UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Марина НАУМОВА

    ДЕТИ ПОЛНОЛУНИЯ




 1

Его разбудила луна. Располневшая, нахальная, чванная, как  серебряная
тарелка, - и вместе с тем вечно лирическая и  женственная  (будто  и  этот
напыщенный вид она приняла,  стыдясь  своей  исконной  утонченности),  она
заглянула в окно и остановила на лице спящего свой оценивающий взгляд.
Взгляд женщины - таким почувствовал его  Эл  Джоунс  сквозь  полусон.
Женщины прекрасной и кокетливой,  изменчивой  и  властной...  Будто  наяву
увидел он и женское лицо с правильными чертами и  чуть  раскосыми  глазами
сфинкса. Эл потянулся к незнакомке - но увидел  лишь  висящий  в  небе  за
окном сине-серебристый диск.
- Снова ты? - негромко прошептал Джоунс.
Луна преследовала его уже давно. В его  фантазиях  она  действительно
была женщиной, наделенной как всеми чертами человеческого существа, так  и
мистическими свойствами небесного светила.
Она сводила его с ума.
Он был влюблен.
Женщина-луна дразнила и манила  к  себе.  Особенно  это  ощущалось  в
полнолуние.  Она  мучила  его,  жестокая,   близостью   и   недоступностью
одновременно. Она смотрела на него свысока.
А он?
Его любовь граничила с ненавистью. При несколько другом  раскладе  он
давно обратился бы к психиатру - но Эл  и  сам  был  психоаналитиком.  Как
только лунный свет  угасал,  прогоняемый  утренними  лучами,  рвущее  душу
чувство уходило и трезвый рассудок  ставил  все  на  свои  места.  Эл  мог
относиться к своему сумасшествию  критически,  мог  над  ним  смеяться,  -
значит, был здоров. Незачем путать жизнь реальную с полусонными грезами...
- Зачем  я  тебе  нужен,  Луна?  -  спрашивал  Эл,  открывая  окно  и
подставляя лицо свежему ветерку.
Луна отвечала - дрожанием воздуха, чуть уловимым изменением  света  -
но он не мог расшифровать ее молчаливые знаки.
Вокруг небольшого коттеджа, купленного в  рассрочку,  росли  деревья;
они то и дело старались навязать свои услуги в качестве  переводчиков,  но
явно брались за задачу им непосильную: только шелест  листьев  усиливался,
когда Эл задавал свои вопросы.
На этот раз "свидание" с луной продолжалось недолго: ее лицо затянула
рваная черная туча, и Эл сразу же  вздохнул  с  облегчением  -  наваждение
закончилось. Во всяком случае, так ему показалось.
Когда он вернулся в кровать, вытянулся, поудобнее раскидывая уставшие
за день ноги и руки, и, уже засыпая, принялся вдыхать пересыщенный запахом
роз воздух, женское лицо с неправильными глазами сфинкса появилось  снова.
Легкий свет исходил от молочно-белой кожи, полуприкрытые веки  с  длинными
ресницами приподнялись, и два ярких луча упали Элу на лицо.
- Я жду тебя! - произнесла лунная незнакомка - вслед  за  ее  словами
тянулось серебряное эхо. - Теперь мы встретимся скоро...
"Скоро... Скоро..."  -  затухли  вдалеке  искрящиеся  отзвуки,  и  Эл
ощутил, что куда-то летит.
Через секунду он уже спал глубоким сном.



 2

На картине была изображена одинокая чайная роза, стоящая  в  стакане.
Совсем рядом, за окном, жарился под лучами солнца целый  куст  ее  сестер,
наполняя все пространство вокруг себя запахом настолько густым и  тяжелым,
что он начинал терять свою прелесть и очарование.  Сейчас  от  него  можно
было задохнуться.
Роза в стакане выглядела особенно  неприкаянной  еще  и  потому,  что
никаких других картин в комнате  не  было.  Помещение  представляло  собой
скучную коробку, по бытовавшей здесь традиции выкрашенную в белый цвет.  У
себя дома, на севере, Эл ни за что не допустил бы подобного "безобразия" -
но здесь побелка не являлась чисто больничным атрибутом и с  ней  пришлось
смириться.
Сейчас Эл смотрел на стену и думал, сколько же  раз  можно  повторять
одну и ту же затертую фразу: "Что вас беспокоит?".
- Что вас беспокоит? - спросил он расположившегося в кресле человека.
Его занимали глаза клиента: их взгляд уходил  от  встречных  взглядов
Эла, постоянно прыгая с предмета на предмет; глаза эти отличались  особым,
почти лихорадочным  блеском,  именуемым  в  просторечии  "огнем  безумия".
Впрочем, Эл определил состояние визитера несколько иначе: тот был испуган.
Испуган до невменяемости... Судя  по  лицу,  уже  кое-где  исполосованному
одиночными резкими морщинами,  этому  человеку  сложно  было  дать  меньше
сорока  лет,  но   одежда   и   прическа   отличались   чисто   молодежной
экстравагантностью, что заставляло Эла предположить,  что  перед  ним  или
третьеразрядный музыкант, или преждевременно состарившийся наркоман.
- Я... я, кажется, схожу с ума, док, - выдавил посетитель. Его  голос
звучал хрипловато, но в то же время чувствовалось, что в свое время он был
поставлен: Эл легко вычислял по тембру актеров и певцов.
- Ладно, давайте по порядку. Как вас зовут?
"Наркоман... Почти наверняка", - решил Эл для себя.
- Питер Григс... но чаще меня называют Педро...  Это  важно,  док?  Я
ведь обратился именно к вам, потому что хотел бы сохранить... Это... Я  не
хочу, чтобы о моем визите к вам кто-либо узнал...
- Ясно, - кивнул Эл. - Не волнуйтесь. Я гарантирую, что ваши интересы
не пострадают.
- Да... Я - бармен... Знаете дискотеку "Вечерний огонек"?  Я  работаю
там... Это тоже имеет значение?
В морщинках на лице Педро заблестел пот.
- Да как вам сказать... Если вы хотите, чтобы я сумел вам  помочь,  я
должен знать о вас как можно больше. Возраст, работа, семейные отношения -
все это составляющие вашей личности.
"Я несу какую-то чушь", - устало подумал Эл. Ему не  хотелось  сейчас
заниматься проблемами этого человека - у него самого была  своя  проблема:
после ночи и слов лунной женщины он чувствовал себя совсем разбитым. Да  и
стоило ли вообще что-либо объяснять  этому  Григсу?  Эла  поражал  уровень
осведомленности о медицине и специализациях  врачей  в  этом  городишке  -
почему-то здесь упорно  путали  психоаналитиков  с  простыми  психиатрами.
Здоровые,  но  зашедшие  в  психологический  тупик  люди  практически   не
обращались к нему;  зато  многих  других  приходилось  переадресовывать  к
невропатологам, наркологам или специалистам еще более отдаленных отраслей.
Вот и сейчас Эл подумал,  что  это  не  его  клиент.  Некоторое  время  он
поморочит голову, а потом  отправится  дальше,  может,  в  какой-то  более
крупный город.
- Сколько вам лет?
- Тридцать восемь...
- Ладно, давайте вернемся к самому началу  нашего  разговора.  Какого
рода помощь вы ожидаете от меня получить?
Взгляд Григса заметался по комнате:
- Я... не знаю, как объяснить. Все слишком необычно...
- Каждый человек необычен, - скучно проговорил Эл. - И в то же  время
почти все проблемы можно разделить на несколько, так сказать, тематических
групп.  Наркотики,  неприятности  на  работе,  женщины,   семья,   включая
взаимоотношения с родителями, друзья, враги, зависть, месть...
- Нет, нет, доктор! - оборвал его Педро. - Ничего подобного,  уверяю!
Хотя это дело связано  с  женщиной,  но  это...  другое,  не  то,  что  вы
подумали. И вообще... врагов у меня нет, живу один, работа устраивает,  от
наркотиков я всегда держался подальше - я себе не враг. Пить - пью,  но  в
меру... даже меньше меры, как считают многие. Тут другое. - Он  зажмурился
и после недолгого молчаливого гримасничанья выпалил: - Доктор, вы верите в
зомби?
- Во что? - удивился Эл. Этого вопроса он не ожидал.
- В зомби... в живых мертвецов, - капелька пота  перевалила  за  край
нижней морщинки на лбу посетителя и поползла по переносице. - Женщина... о
которой я сказал, - она умерла. Уже давно, год назад. Я видел  ее  труп  и
хоронил ее, вот так... А теперь она приходит.
Григс закрыл лицо руками. Последние слова он произнес через силу.
- Вы сильно любили ее? - уже мягче спросил Эл. Ему стало вдруг стыдно
перед  этим  человеком.  В  самом  деле,  нельзя  всех  равнять  под  одну
гребенку... А если у человека настоящее горе? Пусть  подобными  проблемами
все же должен был заниматься психиатр, но и самому Элу следовало подойти к
делу тактичнее.
- Кого? - недоуменно уставился на него Педро, вызвав тем самым  новое
замешательство.
- Эту женщину, которая умерла и...
- Никогда! - с жаром воскликнул бармен. - Это была простая  шлюха!  Я
позвал ее с собой всего один раз... Вот и все отношения. Знаете, док...  Я
лучше пойду... Не волнуйтесь, этот визит я оплачу.
Вот  это  Элу  совсем  не  понравилось.  Мало  того,  что  у  клиента
галлюцинации, - он явно врал. Никто не будет просто так присутствовать  на
похоронах проститутки, переспав с нею всего  лишь  раз.  Да  и  не  станет
человеку просто так мерещиться малознакомая женщина. Значит,  пациент  или
просто что-то путает,  или  их  взаимоотношения  были  намного  сложнее  и
глубже.
- Вот что, - Эл слегка повысил голос - в  общении  с  этим  человеком
такой поступок был вполне уместен, - сядьте и успокойтесь.  Я  не  намерен
брать с вас деньги ни за что, и вообще, раз уж вы имели  глупость  ко  мне
прийти, я помогу вам - вне зависимости от того, хотите вы этого или нет.
Эл взял верный тон. Педро вначале вздрогнул, как от удара, но тут  же
сник и вернулся в покинутое  было  кресло.  Или  все  было  не  так  и  Эл
перестарался? Джоунсу показалось вдруг,  что  в  глазах  клиента  мелькнул
неподдельный ужас.
- И еще. Запомните, - поспешил смягчить тон врач, - если  вы  хотите,
чтобы вам стало  легче,  не  лгите  мне,  хорошо?  Все,  что  вы  скажете,
останется между нами. Ясно?
- Ясно... - Педро кивнул с обреченным видом. Он уже давно жалел,  что
решился прийти сюда, но уйти теперь боялся еще сильнее.
- Ну, так начнем по порядку... Расскажите мне об  этой  девушке  и  о
том, как у вас начались галлюцинации.
- Док, - вяло и безнадежно попросил Григс, - может, не  надо?  Может,
скажем друг другу "до свидания" и разойдемся?
- Надо! - возразил Эл тоном, не терпящим никаких возражений.
- Док... Она еще тогда показалась мне немного  странной...  Было  уже
поздно, когда я ее встретил...
Педро зажмурился - перед его глазами всплывала сцена знакомства.



 3

- Успокойтесь и говорите первое, что придет вам в голову...
Но он уже не слышал слов врача - эти были последними.  Педро  шел  по
темной улице, поеживаясь от холода, - его работа заканчивалась в два  часа
ночи. Большая часть фонарей  не  горела:  некоторые  просто  не  работали,
другие были разбиты по самым скверным традициям этих грязных кварталов,  в
которых  испокон  веку  ютились  отбросы  общества.  Цветные,   эмигранты,
опустившиеся алкоголики и наркоманы. И - женщины. Григс не любил  называть
их по профессии - просто женщины и все.
Он шел уже сонный и замерзший: похолодания Педро не ожидал  и  потому
не позаботился о более подходящей одежде.  Собственно,  и  идти  ему  было
недалеко, а после уличного холода вернуться в  квартиру  с  теплой  ванной
казалось вдвойне приятно. Если бы добавить к этому еще и девочку...
Педро с грустью  посмотрел  на  угол,  где  обычно  местные  красотки
выстраиваются рядком в ожидании клиента. Сейчас он должен  был  пустовать:
непогода, да и не то время...
"Надо было пригласить кого-нибудь прямо на дискотеке", - с сожалением
подумал он, но одна мысль, что придется возвращаться с полдороги по такому
холоду, а потом проделывать тот же путь еще раз, заставила его  поежиться.
Дороговатая цена получится за удовольствие - так ведь и воспаление  легких
можно подхватить...
Итак, Педро сосредоточился на  знакомом  углу,  стараясь  представить
себе женскую фигуру в легком платье, едва прикрывающем  пышные  формы.  Он
начал придавать темному пятну у  стены  человеческие  черты:  дорисовывать

 
в начало наверх
линии, кое-где "подсветлять", кое-где подчеркивать рисунок - и вскоре он уже хорошо различал стоящую подбоченясь в "профессиональной позе" красотку. Его даже удивило, до чего хорошо сработала фантазия: теперь пятно казалось ему настоящей девушкой. По мере того как стена приближалась, черты проститутки прорисовывались все отчетливей, но при этом оказывались совсем не такими, как их представлял Григс вначале. Она была хорошенькой, даже очень: большие, на пол-лица, глаза, зеленые и чуть раскосые, крупные, но аккуратно обрисованные губы, мелкие черные кудряшки - о них Педро совсем не думал. Каково же было его удивление, когда он понял, что там, у стены, действительно стоит молодая девушка! Он растерялся настолько, что даже не решился с ней заговорить. Лишь пройдя мимо, он почувствовал, что за ним кто-то идет, оглянулся - и увидел ее... Она шла плавной походкой; белые открытые босоножки изящно переступали по подернутому инеем тротуару. Заметив его взгляд, девушка улыбнулась, подбадривающе и приветливо. Через секунду они уже шли рядом и Педро бережно поддерживал ее под локоть. А потом... 4 Педро вздрогнул и открыл глаза. Что из этого он успел рассказать доктору? - Ну, так я вас слушаю... Итак, вы встретились поздно... - Да... У нее была очень холодная кожа... Просто ледяная. Но я тогда не подумал, что она... может быть не человеком. А потом... Потом мы расстались. "Расстались, - отметил про себя Эл. - Так не говорят о проститутках..." - И все? Когда вы с ней встретились снова? - Недавно... Но она мертва, док! - едва ли не закричал Григс. - Успокойтесь... Вы ведь могли и ошибиться... При этих словах Педро нервно хихикнул. Ошибиться? Он? Да, знал бы доктор, что он видел своими глазами... Она лежала у него на полу, мертвая, с оскаленными зубами, в кровавой луже, медленно расползающейся сперва по ее блузке, потом по ковру... - Хорошо... Давайте вернемся к другому вопросу, - примирительно заговорил Эл, видя, что расспрашивать напрямую о самом больном еще рано. - Почему вы считаете, что она - не человек? - Док... не спрашивайте! - он снова закрыл лицо руками, и плечи его задрожали. - Не спрашивайте... - И все же? - Я... я получил доказательство, - вымученно пробормотал Педро. - Она заснула потом, я тоже... Но я проснулся и увидел... - Он замолчал, и Эл некоторое время ожидал продолжения, не понимая, что Григс не собирается продолжать вообще. - Я не хочу вас торопить, но... - напомнил ему Эл, но Педро только отрицательно помотал головой. - Не надо, док... Я лучше приду к вам еще раз... или не приду - тут уж как получится. Но больше я ничего не скажу. Он страдал, и каждая черточка на его лице буквально кричала об этом. - Может, все же вы попробуете себя пересилить? Вот увидите, вам сразу станет легче... Эл понял вдруг, что ему действительно хочется узнать окончание рассказа. Сложно понять, почему, - но хочется. - Нет, док... - Педро встал. - До свидания... или прощайте. Как получится... Эл вздохнул и сделал вид, что углубился в чтение своих записей. Встреча действительно была закончена. И он это прекрасно понимал. 5 Когда-то Эл Джоунс был уверен, что в этом городке он сумеет добиться признания и успеха. Еще бы - у него здесь практически не было ни одного конкурента. Кроме него, частной практикой занимался еще один человек, на визитной карточке которого стояло сперва "доктор психологии", а уже потом - "психоаналитик". Звали психолога Альберт Райсман. Практиковать он начал, когда Эла еще и в помине не было, и, естественно, вряд ли был в курсе последних достижений науки о человеческой душе (во всяком случае, так думалось Джоунсу). Вооруженный новыми методиками и огромным зарядом самоуверенности, Эл вступил на "неколонизированную территорию", но очень быстро убедился, что его знания здесь почти никому не нужны. За первый месяц у него не нашлось даже одного пациента, затем практика вроде начала налаживаться, но все равно оставляла желать лучшего, не говоря уже о том, что большинство людей, как уже было упомянуто, приходили к нему по ошибке. Зато в этом было и свое преимущество: Эл получал больше шансов познакомиться с клиентами поближе, многие стали считать его едва ли не другом семьи. Он постоянно встречал на работе одни и те же лица, и явление новых клиентов для него всегда оказывалось сюрпризом. Каково же было его удивление, когда вслед за Григсом в комнату вошла молодая женщина, которую он еще ни разу не встречал не только у себя в кабинете, но и в городе вообще. - Здравствуйте, мисс... - Не надо! - сразу отмахнулась она. - Называйте меня Чанитой. Она уверенно подошла к стулу и опустилась на него. Эл кивнул на кресло, намекая ей, что можно найти и более удобное место, но Чанита не обратила на его жест никакого внимания. Зато она закинула ногу за ногу, подчеркивая достоинства своего положения. Без преувеличения можно было сказать, что ни одна из его клиенток не имела такой фигуры - даже "Плейбой" не отказался бы поместить ее фотографию на своих страницах. А вот лицо... Впервые Эл видел такую густую вуаль - разобрать черты не представлялось возможным. "Будет обидно, если эта крошка при такой фигуре обладает каким-нибудь уродством, - но иначе зачем ей занавешиваться?" - Доктор... Вы не можете задернуть занавеску? - задала посетительница совершенно неожиданный вопрос. Словно прочла его мысли и решила подшутить. - Отчего же, - усмехнулся Эл, опуская штору, - так лучше? - Благодарю, - небрежно бросила Чанита. - Дело в том, что... моя кожа не переносит прямого солнечного света. Эл сочувственно кивнул. Только сейчас он обратил внимание на то, что даже ее руки, несмотря на жару, скрыты перчатками. - Надо полагать, для молодой девушки это нелегко, - проговорил он. Эл уже представлял, о чем может пойти речь: ее заставляло страдать какое-нибудь кожное заболевание. Иные в таких случаях доходили и до самоубийства. Чанита откинула вуаль и улыбнулась, показывая небольшие острые зубки. Она действительно была хорошенькой - но при виде ее лица сердце Эла тревожно встрепенулось, словно почувствовало опасность. Наверное, это было проявление ненормальности - Элу никогда не приходилось пугаться молодых девушек, к тому же таких хрупких и беззащитных на вид. Абсурд какой-то... И все же он уверенно мог сказать, что боится. Неважно, ее - или чего-то связанного с ней. У Чаниты были продолговатые глаза неестественного ярко-зеленого цвета. Похожий оттенок могла иметь молодая трава или анилиновый краситель, но уж никак не человеческие глаза. - Прекрасно... - вдруг хмыкнула Чанита. - Похоже, вы и так кое-что поняли... Так вот, если Григс придет к вам еще раз - откажите ему в приеме. Он нормален - если вас это интересует - и не нуждается в вашей помощи. - Что? - привстал Эл. Чанита снисходительно улыбнулась: - Я надеюсь, что он больше не придет... Это не в его интересах. И не в ваших тоже. - Послушайте, вы... - Я все сказала. Не верьте никаким сказкам. Не верьте тому, что он ненормален. Прощайте. Чанита встала и покачивающейся походкой пошла к двери. Только на секунду она приостановилась, чтобы поправить вуаль, - и ушла, оставив Эла изумленно таращиться на дверь. "Так, - сказал он себе через несколько секунд. - Что бы это значило? Я схожу с ума, не иначе... Вот будет забавно, если окажется, что ни его, ни ее в действительности вообще не существует... А я на самом деле схожу с ума, и мне даже не у кого проконсультироваться... Не у Райсмана же..." "А почему бы не у него? - подумал он через несколько минут, открывая штору. - Тоже ведь специалист... Правда, он вряд ли захочет меня видеть... Хотя что я о нем знаю? Ничего, кроме того, что таковой существует и живет в этом проклятом скучном городишке. И все равно обидно..." Он развернул кресло к окну и сел, подставляя лицо под солнечные лучи. Постепенно его глаза начали закрываться и... Увидев знакомое лицо с глазами сфинкса, Эл вскочил и долго хлопал ресницами, стараясь прогнать видение. Его Луна оказалась чем-то похожей на Чаниту! Может, она была ее гротесковым изображением - та же форма глаз, очень тонкая длинная шея, рисунок скул и щек, губы, нос... Нет, они не были идентичными, но если бы кто-то взялся рисовать с Чаниты шарж, у него наверняка получилось бы нечто похожее на Селену... "Так, совсем хорошо, - вздрогнул Эл. - Теперь я уже называю ее по имени. Я выдумал их обеих. Наверняка выдумал!" Он встал, протягивая руку к телефонной книге. Вскоре Эл уже набирал номер - но не своего конкурента. Он звонил в здание дискотеки "Вечерний огонек". - Питер Григс? - после недолгого молчания спросила трубка. - Да, работает... Вы что-то хотите ему передать? - Да нет... - смутился Эл. - Я просто его знакомый, но потерял адрес... - Посмотрите в телефонной книге, - посоветовал ему все тот же голос. - Спасибо... Я сам как-то не догадался, - промямлил Эл и бросил трубку. Разумеется, он не нуждался в такой подсказке. Просто ему хотелось услышать от кого-то подтверждение, что Григс вообще существует. Хотя это "доказательство" все равно ничего не стоило. Как он мог придумать, что видит его фамилию в справочнике, так он мог и услышать слова, никем не сказанные, а просто прозвучавшие где-то в его собственной голове. Сумасшествие - хитрая штука... Ну вот с чего бы, например, человека по имени Питер начали называть Педро, пусть даже больше половины города - латиноамериканцы? Нелогично. Вообще все нелогично. Эл снова взялся за справочник и некоторое время боролся с искушением позвонить Райсману и записаться к нему на прием. Жалко, что тот знает его в лицо: лучше всего было бы посетить его анонимно. А еще лучше - доехать до любого из ближайших крупных городов. От густого запаха вялящихся на солнце роз у Эла начала кружиться голова. Еще немного - и он навеки возненавидит эти любимые всеми цветы... "Ну а с другой стороны - почему я вдруг решил, что это так? - спросил он себя. - Почему вдруг я так спешу записаться в больные? Наверное, я просто устал... Или это от того, что я перестал справляться со своей работой. Остыл. Надоело... А раз так, у этой истории должно быть очень простое объяснение. Скорее всего, мерзкое - но простое. Может, это шантаж, может, что-то подобное. Да грубая шутка, наконец! Или месть. Что я знаю? Какая-то женщина умерла, потом Педро ее увидел. Кто сказал мне, что Чанита и есть та его покойница? Да никто! Я сам выдумал это, потому что вспомнил его слова о нечеловеке... Так. А это еще что за чушь? Почему вдруг она - не человек? Хотел бы я это знать. Из-за зеленых глаз, что ли? Так японцы, например, считают, что человеческие глаза имеют несколько тысяч оттенков. Почему бы среди них не найтись и травянисто-зеленому? Все нормально, все логично..." И все же не все было нормально. Эл чувствовал, что с Чанитой не все в порядке, - на каком-то другом, не поддающемся логике уровне. Он просто ЗНАЛ, что она не является человеком. Знал - и все. "Вот это и есть моя ненормальность. Я вижу нормальную реальность, но вкладываю в увиденное иной смысл. Я придумываю какие-то свои правила. Так? Похоже. Вот о чем стоит поговорить с Райсманом... если я сам до завтра не справлюсь с этими дикими идеями". От размышлений его отвлек стук в дверь. Стучаться мог только один человек - остальные пользовались звонком. Вздохнув и глотнув по пути воды из стоящего на окне стакана, Эл пошел открывать. Во всяком случае, его новый - точнее, старый, но новый на сегодня - посетитель был совершенно нормальным. Нормальным психом.
в начало наверх
6 "Луна... дура проклятущая, ты когда-нибудь дашь мне покой? Молю тебя, заклинаю: пощади... Я больше не могу тебя терпеть, не могу видеть твой взгляд. Он проникает в меня насквозь, выворачивает изнутри, шарит по закоулкам моих мыслей... Я не люблю, когда мои мысли кто-то читает. Ты слышишь? Доктор, скажите, что мне следует делать? Правду говорят, что все психиатры, психологи и психоаналитики - первые кандидаты в лечебницы для душевнобольных. Ну чего ты пялишься на меня, толстуха ты последняя?!" Эл застонал. Громко. Вместо сна на него нашло какое-то мучительное полузабытье, через которое лунный свет мог свободно прорываться, копаясь в его внутренностях. Липкий, неприятный лунный свет. Луна обшаривала его - и делала это грубее, чем таможенник азиатской страны, испытывающий вечную неприязнь к иностранцам. Что она искала? Эл только содрогался от ее неощутимого физически, но в то же время явственного прикосновения. Луна изучала. Она что-то забирала, что-то просто запоминала, просмотрев своим холодным взглядом. Она делала это не по-женски - жестоко и грубо. Можно было подумать, что она испытывала его, прежде чем куда-то зачем-то забрать. "Да отстань же ты... вот я, весь перед тобой... Что тебе еще от меня надо, сучка?" - катался он по кровати, сбрасывая на пол простыню и одеяло. Его спас звонок. Простой телефонный звонок. Эл вскочил, опуская босые ноги на прохладный пол, - и луна превратилась в обыкновенное пятнышко на небосклоне, такое же далекое и безучастное, как и окружавшие ее звезды. Эл провел рукой по лбу, - лоб оказался сухим. Телефон продолжал звонить. Уже окончательно придя в себя, он прошлепал босиком к дрожащему от зуммера аппарату и поднял трубку. - Док, - захрипел в ней знакомый хорошо поставленный голос, - она здесь... Если можете - приезжайте. Или я просто сумасшедший и успокоюсь, это узнав, или... - Да, кстати, я хотел вам посоветовать обратиться в полицию... - начал было Эл, но тут же спохватился: в такой ситуации подобный совет звучал неуместно и глупо. - Постойте... Вы сказали, что она у вас дома? - Да... Она в комнате... Мертвая! - голос Педро перескакивал с шепота на крик и обратно. - Она, Чанита? - Да! - закричал Григс и вдруг осекся. - Но откуда вы... - Неважно! - оборвал его Эл. - Я сейчас к вам приеду. Как найти ваш дом? - Знаете старую баптистскую церковь? Второй дом от нее в сторону площади, третий этаж, желтая кожаная дверь. - Ясно. Я выезжаю. - Эл вдруг поймал себя на том, что его руки, сжимающие трубку, дрожат. - И еще... В той комнате, где вы находитесь, есть какой-нибудь запор, задвижка или что-то в этом роде? - Я уже заперся... Только не знаю, надолго ли... - в трубке раздался странный звук, похожий на всхлипывание. - Успокойтесь... Я скоро буду у вас. 7 Педро сидел на кухне и дрожал. Никогда раньше он не представлял себе, что от страха дрожат на самом деле и что это не книжная выдумка. Дергались икры, дергались бицепсы на руках, подрагивала спина. Иногда мышцы дрожали по отдельности, иногда его всего скручивало одной судорогой. Он не пошел в этот день на работу и некоторое время старался напиться для храбрости, ожидая, когда, наконец, в дверь снова позвонят и на пороге возникнет знакомая фигура. Обычно Чанита появлялась под утро, звонила, дожидалась, пока он откроет дверь, после чего резко падала и замирала на лестничной площадке в той позе, в которой он впервые увидел ее мертвой. Но он не ожидал, что увидит ее намного раньше - и в своей комнате. Он зашел к себе, опустошив больше половины бутылки, и по привычке с размаху упал на кровать. Именно в этот момент он увидел лежащее на кровати тело, из-под которого расползалась кровь. Чанита умирала - точь-в-точь на том же месте и со всеми врезавшимися в память деталями. Она вздрагивала, хрипела, в ее груди что-то булькало, потом последним движением она свернулась в клубок и замерла. Когда она застыла в неестественной позе и из ее рта полилась тонкая струйка крови, Педро вскочил и вылетел на кухню. Впервые Чанита появилась у него за несколько дней до годовщины своей смерти. Теперь с каждым днем "юбилей" приближался. Вместе с ним рос и страх. Может быть, Григс легче пережил бы появление обыкновенного привидения - но самым худшим было то, что Чанита таковым не являлась. Еще раньше утром он нашел ее следы - и тому были свидетели, хотя бы домохозяйка, возмутившаяся разведенной на лестнице грязью. Привидения таких следов не оставляют. Значит, перед ним была зомби, точнее, зумбези - существо мертвое, но материальное и потому способное на самое худшее. Первый раз Чанита показалась на одну секунду и сбежала по лестнице вниз. Каждый новый ее визит оказывался длиннее предыдущего. На этот раз она возникла прямо в комнате. С замирающим сердцем Педро посмотрел на календарь и обмер: роковая дата приходилась на завтрашний день. Значит, покойница должна была разделаться с ним не позднее чем завтра. Иначе для чего бы ей затевать весь этот спектакль? "Ее там нет, - уговаривал себя Педро, стараясь хоть немного унять дрожь. - Сейчас придет врач и меня заберут. Заберут в больницу, куда этому существу не проникнуть... Или она может проходить сквозь стены?" Он мечтал сейчас о сумасшедшем доме, о тюрьме, о чем угодно - лишь бы только оказаться подальше от мертвой Чаниты. Да, даже о тюрьме... Но еще больше он хотел выглянуть и убедиться, что ее нет. Не существует. И никогда не было. Конечно, она примерещилась ему. Нервы, вымотанные на работе: на дискотеке случается всякое, а он уже не мальчик... Или, может, совесть... мало ли. "Я сумасшедший. Я просто сумасшедший. И я не хочу, чтобы было по-другому... Сумасшедшим можно все..." По лицу Педро катились влажные струйки. Нет, это был не холодный пот - предавали слишком слабые слезные железы. Во время одной из драк ему подбили глаз. У большинства людей это проходит бесследно, но у него удар задел какой-то нерв, отвечающий за слезовыделение, и теперь Григс практически не мог сдерживать слезы и начинал "плакать" при малейшем волнении. "А завтра она меня убьет... Или я сам пойду в полицию. Что там говорил этот доктор? Или он тоже в сговоре с ней? Он странный... у него был очень безучастный вид. Может, он тоже зомби? - при этой мысли у бармена взмокли волосы. - А я его еще пригласил!" Педро опустил голову на руки и по привычке принялся незаметно вытирать слезы. Он был в ловушке. Одно чудовище ждало его в комнате, чтобы обнажить свои острые вампирьи зубки и вцепиться в горло, второе спешило на помощь... Кому? Чаните? Наверняка... Педро постарался вызвать из памяти все подробности разговора с доктором Джоунсом. Равнодушие, отрешенный взгляд, особое выражение, похожее на то, что он видел у Чаниты... И тут из памяти вылетела наружу одна словесная характеристика: "Хороший специалист, но с придурью: бродит в полнолуние по дому и с кем-то разговаривает". Так отзывался о Джоунсе его сосед. "В полнолуние... - Педро бросил взгляд в сторону окна. Круглая луна нахально висела посреди неба и, казалось, усмехалась. - Время оборотней и прочей нечисти... Сегодня как раз второй день полнолуния. А завтра... Как я не понял, что они из одной компании! Конечно, к кому в первую очередь бежит человек, увидевший вампира, оборотня или кого-то подобного? Разумеется, к психиатру, чтобы убедиться в собственном здравом уме. А психиатр-то - как раз из НИХ. Следит, чтобы не было утечки информации об этой нечисти, потому что... потому что..." Педро вздрогнул и сжался: из соседней комнаты донесся негромкий звук. Наверное, Чанита встала... Или не она? Григс прислушался и отчетливо различил шаги. - Мистер Григс, где вы? - раздался вдруг негромкий мужской голос. Педро вздрогнул, его взгляд заметался и остановился на столе. Через секунду он уже скрючился между четырьмя ножками и прислушивался к ударам собственного сердца в ожидании момента, когда его найдут и... 8 Дом Григса Эл нашел сразу. Поднялся по лестнице, потрогал ручку двери - и та неожиданно качнулась в его сторону. Квартира была не заперта. Секунду поколебавшись, Эл шагнул в полутемный коридор. Только прямоугольник застекленной кухонной двери да небольшой огонек ночника позволяли различить дорогу. В квартире было тихо. Какой-то неприятный, точнее, тревожный запах щекотал его ноздри. Эл нахмурился, вспоминая, что же это такое, и по его спине пробежали мурашки: так пахла кровь! "Неужели я опоздал? - мелькнуло у него. - И шутка была не шуткой, не шантажом, а готовящимся преступлением? Ничего себе пришел..." Ему захотелось уйти. Почти тесная квартира пугала его: мало того, что он не знал этот дом, не знал почти ничего и о его хозяине, кроме того, что тот испуган, - все здесь наводило на мысль о только что свершившемся преступлении. И все же вместе с тем Эл ощутил странную тягу: ему хотелось узнать, что именно тут произошло. Пусть это страшно, пусть рискованно - но он не сможет уйти отсюда просто так. Эл только подивился, откуда у него взялось такое любопытство. Оно выглядело почти таким же немотивированным, как и возникший при виде Чаниты страх. Словно кто-то подсказывал Джоунсу, что он просто обязан сперва разузнать обстановку, иначе пропустит нечто очень важное для себя. В конце концов он решил не сопротивляться этому странному чувству и положиться на интуицию. Интуиция привела его в комнату, где горел ночник. Между диваном и журнальным столиком, уставленным пустыми бутылками, что-то лежало. Эл узнал Чаниту с первого взгляда. Лужа крови тоже не слишком его удивила - он гораздо больше испугался бы, обнаружив мертвого Григса. А так - его предупредили, что в доме мертвая женщина, и он теперь увидел ее сам. "Так... - неожиданно пришла ему в голову новая мысль, - а вот об этом стоило подумать сразу... Что если не он, а сама Чанита была заранее намеченной жертвой? Тогда выходит, что Григс старался создать с моей помощью алиби. Но что тогда означают ее слова? Скорее всего, они оба вели какую-то игру. И меньше всего мне хотелось бы самому оказаться жертвой их интриг". Эл подошел ближе к девушке, наклонился над ней и заметил торчащий под левой грудью нож - столовый, но массивный на вид и, судя по оставшемуся снаружи отрезку, довольно хорошо заточенный. По спине Эла пробежал легкий холодок - но и только. Он огляделся, подошел к окну, стараясь двигаться как можно осторожней и не задевать окружающие его предметы. Окно было приоткрыто, но даже по карнизу вряд ли хоть кто-то мог сюда забраться. Затем он проследовал в спальню, в которой царил беспорядок, но тоже не было и намека на то, что в ней прячется кто-либо живой. Педро жил скромно - этих двух комнат ему вполне хватало. Закрыв дверь носком ботинка (Элу почему-то не хотелось, чтобы в случае чего полиция обнаружила отпечатки его пальцев), он вернулся в коридор. Проходя мимо тела, он неожиданно почувствовал, что Чанита смотрит на него. Эл резко оглянулся и, как ему показалось, уловил быстрое движение век. Эл замер, несколько секунд внимательно всматриваясь в лицо девушки, но оно оставалось неподвижным, и все вполне можно было приписать игре воображения. - Мистер Григс, где вы? - осторожно спросил Эл, трогая дверь кухни. Никто не отозвался. Поколебавшись, Эл потянул дверь на себя. Кухня была самым освещенным местом в квартире. С первого взгляда помещение казалось пустым, но почти сразу же Эл услышал чье-то сиплое дыхание - в кухне кто-то был. - Мистер Григс... это вы? - спросил он неровным голосом. Эта игра в прятки начала его тревожить. А что если Григс прятался где-то за его спиной со вторым ножом в руке? Если кроме него и Чаниты в доме никого не было, нетрудно угадать, кто ее убил.
