UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Святослав ЛОГИНОВ

  МЕД ЖИЗНИ


   Хоть не пил он, а только хотел.
   Л.Кэролл


- Мед жизни сладок и горек одновременно, в нем собраны  ароматы  всех
цветов, морозный свет горных вершин и тьма морских провалов. Он холоден  и
горяч, в нем сошлись все противоположности...
Гоэн - седобородый рыцарь Опавшего Листа обвел  взглядом  слушателей.
Никто не шевелился, все молча и торжественно внимали  с  детства  знакомым
словам. Слова были как песня, как причащение перед битвой.
- Бархатные шмели собирают сладкий оброк с садов  и  гречишных  полей
Резума. Лесные пчелы гудят в чащах непроходимого Думора. Хищные осы  копят
росистую свежесть ковылей Нагейи, острую и летучую, как они  сами,  -  при
этих словах Зеннах - Свистящий рыцарь,  молча  сверкнул  черным  глазом  и
приподнял бровь, изогнутую как сабля. -  Ледяные  шершни  вьюгой  облетают
торосы безжизненного Норда в поисках снежного цветка. Мириады их истаивают
в пути, но последний приносит каплю ледяного нектара.  Так  рождается  мед
жизни. Медленно созревает он, и никто не осмеливается приблизиться,  боясь
нарушить великое чародейство...
- Фартор! - слово это, не сказанное никем, прозвучало резко и  грубо,
прервав рассказчика. Оно словно пригнуло к земле засохшие  деревья,  песок
перестал сыпаться с выщербленных скал, а сидящие рыцари сдвинулись теснее,
ища друг в друге  поддержки.  Тяжеловесный  Хум  -  рыцарь  Соли  прижался
доспехом из задубевшей кожи к сверкающему плечу Турона, и рыцарь  Ледяного
Меча не заметил прикосновения своего извечного противника. Зентар  -  юный
рыцарь Первой Травы тревожно оглянулся, но спесивый  Бург  -  рыцарь  Стен
сдержал  насмешку  и  сделал  вид,  что  ничего  не  заметил.  Недвижим  и
безучастен остался лишь рыцарь Солнечного Луча. Этот  витязь  был  окружен
глубокой тайной: никто не ведал, откуда он пришел, где живет, по праву  ли
носит свой девиз. Знали лишь его имя  -  Виктан.  Рыцарь  Солнечного  Луча
являлся и исчезал беспричинно, ни один  человек  не  мог  предугадать  его
поступков, не знал пределов его силы. Но то, что сегодня и он  был  здесь,
внушало уверенность. И медлительный  Гоэн  продолжил  рассказ,  словно  не
принесло только что ветром имя врага.
- Мед жизни содержит все качества, известные  и  неведомые.  Свойства
соединяются в нем, не гася друг  друга.  И  произойти  это  может  лишь  в
местности, лишенной качеств. Только отсюда мед жизни не получает ни единой
своей частицы. Это Блеклый Край, инертный и пустой. Он скучен, но  все  же
жизнь зависит от него, поскольку здесь стоит чаша,  в  которой  зреет  наш
мед. Раз в год, в день весеннего равноденствия, чаша переполняется, и  мед
проливается на  землю.  Суть  жизни  возвращается  миру.  Небо  наливается
синевой, леса наполняются живностью,  люди  -  силой.  Дружба  укрепляется
радостью, вражда - благородством. Жизнь оплодотворяет саму  себя,  и  лишь
Блеклый Край ничего не получает от праздника бытия. Здесь всегда пасмурно,
но никогда не идет дождь. Бесплодная равнина тянется на много недель пути,
на ней не растет трава, и никто не живет...
- Фар-р-ртор-р!.. - продребезжало среди камней.
- ...и никто не живет, - упрямо повторил сказитель, - ибо даже единый
испачканный  взгляд  может  извратить  чудесные  свойства  чистого   меда.
Рассказывают, что испробовавший меда постигает смысл бытия  и  видит  суть
вещей. Тайное становится отрытым для него, а в простом он видит  неведомые
другим бездны. Но за все прошедшие века ни  один  мудрец  не  посягнул  на
общее сокровище.
- Ф-ф-фартор!.. - прошипело  за  спиной,  словно  плеснули  водой  на
раскаленную жаровню.
- Единая капля, текущая на землю из каменной чаши, возвращает силу  и
здоровье немощному и может,  как  говорят,  оживить  мертвого.  И  все  же
созревший мед свободно разливается по свету, поскольку ни один человек  не
осмелился продлить свои дни за счет всеобщей жизни.
- Фар-тор!!! - набатом ударило отовсюду разом, так что нельзя было не
обратить внимания на этот гром, остаться безучастным и сделать вид,  будто
ничего не происходит.
Гоэн вскочил, меч его, не кованный, а выращенный  лесными  харраками,
прочертил над головами огненный круг.
- Ты можешь не трудиться, повторяя без  конца  свое  имя!  -  крикнул
Гоэн. - Я хорошо слышу. Я не знаю, кто ты и каков из себя, но клянусь, что
кем бы ты ни был, через день тебя здесь не будет. Мне даже жаль тебя -  ты
затеял бессмысленное дело и сам знаешь это. Неужели ты надеешься  победить
все силы вселенной разом? - Гоэн опустил  меч.  -  Молчишь?  Ты  правильно
сделал, что умолк. У тебя еще есть время до завтрашнего утра. Но берегись,
если утром мы увидим, что путь к чаше закрыт.
Ответа не было. Старый воин оглядел сереющие окрестности, а затем  на
правах старшего, распорядился:
- Рыцари леса  разводят  костер,  горожане  готовят  ужин.  Остальные
выделяют добровольцев - быть ночной стражей.
В словах Гоэна не было обиды или унижения. Все знали, что  в  Блеклом
Краю не у всякого загорится огонь, и уж  тем  более  не  просто  накормить
воинов там, где пища лишена вкуса. Поэтому гордый Бург распустил ремни  на
мешке и начал доставать провизию, а  сам  Гоэн  и  рыцарь  Шш,  бывший  не
человеком даже, а покрытым замшелой корой  лесным  духом,  отправились  за
валежником.
- Кто согласен караулить ночью? - спросил Хум. - Я думаю - достаточно
троих.
Тотчас поднял руку Зентар. Юный  рыцарь  Травы  не  представлял,  как
можно улечься спать накануне первой  в  своей  жизни  битвы.  Вторым  стал
Бестолайн - рыцарь Бездны. Лучшего сторожа нельзя было и  пожелать.  Жизнь
под землей лишила Бестолайна глаз, но обострила  слух,  так  что  в  самые
темные ночи рыцарь Бездны чувствовал себя уверенней всего. Об  этом  воине
легенд ходило, пожалуй, еще больше чем  о  Виктане,  а  знали  о  нем  еще
меньше. Нельзя было даже с уверенностью сказать - человек  скрывается  под
черненым панцирем или одно из мрачных подземных существ, принявшее людские
законы и получившее имя рыцаря.  Но  сегодня  его  тайна  не  тревожила  -
главное, что он был вместе со всеми. Третьим караульщиком вызвался Виктан.
В Блеклом Краю не бывает закатов, просто привычный  сумрак  сгустился
сильнее, и стала ночь. Огонь костра не рассеивал ее, не помогал видеть. Те
из рыцарей, кто мог и хотел есть,  придвинулись  к  котлу.  Двое  рыцарей,
опрометчиво давшие обет поститься до самой победы, отвернулись,  чтобы  не
смущать себя видом яств, поскольку припасы Бурга были вкусны  даже  здесь.
Шш задумчиво ковырял сучком в зубах. Людская пища была ему не по вкусу,  и
вообще, он мог не есть месяцами. Недвижим остался и Бестолайн. Забрало его
шлема, сплошного,  без  прорезей  для  глаз,  никогда  не  поднималось  и,
кажется, было приварено к нащечникам. Зато Виктан вовсе снял шлем, так что
все могли рассмотреть его, хотя и не принято было глазеть на  рыцарей.  Не
было во внешности неведомого  воина  ничего  сверхъестественного.  Был  он
далеко не мальчишкой, но и старческая  дряхлость  еще  много  лет  обещала
обходить его стороной. Твердый подбородок, прямой взгляд серых глаз, худое
лицо, словно выточенное из плотного дерева, лишь возле глаз  чуть  заметно
лучатся морщинки, видно в юности Солнечный рыцарь любил смеяться. Проседь,
осветлившая темные волосы, говорит не о возрасте, а о пережитых бедах.  Ел
он немного и молча, как и все остальные воины.
