UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Дж.ЛЛОРД

   РИСТАЛИЩА ТАЛЛАХА




 1

Реальность - ярче, сложнее  и...  страшнее  любых,  самых  изощренных
человеческих фантазий.
Так думал Ричард Блейд, сотрудник секретного подразделения Британской
разведки MI6A, выходя из небольшого  уютного  кинотеатра  в  самом  сердце
Лондона. Хваленый фильм не вдохновил опытного странника  по  чужим  мирам,
более того - не принес никаких чувств, кроме раздражающей скуки и и  тоски
по настоящим мирам. Живым, реальным мирам, где пахнет плотью и страданием,
где оружие, будь то меч, пистолет, или  бластер  поднимают  не  для  того,
чтобы стращать, а чтобы убивать. Насмерть. Навсегда. Не убьешь ты -  убьют
тебя, старая как жизнь истина, которую напрочь  забывают  создатели  таких
вот фильмов.
Тоска по иным мирам... Последнее время  Блейд  частенько  задумывался
над странным вопросом - а где он гость? В тех удивительных, порой поистине
жутких странах,  куда  его  на  несколько  месяцев  забрасывает  судьба  и
компьютер, созданный гением лорда Лейтона, или на  родной  Земле,  где  он
отдыхает между экспедициями?
Что у него здесь есть кроме двух стариков, о  которых  он  вспоминает
иногда в чужих,  далеких  мирах,  да  представительниц  прекрасного  пола,
меняющихся со стремительностью цветных картинок  калейдоскопа  из  смутных
детских воспоминаний?  Кроме  недвижимости  в  виде  родового  поместья  в
Ковентри,  уютного  коттеджа  в  Дорсете  на  берегу  Ла  Манша,  шикарных
пятикомнатных апартаментов в столице с любовно подобранной  библиотекой  и
коллекцией холодного оружия, да солидного счета в банке. Да ничего -  лишь
долг и вера. И память о преждевременно и столь трагически ушедших из жизни
в нелепой автокатастрофе родителях. Блейд не продал родительский  особняк,
но и не посещал его. После гибели родителей вряд ли он был в  доме  своего
детства больше десяти раз...  Может,  рвануть  в  Ковентри,  побродить  по
пустым комнатам?.. Идея умерла, едва родившись.
Сердце его давно бьется  трепетно,  радуясь  жизни,  лишь  за  гранью
родной реальности, в "Измерениях Икс", как называет их его светлость  лорд
Лейтон.
До чего же различны  и  непохожи  эти  миры  -  от  ледяного  кошмара
Берглиона до загадочных лесов Талзаны. Или лесов  Альбы,  куда  он  попал,
впервые  усевшись  под  колпак  в  кресло  Лейтона.  В  памяти  почти   не
сохранилось ничего, первый эксперимент был  не  самым  удачным,  да  и  не
предполагал тогда его светлость, что забросит Блейда  в  "Измерение  Икс",
хотел  гений  подземелий  Тауэра  сделать  из  Блейда  тоже  гения.  Гения
информации - вливая в голову разведчика  компьютерные  библиотеки...  Лишь
сладкое  имя  Талин,  да  большая  черная  жемчужина,  надежно  спрятанная
Лейтоном в каком-нибудь недоступном сейфе, остались от первой экспедиции в
мир Альбы... И тем не менее Альба для него реальнее  чем...  чем...  Блейд
даже мысленно побоялся закончить фразу.
Реальнее, чем иллюзорный мир только что просмотренной картины!
В прошлом году прогремел  на  экранах  страны  фантастический  фильм,
поставленный Джоном Бурменом. Каким-то бесшабашным ветром в кои-то веки  в
кинотеатр занесло Дж., непосредственного начальника Блейда. Мир  "Зардоса"
буквально поразил воображение бывалого генерала, и всю  весну  он  донимал
Блейда, чтобы тот посмотрел фильм и поведал: не похожа ли  хоть  чуть-чуть
фантастическая страна фильма на какой-либо мир "Измерения Икс"? Уж  больно
Дж. было любопытно - часами слушая записи рассказов Блейда он пытался и не
мог представить  воочию  что-либо,  отличное  от  привычного  мира  с  его
туманами и проблемами.
Вот, Блейд сходил, посмотрел по просьбе Дж., насколько похожа  страна
фильма на какую-либо из виденных им стран... Непохожа. Реальность -  ярче,
сложнее... Впрочем, это уже говорилось.  Но  общее  все  же  есть:  кровь,
кровь, кровь. Без этого невозможно достижение цели,  похоже,  ни  в  одном
мире - в вымышленном или в реальном.
Нет, фильм не годится даже бледной  тенью  ни  к  одной  из  виденным
Блейдом стран. К тому же, Ричарду не нравился актер, снявшийся  в  главной
роли - когда-то Блейд посмотрел пару фильмов, где этот  исполнитель  играл
Джеймса Бонда, коллегу Ричарда из отдела MI4. Сам Ричард не был  знаком  с
Бондом, что было невозможно и, собственно, необходимости  в  том  не  было
никакой. Но  если  коллега  такой  в  действительности,  как  изображен  в
фильмах, то непонятно почему он до сих пор держится в разведке. Нет,  ясно
конечно, что содержание фильмов выдумано от  первых  кадров  и  вплоть  до
финальных, но кто-то где-то  говорил,  что  Бонд  самолично  консультирует
киношников... Да уж... Слава не по заслугам.
Блейд замедлил шаги - его что гложет зависть? Никогда это чувство  не
числилось в реестре его достоинств и недостатков. И нечему,  по  большому,
счету завидовать, он, полковник Ричард Блейд, в рекламе не нуждается.  Кто
его знает, ценит  значительно  выше  прославленного  коллеги.  А  в  число
немногочисленных посвященных  входит  премьер-министр  и,  возможно,  даже
сама...
Блейд случайно встретился  взглядом  с  высокой  девушкой  в  розовом
пушистом свитере, плотно облегающем высокую грудь,  и  в  модной  короткой
юбочке, не скрывающей аппетитных икр. Перед  сеансом  Блейд  посторонился,
вежливо пропуская девушку вперед, и вот сейчас  он  увидел  в  ее  голубых
глазах невысказанный вопрос: "Не желает ли высокий красивый  джентльмен  в
дорогом  костюме  пригласить  прекрасную  леди   на   ужин   с   возможным
продолжением?"
Лет пять назад, какое лет пять назад - на прошлой  неделе,  или  даже
вчера, Блейд не задумывался бы над своим решением. Но сейчас он  скользнул
взглядом дальше, к своей машине до которой оставалось не более ста  ярдов,
словно и не заметил немой вопрос.
Стареет? - вдруг подумал Блейд.  Совсем  скоро  начнет  отсчитываться
пятый десяток. Зенит жизни. Самый расцвет. Впрочем, вполне  вероятно,  что
зенит его  жизни  миновал  лет  двадцать  назад  и  разведчик  погибнет  в
ближайшей экспедиции. Никто пока не может сказать,  куда  забросит  Блейда
компьютер его светлости Лорда Лейтона.
Пока не может, потому что работы в  этом  направлении  ведутся  и  по
непоколебимому убеждению Блейда для скрюченного семидесятилетнего  горбуна
нет ничего невозможного, требуется лишь время и средства... Средства... Об
этом лучше тоже не думать - как  говориться,  будет  день  и  будет  пища.
Следующая экспедиция назначена  на  понедельник,  сегодня  суббота,  зачем
обременять голову завтрашними проблемами, не лучше ли провести предстоящий
вечер достойно?
Блейд мельком оглянулся на девушку в розовом  свитере.  Она  смотрела
ему вслед. Не часто она видела в реальной жизни  таких  мужчин  -  лишь  в
мелькании схваток и ослепительных улыбок на лживом полотнище экрана.
Молодая, красивая, восторженная...  Блейд  прислушался  к  внутренним
ощущениям. Ни одна струна не запела привычно, желание не наполняло тело...
Неужели действительно стареет? Тело его сильно и  гибко,  как  прежде,  он
способен выдержать бой на мечах или на кулаках с пятком, а то и с десятком
противников, он не запыхавшись пробежит несколько  миль,  запросто  ударом
ноги или руки свалит средних размеров дерево, вполне  может  обойтись  без
сна несколько суток и в состоянии обслужить за одну ночь не  менее  восьми
красавиц... От старых ран  лишь  кое-где  остались  едва  заметные  шрамы,
напоминая о былых приключениях.  А  загадочный  золотой  шар,  на  который
натолкнулся Блейд в  кратковременном  путешествии  при  испытании  первого
телепортатора Старины Тилли, омолодил его тело лет на  пять  и  шрамы  все
залечил, как не было. Другое дело, что потом несколько новых добавилось...
Но Блейд лишь мог любоваться ими и вспоминать - других ощущений  шрамы  не
дарили. Он силен, он здоров, он готов  в  бой!..  Но  вот  уже  не  бьется
учащенно сердце при виде очередной стройной смазливой пассии -  не  первый
ли признак надвигающейся старости?
И тут же ответил сам себе - нет. Только сейчас понял Блейд, что перед
глазами стоит заключительная сцена этого нелепого  до  бреда  фильма:  два
держащихся за руки скелета людей, которые предпочли удалиться от мира ради
любви, ради продолжения рода, а не уничтожения жизни...
А у него нет ни жены, ни детей  и,  по  всей  видимости,  никогда  не
будет. Специфика избранной профессии. Но Блейд тут же высоко поднял голову
- ему ничего стесняться даже самого себя. В невообразимой дали  "Измерений
Икс",  в  безнравственной  и  таинственной  Меотиде   правит   юный   царь
воинственных амазонок  под  опекой  гордой  и  одновременно  такой  нежной
каштановокудрой Гралии -  его  пятилетний  сын;  растет  ребенок  у  милой
Зулькии - будущий владыка страны Тарн; и наверняка от него  есть  отпрыски
еще у многих женщин, имен которых он уже не  помнит,  в  далеких  и  таких
разных странах. В странах "Измерений Икс".
Какое-то чувство подсказывало Блейду, что на Земле у него детей  нет.
Была женщина от которой он  мечтал  бы  иметь  ребенка,  но  растворилась,
исчезла  для  него  навсегда,  стала  недоступней  самого  диковинного   и
невозможного   мира.   Она   вышла   замуж   за   другого   -   солидного,
респектабельного, скучного, который не исчезает неизвестно куда  и  всегда
вдруг на несколько месяцев, чтобы затем так  же  вдруг  появиться  с  едва
зажившими ранами на теле... Зоэ Коривалл... Теперь  уже  не  Коривалл,  и,
наверное, мало напоминает ту девушку, которую он так страстно  любил  и...
любит до сих пор?
Забавная мысль - в каждом мире  ему  дано  познать  любовь,  но  лишь
однажды. Значит, на Земле ему больше не дано любить?
Бред - проклятый и нелепый фильм, после него всякие глупости в голову
лезут. Надо же было снять такой абсурд, это ж умудриться только! И надо же
было придти в его трезвую и рациональную голову таким еще более  абсурдным
мыслям!..
Нет второй Зоэ он не найдет!
Он не чувствует в себе желания? Блейд оглянулся на все  еще  стоявшую
красавицу. А почему нет, собственно?  Он  улыбнулся  незнакомке,  теряющей
последнюю надежду познакомиться с мужчиной ее мечты, и увидел, как она  аж
вся встрепенулась...
Послезавтра  он  отправиться  в  чужой  мир  на  поиски  очередной  и
страстной любви, которая смягчит  ужас  неизбежной  крови.  А  пока  он  в
тысячный раз попробует на Земле - вдруг эта красавица  в  розовым  свитере
окажется для него полноценной заменой милой и безвозвратно утерянной Зоэ?


Ричард Блейд затянулся последний раз, вздохнул и затушил почти  целую
сигарету в видавшей виды пепельнице в форме башмачка какого-то  сказочного
персонажа. За час до экзамена учебник не выучишь если не  притрагивался  к
нему раньше. На целый месяц не накуришься, а шанс, что он попадет  в  мир,
где о табачных изделиях слыхом не слыхивали (а тем  более  о  качественных
сигаретах) был достаточно высок. Опытный искатель приключений,  неутомимый
исследователь диковинных миров и  уникальный  подопытный  кролик  (второго
такого не смотря на все усилия не нашлось)  медленно  развязал  галстук  и
принялся не спеша расстегивать накрахмаленную рубашку.
У дверей небольшой каморки, специально предназначенной для подготовки
Блейда  к  свиданию  с  бездушными  щупальцами-контактами  агрегата  лорда
Лейтона, стоял Дж., пришедший напутствовать своего подопечного в  путь.  В
руках начальник отдела MI6A держал склянку с  мазью,  предохраняющей  тело
Блейда от ожогов в местах, где к нему присосутся электроды.
- Будь осторожен, Ричард, - сказал Дж.  -  И  возвращайся  из  своего
непостижимого мира. Помни, что тебя здесь любят и ждут.
- Кто? - спросил Блейд.
Он думал о своем. Все выходные Блейд провел с Иннессой -  девушкой  в
розовом свитере, с которой он познакомился в кинотеатре. У него не было  к
ней претензий, только... Только на роль второй Зоэ она явно  не  годилась.
Час назад он высадил ее из машины, послав прощальный поцелуй. Она, правда,
не знала, что поцелуй прощальный и ждет, что Ричард ей  позвонит.  Блажен,
кто верует, он уже забыл продиктованные ею цифры.
- Я, - с укоризной сказал Дж. - Я жду твоего возвращения  и  волнуюсь
за твою жизнь не только потому, что я твой начальник.
- Да, я знаю. Извините. -  Блейд  взял  у  Дж.  склянку  и  привычным
движением стал втирать в тело мазь. - Но разве  лорд  Лейтон  уже  изобрел
нечто такое, что я могу не откликнуться на зов?  -  усмехнулся  разведчик,
переводя все в шутку.
- К счастью нет. И я надеюсь, не изобретет.
Дж. посторонился и Блейд вышел в  компьютерный  зал.  Редкий  случай,
когда Дж. провожает  своего  подопечного  в  неизвестность  -  третий  или
четвертый  раз  всего.  Но  сегодня  есть  повод,  лорд  Лейтон   опробует
усовершенствованную модель телепортатора и - главный  предмет  любопытства
Дж. - новую приемную камеру Сынка  Ти  (как  прозвал  ученый  телепортатор
ТЛ-2).
Блейд  прошел  к  креслу  чудо-агрегата.  Голым  он  возрождается   в

 
в начало наверх
неизвестности, погибнув в очередной раз. Четырнадцать раз он умирал в кресле лорда Лейтона и без тени страха идет на это вновь. Его светлость заметил появление Блейда, но не оторвался от созерцания многочисленных приборов, в показаниях которых разбирался, пожалуй, он один на всей Земле. - Готов? - буркнул Лейтон через плечо. Он явно был в скверном расположении духа, но причиной раздражения был не Блейд. Возможно, ученому опять отказали в дополнительном финансировании (тайный фонд премьер-министра был не безразмерным и не мог в полной мере удовлетворить постоянно растущие аппетиты научного руководителя эксперимента под кодовым названием "Измерение Икс"); возможно ему испортил с утра пораньше настроение один из ассистентов, которых его светлость считал бестолочами и непроходимыми тупицами всех поголовно; может быть, он не спал три ночи кряду, увлекшись решением какой-либо наисложнейшей проблемы, к путешествиям Блейда ни малейшего отношения не имеющей; возможно, разболелся горб - последствие перенесенного в детстве полиомиелита; а может быть, просто вместо сахара насыпал себе в кофе соли, выпил и только потом заметил. - Готов, сэр, - ответил Блейд, подумав, что Лейтон мог бы быть и подружелюбнее к человеку, которого ради подтверждения своих научных изысканий отправляет в неизвестность. На верную непереносимую боль - точно. Но Ричард давно привык к манерам профессора. Лорд Лейтон - гений, а у гениев свои собственные представления о вежливости. Блейд прошел к ставшему за предыдущие четырнадцать путешествий привычным креслу с нависшим над ним конусом коммуникатора и иронично отрапортовал: - Исследователь "Измерений Икс" Ричард Блейд готов умереть от страшной боли, чтобы возродиться по ту сторону Чистилища. Его светлость оторвался наконец от датчиков и повернулся к разведчику. - Ричард, а разве я вам еще не говорил? - Что? - Модель телепортатора значительно усовершенствована. И, в частности, должна понижаться сопротивляемость при переходе. Боли теперь, при переходе в "Измерение Икс" быть не должно. Во всяком случае у тебя, - Лейтон улыбнулся каким-то своим мыслям: наверно, очередное изобретение стоило ему немало бессонных ночей. - Собственно, проверить усовершенствование ты и должен в этом эксперименте, это задание номер два. Задание номер один было испытание телепортатора второго поколения. Блейд уже отправлялся в очередной мир под опекой Сынка Ти - и оказался в чужой стране в облике восьмимесячного младенца (к счастью ненадолго, иначе бы он сейчас здесь не стоял). Совершив подобное чудо, Сынок Ти отказался работать по прямому своему предназначению (оправлять из "Измерения Икс" гостинцы для его светлости) и потому был отправлен на доработку. - К боли я привык, как к неизбежному аксессуару ваших экспериментов, - сказал Блейд. - Вы бы лучше придумали что-нибудь такое, чтобы я там оказался не голым, а, скажем, с Магнумом в руке. А еще лучше с шестиствольным скорострельным пулеметом и ящиком зарядов к нему. - Ты не прав, Ричард, - сказал неожиданно Дж. - Если переход пройдет совершенно безболезненно для тебя, то появиться надежда, что для других он не будет смертельным. Так что отнесись к этому серьезно. - Я всегда серьезен, сэр, - отчеканил разведчик, покорно подставляя тело под электроды профессора, которые тот ловко прикреплял к кистям рук, к груди, к вискам. - Но право же обратный аналог Старине Тилу не помешал бы и вашим новым разведчикам. - Пока ты справлялся и голыми руками, - проворчал Лейтон и по его тону Блейд понял, что горбун думал на эту тему. - Справлялся, - подтвердил Блейд. - Но когда-нибудь могу и не справиться. В каждом мире из тех, что мне удалось с вашей помощью повидать действует один закон: не убьешь ты - убьют тебя. - Ну, может быть в том мире, куда тебя забросит компьютер сейчас, этот закон не будет главным, - постарался подбодрить Дж. - Вряд ли, - улыбнулся Блейд. - Во всяком случае, я буду очень удивлен. Очень. - Но надеяться увидеть мир без насилия все равно надо, - убежденно заявил шеф отдела MI6A. Старый разведчик скорее успокаивал себя - он относился к Ричарду как к родному сыну и нервничал, перед очередной экспедицией подопечного в "Измерение Икс". - "Надежда умирает последней", - сказал один комментатор в финале кубка Мира по футболу при счете три-ноль в пользу противника за две минуты до конца матча, - ответил Блейд. Он не верил в реальность мира без насилия - может быть, в кино и есть такие, но... Лорд Лейтон хмыкнул при этих словах Блейда. - Кстати, сэр, о Сынке Ти. - Блейд серьезно заговорил о насущном. - Вы уверены, что я не окажусь в этот раз опять ребенком. Или к тому же женского полу - что было бы совсем некстати. Лорд Лейтон нахмурился и запихал в оттопыренный халат кармана моток липкой ленты. Руководитель эдинбургского филиала Макдан, разрабатывающей телепортатор для доставки предметов из "Измерения Икс" просто невозможен. "Работаем - отвечает, - работаем." И как результат - Блейд отправляется в экспедицию, когда на устройство (его светлость кинул быстрый сердитый взгляд на огромную приемную камеру) нельзя положиться. Но и тянуть с очередной экспедицией больше некуда: Блейд вернулся в декабре, сейчас май, премьер-министр требует отдачи от вложенных в проект миллионов. Да и проверить новые изобретения хочется до зуда в ладонях. Если выкладки подтвердятся (а они должны, просто обязаны подтвердиться) - сотни опытных разведчиков отправятся за необычными артефактами, за трофеями, за новыми идеями и технологиями... Лейтон мечтательно закрыл глаза. Он будет отправлять в день по десять агентов, (подготовить их - забота Дж.), и тогда уж премьер-министр будет доволен. А это означает новые субсидии, воплощенные в аппаратуру замыслы... Эх, мечты, мечты... Работать надо! - Ричард, - сказал профессор, - телепортатор функционирует безукоризненно. Должен функционировать безукоризненно. Во всяком случае, так утверждает Макдан. - Профессор подошел к рубильнику и по пути вспомнил: - Если тебе будет угрожать гибель, пошли записку или любой предмет, кроме оружия, вымазанный в крови - я тебя вытащу оттуда. - Слушаюсь, сэр. Счастливо оставаться. - Доброго пути, Дик, - улыбнулся Дж. Шеф волновался куда больше Блейда - у висков выступили капельки пота. - Сегодня боли не будет. И используй для защиты Сынка Ти. Приемная камера впечатляет, поздравляю, ваша светлость. Дж., пока Блейд готовился к путешествию, самым внимательным образом рассмотрел видимую часть компьютера. Ничего, конечно, он не понял, но окно с пуленепробиваемым стеклом, выходящее в специально выбитую в породе пещеру, рассмотрел. В новой приемной камере (думать не хочется на тему, сколько она стоила) поместилось бы не менее пяти танков. А стены не пробила бы и стомиллиметровая пушка прямой наводкой. Одной из полезных особенностей телепортатора, как показала практика, была возможность для Блейда отправлять подальше от себя не только дорогие трофеи, но и малоценные каменные-железные предметы, летящие ему в голову... Пусть теперь отправляет - стены выдержат, а лорд Лейтон, довольно потирая руки, оприходует и утащит в лабиринт своих лабораторий все, что угодно - от костяной сломанной иглы или дубины дикаря, до абсолютно непонятного назначения предметов. - Да, - подтвердил Лейтон гордо слова Дж. и взялся за громоздкий рычаг. - Камера вроде не очень плоха. - И не стерпел, похвастался: - С помощью шести телекамер я в своем кабинете разгляжу во всех подробностях даже муху, попавшую туда. - Он повернулся к Блейду. - Ну, закрой глаза и когда откроешь вновь увидишь солнце иного мира. И забудь про былую боль, надейся на Сынка Ти! Лейтон легким движением руки отправил разведчика в неведомое. Блейд одновременно с этим движением закрыл глаза, доверившись его светлости. И тут же конус коммуникатора, увеличившись в весе на несколько тысяч тонн рухнул разведчику на голову. Глаза словно взорвались миллионами огненных струй, причем все эти обжигающие лучи устремились внутрь - в мозг. Так больно не было еще никогда. Грохот от провала изобретения его светлости раздирал Блейду внутренности, проклятые электроды, прикрепленные по всему телу, превратились в ненасытно-прожорливых вампиров, миллионами острых зубов крушащими его плоть. Блейд умирал. Умирал уже в пятнадцатый раз. Но сейчас у него не было уверенности, что он выкарабкается из этого обжигающего безумия. 2 Боль исчезала долго. Очень долго. Невероятно долго - часы, сутки, месяцы, годы, а может и еще дольше. Блейд лежал на чем-то твердом и холодном и боялся пошевелиться или даже открыть глаза, чтобы не потревожить боль: уходит - и пусть уходит. Что-то мелкое и острое впивалось в спину и Блейд не мог понять: остатки ли это прежней боли от перехода, либо уже боль местного происхождения. Тишина давила уши. Но это было лучше, чем он услышал бы крики нападающих, свист летящих камней, копий, стрел, пуль или молний бластеров. Разведчик "Измерения Икс" лежал в новом чужом мире - на спине, широко раскинув руки и закрыв глаза. Ни один звук не доносился до него. Блейд приходил в себя после кошмара перерождения и, вспоминая легкомысленное напутствие лорда Лейтона, думал: все ли подобающие по такому случаю эпитеты в адрес его светлости он употребил, или какие-либо наиболее изощренные запамятовал? Но, самое смешное, одно из важных (то есть из двух) заданий данной экспедиции выполнено. Отрицательный результат - тоже результат. Что случилось бы с бедолагой, которого ненасытный экспериментатор усадил бы под идиотский колпак компьютера? Да только пепел бы разлетелся по подземному залу! Но теперь перед Блейдом в полный рост вставала задача номер три: сообщить об этом сокрушительном фиаско его светлости. Для этого надо всего-лишь-навсего выжить и вернуться. Ричард Блейд сел и открыл глаза. Ничего не изменилось - со всех сторон разведчика обволакивала густая чернота. Даже стало еще чернее, ибо когда глаза были закрыты пред мысленным взором Блейдом кружились голубоватые светляки, умирающие наследники прожитой боли. Блейд встал, в кромешной тьме вытянул вперед руку и сделал осторожный шаг. Рука наткнулась на холодную стену. Он подошел вплотную и ощупал ее. Стена оказалась ровной, из какого-то шершавого на ощупь камня, возможно гранита. Или известняка, в темноте не определить. Разведчик, медленно ведя левой ладонью по стене, двинулся направо. И через несколько шагов обо что-то споткнулся. Ричард сел и пошарил руками. Пальцы натолкнулись на круглый, легкий предмет. Через несколько секунд изучения сомнений не осталось: он держал в руках череп. Человеческий череп, отшлифованный временем, лучше любого ювелира. Весело начинается очередная экспедиция. Не успел придти - и сразу попал в темницу! Еще один эпитет в адрес лорда Лейтона непроизвольно всплыл из подсознания. Служба есть служба, никогда не рано проверить на что он может рассчитывать. Ментальное усилие - и тяжесть неприятной находки исчезла из рук. Сынок Ти действительно работает безукоризненно. Что ж, его светлость совсем не так уж заслужил те слова, что выплыли из подсознания, жизнь продолжается. Блейд с удовольствием представил, как Лейтон ломает сейчас голову глядя в монитор - что может означать сей странный, зловещий сувенир. Намек? Блейд усмехнулся. И вернулся к первоочередным задачам - следовало находить выход. В прямом и в переносном значении слова. Через минуту размышлений, опытный разведчик обратил внимание, что уж больно свеж воздух, и он вроде бы даже заметил легкое дуновение ветерка. Последнее, впрочем, ему могло показаться. Но воздух действительно чересчур чист для мрачной подземной темницы. А может быть, он попал в каземат каких-нибудь сверхразвитых инопланетян, вроде менелов, паллатов или палланов, с которыми его величество случай уже сводил Блейда? Или каких-либо других гуманоидов, стоящих на не менее высокой (несравненно выше землян) ступени развития? Все могло быть. Блейд аккуратно (насколько это было возможно в полной темноте) переступил обезглавленный им скелет и двинулся дальше в надежде найти выход из темницы. Пусть запертый. Но тогда уже можно будет что-то предпринять. Например, стучать в дверь пока не откроют и требовать объяснений. Не убили когда он был без сознания, значит его пленителям есть о чем говорить с ним, значит есть шансы, значит будем бороться! И не в таких ситуациях бывали...