в начало наверх
"Вообще все это - чистый идиотизм, - поморщился Эл, прижимаясь к стене спиной, чтобы защититься от возможного нападения сзади. - Нужно попросту вызвать полицию и все..." Неожиданно его внимание привлекло что-то небольшое и розовое, лежащее возле стола. Нет, не лежащее, - прищурившись, Эл различил человеческую руку. Пальцы, вцепившиеся в гладкий пол, чуть подрагивали от напряжения. - Мистер Григс, - строго произнес Эл, досадуя на себя за собственный испуг, - что вы делаете под столом? Из под стола донесся какой-то неразборчивый звук, похожий одновременно на стон и на рычание, и скатерть зашевелилась, выпуская наружу взлохмаченную макушку. - Кстати... добрый вечер, - Эл опустился на стул и уже сидя продолжал наблюдать за неуклюжими движениями выбирающегося из-под стола клиента. Кое-как Григс встал на четвереньки, неловко выпрямился и принялся стряхивать с одежды сигаретный пепел, водя по сторонам шальными глазами. - Здрасьте... док, - наконец проговорил он сдавленно. - Ну так что тут у вас произошло? - Эл полез в карман за сигаретой и нервно прикурил. - Ничего... Вон она... там. И так уже не первый день. Она приходит и... - Педро затряс головой и отвернулся. Он думал о том, что, похоже, ошибся, подозревая доктора. Если бы тот хотел с ним расправиться, его бы уже не было в живых. Или это только начало? - Так, - протянул Джоунс. - В таком случае... Вы не возражаете, если я устрою небольшую проверку? - Делайте, что хотите, - бессильно мотнул головой Григс. Эл встал. Разумеется, в первую очередь он собирался поговорить с Чанитой. Если Григс не врет, то она наверняка жива и может его слышать. - Я хотел бы узнать, что здесь... - грозным тоном начал он, переступая порог комнаты, но осекся на полуслове: трупа не было. Не было и лужи крови - только слабый ее запах стоял в воздухе. Эл вздрогнул и замер. В этот момент из-за тучи вынырнула луна и заглянула ему в глаза. Элу показалось, что он слышит отдаленный ледяной хохот... Он попятился, потом бросился в сторону электрического света. - Док, что с вами? - подался ему навстречу Григс. "Доктор испуган... Значит ли это, что он не из их шайки, или он просто играет? Хотел бы я знать, что могу положиться хоть на кого-то..." - Мистер Григс... - чуть отдышавшись, выдавил из себя Эл, - вам не кажется, что нам стоит позвонить в полицию? Педро отшатнулся от него, словно получил пощечину. В полицию? Уж не этого ли добивалась Чанита и вся ее компания? - Что с вами, Григс? - уставился на него Эл. "Нет, я положительным образом схожу с ума. Во всей этой истории нет ни капли логики..." - Вы... - простонал Педро, - с ней... Вы заодно, да? - Я ничего не понимаю. Что здесь произошло, в конце концов?! Эл еще мог предположить, что труп кто-то спрятал, - если, конечно, тот вообще не почудился ему, если ему не чудились Григс, этот дом и вообще все его окружавшее. Но если посчитать труп реальностью, то куда тогда делась кровь? Почти машинально Эл посмотрел на свои ноги и вздрогнул: несколько капель темно-красной жидкости виднелись на его ботинке. Не веря своим глазам, он поднес палец к капле - и палец стал красным. - Кровь... - прошептал он. - Кровь, - кивнул Педро. - Из комнаты, да? - Наверное, - устало произнес Эл. Раз уж все сложилось так по-идиотски, он мог только махнуть на все рукой и попробовать включиться в игру, пусть даже не понимая ее правил. - Настоящая, да? - тоскливо спросил его Педро. - Наверное... - повторил Эл, встречаясь с ним взглядом. Его уже не удивило то, что по лицу Григса текли слезы. - Проклятье! - пробурчал Григс. - Я так надеялся, что я просто сошел с ума... - Или я, - самому себе сказал Эл. - Вы? Док, что вы такое говорите? - слегка оживился клиент. - А как иначе? - развел руками тот. - Хотел бы я поручиться, что вы сами мне не мерещитесь. - Я? Док! - Педро расхохотался заливистым нервным смехом. - А что вы прикажете думать? Сперва вы записываетесь ко мне на прием, рассказываете какие-то истории о нечеловеке, затем, прежде чем я успеваю понять, больны вы или нет - уж простите за откровенность, - приходит эта ваша Чанита и требует, чтобы я послал вас подальше. - Эл поморщился. - Потом этот ваш звонок, открытая дверь, труп в темной комнате, который загадочно исчезает... Как это можно оценить по-другому, а? - Замечательно! Я лично подозревал, что вы из одной компании с Чанитой... Просто здорово, док, да? - По лицу Педро заскользили, появляясь и мгновенно исчезая, невероятные гримасы. - А что должен думать я? Я бы очень хотел быть простым и заурядным сумасшедшим и убедиться... - Что вам все это привиделось? - Вот именно. А вы, вместо того чтобы мне помочь, заявляете, что она приходила к вам в мое отсутствие. - Знаете, - Эл попробовал-таки собраться с мыслями, - мне кажется, что этим делом все же должна заняться полиция. - При этом слове Педро дернулся. - В самом деле, происходят события, которые никоим образом нельзя назвать нормальными. Но поскольку мы видим их независимо друг от друга и, похоже, оба пребываем в здравом рассудке, есть только одно объяснение всей этой чертовщине. Вас кто-то специально морочит, хочет довести до сумасшествия. Или добивается, чтобы вас объявили таковым. Эл замолчал - в этот вариант визит Чаниты в приемную не вписывался. Она-то как раз старалась опровергнуть наличие психического заболевания у Педро. - Зачем? Зачем им это надо? - Шантаж. Месть. Мало ли... - Месть... - Педро тыльной стороной ладони вытер слезы с левой щеки; правая, как ни странно, выглядела сухой. - Вы думаете, мне от этого легче? - Во всяком случае, вы можете обратиться за помощью. - Я уже обратился - к вам. Только раз вы не можете мне помочь, никто другой не поможет тем более. - А полиция? - Далась вам эта полиция! - взвизгнул Педро. - Забудьте о ней! Что они могут против нечисти? Скорей уж я обращусь к священнику... Вот только жалко, что мои родители принадлежали к церкви методистов... - А какая разница? - тупо переспросил Эл. - Тайна исповеди... Понятно? Вы свободны, док... Повеситься я могу и сам. - Не болтайте глупостей! - одернул его Эл. - А что мне остается делать? Они все равно до меня доберутся. Или она - хотя что-то подсказывает мне, что тут орудует целая шайка. - Я уже говорил. Если надо, я сам пойду и засвидетельствую, что некто разыгрывает вас с непонятной, но, по всей вероятности, преступной целью. Во всяком случае, я могу доказать, что эти глупые шутки могут принести непоправимый вред вашему психическому здоровью. Вас устраивает такая формулировка? Педро шумно втянул воздух в себя, потом посмотрел на Эла сухо и отчужденно: - Док... Если я не сумасшедший - это не розыгрыш. И я это знаю, да и вообще расследование получится не в мою пользу. Идите лучше домой... И выпейте как следует. За вызов я заплачу - мне теперь деньги не нужны... На кой черт они сдались покойнику? Он всхлипнул и потянулся за бутылкой. - Не болтайте чепухи, - безнадежно возразил ему Эл. - Вы живы, и я не вижу причин для вашего самоубийства. Может, они на это и рассчитывают... - Они... На душу мою они рассчитывают, вот что. На душу! - Педро пошатывающейся походкой подо-шел к шкафу и достал оттуда рюмку. - Что будете пить, док? - Мне все равно... Лучше виски с содовой... - Хорошо, - Педро поставил рюмку на место и вынул бокал. На некоторое время в кухне воцарилось молчание. - Так вы говорите, она уже ушла? - спросил Григс через некоторое время. - Похоже, - пожал плечами Эл. - Тогда пойдемте в комнату. - А вы... Вам это не будет тяжело? - А что я теряю? - махнул рукой Педро. - Я конченый человек, док. Мне бы напиться... - Не говорите так, - снова возразил Эл, но уже без прежнего энтузиазма. Педро приложился прямо к горлышку. Постепенно его лицо приобрело прежние краски и вскоре покраснело. - Ничего-то вы, док, не знаете, - пьяным голосом заговорил Григс, вставая и зовя жестом Эла за собой. - А я вам... не расскажу, вот. Или расскажу? - Расскажите, - предложил Эл. - Вам самому станет легче на душе. - Не верю... Ладно, еще по капле - и посмотрим, - он подмигнул и снова вытер слезинку с левой щеки. - Это не я плачу, док... Это глаза... - Тик? - Да... - Ясно, - глухо произнес Эл только для того, чтобы не молчать. Они уселись на диван, то и дело поглядывая на ковер. Его длинные ворсинки даже не были примяты. - Вот так-то, док, - очень тихо проговорил Педро. - Здесь она и умерла... - Сегодня? - тоже почему-то тихо произнес Эл. - Да нет, - пьяный Педро перешел на неразборчивый шепот, - год назад еще... Я вынес ее и закопал. А она вернулась... Смысл сказанного не сразу дошел до Джоунса, но, поняв, Эл поежился и спросил, тоже почему-то шепотом: - Так это ты ее? - Да... - А... - начал он, но тут же замолчал, стараясь сообразить, что делать теперь с этим признанием. - И никто не видел... - глядя куда-то в сторону, закончил Педро. - О том, как это произошло, и где, знал только я... Ну, и она, конечно. - А за что? - выдавил наконец Эл. - Так получилось... - Григс болезненно поморщился. - Я испугался... Когда ее глаза зажглись... ну, хуже, чем у кошки, - не по-человечески, я испугался. Она начала шипеть: "Молчи!" - я не выдержал, схватился за нож. Я давно его держал у себя на всякий случай... Не на такой, конечно, но так уж получилось. Когда она оскалила зубы, я не выдержал. Вот и все... Завтра будет ровно год. И она заберет меня с собой... Он откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, продолжая что-то бормотать, но Эл не мог разобрать больше ни одного слова. "Бежать... - думал он, - скорее бежать отсюда... Мне действительно нечего здесь делать". Он осторожно встал - пьяный Педро только всхрапнул - и выскочил на лестницу. Сердце его бешено колотилось. "Как это все нелепо, - думал он, прыгая через три ступеньки, - как странно! Нет, если я и захочу в этом деле разобраться, это лучше делать на свежую голову... Лучше просто бежать, забыть обо всем, бежать отсюда подальше. Посчитать, что я ничего не видел и ничего не слышал..." Эл пробкой вылетел на улицу - и только скорость его и спасла. Возле подъезда его уже ждали: какая-то невысокая фигура метнулась ему наперерез. Он не видел лица Чаниты, но каким-то шестым чувством угадал, что это она, и пустился бежать со всех ног. Она гналась за ним молча, только каблуки постукивали по асфальту. Эл не оборачивался - его гнал вперед страх. "И все же она не привидение, - думал он на бегу, - иначе давно догнала бы меня. Но кто она? Почему она за мной гонится?" Где-то в глубине души у него теплилась мысль, что можно попробовать остановиться и поговорить с ней, но страх не позволяя сделать это. Эл пробежал мимо своего автомобиля и помчался вверх по улице. Добраться до дома он мог и пешком. Мог, если ему хватит сил, если не предадут ноги, если никто не нападет спереди... Эл не поручился бы сейчас ни за что. "Сколько я смогу выдержать такой темп? - спрашивал он себя. - Не знаю..." Думать было все сложней и бежать тоже - но Чанита не отставала ни на шаг. Ее каблучки опускались на асфальт с точностью часового механизма через ровные интервалы. Элу оставалось только надеяться, что эта скорость была для нее максимальной. Надеяться - сильно сказано. Даже если он угадал, это ничуть не
в начало наверх
облегчало его положения - он чувствовал, что с каждым новым прыжком растет усталость, и отвоеванный было в самом начале разрыв между ними начинает сокращаться. В студенческие годы Эл некоторое время увлекался бегом, но давно потерял форму. Зато он кое-что запомнил. Например, то, что ни один человек не может сохранять одинаковую скорость ни на одной из дистанций. Ни один ЧЕЛОВЕК. Чанита могла это делать. Она мчалась за ним с той же скоростью, что и стартовала. Вскоре Эл понял, что вспотел. Не холодным потом - самым обыкновенным. Кроме того, начало колоть в боку - он уставал. Ровный стук каблуков приближался. Собрав последние силы, Эл заставил себя взглянуть в сторону: мимо него проносились уже знакомые строения, до дома оставались считанные метры. Если как следует рвануть вперед... Он рванул. В глазах потемнело, когда тело перешло на другой режим движения, все вокруг запрыгало, затряслось, отбрасывая сознание в какое-то полубеспамятство, и Эл очутился возле своего дома. Он сам не понимал, как это ему удалось, - провал в памяти скрыл последний бросок. Ноги Эла коснулись дорожки из желтого кирпича, в руках оказался ключ и... Он чуть не упал, когда ему навстречу кто-то шагнул. Как в полубреду Эл успел заметить звериную маску с торчащей во все стороны шерстью, блеснули зеленым горящие глаза, и он упал. Топот каблучков приблизился и замер в паре шагов от него. "Вот и финиш", - подумал Эл, приоткрывая глаза. Прямо над ним висела усмехающаяся луна. Затем наступило беспамятство. 9 ...И еще кто-то сказал: "Он свой..." Эл дернулся, вырываясь из объятий темноты, и в глаза ему ударил яркий свет. Нет, не слишком яркий - обыкновенный солнечный. Эл открыл глаза. В открытое окно просачивался запах роз, пока еще терпимый и свежий. Где-то рядом колыхались ярко-зеленые, как глаза Чаниты, кусты. Приподнявшись на локтях, он огляделся. Все находилось на своих местах. И вообще он лежал на собственной кровати в собственной комнате; все было, как обычно, как каждое утро, только икры ног слегка побаливали, словно после долгого бега. "Я дома, - удивленно констатировал он. - Значит, весь этот бред мне приснился... Что ж, Эл, с добрым утром!" Он еще раз недоверчиво посмотрел в окно, на колышущиеся верхушки кустов, на притаившуюся за первым рядом кустов агаву, - и вздохнул. Сон... Приятное открытие, хотя догадаться об этом можно было и раньше - слишком уж нелогично он ведет себя для действительности. Ну в самом деле - кто начнет осматривать квартиру, обнаружив в ней труп? Любой тотчас же уберется оттуда подальше, да и вообще не станет входить без хозяина. Правда, даже по условиям сна он был немного не в себе после "лунной ревизии", учиненной его душе, но все равно... В жизни Эл не стал бы корчить из себя такого идиота. От воспоминаний его сердце снова заколотилось. Это еще кто сказал, что не стал бы... Если проанализировать с точки зрения логики поступки большинства людей, то окажется, что каждого второго можно зачислять в разряд хронических дебилов или в шизофреники. Едва ли не восемьдесят процентов действий человек осуществляет не задумываясь, и, хотя большинство из них просто привычны, найти в них логику тяжеловато. Да и остальные действия в большинстве своем диктуются мгновенными эмоциональными порывами, избежать которых может, наверное, только робот... "Ладно, черт с ним. Лучше радоваться жизни, пока есть такая возможность", - Эл принципиально не хотел копаться в собственном сне и искать его толкование. Он опустил ноги на коврик, поискал глазами ботинки, и вдруг солнечный свет померк: на светлом пластмассовом рубчике ботинка явственно виднелись красноватые пятна, одно из которых оказалось размазанным. Кровь?! "Да нет, - холодея, попробовал возразить себе он, - невероятно. Я просто вымазал их в обычную краску, и именно это натолкнуло меня на все остальное. Подсознание заметило и зафиксировало пятна; пятна, по аналогии с детективными историями, ассоциировались с кровью, затем последовало все остальное... Только так, не иначе. И если я хочу себя успокоить, достаточно провести небольшой анализ. Думаю, в лаборатории мне не откажут..." "Вот только где бы ты нашел эту краску?" - возразила ему другая, менее отчетливая, но более тревожная мысль. "Неважно, - продолжил дискуссию с самим собой Эл. - Главное - проверить, и тогда все встанет на свои места..." 10 Около полудня весь город, казалось, погружался в сон. Исчезали с улиц гуляки, смолкал шум детских голосов, редели ряды завсегдатаев баров, и лишь выгнанные служебными обязанностями люди продолжали толочь своей обувью расплавленные от жары тротуары. Эл вышел из лаборатории - у него было немного времени, пока будут готовы результаты, - и принялся искать глазами подходящее укрытие. Он не слишком любил выбиваться из общей массы - здесь это никем не одобрялось и могло нанести ущерб его практике. Ближайшим открытым заведением оказался бар при ночной дискотеке. При той самой, в которой работал Григс. Не исключено, что он стоял за стойкой именно этого бара. "Прекрасно, - отметил Эл про себя, - заодно я смогу выяснить еще кое-что..." Он вошел внутрь небольшого, насквозь прокуренного помещения - ни работающие кондиционеры, ни раскрытые окна не могли выветрить этот устоявшийся запах. За столиком сидели двое парней, усатых и смуглокожих, одетых в одинаковые белые рубашки не первой свежести; возле стойки скучала неестественно рыжая девица с вытянутым бледным лицом - даже косметика не могла скрыть синюшные пятна под ее глазами. Бармен - тоже смуглый и черноволосый паренек с тенью выбритых усов над верхней губой - приветливо заулыбался ему навстречу. Казалось, он один был свободен от общей дремоты. - Добрый день, мистер... Что будете пить? - Кофе. - Хорошо, - улыбнулся паренек, хотя эта просьба его несколько удивила. - Еще что-нибудь? - Нет, спасибо... - Отлично! - обнажил крупные белые зубы бармен. - У нас замечательный "капучино". - Нет, простой, черный. - Ждете кого-нибудь? - паренек включил сразу же зашипевший автомат, и сочный аромат кофе прогнал на какое-то время запах табака. - Да нет, - улыбнулся Эл. Он не знал, почему ему нравится этот бар. Скорее всего, он напоминал ему тот, куда он, будучи еще школьником, ходил украдкой. Тогда он усаживался возле стойки, стараясь вытянуть ноги до пола, закрывал глаза и представлял себя взрослым. Свободным и независимым от всех взрослых... У него были сложные отношения с родителями. Если мать действительно не чаяла в нем души, но выражала это в основном неусыпным контролем за каждым его шагом, чтобы Эл выглядел не хуже других воспитанных детей, то отец зачастую просто игнорировал его существование. Эл никак не мог забыть тот случай, когда он, совсем еще ребенок, лет шести, прибежал домой рассказать о том, что выиграл приз на соревнованиях по бегу. Сам попечитель школы посоветовал ему пойти и похвастаться отцу, и Эл с радостью бросился на шею своему родителю. Отец удивленно приподнял брови и брезгливо отстранился... Даже спустя много лет эта его реакция вызывала тяжесть и боль. Впервые Эл понял, какими чужими могут быть близкие люди... После смерти матери отец рассказал ему правду. Она была удивительно проста: он не был его отцом. У Элизабет Джоунс не могло быть детей, и она отыскала Эла в каком-то приюте... Отыскала для себя - тот человек, которого Эл привык считать своим отцом, просто смирился с ее желанием, хотя никогда особо его не одобрял. Он коротко и официально уведомил Эла, что не собирается лишать его законных прав и оставит ему в наследство все имущество - но при жизни им будет лучше не общаться, он и так слишком занят. Деньги на учебу в любом колледже или университете он даст - и точка. Да, он действительно дал ему деньги и время от времени высылал еще, хотя Эл ни разу об этом не просил. Его отец мог позволить себе такие траты. И все же сейчас Эл предпочитал вспоминать о другом. О том, как он удирал из дома от мелочной придирчивости любящей матери и холодного безразличия его опекуна и сидел вот так, возле стойки, принюхиваясь к "взрослому" запаху курева и тонкого аромата спиртного. Удивительно, но в этом месте спиртным не пахло, хотя полки украшали десятки бутылок. А тогда, в детстве, в баре пахло... - Послушай, Педро... ты не можешь передать мне еще бутылочку? - вопрос одного из усачей заставил Эла очнуться. "Педро? Вот этот мальчик? Но как же так?" - Гляди-ка на него... - лениво присматривалась к врачу девица. - Как встрепенулся! Вспомнил что-то? Или это имя произвело на него такое впечатление? - Простите... - обратился Эл к бармену, вернувшемуся на свое место после выполнения просьбы усача, - ваша фамилия случайно не Григс? - Он сам удивился тому, как напряглось в ожидании ответа все его тело. Если тот клиент не Педро... Ой-ой-ой что получается! - Нет, мистер! - расплылся в белозубой улыбке паренек. - Григс работает в вечернюю смену. Если, конечно, хозяин не выставит его за вчерашний прогул. Он очень не любит, когда прогуливают, мистер. - Но ведь вас зовут Педро? - Так повелось, мистер... Меня называют так. Какой-то Педро прослужил в этом баре много лет, и к нему слишком привыкли. А зовут меня Пако, если вы хотите знать... - Спасибо! - Эл почувствовал облегчение. - Вот что... Налейте-ка мне еще чашечку... - Конечно, мистер! - расцвел Педро-Пако. Эл опустил взгляд и вернулся к своим рассуждениям. Итак, Григс действительно здесь работает. И имя его, сначала вызвавшее подозрение, прекрасно объяснялось - он и сам мог догадаться, что во многих барах и ресторанах существует традиция, подобно той, когда в публичных домах многие женщины носят получившие популярность имена своих предшественниц. С этим все просто. А вот остальное? - Послушай, Пако, - обратился он к пареньку, - ты не откажешься со мной побеседовать? - А вы что, коп? - А что, похож? - Да нет... - Понимаешь... Ты не станешь никому рассказывать о том, что я с тобой разговаривал? - Эл положил на стойку купюру. - Конечно! - просиял Пако, впиваясь взглядом в портрет президента. - Тогда давай отсядем, чтобы нас никто не мог слышать. - Все намного проще... Бетти! - Что? - зевнула накрашенная девица. - Пойди погуляй минут пять. - Скотина, - беззлобно бросила Бетти, нехотя сползая с места. - Ну, так что вы хотели узнать? - Понимаешь, - замялся Эл, - я врач. Вообще-то я не должен об этом рассказывать, но... Ко мне обратился человек, назвавшийся Григсом. Педро Григсом. - И вы решили проверить его платежеспособность? - расхохотался Пако. - Да вроде... - не стал вдаваться в подробности Эл. - Просто я хотел узнать о нем немножко побольше... Иногда для лечения нужно знать всякие подробности: условия работы, отношения в коллективе... - Понятно. Если вы не Райсман, который, как говорят, уже в возрасте, могу биться об заклад, что ваша фамилия Джоунс. Так? - глаза Пако лукаво заблестели. - Ну что ж... сознаюсь. - У нас все всегда считали, что Григс чокнутый. Локо - так его обычно называют... Так что, у него окончательно поехала крыша? - Простите, - кашлянул Эл. - Ладно, замято, - Пако снова показал свои зубы. - Так что вы хотели узнать?