Вскоре лагерь замер в ожидании тусклого утра. Рыцари  умели  засыпать
быстро и безбоязненно, полагаясь на бдительность часовых.
Виктан сидел у костра, напротив смутно вырисовывалась фигура Зентара.
Бестолайн расположился в стороне, его видно не было.
Как всегда в ночи рыцаря Солнечного Луча одолевали мучительные мысли.
Днем, особенно при ясном небе, мир был прост и понятен. Было зло,  которое
следует побеждать, и добро, ждущее помощи. Ночью все сливалось в  темноте,
словно  истекая  одно  из  другого,   границы   пропадали,   и   пропадала
уверенность. В темноте Виктана мучили видения  -  нелепые  и  невозможные:
мелкий дождь, множество людей и бесконечные разговоры  ни  о  чем.  Ничего
подобного не бывало в жизни благородного Виктана, но все же он не  мог  бы
утверждать, что это было не с ним.  Молва  приписывала  рыцарю  Солнечного
Луча способность неожиданно исчезать и появляться, а порой он  застывал  и
часами стоял как во сне, безвольно опустив руки. И не то беда, что  другие
не знали, куда временами пропадает Виктан, но этого не знал и сам  рыцарь.
Хотя он привык, что во всякую минуту  может  осознать  себя  в  незнакомом
месте, где от него потребуются его мощь, мужество и разум. Так что не  это
тревожило его. Пугало собственное беспамятство.
- Фартор, - беззвучно шептал он, - Фартор...
Неведомый владыка Блеклого  Края,  осмелившийся  посягнуть  на  общее
богатство, и тот серый мир, что мерещился Виктану после пробуждения -  что
между ними общего? Неизвестно. Но ведь они могут  и  просто  совпадать,  и
тогда...
"Кому служишь, рыцарь? - подумал Виктан. - Кто ты? Почему-то никто не
спросил меня об этом. Кто ты, рыцарь Солнечного Луча? Откуда тьма в  твоей
памяти?"
Виктан  бросил  на  угли  сразу  несколько  тонких  веток.   Медленно
поднялось ленивое  пламя,  в  его  языках  безмолвно  вспыхивал  и  сгорал
носящийся в воздухе сор - не то клочья почерневшей паутины, не  то  просто
пыль, причудливо увеличенная слабым светом.
"Откуда столько пыли? - подумал Виктан. - Здесь ее не должно быть."
Неудержимая сонливость наваливалась на него, Виктан  чувствовал,  что
еще минута и он уснет, хотя поставлен на  страже,  и  товарищи  доверились
ему.  Впервые  с  ним  происходило  такое  -  он  всегда  был  безупречным
караульщиком. Но, в конце, концов, что может случиться в Блеклом Краю, где
нет никаких качеств, а  значит,  и  силы?  К  тому  же,  рядом  Бестолайн,
привыкший к тьме, тишине и бессонным ночам. С ним  можно  быть  спокойным,
вот и Зентар, их третий напарник, уснул, повалившись на  изумрудный  плащ.
Правда, Бестолайн слеп, но в мире нет никого, кто мог бы подойти так тихо,
чтобы рыцарь Бездны не услышал.  Значит,  можно  заснуть...  на  несколько
минут, не больше.
Глаза закрывались сами собой.
"Кому служишь, рыцарь?" -  засыпая  вспомнил  Виктан  и,  пересиливая
себя, протянул руку, кинул в костер ветки, сколько сумел захватить.
Закружились, исчезая  в  огне  черные  хлопья.  Внезапно  вспыхнувшим
сознанием Виктан увидел опасность, но уже не было сил подняться.
"Тревога!" - хотел крикнуть он, но лицо облепило  паутиной,  губы  не
размыкались, и лишь чуть слышный шепот протиснулся сквозь них. Но и  этого
комариного звука оказалось  достаточно  для  Бестолайна.  Стальная  булава
взлетела и набатно ударила по кованному щиту.
Тревога!!!
Грохот вернул Виктану силы. Он наклонился и,  не  раздумывая,  нырнул
лицом в угли. Лицо опалила боль, но зато вернулась  способность  видеть  и
говорить. Виктан  вскинул  верх  руку  с  кольцом.  В  кольцо  был  вделан
солнечный камень гелиофор. Камень засиял,  разгоняя  тьму.  Света  хватило
ненадолго, по ночам камень  светил  с  трудом,  но  этого  достало,  чтобы
увидеть и понять, что происходит.
Воздух  вокруг  был  переполнен  черным  пухом,   тончайшие   волокна
опускались на людей, проползали в щели доспехов, утолщаясь,  пульсировали,
наливаясь красным.  Разбуженные  рыцари  вскакивали,  размахивали  руками,
пытаясь отодрать прильнувших кровопийц.
- Огнем! - закричал Виктан, подпаливая разом связку  факелов.  -  Они
боятся огня!
Через минуту  нападение  было  отбито.  Не  успевшие  улететь  клочья
паутины были сожжены, воздух очистился.  Виктан  оглядел  соратников.  Все
остались живы, но бледные лица, погасшие глаза показывали, как много крови
они потеряли. Неважными бойцами будут они утром.
Незаметно высветлилось небо. Никто из рыцарей  не  удивился,  увидев,
что впереди по-прежнему мерно колышется завеса. Фартор, закрывший подход к
чаше, не собирался отступать. Странно было бы  ожидать  отступления  после
столь удачной вылазки. Но сейчас вокруг лагеря было пусто и тихо, так  что
если бы не пелена вдалеке, трудно было бы сказать, где противник,  и  есть
ли он вообще. Пелена окружала чашу с медом, и  уже  сейчас,  хотя  мед  не
созрел, по всей  стране  чувствовалось  беспокойство.  Рыцари  шли,  чтобы
сорвать пелену, хотя и не знали, что это такое, и какие опасности встретят
их возле дрожащего полога. Одна опасность, впрочем, уже была известна.
Воины выстроились полукругом, в левой руке каждый держал  незажженный
факел.
- Пора, - сказал Гоэн. - Мы разные и из разных краев, но у  нас  одна
родина - великий Тургор. Сегодня пришел час защищать его. Да  поможет  нам
Светлая Богиня. Мы идем! - крикнул он и первым двинулся вперед.
Затрещали факелы, цепь воинов пришла в движение. Преграда  оставалась
безмолвной.
