову. - Но это  было  давно...  Пять
лет тому назад, и тогда я просил  вас  ускорить  запуск,  потому  что  Дик
казался слегка отравленным этим  миром  Меотиды...  Я  считал,  что  новое
странствие поможет ему...
- Да, и он угодил в снега Берглиона!  -  Лейтон  скорчил  недовольную
гримасу. Старик терпеть не мог напоминаний о своих неудачах - а ледяной ад
умирающего мира  стал  результатом  испытаний  спейсера,  на  который  его
светлость возлагал столько так и  не  оправдавшихся  надежд.  -  Но,  Дж.,
ответьте же мне наконец, какая связь...
- Самая прямая,  Лейтон.  Самая  прямая.  Тогда  Ричарду  нужно  было
горькое лекарство от одного из миров Измерения Икс, а теперь, похоже,  ему
требуется не менее сильное снадобье против уже нашего собственного мира!
- Что вы говорите, Дж.! - Лейтон даже перестал мерить шагами комнату.
- Дику надоело здесь, в Лондоне? Или?..
- Ричарду уже почти сорок, Лейтон... - начал было Дж., однако  старик
перебил собеседника:
- Ну  и  что  вы  этим  хотите  сказать?  Скорость  мышечной  реакции
по-прежнему превосходная. Насколько я могу судить, со спидингом тоже все в
порядке. Нет, путешествия в Измерение Икс Ричарду пока не противопоказаны.
- Я хотел сказать совсем другое, Лейтон, - уголки тонкогубого рта Дж.
невесело опустились. - Дику почти сорок, а у него ни семьи, ни детей... ни
одной крепкой привязанности здесь, я мире Земли. У  него  была  девушка...
Зоэ Коривалл. Она  вышла  замуж  за  другого,  потому  что  какая  ж  жена
согласится, чтобы муж по несколько месяцев в году болтался Бог ведает где,
причем всякий раз рискуя не вернуться. Я сперва не придал этому значения -
Дик никогда не жаловался на нехватку женского внимания. Но на сей раз  все
получилось не так. Я чувствую, что мой Ричард никак не может забыть ее...
- Послушайте, Дж., - Лейтон начал терять терпение. - Еще немного -  и
я сочту, что вам пора в отставку. Вы являетесь сюда, отрываете меня от дел
и ударяетесь в  какие-то  слюнявые,  извините  за  резкость,  рассуждения!
Блейду нравится жизнь в Измерении Икс. Он гордится своей уникальностью. Он
вытянул  счастливейший  жребий  -  по-настоящему  яркие,  разнообразные  и
невероятные приключения...
Дж. медленно выпрямился. Лицо у него стало совершенно каменным.
-  Я  пришел  сказать  вам,  сэр,  -  вежливость  Дж.   стала   почти
убийственной, - что Ричарда надо  отправить  в  Измерение  Икс  как  можно
скорее. А после этого путешествия - бросить все силы на создание института
дублеров. Я буду добиваться отмены запусков до тех пор, пока таковой отряд
не будет сформирован.
- Но, послушайте, Дж.! - напор старого разведчика, казалось, озадачил
Лейтона. Когда шеф Эм-Ай-6-Эй говорил  таким  тоном,  возражать  ему  было
бесполезно. - Компьютер разобран... Мы доделывали ряд устройств -  тот  же
спейсер, только усовершенствованный. Устройство обратной  связи...  Сейчас
запускать Блейда - это безумие!  Что  мы  получим?  Он  опять  окажется  в
каком-нибудь диком мире, где машут мечами  и  разъезжают  на  каких-нибудь
ископаемых тварях... Погодите, ближе к новому году мы завершим монтаж...
Дж. отрицательно покачал головой.
- Боюсь, вы не понимаете, Лейтон. Мы обязаны отправить Ричарда. Или -
можем потерять его, как агента.
Лейтон фыркнул.
- По-моему, вы преувеличиваете, Дж.  И  что  скажет  ваш  драгоценный
премьер-министр по поводу столь неэкономного  расходования  отпущенных  из
казны средств?
- Премьер-министра я беру на себя. Так что,  когда  может  состояться
запуск?
Его светлость недовольно засопел.
- Но вы же видите - компьютер а нерабочем состоянии...
- А когда же будет в рабочем?
-  Ну-у...  -  протянул  Лейтон  и  глаза  его  как-то  подозрительно
сверкнули. - Может, мне потребуется месяц... Черт возьми, Дж.! -  внезапно
взорвался его светлость. - Вы  что,  не  можете  потерпеть?  Нам  придется
отсоединять все уже собранные блоки... А потом, после возвращения Ричарда,
восстанавливать все разобранное по вашей милости! Это рационально?!
- Все ваши неудобства с этими железяками, - отчеканил Дж., - не стоят
и мизинца моего Ричарда. Если с  ним  что-нибудь  случится,  встанет  весь
проект. Так что лучше его поберечь. И  -  еще  активнее  искать  дублеров!
Неужели нельзя создать какие-то имитационные схемы, испытательные стенд...
максимально приближенные к реальному переносу? Вот над чем хорошо было  бы
подумать!
- Ну, это вы уж предоставьте мне! - запальчиво перебил Дж. Лейтон.  -
Предоставьте мне решать, над чем стоит думать и над чем нет!  Вы  думаете,
что я такой живодер?!..
В  течении  последующих  пятнадцати  минут  его  светлость  в  весьма
эмоциональной форме излагал главе отдела MI6A  нынешнее  состояние  дел  с
разработкой аппаратуры для поиска и отбора возможных дублеров Блейда.
- Очень хорошо, - поднялся Дж.,  терпеливо  дослушав  до  конца  речь
профессора. - Я очень рад, что  вы,  мой  дорого  друг,  хорошо  понимаете
важность этих разработок. А пока -  давайте  отложим  все  дела...  Ричард
нуждается в нашей помощи.
- Мне нужно три  недели,  -  буркнул  Лейтон.  -  Три  недели,  чтобы
восстановить основные коммуникативные сети...
- Превосходно. Но только три недели! Я скажу Ричарду...
- Нет, пока не говорите. Я скажу, когда все будет  готово.  Дж.  едва
заметно усмехнулся. Лейтон отступал с достоинством; разве мог компьютерный
гений согласиться с тем, чтобы ему ставили бы какие-то там  сроки?  Работы
окончатся, и он сам оповестит Ричарда...



 2

 
в начало наверх
Время близилось к полуночи. Дрова в камине прогорели, рассыпавшись багряными пригоршнями углей. Ричард Блейд отложил книгу. С небывалой силой описанное море людских страданий бередило душу; с некоторым удивлением Блейд признался себе, что, оказывается, он далеко не так черств и закален прожитым, как привык считать раньше. И, невольно настроившись на задумчивые размышления, он стал думать о том, что же сделало с ним Измерение Икс, что внесло оно в его жизнь - помимо разрыва с единственной девушкой, которую он, похоже, любил (и любит!) по-настоящему. Давно осталось в прошлом мальчишеское упоение телесной силой; он, Блейд все чаще и чаще приходил в Измерение Икс не выполнять свой долг перед Англией (хотя это тоже всегда присутствовало), не искать кровавых забав в театре, где актеры умирают по-настоящему - но исполнить настоящую мужскую работу, каковая, собственно, и есть суть настоящей жизни. Истинно мужскую работу - восстановить справедливость, защитить обиженных умерить аппетиты сильных мира сего... Нет, Ричард Блейд отнюдь не превратился в Дон Кихота Ламанчского. Он был авантюристом до мозга костей; он никогда не смог бы вести тихую и покойную жизнь средней руки коммерсанта, что, по-видимому, являлось мечтой Зоэ Коривалл... Он любил приключения - но теперь не только ради их самих. Перед ним развертывались фантастические панорамы чужих миров; в них он был героем, победителем, властелином, почти что полубогом... Он знал, на что способен. Когда-то он побеждал ради побед. Эта пора осталась далеко в прошлом, как и пора странствий ради странствий и сражений ради сражений. Хотел он того или нет, мир Измерения Икс становился для него более реальным, чем земной - потому что в Измерении Икс он, Ричард Блейд, мог сделать все, что запрещала ему Земля. На Земле он был бессилен изменить существующий порядок вещей; он даже не смел открыть любимой девушке тайну своих занятий. В Измерении Икс он был сам себе хозяин, сам себе Дж. и сам себе премьер-министр. И сейчас он действительно страстно хотел вновь оказаться там. В простом, девственном мире вроде прекрасного Катраза, где вольный ветер надувает паруса хадрских кораблей, и моря бороздят несколько кланов названные в честь его, Ричарда Блейда; или вроде утонченного, полного тайн и заговоров мира Меотиды, где он оставил Гладию - и своего ребенка... Или пусть даже это будет холодная ледяная пустыня Берглиона... или безумие угасавшего Тарна... Но перед тем, как врата иной реальности закроются за ним, он обязан был сделать еще одно дело. Отыскать номер телефона этого заносчивого хлыща Реджинальда Смит-Эванса для Блейда было парой пустяков. Трубку подняли после третьего звонка. - Могу ли я поговорить с миссис Зоэ Смит-Эванс? Это весьма срочно. От такого ошеломляющего нахальства на том конце линии, похоже, просто опешили. Однако расчет Блейда оправдался полностью. Этот пижон Эванс, конечно, никогда не унизился бы до того, чтобы самому подходить к телефону. У аппарата окажется лакей или дворецкий, коему это вменено в обязанности. А подобными типами главное - властный голос и абсолютная уверенность в своей правоте. - А... Э... но как прикажете доложить, сэр? И по какому делу вы звоните? - Вы приставлены докладывать о звонках или надзирать за нравственностью миссис Смит-Эванс? - взревел Блейд. - Или мне поговорить с вашим хозяином? Я, конечно, могу подъехать - но место вы тогда потеряете точно! Удар попал в цель. Слуга растерялся. - Что там такое, Кит? - послышался в трубке слабый голос, словно кто-то приближался к телефону. Блейд скрипнул зубами - это был голос Зоэ. - Кто-то требует вас, миссис Зоэ... не назвались... - это уже говорил лакей. Мембрана в аппарате была сильной, каждое слово доносилось отчетливо. - Алло? Кто говорит? - Зоэ взяла трубку. - Это я, Зоэ... Здравствуй. Нам нужно поговорить. - О, рада приветствовать, мистер Секьюр! - как ни в чем не бывало, прощебетала Блейду его былая возлюбленная. - Я давно ждала вашего звонка... Значит, вы все же сочли необходимым ознакомиться с моими работами? Да, да, мне это очень приятно... И для вас, насколько я понимаю, это тоже важно?.. - Зоэ... мы сможем увидеться? Я так понял, что твой благоверный где-то рядом. Ты все поняла правильно. Для меня это очень важно. По-моему, мы оба наделали глупостей... но еще не поздно все исправить. Ты же не любишь этого прыщавого глиста! - Да, мистер Секьюр, ваш отзыв о той вещи мне весьма понятен... Если обстоятельства с этой выставкой и впрямь настолько изменились, я... я, пожалуй, смогла бы предложить вам несколько своих работ... Сколько вас устроит? У меня такого, что я могла бы выставить, около двух десятков... У Блейда перехватило дыхание. Вот это девушка! Ай да Зоэ! - Ты имеешь в виду встретиться двадцатого ноября? Я согласен! Слушай, ты и в самом деле поедешь в Арт-центр, там... - и Блейд изложил составленный по всем правилам конспирации план встречи, в котором фигурировали и создание прикрытия, и отвлекающе маневры, и проходные двери и даже лжесвидетели, что должны были под присягой подтвердить, что миссис Зоэ Смит-Эванс все время двадцатого ноября находилась в их обществе, ни на минуту его не покинув... Обеспечение алиби - задачка для первокурсника в школе "Секьюрити Сервис". - И отбери десять работ... то есть встретимся в десять часов, - закончил разговор Блейд. - Да, я так и сделаю, - прозвенел в ответ голосок Зоэ. - Всего хорошего, мистер Секьюр. Я думаю, мои картины будут нелишними на этой экспозиции... После этого разговора Ричард с трудом заставил себя уснуть. Отчего-то этот разговор, почти мальчишеская выходка, всерьез взволновал его. Черт возьми, закон о государственной тайне законом о государственной тайне, но он добьется от Дж. разрешения объясниться с Зоэ! Конечно, всего он ей не расскажет... Это ни к чему, но основное - почему бы и нет? Тот дурацкий пункт в его контракте - плод стараний кадровиков-перестраховщиков! Безопасность Англии можно обеспечить и иными методами... Подобные мысли были совершенно невозможны еще пару лет назад. Но тринадцать совершенных странствий научили его слишком многому. И среди этого тому, что если закон стар или плох - его нужно менять, а не ссылаться на замшелые традиции! Суховатая и консервативная Англия в крови Ричарда возмущалась этими отнюдь не верноподданническими рассуждениями, но бунтарская Шотландия, объединившись в этом с не менее бунтарской Ирландией, одержали решительную победу. У Блейда оставалось четыре дня, чтобы все подготовить и поговорить с Дж. Он не сомневался в успехе. Дж. он убедит... Зоэ - убедит тоже... она возьмет развод и тогда он женится на ней, хотя бы вся Интеллидженс Сервис вкупе с Централ Интеллидженс Эйдженси встали у него на дороге! И тут зазвонил телефон. Тот самый, красный, специальный. Время было отправляться в дорогу. Ричард зло и бессильно выругался. Почему они не могли сделать это несколькими часами раньше, когда он буквально жаждал как можно скорее оказаться под колпаком коммуникатора! Почему они не могли сделать это пятью днями позже, когда он разобрался бы со всеми своими делами!.. - Слушаю вас, сэр, - сухо и холодно, четко по уставному сказал Блейд, поднимая трубку. - Здравствуй, Дик... как ты себя чувствуешь, мой мальчик? - Превосходно, сэр. Я так понимаю, что нужно прибыть на место? - Да, мой мальчик. Я поторопил нашего друга... он закончил работу. - Сэр... - решился Блейд. - Могу ли я просить вас задержать отправку? Мне нужно буквально пять дней! Дж., наверное, потерял дар речи. Такое его лучший агент устраивал впервые. Капризность раньше как-то не числилась среди отмеченных психологами службы MI6 недостатками характера Блейда. Три недели назад Дик заявляет, что засиделся в Лондоне... а сегодня просит отсрочить запуск! К чести Дж. надо сказать, что в те минуты его нимало не волновали ни возможные ядовитые упреки Лейтон, ни перспективы малоприятного объяснения с премьер-министром; главным сейчас было понять, что происходит с Ричардом! - Дик, я могу узнать, что случилось? Скажу тебе прямо, я поражен! - Мне надо поговорить кое с кем... - сквозь зубы ответил разведчик. - И притом именно двадцатого ноября. И притом на такие темы, что... мне придется поговорить по этому поводу с вами, сэр. - Хорошо, мой мальчик, приезжай немедленно! Дж. вышел из известного всему миру здания на Даунинг-стрит, десять, крепко стиснув зубы и держась подчеркнуто прямо, словно проглотив аршин. Сухие и тонкие губы старика были плотно сжаты; он потерпел жестокое поражение. Да, да, жестокое, страшное и унизительное поражение! Убедить премьер-министра не удалось. Несмотря на все хитрости старого разведчика, его высокопревосходительство, His excellency, был неумолим. Какие-такие причины откладывать запуск? Блейд здоров как бык! И что значит в таком случае эта докладная самого Дж. на его, премьер-министра, имя?! "Прошу ускорить запуск... считаю нецелесообразным дальнейшее ожидание..." и так далее, всего на шести страницах! Нет, нет и еще раз нет! Раз уж необходимо - так пусть отправляется! Подобное поведение недостойно полковника и кавалера орденов Ее Величества! Формально премьер был совершенно прав. Лейтон с помощниками работали день и ночь и за три недели сумели восстановить основные рабочие схемы. Ожидание было бессмысленным. Его светлость подобного не простит. Он тоже вхож к премьеру... А уж этот старый паук Дика точно жалеть не станет, если его, Дж., уберут из проекта... А убрать могут - власть имущие не любят подобных прецедентов. Предстоял преотвратительный разговор с Ричардом... - Значит, он не согласился... - Блейд встал и прошелся по комнате. Дж. приехал к нему домой, в Дорсет. Они сидели перед затопленным камином; старый разведчик держал в руке (бокал) виски, самого лучшего, которое нашлось в погребе Ричарда. - Мой мальчик... - начал Дж., но Блейд остановил его движением руки. - Простите, сэр, мне все ясно. Я не сомневаюсь, что вы сделали все возможное и невозможное, чтобы выполнить мою просьбу... я очень виноват перед вами... и прошу прощения, что подверг вас такому унижению... Я не забуду этого. - Дик, - Дж. почувствовал странное жжение в глазах. Сейчас он действительно ощущал себя отцом Ричарда. - Ты можешь быть уверен... - Тогда, сэр, я попрошу вас передать... одно письмо одной леди. Но, - Ричард усмехнулся, - она замужем, так что... - Понятно, Дик. Муж об этом ничего не узнает. На пришедшем в опустевший дорсетский коттедж Блейда ответное письмо Зоэ явно капнула не одна слеза. Но хозяина уже не было дома... - Ну, кончилась эта ваша неразбериха? - лорд Лейтон встретил Блейда и Дж. обычным ворчанием. - Постарайтесь получше, Ричард, сейчас такой момент, что финансирование проекта целиком зависит от вас. Постарайтесь не забыть какой-нибудь бриллиант каратов эдак в тысячу! - Не забуду, - усмехнулся Блейд. Железная воля разведчика уже стерла из памяти все следы недавних волнений. Такова судьба и пока не стоит слепо бросаться на непреодолимую преграду. Немного терпения... а пока Измерение Икс действительно ему необходимо. И деньги для Лейтона он попытается достать... С этими мыслями Ричард Блейд и сел под колпак компьютера. 3 Первым вернулось обоняние. Блейда окружали странные запахи, совсем не похожие на те, что обычно встречали его в мирах Измерения Икс. Пахло не морем, не лесом, не травой - разведчик ощутил привычный, такой земной запах раскаленной брони, горелой изоляции и еще чего-то непонятного - вроде бы керосина. Следующим оказался слух. С неба падал, нарастая с каждой секундой, какой-то свистящий, грохочущий шум, словно воздух рубили мощные вращающиеся лопасти. Ричард поднял голову. Боль отступала, сознание прояснялось, руки привычно обшаривали землю вокруг... Он лежал в воронке. В очень глубокой воронке, какую могла оставить разве что специальная бетонобойная бомба калибром три тысячи фунтов, предназначенная для разрушения неприятельских ВПП. Склоны еще дымились, земля спеклась и
в начало наверх
почернела. Здесь был самый настоящий, притом очень мощный взрыв, или Блейд ничего не понимал в бомбах, взрывчатке и воронках. И нельзя сказать, что перспектива оказаться вновь в мире с танками, пушками, истребителями очень бы обрадовала Блейда. Хотя лорд Лейтон, наверное, был бы доволен - высокотехнологический мир, откуда быть может, удастся, наконец, вынести что-то по настоящему ценное - что в состоянии были бы воспроизвести земные заводы и что наконец оправдало бы фантастические затраты на весь проект его светлости. Добытый же Блейдом в мире Берглиона чудесный эликсир для ращения волос так и остался чудом, непознаваемым артефактом... Лучшим химикам Соединенного Королевства, коим Дж. вручил образцы эликсира на экспертизу, так ничего и не смогли сказать - даже структуру не установили... Гул продолжал нарастать. Окончательно придя в себя, Блейд приподнялся. Да, так и есть - воронка. Он-на самом дне. А рядом - рядом, потрескивая, остывали какие-то до неузнаваемости искореженные обломки чего-то металлического. Чудовищной силы взрыв смял, разорвал и перекрутил рухнувшее сюда неведомое нечто до такой степени, что разведчик даже приблизительно не мог сказать, на что же оно могло походить. Блейду, разумеется, доводилось видеть сбитые самолеты или вертолеты - но там всегда можно было понять, что перед тобой. Здесь же... Непонятные металлические полосы, спирали, остатки овальные труб... Ничего похожего на земную технику... Раскаленные - взрыв произошел самое большее минут пять-шесть назад... Но, черт возьми! Вот что значит профессионализм - оказавшись рядом с неведомым, думаешь в первую очередь об этом неведомом, а не собственной шкуре. Разведчик сжал кулаки, на его висках проступила обильная испарина. Не задержи он своим разговором вечно спешащего куда-то Лейтона, и Ричард Блейд, полковник армии Ее Величества королевы Великобритании, Уэльса, Шотландии и Ирландии, тютелька в тютельку оказался бы на месте падения этой распроклятой железной штуковины - чем бы она в действительности не была! Нет, чутье спасло его и на сей раз, но... Сколько еще ему будет везти подобным же образом?! И как ни мала была вероятность оказаться в Измерении Икс прямехонько под падающей с неба железной взрывающейся тварью - она все-таки осуществилась... Дж. теперь Лейтону глотку перегрызет, - с некоторой мстительностью подумал Ричард. Если, конечно, я сам для начала расскажу это Дж... Все эти размышления заняли у разведчика несколько секунд. Тело еще мучительно ныло после переноса, но инстинкт агента заставил мускулы напрячься в одном поистине сверхчеловеческом усилии. Если эти остатки сейчас рванут еще раз... Мощным усилием Блейд перебросил тело через край воронки. Он еще успел мельком подумать, что вал выброса вокруг необычайно высок, наверное, железный монстр зарылся довольно глубоко под поверхность грунта и взорвался уже там... Если бы не воняющая гарью воронка, Блейд не смог бы пожаловаться на приютивший его мир... И тут разведчик увидел вертолеты. Самые обыкновенные земные вертолеты. Он готов был поклясться, что перед ним - старые добрые "Блэк Хоки" Сикорского, излюбленные машины американских десантников из восемьдесят второй аэромобильной. В первый миг у Ричарда даже мелькнула мысль - а не спятил ли лейтоновский компьютер окончательно и не отправил ли он его, Блейда, куда-нибудь в Форт Брэгг? Машин было не меньше десятка. Ведомые явно опытными пилотами, они стремительно снижались, гася опасную скорость лишь перед самой посадкой. Широкие двери в размалеванных камуфляжными зигзагами бортах были открыты, и, лихо держа наперевес что-то вроде хорошо известной Блейду AR-5, из кабин горохом сыпались крепкие плечистые парни в серо-песчаной форме. Лица солдат закрывали глухие полуовальные шлемы, над которыми торчали тонкие усики антенн. Команда была экипирована на зависть. Нагой разведчик замер на самом краю воронки. Измерение Икс в очередной раз решило показать ему зубы. Ему уже случалось оказываться там аккурат между двух сражающихся армий - но в реальности Нефритовой Страны, к счастью, тогда еще не додумались до автоматических винтовок и спецподразделений быстрого реагирования... Моторы вертолетов сбрасывали обороты, пронзительный визг вращавшихся винтов затихал. Солдаты, стремительно и умело развернувшись в цепь, моментально замкнули плотное кольцо вокруг воронки. Почти сотня стволов выразительно нацелилась в живот разведчику. Блейд заскрежетал зубами. Никогда его еще не ловили так просто и умело! Он понимал, что столкнулся с профессионалами - прежде, чем он доберется хоть до одного из цепи, в его, Блейда, теле, окажется несколько десятков пуль - если только здесь не стреляли чем-то похуже, вроде отравленных игл. Разведчик заставил себя спокойно выпрямиться и высоко поднял безоружные руки. Если бы его хотели убить, он был бы уже мертв. Для этого вертолетам не требовалось бы даже совершать посадки. На турелях висели мощные пулеметы - тоже очень похожие на земные, шестиствольные, с вращающимся блоком стволов... Но, раз он до сих пор жив, его стремятся захватить в плен - следовательно, им придется к нему приблизиться... Блейд усмехнулся. Сотня автоматчиков - это еще не гарантия успеха, досточтимые джентльмены. Ваши солдаты еще друг друга сегодня перестреляют, посулили разведчик неведомым командирам свалившегося на его голову десанта. Он спокойно стоял на гребне ямы. - Не слишком ли много внимания к одному одинокому путнику, друзья? Как всегда в Измерении Икс, Блейд заговорил не по-английски, а на языке той реальности, в которой очутился. Ответа не последовало. Его словно бы и не слышали. Может, не поняли? Может, перед ним опять какие-нибудь пришельцы, как в мире Талзаны? Или же, напротив, здешние заправилы отлично разбираются в ситуации, а посылаемым на место головорезам просто дается приказ ни под каким видом не вступать ни в какие разговоры с кем бы то ни было? Да, говорить с ним явно не желали. Ну что ж, посмотрим, господа, так ли все у вас получится легко и просто, как вы задумали... Ну, давайте, подходите поближе! Однако десантниками командовал явно не профан. Никто и не пытался приблизиться к неподвижному разведчику. Никто и не пытался что-то приказать поднявшему руки человеку. Даже элементарного "не двигаться!" никто не произнес. Блейд демонстративно пожал плечами. - Что ж, если вам так нравится мое общество... Его общество окружившим воронку солдатам действительно нравилось. Похоже, даже чересчур. Пять или шесть человек (Блейд тут же окрестил их "сержантами"), державшиеся чуть позади основной цепи десантников, вскинули какие-то странные устройства, напоминавшие старинные охотничьи ружья с раструбами. Каждое из подобных устройств имело по три таких "ствола", смотревших в разные стороны - вверх, влево-вниз и вправо-вниз. И тут уже сработала отличная реакция разведчика. Не дожидаясь, пока "сержанты" нажмут на курки, Блейд бросился ничком, перекатившись обратно за край воронки. Взорвутся ли эти железные останки или нет - еще вопрос, а проверять на себе действие этих странных трехствольных ружей у Блейда не было никакого желания. Над головой Ричарда пронесись какие-то серые тени. Одна угодила в землю совсем рядом с ним, оказавшись хитроумно свернутой тонкой сетью, влекомой тремя увесистыми грузиками, которые-то явно и выстреливались из странных устройств в руках "сержантов". Что ж, теперь, по крайней мере, ясно - бравым десантникам он, Блейд, нужен живым. Прорываться сквозь их ряды было чистым безумием, но иного выхода не оставалось. Блейд совершенно не горел желанием поближе познакомиться с местными камерами, не без оснований подозревая, что выбраться из них будет несколько посложнее, чем из аналогичных заведений где-нибудь в Сарме, Катразе или же Кархайме... Однако теперь у разведчика было оружие. Тонкая сеть легко сворачивалась, превращаясь в классическое оружие древнего китайского боевого искусства - веревку с тяжелым грузом на конце. Блейд с лихорадочной быстротой завязывал узлы. Вряд ли подобного рода метатели сетей способны к быстрой перезарядке. Это значит, что у него, Блейда, есть еще шанс, один-единственный шанс... Если только шальная пуля не угодит в ногу - разведчик не сомневался, что окружившие его на поражение стрелять не станут. Он рванулся с места. Получилось нечто громадного прыжка из положения "лежа", и разведчику удалось застать окруживших его врасплох. - Не стрелять! - во всю мочь завопил кто-то в цепи. - Брать живым! Несколько сухих и громких щелчков все-таки раздалось. Вокруг ног Блейда взвились песчаные фонтанчики, но разведчику повезло. Пули прошли мимо, а в следующий миг он уже оказался прямо перед одним из солдат, успевшим подняться на одно колено. Свитая в веревку сеть коротки свистнула, рассекая воздух, букет из трех грузиков угодил в грудь солдата: брызнула кровь и тело ткнулось в песок. Ричард Блейд взял первую дань чужой кровью с посягнувшего на него мира. Перепрыгнув через упавшего, Блейд ухитрился подхватить с песка оружие. Разведчик уже вскинул автомат, намереваясь угостить не в меру ретивых преследователей парой-тройкой хороших очередей, как ему доказали, что местные десантники хлеб свой ели все же не зря. Блейда накрыло разом тремя или четырьмя пущенными почти в упор сетями; благодаря закрепленным на них грузикам, ловчие снасти тотчас опутали разведчика с ног до головы. В узкие ячейки сетей невозможно было просунуть руку; веревки сжимались, точно живые, душащие добычу змеи. Кто-то со всей силы рванул за край сети; не удержавшись, Блейд упал на песок. На него тотчас навалились. И хотя кулаки Ричарда заработали со всей немалой мощью, отпущенной ему природой, противники оказались довольно умелыми. Не пытаясь драться, они лишь все туже и туже затягивали путы на руках и ногах разведчика. Вскоре Блейд оказался спеленут так же плотно, как новорожденный младенец. Инстинктивно он попытался сгруппироваться, прикрыть руками голову а коленями живот, однако бить его лежачим тоже никто не собирался. Со всеми мыслимыми предосторожностями его подняли и внесли в один из вертолетов; севшие справа и слева на откидные сидения солдаты тщательно пристегнули пленника страховочными ремнями. Пока Блейда волоком тащили к машине, разведчик успел заметить, что вниз, на дно воронки спускается с десяток солдат, выставив перед собой какие-то длинные металлические штанги, очень смахивавшие на обычные миноискатели. Вся операция вряд ли заняла более пяти минут. Моторы вновь взвыли, лопасти с новыми силами загребли воздух; машины одна за другой стали отрываться от земли. Только теперь десантники позволили себе снять шлемы. На Блейда со страхом и ненавистью смотрело десять пар глаз. В каждой из них разведчик читал свой смертный приговор - эти бравые ребята мигом вышвырнули его из вертолета, если бы только посмели. Однако в кабине оказался еще и одиннадцатый, которого разведчик про себя назвал "лейтенантом": крепкий, кряжистый парень лет тридцати, с загорелым лицом и глубоким, отталкивающим багровым рваным шрамом на левой щеке. В глазах "лейтенанта" крылась такая же ненависть, что и у всех его подчиненных; но за этой ненавистью проглядывало и что-то еще, некое понимание этой дикой ситуации, которое и позволяло ему сдерживать своих людей от немедленной и кровавой расправы с чужаком. - Ну, хорошо, вы меня захватили, - начал Блейд как можно более небрежным тоном. - Не знаю правда, зачем я вам сдался, почтенные... Но что же дальше? Меня в чем-то обвиняют? В ответ раздалось глухое негодующее ворчание. Ричард готов был поклясться, что значит оно примерно следующее: "да что же он, гад, над нами издевается, что ли?!" Слова Блейда, несомненно, оказались никак не теми, что от него ждали. - Кто раскроет пасть, языки повырываю, - негромко, но очень выразительно произнес "лейтенант" и его угроза тотчас возымела действие - ропот прекратился. Правда, двое "сержантов" опустили глаза последними и не без недовольной жестикуляции. Ответ последовал немедленно. - Клин и Фарант, завтра вместо отпуска отправитесь на полигон крахортов. Доложите сад-джу-чисбею, что я велю ему прогнать вас по программе третьей степени. - "Лейтенант" спокойно откинулся, опершись спиной на стену кабины. Из ручки его кресла поднялось нечто вроде крошечной клавиатуры с небольшим экранчиком; озабочено морща лоб и шевеля губами, командир десантников принялся набирать последовательность каких-то символов. Блейд невольно удивился - если тут все так похоже на Землю, почему пленившие его не доложили куда следует по рации? Для чего здесь этот калькулятор? Окружавшие его солдаты не расслаблялись ни на одно мгновение. Многочисленные стволы были по-прежнему направлены на Блейда и разведчик понимал, что одно его неосторожное движение - и автоматы изрыгнут огонь. Самым разумным сейчас представлялось подождать. Он, Блейд, кому-то здесь явно очень нужен - что ж, послушаем, что они смогут нам сказать... Полет проходил однообразно. Блейда посадили так, что разведчик мог видеть только верх стен и потолок кабины, квадратные же иллюминаторы располагались ниже. Ричарду оставалось только ждать - да еще размышлять о том, почему же этот мир оказался так хорошо подготовлен к его, Блейда, появлению? Эта загадка упорно не давала покоя; можно было подумать, что неведомые устройства на этой планете засекли перенос его бренной плоти сквозь океаны пространств, команда своевременно поступила по инстанциям и группа захвата оказалась на месте ни секундой раньше и ни секундой позже, чем нужно... Правда, оставалась еще одна возможность. Не исключено (а на самом деле Блейд в этом и не сомневался) что местным обитателям прекрасно известна природа той взорвавшейся металлической твари, и что на самом деле охотились эти бравые десантники отнюдь не за Блейдом, а... быть может, за тем, кто мог оказаться жив после падения аппарата на землю? Но, с другой стороны, это же нелепо! Если сей мир додумался до вертолетов, автоматических винтовок и