в начало наверх
"Стоит ли ему рассказывать? Странно, но парень вызывает у меня доверие. Ладно, была не была. И так можно считать, что я лишился лицензии, нарушив тайну истории болезни... ненаписанной истории болезни..." - Так вот, только при условии, что это останется между нами. У меня сложилось впечатление, что его кто-то специально хочет довести до нервного срыва. Кто-то достаточно хитрый и умный. Я советовал Григсу обратиться в полицию, но он отказался. И поскольку он обратился за помощью ко мне, я хочу раскопать это дело. - Но вы же всего лишь врач! - восхищенно выпалил Пако, устремляя на Эла пораженный взгляд. - Речь идет и о моей профессиональной чести. Я знаю, что он не болен. Во всяком случае - не болен психически. Значит, выходит одно из двух: или он симулянт, что бессмысленно и глупо, или у него есть очень серьезный и жестокий враг. Если учесть некоторые факты, мне уже известные, больше похоже на второе. Я не знаю, какие у вас взаимоотношения с Григсом, но если стоящий за этим человек работает у вас, неизвестно, кто станет его следующей жертвой. - Эл замолчал, решив, что и так загнул слишком крепко. Пако на минуту призадумался, улыбка сползла с его лица, но уголки губ все равно задорно поднимались кверху. - Нет, не знаю... - проговорил он наконец после небольшого раздумья. - Хотя он и псих, серьезных врагов у него нет. А так... всякое бывает. Иногда Григс начинает психовать по мелочам, а люди, вы сами знаете, разные, многие обижаются. Но так, чтобы мстить... Нет, уж поверьте мне - он просто чокнутый. - Нет, мы называем это немного иначе: он очень возбудимый. И этим кто-то пользуется. - Не знаю, чем я смогу вам помочь... Скорее всего - ничем. - Ну ладно... А может, ты знаешь одну девушку, на вид ей не больше двадцати пяти, зеленоглазая брюнетка, предположительно зовут Чанита. Во всяком случае, я и Григс знаем ее под таким именем. - Зеленоглазая? - слегка нахмурился Пако, перебирая что-то в памяти. - Нет... Одна зеленоглазая в соседнем квартале есть, но той уже под тридцать. Она толстушка, да? - Я бы сказал - у нее идеальная фигура. Да... еще, по ее словам, она страдает одним заболеванием, из-за которого не переносит прямые солнечные лучи. В глазах Пако мелькнуло удивление: - Как вы сказали, ее зовут? - Она представилась как Чанита, - насторожился Эл. - Понимаете... В ночном клубе у Кампаны есть одна женщина, которая не переносит прямых солнечных лучей, и у нее действительно чудесная фигура. Но это голубоглазая блондинка, ей тоже лет тридцать, как и толстушке Чане, и зовут ее, если не ошибаюсь, Гертруда. Довольно интересная особа. Она певица, не гениальная, но довольно сносная для этих мест и, как многие утверждают, в жизни ведет себя на порядок скромнее, чем на сцене. - В клубе у Кампаны... А где это? - Эл вдруг смутился, что не может вспомнить, что это за клуб. Почему-то заведения подобного рода никогда его не интересовали. - Клуб Джулио Кампаны... На самом деле он, как ни смешно, принадлежит какому-то фермеру, а Джулио только директор. Сейчас вспомню фамилию... Так, кажется, Дуглас. - Это фамилия Гертруды? - Нет, настоящего хозяина. Да вы спросите вечером кого угодно - вам его покажут. Вот только вряд ли это та женщина, которую вы ищете. - Ладно, тогда последний вопрос. Кто здесь у вас считается знатоком по женской части? Может, мне проконсультироваться, так сказать, у специалиста? - Бросьте... Я сам считаюсь знатоком. Я могу рассказать вам про любую девочку из трех ближайших кварталов, да и про всех, кто зарабатывает себе на жизнь таким образом в нашем городе. Так вот, такую, как вы описали, я сразу бы заметил. Не знаю, что вы считаете идеальной фигурой, но даже с терпимыми фигурками здесь не слишком много красоток. Тем более, что вы прибавили к этому любопытные приметы... - У нее очень яркие глаза. Ярко-зеленые. - Нет, не знаю... Но, если хотите, я могу поспрашивать здешних посетителей. Идет? - Я заплачу, - кивнул Эл. Он уже предчувствовал, что вряд ли добьется чего-то нового. - Прекрасно. Ваш телефон я найду в справочнике, - крикнул ему вдогонку Пако. Крашенная Бетти с равнодушным видом стояла возле дверей и при виде выходящего Эла не спеша заковыляла обратно в бар. Со стороны казалось, что ей очень лень переставлять ноги... - О, это вы? - встретили его в лаборатории. - Мы уже заждались. Да, вы не ошиблись: на пробу вы действительно дали кровь... - Спасибо, - выдавил из себя Эл. В висках у него застучало. Больше ничего не видя и не слыша, он опрометью выскочил на улицу. Буквально через несколько шагов он столкнулся со взбешенным Григсом. Не поздоровавшись, тот загородил ему дорогу и процедил сквозь зубы: - Ты что, следил за мной, сволочь? - и двинул Эла по лицу. Каким-то чудом Джоунсу удалось уклониться от удара и подставить руку. - Послушайте, - начал Эл, уклоняясь от второго влажного кулака, - я... Он не договорил - где-то рядом раздался свисток. - Я убью тебя! Доносчик, сука, стукач!.. - шипел Григс. - Какого ты приперся ко мне на работу? - Да погоди же ты! Я сейчас все объясню... - Что у вас тут происходит? - выросла между ними фигура в мундире. При виде полицейского Григс побледнел и съежился. - Ничего... - немного запыхавшись, проговорил Эл. - Мы просто разговариваем... Полицейский посмотрел на них подозрительно и тупо. Элу так и показалось, что он выпалит сейчас дурацкую назидательную фразу насчет нарушения порядка или что-то в этом роде, но молодой широкоплечий парень промолчал. - Ну давайте, забирайте меня... Что ж вы тянете? - с трудом выговорил Григс. На него было жалко смотреть. - У меня нет для этого оснований, - недовольно ответил коп, - но, похоже, скоро будут... - Арестовывайте! Ну!!! - взорвался вдруг Педро. - Погодите, - жестом остановил его Эл. - Простите за беспокойство и позвольте представиться: я - доктор Джоунс, Эл Джоунс, а этот человек - мой клиент. - Псих, что ли? - хмыкнул коп. "А этот-то откуда меня знает?" - почувствовал легкое недовольство Эл. - Я думаю, - как можно сдержанней ответил он, - вашему начальству вряд ли придется по вкусу, если мой клиент подаст на вас в суд за оскорбление личности. У вас очень странные представления о работе психоаналитика. - Ну да, - полицейский усмехнулся, - слышал... Если кто-то не справляется с супружескими обязанностями, вы выискиваете, что у него в детстве были натянутые отношения с мамашей... Кто же не знает. Только ведь всему городу известно, что вы психиатр. - Я практиковал некоторое время в качестве психиатра, но это в прошлом, - возразил Эл. - А не все ли равно? Мне так плевать, кто вы... Только выясняйте отношения с пациентами не на моем участке, ясно? Псих он или нет - а за порядком здесь слежу я, и в случае чего вы оба мне ответите. Копу не хотелось с ними связываться, - Эл понял это по все тому же тупому, точнее, отупевшему от жары выражению его лица. Ему не хочется выписывать штрафы, ему не хочется ввязываться в драку. Даже если бы сейчас посреди улицы кого-то убили, этот парень только зевнул бы и постарался не заметить тело - во всяком случае, до наступления более терпимой жары. Полицейский поплелся прочь. Его рубашка прилипла к спине, словно на нее вылили ведро воды. - У вас проблемы? - устало поинтересовался Эл. Григс растерянно - если не пришибленно - уставился на него. - Может, пойдете ко мне, успокоитесь? - Вы... вы... - Григс замотал головой. Он явно был сбит с толку. - Мне самому не нравится эта ваша история, - глядя ему в глаза, произнес Эл, - но вы первый пришли ко мне. Григс затравленно оглянулся и пробормотал что-то невразумительное. - Я не верю ни одному вашему слову. Но я знаю, что вы сейчас на пределе. Единственное, что я могу посоветовать вам, - Эл говорил первое пришедшее на ум, - это поехать куда-нибудь отдохнуть. Возьмите отпуск, не пожалейте денег - вас может спасти только перемена места. Да и ваши враги вас там не найдут... Договорились? - Я... - Педро затрясся, отступая назад, - они... Она... - Я уже говорил вам, что вы стали жертвой розыгрыша, - жестко ответил Эл. - Я только что был в лаборатории. В вашей комнате была свежая кровь. Не годичной давности - заметьте... "Зачем я ему это говорю? Наверное, от жары... Я просто не соображаю, что делаю. Скверно... очень скверно..." - Кровь... человеческая? - вдруг спросил Григс. - Надо полагать... Вы можете зайти туда и убедиться, - Эл махнул рукой в сторону лаборатории. Кровь - настоящая, покойница - нет. Григс настоящий. А все остальное? Эл покачал головой, разгоняя нелепые и тупые мысли. Как он ни старался, в логическую систему вся эта чепуха не выстраивалась. Одинаковая скорость при беге. Светящиеся глаза... Скорее всего, все намного проще. Надо только хорошо подумать. Инопланетяне... мутанты... зомби... Но почему бы и нет? Почему я не хочу в них верить? Эл двинулся с места и пошел вперед - просто так, без всякого смысла. Так же механически развернулся и Григс - и пошел за ним. "А еще вероятней - я переутомился..." - Вы куда, док? - вяло поинтересовался Педро. - К врачу, - ляпнул Эл, - коллеге. Из-за вашей дурацкой истории я обязан теперь убедиться, что сам... не того. И отстаньте от меня - я же сказал вам, что следует делать для успокоения нервов. А борьба с привидениями - это уже не по моей части. - Но вы же сказали, что кровь настоящая! - испугано прошептал Григс, наклоняясь вперед и хватая Эла за голый локоть. - Да? - Идите в полицию, в церковь, куда хотите! - взвился Эл. - Только уберитесь от меня подальше! Я вас видеть не желаю!!! - А для чего тогда вы наводили обо мне справки, док? - бился в истерике Григс. - Потому что я полный идиот, ясно? - рявкнул Эл и одним рывком очутился в своей машине, захлопнув дверцу прямо носом ошалевшего Педро. Когда автомобиль тронулся с места, Григс схватился за голову и сел прямо на тротуар, тихо постанывая. 11 - Так, молодой человек, заходите... Бог мой, это вы? - выразительные, не по возрасту блестящие глаза доктора Райсмана округлились. - Я, - глухо подтвердил Эл. - Я давно уже собирался вас навестить... Похоже, вы сейчас не перегружены работой - так же, как и я. И я подумал, что мы зря не поддерживаем друг с другом контакт. - Очень приятно, - на длинном старческом лице появилась несколько саркастическая улыбка. - Кажется, год назад я и сам вам об этом говорил... Что поделать, когда у врача трудности, он становится хуже любого другого из своих пациентов. "Врач, исцелися сам", - говорили раньше, вот мы и стараемся под любым предлогом скрыть, что порой тоже нуждаемся в чьей-то помощи, не так ли? Проходите... У меня есть кофе, но я бы вам посоветовал его не пить: вам, молодой человек, вообще стоит ограничивать возбуждающие напитки... Кроме того, вы явно злоупотребляете крепким чаем. - Неплохо, - Эл опустился в кресло. - Метод дедукции или справки наводили? Он попытался произнести эти слова максимально дружелюбно, но голос дрогнул, выдавая скрытую зависть. Эл и сам хотел бы так запросто, с места в карьер, начинать разговор со своими клиентами, но какой-то внутренний тормоз всякий раз сковывал его речь при первой встрече. Потом он быстро наверстывал упущенное, но время, иногда такое необходимое, терялось. Постепенно он начал убеждать себя, что начинать разговор и стоит по-врачебному официально, привычно для человека, обратившегося за помощью. Так он смог преодолеть собственное внутреннее смущение, и порой общение становилось полноценным уже к концу первого разговора, но все равно что-то терялось. Эл знал, что никогда не сумеет заговорить с человеком, отношения
в начало наверх
с которым можно назвать натянутыми, как с давним знакомым. Или такой опыт приходит только с возрастом? - Цвет лица, Эл... Вы не возражаете, что я стану называть вас по имени? Кстати, могу добавить, что вы, по всей видимости, плохо спали последнюю ночь, может быть, вам снились кошмары и уж почти наверняка вы страдаете от переутомления. В молодости свойственно многое принимать близко к сердцу, даже когда речь идет в сущности о пустяках... Ну так что же вас привело ко мне? Знаете, мне просто приятно видеть вас у себя. - Вы начинаете чувствовать себя победителем? - Зачем же? Просто человеком, чей опыт и знания еще кому-то нужны. И тем более тому, кто и сам является специалистом. И расслабьтесь хоть немного - вы напрасно тратите столько мышечной энергии. Как и все данное нам природой, она должна расходоваться рационально. Что из того, что вы напрягли сейчас свои бицепсы? Здесь не гимнастический зал и не тренажер для накачки мышц. Вот что, Эл... Как вы относитесь к апельсиновому соку? Замечательный напиток в такую жару... Думаю, после него вам сразу же полегчает. "Вот именно, - хмыкнул про себя Эл. - Просто шикарно... Наверное, он всем предлагает этот апельсиновый сок. И кому-то действительно становится от этого легче..." Он повертел в руке бокал с оранжевой жидкостью и с наслаждением отпил. В одном Райсман был прав: при такой жаре прохладный напиток казался сладостным нектаром. - Вот и прекрасно... Эта штука хорошо снимает напряжение - посмотрели бы вы на себя со стороны. Вы сосредоточили все свои мысли на стакане сока - и преобразились... Не так ли? "Черт побери! - восхитился Эл. - Он снова меня уел! Я действительно расслабился... Пусть его штучки стары как мир, но они работают. Нет, старик все же молодец..." - А теперь - рассказывайте, - Райсман уселся в соседнее кресло и принялся потягивать через соломинку все тот же апельсиновый сок. - Я вас слушаю... вы ведь пришли для того, чтобы высказаться, а не для того, чтобы слушать меня. Если дать человеку просто выговориться - считайте, что вы ему наполовину помогли. Старый доктор не открывал ничего нового - Эл тысячу раз слышал это утверждение, но лишь сейчас начинал понимать его смысл. Дать человеку высказаться, отвлечь его ничего не значащими пустяками, дать ему почувствовать себя самим собой - вот что он сам должен был с самого начала делать с Григсом. Не новые методики, не научные журналы с тестами, опросниками, выявляющими ассоциативные поля, - простая беседа могла привести в норму измотанные перенапряжением нервы. - Вообще-то я пришел к вам за чисто профессиональным советом, - произнес он. - Ко мне вчера обратился один человек... скажем так, крайне неуравновешенный, но... - он запнулся, не представляя себе, как пересказывать эту историю. - Ничего, не торопитесь... соберитесь с мыслями, и у вас все получится, - похлопал его по руке старик. - В общем, дело обстоит так. Он утверждает, что убил одну женщину и что она явилась к нему с того света мстить. Я был у него дома, видел и ее саму, лежащую с ножом и изображающую труп, - но после этого она поджидала меня на улице... В конце концов я попросту растерялся. С одной стороны, ему действительно нужна врачебная помощь, но с другой... все это дело мне ужасно не нравится. Его постепенно доводят до помешательства, разыгрывая какие-то странные спектакли. По всей вероятности, и убийцей он себя считает потому, что его спровоцировали, заставили себя почувствовать таковым. Но, с другой стороны, он противится тому, чтобы обратиться в полицию. Разумеется, потому, что боится ответственности за убийство, которое, скорее всего, и не совершал. - Ну а вы? - А я... Я бы сказал, что спектакль этих незнакомцев сделан на очень высоком уровне. Я и сам чуть в него не поверил... Да и сейчас... Знаете - в каждом человеке живет вера в сказку, в иррациональное... в то, что мы называем "а вдруг". К тому же, когда это сделано так убедительно... - И вы начали сомневаться в достоверности своих знаний об окружающем мире... А знаете, что я вам скажу? Вы правильно делаете. В этом мире случается такое, что можно только руками развести. Те, кто верит только в науку, отвергая все остальное, занимаются таким же бегством от действительности, как и те, кто выискивает сверхъестественное в обыденном. Я вовсе не утверждаю, что вы действительно столкнулись с чем-то из ряда вон выходящим, - да вы и сами говорите о спектакле. Но знайте: лучше расширить свои представления о том, что может быть и чего быть не может. Вы пока соберитесь с мыслями, и я дам вам высказаться через пару минут, а пока послушайте одну историю, к счастью для меня, произошедшую довольно давно, хотя и в этом городке. Один человек пришел ко мне с теми же сомнениями: ему показалось, что он видел совершенно невероятное существо с горящими глазами, крыльями и так далее. Я тогда решительно сделал вывод, что речь идет о галлюцинации, начал этого человека расспрашивать дальше - но он казался достаточно уравновешенным и вообще, как говорится, слишком заурядным, чтобы такое видение возникло у него просто так. Тогда я подумал, что речь может идти о простой зрительной иллюзии, тем более, что он видел свою химеру на закате солнца. Игра света и тени, плохая видимость... Я решил проверить его слова. Объяснил ему, что такое эти иллюзии, и поехал с ним на ферму Дугласов. Точнее, на бензоколонку, находящуюся неподалеку от этой фермы. И что же вы думаете? Я тоже увидел это существо. Оно возникло в какой-то момент на крыше. И это не было иллюзией - оно двигалось, и я смог хорошо рассмотреть его крылья и тело, похожее на тело гепарда. Мало того, днем я обнаружил следы огромной кошки... Так что же, я, по-вашему, тоже сошел с ума? Никто из местных жителей не согласился отвечать на мои вопросы, и, вообще, как только речь заходила о странных существах, на меня или смотрели с откровенной враждебностью, или советовали уехать. И я уехал, так и не выяснив, что к чему. - И вы умолчали об этом? - поразился Эл. - Если бы я обратился с этим в университет или, хуже того, в прессу - и моя жизнь, и жизнь этих людей превратилась бы в ад. Хотя еще вероятней, что мне просто не поверили бы... Может быть, и вы однажды поймете, почему я так поступил. Раз это видели многие, но молчали и никто из непосвященных об этом не знал, - значит, такая тайна должна была существовать. Она была естественной, понимаете?.. Просто в жизни иногда происходит нечто, мимо чего надо просто пройти. Мало того, что-то подсказывает мне, что если бы я натравил на это место любителей сенсаций, это существо попросту ушло бы. И я остался бы в дураках, и тайна осталась бы тайной. Я и так был по-своему благодарен ему - за то, что оно решилось показаться мне. С того дня на многие вещи я стал смотреть иначе... И я знаю, что в нашем городе есть нечто, отличающее его от всех остальных городов. Может, потому я отсюда и не уехал. Я хочу проникнуть в эту тайну - но для того чтобы это произошло, я должен сидеть и ждать, пока мне разрешат это сделать. И они потихоньку разрешают... Сведения об этом мире капля за каплей просачиваются ко мне. Приходят люди со своими рассказами, как пришли вы... Я уже чувствую за этим тень Фанума... Вы знаете, что означает название нашего города? - Нет, - признался Эл. - Я просто никогда об этом не задумывался! - А зря... Надо знать место, в котором живешь, или оно не примет тебя, и тебе придется гадать, почему все складывается не так, как тебе хотелось бы... Не станешь же ты жениться на первой встречной, зная лишь ее лицо? Так вот, наш город носит латинское название, которое означает "заброшенный храм", или "место для храма". А такие названия случайно не даются. Старик замолчал. Наступила тишина, удивительно полная, едва ли не убаюкивающая, но в то же время тревожная. "А имею ли я право рассказывать этому человеку о том, что знаю? С одной стороны - да, я даже должен сделать это, чтобы он с молодой горячностью не наломал дров. Но с другой... Может быть, я и существую только потому, что молча наблюдаю, не делюсь своим опытом..." - Странно... - проговорил Эл, внимательно наблюдая за выражением лица Райсмана. - Похоже, вы жалеете о том, что рассказали мне... - Есть вещи, созданные для молчания... - несколько туманно ответил старик. - Ладно, - вдруг решил Эл. - А что если я скажу, что видел их? Или не их, не знаю кого... Просто я до конца не уверен, что мне это не снилось. Когда я вышел от своего клиента, та, якобы покойница, гналась за мной. А у своего дома я увидел другое существо, очень мало похожее на человека... Похоже, я потерял сознание, но мне показалось, что тот, второй, - он был больше похож на зверя, - так вот, он сказал обо мне, что я для них свой... "Ты не должен говорить этого! - неожиданно словно взорвалось в мозгу. - Молчи!!! Никто не должен этого знать... Ты не имеешь права!!!" - Вот и вас заставили замолчать, - глядя в сторону, спокойно заметил Райсман. - Спасибо... я действительно подумал, что сказал лишнее... Но, похоже, я сказал только то, что следовало... Как знать, может, мне и позволили заглянуть в тот мир для того, чтобы я мог рассказать вам о нем... Во всяком случае, я посоветую вам одно. Смиритесь. Смиритесь и ждите. Пусть они сделают первый шаг - не вы... Тот, кто водит нас по жизненным тропам, сам лучше вас знает, когда и что вы должны понять. Не отрицайте ничего - но ни за чем и не гонитесь. Похоже, вы счастливчик, просто сами об этом не догадываетесь. А я замолкаю. - И все? - Можете выпить еще немного апельсинового сока. И думайте о том, что окружающий вас мир бесконечен и что один человек не может постичь все его тайны до конца. Вам повезло: вы увидели ту замочную скважину, через которую можно многое подглядеть, если соблюдать осторожность... Как знать, когда вы догоните меня - а вы, похоже, сделаете это быстро, - мы с вами еще поговорим на эту тему и поделимся секретами своих невидимых коллекций... Мы живем в Фануме, и у нас есть нечто, отличающее нас от миллиардов других жителей Земли. Главное, чтобы мы сами не растратили на пустяки свое сокровище, не спугнули... Знаете, простите уж старика за еще один скучный рассказ... Когда я был мальчишкой, ко мне на балкон прилетала удивительная стрекоза. Она была длиной в две моих ладони - еще те, детские. Она сидела близко, позволяя мне рассмотреть удивительные зигзаги на ее глазастой голове, перламутровые переливы на крылышках... Она казалась мне чудом. Однажды я захотел познакомиться с этим чудом поближе и попробовал ее поймать. Разумеется, это не удалось: ее удивительные глаза видели все, происходящее сзади. После этого она больше не возвращалась... - Я понимаю, - негромко произнес Эл и подумал о том, что у каждого в жизни была такая вот стрекоза - чудо, исчезнувшее после того, как его поторопили. Но разве в его случае речь шла о чуде? Преступление, страдания одного человека, может быть, гибель другого... Можно ли к этому относиться так же благодушно только потому, что весь кошмар получил оттенок чего-то сверхъестественного? - Весь наш мир - это чудо... Но как только рванешься к разгадкам его тайн, он перестанет быть таковым. И лишь когда мы заставим себя забыть о тех иллюзиях знания, которые порой принимаем за истину, и просто посмотрим на него широко раскрытыми глазами - он может вновь показать свои лучшие стороны... а может и не показать... - Не знаю... - Эл замолчал, на этот раз специально, чтобы тишина дала ему возможность прислушаться к себе. Он действительно не знал уже ничего, кроме того, что в его жизни наступили перемены, суть которых сложно было уловить. - Я старик... Я скоро покину этот мир. И потому я хочу узнать его не разумом, а сердцем - иначе может оказаться, что я зря прожил жизнь. Знаете, Эл, мне иногда начинает казаться, что моя жизнь началась только сейчас, здесь, после той удивительной встречи, когда я понял вдруг, что не знаю об этой жизни почти ничего. Я, как мальчишка, просто раскрыл глаза от удивления... Раскрыл и начал видеть... Я не стану вам объяснять, что именно хочу сказать. Если вам суждено, вы поймете это и так, а если нет - все слова бессильны. Так что идите домой, хорошенько отдохните, если можете - отмените встречи со своими клиентами... Хотя и у вас, я думаю, их не так уж много. И просто постарайтесь научиться радоваться тому, что светит солнце, что кому-то нужна ваша помощь, а кому-то нужны вы. Попробуйте начать жить. Не сначала - под этим обычно подразумевают какую-то бессмысленную чепуху, - а просто жить. Если научитесь - то поймете. Эл снова посмотрел на Райсмана. Старик улыбался какой-то особой мягкой и мечтательной улыбкой. - Хорошо, - Эл привстал. - А можно напоследок задать вам еще один вопрос? - Пожалуйста... - Как вы сказали, фамилия этого фермера? Похоже, я слышал ее совсем недавно... Хотя людей с такой фамилией - тысячи... Дуглас, да? - Да, тот самый Дуглас. Если, конечно, вы помните эту историю. - Какую? - Эл снова сел. "Похоже, я так скоро отсюда не уйду... Жаль, что я не знал этого
в начало наверх
человека раньше, - вот уж поистине необыкновенная личность!" - Скандальная и странная история... Хотя я догадываюсь, чем именно она закончилась. В свое время его жена тяжело заболела. Неизлечимая форма лейкемии... И тогда Бенджамен Дуглас дал объявление, что готов продать душу тому, кто сможет вылечить бедняжку... Вот так. Была волна возмущения: все же - такое заявление! Священники его просто атаковали со всех сторон, шарлатаны тоже... Ему даже пришлось переехать, чтобы удрать от вызванной шумихи. Вот так. - А что... дальше? - Эл почувствовал в горле неприятный комок. - Дальше... Флоренсия до сих пор жива. И детки подрастают. Но сам Бенджамен зачастил в церковь - нашлись такие, что не прогнали его с порога. Значит, если он и продал кое-что, то не тому... Да и мне ли об этом судить? Говорят, давно в ближайшей округе не видели столь верной и любящей супружеской пары. А выводы - делайте сами. - Так, - потянул Эл. - Существо вы видели уже позже? - Конечно... - улыбнулся старик. На некоторое время опять наступило молчание. - Спасибо... Извините, мистер Райсман, сколько я вам должен? - Нисколько. Это я вам должен за то, что вы пришли ко мне... Можете считать меня коллекционером, которому удалось присоединить к своей коллекции еще один ценный экземпляр или получить какие-то сведения относительно его местонахождения... Вас не коробит такое сравнение? Просто все, касающееся теневой стороны жизни Фанума, - стороны, в которой есть место чудесам и которая потому скрывается от чужих глаз, - меня невероятно интересует. - Ну что ж... - Эл встал, - мне пора... - Идите... И помните, что я вам сказал. Желаю удачи... Искренне желаю. - До свидания. Эл попрощался и вышел. Сев за руль, он долго не трогался с места: слишком уж о многом ему следовало подумать. Или наоборот - не следовало? Кто знает. Вряд ли хоть кто-то в этом мире мог ответить на этот вопрос. 12 - А я вас ждал, - встретил его у дверей кабинета посетитель. Неназначенный. Незнакомый. - Я уж думал, вы не придете... - Простите, - немного смутился Эл, окидывая взглядом человека лет пятидесяти, одетого в безукоризненный, но слишком плотный для такого жаркого дня костюм. - Обычно со мной предварительно договариваются по телефону... То есть не со мной, а с моей секретаршей, но она сейчас в отпуске... Соврать про секретаршу его заставил слишком солидный вид клиента. Одна булавка с бриллиантом в галстуке стоила больше, чем Эл Джоунс зарабатывал в течение года. - Понимаю, - кивнул почтенный господин. - Я должен был позвонить, но решил, что проще будет заехать. - Тогда... - немного растерялся Эл, - давайте пройдем в кабинет и поговорим там. К сожалению, у меня закончился апельсиновый сок, а то я обязательно предложил бы вам стаканчик... Да, вот сюда, пожалуйста. Упоминание об апельсиновом соке чуть не заставило его покраснеть. Клиент был не из местных, скорее всего - из какого-то крупного города, а раз так, его дело обещало быть щекотливым. Просто так в глубинку не ездят. - Ремблер, - представился клиент, - консультативная фирма. Он держался с определенной уверенностью, которая импонировала Элу. Невольно он принялся сравнивать Ремблера с Григсом - сложно было найти людей более противоположных. Глядя на черты их лиц в спокойном состоянии, физиономист наверняка счел бы Григса человеком эмоционально неповоротливым и грубоватым, в то время как тонкие, хотя и ужесточенные возрастом черты Ремблера говорили об определенной эмоциональности и возбудимости. Но в реальности Григс бился в истерике, сверкал глазами и вообще вел себя как заурядный неврастеник, тогда как Ремблер был солиден и невозмутим. Хотя, весьма вероятно, что невозмутимость эта была чисто внешней - иначе Эл вряд ли имел бы честь видеть господина Ремблера у себя. Глядя на посетителя, Эл подумал, что и тон разговора с ним должен быть совершенно другим. - Чем могу быть полезен? - деловито и вежливо осведомился он. - Мне нужен ваш совет. В данном случае я предпочел бы говорить не с врачом, а с психологом. - Очень приятно, - кивнул Эл. Ему и в самом деле было приятно отвлечься от всех ненормальностей окружавшей его жизни. - Так вот, - Ремблер явно был склонен сразу переходить к делу, - речь идет о моей бывшей жене и особенно - о дочери, которой сейчас около пятнадцати лет... Примерно столько же я не виделся со своей супругой. Не знаю, - на лице Ремблера возникло некоторое недовольство, - как вы отнесетесь к моей жизненной истории. Почему-то многие склонны видеть в ней странности, если не отклонения от нормы, но я действительно любил свою жену. И до сих пор люблю, хотя она поступила со мной, мягко говоря, непорядочно. Думаю, вам стоит все узнать по порядку. Наш брак был неравным. Труди пела в кабаре, к тому же - в ночном кабаре. Вместе с тем она вовсе не была похожа... на женщин определенного склада. Просто она так зарабатывала на жизнь, и ни в чем другом я не мог ее упрекнуть. Я даже не стал расспрашивать ее о том, что заставило ее выбрать такой путь, - она была достаточно талантлива, чтобы зарабатывать больше какой-нибудь заурядной секретарши или официантки. Между нами все было очень серьезно, похоже, она действительно меня любила. Во всяком случае, так мне казалось. Потом она забеременела и, поверьте, я был рад этому. И вот, когда ей подошло время рожать, она вдруг исчезла. Я вначале думал, что она просто попала не в ту больницу, - например, из-за того, что начались преждевременные схватки, - но ни в одной из больниц ее не оказалось. Она попросту исчезла. Сейчас я немного начинаю догадываться о причинах... Но только догадываться. После этого она прислала мне письмо, переполненное "прости", "так вышло" и подобных выражений. Признаться, я тогда думал о ней хуже, чем когда бы то ни было, и ответил довольно резко... Не прошло и года, как я понял, что все равно не могу жить без нее и без ребенка - если тот жив... Я начал ее искать, потратил довольно крупную сумму, но она так и не нашлась. Ни она, ни девочка. Совсем недавно я совершенно случайно увидел ее лицо на заднем плане фотографии в здешней газете и поспешил сюда. Между нами состоялся разговор, из которого я узнал о существовании Изабеллы - так она назвала мою дочь, хотя я, признаюсь, не в восторге от этого имени. Вот тут и возникли кое-какие проблемы. Он замолчал, выбирая нужные слова, для того чтобы ввести Эла в курс дела наиболее удобным для себя образом. "А ведь он ее не на шутку любит, - подумал вдруг Джоунс, угадывая за сдержанностью и даже подчеркнутой лаконичностью Ремблера при описании его отношений с женой настоящее глубокое чувство, которое обычно называют любовью с большой буквы. - Черт побери, мне просто нравится этот человек! И мне его действительно жаль. Вот кому бы я с удовольствием помог. И помогу, если сумею". - Ну вот... Труди говорит, что все дело как раз в Изабелле. Она не хочет, чтобы я видел девочку. Вначале, говорила она, она просто испугалась, так как не знала, как я к ней отнесусь. Теперь она боится за саму дочь. По ее словам, девочка не переживет, если я ее оттолкну. Труди рассказывала Изабелле обо мне, и та по-своему любит отца и мечтает увидеться с ним. И все же... Тут есть только два варианта: или девочка черная - и тогда Труди подумает, что я заподозрю ее в измене, хотя в моем роду как раз встречались негры. ("Да, по нему этого не скажешь", - удивился Эл.) Или бедняжка уродлива. Страшно уродлива... Я старался объяснить Труди, что постараюсь принять Изабеллу такой, какая она есть, но она до сих пор сомневается, стоит ли нас знакомить. Она плакала при встрече и выглядела испуганной. Так вот, я хочу, чтобы вы посоветовали мне, как лучше начать разговор с дочерью. Вдруг я действительно испугаюсь ее внешности в первую секунду? Да и как вообще следует говорить с подростком при таких обстоятельствах? Думаю, во всяком случае я сумею скрыть свои эмоции - но мне далеко не всегда хватает тактичности. И вот этого я хотел бы избежать. Понимаете? Эл кивнул. Чем дальше, тем больше восхищался он этим человеком. И не только его решением признать ребенка, каким бы тот ни был, но и откровенностью в оценке собственных качеств. Есть две вещи, в которых люди признаются реже всего: отсутствие чувства юмора и неумение тактично общаться с людьми. Эл даже догадывался о причинах возможных трений Ремблера с близкими: он действительно был ранимым и впечатлительным человеком, но руководящая должность, да и вообще роль "истинного мужчины" заставляли его стесняться собственных "слабостей" и играть роль более сурового и грубого человека, чем он был на самом деле. В такой игре почти всегда неизбежны перехлесты, могущие больно ранить окружающих. Кроме того, Элу показалось вдруг - нечетко, на уровне интуитивной догадки, - что Ремблер чувствовал себя виноватым в том, что произошло с его женой. Может быть, он сам проронил какое-то неловкое слово, может, однажды слишком резко с ней обошелся. Женщина боялась его - а без причин такое не случается. Значит, он сам дал ей повод и знает теперь, что сделал это. - Знаете что... - на минутку задумался Эл, - я дам вам один универсальный совет. Чтобы все получилось - будьте просто откровенным. И, конечно, в первую очередь - с самим собой. Я думаю, если бы вы дали возможность своей жене с самого начала оценить силу вашей любви - а вы, похоже, действительно любите ее очень сильно, - она бы больше вам доверяла. Скажите, ведь вы специально играли перед ней роль человека более сурового и сдержанного, чем в жизни... Не так ли? - М-да?.. - Ремблер кашлянул, его серые небольшие глаза сузились. Слова Эла вызвали в нем противоречивые чувства: его смутило, что незнакомый врач едва ли не сразу попал в точку, однако он не хотел признаваться в этом, но не мог и отрицать. - Пожалуй. Но ведь это еще не совет... - Простите, может быть, мой совет будет звучать совсем ненаучно, - вдохновенно начал Эл, - но я бы сказал, что вам надо просто найти сейчас вашу супругу, обнять и сказать, что вы действительно сильно любили ее все эти годы - и любите. И ее, и дочь. И если вам удастся ее убедить - а такая правда убедительна хотя бы потому, что она наверняка мечтала в нее поверить, - все дело будет в шляпе. И с девочкой тоже. Не знаю, может быть, ваша жена что-то преувеличивает, но подростки особенно чутко относятся к фальши. Ничего не скрывайте от нее. Даже если вы скажете, что вам нужно время, чтобы привыкнуть к ее лицу - но скажете это искренне, - это будет лучше пустых дежурных фраз вроде: "Для меня не имеет значения, как ты выглядишь". Мне сложно заранее придумать нужные слова - я недостаточно хорошо знаю вас, и тем более, не знаком с ней, но то, что вам просто следует довериться сердцу и поступить, может, вопреки всей педагогике, но от всей души, - это я могу утверждать наверняка. Уродство - это беда, которую невозможно отрицать, и как к беде к нему и надо отнестись. Если вы дадите понять девочке, что вы понимаете, как она страдает, но готовы подать ей руку, - она наверняка ответит вам с той же искренностью. А теперь запомните, что я скажу вам, но не вздумайте говорить об этом при встрече. Это не должно быть произнесено вслух - но таким лозунгом вы должны руководствоваться в отношениях с дочерью. Помните о том, что люди, наделенные физическими недостатками, намного тоньше чувствуют окружающий мир. Не знаю, может быть, она уже успела озлобиться на окружающих за фальшь, которой ее неизбежно кормили досыта, - так всегда бывает с калеками и уродами. Но раз ваше мнение, по словам вашей жены, для девочки важно, она ждет правды и сочувствия - настоящего сочувствия, смешанного с уважением, - а не пустой жалости. И я думаю, вы способны ей это дать. - Боюсь, что у меня не получится, - Ремблер на мгновение сник, и на его лице промелькнули усталость и боль. - Получится. Вы ведь уже переживаете за нее. И еще - забудьте о тех недостатках, которые вы можете в ней открыть. Нет людей, не обладающих своими, неповторимыми качествами. Почему-то многие склонны не замечать их даже в здоровых, нормальных подростках - и удивляются потом, почему те отдаляются... Цените ее за то, что обнаружите в ней. Не бойтесь иногда извиниться: мужество, позволяющее человеку говорить правду, в сто крат ценнее мужества, заставляющего ее скрывать. Вот, пожалуй, и все, что я мог бы вам посоветовать. - М-да... - снова протянул Ремблер, глядя на свои руки. На массивном обручальном кольце Эл заметил вензель "Эйдж от Джи". "Наверное, это означает что-то вроде Генри от Гертруды, - подумал он. - Интересно, как Ремблера зовут по имени?" - Так вы считаете, что я справлюсь? - Безусловно, - уверенно заявил Эл. - Тогда не согласились бы вы выполнить одну мою просьбу? - Да, слушаю...
в начало наверх
- Вы не могли бы подтвердить Труди, что я готов к разговору с дочерью? - Ну... - Эл немного растерялся. Вообще-то просьба не показалась ему удивительной: как он понимал, она была вполне в характере Ремблера, и все же тот застал его врасплох. - Вообще-то было бы лучше, если бы вы смогли убедить ее и так. Для нее ваше поведение и ваше искреннее стремление исправить все наверняка должны быть куда убедительнее любых уверений постороннего человека. Но если вас это успокоит и придаст уверенности в своих силах, я мог бы пойти с вами. Хотя не понимаю, для чего вам нужна такая поддержка, вы и так достаточно волевой человек. - Последнее Эл подчеркнул специально, он не собирался заниматься "разоблачениями", которые принесли бы только вред. - Считается, что людям со стороны виднее... тем более, когда речь идет о специалистах... - Благодарю за комплимент! - добродушно усмехнулся Эл. Ему не хотелось расставаться с Ремблером. Разговор с ним словно очищал от какой-то грязи. Но в то же время он знал, что со своей проблемой тот обязан справиться сам. Только сам - иначе все советы пропадут даром. Эл и не сомневался, что Ремблер действительно добьется своего. Сам факт, что он обратился за такой помощью, уже о многом говорит. Во всяком случае - о его желании наладить отношения. А наличие такого желания, когда речь идет о людях образованных и неглупых, умеющих к тому же владеть собой, является достаточной гарантией успеха. - Так вы считаете, что я должен сделать это сам? - Я считаю, что вашей Гертруде так будет приятней, - подтвердил Эл и внезапно понял, что к нему вернулось "ощущение луны". В одну секунду окружающий мир стал выглядеть по-новому: имя женщины оказалось странным ключиком, сдвинувшим в его душе какую-то заслонку. Чанита, которая не терпит дневного света. Гертруда, которая поет в ночном кабаре и тоже не терпит света. Более взрослая женщина, скрывающая какую-то тайну, связанную с ее дочерью. Странные существа, обитающие на ферме владельца того самого клуба. - Мистер Джоунс, что с вами? - Так, я просто кое-что вспомнил. Знаете, я наверное действительно пойду с вами. Ответьте только на один вопрос: Гертруда и сейчас поет? - Да, в ночном клубе... забыл, как зовут его хозяина. - Клуб Кампаны, не так ли? - Да, - насторожился Ремблер. - А вы что-то об этом знаете? - Да как вам сказать... - выдавил Эл. Вопрос Ремблера застал его врасплох. Слишком уж много было непонятного ему самому. - И все же. Вы что-то знаете? - лицо Ремблера приняло жесткое, настороженное выражение. "Ну, как там твоя теория искренности? Сможешь ли ты после всего соврать ему в глаза?" - с горечью спросил Эл сам себя. Он чувствовал, что одинаково не в силах ни соврать, ни сказать правду. - Главное - поймите меня правильно, - после некоторых колебаний начал он. - Я и сам не знаю, что творится с этим клубом. Я услышал о нем впервые только сегодня. ("Ну как она, правда? Очень вкусно, да? Так бы и дал себе в челюсть".) Но это вовсе не то, что вы можете подумать... С этим клубом связаны люди... группа людей... Да успокойтесь вы, это может не иметь никакого отношения к вашей жене! Просто, скажем так, кое-кто из них слишком увлекается мистикой. И это связано с одним из моих клиентов. Так что я пошел бы туда совершенно независимо от вас. Ремблер нахмурился. На его лице отражалась внутренняя борьба. Он отчетливо видел, что врач ему что-то не договаривает, но в то же время и не врет. - Короче, - закончил Эл, - мне надо и самому во многом разобраться. Последняя фраза принесла ему едва ли не облегчение. Вот под этими словами он мог бы и подписаться, и присягнуть на Библии в их правдивости. - Ну хорошо, - неуверенно проговорил Ремблер. - Во сколько мы встретимся? - Как вам будет удобнее... Только вот что. Поскольку наши дела не связаны, можно будет прийти по отдельности. И еще... - он запнулся, вспоминая слова Райсмана, - не удивляйтесь, если вам покажется... или вы действительно встретитесь с чем-то очень необычным. - Из сферы мистики, - хмыкнул Ремблер. - Сложно сказать... Может быть, из сферы очень талантливого надувательства. Эл замолчал. Последнее утверждение нужно было ему для того, чтобы восстановить свой и без того пошатнувшийся престиж в глазах клиента. На что годен врач, забивающий клиентам голову самой нелепой чушью? 13 Эл так и не понял, что произошло. Не успел он выйти из дома, как на него обрушилось что-то тяжелое и странная, невероятно сильная боль пронзила грудную клетку... Пришел в себя он уже в больнице. - Вам очень повезло, - улыбнулся ему белозубой фарфоровой улыбкой темнокожий врач. - Если бы нож прошел буквально сантиметром ниже... Точнее, если бы он вообще прошел... "Нож... - испуганно повторил про себя Эл. - Какой нож? Неужели Ремблер? Нет, не может быть..." - Короче, коллега, вы отделались царапиной. У вас очень твердые ребра. Потеря сознания скорее была вызвана психологическим шоком. Впрочем, я не удивлюсь, что и простым переутомлением. Сейчас с вами жаждут переговорить сержант полиции и детектив из участка. Пригласить их? Я считаю, что вы вполне в состоянии беседовать с ними, но если у вас есть какие-то возражения... - Нет. У меня нет возражений, но я знаю о том, что произошло, меньше вашего. - Не беспокойтесь. Тот, кто на вас напал, уже пойман... - Пойман? - сел в кровати Эл. Почему-то он был уверен, что никто из его "мистических" знакомых не может быть пойман полицией. Их не существует - не гарантия ли это от ареста? - Так к вам можно? - вошел в палату широкоплечий, почти квадратный сержант с превосходным шоколадным загаром на лице и мускулистых руках. - Да, мистер Джоунс согласен вас принять, - кивнул врач. - Родригес, - показал на себя здоровяк сержант. - И Джейкобс, детектив, - он кивнул на своего спутника: Детектив, похоже, тоже порядком позагорал на пляжах: цвет его кожи замечательно контрастировал с довольно светлыми волосами. Джейкобс вполне мог бы показаться на экране телевизора - если не в рекламном ролике какого-нибудь дорогого курорта, то в настоящем полицейском боевике. Во всяком случае, он слишком хорошо выглядел для заурядного детектива третьего класса в зауряднейшем городке. - Очень приятно, - пробормотал Эл. - Только я вряд ли чем-то буду вам полезен. Единственное, что я знаю, - это то, что я вышел из своего дома - и оказался здесь. - Да, ваш посетитель, Ремблер, вовремя уведомил "скорую" и полицию, - заглянул зачем-то в записную книжку красавчик Джейкобс. - И мы уже установили имя преступника. - В таком случае что вам нужно от меня? - О, сущие пустяки! Нам недостает мотива, - ослепительно улыбнулся красавчик. - И мне тоже, - буркнул себе под нос Эл. - Скажите, некто Питер Григс был вашим пациентом? - Григс? - переспросил Эл и не смог сдержать понимающего: - А-а-а! - Так, может быть, вы объясните, что заставило его на вас напасть? - Вы знаете... - на мгновение задумался Эл. Неожиданно он ощутил дикую злость к Педро. Он старался ему помочь как мог, примчался ночью, похоже, рисковал. И вместо благодарности удар ножом? Нет, Григс решительно должен был вести себя приличнее! - Этот человек очень неуравновешен. - Понятно... - протянул здоровяк сержант. - Нет, вы не так поняли... Он не сумасшедший, но... Понимаете, он был у меня на приеме всего лишь раз. Но из разговора я заключил, что его скорее кто-то запугивает, пытаясь довести до помешательства. Понимаете, я не имею права вдаваться в подробности... - И вы утверждаете, что он нормален? - с любопытством посмотрел на него красавчик. - Я утверждаю только то, что у меня недостаточно оснований считать Григса сумасшедшим. - Понятно. Вы не имеете права рассказывать посторонним - хотя полицию в этом деле нельзя считать посторонней, - что содержится у того или иного человека в истории болезни. Но, знаете, Григс признался во всем. Вы понимаете, о чем я? - Хотел бы услышать это от вас, - откинулся на подушку Эл. - Я говорю про его слова насчет нелюдей и загадочного убийства с расчлененным и зарытым трупом, следов которого мы так и не нашли. Вы считаете это нормальным? - Уже сказал: я считаю, что его разыграли. Не знаю, как. Может, применили гипноз, может - еще что-то, вплоть до галлюциногенных препаратов. Григс действительно неуравновешен, действительно способен на убийство под влиянием мгновенного порыва... Но он не всегда был таким, и я хотел бы, чтобы тот, кто над ним издевался, тоже получил по заслугам. Теперь вам ясна моя позиция? - Не совсем... - сощурился Джейкобс. "Любопытно, почему этот врач так настаивает на том, что Григс вполне здоров? Григс сказал, что хотел убрать свидетеля... Так это или нет? Если это так - тогда непонятно, для чего он сразу признался, тем более - в такой откровенной чепухе. Или Григс специально старается представиться сумасшедшим, навести нас на ложный след и отвлечь от более серьезных преступлений? Все может быть. К тому же он кого-то боится - и уж наверняка не мифическую красотку-зомби. Я бы рискнул предположить, что он боится вот этого врача, свою неудавшуюся жертву. А врач в свою очередь почти топит его, настаивая на его вменяемости". Красавчик понимающе улыбнулся. Дело казалось ему простым как орех. - Короче: Григс нормален, но попал под чье-то влияние. "Что я говорю? - вспомнил вдруг Эл разговор с коллегой. - Смешон же я буду, если его "бред" окажется самой истинной из всех правд. Тот, кто верит в мистику, - сумасшедший. Во всяком случае, в такую мистику. Но чем лучше те почтенные граждане, которые увлекаются спиритическими сеансами и слушают всяких предсказателей? Да ничем. Просто их "сумасшествие" настолько распространено, что его уже можно считать нормой. А если смотреть в корень, то Григс, верящий в зомби, так же нормален, как жена мэра, подбирающая прислугу по советам астролога. Да и любой верующий может попасть под эту же категорию. Все дело в том, насколько знания каждого конкретного человека о мире и о том, что реально в нем, а что нет, совпадают с общепринятыми... Так что весь этот разговор ни к чему..." "Я все же выведу этого докторишку на чистую воду, - прищурившись, разглядывал Эла красавчик Джейкобс, - дайте только время!" - Но Григс утверждает, что вы вдобавок ко всему следили за ним! - Я старался узнать о нем побольше, чтобы лечение... помощь оказалась эффективней. - Ну ладно... А чью кровь вы сдавали на экспертизу? - резко спросил Джейкобс, заглядывая Элу прямо в глаза. В его взгляде чувствовался металл - детектив не относился к людям, легко расстающимся со своей добычей. - Кровь? - Эл только скрипнул зубами. Оперативно работали эти молодчики, нечего сказать... Только сейчас он вдруг понял, в какую историю влип. Только сейчас... "Бог мой! - поразился Эл. - Я же был уверен, что это не кровь!" - Да, кровь, которую вы принесли в биохимическую лабораторию местной клиники. - Это не имеет отношения к делу, - зажмурился Эл. "Ну что, друг? - спросил он себя. - А как ты выкрутишься из этого? Расскажешь историю, как за тобой гнался труп? После уверений в психическом здоровье Григса это прозвучит неплохо..." - И все-таки? - продолжал настаивать Джейкобс. - Знаете, ответить по-хорошему - в ваших интересах. - Но не в ваших, - ляпнул Эл и тут же об этом пожалел. Детектив и сержант дружно сделали стойку на эти слова. - Что это значит, мистер Джоунс? - здоровяк отвесил челюсть. - Интересно, интересно... - усмехнулся красавчик. - Я все сказал... - снова зажмурился Эл. - Мне нечего больше добавить. - Это вы так считаете. А что должны думать мы? Сперва вы предъявляете на экспертизу человеческую кровь - правда, как показали работники лаборатории, сомневаетесь, что это такое, - затем на вас нападают. Я хотел бы знать: есть тут какая-то связь или нет?