Виктан шагал в общем строю. Справа от него держался Зеннах,  слева  -
молчаливый Безымянный  рыцарь.  Вблизи  завеса  оказалась  стеной  густого

 
в начало наверх
тумана. Туман пригасил и без того тусклый свет, вокруг головы закружились черные нити. Виктан отмахнулся факелом, кровососы послушно обращались в пепел, но на смену им налетали новые. Отовсюду, пластаясь по камням, начали сбегаться полупрозрачные, почти неразличимые твари. Длинные конечности скребли клешнями по стальным поножам, безуспешно пытаясь добраться до живого. Несколько тварей Виктан рассек мечом, потом, опасаясь испортить клинок о камни, принялся прокладывать себе путь, топча ползающую мерзость ногами. Он не видел достойного противника, но понимал, что происходит неладное: непроницаемый туман разъединил рыцарей, и каждый из них сражался теперь в одиночку. - Тургор!.. - выкрикнул Виктан рыцарский клич. В ответ донесся режущий слух свист, и Виктан увидел Зеннаха. Свистящий рыцарь шел, не замедляя шага, одной рукой держа факел, другой бешено вращая семихвостую плетку. Оторванные суставчатые ноги, раздробленные клешни, комья слизи разлетались во все стороны. - Держись ближе! - крикнул Виктан. - Они разводят нас! - Кто? - удивился степняк, продолжая описывать плетью круги. - Мне не с кем воевать, это джигитовка, а не бой! - Не знаю, кто, но они хотят, чтобы мы потеряли друг друга! Берегись!.. Из груды членистоногих вдруг вылетели длинные упругие жгуты. Они разворачивались в воздухе, готовые спеленать каждого, до кого сумеют дотянуться. Виктан встретил щупальца ударами меча, обрубки, извиваясь, падали на землю, лишь одно сумело захлестнуть ногу и дернуть. Виктан упал, тут же его со всех сторон облепила черная пряжа. Обрубив жгут, Виктан перекатился в сторону и сумел встать. Там, где только что был Зеннах, колыхался черный сугроб. Свистящий рыцарь не успел выхватить саблю, а плеть оказалась бессильна против живых веревок. Факелы погасли, но все же Виктан на ощупь отыскал скрученного Зеннаха и перерезал скользкие путы. Зеннах вскочил, не обращая внимания на присосавшийся к коже пух, засвистел, зовя на помощь. И хотя окружающий воздух убивал всякий звук, призыв был услышан. Слепой Бестолайн появился из тумана. Секира в его руках гудела, скашивая тянущиеся челюсти и летящие навстречу веревки, факел, укрепленный на шлеме, разбрасывал искры. Вновь вспыхнуло в руках пламя, и трое бойцов пошли, разбрасывая суетящихся тварей, пошли наугад, потому что уже давно потеряли направление и не знали, куда идут. Но, должно быть, удача не покинула их, потому что туман резко поредел, и они оказались на открытом пространстве по ту сторону завесы. Каменистый склон полого поднимался перед ними, и на каждом валуне, на всякой свободной пяди земли согнувшись стояли уродливые фигуры. Лес копий вздымался над костяными шлемами, ни один наконечник не дрожал, ни единая фигура не двигалась, и ни звука не долетало от шеренги противника. - Тю-ю!.. - протянул Зеннах. - Вот уж кого не ожидал увидеть! Стреги! Признаться, я не думал, что кому-то из них удалось уйти из Нагейи живым. Виктан промолчал, хотя и он многое мог бы рассказать об этих существах, умеющих лишь убивать всех, до кого дотянутся их копья. У стрегов не было жен и детей. Стреги нигде не жили, хотя встречались повсюду. Кажется, их полчища просто возникали там, где в них нуждалась злая воля. Недаром говорится: где беда, там и стрег. Бестолайну приходилось сражаться с костоголовыми даже в нижних пещерах. И все же, это был знакомый враг, не пугающий героев. Виктан поднял забрало и затрубил в рог, созывая товарищей. Зеннах вторил ему адским свистом. На призыв из тумана появилась еще одна группа: братья-соперники Хум и Турон, Безымянный рыцарь и Алый рыцарь Лесс в плаще, побуревшем от крови. Последним появился прорвавшийся в одиночку Шш. Рыцарь Леса бежал, размахивая чудовищной дубиной, завывая по-звериному, словно не принимал он никогда смешных человеческих правил. Обрывки разорванных жгутов волочились за ним. Остальные воины остались в гибельной мгле, либо не сумели прорваться и были отброшены к старому лагерю. Оказавшись на открытом месте, Шш не остановился, не замедлил бега, а, вращая дубиной, ринулся в сторону стрегов. Стреги - неутомимые и бессмысленные древорубы были особо ненавистны лесному духу. По рядам прошло движение, над головами взметнулись луки, и тысячи стрел прочертили воздух. Они впивались в дубовый панцирь, Шш во мгновение ока стал похож на невообразимо огромного ежа, но бега не остановил и с хрустом врезался в отшатнувшуюся толпу. - Вперед! - скомандовал Виктан товарищам и побежал следом за разбушевавшимся лесным витязем. Их встретили стрелы и нацеленные копья, но небольшой отряд сумел врубиться во вражеские ряды. Стреги с визгом наскакивали со всех сторон, кольчужные рубахи и круглые щиты плохо защищали их, но все же их было слишком много, а всякому известно, что когда стреги собираются в орду, у них исчезает страх смерти и последние остатки разума. К тому же, отступать стрегам было некуда - за их спинами поднималась мрачная стена - высокая, гладкая, лишенная ворот и без единой бойницы. Шш уже пробился к стене и, не обращая внимания на тычки ножей и копий, мощно обрушивал дубину на гудящую от ударов стену. Виктан вел отряд ему на помощь. Очистить площадку от стрегов, затем Шш и Бестолайн пробьют стену, а за ней должна быть скала и чаша на скале... Там они встанут и, если надо, то умрут, но никому не позволят приблизиться до тех пор, пока мед не растечется по земле. - Тургор! - выкрикнул Виктан, но вдруг остановился. Его руки опустились, лицо застыло. Раскатистый треск заполнил вселенную, он не давал сопротивляться, однозначно и безжалостно ведя за собой. Впервые время превращений подошло так резко и некстати, Виктан даже не знал, исчезнет ли он, чтобы проявиться где-то в другом краю, или, что тоже случалось, останется здесь: безвольный, не способный ни к чему. Он пытался бороться, перед глазами еще качались фигуры врагов, тело чувствовало резкий толчок не пробившей панцирь стрелы, но то новое, что пришло вслед за звоном, уже не отпускало. Исчез меч, растаяли доспехи, холодом обожгло босые ступни, и лишь затем он осознал себя в ванной, с тупым неудовольствием разглядывающим в зеркале собственное заспанное изображение. "Виктор Андреевич", - всплыло в памяти имя. - Виктан! - застонал он и на секунду вернулся обратно, к себе стоящему, услышал призывный клич: "Светлая богиня!" - и поднял было меч, но колоколом ударил стук в дверь, а голос жены: "Виктор, завтрак стынет!" - смял жизнь, оставив его один на один с буднями. Виктор Андреевич выдавил на помазок сантиметровую колбаску крема и начал бриться. - Тургор, - бормотал он машинально. - Тургор. Но это больше не было название страны, а какой-то медицинский термин, имеющий отношение к бритью. Не было тургора у Виктора Андреевича, изжеванное жизнью лицо с набрякшими веками и мятой кожей глядело из зеркала, и бритье не придавало ему свежести. Окончив туалет Виктор Андреевич вздохнул и, внутренне зажмурившись, шагнул на кухню завтракать. Еда не лезла в горло, но отказаться он не смел и послушно жевал разжаренные вчерашние макароны. Таисия уже успела позавтракать и собиралась на работу, курсируя между стенным шкафом, зеркалом и продуктовыми сумками. Каждый раз, когда жена появлялась на кухне, Виктор Андреевич начинал жевать особенно старательно. Он сам не понимал, почему так ведет себя - бояться Таисии не было причин, жили Малявины мирно, считаясь у знакомых образцовой парой. Но, разумеется, Виктор Андреевич ни единым словом не выдавал сияющей жизни, которой жил в действительности, и тайна угнетала, заставляя чувствовать себя виноватым. Как обычно по утрам Виктору Андреевичу приходилось заново вспоминать свою биографию, ибо беспамятство, которое мог позволить себе рыцарь Виктан, не дозволялось Малявину