в начало наверх
Медленно переступая вперед Блейд подумал, что в просторную его запихнули клетку. И снова нога наткнулась на очередное препятствие. Нескольких прикосновений хватило опытному путешественнику, чтобы понять: это был тот же самый скелет. Ричард обошел вокруг какого-то круглого строения, возможно, очень толстой колонны, возможно, какого-либо экзотического алтаря или жертвенника, возможно... все возможно. Он вытянул руку вверх, привстал на цепочки - сплошной равнодушный камень... Блейд коснулся лопатками стены и бесстрашно пошел вперед. Сидеть сложа руке не его натуре. Он сделал шестнадцать шагов и уже занес ногу для следующего шага в черноту темницы, как какое-то чутье, вековой инстинкт, спасавший разведчика в самых невероятных ситуациях, заставил замереть. Ричард постоял секунду с вытянутой вперед ногой, успокаиваясь, и приставил ногу обратно. Присел и пощупал пол перед собой. Так и есть, в нескольких футов от него была яма - стена отвесно уходила вниз. Наверное, колодец, на усеянном копьями дне которого, нашли смерть сотни несчастных. Блейд лег и вытянул вниз руку. Как и предполагал, до дна он не дотянулся, лишь нащупал в отвесной стене неширокую, почти прямоугольную впадину, идущую параллельно краю колодца - около дюйма шириной и примерно столько же глубиной. Разведчик встал на колени. Держась рукой за край обрыва, он опять же двинулся вправо. Через несколько минут неудобного продвижения гусиным шагом, у него закрались смутные подозрения. Через четверть часа подозрения перешли в уверенность. Он встал и пошел перпендикулярно от обрыва. Через пятнадцать шагов его рука нащупала уже знакомую стену круглого сооружения. Блейд в задумчивости поскреб чисто выскобленный подбородок. Что бы все это значило? Неожиданно самым окраинным слухом разведчик уловил далекий птичий крик. Блейд вздрогнул. Не в темнице находился он - на чистом воздухе. Блейд коснулся грудью холодной стены, чтобы унять забившееся сердце. Не в подземелье стоит кромешный мрак - он потерял во время перехода зрение. Он ослеп! Блейд сел на каменный пол, прислонившись спиной к стене. Такого подвоха от проклятого компьютера он не ожидал. Однажды он пришел в мир "Измерения Икс" младенцем, неоднократно он попадал прямо с порога под стрелы, дротики, топоры и мечи. Но такой подлости он никак не предполагал - куда ж он теперь-то, слепой! Ох уж этот лорд Лейтон, отец родной, благодетель, Петр святой с ключами от преисподней! Ради своих поганых экспериментов и, так называемых, усовершенствований готов превратить Блейда в... Слов выразить всю глубину возмущения не находилось. Но Ричард Блейд не был бы одним из лучших агентов британской разведки, если позволял бы себе долго предаваться справедливому гневу. Об унынии и опускании рук речи даже не заходило. Блейд восстановил дыхание и резонно предположил, что лучшим выходом из создавшегося положения сейчас будет сон. Организм еще утомлен после неожиданно тяжелого перерождения и, вполне возможно, что во время сна зрение восстановиться. В вероятность потери зрения на всю жизнь он не верил - тогда действительно лучший выход очертя голову измерить глубину пропасти, таящейся за обрывом. На холодном камне было не сладко. Но Блейд давно привык к таким жестким условиям - в Берглионе, например, было гораздо хуже. Через тридцать секунд отважный покоритель неизведанных "Измерений Икс" спал чутким профессиональным сном. Готовый в любую секунду вскочить и вслепую наносить удары неожиданным противникам. Но, положив руку на грудь, можно было признаться - вероятность нападения кого-бы то ни было, кроме разве что безжизненного скелета, на этом пятачке была равна вероятности, что когда-нибудь Блейд обретет бессмертие и проживет тысячу лет. Проснулся Блейд от ярких солнечных лучей, пробившихся к сознанию сквозь закрытые веки. Первой мыслью было облегчение. То ли он действительно поступил мудро, решив восстановить зрение во сне, то ли он вообще напрасно серчал на гений лорда Лейтона, а просто ночи в этом мире такие темные - без намека на звезды, либо луну. Разведчик вскочил на ноги и сделал несколько упражнений, чтобы согреться и размять затекшие мышцы. А заодно осмотреться. Он находился на круглой и плоской площадке, тонувшей средь ослепительной небесной голубизны. Посредине, на безукоризненно ровном постаменте высотой около четырех ярдов возвышался странный величавый монумент. У подножия постамента покоился в молитвенной позе скелет, которого вчера Блейд лишил одной из самых важных деталей. Исследователь отошел к самому краю площадки, чтобы рассмотреть изваяние. Огромная длань, поджав все пальцы, кроме указательного, тыкала в бесконечное небо. Символ... чего? Могущества, Мудрости, Вечности? В желудке засосало тоскливо и Блейд вспомнил, что неплохо было бы подумать о хлебе насущном. Он понял, что оттягивать неизбежное бессмысленно и, вздохнув, повернулся к обрыву. Зрелище, представшее его глазам, другими словами, как величественное и прекрасное назвать было бы невозможно. Аж дух захватило у опытного разведчика от открывшейся панорамы. Он находился на колонноподобной скале. Подобные торчащие вверх унылые скалы-пальцы Блейду доводилось видеть в сердце Кордильер. Но высота скалы... Блейд прикинул на глаз - около мили, совершенно непреодолимое расстояние, стены отвесны и безжалостны... Но внизу - какая красота! Идиллический остров посреди бескрайнего и такого ласкового на вид океана. Остров был почти правильной круглой формы диаметром миль в пятнадцать, утопающий в зелени, и почти весь застроенный сооружениями, сверху кажущимися прекрасными и недоступными. Значит - остров обитаемый. На западном берегу Блейд увидел порт и множество парусных кораблей, с такой высоты они казались игрушечными... Блейд долго смотрел вниз. Очень долго. Красота... Близок локоть да не укусишь. С одной стороны недоступного подножия - райский остров, другую сторону отвесной скалы омывает бескрайний океанский простор... Но и другого выхода, как спускаться в головокружительную глубину нет. Не ждать же здесь, пока его светлость лорд Лейтон удосужиться забрать своего посланца обратно, в подземелья Тауэра, в Лондон, в привычную земную жизнь... Прежде чем приступить к неизбежному, Ричард Блейд тщательно обследовал обрыв по всему диаметру. Несколько вопросов всплыли в голове: кто мог воздвигнуть на этом забытом Богом пятачке столь величественный монумент? Как доставили его сюда, вертолетом что ли? Но парусники далеко внизу отчетливо говорили об уровне местной цивилизации. Или это следы деятельности менелов, паллатов или кого-то еще в века столь древние, что местные жители их и вспомнить не могут? Но это вопрос абстрактный, второго плана так сказать. А вот из этого ли ряда скелет, молитвенно сложивший руки у бессловесного указующего перста, или он забрался сюда сам, да спуститься духу не хватило? Осмотр подтвердил умозаключение Блейда: то углубление, что он нащупал еще ночью не было природного происхождения. На расстоянии около полутора футов друг от друга вниз по стороне, противоположной берегу океана, убегала череда таких вот углублений, длиной не более ярда. По таким лестницам спускаться еще не приходилось. Но мало ли что приходиться делать в первый раз?! Спускался долго, вниз стараясь не смотреть, хотя страхом высоты никогда не страдал. Однообразный красно-коричневый цвет скалы раздражал. Пальцы начало сводить после часа монотонного перебирания ступеней - расстояние между ними было не совсем под его рост, приходилось частить. Камень был крепок - этим ступеням, вырубленным неизвестно кем и неизвестно как было невесть сколько лет, но они не крошились, не зарастали всякой дрянью. Когда Блейду уже начало казаться, что задача выбрана не по плечу, слева он заметил небольшую площадку. Совсем крохотную, но на ней он встал на обе ступни и пальцам рук тоже дал отдохнуть. Удалось даже сесть, свесив в пропасть ноги и подумать о вечном, прикрыв глаза. Когда пальцы вновь приобрели способность сгибаться и разгибаться, он продолжил путь вниз, мысленно отметив столь вовремя подвернувшийся отдых самыми теплыми словами. Через тридцать или сорок ступеней разведчик пожалел, что так быстро покинул пусть ненадежное, но все же убежище. Хищная птица с черным оперением и белой каймой вокруг шеи, с размахом крыл не менее трех ярдов начала выписывать неподалеку равномерные круги. Намерения птицы не оставляли сомнений - она прицеливалась. Блейд через плечо наблюдал за нею, лихорадочно решая: двигаться ли обратно вверх, к площадке, на которой можно встать и принять бой лицом или... Руки и ноги автоматически передвигали тело вниз. Наконец летающий хищник решился и молча, без боевого клекота устремился на прилепившуюся к скале добычу. Может это был не хищник вовсе, а зазевавшийся хранитель священного монумента наверху, решивший отомстить осквернителю? Блейд этого так никогда и не узнал. Как только птица приблизилась, он выкинул резко вперед правую руку (пальцы левой словно вросли в выбоину скалы) и успел-таки схватить (иначе и быть не могло) птицу за горло. Ни мгновенья не медля, он чуть изменил направление полета воздушного бандита и голова птицы (породу Блейд не рассмотрел, да и не знаток он в этом вопросе) встретилась со скалой. Скала оказалась крепче. Блейд разжал пальцы и несколько десятков фунтов аппетитного птичьего мяса рухнули вниз. Блейд не стал провожать взглядом несостоявшийся завтрак - даже при его силе в таком положении ему было бы трофей не удержать. И тут же подумал об упущенной возможности порадовать лорда Лейтона - оно движение мысли и дичь оказалась бы в подземельях профессора. Да... Следовало торопиться, если он хотел добраться вниз по ступенькам самостоятельно, а не со скоростью свободного падения при помощи собратьев пернатого налетчика. Когда он увидел вторую площадку, точную копию первой, Блейд не удивился - вовремя, пальцы отказывались служить хозяину. Те кто строил эту бессмысленную лестницу обладали больным воображением, безусловно, но мыслили практично. На этот раз он отдыхал чуть дольше. И осмотрелся. Он смог различить внизу крохотные фигурки людей, которые явно наблюдали за ним. Ждали. Интересно с ключами от своего города или с приготовленным топором палача. За кого принимали они его? За безумца, за посланца Богов? Каждому ответу своем время. Блейд продолжил свой сумасшедший путь, утомительный даже для него. Глаза боятся - руки делают, всему на свете приходит конец, даже бесконечному пути вниз. Когда разведчик спрыгнул на землю, солнце уже переваливало на вторую половину пути. Внизу Блейда несомненно ждали. Ждали безумца, рискнувшего совершить столь странное паломничество к священному монументу. На него смотрели с любопытством - враждебности на лицах разведчик не разглядел. Блейд взглянул на свои скрюченные пальцы и подумал: восстановят ли они когда-нибудь после такой гимнастики свою гибкость. Бросил взгляд наверх и не поверил - если бы вчера ему кто-либо сказал бы, что он сможет спуститься по такой, с позволения сказать, лестнице, он покрутил бы пальцем у виска. Конечно, высота скалы, которой здесь по всей видимости поклонялись, была не миля - сверху расстояние всегда кажется намного большим - но все же... Блейд стоял, обнаженный, под взглядами не менее трех-четырех сотен людей. Он гордо распрямил плечи, он представлял в этом мире великую державу и ее высочество королеву Елизавету Вторую. Люди молчали, никто не переговаривался, слышен был лишь шум прибоя. Навстречу Блейду вышел начинающий седеть и с изрядной лысиной мужчина в длинном голубом одеянии, скрывающим ноги до самых ступней. - Ты совершил подвиг, который в нашем столетии еще не смог повторить ни один состязатель. Ты повторил великие подвиги легендарных героев Харраха и Маррета, прославленных в веках. Надеюсь Мудрость Мира принесет тебе удачу, которую ты просил у Священного Камня. И своим бесстрашием ты поистине заслужил наше уважение. Мы желаем тебе и твоему секстету победы в Великом Празднике Десятилетия. От имени жителей Таллаха прими заслуженное тобой красное одеяние лидера и вооружение Харраха. Вперед вышла смазливая черноволосая девушка в светлой одежде с большим вырезом на груди, открывающим аппетитную ложбину меж двух плотных, сочных холмов и снизу едва прикрывающей бедра. (Блейд мысленно назвал ее платье туникой). Девушка была босиком. Она едва скрывала любопытство, с которым рассматривала нагое тело Блейда. Подойдя к герою, черноволосая красотка встала перед ним на колено и протянула длинный алый плащ, что-то вроде такой же, как на ней туники, штаны, башмаки и что-то еще, вроде переплетения ткани, лент и ремней. Вторая девушка в таких же ярких и чистых одеждах держала на вытянутых руках короткий и широкий, блестящий в
в начало наверх
лучах солнца, меч с массивной рукоятью, который покоился на овальном легком щите из тусклого металла. На щите лежали так же ножны и ремень с множеством тренчиков, на которых висели кинжалы (как минимум - три, отметил Блейд) и другие металлические предметы пока неясных функций - после разглядит. - Благодарю вас, - с достоинством произнес разведчик, обращаясь ко всем присутствующим и взял подарок. Люди собравшиеся вокруг скалы зарукоплескали. Все словно стряхнули ритуальное напряжение, заговорили, заулыбались. Облачаясь, разведчик случайно встретился взглядом со старцем в темно-синем одеянии, схожим по покрою с одеждами приветствовавшего Блейда лысеющего мужчины. На правой груди обоих серебрился символ - указующий вверх перст. Позади старца стояли шесть девушек, покорно склонивших голову и готовых следовать за повелителем куда угодно. Старец смотрел на Блейда не отрываясь. Блейд выдержал взгляд. Старец долго смотрел на пришельца, словно пытаясь проникнуть в самую сущность его, затем улыбнулся ему, словно удовлетворенный, кивнул, и отвернулся. Пошел в сопровождении спутниц к городу, опираясь на высокий посох, заканчивающийся перстом указующим. Блейд несколько секунд смотрел ему в спину и продолжил одевание. Башмаки из темной мягкой кожи оказались высокими, почти до колен и имели сложную, вычурную систему шнуровки с внешней стороны голени. Блейд чувствовал, что собравшиеся люди еще чего-то ждут от него и решил привести себя в полный порядок потом, закрепил длинные веревки-шнурки кое-как - абы не волоклись по земле. Наконец Блейд разобрался что к чему в новом одеянии (назначения двух пряжек и одной ленты он так и не понял, но постарался не показать этого зрителям) и выпрямился. Людей собралось много, очень много, сотен пять. Выражение лиц у всех было радостным, дружелюбным, угрозы Блейд явно не ощущал, как и какого-нибудь подвоха с их стороны (хотя был готов к любым неожиданностям, естественно). Все были одеты очень нарядно, словно на острове проходили какие-либо важные торжества. Впрочем, да - ведь этот лысый (наверное местный губернатор или как там прозывается его чин) сказал о Великом Празднике... Десятилетия, кажется. Но как разнообразны были одежды у присутствующих мужчин и женщин! Разного покроя, разных стилей и манер, что сразу же бросалось в глаза. И внешность у людей была самая, что ни на есть разнообразная, как в лондонском Гайд-Парке - от темкокожих брюнетов до светлокожих, русоголовых... Странно, но детей Блейд не заметил среди присутствующих вообще. Что-то еще странное показалось разведчику во всех местных жителях, но он пока не разобрался, что именно. Такому опытному путешественнику по странам "Измерений Икс" не надо было долго ломать голову, чтобы определить уровень цивилизации нового мира - достаточно взглянуть на роскошные носилки и скромно одетых мускулистых мужчин стоявших рядом. В носилках (а их Блейд заметил в разных местах не менее полусотни) конечно же сидели красивые женщины, увешанные блестящими украшениями. Ясно, что до воздухоплавания, компьютеров и паровых машин этому миру далеко. Не ясно только кто затащил на ритуальную скалу идиотский монумент, который снизу, наверное и не виден вовсе. Но этот вопрос вряд ли можно считать насущным. Оценивал Блейд обстановку несколько мгновений, но успел увидеть гордый профиль матроны в оранжевых с позолотой носилках, над которыми красовался большой символ - нечто вроде перевернутой вниз цифры семь. "Эта девица достойна любви, - подумал Блейд. - Хотя уж больно горд и высокомерен у нее взгляд..." Додумать он не успел, местный начальник в длинных светло-голубых одеждах вновь обратился к нему: - Поведай нам, мужественный герой, как зовут тебя, чтобы имя твое высекли у подножия скалы. Скажи, из каких земель ты прибыл? Какой секстет будет представлять столь славный состязатель? Блейд понял, что третий вопрос - главный, именно он волнует всех собравшихся здесь. Он не очень-то пока понимал все тонкости, но догадывался, что вскоре все узнает. Ясно, что предстоят какие-то состязания и его принимают за одного из состязателей ("Интересно, имеет хоть какое-то отношение это "состязание" к собственно спорту?" - почему-то подумал Блейд). И он решил играть навязываемую ему роль. - Меня зовут Ричард Блейд, - громко, чтобы по возможности слышали все, произнес разведчик. - Я прибыл ночью из далекой страны Британии... - Бреддонна? - переспросил человек в светло-синих одеждах. - Но ведь он находится так далеко... Впрочем, это неважно... За какой секстет вы будете выступать, бесстрашный Ричард Блейд из Бреддонна, совершивший прошение у Мудрости Мира? Блейд прекрасно владел собой - жизнь научила, но видно какое-то облачко озабоченности пробежало по лицу, либо то, что он не ответил сразу на волновавший всех вопрос, показало пронырливому уму, что он не знает ответа, но вдруг из толпы выделился невысокий мужчина и уверенно шагнул к Блейду. - Я, Виннир Кух, купец из Саброна, представляю интересы Ричарда Блейда из Бреддонна на Состязаниях, - заявил он и кинул быстрый вопрошающий взгляд на Блейда. Разведчик размышлял недолго. Мужчина был из тех, возраст которых на взгляд не определить - ему могло быть и сорок лет, а могло быть и все шестьдесят. Он явно уделял своей внешности повышенное внимание - Блейд заметил на ресницах и начинающих обвисать щеках Куха следы косметики. Выражение лица купца живо напомнило Блейду ушлых агентов, с которыми он изредка сталкивался по делам Восточно-Индийской компании "Копра Консолидейшен". Пока такие деловары видят в союзе с тобой прямую выгоду, они не подведут и не предадут. Блейд решил довериться незнакомому, но явно не теряющемуся ловкачу, пока не обжился в мире... как его... Таллаха, пока не познакомился с местными законами и реалиями. - Да, - громко подтвердил разведчик, - все мои интересы представляет досточтимый купец Кух из Саброна, - чутье подсказало опытному разведчику, что при именовании кого-либо указание откуда родом человек столь же важно, как и само имя. Купец аж расплылся весь в довольной улыбке. Блейд краем глаза заметил как один пожилой мужчина в первых рядах с досадой переломил в руках тонкий жезл - наверное это был конкурент купца из Саброна. - За какой секстет будет выступать доблестный Ричард Блейд из Бреддонна? - обратился представитель местной власти с серебряным символом перста указующего на груди уже к Винниру Куху. Блейд для чиновника не то, чтобы перестал существовать, а словно превратился в дорогую статую о судьбе которой следует осведомляться у хозяина ценности. - Мы еще думаем, - самодовольно ответил Кух. - Как известно, остров Бреддонн никогда не выставляет свой секстет на Состязаниях. Доблестный Ричард Блейд из Бреддонна четыре года добирался до Таллаха, чтобы принять участие в Великом Празднике и победить. Но за чей секстет он будет выступать - пока коммерческий секрет. - Вы обязаны выставить его имя на торги, - вдруг крикнул мужчина, сломавший в досаде жест. - Таковы законы Состязания! Одобрительный гул был тому подтверждением. - Мы прекрасно знаем все законы Состязания, - твердо ответил опытный купец, скривившись при взгляде на соперника, как при виде дохлой жабы. - Смею заверить всех присутствующих, что святые законы Таллаха, будут соблюдены до мельчайших тонкостей! - Кух мастерски выдержал необходимую паузу и добавил, прекращая дальнейшее обсуждение незаурядного события: - После своего славного подвига доблестный состязатель Ричард Блейд нуждается в отдыхе! Толпа одобрительно загудела. - Но окончательные списки секстетов должны быть представлены Совету Магов Таллаха не позднее чем завтра до захода солнца, - все же сказал лысеющий представитель местных властей. - Корабли на Паттах отплывают послезавтра в полдень... - Да, - деланно-усталым тоном согласился Кух. - Мы безусловно выполним все во время. Законы не будут нарушены, в чем порукой мое незапятнанное имя. - Да уж незапятнанное, а как же... - крикнул кто-то, но продолжение фразы утонуло в ропоте толпы, которая явно симпатизировала Блейду, а заодно уж и его представителю. - Мы еще раз желаем тебе победы в Великом Празднике Десятилетия, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, - сказал от имени всех лысеющий мужчина. - Да поможет тебе Мудрость Мира! Почему-то совсем неожиданно для Блейда слова мужчины в светло-голубых одеждах завершили аплодисменты присутствующих и даже раздались крики вроде "Славься Ричард Блейд из Бреддонна!". Дама в носилках с символом в виде перевернутой семерки подарила Блейду прощальный взгляд (что было в этом взгляде: любопытство, равнодушие, симпатия, желание?! - Бог весть) и задернула занавеску. "Кто бы она не оказалась, - подумал Блейд, - она будет моей. Я так решил!" Собравшиеся стали расходиться. Блейд стоял, гордо расправив плечи, посчитав, что пусть теперь за него до поры до времени думает купец Виннир Кух из Саброна, раз сам напросился. По всему видать, этот Кух лиса еще та. Что ж, это к лучшему. Представление Ричарда Блейда, сотрудника секретного отдела Британской Разведки MI6A, миру Таллаха состоялось. Блейд подумал, что никогда еще сразу с порога его не одаривали богатой одеждой и прекрасным оружием - всегда все приходилось вырывать у судьбы зубами. Впрочем, и на этот раз ему не просто так подарили... заслужил. Блейд еще раз посмотрел на вершину скалы с которой только что спустился. В голубом безоблачном небе ярко светило солнце. Мир Таллаха ему явно нравился. Но Блейд знал, что за самыми красивыми декорациями миров "Измерения Икс" скрываются кровь, жестокость, смерть... И вдруг Блейд понял, какая странность в облике местных, таких разных внешне обитателей не давала ему покоя. Ни на ком из присутствовавших - ни на ком! - не было никакого оружия! Люди неспешно шли, переговариваясь, к далеким и отсюда кажущимися прекрасными и словно построенными джиннами из сказок "Тысячи и одной ночи" строениям, утопающим в изумрудной зелени. - Пойдемте, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, - сказал купец Кух хитро улыбнувшись. - Нам о многом следует поговорить. Блейд вытащил из ножен подаренный меч и, не обращая на купца внимания, внимательно рассмотрел оружие: проверил ногтем остроту лезвия, сделал несколько взмахов, проверяя на вес и на балансировку. Дрянной оказался для боя меч - тупой и мягкий, легковатый, из бронзы выкованный. Зато красоты действительно невероятной - аж блестит весь, рукоять явно из золота и вся драгоценными переливающимися камнями выложена. Кстати сказать, такие камни в бою быстро бы натерли мозоли на ладони. Сразу ясно, что или безоружных таким мечом избивать, либо на парад одевать. Скорее всего, для парада меч и предназначался. Блейд, никуда не торопясь, взвесил на ладони каждый из трех кинжалов - так себе кинжалы, на худой случай сгодятся. Наконец, удовлетворенный осмотром (а вернее- неудовлетворенный), Блейд убрал меч, сноровисто надел щит за спину и весело сказал напряженно наблюдавшему за его манипуляциями Куху: - Что ж, досточтимый Виннир Кух, купец из Саброна, хороший обед сейчас мне бы совсем не помешал! - Он уже ждет тебя в лучшей гостинице Таллаха! - Купец хитро улыбнулся своему новому подопечному, явно прикидывая в уме будущие барыши от сотрудничества. До города (а точнее до жилых районов, так как весь остров представлял собой сплошной мегаполис, а ритуальная скала с перстом указующим находилась, так сказать, в парковой части) оказалось меньше мили, чуть больше десяти минут ходу неспешным шагом. - Ты в какой гостинице остановился, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна? - К чему эти церемонии, называй меня просто Ричард, - сказал Блейд вместо ответа. - Можешь даже называть меня просто Дик, для скорости. - Дик - это твое третье имя? - Нет. Это сокращенно от Ричарда. Так меня называют близкие знакомые и друзья. - О, я польщен доверием, доблестный Ричард Блейд из... Да, конечно, Дик. Отныне - Дик, а при всех - Ричард... - Договорились, - констатировал разведчик, не сбавляя шага. - А меня в детстве мама называла Винни, - доверительно сообщил купец. Ему определенно нравился этот гигант с далекого полумифического острова, на котором мало кто бывал. - Винни, - Блейд непроизвольно улыбнулся чему-то своему и не удержался: - Винни Пух и все, все, все... - Ты ошибся, доблестный Дик. Винни Кух. Кух, а не Пух.
в начало наверх
- Извини. Теперь я запомнил хорошо; Винни. Виннир Кух из Саброна. - Спасибо. Так в какой все-таки гостинице ты остановился? - Ты же сказал в самой лучшей? - Да, конечно, в самой лучшей, - смущенно пробормотал купец. - Я просто поинтересовался где твои вещи, чтобы послать за ними носильщика. - Все мои вещи на мне, - сказал Блейд. - Но ведь, как и положено, ты забирался к Священному Камню нагим. У подножия скалы не было твоей прежней одежды. Блейд остановился. Встал и Кух. - У тебя есть монета? - спросил Блейд, отчего-то вспомнив о лорде Лейтоне, который небось скучает у застывших телекамер в своем кабинете. - Какая? - живо поинтересовался Кух. - У меня с собой лишь серебряные таллаханы, да несколько наших сабронских сестриев. - Дай обе, - повелительно сказал Блейд. Купец спорить не стал, невежливо повернулся к разведчику спиной и через минуту протянул Блейду две монеты. - Таллахан равен четырем сестриям, - пояснил Кух. - Здесь расчет только на таллаханы, и на таллы, но я быстро разменяю хоть сестрии, хоть золотые коронеры, хоть праттские нартии, хоть... - Подожди, не суетись, - оборвал его Блейд. Он разглядывал монеты. Серебряная, с указующим перстом на аверсе, диаметром немногим меньше дюйма ему приглянулась больше. Он отдал вторую купцу и показал на серебряный кружок на ладони. - Смотри! - Ну? - Купец послушно смотрел на огромную ладонь разведчика. Привычное ментальное усилие и лорд Лейтон встрепенулся у своего монитора. У купца Куха непроизвольно расширились глаза. - Видел? - спросил Блейд. - Вот, что стало с моей прежней одеждой. Если не хочешь, чтобы такое случилось с тобой, не задавай глупых вопросов. "Больно-то нужен этот толстяк Лейтону, он мне здесь пригодится", - усмехнулся мысленно своей угрозе Блейд. Одежда, подаренная ему мужчиной в светло-синих одеждах и его смазливыми девушками, оказалась несколько не под размер - здесь коротковато, а здесь просто неудобно, но потерпеть было можно. А вот плотный плащ (красный плащ лидера - улыбнулся разведчик) был явно неуместен в такую жару. Блейд не спеша принялся снимать щит, чтобы скинуть плащ и нести его на руке. - Ты маг? - почти шепотом спросил удивленный купец. - Но почему же на тебе не синие одежды. Почему ты тогда поднимался к священному камню? Ведь магам запрещено участвовать в состязании. - Нет, я не маг, - поспешил заверить Блейд, который до сих пор еще не знал всей расстановки сил на Таллахе. - Но такие чудеса делать могу. Однако, ты лучше не рассказывай никому об этом. Другой магии я все равно не знаю. - Конечно, я не скажу никому ни слова, доблестный Дик. Конечно, ты не маг - маги никогда бы не позволили себе появиться перед людьми нагими. Говорят, у магов на ногах растут копыта, как у единорогов и даже хвосты. Много чего говорят, но ведь не проверишь же. - Конечно я не маг, - заверил Блейд как можно радушнее и снова направился по ухоженной дороге вперед - к городским зданиям. - А вернуть монету обратно ты сможешь? - поинтересовался купец. - Нет. А тебе ее жалко что ли? - спросил в свою очередь Блейд. - Почему жалко, я вычту ее из твоей доли, вот и все. - Доли? - поинтересовался Блейд. - Да, - как само собой разумеющееся сказал купец. - Я беру за услуги как все - четыре семнадцатых за посредничество и представительство из твоих призовых, и пять семнадцатых в случае выигрыша от ставок - плачу тебе. Если не устраивает... - Купец обиженно надул губки и стал похож на куклу из папье-маше, что вешают в Англии в Рождество на елку. - И что, ты позволишь чтобы я искал себе другого представителя? - иронично усмехнулся Блейд. Они уже почти подходили к городу. - Паломничество к священному камню это, конечно, великий подвиг, - в тон ему ответил Кух. - Но победа в состязаниях тебе этим не гарантирована! Кираб Молния уже второй раз будет участвовать в Великом Празднике Десятилетия, он побеждает на всех открытых состязаниях стран и материков, ему нет равных. О нем только и говорят, все ему прочат победу. А тебя не знает никто и неизвестно еще на что ты способен... Может, ты вылетишь из претендентов на первом же дне состязаний? - Ты хочешь проверить силу моего удара? - поинтересовался Блейд. Они как раз подходили к первым зданиям и разведчик подумал, что они еще красивее и удивительнее, чем казались издали. Все были облицованы красивым камнем - каждое здание своего оттенка. Одно из празднично-розового однотонного мрамора, там вдали, левее, - из мрачного красно-черного камня, а то вот с порталом и колоннами из строгого серого гранита, скорее всего какое-нибудь государственное здание. Но больше всего Блейда поразило то, что в окнах - огромных окнах - были чистейшие, как казалось издали, стекла, измеряемые не футами даже, а несколькими квадратными ярдами... Мечи, парусники и такие стекла? Впрочем, в некоторых мирах "Измерения Икс" при общем довольно низком уровне цивилизации встречались отдельные прорывы. Чего стоит например ткань из Тарна, над которой столько времени бились лучшие химики Англии! Так что, странно конечно, но сказать, чтобы Блейд был очень сильно удивлен - нет. И не такое приходилось видеть в мирах "Измерения Икс"! Не доходя первого здания у скамейки рядом с высокой статуей какого-то местного бога или героя (обнаженного, в одной лишь узкой набедренной повязке, вроде той, в какой Блейд идет к креслу компьютера Лейтона, но в шлеме с мечом и щитом) рядом с каменной скамьей стоял мужчина. По одежде Блейд сразу признал в нем слугу, стоявшего давеча у носилок с перевернутой семеркой. Завидев путников, слуга в оранжевых одеждах и с босыми ногами подошел к Блейду и молча поклонился. Затем протянул ему какой-то кружок, и, когда удивленный Блейд взял у него странный предмет, поклонился вторично и, так и не сказав ни слова, повернулся и побежал прочь, вдогонку за носилками своей госпожи. Блейд задумчиво рассматривал послание. Это была, наверное, своеобразная визитная карточка. На тщательно отполированном темном деревянном кружке с одной стороны была среди изысканных вензелей вычерчена все та же перевернутая семерка, а на обратной стороне был наклеен лист, не бумаги, но чего-то похожего, вроде пергамента или очень тонко выделанной кожи. И на нем было что-то начертано. Блейд протянул кружок Куху. - Что это означает? - Это письмо тебе, - пояснил купец, удивляясь глупости вопроса. - Прочти. - Но я не имею права... - У меня от тебя секретов нет, - доверительно сообщил разведчик. - Разве воину важнее уметь читать, чем знать тонкости боя? - Ты прав, - согласился купец и взял кружок. - Ланрана, дочь царя острова Ордорим, приглашает тебя поужинать ко второй стене второго дома в ее номере. В гостинице "Небо Таллаха", - пояснил купец, прочитав. - К какой стене какого дома? - озадаченно переспросил Блейд. Кух посмотрел на него как на идиота. - Ну вечером, непонятно разве? - Ну да, конечно, - смутился Блейд. - А что это за гостиница? - между делом поинтересовался он, хотя его занимало совсем другое. - О, это очень дорогая, то есть самая дорогая, гостиница на Таллахе, - принялся пояснять Кух. - Только таким знатным особам, она... - Ты же говорил, что мы идем в самую лучшую? Значит в "Небо Таллаха"? Купец задумчиво еще раз оглядел налитые силой мышцы Блейда, о чем-то сосредоточенно думая. Блейд усмехнулся, глядя на борьбу противоречивых чувств, явственно отражающихся на лице Куха. Наконец, Кух решил-таки, что без риска жизнь не интересна и сказал: - Ты не ответил: согласен ли с моими условиями? - С какими? - не понял Блейд. - Четыре семнадцатых мне от твоих призовых, и пять семнадцатых тебе от выигранных ставок. Блейд попытался прикинуть в уме: "Четыре семнадцатых - это сколько же будет процентов?", но решил, что торговаться не стоит, хотя купец наверняка предлагает меньше, чем следует. - Согласен. - И согласен следовать моим инструкциям во время состязаний? - Раз согласен на первое, значит - и на второе тоже. - Тогда идем в "Небо Таллаха"! - решительно заявил купец. Риск стоит денег, только в этом случае он приносит еще большие деньги. Блейда никто не знает, и пропорция ставок будет не в его пользу, что в случае победы... Зачем забегать вперед? 3 Город поражал бывалого разведчика буквально на каждом шагу. Блейд и по земному шару покатался в свое время изрядно, и в мирах "Измерения Икс" далеко не в первый раз. Но такого великолепия, он не припоминал. Нет, конечно, если спросить, то он и сейчас не задумываясь ответит, что красивее Лондона нет и не может быть в природе городов, но глубоко внутри начал в этом сомневаться. Они шли по широким улицам почти час. И все встречные раскланивались с Блейдом с неизменной доброжелательной улыбкой. Он сперва недоумевал, но потом сообразил, что красные одежды лидера и меч местного легендарного героя вызывают в прохожих уважение и к нему, Ричарду Блейду из Бреддонна. А людей на улицах Таллаха было много, не меньше чем в центральных районах Лондона в уик-энд на каком-либо гулянье. И везде не улицы даже - проспекты, хоть трехрядное шоссе устраивай. Зачем такой простор, если машин нет и в помине? Да и на колесницах-то никто не ездит - либо прогуливаются неспешно, либо взирают на свет белый из роскошных носилок. "Огромен город, - подумал все же Блейд, - где-нибудь, где ютится беднота и находятся мастерские, наверняка привычные узкие лабиринты с неизменными вонючими тупиками." Но еще больше поразили Блейда внутренности гостиницы. Под стать самому что ни на есть фешенебельному пятизвездочному отелю в Лондоне. И еще две вещи: просторный холл освещался яркими шарами, которые висели в воздухе! А у стойки регистрации (другого слова Блейд не подобрал бы, хоть день голову ломай), стояла полусфера диаметром с ярд и на ней была движущаяся цветная картинка. Блейд непроизвольно сглотнул набежавший в горле ком. Парусники, мечи и... телевизор. "...Всего шестнадцать дней остается до Великого Праздника Десятилетия на Таллахе, - слышался голос на фоне сменяющихся видов прекрасного острова и памятников, видимо прежним победителям, обнаженных, но с оружием. - Завтра до четвертой стены второго дома все секстеты обязаны подать окончательные списки. Предсказатели и знатоки предвещают победу секстету из Империи Золотой Короны, где выступает неподражаемый и непревзойденный атлет Кираб Молния. Хотя за победу вполне могут поспорить и Фернер Динкар из Нагоха, Палий Мадин из Лармии, Хоссен Сабронец и Шриккабор Верасор по прозвищу Дикарь из..." Странный мир Таллах. Удивительный. Поразительный. И такой... такой... приятный? Светлый? Блейд еще не разобрался в своих чувствах. Но жизнь показалась ему прекрасной, такого начала путешествий у него еще не было. Тем более, что вечером его ждала... дочь царя какого-то там острова, но чертовски красивая женщина! - Обед заказать в комнаты, или ты желаешь в зале? - спросил Кух и Блейд сперва не понял о чем его спрашивают. - Нет, - наконец ответил разведчик. - Пообедаем в зале, людей посмотрим... - Себя покажем, - улыбнулся купец. - Правильно, никогда не мешает показать товар лицом. Они поднялись по не очень-то широкой лестнице, правда выстланной приличным ковром, на пятый этаж. "А лифтов-то здесь нет!" - чуть ли не злорадно отметил про себя Блейд. После всего увиденного, отведенные ему апартаменты Блейда отнюдь не удивили - чего-то подобного он и ожидал. В каждой комнате из трех висел над полом - прямо в воздухе, ничем не прикрепленный - шар для освещения, в центральной комнате, с массивным угловатым столом, диваном, или даже скорее тахтой, настолько низки были боковые спинки и креслами стояла полусфера "телевизора". Блейд быстро начал снимать с себя оружие - есть действительно хотелось невероятно, скребло в желудке. "Не удивлюсь, если и сантехника здесь на уровне", - подумал разведчик. - Я пойду в обеденный зал, - сказал Кух, - закажу обед. Приводи себя в порядок и спускайся. Заклинания для включения света, сообщателя, воды в освежителе, вызова прислуги и прочего помнишь, или у вас на Бреддонне такого нет?