в начало наверх
- Вы что, хотите, чтобы я вызвал адвоката? Разве врач не имеет права провести небольшой анализ? Прежде чем разговаривать со мной в таком тоне, вам следует подумать об обвинении, которое собираетесь мне предъявить. Вот если вы докажете, что это имеет отношение к какому-то конкретному преступлению, тогда я, так и быть, отвечу. Но если я свидетель, да и потерпевший к тому же, - кстати, я лично не имею к Григсу никаких претензий, - то я могу и не отвечать вам. - Ну-ну, посмотрим, - снова с понимающим видом кивнул Джейкобс. - Оставьте меня в покое. Я должен отдохнуть, - не открывая глаз, закончил Эл. Он подумал о том, сможет ли вечером добраться до ночного клуба Кампаны. 14 Красавчик Джейкобс, несмотря на самоуверенный и цветущий вид, всегда считал себя неудачником. Подобно Ремблеру, он играл в уверенность и жестокость, но малейшее психологическое неудобство делало его едва ли не больным. То, что при его внешности такую слабость никто не понял бы и не простил, делало его положение еще более мучительным. Внешность казалась Джейкобсу его проклятием. Да, она помогала ему без труда находить девушек - но все они жаждали видеть в такой оболочке и соответствующее содержание. Он должен был всегда изображать мужественного и сильного героя боевика. Служба в полиции в какой-то мере освобождала его от необходимости доказывать свою мужественность каждому встречному - но, с другой стороны, порождала массу новых проблем. Во-первых, опять-таки из-за киношной внешности Джейкобса никто не воспринимал всерьез. Его любили выставлять в первые ряды во время визитов представителей прессы, но никто не собирался доверять ему по-настоящему серьезные дела. От этого неуверенность в себе у него только росла и в какой-то момент проявилась в самом, казалось бы, неожиданном месте - в постели. Открытие того, что он может быть не мужчиной, окончательно добило его. Специалист-сексолог направил его к психиатру. Джейкобс с негодованием отверг это предложение: если бы хоть одна живая душа узнала о том, что он ходил к психиатру (он тоже не делал различия между врачебными специальностями), он предпочел бы покончить с собой. Служба в полиции научила его не доверять всяким "гарантиям анонимности", и он предпочел молча страдать, начав избегать встреч с девушками. Работа оставалась для него последним участком, где он мог взять жизненный реванш, но тут снова вступала в игру его внешность. Или не внешность? Он боялся думать на эту тему. Красавчик Джейкобс не перенес бы, если бы его "разоблачили". Именно поэтому он и ненавидел всех врачей, способных, по его мнению, разгадать его суть. Именно поэтому его ненависть вздыбилась при виде Джоунса. То, что тот был психоаналитиком, в глазах неудачника-детектива было достаточным основанием, чтобы попробовать засадить его при случае, тем более, что случай, похоже, сам шел в руки. Едва прикоснувшись к этому внешне заурядному делу, Джейкобс почувствовал, что в этом его шанс. Двойной шанс: выдвинуться на работе и расквитаться с миром за собственную неполноценность. Еще не успев выйти за пределы больницы, он уже знал, как поймает Джоунса. Не случайно же тот запаниковал при вопросе о крови?! А взять его заявление насчет адвоката - это уже улика. Пусть нет тела, пусть сам Джоунс сомневался в том, что именно произошло и кровь ли это была, - и с меньшими зацепками люди отправлялись за решетку. Правда, с другой стороны, несмотря на свою молодость и непрезентабельный вид (красавчику Джейкобсу даже на минуту показалось, что у Эла могут быть сходные проблемы), Джоунс был врачом, стало быть, человеком уважаемым. А кем был сам Джейкобс? Детективом третьего класса без особых надежд на повышение... "Ну ничего, - кипятился он, рисуя заманчивые планы наиболее эффектной расправы с этим внезапно нарисовавшимся на горизонте врагом своего спокойствия, - я до него еще доберусь!" От этих мыслей его отвлек Пат. Он перехватил Джейкобса прямо у входа в участок. - Быстро к шефу! - заявил он. - По данным одного осведомителя, сегодня вечером в клубе Кампаны назревает крупная разборка между людьми Большого Рудольфа и местными "невидимками". Будь я проклят, если это не замечательный шанс! Джейкобс только кивнул. Это действительно был шанс намного больший, чем давал ему придурок Григс вместе с придурком доктором. 15 "Невидимки" потому и были невидимками, что их никто не видел. Ни полиция, ни содержатели игорных и прочих увеселительных заведений, с которых "невидимки" брали свою "пиццу". Впрочем, налагаемая дань была весьма умеренной: многие, жившие прежде в других городах, считали, что местные рэкетиры берут очень по-божески. Приблизительно так же считал и Большой Рудольф. В Фануме он числился под фамилией Грюнштайн, но его истинные имя и фамилию помнила разве что его родная мать. Вернувшись после очередной отсидки, он решил некоторое время пожить у одного из своих бывших подельников и был просто покорен маленьким и бесхозным на вид городишком. Вот где могли развернуться его криминальные таланты! С первых же дней ему начали видеться сны, в которых он ощущал себя большим боссом. "Не все же тепленькие местечки отдавать макаронникам и жидам!" - гордо заявил он Робберу, который в скором времени стал его правой рукой. Со стороны каких-то "невидимок" он не ожидал серьезной конкуренции. В умеренности их аппетитов Рудольф усматривал лишь признак слабости. Правда, его удивило то, что ни один из крупных гангстерских синдикатов не успел наложить на этот городок свою лапу. Слышал он и еще кое-какие разрозненные слухи о необычности ночной жизни города, но они слишком сильно отдавали мистикой, чтобы их стоило принимать всерьез. Единственное, что его раздражало в "невидимках", - их полная анонимность. Схема их работы отличалась примитивностью: звонок, условленное место... Несколько раз Рудольф посылал своих людей (едва заслышав о возможных перспективах, они собирались под его крылышко со всех краев страны) проследить за "посылками" - и был очень недоволен, что деньги всякий раз исчезали бесследно. Но именно эта мелочь удерживала его от решающего наступления по всему фронту - ему хотелось сперва потолковать хоть с одним из "невидимок" с глазу на глаз. Впрочем это не помешало ему взять под свой контроль несколько мелких заведений на окраине. "Невидимки" никак на это не отреагировали, словно признали тем самым право нового хозяина на произвол. И все же их молчание несколько беспокоило Рудольфа: ему начало казаться, что над его домом сгущаются тучи. Все это было нечетко, на уровне предчувствий, но время от времени он ловил на себе слишком пристальные взгляды, в саду по ночам начали раздаваться подозрительные шорохи, при этом замечательные сторожевые псы только скулили и вели себя испуганно. Если бы "невидимки" заявили о себе в открытую, если бы они поставили ультиматум, Большой Рудольф, наверное, сумел бы дать им достойный ответ. Но "невидимки" продолжали оставаться в тени, затевая что-то темное и незаметное, и эта неизвестность выводила Рудольфа из себя больше всего. Не то чтобы он был сторонником "борьбы с открытым забралом", но и в таинственности, по его мнению, тоже стоило знать чувство меры. "Невидимки" его не знали. Они заглядывали в окна и ничего не делали. Сегодняшний день был для Рудольфа особенным. Он решил перейти в открытое наступление, пойдя в атаку на главный "приз" - ночной клуб Кампаны. Что-то подсказывало ему, что на этот раз "невидимки" не смогут остаться в стороне и выйдут из тени, и тогда... Он ждал этого "тогда" с замиранием сердца. "Невидимки" могли преподнести ему любой сюрприз из разряда самых неприятных. Зверь, сидящий в тени, всегда кажется особо опасным - хотя бы потому, что без света сложно оценить его истинные размеры. "Невидимки" могли оказаться гигантами. "Невидимки" могли оказаться пигмеями. "Невидимки" могли быть и равными ему. Встреча с ними была лотереей. Что ж, Рудольф всегда любил азартные игры... В честь этого он даже собирался лично присутствовать на "клубной встрече". Хотя бы для того, чтобы настоять на знакомстве с шефом "невидимок". Или лично поговорить хоть с одним из конкурентов, желательно - доставленным к нему в связанном виде. Почему-то Рудольф был уверен, что он сумеет вычислить хотя бы одного... Нетерпеливо поглядывая то в окно (солнце никак не желало заходить), то на часы, Рудольф набрал телефонный номер Роббера. - У тебя все готово? Скоро выходим... - Ох, Руди! - голос его коллеги дрожал. - Может, отложим? - А что? - напрягся Большой Рудольф. - Что произошло, мать твою! - Дело в том... - Роббер трясся на другом конце провода, не зная, как рассказать обо всем шефу. - Дело в том... - Да говори же ты, черт тебя раздери! Сукин сын, говнюк вонючий, ты будешь говорить со мной или нет?! - Дело в том... - снова пробормотал Роббер. - "Невидимки" вышли на свет? - Рудольф стукнул кулаком по стене. Он давно ожидал, что это рано или поздно произойдет, но не думал, что те так точно сумеют рассчитать опережающий удар, чтобы нанести его за несколько минут до его собственного выхода. - Нет, шеф... Ласточка Вэнь оказался сукой. В клубе будет полно фараонов... - Идиот, - прорычал Рудольф. Замершее было сердце быстро возвращалось к своему нормальному ритму. Пожалуй, лишь сейчас он осознал, насколько в самом деле тревожат его эти проклятые "невидимки". - Ты что, не знаешь, что делать в таких случаях? - Я знаю, и все уже сделано... Только в клубе нам лучше не появляться. - Командовать станешь, когда сядешь на мое место! - кулак Рудольфа снова с силой обрушился на стену. - И чтобы я больше не слышал такой детской болтовни!!! Мы будем там - но просто придется соблюдать некоторую осторожность. Пусть они начнут первыми - не мы! - Полиция начнет? - "Невидимки", идиот! Они наверняка не потерпят нашего присутствия и, кроме того, вряд ли будут осведомлены о наличии переодетых копов. Остальное зависит от того, будем ли мы хлопать ушами, или займемся делом на уровне. К счастью, почти всех фараонов я уже знаю в лицо... - Они тоже знают... - Значит, постараются напасть на нас, когда тех не будет поблизости, а еще вероятней - навесят нам "хвост". И вот его-то как раз мы и сможем благополучно отловить... Понял, кретин? Или еще раз объяснить? - Все в порядке! Будет сделано, шеф... - И постарайся прийти в клуб в приличном виде... А то меня порой тошнит от твоей мятой робы. - О'кей! Рудольф бросил трубку и задумался. Присутствие полиции не слишком его обрадовало, хотя, с другой стороны, если "невидимки" окажутся слишком сильными, фараоны могли сыграть в его пользу, уравновесив силы. Кроме того (а Рудольф не мог скрывать этого от себя), он просто уже не мог отказаться от задуманного. Раз уж он сам сказал, что этот вечер будет для него решающим, - так оно и должно быть. Остановить его могла теперь только смерть. Большой Рудольф вошел в азарт, и это значило, что игра пойдет ва-банк. 15 Ночной клуб Кампаны был шумен и зауряден. Кроме того, в нем было гораздо больше народу, чем Эл мог себе представить. Тусклые огни сильно искажали выражения лиц, эстрадную площадку заливал азотный "дым". "А ведь здесь не отличишь нормального человека от маньяка или зомби, - подумал вдруг он. - Ни за что не отличишь... Стоит только посмотреть на эти страшные лица - каждый второй вполне мог бы быть пациентом психиатрической клиники. Эти похотливые взгляды, эти виляющие бедра, торчащие груди, губы, под которыми блестит слюна... Самки, самцы... И хищники - просто странно смотреть, как преображается человек за игорным
в начало наверх
столом... Видели бы они себя со стороны!" Эл крутил головой во все стороны. Ему становилось дурно, как зеленому новичку, но он ничего не мог с собой поделать. "Люди... звери... люди... Как мешается все в тот момент, когда человеком овладевают звериные инстинкты, когда разум отступает... Или, наоборот, наступает у тех, у кого его не должно быть... Я несу чушь, ведь разум - не время суток, он не может "наступить"..." Эл закрыл глаза, потом открыл их снова. Рана на боку, хотя, по утверждению врача, и была "царапиной", но ныла немилосердно. Кроме того, кружилась голова, и Эл с ужасом узнавал в своем мироощущении привкус вчерашнего ночного бреда. "Но приходит утро, страсти гаснут, лица приобретают осмысленные выражения, и похотливая самочка становится заурядной домохозяйкой или конторской служащей; сгорающий от азарта хищник у карточного стола - спокойным и уравновешенным бизнесменом... Как изменчив этот мир! И то, что было нормой для ночи, для дня становится патологией... И все же все мы уверены, что знаем этот мир от и до, что знаем себя, знаем наших друзей... Черт побери, меня снова заносит! Для чего я здесь? Я должен найти Чаниту... или Гертруду... Короче, кого-то из них. Если, конечно, все это не досужая выдумка нескольких сумасшедших: Григса, Райсмана и вашего покорного слуги... И все же что-то подсказывает мне, что они тут... Я чую нечеловеческий, звериный, дух... Тише, Эл, полегче на поворотах. Для того ли ты столько лет изучал человеческую натуру, чтобы теряться теперь в бессмысленных догадках? Ну-ка, вспомни, как и в какой ситуации должны себя вести люди... Вспомни язык жестов, мелкие движения мимических мышц... Вот это тебе и поможет вычислить, кто здесь кто!" Эл опустился за ближайший столик и, помешивая ложечкой пахучий кофе, принялся изучать ближайших соседей. Юнец - шумный, развязный, хотя еще не пьяный; ведет себя так, скорее всего, от смущения... Уставшая девица - одного взгляда достаточно, чтобы понять, какого сорта ягода. Еще одна красотка - совсем другого плана: деловитая, ждущая, жесткая, и юбка задернута повыше - скорее, для отвода глаз. Ищет чего-то... или кого-то. Но она - не хищник. Если и не из травоядных, то из мелкоты... А этот волосатый - здесь как рыба в воде, здесь вся его жизнь, все интересы. Он доволен жизнью - тоже не объект. Взгляд Эла скользил с человека на человека. Иногда ему казалось, что он начинает видеть уже знакомые лица, но никто не был даже отдаленно похож на искомый объект. Пока никто. Эта группа людей появилась неожиданно и сразу же заставила обратить на себя внимание. Словно что-то кольнуло изнутри: вот они, настоящие хищники, вот - опасность! Эл напрягся и вонзил взгляд в высокого рыжеватого мужчину с резким массивным подбородком и узкими губами. Нет, его глаза не пылали звериным огнем (их прикрывали узкие черные очки), но каждое движение, ловкое, как у спортсмена, и напряженное, как у человека, идущего по льду, четко выделяло его из остальной толпы. Да и напряжение это было скорее кажущимся: всякий раз какая-то из групп мышц при более внимательном взгляде оказывалась расслабленной. Это была гармоническая напряженность крадущейся кошки: вроде бы все тело превращено в пружину, но в то же время практика и инстинкт не позволяют зря расходовать энергию на мышцы, которые не нужны для прыжка. И если при настоящем полном напряжении неопытный человек словно деревенеет, то такой "хищник", наоборот, приобретает почти невероятную пластичность. В то же время от этого человека словно исходили особые волны: перед Элом был охотник. Настоящий охотник, которым можно залюбоваться - как любым другим зверем. "Ну что ж... - мысленно обратился к нему Эл, - вот я тебя и вычислил... Приятно познакомиться!" Увлекшись наблюдением, он совсем забыл о себе и, как говорится, раскрылся. Тотчас оба сопровождающих "хищника" повернулись в его сторону и Эл очутился под перекрестным огнем двух взглядов. Человеческих - но очень злобных... 16 В гримерной стоял особый запах. Почуяв его, Ремблер остановился. Сердце затрепетало, как в молодости, он вспомнил прежние встречи с Труди, и глаза сразу же защипало от непролитых слез. Вот так же когда-то, много лет назад, он заходил в маленькую тесную комнатушку, уставленную париками и огромными зеркалами; на столиках ярко пестрели разноцветные краски. И тогда так же пахло тальком, красителями, вазелином, приторными дешевыми духами и разгоряченным женским телом. А Труди сидела возле столика, отрешенно глядя мимо отражения, а руки ее механически, бездумно двигаются, но все равно накладывают грим с удивительной точностью. О чем она думала в такие моменты? Он не знал, и это ее молчание едва ли не пугало его. Она становилась старше своих лет. Своих лет? А сколько же ей на самом деле? Ремблеру показалось вдруг, что Труди совсем не постарела. Ни одна морщинка не прибавилась на ее лице, ни один волосок не поседел... "Какие глупости... Я ведь давно уже не мальчишка... - попробовал он уговорить себя, но только сильнее разволновался. - Труди... Как мало я о ней знаю!" Кое-как совладав с волнением - во всяком случае, с внешним, он толкнул дверь, сделал шаг вперед и замер на пороге. Труди сидела за столиком, ее пальцы машинально накладывали тон, а глаза неподвижно смотрели в зеркало. Мимо отражения. Комок подкатил к горлу Ремблера. Она действительно не изменилась! Она осталась точь-в-точь такой же! - Труди... - негромко проговорил он. - Да, Герберт... - эхом отозвалась она, все еще не выйдя из оцепенения. - Труди, ты... - неожиданно ему показалось, что он не просто видит ее такой, как прежде. Он видел ее похожей на ту Труди, которая завтра исчезнет на много лет. Или навсегда. На этот раз - уже навсегда... - Что случилось? Ее голос звучал холодно, будто издалека, и его лед проникал в самое сердце Ремблера, заставляя его менять свой ритм. - Труди... - только и мог повторить он. Постепенно ее лицо теряло безжизненное выражение, словно она возвращалась откуда-то издалека. Возвращалась, чтобы уйти? - Труди! - едва ли не крикнул Ремблер. Неужели он снова будет молча стоять и наблюдать, как она начнет отдаляться, пока не исчезнет совсем? Почему тогда он не остановил ее? Разве тогда он любил меньше? Или и впрямь только теперь пришло время откровенности? Не говоря ни слова, он шагнул вперед и резким движением обнял ее за плечи, притягивая к себе. От парика Труди пахло пылью, румяна воняли сладостью. Неожиданно Герберту захотелось отшвырнуть тряпку, скрывающую ее волосы, куда-нибудь подальше, что он и сделал. Закрыв глаза, он уткнулся лицом в ее волосы, не зная, как совладать с охватившим его порывом. Он не знал, что делать, - просто обнял ее и замер, чувствуя, что голые женские плечи начинают дрожать под его руками. - Герберт, - неожиданно тонким, едва ли не чужим голосом пролепетала Труди, - что ты делаешь? Зачем? - Труди... я столько лет тебя искал... Прости меня... Прости за все, если сможешь... Неужели это он смог произнести такие слова? Ремблер сам поразился собственному откровению. - Нет, Герберт! - сдавленно воскликнула она, вырываясь из его рук. В следующий момент он встретился с ней взглядом - в глазах женщины стоял испуг. - Труди... я тебя обидел? Скажи все, как есть. Но поверь, что в этом мире есть один идиот, который тебя любит. Просто любит, хотя до сих пор никак не мог сказать об этом по-человечески... - О нет, - снова простонала она, закрывая лицо руками. "Зачем пришел сюда этот человек? Что ему нужно? Почему я не могу прогнать его? Неужели я тоже неравнодушна к нему? Нет, так нельзя! Он чужой, он не нужен... Нет!!!" Мысли Труди превратились в один отчаянный крик. Она и хотела прогнать человека, так нагло вторгшегося в ее новую жизнь, и в то же время знала, что не сумеет этого сделать. Четырнадцать лет. Даже пятнадцать. Почти пятнадцать. Неужели за это время между ними хоть что-то могло остаться? Слезы навернулись ей на глаза. Она снова проговорила "нет", но уже бессильно, будто сдаваясь. - Труди, я прошу тебя об одном: давай уедем отсюда. У тебя есть дом, твой дом... Заберем девочку и... - Нет! - упоминание о дочери вновь привело ее в чувство. - Зачем это тебе? Ты не знаешь ее... И радуйся, что это так. - Труди, но в прошлый раз ты говорила... - Я передумала. Когда я в первый раз увидела тебя после стольких лет разлуки, я просто поддалась мелким сантиментам. Мне не следовало говорить о том, что она вообще есть. Взгляд женщины стал жестким, можно было подумать, что она надела маску, - грим только усиливал этот эффект. - Труди, все было, как мы договорились. Я посоветовался с психологом, как начать с ней беседу и... "Труди, черт тебя побери, как я должен с тобой разговаривать? Я и так искренен до предела... Нет, за всеми пределами. Услышь же меня, пойми!" - молил его взгляд. Вначале это было почти незаметно: привычка скрывать свои чувства еще давала о себе знать, но вскоре страдание прорвалось наружу, подчиняя себе все черты его лица. На изумленную Труди смотрел действительно искренний, уставший и измученный человек и жаждал даже не помощи - просто ответа. Только каменное сердце смогло бы устоять перед его взглядом. И то, живое, которое билось в ее груди, бешено запрыгало, не зная, как справиться с этой новой навалившейся на нее тяжестью. - Герберт... - прошептала она, - помилуй... Ты просишь о невозможном... Лучше предположи, что это не твой ребенок... Поверь, что я была нечестна с тобой... Так будет лучше. - Но я же знаю, что это не так! Скажи мне правду, Труди... Наша девочка - она урод, да? Калека или, может, чернокожая калека? Ведь это ты скрываешь от меня? Но я ведь знаю, что она моя и... Неожиданно Труди вскочила, прикрывая своим телом какую-то дверь. Кажется, оттуда донесся слабый шорох. Ремблер не сразу уловил его, и поэтому прыжок Труди показался ему совершенно внезапным и заставил на миг замолчать. - Уходи! Немедленно уходи!!! Трудно было сказать, к кому обращался ее возглас. Скорее всего, он был адресован тому, кто скрывался за дверью, но Ремблер принял его на свой счет. - Но почему, Труди? Скажи, в чем я виноват, - и я постараюсь загладить свою вину. Я люблю вас обеих, хотя ни разу не видел девочку... Дай нам хоть немного переговорить - и ты увидишь... увидишь... - он замолчал и безнадежно махнул рукой. Рецепт доктора пропал впустую - откровенность не помогла. Ремблер проиграл, теперь оставалось только признаться в этом и уйти. Он опустил голову и, пошатываясь, направился к двери. Труди расширенными глазами смотрела ему вслед... - Герберт, стой! - крикнула она, когда дверь уже готова была закрыться за его спиной. Теперь она не могла позволить ему уйти. Труди пролетела через гримерную и повисла у него на шее, с рыданиями зарываясь лицом в его груди. Дорогая булавка царапала ей лоб, косметика оставляла на ткани жилетки и пиджака яркие грязно-жирные следы. Герберт гладил женщину дрожащими руками, чуть слышно повторяя ее имя. Труди рыдала. Рыдала от бессилия перед ситуацией, связавшей ее по рукам и ногам, выплескивая вместе со слезами целые годы двойной жизни, из которой невозможно было вырваться. А в это время за дверью опять раздался шорох и в приоткрывшуюся щелку выглянули два светящихся огонька... 17 Оказавшись в главном зале ночного клуба, красавчик Джейкобс немного приуныл. Слишком уж мирной и ничего не обещающей казалась ему суетливая картина. Ничто не говорило о разборке между крупными бандами, да и самих
в начало наверх
рэкетиров он никак не мог вычислить среди толпы. Ну ладно бы только "невидимок" - на то они и невидимки, но ведь в банде Рудольфа состояли в основном приметные личности, и по подсчетам их должно было собраться в этот вечер никак не меньше десяти человек! И все же напрасно красавчик искал глазами знакомые лица. Постепенно его внимание несколько переместилось. На эстраду из-за кулис вывалился неуклюжий, удивительно волосатый тип в рубашке, застегнутой на одну пуговицу, чтобы была видна его шикарная звериная шерсть. - Привет, Грег! - Даешь, Горилла!!! - завопили за ближайшими к эстраде столиками. Горилла Грегори раскрыл пасть и издал совершенно дикое звериное рычание, от которого у Эла по спине пробежали мурашки. Эл уже готов был повернуться в ту строну, но пристальные взгляды двух сопровождающих "хищника" пригвоздили его к месту, и вся враждебная троица начала продвигаться в его сторону. "Вот это влип... Да они просто меня сожрут сейчас - вот и все игры!" - понял он вдруг, вжимаясь в стул. Тем временем рычание Гориллы Грега перешло в завывание, а с него так же естественно перескочило на мотив какой-то песенки. Грянула музыка. Забились в такт аплодисменты... Джейкобс с отвращением отвернулся от эстрады. Звероподобный солист был ему противен, хотя он не мог не признать, что голосочек у того уникальный: и нижние басовые ноты, и верхние, взять которые было под силу только сопрано или альту, выходили у Гориллы Грегори с одинаковой легкостью. Кроме того, Грег не просто пел и не просто пританцовывал: не прекращая петь (многие из-за этого подозревали - впрочем, несправедливо, - что он пользуется фонограммой), порой он вытворял настоящие акробатические номера. Но детектива интересовала не сцена. В надежде вернуть хоть шанс на удачу, он обратил свой взгляд в зал - и тут же его сердце встрепенулось от радости: во всяком случае, одно знакомое лицо среди безликой толпы он узнал. И что это было за лицо! Джейкобс почувствовал, как его губы сами расплываются в довольной улыбке. Перед ним сидел его "враг" Джоунс! И не просто сидел - явно высматривал кого-то, сжавшись от страха. В толпе, не на сцене высматривал! И пусть только кто-то попробует утверждать, что этот психиатр попал сюда случайно! К Джоунсу приближалось трое. К сожалению, Джейкобс видел их только со спины. Но какова же была его радость, когда один из троих повернулся в профиль! Этого было достаточно, чтобы в голове у детектива сложилась четкая система. В ночном клубе должна состояться разборка между "невидимками" и бандой Рудольфа - пункт первый. Инициатива исходит от Рудольфа, и тот согласен идти на переговоры - пункт второй. Бандитов всего трое, во главе с самим вышеупомянутым Рудольфом - пункт третий. Но идут-то они к Элу Джоунсу! Какой вывод можно сделать из этого? Дальше - сам Джоунс. Его до сих пор не в чем было упрекнуть - раз. На него напали, но и пострадавший, и агрессор не желают вдаваться в подробности инцидента, причем Григс едва ли не умирает от страха и твердит, что Джоунс связан с какой-то нечистью. Но почему бы не предположить, что "зомби" Григса и все известные, хотя и незнакомые "невидимки" - одно и то же? А раз так, то весь участок еще оценит проницательность никем не уважаемого детектива третьего класса! Джейкобс не стал зря терять время. Между Рудольфом и Джоунсом оставалось еще два с половиной столика, когда детектив дал знак остальным одетым в гражданское полицейским направиться в ту сторону. И тут затрещал микрофон. С аппаратурой, тем более дешевой, нередко случаются неполадки, и неожиданный треск не одному любителю громкой музыки потрепал барабанные перепонки, если не оставил полуглухим. Но такого грохота здесь не слышали давно. Можно было подумать, что по крайней мере половина здания только что обвалилась или где-то за кулисами взорвалась бомба. Рудольф рефлекторно присел. Рука Роббера легла на рукоятку пистолета 45-го калибра. Джоунс вздрогнул и, опрокинув чашку, развернулся в ту строну. Микрофон Гориллы лежал на полу, сам Грегори стоял на четвереньках, прислушиваясь к словам какой-то женщины, одетой в невероятную хламиду, полностью скрывающую фигуру и часть лица. Выражение лица солиста менялось на глазах. Из дурашливо-веселого оно стало мрачным, затем растерянным. Неожиданно и без того страшноватые черты исказила гримаса боли и страдания и он вдруг сел, задрав морду вверх. Да, именно морду - в тот момент назвать его лицо "лицом" было сложно. Вой, полный тоски и боли, пронесся над головами зрителей. Настоящий вой страдающего животного. С артистом что-то происходило - он неожиданно грохнулся на пол и задергался, не прекращая издавать страшные звуки, от которых у многих мороз продирал по коже. - Грег! Опомнись, Грег! - каким-то неестественным, лающим голосом закричала женщина в хламиде. Тотчас еще трое рванулись к Горилле на эстраду: худой тип с пустыми глазами, часто безмолвно сидящий на улице возле клуба (полиция считала его наркоманом, хотя при обысках у него ни разу ничего не обнаружили), сам хозяин заведения - Джулио Кампана и какая-то женщина в платье в обтяжку и в странном головном уборе - по всей видимости, одна из артисток. - Прошу прощения, господа! - поклонился публике хозяин клуба, подбирая брошенный Гориллой микрофон. - Произошло одно очень досадное событие... Боюсь, ваш любимец должен немного передохнуть. - УУУУ-ава-ва-ууу! - продолжал выть уводимый за кулисы женщиной в хламиде и наркоманоподобным типом Грегори. - Ув-ва-ваааааа! - Но чтобы публика не скучала, перед вами выступит, пожалуй, самая замечательная из певиц, которых я когда-либо слышал. Пожалуйста, Селена, возьми микрофон. "Селена?" - короткое имя словно молнией ударило Эла. Он тотчас забыл обо всем - лишь происходящее на эстраде имело теперь для него смысл. Селена приподняла голову. Прожектора еще не успели бросить на ее лицо светящиеся круги, но Эл уже узнал ее. Он узнал бы ее и в полной темноте... Неожиданно в зале воцарилась тишина, слишком полная и глубокая для подобного заведения. В манере держаться, в молчании новой солистки было нечто, способное утихомирить и самого распоясавшегося хулигана. Рудольф и его охранники тоже не избежали этого влияния. Они остановились, поворачиваясь в сторону хрупкой, едва ли не гротесково изящной фигуры. Джейкобс, как ни странно, тоже забыл о своих обязанностях и пялился во все глаза на эстраду. Селена медленно приподняла свои длинные ресницы - и это незаметное движение ощутили все. Тотчас синеватый свет прожекторов залил ее лицо, превращая на какой-то миг ее глаза в две синие звезды. Ее лицо можно было назвать скорее необычным, чем красивым: красота ее балансировала на грани уродства. Слишком длинная шея, слишком большие глаза - они подошли бы скорее египетской статуэтке, чем живой женщине. Все это вместе производило странное впечатление, которое можно было назвать магическим. Синий свет окончательно закреплял эффект. - Я посвящаю эту песню, - голос Селены оказался неожиданно низким и глубоким, - тем городам, которые исчезают с лица Земли... Они уходят, умирают, как люди, оставляя мертвые камни вместо надгробий, да и те порой сносит железо бульдозеров... Я посвящаю эту песню тем городам, что уже ушли, и тому, который исчез прошлой ночью. Вместе с ее словами по залу гулял синий трепетный холодок. Он шевелил прически, щекотал спины... И сердца замирали от его прикосновения, и люди уже не замечали странности произносимых слов. Если человеку становится жутко - волей-неволей поверишь в то, что сейчас происходит нечто значительное. Полный тоски вой в последний раз вырвался из-за кулис, достиг высшей дрожащей невероятной точки - и смолк так же неожиданно, как и возник. Вот теперь тишина стала полной - настолько полной, что в ней можно было расслышать биение сердец. И тогда Селена запела. Вначале ее голос был тих, как стон пробуждающейся ночи или как заблудившееся горное эхо, но он креп с каждой секундой и вскоре наполнил собой весь зал. Он бередил души, проникал в самую их середину и начинал извлекать наружу все то, что могло петь в резонанс с этой великой лунной тоской-мистерией. И каждый начинал вспоминать о чем-то своем - о том, что утрачивается безвозвратно и неумолимо, чему не может противостоять человек - хотя бы потому, что и сама луна, и сама ночь, бессильны перед роком утрат. И даже каждая уходящая минута становится тем самым ускользающим из рук сокровищем, которое больше не найти, не вернуть... Из боковой двери в зал тихо вошел человек в измятом и грязном, совсем еще недавно солидном костюме - и сел прямо на пол, на глазах у всех вытирая слезы... Вскоре из-за неплотно прикрытой двери просочились звуки женского плача. ...