в начало наверх
прочих благ цивилизации, то уж изобрести катапульту для спасения летчиков из терпящих бедствие самолетов они были просто обязаны! Тогда совершенно незачем было посылать сотню отлично тренированных парней к воронке, где и не могло остаться ничего, кроме груды оплавившегося металлолома... Постой, сказал себе Блейд. Не считай тех, кто здесь командует, идиотами. Раз они сочли нужным послать три взвода к месту падения Того-Не-Знаю-Что, значит... Значит, они и в самом деле ожидали увидеть здесь кого-то живым! Может, конечно, местные пилоты входили в элитарную Лигу Не Нуждающихся В Катапультах и Парашютах - но в это верилось слабо. Ничего не придумав, Блейд решил, что в данном случае следует предоставить инициативу противнику. Сбор информации о принявшем разведчика мире вряд ли можно было вести успешно со связанными руками и ногами; подождем, сказал себе Блейд, когда меня наконец развяжут... Да, это его путешествие разительно отличалось от всех, совершенных ранее. Никогда еще лучшему агенту Эм-Ай-Сикс не противостоял такой умелый и решительный противник. Русский двойник в свое время попортил Блейду немало крови - но здесь, похоже, врагов того же класса имелось не в пример больше... Что, естественно, делало этот мир и куда более опасным - но, в то же время, и куда более привлекательным. Не так много чести одержать верх над невежественными дикарями, в лучшем случае стоящий на стадии развитого феодализма; не так много чести одолеть мороз и зной, дождь и ветер; настоящая честь - это одолеть Врага с большой буквы, врага сильного, опытного, хитрого, искушенного в тех самых вещах, что принесли Блейду когда-то ранг суперагента. В подавляющем большинстве миров Измерения Икс, куда его забрасывало чудовищное изобретение его светлости, перед Блейдом стояла одна главная задача - выжить и вернуться. Этому было подчинено все. Главная цель путешествий - охота за Знаниями - оказывалась на втором плане. И, хотя Блейда все чаще и чаще тянуло в Измерение Икс просто потому, что именно здесь он жил самой яркой и полнокровной жизнью, разведчик не мог забыть и о своем долге перед страной. Порой хотелось скрипеть зубами от досады, оказавшись вновь в прекрасном, молодом, незагаженном мире, где правили бал простые чувства - любовь, страх, ненависть, где всегда находились прекрасные женщины, готовые любить его, Блейда, самой горячей и беззаветной любовью, где было все, чего только мог поделать бы для себя мужчина - но где разведчик, как ни старался, не мог отыскать ничего ценного для пославшей его Англии. Кроме разве что золота и драгоценных камней, принося которые он, Блейд, уподоблялся скорее удачливому разбойнику с большой дороги, чем солдату, служащему своей отчизне. Лорд Лейтон всегда мечтал, что компьютер наконец забросит Ричарда в мир, не слишком далеко обогнавший Землю в совеем развитии - так, чтобы яйцеголовые Соединенного Королевства сумели бы разобраться в его секретах. Для земной науки оказались равно не под силу и таинственный эликсир против облысения, добытый в ледяном миру Берглиона, и таинственная электронная начинка снаряжения Защитника, с превеликими трудами доставленная из таинственного мира Талзаны... Что ж, похоже, на сей раз мечта его светлости исполнилась. Мир, в котором оказался Блейд, очень походил на родную землю - даже в таких мелочах, как высокие шнурованные ботинки десантников на толстой рифленой подошве. И автоматические винтовки были очень похожи, и вертолеты; однако имелось и кое-что еще. Например, этот миниатюрный экранчик с небольшой клавиатурой в подлокотнике кресла командира десантников. Блейд был уверен, что если это компьютер - то на земле ему нет аналогов. Машина самого Лейтона занимала громадный зал; и, насколько было известно Блейду, сейчас, в тысяча девятьсот семьдесят четвертом году ни в Англии, ни в Америке ни в России не существовало ничего подобного. Правда, с тем же успехом заинтересовавшее разведчика устройство могло оказаться чем угодно - от пульта настройки передатчика до командоаппарата каких-то серверных устройств десантного вертолета... Но, во всяком случае, начало казалось многообещающим. Дело оставалось за малым - освободиться от пут, сбить со следа погоню, добраться до города, если у них тут есть города. Правда, в городах наверняка могли поинтересоваться такой малостью, как документы, о которых разведчик ни разу и не вспомнил в Измерении Икс. Что ж, придется тряхнуть стариной и припомнить кое-какие приемы, не раз выручавшие его и в Африке и в Юго-Восточной Азии... Вертолет летел долго, не меньше двух часов; за все время пути никто из охранявших Блейда солдат не проронил ни слова. Машины дозаправились топливом в воздухе от вертолетов-танкеров; и путь продолжался. Судя по солнцу, эскадрилья держала путь на восток. И минуло еще добрых два часа полета, когда пилот начал снижение. Скрипнули амортизаторы; мало-помалу стих и гул лопастей. Коренастый командир отстегнул ремни и поднялся. - Выгружай этого граца! "Грац" - это я, - подумал Блейд. - Интересно, что это значит: просто "чужак", "враг" или же "опасный тип, подлежащий немедленному расстрелянию после допроса"? Увы, интерес, испытываемый разведчиком к этому вопросу был в настоящую минуту отнюдь не академическим. Сильные руки десантников аккуратно подняли туго спеленутого Блейда и разведчик ощутил нахлынувшую волну жаркого стыда. Его, Ричарда Блейда, побывавшего в таких безднах пространств и времен, волокут какие-то бестолочи, волокут, увязав в плотный тюк, словно рождественскую индейку! Однако рваться и пытаться освободиться сейчас не имело никакого смысла - в ячейка сетей были вставлены тонкие упругие шесты, окончательно лишившие разведчика даже иллюзорной возможности согнуть ноги в коленях. Здешние заправилы предусмотрели действительно все. Мысленно Ричард не мог не признать лишний раз их профессионализм. Здесь не рисковали попусту и не потешались над беззащитным пленником. Его вытащили из широко распахнутого люка. Вертолет стоял на плоской крыше высотного здания; похоже, оно располагалось в дремучем лесу. Заросли начинались едва ли не под самыми стенами. Под ногами у тащивших Блейда солдат лежало какое-то черное, чуть поблескивавшее покрытие, очень смахивавшее на битум. Сама же крыша была совершенно пустынна; остальные вертолеты сели где-то в другом месте. Ценного пленника сопровождали командир десанта, пилот вертолета и десяток солдат. Шли молча, подошвы солдатских ботинок глухо ударяли о поверхность. Блейда тащили лицом вверх, предоставляя разведчику возможность еще раз полюбоваться здешним голубым небосводом, лишь кое-где помеченном белыми кляксами кучевых облаков. Усилием воли Ричард отогнал малодушную мыслишку, что все это он, быть может, видит в последний раз... Процессия остановилась. Послышалось легкое гудение; носильщики тронулись вновь. Теперь они спускались по неширокой лестнице, оказавшись в просторном помещении; стены и потолок были покрыты светлым пластиком. Окон не было, светильников Блейд не заметил тоже. Похоже было, что светилось само покрытие. Разведчика наконец поставили на ноги. Он смог наконец осмотреться. Комната напоминала скорее научную лабораторию, чем камеру пыток. В дальних углах громоздилась какая-то аппаратура на манер осциллографов; мерцали экраны, на которых извивались зеленоватые змеи снимаемых кривых. Стоял белый письменный стол; на нем Блейд заметил большой плоский монитор с стоящей перед ним клавиатурой, почти как у пишущей машинки. За столом на вращающемся кресле сидел человек; пальцы его с быстротой профессионального музыканта порхали над клавишами. Блейду хватило одного взгляда на этого типа, чтобы понять - перед ним самый что ни на есть обычный яйцеголовый из одинаковой во всей Вселенной породы умников. Разведчик увидел вытянутый череп, покрытый завитками редких рыжеватых волос, кожа под которыми была усыпана крупными веснушками. Высокий лоб, почти незаметные надбровные дуги, рыжеватая поросль над глубокими глазницами, переносицу украшали очки с тонкой металлической оправой. Сами же глаза Блейду понравились. Холодные, льдисто-голубые, спокойные. В них чувствовалась сила - не телесная, ибо сложен был их обладатель немногим лучше самого лорда Лейтона - но сила духа. Этот хлюпик, которого разведчик уложил бы на месте одним ударом, был наделен настоящим упорством. Одет хозяин лаборатории был в обычный для таких заведений белый халат. Все настолько напоминало секретный институт где-нибудь в Соединенных Штатах, что разведчика вновь начали терзать сомнения. Все случившееся с ним могло быть простой инсценировкой... даже язык могли придумать... Человек в белом халате выпрямился. Взгляд, брошенный им на Блейда, был спокоен и тверд, однако пальцы крепко сцепленный одна с другой рук предательски дрогнули. Да ему ж не терпится как следует за меня взяться! - мелькнула у разведчика не слишком радостная мысль. Теперь яйцеголовый как нельзя больше походил на лорда Лейтона, предвкушавшего редкостное научное открытие... Командир десантников шагнул вперед, четко, по-уставному приставил ногу и, вскинув левую руку со сжатым кулаком, собрался было отрапортовать по всей форме, однако его остановил нетерпеливый жест большой плоской ладони с длинными бледными пальцами. Хозяин торопился. - Оставьте это пустозвонство, любезный. Вы проявили рвение. Начальству будет доложено. Давайте этого граца сюда... а вами пока займется Валд. В дальнем конце лаборатории неслышно сдвинулась в сторону широкая дверь. Вошедший, очевидно, и именовался Валдом; увидев новоприбывшего, Блейд едва не вздрогнул от омерзения. В этом человеке все казалось каким-то неправильным. Скособоченные плечи, слишком длинные, как у обезьяны, руки, разделенная надвое, так называемая "заячья" верхняя губа, узкая грудь, кривые, заплетающиеся ноги с непомерно большими, плоскими ступнями в ортопедической обуви. И глаза - мутные, недобрые, в которых таилась нечеловеческая, змеиная жестокость. Яйцеголовый проделал пальцами несколько стремительных жестов и Валд неспешно наклонил слишком большую для его тонкой, тщедушной шеи голову. Он явно был глухонемым. Командир десантников стоял впереди; Валд первым подошел к нему. Разведчик увидел, как глухонемой остановился перед "лейтенантом", глядя снизу вверх и чуть раскачиваясь, точно кобра перед броском на добычу. Мгновение - и рослый крепыш вдруг безвольно всхлипнул и как-то неловко, словно брошенная тряпичная кукла, осел на пол. Блейд успел заметить его глаза - они казались пустыми и бессмысленными, как у новорожденного. Валд шагнул к следующему солдату. Десантник отшатнулся, на его лице написано было недоуменное отвращение. - Эй, что тут происходит? - выкрикнул кто-то из солдат, когда второй их товарищ растянулся на полу рядом с лишившимся чувств командиром. Лязгнули затворы и Блейд разом напрягся, готовясь если не прыгнуть (путы бы не дали) то хотя бы упасть на пол, чтобы не подвернуться под шальную пулю. Однако глухонемой чародей знал свое дело. Прежде, чем отлично натренированные солдаты решились-таки открыть огонь, он вяло махнул рукой, окинув одним небрежным взглядом всех остальных. Автоматы со стуком падали на пол, солдаты застыли, пошатываясь, точно пьяные. Валд неторопливо шел от одного к другому - и люди послушно падали. Закончив, глухонемой повернулся к нетерпеливо барабанившему пальцами по столешнице яйцеголовому и с достоинством склонил голову. Последовала новая серия быстрых жестов; Валд принялся подтаскивать неподвижные тела к стоящему в дальнем углу массивному аппарату - груде стандартных радиоэлектронных блоков с переключателями и шкалами на лицевых панелях. Из ящика стола глухонемой гипнотизер достал нечто вроде стальных наушников, воткнул штекер в одно из гнезд на своем агрегате и принялся прилаживать "наушники" на висках у командира десантников. Яйцеголовый покивал головой. Судя по всему, работа здесь была выполнена чисто и теперь он мог, наконец, заняться Блейдом. Сделал он это весьма своеобразным способом. Разведчик ожидал, что с него снимут сети и закуют в наручники (как поступил бы с пойманным опасным агентом врагов и он сам); однако все оказалось совсем не так. Пока глухонемой возился с бесчувственными солдатами, яйцеголовый вновь принялся выбивать пальцами дробь на клавиатуре. Где-то за отделанными пластиком стенами послышалось низкое гудение, панели разошлись и поблескивавшая рука механического манипулятора вынесла к самому носу Блейда нечто белое, отдаленно напоминавшее раскрытый футляр для контрабаса, вложенный изнутри чем-то вроде черного бархата. "Чемодан" сей уверенно приближался к Блейду и тут разведчик понял, на что похожа эта штуковина. На космический скафандр, вроде того, что использовали при высадке на Луну американцы. Да, так оно и есть! Округлый шлем... только ни рукавов, ни штанин... Конечно! Но, черт побери, клянусь мечом и порохом, зачем на него напяливают эту штуковину?! Уж не собираются ли использоваться как подопытного кролика в первом заатмосферном запуске этой цивилизации?! Блейд напряг все мышцы в тщетных попытках если не разорвать, то хоть ослабить путы. Напрасно. Сети здесь вязать умели. Две половины скафандра медленно сходились. Ноги разведчика были стянуты вместе, плотно связанные руки - примотаны к груди. В таком положении его могли запихнуть в скафандр только как египетскую мумию в саркофаг; но, похоже, у создателей этой системы все было предусмотрено. Края скафандра сошлись и разведчик оказался в полной темноте. Чуть слышно клацнули невидимые замки. И в тот же миг Блейд ощутил, что путы на нем слабеют. Сети соскальзывали с легким шорохом, словно всасываясь в стены скафандра. В нем неожиданно оказалось довольно свободно, Ричард поспешно и с наслаждением расправил занемевшие плечи. В ту же секунду он ощутил, как непонятная упругая сила начала раздвигать ему ноги, а ткань скафандра на его груди напряглась, отталкивая в стороны судорожно сжатые кулаки разведчика. Из оболочки туго спеленутой мумии скафандр действительно превращался в нечто более подходящее для ношения живым человеком, обзаводясь недостававшими рукавами и штанинами. Скафандр
в начало наверх
казался необычно мягким; неужели притащившие его сюда люди настолько глупы? Или тут кроется еще какая-то хитрость? Хитрость отыскалась очень быстро. Как только исчезли опутывавшие Блейда сети, сформировались рукава и штанины, скафандр начал быстро твердеть, в то же время мягко облегая тело разведчика и плотно приникнув к обнаженной коже без малейших зазоров. Стекло шлема оставалось непрозрачным; Блейд по-прежнему находился в полной темноте. Ни рукой, ни ногой он пошевелить не мог. Впечатление было такое, что его живым замуровали в бетонную стену; правда, он мог шевелить головой, мог поворачивать ее из стороны в сторону, но все это вряд ли могло помочь в его нынешнем положении... Он не мог не признать, что тюрьма, куда он угодил на сей раз, поистине идеальна. Убежать из нее без посторонней помощи было невозможно. Шлем оказался абсолютно звуконепроницаем. Разведчика окутала вязкая тишина. Он стоял в каменно-твердом вместилище, нелепо растопырив руки и ничего не мог поделать. Потом какая-то сила потянула его вверх; скафандр начал равномерно покачиваться. Очевидно, чтобы не возиться с транспортировкой ценного пленника из одной камеры в другую, скафандр просто подцепили крюком, приподняли, и теперь везут на транспортере, словно тушу быка на чикагской бойне. Длилась эта дорога довольно долго. Пройдено было и несколько поворотов; наконец покачивание прекратилось. Мрак и тишина, тишина и мрак, и ничего больше... Грешным делом Блейд пожелал его светлости лорду Лейтону небольшого и неопасного короткого замыкания где-нибудь во вспомогательном блоке, чтобы Дж. тотчас же заставил бы неугомонного естествоиспытателя (которого Ричарду все больше и больше хотелось назвать Блейдоиспытателем) немедленно нажать кнопку возврата. "Ну, уж нет! - возмутился разведчик собственным малодушным мыслям. - Я еще выберусь из этого чемодана! И кое-кто из тех, кто запихнул меня в него, очень пожалеет о своем опрометчивом решении..." Сдаться, уступить обстоятельствам, когда не израсходованы еще все резервы и возможности для борьбы, было не в характере лучшего агента секретной службы Ее Величества... И тут в тишине раздался резкий голос. 4 - Вы владеете стандартным вердольским? - прозвучал первый вопрос яйцеголового. Где-то внутри шлема оказались вмонтированы наушники. Ничего, кроме как вступить в переговоры, Блейду не оставалось. - Владею, - ответил он, постаравшись, чтобы голос звучал бы максимально спокойно и даже равнодушно. - Вы могли бы узнать об этом от ваших солдат... Но вы, похоже, слишком поторопились спровадить их на тот свет. - На тот свет? О, у вас слишком превратное понятие о наших методах. Крапские и ортаны, наверное, не погнушались бы подобным массовым убийством, в тупости своей считая уничтожение свидетелей лучшим способом сохранения тайны... Мы не таковы, уверяю вас! Для нашей страны... для нашей демократии подобное неприемлемо прежде всего по соображениям этики... не говоря уж о том, что в спецчасти невозможно найти столько здоровых молодых парней, которые были бы круглыми сиротами, без единого родственника или знакомого... Человек не может исчезнуть бесследно... тем более, человек, служащий в подобных частях... За каждым из них ведется постоянная слежка... Так что мы применяем глубокую гипнотическую обработку с импульсной стимуляцией центров короткой памяти коры больших полушарий... Человек остается жив - только ничего не помнит из событий последних дней. Истинные воспоминания заменяются ложными - и никаких убийств! Поймите, мы не имеем ничего общего с этими диктаторами и душителями свобод, крапскими и ортанами! Ведь кто они, в сущности? Олигархи и тираны, ничего больше! Блейд понял, что ему очень повезло с тюремщиком. Если твой враг - болтливый яйцеголовый, то у тебя, считай, уже не целый враг, а только его половина. Или даже четверть, если только не одна восьмая... - Мне не слишком нравится вести беседу в этой штуке, - непререкаемым тоном заявил Блейд. - Я не сделал ни вам, ни вашей стране ничего плохого. Освободите меня, а затем мы поговорим. - Прошу прощения, но это невозможно, - в голосе яйцеголового зазвучал невесть откуда взявшийся металл. - Мы тоже имеем право на необходимую самооборону... Вы явились к нам незванными, а теперь обижаетесь и требуете свободы! "Не "явились к нам незванным", а именно "незванными", - подумал Блейд. - Сколько ж таких незванных тут появляется, что созданы такие лихие команды по их отлову?" - Имейте в виду, - прежним тоном продолжал собеседник, - что перенар, в который вы заключены, абсолютно не вскрываем. Поверхность не поддается никаким известным на сегодняшний день технологиям резания, сверления или разрушения направленными микровзрывами. Так что даже вашим сородичам придется повозиться! Этих загадочных "сородичей" Блейд решил запомнить, как и новое слово "перенар", явно означавшее тот скафандр, в который его заключили. - Перенар управляется дистанционно. Возможностей у него очень много. Вам не придется беспокоиться о естественных отправлениях - конечно, если они у вас он может и защищать вас и... причинять некоторые неудобства по желанию того, кто держит в руках пульт управления. - Это угроза? - высокомерно осведомился Блейд. - О, нет, конечно нет! Но вы же разумное существо... и должны сделать выбор, основываясь на полноценном анализе всех обстоятельств. Было бы весьма вероломно с нашей стороны не изложить вам всех обстоятельств дела! - То есть мой отказ отвечать на ваши вопросы чреват для меня весьма серьезными неприятностями? - разведчик постарался вложить в эти слова как можно больше сарказма. - Мои сородичи могут расценить это весьма негативно, поверьте мне. Весьма негативно. Блейд решил использовать явный авторитет своих новоявленных родственников до конца. Похоже, их тут ненавидели, но в то же время и боялись, пытаясь то грозя, то заискивая, добиться... чего? - Да, нам приходится идти на риск, - согласился яйцеголовый. - Но поставьте себя на наше место. Что бы вы предприняли? - Я не расположен отвечать на ваши вопросы, - надменно бросил Блейд. - Так переговоры не ведутся. Я сижу в темноте - вы что, боитесь даже взглянуть мне в лицо? - Нет, конечно же, нет! - поспешно принялся уверять разведчика невидимый собеседник. - Сделать лицевой щиток прозрачным - нет ничего проще. Смотрите! Непроницаемый мрак перед глазами разведчика быстро посерел, из тумана выступили контуры стен, приборов; за своим столом сидел и яйцеголовый хозяин странной лаборатории. Перед яйцеголовым стоял точно такой же мерцающий экран с клавиатурой, что и в первой комнате; эта же была не в пример меньше, и почти все свободное пространство заполняли физические приборы. Блейд постарался повернуть голову - шлем позволял это сделать. Так и есть - в толстый гребень воротника был вмонтирован мощный крюк. Наверх уходила массивная цепь. Абсолютно беспомощный, разведчик болтался в своем коконе примерно в футе над полом под пристальным неотрывным взглядом ведущего допрос - не оставалось сомнений, что этот яйцеголовый не только умничает и пускает на ветер с трудом выжатые правительством из налогоплательщиков деньги, но еще и играет здесь роль кого-то вроде следователя. Блейд скосил глаза. Стали видны рукава скафандра; к некоторому удивлению разведчика они оказались густо усеяны непонятными табло с изредка перемигивающимися разноцветными огоньками, какими-то кнопками, переключателями и тому подобными устройствами. От локтя к запястью на каждом рукаве тянулись по две довольно толстые трубки, заканчивавшиеся чем-то наподобие дульного тормоза, и у разведчика екнуло сердце - неужели его передвижная камера снабжена еще и оружием? Правда, воспользоваться им он сейчас все равно не мог... Сперва Ричард относился к происходящему с некоторой долей юмора. Мир интересен, в нем явно есть какая-то тайна... Продержатся не так уж трудно, а потом - Лейтон вытащит. Однако что будет, если он, Блейд, окажется в Лондоне облаченным в этот, без сомнения, замечательный скафандр? Что, если этот умник-следователь прав и материал "перенара" на самом деле не поддастся алмазному резаку? Нет, так рисковать было не в правилах Блейда. Черт возьми, он уже давно перестал быть и агентом и беглецом и даже героем - он приходил в чужие миры, он жил в них, он побеждал и властвовал! И на сей раз он не отступит тоже. Главным сейчас было выяснить, за кого его приняли и каков статус его неведомых "сородичей". Блейду пришлось признать, что выбор методов борьбы к него на сей раз очень скуден. Следователь оказался весьма неглупым человеком, вдобавок - мужчиной; в глазах Блейда это было очень существенным недостатком. Уж с женщиной он как нибудь бы договорился... Черт возьми, да какая-нибудь красотка в погонах выпустила бы его на свет божий только для того, чтобы проверить, как функционирует мужской аппарат пленника! По сути дела, разведчику оставалось только одно - тянуть время, отделываясь многозначительными намеками, двусмысленными фразами и ждать, пока в его распоряжении не окажется достаточно информации, чтобы разработать адекватную линию поведения. - Ну, хорошо, предположим, теперь я вас вижу, - брюзгливо сказал он. - А еда, питье? Естественные надобности? Или вы считаете, у нас их нет? Вопрос бы задан с подковыркой, и следователь (нет, не профессионал он все же, не профессионал!) на удивление легко заглотил наживку. - Что мы можем считать! - он даже всплеснул руками. - Что мы можем считать, если вы, Пришельцы ил Великой Пустоты, так и не удосужились поведать нам о себе хоть что-нибудь! Мы роемся, словно кшарты, в обломках ваших аппаратов... ("кшарты" вызвали у Блейда ассоциацию с земными крысами) Ищем хоть какие-то зацепки... следы... намеки... Этот перенар конструировали, исходя их принципов общего человекоподобия разумных существ... Так что вам незачем беспокоиться ни о пище, ни об остальном. Все эти функции управляются непосредственно с самого перенара... - Интересно, как же я смогу ими управлять, если не могу пошевелить и пальцем? - ядовито осведомился Блейд. - Если мы сможем договориться о сотрудничестве, соответствующие органы управления будут активированы, - последовал ответ. - О каком сотрудничестве? - Вы не понимаете? - искренне удивился дознаватель. - Вы, так долго наблюдающие за нами - не понимаете? - Не понимаю! - отрезал Блейд. - Вы должны выражаться яснее. Сотрудничество - какого рода? В чем? Будет ли оно нейтральным или окажется направленным против кого-то? Кроме того, я не могу говорить за всех моих сородичей. - В эту минуту разведчику казалось неразумным пытаться объяснить своему визави, откуда он, Блейд, взялся на самом деле. Не поверит... Следователь облизнул губы. - Вы крутитесь над нашей планетой уже четыре десятка лет - и не знаете, против кого и во имя чего может предложить вам союз Великая Демократия Вердолас! - А откуда вы знаете, зачем мы крутимся над вашей планетой? Откуда вы знаете, что нам от вас нужно? Быть может, нам нет никакого дела ни до вашей Великой Демократии, ни до этих крапских, ни до ортанов! Вы же сами только что признали, что у вас нет никаких данных о наших целях и задачах! - Верно, - сокрушенно признался следователь. - Но я могу обещать вам содействие лишь в том случае, если меня накормят, напоят, дадут отдохнуть - и только после этого мы станем говорить с вами, - Блейд шел напролом, уже смутно догадываясь, в чем здесь дело, но нуждаясь во времени, чтобы все хорошенько обдумать. - Чего вы боитесь? Зачем такая спешка, если вы так уверены, что я никуда не денусь из этого примитивного футляра для очков? - Ни в чем нельзя быть уверенными, имея дело с Пришельцами из Великой Пустоты, - возразил яйцеголовый. - Но если бы я мог избавиться от этой оболочки, я бы уже избавился, - принялся внушать следователю Блейд. - Значит, сбросить ее я не могу. Значит, завтра вы найдете меня на том же месте, куда положили сегодня. Даже для меня этот день показался излишне насыщенным. Мне нужно поесть и отдохнуть! - Найду вас завтра на том же месте... - хмыкнул следователь. - Это, знаете ли, еще не столь очевидно. Хотя, конечно, предприняты все меры секретности... Никакой активизации в нашем секторе Центра... Президент работает в обычном режиме... Но крапские и ортаны, знаете ли, они шутить не любят. Все может произойти! - Тогда я отказываюсь разговаривать! - непререкаемым тоном заявил Блейд. - И не думайте, что вам это так сойдет с рук! Следователь закусил губу. Блейд понял, что его противник колеблется. - Я даю вам слово честно ответить завтра на все ваши вопросы, -