Виктору Андреевичу. Виктор Андреевич вспомнил, какой сегодня день недели, вспомнил, не машинально действующим телом, а сознанием, что пора идти на работу, и вспомнил, где он работает. Выяснил, какой нынче год, и кто такая Таисия. Медленное пробуждение памяти всегда пугало его, казалось, что сейчас появится кто-то, начнет требовательно задавать вопросы, а потом заявит во всеуслышание: "Да он не знает даже, сколько ему лет!" - и тогда... дальше Виктор Андреевич не решался фантазировать, лишь повторял про себя, готовясь к ежедневному экзамену: "Пятьдесят два года. Женат тридцать лет - скоро будет. Пора готовиться к юбилею, подарки искать. Дочь замужем. Сын в армии служит, сколько же ему лет?.. Девятнадцать..." - Виктор, на работу опоздаешь, - напомнила Таисия, и Виктор Андреевич, поспешно отодвинув тарелку, пошел одеваться. Утренний экзамен был еще не кончен, но впереди предстояла длинная поездка в автобусе, когда можно успеть все. Обычно, по мере того, как он вспоминал приметы и дела здешнего мира, роскошная правда Тургора уходила в забвение, скрывалась, словно ее и не было. Свойство это помогало Виктору Андреевичу не выдать себя, не совершать странных поступков и не говорить неуместных слов. Но сейчас он никак не мог забыть о рыцаре Солнечного Луча, застывшем среди толпы безымянных убийц. Виктора Андреевича втащило в автобус, вдавило ребрами в поручень у окна, сжало со всех сторон безликой пассажирской массой. - Мне пятьдесят два года, - теребил он в уме бессмысленные словосочетания. - Я еду на работу..." Автобус тряхнул, низкий потолок угрожающе приблизился к лицу, цепи, стягивающие руки и туловище, натянулись, врезаясь в плоть, но Виктан устоял, и взмыленным стрегам не удалось бросить его на колени. - Славная добыча, - услышал Виктан. - Здравствуй, рыцарь Солнечного Луча. - Что-то ты не слишком весел. А ведь ты хотел встретиться со мной. Что ж, я к твоим услугам. Давай, поговорим. - Значит, ты Фартор... - сказал Виктан. Сидящая фигура подалась вперед, словно рассматривая пленника, и Виктан увидел, что у Фартора нет лица. Серая, нездорового вида кожа, покрытая морщинами - одна складка покрупнее кривится там, где должен быть рот - и все: ни носа, ни ушей, ни глаз. Почему-то Виктан подумал, что именно таким и должен быть хозяин Блеклого Края. - Фартор, - сказал Виктан. - Ты должен отступить. Я знаю, в тебе нет ни жалости, ни сочувствия, ни какого-либо иного доброго чувства, но ведь страх-то в тебе должен быть... Ты сумел пленить меня - случайность и моя природа помогли тебе, но всех ты не победишь. Отступи. Дернулась морщина рта, монотонно зазвучал бесцветный голос: - Во мне нет страха, рыцарь. Страх - это слишком ярко. И ты не прав: я взял тебя не случайно, скоро ты убедишься в этом. К тому же, ты не единственный пленник. Ваша атака отбита, а я не только не понес потерь, но стал непобедим. Я могу уже не скрывать своих планов. К тому же, без этого разговора моя победа будет неполной, я должен рассказать обо всем, рассказать именно тебе - поверженному противнику, чтобы насмеяться над тобой. Вчерашний старик говорил, что в Блеклом Краю никто не живет, поскольку тут нет никаких качеств. Это не так. Я всегда жил здесь, и одно качество у меня было. Зависть! У каждого из вас есть что-то свое, то, что вы считаете самым лучшим; вам незачем завидовать друг другу, поэтому вся зависть мира досталась мне. А это - великая мощь. Я бродил вокруг чаши, не замеченный никем, завидуя каждому из вас, но не смея приблизиться к источнику, из которого вы так щедро черпали. Запах меда сводил меня c ума, но я не имел ни сил, ни решимости - ничего кроме зависти. Зависть не чувство, а мировоззрение. Говорят - она бесплодна, но именно из нее родился иссушающий пух. И когда черная вьюга закружила вокруг моей головы - я решился. А потом явились вы - гордые, самоуверенные и... беззащитные. Я вдоволь попил вчера вашей крови, вы напитали меня своей силой и уверенностью. Сразу явились неприступные стены и непобедимое войско. Против вас сражается то худшее, что есть в вас самих. А оно непобедимо. Видишь, я ничего не скрываю от тебя, потому что мне приятно видеть твое отчаяние. - Ты лжешь, - сказал Виктан. - Ты не сумел отбросить нас от стен. Я слышу, что бой продолжается. Фартор замер, словно прислушиваясь к доносящимся издалека глухим ударам, а потом, пренебрежительно отмахнувшись, произнес: - Не стоит обращать внимание на бессмысленный шум. Этот лесной пень, который вы привели с собой, и впрямь неукротим и почти неуязвим. Его можно лишь строгать как полено, я так и поступлю, хотя подойти к нему с ножом трудно. Но один он ничего не сможет сделать. Никто из вас ничего не сможет сделать. Кого не взять силой - будет взят измором или хитростью. Я не сумел добыть крови подземного слепца, панцирь его прирос к коже, тогда я воспользовался умением, похищенным у рыцаря Грозы, так что ваш слепец вдобавок оглох и сейчас безобидно крошит камни вдалеке от битвы. К каждому рыцарю я подобрал ключик, для этого у меня было много времени. Теперь ты понял, что проиграл? Молчишь? Ты правильно сделал, что замолк... Виктан вздрогнул и поднял голову. Перед ним сидел Гоэн. Вернее, сидящий был похож на Гоэна словно брат-близнец, лишь пустой взгляд выдавал подделку. - Прекрати, - сказал Виктан, - меня не обманешь.
в начало наверх
- Теперь, разумеется, не обману. А если бы я сразу показался тебе в таком виде, то сумел бы посеять в твоей душе смятение. Но мне захотелось говорить с тобой от своего имени, и я могу, наконец, позволить себе это. А хочешь, - Фартор усмехнулся, и страшно было видеть на знакомом лице рыцаря Опавшего Листа чужую и мертвую усмешку, - хочешь я покажу тебе Виктана? Такого, каков он на самом деле? Хотя тебе это не интересно, ты, пожалуй, и не узнаешь себя. Тебя волнует иное: зачем я начал борьбу, и что собираюсь делать дальше. Что же, я отвечу и на эти вопросы. Я хочу забрать себе мед. Весь до последней капли. Пусть он зреет, а потом я не дам ему пролиться. Я буду есть мед, макать в него свой хлеб, а вы будете завидовать мне, как я когда-то завидовал вам. - Об этом я догадывался и без тебя, - ответил Виктан. - Что еще может изобрести бессильная зависть? Тебе лишь кажется, что ты стал силен и сумел пленить меня... - Виктан напряг мышцы, пробуя на прочность опутывающие его цепи. - Не трудись! - Фартор поднял руку. - Эти оковы нужны лишь моему самолюбию, их несложно порвать. Ты связан иначе, хотя и не догадываешься, как. Дело в том, что мне известна твоя тайна. - Фартор поднялся и прокричал в лицо Виктану: - Ты побежден, потому что проехал свою остановку! Виктан рванулся, но двери автобуса уже захлопнулись, и Виктор Андреевич увидел, как мимо проплывает проходная завода, табло над входом показывает без семи минут восемь, и, значит, уже нет никакой возможности успеть на работу без опоздания. Виктор Андреевич в отчаянии привалился к дверям. Опустевший автобус, дребезжа, набирал ход. Разумеется, в проходной Виктора Андреевича записали, а в отдел он опоздал на целых двенадцать минут. Еще год назад на такую задержку никто не обратил бы внимания, кроме, может быть, Антонины Мадарась - злыдни и доносчицы, но теперь, когда управленцы ожидали сильного сокращения штатов, Виктора Андреевича встретило недоброжелательное молчание и изучающие взгляды. Виктор Андреевич промямлил что-то напоминающее одновременно приветствие и попытку оправдания, уселся за стол и придвинул папку с бумагами. Предстояло выяснить, что там внутри, вспомнить, какими неприятностями чреват грядущий день. Ничего срочного в папках не оказалось: какие-то заявки, отчет за прошлый квартал, докладные записки о перерасходе электроэнергии - весь тот бумажный хлам, что скапливается на столе, создавая видимость работы. Виктор Андреевич обзвонил цеха, сообщил, что режим работы сегодня "два-тире-два". В ответ ему продиктовали расход электричества за