в начало наверх
- У нас на Бреддонне ночью лучину жгут, а новости узнают на базаре, - съязвил Блейд. - Ясно дело, - ничуть не удивился купец, - даже у нас в Паклане, а это столица Саброна, сообщатели и все остальные чудеса магов появились не очень давно. Когда я был юнцом, то тоже по вечерам от очага помещения освещали. Запоминай: чтобы зажечь свет, следует сказать "Намагай"... - Намагай, - с прилежностью школьного отличника повторил Блейд. - Для сообщателя надо произнести "Хамрагай", в освежителе для воды... Блейд слушал и снимал свои новые трофеи. "Надо будет этот сообщатель попозже переправить Лейтону - во порадуется-то. Хотя вряд ли магический сфероид будет показывать в Лондоне. Ясно, что это всего лишь приемник...". Магия, да... Магия, так магия. На самом деле просто наука в этом мире развивается по иному пути, чем в родном мире Блейда, а все равно основана на незыблемых законах природы, его светлости лорду Лейтона пока еще неизвестных. Купец вышел из комнат, Блейд остался один. Умывальник, то есть освежитель, честно сказать немного разочаровал: круглый бассейн диаметром в три ярда, посредине молчащий фонтан. Блейд произнес заклинание. Хорошо, вода хоть оказалась теплой. Он быстро смыл с себя пот и, вытираясь на ходу огромным куском мягкой ткани прошел в комнату с сообщателем - любопытство не давало покоя. "Хамрагай" - робко произнес Блейд и тут же комнату наполнил голос диктора: "...ерой, повторивший подвиги легендарных Харраха и Маррета, представился Ричардом Блейдом из Бреддонна. За последние шестьдесят четыре года, это третья попытка паломничества к Священному камню. Напомним, что Нартим Палл из Харста не смог спуститься и умер у Священного камня от истощения, а отважный Зав Горо из Днего не смог удержаться на скале когда спускался и разбился. Наконец-то попытка была удачной, вечная слава Ричарду Блейду из Бреддонна!" Диктор чуть ли не захлебывался от восторга. Блейд пожал плечами. Но теперь хоть ясно, чей скелет он столь непочтительно обезглавил. "Пока содержится в тайне секстет за который будет состязаться Ричард Блейд из Бреддонна. Его представитель Виннир Кух из Саброна обязан завтра в первой стене второго дома выступать у форума Харраха с предложением торгов. Но мы полагаем, что секстет, в котором будет состязаться новый герой уже определен..." Блейд хотел сделать звук тише, но Кух не сказал, что для этого надо произнести или нажать. Блейд посмотрел на себя голого со спины. Сняли, когда он карабкался по этой чертовой скале. Хорошо сняли, но смотреть почему-то неприятно. "Хамрагай" в надежде проговорил разведчик и сообщатель послушался - вновь стал безжизненен. Ладно, после разберемся со всеми этими магическими чудесами, Винни Кух ждет. Еще со всеми этими пряжками да непонятными ремнями надо сообразить что к чему - в обеденном зале он должен выглядеть героем, а не неуклюжим провинциалом с варварского острова! Блейд подумал мгновение и решил-таки меч одеть. Ну и что, что все тут без оружия? С мечом, пусть даже и парадным, как-то спокойнее в мирах "Измерения Икс". Подвох всегда возможен и лучше встретить неожиданность с оружием в руках. Хотя, положив руку на сердце, Блейд уже почти не верил в возможность подвоха на Таллахе, этот мир ему определенно нравился. Но готовым нужно быть всегда! У входа в обеденный зал его ждала симпатичная девушка в строгом приталенном платье - ей только фартука не хватало, чтобы походить на земную официантку. - Милости просим, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, - улыбнулась она ему. - Досточтимый Виннир Кух из Саброна ждет вас. Если бы она не проводила Блейда к столу, он бы не сразу нашел своего представителя - столь много было в зале столов. Обеденный зал уже и не вызывал удивления Блейда, странно, если бы он не соответствовал всему остальному. Только в отличие от земных престижных ресторанов, здесь по трем стенам огромного зала шли сплошные стойки баров с высокими скамьями рядом с ними и вот около этих баров крутились многочисленные подозрительные личности. Таких бы в хороший ресторан в Лондоне просто бы не пустили. Наконец-то, что-то знакомое увидел Блейд в этом странном мире и чуть ли не умилился. Но к обеденным столам, за которыми сидели хорошо одетые ухоженные люди, обитатели баров не подходили. И то хорошо - видно порядок здесь все же соблюдается, хотя охранников и не видно нигде. Вилки и посуда оказались очень непривычной формы и размеров - зачем такие большие? Но пища приготовлена была на славу: вкусно, а из чего она сделана Блейд решил пока не думать. Вдруг из змей или пауков - кто знает местные вкусы и обычаи? Выпив же стакан местного напитка, Блейд подумал, что лучше им не злоупотреблять, почти сразу в голове зашумело весьма ощутимо. Когда Блейд насытился и отодвинул наконец пустую... скажем для простоты - тарелку, Кух поднял свой стакан и спросил: - Все хорошо? - Да, - Блейд откинулся на спинку сидения. Они сидели вдвоем, остальные столы находились друг от друга на подобающем расстоянии. Хотя людей было за столами много (почти все столы заняты) шум не мешал. Его просто не было: Блейд подивился великолепной акустике, гасившей множество голосов. Блейд вытер чем-то вроде салфетки губы и попросил: - Расскажи мне про Таллах, пожалуйста. - Что? - купец чувствовал себя прекрасно, видать ему нравилось находиться в этом зале гораздо больше, чем Блейду. Для полноты картины только сигареты в толстых пальцах купца не хватало. Но табака в этом мире, похоже, не знали. Что ж, этого следовало ожидать. - Что тебе рассказать? - Все. Считай, что я свалился с Луны. - Откуда? - купец искренне не понял. - Не обращай внимания. Это у нас на Бреддонне поговорка такая. Ну, память я потерял - язык помню, имя и свою страну помню, а как попал сюда, что такое Таллах и все остальное забыл... - А, вот теперь понятно, - облегченно сказал купец и вдруг не на шутку испугался: - Подожди! Но ведь одно из самых страшных наказаний магов - лишение памяти. Вдруг ты - преступник? - Нет, - быстро и твердо заявил Блейд. - Я бы это помнил. А разве меня, когда я спустился, не маг встречал? - Правильно, - с огромным облегчением выдохнул Кух. - И сам Фаттаргас был там, - купец перехватил удивленный взгляд Блейда и пояснил: - Старец в очень темных синих одеждах с девушками. Это был - Фаттаргас один из семнадцати магов Совета, очень могущественный маг. Да тут все просто - в синих одеждах ходят лишь маги, чем цвет темнее, тем сильнее маг, разве трудно запомнить? Если бы ты был лишенный памяти преступник, они бы тебя до состязаний простои не допустили. - Расскажи все по порядку - что за город Таллах, чем живет, что за Состязания, кто такие маги в синих одеждах, наконец? - По порядку. - Купец в задумчивости побарабанил пальцами по столу и сделал большой глоток местного хмельного напитка. - Даже не знаю с чего начать... но попробую. Подошла девушка из прислуги и забрала грязную посуду. Когда она ушла Кух начал рассказывать: - Таллах - остров Магов. Маги появились в мире семьдесят семь лет назад, теперь от этого события даже во многих странах летоисчисление ведут. Вернее, они были всегда, как говорят. Просто тогда они вмешались в дела народов. Войны, кровь - много страшного было, каждая страна хотела завоевать земли соседа, рабов... Да... я всего этого не застал, но дед мой четыре года провел в рабстве на острове Крарра, потом сбежал. Он мне рассказывал о том, как его пытали. Как двери Храма Война в Паклане, столице Саброна, закрывавшиеся наглухо только во время мира, были столетиями открыты. За всю долгую жизнь деда, а он прожил восемьдесят пять лет, он видел закрытые двери Храма Войны лишь один раз, и то чуть ли не несколько дней всего. Да и по сообщателю часто истории из прошлого показывают, артисты изображают... На самом деле, как посмотришь - жуть сплошная была. А потом вмешались маги... Блейд не перебивал, слушал внимательно, цедя потихоньку сладкое и слабое на вкус, но как он сразу понял, коварное вино. - Маги прекратили войны. Собственно, страшные заразные болезни охватили все страны, люди мерли и ничто помочь не могло, Мудрость Мира осерчала на род людской. Маги вылечили болезни и сказали - хватит. Семьдесят семь лет назад это было. Маги вроде не вмешиваются в государственные дела стран, а на самом деле все держат под контролем. Но так даже лучше. Намного лучше. Маги - они хорошие, хотя бывают и строгие. Они не допускают войн. Поэтому и проводятся Состязания, чтобы люди видели ужасы войны. Маги вот сообщатели распространили по всем странам, светляки вот, тоже они изготавливают. От магом много пользы. В их подземных мастерских производят чудо-вещи, от вренографов до весть знает чего. Я как раз за изделиями их мастерских на Таллах и приезжаю. Именно маги вывели драконов, поддающихся дрессировке и те теперь возят людей из страны в страну - быстро, всего за несколько стен и ты на любом континенте. Только я вот привык морем по старинке. Сейчас маги вывели водяного зверя - сотни три людей влезают в его чрево и за день-два куда надо приплывают. Но пока еще не все земли маги могут поддерживать, вот до твоего Бреддонна не добрались еще... - Драконы возят людей? - Блейд не то, чтобы не мог поверить в это, но решил все же уточнить. - Да. Маги специально вывели особую породу. На спине крепится салон, там кресла, а управляют драконом люди, которые у магов обучались. - Чего-то я в небе ни одного дракона не увидел. - Так они ж ночью летают! Они ушами видят, а солнечный свет им вреден. Вон сегодня, небось, много гостей прилетит, там на северном побережье острова для этого специальное поле отведено. А вообще маги делают много полезного. Борются с проклятыми морскими чудищами и с пиратами. Да вот уж напасть! Три года назад я попал к пиратам, едва живым остался, все товары погибли. Но, говорят, маги за них крепко взялись, почти всех изловили. И птиц хищных всех перевели! - Как же, - заметил Блейд. - А как на меня сегодня напала птица, я едва живым остался! - Ты имеешь в виду того варна, что упал когда ты спускался? Ну, это же совсем другое дело - пусть их. А вот когда на город или корабль нападает стая маленьких таких птах, но зубы которых камень в пыль превращают... Да, хорошо, что их стаи встречаются редко. Но маги утверждают, что скоро выведут их совсем. Кух замолчал, не зная, что еще рассказывать - ведь все так просто и понятно. - Ты о Таллахе и Состязаниях расскажи, - попросил Блейд. - Таллах... Таллах самый красивый остров в мире. Да и расположен в самой середине мирового океана - Кольца Мира. Вообще, в мире четыре известных континента и множество государств. В Состязаниях участвуют пятьдесят - пятьдесят пять секстетов, когда как, достойных-то состязателей мало... Да, о Таллахе. Раньше, до вмешательства магов о нем почти и не знали ничего - ну, остров, омываемый Кольцом Мира. Да, теперь это столица всех стран, почитай. На самом деле, под островом пустота - подземелья, пещеры, лабиринты. Там у магов, мастерские, там они проводят свои исследования и опыты. Говорят, у них там около трех десятков ярусов, а в самом нижнем разлилось Озеро Мудрости Мира - чтобы стать учеником мага надо окунуться в него, тогда в человека сила Мудрости Мира вливается. А еще говорят досужие языки, что копыта и хвост вырастают, потому маги всегда в длинных одеждах и ходят, но лично я не верю в эти сказки - люди, как люди, только маги. Таллах очень красивый город, здесь всего несколько тысяч людей живет, зелень, тишина... Чтобы думать можно было о мире и процветании спокойно. Магов вообще очень много, но самых могущественных - семнадцать. Совет магов. Маги Совета никогда Таллах не покидают. А те, что рангом ниже, помогают в странах, в каждой столице, у каждого правителя есть свой маг-советник... Кух опять замолчал. - Всего несколько тысяч людей живет в Таллахе? - чтобы продолжить разговор сказал разведчик. - Да пока мы шли сюда, наверное, больше встретили. - Ха, так чего ты хочешь накануне Великого Праздника Десятилетия? Сейчас это - столица мира, все сюда рвутся. Еще рано, праздники через шестнадцать дней только. Тут столько людей будет - ужас. Мы, купцы, даже не пытаемся в гостинице остановиться, прямо на кораблях своих живем. Да еще в Праздники, все каюты желающим сдаем, а все равно мест не хватает - прямо на стадиуме люди спят. Да... Состязание посмотреть - о чем еще мечтать можно... Да и все правители, либо их наследники обязаны присутствовать со своим секстетом. А если секстет побеждает, либо член секстета становится абсолютным победителем - о, тогда... Если бы наш секстет победил, то и мне легче бы было - налоги поменьше, да и в портах приоритет. Ты ведь не откажешься выступать за секстет Саброна? Завтра на торгах объявим, что ты за наш будешь выступать? Правда, у нас Хоссен
в начало наверх
Сабронец в лидерах... Вряд ли ты с ним уживешься... Нет, не надо тебе за Саброн, наверное, пусть их... - Как у вас время измеряется? - поинтересовался Блейд и вытащил из кармана кружок с перевернутой семеркой. - У меня ведь свидание с дамой. - Свидание с дамой, ха! - неожиданно расхохотался купец и, продолжая смеяться вытащил небольшой серебристый шарик откуда-то из многочисленных складок одежды. - До твоей встречи с Ланраной еще две стены. За полный оборот солнце проходит три дома, в каждом по четыре стены, которые делятся на пять подстенков - куда проще? Купец протянул ему шарик, к которому была прикреплена тонкая цепочка из непривычной разведчику формы звеньев. По диаметру шарика шел прозрачный поясок, по обе стороны которого красовались странные символы. За стеклом в шарике находилось нечто жидкое, золотистое, в этом жидком был коричневый гладкий камешек, а может и просто пузырик. Камешек указывал на определенный символ. Блейд с силой потряс шарик, купец спокойно смотрел на его действия, а пузырик так и остался у прежнего символа. - А насчет свидания не обольщайся, доблестный Дик, - заметил Кух. - Она будет уговаривать тебя выступать за секстет Ордорима, на большее ты не рассчитывай! - Ты так думаешь? - самоуверенно спросил Блейд. Еще бы после стольких побед на любовном фронте ему не верить в себя. - Сообщатель смотреть надо, - состроил важную гримасу, явно кого-то пародируя, Кух. - Лучший состязатель Ордорима - Гавар Дох - потонул в прошлом году и замены равноценной ему не нашлось. А у Ордорима сейчас спор с Золотой Короной по поводу трех мелких островов. Ордорим давно на них хозяйничает, но нашлись древние манускрипты, что будто бы острова исконно Золотой Короне принадлежали. И получит спорные земли та страна, секстет которой займет более высокое место. Так все споры между государствами решаются магами. А куда секстету Ордорима, когда в Золотой Короне выступает Кираб Молния. Да он их всех вместе один уложит. Вот, если они тебя заполучат... - Купец еще раз оценил мускулатуру Блейда, - то, шансы, возможно, уравниваются... - Полагаю, ты не прав... - Вон, пока ты себя в порядок приводил в гостиницу нанесли, я забыл тебе сразу сказать, - купец кивнул на край стола. Там возвышалась стопка посланий, похожих на послание Ланраны, только форма у всех была различной: квадратные, многоугольные, овальные, треугольные, но размеры были приблизительно равны. - Почитать? Наверняка, там с десяток прекрасных дам - и, заметь, все царственные особы, заинтересованные в победе своих секстетов - назначают тебе свидание. - Может быть, но я пойду на встречу, назначенную... - начал было Блейд, но тут в обеденном зале послышался какой-то шум. Все присутствующие повернули голову ко входу. Кух и Блейд тоже посмотрели на причину шума. - Начинается, - обреченно выдохнул купец и, будто дальнейшее его не касается сосредоточенно занялся трапезой. Блейд увидел вошедшую в зал шумную и многочисленную группу явно хмельных людей, в центре которой шел прямо к столу Блейда высокий мускулистый человек. Внешность его была необычна - черная, как у африканских негров кожа и белые, рыжеватые у корней волосы, спускавшиеся длинными нечесаными прядями (для устрашения противников или имидж такой? - лениво подумал Блейд), буйная борода, доходившая аж до сосцов груди была также нечесана, зато по бокам в бороде были заплетены по три или четыре тонкие косицы. Но черты лица на африканские явно не походили - правильной формы, скорее как у итальянцев или греков. На незнакомце была надета лишь тонкая без рукавов рубаха, распахнутая аж до блестящего серебристого пояса и что-то вроде нешироких темно-коричневых шаровар, расшитых зелеными символами. - Где этот засранец? - орал мужчина. - Подумаешь, с голой жопой на скалу залезть! Где он? Я его до состязаний без приправы сырым сожру, прямо сейчас! У Мудрости Мира просит? Сейчас я ему удачи пожелаю! Будет знать, как голой задницей по сообщателю сверкать! Многочисленная свита из подвыпивших полуголых девиц и худосочных мужчин поддакивала ему и хихикала, подзадоривая и распаляя еще больше. Совершенно неожиданно посетители, толкующиеся у стоек баров по стенам зала, стали потихоньку подходить к месту назревающего скандала, даже сидящие за столами солидные знатные господа с интересом смотрели на стол Блейда и Куха. - Где он? Где этот голожопый лидер в красных тряпках? - орал незнакомец не очень-то быстро приближаясь к Блейду, хотя, наверняка, сразу его заметил. Кух старался делать вид, что поглощен едой, но Блейд боковым зрением перехватил его быстрый взгляд: купец смотрел, как Блейд реагирует на появления захмелевшего гиганта. - Это ваш прославленный Кираб Молния? - как можно более лениво и презрительно поинтересовался Блейд. - Кираб Молния не позволяет себе подобных выходок, - оторвался от еды Кух. - Это Шриккабор Верасор, по прозвищу Дикарь, из Маласта. Скандалист известный - стиль у него такой. Блейд вспомнил, что по местному "телевизору" (даже в мыслях Блейд не мог называть этот магический чудо-прибор нескладным словом "сообщатель") диктор называл это имя в числе главных претендентов на победу. Наконец шумная пьяная кампания приблизилась к столу, за которым сидел Блейд. Вокруг стола уже образовалось плотное кольцо. Некоторые гости, словно позабыв о присущем им несколько минут достоинстве, стали вставать на стулья и чуть ли не на столы. Но охрана не появлялась - видно, происходящее не очень-то угрожало спокойствию и порядку. - Ты Ричард Блейд из Бреддонна? - ткнул чернокожий гигант в грудь Блейда указательным пальцем. Разведчик обратил внимание, что несмотря на грязные спутанные волосы и вообще внешне не очень опрятный вид, ногти на пальцах Шриккабора коротко острижены - он следил за собой и за своей спортивной формой, это ясно, а внешний свирепый вид - показуха. И не настолько он пьян, как хочет казаться. - Я, - спокойно ответил Блейд. - У тебя ко мне важное сообщение, раз ты прерываешь мой обед? - Да! - проревел гигант. - Именно! Сообщение! Я разорву тебя, засранца на куски прямо сейчас, не дожидаясь Состязаний! Наверняка эту сцену покажут (и не единожды) по сообщателю и Шриккабор из Маласта прекрасно знает об этом. Блейд с как можно более равнодушным и ленивым видом отставил кубок с вином и не торопясь встал, демонстрируя всю мощь своей фигуры. Многозначительно положил ладонь на украшенную камнями рукоять меча. - У тебя даже меча нет, чтоб ты смог сражаться на равных! - презрительно сказал разведчик оскорбителю, стараясь произносить слова как можно более обидным тоном. - Сам ты засранец! Впечатление было такое, что Шриккабор сейчас лопнет от ярости, черты его лица исказилось в злобной гримасе. - Ты еще и издеваешься, гад! Так тебе никакой меч не поможет! - Он стремительным движением выдвинул из-за стола свободный стул и сел напротив Блейда. Кух молча отодвинулся подальше. Порывистым взмахом темнокожий скандалист отодвинул посуду (аккуратно, надо сказать, отодвинул хоть внешне и резко - ничего не разбилось). Он быстро поставил локоть на стол и вытянул ладонь к Блейду: - Давай, трус! Померимся силой по-мужски, не дожидаясь соревнований! Проиграешь - снимаешь свои красные одежды и убираешься на свой забытый всеми Бреддонн! Ах вот оно в чем дело! Ну, хорошо. Чего-чего а старый добрый реслинг Блейду знаком хорошо. Но, этот темнокожий не так прост, как кажется, хотя и не шибко умен. Блейд великолепно понимал, что его акция преследует сразу несколько целей: во-первых себя лишний раз показать, поддержать репутацию свирепого дикаря, отрабатывая прозвище, во-вторых, загодя деморализовать соперника, а в-третьих, несомненно, лишний раз укрепить веру в собственные силы, Кираб Молния, похоже, бивал его неоднократно. Блейд спокойно протянул свою руку. Вызов надо принимать, Блейд не из тех, кто уклоняется от поединков в какой бы то ни было форме. В зале тут же раздались одобрительные крики - публике нравилось спокойное и невозмутимое поведение Блейда - достойное красных одежд лидера и меча прославленного героя Харраха. - Напрасно ты затеял это, дорогой, - с издевкой сказал Блейд разъяренному состязателю. - Стыдно ж будет осрамиться на глазах у всех... - Давай, - состроив совершенно безобразную гримасу, проревел Шриккабор. - Начинаем. Руки сошлись, ладони сцепились, зал замер в напряженном ожидании. Блейд посмотрел поверх голов и лишь сейчас обнаружил, что зал опоясывается по всему диаметру неширокий балкончик. И там, наверху стоял давешний старец в темно-синих одеждах и с шестом в руках, даже свита из девушек была там же. - Я тебя сейчас с потрохами сожру, недоносок! - устрашающе ревел Шриккабор. - Ты сейчас снова останешься с голой жопой! Блейд мгновенно почувствовал всю силу темнокожего. Это тебе не с О'Флешнаганом после пивка баловаться. И Блейд понял - чтобы победить, придется напрячь все силы, всю имеющуюся мощь. Но тут же подумал о вздувшихся мышцах, напрягшихся в страшном напряжении жилах, об искаженном гримасой борьбы лице. И принял другое решение - он не стал нападать. Но защиту выставил непробиваемую. - Боишься, грязь! Правильно - бойся, я сейчас сожру тебя и брошу на пол! - орал Шриккабор, заводя скорее всего самого себя. Его спутники орали и шумно поддерживали своего кумира. Но посетители обеденного зала лучшей гостиницы Таллаха поддерживали и переживали за Блейда: беспримерный подвиг и красивое лицо, аккуратный облик внушали уважение и симпатию. С Шриккабором случилось то, чего так не хотел Блейд - мышцы вздулись на обнаженных руках, казалось жилы разорвут тонкую темную коржу, на груди и на шее все напряглось, гигант уже не рычал угрозы, лицо исказилось от затрачиваемых усилий, все силы, всю душу темнокожий вложил в свою правую руку. Ему так нужна была победа... Блейд улыбнулся. Со стороны казалось, что он не затрачивает никаких усилий, а знаменитый Шриккабор не может сдвинуть его ладонь ни на дюйм. Увидев снисходительную улыбку подопечного Кух вдруг встрепенулся и быстро закричал на весь зал: - Я, Кух из Саброна, ставлю семнадцать таллаханов против восьми, что победит доблестный Ричард Блейд из Бреддонна! Кто примет вызов?! Спутники темнокожего среагировали быстро. Всем своим видом они показывали, что не сомневаются в победе кумира и тут же полезли за деньгами. - Восемьдесят против твоих ста семидесяти! - воскликнул бородатый низкий мужичок, напомнивший Блейду сатира на картинах Рубенса. - Принимаешь? - Ставь больше, Линск, - с трудом выдавил Шриккабор. - Победа близка, я задавлю этого недоноска! Из озорства Блейд неожиданно чуть ослабил сопротивление - рука его качнулась в сторону на два дюйма и вновь замерла, как железная плита. Однако почитатели Шриккабора заревели с таким восторгом, словно он уже победил зазнавшегося обладателя красных одежд. Но Кух понял маневр Блейда. Рискован купец, но только так можно приобрести известность и достаток. Он спешно принимал ставки. Блейд посмотрел, что Кух набрал достаточно и желающих больше нет рискнуть деньгами, восстановил равновесие. Сам он еще не нападал - пусть противник выложится. Побеждать надо не только силой, но и мозгами! - Что же ты не ешь меня, смельчак? - издевательски спросил Блейд. - Бери же меня, вот я перед тобой. Я отдам тебе свои красные одежды лидера, ну же! Шриккабор ревел в ярости, но ничего поделать не мог. То ли действительно хмель ударил в голову, то ли ярость затмила рассудок, но он начал терять себя. К тому же вокруг ревели зрители в полном восторге от бесплатного незапланированного зрелища. Похоже, местные жители обожали соревнования в любом виде. Кух, поставивший на Блейда значительную сумму денег, потерял свою отрешенность, еда не волновала его, на лице купца можно было прочитать все чувства и переживания. Впрочем, желал он страстно лишь одного - победы Блейда! - Что ж ты не берешь меня голыми руками, а? - подлил масла в огонь Блейд. На лице опытного бойца не отражалась борьба, он выглядел спокойным, улыбался презрительно - будто делал огромное одолжение противнику, что вообще принял вызов. А Шриккабор окончательно вышел из себя. Он решил последним рывком переломить ход поединка и любой ценой вырвать победу, он не должен покориться этому никому неизвестному самозванцу. Не должен! Ведь столько глаз смотрят за ними. И не только здесь, благодаря сообщателям - во всем мире, опекаемом Таллахом, на всех четырех континентах! Он рванул из последних сил и чуть было не застал Блейда врасплох. Проклятье, чуть-чуть не хватило, мелькнуло в голо Шриккабора - впору
в начало наверх
застонать. На лице Блейда играла все та же отвратительная Шриккабору презрительная ухмылка. Ну еще чуть и Блейд не выдержит. Ну! Зал следил затаив дыхание. Даже Кух и поклонники темнокожего перестали подбадривать противников, понимая что в эти мгновения решается все. Еще чуть-чуть! Этот самоуверенный наглец в красных одеждах должен дрогнуть, у него даже не хватает сил и смелости нападать самому! Вдруг словно пушка выстрелила - от напряжения мышц живота с треском лопнул серебристый пояс на темнокожем гиганте. Мгновенный взгляд вниз, мгновенный. Но Блейду хватило. Чудовищная сила прижала ладонь Шриккабора к столу, чуть не сломав кости руки. Зал охнул. Кух сгреб к себе выигранные деньги, самодовольно подумав, что не зря он потратился на гостиницу - деньги вот уже вернулись сторицей, а что будет когда дело дойдет до настоящих ставок во время Состязаний... - Проси прощения, - спокойно приказал Блейд побежденному. Темнокожий атлет сидел на стуле в очень неудобной позе - правая рука прижата к столу, лопатки висели в воздухе. Над ним нависал Ричард Блейд. Но побежденный был возмущен. - Что? - прохрипел он. - Прощения? За что? - За мой прерванный обед, - усмехнулся Блейд. - Ах, ты... - прохрипел Шриккабор и вдруг невероятным образом изогнувшись он обеими ногами попытался ударить противника в лицо. Реакция Блейда, тысячи раз спасавшая его от верной смерти, не подвела и сейчас - он успел уклониться. Но руку темнокожего отпустил. Шриккабор не зря носил прозвище Дикаря. По всей видимости поражение затмило его рассудок, он схватил со стола обеденный нож (которые на Таллахе были ну очень крупных размеров и достаточно острые, чтобы прорвать человеческую плоть) и не с двусмысленными намерениями бросился, огибая стол на Блейда. Разведчик хотел было выхватить меч, но подумал, что голыми руками победить пьяного разъяренного гиганта будет куда эффектнее. Мгновенное движение левой - перехватить руку темнокожего с ножом - и правой хук в челюсть. Но и Шриккабор не в первый раз был в бою, это очевидно. Он частично успел уклониться, удар несколько смазался. Они стояли в двух шагах друг от друга и кроме них двоих в мире больше ничего не было - все перестало для Блейда существовать, кроме глаз противника. Блейд ждал его движений, он знал, что тот сможет предпринять и был готов к любым выпадам. Он наслаждался мгновением, он был счастлив - вот она, жизнь во всей ее прекрасной полноте! И тут между ними кто-то возник - встать между готовыми растерзать друг друга бойцами? Самоубийство! Но слова встрявшего между ними начали доходить до сознания и возвращать в мир реальный, в обеденный зал, наполненный взволнованными людьми, к Куху, который и кричал на Блейда и Шриккабора: - Остановитесь, Безумцы! Вы хотите, чтобы вас сняли с Состязаний? Вы этого дождетесь! Шриккабор грубо и бесцеремонно оттолкнул купца: - Отойди! Он сейчас умрет и плевать на все остальное! Блейд кинул быстрый взгляд на оторопевшего купца, упавшего от сильного толчка на пол, и подбадривающе улыбнулся ему: - Извини, Винни, он этого сам хочет! Противники снова посмотрели друг на друга. - Я убью тебя! - прорычал Шриккабор. Грудь его ходила ходуном, штаны почти сваливались из-за лопнувшего пояса, но в руке он сжимал безобидный, но сейчас грозный обеденный нож. - Попробуй! - спокойно сказал Блейд. Шриккабор кинулся на врага, Блейд сделал движение навстречу, и вдруг почувствовал, как непреодолимая сила резко и неожиданно остановила его, заставила замереть, он даже моргнуть не смог. Но и с Шриккабором случилось то же самое. Между ними снова кто-то встал. Но уже не Кух. Старец в темно-синих длинных одеждах с посохом, на набалдашнике которого красовался перст указующий - символ Мудрости Мира, покровительствовавшей Таллаху и всему миру. Маг Фаттаргас! Один из семнадцати самых могущественных людей Таллаха! В огромном зале воцарилось молчание. Купец Кух из Саброна встал и тяжело дышал - неизвестно переживал ли он за жизнь своего нового знакомого, или боялся, что Блейда дисквалифицируют и барыши, которые он уже почти подсчитал уплывут из его рук. Фаттаргас стоял молча, подняв руку вверх, он ждал. Никто не смел нарушить воцарившуюся, почти торжественную тишину. А противники, готовые убить друг друга не могли пошевелиться. Но могли думать. Шли минуты. Наверное, минут пять стоял с воздетой вверх рукой старец Фаттаргас. Блейду надоело смотреть на искаженное гримасой неподвижное лицо Шриккабора. Он размышлял: а насколько приятно сейчас замершее лицо его самого? Блейд нигде не видел репортеров-операторов, но подозревал, что непонятным ему образом вся эта сцена окажется на полусферах сообщателей. Наконец неведомая сила отпустила Блейда. Он был готов к мгновенному нападению, хотя и полагал, что схватки уже не будет - между ними стоял маг. Теперь все зависело от старца Фаттаргаса. И он оправдал ожидания. Повернулся к Блейду и сказал глубоким, юношеским - что удивило разведчика - голосом: - Доблестный Шриккабор Верасор из Маласта просит у вас извинения за то, что погорячился. Простите ли вы его, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна? - Да, - спокойно сказал Блейд. Фаттаргас повернулся к темнокожему блондину: - Доблестный Ричард Блейд из Бреддонна просит у вас извинения за то, что погорячился. Простите ли вы его, доблестный Шриккабор Верасор из Маласта? - Да, - сказал Шриккабор и Блейд вдруг понял, что в ответе темнокожего сквозит облегчение. - Тогда обнимитесь в знак примирения и чести состязателей. Шриккабор сделал шаг к Блейду и они обнялись. "Мы еще встретимся на ристалище и выясним кто сильнее!" - едва слышно прошептал темнокожий. "Я очень надеюсь на это!" - так же шепотом ответил Блейд. Шриккабор со всей своей шумной свитой направился к выходу из обеденного зала лучшей гостиницы Таллаха. - Прошу вас садиться, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна и досточтимый Виннир Кух из Саброна, - показал на стулья за их столом Фаттаргас. Блейд и не заметил, кто и когда быстро снова накрыл стол - лучшая гостиница она и есть лучшая гостиница. Зрители незапланированного зрелища разошлись: почтенные посетители уселись обратно за столы продолжать трапезу; сомнительные личности заняли свои месту у многочисленных стоек баров. Лишь один из них так и остался у стола Блейда. И только сейчас Блейд понял, что его держит та же неведомая парализующая сила, что недавно сковывала его самого и темнокожего гиганта. - Вы позволите посидеть с вами, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна? - неожиданно спросил маг Фаттаргас. - Да, конечно, - Блейд было встал, чтобы отодвинуть стул, но старец жестом усадил его на место. Маг повернулся к замершему человеку и протянул к нему руку. Человек ожил и сразу же стал выкладывать из карманов монеты. Купец уже давно злым взглядом смотрел на воришку - пока купец занимался миротворчеством, негодяй тишком прикарманивал честный выигрыш Куха. - Кто ты такой? - устало спросил Фаттаргас у пойманного с поличным преступника. - Хантара Вирр из Пратта, - быстро и честно ответил воришка. - Я больше не буду, мудрый маг. Древние силы попутали меня, затмение нашло на бедную голову. - Хантара упал на колени, молитвенно сложив руки. - Зачем ты прибыл на Таллах? - Я бедный плотник из города Замош, - затараторил вор. - Я копил всю жизнь, я мечтал увидеть своими глазами Великий Праздник Десятилетия, я... не виноват! Я больше не буду! - Хантара вытянул к магу руки, вымаливая прощения, слезы катились по лицу воришки. Блейду была тягостна эта сцена. - За воровство в славном и справедливом Таллахе, за оскорбление Мудрости Мира и благочестивых гостей Таллаха доблестного Ричарда Блейда из Бреддонна и досточтимого Виннира Куха из Саброна я приговариваю тебя, - Фаттаргас сделал паузу, голос его был суров и неспешен, воришка заголосил на весь зал, привлекая внимание и униженно моля о снисхождении. - Приговариваю тебя к Наказанию Рук! Хантара перестал голосить, замолк, словно потерял дар речи. И в то же мгновение, вытянутые просительно к магу руки воришки вспыхнули холодными синими языками магического пламени. Наказуемый упал на пол, корчась от боли, крики его "Я больше не бу-у-уду!" уносились под потолок, нарушая тишину и спокойствие зала, вокруг стола Блейда и Куха вновь стали собираться разошедшиеся было любопытствующие. Хантара валялся на полу, вытягивая вверх объятые пламенем руки, но они странным образом не сгорали - но воришке было очень больно. Очень. Блейд заметил, что его бокал вновь полон и залпом выпил. Он убивал людей, доводилось. Но всегда в честном бою, защищая свою жизнь. Предавать живое существо мучениям, даже в назидание преступнику и другим ему было неприятно, хотя он прекрасно понимал, что каждое преступление должно быть наказано. Но тогда его, Блейда, тысячу раз можно было колесовать, четвертовать и сжечь таким вот синим пламенем, если судить его по законам чужих миров - но он судит себя по законам чести, потому неподсуден. Черт, дурацкие мысли вызывает эта сцена, когда же все кончится?! Надоели эти истошные крики и смакующие взгляды зрителей. - Прекратите! - неожиданно для себя самого попросил Блейд у мага. - Пожалуйста, прекратите, он больше не будет! Фаттаргас посмотрел на Блейда. Синее пламя, медленно пожиравшее руки воришки, сразу исчезло. Тот сел на полу и, не прекращая причитать и плакать, стал дуть на них - руки были сильно опухшими и багровыми. - Ты, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна берешь на себя ответственность за презренного вора Хантару? - в голосе мага не было удивления. - Хорошо. С этого момента и до окончания Великого Праздника Десятилетия его жизнь принадлежит тебе. Но за любую его провинность наказание будет наложено на тебя, доблестный Ричард Блейд. Купец схватился за голову обеими руками. Блейду тоже такой поворот не очень понравился. Зато лицо Хантары просветлело, он мгновенно понял, что легко отделался. - Благодари благодушие доблестного Ричарда Блейда из Бреддонна, - недовольно бросил маг вору. - А то остался бы ты без рук и, поистине, заслуженно! В дверях обеденного зала появился молодой человек в светло-голубых, почти белых одеяниях и быстрым шагом, почти бегом направился к столу Блейда. - По вашему зову прибыл, мудрый маг Фаттаргас, - отрапортовал он и протянул магу кольцо. По приказанию? Блейд задумался. Похоже маг владел не только пирокинезом, но и телепатией. На будущее надо быть осторожным в их присутствии, очень осторожным. Действительно маги надежно контролируют происходящее. Во всяком случае здесь, на острове - в этом сомневаться не приходилось. Фаттаргас что-то шептал на кольцо. В пустом металлическом зажиме (где в перстнях вставляется украшающий камень) вдруг начал расти зеленый пузырик, который быстро заполнил пространство, прочно встав в перстень. С камня сорвалась небольшая зеленая искра и попала прямо в лоб воришки, тот вздрогнул от неожиданности, но не почувствовав боли и с неподдельным интересом уставился на камень. - Держи, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна. - Маг передал перстень Блейду. - Стоит раздавить этот камень и наказание, которое ты остановил своей добротой и великодушием, будет доведено до конца - презренный вор останется без рук. Но ты теперь отвечаешь за него, запомни. И еще скажу тебе, Ричард Блейд из Бреддонна, - маг встал и и сказал глядя сверху вниз: - Если хочешь победить на Великом Празднике Десятилетия и стать бессмертным в веках, будь осторожен. Не доверяй никому. Бывает, что для победы друзья подсыпают в пищу состязателю запрещенные снадобья, - маг кинул быстрый взгляд на купца. - Мы все равно обнаружим это и снимем нарушителя с соревнований. Будь осторожен. Ты определился, какой секстет будешь представлять? - Нет еще, мы объявим завтра, - поторопился вставить свое слово Кух из Саброна. Блейд посмотрел на своего представителя и сказал: - Если меня возьмут в секстет Ордорима, я бы желал защищать их цвета. - Очень достойное решение, - сказал маг, а Кух непроизвольно сделал недвусмысленный досадный жест. - Ордорим - прекрасная страна с разумными