в начало наверх
разведчик решил подсластить пилюлю. - А что, если ваши собратья решат вас освободить? Вы наверняка на это рассчитываете! Нет, время слишком дорого. Мне придется применить кое-что из арсенала устрашения... хотя видит верховный Гоорз, мне куда приятнее сотрудничать с вами, как ученому, нежели играть роль пыточных дел мастера... - Не думайте, что боль имеет надо мной такую уж большую власть, - разведчик решил блефовать по-крупному. - Когда она станет нестерпимой, я просто остановлю сердце... вам достанется только мой труп. - Ну хорошо, хорошо! - следователь вытер со лба проступивший пот. - Я дам вам немного времени. Три фарка - достаточно? Я ведь тоже не властен решить все самостоятельно... Требуется виза самого президента. - Три фарка - это какая доля одного оборота вашей планеты вокруг своей оси? - Примерно одна десятая... - Ну, так активируйте, наконец, эти ваши кнопки! - Да, конечно... кстати, учтите, что нажимать на все остальные бесполезно - самоактивацией перенар не обладает... Пальцы дознавателя вновь легли на клавиатуру. - Готово. Теперь вы сможете двигать правой рукой - но только по траектории к пульту на левом рукаве. Для питания нажмите малиновую клавишу - видите, в левом верхнем углу? Для воды - голубую, что под ней... Гигиенические устройства - серо-зеленая клавиша. Блейд незамедлительно опробовал все названные приспособления. Действовало все превосходно. На этой планете конструкторы знали свое дело. - Вы можете положить этот ваш перенар? - осведомился Ричард. Вскоре он уже лежал на спине, наконец-то с блаженством расправив затекшие мышцы. Скафандр чуть ослабил хватку, словно чувствуя - его обитатель никуда не денется. Ложе оказалось неожиданно удобно, лучше, чем на любых пуховых перинах. Еда, хоть и заключавшаяся в двух глотках приятно горьковатой, как доброе пиво, густой смеси, совершенно сняла чувство голода; вода, холодная, пузырящаяся, заставила утихнуть жажду. Можно было спокойно подумать. - Я оставлю вас... на некоторое время, - следователь подошел к столу, несколько раз ткнул в кнопки на панели и дверь в лабораторию распахнулась. - Фарки - на стене. - Хорошо. Кстати, как вы называете свой мир? В глазах дознавателя мелькнуло удивление. - Разве вы не перехватывали наши передачи?.. Впрочем, неважно. Мы зовем его Азалтой. Наступила долгожданная тишина. Яйцеголовый наконец ушел и, расслабившись, Блейд начал размышлять. Итак. Что мы имеем: технологическая планета, разделенная на три то ли государства, то ли крупных союза государств. Его, Блейда, именуют Пришельцем из Великой Пустоты. Что ж, связь очевидна - те искореженные остатки на дне воронки, по мнению здешних обитателей, принадлежат неким загадочным существам, явившимся из "великой пустоты" - ясное дело, из космоса. Уж не палланы ли?! Блейд вспомнил Защитника двадцать два-тридцать и скорчил гримасу. Встретиться вновь с этим типом он бы не хотел - особенно если у Защитника в руках окажется распылитель, а Блейд будет заперт в этот дурацкий скафандр. Разведчик сильно сомневался, что броня устоит против оружия космических скитальцев... Стоп. Если это и впрямь палланы - значит, с техникой у них стало совсем плохо. Какие-то аппараты... катастрофы... Нет, не похоже. Совсем не похоже. Сорок лет, сказал этот тип? И, верно, аппараты пришельцев падали достаточно часто, чтобы была сформирована некая всепланетная служба охоты за уцелевшим после аварий... Или служба не всепланетная, но ее имеет каждая крупная держава Азалты, чем бы она не была - демократией, монархией или тоталитарной диктатурой... Нет, не получается. Блейд с сомнением покачал головой. Вряд ли у паллан все пошло прахом настолько, что спутники стали падать, точно спелые осенние яблоки. Быстрота и сноровка десантников явно показывали, что они имеют немалый опыт. Наверняка существовали и радарные системы слежения, и центры баллистических вычислений, предсказывавшие точку падения объекта задолго до того, как он входил в плотные слои атмосферы. Нет! Подобное могло бы произойти у каких-нибудь только-только вышедших в космос паллези - например, у землян. Хотя... Спутник запущен уже пятнадцать лет назад, а много ли случалось катастроф? Пальцев одной руки хватит, чтобы пересчитать. А если взять музей на базе в Лэйк-Плэсиде - всех собранных там доказательств так и не хватило правительству Соединенных Штатов, чтобы счесть пришельцев реальной угрозой, перед лицом которой неплохо было бы оставить бесконечные споры и раздоры с русскими, которые, как ни крути, были бравыми парнями - и создать общую систему обороны, перенацелить ядерные ракеты с Нью-Йорка и Москвы на космические цели... Стоун собирал свой музей много лет; утверждалось, что "летающие тарелки" не раз терпели аварии, но убедительных свидетельств добыто так и не было. А здесь... Блейд ощутил слабое озарение. А здесь, похоже, таких доказательств хватило. Правда, все эти Великие Демократии тоже спят и видят перегрызть соперникам глотку, но пришельцев-то они и в самом деле боятся... Ну, будем считать, с этим разобрались. Теперь вопрос, что делать дальше - нужно ж как-то выбираться из этого невскрываемого кокона, будь он неладен! Видно, придется вновь сыграть роль экстерриториального инспектора могущественной Галактической Федерации... Блейд угрюмо усмехнулся. В подобном блефе с ним справиться было нелегко. Если только... если только неведомые обитатели здешних небес не проведают каким-то образом о пленении новоявленного родственника и не явятся прямиком сюда, разобраться, что к чему. Правда, вероятность подобного исхода событий представлялась Блейду пренебрежимо малой. В работе разведчика никогда нельзя учесть все факторы риска - какие-то из них приходится просто игнорировать; недаром Дж. говаривал, что агенту кроме всех многочисленных профессиональных качеств необходима еще и малая толика везения. Что ж, пусть этот яйцеголовый возвращается! Он услышит самое вдохновенное вранье, на какое только был способен Ричард Блейд, тридцать девять лет, полковник армии Ее Величества Королевы Елизаветы. Три местных часа, три фарка, пролетели незаметно. Блейд чувствовал себя отдохнувшим и посвежевшим; отдых оказался очень кстати. Яйцеголовый не заставил себя ждать. - Мне кажется, нам следует познакомиться, - разведчик встретил его заранее заготовленной фразой. - Ричард Блейд, к вашим услугам. - Ри-итшар Блей'т, - следователь постарался воспроизвести имя "пришельца". - Очень хорошо. А я - Атман Эрат Атл. Можно просто Атман. - Так о чем вы хотели меня спросить, Атман? - О чем! - возопил тот, воздевая руки к небу. - Вы еще спрашиваете, Ритшар! У нас разработана целая программа. Более пятнадцати тысяч вопросов. Проблемы технические, экономические, этические, социальные, исторические, биологические... Все классифицировано, разбито на группы, классы, подклассы... Мы начнем с самого простого - и для нас наиболее важного. Зачем вы прилетели к нам? Имейте в виду, каждое ваше слово записывается. Ответ Блейда сделал бы честь любому инспектору любой Федерации в любой Галактике. В его витиеватых рассуждениях, основанных, правда, на полученных в незабвенном мире Талзана сведениях, фигурировали злобные космические империи и подвергающиеся неспровоцированной агрессии республики, коварные агенты звездных диктаторов и наивные народы только-только выходящих в Пространство планет, гипотетические угрозы неконтролируемого развития военных технологий, и прочее, и прочее и прочее. Ричард даже козырнул знанием работ русского ученого Вернадского, вставив замечание о загрязнении этической атмосферы Вселенной отвратительными идеями насилия и войны, проистекающих с ряда слаборазвитых в моральном отношении звездных систем... Последним пассажем он особенно гордился. Речь произвела впечатление. - Значит, мы находимся под постоянны наблюдением... - медленно проговорил Атман. - Что ж, мы подозревали нечто подобное. Догадывались и о возможных карательных мерах, столь красочно расписанных вами, Ритшар... Я мог бы о многом поспорить с вами - тем более, что, как мы и подозревали, пришельцы из Великой Пустоты оказались так похожи на нас - следовательно, можно предполагать сходство не только в телесном, но и в умственном развитии, сходство в способах мышления, в его аппарате... Но я здесь не для того, чтобы вести дискуссии. Мне нужна информация. - О чем? Имейте в виду, техническими подробностями у нас занимаются специалисты. В суть устройства двигателей или навигационных систем наших кораблей я не вникал, - поспешно заявил разведчик. - Более того, нам по уставу запрещено знать об этом, чтобы случайно не выдать что-то важное, составляющее военную тайну. Атман, похоже, был несколько разочарован. - Конечно, пока с вами беседую я, Ритшар, вы можете позволить себе упираться... Но имейте в виду - есть и другие специалисты. Руководство нашей страны вряд ли поверит в то, что... - У вас что, все кто летает на вертолетах, могут совершенно точно изложить устройство его двигателей? - Но космический корабли все же не вертолет! И потом - принцип-то вы все равно знать обязаны! Некоторое время они препирались по этому поводу. Блейд старался затеять как можно более запутанный, уводящий подальше от первоначального предмета обсуждения спор - это представлялось наиболее удобным способом получить информацию. - Но вот вы разве можете сказать мне, на каком принципе основано действие перенара? - наступал Блейд. - Да, не могу... Это изделие института военной кибернетики... совершенно секретного объекта. Оружие делал другой институт... военных лучевых и энергетических систем... Систему связи - третий... Покрытие - академия управляемого синтеза... Все эти учреждения строго-настрого засекречены. Тут мне сказать нечего. - Что ж вы тогда требуете от меня?! У нас тоже есть совершенно секретные разработки! Однако, кроме подобных пикировок, Блейду удалось извлечь из своего собеседника поистине бездну косвенных сведений о "пришельцах из великой пустоты", равно как и о самой цивилизации на этой планете. Вкратце они сводились к следующему. Мир Азалты действительно оказался очень близок к земному. Наука и техника здесь проделали примерно один и тот же путь; правда, азалтцы продвинулись куда дальше на пути всеобщей компьютеризации. В мире насчитывалось около сотни государств, но реальной силой обладали только три державы - Великая Демократия Вердолас, Федерация Крапских и Монархия Ортана. В этих трех государствах ученые додумались до изобретения ядерного оружия, что немедленно поставило мир на грань истребительной войны. Ни одна из сторон ни на грош не доверяли друг другу, усиленно вооружаясь на деле, а на словах заявляя о своем неизменном и великом миролюбии. И кто знает, чем кончилось бы это противостояние равных по силам соперников, если бы четыре десятка лет тому назад не появились Пришельцы. Насколько смог понять Блейд, события очень напоминали происшедшее на земле, с той только разницей, что собратьям генерала Стоуна здесь, на Азалте, удалось довольно быстро собрать и представить своим правительствам достаточно веские доказательства инопланетного присутствия. Нужда заставила забыть былые распри; великие державы, в ком веки объединив усилия, создали нечто вроде интернациональных Центров по изучению инопланетной угрозы, где работали представители всех трех самых мощных государств Азалты. До сего времени в руки исследователей попадали только обломки непонятных аппаратов; однако специальные команды были подготовлены и на тот случай, если кто-то из пилотов выживет при аварии. Одна из таких команд и пленила Блейда. Разведчика удивило лишь то, что его пленители, похоже, совершенно игнорировали тот факт, что пилот инопланетного корабля оказался на месте взрыва совершенно голым. Рисковать конечно, не стоило... но проверить прочность представлений своего визави было тоже необходимо. - А вдруг вы ошибаетесь, и я вовсе не Пришелец Из Великой Пустоты? - А кто ж вы тогда, Ритшар? У нас нет таких имен. Вы отличаетесь даже анатомическим строением! Ваши ключицы отлично развиты, в то время как у нас... - некоторое время Блейду читали настоящую лекцию на эту тему и разведчик мог лишь поразиться остроте глаз у этого умника. - И потом. Большой Компьютер просканировал слабым лучом ваше глазное дно - вы, ручаюсь, даже ничего и не почувствовали... Так вот, в банке данных вы отсутствуете - следовательно, вы не родились на этой планете. - А приехать из отдаленных ее мест я не мог? - осведомился Ричард. - Если вы пересекли границу хоть одной из великих держав, вы не могли избежать сканирования. - Даже перебравшись через нее нелегально? - Ну, теоретически... если вы никогда не болели, никогда не обращались к врачам, вообще ни разу не имели дела с официальными учреждениями ни в одном из уголков нашего мира. База данных у нас - всепланетная. Компьютерные системы всех стран соединены в одну гигантскую сеть. Вы можете послать любой запрос, введя его со своей клавиатуры - и вам тотчас же придет ответ. - Вот как? Всемирная база данных? При вашем-то взаимном недоверии?
в начало наверх
- Внешняя опасность важнее. - Ну а представить себе, что я и не из числа Пришельцев, и не из числа обитателей вашей планеты? Следователь рассмеялся. - Но тогда откуда же вы взялись? - А вы попробуйте представить себе... - начал Блейд и, с легким налетом иронии, словно говоря о чем-то шутливом и несерьезном, рассказал дознавателю правду о своем появлением. Тот слушал со снисходительной усмешкой; видно было, что он не воспринимает всерьез ни одного слова Ричарда. - Занятно, что и говорить! У вас есть фантазия! Правда, с точки зрения как классической, так и квантовой физики все это является чистой воды бредом... - А как же корабли пришельцев? Как это согласуется с законами физики? - Блейд вновь перешел в наступление. - Вам знакомо понятие "скорость света"? Вам известно, что находясь в обычном пространстве, ее не превзойти? Что путешествие до ближайших звезд отнимает годы и десятилетия?.. - Вы, несомненно, говорите о способах прорыва через субпространственные структуры, - с удовлетворением констатировал следователь. - Вот и отлично! Давайте обсудим это подробнее... Блейд стиснул зубы. Этот умник, конечно же, не поверил ни единому его слову. Он решил что "пришелец" наконец проговорился и теперь спешил закрепить успех. Как же, технология субпространственного движителя! - Вы ошибаетесь, Атман, - ледяным тоном сказал он. - Я все равно ничего не смогу вам рассказать. - Послушайте, Ритшар... - по лицу следователя скользнула малопонятная гримаса - нечто вроде смеси разочарования с сожалением, направленным на него, Блейда. - Я не знаю, каков ваш уровень знаний о нашей планете... Но вы же должны понимать, что контакт рано или поздно случится. Сегодня вам удалось избежать гибели при аварии корабля, завтра это удастся еще кому-то. И представьте, что случится, если ваш товарищ окажется на территории крапских или ортанов. Представьте себе, что его подберут такие же точно десантные команды, что его доставят в такой же исследовательский центр... Но я могу заверить вас, что участь ему выпадет незавидная. Там будут пытать всеми известными и неизвестными в цивилизованном мире способами, включая нейрохирургические и электрохимические; его станут допрашивать, накачав наркотиками... допрашивать под разрушающим нервные связи гипнозом - вроде того, которым обладает Валд, только гораздо сильнее. И представьте себе, что в руки этих варваров попадут секреты ваших технологий, вашего оружия, вашего транспорта... Подумайте, Ритшар, мир, которым вы и ваши сородичи заинтересовались, тотчас обратится в кровавый хаос! Эти нелюди не колеблясь нанесут первый удар! Атман говорил с подлинной страстью и, как с некоторым удивлением отметил про себя Блейд, похоже, на самом деле верил во все это. Собеседник разведчика с жадностью глотнул прозрачной жидкости из кувшина на письменном столе и продолжал: - Вы говорили, что владеете даром мгновенной смерти. Уверяю вас, они это учитывают. Вообще говоря, люди с подобными ментальными способностями встречаются и у нас... правда, редко... Так вот, что крапские, что ортаны - они начнут допрос не раньше, чем подключат к узнику тьму датчиков и приборов, позволяющих поддерживать жизнедеятельность мозга и после того, как откажут сердце и легкие... Ваш сородич не сможет ускользнуть даже в смерть! Подумайте еще раз... С минуту Ричард молчал. Атман ждал, скрестив руки на груди; видно было, как подрагивают его пальцы. Дело положительно переставало нравиться Блейду. Он понимал, что угодил в руки самого настоящего фанатика. Никакие доводы не подействуют. Этот Атман, похоже, всю свою жизнь охотился за пришельцами, и теперь переубедить его невозможно. Вот уж воистину - тайну появления его, Ричарда, куда проще объяснить невежественному дикарю, чем представителю высокоразвитой цивилизации, у которого уже имеется наготове какая-нибудь затверженная гипотеза! - Итак, ваше реше... - начал было Атман, но тут дверь в кабинет резко распахнулась. В комнату вошли двое - вошли спокойно, уверенно, даже и не помыслив о таких мелочах, как стук. - Я же говорил тебе, Атман, - с порога бросил один - высокорослый крепыш, едва ли уступавший Блейду широтой плеч и объемом бицепсов и многократно превосходя разведчика размером брюха. - Он будет молчать. И он молчит. Короче, он поступает в наше распоряжение. У нас есть приказ. Взгляни на свой дисплей... только введи сначала допуск... У Атмана пополз вниз угол рта. Мимика у обитателей этого мира оказался сугубо человеческой. - Письменная копия, - хрипло сказал он, облизнув губы и вытянув руку. - Без этого - никакой передачи. Крепыш переглянулся с напарником - высокорослым тощим субъектом с неприятным взглядом прищуренных глаз. Узкий лоб и редкие прилизанные черные волосы дополняли его внешний облик, с первого же взгляда отнюдь не расположившего к нему Блейда. - Ты что, не веришь нам? - проскрипел длинный. - Я ж тебе говорю, посмотри! Компьютер-то тебе зачем? Мух с него гонять? - Согласно уставу, факт передачи объекта Икс может совершиться по предъявлению принимающей стороной письменного собственноручного приказа господина президента, - сухим казенным голосом ответил Атман. - Ладно, умник, - крепыш не пытался скрыть досаду и злость. - Будет тебе приказ. Но я тебе это припомню! И генерал тоже... - прибавил он, направляясь к двери. Когда оба этих типа скрылись, Атман едва не упал на колени перед Блейдом. - Ну вот, Ритшар, они и добрались до нас! - на лице Атмана было написано самое искреннее отчаяние. - Эти двое из специальной контрразведки... Подчиняются лично президенту... имеют огромное влияние на генерала, руководителя нашего Центра... Уж они-то ни перед чем не остановятся! Перенар дает им возможность пытать вас... И дело даже не в том, что вы им ничего не скажете, что сможете вовремя умереть... Подумайте не о них - а обо всей планете! Подумайте о том, сколько полезного вы сможете дать живущим на ней! Не обязательно оружие... Новые материалы, новые лекарства, новые технологии для получения синтетической пищи... победа над призраком голода... Вы же можете приоткрыть нашей расе ворота к новой жизни - неужели вы вместо этого согласитесь умереть?! - Атман... - Блейд прочистил горло. Пыл и страсть исследователя тронули его. - Атман, я понимаю, вы приняли меня за пришельца... Я понимаю, почему вы меня за него приняли и понимаю, что вам очень трудно расстаться с раз затверженными представлениями, но все же попробуйте. Я сказал вам чистую правду - когда рассказывал о том, что пришел сюда из другой реальности. Это была правда, Атман! Я не имею, увы, никакого отношения к вашим космическим гостям, я ничего не могу рассказать об их технологиях и прочем. А тот мир, откуда я прибыл сюда - он очень похож на ваш. Я бы сам с удовольствием разузнал кое-что о ваших компьютерах и этих ментальных штуках. Меня отправили сюда... - и Блейд вновь принялся рассказывать свою историю с самого начала. Откровенно говоря, ему вовсе не улыбалось оказаться в положении того персонажа одного из профессиональных анекдотов MI6 - про нерадивого кадета, пойманного агентами КГБ и подвергнутого страшным пыткам с целью выведать совершенно секретные сведения, каковые сведения кадет должен был приобрести в процессе обучения. Кадет героически молчал на всех допросах, а ночью надзиратель увидел сквозь глазок, как кадет бьется головой о стену и стонет: "говорили же тебе, дураку, что надо как следует учиться!" По вискам Атмана тек пот. Он все-таки был не только следователем, но и ученым и не мог не видеть, что странный человек если и врет, то уж слишком искусно. - Проверьте меня на детекторе лжи, - закончил свою тираду Ричард. Земные аналоги этого устройства он легко умел обманывать - сказывалась сильная воля и умение властвовать собой. Он надеялся, что здешний детектор ему убедить тоже удастся - в том, что он не лжет и что действительно не имеет никакого отношения к пришельцам. - Если вы пришелец - то легко справитесь с любым нашим детектором, - проницательно возразил Атман. Блейд устало вздохнул. Сколько уже длится эта фантасмагория? - И тем не менее мне сказать больше нечего. Оставшееся время до появления Крепыша и Длинного (как окрестил их про себя Блейд) прошло в мрачном молчании. Разведчик развлекался тремя доступными ему системами скафандра, Атман же просто сидел за столом, погрузившись в некое подобие прострации. 5 Двое контрразведчиков не заставили себя долго ждать. Крепыш едва не вышиб дверь, врываясь в кабинет Атмана. - Вот тебе твой приказ, - прорычал он сквозь зубы, швыряя на стол перед Атманом внушительного вида бумагу с золотым обрезом и причудливым тиснением. Негнущийся лист украшало несколько разноцветных печатей самого почтенного размера. Атман молча и равнодушно кивнул. - Распишись, - казалось, Крепыш удивлен реакцией соперника. Атман молча, не меняя выражения, подмахнул протянутый ему документ. - Этого мы забираем, - проскрипел Длинный. - Господин президент велел добиться результатов как можно скорее. Агентура потенциального противника не дремлет... Нужно быть готовым ко всяческим неожиданностям. Не меняя позы, Атман вновь кивнул. Блейд почувствовал, как его скафандр поднимают вверх за крюк на воротнике. Атман проводил уплывавшего через открывшийся в потолке люк Пришельца из Великой Пустоты отсутствующим, почти безумным взором. Блейда тащило сквозь какие-то технологические туннели, мимо оставшегося прозрачным стекла шлема проплывали чудовищные сплетения каких-то труб и кабелей, разноцветных, словно тропическое удавы. Он попытался ухватиться кое-как действующей правой рукой уцепиться за один из них - не удалось, пальцы не дотянулись нескольких дюймов. Наконец транспортер вынес его в просторное помещение, тоже без окон и тоже заставленное разнообразной аппаратурой. Крепыш и Длинный уже были здесь, сидели за своими столами, уставясь в свои дисплеи и, как заведенные, стучали пальцами по клавиатурам, живо напоминая Блейду машинисток в их лондонском бюро MI6. Скорость, с которой работали контрразведчики, внушала Ричарду немалое уважение. Пожалуй, их сноровкой остался бы доволен даже Дж. - Получил подтверждение? - Крепыш повернулся к Длинному. - Да, команда прошла. Можем начинать. Блейд чувствовал, как щеки его начали краснеть. Черт возьми! Болтаться, точно муха в паутине перед этими типами! - Пришелец из Великой Пустоты, согласны ли вы сотрудничать с нами? - Я не пришелец и поэтому сотрудничать не могу, - ответил Блейд, не слишком, однако, надеясь, на благожелательную реакцию собеседников. Так и случилось. На него обрушился поток угроз и посулов. Он молчал. Так шло время - минуло не менее трех фраков, прежде чем Крепыш поднялся и подошел вплотную к Блейду. - Последнее предупреждение, тварь, - прошипел он. - Последнее - иначе тебе будет больно. Очень больно. А вздумаешь откинуть копыта - остановим. Мы не крапские, но кое-что у них тоже переняли. Ну, что ты решил? Блейд с отсутствующим видом поднял очи горе. - Ясно. - Крепыш отступал, пятясь, к своему столу. - Тогда... мы начинаем. Очевидно, на пусковую кнопку нажал Длинный; под черепом Блейда словно взорвалась небольшая атомная бомба. Волна испепеляющей боли прокатилась по всем закоулкам мозга, с налету ударила в глаза, выжигая нервы - а потом неспешно двинулась обратно. Эта боль была страшна даже не своей силой - а точным расчетом. Шока на наступало, разведчик не мог провалиться в спасительное забытье. В ушах монотонно бубнил голос Крепыша. Он задавал какие-то вопросы, какие - Блейд понять не мог. По подбородку стекала слюна, из глаз градом катились слезы. Наверное, он кричал, сам не слыша собственного крика... Он был живым человеком, Ричард Блейд, а не суперменом, смеющемся под любыми пытками, точно от легкой щекотки. И внезапно все кончилось. Боли не стало, только чуть кружилась голова. Голоса Крепыша не было слышно, да и сам Крепыш куда-то делся. В комнате остался один Длинный. Сидел, смотрел на узника, горестно покачивая головой, словно сочувствуя. - Мой коллега несколько увлекся, - кашлянув, сказал наконец Длинный. - Он перестарался, проявив излишнее служебное рвение... Блейд медленно поднял взгляд. Все было ясно. Начиналась старая, как сама полиция, игра в "доброго" и "злого" следователей. Только они все
в начало наверх