Нет, все же эта песня не была создана для всхлипываний и вздохов - слишком широка и глубока была она, чтобы вместить в себя такие мелочи. Она была огромна по своей сути, безгранична, как сама вечность, - и космически велика. Все потери, вся боль веков собрались в этих звуках, которые, казалось, шли уже не с эстрады, а отовсюду. Да и мог ли один человек вызвать эту лунную стихию тоски? Конечно, не мог... Когда Селена закончила петь, никто не понял сразу, что она уже замолчала. Тонкая фигурка неслышно и легко, словно подгоняемая ветром тень, промчалась по эстраде и исчезла, будто ее и не было, а невидимая музыка все не выпускала слушателей из-под своих чар. - Да что же это такое, Господи? - вдруг прошептал кто-то замирающим голосом. Молчание продлилось после этой фразы всего несколько секунд. Ошарашенные, застигнутые этой песней врасплох люди начали приходить в себя, оглядываться по сторонам, узнавать своих соседей, вспоминать о своих делах... Аплодисментов не было - как не хлопают обычно взорвавшейся в доме шаровой молнии. Но оцепенение спадало, и зал вновь начал заполняться обычным шумом голосов, шарканьем ног по паркету, звяканьем посуды. Человек все-таки грубое животное: вроде и проймет его, но пройдет пара минут - и вот уже недоеденный кусок на тарелке или завлекательный взгляд соседки оказываются важнее вселенской необъятности только что бушевавших эмоций. "И чего это я?" - спросит себя средний посетитель клуба, пожмет плечами - и окунется в свою маленькую жизнь, будто и не было песни, не было чуда... Вновь двинулись к столу полицейские, шагнули вперед гангстеры, и лишь Эл все еще сидел неподвижно, глядя на опустевшую сцену, и ему до сих пор мерещилась Селена. Тонкая шея, загадочный взгляд грустного сфинкса... Чудо, чудовище, призрак, кошмар ночной... И откуда она только взялась такая? Ведь знал же он о ее существовании, предчувствовал, видел... Видно, на небесах суждена была эта встреча и эта тоска, разрывающая грудь. Важно ли тут, что за город такой таинственный погиб где-то? Умер, исчез... Важно, что его не стало, что Селена страдает от этого, - и вот уже сам Эл готов вместе с ней разорваться от боли утраты. Видно, и впрямь нужен ему был этот неведомый город... - Ну что, мистер Невидимка, поговорим? - Что? - Эл не сразу понял, что "хищник" в очках обращается к нему. - Привет! - опустил тяжелую лапу на его плечо другой. - Может, выйдем? - Куда?.. Зачем? - растерялся Эл. - Подождите! - Он делает вид, что ничего не понял! - хихикнул за его спиной второй "хищник". Эл растерянно обернулся. Песня Селены все еще не позволяла ему вернуться обратно в реальность. Чего хотят от него эти люди? Почему другие смотрят в их сторону? - А ну пошли, ты, ублюдок! - дернул его за руку один из незнакомцев. - Осторожно, - шикнул другой, - взгляни... Его взгляд указывал на Джейкобса и его команду. Полицейские приближались не спеша - до сих пор никто не нарушил порядок. Красавчик детектив уже жалел, что раньше времени сорвал своих людей с места. - Ну что, мистер Невидимка, - усмехнулся Рудольф, - вам не кажется, что для разговора здесь не самое удобное место? - Не понимаю, почему вы меня так называете, но если вам нужна от меня какая-то помощь, приходите ко мне на прием днем, - тупо отозвался Джоунс. "Мистер Невидимка? - уловил издали обрывок разговора Джейкобс. - Ого! Вот тебе и тихоня доктор". - Ага, значит, на прием? - Роббер хрюкнул от удовольствия. - Ну нет, приятель... Ты примешь нас прямо сейчас. Мы и так уже пришли к тебе - так что будь добр... - Не здесь, - небрежно кивнул в сторону полицейских Рудольф. - Проводи его в машину. - Ребята, - наконец-то начало доходить до Эла, - а вы уверены, что не
в начало наверх
обознались? - Пошли, нечего тут! - рыкнул ему прямо в ухо Роббер. - Гас, давай... Что-то холодное и острое уперлось Элу в бок. Ему не стоило большого труда догадаться, что в дело пущен нож. "Опять! О, Боже, уже третий раз за сутки я сталкиваюсь с ножом... Ну что ж, Селена... Если за этим стоишь ты - я покоряюсь. Только лучше бы ты объяснила, зачем я тебе нужен... Ты слышишь меня, Селена?" Последний безмолвный вопрос больше был похож на крик отчаяния. Взгляд Эла устремился в сторону кулис. "Селена, ты слышишь меня?" На глаза Элу попался парень, уводивший перед этим Гориллу. Он уходил, но неожиданно обернулся, словно услышал чей-то крик, и с удивлением, ощутимым даже на большом расстоянии, уставился прямо на Эла, которому показалось, что ответный взгляд попросту вошел в него длинной и тонкой иглой. - Эй, ты, пошевеливайся, - подтолкнул его Роббер. Лезвие скользнуло по ребрам и начало прорывать одежду. - И без глупостей, понял?.. А этот парень - он что, из ваших? - Какой? - приоткрыл рот Эл. - Немой... Ладно, потом расскажешь. А сейчас двигай ногами, да поживей! "Прощай, Селена... Прощай, обманщица... Только ответь мне: за что?.." 18 Ей подали знак - и она ушла. Исчезла, так и не дав ни слова объяснений. Испарилась... Унесла свою тайну и путь к другому близкому существу. Ремблер вышел из ночного клуба, пошатываясь, как пьяный. Вокруг что-то происходило: сперва какие-то три типа втянули в машину четвертого. Издали тот показался знакомым, но сейчас Герберту было не до него; затем из двери буквально посыпались еще люди. Какой-то красивый тип, похожий на киноактера, налетел на Ремблера и потребовал документы. Ремблер настолько был растерян и потрясен разговором с Труди и последовавшей за ним песней, что не колеблясь протянул полицейскому водительское удостоверение, выслушал, что "может быть, мы вас вызовем как свидетеля", и даже не посмотрел вслед, когда вся толпа умчалась на автомобилях. Сам Ремблер предпочел двигаться не спеша. До гостиницы он добрался пешком, и лишь затворив за собой дверь номера, почему-то гордо именуемого "люксом", позволил себе дать волю чувствам и беззвучно затрясся в рыданиях. Через некоторое время Ремблер постарался взять себя в руки. Пусть новая потеря - а он не чувствовал, что этот разговор был последним, - очень тяжела. Только тот, кто умеет терять, может выжить в этом мире. Судьба всегда найдет "удобный" момент, чтобы швырнуть человека мордой об асфальт, и лишь от него самого зависит, сумеет ли он встать на ноги, или будет лежать, пока его не настигнут первые же безжалостные колеса. "Если очень хочешь жить - борись!" - кричит судьба человеку в оба уха, высматривая, как получше подставить подопечному ножку. Ремблер уже хорошо знал эти уроки судьбы и все же... Он просто не хотел больше подниматься - по крайней мере, пока. Работа давно перестала согревать его душу; до сих пор он жил смутной надеждой, что где-то есть люди, которым он нужен, но теперь у него не осталось ничего. Собственно, и раньше он испытывал нежелание жить - но оно всегда было пассивным. Ремблер не искал смерти - он просто был согласен заранее с ее возможным приходом. Кроме того, он с детства казался себе ненужным. Даже в момент мелких и крупных жизненных побед: он с радостью променял бы их на одно-единственное теплое дружеское слово. Но раз за разом он сам отталкивал потенциальных друзей, и годы шли, и сближаться с кем-либо становилось все труднее. В этот вечер он понял вдруг, что это вообще невозможно... "Если я сейчас умру - ни одна живая душа не заплачет обо мне. Я пустой, никому не нужный человек", - думал он, тупо глядя в противоположную стену. Теперь ему казалось, что Труди была пришелицей из давнего сна. В самом деле, разве он был похож на человека, который мог так просто познакомиться с женщиной, тем более - с такой, как она? Скорее всего, он попросту ее выдумал, как выдумал большую часть своей жизни или как выдумал для других совершенно непохожего на себя Герберта Ремблера. Негромкий стук отвлек его от тягостных размышлений. Стучали в окно. - Кто там? - громко осведомился Ремблер - и его лицо тотчас приняло обычное деловитое и слегка снисходительное выражение. - Мне очень надо с вами поговорить... Я ведь попала к Герберту Ремблеру, так? - Да... Ничего не понимаю! Вы от Труди? За окном негромко хихикнули. - Можно сказать и так. Вы можете подойти к окну? - Да, - он встал и откинул занавеску (здесь они почему-то были висячими). В первый момент Ремблер увидел только прическу. Совершенно невероятную, торчащую надо лбом почти на три ладони, - и в то же время напоминавшую обычный "каскад". Незнакомец поднял голову, и он различил личико. Совсем маленькое личико, которое вполне могло принадлежать ребенку. Странная кожистая шаль скрывала плечи, и только длинная тонкая шейка высовывалась из-под нее. Под шалью ночной гость - или гостья - был одет во что-то меховое (Ремблер хорошо рассмотрел длинную пушистую шерсть). - И еще просьба, - огромные, немного похожие на кошачьи глаза лукаво блеснули. - Не выглядывайте в окно. То есть выглядывайте немного, но так, чтобы вы видели только мое лицо, хорошо? А еще лучше - тащите сюда кресло и садитесь. Я сейчас буду вас спрашивать. "Забавно... Надо же, я еще кому-то интересен", - подумал Ремблер, подтаскивая кресло поближе. Пусть это существо явилось без приглашения - Герберт вдруг понял, что если не поговорит хоть с одной живой душой, эту ночь он может не пережить. От нежелания жить до рокового поступка - совсем немного. Легче уйти из жизни, чем прорваться через поймавший его в ловушку кокон ненарочной лжи и отчужденности. - И еще, - блеснули кошачьи глаза. - Вы можете обещать, что не скажете ей о моем приходе? Я не хочу, чтобы она расстраивалась... Просто не знаю, как это объяснить, но мне кажется, вы другой, чем она себе представляет. - Хорошо. А кто вы? - А угадайте! - круглые глаза превратились в узенькие щелочки. Нос-кнопка слегка наморщился, маленькая верхняя губа приподнялась, увеличивая сходство незнакомки (теперь Ремблер был больше склонен считать, что перед ним особа женского пола) с кошкой. - Не знаю, - развел он руками. - А вот и не угадаете! - по-детски возликовала девчонка. - Хотя вы меня знаете. Вот так! Когда она выдержала паузу, а Ремблер вдруг понял, на что этот котеночек может намекать, его лицо вытянулось. - Что, угадали?! - снова хихикнула гостья. - Изабелла?! Ты? - А ты что думал, папочка! - Изабелла показала розовый кончик языка. - Знаешь, я тоже думала, что ты совсем не такой. Мама и не знает, как я умею подглядывать! - Но почему... почему она... - "прячет тебя" - хотел сказать он, но прикусил язык. Можно было подумать, что в этот момент ему кто-то шепнул на ухо: "Молчи!". - Потом, - нахмурилась Изабелла. - Мне еще тоже надо разобраться. И я ничего не решаю. Эгон тоже считает, что тебе можно сказать правду. И я... Поэтому не рассказывай никому, хорошо? Они пока не должны знать. И не выглядывай в окно. - Ты обидишься, если я это сделаю? Тебе ведь не хочется, чтобы тебя видели, да? - Мне - хочется. Но нельзя. Ты можешь считать меня дурочкой, но я сама себе нравлюсь. Только давай не будем об этом сейчас. Лучше расскажи мне о себе. И не старайся обмануть - я всегда знаю, когда обманывают. - А ты потом - расскажешь? - с любопытством посмотрел он на девочку. - Когда будет можно, - твердо отрезала она. "У нее странное лицо. Она совсем не похожа на меня... И на Труди тоже. Труди чем-то напоминала мне пуму, а это - домашний котенок. Ничего не понимаю - они не похожи друг на друга, но похожи... на кошек". - Ну, спрашивай. - Ой... - растерянно прикусила язык Изабелла, - я не умею спрашивать. Я думала, ты мне расскажешь и так! - Ну хорошо, - Ремблер поудобнее устроился в кресле. Мысль о том, чтобы попытаться рассказать о себе, показалась ему удивительной, но - чего греха таить - и заманчивой. Тем более, что говорить правдиво - все равно, что соблюдать условия странной игры. Действительно ли так уж легко говорить о себе правду? Или для этого сперва следует понять себя? И было ли правдой то, что он сам принимал за правду? Да, перед Ремблером стояла сложная задача. - Я слушаю, - напомнила Изабелла и зачем-то втянула голову в плечи, так что над подоконником теперь были видны только ее глаза и прическа. "Ей же неудобно сидеть так, скрючившись", - кольнуло вдруг Ремблера, но снова готовые сорваться с языка слова застряли у него в горле. - Ладно, слушай. Я просто глупый и одинокий человек. Одинокий - потому что всегда хотел выглядеть лучше, чем есть. Сильным, умным, побеждающим все трудности. Я этого добился, в это поверили все. Все - кроме меня. Мне казалось, что с мягким человеком не захочет иметь дело ни одна женщина. Им нужны сильные... И я действительно убеждался, что это так. У меня за всю жизнь был только один друг, мы с ним были в чем-то очень похожи. Но он был болен и умер молодым. И тоже одиноким - жизнь не прощает слабости. Мой друг очень любил одну девчонку, но ни разу не решился к ней подойти. Так она и не узнала. Когда я потом, уже после похорон, попробовал с ней поговорить, она ответила: "А кому был нужен такой мямля?". - Ремблер рассказывал это уже не Изабелле, а скорее самому себе. - И я тогда решил, что никогда не буду тем, кого могут назвать мямлей. Вот так и получилось, что моя жизнь разделилась. Я боялся проявить жалость, боялся лишний раз признаться в любви. Любое проявление чувств казалось мне признаком слабости. Наверное, потому, что я действительно был слабаком. Это очень глупо, но когда мы с Рэем были еще детьми, как-то раз он смотрел на закат и я вдруг заметил, что он плачет. Я поинтересовался - почему, и он объяснил, что завтрашнее солнце будет уже другим... Что все уходит и не возвращается. И я тоже заплакал. Мне было жаль солнце, жаль всего, что не возвращается. Я плакал тогда едва ли не предпоследний раз - наверное, это было в своем роде прощание с детством. Только Рэй чувствовал все это острее: ему нужно было обратить мое внимание на то, что и жизнь тоже уходит, что в ней всегда приходится что-то терять. Он ведь знал о своей болезни... Вот так. А потом я заставил себя не плакать. Ни по какому поводу. Вот только сейчас... Я вспомнил этот закат, слезы, потом - как он ушел... Во всяком случае, мой друг был искренним перед собой... Подожди... я, кажется, говорю совсем о другом? - Ты говоришь как раз о том, о чем нужно, - серьезно и тихо сказала Изабелла. - Я слушаю тебя. - Да я, собственно, уже почти все и рассказал. Потом я полюбил, но вел себя соответственно с образом сильного и невозмутимого победителя. К тому времени я действительно имел некоторые победы. Жесткий и лишенный ненужных сантиментов подход создал мне хорошую репутацию на службе, я считался там очень трезво мыслящим человеком. И я не мог никого разочаровать. Нет, я, конечно, мечтал, что Труди однажды заглянет мне в душу и сама поймет, как я люблю ее. Поймет без слов, без доказательств. Теперь я знаю, насколько глупо было на это надеяться: каждый так хочет быть понятым сам, что совсем не старается заглянуть в чужое сердце. Теперь я поступил бы иначе, я сказал бы ей все, я бы начал делать глупости... Но солнце уже закатилось. Я слишком успешно смог обмануть ее тогда, чтобы сейчас она поверила в правду. - Ты не обижайся на маму, хорошо? - вдруг совсем другим голосом сказала Изабелла. Что-то женское и мудрое зазвучало в нем. - У нее нет этого дара. Он вообще редко встречается. Изо всех наших он есть у Эгона, ну и еще немного у Грега и у меня. Поэтому я и предупреждала, чтобы ты не врал. Я бы все равно не удержалась и подсмотрела... Ах да, это немного умеют еще двое... но это уже неважно. - Кто они, Изабелла? - Я же просила тебя - не спрашивай. Я постараюсь пересказать то, что узнала, бабушке... Пусть она решит. И вообще сегодня у всех большое горе. Ты ведь слышал Селену? Они оплакивают тех, других... - А ты? - А я их не знала. Ты ведь тоже не плачешь, когда по телевизору
в начало наверх
рассказывают, что где-то кого-то убили? Плакать, ничего не чувствуя, - это намного худшая ложь, чем смеяться... Понимаешь? - Кажется, да. Происходящее все больше казалось Ремблеру нереальным. И все же он понимал, что она хочет сказать. - Ну, ладно... А теперь я пойду. Я вернусь еще, вне зависимости от того, как решат они, но я надеюсь, что все будет в порядке. Только не торопи, хорошо? Всему свое время. И еще... Не надо меня жалеть - это тоже неправда. Ты просто ничего не знаешь. А потом и так поймешь. И мне, честно, очень хотелось тебя увидеть. - Спасибо. - За что? - Просто так... спасибо, - он сказал это от всей души. - А? - Изабелла на мгновение замолчала, ее глаза стали большими и круглыми, потом вновь вернулись к нормальному размеру. - Тогда... И тебе спасибо. Ты хороший... Лучше, чем кажешься. Правда! А теперь закрой глаза - и чур не подглядывать! Пока!!! Ремблер зажмурился. Когда он вновь взглянул на балкон, на нем уже никого не было. Спустя еще минуту он пораженно смотрел вниз через перила. "Черт возьми! Но ведь это же девятый этаж!!!" 19 - И все же вы меня с кем-то спутали! - отчаянно выкрикнул Эл, чувствуя, что на его руках затягивается веревка. - Угу! - иронически хмыкнул Роббер. - Нет, я серьезно говорю! Ловким пинком Роббер швырнул Джоунса на стул; Эл и ахнуть не успел, как его прикрутили к спинке. - Вы чего? - испуганно зашептал он. - Честное слово... я ничего не знаю! Надо полагать, про Григса вы знаете не меньше меня, а Чаниту я видел всего лишь раз. - Он не понимает, - хмыкнул Роббер и отошел, чтобы подать стул Большому Рудольфу. - Ну ничего, сейчас мы тебе все объясним. Ты не волнуйся - если будешь паинькой, уйдешь отсюда на своих двоих... А нет - тут уж пеняй на себя! - Не горячись, - остановил его Большой Рудольф. - Так или иначе, он нам нужен для разговора с их шефом. Послушай, парень... как там тебя? - Джоунс, - процедил сквозь зубы Эл. - Эл Джоунс... - Ты смотри! - заржал какой-то громила, до сих пор не попадавшийся Элу на глаза. - Психиатр! - А ты откуда знаешь? - с любопытством посмотрел на него Рудольф. - Так на то его и зовут Локо Эрнестино! - засмеялся за спиной Эла Гас. Роббер тоже выгнул губу в кривоватой улыбке. - Все заткнитесь! - Рудольф закинул ногу за ногу. - Так ты врач? - Да. Я же говорю - вы меня с кем-то спутали... - Эй, может двинуть ему по хавалке? - Заткнитесь, я сказал! Ну так вот, Джоунс, я предлагаю тебе неплохую сделку. Ты ведь следил за нами, и ты не из полиции - это уже кое о чем говорит. Значит, ты - из "невидимок", и нечего отпираться, тем более, что мы это запросто проверим. - Не знаю я никаких... - голос Эла сорвался и захлебнулся. Он понял вдруг, что эти люди действительно не шутят. - Я искал... Я не следил за вами! Он не слышал собственных слов - внутри все колотилось. Эти люди шутить не станут, они всерьез приняли его за кого-то другого. И Селена здесь ни при чем. И мистика вся побоку - перед ним были звери совсем другой породы, но едва ли не более страшные. - Замолчи! Сейчас я говорю, - Рудольф уже начал терять терпение. Ему действительно было бы очень неприятно признать, что он мог и ошибиться. Но уж слишком все складывалось не в пользу этого докторишки. Не смотрят ТАКИМ взглядом случайно - а он смотрел, еще как смотрел, словно в самую душу старался проникнуть. "А он - психопат... - мелькнуло вдруг у Эла в голове, и неприятный холодок пробежал по спине. - Настоящая патологическая личность. Рассудительный вменяемый психопат, возомнивший себя большой шишкой..." - Так вот. То, что ваша база расположена в этом ночном клубе, ясно и ребенку. Не знаю, какое отношение к этому имеет ваш фермер, но то, что вы все крутитесь вокруг Кампаны, и то, что вас легко вычислить, - это факт. Так что хватит играть в прятки. Если ты добровольно перейдешь на нашу сторону - ты хорошо заработаешь. Если нет - на этот раз ты сможешь унести отсюда ноги, но только после того, как все нам выложишь. Так или иначе, твои примут тебя за предателя - и будут правы. Так что выбора у тебя нет. Или почти нет. Так как? Ты нам помогаешь? - Я не смог бы сделать это даже при всем желании. Я оказался в клубе случайно... - Отлавливал сбежавшего пациента! - хихикнул Гас. - Почти. Я действительно был там... по просьбе одного из клиентов. И к вам это, поверьте, не имеет никакого отношения. - Ты в этом уверен? Эл уже хотел сказать "да", как вдруг до него дошло, что в таком случае его шансы выйти отсюда живым сведутся к нулю. Если этот "хищник" и обещал ему свободу - то только лишь потому, что надеялся на его знакомство с каким-то другим бандитом. "Ну, Эл, теперь думай... Если ты согласишься им помочь - у тебя будет шанс сбежать по дороге. Если ты просто смолчишь - ты или убедишь их в своей невиновности и отправишься на тот свет, или..." Представив себе то, что может означать это "или", он содрогнулся. Можно было не сомневаться, что эти люди без всяких колебаний прибегнут к пыткам. Но - согласиться? Эл понял, что и это не выход, ведь им нужна какая-то информация, дать которую он не в состоянии. Пока он раздумывал, время выбрало за него. Рудольф понял одно: Джоунс колеблется. Раз так, то ему есть из чего выбирать, пусть даже это выбор между добровольным и принудительным предательством. - Советую не тянуть долго, парень! - Мне больше нечего вам сказать, - выдавил Эл и зажмурился. Отсутствие ответа - тоже ответ. Рудольф не преминет истолковать это по-своему. - Дать ему по морде, шеф? - снова осведомился Локо Эрнестино. - Нет. Пусть им займется Очкарик... Здесь нужна работа профессионала... Эл оцепенел. Сейчас должно было начаться самое худшее. Не стоило труда догадаться, профессионала какого рода они имели в виду. "Господи, помилуй! За что?! - безмолвно взмолился он, слушая, как приближаются к нему неумолимые шаги. Теперь он предпочел бы умереть сразу - было уже поздно уверять бандитов в своей невиновности и непричастности. Вряд ли эти гангстеры смогут теперь в нее поверить... Чьи-то пальцы затеребили веревку, и вскоре одна рука Эла освободилась - но тут же ее схватили, зажав пятерней, как стальными тисками... 20 Нельзя сказать, что Джейкобс вернулся в участок в хорошем настроении. Конечно, он сделал главное - вычислил Джоунса, но все же... Слишком неубедительно прозвучит его доклад. Чтобы человек с его внешностью так быстро раскрыл преступление... точнее, чтобы в это поверили, нужно было иметь более серьезные доказательства. А что было у Джейкобса? Услышанная издали, но ничем не подтвержденная фраза одного из гангстеров? Маловато... Прямо скажем, маловато. Думать о том, что Джоунс похищен - а догадаться об этом было несложно, - Джейкобсу не хотелось. Это был уже совсем другой вопрос, его лично не затрагивающий, зато порождающий ряд претензий со стороны начальства. Джейкобс не имел права вмешиваться, пока Рудольф и его компания просто слонялись по заведению. Но в тот момент, когда они окружили беднягу Джоунса, он был просто обязан вмешаться. Хотя, с другой стороны, доктор последовал за ними так покорно, что можно было заподозрить и полюбовное соглашение... - ...Докладывайте, Джейкобс, - рядом с начальником участка уже восседал сам шериф. - Разборка не состоялась. Люди Рудольфа Грюнштайна во главе в самим Большим Рудольфом пришли в клуб, но вели себя так, что к ним нельзя было предъявить претензий. - Претензии можно предъявить к кому угодно, и не мне вас учить... - буркнул под нос шериф. - Продолжать? - Да, будьте добры, - от последних слов так и разило сарказмом. - Мы не делали этого еще и потому, что собирались в первую очередь установить личность их противников. - И что, вам это удалось? - Частично. На моих глазах Грюнштайн встретился с Джоунсом, назвав последнего "мистером Невидимкой". - С каким Джоунсом? Судя по вашему тону, вы имеете в виду Джоунса Кенди, судимого за... - Никак нет! Эла Джоунса, психиатра, проходящего в качестве потерпевшего по делу Григса! - злорадно выпалил Джейкобс. Это был его миг - миг его триумфа. Желание насолить доктору, способному проникнуть внутрь его натуры, превзошло даже честолюбивые стремления изловить "невидимку" и лично доставить его в участок. - Этого Джоунса? - приподнялись от удивления брови начальника участка. - Помните показания Григса по поводу "нелюдей", "зомби" и тому подобного? Я полагаю, он имел в виду "невидимок", - высказал Джейкобс свою заветную мысль и замолчал, наслаждаясь произведенным эффектом. Некоторое время все молчали. Более удачливые коллеги Джейкобса давно прислушивались к его докладу, чтобы высмеять его, но при этих словах у них пропало такое желание. Брови начальника поднялись еще выше, но затем вернулись в исходное положение. - А что... В этом что-то есть. Картер, принесите мне дело Григса! - Слушаюсь, сэр! Глядя на самого молодого сотрудника, сорвавшегося с места выполнять поручение, Джейкобс оскалился. Сегодня он был в выигрыше. - Ну а дальше? - спустил его с небес на грешную землю шериф. - Чем закончилась их встреча? Этот элементарный вопрос оказался едва ли не ударом в спину. С этого момента миг торжества остался позади и о нем можно было только вспоминать, сетуя на быстротечность дел мирских. - Джоунс вышел с ними. Некоторое время мы следовали за ними, но Рудольфу удалось оторваться. Кроме того - не забывайте, меня никто не уполномочивал арестовывать ни одного из... - Джейкобс сбился и замолчал. Он сам был виноват, что испортил собственный триумф. Если бы он не начал оправдываться, а отнесся к происшедшему свысока, будто все так и было задумано, он остался бы в выигрыше. Но Джейкобс сам выставил на обозрение свою слабину, и теперь, как ему показалось, в его спину иглами уткнулись презрительные взгляды коллег. - Больше вопросов нет, - сухо отозвался начальник участка. - Садитесь составлять письменный отчет. И в следующий раз будьте порасторопнее. Когда красавчик Джейкобс возвращался на место, уши его горели от стыда. "Ну ничего, Джоунс! - скрипнул он зубами. - Мы еще с тобой рассчитаемся!!!" Что поделать, ненависть в человеке часто бывает сильнее любой логики... 21 ...Как глубоко проникает в душу лунный свет! Кожа Селены холодна, как мрамор, и так же бела. К ней можно припасть губами, как к камню, потереться щекой... Живая и неживая, существующая и несуществующая. Не человек - луна, сон, призрак... - ОН БРЕДИТ... Я НЕ МОГУ ПОНЯТЬ НИ СЛОВА. - ПУСТЬ ПРОДОЛЖАЕТ. НАПОМНИТЕ ЕМУ! - НЕВИДИМКИ, ДЖОУНС... ЧТО ВЫ О НИХ ЗНАЕТЕ?