прошлую смену. Цифры эти предстояло просуммировать и о результатах сообщить в Горэнерго. Ежедневная будничная деятельность, не требующая ни малейших усилий. Виктор Андреевич выписал цифры в колонку, вздохнув, поднял голову. Светочка Соловкова, сидящая за столом напротив, была погружена в расчеты, наманикюренные пальчики летали над клавишами калькулятора. Виктор Андреевич вздохнул еще раз. Лишенные тургора щеки Виктора Андреевича всегда были гладко выбриты, так что он и сам не мог бы сказать, была бы у него седина в бороде, вздумай он эту бороду отпустить. А вот бес в ребро впился прочно, и звали его Светочка Соловкова. Была она на два года младше собственной дочери Виктора Андреевича, у мужчин пользовалась успехом, так что никаких надежд у Виктора Андреевича не оставалось, тем более, что Малявин даже в молодости был смел с женщинами лишь в мечтах. И все же, он ничего не мог с собой поделать - запоздалая влюбленность была неистребима. Во время заводских междусобойчиков Виктор Андреевич демонстративно ухаживал за Светочкой, изображая "доброго дедушку", которому, учитывая возраст, позволена безобидная фамильярность. А сам жестоко клял себя и за неудачно выбранную маску, и за нерешительность, и даже за возраст, который и в самом деле со счетов было не сбросить. О Таисии в эти минуты Виктор Андреевич не думал, Таисия ждала дома, а здесь была совсем другая жизнь, такая же непохожая на домашнюю, как и царственные равнины Тургора. Виктор Андреевич машинально пересчитывал общее потребление электроэнергии, но мысли его были далеко. В середине дня ему уже не требовалось вспоминать обыденные вещи, уплывал в тень и Тургор, так что можно было помечтать о чем-нибудь несбыточном. Например, о рацпредложении, которое он сделает, и которое радикально изменит... неважно, что оно изменит, но в результате увеличится объем продукции, снизится потребление материалов и энергоносителей, экология тоже не будет забыта... Суммарный экономический эффект составит, скажем, двести миллионов в год, и, значит, сумма вознаграждения... большая, посчитаю потом. С Мадарась удар приключится, когда он пригласит весь отдел в ресторан. Ее - тоже, пусть позлобствует, но главное, конечно, Светочку. Вечером он, как старый приятель, пойдет провожать Свету, а возле дома само собой получится, что они вместе поднимутся к ней, и там... Сладкий озноб прошел вдоль спины. - Светик, Светик, светлая моя... - Виктор Андреевич зажмурился, прикрыл ладонью глаза. Так проще и правдоподобнее представлять то, что теперь будет соединять его со Светочкой, соединять прочно и всегда, даже если сама Светочка ничего об этом не узнает. Когда вокруг смыкается тьма, то обостряются остальные чувства, и самый тихий шепот слышен ясно и разборчиво: - ...светлая, чистая, прекрасная. Когда она идет, трава не приминается под ее ногами, и осенние листья не слышат шороха ее шагов. Лицо ее сияет, и при взгляде на нее невозможно сохранить в душе недобрые мысли. Едва она появляется - все ложное исчезает, и остается лишь истина. Значит, сейчас Светлая богиня на нашей стороне. - Не надо меня утешать, - прервал рассказчика слабый голос. - Я слышал эти сказки еще младенцем и теперь не верю в них. - Это истина. - Почему, в таком случае, богиня не явилась в ту минуту, когда в битве решалась судьба Тургора? Почему мы в плену, а Фартор торжествует? - Потому, что битва не кончена, а мед созревает лишь в миг солнцестояния. В этом году солнцестояние совпадает с закатом, и до заката еще далеко. Виктан оторвал от лица руку, засветил на безымянном пальце гелиофор. Кольцо с камнем было невидимо для чужих глаз, стреги не смогли похитить его. Камень осветил вырубленную в скале келью и две человеческие фигуры: одну лежащую ничком, другую сидящую возле нее. - Ты очнулся? - спросил Гоэн, повернувшись на свет. - Да, - ответил Виктан. Он подошел, склонился над лежащим Зентаром. Юноша не пошевелился. - Он умирает, - прошептал Гоэн. - Его не ранили, он умирает от несвободы. Видишь, - произнес он громко, - у нас уже есть свет. Фартор прогадал, когда бросил нас в общую яму. Хотя, признаюсь, Виктан был не лучшим соседом, пока сидел застыв как истукан. - Это не единственная его ошибка, - сказал Виктан. - Прежде чем бросить меня сюда, он говорил со мной, и теперь я знаю, куда меня уносит время от времени. Оказывается, я живу тогда в другой стране - глупой и ничтожной, причем пользуюсь там самым презренным положением. Мне было обидно узнать такое. Но Фартор просчитался в главном - ему не удалось меня раздавить, ничтожество той жизни не сказалось на мне. Зато теперь я, кажется, могу предсказывать свои метаморфозы, и, если интуиция не подводит меня, в следующий раз я исчезну отсюда, а вернуться постараюсь где-нибудь неподалеку и тогда сделаю все, что сумею сделать голыми руками... - Виктан, - сдавленно перебил рыцарь Опавшего Листа, - может ли твой камень светить ярче? - Это гелиофор - камень солнца, а наверху сейчас день, - ответил Виктан. - В таком случае, ты выйдешь отсюда с оружием в руках! - воскликнул Гоэн. - Зентар! - повернулся он к товарищу, - я знаю, ты носишь на груди мешочек с плодородной землей твоего родного Резума. Дай ее, нам надо вооружить рыцаря Солнечного Луча. Зентар молча поднялся, достал из-под рубахи кожаный мешочек, протянул его старику. Гоэн высыпал горсть земли на пол, сделал пальцем лунку и опустил в нее крошечное зерно, неведомо откуда появившееся в его руках. Разровнял землю, полил из кувшина, стоящего в углу. Кивнул Виктану. Тот поднял руку с кольцом. Камеру залил солнечный свет. - В недоступных буреломьях лесного Думора созрело это семя, - пропел Гоэн. - Дикие харраки вырастили его на погибель всякому, кто вздумает посягнуть на их необузданную волю, суровые нравы и непостижимые для чужаков обычаи. Фартор полагал, что лишил меня оружия, но отнял лишь сухой лист, стоящий не больше любого опавшего листа. Живой меч невозможно купить или отнять, его можно лишь получить в подарок. Горсть земли на полу, рассыпаясь, зашевелилась, из центра ее показался острый росток, он поднимался, удлиняясь на глазах, прямой и блестящий. - Вот меч рыцаря Опавшего Листа, - произнес Гоэн. - Бери, я отдаю его тебе. Виктан протянул руку и сорвал меч, с клинком, похожим на побег осоки. - Пора, - сказал он, выпрямляясь. Стена перед ним изменилась, вместо грубого камня некрасиво бугрилась испорченная давней протечкой штукатурка, и висел наклеенный на фанеру график роста выпуска продукции за позапрошлую пятилетку с цифрами, перемалеванными на пятилетку прошлую. - Давно пора, Виктор Андреевич, - услышал он чей-то голос. Перед Виктором Андреевичем стоял Зозулевич - инженер из вент-группы. С Зозулевичем Виктор Андреевич частенько болтал на лестнице, где была оборудована курилка, в столовую они тоже обычно ходили вместе. Подчиняясь неписанным законам заводоуправления, Малявин с Зозулевичем звали друг друга по имени-отчеству, хотя и были на "ты". - Иди один, - сказал Виктор Андреевич. - Я сегодня обедать не пойду - работы много, да и чувствую себя неважно. - Какой обед? - изумился Зозулевич. - Обед кончился давно, а сейчас собрание начинается, собираются у конструкторов, тебя ждут.. - Спасибо, - сказал Виктор Андреевич, - а то я заработался и не слышал. Виктор Андреевич и впрямь чувствовал себя не блестяще. В те дни, когда Тургор не отпускал его, Малявин бродил сонный, отвечал невпопад, часто вообще не слышал обращенных к нему слов. Чтобы скрыть это, Виктор Андреевич начинал жаловаться на головную боль и иные недомогания, просил у сослуживцев таблетки и очень быстро внушал самому себе, что заболел на самом деле. Порой даже получал в санчасти больничный лист. Но теперь вольготной жизни приходил конец: приближался переход на аренду, сокращение штатов и прочие, связанные с этим неприятности. Сегодняшнее собрание было в их числе. Обычно во время собраний Виктор Андреевич старался