равно ничего не добьются... Неужели он, Ричард Блейд, потерпел поражение? Свое первое поражение в мирах Измерения Икс и ему остается теперь уповать только на Лейтона? Внезапная мысль заставила разведчика похолодеть. Эти изуверы, несомненно, что-то делали с его мозгом; а вдруг так случится, что какие-то тонкие нейронные связи перестроятся или окажутся вовсе разорванными и компьютер в подвалах Тауэра не сможет вытащить Блейда обратно?! По спине Ричарда потек обильный пот. - ...Я все же надеюсь, - продолжал тем временем скрипеть голос Длинного, - что после этой небольшой демонстрации наших возможностей вы измените свою позицию. Мне отнюдь не доставляет удовольствия причинять боль и страдания представителю высокоразвитой цивилизации... Господь Вседержитель, ну почему все так обернулось?! В груди Блейда закипал его обычный клокочущий гнев. Будь у него сейчас хоть малая толика свободы! Он показал бы этому ублюдку, этому недоношенному палачу, какую цену придется заплатить за весь нынешний спектакль! Длинный гундосил еще долго. Уговаривал, упрашивал, запугивал... Несколько раз он даже протягивал палец к вызывающего вида красной кнопке на своем столе, якобы запускавшей пыточный механизм, но в последний момент отводил пальцы. И тут что-то внезапно скрипнуло. Транспортер ни с того ни с сего потянул упакованного в скафандр Блейда обратно, к люку. Столы, приборы, стены - все поплыло назад; Длинный вскочил, опрокинув стул, что-то дико заверещав. Блейд успел заметить, как следователь с лихорадочной быстротой нажимает какие-то клавиши на своей клавиатуре; однако ничего не помогало и тогда Длинный, с поразительной ловкостью выхватив откуда-то из-за пояса весьма внушительного вида пистолет, похожий на американский армейский "кольт" сорок пятого калибра, издавая дикий вой, ринулся следом за уплывающим от него разведчиком. Попутно он со всего размаха ударил рукояткой пистолета по какой-то закрытой стеклом красной коробочке на стене - очевидно, объявил общую тревогу. Сирены взвыли так, что у Блейда заложило уши. Транспортер уже внес его в раскрывшийся люк, когда Длинный наконец нагнал ускользающую добычу. Что-то пошло не так в составленном контрразведкой плане; знать бы вот только что... Длинный, наверное, совсем обезумел. Сперва он почти повис на торчащем из стены возле самого начала технической галереи рычаге, едва не выдернув его из креплений. Никакого эффекта. Транспортер продолжал работать и тогда Длинный, подпрыгнув, точно обезьяна оплел Блейда руками и ногами, вскинул пистолет и неожиданно выстрелил, целясь куда-то за спину разведчика. Блейд завертелся, точно ужаленный. Стрельба в подобных обстоятельствах была его стихией; нетрудно было догадаться, что вмешалась какая-то новая сила, отнюдь не желавшая уступать ценного пленника его нынешним хозяевам. Длинный выпалил еще раз; и тотчас же загрохотали ответные выстрелы. По спине разведчика обильно тек холодный пот; он живо представил себе свое тело, изрешеченное десятками пуль... или чем они тут стреляют? Все то, что ему рассказывали о прочности "перенара" могло оказаться байками; на любую броню найдется снаряд, если, конечно, тебя не волнует сохранность того, что этой броней прикрыто. Блейду очень хотелось верить, что стреляющие тоже стремятся взять его живым, а потому подкалиберные и кумулятивные заряды применять не станут... Внешние микрофоны скафандра продолжали работать, исправно донося до Блейда всю воцарившуюся вокруг какофонию. Что-то толкнуло его в левое плечо; скафандр стал неторопливо поворачиваться вокруг своей оси. Спустя несколько мгновений Блейда уже несло лицом вперед; Длинный же, с непостижимой ловкостью ухитрившийся вновь перебраться за спину разведчика, продолжал стрелять. Полумрак технического коридора разгоняли лишь немногочисленные рабочие лампы, редкие, точно в туннеле лондонской подземки. Там, впереди, то и дело вспыхивали красноватые вспышки выстрелов; и Блейд тотчас же понял, что стреляли не из простых винтовок или автоматов. Это скорее смахивало на небольшие гранаты, или же очень мощные разрывные пули. С треском лопались трубы и кабели; вспыхивали сизые искры замыканий, из перебитых патрубков хлестала жидкость - светлая, темная, всякая; вдребезги разлетались лампы, обрушивались стойки, поддерживавшие целые гирлянды разноцветных шлангов, и их тоже начинало кромсать осколками... Как ни странно, но даже под этим ураганным обстрелом Длинный умудрился остаться в живых. Несколько раз Блейд слышал его разъяренное шипение - очевидно, следователя все-таки зацепило осколками, но не смертельно. Дважды щелкал фиксатор, Длинный дважды менял обойму в пистолете; и под ногами Блейда дважды проплыли неподвижные тела сраженных меткими пулями контрразведчика. Невольно Блейд даже ощутил нечто вроде уважения к своему недавнему мучителю. Не в пример обычным палачам, он оказался храбр. Не имея возможность остановить вдруг вышедший из-под контроля транспортер, Длинный сделал все, что велели ему воинский долг и присяга. Вот и третье тело... четвертое... Длинный оказался настоящим стрелком. Враги видели его отлично - он же не видел никого, целясь лишь по звуку выстрелом да по красноватым их вспышкам. Только теперь захваченный разворачивающейся вокруг него схваткой Блейд понял, что его путешествие по лабиринтам кабелей и трубопроводов продолжается куда дольше, нежели путь от лаборатории Атмана до кабинета Коротыша и Длинного. Транспортер сворачивал то вправо, то влево - словно железнодорожный состав на стрелках - и пальба не прекращалась. Очередной заряд неведомых противников Длинного угодил в некую особо толстую трубу над головой Блейда и разведчика окатило волной какой-то зеленовато-коричневой жижи с подозрительно знакомыми плотными вкраплениями, в коих Ричард без труда признал экскременты. Длинный у него за плечом яростно зашипел, отфыркиваясь и отплевывась, но стрелять не перестал. Из чисто академического интереса Блейд подумал о том, сколько же у этого следователя патронов при табельном оружии... Пули попадали и в Ричарда, однако скафандр и впрямь оказался на высоте. Две или три угодили прямо в стекло шлема - однако на том не появилось даже царапины, не говоря уж о трещинах. Впереди забрезжило нечто вроде стены - проем в непроглядном сплетении коммуникаций и трубопроводов. Транспортер нес Блейда прямиком к этому проему и тут нападавшие, видно, решили, что с Длинным пора кончать. Выстрелы слились в один сплошной грохот; все вокруг разведчика заискрилось многочисленными разрывами. От кабелей и шлангов оставались одни бесформенные лохмотья; пол заливала какая-то жижа, Блейд весьма сильно подозревал, что из перебитого канализационного коллектора, и тут в Длинного попало по-настоящему. За плечом Ричарда раздался короткий стон и затем - глухой всплеск. В тот же миг из сумрака между опорными штангами вынырнули люди - бесшумные, ловкие, стремительные, затянутые в черное, с узкими прорезями для глаз в плотных, прикрывавших лица масках. Трое или четверо бросились куда-то за спину Блейда, верно, к упавшему Длинному; остальные, пять или шесть человек, повисли на плечах разведчика. Миг, другой, третий - Блейд лишь мельком успел заметить стремительно установленный портативный домкрат; спустя несколько секунд разведчик был уже снят с крюка и его потащили к проему. Проем оказался наглухо запертой дверью. По периметру ее были укреплены несколько небольших брусков - очевидно, зарядов. Блейд и глазом моргнуть не успел, как раздался глухой взрыв, сверкнуло, блеснуло, дверь окуталась клубами быстро растаявшего сизого дыма - и рухнула. За нею была ночь, и рев моторов, и треск выстрелов, и суматошно метавшиеся по небу лучи прожекторов... Тревога была поднята по всей форме и Блейд сильно сомневался в том, удастся ли похитившим его молодцам убраться восвояси. Однако парни из азалтского спецназа действовали на редкость спокойно. Блейда вытащили на широкий балкон, опоясывавший громадное здание. Прямо перед ним начинался лес, темнели шеренги стройных стволов; и там раздавалась непрестанная пальба. Где-то в ночном небе гремели винты вертолетов, одна из машин черной акулой вынырнула из-за гребня стены, с натужным ревом прошла над вершинами; из-под коротких крыльев срывались алые молнии выстрелов. Выскочившую на балкон группу скорее всего, пока никто не заметил. Техника же спуска с высотных зданий у местных диверсантов оказалась куда как рискованной и необычной. С легкими хлопками наполнились легким газон большие мягкие баллоны; и, всунув руки в специальные лямки, похитители один за другим прыгали прямо с балкона вниз, в гремящую выстрелами темноту. До земли, как прикинул Блейд, было не менее семидесяти футов. Непонятно было, почему напавшие не воспользовались тривиальными веревками. Блейд не слишком горел желанием испытывать на себе надежность этого устройства, однако его никто и не спрашивал. На него нахлобучили такой же баллон, без долгих рассуждений спихнули c парапета... Разведчик довольно-таки быстро поплыл вниз; вдобавок его не просто спихнули, а еще и швырнули вперед, так что он коснулся земли на довольно большом удалении от стены. В полете ему удалось взглянуть вниз - там вокруг стен была проложена настоящая фортификационная система. Колючая проволока, какие-то рвы, стены... Хорош бы он был, приземлившись в самом сердце этого милого пейзажа! Ноги коснулись земли неожиданно мягкою. Несмотря на это, удержаться Блейду не удалось; да и как тут удержишься, если конечности закованы в негнущийся скафандр! Двигаться разведчик не мог; пришлось, скрипя от стыда зубами, ждать, пока его не подобрали десантники. Бравые молодцы лихо подхватили его на плечи; вслед за разведчиком протащили бесчувственное тело Длинного. Над следователем наклонилась какая-то фигура; в узкой прорези прикрывавшей лицо маски сверкнули на миг холодные глаза и Блейд усмехнулся про себя - теперь было ясно, почему нападавшие так легко добились успеха. Да и трудно ли было не добиться, если на их стороне оказался сам Валд! Доверенный, проверенный - перепроверенный, а туда же... Нет, людскую природу не переделаешь, - философски заключил Блейд в то время, как его затаскивали в кабину какого-то подобия земного реактивного истребителя. Разведчик мельком успел рассмотреть только обтянутую комбинезоном широкую спину пилота. Разведчика пристегнули многочисленными ремнями, рядом с ним так же прикрутили к лежаку Длинного. Блейд едва успел подивиться тому, как пилот собирается взлетать отсюда, с крошечного пятачка в глухом лесу, как моторы взвыли, вокруг кабины взметнулись огонь и дыма, и машина с натугой поплыла вверх. Это было уже что-то новенькое. Блейд, разумеется, слыхал об истребителях с вертикальным взлетом, но чтобы сажать эту громоздкую и ненадежную машину в самой чащобе, ежесекундно рискуя поломать крылья?... Взлетев, машина на мгновение застыла, словно приноравливаясь воздушной стихии; а затем, внезапно решившись, вдруг устремилась вперед. Пилот вел свой аппарат на предельно малой высоте - чтобы не засекли радары; на его месте Блейд поступил бы точно так же. Сумасшедшая гонка сквозь ночь длилась около часа. Наконец пилот пошевелился; Блейд увидел руку в летной перчатке; рука легла на зловещего вида красную рукоять. Мгновение, другое, третье - и ручка вдавлена до упора. Что-то грохнуло, кабину швырнуло вверх, а затем над ней раскрылся купол парашюта. Правда, нельзя сказать, чтобы это сильно замедлило бы падение. Похоже, парашют предназначен был лишь смягчить удар, а отнюдь не обеспечить комфортабельной посадки. Под ними оказалась вода. Темные волны взметнулись, сомкнувшись над колпаком кабины и плексигласовый боб медленно пошел ко дну. Не было видно ни зги, над колпаком носилась какая-то муть; опустившись футов на двадцать, кабина коснулась дна. - Эй, ну и что теперь? - не выдержал Блейд. Это выяснилось очень быстро. Из непроглядного мрака ударил неяркий лучи света, затем другой, третий... Вскоре кабину окружили водолазы, с местным аналогом акваланга за плечами. Ловко и сноровисто они прицепили к кабине тянущиеся в неизвестность тросы, просигналили кому-то фонарями и могучий рывок сорвал кабину с места. Долгий путь во тьме едва не доконал Блейда скукой. Ясно было, что его украли, что Валд оказался двойным агентом, быстро сообщившем куда следует о появлении пришельца из Великой Пустоты. И побег неведомые хозяева глухонемого гипнотизера организовали очень грамотно. Отвлекающая группа устроила пальбу где-то в стороне; группа захвата хоть и не сразу, но все же взяла бесценного пленника; пилот истребителя дотянул до океана (или, может до реки или моря) после чего кабина скрылась под волнами. Никаких следов. Никаких свидетелей. Пусть теперь эта Великая Демократия делает все, что захочет... Однако в свое время кончился и долгий, многочасовой путь в водных глубинах. Кабину ввели в шлюз, закрыли внешнюю задвижную дверь, откачали воду... Все, как на любой океанографической станции где-нибудь во Флориде. Колпак кабины откинулся. Со всех сторон ударил яркий свет. Пилот вылез первым, за ним вытащили Длинного, так и провалявшегося без сознания всю долгую дорогу. Закованного в проклятый скафандр Блейда выудили при помощи небольшого подъемного крана. Потом был путь по длинным коридорам - в подвешенном состоянии, почти на таком же точно транспортере, что был в Центре у Атмана, и Блейд
в начало наверх
подумал, что неужели у похитивших его тоже имеется какой-нибудь "институт военной кибернетики", где делают такие же точно "перенары"? Воспоминания о деяниях Крепыша были еще слишком свежи. Блейда притащили в комнату, которая более напоминала слесарную мастерскую, нежели отдел уважающей себя секретной службы. Правда, мастерская эта казалась куда как странной - на каждом столе, на каждом верстке, на каждом станке тускло мерцал уже знакомый Ричарду экран дисплея. Похоже компьютеры здесь попадались на каждом шагу. Никто ни о чем не спрашивал разведчика. Его подтащили к громадной установке, навели широкий раструб и включили какое-то жутко воющее устройство. Экраны мерцали, огоньки перемигивались, тумблеры щелкали, вой становился то выше, то ниже, возбужденно переговаривались, глядя на дисплеи, собравшиеся в "мастерской" люди, лиц которых Блейд не видел. Потом из печатающих устройств поползли испещренные непонятными значками бумажные простыни; большая часть собравшихся, вырывая эти ленты из рук друг у друга, устремилась куда-то прочь. В опустевшем помещении остались только трое - высокие, в одинаковом десантном камуфляже без знаков различия, с прикрытыми масками лицами. - Ты есть именуемый Ритшар Блейт? - низким повелительным голосом спросил один из троих, удобно устроившийся в раскладном кресле. Двое других стояли у него по бокам. - Воистину именуюсь я так, - в тон допрашивавшему ответил разведчик. - Ведомо нам что именуемый суть пришелец из великой пустоты. - Воистину ничего общего с действительностью не имеет мысль сия. Все трое переглянулись. - Именуемый Ритшар Блейт пусть тогда расскажет о себе все. Блейд вздохнул и вновь начал свой совершенно правдивый рассказ, уже больше не пытаясь выдать себя за пришельца или кого-то еще. Его слушали очень внимательно, не перебивая. - Хорошо. Именуемый Блейт да пребудет в ожидании. Допрошен будет иметь суть пленный Взвигал, после чего возобновится разговор с именуемым Блейтом. Разведчик устало прикрыл глаза. Нет, такого с ним еще не случалось ни в одном из его странствий. Попав в мир Азалты, он в буквальном смысле и пальцем не пошевелил. Его таскали с места на место, точно куклу... Трое в камуфляже дружно поднялись и затопали прочь - очевидно, допрашивать беднягу Длинного. Блейд остался один. Ему ничего не осталось, как отдаться объятиям Морфея. Разбудил его топот ног. Явилась прежняя троица - в сопровождении самого Валда. Глухонемой прятал лицо под маской, но старший из допросной команды распорядился зажечь свет и прежде, чем мощные лампы были повернуты в сторону разведчика, Блейд успел заметить выражение глаз сквозь узкую прорезь в черном капюшоне. Ошибиться Ричард не мог. Уж слишком запоминающимся взором обладал этот агент-гипнотизер... Допрос начался заново. Блейд держался упорно и все отрицал. Валд то и дело угодливо склонялся к полускрытому черным беретом уху сидевшего начальника и начинал что-то шептать. Ричарда уличали разночтениями в показаниях, убедительно доказывали, что согласно существующему мнению научной общественности, он, подследственный Блейт, никак не мог оказаться в мире Азалты изложенным им способом, ибо как может происходить перенос физического тела на такие огромные, непредставимые расстояния без колоссальных затрат энергии, без... без... без... Не слишком сведущий в квантовой физике и специальных разделах общей теории относительности, Блейд умолкал, прижатый к стенке. Он и в самом деле не мог объяснить, каким именно способом дьявольская машина Лейтона забрасывает его в невообразимые глубины мироздания, вдобавок оделяя превосходным знанием местного наречия. "А я бы поверил подобной сказке? - спрашивал он себя во время коротких пауз, пока допрашивавшие о чем-то совещались. - Нет, наверняка бы не поверил. Ну, перемещение - это еще куда ни шло, но чтобы сразу в голове у человека оказывался бы и язык этого мира?! Наверняка бы не поверил. И использовал бы... гм... кое-какие форсированные методы, дабы развязать такому шутнику язык по-настоящему..." Блейда то уговаривали, то пугали. Ему говорили, что преданность своим командирам, конечно, прекрасная вещь, но здесь он может стать вождем целой великой нации, а потом, быть может, и мира. Священная федерация крапских республик... бур-бур-бур... торжество идеалов мира и справедливости... бур-бур-бур... козни зловредной демократии... И так далее, в том же духе. Признаться, Блейду вся эта катавасия уже успела изрядно надоесть. Потоки обрушивавшихся на него слов он слушал уже вполуха; его больше занимал скафандр. После того, как "перенар" побывал под воющим раструбом странной машины, с ним явно начало твориться что-то странное. Огоньки на панели возле левого запястья перемигивались теперь куда оживленнее; Блейд готов был поклясться своей бессмертной душой и девственностью Дж. впридачу, что светилась теперь едва ли не половина всех клавиш управления. Что это значит? Произошла активация доселе блокированных функций? Как? Почему? Уж не нащупали ли эти крапские какой-то ключ к открыванию скафандра? Разведчик дорого бы дал за то, чтобы протянуть сейчас правую руку и поэкспериментировать со светящимися кнопками; однако при своих допросчиках он не хотел демонстрировать даже частичную подвижность скафандра. Наконец его оставили в покое. Свет померк; помещение опустело. С трудом дождавшийся этого момента Блейд что было сил потянулся к левому запястью. Двигалась правая рука хоть и медленно и давить приходилось во всю мощь - но рука двигалась! Хвала здешним богам, эту способность у скафандра жесткая обработка не отняла. Разведчик осторожно обследовал подмигивавшую ему клавиатуру. Помимо клавиш трех уже известных ему функций светилось еще как минимум полдюжины. Так... Синяя, небесно-голубая, апельсиново-оранжевая, нежно-лиловая, темно-фиолетовая и малиновая. Которая из них выглядит безопаснее всех? Наверное, вот эта, голубая. Будем надеяться, что это не запуск системы самоликвидации... Недолго думая, Блейд ткнул пальцем в клавишу. Сперва ничего не произошло. Ричард осторожно попытался пошевелить левой рукой - безрезультатно. Зато стали двигаться ноги! С той же скоростью, что и правая рука, но все же стали! Он мог ходить! Повторное нажатие голубой клавиши вновь лишило ноги только что обретенной подвижности. Обливаясь холодным потом (а ну как отключилось напрочь?!) Блейд вновь надавил на клавишу. По счастью, она оказалась простым тумблером - ноги вновь обрели подвижность. Теперь дело пошло скорее. Синяя клавиша активировала левую руку; апельсиновая позволила как угодно вертеть головой, вдобавок включилось что-то вроде внутренних мини-экранов кругового обзора. К подбородку мягко прижалась упругая резиновая прокладка; подвигав челюстью, Блейд убедился, что этот импровизированный пульт позволяет управлять вспыхнувшими экранами - перемещать их по лобовому стеклу шлема, делать бледнее или ярче... Лиловая клавиша высветила подобие электронной карты; лиловой точкой в самом ее центре наверняка должен был быть скафандр с Блейдом внутри. Резиновый рычаг под подбородком остался; теперь, манипулируя им, разведчику удалось изменять масштаб карты. Очевидно, в памяти компьютера имелось что-то вроде фотографии со спутника всей поверхности планеты; Блейд добился прекрасного вида сверху на базу крапских. Располагалась она на небольшом островке, входившем в крупный архипелаг, с севера на юг пересекавший море от одного континента до другого. Разведчик выругался. Море! Опять море! Это - лишние трудности при побеге. Давно уже не юноша, Блейд хорошо понимал, что главное - не подвиги, а результат; и желательно, чтобы оный результат был достигнут максимально быстро и с минимальными потерями. Лишнее геройство хорошо только для персонажей юношеских приключенческих романов. Сам Ричард никогда не рисковал ради одного только риска. Всегда - лишь ради поставленной цели. Осталась последняя клавиша - малиновая и Блейд уже протянул к ней руку, как чувствительные микрофоны скафандра усердно вывалил на многострадальные барабанные перепонки разведчика адский грохот недальнего взрыва. Свет замигал и погас вовсе; с потолка вовсю сыпалась какая-то труха. Черт! Эти Великие Демократы, наверное, все-таки добрались до базы похитителей и теперь посредством эскадрильи бомбардировщиков стратегической авиации сравнивают оную базу с землей... Грянул новый взрыв, теперь - существенно ближе; послышался треск выстрелов. Блейд заскрипел зубами и ткнул, наконец, эту несчастную малиновую кнопку, ожидая включения чего-нибудь вроде "дворника" на лобовом стекле шлема; однако вышло так, что скафандр как будто бы услыхал мольбу разведчика. Закрывавший лицо прозрачный щиток вдруг засветился мягким зеленоватым цветом; стали ясно видны все находившиеся в затемненной мастерской предметы. Блейд включил прибор ночного видения. Такие штуки еще только-только начинали разрабатывать в Америке; имевшиеся образцы были слишком громоздки, их можно было ставить только на танки... Такие портативные ночные очки были мечтой любого разведчика, любого десантника или диверсанта. Да, из этого мира можно было притащить лорду Лейтону славную добычу... Теперь, обретя способность видеть, Блейд завертелся на своем крюке, точно попавшийся сом. Ему предстояло решить достойную барона Мюнхгаузена задачу - сняться со своей вешалки. Кое-как разведчику удалось поднять руки над головой и вцепиться в железный стержень. Сосчитав до пяти, Блейд напряг мышцы, постепенно, а не рывком увеличивая мощь; он надеялся, что вес скафандра не настолько велик, чтобы придавить его, Блейда, тело к полу подобно тому, как придавливали средневековых рыцарей к земле их непробиваемые тяжеленные панцири. От напряжения захрустели кости рук; казалось, суставы вот-вот вывернутся из плеч. По лбу и щекам разведчика обильно потек пот; тянуть было страшно неудобно, быть может, взявшись по-другому, он без особого труда справился бы с задачей, но сейчас... Ему удалось подтянуться вверх на пару дюймов, но для того, чтобы освободиться окончательно, этого не хватило. Из легких с шумом вырвался воздух, перенапряженные мышцы отказались повиноваться и Блейд тяжело рухнул вниз. С полминуты он висел неподвижно, ничего не видя перед собой из-за кровавой мельтешни в глазах. На время он даже перестал слышать выстрелы; и тут на его скафандр упал луч света от ручного фонаря. Чей-то скрипучий голос произнес: "Это он, Лейта". Направленные прямо в лицо Блейду лучи нескольких мощных фонарей, однако, ничуть не слепили разведчика. "Перенар" четко отреагировал на изменение освещения, даже без вмешательства самого Блейда. Рефлекторы фонарей превратились в блеклые сероватые пятна; инфракрасный экран позволил во всех подробностях разглядеть вошедших. Их было четверо - двое крепких, кряжистых парней сложением не уступавших, наверное, самому Блейду, хорошо знакомый "глухонемой" Валд и... Блейд весь подобрался, словно почуявший добычу охотничий пес. Четвертой в этой компании была женщина и пусть скорее Вестминстерское Аббатство превратилось бы в храм Сатаны, чем Блейд признал бы, что встречал более необычную представительницу прекрасного пола. Более красивых - одну-две, быть может. Зулькия... Граллия... и все. На вошедшей был мешковатый черный комбинезон, такой же, как и двух сопровождавших ее солдатах (а по тому, как держалась она и как - они, сразу становилось ясно, кто здесь командир и кто тут кому подчиняется), обычные десантные ботинки, тонкую, очень тонкую талию опоясывал широкий армейский ремень, справа оттянутый книзу тяжелой кобурой. Очень густые волосы были коротко острижены, прекрасная "лебединая" шея была совершенно открыта... Но в первый миг Блейда поразили глаза незнакомки. Огромные, вытянутые, они действительно занимали половину лица; и хотя в инфракрасном диапазоне оказалось несколько затруднительно определить их цвет, разведчик готов был поклясться, что они - невероятно редкого янтарно-золотистого цвета. Они были очень выразительны, эти глаза. Даже сейчас, глядя в лицо женщины (а она казалась совсем молодой, не старше двадцати двух - двадцати трех лет) не своим собственным зрением, а посредством чувствительных датчиков скафандра, Блейд не мог не ощутить колоссальной воли этой предводительницы, подавляющей бушующий океан страстей, среди которых и жестокость, увы, не стояла на последнем месте. Все остальное на лице воительницы, казалось, подбиралось специально для того, чтобы усилить это впечатление. Узкий прямой нос, холодно сжатые тонкие губы правильно очерченного рта, чуть выступающие скулы, удлиненные прямые брови - все дышало силой и твердостью. Тонкие аристократические руки с длинными породистыми пальцами пианистки были спокойно скрещены на груди. Блейда сия дама рассматривала с неподдельным интересом, однако не как женщина, а скорее как ветеран-сержант смотрит на попавшее ему в руки новое смертоносное оружие. Как бы то ни было, при виде девушки Блейд заметно оживился. - Этот, Валд? - воительница повернулась к "глухонемому", и от ее голоса в груди Блейда сладко заныло от предвкушения; этот голос, низкий, бархатистый, мощный, настоящее оперное контральто! И откуда он только взялся в этом отнюдь не богатом телесами создании?.. - Так точно, Лейта, - прохрипел Валд. - Он самый, в наилучшем виде. В воронке взятый - ну, да я ж тебе говорил. Вердольские жабы его в перенар засунули - чтоб не сбежал, значит. - Ладно, - распорядилась Лейта, в иных обстоятельствах наверняка сам верх очарования, а сейчас - бравая мать-командирша удачливо проведшей операцию ДРГ, диверсионно-разведывательной группы, - грузимся и уходим! Элерт, Манте, поднимайте его! - Спасибо, но я могу и сам, - вырвалось у разведчика. Допустить,
в начало наверх
