UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Святослав ЛОГИНОВ

    ШИШАК




Утром очухался, лежу, зырю в потолок. Фигово - мочи нет. И главное  -
не врубиться, где я так накандырился, что такая ломка. Ни  фига  вроде  не
было. С утра сволоклись командой Джона затаривать в угловой, там "Русскую"
привезли, а у Джона  с  хозяином  контракт,  чтобы  без  талонов.  Очередь
подвинули, взяли двадцать ящиков. Джон автобус подогнал - и где он  каждый
раз нового шефа берет? Старушенции в очереди, конечно раскрякались,  но  у
нас железный уговор - с ними не связываться, ментовка нам ни к чему. Пусть
крякают. Джон мужик широкий, отстегнул каждому по три чирика и по  пузырю.
Притусовались во дворе, оприходовали... а  дальше  не  помню,  хоть  убей.
Неужели меня с одного пузыря там ломает?  Или  добавляли  где?  Пошарил  в
ксивнике - вот они, все три чирика на месте, значит не добавлял.
Поднатужился, встал и повлекся в ванну,  подлечиться.  Там  у  предка
"Гусар" должен быть, полный флакон. Наклонился к зеркалу - блин!  -  ну  и
шишак! С два кулака. Теперь ясно, почему ломает, хорошо, что вообще копыта
не откинул. Кто же это меня отоварил?  Не  иначе  -  Бык,  больше  некому.
Ладно, Бычара, попомним мы тебе этот фингал,  время  придет,  у  тебя  два
выскочат. Вот только за что мне Бык приложил? Он еще тот  мужик,  над  ним
стебаться можно до опупения, не достанешь. Что же  я  ему  такого  сказал,
интересно знать?.. на будущее, чтобы не повториться. Напрягся я,  и  вдруг
выплывает из памяти фраза: "бытие кривой линии  исходит  от  бесконечности
прямой, но при этом последняя формирует ее не как форма, а как  причина  и
основание".
Я и сел. Все. Приехали. Я, конечно, геометрию в школе мотал,  но  тут
зуб даю от расчески, что этого и без  меня  не  проходили.  Значит,  крыша
поехала.  Ну,  спасибо,  Бычара,  удружил,  корешок.  Ну  да  за  мной  не
заржавеет, мне теперь все можно, готовься,  Бычара,  высплюсь  я  на  тебе
всласть.
Втиснулся в "Монтану" и полетел Быка искать.
А у лифта стоит Шаланда - старушенция из соседней квартиры. У меня  с
соседями полный кайф, но Шаланда достает. И не так ты одет, и  не  так  ты
живешь. Зудит хуже матери, словно я к ней в зятья прошусь. Вот  и  сейчас,
пока лифт наверх ползал да  вниз,  она  принялась  мне  мозги  полировать.
Берись, мол, за ум, бросай пьянку, работать иди, ты  же  мальчик  хороший,
лицо у тебя смышленое, лоб, вон, какой красивый, благородный. И пальцем по
шишаку - толк! Здесь мне и заплохело. Не от боли - не больно ничуть - а от
догадки. Лифт я стопорнул - и  наверх.  В  квартиру  ворвался,  к  зеркалу
припал - точно! - не шишак это никакой, а голова!
От такого зрелища крыша у меня точно поехала. От самого себя  тащусь,
узнать не могу. С фейсом сплошной ажур, рубильник цел, хлебало не разбито,
все как есть при себе, но сверх того еще и голова. И  мысли  в  ней,  мля,
разные, все больше о  том,  что  "когда  искомое  сравнивается  с  заранее
известным путем краткой пропорциональной редукции, то  познающее  суждение
незатруднительно". Нет, соображаю, Бык тут ни при чем, Бык так  не  может.
Он по-простому, а с этой головой карточку так  покривило,  что  на  пленер
показаться нельзя. А Джона пора  затаривать.  Это  святое,  потому  что  с
бабками у меня не амбаристо. Прибрал я вчерашние чирики, а то мужики мигом
раскрутят, на шишак плевок натянул до самого пупа - хоть и не по сезону, а
все сраму меньше - и повлекся. Нашел  всех  возле  углового.  Мужикам  мой
прикид до фени,  Хоха,  вон,  вообще  ходит  словно  бомж,  но  на  плевок
вылупились. Ленон так вежливо спрашивает:
- Ты, никак, менингит подцепил?