примоститься в уголке за кульманом, так, чтобы его не было видно. Но сегодня он умудрился опоздать на собрание, так что пришлось сесть на всеобщее обозрение, у дверей. И соседство оказалось неподходящим: рядом вертелся на стуле молоденький теплотехник Володя, направленный на завод по распределению и успевший восстановить против себя весь отдел откровенным бездельем и рассказами о том, как он будет жить, когда заведет собственное дело. Фамилия у Володи была не по годам звучная: Рак-Миропольский - и это тоже не прибавляло к нему любви. Собрание вел Цветков - зам главного энергетика. В другое время это немедленно насторожило бы Виктора Андреевича. Главный энергетик - товарищ Паскалов любил изображать из себя душку-начальника и потому все мероприятия, где принимались жесткие решения, перепоручал заместителю. Но сегодня Виктор Андреевич был озабочен трудными делами Тургора и думать о двух опасностях разом не мог. Он сидел, привалившись к стене, напустив из чувства самосохранения страдальческое выражение на лицо, и не слушал выступлений. Встревожился, лишь когда в его сознание протиснулись слова: - В течение этой недели мы должны решить, без кого отдел сможет нормально работать. С этими товарищами нам придется расстаться. Остальные получат компенсацию в размере сорока процентов от оклада уволенных. "Неужто действительно сокращение? - всполошился Виктор Андреевич и тут же привычно начал успокаивать себя: - Да не может быть, треть отдела уволить... отобьемся... в крайнем случае, сократят Кузьминову - она бездетная." И в самом деле, поднялся Зозулевич и напористо пошел в атаку: - Господа, что-то я не понимаю, как это - треть отдела сократить, у нас работы труба нетолченая. Мы же не НОТ какой-нибудь и не техника безопасности, без наших служб завод станет... - Это не тема для дискуссии, а приказ, - перебил оратора Цветков, - уволить десять человек. Мы должны решить, без кого сможем обойтись. "Сейчас Мадарась вмешается", - тоскливо подумал Виктор Андреевич. Но вместо известной склочницы неожиданно поднялась Светочка Соловкова. - Правильно Сергей Семенович говорит. У нас не треть, а половину отдела гнать надо. А зарплату их - тем, кто работает. Вот вам первая кандидатура, - Светочка обвела взглядом собравшихся, - Малявин! - У меня дел невпроворот, на мне все цеха висят! - закричал Виктор Андреевич фразу, приготовленную для мерзавки Антонины. Потом до него
в начало наверх
дошло, кто выступает против него, он смутился, задохнулся от обиды и фразу закончил лишь по инерции: - Я и обедать сегодня не ходил... - Знаю я вашу работу! Как Антонина Ивановна в отпуск уходит, так он мигом на бюллетень, так что все обязанности на мне - и ничего, справляюсь. А что обедать он не ходит, так бездельничать можно и без обеда. Вот сегодня, наглядный пример: считает товарищ Малявин потребление электроэнергии. Там надо всего четырнадцать чисел сложить. Он складывает на калькуляторе, а я рядом сижу, мне все видно. Ежу понятно, что соврал: цеха данные до первого знака дают, а у него в окошке после запятой две цифры болтаются... Нет, досчитал, проверяет. И видно, как он по клавише не ту цифру мажет. На третий раз верный ответ получил, но с первыми не совпадающий, так он стал четвертый раз пересчитывать. И опять соврал. Обедать он, может, и не ходил, но потребление так до сих пор и не сосчитано. Гнать такого работничка! Он только и умеет, что спать на рабочем месте, да масляными глазами под блузку заглядывать. - А нечего блузку распахивать! - вдруг вмешалась Антонина. - А то устроила декольте до самого пупа. Тут у ней ножки - там у ней ляжки!.. Не сотрудник, а западный секс! - Это же прекрасно! - возопил Рак-Миропольский. Ему, как молодому специалисту, сокращение не грозило, и юный бездельник, чувствуя себя в безопасности, наслаждался происходящим. - И вообще, - продолжала Мадарась, - что вы накинулись на человека? Дали бы до пенсии доработать. - Вы, Антонина Ивановна, беспокойтесь, чтобы вам ваши полгода до пенсии досидеть позволили, - внушительно произнес Цветков. - А Малявину еще восемь лет трубить. "Семь лет и одиннадцать месяцев", - пытался поправить Виктор Андреевич, но вместо этого окончательно стушевался и затих. Ясно же, что там уже все решено, и коллектив созван для проформы. Он желал одного - чтобы скорее кончился этот дурацкий сон, хотелось проснуться, пусть даже в темнице Фартора, лишь бы подальше отсюда. И еще мучило горькое чувство: "Светик, Светик, как ты могла решиться на подобный удар, пойти на предательство... И это после всего, что было у нас..." Дальше Виктор Андреевич не слушал, не обратил даже внимания на пробежавшую мимо Кузьминову, лишь вздрогнул от грохота захлопнувшейся двери. Подумал вяло, что и ему надо бы уйти благородно, с достоинством, но остался сидеть. Собрание набирало обороты словно электромясорубка. Едва возникала заминка, Цветков подбрасывал новую фамилию. Ополовинили бюро охраны природы, прошлись по вентиляционной группе (Зозулевич, впрочем, уцелел), заглянули в группу конструкторов. Всего получилось семь жертв. - А если захочет подать заявление товарищ Рак-Миропольский, - подвел итоги Цветков, - то администрация возражать не станет. - Да нет, я пока обожду... - зевнул молодой специалист. - Вот годика через два... - Годика через два с тобой другой разговор будет! - рявкнул благостно молчавший Паскалов, и на том собрание закончилось. Домой Виктор Андреевич вернулся смурной и, не переодевшись, уселся перед выключенным телевизором. Жить не хотелось. Болело в груди, чуть выше желудка, представлялись собственные похороны, печальные лица сослуживцев, плачущая Светочка, шепоток: "Замучили человека, в могилу свели..." Понимая умом несерьезность подобных фантазий, Виктор Андреевич гнал их, пытался вызвать в памяти образ Тургора, но тот отгородился глухой стеной и не пускал. Очевидно, Виктану удалось исчезнуть из темницы, и сейчас его не было нигде, и, значит, Тургор был закрыт для страдающего Виктора Андреевича. В прихожей раздался звонок - Таисия обычно звонила в дверь, хотя у нее был свой ключ. Виктор Андреевич вернулся в кресло. "И не поинтересуется, как дела", - обижено подумал он и тут же ужаснулся мысли, что Таисия могла спросить его о работе, и ему пришлось бы отвечать. Из кухни потянуло борщом. Слева под ребрами заболело сильнее. "Подохну - никто и не заметит", - резюмировал Виктор Андреевич. - Обедать иди, - позвала Таисия. После тарелки борща в груди отпустило, жизнь уже не казалась столь ужасной. В конце концов, увольняют его еще не завтра, а в худшем случае, через месяц, и компенсация при увольнении по сокращению за два месяца выплачивается, и стаж не прерывается. За это время он что-нибудь придумает, устроится на другую работу - энергетики везде нужны - сделает свое изобретение и внедрять его будет не здесь, а на новом месте, в каком-нибудь совместном предприятии. И запатентует на свое имя - так теперь можно. Приглашения пойдут от инофирм, зарубежные поездки, дома - компьютер и видеомагнитофон. А на бывшем его заводе все останется по старинке, прогорят они со своей арендой и разорятся. Светочка Соловкова, безработная, придет в слезах в его кабинет (а он уже будет президентом фирмы), и он ей скажет... - Ты меня совсем не слушаешь! - голос Таисии вернул Виктора Андреевича на кухню. - Слушаю, Тасечка, - сказал Виктор Андреевич. - Я спрашиваю, на что мы жить будем? - повторила Таисия. "Неужели кто-то успел ей сказать?" - с тоской подумал Виктор Андреевич и на всякий случай ответил уклончиво: - Как-нибудь выкрутимся. - Ты все успокаиваешь, а выкручиваться приходится мне, - обиделась Таисия. - Ты хоть знаешь, сколько сейчас картошка стоит? Твоей зарплаты теперь только на папиросы хватит. Мясо на рынке уже сорок рублей и еще будет дорожать. "Не знает", - понял Виктор Андреевич и сказал: - Так это на рынке. - А ты купи в магазине. Три часа отстоишь, а