чтобы его тащили, словно муравьи - гусеницу пред светлыми очами Лейты, он никак не мог. К его полному изумлению, все четверо вдруг замерли и во все глаза уставились на него, а Валд - так просто едва удержался на ногах Внешние динамики скафандра работали, хотя Блейд специально ничего не включал. - О, да он может говорить! - Лейта была приятно удивлена. - Что ж, это облегчает дело... Ну, иди сам, раз вызвался! С Лейтой Ричард охотно отправился бы хоть на самый край света, хоть в снега Берглиона; однако он не был бы Ричардом Блейдом, полковником с честно заработанными боевыми орденами если бы вот так просто принял бы это приглашение. - А почему это, собственно, я должен куда-то с вами идти? - вежливо осведомился Блейд. - Вреда вы мне никакого причинить все равно не сможете. Перенар ни пулей ни гранатой не взять, так что грозить мне бесполезно. Двигаюсь я самостоятельно, так что... - он развел руками. - Сами понимаете. Кто вы вообще такие? Не вердольцы, не крапские... Ортаны? Двое парней за спиной Лейты возмущенно заворчали, точно два разозленных волкодава, непроизвольно наводя на разведчика свои короткоствольные автоматы. - Ни те и ни другие, - холодно ответила Лейта, небрежным жестом руки умеряя пыл своих спутников. - Ты что, совсем ничего не знаешь о нашем мире, Пришелец? - Недостаточно для того, чтобы вот так просто отправиться с вами, - парировал разведчик. - Мы не из великих держав, - ледяным тоном произнесла Лейта, и разведчик оценил ее сообразительность. У его прекрасной собеседницы сейчас и впрямь не было никакого иного выхода, кроме как уговорить Пришельца Из Великой Пустоты добровольно отправиться с нею. Скафандр надежно защищал и от осколков, и от взрывов, и от огня и от отравляющих газов... Конечно, если бы Блейд оказался бы вдруг сидящим верхом на авиабомбе калибром пять тысяч фунтов или в него бы угоди тактический ядерный заряд, ему бы не поздоровилось, но сейчас он был неуязвим. Лейта быстро поняла это. - В мире Азалты есть и небольшие государства, с трудом отстаивающие свою независимость перед лицом постоянной угрозы со стороны сверхдержав. Мы из такой страны. Она находится южнее, на побережье... Наши правители - трусы. Они согласны на все, лишь бы сохранить свои теплые местечки. Неравноправные торговые договоры, иностранные военные базы на нашей территории... До оккупации дело пока не дошло, но чувствую, что и она уже не за горами. И, когда мы узнали, что к вердольцам попал Пришелец... Мы поняли, что или выкрадем его - или спустя очень небольшое время весь мир будет лежать под пятой самой жестокой диктатуры, какую только знал свет... Она говорила с подлинной страстью. Блейд не мог ошибиться - эта женщина не лгала. Похоже, из всех вариантов, предлагаемых ему судьбой этот был наиболее подходящим. Выбраться отсюда, войти в доверие... А там додумаемся и как расстегнуть "перенар". - Хорошо, - Блейд кивнул головой. - Я с вами. Сейчас... Одну минуточку. Осрамиться под пристальным взором Лейты, бессильно повиснув на проклятом крючке - нет, никогда, лучше умереть! Блейд сжал зубы. Его пальцы крепче стальных тисков стиснули спускающийся сверху стержень, мышцы напряглись... Шипя про себя от поистине нечеловеческого усилия, он стал подтягиваться. И на сей раз ему удалось. Крюк соскочил с удивительной легкостью; Блейд осторожно спрыгнул вниз. Скафандр не подвел, хотя идти в нем сейчас можно было лишь спокойным шагом. - А быстрее ты не можешь? - не слишком любезно поинтересовалась Лейта. - Всех крапских здесь мы перебили, но вердольцы сидели у нас на хвосте и вот вот могут оказаться здесь. Что ты тащишься, словно беременный паракордил? - Я тебя тоже очень люблю, Лейта, - усмехнулся в ответ Ричард и едва не пожалел об этом: коротко размахнувшись, девица трахнула его по макушке рукояткой пистолета, неведомым образом появившегося у нее в изящной ручке. Блейд не смог защититься - рукава скафандра двигались не слишком быстро. Впрочем, защищаться ему было и не к чему. Пистолет вырвался из пальцев Лейты, гулко стукнувшись об пол. Ричард, разумеется, ничего не почувствовал. Больше вопросов ему не задавали, но, когда Лейта подняла оружие, взгляд, которым она наградила разведчика, наверное, прожег бы насквозь броневую плиту. Они шли пустыми коридорами, то и дело перешагивая через беспорядочно набросанные тела. Бой был жестокий - на стенах Блейд заметил многочисленные выбоины от пуль, пол кое-где почти сплошь покрывали стреляные гильзы. Крапские сдались далеко не сразу и разведчик лишний раз мысленно поаплодировал мастерству Лейты, сумевшей сломить хорошо организованное сопротивление. Впрочем, почему же он должен аплодировать только лишь мысленно? - Это была отличная работа, командир Лейта, - сказал он, улыбаясь стриженной воительнице и надеясь, что она сможет разглядеть его улыбку сквозь темный пластик шлема. - Взять такую базу - дело не для новичков... Однако Лейта словно и не услышала комплимента. - Ты-то, пришелец, похоже, не смог бы взять даже курятник. А льстить мне нечего. Тебе тут ничего не обломится... если ты выберешься из своей скорлупы. Эта девушка нравилась Блейду все сильнее и сильнее. Что толку от восторженных дур, десятками падавших в его объятия от первого же одобрительного его, Блейда, взгляда! Ричард ценил то, что доставалось с трудом... 6 Тем временем они выбрались на поверхность. За всеми этими приключениями ночь благополучно миновал, на востоке разгоралась заря. Море было спокойно, небо чисто - живи да радуйся; так ведь нет, нужно вновь бежать, скрываться и сражаться - но с тем, чтобы в конце стать властителем. Островок и впрямь оказался небольшим - одним взглядом запросто окинешь. Широкие листья растений, похожих на земные тропические пальмы, густо устилали почву, срезанные пулями, кора деревьев была изуродована осколками, кое-где чернели отвратительные проплешины, оставленные огнем. И - тела крапских, в пятнистых штанах и рубахах, все - с автоматами, все - погибшие отстреливаясь, все - принявшие смерть грудью... - Прошу прощения, Лейта, но... где пленные? И как вам удалось перебить столько противников? - А пленных мы не берем. Эти восточные собаки наши обычаи уже затвердили. Кто остался - сами застрелились. А не застрелились - мы б их на медленном огне поджарили. А почему взяли мы их... - в голосе Лейты слышалось неприкрытое презрение. - Так мужики ж народ дурной. Как голую девчонку увидят, все мысли у них в штанах оказываются. Усек? Нет? Тогда думай. Больше я тебе ничего не скажу. - Ты не слишком то вежлива... - кинул Блейд еще один пробный камень. - А мне плевать на тебя. Мне приказали - я сделала. Она лукавила, усмехнулся про себя Ричард. Ее первые взгляды, которые она бросала на него там, в мастерской, говорили как раз об обратном. Блейд, Лейта и трое их сопровождавших подошли к небольшому вертолету. Чуть поодаль возле берега покачивалось пять или шесть катеров, по которым сейчас рассаживались бойцы стриженной амазонки - десятка четыре крепких парней и не менее десятка юных и, на взгляд Блейда, весьма соблазнительных девушек. В отдельный катер складывали погибших. Их было около двух десятков. Победа далась Лейте недешево - даже захваченные врасплох, крапские положили треть ее отряда. Примерно столько же оказалось и погибших защитников базы. Шагая, словно утка, Блейд неуклюже перевалился через борт. Бойцы Лейты уставились на него широко раскрытыми глазами; кое-кто даже распахнул от удивления рты. В отличие от их предводительницы, рядовые бойцы вряд ли что-то слышали о "перенаре". Не забыт оказался и Длинный; его, по прежнему бесчувственного, втащили в один и из катеров. Моторы взревели, за кормой поднялись белые буруны и маленькие суденышки, обгоняя друг друга, устремились прочь от острова, на котором остались только мертвые тела. Блейд прислонился к поперечной переборке катера и погрузился в размышления. Конечно, лучше всего было бы разговорить Лейту, однако воительница, напустив на себя крайне независимый вид и высоко задрав облупленный нос, демонстративно игнорировала разведчика. Что ж, попробуем по-иному; и Блейд обратился к Валду. К этому типу Ричард не испытывал ничего, кроме презрения; и в то же время отдавал дань его профессиональной ловкости. Быть агентом-двойником - адски сложная задача; глухонемой же экстрасенс успешно справлялся со своими обязанностями, будучи не только двойным, но даже ройным агентом, и в принципе Блейд не удивился бы, узнав, что Валд работает еще на кого-то. Правда, на важнейшей операции Валду пришлось раскрыть себя; истинный ас своего дела, вроде Мата Хари, такого бы не допустил. А с другой стороны - как бы люди Лейты вышли на остров, если бы не гипнотизер? Блейд сильно подозревал, что стремительная гибель хоть и небольшого, но составленного из отборных вояк гарнизона вряд ли могла случиться без его, Валда, непосредственного вмешательства. Лейта зыркнула было на них, однако Валд отчего-то не подчинился. Он выказывал ей знаки почтительности, но видно было, что, сам занимая в неведомой Блейду иерархии достаточно высокий пост, он не намерен без конца бездумно подчиняться сопливой девчонке, которая хоть и ловко умеет палить в цель, вряд ли вытянула бы на себе столь головоломную операцию. А ведь если б не Валд, то и стриженная воительница не смогла бы показать свою удаль... - Грамотно было сделано, приятель, - сказал Ричард экстрасенсу. - Чистая работа. Впечатляет, ничего не скажешь. Слушай, может ты расскажешь мне хоть что-нибудь про то место, куда меня тащат? Валд криво усмехнулся. - Ты же должен знать все это, пришелец. Неужели имя Кавана ничего тебе не говорит? Блейд с готовностью поклялся бы, что это - имя одной из его меотидских подружек. Глухим, ненатурально хриплым голосом Валд начал свой рассказ. Лейта скривилась, однако одернуть гипнотизера все-таки не посмела. Да и на самом деле - она ведь, в сущности, была не более, чем командиром отряда боевиков, в то время как сверхсекретный агент Валд входил, наверное, в высшую номенклатуру их организации, хотя формально они могли иметь один и тот же чин. Кавана была небольшой страной на побережье одноименного морского залива, размерами примерно равного Мексиканскому. Страна располагалась в поясе прибрежных тропических лесов, шириной в сто десять "холтов", что составляло, как понял Блейд, что-то около восьмидесяти миль. За лесами начиналась пустыня - две сотни миль раскаленных песков. В Каване тоже не страдали от холода, но там постоянно дули влажные и прохладные северо-восточные ветры, которые, собственно, и давали жизнь этой стране. С востока на запад государство протянулось почти на триста миль; столица, Кавана, располагалась почти в самом геометрическом центре, на берегу глубоководной бухты. За пустыней же, опять-таки на морском побережье (но уже не на южном, а на северном) - располагались еще несколько стран, примерно схожих по величине, государственному устройству и проводимой политике. Все они жили в постоянном страхе перед возможным вторжением кого-то из Большой Тройки; до поры до времени удавалось играть на противоречиях между ненавидящими друг друга гигантами, однако все понимали, что долго так продолжаться не могло. Любая случайность - и с независимостью пришлось бы распроститься... - Так а зачем понадобился тогда я? Если вердольцы или крапские, или ортаны пронюхают, где я - вам несдобровать. Пара ударных авианосцев... - Блейд было осекся, но Валд лишь кивнул головой - похоже, тут отлично знали, что такое ударные авианосные соединения. - В том то и дело, что никаких авианосцев не будет, пришелец. Как бы ни хотели они заполучить тебя, на риск глобальной войны великие державы не пойдут. Диверсанты, мелкие группы десантников - возможно, а крупные армейские операции - это вряд ли. Хотя вероятность, конечно, есть. А зачем ты нам нужен - это ж так понятно! Мы наконец сможем разобраться в том, кто и зачем крутится над нашей планетой, а когда разберемся - быть может, и от всяких там великих держав научимся обороняться... - И вы так уверены, что я дам вам секрет сверхоружия? - усмехнулся Блейд. - А куда ж ты денешься, тварь небесная?! - вскинулась Лейта. Ричард надменно проигнорировал ее гнев. - Нам совершенно необязательно вызнавать от тебя, пришелец, технологические схемы каких-то боевых устройств. Ты сам по себе - оружие... - Ладно, Валд, что-то ты сегодня слишком разговорчив... - буркнула
в начало наверх
Лейта, решив, наконец, нарушить свой угрюмый нейтралитет. - Заканчивал бы болтать-то, а то я могу и забыть, что мы росли в одном дворе... Так, значит наш экстрасенс родом из Каваны! Это многое объясняло, но на вид Валду было не меньше сорока - сорока пяти лет. Быть может, ему настолько дорого обошелся его странный и пугающий дар? Разговор оборвался. Валд криво усмехнулся, пожал плечами и отсел к противоположному борту. Солнце тем временем поднималось все выше и выше, начиная пригревать. Мерный рокот моторов убаюкивал, катера летели по невысокой волне; время от времени то справа, то слева мелькал берег одного из островов архипелага. Карта внутри шлема уже показывала приближающийся материковый берег, когда Лейта внезапно вскочила на ноги. - По-моему, за нами погоня, - сквозь зубы процедила она, одним движением вскидывая нечто вроде ручного пулемета с ленточным питанием. Блейд повернулся. Над самым северным горизонтом из марева одна за другой появлялись черные точки - одна, другая, третья... Врага заметили и с остальных катеров. Лейта схватила увенчанную антенной вытянутую коробочку передатчика, резко крикнула несколько слов в микрофон и катера начали стремительно, веером, расходиться в разные стороны. По приказу стриженого капитана моторист склонился над двигателем. Мерное клокотание превратилось в терзающий уши рев, из-под обтекателя потекли серые дымные струйки - однако суденышко рванулось вперед, точно пришпоренный скакун. Правда, от вертолетов им все равно было не уйти. Валд смотрел на быстро растущие черные точки спокойно, со странной задумчивостью, не суетясь и не нервничая, подобно двум спутникам Лейты. Эти крепкие парни побелели как мел; их руки дрожали, точно у алкоголиков. Где-то Блейд даже понимал их - они могли выстоять против любого врага на суше, но здесь, на воде, против наваливающихся сверху винтокрылых люди в катерах были почти бессильны. А командуй погоней он, Блейд - то ни одна машина бы не приблизилась к суденышкам на расстояние винтовочного выстрела. Нужно с дальней дистанции спокойно расстрелять катера управляемыми ракетами, а потом выслать роту боевых пловцов - обшарить дно. Все равно пришелец в тяжелом перенаре никуда не денется... Будет себе лежать на дне, как чушка. - Как ты думаешь, Валд, кто это к нам пожаловал? - осведомился разведчик, видя спокойствие гипнотизера. - Скорее всего, вердольцы, - последовал невозмутимый ответ. - У крапских как будто бы не было поблизости таких сил, а ортаны пока ни о чем не догадываются, а если и догадываются, то просто не успеют прислать сюда хоть сколько-нибудь крупные силы. Тем временем Лейта насадила пулемет на расставленную треногу. Несколько окриков помогли ее парням обрести хотя бы видимое спокойствие; оружие было готово к бою, патронная лента заправлена и предводительница встала на колени, ловя в прицел головной вертолет. Валд только криво усмехнулся. Нагнувшись, он пролез в носовой отсек, выудив оттуда на свет божий нечто вроде беспузырного дыхательного аппарата. Затем еще один, еще и еще. - Не следует уповать на одно лишь оружие, - заметил он в ответ на понимающий взгляд Блейда. И в самом деле, берег был уже довольно близок. Судя по карте, до него оставалось около двенадцати миль - пустяк для опытного пловца. А с аквалангом можно не бояться вертолетов - вода у берега редко чиста и прозрачна, как стекло, если только берег не гористый. Враги были уже совсем близко. Можно было разглядеть фонари кабин, толстобрюхие сигары ракет под крыльями, массивные короба подвесных пулеметов... на месте командира преследователей Блейд уже открыл бы огонь; однако первой это сделал Лейта. Можно было только удивляться тому, как грохочущий и дергающийся стальной зверь не вырвется из ее рук. Она стреляла трассирующими пулями и Блейд поразился точности ее глаза - первая же очередь пришлась прямо в лобовое стекло вертолета. Однако там стоял явно не простой триплекс; очевидно, бронестекла мира Азалты существенно превосходили земные аналоги. Вертолет даже не дрогнул, а оба пулемета под его крыльями задергались в ответных спазмах. Две тугие струи пуль вспороли воду справа и слева от катера; машина с ревом пронеслась над суденышком и начала разворачиваться, делая второй заход. Остальные вертолеты преследователей пустились было в погоню за прочими катерами отряда Лейты, однако наблюдатели на головной машине оказались весьма глазастыми, успев заметить белый скафандр Блейда. Команда была отдана тотчас же. Бросив преследовать остальные катера, вертолеты тотчас развернулись, все устремившись к суденышку Лейты. Они заходили грамотно, со всех сторон; воздух наполнил треск пулеметов. Одна из очередей задел обшивку на носу катера; в разные стороны полетели щепки. Пули оказались разрывными. Лейта сражалась, как сотня дьяволов сразу. Она умудрилась огрызаться короткими очередями сразу во все стороны, крутясь с тяжеленной турелью в руках точно с дамской сумочкой. Стрелок она была отменный, но удержать тяжелый ствол сил все же не хватало: его задирало вверх. Было ясно, что жить этой четверке - Валду, Лейте и двум ее адъютантам - осталось не больше нескольких минут. Сейчас на вертолетах пристреляются, и... - Вы, все - быстро в воду! - проревел Блейд, вставая. - Надевайте маски - и в воду! С этими гостями я разберусь сам! - Разумное решение, - сквозь зубы процедил Валд. - Лейта, хватит развлекаться! Справедливость его слов подтвердила пулеметная очередь, вспоровшая борт катера и лишь по счастливой случайности никого не задевшая. Не дожидаясь ответа стриженой воительницы, Валд начал одевать дыхательный аппарат. - Предатель! - проскрежетала зубами Лейта, разворачивая горячий ствол пулемета. - Я тебя пристрелю сейчас! Нам велено... На одном из вертолетов, похоже, окончательно потеряли терпение. С подкрыльевого пилона сорвалась ракета; оставив над головами Лейты и ее людей пушистый след серого дыма, она врезалась в волны в каком-то десятке футов от борта катерка. Взрыв поднял высокий водяной столб; всех основательно замочило, от пулемета Лейты повалил пар. На мгновение Блейда кольнула странная мысль - как-то не слишком вяжется эта достаточно примитивная техника - вертолеты, пулеметы и прочее - с тем высочайшим уровнем технологии, которой владели неведомые создатели "перенара". Что-то здесь было не то, что-то не вязалось... Но в те мгновения разведчик не смог развить эту многообещающую мысль. - Кто как, а я за борт, - не дожидаясь более никого, Валд тяжело бултыхнулся в воду. Двое спутников Лейты смотрели круглыми глазами на свою предводительницу, но, скованные дисциплиной, не решались даже протянуть руки к спасительному аппарату. - Да скорее же, глупцы! - вне себя заорал разведчик. Низко над водой в атаку выходил еще один вертолет; и к катеру стремительно мчалась цепочка мгновенно взлетающих фонтанчиков... путь которой с фатальной неумолимостью пролегал через то место, где стояла Лейта... Все мышцы Блейда напряглись до предела. В краткие секунды он с пугающей ясностью представил себе тонкое тело, рассеченное почт надвое очередью крупнокалиберного пулемета, искромсанное осколками разрывных пуль, медленно опускающееся на морское дно, провожаемое жадной стаей острозубых хищниц... Он должен был успеть сдвинуться, должен был, он не имел права не успеть! Первая пуля ударила Ричарда в плечо, вторая и третья - в грудь; он с трудом устоял на ногах, однако наградой стал взгляд Лейты - уже не столь неприязненный, как раньше, хотя в нем и сейчас хватало холода. Вот если бы Блейд закрыл ее своим телом, не прикрытым ничем, кроме рубашки... - Выполнять! - скомандовал Ричард оцепеневшим парням. Лейта с трудом вставала на ноги и, быть может, даже подтвердила бы этот во всех отношениях разумный приказ, но тут в их катерок наконец попало по-настоящему. Реактивный снаряд разворотил нос суденышка, так что катер мгновенно зарылся в волны. Палуба встала вертикально; Блейд успел заметить летящие вверх тормашками тела двух их спутников, скорчившуюся и вцепившуюся зачем-то в свой бесполезный пулемет Лейту; а затем опора ушла из-под ног, его швырнуло в воду и волны сомкнулись над ним. Он камнем пошел на дно; попытался было плыть, но куда там! Над головой колыхалась изумрудная толща; Блейд тонул спиной вниз. В эти мгновения он мог только надеяться, что под ним не Марианская впадина. Его надежды оправдались. Опустившись примерно футов на шестьдесят, он мягко коснулся дна, застыв на нем в позе морской звезды. Скафандр работал превосходно, но кто мог знать, на сколько времени в нем рассчитан запас кислорода? Ричард попытался встать. После нескольких неудачных попыток - ноги разъезжались на илистом, скользком дне - ему это удалось. Шлемное стекло вновь автоматически перестроило диапазон восприятия; Блейд видел ровное, плавно повышающееся к югу дно, поросшее водорослями, над которыми резвились легкие стада бесчисленных рыбешек. Недолго думая, разведчик зашагал по дну. Тела спутников Лейты он увидел очень скоро. Увидел - и невольно отвернулся, хотя, казалось, успел повидать смерть во всех видах. Парней так иссекло осколками, что они превратились в два кровавых клока невероятной каши. Руки их так и не выпустили оружие; тяжелые автоматы и потянули трупы на дно. Невольно Блейд поискал глазами тело Лейты... и облегченно вздохнул, не увидев его поблизости. Где-то сзади, наверное, еще плыл, прижимаясь ко дну, Валд вовремя успевший спрыгнуть за борт, но надежды отыскать его уже, конечно, не было. Если этот Валд не дурак - а гипнотизер таковым отнюдь не казался - он ни за что не поплывет прямо к берегу. Эти типы с вертолетов, потопив катер, первым делом выставят оцепление на ближайших к этому месту участках берега. Так что и Блейду не следовало, направляясь к суше, выбирать кратчайший путь... Идти оказалось трудно, Ричарду приходилось напрягать все силы. Это странное дно больше всего походило на топкое болото, ноги увязали в нем почти до самых колен. Шаг - остановка, шаг - остановка... Глубина уменьшалась, но очень медленно. По расчетам Блейда выходило, что их подбили не далее, чем в миле от берега; он рассчитывал одолеть это расстояние за фарк - скафандр услужливо высветил ему в левом верхнем углу лобового стекла крошечный индикатор времени. Он шел и думал о том, как поступил бы сам на месте командира вертолетчиков. Самым простым было бы сбросить прямо в воду два-три взвода боевых пловцов со строгим приказом обшарить на дне каждый камень. Но, как видно, оных пловцов под руками не оказалось. Допустим, что есть одни только десантники. Ребята они, конечно, бравые и глазастые, уйти от таких будет не столь просто. Значит, они занимают берег и ждут, пока пришелец сам не выйдет к ним... Это в том случае, если они знают - перенар частично активировался. Кто их разберет, в суматохе боя могли и не разобрать, что Блейд сумел самостоятельно сдвинуться с места; тогда им следовало и впрямь как можно скорее прислать сюда водолазную команду. Самому же разведчику оставалось полагаться на удачу в выборе того места, где вероятность встретить врагов окажется наименьшей. Маленькая карта, высвеченная на стекле шлема, не давала никакого представлении о рельефе берега; уклоняясь все больше и больше вправо, то есть - к западу, разведчик брел и брел по постепенно повышающемся дну. Это было странное путешествие, пожалуй, самое странное из всех, что выпадали на долю Блейда. Волны над головой; обвивающиеся вокруг рук и бедер водоросли; стайки молчаливых спутниц-рыбок... Никакой нехватки кислорода Ричард не ощущал; положившись во всем на так несвойственный трезвому англосаксонскому роду русский "авось", он шел к недальнему берегу. Солнце давно миновало зенит, когда разведчик наконец достиг береговой черты. Вялый прибой нежно лизал края отлогого золотистого пляжа, оставившего бы далеко позади всю роскошь земных Гавайев или Копакабаны. В нескольких десятках шагов от линии моря вздыбливалась зеленая стена зарослей; на первый взгляд, все было тихо и мирно. Однако Ричард уже давно вышел из того возраста, когда с громким криком бросаются вперед, едва завидев желаемое; тишина на берегу могла быть обманчивой, а в зеленых зарослях так удобно было устроить ловушку... Блейд решил ждать до темноты, постепенно продвигаясь дальше к западу, хотя при этом он и шел на смертельный риск. Он по-прежнему не знал, сколько времени еще скафандр будет в состоянии снабжать его кислородом. Вполне возможно, эти самые "военные кибернетики" и превзошли самих себя, создав полностью замкнутую систему, получавшую кислород непосредственно из морской воды или оснащенную необычайно мощными поглотителями углекислого газа; но уверенности не было, и система вполне могла отказать где-нибудь в нескольких милях от берега... Направляясь к суше не под прямым углом, разведчик и так шел на страшный риск. Время тянулось убийственно медленно. Чистый воздух поступал, как ни в чем не бывало; не становилось ни теплее, ни холодней. Блейд устроился подле здоровенного камня; верхушка валуна торчала над поверхностью воды, время от времени разведчик, пользуясь накатывавшими волнами прибоя, поднимал голову, осматривая берег. Никого и ничего. Правда, над прибрежной полосой несколько раз пролетал, натужно гудя винтами, поисковый вертолет-разведчик; но гром его двигателей был слышен издалека и Блейд
в начало наверх
всякий раз, точно рак, прятался в темной тени под камнем, где волны размыли песок, образовав нечто вроде норы. Все обошлось. Белоснежный перенар остался незамеченным. Наконец наступила ночь. Над морем долго горел восхитительных красок закат; но наконец угасла и последнее зеленая ниточка. Небо покрылось звездами; Блейд, разумеется, не смог узнать ни одного знакомого созвездия. Наконец, решив, что тьма сгустилась достаточно и задействовав инфракрасный диапазон обзорного экрана, Блейд осторожно пополз на сушу, слово древняя земноводная тварь. Все оставалось тихо. Он, как мог быстро, миновал открытое место, ничком повалился в заросли - тишина. Ни окриков, ни выстрелов. Ричард отполз поглубже во мрак под пальмами и замер там. Итак, он на суше. Он не может ни бежать, ни сражаться - только ходить вразвалку, да и то не быстро. Еще лежа в воде, он решил, что надо во что бы то ни стало разыскать Лейту или Валда, если только они живы и не попали в плен. При всей фантастичности данного плана ничего иного Блейду просто не оставалось. Нет, конечно, одна возможность сохранялась всегда - тихо-спокойно провести в этих лесах пару месяцев, пока его светлость не нажмет на свой рычаг в глубоких подвалах Тауэра. В таком случае останется надеяться только на то, что абсолютно невскрываемым перенар все же не является. Однако против подобного малодушного выхода восставало все естество Ричарда; он не мог признать, что его вот так легко переиграли! Пока тянулись часы долгого ожидания ночи, Блейд, манипулируя с кнопками управления электронной карты, все же выжал из памяти скафандра кое-какие сведения по топографии прибрежного района и выглядели эти сведения весьма обнадеживающе. Примерно на пятнадцать-двадцать миль вглубь от береговой линии тянулись болота. Они были не то чтобы совсем уж непроходимыми, но, насколько мог судить сам разведчик, сидя по шею в какой-то жиже, - весьма и весьма топкими. Карта высветила несколько тонких пунктирных линий; Ричард очень надеялся, что это дороги. Все пути сообщения, разумеется, должны тщательно охраняться, - подумал Блейд и тут же перебил себя: а с чего это ради он решил, что вердольцы будут распоряжаться тут, как у себя дома? Могут и не посметь. Залезть в территориальные воды - еще куда ни шло, но вот так ни за что, ни про что высадить десант на суверенной территории независимого государства - вряд ли. Значит, Лейта скорее всего уцелеет, если сумела добраться до берега и обойти те заслоны, которые все же могли появиться в непосредственной близи от места гибели катерка. Лейте тоже во что бы то ни стало нужно было отыскать Блейда; и, если голова у этой девушки работает так же хорошо, как и сжимавшие пулемет руки, она должна понять, что добровольно пошедший с ними Пришелец тоже будет ее разыскивать. Следовательно, ей не останется ничего другого, как двигаться к какому-нибудь местному ориентиру и ожидать там появления Ричарда. Бродить по этим зарослям можно было и неделю и месяц; единственный шанс заключался в том, чтобы, верно поняв мысли друг друга, двигаться к одной цели... Прочие варианты Блейд пока отбросил. Итак, что же может служить ориентиром в сплошном болоте? Лучше всего для этой роли подойдет сухое возвышенное место; какая-нибудь скала или что-то в этом роде. Карта, после долгих манипуляций с ней Ричарда, наконец соизволила показать ему шкалу местных высот. К счастью, подходящая скала нашлась - и даже не так далеко, в нескольких фраках ходьбы отсюда. Уповая на то, что Лейта столь же сообразительно сколь и (пока!) сварлива, Блейд встал и пустился в дорогу. Вознося по дороге хвалы создателям скафандра за отличный инфракрасный прибор ночного видения, Блейд пробирался сквозь ночные тропические болота. Под ногами хлюпало, какие-то ползучие гады время от времени принимались обвиваться вокруг медленно ступавших ног; через коряги приходилось переваливаться, несколько раз Ричард плюхался в глубокие ямы, так что вскоре перенар совершенно устроил свой серебристо белый цвет, стал неотличим от маскировочного десантного комбинезона - с той только разницей, что разводы и кляксы на скафандре естественные, а не нарисованные. Ночью на небе появилось аж две луны. В зарослях перескрипывалось, перекрякивалось и переквакивалось местное невидимое зверье; время от времени в поле зрения инфракрасного детектора мелькали какие-то приземистые стремительные тени, с поразительными ловкостью и грацией двигавшиеся по топкой трясине - местные обитатели вышли на ночную ловитву. Миновала добрая часть ночи, когда Блейд, изрядно уставший (в скафандре ходить было все же не слишком удобно) и перемазанный с ног до головы оказался у подножия высокого каменного пальца. Очень нелишне было бы на него подняться, но Ричарду пришлось с сожалением отказаться от этой мысли - не с его нынешней грацией, более напоминавшей оную, свойственную беременной гиппопотамихе, было взбираться по