Короче, начинается стеб. В другое время я бы им ответил, а сейчас  не
могу, мысли раздухарились - мочи нет.
- Мужики, - говорю, - кто помнит, что вчера было?
- Я тебя предупреждал, - гундит Хоха, - чтобы полегче. У таких хмырей
обычно весь генералитет в ментовке знакомый. Тебя, что, помели?
Псих Хоха явный. Какое "помели", если я тут? Только я хотел это  Хохе
культурненько изложить, как внутри словно щелкнуло, и я все вспомнил.
Пузыри мы оприходовали во дворе. Там домик стоит и  рядом  скамеечки.
Законное место. Сидим, балдеем. И тут ползет какой-то  сморчок.  Я  его  и
раньше во дворе видал, но  не  обращал  внимания,  потому  как  человек  я
мирный. Но на этот раз он сам начал  выступать.  Здесь,  трындит,  детская
площадка, как вам не стыдно - и дальше в том же духе. Я ему сперва ласково
сказал: "Папаша, канай отсюда", - так он не понял. Опять за свое. Короче -
достал. Дал я этому козлу в лоб раза два, несильно, даже очки не  побил  -
он и уполз. А Ленон смеется: "Ну, ты орел!  Не  страшно  было,  что  назад
отскочит?" Накаркал, падла, -  отскочило.  Что  теперь  делать  -  ума  не
приложу. Надо сморчка искать. А где? Во дворе три дома, в  каждом  квартир
до фига и больше. Потом допер - в библиотеке! Где еще такому быть, а  если
самого нет, то знать должны. Библиотека в  нашем  же  квартале  окнами  на
бродвей. Закатился я туда, спросил, а мне отвечают,  что  у  них  половина
читателей в очках. Не выгорело. Хотел уже задний ход давать и вдруг гляжу:
на полках книжки! И понимаю, что "аще кто не имея книги  мудрует,  таковый
подобен оплоту без подпор стоящу: аще будет ветр, падется".  И  опомниться
не успел, как сижу за столом и листаю книжечку.  И  книжечка-то  парашная,
забоя ни малейшего, про чудика одного, у которого  нос  сбежал,  но  сижу,
лишь порой через окно поглядываю, как на той  стороне  у  сокового  отдела
очередь ждет, пока наши Джона затаривают. Плакали сегодня  мои  бабки,  на
листалово променял. Злоба меня взяла: подумаешь, нос  сбежал  и  генералом
прикинулся! Если бы у того чувака чужой нос вырос - генеральский, да начал
без спроса в генеральские дела соваться - вот был бы забой! И только я так
прошурупил, гляжу - ползет по улице давешний сморчок.
Книжечку я зафигачил куда подальше - и за дедом. В  последнюю  минуту
догнал, уже на лестнице. Втиснулся за ним в лифт и... мне бы его за  кадык
взять, а я - перечитался, что ли? - беседу начинаю, слово в слово как тот,
в книжечке:
- Милостивый государь! - говорю, -  не  знаю,  как  удовлетворительно
объясниться... но согласитесь, мне ходить в таком виде и неприлично... тем
более, что не имел чести получить вашего образования... Так что войдите  в
мое положение.
- Простите?.. - говорит хмырь, я а знай заливаю:
- Видите ли, во время вчерашнего  недоразумения,  о  коем  я  глубоко
сожалею... Здесь все дела, кажется, совершенно очевидно... Ведь  это  ваша
собственная голова! - тут я плевок содрал и по шишаку стучу.
У сморчка в зенках прояснело - допер.
- Ах вот оно что! Так это не страшно, вы  не  беспокойтесь,  я  не  в
претензии, у меня работа такая - умом делиться.
- Вам же самим нужно, - канючу я, - заберите...
- Да нет, - скалится тот. - У меня ничего не убыло, у мыслей  природа
такая, что ими можно делиться сколько угодно без всякого ущерба для  себя.
Пользуйтесь на здоровье, я очень рад... - тут он  мне  ладонь  пожал  и  -
фюить - из лифта!
Полный облом.