в начало наверх
законами. Я одобряю твой выбор. Конечно, они не откажутся принять в свой состав такого воина, да еще в красных одеждах лидера. Извините, что надолго оторвал вас от обеда, я ухожу. Мы еще встретимся. Следи за этим презренным, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна. Мне будет досадно если с тобой случится неприятность. Маг встал и в сопровождении человека в светло-голубых одеждах пошел к выходу из обеденного зала. Блейд смотрел ему в след. Интересно, а где же девушки? Блейд кинул взгляд на балкон - там их тоже не было. - Если ты выбрал меня представителем, - вдруг серьезно и сердито сказал Кух, прервав задумчивость Блейда, - то позволь мне решать за какой секстет ты будешь выступать. - Я хочу выступать за Ордорим, если они захотят принять меня, - так же серьезно и твердо ответил Блейд, посмотрев прямо в глаза купцу. - А вот в денежные делах я целиком полагаюсь на тебя, досточтимый Виннир Кух из Саброна. Купец понял, что спорить бесполезно. Блейд взял со стола хронометр купца (язык не поворачивается назвать этот магический прибор часами) и посмотрел на символы. - Ты пойдешь со мной на ужин к Ланране? Вдруг действительно будет сделано предложение вступить в секстет Ордорима, тогда твое присутствие будет необходимо... - как можно мягче спросил разведчик своего представителя. - Если ты просишь об этом, - лицо купца смягчилось, - то я не могу отказать тебе. - Хорошо, спасибо. А с этим что будем делать теперь? - Блейд кивнул на приютившегося на краешке стула рядом с их столом Хантару, с ужасом смотрящего на перстень в руках нового хозяина. - Для начала, - предложил купец, - надо его крепко побить, чтобы дурь из башки выбить. А потом пусть служит тебе. Тебе все равно надо нанимать кого-то, так пусть уж этот, раз достался на таких условиях, отрабатывает. - Если уж брать кого в услужение, то я предпочел бы красивую девушку, а не эту гнусную рожу. Пусть знает и хорошенько усвоит, что в случае чего я без колебаний раздавлю перстень, да и сам душу выну из него, и мотает по своим делам. Лицо Хантары при этих словах оживилось. - Ну уж нет! - парировал купец, убивая едва родившуюся у воришки надежду. - Раз уж таковы условия мага, то я глаз с него не спущу. Платить не надо, так пусть мне служит, работы на корабле всегда полно. А побить его все равно рекомендую. Купец Кух из Саброна оказался прав. Не на интимное свидание приглашала Блейда дочь царя Ордорима - для деловых переговоров. Правда, тщательно замаскированных под светский прием. Блейд и так сильно подозревал о чем пойдет речь (а Кух был просто убежден в этом), но когда он увидел сидящих в роскошных апартаментах царской дочери семерых сильных мужчин, с любопытством рассматривающих его, Блейда, все сомнения испарились. Семь состязателей - Блейду их представили сразу, слова Ланрана не сомневалась в согласии Блейда присоединиться к ним. ("Почему семь? Ведь секстет?" удивился Блейд, но быстро выяснилось, что правилами дозволяется иметь половину от состава запасных, на случай травм и ранений - то есть еще трех). Блейду представляла их сама Ланрана, всем своим видом показывая гостю, что представляет равных ему - Ристар Лих, самый старший из них, примерно равных лет с Блейдом, это уже будет его третий и, наверное, последний Великий Праздник Десятилетия; Арпад Монорах, мрачный скуластый высокий мужчина, лет тридцати, с глубокими морщинами на лице и лысым черепом - лишь черный хохолок украшал высокий лоб, как насмешка или воспоминание о былой роскоши, встретиться с таким бойцом Блейд бы не хотел, впрочем он прекрасно понимал, что слабых противников на Состязаниях не будет (черт, а ведь Блейд еще до сих пор не знает в каких вида придется состязаться, но не расспрашивать же прямо здесь, проявляя свою неосведомленность!). Остальные пятеро, Блейд еще не запомнил их имена, были молодыми мужчинами от двадцати до двадцати пяти лет, один из них, кажется, Ибид, был вообще еще юношей, едва ли не восемнадцати лет, даже не брился ни разу. Ристар и Арпад, если и обращались за столом к товарищам, то с огромным чувством превосходства. А вот с Блейдом разговаривали уважительно - признавали его силу. Однако, не для общения с состязателями пришел Блейд в личные апартаменты дочери царя Ордорима. Впрочем, красивых женщин за богато накрытым столом тоже хватало. Но ни на кого, кроме Ланраны, Блейд и смотреть не хотел - может быть, напрасно. А она, Ланрана, вела себе как опытная кокетка - нет, она ни намеком ни дала понять, что недоступна для Блейда, что связь невозможна, нет! Зачем отвергать и терять такого бойца? Но и близко к себе не подпускала. За весь вечер даже приблизиться на расстояние касания к ней Блейду не удалось - его одаривали лишь многообещающими намеками, не больше. Но чем труднее цель, тем больше ее хочется добиться! А она была красива, несомненна красива. Какие-то флюиды исходили от нее, заставлявшие чуть ли не дрожать как юнца Блейда. Это Блейда-то! Много повидавшего, опытного, невозмутимого! Он сам себе поражался. Впрочем, когда он поклонился ей на прощанье, то подумал: так наверное к лучшему. Неинтересно все сразу получить и без борьбы. Он не сомневался в победе, хотя и понимал, что победа потребует напряжение всех сил, всей души и всех знаний. Победа на ристалище, победа в постели. Кух не терял времени даром, во всяком случае, он был доволен переговорами с Ристаром, ведающим по совместительству и денежными делами секстета. Вопрос был решен, и единственное, что оставалось - это завтра на торгах объявить Блейду о своем решении выступать за секстет Ордорима. Если какой-либо секстет предложит сумму в семь раз превышающую, то Ордорим имеет право вступить в торг. "Но вряд ли это случиться, - заметил Кух. - Хотя было бы неплохо!" - А Ланрана действительно хороша, - заметил на прощание Кух Блейду. - И я могу тебе подсказать способ, как гарантированно добиться ее. - Как? - рассеянно спросил Блейд. - По традиции, в ночь после получения венца абсолютного чемпиона Великого Праздника Десятилетия, победитель может захотеть любую женщину и никто, даже царица самого сильного государства, не вправе отказать. Так что тебе совсем нетрудно будет добиться Ланрану - лишь победи на состязаниях и все дела! - Хорошо, - пожал плечами Блейд. - Я так и сделаю. Спокойной ночи, Винни. - Спокойной ночи, Ричард Блейд из... - Дик. - Спокойной ночи, Дик. До завтрашнего утра. Я тебе после торгов покажу город, как и обещал. - Да, где бы мне познакомиться подробнее с правилами состязаний? - вспомнил неожиданно Блейд о важном. - Где? - Кух уже не удивился вопросу, он просто размышлял как проще всего помочь Блейду. - О, да ведь по сообщателю в первую стену третьего дома показывают истории Великих Состязаний. Рекомендую. А сами правила тебе подробно объяснят на Паттахе, где ты проведешь тринадцать дней... Сейчас Блейд лежал на чем-то вроде тахты перед полусферой магического сообщателя с отключенным звуком (служительница гостиницы подробно объяснила заклинания), смотрел на инсценировку из истории древней войны Таллаха (как неестественно персонажи тыкали друг в друга мечами и столько крови от подобных ран фонтаном не бьет; слишком много крови в этой инсценировке, в жизни так не бывает) и думал. Перед глазами стояла Ланрана. Блейд думал о том, что лишь один день провел в этом странном мире и уже полюбил его. Да, ему здесь нравится. Он любит, когда судьба решает за него, что делать, и ему остается лишь побеждать. Или проигрывать. Но ставка - жизнь, и он еще не проигрывал ни разу. И не собирается. Но Таллах - исключение. Здесь сражаются не за смерть, а ради жизни на всей планете. За честь. И он победит! Чего бы ни стоило! Должен победить. Иначе перестанет себя уважать. Хотя, черт побери, в чем заключаются состязания? Он вспомнил этого невоспитанного темнокожего атлета. В поединке такой не страшен, хотя опасен. Главное в бою - победить силой воли, победить психически, тогда противник не устоит. Этого Шриккабора Блейд уже победил. Но есть другие. Шриккабор из претендентов, но не главный фаворит. Что за Кираб Молния? Не плохо бы его сейчас по сообщателю увидеть... В дверь постучали. Блейд не спеша встал и открыл. - Здравствуйте, - красивая девушка, внешне отдаленно напоминающая Ланрану, стояла в дверях. Она рассмотрела Блейда, который был в одной набедренной повязке (жарко в комнатах) и взор ее наполнялся восхищением. - Меня прислал досточтимый Виннир Кух из Саброна, скрасить досуг доблестного Ричарда Блейда из Бреддонна. Меня зовут Парла... Блейд оглядел ее в свою очередь, вздохнул и сказал: - Проходи. Она была хороша, но, как ни странно, особого чувства благодарности к Куху Блейд не испытал. 4 - Вставайте, доблестные состязатели! - прозвенел в глухой утренней тишине густой бас мага. Блейд проснулся мгновенно и сел на кровати. Кираб Молния тоже проснулся сразу. Их койки (или постели, если выражаться изящно) стояли рядом. Блейд молча кивнул Кирабу и встал. У торцевой спинки кровати, прямо на полу лежали его одежды - рубаха и штаны из грубой ткани и легкие сандалии. Одежды состязателей отличались друг от друга только символом на правой груди, одежды Блейда отличались от одежд членов секстета Ордорима только тем, что перевернутая вниз семерка была начертана на красном круге - знаке, совершенного Блейдом подвига. Восьмой день, из положенных тринадцати дней карантина перед Состязаниями, проводил Блейд на острове Паттах. Больше четырехсот атлетов из пятидесяти трех секстетов (включая запасных, разумеется) жили бок о бок на этом угрюмом, резко отличающемся от прекрасного гостеприимного Таллаха, острове. Лишь названия были созвучны, на этом все сходство кончалось. Состязатели жили в одном огромном бараке, живо напомнившем Блейду армейские казармы, и вместе работали под присмотром немногословных надзирателей в длинных светло-голубых, почти белых одеяниях. Состязатели строили монумент. Двадцать второй на острове. Долженствующий во все века напоминать о Двадцать Втором Великом Празднике (двадцать втором, хотя история Состязаний насчитывает всего семьдесят семь лет, потому, что сперва Состязания проводились каждый год, когда война могла вспыхнуть в любом регионе мира, для выпускания черной крови и злобных эмоций, так сказать). Строили тяжело - выбитые заранее из крепкой горной породы огромные блоки (чуть больше ярда длиной и по пол ярда в высоту и ширину), катили на низких примитивных тележках за три-четыре мили к берегу, где возводился памятник и с помощью примитивных лебедок, практически вручную, поднимали вверх. На монументе потом будут выбита имена всех строителей. Вторая половина дня отводилась под тренировки. Блейд наконец во всех подробностях узнал в каких видах спорта ему придется состязаться. Как он и предполагал к олимпийским видам они не принадлежали. Схватка без оружия, "победил, когда противник потерял сознание"; бег в полном вооружении на расстояние, как прикинул Блейд, около тринадцати миль - из секстета один мог не добежать до финиша, остальные должны идти вровень; групповая схватка с боевым оружием; гонки на колесницах, запряженных шестеркой лошадей по трассе вокруг берега Таллаха (двадцать четыре мили круг, четыре круга), причем возничего противника можно сбивать тупым копьем; и наконец, последний день, жемчужина, кульминация - одиночные схватки с оружием. Блейд выглянул в незастекленное узкое окно - ночью было отчего-то холодно. Действительно, небо было свинцовым, вот-вот готовым разразиться проливным дождем. Блейд пошел в умывальню. Здесь, на Паттахе словно и не знали никогда удобств, что окружали всюду на Таллахе. Впрочем, в жилищах магов может такие удобства и были. В казарме же обстановка была самая спартанская - в огромной умывальне по стенам были выбиты два желоба, в том что выше и глубже текла чистая вода. Блейд с удовольствием окунул в нее голову, чтобы стряхнуть остатки сна. Спальных помещений по шестьдесят коек было семь - по числу отрядов. Блейд уже знал многие тонкости состязаний, правила у них, надо сказать, достаточно запутаны и сложны. Так, например, каждому игроку секстета присваивался номер. И в зависимости от номера за победу присуждались очки. Номер шестой секстета мог победить фаворита состязаний и все равно секстет получал одно очко. За победу же номера первого или второго даже над слабейшем секстету шло десять очков.
в начало наверх
Блейд был в отряде вторых номеров, с ними жил бок о бок и изучал их. Первым в секстете Ордорима был Ристар. Блейд сперва даже немного оскорбился, но очень быстро понял, что первый секстета, это не столько лидер, сколько руководитель команды, играющий тренер. И все фавориты, о которых весь день трещал сообщатель были во втором отряде - только Шриккабор предпочел быть первым в секстете Маласта, по каким-то одним маластцам понятным причинам. И славу Богу - не видеть эту черную рожу постоянно Блейд посчитал за счастье. Блейд привел себя в порядок и не дожидаясь остальных пошел в столовую. Во втором отряде вообще общались мало, взаимоотношения здесь были ровные и спокойные (в шестом и седьмом отрядах, где были младшие и запасные игроки драки случались постоянно и по любому поводу, маги-наблюдатели не препятствовали выяснению отношений). А вообще Блейду нравились его товарищи по отряду (правда, в глаза бы он им этого ни за что не сказал). Когда они вышли из чрева подводного чудовища и наконец-то вздохнули с облегчением - неприятно провести шесть часов в тесном закрытом помещении с подрагивающими живыми стенами и знать, что находишься внутри живого существа, ощущение такое, что вот-вот по стенкам салона желудочный сок польется - Кираб Молния сам подошел к Блейду. - Ты совершил паломничество к Священному камню? - спросил прославленный состязатель из секстета Золотой Короны. - Я, - спокойно сказал Блейд и представился, добавив название неизвестного ему острова, который здесь считали его родиной, а он не спорил. - А кто ты? - Кираб Молния. Мне приятно познакомиться с тобой. - Мне тоже, - на всякий случай ответил Блейд. После знакомства с Шриккабором он ожидал всяческих неприятностей от главных конкурентов. Но симпатичное лицо Кираба освещала дружелюбная открытая улыбка и Блейд спросил: - Ты предлагаешь дружбу? - Сейчас нам дружить трудно, - улыбнулся Кираб. - Но если ты свыкнешься с мыслью, что в финальных боях я воткну тебе в грудь меч, то считай, что я предлагаю тебе дружбу. - Если ты свыкнешься с мыслью, что и я могу воткнуть тебе меч в грудь, - в тон Кирабу ответил Блейд, - то я принимаю твое предложение. - Договорились. Все рассудит ристалище. Они хлопнули друг друга в вертикально поднятые ладони - таков был знак приветствия и доброго расположения у обитателей местного мира (хорошо, хоть не носами тереться или, к примеру, целоваться). Но дружбы как таковой у них не получилось. И Блейд расценивал этот диалог, как заключения пакта о ненападении и честном ведении борьбы. Примерно такие же отношения у него сложились с состязателями его и первого отрядов - с членами нижних отрядов он как-то не общался. Молодняк держался в стороне. Блейд сел за длинный оструганный стол перед чашкой с кашей и задумчиво взял несоразмерно большую деревянную ложку. Кормили здесь много и сытно, что говориться "от пуза", но не шибко изысканно и до унылости однообразно. Каждый день три часа отводилось на схватки членов первого и второго отряда друг с другом. Схваток без правил и без оружия, как понимал Блейд, чтобы главные претенденты могли изучить предстоящих противников. Сто десять схваток за тринадцать дней - девять в день по пятнадцать минут. Нельзя сказать, чтобы они были утомительны - так разведка боем, больше потеха, чем настоящая работа. Вчера он встречался с Кирабом Молнией. Тот явно не раскрывался, не показывал чудес смелости, ловкости и мастерства. Но и Блейд до поры до времени не видел смысла показывать свои тайники. А их у него было достаточно - главный козырь: прекрасное владение приемами карате, плюс неплохое знание бокса и вдобавок многолетняя практика владения мечом и другим холодным оружием в мирах "Измерениях Икс", где защищал он не свою честь, а жизнь саму. Впрочем, разницы для Блейда между понятиями "честь" и "жизнь" практически не было. Столовая наполнялась, стало шумно. За столами младших отрядов спорили за место, там каждый хотел показать себя сильнее и круче соперников. В старших отрядов такого не было - состязатели с первыми и вторыми номерами знали на что способны сами и уже умели уважать соперников. Даже Шриккабор на Паттахе воздерживался от своих выходок (может, потому что по сообщателю о сборах состязателей ничего не говорилось?). Поэтому приветствовали будущих соперников утром кивком головы и все, общение на день почти заканчивалось. О чем говорить? Блейд прекрасно понимал цель проводимых магами сборов. Чтобы состязатели должным образом настроились на борьбу. И был согласен с этим - перед решающей битвой, воин не должен предаваться роскоши и плотским утехам. Женщин на острове не было вообще, даже на кухне управлялись мужчины. И это Блейд одобрял, хотя образ гордой и неприступной Ланраны нет, нет да и вставал перед глазами. Но это подождет. И еще об одном обстоятельстве сидения на отрезанном от мира острове рассказали Блейду. В мире Таллаха множество магических и растительных стимуляторов. Присутствие их в организме состязателя в первые три дня после применения распознается магами легко. Но вот уже на пятый-седьмой день, они распознать нарушителя не могут. Ни один стимулятор не влияет на организм дольше одиннадцати-двенадцати дней. По всей вероятности, тринадцатидневный карантин главной целью преследует невозможность злоупотребления, чтобы все состязатели были в равном положении. Скорее всего, действительно так - Блейду, по большому счету это было безразлично. Он знал, что должен победить - потому что должен, потому что он Ричард Блейд. Это для него единственный и решающий фактор. А вот для жителей этого мира Великий Праздник, поистине был великий. Состязания заменяли в этом мире религию, и не было для жителей четырех континентов ничего важнее. Блейд бы ничуть не удивился, если бы узнал, что сотни болельщиков умирают от разрыва сердца у полусфер сообщателей. Если уж итальянские тиффози способны застрелить жену, которая предлагает ужин за пять минут до окончания финала кубка мира по футболу, то тут могут быть и еще более эмоциональные поступки. Блейд поел первым, за добавкой не пошел (не большой он поклонник каш, какие бы они питательные ни были) и вышел на свежий воздух. В беседке их отряда уже ожидал Пасскор, курирующий их маг. Блейд не пошел туда, он не хотел сидеть молча или отвечать на нечего незначащие вопросы. Просто сел на одну из приземистых скамеек и подумал: ну почему эти бестолковые маги не могут изобрести сигареты? Как хорошо было бы сейчас затянуться разок-другой... Случайно ему на глаза попался оброненный кем-то гребень. Блейд поднял его и рассмотрел: из чего-то вроде кости изготовленный, обычный дешевый предмет туалета. Блейд хотел отшвырнуть его в камни, но в последний момент передумал и напряг слегка ментальные способности - пусть Сынок Ти поработает, пусть Лейтон знает, что с ним все в порядке, что скучно и безопасно... Блейд улыбнулся, вспомнив второй день своего пребывания на Таллахе - вот его светлости-то он задал работенки. На торгах все прошло тихо и гладко - Блейд сообщил в присутствии огромного числа зрителей, среди которых были купцы и представители почти всех секстетов, а также множество людей в синих одеждах всех степеней насыщенности вплоть до самых темных (но Фаттаргаса, как ни странно не было), что желает выступать за секстет Ордорима. Вышел Ристар Лих из Ордорима и назвал сумму вознаграждения за выступление Блейда в их секстете. Зал охнул. Желающих торговаться не нашлось: предлагать в семь раз большую сумму в звонких серебряных таллаханах не решился никто - к вящему сожалению Куха. На этом торги для Блейда закончились. Ристар отсчитал Куху аванс в размере трети, а Кух отсчитал Блейду его долю. Все монеты в довольно объемный кожаный мешочек, висевший на поясе Блейда, учитывая, что там уже звенела доля от вчерашнего выигрыша, не влезли, пришлось подвесить еще один полный и еще один на четверть лишь пустой. "Как бы не срезали в давке", - подумал Блейд, помня о драящем сейчас палубу на корабле Куха Хантаре, за которого он теперь отвечал. Собственно, чтобы Хантара не выкинул чего-нибудь недозволенного была забота Куха. "Все в порядке", - сообщил утром купец насчет воришки и Блейду стало любопытно: сколько у провинившегося появилось за ночь синяков и кровоподтеков? После торгов Кух, как обещал, повел показывать Блейду город. Но, хотя трещал купец о величественных храмах и стадиумах, оказались они в торговом квартале. Который был, конечно, менее красив чем главные улицы, но более полезен. Они стали обходить оружейные лавки. Мечи, щиты и шлемы украшали бесчисленные прилавки бесчисленных магазинов. По отсутствию грудных лат, наплечников и прочего, разведчик понял, что на состязаниях они не используются. Шлемы он не любил, поэтому все внимание уделил мечам. Он долго ходил из лавки в лавку, решив обойти все и лишь на втором обходе сделать окончательный выбор. Кух не стерпел, сказал, что у него важные дела и не обидится ли доблестный Ричард Блейд, если купец оставит его одного. "Иди, иди", - добродушно отпустил его Блейд, радуясь, что сможет спокойно пользоваться телепортатором. Когда купец удалился, Блейд приценился - при Кухе это было не очень-то удобно - прикинул цены: отличный меч стоит пять-семь таллаханов, подсчитал, что у него тысяча двести с чем-то серебряных монет и пустился во все тяжкие. Он обошел наверное все лавки - сообщатели, в зависимости от размеров стоили от полутора-до шести серебряных монет, а вренометр, так вообще стоил пятьдесят таллов (талл - одна стосемидесятая таллахана). Он покупал все подряд, крупные вещи вроде сообщателей за десять таллов относили в его апартаменты в гостинице, мелкие вещи он стразу отправлял Лейтону. Блейд не брезговал ни чем, особенно предметами с магическими свойствами, которых здесь на Таллахе, месте их производства, было чрезвычайно много - от разнообразия разбегались глаза. Блейд покупал не вникая в предназначение и тут же отправлял - пусть его светлость голову ломает. Блейд, правда, сильно сомневался, что магические аналоги земным бытовым электроприборам будут работать в его мире - наверное, все-таки источник энергии был где-то здесь, на Таллахе, но какое ему, Блейду, до этого дело? И Блейд с удивлением подумал, что наверное впервые не ворует отправляемые Лейтону предметы, а честно покупает. Под вечер, утомившись и истратив почти все деньги - только что мебель не стал покупать - он зашел в оружейную лавку, где хозяин показался ему симпатичным. Они долго и приятно проговорили о мечах, Блейд-то уж понимал толк в этих вещах, а хозяин тем более, и наконец оружейник не выдержал, провел Блейда в запасники. "Вот, старинные вещи, - хвастливо сказал хозяин. - Нынешним не чета, только тебе они, к сожалению, не нужны..." - "Почему?" - удивился Блейд снимая со стены длинный двуручный меч. "Потому, что не клейменые, маги на состязания с ними не допустят." Да, Блейд вспомнил, что на всех мечах, выставленных для продажи, стоит маленькое клеймо у на клинке у самой гарды: указующий к острию лезвия перст, символ Мудрости Мира. "Я куплю просто для себя, из любви к прекрасному", - признался Блейд, чем привел хозяина в полный восторг. А оружие в подсобной комнате оказалось превосходным - за столько лет не потеряло ни остроты, ни блеска - и еще лет триста не потеряет, славные были мастера в этом мире, знали великие секреты. "Это малацкий широкий меч, - пояснял хозяин с удовольствием, - им в основном рубили. Маласт был одной из самых воинственных держав, и оружие подстать. А этот из города Да, что на Пратте, сейчас этого города уже нет, еще до вмешательства магов разрушен, а меч вот остался... А этот из Салии, только там делали такие тусклые и легкие, этот, изогнутый, из Хабрана, этот..." Блейд рассматривал, взмахивал, расспрашивал, хозяин и забыл, что уже пора закрывать лавку. Но денег у Блейда хватило лишь на три меча, хотя он облюбовал семь. "Эх, дьявол, сразу сюда не зашел, а всякую дрянь для Лейтона покупал!" - подосадовал в сердцах Блейд. Но хозяин пошел на встречу. Он знал, кто зашел в его лавку: человек в красных одеждах лидера, да и сообщатель хозяин смотрел регулярно. Имя Ричарда Блейда из Бреддонна сейчас у всех на устах. И договорились, что Блейд после выплат премиальных рассчитается - хороший человек этот оружейник! Блейд совсем не подумал, о рекламе для лавки: "Сам Ричард Блейд из Бреддонна покупал здесь мечи!" А может, за ненадобностью, этим товаром никто не интересуется, ведь без клейма меч с состязаний снимут, а для чего еще нужно оружие в мире, где нет войн? Блейд не доверил столь ценные предметы носильщику и не отправил сразу же в свой мир. Хотел рассмотреть еще раз в спокойной обстановке, в номере гостиницы. Там уже стояло множество купленных им сообщателей, и других громоздких вещей, средняя комната напоминала склад. Блейд решил наплевать на то, что подумает прислуга гостиницы, не обнаружив завтра все это богатство и стал телепортировать один чудо-прибор за другим. Наконец отправил последний сообщатель, чуть утомившись от ментального труда, поплескался в фонтане освежителя и стал не спеша рассматривать "приобретения для души". Сколько жизней унесли эти мечи, сколько горя и славы они принесли? Хорошие мечи, классные, каждый хорош по своему. Жалко отдавать такие мечи в загребущие лапы профессора, который ничем не брезгует, достойное место они бы заняли в коллекции самого Блейда. А почему, собственно, он должен отдавать честно приобретенные мечи Лейтону, с какой стати? Мало что ли он игрушек отправил - хватит с его светлости! Блейд порывисто встал с дивана, на маленьком столике у окна лежала стопка кружков с нарисованным на обратном стороне знаком гостиницы. Пишущей палочкой (что-то вроде фломастера земного) написал на семи кружках: "Собственность Ричарда Блейда" (чуть было не дописал на первой "из Бреддонна") и тщательно прикрепил к рукояти каждого меча. Полюбовался в
в начало наверх