совершенно отвесным склонам. Разведчик привалился спиной к камню и принялся ждать. Он положил себе на это сутки. Если к следующей полуночи Лейта не появится - значит, придется ждать, пока его светлость не соизволит запустить механизм возвращения... Она появилась, когда Блейд уже почти расстался с надеждой. Разведчик провел около скалы целый день. В небе туда-сюда заполошно метались вертолеты. Ветер как будто доносил отзвуки далеких выстрелов - но из-за расстояния Ричард не мог утверждать это с уверенностью. С утра до сумерек он скрывался под камнями; вечером он выполз из своего укрытия - и нос к носу столкнулся с вышедшей из зарослей Лейтой. Полумертвая от усталости девушка едва переставляла ноги; до самой макушки ее облепляла полузасохшая грязь. Но - Лейта оставалась Лейтой! - поперек ее груди висела тяжелая автоматическая винтовка. Кому-то из преследовавших ее не поздоровилось. Блейд подождал, пока она не обошла скалу кругом и только после этого, убедившись что за Лейтой нет "хвоста", позволил ей заметить себя. Она с истовой облегченностью вздохнула, увидев его, как-то вся сразу обмякла, словно последние силы в ее теле держались лишь одним стремлением - во что бы то ни стало увидеть Пришельца. Она увидела - и ноги отказались повиноваться. Лейта почти рухнула на землю. Блейд со всей быстротой, на какую только был способен, поспешил оказаться рядом. Хрипло дыша, Лейта поднесла к запекшимся губам флягу, явно с мясом содранную с чьего-то пояса; жадно глотая, отправила по назначения последние капли воды. - Уф-х-х... - выдохнула она, бросая пустую флягу. - А ты не дурак, пришелец! Шишка-то на плечах пока варит! - У тебя тоже... варит, - в тон ей ответил Блейд. - Как ты догадалась, что я стану ждать тебя именно здесь? Ответ до мелочей совпал с рассуждениями Блейда. Лейте удалось выбраться на сушу - взрывной волной рядом с ней в воду швырнуло дыхательный аппарат. Вердольские десантники заняли берег, но ей удалось проскользнуть. Правда, ее заметили и началась погоня. Они оказались не трусами и не слабаками, эти вердольцы - не остановились даже после того, как она сломала шею самому шустрому из них и положила огнем из винтовки убитого еще семерых. Однако она хорошо знает эти места, и сумела-таки оторваться; оторвавшись же, пошла к Пальцу - так называли эту приметную скалу немногочисленные обитатели побережья. - И куда теперь? - осведомился Блейд. - Как это куда? - поразилась Лейта. - В столицу, в Кавану, разумеется! Потихоньку, глядишь, дней за пять и доберемся. - А там? - Что-то ты много вопросов задаешь, пришелец. Там - с тобой кто надо поговорит. И все, хватит разговоры разводить! Я человек маленький. Приказали вот тебя доставить - и я доставлю! - Да ты ж с места не можешь двинуться, красавица, - усмехнулся разведчик. Они тронулись в путь с рассветом. Погони слышно не было, барражировавшие над береговой чертой вертолеты тоже куда-то исчезли. Блейд попытался разговорить свою попутчицу, однако Лейта отделывалась стандартными односложными фразами, чаще всего - "не знаю". Путь их лежал на запад; избегая дорог и поселков, Лейта собиралась достичь окраин столицы через пять дней. Два дня пути прошли без всяких происшествий. Блейд только скрежетал зубами, когда в многочисленных прорехах разорванного комбинезона Лейты мелькало молодое розоватое тело. Увы, "перенар" отнюдь не был рассчитан на его, Блейда, темперамент... - Если минуем перевал - считай, дело сделано, - утром третьего дня заметила Лейта. Они стояли на вершине небольшого холма; топкие влажные болота остались позади и теперь путники пробирались сквозь девственные джунгли. Поселения располагались либо севернее, либо южнее - на морском побережье, либо за узкой полосой прибрежных лесов. Лейта же вела разведчика самыми глухими местами. Пока их никто не преследовал, или же, как подозревал Блейд, погоня просто решила до поры до времени себя не обнаруживать. Этот перевал... там наверняка будет ждать засада. Вряд ли и вердольцы, и крапские так просто откажутся от лакомой добычи. - Ты уверена, что эта дорога единственная? - спросил Блейд и девушки, после того, как они оказались на полого ведущей в гору неширокой лесной стежке, узкой просеке, прорубленной в джунглях. - Перевал можно одолеть только в одном месте? - Нет, конечно, - буркнула Лейта. - Горы тут - котенку перешагнуть и не заметить. Одна бы я никогда этим путем не сунулась. Но из тебя ж, пришелец, сейчас скалолаз, как из бутылки молоток! Это было правдой. Блейд мог с грехом пополам идти, но любое лазание по отвесным стенам исключалось сейчас начисто. Теоретически они могли попытаться взять южнее - ближе к пустыне горы становились совсем невысокими, а их склоны - отлогими. Увы, дорога туда отняла бы еще добрую неделю. Признаться, Блейд был склонен избрать именно этот путь - небоеспособность страшно угнетала, отвратительное чувство своей полной беспомощности, ранее совершенно незнакомое Ричарду, приводило в бешенство. Он уже с трудом сдерживался, чтобы не проклинать вслух и "перенар", и Лейту, и весь этот мир Азалты вкупе с самим лордом Лейтоном, словно в насмешку загнавшего его, Блейда, в это Богом проклятое место... Узкая дорожка виляла, петляла, но довольно уверенно лезла вверх. - Это старая пастушья тропа, - в ответ на вопрос Блейда сообщила его проводница. - Давно заброшена, правда, теперь ее расчищают лишь изредка. На шоссе я тебя, естественно, не повела бы, большаком через перевал - тоже: там наверняка посты. Остается испытать судьбу здесь... Есть, правда, еще один путь... - Лейта зябко поежилась, - но им я воспользуюсь только если меня поставят к стенке и скажут: выбирай! или расстреляем, или ты пойдешь... и вспоминать не хочется где. Шансов там пройти примерно столько же как и уцелеть после расстреляния... - Плохо же вы готовили операцию, Лейта, - не без злорадства выдал ей разведчик. - Надо было позаботиться о подстраховке... о средствах маскировки... если есть шоссе - пригнали бы машину, погрузили меня в кузов и спокойно бы довезли. Если опасно - обогнули бы горы, но не пешком, а на вездеходе или, на худой конец, на тлаке... (Тлаком назывался местный аналог лошади, правда, больше схожий с земным быком). Лейта вспыхнула моментально - словно бочка с бензином от поднесенной спички. Блейд услышал множество витиеватых сравнений себя с некоторыми особо экзотическими представителями местной фауны, онтологически и гносеологически эквивалентных земному ослу. - Через перевал пойдем ночью, - непререкаемым тоном заявил Блейд. Это было все, что он мог сделать. Вечер дался ему недешево. Пользуясь передышкой, Лейта вздумала устроить купание со стиркой, сверкая жемчужно-розоватым тело в свете двух лун. От Блейда ее отделяла высокая стена глухого кустарника - однако в инфракрасном диапазоне этой преграды как будто бы не существовало. Лейта беспечно резвилась и плескалась, в то время как разведчик скрипел зубами, призывая на голову создателей неснимаемого скафандра все громы и молнии этого мира. В самый темный: самый глухой предрассветный час они подошли к перевалу - заросшей дремучим лесом седловине между двумя обрывистыми склонами. Тишину нарушало лишь жужжанье и потрескивание ночных насекомых да, скипы гнущихся под ветром деревьев. Блейд остановился. Переведя экран на максимальное разрешение, он до рези в глазах вглядывался в сливающиеся очертания стволов, ветвей и корней. Где-то там, впереди, таилась засада. Он не мог ошибиться - до сорока лет не доживешь без профессионального шестого чувства опасности. Засада была, но, как видно, очень тщательно замаскированная. Бесшумно ползти он не мог; на разведку отправилась Лейта. Девушки не было долго, очень долго; однако, вернувшись, стриженная амазонка выглядела очень довольной. - Никого тут не было, - сообщила она отдышавшись. - Всю землю носом перепахала - никаких следов. Дней пять тут точно никого не было. Блейд с сомнением покачал головой. Своему чутью он привык доверять, и сейчас оно подсказывало ему, что ни вердольцы, ни крапские не могли так просто упустить столь удобный шанс взять вожделенную добычу. Спрашивать же у Лейты "а ты и в самом деле все хорошо проверила?" было, увы, бессмысленно. Со всей возможной осторожностью Ричард и Лейта двинулись вперед. Шаг, шаг, еще один шаг... Блейд озирался по сторонам, надеясь с помощью детектора засечь возможную засаду - безрезультатно. Правда,
в начало наверх
настораживало другое. На всем пути по тропическому лесу Ричард не раз видел тени его обитателей, старательно обходивших стороной чужаков и засекавшихся детектором лишь на самом пределе чувствительности. Однако этих тварей было немало - всюду, кроме этой седловины. Здесь лес казался безжизненным и это особенно настораживало. Если бы этот треклятый скафандр был активирован полностью!.. Ощущение того, что они с Лейтой лезут в самую пасть западни, стало почти нестерпимым. Блейд уже протянул руку, чтобы остановить девушку и повернуть назад, когда лес вокруг них внезапно ожил. Сверху, из густых крон прямо на голову путникам были сброшены ловчие сети; скользя по разматывавшимся канатам, сверху же скользнули охотники. Откидывались присыпанные землей и палыми листьями крышки с потайных ям и оттуда, словно дьяволы из преисподней, появлялись человеческие силуэты. Как и предполагал Блейд, они с Лейтой оказались в самой середине засады. В руках штурмовики держали автоматы и тишина в зарослях тотчас сменилось яростным грохотом очередей. Целились, очевидно, в Лейту; однако девушка со сделавшей честь любому десантнику быстротой бросилась ничком на землю, огрызнувшись тремя потерявшимся в общем треске выстрелами - однако била она без промаха. Сверху и Лейту, и разведчика накрыли сети, однако ни Ричард ни его спутница не бились и не пытались освободиться. Те, кто дергается - только запутывается еще больше. Лежа ничком и на миг отстранив карабин, Лейта провела ладонью по бедру и в ее руке появилось узкое лезвие. Спустя мгновение в сети появилась порядочная дыра. Трое штурмовиков корчились на земле; остальные, видимо устрашившись, залегли. Воздух прямо-таки стонал от пуль; на головы Блейда и Лейта так и сыпался древесный мусор. Под прикрытием шквального огня десантники короткими перебежками приближались к беспомощным, как они полагали, Пришельцу и Лейте. Расчет нападавших был прост и понятен. Не дать поднять голову спутниками Пришельца, медленно стянуть кольцо - и атаковать. Очевидно, Лейту они тоже хотели взять живой - снайперы, засевшие в ветвях, уже взяли ее в "вилку" прицела, Блейд видел взлетавшие фонтанчики прелой лесной земли то справа, то слева от девушки. Возможно, этим ей хотели сказать "не двигайся!". Разведчика трясло от ярости. Ему нашлось бы, что показать этим заносчивым вердольцам, крапским или кем они там еще могли быть! Если бы... если бы не этот скафандр, который, конечно, отлично защищает от пуль, но и превращает тебя в беспомощную куклу. Беспомощную?! Ну, это мы еще осмотрим! Девчонка сражается за тебя, господин полковник Блейд, а разве в твоих правилах уступать в этом деле первенство женщинам?.. Гнев придал новые силы. Разведчик выпрямился - жутковатая, мертвенно-бледная фигура среди лесного сумрака, неуязвимая, всевидящая, почти что всемогущая... Что-то хрипло вскрикнула Лейта, однако разведчик не обратил на нею внимания. Он рассчитывал на самоуверенность этих сверхтренированных по здешним меркам парней и не ошибся. К нему прыгнули сразу двое - самые смелые или самые отчаянные... Быть может они полагали, что пришелец их не увидит - однако весь замысел Блейда основывался как раз на том, чтобы предупредить их движение. Его рука начала обхватывать, казалось, пустой воздух - однако именно в том месте, где долей мгновения спустя возникла шея одного из десантников. Вокруг горла солдата словно обвилась могучая белая змея; Блейд вложил в это усилие все, что только имел. Шейные позвонки его незадачливого противника хрустнули, тело обмякло, мешком повалившись на землю. Второй солдат повис на плечах Ричарда, вполне профессионально пытаясь заломать разведчику руку; с таким же успехом он мог попытаться сдвинуть с места горную цепь средней величины. Сухо треснул выстрел Лейты и десантник упал. Нагнувшись, Блейд как мог быстро подхватил оружие убитых. Затвор, магазин, спусковой крючок - все, как на Земле. Держа в каждой руке по автомату (скафандр, конечно, очень сковывал движения, но в то же время Блейд с легкостью поднял бы сейчас груз, который никогда не осилил бы на родной планете) разведчик открыл беглый огонь. В эти мгновения он чувствовал себя карающим богом... Карабины содрогались в его руках, словно живые, охваченные жестокой судорогой существа. Стреляные гильзы одна за другой летели в стороны; почти от каждого выстрела падал человек. Ответные пули жалили Блейда, отскакивая от рукавов и штанин скафандра - очевидно, автоматчикам был дан строгий приказ стрелять только по конечностям. Если они не дураки, то должны сообразить - "перенар" так просто не пробить и следует применить нечто посущественнее... Враги сообразили это даже слишком быстро. Разведчик не успел воспользоваться разрывом в цепи нападавших, образовавшемся от его огня, не успел подхватить Лейту и вместе с ней ринуться на прорыв - ему прямо в грудь угодило нечто вроде гранаты. Скафандр среагировал на взрыв куда быстрее своего обладателя. Автоматически закрылась диафрагма шлема, защищая глаза Блейда; отключились внешние микрофоны, так что Ричард не услышал грохота; от вспышки; правда, удержаться на ногах Ричард не смог даже в "перенаре". Его опрокинуло на спину; с треском ломая местную растительность, Блейд повалился в кусты. И последнее, что он успел заметить, было целый фейерверк огоньков на контрольной панели возле левого запястья. Со всех сторон грянул торжествующий рев. Десантники ринулись в атаку, и пули лейты уже не могли их остановить. Падая, вскакивая, умело перекатываясь, прикрываясь любой, даже самой мелкой кочкой, они со всех сторон обрушились на Ричарда и его спутницу... Инстинкт, более древний и более мощный чем все внушенные Секретной Службой Ее Величества догмы, заставил мускулы Блейда разом напрячься. Подсознание требовало прыжка - навстречу первому вынырнувшему из зарослей солдату, поднырнуть под выставленный штык и ударить локтем в основание шеи... Тело неожиданно повиновалось. Руки и ноги Ричарда четко повторили давным-давно затверженный до автоматизма прием, ставший еще более смертоносным от сделавшего в момент удара жестким, как камень, материала скафандра. Второго солдата встретил метнувшийся ему в подбородок бронированный кулак Блейда; голова десантника дернулась назад и он повалился. До сознания Ричарда не сразу дошло, что скафандр сделался точно его вторая кожа; он больше не сковывал движения, напротив, "перенар" сделал Блейда воистину неуязвимым. Страшный удар гранатой что-то сдвинул в тонкой системе регулировки скафандра, и ранее "запертые" функции внезапно активировались. Перед штурмовиками оказался не неуклюжий, еле-еле двигающийся пришелец, а пришелец, в полной мере владеющий убийственными приемами рукопашного боя и вдобавок неуязвимый ни для какого оружия... Надо было отдать должное и нападающим. Они очень быстро поняли, что к чему, и нельзя сказать, что при этом их ряды дрогнули. Огонь почти прекратился; десантники сами неплохо умели драться и не помышляли об отступлении. Нельзя сказать, что Ричард прошел сквозь их ряды точно раскаленный нож сквозь масло или коса над травами. Многие его удары отводились, отбивались, несколько раз нападавшим удавалось повиснуть у него на плечах - у них был только один шанс, повалить Блейда и связать его. Надо сказать, исполнить сие солдаты пытались вполне серьезно, невзирая на потери. К счастью для Блейда, его спутница сообразила все очень быстро. Ее карабин трижды изрыгнул огонь и Ричард, в очередной раз стряхнув с себя нападавших, увидел мелькнувшую перед глазами тень. - За мной! - скомандовала девушка, бросаясь в самую гущу зарослей. Разведчик метнулся за ней, и вовремя - вслед им тотчас загрохотали выстрелы. Если бы не пуленепробиваемая спина Ричарда, Лейта обратилась бы в решето. Им повезло - они миновали самое плотное кольцо врагов. Удивительно, но девушка, похоже, видела в темноте так же легко, как и днем - очевидно, имел место случай нокталопии. Они кубарем катились вниз по склону - в сырой, непроглядный сумрак, в самую гущу сплетенных ветвей, лиан и корней. Лейта на бегу взмахнула рукой - расчищала путь чем-то вроде мачете. Десантники поотстали - при всей их тренированности они уступали девушке в гибкости и быстроте, вдобавок далеко не так хорошо видели в темноте. Однако главной своей уели враги достигли. Лейте и Ричарду не удалось прорваться к городу, и теперь беглецов ждал долгий и мучительный обходной путь. Если только их не схватят раньше... Вновь обретя власть над телом, Блейд, несмотря на мощное, массивное сложение, почти летел вслед за своей легконогой спутницей. Погоня отставала; и, наконец, настал момент, когда Лейта плашмя бросилась на землю, выбрав, по мнению Блейда, самую глубокую и грязную яму, какую только можно было найти. Девушка сразу же погрузилась по самый подбородок; недолго думая, Ричард сиганул следом. - Ныряй - и ни звука! - шепнула Лейта. Разведчик окунулся с головой. В первый момент ему показалось, что он очутился просто в очень грязной, очень мутной болотной жиже - (и как только Лейта не боится? Здесь же ползучих гадов наверняка видимо-невидимо...), однако быстро понял свою ошибку. Исправно работавший инфракрасный детектор помог увидеть в боковой стене рытвины круглое отверстие заполненного водой горизонтального хода. Очевидно, девушка выбрала это место не случайно быть может, тут и крылся тот самый путь, которым она могла воспользоваться только под страхом расстрела? Блейд смутно видел очертания тела девушки, прижавшейся к самой стене ямы. Надо было ждать, пока погоня не промчится мимо - притом надеясь, что десант не станет обшаривать каждую яму и каждую рытвину в ночном лесу. Впрочем, дельный командир как раз бы и приказал подобное... Выставить кольцо внешнего оцепления, после чего обшарить каждый куст и каждую кочку... Но на такое у штурмовиков вряд ли хватит времени. Они все же в суверенном нейтральном государстве, да и две другие сверхдержавы дремать не станут... Сидение в яме продолжалось довольно долго. Наконец Лейта пихнула разведчика ногой в плечо и сделала рукой жест "поднимайся!" Блейд вынырнул на поверхность. Кругом царили мрак и тишина. Ни криков, ни выстрелов, ни топота ног - ничего. - Проскочили они, - выдохнула Лейта, сейчас более похожая на диковинное сказочное чудище. - К большаку помчались, решили - мы там... - Так теперь снова к перевалу? - из вежливости осведомился Блейд. Сам бы он, разумеется, не приблизился к тому месту и на пушечный выстрел. - Вы что, на небе там все не в своем уме, что ли? - рассердилась Лейта. - Да они оттуда уйдут в самую последнюю очередь! И ты что же думаешь, мы их вот так просто и обманули? Куда там! От большака наверняка была вторая цепь пущена; и полуфарка не пройдет, как они встретятся и поймут, что мы сидим где-то здесь, в болотине. А потом развернутся и почешут сюда. Так что времени у нас немного. - Она нагнулась, энергично принявшись разгребать покров гниющих листьев. - Ну, помоги же, не стой столбом! Вскоре обтянутые скорлупой скафандра руки Блейда наткнулись на слой досок. Под ними оказалось небольшое углубление, из коего Лейта извлекла дыхательный аппарат. - Порядок, - она невесело ухмыльнулась. - Ну, пришелец, полезли... прямо к смерти на посиделки! - она шагнула к яме. - Погоди. Может, сперва все же скажешь, что там такое? - А тебе-то что? - отрезала Лейта. - Твою-то одежку, похоже, ни пули не берут, ни гранаты... Ты и подземными путями пройдешь - не почешешься. - Мне будет легче защитить тебя, если я буду знать, в чем опасность... - начал было Блейд и внезапно осекся. Где-то совсем рядом в непроглядном лесном сумраке послышался легкий шорох. В следующую секунду должны были показаться враги. - Живо! - прошипел разведчик Лейте таким страшным голосом, что девушка поняла все мгновенно. Лихорадочным движением натянув на лицо дыхательную маску, она ринулась в мутную воду и ее рука сжала руку последовавшего за ней Блейда. Ему вновь предстояло следовать за своей провожатой. Двигаясь ощупью, девушка вплыла в узкий земляной тоннель. Как Блейд ни приглядывался, он так и не заметил никаких признаков того, что проход этот вырыли разумные существа - потолок ничем не подкреплен, стены неровные, ход скорее напоминал кротовую работу. Он шел вниз под небольшим углом; ловкая и гибкая Лейта плыла, массивный же Ричард пробирался на четвереньках, ежеминутно задевая спиной нависающий свод. Пока не было видно никаких опасностей - чего же так страшилась Лейта? Несмотря на то, что их со всех сторон окружала вода, внешние микрофоны скафандра работали исправно; очень вскоре за спиной разведчика в тоннеле послышались какие-то всплески. Десантники оказались не робкого десятка и у них тоже нашлись местные аналоги аквалангов. Сообразили они все похвально быстро. Блейд дернул девушку за тонкую щиколотку и, когда она повернулась к нему, махнул рукой, указывая им за спину. Лейта сжала кулаки и только сильнее заработала ногами. Тоннель начал изгибаться, круче опускаясь вниз. Лейта плыла вперед отчаянными, судорожными движениями, в каждом из которых ясно читался охвативший ее ужас. Смерть была повсюду - и спереди и сзади; и если
в начало наверх
смерть, настигавшую сзади, Блейд себе отлично представлял, то о поджидавшей Лейту впереди он миг только гадать. Теперь он досадовал на себя за допущенную ошибку. Не следовало вообще брать с собой эту пигалицу, которая, как оказалось, совсем ничего не понимает в специфике профессии Ричарда. Лейте незачем было лезть к перевалу. Ей следовало спокойно отправить Ричарда этим подземно-подводным путем - скафандр пусть и немного, но все же повиновался Блейду и до того, как десантники на свою беду угостил его гранатой, так что пробираться по этой норе он был в состоянии. Да, отправить его, Блейда, этой страшной для нее дорогой, а самой спокойно обойти горы, даже не приближаясь к засаде. А по выходе из подземных тоннелей разведчик бы дождался ее... Увы, теперь оставалось только скрипеть зубами... А тем временем стены залитой норы внезапно стали расходиться и тут Лейта, неустрашимая Лейта, бестрепетно шедшая на смерть, вдруг резко прижалась к Ричарду. Однако и сам разведчик даже сквозь непробиваемый скафандр уловил ощутимые колебания воды где-то в глубине - слово оттуда стремительно поднималось неведомое существо. Приближались и преследователи - инфракрасный экран позволил Блейду различить едва заметные бледные пятна фонарей в той стороне, откуда только что выплыли они с Лейтой. Он еще успел подумать, что негоже торчать здесь, в самой середине колодца, как у них под ногами стала прорисовываться громадная тень. Тот, кто всплывал из глубин добрался до своей законной добычи. Несмотря на мутную воду, стены колодца были еще видны; Блейд толкнул Лейту к стене и принялся шарить у нее по бедру, отыскивая нож. Тонкая ручка с неженской силой толкнула разведчика в грудь; прямо перед собой он увидел протянутое лезвие. Не без сожаления, истребить кое неспособны были никакие чудовища, Ричард отпустил упругое бедро девушки, резко перегнулся и нырнул навстречу опасности. Тень поднималась, стремительно увеличиваясь в размерах. Как и ожидал Ричард, это оказалось нечто вроде гигантского октопуса, с восемью длинными, усеянными присосками щупальцами, парой бледных круглых глаз размером с чайные блюдца и пастью, остротой и числом зубов не уступавшей акульей. Плотоядный осьминог? В таком месте? На кого ему тут охотиться?.. - успел подумать Блейд прежде, чем громадные щупальца рванулись к нему. 7 Вода заклокотала, поднялась муть; без тепловизионного экрана Блейд не смог бы разглядеть даже собственного плеча. Руки, ноги, плечи в мгновение ока оказались обвиты толстенными сероватыми щупальцами, громадные присоски содрогались, намертво прикрепляясь к жертве; однако, несмотря на всю громадную силу чудовища, Блейд не ощутил ни малейшего давления. Скафандр принял удар на себя, отразив первый натиск. Ричард напряг мускулы, пошевелили плечами - присоски не выдерживали, срывались, оставляя на гладкой поверхности скафандра лохмотья плоти. Нельзя сказать, что этот успех дался блейду легко - со лба градом лил пот, а мускулы свела короткая судорога. Тем не менее бороться было можно, и он начал бороться. Это было состязание равных противников. Щупальца мелькали словно в фантастическом калейдоскопе; напрягая все силы, спрут тянул и тянул Ричарда к громадной пасти. Освободив правую руку, разведчик что было сил полоснул ножом по ближайшему щупальцу - и не поверил своим ушам. Раздался явственный скрежет металла о металл. Ему почудилось? Это какое-то наваждение? Из раны, клубясь, выплескивалась кровь моллюска; непохоже было, чтобы удар Ричарда всерьез обеспокоил бы чудовище. Разведчик вновь взмахнул лезвием, но опустить его уже не успел. Октопус подтянул-таки жертву к громадной, словно зев асфальтовой печи, пасти и Ричард увидел три ряда загнутых, кривоватых зубов, словно специально созданных для того, чтобы рвать плоть и ломать кости. Щупальца впихнули наконец брыкающуюся добычу в предназначенное ей, добыче, место; чудовищные челюсти начали сходиться, громадный язык ворочался, поудобнее пристраивая лакомый кусочек... Лежа спиной вниз, Ричард поднял зажатый двумя руками нож и со всей силы вонзил его в небо страшилищу. Именно таков и был его план - вполне полагаясь на прочность скафандра, дать спруту заглотить себя и кромсать тварь уже изнутри, ближе к жизненно важным центрами чудовища. Нож вновь заскреб о металл. Под тонким слоем плоти крылась стальная броня. Нож, скрежеща, скользнул вдоль неба, раздирая плоть; показался металл. Сомнений быть не могло - этот спрут был чудовищным сторожевым роботом, невесть что охранявшем в этом грязном, неведомо кем и неведомо для каких целей вырытым колодце... Зубы спрута сошлись, сжимая Ричарда; со всех сторон раздался мерзкий хруст. Клыки и резцы крошились о броню скафандра; чудесное изделие выдержало. Блейд бился, точно в тисках - насколько хватало подвижности рук, резал и кромсал то, что поддавалось его ножу. Должны же были быть какие-то сочленения, коммуникационные шины, наконец, просто провода и сервомоторы! Впрочем... если эта штука и впрямь работа палланов, вряд ли он, Блейд, сумеет справиться с ней, имея в руках простой недлинный нож... Его мотало из стороны в сторону, точно тряпичную куклу. Только теперь ему удалось разглядеть, что у осьминога на было ничего, даже отдаленно напоминавшего глотку. Вне всяких сомнений, это был робот - так, кажется, их именовали авторы фантастических романов? Ярость удесятерила сила, Блейд всей мощью собственных мускулов, вкупе с мощью скафандра, ударил ножом в угол пасти, где, по его разумению, должно было находиться нечто вроде шарниров, скреплявших между собой верхнюю и нижнюю половины механической пасти; раздался особенно громкий и нестерпимый скрежет, пасть внезапно приоткрылась и тяжелый удар языка вышвырнул Блейда наружу. Чудовище рванулось вверх - туда, где замерла прижавшаяся к сете колодца Лейта и где из дыры уже выбирались несколько десантников в легководолазных костюмах... Ни задержать механическую тварь, ни, тем более, помешать ему Ричард уже бы не смог. Щупальца метнулись к оцепеневшим на мгновение солдатам; спустя мгновение их уже затягивала распахнувшаяся пасть. Следующей должна была стать Лейта... Что было сил работая руками и ногами, Блейд поднимался вверх - однако спрут опережал его слишком намного. - Черт побери! - почти простонал разведчик, от душа стукнув кулаком себя по левому запястью. Удар, естественно, получился не слишком быстрый и не слишком сильный - его смягчила вода - однако он возымел свое действие, и притом довольно неожиданное. Спрут замер на полпути к Лейте, словно о чем-то задумался. Замер, а потом, расправив наподобие зонта свои щупальца, стал неспешно опускаться в глубину, точно причудливая морская звезда... Блейд