в начало наверх
Невидимки... Невидимки-мысли, невидимки-чувства... Они руководят душой человека, незаметно подталкивая его под локоть, - и вот уже он совершил безрассудный, нелепый поступок или... Или преступление. Они хитры - эти невидимки. Они неуловимы. Чтобы вытащить их на свет и рассмотреть, следует перевернуть человеку всю его душу. А он не хочет, не хочет... Луна - моя невидимка, моя, Эла Джоунса. Она следит за мной, направляет поступки, требуя отчета. И все же невидимка - я сам. Часть меня. Непознанная, затаившаяся часть. Они невидимы не сами по себе - они просто хорошо умеют маскироваться. В человеческой душе очень много всякого хлама. И грима тоже много. Вот если его снять, тогда бы они вышли наружу. Только это невозможно сделать: грим въелся в кожу, стал уже частью человека... Там, где в жизни человека наступает пора правды, там невидимкам места нет. Точнее, они вылезают наружу и начинают открыто говорить о себе... Невидимки есть всюду - не только внутри у каждого. Есть невидимки городов, есть невидимки стран, всего человечества, наконец. Все то, что люди отвергают, с чем не хотят считаться, что заставляют себя забыть или прячут от чужих взглядов, - все превращается в невидимок. Иногда они сидят тихо, иногда вылезают наружу и подчиняют себе человека. Когда им это удается плохо, человек попадает в психиатрическую лечебницу. Невидимки могут все: сделать человека маньяком - но и героем; разрушить в нем все доброе и светлое - но и оказаться единственным источником внутреннего света. Разные бывают невидимки - и лишь невидимость их роднит... - ОН ХОЧЕТ СКАЗАТЬ, ЧТО НЕВИДИМКИ - ЭТО НЕ ОРГАНИЗАЦИЯ, А НЕЧТО, ЗАСТАВЛЯЮЩЕЕ ЛЮДЕЙ ПОДЧИНЯТЬСЯ ЧУЖОЙ ВОЛЕ? Почему же - чужой? Собственной. Слишком разные стремления живут в одной оболочке одновременно. И слишком многие из них оказываются в тени. Больше фальши, игры - больше и невидимок... Больше искренности - и их меньше. А когда они на виду, с ними легко сладить... - Я ЖЕ ГОВОРИЛ, ЭТО НЕ БРЕД... ПРОДОЛЖАЙТЕ. - КТО МОЖЕТ УПРАВЛЯТЬ НЕВИДИМКАМИ? Как - кто? Если ими можно управлять - значит, они уже не невидимки. И все же это реально. Если человек знает себя... Или раскрылся достаточно полно перед другим... Все просто, все легко. У меня как у врача много таких возможностей. Собственно, и профессию психоаналитика можно определить как "ловца невидимок". Чем занимается такой врач? Ищет скрытые мотивы в поведении, тайные источники мучающих человека проблем. Человек странно устроен: он сам не знает, сколько кнопок скрыто у него внутри. Если кто-то умело нажмет на одну... Только зачем все это? Врач не имеет такого права. И тот, кто рискнет этим механизмом воспользоваться, уже не врач - преступник. - АГА... ЧИСТЕНЬКИМИ ХОТИМ КАЗАТЬСЯ! Что это за голос в голове? Вроде знакомый, а вроде... Открыть бы глаза - да веки слишком тяжелы... А почему бы мне и не хотеть быть чистеньким? Луна чиста... Пятна - это ложь, бред. Это тени на ее лице, светлые и чистые тени... Она сама - свет, а к свету может прикоснуться только самое чистое... Луна, прекрасная Луна с глазами сфинкса... - У НЕГО ОПЯТЬ НАЧАЛСЯ БРЕД. ОЧКАРИК, ТЫ МОЖЕШЬ ЧТО-НИБУДЬ СДЕЛАТЬ? - ВСЕ... СЕЙЧАС ОН ОТКЛЮЧИТСЯ. ОН И ТАК МНОГОЕ РАССКАЗАЛ. - НО БРЕД... Слова уплывали, уходя вдаль. Бред... А что - бред? Разве вся жизнь - это не бред, скажите пожалуйста... 22 - Значит, ты утверждаешь, что вместо организации "невидимок" мы имеем дело с одним человеком - предположительно, с хорошим гипнотизером? Серо-зеленые, неровной окраски глаза Рудольфа холодно смотрели на Клайта. Хотя последнего и называли Очкариком, это относилось вовсе не к его внешности - кличка скорее отражала тот факт, что, в отличие от остальных членов банды, он был ученым-химиком. В свое время Клайт защитил научную работу по наркотическим и психотропным веществам. - Я ничего не утверждаю, но если выстроить все высказывания этого человека в логический ряд, получается приблизительно такая картина. Он говорил о том, что человека можно заставить сделать все, если правильно задействовать его подсознательные мотивации, и признался, что способен на такое. Впрочем, это вовсе не говорит о том, что Джоунс - одиночка. Почти наверняка у него есть помощники. Кроме того, не исключено, что и его самого используют просто как оружие. Может быть, за всем этим стоит более сильный гипнотизер... В таком случае есть вероятность того, что сам Джоунс действительно непричастен ко всей этой истории и занимался в клубе тем же, что и мы, - выслеживал "невидимок"... Кроме того... женщина, о которой он упоминал... вам что-нибудь говорит ее имя? - Нет, это совсем другое... Это имя певицы, которая выдала очень эффектный номер перед тем, как мы все оттуда убрались. Признаться, эта Селена - странно, что я не видел ее здесь прежде, - умеет произвести впечатление... - А! Ну я, в общем, сделал все, что мог. Теперь стоит дождаться, когда он придет в себя и попробовать поговорить начистоту. А мне пора в лабораторию... СКОРО ВЫ СМОЖЕТЕ СНЯТЬ ПРОБУ С ТОВАРА. - Хорошо, иди, - кивнул Рудольф... Только... Эрнестино, проверь улицу. Я не поручусь, что за нами не увязались фараоны. Не стоит слишком уж мозолить им глаза. Как ни странно, после объяснений Очкарика Клайта он почти потерял интерес ко всему происходящему. Такое решение казалось ему просто скучным, хотя, с другой стороны... Конечно, доктора можно будет убедить работать на них, можно и самим воспользоваться таким беспроигрышным вариантом, постепенно отделываясь от лишних людей, которые его так раздражали. Можно было даже повосхищаться человеческой фантазией - но она обычно не вызывала у Рудольфа энтузиазма. Чем проще люди - тем легче иметь с ними дело, считал он... - Эрнестино! - Что? - Что ты копаешься? Там все в порядке? - Локо Эрнестино приоткрыл дверь и заглянул в комнату. На его лице был написан испуг. - Что случилось? - Там тихо, но... - Что "но"? - взвился Рудольф. Он сам не мог понять, что его вдруг напугало, но выражение лица Локо ему не понравилось. - Я не могу найти Хулио и Медосу. Они пропали, - выдавил Локо. - И еще... Мне показалось, что там, в кустах, - волк. - Идиот! - зашипел Рудольф - и тут же расслабился. Вечно этому Эрнестино лезла в голову всякая чушь. Парень был совершенно невыносимо суеверен, за что его и прозвали Локо. Кроме того, он боялся всего - кроме людей, разумеется, с которыми мог обращаться, как хотел. - Я пойду проверю, - кивнул Гас. - И возьми с собой этого идиота! "Волк"!!! Мерещится черт знает что... Рудольф не договорил. Протяжный волчий вой раздался за окном, затем перешел в угрожающее рычание и смолк. Лицо Локо позеленело. Вздрогнул и сам Рудольф. - Это собака... - неуверенно прошептал Очкарик, тоже повернувшись в сторону двери. - Большая собака... Потом наступило недолгое, но глубокое молчание - все слушали, не повторится ли вновь жуткий звук. Волк молчал. - Гас, Эрнестино... Проверьте. Без крайности - не стрелять, - голос Рудольфа прозвучал глухо. Почему этот вой так напугал его? Он искал ответ - и не находил. Или дело было не в самом вое, а в чем-то другом? Может, доктор и на него успел напустить "невидимку"? Хотя нет - страх знают все, страх осязаем, он смеется над человеком и заглядывает ему прямо в глаза, хотя и любит выскакивать из темноты. Но тут же комната, свет... Или "невидимка" спустил страх с невидимой же привязи? Похоже на это... Очень похоже! Улицу заливал ровный лунный свет. Причудливо торчали по обе стороны дороги силуэты пальм, чуть ближе сплошной темной массой чернели аралии. Загадочно поблескивали на асфальте впечатанные в него мелкие осколки стекол. Только одно окно горело на всю улицу - и то находилось за спиной вышедших из дома людей. Все молчало кругом, ни одни листок не шевелился, придавленный тревожной ночной жарой. Казалось, картина специально застыла, чтобы помочь замаскировать притаившуюся во тьме засаду. - Смотри! - дернулся вдруг Локо, хватая Гаса за локоть. - Что? - Вот там, у куста... Видишь? В самом деле - куст двигался. Нет, не куст - его нижняя ветка... даже не ветка - тень под ней. Она ползла, выдвигаясь на лунный участок... И вместе с ней на двоих замерших у порога людей наползал страх. Им приходилось убивать и рисковать своей головой, и все же никогда ни один из них не испытывал такого странного ужаса перед ночью, молчанием и еще неизвестно чем, притаившимся во мраке ночи. Темное пятно выползало на асфальт - и вдруг на нем вспыхнул синеватый лунный блик. То, что они приняли за тень, было лужицей какой-то жидкости. - О мадре миа! Это же кровь! - сделал шаг назад Локо Эрнестино. - Закрой рот... Ты что, никогда мертвяков не видел?.. - Огастес сделал паузу и крикнул во весь голос: - Эй, кто там? Вылезайте! Кусты молчали, только лужица крови продолжала потихоньку расти. - О, черт! - сплюнул Гас. - Пошли! Сейчас мы им покажем. - Постойте... - дернул плечом Локо. - Может, позовем еще кого-нибудь... или... Слушай, у меня есть фонарь! - Да ну его на фиг! - шагнул вперед Гас. У него тоже тряслись поджилки, но привычка сбивать страх действием давала о себе знать. - Хотя... - он запнулся, тревожно вглядываясь в неподвижную массу кустов. - Тащи фонарь! Какой прекрасной показалась Эрнестино залитая электрическим светом комната! - Что еще стряслось? - недовольно уставился на него шеф. - Я... я за фонарем! - Эрнестино двигался порывисто, руки и ноги отказывались ему повиноваться сразу, что делало его похожим на сильно разрегулированного робота. - Давай, только быстро! Рудольф сжал кулаки. "Почему я боюсь? Зачем я боюсь? Что же там происходит, черт побери?!" То и дело оглядываясь, словно собираясь запомнить вид этой комнаты навсегда, Эрнестино, прихватив фонарь, поплелся к наружной двери. Его вид окончательно вывел Рудольфа из равновесия - он уже и сам не мог скрыть испуганной гримасы. - А-а-а-а!!! - раздавшийся из-за двери вопль заставил Большого Рудольфа вскочить с места. И не только его - на дверь мгновенно уставились пистолетные стволы. - А-а-а-а! - в приоткрывшуюся дверь влетел Локо с расширенными от ужаса глазами. - Что?! - Его... его тоже нет!!! - Эрнестино закрыл лицо руками. - Кого? - Гас... Его унес волк! - Ты видел? - Нет... Там никого нет. - Идиот!!! - Рудольф взревел с такой силой, что можно было подумать - окна повылетают из рам. - Роббер, врежь ему... и проверь сам. - Вот что, шеф, - Роббер демонстративно положил руки в карманы, - может, не стоит? Я, конечно, не верю ни в каких волков, только... Может, дождемся утра? - Там кровь... там лужа крови! - простонал Локо. - Волк забрал уже троих... - Кретины! - от испуга Рудольф потерял способность говорить нормально. Он мог только орать и ругаться. - Я сам сейчас выйду, и тогда - берегитесь!!! Он ринулся в сторону двери, но Роббер перехватил его на полдороге: - Не стоит, шеф... Зачем? Лучше подождать. Здесь мы, во всяком случае, в безопасности. - В какой безопасности? - взвился Рудольф. - А там что - не в безопасности? Какая-нибудь парочка устроила спектакль - а вы уже готовы
в начало наверх
поджать лапки и шлепнуться на брюхо? Идиоты, недоноски! И вы еще хотите, чтобы вас кто-то уважал?!! Слюнтяи, маменькины сынки!!! - Потише. Надо разобраться, что происходит. Но раз что-то не так, можно поступить проще, - голос Клайта звучал тихо и неуверенно. - Локо, где ты их видел? - Я? Еще не хватало, чтобы я их видел! Они в кустах. - Кусты справа, слева? - Ты что, сам не знаешь? Справа, конечно! - Эрнестино колотило. - Прекрасно. У нас есть окно и фонарь... Только... Можно выглядывать буду не я? У меня есть и другие дела, с которыми вы вряд ли справитесь. Химик выглядел сейчас неловким и жалким, но Рудольф немного успокоился. Все же голова у Очкарика работала - а большего от него никто и не требовал. Тут он прав: каждому свое... - Роббер, в окно-то выглянуть ты можешь? - В окно? Ладно. Эй, придурок, давай свой фонарь! Роббер подошел к окну, и его голова исчезла из виду. Все нетерпеливо и испуганно уставились на него. - Не молчи! Рассказывай, что ты там видишь! - Сейчас... Возле куста - лужа какой-то жидкости. Не исключено, что это кровь... Ветка... метелки... Так! - Что? - Нога... Две ноги. Не могу понять, кто это: голова в кустах, торчат только ноги. Ботинки на светлой подошве, размер большой... - Это Хулио! - снова дернулся Локо. - Что еще? - Сейчас... Желтый круг фонарика полз по кустам, пока не уткнулся во что-то непонятное. Можно было подумать, что на ветках растянули мокрую тряпку, а сверху развесили связку скользких, мокрых колбас. Когда фонарь опустился ниже, Роббер вскрикнул и отшатнулся. - Что случилось? - Бог мой! Видели бы вы это... - он сполз по стене на пол и начал рассеянно озираться. - Кто-то развешал по кустам кишки! Ноги целы, но выше... Это что-то жуткое. Если бы я хотя бы слышал взрыв... - Волк! - взвизгнул Локо, начиная креститься. - Заткнись... Дай сюда! - нервным движением Рудольф вырвал из рук помощника фонарь и рванулся к окну. Развешанные кишки под растянутой на ветках рубахой (по крупной клетке на ткани Рудольф узнал рубашку Огастеса Ворма) он увидел сразу и не стал долго задерживаться на этом зрелище. Луч фонарика полз дальше, в сторону более густой тени, смыкающейся с тенью дома, дополз до стены и опустился вниз. Кровь застыла в жилах Большого Рудольфа, когда в неровном круге света возникло еще одно тело. Оно лежало на земле и странно дергалось, как может дергаться только неживой предмет, который кто-то трясет. Луч света передвинулся еще немного - и в него попала огромная волчья морда с оскаленными зубами. При виде света зверь на мгновение зажмурился, кусок мяса вывалился у него изо рта. Мгновением позже глаза открылись и вспыхнули. Раздалось негромкое рычание, и волк пошел прямо на Рудольфа, который оцепенел под взглядом горящих звериных глаз. Первым перемену в хозяине заметил Роббер. Он резко дернул шефа за шиворот и втянул его в комнату. И вовремя - в этот момент волк прыгнул и челюсти клацнули всего в нескольких сантиметрах от лица Рудольфа. - Что это было? - дрожащим голосом спросил Роббер. - Окно... - хриплым голосом выдавил из себя Большой Рудольф. - Закройте скорее окно... И опустите штору... Нет, жалюзи! Окно захлопнули мгновенно - и вовремя: как только жалюзи закрылись, в них что-то ударилось со страшной силой. - Все наверх! - не своим голосом выкрикнул Рудольф. - Эта штука долго не выдержит! Если зверь прыгнет еще раз... Зверь прыгнул - но Рудольф несколько преувеличивал его силу. Только несколько щепок отлетело от рамы от удара, но этого оказалось достаточно, чтобы все мгновенно взлетели по лестнице. Лишенную окон комнату удалось найти только одну. Очень быстро Рудольф и Очкарик придвинули к двери письменный стол, в то время как Роббер поспешно набрасывал сверху попавшиеся под руку более или менее увесистые предметы. Об иерархии в этот момент уже никто не вспоминал. Вскоре звон стекла подтвердил целесообразность предпринятых мер: чудовище, по всей вероятности, ворвалось в комнату. - Нет! - взвизгнул Локо Эрнестино и принялся шептать себе под нос то ли молитву, то ли заклинание. - Заткнись, - прохрипел Рудольф. В этот момент он выглядел просто страшным. - Так что там такое, шеф? - поинтересовался Роббер, которому были чужды любые глубокие эмоции, даже такие, как страх. - Оно похоже на волка, но... это какой-то демон! - с трудом двигая челюстями, проговорил Рудольф. - В жизни не видел ничего подобного... - Дьявол! - простонал Локо. - Тише! - прошипел Роббер и скользящей походкой осторожно направился к двери. По лестнице кто-то шел - но шаги отнюдь не походили на звериные. - А-а-а, - негромко завыл Эрнестино, и тут же получил затрещину от Очкарика. - Я тебя придушу, ублюдок! - шикнул на Локо Рудольф. Он и в самом деле с удовольствием бы проделал это прямо сейчас. Мало ли, что Эрнестино хорош в драке на кастетах и в ближней перестрелке, - никому не нужны люди, способные от испуга наложить себе в штаны. - Идет, - скрипнул зубами Роббер. Шаги остановились на их этаже. Похоже, неизвестный стал проверять все двери подряд. Когда он остановился напротив их комнаты, Роббер был уже к этому готов. Пуля вошла в дверную фанеру, вслед за тем кто-то вскрикнул, и шаги, уже торопливые и неровные, опять зашлепали по лестнице. - Ушел... - выдохнул Рудольф. - А я думаю о том докторе... - проговорил вдруг Очкарик. - Между прочим, он остался внизу... - Ну и пусть его сожрут, - рявкнул Рудольф. - Невелика потеря... Может быть, он их на нас и натравил. - М-да, - хмыкнул Роббер. - Невидимки и волки-оборотни... Веселый рэкет... Вот только как мы отсюда будем вылезать? Может, позвоним в полицию? - последние слова прозвучали иронически и истерически одновременно. - Позвонить... А ведь это идея! Дай телефонный справочник! - взялся за аппарат Очкарик. - Ты что, спятил? - Да не в полицию, успокойся... На наш дом напало бешеное животное - вот и все... Во всяком случае, это объяснит развешанные на кустах кишки. - Очкарик даже попробовал улыбнуться, но это у него получилось плохо. - Звони куда хочешь, - устало зажмурился Рудольф. - Будем надеяться, что к тому времени, когда они приедут, доктора уже не будет! 23 Сознание возвращалось вместе с невероятной головной болью. Собственно, боль возникла первой, и уже вслед за ней Эл начал различать что-то вокруг себя. Например, то, что он лежал на низенькой, сильно пахнущей псиной койке в комнате, совершенно ему незнакомой. Эл пошевелил руками (они не были связаны), и ему удалось даже сесть, но тут его голову словно стянул раскаленный обруч. Эл невольно потянулся рукой к виску. Разумеется, никакого обруча не было. Просто болела голова. Перед глазами поплыли красные круги. Эл застонал, но с облегчением подумал, что все могло закончиться и хуже. Если оно, конечно, уже закончилось. Кости не поломаны, его вообще не били... А голова - это пройдет. Интересно только, какую чепуху он им наплел под воздействием психотропика. Эл посмотрел на дверь. Она была слегка приоткрыта. Далекий петушиный крик сообщил ему, что, по всей видимости, его уволокли куда-то за город. Да и сама комнатка выглядела немного странно: взять хотя бы навешенные на стены пучки незнакомых сильно пахнущих трав. Интересные, должно быть, здесь жили обитатели. А звериный запах? Не иначе как собачье логово. Эл бросил взгляд на свою постель в поисках приставшей шерсти. Ему в самом деле удалось найти несколько длинных серых волосков. "Ну и что дальше? - подумал он, когда боль немного отпустила. - Что они будут со мной делать? Отпустят? Убьют? Почему они не сделали это раньше? Везли куда-то... Дверь не закрыли..." - О! - раздался у двери глуховатый женский голос. - Наш гость пришел в себя! В комнату неровной походкой вошла женщина в странной красной хламиде - на первый взгляд, та самая, из ночного клуба. - Добрый день, мадам, - морщась, проговорил Эл. - Скорее уж доброе утро. - Лица женщины не было видно, но Эл понял, что она улыбнулась. - Выпейте-ка вот это... У вас болит голова, да? У нее была интересная манера разговаривать. Эл подумал, что похоже на незнакомый акцент. Чуть воющие гласные, особенно "у", четкое "р", произносимое скорее по-испански, чем по-английски, и мягче, чем в немецком языке. Остальные согласные смазывались, и их приходилось угадывать. - Зверски болит, - согласился Эл. Женщина не проявляла к нему враждебности, и он не хотел грубить. Вот только подыграть было сложно: и обстановка, и головная боль, и недавно закончившийся допрос (Недавно? Ну-ну, если верить ее словам, уже утро!) ничто не настраивало на благодушный лад. - Выпейте это, - протянула она стакан, и сквозь сделанные в хламиде прорези для глаз Эл заметил два зеленых огонька. Когда женщина шевелилась, от нее пахло псиной - еще сильнее, чем от постели. Еще раз поморщившись, Эл взял протянутый стакан. В нем был какой-то травяной чай - чуть теплый, сладковатый и в общем приятный. Напиток и в самом деле хорошо освежал: не прошло и минуты, как Эл ощутил значительное облегчение. Женщина присела на край кровати и молча чего-то ждала. - Спасибо, - кивнул ей Эл. Он чувствовал, что должен сказать что-то еще, но голова работала плохо и он никак не мог подобрать нужные слова. - Ульфнон, - неожиданно произнесла женщина. - Что? - Тебя спас Ульфнон. Завтра ты уйдешь... - Что? - Все. Больше я ничего не могу сказать. Она встала и молча пошла к двери. Эл ошалело смотрел ей вслед. - Постойте! - окликнул он ее. - Как вас зовут? Вопрос звучал нелепо, но Эл не мог допустить, чтобы она ушла просто так. - Это важно? - Да! - едва ли не закричал он. Женщина остановилась и снова повернулась к нему: - Эннансина. "Ну и имечко... Хотя и Ульфнон - под стать..." - Мисс Эннансина, или как вас там... Может быть, вы все же объясните, что произошло и где я нахожусь? - Объяснить? - переспросила она, делая шаг навстречу. - Ну да. - Тебя похитили. Ульфнон спас. Все. - Нет, не все... Я вообще ничего не понимаю в этой истории. Что здесь происходит, в конце концов? - Здесь? - Эннансина, не притворяйся... Я же не слепой. Я хочу просто понять, куда и почему я попал. - Ты был без сознания. Ульфнон принес тебя сюда. Я лечу. В голосе Эннансины сквозила горечь. Она явно хотела ему ответить, но почему-то у нее не получалось: то ли она и сама не была посвящена во все подробности, то ли ей мешало плохое знание языка. - Но почему? Зачем? - Они тебя взяли. Люди. Так было нельзя, - с отчаянием прошептала загадочная женщина. - Я не знаю больше... Путь тебе объяснит кто-нибудь другой. - Ладно... Спасибо, Энн. - Не за что. Тебя спас Ульфнон. - А с ним я могу поговорить? - Не знаю. Может, днем... сейчас - нет. Не нужно. - Ну а кто тут еще есть?.. Кстати, я имею право вставать и выходить
в начало наверх
отсюда? - Да... - удивилась Эннансина. - Ведь не заперто. Только лучше лежать - голова может снова заболеть. Это был яд. - Что? - Они давали тебе яд. Не тот, что убивает, но все равно. - А-а, ясно. - Я пошла, да? - спросила Эннансина и тут же исчезла за дверью. "Ясно? Ни черта мне не ясно, кроме того, что эти люди... Или неизвестно, кто там они, решили меня спасти. Значит, есть компания гангстеров, есть эти... не люди, есть какие-то невидимки... Психоделика какая-то!" Решив, что поломать над этим голову следует, но попозже, Эл встал и побрел в сторону двери. Теперь он заметил, что головная боль сменилась легкой тошнотой, не так мешавшей, но все же неприятной. Дверь вывела его в маленький коридорчик, в конце которого располагалась ведущая наверх лестница. Напротив нее, как он и ожидал, обнаружилась наружная дверь. Спустившись по ступенькам крыльца, Эл попал во двор. У самого дома, напротив выхода, стоял трактор, чуть поодаль виднелся потрепанный "форд". Утро еще только начиналось, небо еле желтело на востоке, но ночная жара уже ушла вслед за дневной, и наступал короткий период мягкой прохлады. Дышалось очень легко, хотя к воздуху примешивался едва уловимый запах силоса. Что-то большое и темное шевельнулось у забора. Эл напрягся, но тут же успокоился: там стояла лошадь. "Ферма... И наверняка - ферма Дугласа", - догадался он. Эннансины нигде не было видно. Ему вдруг захотелось остановить эту минуту, чтобы мир как можно дольше оставался таким тихим и мирным, чтобы где-то пищала птица, вздыхала лошадь и рядом не было никого. Даже луны. Эл поднял глаза к небу, ища ее диск, но не нашел. Луна пряталась где-то за домом. Эл сделал несколько шагов и присел. Ему не хотелось отсюда уходить. Уж лучше быть на ферме, среди загадочных существ, в обществе Эннансины со светящимися глазами, чем вернуться к человеческой грязи и жестокости. "И почему я не такое вот существо? - подумал он неожиданно для самого себя. - Почему я - не с ними? Там, в городе, как-то забываешь, что есть и другая жизнь, в которой можно просто неторопливо сидеть, наблюдая за восходом солнца. Может быть, все наши беды - беды людей - от того, что мы разучились жить медленно. Смотреть на небо. Радоваться птичьему пению, даже такому безыскусному. Мы все гонимся за чем-то, доказываем себе и другим свою неистинную цену, врем, ловчим, путаемся... А потом еще удивляемся, почему так часто разум не выдерживает и начинает выкидывать фортели... - неожиданно он усмехнулся. - Теперь я буду прописывать своим клиентам что-то вроде "дважды в день до еды выходить на свежий воздух и смотреть на небо, размышляя о сути бытия". Неплохой рецепт... И буду первым, кто пройдет такую терапию". Эл провел рукой по волосам, убирая их со лба (головная боль, на удивление, прошла полностью). Ему вдруг подумалось, что его работа, все, связанное с ней, - нечто далекое, почти нереальное. Вернется ли он туда? Захочет ли возвращаться? Ему не хотелось видеть людей. Ему хотелось уйти в мир таинственных ночных существ. Скрипнула дверь, и кто-то вышел. "Ну и что, - сказал себе Эл, продолжая улыбаться разрастающейся у горизонта полоске света. - Пусть". Кто-то подошел к нему и сел рядом. Эл мельком взглянул на пришедшего: тот тоже улыбался - и вновь поднял глаза в сторону восхода. Возле него сидел знакомый. Почти знакомый - он видел этого человека всего лишь раз, в ночном клубе. Хотя нет... раньше он тоже его видел, но не слишком обращал на него внимание. Это был тот самый худой человек, уводивший Гориллу и обернувшийся в момент похищения. "Во всяком случае - он из их мира!" - успокоил себя Эл, и улыбка вновь заиграла на его лице. И тут же рука тощего дружески похлопала его по колену. Он был своим. Эл не понял, как ощутил это, но этот человек был ему чем-то очень близок. Некоторое время они молча сидели рядом, потом тощий встал - так же безмолвно, - и по его жестам или позе (сложно сказать, как именно) Эл догадался, что тот как бы извиняется: мол, прости, друг, мне надо идти. "Спасибо", - мысленно поблагодарил его Эл и вернулся к восходу. Небо уже значительно посветлело, птица смолкла, зато в доме зажглись окна. Его хозяева просыпались. "Я не хочу отсюда уходить, - подумал Эл, наблюдая за золотистым солнечным краешком. - Не хочу. Я хочу возвращаться сюда снова и снова". - Эл!.. - негромко позвали его. Эл поднял голову и обернулся в сторону крыльца. Там стояла женщина в открытом платье. - Да? - Вы будете завтракать? - улыбнулась она. Он молча кивнул. Ему было приятно, что эта незнакомая блондинка назвала его просто по имени. Встать оказалось нелегко - спина затекла от долгого сидения. Он кое-как выпрямился и последовал за блондинкой. Когда они уже входили в комнату, Джоунсу вдруг показалось, что он знает, кто перед ним, хотя он не слишком верил во всякие совпадения. - Простите... Вас зовут Гертруда, Труди? - Да, - подтвердила она. - Входите. Раз вы уже с нами... Она не договорила - просто махнула рукой. Эл ничуть не удивился, увидев за столом еще нескольких знакомых. Закинув ногу за ногу, сидела Чанита, возле нее шептался с Эннансиной Горилла Грегори, рядом склонился над тарелкой бородатый и лохматый мужчина в одежде не менее странной, чем у Эннансины (что-то подсказывало Элу, что это и есть Ульфнон). Сразу за ним, подперев голову руками, сидел тощий "приятель". Были здесь и незнакомые, но Эл без труда догадался, что это хозяин фермы Дуглас с женой и детьми. Глава семьи - светловолосый краснолицый здоровяк с толстой шеей, грубоватыми чертами, но добрыми спокойными глазами, восседал во главе стола. Возле него сидела женщина, выглядевшая старше всех, немного осунувшаяся, но в недавнем прошлом довольно красивая. Некоторые черты ее лица свидетельствовали о родстве с индейцами или выходцами из азиатских стран. Двое подростков, старшему из которых можно было дать не больше шестнадцати, поразительно напоминали отца. Зато совсем маленькая девочка, скуластая чернушка, была похожа на мать. Она даже унаследовала ее серьезный и усталый взгляд. Не было только Селены. Эл сразу отметил, что когда они с Гертрудой сядут, останется два свободных стула. - А где Изабелла? - поинтересовалась Чанита. "Изабелла? Конечно же, как я мог забыть... Дочка Ремблера", - вспомнил Эл. - Она спит, - нахмурилась Труди. - Она опять гуляла ночью... С ней просто нет сладу, надо будет поговорить с бабушкой... - Не надо, - буркнул вдруг старший подросток. - Что такое? - Мы гуляли вместе. А что, нельзя? - вызывающе вскинул он голову. Черты лица Гертруды разгладились. Похоже, его ответ позволил ей вздохнуть с облегчением. - Друзья, мы будем есть или разговаривать? - спросил Дуглас, и все замолчали. Эл тоже. Впрочем, он молчал и до этого. Да и можно ли разговаривать, когда рот набит вкусной едой... 24 В эту ночь Джейкобс спать не ложился. Пожалуй, это был первый случай, когда он остался на ночное дежурство добровольно, но никогда прежде ночь не сулила ему ни шансов на успех, ни возможности отыграться за допущенную оплошность. Большинство сотрудников, вызванных вечером в ночной клуб, вернулись отсыпаться в свои квартиры, но Джейкобс остался на посту. Он просто чуял, что что-то должно произойти, но ночь уже сходила на нет, а новостей не было. Какой-то грузчик спьяну начал избивать свою жену - соседи сообщили в полицию... Какие-то подростки разбили витрину... Все сигналы были на удивление скучны и заурядны. Просто не верилось, что в такую особую ночь, когда начали происходить едва ли не чудеса, люди могут заниматься такими пустяками. Ночь уходила. Джейкобс ждал. Первый звонок, по-настоящему заинтересовавший его, поступил почти под утро. На первый взгляд, не произошло ничего особенного - просто из окна высотного дома (была только одна такая улица на всем участке) выпал человек. Или был выброшен - иначе зачем ему было прихватывать с собой на тот свет и стекло? Джейкобс уже подумал было, что это происшествие - не для него, как вдруг компьютер выдал ему, что покойник принадлежал к банде Большого Рудольфа. А одно имя не выпадает дважды за ночь случайно. Если вечером Рудольф собирался затеять разборку, а утром один из его людей отправился полетать без самолета - это уже о многом говорит... Не успел красавчик Джейкобс выехать на место происшествия, как подоспело известие во сто крат более интересное. Звонок был из соседнего участка, на территории которого, по официальным данным, снимал дом Рудольф Грюнштайн. Сообщение касалось совсем, казалось бы, постороннего дела - бешеной собаки. Таковая, видите ли, решила атаковать дом Большого Рудольфа, насмерть загрызла троих громил и напугала четвертого так, что его пришлось под конвоем дюжих санитаров отправлять в психиатрическую лечебницу... Ну скажите, почему бешеной собаке понадобилось устраивать это побоище именно в этот вечер и именно там?! Правда, эксперты установили, что тела погибших действительно были сильно искусаны. Но, простите, где во всем Фануме можно отыскать такую собаку, чтобы она могла в одиночку справиться с толпой вооруженных гангстеров? Да в природе быть такого животного не может! И нечего ссылаться на звериные следы... Подумав о том, как должно выглядеть чудовище, перепугавшее и уничтожившее видавших виды гангстеров, Джейкобс поежился. Если такое и впрямь существовало в природе, из этого города стоило уносить ноги подальше и побыстрее. К счастью (или к несчастью), он был достаточно трезв, чтобы убедить себя, что гангстеров сперва прибили вполне нормальные сообщники доктора Джоунса, а потом, еще тепленьких, позволили покусать собачкам. Кажется, и сам Джоунс говорил о каких-то розыгрышах. Раз он умеет внушить человеку истории про "зомби", так почему бы ему не переключиться на оборотней? Кстати, Джоунса в доме Большого Рудольфа так и не нашли, а сам гангстер не торопился вспоминать о существовании такового. Правда, тут Джейкобсу вновь не повезло: к расследованию "собачьего дела" его так и не допустили. Другой участок как-никак. Единственное, что ему удалось, - так это протолкнуть идею насчет доктора. Со скрипом и треском начальник участка согласился санкционировать еще одну встречу с Джоунсом и позволил взять дом и кабинет доктора под наблюдение. Ох не этого хотел Джейкобс! Совсем не этого. - Ну ладно, если тебе так уж хочется, беседу с ним проведешь ты, - бросил ему начальник, - только смотри, чтобы пресса не слишком шумела насчет поставленных доктору синяков. Если Рудольф его не разукрасил во время беседы - будь добр, не перестарайся... - Все будет о'кей, шеф! - заверил Джейкобс, заранее потирая руки. Он и сам не любил бить людей по морде - для этого у них достаточно мест менее заметных, хотя и более чувствительных. Одно только тревожило его: будет очень обидно, если окажется, что Большой Рудольф уже успел по-своему позаботиться о Джоунсе и теперь тело доктора запрятано где-нибудь в канализации, если не зарыто за пределами города. Вот это он посчитал бы уже личным оскорблением! 25 ...В автомобиле были темные стекла, но, несмотря на это, Труди постаралась одеться как можно тщательнее - только густая вуаль и шляпка с достаточно широкими полями еще не заняли свои места, позволяя Элу рассмотреть женщину получше. А что еще можно делать в дороге? Джоунса немного удручало, что новые знакомые выпроводили его, так ничего и не объяснив, но, с другой стороны, он помнил и слова своего коллеги. Выходило, что Элу и так доверили слишком многое. Что ж, он не
в начало наверх