последний раз и телепортировал один за другим. Ему было плевать, как лорд Лейтон отреагирует на таблички - пусть только попробует не отдать, когда Блейд вернется! Пусть только попробует! - усмехнулся Блейд, представив предстоящие споры и встал. Его отряд уже собирался на работу. Давным-давно Блейд не ходил в строю! Да и теперь всего шесть дней осталось - во время состязаний его в строй не вставишь. Да пожалуй, и никто из их отряда не встанет, каждый - личность. Победа на Состязании будет дорога стоит, Блейд прекрасно это понимал. Но что он был бы за разведчик, если бы сомневался в собственных силах, в собственной предстоящей победе?! К тому же у него перед остальными преимущество: все эти могучие, уверенные в себе мужчины, безусловно отчаянные борцы. Борцы. А он - воин! Кроме спортивных состязаний, пусть с оружием, пусть жестоких, они не видели ничего. А Блейду доводилось убивать, вести за собой целые армии... Неужели он уступит мирным жителям Таллаха? Да ни в жизнь! Как Блейд и предполагал, полил дождь. Пока еще не очень сильный, но по всему ясно - денек сегодня будет тяжелый. И тем не менее, даже здесь, на мрачном скалистом Паттахе, среди суровых и немногословных соперников, ему нравился этот открытый дружелюбный мир, где семьдесят семь лет не знают войн. "Надеяться увидеть мир без насилия все равно надо!" - вспомнил Блейд слова Дж. Странно, но старик оказался прав. А Блейд-то не верил, что такие миры существуют! Подходя к недостроенной пирамиде Блейд подивился, как быстро она растет. Четырехгранная пирамида, двадцать вторая на Паттахе. Когда Блейд увидел впервые монументы в честь Состязаний, он даже не поверил, что они смогут построить подобную хоть самой малой из двадцати одной. Но теперь посчитал, что возможно они переплюнут и самую высокую. Работали не за деньги - за совесть и честь. Раньше Блейд слышал гипотезы о том, что египетские пирамиды построены пришельцами, и даже где-то склонен был согласиться, зная что пришельцы на Земле бывали на самом деле - ну действительно, как могли древние египтяне с убогими техническими средствами возвести такие колоссальные сооружения? Однако теперь Блейд готов был постучать по лбу каждого, такие гипотезы выдвигающие, теперь он знал как это делается практически голыми руками на одном энтузиазме. Несмотря на ливень работы не прекращали. Сегодня Блейду досталась задача несложная - вместе с Кирабом Молнией и еще двумя атлетами они принимали каменные блоки, крепили их специальными скобами к прочным веревочным тросам и за другие концы тросов тянули блок с помощью примитивной лебедки вверх. Бревно высотой ярдов в восемь и толщиной в пятнадцать дюймов, с четырех сторон подпертое бревнами чуть потоньше, наверху центрального столба прикреплено большое железное кольцо через которое продет трос - вот и вся техника на строительстве такого сооружения. Наверху другая четверка состязателей открепляла блок и укладывала на место, где камень будет покоиться до скончания веков, напоминая всем о предстоящем Двадцать Втором Великом Празднике. День как день, впереди еще пять подобных дней, если не считать этого. И ничто не предвещало беды. Мокрые волосы прилипли ко лбу, струи воды стремительно убегали под широкий ворот рубахи, сухого места не осталось на Блейде. Но это не очень мешало, даже веселее работалось - из-за шума дождя не поговоришь, кричать "Давай!" напарникам и то трудно. Состязателю, имени которого Блейд не помнил, лишь что он из секстета Аррюира, еще сложнее приходилось - длинные мокрые волосы упрямо спадали на глаза, он их только смахнет, возьмется за камень, они снова падают, а по лицу течет вода... Неожиданно Кираб Молния остановился и настороженно поднял руку, призывая товарищей к вниманию. - Ты чего? - спросил Блейд, уже взявшийся со своего угла за каменный блок почти под тонну весом. - Там что-то происходит! - прокричал Кираб. Они работали со стороны пирамиды, смотрящей внутрь острова. А вот со стороны океана действительно доносились едва различимые из-за ливня крики. И тут сквозь стену дождя Блейд заметил несколько состязателей из младших отрядов, в панике уносящихся прочь. - Да, там что-то происходит, - сказал четвертый состязатель и начал оглядываться в поисках какой-нибудь палки. Оружия ни у кого не имелось. И вдруг, перекрывая грохот ливня, остров огласил рев - страшный рев, словно тысячи строчащих пулеметов, вместе с натужно работающими тысячью бульдозерами одновременно, да плюс еще тысяча врезающихся в дерево бензопил синхронно закатили странную симфонию смерти. Что за чудище может издавать подобные звуки, достойные оркестра Страшного Суда? С недостроенного верха пирамиды стали быстро спускаться состязатели, чуть ли не роняя тяжелые каменные блоки на головы работающих внизу. Где-то далеко справа один блок сорвался и полетел вниз, там еще ничего не заметили, и четверо работающих атлетов с трудом увернулись от неожиданной смертельной опасности. Но, похоже, опасность подстерегала сейчас не только их, но и всех находящихся на пирамиде и около нее. - Что там происходит? - прокричал Кираб Молния, ни к кому в отдельности не обращаясь. - Пойдем посмотрим. Он был настоящим воином и не боялся встретиться опасностью лицом к лицу. Блейд - тоже. Озираясь в поисках какой-нибудь палки, способной заменить оружие, они побежали на рев. Навстречу попался Шриккабор. - Спасайтесь! - крикнул он им. - Это вархадар, он пожрет вас! Он пожрет всех на Паттахе! Шриккабор был в истерике. Кираб Молния остановился, услышав его страшные слова. Блейд не знал, что такое вархадар, но разозлился и изо всех сил врезал темнокожему пощечину. - Куда бежишь, ты же воин! - в гневе прорычал Блейд. - Вархадар! Вархадар! - причитал Шриккабор и непонятно было: струи дождя бегут по черному лицу или слезы трусости. - Вархадар, он пожрет всех!.. Блейду стало противно, он отвернулся от Шриккабора. Кираб Молния и двое остальных стояли, не в силах стронуться с места. - Ты что? - заорал Блейд. - Кто такой этот вархадар? - Вархадар - Господин Океана, - прошептал Кираб и тут же взял себя в руки. - Идем, его надо остановить любой ценой! Они продолжили свой бег вдоль недостроенной пирамиды. - Остановите его! Остановите! - кричал маг в светло-голубых одеждах. - Сейчас придет помощь, остановите его! Не дайте ему выбраться из воды, тогда всем конец! - мог видно тоже очень испугался, но чувство долга не давало ему уподобиться сбежавшим трусам из младших отрядов. Но и сделать он ничего не мог - лишь вытянул к небесам руки и с пальцев его слетели голубые искорки. Дождь сразу стал заметно слабее. Пока шли работы, ливень не мешал, но когда всему острову угрожает гибель, остановить его оказалось несколько секунд? Но прочь несвоевременные мысли, что еще за господин океана? Блейд выскочил наконец за пирамиду и остолбенел. Такого он себе и представить бы не смог. Чудовище, размерами с крупнотоннажный танкер и с двумя чудовищными головами на толстых длинных шея, скребя по прибрежным валунам когтями на огромных лапах выбиралось из воды. Сколько еще плоти монстра скрывают серые волны было неясно, но до хвоста, вроде, еще далеко. И все спину вархадара улепляли пасти с мечеподобными зубами. То есть, у пастей конечно же были и глаза, и головы, и даже туловища с лапами и не менее грозными чем зубы когтями, но Блейд в первый момент увидел только пасти, готовые сорваться с породившей их плоти монстра и жрать, жрать, жрать и рвать зубами человеческую плоть... Дьявол, и ведь никакого оружия нет в руках. Будь прокляты эти бестолковые маги, забывшие в своем мире без войны об элементарной осторожности! Кираб Молния подскочил к ближайшей лебедке и пытался оторвать бревно, служащее опорой центральному. Блейд тут же подбежал к нему, залез изнутри, оперся спиной о вертикальный столб и ногами стал отрывать бревно. Вдвоем они справились быстро. Кираб, быстрым кивком поблагодарил, схватил было приобретенное оружие, но Блейд остановил его: "Куда?!". И взялся за второе бревно. Кираб помог ему оторвать и они вместе, держа словно копья толстые бревна помчались туда, где головы безмозглого монстра гонялись за обезумевшими от страха состязателями младших отрядов. - Остановите его, остановите! - истошно орал маг в светло-голубых одеждах. - Не дайте ему выбраться из воды! Скоро придет помощь! Наверное, он телепатически послал сигнал бедствия и мчаться уже на подмогу маги в более темных одеяниях. Ливень однако прекратился и даже из-за плотных облаков в маленькую образовавшуюся дырку робко проглянуло солнце, словно поддерживая отважных. Не все потеряли способность мыслить, как Шриккабор - многие атлеты, следуя примеру Блейда и Кираба разбирали на бревна лебедки, сверху в чудовище полетели многофутовые блоки с таким трудом затащенные наверх. Головы океанского монстра низко стлались по берегу, ярд за ярдом выбиралось чудовище на сушу и не было никакой видимой возможности остановить его. Блейд бегом, держа на вытянутых руках тяжелое бревно, приближался к левой голове. Один из состязателей, весь в крови и без ноги ползком пятился от приближающейся смерти, кричать он уже не мог - он молился своему богу. Блейд подбежал и, не прицеливаясь, обрушил бревно на голову чудовища. Голова была размерами не меньше двух ярдов в высоту, Блейд попал по макушке и единственно, чего добился - голова обратила взгляд желтых глаз на него. Но тут же удар бревна подоспевшего Кираба Молнии рухнул как раз на мягкие ткани нависшие над глазами, брызнула густая зеленая жидкость. Блейд не стал любоваться необычным зрелищем а, словно копье, направил бревно прямо в пасть, надавив на него, вложив в движение всю массу и затолкал бревно, разрывая монстру плоть почти на всю длину. Дело довершил еще один удар Кираба - жизнь погасла в глазах чудовища. И дрожь сотрясла многотысячетонное тело. Но вторая голова заревела еще страшнее чем в первый раз и, словно это был условный сигнал, сотни пастей, с силой, будто пущенные из хорошей катапульты прыгнули на берег. В этот момент точно сброшенный сверху каменный блок попал ровно в середку второй голова и она смолкла, упала безжизненно на валуны. Чудовище остановлено, остров в безопасности. Остров, но не сражающиеся атлеты... Блейд повернулся в сторону прыгнувших тварей, которые еще были относительно далеко - скакали прямо по берегу - и крайне неудачно поскользнулся на мокрых камнях, поросших хилой травкой или мхом, кто ее разберет. Будто почувствовав уязвимость врага мертвая голова монстра качнулась в сторону Блейда в агонии, клацнула зубами. В самый последний момент Кираб оттащил Блейда в сторону и поплатился: зубы-мечи прошлись по его левой руке и боку, кровь окрасила темную мокрую ткань рубахи. Блейд мгновенно вскочил на ноги, схватил уроненное Кирабом бревно и стал в бешенстве наносить удары по мертвой голове, словно мстя за раны Кираба. - Прекрати! - крикнул Кираб. - Там опасность! Небольшие твари (это в сравнении с самим вархадаром небольшие, а так размером с упитанного бычка) прыгали по берегу в поисках жертв. С десяток состязателей окровавленные лежали на берегу, и помочь некоторым из них уже ничто не могло. Но человек пятьдесят с бревнами от лебедок бились с океанскими тварями. - Ты как?! - быстро спросил Блейд у раненого товарища. - Порядок, живой! - крикнул тот и тут же справа зубастая тварь прыгнула на него. Блейд не успел даже крикнуть "Берегись!" Все происходило стремительно, как в кошмарном сне, да иначе и не может происходить в настоящем сражении. Вот Кираб стоял, а вот уже упал весь залитый кровью и чудовищные зубы сейчас довершат то, что начали когти - разорвут Кираба в клочья! Доли секунды понадобились Блейду чтобы принять решения (даже наверное, он его не принимал, просто тело само решило что делать) и нога в сложнейшем приеме из репертуара японских ниндзя врезалась прямо в глаз океанской твари, остановив порыв стальных клыков. Через прорези сандалии босую ступню окутала отвратительная масса глаза твари и Блейд резко выдернул ступню, да иначе он бы вновь упал. Тварь повернулась к Блейду и тот занес дубину, для решающего удара... Не синее, знакомое Блейду холодное пламя, а яростный алый огонь охватил всю уродливую тварь, обдав жаром и Блейда. Блейд огляделся - сотни подобных костров полыхали на берегу. Три мага в темно-синих одеждах стояли поодаль, держась за руки. Левого Блейд узнал. Это был Фаттаргас. Откуда он здесь, ведь маги Совета не покидают Таллах? Впрочем, здесь тоже исконная территория магов. Но как он так быстро добрался, неужели еще и телепортацией владеют эти непостижимые старцы? Но не время ломать голову над этими вопросами! Блейд склонился над Кирабом. Тот был жив, но без сознания. Весь правый бок Кираба был сплошной кровавой раной, рука висела, что называется на живой нитке - кость была просто переломана ударом твари. "Только бы остался жив, только бы остался жив! - бессмысленно бормотал Блейд осторожно, как годовалого младенца, беря могучее тело на руки. - Только бы остался жив!" За несколько минут Кираб ему стал близок,
в начало наверх
как друг с которым провел рядом десяток лет. Собственно, Кираб Молния собой спас жизнь ему, Блейду! У берега скопилось уже много магов и общими усилиями они (не руками естественно, а при помощи непонятной Блейду магии) заталкивали тело поверженного монстра обратно в океан. Нелепое зрелище - впору расхохотаться, если б не было так горько. Блейд, пошатываясь от тяжести, шел с Кирабом на руках к трем магам в темных одеждах. Подошел, положил к их ногам. - Умоляю, сохраните ему жизнь! - устало попросил Блейд у старцев. - Все будет хорошо, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, - сказал Фаттаргас. - Ты достойно вел себя, я горжусь тобой! Блейд не понял, к чему сказал эти слова маг, но и не до них ему было, честно-то говоря. Второй старец в таких же темно-синих одеждах встал на корточки над телом смертельно раненого, простер над Кирабом руки и зеленое пламя охватило состязателя. - Что вы делаете?! - вскричал Блейд, подумав, что Кираба кремируют, но Фаттаргас остановил его легким движением руки: - Все будет хорошо. Старец встал, зеленое пламя сделало почти невидимым черты Кираба - лишь полыхающий зеленым пламенем контур. Блейд не мог не верить Фаттаргасу, но на душе было гадко. Вернувшиеся к пирамиде воины младших отрядов приносили к магам раненых и мертвых. Головы беглецов были понуры - их вполне могли теперь отстранить от состязаний. И заслуженно. Погибших и тяжело раненых подносили к трем старцам в темных одеждах, те, что могли идти подходили к другим магам, в одеждах посветлее, которых вдруг оказалось у пирамиды множество. Блейд стоял над телом Кираба - пламя скрывало раненого целиком. - Иди к ним, - вдруг сказал Фаттаргас и показал на группу магов. - Ты тоже ранен. Ранен, где? Блейд увидел рваную рану на ноге и сразу же почувствовал боль. Интересно, когда это его, он совершенно не заметил. Маг в синих одеждах молча осмотрел его рану и простер над ней руку - такое же зеленое пламя охватило голень Блейда и он почувствовал легкое жжение. Через минуту пламя исчезло - раны как ни бывало, хотя запоздалая боль еще давала о себе знать. Маги чудесным образом вернули первоначальный облик не только Кирабу, но и вдохнули жизнь казалось в безнадежно погибших бойцов. Лишь один состязатель погиб - тот, которого проглотила одна из голов господина океана, вархадара. - На сегодня работы закончены, - громким голосом прокричал один из магов. - Сегодня объявляется выходной! Всем - отдыхать! Радости эти слова не принесли - выходной, так выходной, какая разница. Кираб лежал на камнях с закрытыми глазами, но дышал ровно. Блейд сел рядом с ним прямо на камни, боясь дотронуться, чтобы вдруг не навредить. Разорванная окровавленная рубаха была заботливо снята с пострадавшего и валялась неподалеку. Ни единой царапины не было на теле Кираба. Ни единой! Что за мир этот Таллах - поразительный мир, здесь не страшно погибнуть! И в совсем в новом свете для него предстали предстоящие поединки на ристалище. - Спасибо, Ричард, ты - храбрый воин, - сказал Кираб, (Блейд пропустил момент, когда он открыл глаза). - Оно могло меня сожрать и не было бы у тебя конкурента. Блейд обнял Кираба - он был счастлив, что тот жив. - Ты меня спас от верной смерти, - прочувствованно сказал Блейд. И добавил: - Но меч в грудь я тебе воткну! - Все рассудит ристалище, - широко улыбнувшись, ответил Кираб Молния. Странный мир этот Таллах! Такого Блейд еще не встречал. Прекрасный мир! А, может быть, прекрасны маги, сделавшие мир Таллаха таким? 5 Блейд не ошибся - возведенная ими пирамида на самом берегу каменистого угрюмого Паттаха на самом деле оказалась выше своих предшественниц. Только любоваться величественным сооружением жители мира Таллаха могут лишь по сообщателю. Маги, да следующие состязатели, что прибудут сюда через десять лет, смогут видеть это чудо рук человеческих своими глазами. Но магам не до праздного любования, а следующие атлеты будут больше озабочены предстоящими состязаниями... И все равно Блейду было приятно, что в этом грандиозном монументе есть частица и его труда, что его имя выбито на нижнем ярусе пирамиды. Осталось немногое - чтобы его изваяние встало в аллею героев уже на самом Таллахе. А для этого надо победить в Великом Празднике Десятилетия - всего лишь! Четырнадцатый день пребывания на Паттахе начался уныло-буднично: - Вставайте, доблестные состязатели! И, привычно кивнув Кирабу Молнии вместо утреннего приветствия, Блейд пошел в умывальню. Но сегодня не надо было строиться и идти на работы. Позади тягомотный карантин с тяжелой работой и тренировками. Вчера прошли зачеты, которых так боялись состязатели младших отрядов. Товарищи Блейда по второму отряду, как и по первому, об этом даже не думали. Они настраивали себя на серьезную борьбу, все это их не касалось. Они знали себе цену и если волновались о чем-либо, то как бы ее поднять еще выше. Блейд лишь выпил густой горячий напиток, отдаленно напоминающий какао, кашу есть не стал - сегодня он заставит Куха накормить его приличным обедом, пусть менее калорийным, но более вкусным. Он получил у магов свои красные одежды и меч, и гордо надел его. Ни у кого больше на острове оружия не было - такое право надо заслужить. И Блейд почему-то подумал, что если бы оказался в мире Таллаха не у Священного камня на крутой пальцеобразной скале, то все равно бы полез на нее, чтобы иметь возможность носить меч. Блейд стоял на хмуром берегу навсегда прощаясь с Паттахом. Вот и еще в одном мире Измерений Икс останется память о нем. И лишь от Блейда зависит, чтобы память эта выражалась не в выбитом имени на нижнем ярусе пирамиды среди пяти сотен других, а в гордом величии неповторимости - абсолютного чемпиона. А так ли надо Блейду, чтобы в чужих мирах оставалась память о нем? Ведь главная задача экспедиций в чужие меры - добыча знаний и ценностей. Это Лейтон так считает, пусть его. Блейду надо же совсем другое, он даже мысленно не может оформить словами что. Значит, в это неоформляемое словами входит и то, чтобы память о нем оставалась. Хорошо думается у серой глади океана о вечном, только думать-то вот не хочется... Состязатели старших отрядов друг с другом не разговаривали, ждали. Наконец огромные морские животные, специально выведенные в непостижимых подземельях магов, неспешно подплыли к специальному пирсу и раскрыли огромных размеров пасти, замерли недвижно. Маги в светло-голубых одеждах быстро перекинули мостки. - Прощай, Паттах, - мысленно сказал Блей и одним из первых шагнул в освещенную желтым тусклым светом утробу морского подводного лайнера. Блейд думал о Кухе, о вознаграждении, о том, что ему надо бы еще с деньгами походить по обильным лавкам Таллаха и не магические предметы телепортировать в родной мир, а произведения искусства, желательно из золота и драгоценных камней, которые ценятся везде, и что неплохо бы еще раз зайти к тому оружейнику и посмотреть его запасы, и что Лейтон обязан отдать честно купленное оружие, и что если Лейтон не поторопится забрать его из этого путешествия - Блейд в обиде не будет, и что... Блейд думал о прекрасном острове и его обитателях, думал о гордой красавице Ланране, ответных чувств которой он непременно должен добиться, думал о... Об очень многом думал разведчик садясь на низкую скамейку внутри живого подводного корабля, лишь о двухголовом вархадаре, господине океана, да о подрагивающих стенах, по которым, все время кажется, вот-вот потечет желудочный сок, он старался не вспоминать. Рядом сел Кираб Молния и улыбнулся одному из главных своих конкурентов. Он тоже старался думать лишь о светлом. "Мечтать не вредно, - решил Блейд, - помечтай, потому что в реальности украшать аллею победителей будет мое изваяние!" Ах, если б это было самое главное в жизни! Виннир Кух, купец из Саброна, встречал своего подопечного вместе с тысячами и тысячами гостей, съехавшимися на Таллах со всех четырех континентов и множества островов на главное событие их жизни - Великий Праздник Десятилетия. И Блейду почему-то стало приятно, когда он заметил в толпе встречающих Куха. Но еще более приятно ему было поймать взгляд прекрасной Ланраны, дочери царя Ордорима. "Если нет других путей, пройду самым сложным, но дойду до твоего сердца", - чуть ли не стихами подумал Блейд. Яркий и солнечный Таллах, весь в цветах и воздушных разноцветных пузырях высоко в небе, создавал легкое праздничное настроение после серых надоевших видов Паттаха. Почему-то сразу захотелось на арену, доказать, что достоин, что эти цветы и улыбки именно для тебя, что все эти празднично одетые многочисленные люди пришли встретить именно тебя, хотелось доказать - и немедленно - что они не ошиблись, вручив ему красное одеяние лидера и оружие легендарного героя. Но ни один краб на огне сразу не краснеет - всему свое время. Кух стоял прямо на пирсе, неизвестными путями пробившись через заграждения, не пускающие к прибывшим живым кораблям с героями предстоящих состязаний праздных любопытствующих. Люди приветствовали своих кумиров криками: - Да здравствует Кираб Молния из Империи Золотой Короны! - Да здравствует Ричард Блейд из Бреддонна, состязатель секстета Ордорима! И даже: - Да здравствует Шриккабор Верасор из Маласта! Да, подумал Блейд, у него тут есть масса почитателей - но откуда? Красные одежды завоевали симпатии? Или противники Золотой Короны чествуют его? Или здесь любят соревнования в чистом виде и приветствуют каждого? Скорее последнее. Но в любом случае он не обманет возлагаемые на него надежды. Наконец он поравнялся с Кухом. И они обнялись, Блейд даже немного удивился своему порыву. - Рад видеть тебя, - сказал Кух и разведчик понял, что тот искренен. - Дела идут как нельзя лучше, поторопился сообщить Кух, - хотя могли бы быть и еще лучше... Блейд сделал купцу жест "погоди, мол, я сейчас". Он встретился взглядом с Ланраной - она звала его. Он подошел к оранжевым носилкам с перевернутой семеркой наверху, весь секстет Ордорима уже стоял сзади почтительно поприветствовав свою госпожу. - Я видела, как ты сражался с вархадаром, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, - без приветствий сказала она. - По сообщателю показывали неоднократно. Я рада, что не ошиблась в выборе и такой боец будет защищать наши цвета... Блейд молча поклонился в ответ на похвалу. Даже если бы она отчитывала его - ему был приятен сам звук ее голоса. - Сегодня в первой стене второго дома прием в Обители Магов. Надеюсь, ты не очень устал, доблестный Ричард Блейд, и сможешь присутствовать? - Если вы этого хотите... - Блейд смело посмотрел в ее прекрасные черные глаза. - Хочу, - едва слышно сказала царственная Ланрана и почему-то отвела глаза. - Значит, я буду на приеме, - ответил Блейд. В гостинице "Небо Таллаха" его ждали приготовленные комнаты. - А почему другие? - поинтересовался Блейд у своего представителя. - Не буду же я платить, пока ты был на Паттахе, - удивился купец. - Но ведь эти ничем не хуже! - Да, конечно, - рассеянно ответил Блейд, рассматривая три абсолютно одинаковых меча, лежащих на столе. Он купил их еще перед отплытием на Паттах и теперь думал: достаточно ли они хороши. - Да, - не выдержал Блейд и спросил о волновавшем: - Что за прием в Обители Магов сегодня. Меня пригласила сама Ланрана и я не мог ей отказать... - Пригласила! - вспыхнул Кух. - О-о... лиса! Коварная лиса! Тут много изменилось, за эти тринадцать дней твоего отсутствия! - Кух встал с низкого диванчика без спинок и заходил по просторной комнате. - Я-то удивлялся - с чего это они за тебя на торгах так щедро предложили? А оказывается все проще, чем можно было подумать: они за тебя и в десять раз больше бы заплатили - на одном из трех спорных островов открыли в подземельях озеро Мудрости и теперь маги выкупят его просто за непредставимые деньги и блага. И хозяином острова, по законам магов, станет страна, секстет которой займет место выше. О-о, царь Ордорима и Кираба бы тебе в пару купил, если бы мог... Отец Ланраны чуть сам сюда не прибыл, да здоровье не позволило... Мне кстати, делались предложения снять
в начало наверх
тебя с соревнования и сумму предложили... - Кух внимательно посмотрел на Блейда. - Ты, надеюсь, отказался - деланно равнодушно спросил воин. - Да, да, конечно отказался, - поторопился заверить купец. - Перекупить тебя Золотая Корона уже не может - списки утверждены. Да и классификационные испытания ты выдержал прекрасно... - Какие испытания? - не понял Блейд. - Ну - пребывание на Паттахе, схватки, тренировки. Маги же внимательно наблюдали за всеми кандидатами... - А... - протянул лениво Блейд - Понятно. А почему здесь, в номере, нет чего-нибудь выпить: сока, там, или слабого винца. - Сейчас, сейчас, - засуетился купец. Он быстро произнес заклинание для вызова прислуги и дверь распахнулась, будто этого только и ожидали. Купец отдал необходимые распоряжения и повернулся к Блейду. Лицо его было серьезно. - Я поставил лавочку в торговых рядах и еще одну у стадиума - принимаем ставки. Маги не поощряют это, но закон гласит, что не запрещено, то разрешено... Поговаривают, что маги готовят такой закон, но на этих Состязаниях уже не успеют и... - Ты ближе к делу говори, - сказал Блейд, почувствовав что купец хочет что-то сказать, но не решается - вот и крутит вокруг да около. - Я принял на твою победу столько ставок, что если ты победишь, твой род не будет нуждаться ни в чем до семнадцатого потомка. - А если я не сумею победить? - усмехнулся Блейд. - Мне останется лишь забраться к Священному камню и спрыгнуть вниз, - честно сказал Кух. - Если я продам оба своих корабля, свой дом на Паклане и родовое поместье, а также всех шесть жен, мне все равно не хватит денег, чтобы расплатиться... - Я стану победителем, - сухо и спокойно ответил Блейд. - Какова будет моя доля? - Он вспомнил, что изделия из золота здесь стоят дешевле серебра и вспомнил о задачах экспериментов лорда Лейтона - чем больше он принесет ценностей из мира Измерения Икс, тем успешнее итог, а его победы в состязаниях (даже в Великом Празднике Десятилетия!) лорда Лейтона и Дж. волнуют мало. - Я еще не считал, - отвел в сторону взгляд купец, - но не менее трех сотен тысяч серебряных таллаханов. Солидно. И эта сумма - пять семнадцатых. А сколько же тогда получит купец? - Я смогу купить еще три-четыре корабля и участок земли на Таллахе, - честно ответил Кух на незаданный вопрос. - Иметь пусть самый маленький домик на Таллахе - мечта любого досточтимого гражданина любого из четырех континентов. - Ставки очень высоки... - задумчиво произнес Блейд. - Вот почему Ланрана пригласила меня сегодня на прием в Обитель Магов... - Пригласила! - хмыкнул Кух. - Она! Как же! Я, как твой представитель, получил приглашение от Совета Магов еще семь дней назад. Это обязательный ритуал - ты должен будешь принести клятву в честности и бескомпромисности! Там будут все состязатели и руководители секстетов - то есть цари и императоры всех стран мира. Попасть туда простому гражданину очень трудно и за большие деньги, об этом можно только мечтать. - Так ты не пойдешь, что ли? У тебя-то есть приглашение? - растерялся Блейд, которому вдруг очень не хотелось лишиться поддержки купца на приеме царственных особ чужого мира. И странные чувства одолевали его в отношении царской дочери Ордорима - ненависть к хитрости женщины, ведущей с ним политическую игру ради достижения своих целей, и в то же время неодолимое влечение... Есть в ней нечто, что очень редко встречается в женщинах. Очень редко. В Зоэ Коривалл это нечто было... - Мне придется идти на прием в Обитель Магов одному? - Как это одному! - гордо надул щеки Кух из Саброна. - Я приглашен персонально, как полномочный представитель доблестного Ричарда Блейда из Бреддонна, выступающего за секстет Ордорима. Я тоже буду приносить клятву вместе с любезной твоему сердцу Ланраной! Ритуал приема в Обители Магов был столь же пышен и столь же утомителен как прием какого-нибудь испанского или шведского короля в родном мире Блейда - доводилось присутствовать и бороться с тоской неодолимой. Все присутствующие (во всяком случаен - подавляющее большинство) хотят себя показать, затмить всех прочих пышностью нарядов... Никому - и прежде всего устроителям торжества - все это неинтересно, хочется чтобы скорее закончилось... Но традиции должны быть соблюдены в полной мере. И поет хор красивых девушек величественные гимны, и произносятся напыщенные речи, и текут благородные напитки... Каждый секстет представлялся по семь-десять минут. Учитывая, что секстетов на Состязании должно выступать пятьдесят три, то Блейд, прикинув, что и остальные церемонии (жеребьевка, праздничный концерт и чего там еще приготовлено у хозяев пиршества) займут время, приготовился сидеть в огромном прохладном зале до поздней ночи. Он понимал, что за всем происходящим следят невидимые и неведомые ему объективы сообщателя. И он удивлялся: завтра первые бои, важные для всех, зачем такой длинный и утомительный церемониал? Но он терпел, как впрочем и все состязатели - Блейд видел, что и Кирабу Молнии эта церемония в тягость. Кираб сидел за первым столом - среди шести секстетов-лидеров по итогам прошлых состязаний. Ордорим в их число не входил. Император Золотой Короны изредка обращался на равных к лидеру своего секстета, всеми силами выказывая расположение и доверие к лучшему состязателю страны, единственной надежде в споре с Ордоримом за столь неожиданно ставшие ценными острова. Император был не стар, с красивой черной бородой и в пышных, истинно императорских одеждах. Время от времени император бросал злой взгляд на стол, где сидели представители Ордорима и Блейд не мог понять на кого он смотрит, на царскую дочь государства-соперника или на него, Блейда, опасного соперника для его любимца. Стол, за которым сидел Блейд был рассчитан на двадцать человек и предназначался подданным Ордорима. Таких продолговатых столов, расставленных по окружности большого зала было более семидесяти - интересно, кто сидел за лишними столами? Накрыты столы были очень изысканно, но никто из состязателей к вину, хоть его и было вдоволь и было лоно великолепно, никто не притрагивался; атлеты пили сок, напоминающий смесь яблочного и апельсинового. Краем глаза Блейд отметил, что Шриккабор тем не менее подливает в бокал вина - не было бы опять скандала. Впрочем, Блейду-то какое дело, каждый создает свой образ в меру сил и устремлений. Кух, сидящий с краю за столом Ордорима был явно не вершине удовольствий, чуть ли ручкой не махал невидимым объективам сообщателей - привет своим женам что ли послать хочет? Позади него стоял тщательно побритый и постриженный Хантара в одежде слуг. Каждая страна имела свой цвет, но Хантара был в одеждах слуг магов - понятно, ведь Блейд-то родом не из Ордорима. Кстати, таких "наемных" состязателей было довольно много - некоторые страны не могли выставить секстет, или не допускались магами по каким-либо причинам, в некоторых странах конкуренция (как в Золотой Короне, например, или в Маласте) была очень высока и атлеты, не ужившись с лидерами, искали счастье и заработок в секстетах других стран. Блейд сидел по правую руку от Ланраны, возглавлявшей представительство Ордорима. Слева от нее сидели советники, справа - состязатели. Между нею и Блейдом был Ристар. Но царская дочь ни разу не посмотрела в сторону Блейда. Для чего, дьявол, она его персонально приглашала? Издевалась над ним, что ли? Взгляд Ланраны был устремлен на середину зала, где стояло возвышение. Сейчас там держал речь перед Советом Магов и всеми состязателями и их властителями император Золотой Короны. Он говорил о доблести состязателей и честности - пусть победит достойный! Ненависть сквозила во взгляде царской дочери, она вдруг повернулась к Блейду и загадочно улыбнулась ему. И опять Блейд не понял, что в этом взгляде и улыбке? Церемония длилась долго, после представления первых шести секстетов гости стали непочтительно вставать из-за столов и сбиваться в группы по интересам. Правители и состязатели продолжали держать традиционные речи, их никто не слушал, и никого это не удивляло. Лишь семнадцать магов в темно-синих одеждах сидели с прямыми спинами в своих креслах. Они ничего не пили и не ели - они принимали присяги. Когда Блейд поклялся выступать честно и бескомпромисно и вернулся за стол, то подумал, что пора потихоньку сматывать отсюда, чтобы выспаться перед завтрашними поединками. Вряд ли они будут легкими. Тем более Ланрана его не замечала, и это злило обычно хладнокровного разведчика. Блейд встал и стараясь не привлекать внимания, направился к выходу. Его тут же остановил Кираб Молния. - Ты уже уходишь? - Кираб обнимал за талию стройную блондинку в очень легкой одежде - живот ее был обнажен и волосатые пальцы Кираба дисгармонировали с тонкой белой девичьей кожей. - Да, - ответил Блейд. - Воину скучно на пиру, он хорошо чувствует себя лишь на поле боя. - Ты прав, - сказал Кираб и прошептал что-то на ухо девушки. Она улыбнулась и пошла куда-то. - Но разве тебя не интересуют результаты жребия на завтра? - Нет, - ответил Блейд. - Я не сомневаюсь, что так или иначе завтра встречусь с тобой. - Счастлив, кто верует? - усмехнулся Кираб. - Ты боишься, что не дойдешь до финала? - в тон усмехнулся Блейд. В это время к ним подошел Хантара и на круглом блестящем подносе протянул два полных прозрачной желтой жидкостью бокала. - Не желают ли сока глабата доблестные состязатели? - спросил слуга. Кираб и Блейд задумчиво взяли бокалы. - Тебе много заплатят в случае победы? - спросил Блейд. - Дело не в оплате, - ответил Кираб. - Даже несли я не получу не талла, я проткну тебя мечом. Я хочу, чтобы ты это знал. - Я тоже не за деньги выйду на ристали... - Блейд не договорил - что-то едва заметно кольнуло его в палец. Точно под перстнем, от которого зависела судьба воришки Хантары. Блейд огляделся - с такого расстояния он не мог увидеть взгляда Фаттаргаса, но понял, что старец смотрит в их сторону. Сок в бокале Кираба был чуть темнее, чем в бокале Блейда. Блейд не стал размышлять, чтобы это означало, он просто резко повернулся и совершенно случайно выбил бокал из рук соперника. Ароматный сок забрызгал обоих. - Извини, - сказал Блейд, - я такой неловкий... Что-то изменилось во взгляде Кираба. - Ты хочешь победить честно, - вдруг едва слышно прошептал он. - Да, - так же тихо ответил Блейд. Он не ведал, что именно Хантара подсыпал в сок для Кираба, вряд ли яд. Скорее всего - какой-нибудь наркотик, чтобы Кираба сняли с состязаний... Ну, Кух из Саброна, погоди только. Не знаю, что ты хотел подсунуть Кирабу, но свое ты получишь! - Я ухожу! - сухо сказал Блейд Ланране. На Куха он старался не смотреть. - Да, - не оборачиваясь ответила дочь царя Ордорима. - Вам необходимо выспаться перед завтрашними поединками. Блейд чуть кулаки от ярости не сжал. Давно он не испытывал подобных унижений. Могла бы хоть улыбнуться на прощанье. Холодная красивая кукла! Быстрым шагом он направился к выходу из торжественного зала. Никто не остановил его - веселье едва-едва начиналось, все самое интересное впереди... Блейд лежал в своих апартаментах на маленьком низком диване. Если бы кто-из прислуги вошел, то подумал бы что доблестный состязатель дремлет. Но внутри разведчика все бурлило. Время было позднее. Блейд ждал Куха для объяснений. Такие приемы борьбы были допустимы, Блейд это понимал - когда речь идет о жизни, да! Но сейчас, на мирных состязаниях выбивать главного конкурента таким недостойным образом! Впрочем, ведь речь идет о жизни Куха... Купец сам сказал, что в случае поражения Блейда тому останется лишь прыгнуть вниз со скалы... Наконец Блейд понял, что так возмутило его - сама возможность подлости в честном, открытом и таком симпатичном мире Таллаха! Впрочем, ведь Фаттаргас остановил преступление. Да кто они такие, эти маги. Мудрость и возможности их безграничны что ли? Сообщатель пожелал приятной ночи и отключился. Передачи кончились. Где Кух? Блейду просто необходимо высказаться и объясниться. Чтобы купец даже в мыслях подобного больше не допускал. В дверь постучали. Наконец-то! - Входите! - крикнул Блейд не меняя позы. Сейчас он ему скажет!.. - Я думала, ты уже спишь. Завтра трудный день. Блейд повернулся на женский голос и мгновенно вскочил с дивана. Ланрана!