Как день скинул - не знаю. Без бабок,  трезвый  и  при  мыслях.  Хоть
обратно в библиотеку беги. Под вечер ожил, закатился к  Светке.  Светка  в
аптеке калымит: место фартовое, в жилу. У других шмар вечно стоны: "Ах,  я
забеременела - женись!.." - а за Светкой такого не водится, будь спок, она
у себя в аптеке все что надо по этой части вовремя добывает. И на  опохмел
у нее всегда можно  пару  флаконом  календулы  стрельнуть  или  пиона.  Но
шмонает от нее как от зубного врача -  я  этого  не  выношу.  А  так  баба
крутая, не соскучишься.
Только сегодня мне и Светка не  в  дугу.  Мысли  одолевают,  и  кроме
книжных уже и свои проклевываются. Зачем живу? Что в жизни  видал?  Пузыри
один от другого не отличаются, сегодняшний заглотил -  вчерашнего  уже  не
помнишь. Видик посмотреть, на дискотеку смотать, со шмарой трахнуться, так
без газа не в кайф, а под газом - назавтра как не было  ничего.  А  другие
как-то живут. Неужто все книжки листают?
- Свет, - говорю, - ты чего делаешь, когда одна дома остаешься?
- По тебе вздыхаю.
- Да я серьезно. Ну, с нами потусуешься, у телека побалдишь, а дальше
что?
- Что-то ты темнишь, - говорит Светка, - жениться,  что  ли,  хочешь?
Так я за тебя  не  пойду.  Просто  так  ты  мне  годишься,  а  в  мужья  -
извини-подвинься. Квартиру в притон превращать не дам.
Вот дура озабоченная! Больно мне надо жениться...
- Я не о том. Мне просто интересно.
- Ну ты удод назойливый! Ты зачем пришел: ко мне  или  так  и  будешь
Муму мочить?
- Дура! Не видишь, что ли - голова у меня! И мысли в ней ползают  как
червяки. Жизни от этих мыслей нет!
Светка на меня вызверилась:
- Это какие же мысли? У тебя их и в заводе не было. Давай, рожай, что
намыслил?
Я и выдал ей по-умному, что размышляю о том, как  "здравый  свободный
интеллект  схватывает  в  любовных  объятиях  и  познает  истину,  которую
ненасытно стремится достичь".
Тут Светка взорвалась.
- Ты что, - кричит, - с прибабахом? Раз ты ко  мне  пришел,  ты  меня
должен в любовных объятиях схватывать, а не истину свою вонючую!
- Да не я это! Сами они в голове живут... Это меня  очкарик  заразил.
Кранты мне, понимаешь?
Видно крепко меня достало, если Светке плакаться начал. А у той сразу
морда жалостливая стала.
- Погоди, - говорит, сейчас что-нибудь придумаю.
Уходит и возвращается с двумя блямбами вроде виноградин, но черных.
- Глотай, только целиком, они горькие.
А мне уже: что план, что отрава - разницы  нет.  Проглотил.  И  через
десять минут меня так повело, что еле в сортир успел вскочить. Понесло как
из брандсбойта. А Светка через дверь стебется:
- Не дрейфь, это глистогонное.  Прочистит  как  следует  и  будешь  в
норме.
Не ждал я такой подлянки. Так все ночь  и  провел  на  очке.  К  утру
полегчало. Вылез смурной, словно с будуна. Не сразу  и  допер,  что  права
Светка оказалась, отпустило меня. К зеркалу подошел - нет шишака.  Фейс  в
порядке, волосы платформой, а шишака нет. И мыслей чужих  как  не  бывало.
Жизнь сразу лайфом обернулась.  На  радостях  и  Светку  простил,  а  ведь
собирался ей козью морду устроить. Перспектива впереди хрустальная:  Джона
обслужить, бабки - на карман, пузырь  раздавить...  Хорошо  все-таки,  что
Светка в медицине шурупит, а то листал бы сейчас философию да моргал бы на
библиотекаршу. Кадра она вроде ничего, но сразу понятно, что перепихнуться
с такой можно только через кольцо. Ну и фиг  с  ней.  Главное  -  со  мной
порядок и в душе крутой кайф.
Но Бычару я все равно укорочу. В другой раз вперед думать будет.

ВВерх