станет торопить их - когда подойдет время, они расскажут все и так. Кто сказал "а"... Труди можно было назвать красивой, хотя сам Эл предпочитал лица более худые, даже вытянутые. Особенно любопытно выглядели ее глаза: светло-карие, почти такого же цвета, как и волосы, которые Труди не красила, - эти глаза здорово напоминали кошачьи, хотя определить, чем именно, было затруднительно. Круглые, чуть раскосые... Брови, резко улетающие вверх, но словно тающие в самом начале взлета. Чуть приподнятая верхняя губа. Вместе с тем лицо можно было назвать почти плоским, а его форма вызывала у Эла ассоциации с пумой или рысью. Где-то на заднем сиденье притаился Эгон. Этот тощий человечек вел себя настолько тихо, что можно было сомневаться в его присутствии. Ехали молча. Когда автомобиль затормозил и Эл собрался было выходить возле своего дома, его вдруг остановила протянутая с заднего сиденья рука. Эгон не сказал ни слова - только замычал. - Садитесь обратно, - почти приказала Труди. - Что случилось? - рассеянно уставился на нее Эл. Теперь, после бессонной ночи, ему наконец захотелось спать, и это последнее обстоятельство не лучшим образом сказывалось на его умственных способностях. - Не знаю. Эгон знает. - Так почему... - Ну чего ты спрашиваешь? Тебе что, не объяснили, что он немой? Ему в самом деле об этом не говорили. Тем более странной выглядела эта сцена. - А раз так, почему он что-то знает? - выдал Эл самую нелепую фразу из возможных в данной ситуации. - Потому что... - Труди прикусила губу и посмотрела на немого. Эгон развел руками, указал на дверь и жестом показал, что все кончено. Во всяком случае, Эл его понял именно так. - Значит, можно говорить? - нахмурилась Труди. Эгон кивнул, но потом пожал плечами. - Ясно, - вздохнула она. - Я поговорю с Селеной. - Эгон кивком подтвердил правильность этого решения. - Вот что, Эл... Я не знаю, что произошло, но раз Эгон сказал - тебе лучше туда не соваться. Там может быть все что угодно, но это плохо для тебя. Большего я пока не имею права сказать... - Но что? Почему? - Не знаю. Я уже сказала - знает Эгон. А если он знает, - значит, это так и есть. И не требуй пока никаких объяснений. Эгон, он что, не должен возвращаться сейчас или вообще? Вместо ответа последовала серия жестов, обозначающих, по-видимому, "ни сейчас, ни вообще". - Это опасно для жизни? Эгон лихорадочно закивал. - Вот видишь, Эл... Похоже, наверху сделали выбор за тебя - ты должен остаться с нами. А раз так, я думаю, Селена тебе все объяснит. - Эгон утвердительно кивнул. - А теперь - поехали назад. - Но... - Никаких "но" - это же опасно! - Я просто выгляну... Это - можно? - Не знаю. Зачем? - Должен был прийти один человек, мой клиент... Черт побери, Труди, от вас хотя бы можно позвонить? Да и который сейчас час? - Это очень важно? - У меня все встречи важны. Речь идет не о моем заработке - многие из моих клиентов ходят на грани самоубийства. - И тот, кто должен прийти сейчас? - Ремблер? Нет, но... - он вдруг осекся и замолчал. Ведь именно сидящая рядом с ним женщина была причиной несчастья его клиента. - Герберт? - лицо Труди изменилось. - Да... О, Господи! Я не хотел... Элу показалось, что его лицо заливает краска. Сложно было придумать больший промах, чем тот, который он сейчас допустил. Тем более, что они были в машине не одни. Наедине ей еще можно было бы что-то объяснить, но сейчас... Эл невольно покосился в сторону Эгона. Тот мягко развел руками, и вдруг Эл понял, что Эгон знает все. Может быть, больше, чем даже он и Труди вместе взятые. Просто знает... Мысль об этом почти напугала его. Нелегко находиться рядом с человеком, который знает о тебе больше, чем, может быть, даже ты сам. И еще он вспомнил вдруг о своих клиентах, которые после "выздоровления", уже справившись со своими проблемами, порой при виде него переходили на другую сторону улицы. Теперь он понял это не теоретически: сложно жить, зная, что где-то рядом существуют такие осведомленные люди. Как он сам для многих. Как Эгон для него... - Вы читаете мысли? - спросил он, заглядывая Эгону в глаза. Тот снова кивнул, затем показал на сердце. Чувства, мысли сердца. Видимые, невидимые... - А... - Эл не договорил - он просто показал на голову. Эгон мотнул отрицательно: "Эти мысли - нет". Эл чуть заметно вздохнул. Ему показалось, что с души свалился огромный камень. - Ладно, поехали.. Рука Труди вновь легла на ключ зажигания. - Подожди... Эгон, вы можете сказать, здесь ли мистер Ремблер? Эгон подтвердил. Здесь. - Тогда я должен его предупредить... - снова начал Эл и снова осекся. - Ладно, была - не была. Раз Эгон все равно знает... Труди, вы нужны этому человеку. Вы - смысл его жизни. Вы и Изабелла. Я не знаю пока, кто вы... - Мы, - поправила она. - Что? - Ты такой же... Один из нас. А он - нет. - И все равно... Труди, если вы поговорите с ним начистоту... Если посоветуетесь с тем, кто там у вас главный, - может, этот человек разрешит вам довериться... Вашему бывшему мужу стоит доверять. Если я вру или ошибаюсь, пусть Эгон подтвердит. Скажите, Ремблер любит ее? Кивок. - Он станет говорить лишнее? Безмолвное "нет". - Ему можно доверять? Молчание... Взгляды Эла и Эгона встретились. И вновь, как тогда, в клубе, Джоунс ощутил, как этот взгляд входит в него, достает до самых глубин и через его иглу начинают входить... И чувства - не чувства, и мысли - не мысли... "Никто не знает, кому можно доверять, кому - нет. Для этого надо знать будущее. Чтобы знать будущее, нужно не-жить... Сегодня ему можно доверять, но нельзя поручиться, что завтра не произойдет никаких изменений. Мы не можем доверять даже самим себе. Можно упасть, ошибиться - и ошибка окажется для всех роковой". Эл не был уверен, что правильно расшифровал весь переданный ему при помощи чувств текст, - но главная мысль была ясна. - Ладно, сдаюсь, - опустил он плечи. - Решайте сами. Но, Труди, я прошу вас как-то решить. Он страдает. Сильно страдает. Я не знаю, был ли он вам дорог, - и все же постарайтесь хоть как-то объясниться с ним. - Ладно, посмотрим, - фыркнула Труди. - Надо полагать, я знаю его лучше вашего. Как-никак, мы с ним прожили почти два года... - Можно прожить с человеком целую жизнь и не знать о нем ничего, - без малейших колебаний ответил Эл. - Я не раз встречался с такими случаями. Иногда люди страдают от того, что самый близкий человек их якобы не любит. Но оказывается, у этого близкого те же проблемы - просто языков любви много. Одному надо шептать слова, другому - делать разорительные подарки, третьему - молча любить, пряча чувство даже от самого себя... Ладно, все это вы должны продумать сами. Слова имеют смысл только тогда, когда его хотят в них найти... Эгон снова кивнул, и на его лице заиграла горьковатая улыбка, заставившая Эла замолчать. Надолго. 26 Чем отличается большой человек от маленького? Большой Рудольф никогда об этом не задумывался, пока не почувствовал вдруг всю свою ничтожность. В небольшой группке людей, да еще в местах, свободных от конкурентов, он еще мог сойти за большого человека. Да и любой, желающий попасть в "большие", всегда найдет подходящую группу - даже если он заслуженно считается полным идиотом. Для идиотов есть дебилы, стоящие еще ниже, затем - имбецилы... Последним, правда, в случае возникновения подобного желания пришлось бы нелегко, но природа хорошо позаботилась о них, напрочь лишив подобных нелепых желаний. Большой Рудольф перестал быть "большим", когда позорно бежал из Фанума на первом же попавшемся поезде. И хотя сам он считал свое бегство стратегическим отступлением, ему от этого было не легче. В его положении можно было избрать несколько путей. Завязать с делами - на это Рудольф Грюнштайн не согласился бы никогда. Найти более безопасный городок и начать все сначала - это сделать мешала гордость. Даже не гордость, а, скорее, желание отомстить той темной силе, поставившей его на место так неожиданно и бесцеремонно. Это последнее желание оказалось настолько сильно, что Рудольф понял: не знать ему ни минуты покоя, пока загадочный оборотень (немного поразмыслив, он пришел к выводу, что их противником был все-таки волк-оборотень) и прочая нечисть не исчезнут с лица земли. Родители обделили его чувствами. Эмоционально Рудольф был очень неразвит. Или толстокож - тут уж какое определение кому нравится. Долгое время он думал, что вообще не способен испытывать никаких сильных эмоций, и это немало помогало ему в жизни, особенно на избранном им поле деятельности. Но потом оказалось, что, во-первых, некоторые люди, вроде Роббера, еще более эмоционально тупы, а, во-вторых, он может бояться. И ненавидеть. Последнее открытие послужило для Рудольфа едва ли не откровением. Он не раз злился на людей, недолюбливал всех, кто превосходил его в ловкости, силе или в общественном положении. Но ни разу он не испытывал чувства столь мощного и всепоглощающего, перед которым отступали все остальные эмоции-недомерки. Волк-оборотень и "невидимки" словно нарушили нормальный распорядок игры, перепутали карты, когда он готовился выиграть "Большой Шлем"; перевернули его миропонимание... В самом деле, кто вообще позволил таковым существовать в наш просвещенный век? Безобразие, непотребство... И тогда Рудольф решил отомстить. Он догадывался, смутно чуя своей окостеневшей душой, что против него выступили силы большие, чем казалось с первого взгляда. Темные силы. Мрачные. А раз так, то против них должен был сыграть не он. Пусть этот будущий победитель загребет весь выигрыш себе - во всяком случае, тогда он не достанется каким-то подозрительным существам, которым и рождаться-то на этот свет не следовало. Единственной силой такого масштаба в его представлении была некая всем известная организация (или не организация, как любят в последнее время утверждать авторитеты), которую обычно в просторечии именуют - кстати, далеко неточно - мафией. Впрочем, организационные стороны этой структуры Рудольфа не интересовали - пусть этим занимаются криминалисты, историки да досужие работники прессы. Рудольфу было достаточно знать то, что в одном пальце какого-нибудь Дона власти и силы побольше, чем у всех ближайших законных властей. Так почему бы не предположить, что этой силы хватит и для нечисти? И вот, уже приняв решение и напросившись на встречу с одним уважаемым (в определенных кругах) главой, он впервые ощутил свою полную ничтожность. Поначалу это его даже поразило, но вскоре Рудольф заставил себя больше не думать об этом; ему следовало сосредоточиться на том, что произойдет после его встречи с Доном Витторио Реа. А произойти должно было нечто значительное. Возле подъезда высотного дома, в котором располагался офис Реа, на Рудольфа вдруг снизошло жуткое видение: будто два огромных валуна катятся друг на друга, а он сам - всего лишь крошечная былинка на их дороге. И было это видение настолько реалистичным и ему несвойственным, что Рудольф понял: у него тоже есть душа - иначе чему было бы тогда сдвигаться внутри и уходить в пятки? В офис он поднялся уже тихим и крошечным. Действительно: был человек Рудольф - даже Большой Рудольф, - а стал - так, мелочь. Былинка та самая... Дон выглядел молодо - да и был молод. В таких империях, как его собственная, смена династий происходит порой очень быстро. Телохранитель сплоховал или просто попался слишком дерзкий противник - вот уже и новая
в начало наверх
коронация. - Ну? - равнодушно спросил молодой человек с орлиным носом и буйными черными кудрями. - Что за проблемы? - Да вот... - замялся вдруг Рудольф, поглядывая через его плечо на другого человека, с холодными безжалостными глазами. - Эта история слишком невероятна, чтобы бы вы... чтобы я мог претендовать на то, что вы мне поверите. Но, может, вы слышали обо мне... - Да, все в порядке. Ваша репутация мне известна - иначе вы не стояли бы тут, - снисходительно бросил Реа. - Дело касается города Фанума. Может, вы слышали о нем? - Да, - так же равнодушно произнес Реа. Если бы в комнате присутствовал Эгон, он сразу бы понял, что равнодушие это было более чем показным. Реа уже давно подумывал, что в этом городке надо навести порядок. Плохо, когда какое-то добро валяется без хозяина. Именно поэтому он и знал о существовании Большого Рудольфа. Реа не видел в нем конкурента - таких, как этот Рудольф, он мог вышибить с места запросто. Было бы желание. Но раз этот человек сам пришел к нему, то глупо было его выгонять. Всегда лучше иметь союзников, чем врагов, пусть даже таких ничтожных и мелких. Да и как знать - если этот Рудольф сам готов присягнуть ему в верности, его можно будет использовать там, на месте, как знатока города Фанума. А начнет зарываться - ему же хуже. - Так что у вас там за проблемы? - Я на всякий случай еще раз попрошу вас поверить, что я ничего не выдумываю, так как мой рассказ будет звучать очень странно. Но если вы сомневаетесь - я могу подтвердить документально... или указать, где можно получить подтверждение... Разве что за исключением истории с Джоунсом. - Ладно, говорите по порядку, - ровным и спокойным голосом перебил его Реа. Эгон сразу бы определил, что он теряет терпение выслушивать пустую болтовню, ничем не затрагивающую сути дела. - Ну, будь что будет... Рудольф вдохнул побольше воздуха и начал говорить. Его рассказ длился достаточно долго. Холодные глаза убийцы за спиной Реа округлились и выражали недоумение - сам Реа хранил невозмутимый вид. Как-никак, обрывки слухов долетали до него и раньше. - Ну и что вы предлагаете? - поинтересовался он, когда поток слов у Рудольфа начал истощаться, а затем и вовсе иссяк. - Этих гадов... их всех надо уничтожить! - подвел итог Рудольф. - Гадов - это волка и Джоунса? - И всех, кто с ними! Там полно этих уродов... хотите верьте, хотите - нет... - Я обычно не верю, а проверяю, - хмыкнул Реа. - И что вы хотите от нас, чтобы навести там порядок? Как я понял, вы предлагаете нам свои услуги... Не так ли? Это было совсем не так, но при такой формулировке вопроса Рудольф уже не мог ответить "нет". - Да. Я буду рад служить вам, - выдавил он. - Ну так что вы хотите? - Мне нужна помощь. Люди. Только люди - достаточно опытные и умеющие обращаться с оружием. И кроме того - способные понять, что иногда серебро стоит употреблять и на пули. - Вначале я должен получить наиболее полные сведения об этой организации нечисти - так, надо полагать, вы расшифровываете "невидимок"? Признаться, я и сам был бы рад взглянуть на них в более осязаемом варианте. Вот когда вы мне точно представите данные - где, когда и сколько этих "невидимок" собирается, когда поймете их внутреннюю организацию, тогда мы будем говорить уже всерьез. Кстати, совсем необязательно беспокоить с этим делом меня лично. Я и так удивляюсь, что мне захотелось вас принять... В следующий раз обратитесь к Грана. Все ясно? - Все... - опустил голову Рудольф и, повинуясь наплыву внезапной робости, добавил совершенно неуместно: - Сэр... 27 - Мы пришли... - Садитесь. В затемненной комнате лица казались синими - и вновь при виде Селены у Эла что-то замерло в груди. Замерло - но и встрепенулось, ожило... - Вы... - чуть слышно выдавил он. Неужели к нему действительно приходила эта женщина? Не может быть... Сейчас она казалась ему далекой и прекрасной, как никогда. Так, в человеческом облике, Селена становилась в еще большей степени божеством, чем когда была луной. - Я не луна... Это случайные фантазии, игра подсознания. Ты видел меня и чувствовал, ощущал связь с луной... Поэтому ты и принял меня за нее, - голос Селены звучал словно издалека. Лунный, смягченный голос. - Вы тоже читаете мои мысли? - Я знаю их. Знаю от других. Луна по-разному наделяет нас своими дарами. Но - ты пришел, и потому должен знать. - Знать - что? Противное ощущение, что все происходит во сне, а не наяву, уже в который раз овладело им. - Знать себя. Знать свой народ. Я не знаю, откуда появился ты. По идее, ты не должен был быть нашим - ты слишком похож на человека. И у тебя где-то есть родители, так? - Нет. - Это короткое слово больно резануло Эла внутри. - Нет? - веки Селены приподнялись, открывая еще больше и без того ненормально огромные белки. - Меня взяли из приюта. Никаких следов моих настоящих родителей обнаружить так и не смогли. Начальница говорила потом, что можно было подумать, что я и не рождался вообще. - Я не знала... - Селена сделала небольшую паузу. - Но это многое объясняет. Эгон уже давно засек тебя - но мы считали, что ты, скорее, обыкновенный случайный мутант. А так... может быть, ты действительно из нашего народа. - Из вашего народа? - по спине Эла пробежали мурашки. - Нас называют по-разному. Племенами луны. Ночным народом. Выродками. Нечистью... Есть названия и похуже - у страха богатая фантазия. Мы сами - я имею в виду нашу крошечную колонию - называем себя детьми полнолуния. Именно в полнолуние наша хозяйка-луна вступает в свои права, подчиняет нас своему свету, но и дает свои силы. Реакция на полнолуние - это один из тех критериев, по которым мы узнаем своих... Я не знаю, как можно за один раз рассказать тебе все... Слишком всего много, и слишком это сложно. Но, думаю, ты и раньше слышал об отдельных следах нашего существования. Мы жили всегда - столько, сколько существуют и "нормальные", то есть дневные, или "солнечные", люди. Все в какой-то мере зависят от воли светил: когда начинается период солнечной активности, они любят устраивать войны и революции, просто начинают чаще убивать... Но у солнца циклы не так заметны, и жизнь "солнечных" людей кажется более размеренной. Кроме того - их больше. Намного больше. Дары луны уникальны, удивительны, и каждый имеет их не так уж много. А когда большинство видит у какого-то существа, похожего на человека, некую особую способность - этого достаточно, чтобы вспыхнула ненависть. И хотя у многих из нас способности намного совершеннее, чем у "солнечных", большинство обычно побеждает. - Селена снова замолчала, переводя дух. - Поэтому борьба между детьми луны и детьми солнца длилась вечно. Их было больше - поэтому они объявили нас злом. Все непонятное следует уничтожать - приблизительно так действовали они. А мы... В этой борьбе было слишком много потерь. Теперь нас остались отдельные горстки... Некоторые из нас собирались в целые города, специально искали своих по всей земле. Но все равно погибали... Недавно прекратил существование еще один город. Может быть - последний. Плохо, когда рядом с обычным, - Элу показалось, что Селена горько и иронически улыбается, - есть необычное; но еще хуже, когда в этом необычном начинают чувствовать силу. Любая сила - уже вызов, враг. Сила необычная - враг вдвойне или втройне... Кроме того, очень многие из наших и сами поддерживают состояние вражды... Что ж, в этом смысле мы тоже люди и не лишены эмоций. Тяжело прощать века гонений. - Селена... - Эл сам не знал, что хочет у нее спросить настолько, чтобы прервать ее рассказ. - Да? - Извините, я так... - он опустил голову. - Ничего - я уже почти сказала самое основное. Итак, многие из наших дают ответный бой. Убивают. Подстраивают мелкие пакости. Короче, стараются мстить - кто как может. Из-за этого я ушла. И не только я. - Я понимаю... Желание мести - очень сильное желание. - Желание жизни - еще сильнее. У нас это понятие не совсем совпадает с общепринятым... У нас другая жизнь и другая смерть - но пока мы живем, мы можем любить, ненавидеть, чувствовать боль. Страдать... Мы можем многое, - значит, и наша жизнь - все же жизнь. Только другая. И я тоже понимаю, во что превратилось бы остальное человечество за миллионы лет, если бы закон кровной мести соблюдался достаточно постоянно и последовательно. Практически все живущие ныне люди являются родственниками друг другу... Кровная месть в абсолюте - это самоуничтожение человечества. И нашего, и их... Тем более, что силы не равны. Я думала о другом: сможем ли мы просто затаиться, постараться влиться в общую массу... Большинство признало это позором. Может быть, если опираться только на мораль, это и так. Но ведь иначе нам грозит полное вымирание... А я хочу, чтобы хоть кто-то из нашего народа уцелел, чтобы однажды, когда вражда забудется (а люди уже настолько привыкли в нас не верить, что она и впрямь начинает забываться), мы смогли выйти друг другу навстречу и поделиться лучшим из того, что есть у наших народов. Но тех, кто так думает, - очень мало. - Селена немного помолчала и продолжила: - Это долго объяснять... Жаль, что я не могу сразу передать тебе всю картину, знание в чистом виде. В таком, как я представляю его себе... Короче, вначале я и не думала основывать колонию. Я просто ушла, надеясь влиться в толпу, затеряться в ней. Но потом у меня появилась дочь, затем начали приходить и другие люди... Нашей группе пришлось кочевать, пока мы не нашли Эннансину. Она интересно устроилась - ей помог человек, которому она сама помогла однажды. - Дуглас? - Да, он. Эгон тоже пришел сам - один из последних. Ну а теперь появился ты. - Но почему я? - Не знаю... Я тоже иногда задумывалась над тем, почему я родилась в племени луны. Ни один человек не знает, почему ему выпало родиться у определенных родителей, в определенной стране, в определенный год и так далее. Просто так вышло. И с этим мы все живем. Ты все равно узнал бы о себе рано или поздно. Сейчас тебе некуда возвращаться - поэтому я решила открыть тебе все. Эгон говорит, что на тебя охотятся и гангстеры, и полиция. - Но почему? - Это я тоже должна буду объяснить... Ладно, раз уж я начала разговор, нужно поставить все точки над "i". Дуглас еще мог прокормить двоих, но когда нас стало много... Он, конечно, удивительный человек - я никогда не видела такой огромной души. Собственно, это тоже было одной из причин моего ухода из Ночного Города: я утверждала, что все люди разные и далеко не все хотят нам зла. Но слишком много плохого они сделали нам, чтобы меня стали слушать... Ненависть оказалась сильнее, и я попала в дважды отверженные: и среди всего человечества - как дочь полнолуния, и среди своих - как сочувствующая дневному народу. Так вот, чтобы наша колония могла существовать - а это было все сложнее, потому что далеко не все мы можем показываться людям на глаза, чтобы не стать (в лучшем случае) подопытным лабораторным кроликом, - однажды мы решили заняться деятельностью, которая всегда считалась преступной. Это было необходимо хотя бы потому, что клуб - он ведь по сути наша база, и Джулио Кампана не меньший "выродок", чем мы, - надо было защищать от мелких рэкетиров. Уничтожив их, мы автоматически заняли их место. Думаю, тебе как добропорядочному гражданину страны "солнечных" людей неприятно это узнать... Скажу одно: если бы этого не делали мы, другие на нашем месте оказались бы еще хуже. Это банальная фраза, и ею не раз оправдывали преступления - но в нашем случае это и в самом деле так. Мы не берем больше, чем нам требуется для незаметного существования. - Так вот, значит, кто такие "невидимки"! - Да. Я тоже не в восторге от этого... Но даже дневные люди скорее простят нам такое преступление, чем идиотские убийства из давней мести... Вы ведь врач... Наверное, вы сумеете научно объяснить то, что происходит с большинством наших. Сама жизнь и наша малочисленность заставляют нас чувствовать собственную ущербность - даже когда она является ущербностью совершенства. Это уже вторая причина для вражды после долгого традиционного истребления двух народов - дневного и ночного. Одни мстят за свою неполноценность, другие выворачивают ее наизнанку и начинают считать
в начало наверх
себя сверхлюдьми... Нам всем - и ночным, и дневным - тяжело произносить простое слово "другие"... Всегда вместо него тянет ляпнуть "лучшие" или "худшие"... И вот уже некоторые начинают презирать дневных - за уязвимость, за смертность... Простите меня, Эл, но нашему народу нужны свои психологи, свои психиатры. И очень ценно, что вы владеете этой профессией. Может, однажды ваши заметки - и мои тоже - лягут камушками в основу моста, соединяющего и тех, и других. Я ведь не наговорила глупостей? К сожалению, я совсем не знаю этой науки. - Вы все проанализировали довольно точно. Вы прирожденный психолог, Селена. Думаю, что моя помощь может и не понадобиться... - Понадобится. Нужно, чтобы было несколько человек, стоящих в стороне от этих страстей, раздирающих оба народа, - людей, которые смогут заниматься анализом и фиксировать происходящее. Может, даже общие психологические изъяны - или схожие, если с дневными людьми не все так, - окажутся точкой объединения. Скажите, Эл, вы можете мне помочь в этом? Эл посмотрел Селене в глаза, и "божество" исчезло. Перед ним находилась немного странная, но обыкновенная женщина, очень усталая, озабоченная своими проблемами. Проблемами своего народа... - Я сделаю все, что смогу, - твердо проговорил он. И хотя по форме это обещание не было похоже на клятву, ради которой можно пожертвовать и жизнью, Эл знал, что в случае надобности сделает это. Если вообще что-то сможет сделать. - Ну что ж... - Селена немного расслабилась. - Спасибо на добром слове... А теперь - пошли знакомиться со всеми заново. 28 - Эл Джоунс домой не возвращался, на работе не был, при этом большинству его клиентов поступили звонки с отменой встреч, - с недовольным видом докладывал Джейкобс. Начальник участка слушал его краем уха - его вымотала жара. Кто выдержит, если целую неделю градусник почти не опускался ниже тридцати градусов по Цельсию? - Я бы хотел попросить у вас санкцию на обыск. - Невозможно. У вас нет доказательств его вины. - Но без обыска их и не будет, - резонно возразил Джейкобс. - Я не собираюсь нарушать закон, - скривился шеф. Скорее всего, это означало: если вам так хочется, делайте обыск на свой страх и риск, а я вас прикрывать не собираюсь. - Короче, он исчез. Большой Рудольф - тоже, что служит несомненным доказательством их связи... - Исчезновение человека - еще не преступление. Каждый из нас свободен исчезать, когда захочет. Вы дайте мне конкретные факты! А вот их-то у вас и нет. И вообще, Джейкобс, на вашем месте я бы подыскал себе другую работу. - Я что, не справляюсь? - Джейкобсу показалось, что он получил пощечину, к тому же, - если учесть его вчерашний успех - совершенно незаслуженную. - Да справляетесь... - снова скривился шеф. - Просто с вашей внешностью... Шеф хотел пошутить. Он, как и все остальные, знал об этой слабости своего сотрудника. Начальник участка вообще считал себя большим шутником - только потому, что выдавал свои остроты с совершенно серьезным видом. Так, например, он любил говорить старику Мунгосу, что тому пора на пенсию. Поскольку возраст последнего и впрямь подходил к критической черте, тот начинал переживать, и тогда начальник разражался кудахчущим хохотом. На этот раз настроение шефа было особенно скверным - и из-за жары, и из-за отсутствия доказательств против вроде бы найденного "невидимки". Для поднятия настроения стоило пошутить. А вечно серьезный, вроде бы и не умеющий улыбаться Джейкобс был для этого удобной мишенью; кроме того, он просто оказался сейчас ближе других. Итак, высказав это, шеф захохотал, а Джейкобс начал медленно зеленеть. Шутник попал в самую больную точку... "Он наверняка намекает и на то, что я не совсем мужчина... Наверняка! Кто-то из девок натрепался... Хотя навряд ли, уже столько лет прошло... Все равно. Они все знают - и все смеются!" - Я пойду, - сухо произнес он. - Сниматься в кино? - загоготал шеф. - Писать отчет, - Джейкобс скрипнул зубами с такой силой, что челюсть пронзила боль. - Ну-ну, пиши... Только мне нужен не сценарий фантастического фильма, а факты. Ты знаешь, что это такое? Ну вот... Скованной от напряжения походкой Джейкобс направился к своему столу. За его спиной захихикал Картер. Пак только что рассказал ему шепотом последний анекдот. Но, как и следовало ожидать, Джейкобс и это принял на свой счет. "Все... Они все меня презирают и ненавидят! Что ж, я еще докажу, чего стою... Этот невидимка у меня еще запоет! И наплачется - это я ему гарантирую!" Ненависть в конце концов вылилась на ни в чем не повинную пишущую машинку - несчастная только затрещала под неровными ударами его пальцев... 29 - Э страно... мольто страно... - задумчиво проговорил Реа, провожая взглядом уходящего Рудольфа. - Что? - А? - недоумевающе и недовольно посмотрел Реа на свою "правую руку". - Да... Я бы сказал, что с этими "невидимками" стоит разобраться по-своему. Как знать, может, они окажутся нам полезными и достаточно благоразумными, чтобы понять, что лучше поделиться с нами, чем лишиться вообще всего. Вопрос в том, как их найти. - А что об этом знает полиция? - Ничего, кроме того, что они существуют. Пусть этот парень поищет их - может быть, ему повезет, как повезло с тем, которого он нащупал. И вот тогда я посмотрю, с кем лучше иметь дело. Мы не затратим на покорение Фанума практически ничего. Что ты на это скажешь? - Вам виднее, но я согласен, что это удачная идея. Значит, этот тип будет драться с "невидимками", а мы протянем понравившейся стороне руку помощи? - Приблизительно так, - Реа откинулся в кресле и забросил ногу за ногу. - На всякий случай можно будет подключить еще одного человека. Лучше всего, чтобы он не имел к нам никакого отношения. Например, под первым же удобным предлогом нанять частного детектива. Пусть этим займется Грана. Делать это лучше через подставное лицо. Поскольку тут замешан психоаналитик, можно "заподозрить" его в шантаже родственников клиента. Но это я так - импровизирую... Короче, пока не желаю ничего об этом слышать. Разговор пойдет, когда все данные будут лежать у меня на столе. Реа и впрямь сделал вид, что забыл об этом разговоре. Впрочем, разве что телепат Эгон смог бы понять, что у него на уме на самом деле. 30 За исключением оборотней с неполным превращением, все дети полнолуния выглядели нормальными людьми. Никто из них не выказал удивления, а Эннансина даже поулыбалась волосатой клыкастой мордой, когда Эл вновь появился на ферме. Вообще Эла принимали приветливо, за исключением разве что Чаниты, которая сразу начала фыркать; уже отойдя на порядочное расстояние, Эл услышал, как она возмущалась: - Только этого нам не хватало! Нас и так слишком много... - Не обращай на нее внимания, - посоветовала Селена. - Ей недавно была выволочка за шутки с Григсом. Собственно, это ведь из-за нее вы выпали из круга тех людей, хотя... - Рано или поздно это все равно произошло бы - вы это хотели сказать? - угадал вдруг Эл окончание фразы. Селена кивнула. - Мы все рано или поздно попадаемся. Мы слишком другие - и именно поэтому я так хочу найти путь примирения. Прятаться сложно... Одни из наших попадают в больницы, другие раскрываются после первой смерти, обычно насильственной, третьи выдают себя тем, что не стареют. В лучшем случае это описывается как курьез... Один из ночных людей прикоснулся к оголенному проводу, напряжение которого в несколько раз превышало используемое в электрическом стуле, - и выжил; об этом писали во всем мире. К счастью, мы все слишком разные, чтобы "солнечные" люди смогли по отдельным странным фактам вычислить наше существование. А были среди нас (тоже в основном случайных, затерявшихся) и те, кто пробовал зарабатывать на своих способностях... - Догадываюсь, - усмехнулся Эл, - что остальные в большинстве случаев ни во что не верили и считали их жуликами. - Да, - улыбнулась Селена. - Пожалуй, в последнее время неверие в чудеса спасает нас сильнее всех мер предосторожности. Дневные люди предпочитают скорее не верить своим глазам, чем отказаться от собственных выдумок о мире. Они идеализируют свои науки почти так же, как наши - интуитивные знания, данные от природы. - А вы? - Я хочу, чтобы и у нас была своя наука. Пусть это тоже комплекс неполноценности - но мне обидно, что из всех искусств и знаний дети полнолуния освоили только одно - умение выживать. Да и то не до конца... Понимаете, Эл, - Селена указала ему на диван и села сама, - я ничего не могу изменить одна. Я научилась не только петь - этим талантом наделены многие наши - но и сочинять музыку, которую можно записать на ноты. Но и только. Почти никто из нас даже не учился, а те, кто приходят, как ты, из мира дневных людей, чаще всего настолько озлоблены на него, что отрицают и то лучшее, что в нем есть. Там, в городе, я видела бывших дневных людей, которые радовались, что могут спать на голом полу в пещере, пить затхлую воду из луж, не носить одежду. Даже это - включая необходимые правила гигиены - они отрицали. "Или свобода - или цивилизация" - вопрос почти всегда ставился так. Но разве не может быть свободы и цивилизации вместе? Может, это и смешно, но я не могла бы обойтись без горячей ванны, и так приучила своих детей. Да и наши "волки" тоже любят настоящую чистоту... - Селена, простите... А сколько вам лет? Вы говорите о детях, но я даже не знаю, кто из всех... детей полнолуния подошел бы вам по возрасту. - Эл, я же говорила, что многие из нас вообще не стареют, - Селена рассмеялась, как самая обычная женщина. - Это бестактный вопрос! - Простите... - Да нет... Мне так много, что я могу уже этого не стесняться. Я родилась в год восьмого крестового похода. - Что? - Эл уставился на нее и вдруг тоже рассмеялся. В самом деле - разве возраст хоть что-то значит? - Знаешь... - Селена опустила голову, - я очень жалею, что не могу начать жизнь сначала. И дело здесь не в количестве лет. Просто страшно подумать, сколько я потеряла. Большую часть своей жизни я прожила, как все наши: таясь, убегая, какое-то время вместе со всеми мстила людскому роду... Настоящим праздником для нас послужило открытие Америки - особенно для тех, кто жил... выживал в Европе. Здесь, конечно, были и свои - но совсем немного, по несколько другим причинам: они просто не всегда могли найти себе пары. Но к нашим индейцы всегда относились неплохо... И в Африке - тоже. Только все это относительно - наш народ истреблялся повсюду, а хорошо было только единицам... Ладно, это я говорю к тому, что когда началось переселение в Новый Свет, мы этим удачно воспользовались. Стали возникать настоящие большие города, как мы мечтали... И снова я, вместо того чтобы учиться настоящей жизни, просто существовала, как существуют растения и звери. Я научилась думать и рассуждать уже потом, относительно недавно, когда города одним за другим начали исчезать. И всегда это происходило будто бы естественно: сперва поселения разгоняли, обвиняя жителей в "нарушении законности", устраивали "облавы на убийц", в которых гибли все подряд. Затем города уходили под землю: привыкнув жить большими группами, многие уже боялись вновь оказаться одиночками. И вот тогда, когда вроде бы в мирное время наши стали гибнуть, как прежде, я задумалась - почему... И пришла к выводу, что мы во многом виноваты сами. Сейчас Эгон пишет нашу историю - в основном по воспоминаниям. Он единственный может пользоваться библиотеками и искать документальные подтверждения. Я хочу, чтобы мы влились в общий мир не дикарями-анахронизмами. Но мне просто иногда тяжело заставить себя элементарно что-то читать. Мне уже поздно переучиваться... Теперь я надеюсь и на вас, Эл.