в несколько гребков оказался около Лейты. Слава Богу, она не потеряла сознания; на всякий случай Ричард пару раз хорошенько встряхнул ее за плечи. Надо было двигаться дальше - и побыстрее, поскольку спрут сперва замедлил движение, а потом и вовсе остановился, пристально глядя вверх круглыми немигающими глазами. Блейд не мог рисковать, выясняя, передумала ли эта тварь, или же теперь она, к примеру, должна будет исполнять все команды обладателя скафандра... Конечно, будь он один, потолковать с октопусом следовало - все равно ведь тварь не могла причинить Блейду никакого вреда. Лейта опомнилась вовремя. Похоже, спруту она решительно не нравилась; чудовище вновь стало подниматься. Девушка вцепилась в руку Блейд, потащив его к противоположной стене колодца. Вертикальный штрек был довольно широк - на глаз не менее сорока футов; в противоположной стене отыскалось отверстие горизонтального хода, как две капли воды похожего на тот, по которому они попали сюда. Это нору Блейд и его спутница миновали без всяких происшествий. Ход вывел их во второй колодец, и девушка знаками показала, что надо плыть вглубь. Не прошло и нескольких секунд, как они вновь увидел поднимавшуюся из глубины тень. Лейта вжалась в стену, замерев, точно птичка перед удавом; Ричард постарался прикрыть ее своим телом, одновременно всматриваясь в пожаловавшего стража. Это оказался не уже знакомый им спрут. Из пучины поднималось гибкое змеевидное тело длиной не менее полутора десятков футов, с непропорционально большой головой - очевидно, необходимой для того, чтобы вместить стандартную для стражей этого странного пути зубастую пасть. Водяной Змей остановился прямо напротив Блейда и его спутницы, устремив на них холодный взгляд. Разумеется, в деталях рассмотреть монстра мог только разведчик; Лейта видела лишь смутные контуры длинного тела и округлой, точно у головастика, башки. Огоньки на контрольной панели скафандра продолжали загадочно перемигиваться; Блейд сейчас надеялся только на их защиту. В одиночку, имея такой скафандр, он не побоялся бы вступить в бой с любым противником, хоть со спрутом, хоть со змеем, хоть с самим тиранозавром - но здесь была Лейта, а Ричард не был уверен, что в случае необходимости сможет гарантированно защитить девушку от этих сторожевых монстров. Однако змей колебался. Что-то сбивало его с толку, блокируя команду к немедленной атаке. Не сводя глаз с Ричарда и Лейты, робот опускался вместе с ними вниз, не в состоянии ни на что решиться. Тем временем вода вокруг стала мало-помалу светлеть. Откуда-то снизу пробивались яркие лучи, мути стало заметно меньше. Дно колодца приближалось. Стены изменились, под слоем ила и грязи проглядывало нечто смахивавшее на бетон. И тут колодец вывел их в обширную подземную полость. Стены разошлись в стороны; муть и грязь исчезли окончательно, сквозь стеклянный пол лился яркий свет. Вдоль дальней стены Блейд заметил тянувшиеся куда-то вдаль трубы большого диаметра - не менее шести футов. Он повернулся к Лейте - девушка замерла, отрешенно и завороженно глядя вниз, точно ребенок, получивший в подарок небывалую игрушку. Там, внизу, под стеклянным куполом, Ричард увидел нечто, напоминавшее громадный цех громадного завода. Механизмы... конвейерные линии... мерцание терминалов... Это очень походило на кадры кинохроники, запечатлевшей немецкие подземные комбинаты времен Третьего рейха. Ричард нипочем не ушел бы отсюда - но, увидев совершенно белое, помертвевшее лицо Лейты, вцепившейся ему в плечо, опомнился. Девушка выразительным жестом показала ему на манометр своего акваланга - очевидно, запас воздуха подходил к концу и дорога была каждая минута. Спутница потянула Блейда к дальней стене, где проходили трубопроводы. Слегка недоумевая, разведчик последовал за своей провожатой. Лейта подплыла к одной из труб и указала Блейду на горловину люка, затянутого несколькими барашковыми гайками. Не тронутые и малейшим налетом ржавчины, они подались почти сразу - но лишь после того, как Лейта дала понять Ричарду, что в мире Азалты закручивают в противоположную сторону, чем на земле... Наконец крышка отошла. Из отверстия ударил мощный поток - по трубопроводу под высоким давлением гнали воду. Жестами Лейта показала Ричарду, что надо влезать в люк. C точки зрения Блейда, это было безумием, однако иного выхода не было. Преодолевая страшный напор, он с колоссальным трудом сумел втиснуться в трубу... и почувствовал, как его подхватывает стремительный поток. Ухватившаяся за его руку девушка была втянута в трубу, легко, точно пушинка. Их понесло вперед... В подобных переделках Ричарду бывать еще не приходилось. Высокотехнологичный мир Тарна не имел ничего общего с Азалтой; и уж, конечно, там не приходилось ползать по каким-то трубам, являя собой контейнер пневмопочты! Он заметил, как Лейта все чаще и чаще поглядывает на свой манометр. Девушка впервые шла этим путем; очевидно, его тайна передавалась в среде повстанцев издавна. Блейд был уверен, что спрута и морского змея не смог бы миновать никто из обитателей Азалты, если только он не был облачен в скафандр, подобный тому, что защищал сейчас Блейда. Вряд ли спутница разведчика могла с точностью до минуты сказать, сколько продлится их путь по трубам; кстати, подобные системы на Земле имеют обыкновение заканчиваться насосами, поршневыми, винтовыми либо турбинными и Блейд с трудом мог понять, как рассчитывала Лейта уцелеть в бешено вращающейся крыльчатке... Правда, перед насосными станциями могли стоять предохранительные решетки... Время шло, поток все нес и нес их; Лейта уже не отрывала взгляда от стрелки манометра. Взглянул и Блейд - прибор показывал почти полный ноль. Резервуары опустели. Пальцы Лейты сплетались и расплетались; казалось, ее вот-вот скрутит судорога от страшного нервного напряжения. Хватит или не хватит? Жизнь или смерть? И самым страшным было то, что Ричард, даже если девушка будет умирать от удушья у него на руках, ничем ей не сможет помочь... Руки Лейты вцепились в горло, глаза под маской начали вылезать из орбит. Проступили первые признаки удушья и тут впереди замаячила долгожданная решетка. Поток с ревом прижал разведчика и Лейту к перекрещенным стальным прутьям; над головой Ричард увидел люк, причем винты смотрели внутрь... Если бы в книгу рекордов Гиннеса вносилась бы время открывания люков, закрепленных шестью винтами барашкового типа, Ричард наверняка оказался бы рекордсменом на веки вечные. Крышка отлетела, он вышиб ее головой, выломав последний болт вместе с резьбой; вытолкнул наверх Лейту, одновременно
в начало наверх
срывая с нее маску... Ему стоило немалых усилий выбраться наружу вместе с бесчувственной Лейтой. Вокруг царила ночь. Разведчика и девушку выбросило на самом склоне горы - но серебристая змея трубы выходила из склона, а не входила в него, а это значило, что вместе с потоком Ричард и Лейта преодолели горы. Рядом высился приземистый небольшой параллелепипед насосной станции; вода, с ревом извергаемая жерлами насосов, низвергалась в каменистое ущелье. Блейда и его спутницу окружал сплошные заросли, лишь в одном месте рассеченные двенадцатифутовым провалом ущельица. Кругом было тихо. Похоже, они прорвались. Положив Лейту на траву, разведчик принялся делать ей искусственное дыхание, избрав, разумеется, метод "рот в рот". После довольно продолжительных усилий ресницы девушки затрепетали, холодные щеки потеплели... Наконец она пришла в себя. - Пришелец... пришелец, где мы? - она словно не замечала, что обтянутые белым пластиком скафандра руки Блейда обнимают ее - правая за талию а левая за плечи. - Я полагал спросить об этом тебя. Нас выбросило на некий склон... Ты можешь встать? Девушка замешкалась с ответом, чем Ричард немедленно и воспользовался. - Что ты делаешь?! - только и успела прошептать Лейта. - Помогаю подняться, - невозмутимо ответствовал разведчик. Подхватив свою спутницу на руки, он теперь осторожно опускал ее на землю так, чтобы она могла стоять. Лейта пошатнулась, оперлась плечами и спиной о грудь Ричарда и испуганно отстранилась. - С-спасибо... Я уже в порядке, - она смутилась. - Так где же мы? И вообще, что это был за путь? Что за завод мы видели? - Ох... - обессилено вздохнула Лейта. - Слушай, пришелец, мы же с тобой прошли! Прошли Подземным Путем! - глаза девушки вспыхнули торжеством. - Там еще никто и никогда не ходил... кроме Основателя... Предания передавались из уст в уста... традиция обязывала хранить снофис у входа, но никто никогда не думал, что этим путем придется воспользоваться... А что там за заводы - не знаю, пришелец, не знаю! В анналах об этом ничего не говорилось. Я ж все делала по памяти... по раз и навсегда затверженному... Такой-то трубопровод, такой-то люк... А мы с тобой сейчас за горами - там, куда нам и надо было попасть. Теперь вперед - в Кавану! - И вы даже не подождете нас? - вдруг осведомился чей-то скрипучий, очень знакомый голос. Лейта вздрогнула и вновь прижалась к Блейду. В кустах вспыхнул фонарь. - Только не надо на меня бросаться, Пришелец. Это я, Валд. Я ждал вас. Я так и думал, что вы не прорветесь через перевал и пойдете под землей. Я ничуть не сомневался, что там вы прорветесь. - О! - вырвалось у Лейты. - Там... там было такое... такие твари... Но пришелец с ними та-ак лихо справился!.. - заблестевшие глаза девушки с каким-то новым интересом и, как показалось Блейду, некоторым сожалением взглянули на него. - Он отогнал храста - ты знаешь, Валд, там был такой жуткий храст - с одним перочинным ножичком!.. - Что ж тут удивительного, - Валд усмехнулся. - Он же пришелец! Да еще и в перенаре. Храсту сильно повезло, что он ушел от Ритшара живым! - Так, и что мы теперь намерены делать? - вступил в разговор разведчик. - Сейчас все узнаешь, - сказал Валд, и Блейд узнал. В Каване существовала разветвленная тайная организация, созданная еще в незапамятные времена, когда великие державы только-только начинали делить мир. Эта организация существовала на деньги нескольких небольших государств и задачей своей имела срыв возможных попыток крупных стран поставить эти края под свой контроль. Довольно долго этой секретной службе удавалось довольно тонко ссорить между собой правительства вердольцев, крапских и ортанов - до тех пор, пока там не сообразили в чем дело и не принялись скупать оптом и в розницу правительственных чиновников небольших прибрежных государств. Организация Лейты и Валда вскоре оказалась в трудных условиях. Она мало-помалу перестала быть правительственной и превратилась в некое подобие патриотического повстанческого фронта. Тем не менее кое-какие старые связи остались, многие состоятельные люди продолжали тайно помогать им деньгами; по-прежнему удавалось внедрять своих агентов в святая святых потенциального противника. Валд как раз и был таким агентом, одним из самых глубоко законспирированных. И, когда в руки вердольцев попал Пришелец, штаб организации отдал категорический приказ во что бы то ни стало доставить Пришельца в Кавану... Приказ был выполнен. Теперь старейшины Фронта надеялись уговорить Пришельца сотрудничать с ними. - А если я откажусь? - тут же спросил Блейд. - Это будет очень печально, - негромко ответил Валд. - Я понимаю, тебе, Ритшар, грозить бессмысленно и глупо. Тебя можно только убедить - чтобы ты, вернувшись к своим небесным братьям, в свою очередь, убедил бы их не скрываться - по крайней мере от нас, небольших свободолюбивых народов Побережья, не помышляющих о завоеваниях и прочей чепухе, а лишь желающих жить спокойно, без постоянной угрозы обратиться в чью-то ассоциированную провинцию... Я уж не говорю о том, что в случае твоего отказа мы окажемся в очень сложном положении. Я раскрыл себя, погибло немало смелых и хороших людей... Кое-то, конечно, будет в этом случае требовать твоей смерти. Правда, непонятно как они смогут осуществить сие намерение, но... Ладно, нам пора. Вон, уже ночь кончается... - Если ты сможешь идти, то мы доберемся до Столицы за три полных дня, - добавила Лейта. - В том случае, если ничего не случится, - закончил Валд. Остаток ночи они провели в дороге. Здесь, за невысокой горной цепью, местность стала куда более населенной. Поселки и отдельные фермы встречались чуть ли не на каждом шагу; сплошное покрывало влажных лесов превратилось в жалкие лохмотья, рассеченные во всех направлениях дорогами и просеками. Болота исчезли. - Кстати, а о существовании насосной станции что, никому до сих пор не известно? - осведомился Блейд у Валда. С куда большим желанием он поговорил бы с Лейтой, поутратившей значительную долю своей было амазоньей ершистости, но, к сожалению, гипнотизер знал куда больше девушки... - Насосная станция? Так ведь она обслуживает ирригационные системы там, на юге. Кто-то из построивших подземный завод просто подключился к существующей ветке трубопровода, да так ловко, что власть предержащие до сих пор так ничего и не заметили... Но это не столь важно. Не будет ли мне позволено узнать, как вышло, что перенар стал подчиняться тебе, пришелец Ритшар? - Включился сам, - коротко ответил Ричард. - В него попало гранатой, и он неожиданно стал работать. - Вот как? - удивился Валд. - А вердольцы так на него надеялись! - Значит, зря надеялись, - отрезал Блейд и разговор пресекся. Не было смысла сейчас вдаваться в подробности. Пусть его приведут к истинным руководителям организации, и уже их он постарается убедить - в том, что он - не пришелец. 8 На заре путники остановились. Казалось, что все рудности уже позади - они достигли густонаселенных районов, где ни вердольцы, ни крапские уже не осмелились бы шуровать, как на собственной кухне. К сожалению, из-за перенара Блейда они не могли воспользоваться транспортом; было решено не ломать ноги по дебрям, а отправить Валда в ближайший поселок, чтобы он послал сообщение в столицу и вызвал бы сюда грузовик. В случае удачи прошло бы только около суток, которые они смогли бы провести на одном месте. План казался разумным; и все же, когда Валд ушел, в душе Ричарда поселилось нехорошее холодное предчувствие. То, что они задумали не было таким уж вопиющим нарушением всех правил конспирации, но все-таки, все-таки... Как там говорят русские? "Тише едешь - дальше будешь..." Валд вернулся очень быстро - будучи при этом изрядно бледен. - В поселке полно солдат. И наши, родные, и вердольские. Какие-то совместные маневры. Отработка приемов поиска и обезвреживания диверсионно-разведывательных групп. Прочесывают местность. Я насилу ушел. Разумеется, перед этим спросив кое-кого. Так вот, друзья, они ищут нас. Вердольские псы каким-то образом пронюхали, что Пришелец и Лейта живы. Будь я проклят, если знаю, как им это удалось, но это так! Все дороги на запад перерезаны. Возле каждого интеркома - патрули. Развернуты передвижные опознаватели. Тревога по всей форме. - Значит, пойдем лесами, - все еще довольно-таки беззаботным голосом отозвалась Лейта. Похоже, факт тотальной облавы ее ничуть не взволновал. - В случае чего - отобьемся! - Интересно только, чем? - язвительно поинтересовался Валд. - Оружия нет... явки далеко... - Возьмем у врага! - воинственно объявила девушка. - Пришелец поможет. - Нет, моя дорогая, - решительно запротестовал гипнотизер. - Если бы не мой обет обращать свои силы только против неприятеля, то, клянусь небом, я сумел бы внушить тебе нужные мысли! У нас приказ - доставить Пришельца в штаб. Нелепая случайность - и нас с тобой нет. Операция провалена. Ты этого хочешь? Да, один раз вы уже сумели выбраться из крутой переделки, но разве кто-то может быть уверен, что ему также повезет завтра?! Впрочем, что я говорю, ты должна знать все это не хуже меня. Ты боец, а не капризный ребенок и должна знать, что лучше для успеха операции. Лейта скорчила гримаску, однако ничего не ответила. Очевидно, авторитет штаба все же перевешивал ее партизанскую вольницу. - Сворачивать нельзя, - заметил Блейд. - Я не меньше вашего хочу добраться до штаба и в мои планы вовсе не входит вновь очутиться в руках вердольцев. Мы пойдем на запад - лесами, как и предлагала Лейта. У тебя, Валд, что, есть другие предложения? Другие предложения имелись. - Надо пробиваться на юг, - начал Валд. Пустыня шириной всего шестьдесят фартаков, мы покроем этот путь за три ночи. Оттуда уже свяжемся со штабом. Они найдут способ переправить нас в Кавану. Кроме того, в Мзимде тоже есть наша резидентура. Зачем лезть на рожон? Конечно, Ритшар в своем перенаре легко прорвется через все засады, но я лишний раз рисковать своей шкурой не собираюсь. Она мне в какой-то мере дорога - хотя бы как память. - Трус ты Валд, и ничего больше! - тут же вскинулась Лейта, словно молодая тигрица. Глаза ее сверкали самой неподдельной яростью. - Душонка твоя трясущаяся!.. Струсил, штаны намочил, пули боится!.. - Я не стану доказывать тебе очевидного, - холодный голос Валда прямо-таки звенел от ярости. - Ты забыла, где я был и чем занимался все эти годы? Ты забыла, что сталось бы со мной, если бы меня раскрыли? Не тебе укорять меня в трусости, девчонка!.. - Хватит пререкаться! - оборвал спорщиков Ричард. - Уходить в пустыню - это конечно, решение. Но, похоже, выбирать нам с вами будет особо не из чего! Микрофоны скафандра оказались чувствительнее человеческого уха. Ошибки быть не могло - со всех сторон нарастал знакомый гул многих и многих вертолетных винтов. Погоня была близко. В перенар наверняка был вмонтирован радиомаяк. - Начинается... - проворчал Валд. - И что теперь делать, а доблестная Лейта? Оружия никакого, даже пистолета с одним патроном, чтобы застрелиться - и того нет! - Надо двигаться к югу, - распорядился Блейд. - К дорогам. Захватим транспорт, лучше - грузовик. И - в пустыню! Ничего иного никто предложить не смог. Очень скоро выяснилось, что оправдываются худшие предчувствия Валда. Леса буквально кишели солдатами. С камуфляжными комбинезонами вердольцев мешались серые куртки каванских егерей. Чуть ли не за каждым стволом путников ждала засада. Дважды их на обнаружили только чудом; лица спутников Блейда были бледны, они оба тяжело дышали... Когда миновал полдень, маленький отряд оставил за собой невысокую густо заросшую гряду. Внизу грелся на солнце небольшой поселок, весь из аккуратных, белых с оранжевыми крышами домиков, утопавших в зелени садов. Здесь, судя по всему, расположилось нечто вроде командования загонщиками - стояли защитного цвета автофургоны с длинными усами радиоантенн над кабинами, легкие бронетранспортеры, штабные автомашины и прочая техника. На окраина застыли танки, внушительно развернув в сторону леса плоские башни с длинноствольными пушками и Блейд вновь поразился сходству цивилизаций земли и Азалты - танки обеих планет казались
в начало наверх
братьями-близнецами. Блейд в нескольких словах объяснил спутникам суть своего замысла. - Ты весьма искусен в этом деле, пришелец Ритшар, - удивился Валд. - Разве в вашем верхнем мире тоже есть войны? - К сожалению. Но все, разговоры в сторону! Действуем! У них за спинами над лесом - там, возле самого горизонта - словно рассерженный пчелиный рой, кружились вертолеты. Обойдя далеко стороной танки, Блейд, Валд и Лейта пробрались в городок. Он казался вымершим - жители попрятались по домам. Перебегая, а где и переползая, разведчик и его спутники двигались глухими окраинными улочками, до тех пор, пока не нашли то, что искали. Военный грузовик с высоким тентом, трехосный, выкрашенный под цвет пустыни, и несколько лениво разлегшихся в тени вердольских солдат. И все было бы хорошо, если бы не внимательное и злое от напряжения лицо офицера с радиостанцией, расположившегося на самом солнцепеке так, что подобраться к нему незаметно не было никакой возможности. Даже действуй Блейд быстро, как молния - этот усердный служака успеет вскрикнуть, успеет поднять тревогу - рация включена, на панели горит зеленый огонек... Пусть он лишь захрипит в микрофон - уже одно это могло провалить все дело. Существовала довольно существенная вероятность того, что в штабе этот вопль будет услышан, оттуда вышлют кого-то для проверки... А вся трудность операции и заключалась в том, чтобы выиграть хотя бы несколько часов, прежде, чем начнутся интенсивные поиски. Прищурившись, Блейд покосился на Лейту. Оставалось только одно средство. - Раздевайся. - Что-о?! - ручка Лейты уже взлетело было для того, чтобы залепить пощечину нахалу, но тут же и опустилась - ее обладательница вовремя вспомнила, что бить по перенару все равно, что по каменной стене. - Да ты же сама говорила, что эти мужики сразу теряют последние мозги, стоит им увидеть голую девчонку! - рявкнул Блейд, испытывая колоссальное желание собственноручно содрать с Лейты все ее тряпье. - Слушай! Появишься во-он из-за тех кустов... Еще некоторое количество драгоценного времени было потеряно в пустых препирательствах. Несмотря на Валда, принявшего сторону Блейда, воительница наотрез отказывалась обнажаться. - А как же вы брали базу крапских?! - шипел гипнотизер, стискивая кулаки. - Высадила на берег перед самой караульной вышкой десяток девиц в чем мать родила, разделась сама и... Забыла?! Ничего не помогало. И тогда терпение Блейда лопнуло. В мгновение ока мисс Лейта оказалась лежащей лицом вниз поперек колен у Ричарда. Затем раздался хруст разрываемой ткани и слабое "Ой!" одинаковое у всех особ женского пола, даже если они (скажем, в случае Земли) имеют черный пояс и девятый дан карате, попадают из кольта в муху с двадцати шагов и умеют пилотировать истребитель-бомбардировщик F-111. Лениво гревшийся на солнышке солдат разинул рот и не заметил, что цигарка, которую он курил, оказалась на земле. Трое его товарищей шумно засопели, поспешно утирая носы рукавами, забыв о прислоненных к стене винтовках. Сидевший на корточках рядом с офицером самый неказистый из всех солдат, прыщавый и редковолосый, крутивший на пальце кольцо с ключами к машине от неожиданности так и сел на пятую точку в дорожную пыль; офицер бросил сверлить взором свой радиопередатчик и очумело воззрился на прекрасное видение, невесть откуда посетившее его забытый всеми взвод. Из-за угла дома появилась невысокая, стриженая, очень стройная девушка. И притом - совершенно голая. Девица с каменным спокойствием шла мимо обалдевшего отряда, всем видом своим являя крайнюю степень презрения. Сидевшие у стены солдаты вскочили на ноги; забыв обо всем, вместе с ними поднялся и офицер. Словно гусята за матерью, они двинулись было к Лейте; рация осталась без присмотра. В следующий миг Ричард прыгнул. Прямо перед остолбеневшими офицером и водителем откуда ни возьмись появилась высокая, мощная фигура в белом скафандре - пришелец, за поимку которого полагалась небывалая в истории вердольской демократии награда. Однако ни обрадоваться, ни даже испугаться солдаты не успели. Бронированный кулак Блейда врезался в подбородок прыщавому солдату и тот, всхлипнув, словно куль с мукой повалился на землю. Ричард ловко подхватил ключи с земли и локтем в висок заставил надолго уснуть офицера. То, что последовало потом, нельзя даже было назвать боем - это была жестокая бойня, хотя разведчик, елико возможно, избегал смертельных ударов, стараясь, чтобы противник свалился без чувств на достаточно долгое время. Растерянные солдаты сопротивлялись слабо, так что главной заботой Валда, Блейда и успевшей натянуть на себя какую-то дерюгу Лейты стало не упустить никого из вердольцев, довольно быстро сообразивших что к чему и попытавшихся отыскать спасения в бегстве. Нанося удары, прыгая и приседая, разведчик не чувствовал скафандра. Перенар стал его второй кожей. Через несколько минут по земному счету все было кончено. Эти вердольские солдаты и в подметки не годились бравым десантникам, ловившим Блейда у воронки. Неподвижные тела поспешно покидали в кусты, Ричард с Лейтой забрались в кабину грузовика, пленного офицера и рацию устроили в кузове, где остался и Валд - передать, когда офицер очнется, что во вверенном ему подразделении все в полном порядке. Машина спокойно выехала из городка. На его южной окраине постов не было. Лейта, необычно молчаливая и замкнутая, не радовалась даже взятому у врагов оружию. Вялая и меланхоличная, она только изредка и коротко бросала "направо", "налево" или "прямо" на поворотах. Управление почти ничем не отличалось от земного; Блейд освоился с машиной за считанные минуты. Вокруг тянулись возделанные поля - мирный, идиллический пейзаж. Военные посты, похоже, остались позади; навстречу машине распахивала свои жаркие объятия пустыня. Мало-помалу деревьев становилось все меньше и меньше; появились низкие длинные песчаные холмы, заросшие пожухлой травой. - Скоро граница, - сухо объявила Лейта. - Посты? Заграждения? Охрана? - осведомился Блейд. - Никаких. - Это как же так? - слегка опешил Ричард. - Нет нужды, - кратко отрезала девушка. Оказалось, что пустыня считалась необитаемой. Люди, если и жили в тех краях, давно их покинули. Просторы сухих песчаных барханов стали прибежищем всяческих хищных тварей, которые и стерегли рубежи небольших государств Полуострова лучше всяких застав и кордонов. Пешком пробиться не смог бы никто; а любой автомобиль выследить с воздуха в пустыне, как известно, пара пустяков... Слева от машины мелькнула гордая шестиконечная корона красноватых, причудливо выветренных скал - словно монумент пустынному могуществу. - Все! - вздохнула Лейта. - Теперь остается уповать на одну лишь удачу... Держи прямиком на юг, не ошибешься... - Что-то ты не слишком разговорчива, - заметил Ричард, искоса взглянув на съежившуюся и нахохлившуюся, словно мокрый воробей, девушку. - Безумие это все - с пустыней, - мрачно ответила воительница. - Валду-то что, он кого хочешь загипнотизирует, себя всяко спасет... Нас найдут самое большее через три часа. Она оказалась не права. Их нашли уже через час. Блейд мог лишь догадываться, какие колоссальные силы всех сверхдержав брошены были на поиски. Наверняка они задействовали и искусственные спутники-шпионы; иначе беглецов было бы обнаружить куда сложнее. Первой опасность заметила Лейта. Случайно взглянула в зеркало заднего вида - и испуганно вскрикнула, сама зажав себе рот ладошкой. Над горизонтом висела настоящая туча вертолетов - не менее пяти десятков. И можно было не сомневаться, что это лишь первый эшелон. Уйти было невозможно, спрятаться - тоже. Оставалось только одно - погибнуть с честью, не даться живой в руки торжествующих победителей... - Ритшар... - с трудом выговорила Лейта. - Если они возьмут нас... Ты должен меня убить. Попасть к вердольцам - это хуже смерти. - Погоди читать отходную, - отозвался Блейд. - Бой еще не проигран. В пуленепробиваемом скафандре, при всех своих знаниях - дорогонько же он обойдется вердольцам! Первый из вертолетов с ревом прошел над самой кабиной. Остальные же, не трат время на всякие там сентиментальные условности вроде "стой! стреляю!", сразу, без предупреждения, открыли огонь. Справа, слева, спереди взметнулись высокие фонтаны песка; в верхушки барханов впились короткие молнии управляемых ракет. Блейд резко затормозил. - Из машины! - рявкнул он так, что оглушенная Лейта невольно присела. Едва не опрокинув грузовик, Ричард остановил его возле короткого огрызка красной скалы, торчавшей из песка, точно сломанная кость неведомого ящера. Разведчику несказанно повезло - возле основания скалы он увидел черную дыру входа в пещеру. Валд уже выпрыгивал из кузова, сбрасывая вниз оружие. Лицо гипнотизера вытянулось, заострилось, но оставалось спокойным. - Прячьтесь! - скомандовал Ричард. - Эти игрушки, - он кивнул на автоматы, - здесь не помогут. Оставьте это дело мне. Валд спокойно кивнул; приобнял за плечи Лейту и бережно повел девушку к низкой арке входа. Ричард прикинул на руке автомат, поднял его и от души угостил самый наглый из вертолетов короткой очередью. Ответом ему стал настоящий огненный шквал. Попадания крупнокалиберных пуль заставляли его пошатнуться, однако он крепко держался на ногах. Ракета взорвалась в нескольких шагах от Блейда, по скафандру хлестнул упругий смертоносный ливень осколков. Смысл этой стрельбы был Ричарду не совсем понятен - если он нужен живым, зачем весь этот фейерверк? А если с ним хотят покончить - тут нужны средства несколько более мощные, калибром не ниже восьми дюймов... В почтительном отдалении с грузовых вертолетов один за другим высаживались десантные взводы. Боевые же машины утюжили небо над головой Ричарда, не уставая поливать склоны бархана и скалу из пулеметов и скорострельных пушек. Блейду казалось, что он очутился на дне песчаного гейзера. Наконец одному из пилотов надоела эта бесконечная карусель и он, выровняв машину, повел ее в лобовую атаку на разведчика, поднявшегося к тому времени на вершину скалы. Блейд вскинул автомат. Оружие задергалось, извергая поток пуль; прицел оказался точен. Лобовое бронестекло вертолета выдержало, но отказали нервы у летчика. Вертолет резко отвернул, настолько резко, что другие машины не успели изменить направление своего полета. Одна из них оказалась прямо на пути неудачно атаковавшего вертолета; столкновение, скрежет, вой, грохот и, наконец, взрыв. В нескольких десятках шагов от Блейда вспыхнул диковинный железный костер. И после этого остальные пилоты, похоже, просто осатанели. Один из вертолетов, узкий, длинный, черный, резко клюнул носом и пошел в атаку. Под короткими крыльями, очень напоминавшими акульи плавники, висели восемь коротких и толстых ракет; одна из них сорвалась с кронштейна... Трудно понять, что спасло Блейда. Непонятная сила заставила его броситься на землю за считанные доли секунда до того, как ракета врезалась в камень у него за спиной. Ахнул глухой разрыв; Ричарда окутало горячее непроглядное облако. Блейд поднял голову. В камне зияла глубокая дыра с гладкими, проплавленными краями, и тут ему впервые стало не по себе. В него выпустили управляемую ракету с настоящей кумулятивной боевой частью, причем очень высокой мощности. Примерно такими вот штучками русского производства, "саггерами" и "спиготами", египтяне остановили стремительный марш израильских танковых колонн на Каир осенью семьдесят третьего года... Эти заряды пробивают тридцатидюймовую стальную броню. Против них мог не устоять даже перенар. "Опасность!" Словно подтверждая мысли разведчика, прямо перед его глазами вспыхнула алая надпись. "Опасность! Вероятна пробоина!" "Ага! Проняло наконец!" - подумал Блейд с некоторым злорадством. Вторая ракета прожгла камень совсем рядом с Ричардом. Невдалеке десантники уже разворачивались в боевые порядки. "Все системы активированы" - вспыхнул алый транспарант прямо перед носом Блейда. Что?! Все системы активированы?! Ричард смотрел на свою левую руку, где полыхала всеми цветами радуга контрольная панель ручного управления. На лобовом стекле пролегли тонкие черные ниточки перекрестья. Проклятье, значит, должно действовать и вооружение! Но где же его клавиша?! Разведчик наудачу ткнул пальцем в одну, на глаз показавшуюся самой зловещей - черные пятна на красном фоне. Левая рука скафандра поднялась сама собой. Откинулись сдвижные крышки, и прямо в глаза окружавшим разведчика врагам глянули четыре черных