ничего не получишь. Да и в магазинах будет дороже. Писали уже. Вот я и спрашиваю: на что жить будем? "Ну что прицепилась?.." - тосковал Виктор Андреевич, решив от греха отмалчиваться. - Алеше посылку надо бы собрать, и перевод, а из каких денег? - долбила Таисия. - У Риты день рождения скоро, что дарить будем, ты подумал? В магазинах нет ничего. У нас тоже юбилей близится, пора подумать, кого звать. На ресторан денег нет, значит - дома. Но и дома приличный стол рублей в четыреста обойдется, а то и больше... - лицо Таисии вдруг смягчилось, осталась лишь неистребимая морщинка поперек лба, - Витек, - сказала Таисия совсем тихо, - а ведь тридцать лет вместе живем. Вся жизнь... Виктор Андреевич обнял за плечи прижавшуюся к нему Таисию. Он вообще любил свою жену, хотя привычка, кажется, преобладала в нем над всеми прочими чувствами. И пусть в далеко идущих мечтах Виктора Андреевича Таисия не появлялась, но в то же время как бы и присутствовала, потому что Виктор Андреевич всегда знал, что у него есть дом. А дом - это Таисия. Виктор Андреевич был ласков с женой и, даже думая о Светочке, Тасю любить не переставал. - До чего же обидно, - сказала Таисия. - Жизнь прошла, а как - я и не заметила. Сначала, студентами, думали, вот будем зарабатывать, начнется настоящая жизнь, потом ждали, что дети подрастут, что зарплату прибавят... Теперь и ждать нечего, а жизнь еще не начиналась. "Сейчас снова о деньгах заговорит", - догадливо подумал Виктор Андреевич. - ...нигде не были, ничего в жизни яркого не случалось... "Как же не случалось, - мысленно возразил Виктор Андреевич, - у тебя, может, и не случалось, а у меня все было. Меня Тургор ждет, там люди гибнут, а она..." Его уже начинал тяготить этот разговор, с небольшими вариациями происходивший каждый день. Виктор Андреевич мог предсказать его полностью, со всеми изгибами, он знал, как будет меняться настроение Таисии, как от лирических признаний она перейдет к жалобам и упрекам. До скандалов, впрочем, доходило крайне редко, чаще, вспомнив о делах, Таисия принималась за хозяйство, а его оставляла в покое. Надо было лишь отмолчаться, но не демонстративно, а как бы и отвечая, но ничего не говоря. Но сегодня лавировать было трудно - мешали неприятности на работе, которые никак не удавалось выбросить из головы, и все более настойчиво звал к себе вновь проявившийся Тургор. Никогда еще дела не обстояли так страшно, впервые угрозе подвергалась вся страна, и ближе к вечеру эта реальная опасность начинала тревожить Виктора Андреевича сильнее, чем причитания жены. Он видел, что Тургор открылся для него, но не мог сосредоточиться, чтобы уйти туда. - ...все годы не то чтобы съездить куда или купить что-нибудь, - бубнила Таисия, - а еле концы с концами сводим. Надоело копейки считать. Другие как-то устраиваются, тысячами ворочают, а мы с тобой... - Я не кооператор и не вор, - привычно возразил Виктор Андреевич. - В кооперативах теперь денег не зарабатывают, а только налоги платят. Нормальные люди деньги делают неофициально. Ты знаешь, сколько сейчас стоит изготовить качественный чертеж какому-нибудь дипломнику? - Я откуда знаю?.. Рублей двадцать пять, - предположил Виктор Андреевич. - Смотря по насыщенности... - А вдвое больше не хочешь? - торжествуя, спросила Таисия. - Где ее достать, эту халтуру, - законно возразил муж. - Я достала, - Таисия протерла стол и выложила перед ошарашенным Виктором Андреевичем толстую папку. - Вот, надо сделать восемь контрастных чертежей. В лист. Сделаем - как раз хватит на праздник. "Опять все на меня сваливается", - обреченно подумал Виктор Андреевич. Таисия раскатала на столе рулон ватмана. - Ты хотя бы начни, - сказала она, - расчерти форматы. Я потом тоже подойду, а сейчас - никак, у меня белье вчера замочено, простирать надо, а то затухнет. Таисия исчезла в ванной. Виктор Андреевич подошел к столу, провел пальцами по хирургической белизне ватмана. "На работе полный день ишачишь, дома снова запрягают, - тяжело подумал он, - и главное, ведь это никому не нужно, и так с голоду не помрем... и вообще, не настоящее все это, пустое, фальшивое." Ждущий помощи Тургор с неудержимой силой звал к себе. Виктор Андреевич прошел в комнату, стащил с кровати покрывало, медленно, словно лунатик начал раздеваться. Скрипнула дверь, в комнату, держа на весу мыльные руки, вошла Таисия. - Виктор, - сказала она, - я же тебя просила... - Я сделаю, - сказал Виктор Андреевич, чувствуя себя словно школьник, пойманный на мелком жульничестве, - ты же знаешь, я не могу вечером, я очень устал сегодня, я лучше с утра пораньше встану и сделаю все. - Да уж, знаю, - сказала Таисия, - опять все на меня навалил. - Ладно, что с тобой делать, спи себе... Таисия развернулась и вышла, прикрыв ногой дверь. Виктор Андреевич обессиленно ткнулся в подушку. Обида жгла грудь. "Обязательно было куснуть, что угодно сделать, лишь бы побольнее, жизнь вместе прожили, но в таком удовольствии отказать себе не может... Все они такие... Не могу больше... Серость эта душит. Уйду... В Тургоре остаться навсегда - там жизнь, а здесь... не хочу..." На этом мысли оборвались, не стало замученного пошлостью, униженного всеми и от всех претерпевшего Виктора Андреевича Малявина, а взамен выпрямился под низким небом Блеклого Края неустрашимый боец Виктан, твердо сжимающий живой меч харраков и готовый, если придется, отдать и собственную жизнь, и бесцельное существование своего двойника ради того, чтобы и впредь мед жизни тек по беспредельным просторам Тургора. Он угадал и место, и время, материализовавшись прямо на крепостном дворе. За его спиной громоздился приземистый, вросший в землю дворец Фартора, по сторонам тянулись стены, облепленные готовыми к бою стрегами. В одном месте стена была покрыта трещинами и словно осела. Она бы давно рухнула, если бы не подпорки и неутомимая работа каменщиков, наращивающих полуразрушенное укрепление. А прямо перед ним, посреди крепостного двора поднимался невысокий скальный зубец, и на нем, видимая отовсюду, стояла чаша. Она была полна: мед, густой и текучий, прозрачный, темный и светящийся изнутри, горкой поднимался над гладкими краями. До солнцестояния оставалось всего несколько минут, и Фартор в своем истинном безликом виде стоял у подножия скалы, готовый подняться наверх и осквернить мед нечистым прикосновением. - Светлая богиня! - прошептал Виктан и ринулся вперед. В один прыжок он достиг подножия скалы, свободной рукой схватил тяжелую, приготовленную для Фартора лестницу, и метнул ее прочь. Лестница грохнулась о стену, сбив подпорки и разметав суетящихся стрегов. Стену больше ничего не удерживало, и она рухнула, подняв облако пыли. В проломе показался Шш. Он попытался двинуться на помощь Виктану, но ноги, подсеченные кривыми ножами стрегов не держали его, лесной богатырь мог лишь ползти, отмахиваясь от наседающих противников. На равнине под стенами продолжалась битва, но Виктан мгновенно понял, что подмоги оттуда тоже не
в начало наверх