в начало наверх
Гордая дочь царя Ордорима одна, без охраны в его комнатах глубокой ночью! - Как ты себя чувствуешь? Ты готов к поединкам? - спросила она голосом, каким спрашивают совсем о другом. - Я готов к любым поединкам всегда, - многозначительно сказал он. Зачем она здесь? Действительно она волнуется за его состояние? Конечно, о чем же еще волноваться, если ее секстет должен победить любой ценой для блага и процветания Ордорима. - Хотите вина, ваше величество? - галантно предложил Блейд, не зная что ей сказать. - Нет, - ответила Ланрана, - я очень устала сегодня. Спина болит от жесткого кресла главы представительства... - Она посмотрела на него и вдруг приказала: - Раздевайся! - Зачем? - Блейд растерялся, хотя казалось бы, в таких-то обстоятельствам теряться не должен. Но не ожидал он как-то так вот - сразу. Она посмотрела на него устало, пожала плечами и вздохнула (или Блейду показалось, что вздохнула). - Я осмотрю тебя, - ответила Ланрана. И пояснила, - всех царских дочерей маг Ордорима учит медицине. Я сниму с тебя усталость. Блейд злился на свою глупую реплику. Он проклинал себя последними словами. Он разделся до пояса и встал перед ней, играя великолепными бицепсами. - Весь раздевайся и иди сюда, - она подошла к магическому светляку висевшему прямо в воздухе у дивана. - Ложись! Блейд повиновался и лег на диван на спину. Кто платит - тот и приказывает. Он сейчас состязатель секстета, за который она отвечает. Он сейчас для нее не мужчина - механизм, о нормальной функциональности которого она заботится. И не больше. Но что с ним происходит, он едва сдерживает рычание, едва унимает дрожь в руках и биение сердца. Она ловко ощупывала его грудь, руки, мышцы живота, ног. Пальцы у нее были холодные (нет, - подумал Блейд, - прохладные!), властные, опытные, знающие, и в то же время нежные, от прикосновения их к коже, мороз и жар пробирали одновременно. - Повернись на живот! - приказала она. Блейд послушно стал выполнять распоряжение и в этот момент встретился с взглядом ее черных глаз. И он сошел с ума, он обезумел. Даже если бы он знал, что сотни вооруженных солдат сейчас ворвутся и разрубят его на куски, он не удержался бы все равно. Лишь желание - одно желание, и только ее, ее одной! - и ничего больше жило в его голове. Он схватил ее осторожно за нежную талию и прижал к груди, где гулко колотился важнейший человеческий орган. Он ожидал резкого окрика, пощечины, ожидал, что она будет биться и царапаться, защищаясь. Она вдруг сама подалась, ткнулась лицом ему в грудь и заплакала. Кожей Блейд почувствовал влагу слез, плечи в прекрасной тонкой ткани с золотым шитьем тряслись мелко у него перед глазами. Она была прекрасна, она была достойна того, чтобы отдать за нее жизнь, а не то, чтобы победить голыми руками полсотни безоружных разъяренных бойцов, причем не всех сразу, а по очереди. Волна нежности (когда он испытывал в последний раз подобное давно позабыл) охватила его к этой гордой, своенравной и такой беззащитной женщине. Очень осторожно, словно опасаясь сломать своими ручищами, он отодвинул ее лицо. Она посмотрела в его глаза. Какие у нее глаза, в них можно утонуть! И хочется утонуть. - Не надо, доблестный Ричард... Он жарким поцелуем заставил замолчать эти такие прекрасные и недоступные губы! Жизнь пройдет он не насытится их чудесным вкусом! Сейчас ему хотелось стать тем скелетом из идиотского фильма, которой за руку прошел всю жизнь с единственной и любимой... Как ему хотелось сейчас, чтобы Ланрана была единственной и любимой! И как не вовремя мысль, что Лейтон не даст ему прожить жизнь здесь, в прекрасном Таллахе, с не менее прекрасной дочерью этого мира! Недоступного всегда хочется больше всего!.. Дорогие застежки брызнули в разные стороны, праздничный костюм слез с нее, как кожура с экзотичного фрукта! Какая она стройна, хрупкая, нежная... Сознание мутилось, Блейд задыхался. Ему хотелось поцеловать каждую клеточку восхитительного тела, два бутона груди ослепили его, он стал словно неопытным юношей, в первый раз увидевший прелесть женского тела. - Не надо, - слезы лились по ее щекам, размывая косметику, - не надо! - Она не становилась от слез менее прекрасной - наоборот! Блейд провел рукой по длинным шелковистым волосам, по спине... словно электрический разряд обжег царскую дочь. - Не надо-оо-оо... - возглас перешел в тихий стон, женское тело - гордое и неприступное - вытянулось у него на коленях, став податливым и манящим. Блейд знал, что делать, но в этот момент он не думал об этом - он делал. Он наслаждался, он вкладывал в движения рук и губ, все выстраданное за время пребывание на суровом Паттахе, все чувства - прекрасные и благородные, что внушил ему этот фантастический, неправдоподобно и невозможно прекрасный мир... Он, наверное, спит. Это проклятый компьютер лорда Лейтона внушает в него такие сновидения - не может быть в реальности такого счастья! Как она прекрасна, как подается ласкам и отвечает на них. - О-о! Как трудно мне было все эти дни! - неожиданно выдохнула она. - Я боюсь, Блейд, дорогой, я боюсь, не надо! Он не говорил ничего, он ничего не мог сказать от охвативших чувств - лишь бы ей было хорошо, лишь бы она не боялась ничего, ведь все так хорошо!... Совершенно неожиданно в голову пришла несвоевременная мысль, что двери комнат открыты, что купец Кух должен придти объясниться... "Боже великий, если Кух сегодня не придет - я ему все прощу!". А ведь всего четверть часа назад Блейд и желал только, что объясниться с Кухом, как все быстро меняется... Но только бы он не пришел! Не надо, Ричард, не надо... Бери же меня, любимый, вся я твоя! Не надо... Он взял ее на руки, как пушинку, как перышко, не чувствуя веса, лишь наслаждаясь трепетной ее дрожью, и понес в спальню - прочь от непристойного света магического шара, в уютный полумрак... мрак... небытие, которое полностью заполняет она... одна она... Ланрана... Он взлетал и падал, она стонала от наслаждения и он поднимался вновь. Мир заполнил запах ее тела, стон ее голоса, нежность ее пальцев - не было в мире больше ничего, и ничего не надо было... Он умирал от блаженства и счастья и хотел умереть... Он не знал сон это или явь, но ему было... хорошо, чудесно, прекрасно - любое слово не могло отразить чувств, которые он испытывал. - Ты первый мужчина в моей жизни, - сказала она, теребя его черные волосы. - Первый! - Да, прекрасная Ланрана, - проговорил он, не просыпаясь от блаженной фантазии. - Два мужчины - муж и абсолютный чемпион могут обладать мною. И если теперь ты не победишь, отец приговорит тебя к жестокой казни и маги поддержат его. Но я люблю тебя, люблю, я хочу чтобы ты был со мной всегда, был моим мужем. Я не хочу, чтобы тебя казнили на площади. Будь навечно в сердце моем победителем. Победи, Ричард, ты должен! Он слышал лишь ее голос, который был чудеснее самой нежной симфонии, у него не было сил вникать в смысл сказанных слов. Он и не вникал. - Я обязательно одержу победу, Ланрана. Обязательно. Ради тебя... 6 Открытие Великого Праздника Десятилетия на центральном стадиуме Таллаха превосходило все самые смелые ожидания. Блейд был на Венесуэльском Карнавале, присутствовал три года назад на открытии Олимпийских игр в Мюнхене, бывал на ежегодных национальных корридах в Наварре. Он знал, что такое открытие крупного спортивного праздника и настраивал себя на долгую пышную церемонию. Впрочем, цветы, флаги, тысячи красивых девушек и артистов, изображающих кровавые битвы прошлого, которые ныне заменили Великие Состязания, Блейд мог наблюдать по большому сообщателю, установленному в комнате секстета Ордорима. Комната была просторной, прохладной с шестью удобными диванами, с освежителем на шестерых. Располагалась она под амфитеатром стадиума, как и раздевалки прочих пятидесяти двух секстетов. Блейд все-таки впервые сегодня увидел место, где будет состязаться - несмотря на заверения Куха, они так и не добрались до него раньше. Стадиум был расположен у самого берега океана, на противоположной от Скалы Священного камня стороне Таллаха. Стадиум поражал воображение, вмещал не менее трехсот тысяч зрителей. Проходя по огромному полю рано утром, когда еще места были пустые и лишь самые нетерпеливые пришли занимать скамейки, Блейд недоумевал: как происходящее на арене смогут увидеть зрители последних рядов. А то, что весь стадиум будет заполнен он не сомневался. И сейчас, ожидая в обществе шестерых состязателей Ордорима свой выход в торжественном представлении, он смотрел на сообщатель и думал, что действительно не ошибся, стадиум переполнен! Но и его опасения не подтвердились - торжество началось с того, что семнадцать магов вышли в центр, поклонились зрителям, встали в круг, внутрь лицом, взялись за руки. В середине круга родился странный магический пузырь, который оторвался от арены и медленно поплыл вверх, быстро увеличиваясь в размерах. Хор из не менее тысячи девушек пел гимн Таллаха - все это было очень величественно, зрители встали со своих мест. Наконец пузырь увеличился настолько, что затмил небо и вдруг вспыхнул разноцветно, пляска света быстро сменилась изображением. Это оказалось нечто вроде поразительных размеров сообщателя - на четырех выпуклых сторонах были видны маги, протянувшие к своим народам руки. Очень символично - маги до каждого жителя доносят изображение того, что будет происходить, они открыты для всех, для каждого жителя мира - смотрите и думайте! Блейд уже переоделся, снял свои красные одежды лидера. На нем теперь было оранжевое трико и курточка без рукавов, не стесняющая движение. Но семерка, перевернутая вниз, символ Ордорима, был у него-таки на красном круге! На парад полагалось выходить при оружии и Блейд надел парадный меч легендарного героя Харраха. Щит лежал рядом. Слава богу на парад не надо одевать шлема - глухого, закрывающего толстой броней шею и опирающегося на плечи и грудь, с плотно застегивающим забралом. Другой формы шлемы не разрешались и Блейд уже знал почему: зеленый огонь магов может оживить погибшего чуть ли даже не через сутки после смерти от ран. Но если воину отрубить голову, то маги будут бессильны. Поэтому придется надевать на себя неуклюжую тяжелую кастрюлю. В комнату вошел Гиллестар - маг в синих (не то чтобы светлых, но и далеко не темных) одеждах, он будет курировать секстет Ордорима во время Состязаний. Маг провозгласил, словно кричал людям, находящимся за сто метров: - Доблестные состязатели Ордорима! Прошу вас пройти на торжественное представление зрителям Великого Праздника. Блейд взял свой щит, и встал за молчаливым Ристаром, к которому за время знакомства успел проникнуться уважением. И не сомневался - взаимным. Остальные строго по номерам выстроились в шеренгу сзади и секстет пошел вслед за магом Гиллестаром по широкому подземному коридору, проходящим под многоярусными трибунами. Блейд думал о Ланране. Когда проснулся ее не было. Его разбудил Ибид, самый младший состязатель, переведенный в запасные. Блейд быстро привел себя в порядок и спустился думая: сон был ночью, навеянный вином, которого и выпил-то чуть, морок, посланный магами или... Или! Одна из самых прекрасных женщин всех миров и измерений была вчера в его объятиях! Они вышли на открытое пространство арены, уже заполненное секстетами и Блейд увидел, что волшебный шар, показывающий зрителям происходящее на арене увеличенным, как минимум в десять раз, снизу пропускает яркие солнечные лучи. Впрочем Блейду все равно в каких условиях сражаться. Но вот что впереди секстета встала Ланрана, ему было не все равно. Она шла впереди, даже не посмотрев на своих состязателей, не посмотрев на Блейда. Но какая она красивая, какие одежды сегодня на ней - Блейд видел лишь обнаженные плечи обрамленные живыми цветами. Прекрасными цветами, на Земле не растут такие - розовые у основания лепестков и через переливы синие по краям, как гармонируют они с цветом ее кожи, как идут к тщательно уложенным шелковистым волосам! На весь стадиум объявлялись их имена. При имени Блейда стадион взревел, приветствуя его. И именно в это мгновение Ланрана чуть повернулась и улыбнулась ему. Именно ему и никому другому. Да ради этой
в начало наверх
улыбки не в восьми боях он может сегодня победить, а в триста семнадцати - со всеми состязателями, по очереди! Блейд знал уже, что бои будут проводиться на двадцати помостах сразу, что бои идут на выбывание и больше восьми схваток сегодня не ему предстоит. Самое трудное протерпеть, проскучать, дожить до интересного - когда останутся лишь опытные, сильные, опасные бойцы. О завтрашнем виде и последующих Блейд не думал - воин настраивается лишь на то, что предстоит сейчас. А Блейд уже входил в состояние бездушной боевой машины, настроенной на победу. И только на победу, компромисс невозможен! Выходили остальные секстеты, громовой голос объявлял каждого. Блейд стоял за Ристаром, чуть подавшись влево, чтобы видеть спину Ланраны. Как хочется провести пальцем по углублению в центре спины и вниз... После! Наконец, все секстеты выстроились на арене вокруг специально огороженного углубления - это-то еще зачем, ведь должны быть помосты! - Человек слаб телом по сравнению с дикими силами природы, но силен духом! - прогремел голос мага на весь стадиум. - Не желают ли доблестные состязатели показать превосходство человека над природой? Из загона выскочили четыре голодные и разъяренные твари. А, старые знакомцы Блейда - порождения (или пассажиры) вархадара, господина океана. Оказывается, они были не уничтожены, а лишь пленены магами. Блейд бросил взгляд на верх - уж слишком страшен и неправдоподобен был рев чудовищ и увидел, что по волшебному шару они куда как жутки, гораздо страшнее чем в жизни, там внизу на арене.... Казалось, весь стадиум замер в ужасе. "Вы хотите добровольца?" - подумал Блейд и положил руку на рукоять меча... - Нет, доблестный Ричард, - не оборачиваясь, но почувствовав его порыв произнесла Ланрана. - Это забава для юных, она недостойна тебя! Блейд подумал, что она просто бережет его, но и с задних рядов секстетов стали выходить пятые, шестые, а то и запасные состязатели и подходить к краю арены. У всех были мечи и каждому маги давали длинное копье. Да, Ланрана права - негоже Блейду в числе сотни воинов выходить против четверых, пусть и опасных животных. Тем более уже побежденных! Состязатели яростно, (словно оправдываясь за трусость во время настоящего боя) набросились на животных, но достаточно бестолково. Полилась первая кровь. Стадиум ревел в ужасе и восторге. Секстеты по одному стали уходить с поля в свои комнаты. Блейд встретился взглядом с Кирабом. Привычно уважительно они кивнули друг другу. Сколь долго продлится потеха с океанскими тварями Блейд не знал. Но он любил и знал испанскую корриду - там на то, чтобы убить быка уходило до получаса, и чем опытнее тореадор, тем дольше. Но там это - искусство. Здесь - кровавая, не очень умелая бойня. Но магам виднее, что показывать своим подданным, дабы подавить первобытные инстинкты. Блейд в очередной раз подивился мудрости и могуществу магов Таллаха - есть ли им придел, откуда они взялись, не пришельцы ли они с далеких сверхразвитых звезд, решившие облагородить погрязший в войнах и пороках мир, причем сделавшие это относительно быстро и очень удачно? Блейд не знал, но то что они сотворили с миром Таллаха ему нравилось очень - прекрасный мир! Он прошел вместе со своими товарищами в комнату, снял щит и меч и без лишних разговоров растянулся на ложе. Он вполне успеет выспаться - наверстать то, что не добрал ночью... О, прошедшая ночь... Даже если это будет единственная ночь с Ланраной, то и тогда... Нет, конечно не единственная! С какой стати она откажет победителю состязаний?.. Блейд с улыбкой закрыл глаза. После того, как измордуют до смерти несчастных четырех океанских животных будут готовить помосты. Потом шестьдесят четыре слабейших пары выяснят отношения. Лишь затем в одной двести пятьдесят шестой выйдет Блейд (в третьей очереди на шестнадцатом помосте) чтобы сразиться с победителем пары: Параг из Саброна и Линенстет из Осброна. Блейду было абсолютно безразлично, кто из них победит... Он уже заснул и видел во сне черные испуганные и одновременно страждущие глаза Ланраны... Стадиум ревел, празднуя очередную победу дня. Поединки одной четвертой проходили уже не одновременно, а по очереди. Основное событие дня. Действо! Зрелище! Блейд, хоть и покачиваясь, ушел с помоста сам. Зато Хоссен Сабронец остался лежать. Второй сабронец, побитый Блейдом за день - подарок Куху за вчерашнее вероломство. Впрочем, жребий так распорядился, Блейду-то какая разница, он должен побить всех. Но Хоссен первый за сегодня боец, достойный уважения. Славный боец, Блейд получил моральное удовольствие от поединка. Хотя болели сжатые стальным объятием ребра, хотя ныла скула от неосторожно пропущенного удара... Недооценил сперва Блейд Хоссена, недооценил. Но итог боя закономерен. Блейд прошел в раздевалку. Маг Гиллестар сразу подошел к нему, уложил на диван, знакомое зеленое пощипывание охватило Блейда. Первый раз за день он нуждался в снятии боли и усталости, до этого разведчик отказывался от помощи - предыдущие бои были так... Разминка. Первый соперник оказался легким подвижным сабронцем, и Блейд недоумевал, как же маги допускают такое несоответствие весовых категорий... Сабронец был быстрым, прыгал словно обезьяна. Блейд не стал за ним гоняться, но первый же удар разведчика был для легковеса последним - состязания на сегодня для него закончились. Остальные бои даже не остались у Блейда в памяти. Кроме, естественно последнего. Да, начинается. Блейд посмотрел на сообщатель. Ристар сражался с Фернером Динкаром из Нагоха, одним из признанным лидером состязаний. Блейд уважал Фернера - мрачного, сутулого, очень сильного бойца, и с интересом стал наблюдать за поединком - вряд ли Ристар устоит, несмотря на весь свой опыт. День для секстета Ордорима складывался так удачно, что нельзя было и надеяться. Все состязатели секстета прошли первых два круга. Торзин (третий номер - пять очков за каждую победу) дошел до пятого. Блейд с Ристаром - до третьего и все еще может быть. Но уже сейчас, как сообщил ему Ибид, они обгоняют секстет золотой Короны на семь очков, а у них лишь Кираб Молния продолжает состязание. В полуфинале Блейду предстоит биться с Шриккабором из Маласта. Блейд усмехнулся. Кираб Молния ожидает своего соперника именно в эти минуты. Весь секстет Ордорима - и даже маг Гиллестар - не отрываясь смотрели на сообщатель. Ристар держался, что уже само по себе было выдающимся достижением с его стороны. Блейд не верил, что Фернер Динкар пройдет Кираба Молнию, но все-таки внимательно смотрел, изучая манеры нагохца и его приемы боя - а вдруг? В комнату секстета неожиданно вошла сама Ланрана. Наверное, чтобы поддержать своих бойцов она покинула свою почетную царскую ложу. Блейду хотелось кинуться на встречу Ланране, встать перед ней на колено, поцеловать ей руку... Но он был целиком на арене, он выдерживал серию сильнейших ударов Фернера, именно он, а не Ристар, ставил блокировку (а молодец, однако, первый номер Ордорима, грамотно все сделал!). Он, Блейд желал победы. Он не мог отвлечься от боя больше чем на секунду, поэтому вложил в улыбку Ланраны все свои чувства - постарался вложить. И вновь мыслями был на помосте... Ох, пропустил Ристар простейший левой, ну как же так! Но стоит на ногах, и то хорошо. О, какой ответный удар Ристара, просто блеск! Комнату огласили восторженные крики младших состязателей секстета, уже выбывших из борьбы. Прославленный Фернер упал, безжизненно раскинув руку. Ристар встал на колено перед поверженным противником, чтобы добить. Судья в светло-синих одеждах склонился над Фернером и сделал знак Ристару встать. Победа! На семнадцать очков у Ордорима больше, чем у Золотой Короны! Блейд не сомневался в своей победе над Шриккабором, и даже если в финале он проиграет Кирабу... нет, не должен! Ни при каких обстоятельствах. - Вы были сегодня великолепны, Ричард Блейд из Бреддонна! - подошла Ланрана к Блейду и тот мгновенно вскочил с дивана. Она села. - День еще не закончился, - скромно ответил Блейд. - И Ристар заслужил похвалы не меньше меня. - Да, - сказала она. - Но он должен сражаться с Кирабом Молнией. Блейд развел руками - что, мол, могу поделать... - В полуфинале сражаться с Кирабом будешь ты! - сказала она и посмотрела ему в глаза - чего только не было в ее глазах, вновь страстно захотелось утонуть в них и не выплывать на поверхность... Блейд помотал головой, избавляясь от наваждения, - не время. - Ты согласен? - спросила Ланрана. - Это возможно? - удивился Блейд. - Да. По правилам состязаний члены одного секстета могут меняться соперниками, не спрашивая у тех согласия. Блейд посмотрел на Гиллестара. Маг кивком подтвердил ее слова. - Мне все равно сейчас или через бой побить Кираба, - уверенно сказал Блейд. - Но что ты попросишь меня, если Ристар пройдет Шриккабора? - Ничего. Нет разницы для секстета кто из вас двоих победит в финале. Уже одно то, что выйдут двое... Такого еще никогда не было на Великих Состязаниях. - Я согласен, прекрасная Ланрана. - Мудрый маг Гиллестар, сообщите пожалуйста судейской коллегии магов, что мы меняем состязателей в парах. Тот почтительно кивнул и вышел из комнаты. По сообщателю пела тонким голоском удивительно сложную и торжественную мелодию девушка в белых, как облака одеждах. Ланрана улыбнулась Блейду. Это - аванс, заметил про себя Блейд, именно так расценив ее улыбку. - Зачем ты поменялся с Ристаром, не терпится? - спросил Кираб Блейда, когда они встали под восторженные крики зрителей друг против друга на помосте. - Тебе не все равно? - Если ты побьешь меня вдруг, - сказал Кираб, - то лишишь меня десяти очков, что я бы взял у Ристара. Это нечестно, а ты вчера сам... - Побей меня, и лишишь десяти очков, что я взял бы у Шриккабора, - чуть ли не зло ответил Блейд. Кираб достойно поклонился. - Начинайте, доблестные состязатели Кираб Молния из Империи Золотой Короны и Ричард Блейд из Бреддонна, члена секстета Ордорима! - прогремел голос над стадиуме. Блейд поклонился Кирабу и тот без проверки нанес удар. Блейд наблюдал все сегодняшние бои Кираба и понял, что этот удар приготовлен специально для него, Блейда. Суперкозырь прочимого в победители бойца. А ну-ка получи наши сувениры, мы еще тоже сегодня не демонстрировали возможности карате-до!.. Блейд ожидал, что бой будет тяжелым, но не думал, что настолько. Толпа возмущенно ревела - бой не был зрелищным. Первый молниеносный обмен ударами - и все. И кружат вокруг друг друга, смотрят... Что смотреть: бей и побеждай! Блейд уважал своего противника. Уважал. Но великий Гитин Фунакоши, основоположник современного каратэ, учил, что для победы необходимо полюбить, стать с соперником единым существом, вникнуть в его чувства и мысли - только тогда сможешь одержать верх. Блейд стоял в низкой стойке - фудо-дачи, и кроме глаз Кираба, повернувшегося к нему правым боком и выставившим вперед две руки со сжатыми кулаками, для него ничего не существовало. Исчезли в небытии, в далеком прошлом Дж., лорд Лейтон, колпак коммуникатора, любимый Лондон. Расползся, растаял в ватной тишине переполненный стадиум Таллаха, забылась Ланрана... Удар. Кираб не выдержал первым. Тело - лучшее оружие в карате, лучшее и единственное. Защита правой - шуто уке и мгновенный удар локтем хиджи-ате. Кираб вряд ли был знаком с искусством и тем более философией карате. Но его искусство было не хуже, хоть и в другой исторической почве вызревшее. Прыжок, удар, мгновенный блок. Публика взревела от восторга. Прыжок, удар, мгновенный блок. Еще блок, прыжок через противника. Малейшее замешательство со стороны Кираба - отвел взгляд глаз, не выдержал напряжения, напряжения боя, напряжения последних дней, где только и воспевался подвиг Блейда. Не выдержал и отвел взгляд. На одно мгновенье, не больше. Удар головой в челюсть соперника - один из самых страшных в каратэ, голова - наиболее верное и сокрушительное оружие! Все. Кираб еще стоит, но он повержен, он оглушен, растоптан и мертв. Мертв для Блейда, как опасный противник. Блейд вернулся в мир стадиума и почувствовал, что тысячи зрителей, затаив дыхание смотрят на него. И для публики, как кусок лакомый кости, эффектный удар ногой в голову
в начало наверх
Кираба из высокого прыжка - нидан-гери, тщательно отработанный удар на долгих тренировках. Необходимости в нем уже не было, но стадиум взорвался от восторга. Кираб упал. Киме. Блейд поклонился магу-судье, зрителям. На помост полезли служители, чтобы отнести Кираба в раздевалку, чтоб маг накрыл его свои чудодейственным зеленым пламенем. Блейд отнюдь не хотел, чтобы Кираб погиб. Блейд победил - этого достаточно. И без посторонней помощи под восторженные крики отправился в раздевалку. И попал в объятия Ланраны, которая вдруг перестала стесняться своих чувств к нему. Она была счастлива. Неизвестно чем больше - победой Блейда или общим удачным выступлением секстета, но прочь дурацкие мысли, впереди финал. Вряд ли он будет столь сложным, как поединок с Кирабом, но и легких соперников в финалах не бывает. Не взирая на возражения Блейда, маг Гиллестар уложил его на ложе и зеленый целительный огонь покрыл тело. - Начинайте, доблестные состязатели Ристар Лих из Ордорима и Шриккабор Верасор из Маласта! - прогремел голос из сообщателя. Второй полуфинал начался. Блейду было все равно кто выйдет финал, но лучше бы Ристар - шаг к общей победе секстета, хотя ближайший преследователь, секстет из Золотой Короны отстает уже на семнадцать очков. Да, а у маластцев-то сколько очков? Ведь Шриккабор-то еще на помосте... Шриккабор словно с ума сошел на помосте - Блейд по губам видел, что он рычит проклятья и Ристару, и всему секстету Ордорима, и Блейду в частности. Руки чернокожего гиганта взлетали со скоростью крыльев ветряной мельницы во время урагана. Как не переживала царская дочь за своего состязателя, она не могла ему помочь. Не мог и Блейд. Бешеный напор и ярость сломали спокойного опытного воина. Ристар упал. Блейд мысленно усмехнулся: "Чтобы победить меня, тебе нужно успокоиться, милый. От безумия до позорного бегства - шаг. А меня не запугаешь, и ты это знаешь, Шриккабор Верасор из Маласта! Ты меня ненавидишь, а тебя люблю, я уже - ты, я знаю все твои мысли..." Блейд постарался не расплескать создавшийся настрой до самого помоста. Увидев Шриккабора, он поклонился почтительно последнему на сегодня противнику. В мышцах переливалась сила, готовая выхлестнуть по первому сигналу. Шриккабор подпрыгивал от нетерпения, сжимая кулаки. День был удачен - он в финале. И мечтать-то не мог, а вон как случай все повернул. Но раз дошел - достоин, значит он победит и этого заносчивого самозванца в красных штанах! - Боишься! Кланяешься! - скорчил зверскую гримасу Шриккабор. - Бойся! Я тебя убью! "Он до сих пор не понял с кем имеет дело! - искренне удивился Блейд. - Да он просто дурак!" - Начинайте, доблестные состязатели Ричард Блейд из Бреддонна, член секстета Ордорима и Шриккабор Верасор из Маласта! - прогремел голос из сообщателя. Шриккабор угрожающе растопырил руки. Знал бы он, что в такой стойке Блейд сломает его одним ударом. Сейчас узнает! - Я не тебе поклонился, а зрителям, собравшимся здесь, - зло процедил разведчик. - Человек, бежавший в панике от вархадара, не достоин, чтобы его уважали и чтобы ему кланялись! Сказал и мгновенно встал в стойку. Первым Блейд нападать не будет. Публика жаждет зрелищ? Она заслужила. И Блейд покажет им зрелище! Но то, что произошло с Шриккабором Блейд никак не ожидал. Темное, красивое не смотря на нечесаную длинную бороду, грозное лицо гиганта исказилось в дикой страдающей гримасе (что сразу увидели все зрители в огромном магическом шаре над стадиумом) и Шриккабор рухнул на колени, в бессильной ярости врезал кулаками по неповинному помосту. - Будь ты проклят! - выдавил из себя атлет, рванул на груди рубаху с гордым гербом Маласта, вскочил на ноги и с силой швырнул разорванную одежду к ногам ничего не понимающего Блейда. Повернулся к нему спиной, спрыгнул с помоста. Публика тоже ничего не понимала. Шриккабор быстро шел к выходу со стадиума, расталкивая попадающихся на пути служителей. Зрители опомнились и презрительно заулюлюкали и закричали. Шриккабор сменил быстрый шаг на бег. Через минуту его не было на огромном стадионе. - Доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, член секстета Ордорима одержал победу над Шриккабором Верасором из Маласта! - громовый голос вывел Блейда из недоуменного оцепенения. Он победил. Но заныли мышцы, не выплеснувшие накопленную энергию. Блейд поднял руку и подошел к магу-судье. - Сейчас будет чествование, - тихо сказал тот победителю. - Мне необходимо выпустить силу, - сказал Блейд. - Пусть принесут пять или шесть досок, вот таких, - Блейд пальцами показал какой толщины. Маг помолчал, закрыв глаза и Блейд понял, что он телепатически беседует с судейской коллегией магов. Наконец судья открыл глаза и кивнул. - Доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, член секстета Ордорима хочет продемонстрировать досточтимым собравшимся на стадиуме Таллаха свое искусство! - прогремел невидимый голос и приунывшая от такого неожиданного поворота публика вновь оживилась. Принесли доски, Блейд осмотрел их и кивнул, сказав как установить. Краем глаза он видел, что к помосту уже приближаются все семнадцать магов совета; два маг в светлых одеяниях несли перед ними переливающийся в солнечных лучах широкий кубок или чашу. Взгляд Блейда упал в ложу Ордорима и он увидел фигуру Ланрана - царская дочь заняла свое место. Она стоя приветствовала его. Блейд встал перед установленными досками и поднял руку. Публика замолчала. Похоже, зрители не верили в то, что он сделает это. Здесь не знали, на что способно карате-до! Блейд стоял долго, минут пять. Он мог бы сразу ударить, ему не надо было сосредотачиваться (не так уж и велика толщина - пять дюймовых досок, могли и еще одну, а то и две положить!). Просто он томил публику, сообразив, что борьба на сегодня закончилась - начиналось шоу. Когда напряжение зрителей достигло предела, Блейд ударил. Даже когда англичане в финале кубка мира по футболу забили победный гол и родоначальники этого спорта впервые за сто лет стали чемпионами, Блейд, присутствовавший тогда на Уэмбли, не услышал такого восторга, как сейчас! Ему поднесли чашу, оказавшуюся сделанной из тысяч крупных алмазов, чаша была наполнена золотыми монетами (таллахананы, один равен семнадцати таллаханам вспомнил Блейд объяснения Куха). Он победил, иначе и быть не могло. И награда ему за победу не чаша (которая украсит коллекцию лорда Лейтона), а любовь самой красивой женщины в мире - Ланраны!.. Больше часа пришлось стоять Блейду на помосте, как на подиуме, принимать поздравления, слушать речи. Кираб Молния тоже поздравил его, они стояли с Ристаром на ступеньке ниже. Император Золотой Короны минут семь елейно восхищался спортивным подвигом героя из Бреддонна, ни разу не упомянув Ордорим. Ланрана заверила всех, что восхищена выступлением Кираба Молнии и желает ему победы в следующих видах состязаний... Блейд желал лишь одного - уединиться скорее с Ланраной, повторить вчерашнюю волшебную сказку. Но знал, что это невозможно, что будет опять пир в Обители Магов (на который ему, Блейду, славу богу, ходить не обязательно, но царская дочь должна там быть). И он хотел побродить один по Таллаху, вернуть долг оружейнику, и посмотреть еще старинные мечи древних стран Таллаха... Как долго тянется время... Но все на свете имеет завершение. Отгремели, речи, погас волшебный шар над стадиумом, стали вставать со своих мест терпеливые зрители. Блейд взял подаренную алмазную вазу (не сейчас же на глазах у всех телепортировать ее лорду Лейтону) и пошел в сопровождении товарищей по секстету к раздевалкам, сменить боевые одежды на красные, ставшие уже привычными. Первый день Великого Праздника закончился. На стадиуме закончился. Но ждут еще пиры, гулянья, концерты... И вдруг неожиданно для всех вспыхнул волшебный экран наверху. Тревожный голос сообщил горячую новость: - Шриккабор Верасор из Маласта, повторяет подвиги легендарных героев Харраха и Маррета, прославленных в веках, и Ричарда Блейда из Бреддонна. Он хочет просить помощи у Мудрости Мира... Но Блейд и сам все видел на волшебном экране. Шриккабор был совершенно гол, как и положено. Он преодолел уже первый этап и стоял, отдыхая на маленькой площадке священной скалы. (Как он успел так быстро? Хотя, наверное часа полтора прошло с момента его бегства, а может и два с половиной...) Грудь гиганта ходила ходуном, глаза были безумны, губы непроизвольно бормотали проклятия. А может, молились - с такого расстояния, как показывали Блейд разобрать не мог. Наконец Шриккабор продолжил свой безумный путь и Блейд сразу понял, что все. Конец. Гиганту не справиться. Нельзя так резко сражаться с равнодушной стихией камня. Дело лишь времени - Шриккабор неминуемо погибнет. Все тысячи людей, собравшихся на стадиуме, словно все забыв, смотрели на безумца, карабкающегося вверх к Мудрости Мира. И общий выдох был прощальным словом, когда события пришли к закономерному логическому концу - пальцы Шриккабора сорвались, какие-то секунды чернокожий гигант пытался бороться и рухнул вниз. Экран потух. Хватило такта у невидимых режиссеров не показывать тело. Упавшего с такой высоты не оживят даже самые могущественные маги. И не могут они его оживить по местным законам, Шриккабор сам выбрал свой путь... 7 "...