в начало наверх
дула. На первый взгляд они казались совсем крошечными, неопасными; где им было состязаться с мощными ракетами, запросто обратившими бы в костер самый тяжелый из существующих танков! Одна из черных винтокрылых машин выходила в новую атаку. Блейд уже чувствовал лежавшие на кнопке "огонь" пальцы пилота; легким движением головы он поймал вертолет в перекрестье прицела и вторично надавил черно-красную клавишу. Левая рука повернулась сама собой, точно наводящаяся на цель пусковая установка. Из все четырех дул вырвались тонкие нити огня, ударившие прямо в основание винта атаковавшей машины. Вспышка, грохот - винт полетел в одну сторону, а сам вертолет, словно смертельно раненая акула, брюхом вспахал песчаную дюну, с тем чтобы исчезнуть в клубящемся облаке огненного взрыва. Оружие перенара обладало колоссальной мощью. Блейд торжествующе захохотал. Кто бы ни управлял скафандром, он запустил все системы на полную мощь явно не вовремя! Это было словно в детском тире. Ни упреждений, ни задержек дыхания, ни "мушку под обрез!". Вертолеты вспыхивали один за другим, самые сообразительные стали поворачивать, но уйти никому не удалось. Иные машины разваливались в воздухе, иные взрывались, третьи падали грудами металлолома... В воздухе и на земле воцарился настоящий ад. Самые смелые или же самые отчаянные из пилотов пытались выйти в самоубийственные атаки, но прежде, чем они успевали выпустить ракеты, Блейд уже нажимал на заветную клавишу. Уже высадившиеся десантники обратились в поспешное бегство. Блейд стрелял по бегущим, пока последняя человеческая фигурка не скрылась за изломом бархана и над полем боя не сгустилась давящая на уши тишина. Сражение было выиграно. И только спустившись со скалы, Ричард увидел покрытую копотью арку пещеры. Стены были иссечены осколками. Это было прямое попадание. Ричард ворвался в пещерку, не чуя под собой ног и готовясь к худшему. На полу грязной расползающейся грудой лежали вердольский офицер и Валд. Голова гипнотизера была бессильно запрокинута, вся грудь - залита кровью; он умирал. А за ними с винтовкой в руках скорчилась Лейта и разведчик заметил, что ствол оружия направлен прямо в висок девушки. Она готова была покончить с собой. - Все хорошо, все в порядке, - сами собой выговорили губы Блейда. - Мы победили, Лейта! Руки Ричарда потянулись обнять горе-амазонку, погладить стриженную голову, которой не помещало бы хорошее мытье - потянулись и отдернулись. Проклятый перенар! Девчонку надо утешить... одним древним и дающим прекрасные результаты методом, многократно проверенным самим Ричардом... - Валд... Валд мертв... - простонала Лейта. - На войне, как на войне. Он был храбрым солдатом и умер славной смертью! Но мы все равно победили! - Победили? - в глазах Лейты застыло недоверие. - Мы победили? - Выйди и осмотрись, - сухо промолвил Блейд. - Больше за нами никто гоняться не будет. - Так это... это ты их так, Ритшар? - восхитилась девушка, едва взглянув на поле битвы, усеянное обгорелыми остовами вражеских вертолетов. Блейд скромно потупился, жалея лишь о том, что Лейта не сможет рассмотреть выражения его глаз в этот момент из-за темного стекла шлема. - Но почему же... - начала было воительница и Блейду пришлось пресечь эти посторонние разговорчики. - Надо выбираться отсюда, пока вердольцы, или крапские, или ж и те и другие вместе не нанесли по этому месту ядерный удар. Я займусь машиной, а ты... - Я осмотрю убитых, - с энтузиазмом подхватила Лейта. К ней уже возвращался ее обычный задор. Похоже, смерть Валда лишь на краткий миг отуманила ее взоры чем-то отдаленно похожим на слезы... Блейд коротко кивнул. Грузовик неожиданно оказался в приличном состоянии. Изрешетило тент, пробило один скат (к счастью, имелся запасной) - и на этом список повреждений исчерпывался. Блейд покачал головой. Он не мог рассчитывать на такую удачу. В инструментальном ящике нашелся домкрат и спустя недолгое время машина вновь была на ходу. Между тем вернулась и Лейта. С виду она сейчас больше напоминала какого-то странного дикобраза - столько на ней было понавешено сейчас различного вооружения. Истый солдат, она просто не могла бросить столь богатые трофеи. - Будет, на что гульнуть, - заметила она, потряхивая в ладони груду пластмассовых жетонов, круглых и прямоугольных, выкрашенный во все цвета радуги. Милая барышня не постеснялась обшарить карманы убитых, забрав все деньги. Блейд только и мог, что с осуждением покоситься. - Можем ехать, - суховато бросил он, забираясь в кабину. 9 Пустыню они пересекли на удивление благополучно. Не случилось ни проколов, ни поломок, не кончилось горючее, не напали хищные твари - за все время пути Блейд вообще не увидел ни одного живого существа; пыля, грузовик катил и катил себе на юг, скрипя рессорами да натужно воя двигателем, когда попадал в песчаную яму. Очень длинный день окончился. Догорел и угас великолепный закат; Ричард включил фары. Будь что будет, он не мог рисковать и останавливаться на ночлег. Отоспимся, когда окажемся в более привлекательных краях... Однако не успела темнота сгуститься по настоящему, как в лучах фар стали попадаться первые деревья. С каждой минутой их становилось все больше и больше, приходилось петлять... Блейд попытался добиться вразумительного ответа у своего замечательного скафандра. Перенар услужливо высветил разведчику подробную карту. Дорога отыскалась невдалеке, старый засыпанный песками тракт, шедший с юга на север. Лейта объяснила, что в былые годы этот путь был очень оживленным, теперь же, после того, как построили железную дорогу, шоссе оказалось заброшенным. Монстры гнездились в развалинах закусочных и заправочных; а по рельсам пассажирские и товарные составы двигались в сопровождении бронепоездов. - А неужели нельзя было вывести всю пустынную нечисть раз и навсегда? - полюбопытствовал разведчик. В ответ девушка только вздохнула. - Эти... президенты да премьеры никак не могли договорится, кто сколько внесет на такое дело. Так все и осталось... На старое шоссе машина выбралась спустя примерно один фарк. - Ну, теперь жми! - выдохнула Лейта. - Мзимдяне - изрядные трусы. Все боятся, что пустынные твари к ним в штаны заберутся, и потому держат на рубежах большие силы. Тут и танки имеются, и артиллерия... Постов стационарных, как я слышала, нет - зверье обожает на них нападать - а вместо этого какие-то хитрые системы для подглядывания и подслушивания. Так что нас, конечно, обнаружат... - Сядь ка лучше за руль, - только и проронил в ответ Ричард. Поменявшись местами с девушкой, он вновь занялся манипуляциями с перенаром. Он не сомневался, что создатели столь совершенной системы не могли забыть о такой "мелочи", как средства радиоэлектронной борьбы. Кроме того, разведчику очень хотелось бы вновь выйти в диалоговый режим с управляющим компьютером скафандра, как и в момент перед боем. Конечно, теперь Ричард нажимал клавиши с изрядной осторожностью, держась подальше от смертоносной кроваво-агатовой кнопки. Многого он не добился, (завязать "разговор" с "мозгом" перенара так и не удалось), зато после некоторых усилий светло-апельсиновая клавиша высветила на экране шлема нечто вроде перечеркнутой радарной антенны. Разведчику пришлось удовольствоваться этим. И, благодаря то ли включенной "глушилке", то ли самому простому везению, Блейд и Лейта, никем не замеченные, добрались до обитаемых районов страны Мзимды. Она оказалась красива, это страна. Здесь обожали арки, и потому каждый дом, даже самый бедный и простой, непременно был украшен хотя бы одним арочным сводом... Движение на дорогах было оживленным, и не приходилось сомневаться, что первый же местный полицейский заинтересуется иссеченной осколками машиной с вердольскими военными номерами... - Может, остановимся? - не слишком уверенно предложила Лейта. Остановиться и впрямь следовало. Единственный шанс найти хоть какую-то связь со штабом у Лейты был только в столице Мзимды, городе Кельдим. Но до него - целый четыреста земных миль, которые безопаснее всего покрыть на поезде, для чего необходима одежда. - А что делать с моим шлемом? - разбил все построения девушки Ричард. Тут не помогла бы уже никакая маскировка и воительнице пришлось уступить. - Но остановиться нам и в самом деле следует. Если все системы перенара активированы, то, быть может, мне удастся его снять? Сказано - сделано. Грузовик загнали в небольшой придорожный лесок, самый густой, какой только попался на пути; Лейта по настоянию Ричарда отошла подальше и он принялся экспериментировать. Нельзя сказать, что сердце его при этом билось ровно и спокойно. В подобных системах вполне могло стоять нечто вроде самоликвидатора; и почему бы взрывателю было не сработать именно на попытку сбросить скафандр? Среди многих других клавиш особенно выделялась одна, сиявшая чистым белым светом. После нескольких неудачных попыток палец Ричарда словно бы сам собой коснулся ее, и... Раздался легкий хруст. На груди перенара как будто бы разошлась невидимая молния, скафандр раскрылся и обнаженно кожи разведчика наконец-то коснулся легкий, порхающий ветерок. Блейд рухнул в траву. Голова разом закружилась от целого океана разом обрушившихся запахов - только теперь он понял, что скафандр пичкал его совершенно мертвым, лишенным малейших ароматов воздухом. Упругие травинки щекотали и чуть покалывали кожу, и это было невыразимо приятно... Рядом лежал раскрытый, точно спальный мешок, скафандр. И на воротнике шлема, на внутренней стороне, Ричард увидел цепочку цифр и букв - ничего не говорящую ему последовательность. Это было нечто вроде серийного номера, хотя для такого номера в нем, пожалуй, насчитывалось многовато букв. Но сейчас этот номер был далеко, далеко не самое главное... Блаженно улыбаясь, разведчик поднялся на ноги, поворачиваясь к Лейте, совершенно забыв в тот миг о собственной наготе. Девушка тоже привстала, глядя на Ричарда во все глаза, ставшие вдруг совершенно круглыми. Что она ожидала увидеть? Тварь с присосками и щупальцами, вроде механического спрута в подземном колодце? А вместо чудовища ей предстал стройный, мускулистый красавец, со стальным взглядом и бугрящимися по всему телу мышцами... - Ой! - вырвалось у Лейты. Блейду потребовалось изрядно напрячь волю, чтобы совладеть с разом нахлынувшим желанием. Его мужское достоинство вело себя совершенно неприлично, размерами и положением недвусмысленно давая понять, что ему сейчас надо... - Ты... как мы?! - изумилась девушка. - Как вы, как вы... - И на небе вы все такие? - Абсолютно. - Т-тогда... п-поехали дальше? - робко осведомилась Лейта. - А, может, задержимся? - не удержался Блейд. - Постой! - внезапно выкрикнула Лейта, отшатываясь. - Не так быстро, Ритшар... Мне не очень-то нравится заниматься этим на траве, - закончила она с убийственной откровенностью. - Давай доберемся до какого-нибудь городка... Блейд зарычал, однако было во взгляде девушки нечто такое, что заставило его обуздать себя. Глаза Лейты больше не были глазами неистовой амазонки, как не были и глазами размякшей, потерявшей голову бабы. В них светилось чистое, неприкрытое желание, желание, не нуждающееся ни в жеманстве, ни в кокетстве - нет, в какой-то иной игре... Обмотав чресла тряпками, Блейд сел на место водителя. Притихшая Лейта устроилась рядом. Поселок, вернее, небольшой городок, показался довольно скоро. Ричард остановил машину на окраине; Лейта отправилась за покупками. Как истая женщина, в магазинах она провела так много времени, что разведчик едва не потерял терпение. Девушка притащила огромный тюк тряпок; вскоре и она и Ричард были экипированы уже по-цивильному. - Грузовик нужно бросить, - распорядилась Лейта. - Местных номеров я спереть не сумела. Поедем поездом. Тут документов не спрашивают... И сканеры еще далеко не везде поставлены... Они выбрались из кабины и девушка тотчас взяла Ричарда под руку. Они зашагали по сонным и жарким белым улочкам, очень напоминавшим Блейду провинциальные испанские - Блейд в белой безрукавке и голубых коротких штанах, Лейта же - в неизменной своей зеленой полувоенной куртке на голое тело, брюках от солдатского комбинезона и высоких ботинках. Даже теперь
в начало наверх
она осталась верна себе. Увесистый тюк с остальной одеждой Блейд тащил на плече. На станции их ждало разочарование. Поезд в столицу должен был отправляться только на следующий день. Когда они отошли от щита с вывешенным расписанием, глаза Ричарда горели, словно у кровожадного волка. - Ну, где будем ночевать? - невинно осведомился он. Лейта покраснела. Теперь она словно уже стыдилась своей вспышки там, на поляне... - В гостинице надо регистрироваться... - Это как? - Если есть сканер - то ввести свой кодовый номер. Компьютер сравнит рисунок глазного дна с тем, что имеется в базе данных и, если они не совпадут, поднимет тревогу. Коридорный будет обязан сообщить в полицию. - И как же это обходит ваша организация? - Очень просто... У нас есть свои люди и в полиции, и в Идентификационном Управлении... Для ответственных нелегалов делается целый набор различных номеров с одинаковым рисунком дна. Но с тобой этот фокус не пройдет. - Значит, проведем ночь под открытым небом, - с энтузиазмом мальчишки-скаута подхватил Блейд. - Да нет же!.. Нужно просто дать на лапу регистратору... только нужно знать, сколько и какому, - Лейта рылась по карманам, считая деньги. Руководствуясь одной ей ведомыми признаками, Лейта нырнула в одну за другой несколько мелких гостиничек. Из первой она вышла, просто покачав головой: "Баба сидит. Эта никогда не возьмет", из второй - выскочила с перекошенным лицом - чуть не нарвалась на полицейский патруль, в третьей она провела немало времени, долго приглядывалась к коридорному, однако в конце концов тоже ушла. "Уж больно рожа скользкая, заложит и не моргнет". Повезло только в четвертой. Сидевший возле стойки с ключами молодец, из тех, о которых говорят "поперек себя шире", широко ухмыльнулся, ловким, свидетельствующим о длительной практике движением сгреб протянутый девушкой деньги и, не задавая больше вопросов, выдал им ключ. Собственно, в истинном понимании врученный им предмет нельзя было назвать ключом. Пластиковая карточка, на манер входящих на Земле в моду кредитных; Лейта вставила ее в специальную щель над замком и дверь бесшумно отворилась. Номер, в общем, оказался вполне удовлетворительным. Единственное, что отличало его от таких же точно его земных собратьев было отсутствие Библии на столике возле кровати да небольшой экран дисплея со стоящей возле него клавиатурой на угловом столике. Ричард хотел было рассмотреть данную систему поподробнее, когда позади него щелкнул запираемый замок и раздался задорный голос Лейты: - Боюсь, Пришелец, тебе со мной будет не справиться. Ричард обернулся. Уперев кулаки в бока, Лейта с вызовом смотрела ему прямо в лицо. Вместо ответа разведчик прыгнул. Похоже, девочка решила поиграть в изнасилование - ну что ж, она это получит! Получилось нечто вроде рукопашной с использованием предметов домашнего обихода. Блейд полагал, что скрутит и свяжет девчонку в два счета, но не тут-то было - ловкая и гибкая, Лейта всякий раз с хохотом выворачивалась из его рук... От надетой на девушку куртки остались одни лохмотья; та же судьба постигла и брюки. Распаленный видом мелькавшего в прорехах розоватого тела Блейд, изловчившись, сумел, наконец, загнать Лейту в угол; и тут она ринулась на него сама, собственными руками срывая последние тряпки, еще прикрывавшие наготу. 10 Рядом сладко посапывала выбившаяся из сил Лейта. Ричард осторожно поднялся и подошел к дисплею. Да, система что надо - на земле таких и в помине нет. Всепланетная информационная сеть, видите ли! Атман говорил, что можно ввести любой запрос... вот он, Блейд, и спросит сейчас, что же такое "институт военной кибернетики"... или нет, лучше что-нибудь о гостях из великой пустоты... Работать с компьютером оказалось не сложнее, чем с электрической пишущей машинкой. На экране вспыхивали надписи-подсказки; с их помощью Блейд проделал все необходимые манипуляции. Наконец экран очистился и на нем появилось: "Введите Ваш запрос". Прежде всего следовало разобраться с пришельцами. Блейд затребовал данные по катастрофам инопланетных космических аппаратов. Данных оказалось с преизбытком. Уже сорок лет каждые четыре-пять месяцев отмечалось подобное происшествие. Картина всегда было стереотипна - глубокая воронка, оплавленные и обгорелые обломки, иногда - несколько костей, схожих с человеческими. Наблюдениями обсервационных станций было установлено, что вокруг планеты вращается целый рой подобных кораблей, включая крупные крейсера-матки. Правда, все попытки вступить в контакт окончились неудачей - корабли Пришельцев просто исчезали с экранов радаров, стоило искусственным спутникам или даже пилотируемым орбитальным кораблям Азалты попытаться приблизиться к ним. Кораблей-маток никто воочию не видел. Небольшие же объекты более напоминали автоматические зонды, запускаемые самими азалтскими державами; их видели и не раз, но захватить хотя бы один не удалось ни разу. Все попытки проваливались. В случае безвыходной ситуации пришельцы пускали в ход какое-то оружие, напрочь расстраивавшее компьютерные системы управления азалтских кораблей. Физическая природа воздействия выяснена так и не была; даже самые чувствительные приборы не уловили никакого наложенного извне на аппаратуру поля. Короче, пришельцы оказались весьма странными субъектами; в контакт не вступали, висели и висели над планетой тенью смутной угрозы - угрозы, заставившей враждующие державы Азалты хоть в минимальной степени, но объединить усилия перед лицом возможного вторжения Извне... Удовлетворив свое любопытство и мучаясь от тотчас же появившихся десятков новых вопросов, Блейд решил сменить тему. Загадочный перенар интересовал его ничуть не меньше гостей из бездн Пространства... "Расположение Института военной кибернетики", - отстучал Ричард, ударяя одним пальцем по клавиатуре. Ответ последовал мгновенно. "Данные засекречены. Введите код Вашего допуска" Ричард ожидал чего-то подобного. На его месте любой другой человек, наверное, опустил бы руки; любой, но не полковник Блейд! Код допуска... Черт знает, что это может быть. Слово, фраза, набор цифр... Набор цифр?! Стоп! А те, что на воротнике перенара? И Блейд наудачу, положившись исключительно на русское "авось", набрал ту бессмысленную последовательность букв и чисел, которую он первоначально принял за серийный номер изделия. Только теперь он вспомнил слова Атмана о том, что данный скафандр создан в единственном экземпляре... Компьютер переваривал скормленный ему Ричардом скрэтч несколько минут. Очень долгих минут для Блейда - потому что у него внезапно случился легкий приступ головной боли - очень знакомой боли. Лорд Лейтон отыскивал главное действующее лицо своего проекта... Надо было торопиться; не в обычае Блейда было уходить из мира, оставив позади себя нераскрытую тайну... "Код Вашего допуска соответствует. Ответ на запрос - института военной кибернетики не существует." Вот так так! Если только это не шутка системы... Блейд навис над клавиатурой, торопясь задать следующий вопрос. Так... теперь клавиша "ввод"... ждем ответа... "Академии управляемого синтеза не существует". Оказалось, что ни одного упомянутого Атманом учреждения, причастного к созданию чудо-скафандра, в природе не наблюдается. "Где расположено производство перенаров?" - Блейд шел ва-банк. Вполне возможно, что бравые контрразведчики уже засекли терминал, с которого задаются столь странные вопросы и вводятся столь странные коды, и штурмовые команды уже поднимаются в воздух. Нужно было подумать о безопасности Лейты... Ответом на последний вопрос стало несколько цифр со странными значками. После некоторых усилий Блейд выяснил, что это - географические координаты, наподобие наших параллелей и меридианов; продолжая терзать компьютер, он добился появления мелкомасштабной карты обеих полушарий и... Искомое место находилось совсем рядом - на северном побережье Полуострова, возле восточных границ небольшого государства Каваны... Ричарда прошиб пот. Неужели то грандиозное подземное сооружение, колоссальный безлюдный подземный завод и есть то место, где создан его скафандр? Черт возьми, кто же тогда за всем этим стоит? Ну, посмотрим, что еще может сделать его чудодейственный допуск... "Кому принадлежит подземный завод, расположенный..." - Блейд старательно воспроизвел координаты. Ответ привел его в шок. "Он принадлежит мне". Очень хорошо! Кому "мне"?! Там что, на другом конце провода сидит какой-то шут из службы безопасности? "Кто ты?" - спросил Блейд, свободной рукой подтягивая скафандр поближе. "Ты не понял?" "Нет" "Полагаешь, что я - человек?" "Да" "Это не так. Меня нет. С тобой говорит Сеть" - Какая, к черту, Сеть?! - не выдержал Ричард. Голова болела все сильнее и сильнее с каждой минутой. "Что есть сеть?" Ему не без ехидства высветили весь список значений этого слова. Ричард выругался и заменил строчную букву на прописную. Экран тут же заполнило текстом и, читая, разведчик почувствовал, что волосы на его голове встали дыбом. Он с трудом мог поверить в то, что читал... Он вел сейчас разговор с компьютером. Но не с простым, а с гигантским, с коллективным компьютерным мозгом планеты, возникшим первоначально как результат объединения национальных вычислительных сетей. А случилось это так... Сорок один год назад над Азалтой и впрямь прошел чужой космический корабль. Точнее, с полной достоверностью это известно не было; существовали лишь более или менее обоснованные предположения. Тем не менее этого оказалось достаточно, чтобы вердольцы, крапские и ортаны договорились о совместных действиях против иномировых агрессоров. Один из пунктов предусматривал создание соответствующей информационной службы. Некие части трех колоссальных вычислительных систем были соединены - и этого оказалось достаточно, чтобы количество перешло в качество. Возник уникальный компьютерный разум. Блейд не слишком понял, каким же именно образом начал функционировать машинный интеллект - по образованию он все-таки был металлургом, а не программистом - да это было и не слишком важно. Факт оставался фактом - механический разум, разум всепланетный, родился сорок лет назад и с тех пор стал настоящим правителем Азалты. Однако деятельность его свелась отнюдь не к тирании. "Задача - поддержание жизни. Угроза ей - неконтролируемый военный конфликт с применением оружия на тяжелых расщепляющихся элементах. Метод решения - умиротворение. Средство достижения - формирование внешней угрозы". Формирование внешней угрозы! Блейд утер пот со лба. Нет, не зря он подозревал, что с этими многочисленными катастрофами все не так просто! Этот бесплотный электронный дух, опутавший щупальцами своих проводов всю планету знал, что делать. В глубокой тайне строились подземные заводы. Это оказалось очень просто - слегка подправлялась информация, следующая по правительственным каналам и строители возводили объекты, понятия не имея, для чего они предназначены. Роботизация подобных производств достигла небывалых высот; электронный мозг оказался способен и к самостоятельному научному поиску. Производимые на обычных заводах малозначимые на первый взгляд комплектующие превращались в сложные автоматические линии, упрятанные глубоко под землей. Там производились компоненты "космических кораблей Пришельцев", выводимые потом на орбиту вместе с обычными спутниками. Что стоило Сети подменить несколько команд на складе! И что стоило создать видимость присутствия мифических "кораблей-маток", своего рода электронных миражей, творимых самой Сетью? Со своей главной задачей - поддержания Жизни на Азалте - супермозг справился прекрасно. Правда, он выбрал для этого весьма и весьма экзотический путь... Голова у Ричарда болела все сильнее и сильнее, однако он продолжал спрашивать. Оказалось, что Сеть знала правду о нем, Блейде. И ввод номера с воротника перенара стал тем ключом, что открыл Ричарду путь к величайшей тайне этого мира...
в начало наверх
Разведчик понимал, что вытащить перенар он обязан в любом случае. Одной рукой он касался скафандра, поверх которого была брошена автоматическая винтовка; Блейд в любой момент готов был сжать ладонь. И все-таки Лейтон застал Ричарда врасплох. Пальцы разведчика судорожно впились в ткань скафандра, страшная сила пытался разжать их, вырвать из рук добычу... Блейд боролся. Боролся до последнего, пока в последнем спазме боли не погасло сознание... Когда он очнулся под колпаком коммуникатора, на коленях его лежала та самая автоматическая винтовка, что была небрежно брошена поверх бесценного скафандра... За эту операцию Ричард Блейд, тридцать девять лет, полковник секретной службы, получил Орден Бани. Награждены были также и Дж., и Лейтон. Финансирование было усилено. А еще через три года началось перевооружение армии Великобритании новой автоматической винтовкой L3E1, калибр 5,56, конструктивная схема "булл-пап", никогда не применявшаяся доселе в стрелковом вооружении армий Земли... Но до этого было еще далеко, а пока Блейд вкушал заслуженный отдых в своем дорсетском имении. Его рука лежала на телефоне. Он должен был позвонить Зоэ. Но решится ли он поднять трубку?

ВВерх