будет. Потерявшие командиров рыцари были отрезаны друг от друга и сражались в одиночку, окруженные толпами врагов. В одиночестве предстояло биться и Виктану, но в отличие от друзей, ничто кроме рубахи не прикрывало его грудь, а ряды оправившихся от неожиданности стрегов смыкались вокруг него. Тускло блестели натертые маслом звериные черепа, острия копий целили в лицо. Виктан поднялся на уступ, ближе к чаше, взялся за меч двумя руками, поднял его над головой, ожидая нападения. - Ты?.. - проскрипел Фартор. - Ты все-таки вернулся? Я же показал тебе твое место - вон отсюда, ничтожество! - Ты напрасно кричишь, - ответил Виктан. - Больше тебе не удастся вышвырнуть меня из Тургора. Тебе лишь мерещится твоя сила, ты воображаешь, будто можешь справиться со мной. Твой удел - вечная зависть. Возможно, в иной стране, раз ты знаешь о ее существовании, ты действительно господин, и тебе удается делать то бытие блеклым и бессмысленным. Но здесь ты не пройдешь! За спиной Виктана раздался густой всепроникающий звон, поднялся столб радужного света. Мед созрел. Еще несколько минут чаша сможет удерживать его, а потом он разольется, даря миру смысл жизни. И эти несколько минут Виктан должен один удерживать всю озверелую жадность вселенной. - Прочь с дороги, или я выпущу твои кишки! - заревел Фартор. Он выхватил у ближайшего стрега тяжелый стальной трезубец и полез наверх, размахивая оружием и рыча бессмысленные проклятия. Виктан отвел удар трезубца и вонзил острие меча в дряблую плоть, туда, где у обычных людей находится лицо. Однако, Фартор не упал, на коже не появилось раны, зато меч харраков, погрузившись в серое, болезненно вскрикнул, и по блистающему лезвию прошла дрожь. - Меня не так просто убить!.. - прошипел Фартор, замахиваясь гарпуном. Вновь Виктан отбил смертельный удар, но на этот раз уже не касался мечом Фартора, а, шагнув вперед, обхватил тяжелую и неподатливую словно мешок с песком фигуру и сбросил ее на головы теснящихся стрегов. Фартор завизжал как зажатая капканом крыса. Виктан выпрямился, и в этот момент пущенное вражеской рукой копье ударило его в левый бок. Виктан пошатнулся, но тут же вновь поднял меч, и полезшие на приступ стреги посыпались вниз. Переполненная чаша гудела тысячеструнным звоном. - Пусти-и!.. - визжал Фартор, карабкаясь по скале. Острия трезубца зазвенели о меч. Виктан вырвал из раны копье и ударил Фартора. Копье с шипением рассыпалось, но и Фартор оказался у подножия скалы. Он упал на четвереньки и подняв к стоящему витязю круглую болванку головы, пролаял: - Ты умрешь! Копья стрегов отравлены, от их яда нет спасения. Даже если ты не пропустишь меня сейчас, без тебя твои друзья ничего не смогут сделать, и через год мед все равно будет моим... А ты умрешь через минуту, смерть твоя будет страшной, и ради этого я согласен ждать еще год! Виктан молчал. Он понимал, что на этот раз Фартор говорит правду. Рана в боку болела невыносимо, левая рука повисла и не слушала его. - Пусти! - потребовал Фартор. - Или возьми мед сам, он вылечит тебя, а я буду твоим слугой. "Единая капля, текущая на землю из каменной чаши, возвращает силу и здоровье и может, как говорят, оживить мертвого..." Он останется жить, и на следующий год позволит меду разлиться беспрепятственно... если, конечно, на будущий год мед появится, а не умрет опороченный бесчестной рукой рыцаря, не исполнившего обета. - Нет, - сказал Виктан. - Ты не просто умрешь, - завывал Фартор. - Ты погибнешь только здесь, а там еще долго будешь маяться на своей скучной кухне, со своей скучной женой и вечными неприятностями на противной и скучной для тебя работе. Ты не сможешь даже вспомнить толком об этой жизни и будешь зря мучиться, пытаясь вернуться. Пусти! - Нет. Виктан чувствовал, как яд подбирается к сердцу. У него перехватывало дыхание, слабели ноги. Перед глазами качались черные тени. Но сильнее всего, каждой клеткой умирающего тела Виктан ощущал бурление животворного меда за своей спиной. И он повторил еще раз, уже не Фартору, а самому себе: - Нет. - Ты умрешь! - Фартор кинулся на скалу. Не было сил парировать удар, Виктан лишь шагнул вперед, подставив грудь под трезубец и отдав мечу последние остатки жизни. Меч харраков, погрузившись в серое, взорвался на тысячу осколков. Фартор покатился под ноги своим наемникам. Он был невредим, но видел, что опоздал бесповоротно. Мед, переполнивший чашу, тяжело хлынул на камни. Коснувшись твердой поверхности, он вскипал и мгновенно исчезал, чтобы в измененном виде появиться на полях Резума, в степях Нагейи, среди обледенелых скал Норда и заросших мхом елей Думора, повсюду, где, напряженная и страстная, бурлила жизнь вечного Тургора. С появлением меда в стране начиналась весна: свежая трава продиралась сквозь старые стебли, хороводом закружили бабочки, деревья наливались соком. Земля, проснувшись, передала полученную силу дальше - своим сыновьям. Пространство перед стенами взревело внезапно ожившей битвой. Искалеченный Шш поднялся из-под наваленной на него кучи убитых врагов. Из тумана выступил наконец прорвавшийся второй отряд, ведомый Бургом и черноволосым рыцарем Грозы, а в подземной темнице бессильно лежащий Зентар резко встал, одним ударом сбил с петель чугунную дверь и вышел на волю. Вслед за ним со светящимся мечом харраков в руке появился Гоэн. Среди стрегов началась паника, костоголовые побежали. - Не отдам!.. - Фартор, перешагнув тело Виктана, полез по уступу, желая бессмысленно осквернить чашу, но в это время, в стороне от битвы, заблудившийся и беспомощно кружащий среди камней Бестолайн вдруг остановился, зорко прислушался и метнул на звук свою стальную булаву. Прогудев в воздухе булава ударила Фартора, впечатав его в утес. Беззвучно лопнул костяной шлем, сплющился золотой панцирь, и Фартор растекся лужей слизи. Он и теперь был жив, пытался вернуть себе облик, но у него ничего не получалось, он лишь дергал какими-то бесформенными обрубками, напоминающими членистоногую нежить туманной стены. Мед перестал течь. Наступил вечер, и в темноте чаша, еще не остывшая мягко светилась, словно камень готов был расплавиться. Рыцари сошлись на ее свет, собравшись вокруг тела Виктана. Они молчали, слова были не нужны, каждый знал, что здесь произошло. Ночи в Блеклом Краю темны и беззвездны. Но сегодня случилось небывалое: вечные тучи на западе разошлись, открыв пламенеющее зарево заката. Оно не гасло, уступая натиску тьмы, а разгоралось ярче, захватывая пядь за пядью, пока над стертым горизонтом не показался краешек солнца, рассеявший мглу Блеклого Края. В ответ засиял гелиофор на мертвой руке рыцаря. Два солнечных луча, соединившись, образовали в воздухе невесомый мост, на котором появилась светлая фигура. Она быстро и легко приближалась, искрящиеся одежды развевались как от сильного ветра, золотой венец блестел в струящихся волосах. Лицо женщины, неизмеримо прекрасное, сияло странным колдовским светом, не слепящим, но и не позволяющим взглянуть в упор. Солнечный свет разливался повсюду, под этими лучами зловонно зашипела и испарилась шевелящаяся слизь - неуничтожимый Фартор вернулся в первобытное, бестелесное существование, чтобы вновь блуждать, сжигая себя завистью. Рыцари молча расступились, небожительница, не коснувшись ногой камней, прошла мимо них и поднялась к чаше. Там на дне оставалось несколько последних капель меда. Женщина наклонилась, провела по дну ладонью, собирая их. Чаша не погасла, мед не почернел, как это случилось бы, дотронься до них нечистая рука смертного. Женщина опустилась к лежащему Виктану, свободной рукой подняла его голову. Вся горечь и сладость мира коснулась неживых губ. Виктан вздохнул и открыл глаза. - Светлая богиня!.. - прошептал он, затем глаза его вновь сомкнулись, Виктан уснул, как спят герои, возвращенные к жизни чудом. Облака на западе сошлись, исчезло солнце, померк гелиофор. Лишь остывающим светом тлела чаша, да светилось лицо богини, безмолвно глядящей на спящего Виктана. Рыцари тихо, стараясь не звенеть оружием, отошли и направились к старому лагерю. Там отныне, сменяя друг друга, будут вечно стоять в заслоне воины Тургора, чтобы никто не вздумал повторить безумную попытку: забрать себе общее сокровище, ради себя одного лишить всю страну смысла жизни. Возле чаши остались лишь Светлая богиня да спящий Виктан, еще не знающий, что гибель обошла его стороной. Вдалеке засветился костер, приглушенно донеслись голоса. Возле чаши было тихо. Медленным движением Светлая богиня сняла венец. Лицо ее померкло, лоб прочертила усталая вертикальная морщина. Виктан глубоко вздохнул во сне. Спи, рыцарь. К утру твои раны затянутся, и новые неодолимые препятствия потребуют от тебя новых подвигов. А богиню ждут иные дела: на плите в баке кипятится белье и расстелены на столе чертежи. Мед жизни - он сладок и горек.

ВВерх