Царь Маласта Ионорект Пиорехорт сегодня торжественно заявил, что воспользуется своим правом и в четвертый день состязаний, в групповые схватки с оружием, попросит Совет Магов поменять соперников в первом круге на конкретных и более сильных, то есть на секстет Ордорима. Царь Ионорект не сомневается, что шесть лучших воинов Маласта отомстят Ордориму и лично Ричарду Блейду из Бреддонна за гибель Шриккабора Верасора. Теперь это дело чести каждого маластца, - объявил царь Ионорект..." Ричард Блейд лежал перед сообщателем и думал: ну почему в этом мире нет сигарет? Почему в самом распрекрасном шедевре искусства есть пусть маленький, но обязательный недостаток? Он лениво протянул руку, взял со стола бокал со слабеньким, сладким на вкус местным вином и пригубил. Рядом с сообщателем стояла ваза победителя первого дня, наполненная золотыми монетами. Какова ее реальная стоимость в фунтах стерлингов Блейд затруднился бы ответить. Кроме того, что ваза собрана из крупных тщательно отшлифованных чистейшей воды бриллиантов, она еще, несомненно, имела и художественную ценность. Но поставить ее в дорсетском коттедже не было никакой надежды. "А к оружейнику-то не сходил, долг за четыре меча не отдал, - с сожалением подумал Блейд. - Поздно уже, лавка закрыта наверняка, но завтра точно зайду..." Что с ним происходит, откуда меланхолия? Он что, скорбит по нелепой и трагической гибели Шриккабора, чувствуя свою вину? Чушь! Вины за Блейдом нет никакой! И наплевать ему на сошедшего с ума атлета! Подобных Шриккабору в иных мирах Блейд убивал самолично и не символически, а настоящим смертоносным оружием: будь-то мечом, топором или палицей... Вот оно - в иных мирах! Блейду нехорошо от мысли, что на Таллахе, прекрасном замечательном, поразительном светлом Таллахе возможна такая глупая смерть... И нисколько его не пугают самоуверенные заявления маластцев выбить секстет Ордорима на четвертый день состязаний в первом же круге, лишив таким образом шансов на общую победу. Пусть клянутся в чем угодно, клятвами верх не одержишь... За чистым стеклом окна была сплошная чернота - ни луны, ни звезд нет в ночном небе Таллаха, Блейд это уже знал. Над континентами, говорят, очень много созвездий видно, здесь - нет... В дверь постучали. Блейд облегченно вздохнул, мгновенно списав свое плохое настроение на тяготы ожидания. Пир в Обители Магов закончился и она пришла! Это оказался Кух. - Рад видеть доблестного Ричарда Блейда из Бреддонна, победителя первого дня соревнований! - напыщенно произнес купец. - Проходи, садись, - равнодушно приветствовал победитель и произнес заклинание на выключение сообщателя. Как ни странно, давешнего раздражения на купца не было, но Блейд все же спросил: - Почему ты не пришел вчера?
в начало наверх
- А разве была необходимость? Вчера прием в Обители Магов закончился очень поздно... - А сегодня, значит, ты не пошел на прием? - Конечно, пошел. Но мне обязательно надо поговорить с тобой, а ты не соизволил явиться. Все восторженные речи за тебя пришлось выслушивать мне... - Надеюсь, не переломился? - иронично спросил Блейд. - О чем ты хотел поговорить? О вашей с Хантарой вчерашней выходке? Меня могли из-за тебя снять с соревнований. Лицо Куха посерело. - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - заявил купец. - О том, что Хантара пытался подсунуть Кирабу какую-то гадость. Ты что не веришь в то, что я без всяких хитростей уложу вашего хваленого Кираба? Как, впрочем, и любого другого. - Я все равно не понимаю... Ты заблуждаешься! - Дурак! - в сердцах не выдержал Блейд. - Если бы меня не уколол перстень, данный Фаттаргасом, вот этот самый, Кираб бы выпил вашу отраву, со всеми последствиями. Я видел Фаттаргас смотрел на нас. Не стоит пытаться перехитрить магов. - Я не знал ничего! - воскликнув купец, не обманув негодованием Блейда. - Ох уж этот Хантара, он не исправим! - притворно завздыхал Кух. - Я его выдеру, такого не повториться, можешь быть уверен, доблестный Ричард... А я подсчитал твою долю от сегодняшнего выигрыша, она составляет восемьсот семьдесят таллаханов... - Я почему-то думал, будет больше, - разочарованно сказал разведчик. - Будет, обязательно будет, главные ставки - на общие итоги состязаний, а до них пока далеко... Я потому и пришел в столь поздний час... - Что ты еще надумал, купец из Саброна? - Блейд вдруг почувствовал раздражение. - После твоей сегодняшней впечатляющей победы мои слуги весь вечер принимали ставки на тебя. Я посчитал, подумал... - Ну, не тяни, говори прямо... - разведчик уже догадывался, что ему сейчас предложат. - Если в беге и в гонках на колесницах секстет Ордорима не будет первым, наш выигрыш возрастет в три раза! - выпалил купец и быстро пояснил: - Это никак не отразится на твоей борьбе за абсолютное чемпионство, у тебя фора от Кираба, ближайшего преследователя на двадцать очков! - Ты хоть понимаешь, кому и что предлагаешь? - медленно встал с дивана Блейд. - Ты думаешь, я выхожу на стадиум ради твоих поганых таллаханов?.. Неожиданно входная дверь распахнулась и на пороге появилась Ланрана. - Извините, я не думала, что вы заняты в столь поздний час. Я зайду позднее, - сказала царская дочь, заметив купца. - Проходите, пожалуйста, - голос Блейда потеплел. Он встал и отодвинул для нее тяжелый приземистый стул. - Кух уходит, мы все уже обговорили. - Нет, так даже лучше получилось, - сказала Ланрана. - Пусть он задержится ненадолго. Он ведь ваш представитель, поэтому должен знать. - Что? - в один голос спросили Блейд и купец. Но сколь разные у них были интонации. - Мой отец, царь Ордорима Ланна Ордор просит приехать к нему доблестного Ричарда Блейда из Бреддонна как можно скорее. Дракон Ордорима уже готов на поле, чтобы лететь немедленно. Завтра ночью вы вернетесь обратно. Кух отвел взгляд, чтобы Блейд не заметил в глазах довольные искорки. - А как же соревнования? Я же должен выступать! Ведь люди ждут! - Бег и гонки на колесницах - состязания секстетов, ваше участие не обязательно. Ваше главная задача - сражаться. Бегают пусть другие, для этого почти во всех секстетах есть специальные запасные. Кираб Молния тоже не будет выступать, если вас так интересует. А очки за борьбу на звание абсолютного чемпиона вы получите, как все члены секстета, таковы правила. - Но ведь вы же рассчитывали на меня... - Блейд все равно не мог понять смысла предложения. - Мы рассчитывали, и рассчитываем, - она сделала многозначительное ударение, - доблестный Ричард, на твою силу и храбрость в поединках. У нас опытные и выносливые бегуны. А вот мой отец может сказать вам очень важное... Блейд понял, что Ланране почему-то очень хочется, чтобы он согласился на эту поездку. Правда, это меняет его планы на сегодняшнюю ночь... но разве он не разведчик, разве он не должен узнать как можно больше о мире Таллаха? И разве путешествие на Ордорим не поможет ему в этом. - Я согласен, - улыбнулся Блейд Ланране. - Но что скажет мой представитель, досточтимый купец Виннир Кух? - У меня нет возражений, если из-за этого не станут уменьшать размер гонорара. - Вот и прекрасно! - воскликнула Ланрана. Блейд не понимал почему она радуется согласию и почему ей так хочется, чтобы он отправился на Ордорим. - Вы очень устали за сегодня, досточтимый Кух, - выразительно сказал Блейд, - я больше не смею вас задерживать. Блейд и Ланрана остались одни. Он положил руку на ее такую тонкую и светлую кисть, украшенную всего одним, но каким изумительно красивым перстнем, столь подходящим по цвету к ее глазам. - Собирайся, Ричард, - улыбнулась она ему. - Я провожу тебя до поля драконов. - Может, мы посидим полчаса вместе, отдохнем после трудного дня? - Тебе надо торопиться, чтобы дракон до рассвета долетел до острова. - А зачем все-таки вызывает меня твой отец? Посмотреть способен ли я победить? - Он хочет увидеть тебя воочию, прежде чем дать согласие на нашу свадьбу. Таков закон. - Нашу свадьбу? - удивился Блейд. Он даже не думал о таком повороте событий, но это его нисколько не пугало - сколько жен у него в мирах Измерения Икс, сколько сыновей... Он их любит и образ каждой хранит в сердце. Сейчас он любит Ланрану... - Но почему он так решил? - Две недели назад я послала ему просьбу разрешить мне связать свою жизнь с твоей, - нежная улыбка пробежала по ее маленьким красивым губам. - Вчера драконий гонец привез вызов. Ты поедешь? - Да. Конечно. Вот так гордая недоступная Ланрана! Он злился, думал, что она дразнит его. А она... пока он был на Паттахе она сама все решила. Что ж, так даже к лучшему. Он притянул ее к себе и впился в ее притягательные губы жарким поцелуем. Ее руки прижали его могучее тело к ее хрупкой обжигающей желанием груди. На самолетах, вертолетах, даже космических инопланетных аппаратах доводилось летать Ричарду Блейду. И неоднократно. Теперь еще довелось попутешествовать на живом драконе. Впрочем, чудища ночью он не рассмотрел. Ни когда садился в салон на спине дракона, ни когда сходил по специальному трапу уже на Ордориме - еще даже не собиралось рассветать. Впечатлений - никаких, лег на удобный диван в салоне, разбудила служанка, все. Экзотика лишь в осознании этой самой экзотики. А связи-то маги не придумали прямой - волшебного зеркала какого-нибудь. Произнес заклинание, вызвал кого надо на другом континенте, поговорил, посмотрел. Приходится вот на драконах летать. Сообщатели есть, а элементарных вещей вроде телефонов и лифтов в гостинице - нет! Государство - точнее царство - Ордорим располагалось на огромном острове с этим же названием, примерно по площади равное земному Мадагаскару. И целое соцветие мелких островов подчинялись Ордориму. Остров был расположен далеко к востоку от Таллаха, между двумя континентами - Саброном и Праттомом. И раньше вел ожесточенные войны с береговыми государствами за эти острова, которых было очень много и очень разных по ценности - от бесцельных необитаемых коралловых атоллов до густонаселенных райских уголков с множеством полезных ископаемых. Гуляя с двумя охранниками (одного его не отпустили неизвестно по каким соображением: боялись, что на него нападут, либо что он заблудится или не туда забредет) по Орувагу, столице Ордорима, он почувствовал дыхание старого мира. До прекрасного Таллаха Орувагу было далеко. Узкие улочки, неизбежные в крупных городах, старые ободранные здания - многоэтажные, деревянные, тесно лепящиеся друг к другу. Но влияние магов уже было достаточно заметно - столица потихоньку перестраивалась и были районы, по которым гости водили гида с нескрываемой гордостью. "Это на Таллахе все хорошо, - думал Блейд. - За семьдесят с небольшим лет мир кардинально изменить трудно..." Так, его сопровождающие говорили, что сообщатель в Ордориме (как и в других странах мира) пока еще очень дорогая редкость и иметь его - признак богатства. Большинство жителей смотрят сообщатель на площадях, где стоят принадлежащие магам аппараты крупных размеров. Блейд видел несколько - полусферы ярдов семь в диаметре, всем видно. Вместе с сопровождающими Блейд посмотрел финал утомительного бега. Его поразили не утомленные лица атлетов на сообщателе, не их стремление добраться до финиша из последних сил (воины секстета Пратта бежали, неся на плечах своего товарища, сломавшего ногу), а поведение людей, плотными рядами забивших огромную площадь. Впечатление было такое, словно от победы любимого секстета зависела жизнь каждого из них. Блейд подумал: что же здесь будет происходить, в дни боев с оружием - как бы прямо здесь не передрались. Впрочем, болеть они будут за своей секстет. Болельщиков других стран здесь предусмотрительно нет - наблюдают за состязаниями либо на стадиуме Таллаха, либо в своей стране. Такова традиция и мореплаватели стараются пристать в эти дни именно к родной гавани. Секстет Ордорима пришел пятым. Что ж, очень неплохо - оцениваются очками лишь первые десять мест. Прохожие в Оруваге значительно отличались от тех, что он видел на Таллахе - больше хмурых, неопрятных, бедно одетых людей. И нищие... На Таллахе он не видел ни одного. И дети - чумазые, бегающие по улицам, едва не попадая под копыта лошадей... И местная гвардия, вооруженная мечами, - а Блейд-то думал, что в этом мире оружие используется лишь на ристалищах... Но перемены, вносимые магами, заметны - значит, рано или поздно и здесь будет так же хорошо, как на Таллахе. Главное - чтобы не было войны! Почему "главное"? Откуда у воина такие странные мысли?! Царь Ордорима был стар и болен. Принять Блейда он смог только вечером и то был вынужден обратиться за помощью к магу Ордорима. Маг провел у постели царя не менее подстенка времени (чуть меньше пятнадцати минут). Царь принял Блейда в постели. В углу тихо верещал сообщатель. Говорили в волшебном приборе, естественно, о сегодняшних состязаниях, о напряжении, достигающем пика и близящемся к кульминации - одиночным поединкам с оружием. Но до этого будут еще групповые бои, вызывающие также огромный интерес и ажиотаж. О клятве царя Маласта по сообщателю тоже говорили много. Его величество долго смотрел на Блейд ничего не говоря. Разведчик, почтительно поклонившись, ждал. - Что ж, - наконец сказал царь, - Ланрана знает, что делает. Я благословляю ее выбор. Из группы сановников вышел один в вычурно-дорогих одеждах, с непомерно большим пузом и длинной козлиной бородой, важно прошествовал к Блейду и церемонно надел ему на шею золотой медальон с перевернутой вниз семеркой. - Отныне вы, Ричард Блейд из Бреддонна и Ланрана Ордор, моя младшая дочь, муж и жена до самой смерти! - тяжело дыша провозгласил царь Ланна Ордор. - Постарайся не огорчать ее в эти несколько дней. По сообщателю у тебя был очень свирепый вид вчера. Царь закрыл глаза, отдыхая. Блейд молча ждал. Он вообще не произнес ни слова, даже приготовленное приветствие как-то не получалось сказать. Царь наконец открыл глаза и снова принялся внимательно разглядывать представителя своего секстета, от победы которого столь многое зависело для блага государства. - Да, ты победишь, - сказал царь и приказал: - Оставьте нас одних. Сановники вышли. Даже телохранителей не осталось, доверяют, - подумал Блейд. - Прими от меня подарок, - сказал царь и указал на ларец, что стоял на высокой тумбе рядом с кроватью. - Он поможет тебе. В этой склянке влага из Озера Мудрости. Никто не должен знать, что она у тебя есть, иначе маги накажут. - Спаси... - начал было Блейд. - Не говори ничего, - оборвал его царь. - Иди! Блейд так и не понял какого черта его оторвали от состязаний. Но,
в начало наверх
наверное, это было очень важно царю Ордорима. И Ланране. Блейд улыбнулся тепло и мечтательно, вспомнив о ней. Утром он был на Таллахе, но на гонки колесниц его не заявляли и ему оставалось лишь смотреть состязания по сообщателю или бродить по городу. Блейд выбрал второе - насколько все же разителен контраст между Таллахом и Орувагой, столицей Ордорима! Но и Орувага будет такой - обязательно будет! Для этого надо помогать магам. И все, чем может помочь им Блейд, это победить в состязаниях, проявив чудеса смелости, ловкости, жестокости... Что ж, раз это необходимо, чтобы страны Таллаха процветали, он сделает это. И плевать ему на деньги Куха, не ради денег он рискуя жизнью пробирается в миры Измерения Икс. Наградой за его чувства была Ланрана. Она официально объявила Блейда своим супругом и пришла к нему - невеста, жена, любимая. Вторая ночь была не менее сказочна, чем первая. Сон, не может быть такого в действительности! Сон, поглотивший в себя Зоэ, Талин, Гралию, Зулькию... Сон, который вскоре поглотит и Ланрану. Но стоит ли думать об этом в ночь, полную любви? А в зеленой пузатой склянке, подаренной царем Ордорима переливалась густая непрозрачная жидкость - из Озера Мудрости Мира. От склянки словно исходила незримая необъяснимая сила и Блейд почувствовал, что получил в свои руки нечто очень важное - энергию благополучия Таллаха, от которой работает вся поразительная здешняя магия. Вернее, получил ее неизмеримо малую толику. Потому без колебаний отправил драгоценную, плотно запечатанную склянку лорду Лейтону - пусть изучает. Зачем столь ценный дар подвергать случайному риску потерять или разбить? Такого финала групповых боев еще не знала история Великих Состязаний Таллаха. Совет магов отказал царю Маласта в просьбе сразиться его секстету с секстетом Ордорима в первом круге. Маги посчитали, что недостаточно оснований. Что Ричард Блейд не повинен в гибели Шриккабора Верасора из Маласта. Жребий был жесток - он распорядился так (не без умысла ли со стороны Фаттаргаса?), что встретиться маластцы с обидчиками могли только в финале. И до этого им надо было пройти секстет Золотой Короны, что представлялось нереальным. Но когда сердца сжигает ненависть, пусть и несправедливая, нет ничего невозможного! Так состоялась сенсация в которую не верил никто. Секстет прославленного Кираба проиграл. Главный претендент на абсолютное первенство вновь не дошел до финала. Ричарду Блейду и его товарищам предстояло выдержать бешеный напор маластцев. После гибели Шриккабора лишь второй номер остался в секстете - все остальные были спешно заменены. Злые языки поговаривали, что царь Ионорект выпустил из тюрьмы трех самых жестоких убийц, приговоренных к пожизненному заключению, но чего только не говорят! Самое смешное, что новые бойцы были действительно умелыми воинами и можно было только недоумевать, почему их не взяли в первоначальный состав и как удавалось Шриккабору удерживать первое место в секстете при такой конкуренции - не иначе, личное благорасположение царя Маласта к Верасору была тому причиной. Блейду, впрочем было все равно, откуда взялись новые чернокожие бойцы с белыми волосами и греческими чертами лица. Он победит, потому что обещал Ланране. Джентльмен всегда держит свое слово. Но на стадиуме творилось нечто невероятное - действительно Блейд был единственным, сохранившим спокойствие, как внутренне так и внешнее. Иначе и быть не могло - философия Гитина Фунакоши не позволяла перед сражением дать преобладать каким-либо чувствам, кроме спокойствия и сосредоточенности. Предыдущие бои секстета прошли внешне натужно и некрасиво. Блейд предпочитал не раскрываться до решающих сражений, приберегая свой богатый арсенал. Сражался так, как позволял соперник. А соперники дрались самоотверженно, но не очень умело, словно жестокость и кровь заменили за эти десятилетия Состязаний сам дух красоты и искусства боя. Каждый из товарищей Блейда умирал сегодня, даже опытный Ристар пропустил коварный удар Хоссена Сабронца в последнем бою и сейчас лежал, объятый зеленым магическим пламенем. Блейд теперь знал свою команду, знал, что не подведут, прикроют и в случае необходимости выручат... Черт, а хороша идея сама по себе - знаешь, что если убьют, то снова будешь жить, и потому ничего не боишься! Но это - для обитателей Таллаха. Блейду такая позиция не подходит, он еще никогда не давал себя убивать. И в ближайшие сто лет не собирается позволять это сделать никому. Ни при каких обстоятельствах. Единственное, что радовало Блейда - что, оказывается, можно выступать без этой душной тяжеленной кастрюли на голове. Он видел по сообщателю, как во время одного боя у воина слетел шлем - состязателя не сняли с ристалища строгие судьи и он продолжал биться с открытой головой. Оказалось, ритуал требует, чтобы состязатель выходил на ристалище в шлеме, а дальше - на страх и риск бойца, если голову отрубят в бою, маги не помогут... Ланрана весь день провела в комнате секстета, где пахло кровью и потом. Она была бледна и взволнована, но находилась рядом со своими бойцами, поддерживая их дух. Воины секстета ждали вызова, были сосредоточены и внешне спокойны. Но Блейд видел - все, даже Ристар очень взволнованы. Судьба подарила им возможность прославиться в одночасье - последняя победа и все! Но их ждали маластцы, все последние дни только о схватке с Ордоримом и мечтающие, по сообщателю клявшиеся отомстить за Шриккабора... В комнату вдруг заглянул Кух. Вот уж кого не ожидал Блейд увидеть. Как он прошел заслоны? Купец осмотрелся, почтительно кивнул Ланране. Его не остановили грубым вопросом и он быстро приблизился к дивану Блейда. - Ричард, - быстро заговорил купец. - После победы маластцев над Короной, все только о них говорят. Ставки тридцать четыре к одному за маластцев. Мы приняли столько ставок, что ты на выигранные деньги... - Ты думаешь от твоих слов что-либо измениться? - оборвал его Блейд. И вдруг понял: да Куху просто страшно. Страшно за свою жизнь, которую он доверил Блейду. Проиграют бой - и конец Куху из Саброна... Блейд хлопнул купца по плечу и встал. - Иди на арену, сейчас будет интересно. И в это же мгновенье маг объявил им о выходе. Маластцы были как на подбор рослые, крепкие - да других и не взяли бы в секстет, срочно замененный на обычный. Блейд подивился, как не пройдя карантин на Паттахе пятеро чернокожих атлетов допущены на состязания. Но раз маги пропустили - значит так надо, значит все правильно. Громовой голос на весь стадиум объявлял имена участников секстетов. Различить бойцов можно только по номерам на груди, да по перьям на шлеме - красные у первого номера, желтые у второго и так далее... Блейд слушал имена, готовый к бою. Больше на сегодня сдерживаться ни к чему, сейчас он покажет все, на что способен. Правда, завтра еще один день - борьба за звание абсолютного чемпиона... Но маластцы своим неистовым выходом в финал заслужили посмотреть на настоящее мастерство. - Начинайте доблестные состязатели секстета Маласта и секстета Ордорима! - прогремел голос мага по волшебному экрану. На стадиуме словно взорвалась многотонная бомба. Маластцы сразу бросились вперед, между противниками было около тридцати ярдов. Толпа, накаченная жуткими представлениями магов между схватками и самими схватками, знающая, что предстоит финальное, самое интересное действо, диким ревом встретила наступательный порыв маластцев. Крики "Да здравствует Ордорим!" и "Вперед, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна!" тонули в едином "Вперед Маласт! Маласт, Маласт! Да здравствует Маласт!". Блейд поспешно скинул шлем, он привык встречать противника с открытым лицом. Он знал, что должен взять на себя самого опасного - с красными перьями на шлеме, новоявленного лидера темнокожих бойцов. Но тот и сам стремился лишь к Блейду. Удар, нанесенный широким мечом с разбегу двумя руками из-за головы оказалось парировать несложно. Несложно технически - деревянный, обтянутый кожей щит сразу треснул от сокрушительного удара, Блейд вполне мог не устоять на ногах. Но устоял. Лишь дикий угрожающий рев маластца заглушил треск удара - маластец, сверкая из прорезей забрала ненавистью глаз, клялся, что теперь не его вина, что Блейд сам напросился и маластец без упреков совести снесет бестолковую голову и отправит Блейда к Древним Силам вслед за Шриккабором, чтоб тому не скучно было! Блейд не слушал клятву врага - а перед ним был не соперник, а враг! - он стремительно нанес удар мечом. Маластец был далеко не новичок в поединках с мечами, видно знал, что если Блейд выдержит его первый удар, то ответ последует именно боковой наотмашь справа и извернулся чуть ли не спиной, подставляя под удар висевший там щит. И не теряя ни мгновения темнокожий нанес удар слева. Блейд снова успел поставить защиту, но от второго соприкосновения с тяжелым мечом щит раскололся окончательно. Парируя следующий удар Блейд спешно сбросил пришедший в негодность щит и взял меч двумя руками. Поединок только начинался, это был первый обмен приветствиями. Блейд не шипел, не угрожал, он не сводил с противника внимательного взгляда. Немного мешало, что из-за шлема не видно выражение лица и глаз врага. Но состояние единения с ним уже подходило. Звон мечей, выдохи и удалые выкрики врага - симфония для мужественных людей. Из-под шлема маластца по лоснящейся черной могучей груди потекла струйка пота - жарко. Наконец Блейд почувствовал, что может предвидеть каждое движение, каждый выпад врага и напал: удар мечом двумя руками снизу слева - враг отразил; мгновенный разворот вокруг оси и удар ногой прямо в шлем. Чернокожий удара не ожидал, что-то хрустнуло там в шлеме и Блейд с силой нанес окончательный удар мечом. К некоторому своему удивлению Блейд отметил, что меч попал в щит, но враг упал. Упал, но пальцы на рукояти меча не разжал, как подобает воину. Блейд склонился над ним и левой рукой стал расстегивать крепления шлема, чтобы посмотреть в глаза поверженного врага. Он с трудом стянул тяжелый глухой шлем и встретился взглядом с маластцем. И едва успел отскочить - неожиданностей в бою для последователя Фунакоши быть не может - коварный удар темнокожего воина должен был быть смертельным. Оба врага мгновенно вскочили на ноги и без всяких околичностей мечи скрестились в яростной атаке. Бой не на жизнь, а на смерть начался и для маластца - меч Блейда вполне мог снести его белокудрую голову. "А для чего еще снял Блейд шлем, как не срубить врагу голову?" - мог ли взбешенный маластец думать по иному? Блейду стало не то чтобы проще, а удобнее, привычнее - он видел глаза врага, горящие ненавистью, но мыслящие, следящие, внимательные. Светлые волосы упали на лоб и маластец пытался откинуть их кивком, чтоб не мешали, но они прилипли ко лбу. И Блейд нанес удар, еще один, еще. Выпады были сокрушительны и молниеносны, но маластец успевал отбивать. Блейд вошел в раж, встретив достойного противника, он упивался боем, он жил боем и для боя! Удар, лязг мечей, вскрест глаз, удар! Удар, выпад, удар! Блейд так может сколь угодно долго, а вот темнокожего ярость и ненависть скоро сведут с ума, он дрогнет и падет, как тот воин, в этой как его... а, черт, не время вспоминать. Удар, парировал, удар, встречный удар, оборот, снизу и слева - наотмашь... "Осторожнее, Блейд!" - прозвенело в ушах: может прорвавший отчаянный крик Ланраны, может сработало шестое чувство. Шутки кончились. Мгновенный уход влево, с парированием выпада, сальто через голову противника и, пока тот не успел развернуться, резкий удар. Маластец отбил, но не совсем удачно - правая половина груди окрасилась яркой на фоне темно-коричневой кожи кровью. Противник сделал несколько шагов назад. Блейд смог оторваться от его взгляда и осмотреть ристалище. Лишь Ристар отчаянно сражался с врагом в дальнем углу, рядом с бьющимися лежал поверженный маластец. Еще один темнокожий лежал рядом с павшими товарищами Блейда. И двое заходили с разных сторон к Блейду: уставшие, в крови и поте, но предчувствующие близкую победу над самым ненавистным врагом. Из-за шлемов Блейд не мог разглядеть отвратительные улыбки на лицах, но догадывался о них. Медлить нельзя было ни одной тысячной секунды. Кувырок и он словно из-под земли вырос перед одним из противников. Мгновенный удар мечом и хук слева левой - попал прямо в челюсть, но это уже не требовалось, меч прорвал разгоряченную плоть. Резкий рывок - словно из ножен выдернул оружие из противника, повернулся к другому. Вовремя. Удар, разворот, прямой выпад и меч вошел точно в незакрытое солнечное сплетение маластца. Пальцы темнокожего разжались, меч выпал, руки разошлись в недоуменной позе: как же так все быстро произошло? Это было его последняя мысль, маластец упал.
в начало наверх
"Последняя его мысль в этом бою, - успел подумать Блейд сквозь на мгновение прорвавшийся бурный рев стадиума, - его ждет зеленое пламя магов. А меня - следующий противник..." Лидер маластцев, оставшись без подмоги, раненый, в последнем отчаянном броске нанес удар. Но он опять попал в непробиваемую оборону. И тут же меч Блейда вошел в его тело - удар было низом, металл пронзил плоть в районе живота, страшная боль завладела маластцем. Он упал на колени и, глядя на Блейда быстро мутнеющим взором, выдавил с ненавистью: - Когда прыгнешь со скалы и увидишь Шриккабора у Древних Сил, передай: я сделал все, что мог! Ты станешь абсолютным чемпионом. - И темнокожий гигант упал лицом на песчаное покрытие арены. Блейд огляделся. Ристар держался из последних сил, но и противник тоже выдыхался. Зрители бесновались - исход финала был предрешен. Служители магов уже стояли у границ арены с носилками, чтобы выносить погибших. Блейд подошел к сражающимся и крикнул маластцу: - Обернись! Я не хочу нападать сзади! Ристар вытер пот со лба. Его отнюдь не обидел резкий перевод в зрители, он сделал все что в его силах, он внес свой весомый вклад в победу, двое маластцев повержены им лично. Блейду было жалко уставшего противника, тот был ранен в трех местах, хотя и не опасно. Надо было проткнуть его сразу, чтобы не доставлять лишних страданий мужественному состязателю, пробившемуся в финал Великого Праздника. Но зрители требовали шоу и заслужили его. "Извини, но ты знал на что шел, ты профессионал и отрабатывай свой хлеб", - мысленно сказал Блейд врагу и устроил грандиозный фейерверк приемов - из кэмпо, из карате-до, из собственного арсенала, наработанного в "Медиевистик Клаб". Темнокожий воин в шлеме с зелеными перьями пятого номера секстета хотел только одного - чтобы скорее все кончилось. Но спортивная честь не позволяла сдаваться и он из последних сил парировал удары. Да и парировал только потому, что Блейд позволял ему это. Блейд тоже отрабатывал - отрабатывал симпатию к этому миру, доводя тысячи зрителей чуть не до священного экстаза. Он положил меч (не бросил на песок, воин должен уважать оружие) и против вооруженного шлемоносца выступил с голыми руками. Тело - главное и наиболее страшное оружие. Маластец, воодушевленный добровольным сумасшествием Блейда, взмахнул мечом. Но меч рассек воздух, в том месте где Блейд только что стоял. Зато страшный удар ногой в затылок сшиб маластца с ног под бурный восторг зрителей. И последний воин из секстета, торжественно поклявшегося покарать обидчиков и ради этого совершившего невероятное - пробился в финал, воин секстета Маласта сдался. Нет он не просил пощады, просто не встал, устав бороться с судьбой, которая перестала им улыбаться, он раскинул руки на песке и не пытался встать. Ристар обнял Блейда измазав его в крови. На самом Блейде не было ни царапины. - Секстет из Ордорима одержал победу над секстетом Маласта! - раздался голос на стадиуме, но его почти не было слышно, толпа ревела в восторге. Толпа, полчаса назад восхвалявшая секстет Маласта, и желавшая ему триумфа праздновала победу Ордорима, победу Блейда. Служители с носилками забрались на арену унести павших. К Блейду и Ристару бежала Ланрана, ей хотелось первой поздравить своих бойцов. - Что этот маластец мне перед гибелью сказал, что я спрыгну со Священной скалы вслед за Шриккабором? - задал Блейд Ристару вопрос, который отчего-то не давал покоя, несмотря на всю кажущуюся глупость. - Он бредил? - Он предрек, что ты станешь абсолютным чемпионом состязаний, - серьезно и торжественно ответил Ристар. - Я не понял... - А ты разве не знал? - Ристар был искренне удивлен. - Абсолютный чемпион прыгает со священной скалы в Кольцо Мира, в океан, искупая своей добровольной жертвой все сохраненные жизни на земле. Это великая честь, он навсегда остается жить в сердцах всех людей на всех континентах. Налетела Ланрана и, не боясь измазать в крови и поте свои тонкие чудесные одежды и помять редкие удивительные цветы, кинулась на шею Блейда. Она была счастлива. Блейд тоже. 8 Как только закончилась торжественная часть вечера в Обители Магов в честь победителей четвертого дня состязаний Великого Праздника Десятилетия и в центр зала вышли девушки в белых одеждах, чтобы потешить собравшихся замечательным хоровым пением, гости стали выходить из-за столов своих стран. Шустрые слуги обносили гостей прохладительными напитками. Блейд подошел к Кирабу Молнии. Собственно, ради разговора с ним разведчик сюда и пришел. Ланрана убедительно просила Блейда присутствовать на вечере, как ее законного супруга, он бы все равно пошел с ней. Но один вопрос не давал покоя английскому джентльмену, выпускнику Оксфорда, одному из лучших агентов Британской разведки, воину, прошедшему огонь, лед и воду как на Земле, так и в полутора десятков мирах "Измерения Икс. Блейд и Кираб приветствовали друг друга кивком головы, сегодня судьба распорядилась так, что они не встретились ни на ристалище, ни на подиуме. После ничего не значащих досужих фраз, которыми борцы обменялись, прихлебывая холодный сок, Блейд спросил: - Ты знаешь, что абсолютный чемпион состязаний должен спрыгнуть со скалы Священного Камня в море? - Конечно, - Кираб с искренним удивлением посмотрел на собеседника. - Это знает каждый ребенок. - Зачем же ты стремился к этому? - Я и сейчас стремлюсь, - в голосе послышались едва уловимые нотки злости. - Но у тебя же нет шансов, ты отстаешь на двадцать с лишним очков... - На двадцать четыре, - уточнил Кираб. - Постой, а разве тебе еще не известно, что за победу в финале последнего дня дается тридцать очков. Если я выиграю финал, то обойду любого. И Хоссен Сабронец имеет такую же возможность и ваш Ристар. А как стало известно недавно, совет магов передал очки Шриккабора его преемнику, и Ротанит из Маласта также может обойти тебя. В общем зачете - да, если Ристар пройдет, хотя бы первый круг, а ты дойдешь до финала, Ордорим недосягаем. Но в личном первенстве... Все решится завтра и только завтра. И победа тебе, доблестный Ричард Блейд, отнюдь не гарантирована. Как я и обещал, я постараюсь пронзить твою грудь мечом. Все силы приложу. - И спрыгнешь со скалы? - Приобщиться к Мудрости Мира, обрести вечную жизнь в сердцах своего народа, разве это не достойная цель для мужчины? - ответил Кираб. - Зачем отдавать годы и десятилетия жизни делу, если не хочешь достичь вершины? Трое моих сыновей пронесут почет через всю жизнь, может быть даже, один из них повторит когда-нибудь совершенное отцом. Я взойду послезавтра на рассвете к Священному камню. И ты не встанешь у меня на пути! Ты будешь смотреть снизу, я клянусь в этом! - Не клянись! - сказал выпускник Оксфорда варвару из мира Измерения Икс. - Не клянись, когда заведомо не сможешь выполнить клятву. Блейд отошел и облокотился на толстую колонну из розового мрамора. Сделал большой глоток из бокала, что держал в руке. Поймал взгляд Ланраны. Законная жена, дочь царя Ордорима улыбнулась ему и Блейд уже знал, что в этой улыбке. Теплая волна нежности пошла в глубине груди от самого сердца и Блейд хотел пройти на свое место, чтобы быть с ней, чтобы ощущать аромат ее тела, тепло ее души... - Почему ты не отсек мне голову? Ведь ты этого хотел, сняв с меня шлем? Блейд оторвался от созерцания любимой. Перед ним стоял лидер маластцев, Ротанит (второго его имени Блейд не запомнил). - Зачем тогда ты сорвал с меня шлем? - повторил вопрос темнокожий атлет с белыми густыми чистыми длинными волосами. Как он был не похож на Шриккабора. - Я хотел посмотреть в твои глаза, - сказал Блейд. Он хотел и маластцу задать тот же вопрос, что и Кирабу, но понял - и ответ будет такой же. В лице маластца сейчас не было ненависти или грубого напора - только сила. И завтра, если они встретятся на арене... Новая информация отнюдь не изменила планов Блейда. Он не мог понять - неужели люди, бойцы, состязатели этого мира настолько хороши, что сами всей душой стремиться ценой собственной жизни искупить грехи людские, взойти на свой крест, скалу, чтобы другие жили счастливо и в мире? Да, ответил он сам себе. Это, пожалуй, - главное достижение магов. Сообщатели и прочие чудеса... все это поверхностное, внешнее, все это будет усовершенствовано, войдет с годами в каждый дом. Но людей таких вот вырастить... Да кто такие маги, что обладают столь чудесной силой?! И еще один вопрос, совершенно дурацкий, недостойный джентльмена, но практичный и насущный, вдруг взялся невесть откуда - Блейду опять придется лезть по странной безумной лестнице на скале, только в другую сторону? Он вдруг почувствовал, что кто-то смотрит на него, словно зовет безмолвно. Блейд повернулся. У одного из боковых выходов из зала стоял маг Фаттаргас и смотрел призывно на Блейда. Блейд пошел на зов. - Я люблю тебя, Ричард! Как я счастлива! Беззвездная ночь Таллаха близилась к последней стене третьего дома. Спальню дочери царя Ордорима освещали два тускло светящихся шара, висевших прямо в воздухе. Атмосфера была, словно Блейд перенесся не в мир Измерения Икс, а в сказку тысячи и одной ночи. Тысячу ночей, что они могли бы провести вместе пришлось умещать в одну. Он гладил ее тело и словно искры энергии любви прокалывали кожу ладоней. Он целовал ее шею, ямочку на предплечье, упивался подрагиванием набухших сосков и падал, падал в пропасть ее глаз, словно со Священной скалы в океан, из которого нет возврата. Они любили друг друга и не могли друг без друга. Но завтра ему выходить на ристалище и побеждать. Дилемма - победишь и спрыгнешь со скалы, расставшись с любимой навеки. Проиграешь - и можешь быть с нею еще месяц-другой, пока проклятый компьютер не выдернет его с кровью из прекрасного мира Таллаха. Но это кажущийся выход. Во-первых Блейд не мог представить, что проиграет, а, во-вторых... примет ли его, проигравшего, Ланрана? - Любимая, а если мне не суждено стать абсолютным чемпионом? - Ты станешь, я знаю. Но если нет, то станешь в следующем Великом Празднике. У тебя судьба такая, ты - герой. Я люблю тебя. Ты взойдешь к Мудрости Мира, прославив вовеки свое имя и свое потомство! - Но у меня нет детей! - Так сделай! Я воспитаю твоего сына достойно. Или ты не веришь, любимый? - Верю! Он обнял ее, он взял ее, отдавая себя. И она приняла его, растворяясь в нем без остатка. В такую ночь рождается чудо - зачинается дитя, которое потом покорит мир... Блейд победил. Сперва судьба свела его в третьем круге с Ристаром. И Блейд не испытывал ни малейших угрызений совести, а Ристар ни малейших иллюзий, хотя сдаваться не собирался, а сражался как в последний раз в жизни. Да это и был последний бой - Ристару сорок лет, вряд ли он выйдет в следующем Великом Празднике на арену стадиума Таллаха. В четвертьфинале он с третьего удара пронзил мечом сердце Хоссена Сабронца. В полуфинале вывел Блейда из себя непробиваемой хладнокровной и умелой защитой Ротанит Мет из Маласта. Но Блейд был сильнее - и во владении оружием и в философии боя. И он победил в финале Кираба Молнию. Как и обещал он пронзил мечом грудь прославленного состязателя из секстета Золотой Короны. Сперва Блейд раскрошил щит противника в щепы, затем хитроумным крученым ударом выбил меч из рук Кираба. Затем, на закуску, нидан-гери, уже один раз сваливший Кираба и приведший в изумление зрителей Таллаха. Блейд встал перед поверженным противником на одно колено. - Извини, но я все-таки сдержал свое слово! - и вонзил меч во вздымающуюся вверх-вниз грудь Кираба. - Блейд, Блейд, Блейд! - бесновался стадиум. - Прославлен во веки Ричард Блейд из Бреддонна! Герой Ричард Блейд! Блейд, Блейд, Блейд! Славься Ричард Блейд! - Я люблю тебя, мой герой! Ты - единственный, ты в сердце моем, ты в чреве моем - колотиться маленькое сердечко! - выдохнула Ланрана. Она не могла ощущать в себе биение новой жизни, но женское чувство
в начало наверх
безошибочно подсказывало - другая жизнь начинает в ней свой безмерно долгий путь. - Я назову три своих новых корабля "Ричард", "Блейд" и "Бреддонн"! - сказал купец Виннир Кух из Саброна, отсчитывая положенные тысячи серебряных монет, упакованных в черные кожаные мешочки. - Я поставлю на каждом континенте и на Ордориме памятники тебе за свой счет. Я всегда верил в твою победу, я никогда не ошибаюсь! Пусть Мудрость Мира возьмет тебя в Вечность, ты достоин, доблестный Ричард Блейд! - Да, доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, вы великий воин! - вторил ему Хантара. - Состязание окончилось, вы больше не отвечаете за меня, отдайте мне магический перстень! На завершающем пиру в Обители Магов к Блейду подошел Кираб Молния из секстета Золотой Короны и сказал спокойно: - Ты сильнее меня, ты заслужил приобщиться к Мудрости Мира! Она помогла тебе стать сильнее меня! Но я молод, я буду выступать на следующем Великом Празднике. И начну с того, что повторю твой подвиг - попрошу помощи у Священного камня. Я должен войти в Вечность, как завтра ты. Знай - я буду внизу провожать тебя... - Ты - великий воин, Ричард Блейд, - сказал маг Фаттаргас. - Иди в гостиницу - готовься. Напиши завещание. За тобой придут в третьей стене третьего дома. Ровно в первой стене первого дома завтрашнего дня ты войдешь к Мудрости Мира. И в Вечность. Тысячи тысяч людей будут провожать тебя, благословляя! - Маг внимательным взглядом черных глаз пытался проникнуть в глубину мыслей Блейда. - Я люблю тебя, я хочу запомнить каждое твое движение, Блейд! - сказала Ланрана уже в гостинице, в своих апартаментах. - Поцелуй меня на прощанье и иди, готовься к встречи с Мудростью Мира. Я завтра приду к Священной скале проводить тебя. И Блейд изменил свое первоначальное решение. Он прыгнет со Священной скалы под взглядами народов Таллаха, дабы искупить своей жертвой их грехи, дабы мир и благополучие царило на Таллахе. В мире, в котором Блейд оставляет частицу сердца. Ричард Блейд понимал, что идет на смертельный риск. Но разве риск не является его профессией? Отправляя Блейда в миры Измерения Икс, Дж. каждый раз вздыхает, что Блейд не вернется, но он возвращается и уже не мыслят иначе ни он сам, ни Дж., ни его светлость лорд Лейтон. Не мыслят, что Блейд может не вернутся. Должен вернуться, обязан! Закончив телепортацию серебра и трех чаш с золотыми монетами, Блейд не торопясь разделся и прошел в душ, как следует все обдумать. Неожиданно вернулся в комнату. Да десять пузатых сосудов, которые и бутылками назвать трудно, с самым дорогим вином, что есть на Таллахе, он переправить забыл. Не здесь же оставлять презент купца Виннира Куха из Саброна! Блейд сорвал - пришлось повозиться - золоченую сложную закупорку, налил немного в стоящий на столе бокал. Продегустировал. Да, достойно... Он одну за другой отправил восемь сосудов в родной мир, на девятой ухмыльнулся своим мыслям и приспособил к ней записку "Собственность Ричарда Блейда" - у Лейтона хватит наглости забрать все на исследования. А Блейд угостит редким напитком... кого? Зоэ Коривалл? Все может быть... Холодные струи освежителя приятно успокаивали тело. Блейд все продумал спокойно и взвешенно - ошибки он не мог допустить. Сперва он хотел по вренометру высчитать час, когда он должен ступить со Священной скалы в пропасть. Потом вспомнил, что с точностью до минуты по местному времени он вычислит момент прыжка - возможна разница в течении земного и местного времени, прошлые экспедиции в миры Измерения Икс наглядно продемонстрировали это. Что ж, он нашел выход и из этой ситуации. Да, в красных одеждах лидера, на сложном ремне среди множества тренчиков висел кошелек с десятком таллаханов. Забыл о них и не отправил... Блейд вытерся, облачился в одежды победителя, преподнесенные на ристалище, одел новый парадный меч (бронзовый меч и щит героя Харраха пришлось возвратить на место его вечного хранения - вдруг кто-либо в будущем повторит подвиг легендарных героев Харраха, Маррета и Блейда) и сел за стол. Взял стило. И обдумывая каждое слово написал Лейтону, что как-только в приемной камере телепортатора (примерно через девять часов) окажется серебряная монета, пусть компьютер его светлости в течении десяти минут забирает Блейда, иначе профессор не увидит своего разведчика никогда. Иначе Блейд встретится с Вечностью! Дракон равномерно размахивал крыльями у вершины Священной скалы, удерживаясь на одном месте. Маги в светло-голубых одеждах быстро перекинули длинный шаткие мостки к площадке скалы, светя себе переносными светляками. Блейд вышел из салона и по ненадежным мосткам, держась за веревку с правой стороны, пробежал к Священному камню. Там стоял маг Фаттаргас. До первой стены первого дома оставалось около четверти часа, Блейд сжимал в руке серебряный таллахан. Трап втянули обратно в салон и дракон улетел. На Таллахе светает стремительно: вот непроглядная ночь и вдруг солнце выпрыгивает из-за горизонта и через несколько минут яркий день. - Я знал, что ты придешь, - неожиданно сказал Фаттаргас. Он стоял спиной к каменному персту указующему, и Блейд заметил, что обезглавленного скелета возле монумента уже нет. - Разве я мог не придти? - Блейд был удивлен. - Да даже, если бы я не захотел придти, разве есть где скрыться на Таллахе? - Ты мог уйти в свой родной мир, - спокойным голосом сказал Фаттаргас. - Так ты знаешь, откуда я? - Я знаю, что ты не рожден нашим миром. - Вашим? - Блейд понял, что пришло время срывать покрывала со всех тайн. - А вы, маги, порожденье этого мира? Или пришли сюда из мира другого, со звезд? - Нет. Мы были здесь всегда. Мудрость помогла нам возвыситься. Мудрость Знаний. И Мудрость Мира. Подземное озеро дает нам энергию на переделку мира... Нашего мира! Блейд молчал. Солнце еще не показывалось, но тонкая полоска света на горизонте предупреждала: сейчас оно появится, словно ядро, выпущенное мощной рукой местного атланта. Блейд отправил серебряный таллахан Лейтону: пусть забирает его отсюда. Ему осталось быть в прекрасном мире Таллаха не более десяти минут. - Вы действительно сделали мир Таллаха прекрасным, - сказал Блейд. - Я видел много чужих миров, но ваш, пожалуй, лучше всех. Добрее всех... - Правда? - Казалось, Фаттаргас был польщен. Блейд сам не знал правду он сказал или нет, не разобрался до конца в своих ощущениях, для этого требуется время, но сказал: - Правда. Какое-то время они молчали. - Ты вернешься в родной мир? - спросил Фаттаргас. - Не знаю. - У тебя сегодня значительный день, - сказал маг. - Тебе сегодня исполняется четыре десятилетия, возраст начала познания Мудрости Мира. Откуда он знает? Но он же маг, магу не трудно узнать биологический возраст. Сам Блейд забыл о собственном юбилее. Как хочется быть всегда молодым... Значит, сегодня двадцать девятое мая. Сорок лет. Юбилей... - Я хочу подарить тебе нечто, что никто никогда не сможет отнять у тебя, если ты не захочешь подарить сам. Дай мне свои руки. Блейд почувствовал знакомую боль в голове. Еще далекую, едва отдающуюся в затылке. Компьютер его светлости начал поиски разведчика. Блейд послушно протянул магу руки. Взгляды их встретились. Блейд почувствовал жжение в ладонях, быстро пробежавшее по рукам к сердцу, к голове - жжение смешалось с нарастающей головной болью, словно слилось с ней. - Красный огонь - разрушающий, первая ступень силы, - глядя в глаза Блейду проговорил Фаттаргас. - Он твой. Маг резко отпустил руки Блейда. Снял пояс и бросил на красноватый камень скалы. - Уничтожь его! - властно проговорил маг. - Протяни к нему руку и сожги! Блейд послушно вытянул руку к синему поясу. Тренированный ум возжелал, чтобы кушак вспыхнул алым пламенем. И пламя сорвалось с пальцев разведчика, пожрало кушак и успокоилось, исчезло, оставив после себя лишь пепел. - Синее пламя - наказующее, вторая ступень силы. И зеленое пламя - целящее, третья ступень. Я не могу тебе подарить синее и зеленое пламя, ты не можешь его принять. - Спасибо за красное пламя, - сказал Блейд. Головная боль становилась все сильнее и сильнее. Надо дождаться, пока терпеть будет невыносимо... Блейд посмотрел вниз. Около семисот ярдов, тридцать секунд полета. Яркое солнце осветило прекрасный Таллах, утопающий в изумрудной зелени. Блейд посмотрел на свой серебряный вренометр. Пузырек показывал на первый дом ровно. - Пора, - сказал Фаттаргас. - Прощай доблестный Ричард Блейд. Ты отдал все силы своей души, прославляя неизвестный тебе остров Бреддонн. - Я прославлял Британию, - гордо ответил Блейд. Голова болела уже почти нестерпимо. Где-то внизу стояла Ланрана, любимая... Миллионы людей встали спозаранок, чтобы посмотреть, как он приобщится к Вечности. А тысячи людей и не ложились, дожидаясь этого памятного час, чтобы своими глазами увидеть прыжок - на Таллахе гуляли всю ночь. Блейд неожиданно подумал, что уходит из Таллаха не таким, каким пришел. Стал ли он сильнее, мудрее, добрее от знакомства с Таллахом? Бог весть, не время думать об этом. Голова болит нестерпимо, лорд Лейтон зовет его к себе. - Когда-нибудь, - сказал вдруг седой маг, - и мы научимся путешествовать в чужие миры. Я так хочу увидеть твою чудесную Британию... Но Блейд почти не слышал его слов, борясь с невыносимой болью. - Прощай, доблестный Ричард Блейд из Британии! - сказал маг. Прощай прекрасная Ланрана, прощай удивительный, невозможный, но реально существующий мир Таллаха, где не бывает войн, а все споры решаются на ристалищах... Прощай. Блейд разбежался и прыгнул в пропасть вечности. Он летел, широко растопырив руки, как учил его инструктор по парашютному спорту, и последний раз смотрел на просторы бескрайнего Кольца Мира, омывающего маленький остров, преобразовавший весь мир так, как ему захотелось. Прощай! Тысячи зрителей, столпившихся у подножия Священной скалы видели, как не долетев полсотни ярдов доблестный Ричард Блейд из Бреддонна, взявший на себя их грехи, унес с собой в Вечность их страхи, жестокость, несправедливость. Он исчез в чистом воздухе, не разбившись о прибрежные кораллы. Мудрость Мира приняла его в Вечность. Слава Ричарду Блейду из Бреддонна, легендарного героя прошедших состязаний! 9 Ричард Блейд сидел у письменного стола в кабинетике его светлости и наслаждался первой сигаретой. Перед ним в потертом кресле скорчилась тщедушная фигурка старого ученого; его халат был засыпан пеплом, вокруг головы вились сизые колечки дыма. Против обыкновения, стол Лейтона был почти пуст - на нем находился лишь чистый лист бумаги с аккуратно разложенными мелкими предметами, да пепельница, полная окурков. Они беседовали. Как обычно, Блейд делал предварительный устный отчет - перед тем, как погрузиться в гипнотический транс и надиктовать более подробную версию своих приключений. Он только что принял душ, волосы его были еще мокрыми, махровый халат облегал мощное тело. - Итак, Ричард, - Лейтон печально покачал головой, - вы снова испытывали боль... Странно! Мне казалось, что сопротивление переходу должно снизиться... Разведчик пожал плечами. Возвращение на Землю оказалось ничуть не легче дороги на Таллах, и он еще не опомнился от смертной муки, еще недавно терзавшей его плоть и разум. То была не боль, всего лишь ее отголосок, смутное воспоминание, но его хватило, чтобы Блейд содрогнулся от ужаса. - Ладно, - старик махнул рукой с зажатой в пальцах сигаретой, - я постараюсь разобраться, в чем тут дело. - Он покосился на лист бумаги с дюжиной монет, кольцами, сережками и старым костяным гребешком. - Итак, это все, чем мы можем похвастать на сей раз? Немного, мой дорогой,
в начало наверх
немного... Я не получил ни хрустальных чаш, ни статуэток, ни оружия, ни этих любопытных технических устройств с... эээ... магическими свойствами, как вы утверждаете. Ни одного объекта весом более двух унций! - он небрежно похлопал по кучке ювелирных изделий. - Ничего, кроме монет да этих побрякушек! Ну, и вашей записки, разумеется. Блейд хмуро оглядел крохотный кабинетик. Да, тут не было ни чаш, полных золота, ни объемистых сосудов с добрым таллахским вином, ни сообщателей, ни великолепных мечей с уведомлениями: "Собственность полковника Ричарда Блейда"... Действительно, ничего! Даже череп Нартима Палла из Харста не дошел по назначению. - Куда же подевались мои посылки, сэр? - он поднял взгляд на Лейтона. - Телепортатор работал, в этом нет сомнения. Я ощущал связь с ним... там, на Таллахе... Ну и потом, почти двадцать актов пересылки прошли нормально... - он протянул руку и начал раскладывать в ряд монеты и прочее добро, приглядываясь к каждой вещице. - Смотрите! Вот этот таллахан я отправил самым первым... тут есть приметная щербинка... Теперь - три кольца с рубинами... вот эти... Лейтон накрыл большую руку странника своей крабьей клешней. - К чему предаваться воспоминаниям, мой дорогой? Главное, что дошла ваша записка. И вы - тут! Старик сдвинул в сторону скудную добычу Блейда, сгреб ее в сверкающую груду и, вытащив авторучку, провел на листе идеально ровную линию, оканчивающуюся стрелкой. Посередине он поставил жирный крест и написал: "Земля". - Я полагаю, Ричард, что существует некий фактор, пока что неизвестный, который должен ранжировать в определенном порядке все миры Измерения Икс, в которых вы побывали. Вот Земля, - он показал кончиком авторучки на крест, - а вот, к примеру, Таллах... - на линии появился еще один крестик, поменьше. - Объекты, отправленные вами, транспортировались отсюда сюда, - Лейтон провел авторучкой от таллахского крестика к Земле, - и попадали в камеру телепортатора, где создается особого рода фиксирующее поле. Но если такое же поле существовало где-то здесь... - старый ученый поставил вопросительный знак между Землей и Таллахом, - то ваши посылки могли оказаться перехваченными. Блейд приподнял брови. - Почему же не все? - он кивнул на горстку монет. - Не знаю, - Лейтон пожал плечами. - Возможно, мелочи этих бандитов не интересовали. Стиснув кулаки, странник сердито уставился в пол. Его спортивная добыча! Золотой венок, кубок с бриллиантами, наградное оружие! Все сокровища, честно приобретенные в лавках Таллаха! Мечи, драгоценные статуэтки, чаши с золотом, магические раритеты, сосуд с влагой из Озера Мудрости... И даже череп Нартима Палла! Непостижимо! - Если мне удастся выследить этих парней, я с ними разберусь! - мрачно пообещал он. - Каких парней? - Лейтон с недоумением уставился на своего испытателя. - Мерзавцев, которые сыграли со мной такую шутку! Грабителей! Его светлость встал и, поглаживая поясницу, начал расхаживать по комнате. - Не тратьте порох зря, мой дорогой. Во-первых, все случившееся может оказаться естественным и закономерным событием... игрой природных сил, так сказать... А во-вторых, если даже мы имеем дело с целенаправленным вмешательством, у вас не больше шансов выследить преступников, чем укусит себя за ягодицу. Так что давайте забудем об алмазных чашах, драгоценных мечах и магических телевизорах. Лейтон раздраженно ткнул сигарету в переполненную пепельницу, порвал лист в мелкие клочки и отправил его туда же; потом уставился на Блейда: тот, опустив голову, молча разглядывал свои ладони, потом перевел мрачный взгляд на кучку окурков и мятой бумаги. Он понимал, что старик прав, прав на все сто процентов; о потерянных таллахских сокровищах лучше было не вспоминать. О всех, кроме одного-единственного. - Ну, мой дорогой, не пора ли вам приступить к подробному отчету? - Лейтон вытащил из кармана халата блестящий шарик, которым обычно пользовался, погружая своего испытателя в гипнотический транс. - Сейчас мы пройдем в госпитальный блок, вы ляжете в постель, а я включу магнитофон... Полагаю, больше вы ничем похвастать не можете? - его светлость небрежно кивнул на жалкую таллахскую добычу, которую можно было накрыть одной ладонью. - Нет, сэр... пожалуй, нет... - странник, глубоко вздохнув, оторвал взгляд от пепельницы и протянул над ней руку. - Разве что, вот этим... Груда бумажек и сигаретных окурков внезапно занялась и вспыхнула алым пламенем, жарким и неистовым, как магические огни Таллаха.

ВВерх