в начало наверх
- Если бы вы больше доверяли людям - у вас было бы больше и помощников... Во всяком случае, я могу назвать одного человека, который мог бы хранить тайну, - он и так догадывается почти обо всем. Почему бы вам не сделать первый шаг? - Кто это? - Мой коллега... интересный старик. Он может быть полезным - раз я действительно не могу показаться в городе. Кстати, кто мне объяснит, почему? Селена задумалась. - Эгон может написать все письменно, но... это слишком сложно - не буду объяснять, почему. Эннансина и Ульфнон плохо говорят, хотя Эгона они понимают и даже сами могут читать чувства - но у зверей. Остается Изабелла... Кстати, вас я как раз еще и не представила... Пойдем на чердак. Они поднялись по узкой лестнице, и Селена приоткрыла дверь в комнату, которая могла принадлежать любому подростку: в углу громоздилась аппаратура, на стенах были налеплены портреты киноактеров, на смятой постели валялся пульт дистанционного управления телевизора... На смятой ПУСТОЙ постели. Эл не сразу придал этому значение, и лишь увидев, что лицо Селены вытянулось и приобрело озабоченное выражение, он понял, что происходит что-то не то. - Селена... Что случилось? - Ее нет, - огромные глаза расширились. - Она исчезла! - Но, может, она внизу? - Нет... Мы бы видели... Боже! - Селена развернулась и бегом кинулась по лестнице вниз. - Труди! Иди сюда!!! На крик основательницы колонии сбежались почти все - только сам фермер с сыновьями работали где-то в поле, но бледная Флоренсия с девочкой на руках прибежала вместе со всеми. - Кто-нибудь из вас видел Изабеллу? Никто не ответил - все только растерянно переглядывались. - Может быть, она в клубе? - предположил Горилла. - В таком случае... Труди, Эгон, вы можете туда съездить? - Спрашиваешь, ма! - Гертруда подхватила с полки свою шляпку с вуалью. - Ну что ж... Будем надеяться, что она там и все обойдется, - Селена бессильно опустилась на стул, и Эл заметил, что она дрожит от волнения и страха. 31 Внешний вид Рафаэля Салаверриа не представлял из себя ничего особенного: так себе, неприметный человек лет сорока пяти, лысоватый, с носом, похожим на перевернутую морковку; и если его секретарша Беатрис, красивая, как и положено быть настоящей шикарной секретарше, была в него влюблена - надо полагать, это обусловливалось совсем другими качествами. Впрочем, Беатрис вполне могла поддаться самовнушению и очарованию самой его профессии, так воспетой в обширнейшей литературе определенного жанра. В таком случае он мог благодарить чувство романтики, не угасшее в людях: вид секретарши придавал оттенок шикарности всей его скромной конторе. Что поделать, жители Фанума обращались к частному сыщику не чаще, чем к психоаналитику. Это вынуждало Рафаэля всякий раз повышать свой гонорар - чтобы хоть как-то выплачивать за аренду помещения и обеспечивать Беатрис. Пусть она была готова работать и бесплатно, но, будучи потомком аристократов, частный детектив не мог ей позволить такой жертвы. А чтобы не растерять профессиональных качеств в период вынужденного безделья, Салаверриа гадал. Разумеется, он не использовал кофейную гущу, карты, воск и тому подобные мистические предметы. Его гадание основывалось чисто на дедуктивном методе: он просматривал все газеты, вел досье на всех людей, чей доход превышал определенную цифру, изучал их взаимоотношения и старался из всей этой информации заранее вычислить, где пахнет разводом, а где и преступлением. Когда местный клиент наконец решался к нему обратиться, Рафаэль буквально шокировал его своей осведомленностью, повергал в прах и до последней минуты клиент пребывал в уверенности, что имел дело с гением сыска, даже когда Салаверриа заваливал поручение напрочь. Что поделать - интеллектуальные упражнения всегда нравились ему больше, чем погоня, слежка и тем более - мордобой. У каждого свои слабости - что тут поделаешь... Вот и сейчас славный сыщик просматривал свои архивы и хмурился: никаких скандалов и неожиданностей в жизни города не предвиделось. Правда, что-то смутное закручивалось вокруг клуба Кампаны - но такие дела уже не входили в его компетенцию. Каждому свое. Ему - великосветские скандалы, полиции - клубные завсегдатаи и прочая мелочь. Когда в дверь позвонили, Салаверриа был уверен, что это пришел разносчик пиццы: время указывало на то, что приближался полдник. Он вовсе не ожидал увидеть у себя потенциального клиента, тем более не местного и богатого на вид. - Чем могу быть полезен? - легко вскочил он со стула, как только незнакомец вошел под конвоем длинноногой Беатрис. - Вы - частный сыщик? - К вашим услугам. - Присаживайтесь, - придвинула кресло Беатрис. Рафаэль уже не раз делал ей замечания, что такое поведение выглядит несолидно, но она никак не могла избавиться от этой привычки. - Только учтите - я здесь инкогнито. - Разумеется, - приветливо оскалился Рафаэль, - как вам будет угодно. - Дело несколько щекотливое... - В случае чего я буду нем, как могила. Так что у вас случилось? Посетитель немного откашлялся, затем заговорил: - В этом городе живет моя дочь. С недавнего времени она начала просить у меня деньги. Довольно крупные суммы денег. С другой стороны, я знаю, что, кроме своего мужа, она общается только с врачом. И вот этот врач вызывает у меня подозрение. - Понятно... Или это шантаж, или... Судя по вашему внешнему виду, она достаточно молода, а врачу нет смысла подрабатывать альфонсом. Значит, остается шантаж. - Еще ничего не ясно, но я бы хотел, чтобы вы навели об этом человеке справки. Не о ней - я буду настаивать на том, чтобы ее фамилия осталась в тайне. Мне нужно знать, действительно ли доктор Джоунс, психоаналитик, замешан в каких-то подозрительных аферах. Если так - то я просто напишу ей, чтобы она держалась от этого человека подальше, или сам поговорю с ним начистоту. "Или наймешь кого-нибудь поговорить", - усмехнулся про себя Салаверриа. Что-то в манере держаться выдавало в его клиенте человека, способного на многое. Стремление сохранить инкогнито тоже заставляло сомневаться, что папаша неведомой особы был человеком слишком добропорядочным. Он и сам мог промышлять шантажом (если не хуже), но, в конце концов, не все ли равно? Есть подозрение, возможно - преступление, и уж во всяком случае - имеется в наличии клиент. Значит, нужно действовать. Тем более, если доктор действительно балуется шантажом, вряд ли он ограничится одной жертвой, - значит, это всегда можно установить. А что последует за выяснением... Это уже проблема доктора, да и то в том случае, если Джоунс действительно виновен. - Хорошо, я берусь за это дело. Конечно, если бы вы посвятили меня в некоторые подробности или хотя бы назвали фамилию дочери, дело могло бы пойти куда быстрее. - Нет, это исключено, - отрицательно покачал головой клиент. - Кроме того, я должен как-то обозначать вас в своих документах. - В таких случаях, кажется, обычно представляются Джоном Смитом? - Прекрасно, так я и запишу. У вас есть телефон? - В случае надобности я сам вам позвоню. Надеюсь, у вас не будет необходимости срочно меня вызывать. Деньги я выплачу заранее - из расчета где-то на неделю. Вам достаточно недели для предоставления подробного отчета? - О да, разумеется! Только вы знаете мои расценки? - Да, меня предупреждали, и кроме того, я слышал отзывы о вашей работе. Простите, не имею права уточнять, от кого. "И не надо. Любой житель Фанума, пользовавшийся моими услугами, наверняка даст мне хорошие рекомендации". Мысленно Рафаэль уже потирал руки. Пусть это дело не сулило каких-то особо интересных упражнений для ума - оно должно было дать деньги. А установить, имел ли место шантаж, обычно легко. Да и имя дочки наверняка рано или поздно всплывет... - Итак - по рукам. - Всегда рад служить... - вежливо кивнул Салаверриа. Когда его клиент вышел, он весело повернулся к Беатрис: - Триси, помнится, ты хотела отдохнуть на Гавайях... Похоже, если нам повезет, у тебя появится такая возможность. Лишь бы только этот доктор Джоунс и в самом деле оказался нечист на руку - искать постороннего шантажиста будет очень затруднительно... Не так ли? - Ты всегда прав, Рафаэль, - Беатрис села на подлокотник кресла и запустила тонкую руку в наиболее цельную прядь его волос. - Однако жаль, что мне придется для этого оставить на некоторое время тебя поскучать... Ну, ничего, ты же у меня всегда была умницей... 32 До кабинета доктора Джоунса идти пришлось всего около пяти минут. Насвистывая себе под нос "Старого певца с бандонеоном", Салаверриа перешел на противоположную сторону улицы и принялся рассматривать цитадель предполагаемого противника издали. На этой улице, как и во всей части города, было невероятно мало больших домов, и особнячок с двумя выходами, служивший доктору и жильем, и местом работы, не представлял собой исключение. Собственно, и переходить улицу частному сыщику было незачем: от дома его отделял сад с довольно длинной дорожкой. Судя по запущенному виду, садовник не работал в нем уже несколько лет: растительность цвела буйно и дико, резко отличаясь от соседних, ухоженных до неестественности, садиков. Зато розы, как ни странно, отличались завидной пышностью - предоставленные сами себе, они цвели в свое удовольствие. Рафаэль уже собрался было перейти дорогу и заглянуть в сад через решетку ограды, как вдруг ощутил чей-то взгляд. Пусть его опыт в практике сыска оставлял желать лучшего - Салаверриа мог поклясться, что за садом следят еще внимательней и пристальней, чем это делал он сам. Рафаэль оглянулся. В соседнем саду, почти невидимом из-за разросшихся у ограды кустов, и в самом деле кто-то стоял. "Это уже становится любопытным, хотя я и не сказал бы, что мне это по душе", - подумал частный сыщик и на всякий случай начал приглядываться к номерам ближайших автомобилей. Как знать, может, потом они окажутся единственным ключом к разгадке какой-либо высокооплачиваемой тайны... Отгадка нашлась гораздо быстрее, чем он ожидал: одна из стоящих неподалеку машин принадлежала местному участку полиции. Стало быть, или они сейчас проводили в доме Джоунса обыск, а за ними наблюдал сам хозяин дома или его сообщник, или наблюдали они и тогда... "Черт побери. Если так, то они выполнят всю мою работу и мне придется отдавать часть денег!" - возмутился Салаверриа, поворачиваясь с рассерженным видом в сторону кустов. Чуть слышный щелчок сообщил ему, что сидящий в кустах воспользовался фотоаппаратом. "Итак, следит полиция... Значит, у меня есть шанс", - слегка успокоился Рафаэль, вновь возвращаясь к созерцанию пышных докторских роз. Совсем рядом стояла скамеечка, что сильно облегчало его наблюдение. Салаверриа сделал пару шагов и расположился на ней с газетой. Ждать пришлось недолго: в саду появился высокий худощавый человек в дорогом, очень жарком для такого климата костюме. Салаверриа отметил, что у него удивительно ровно подстрижены усики и борода - они казались сделанными из черного бархата, но все же наверняка являлись его естественной принадлежностью. Человек был чем-то сильно раздосадован. Он почти подошел к калитке, но повернул назад, чтобы спустя минуту снова развернуться и сменить направление. Вскоре Салаверриа убедился, что он просто бесцельно шатается по саду, постепенно теряя терпение. "Наверное, доктор слишком занят, чтобы его принять, - сделал он вывод, - а клиент боится, чтобы его тут не застукали". Какой-то другой тип с низким лбом и шныряющими во все стороны узкими глазками подошел к калитке и сделал вещь совсем уже странную: встал на одну ногу, на пару секунд замер в позе аиста - и только после этого
в начало наверх
толкнул дверь. "Психопат какой-то", - подумал Салаверриа и услышал, как в кустах снова щелкнул фотоаппарат. Психопат пошел навстречу высокому, и Салаверриа обратился в слух: если доктора нет дома, они наверняка должны были выяснить это между собой. И в самом деле - вскоре из сада послышались голоса. - Доктора Джоунса нет дома, - сообщил высокий психопату. - Как нет? Он не имеет права! - возмущенно выкрикнул тот. - Тише, не кричите так... Наверное, он заболел... - Тогда постучите в соседнюю дверь! Он живет здесь и должен... Он не имеет права нас не принимать! Вы давно его ждете? - Да уже с утра... - Возмутительно! Если вы его дождетесь, так и передайте: я ушел к Райсману... Терпеть не могу этого старикашку, но он, во всяком случае, не позволяет себе такого неуважения к клиентам... Да что и говорить, все доктора - сволочи, их заботит только собственный карман. Если он попадется мне по дороге, я так ему и скажу... или вы скажите. Психопат развернулся и выскочил из сада. Салаверриа заметил, как он по дороге скрутил два кукиша и сунул их в карман. "А ведь это удобный предлог, чтобы поговорить с высоким, - осенило вдруг Рафаэля. - Джоунса нет, а клиенты наверняка не должны знать друг друга в лицо... Что ж, была не была!" Решительной походкой он двинулся к калитке. - Добрый день... Доктор Джоунс что, занят? Даже если этот человек и решит когда-нибудь обратиться к Салаверриа, этот обман наверняка будет прощен. - Доктора Джоунса нет, - сухо ответил высокий. - Надо же, какая жалость! - притворно удивился Рафаэль. - Неужели он-таки уехал в отпуск, так и не предупредив меня? - Не знаю. Во всяком случае, вчера я видел его в клубе Кампаны. - Да ну? Наш доктор? Вот уж не ожидал! - У него была важная встреча... Простите, нельзя ли сверить время с вашими часами? Мне кажется, мои немного спешат... - О да, разумеется! - Рафаэль широко улыбнулся. Похоже, этот человек, сам того не зная, преподнес ему неплохой сюрприз. "Я ведь с самого начала думал, что в клубе Кампаны что-то затевается... Что ж, посмотрим, что за встречи могут там быть у этого загадочного доктора..." 33 Ни одного плохого слова про Джулио Кампану Джейкобсу откопать не удалось, но он не отчаивался. Только прямой разговор мог ему что-то дать - и он не сомневался, что при соответствующем нажиме хозяин клуба наверняка признается во всем, если, конечно, тому есть в чем признаваться. Вообще, Кампана был не просто чист - он был подозрительно чист для содержателя заведения подобного рода. А если разговор не получится - Джейкобс заранее знал, что тогда придется иметь дело с Дугласом. На этот раз он выехал с Бейли. Конечно, ему было бы приятней иметь дело с менее опытным напарником - тогда никто не стал бы оспаривать его роль в расследовании, но выбирать не приходилось. Бейли всю дорогу был очень задумчив, затем неожиданно предложил лишний раз проверить Картера, сидящего в "засаде" возле дома доктора. Или если не заехать, то во всяком случае - проехать мимо. - Черт! - воскликнул Джейкобс, когда автомобиль поравнялся с домом Джоунса. - Ты только посмотри! Я уже где-то видел этого человека... Нет, я даже проверял у него документы возле клуба, когда Рудольф увозил доктора... Ну-ка, подожди... Это некий Ремблер, руководитель крупной консультативной фирмы. Прекрасно! Запиши, чтобы ему прислали повестку... Похоже, он замешан в этом деле. - Я же говорил, - довольно ухмыльнулся Бейли, затягиваясь сигарой (сигареты он не признавал принципиально), - что стоит здесь проехаться... Кстати, ты не обратил внимание на того типа, который перед этим выскочил из сада? - Ну? - недовольно буркнул Джейкобс. - Похоже, он разговаривал с Ремблером. - Но ведь это же не Джоунс, надо полагать!!! Иначе для чего... Он не договорил. Бейли выдохнул дым, и Джейкобсу пришлось долго откашливаться. - Разумеется, это был не Джоунс. Я бы не спутал этого типа ни с кем другим - довольно мерзкий экземплярчик, хотя и не худший в своем роде. Я готов биться об заклад, что это Салаверриа. Значит, в городе можно ожидать громкого развода... или дела с шантажом. - Ну, разумеется, как же без этого, - в раздражении Джейкобс газанул. Ему было обидно, что Салаверриа засек не он. И все же странно складывалось это дело с самого начала: бедолага Григс, который ухитрился повеситься в камере; другой тип, из банды Рудольфа (Джейкобс специально проверил все морги и нашел-таки еще одного "причастного" к делу)... Эксперты утверждали, что гангстер умер от страха... Теперь еще - специалист по шантажу и разводам, который что-то вынюхивает вокруг докторского дома. Похоже, такого громкого и - чего таить - загадочного дела Фанум никогда еще не знал. И тут уж не пристало слишком считаться, какую из деталей кто заметил первым. Сам Джейкобс выследил доктора, вышел на него - значит, в конце концов это его дело. Остальное - детали и подробности. ...Джулио Кампана спал в подвале, когда автомобиль Джейкобса остановился напротив клуба. Пока полицейские объяснялись с привратником, дверь в подвальную комнату приоткрылась и туда вошли двое. - Хватит спать, приятель! - тряхнул его за шиворот Роббер. - Что? - Есть разговор... Джулио раскрыл глаза, и его зрачки блеснули отраженным кошачьим светом. - Что случилось? Кто вы? Светящийся взгляд лихорадочно принялся искать защиту - но возле кровати стояли двое и, кроме них, рядом не было никого. Кроме того, в руке здоровяка с тяжелым подбородком тускло поблескивал пистолет. - Без глупостей, - предупредил Рудольф. - И тогда ты как ни в чем ни бывало уйдешь отсюда. Ты мне не нужен. Мне нужен доктор. - Похоже, - покривился Джулио. - И небось психиатр... Он начал успокаиваться. Ну что в самом деле могут сделать ему эти люди? Выстрелить? А что с того... Знали бы они, сколько раз пули проходили через его сердце... Вот только стоит ли доводить до таких крайностей? - Именно, - подтвердил Рудольф, и тогда Джулио вытаращился на него по-настоящему. - Слушай, парень... Я спросил тебя - может, ты не в себе, раз ищешь доктора у меня? Позвони в больницу и... Кулак Роббера с силой вошел ему в челюсть. Что-то хрустнуло, и Джулио ощутил, как его рот наполняется кровью. - Тебя предупреждали - без шуточек... Мы знаем, что вы все здесь повязаны. Мне нужен доктор, понял? Не знаю, под какой кличкой он у вас числится, и поэтому объясняю по буквам: доктор Джоунс, "невидимка", гипнотизер... Или нам ехать прямо к Дугласу? - Нет! - закричал Джулио. Если слова о докторе ничего ему не говорили - он еще не был в курсе принятого Селеной решения, - то одного упоминания о Дугласе было достаточно, чтобы в его руке возник нож. Большой Рудольф не собирался стрелять, тем более - в сердце, но рефлекс сработал автоматически. Глушитель почти убрал звук, тело Джулио отлетело к стене. - Черт... - прошептал Рудольф. - Не повезло... Уходим! - Быстро! - метнулся к двери Роббер. По коридору навстречу уже грохотали чьи-то шаги, заставившие Рудольфа и его помощника свернуть в другую сторону темного тоннеля. Коридор этот, надо признать, имел довольно экзотический вид. Здесь пачками свисали с потолка старые занавески и портьеры, громоздились декорации "восточного сада", "пустыни" и прочих оформлений для выступлений девочек из кабаре, здесь же стояла вся поломанная и просто запасная мебель. Все, чему не нашлось места в гримерных: парики, костюмы, которые вышли из пользования, тысячи предметов самого различного назначения, - все пребывало тут в величайшем беспорядке. Пробегая мимо, Рудольф заметил даже статую какого-то ушастого и кудрявого сфинкса и вздрогнул на ходу, когда ему показалось, что она шевельнулась. Приблизительно в этот же момент в подвал со стороны черного входа проскользнула еще одна фигура. Рафаэль Салаверриа не хотел выяснять отношения с охранником и потому пошел обходными путями. Бейли и Джейкобс опередили его на считанные секунды: лишь только он собирался подойти к комнате, где, как ему удалось узнать от знакомой танцовщицы Ортезии, обычно отдыхал директор клуба, две фигуры выросли перед входом и детективу ничего не оставалось, как ретироваться. То, что он увидел после этого, не укладывалось уже ни в какие рамки. Стараясь поскорее скрыться с глаз долой, он нырнул за первое же подходящее на вид и по размеру укрытие. Им оказалась выполненная с удивительным натурализмом статуя сфинкса - даже на ходу он успел удивиться мастерству автора: казалось, у скульптуры была прорисована каждая волосинка. Существо было сделано настолько искусно, что его можно было принять за живое. Салаверриа даже показалось, что у него шевелился хвост. Вот по нему пробежала легкая судорога, вот приподнялась кисточка... Когда частный сыщик понял, что хвост сфинкса шевелится на самом деле, подвал поплыл у него перед глазами. К счастью, сам кудрявый сфинкс не обратил на Рафаэля особого внимания - огромное остроконечное ухо прислонилось к стене. Существо слушало и настолько было поглощено этим занятием, что словно отсутствовало в месте своего пребывания. Лишь по хвосту от напряжения время от времени пробегали волны... А слушать было что... Заметив, что дверь вновь открылась, Джулио быстро натянул на себя плед и накинул его на плечи, скрывая рану с расползающейся кровью. Кровь должна была скоро остановиться, но все равно ему не хотелось, чтобы кто-либо ее заметил. - Какого черта? - зарычал он. - Кого еще принесло? - Полиция! - издали показал жетон Джейкобс. - Чтоб вы все сдохли... Бегите скорее за этими людьми - они не должны были еще уйти далеко... - За какими людьми? - переглянулись Джейкобс и Бейли. - Рудольф, или как там его... В конце концов, я добропорядочный гражданин, плачу налоги, в том числе и те, которые идут вам на зарплату... Что вы стоите - догоняйте же их! - Хитро, но не очень. Мы пришли к вам, - Джейкобс рывком пододвинул стул к кровати. - Что вам от меня нужно? - оскалился Джулио. Рана болела. В таком состоянии он должен был некоторое время просто спокойно полежать, а не тратить время на пустопорожние разговоры. - Вы ведь директор этого клуба? - Ну? И что из того? У меня не пользуются наркотиками, у меня здесь нет даже публичного дома - хотя это, кажется, и не запрещено... Чего вы хотите? Или быть директором клуба - преступление? - Что вы можете сказать о докторе Джоунсе? - Джейкобс прищурился, внимательно наблюдая за его реакцией. При упоминании этого имени Кампана начал сереть. - Впервые слышу! - Не лгите! - рявкнул Бейли. Он него тоже не укрылась реакция Джулио. - Да будьте вы все прокляты! Я не знаю и никогда не знал никакого доктора Джоунса! Я - нормальный человек и в услугах психиатра не нуждаюсь! - В таком случае откуда вы знаете, какого Джоунса мы имеем в виду? - Да потому что этот кретин Рудольф только что морочил мне им голову! - Не ловчите - мы знаем все. И о "невидимках", и о том, что здесь происходит нечто довольно странное, - Джейкобс говорил с упором на каждом слове, словно отрезал их от цельного куска. - Вы идиоты - это все, что я могу сказать... Джулио закрыл глаза. "Когда пройдет эта боль? Должна же она хоть когда-нибудь уняться? Мне нет дела до них... Я должен лечь - и я лягу..." Джулио откинулся на спину и закрыл глаза. Пусть здесь творят, что хотят: учиняют погром, стреляют, кричат, сходят с ума - он будет лежать, пока боль не пройдет. Пусть они сами попробуют хоть раз зарастить рану в сердце... - Эй, вы... Вы не слышите, что к вам обращаются? Молчание. А что еще они могут услышать?
в начало наверх
- Если вы сейчас же не встанете... - Камилл, брось... Потащим его в участок - а не пойдет сам, ему же хуже. "Меня здесь нет. Я далеко, я на луне... Мать-луна, помоги... Дай силы свои несчастному сыну... Согрей своим синим теплом, поддержи... Ему плохо, он чуть жив... Дай же свою энергию, мать!" - Кого я ненавижу, так это всяких симулянтов... Пол, возьми его за шиворот... - Я не пойду в участок! - открыл глаза Джулио, и в их зрачках загорелся страх. Чтобы пойти в участок, надо прежде выйти на улицу. Под солнце, под сжигающие безжалостные лучи... - Тогда отвечай прямо: где Джоунс? "О, Господи!!! Откуда же я знаю? Почему всем нужен этот доктор? Или весь Фанум сегодня сошел с ума? Тогда причем же здесь я - несчастный сын ночного народа?" - Я не знаю, - как можно спокойнее постарался проговорить Джулио. - Он может быть где угодно... Клянусь вам... Боль с новой силой пронзила его сердце - на глаза набежала мутная пелена. Он задрожал - не от страха, просто от нахлынувшего вдруг озноба. - Кто руководитель "невидимок"? Джоунс? "Ага, так вот в чем дело... Пусть - он, пусть - так... Мы здесь ни при чем... Пусть - какой-то доктор..." От боли мысли начали путаться. Умирать тяжело, но кто сказал, что воскресать легче? Можно считать, что только за время разговора он умер от боли и напряжения несколько раз. - Я повторяю вопрос: кто руководитель этой банды? А тот, кто говорит так грубо, красив... Его можно простить - это его работа... Но его очень сложно понять - он горит ненавистью. Ненавистью к такому же человеку, как и он сам... - Джоунс... - это слово едва не забрало у Джулио все силы. - Я не знаю... Спрашивайте об этом самих "невидимок"... Я ни при чем... - А кто при чем - Дуглас? - Нет! - крик чуть не заставил его лишиться сознания. - Джоунс, Джоунс!!! Ищите его - но оставьте меня в покое... - Хорошо, сейчас мы пройдем в участок и ты дашь показания. - Нет... - Пол, помоги ему встать... - Нет... За что? Я же все сказал! Если надо, я подпишу - но тут... Не надо меня в участок... "Я не хочу умирать... Честное слово - не хочу..." Мысль тоже была болью - такой сильной, что приникшее к стене существо застонало и отшатнулось. При виде этого Салаверриа вскрикнул, но тут же зажал рот рукой. Он подумал вдруг о том, что произойдет, если это небольшое чудовище обернется сейчас в его сторону и увидит... увидит... - Тащи его! - Нет!!! - на глазах Джулио выступили слезы. - А может, не будем? - с сомнением проговорил Бейли. - Может, он подпишет все на месте? - Нет, он пойдет в участок! - гримаса ненависти и злобы исказила красивые черты Джейкобса, лишая его лицо и следа привлекательности. Он ненавидел. Ненавидел Джоунса, ненавидел своего напарника, ненавидел этого запуганного человечишку, по лицу которого текли слезы. Хотя его он ненавидел немного меньше остальных. Он был несчастен в данный момент - за это его можно было пожалеть, но не пощадить. Он - преступник, убийца... почти наверняка убийца. И вообще преступники живут намного свободнее честных людей... Они многое могут, и их никто не станет презирать за внешний вид. "О чем я?.. - постарался, но безуспешно, одернуть сорвавшиеся с цепи мысли Джейкобс. - Неужели я схожу с ума? Нет, все правильно: этот человек наверняка знает, где Джоунс, только не хочет говорить". - Где Джоунс? Скажи - и мы больше не станем приставить к тебе. - Но откуда же я знаю?!! - Пошли, Пол. В участке он вспомнит все. - Клянусь, я... Пощадите! - Послушай, ты... - Джейкобс специально наклонился к Кампане поближе. Ты - преступник и мразь. Ты все знаешь. "Невидимки" постоянно крутятся вокруг тебя, не исключено, что ты и сам "невидимка"... А если нет - скажи, сколько ты им платишь? Расскажи, как они заставляют тебя передавать деньги, в каком месте, с каким условным знаком... Ты ведь не расскажешь этого, так? Потому что ты - один из этих ублюдков! И я это докажу... Или ты думал, что полиция тупа, она ничего не видит? Нет уж!!! Мы все знаем и все видим... Ты ведь даже не запираешься - так? - Я не знаю, где Джоунс, - тупо ответил Джулио. - Мне нехорошо... - Да, Камилл, он весь в поту, - Бейли брезгливо вытер руку об одеяло. - Может быть, кумар бьет? - Ага, так ты еще и паршивый нарк! - обрадовался почему-то Джейкобс. - Может, тебе нужно дать дозу, чтобы ты вспомнил? Когда ты принимал дурь последний раз? "Дозу... мне надо дозу... Мне больно... я уже ничего не понимаю..." - Да... - Что "да", сволочь? - Мне нужно... дозу... - Тогда ты скажешь, где Джоунс? - Скажу... "Какая разница, что я отвечу? Пусть ищут... Лишь бы не трогали Дугласа, не нашли Селену и всех остальных... Только бы хоть ненадолго избавиться от этой боли - в таком кавардаке рана не заживет и за три часа..." - Послушай, Пол... У тебя не осталось в машине немного порошка, из "подкидного"? - Нет, все сдал... - Вот видишь, приятель... придется тебе-таки пройти в участок. - Нет!!! - Что, боишься, дружки не простят? Они и так не простят, если узнают, как ты тут откровенничал... - Только не в участок... нет... - голос Джулио слабел. Боль усиливалась, и он все сильнее терял связь с реальностью. Солнце... жестокое солнце, пылающее на улице... За что? Или лучше забыться, умереть?! Все лучше, чем терпеть такое... Все лучше... Красный туман окутал Джулио, когда полицейские рывком подняли его с кровати и поволокли к выходу. Он почти не переставлял ноги - лишь изредка, когда те начинали подворачиваться. - Прикидывается, сволочь... - проговорил кто-то из копов, скорее всего, снова красавчик. "Вот и все... - отупело думал Джулио, ощущая, что боль стала заглушаться и отходить, как уходило сознание. - Сейчас они откроют дверь..." - Нет! - тихо проговорило существо, сползая по стене на пол. Кончик его хвоста вытянулся до ноги замершего от страха Салаверриа. - За что? Что он вам сделал? Шепот был слабый, чуть слышный... Когда полицейские вышли из комнаты, они тоже увидели лишь неподвижную скульптуру: кто же рассмотрит в полутьме шевелящиеся губы и тем более - крошечную слезинку, ползущую по человеческому лица нечеловеческого существа. - Я ненавижу вас! Ненавижу... - вслед за этими словами до Салаверриа донеслось негромкое всхлипывание. Тем временем перед Джулио осталась только одна дверь, отделяющая его от солнца. Отделяющая от смерти... - Черт! Они его увозят... - скривился Рудольф, сидящий в "пикапе" на противоположной стороне улицы, когда фигура директора клуба, поникшая и жалкая, возникла на пороге между двумя полицейскими. - Этот подонок, похоже, был одет в бронежилет... жаль, что я сразу этого не понял... Эти слова были сказаны просто так, и через секунду бывший Большой Рудольф уже забыл о них. Джулио не успел сделать и несколько шагов, как его ноги вдруг подкосились и он упал наземь, закрывая лицо руками. Это произошло так неожиданно, что полицейские, державшие его, просто не успели вовремя подхватить его под руки с прежней силой. Крик, полный ужаса и боли, разнесся по улице - Джулио ощущал себя, как сжигаемый заживо человек. Солнце проникало под его кожу, и она опадала с мяса лоскутами, которые обугливались на глазах. Зашипели, свиваясь в колечки от непривычной для них жары, волосы. Запахло паленым. Джейкобс и Бейл отшатнулись, глядя на корчащегося в пыли Кампану. Крик постепенно переходил в визг, затем ослабевшие и обожженные голосовые связки сдали совсем и только жуткий предсмертный хрип некоторое время раздавался над потерявшим форму телом. Вспыхнула одежда. На бесформенной замершей куче некоторое время поплясал огонек, и вскоре перед ошеломленными полицейскими осталась только горстка пепла. Страшное зрелище чуть не погубило и Рудольфа: забыв обо всем, он подался вперед и чуть было не вышел из машины - лишь Роббер вовремя остановил его, рванув сзади за одежду. - Я ненавижу! Ненавижу!!!! - мучительный стон существа из подвала, тем более жуткий, что Салаверриа не понял причину, его вызвавшую, превратился в крик, заполнявший собой все нижнее помещение. Наверху его тоже услышали - но уже не как слово, а как пришедшую невесть откуда и уничтожающую все на своем пути волну ненависти. И все - и Джейкобс, и менее виновный Бейли, и Рудольф, и даже толстокожий Роббер, - все побледнели, сами не зная, почему. Что же касается частного сыщика, то для него этот крик послужил последней каплей - он просто потерял сознание. Наверное, это его и спасло, потому что сфинкс с лицом девочки-подростка, изуродованным гримасой страдания, повернулся в его сторону. Острые когти зависли над неподвижным телом - но тут же отдернулись, так и не решившись причинить вред беспомощному человеку. И тогда сфинкс заплакал по-настоящему... 34 - Итак, вы - мистер Ремблер? - Джейкобс еще раз просмотрел документы и протянул их обратно. Он еще не совсем оправился от потрясения, вызванного спонтанным возгоранием Джулио Кампаны, и поэтому вел себя почти что вежливо. - Да. Только я попросил бы вас по возможности не предавать огласке наш разговор. Моя фирма не должна нести убытки из-за моих личных проблем. Я с готовностью отвечу на все ваши вопросы, если это условие будет соблюдено. - Хорошо, - Джейкобс понял вдруг, что ему просто тяжело повышать на кого бы то ни было голос. И то хорошо, что Бейли сам вызвался писать отчет о происшедшем. - Нас интересует доктор Джоунс. Что вы можете нам рассказать о нем? - Ничего. Я впервые обратился к нему вчера, чтобы проконсультироваться по мелкому, но очень важному вопросу, касающемуся одного из членов моей семьи. Дело достаточно личное и не имеет никакого отношения к вашей работе. Скажу вам откровенно: доктор Джоунс, несмотря на свою молодость, произвел на меня очень хорошее впечатление. Я бы сказал, что он довольно грамотный специалист. - И в честь этого вы решили отправиться вместе в клуб? - Видите ли... - Ремблер сидел, упершись руками в колени и широко расставив ноги. - У меня там была встреча, и я сам высказал желание, чтобы доктор Джоунс на ней присутствовал. - Очень неосторожно с вашей стороны, если учесть, что он балуется шантажом, - вставил Джейкобс. - Может быть. Я же сказал: я чужой в этом городе, а Джоунс произвел на меня хорошее впечатление. - Но все равно в клуб вы пошли вместе? - Нет, он сказал, что будет там в связи с каким-то своим делом, но в случае надобности я смогу к нему обратиться. Мы пришли не одновременно, и большую часть времени я провел вне зала. - Вы не могли бы уточнить, где именно вы были? - Это личное... - Поймите и меня, - Джейкобс убрал с лица светлую прядь. - Если вы в этот момент находились в производственной части помещения - это кулисы, подвал костюмерные, мастерские, кулинарный цех, - мне придется задать вам гораздо больше вопросов. Так где вы были? - Увы - я был за кулисами. - Почему, вы не скажете? - Джейкобс внимательно посмотрел на Ремблера.
в начало наверх
"А ведь он, бедняга, вроде меня, только он осмелился довериться этому мерзавцу врачу... Ему можно только посочувствовать", - подумал он. - Я разговаривал там с одной женщиной, - Ремблер оглянулся и покосился в сторону склонившегося над отчетом Бейли. - Пол, выйди, пожалуйста! - окликнул того Джейкобс... - А теперь - можете вы уточнить, где именно и о чем вы беседовали? Я ничего не стану записывать... Правда, у меня включен магнитофон, но если ваши показания не имеют отношения к делу, я просто сотру запись прямо у вас на глазах. - Ну хорошо... Я разговаривал с Гертрудой... Когда мы расстались, она носила мою фамилию. Короче, речь идет о моей бывшей жене. Этого достаточно? Вы можете и сами спросить об этом у нее... - Когда я встретил вас на улице, у вас был очень расстроенный вид. Это произошло из-за разговора с ней? - Да, - на лице Ремблера начало проявляться недовольство. - Только не понимаю, почему вы спрашиваете об этом, - я же сказал, что речь идет об очень личных делах... - Потому что вполне могло оказаться, что вы расстроились из-за ухода Джоунса. - Я и не знал, что он там был. Точнее, знал, что он должен быть в клубе, но лично не видел. - Ну хорошо... Тогда еще один вопрос: о чем вы разговаривали с Рафаэлем Салаверриа? - С кем? - С Рафаэлем Салаверриа. - Не помню такого, - недоуменно поднял брови Ремблер. - Вспомните: сегодня днем, около полутора часов назад, возле дома Джоунса... Так о чем вы говорили? - У дома Джоунса? Хм-м... Как он выглядел? - Вы же разговаривали с ним - тому есть свидетели. - Понимаете, я разговаривал там с несколькими... точнее, с двумя людьми. - И о чем? - Оба они искали доктора Джоунса. Один из них вел себя довольно странно и... - Полагаю, это был не тот, о ком мы спрашиваем... Хотя мне его поведение кажется еще более странным: по идее этот человек не должен был там околачиваться. - Не знаю, о ком вы и при чем тут я... - Ну что ж... Пока больше вопросов у меня нет. Если понадобится, мы вас еще пригласим. - А вы полагаете, что такая необходимость возникнет? - Что? - Джейкобс слегка запнулся. Последнюю фразу он произнес совершенно машинально, не задумываясь над смыслом, как произносил ее по десятку раз на дню. - А... Полагаю, что нет. - И на том спасибо. - Пожалуйста... И впредь будьте осторожнее с выбором доктора. Вы могли очень и очень крупно нарваться... - Благодарю, - сухо кивнул Ремблер и встал. "Пусть уходит... У бедняги и так свои проблемы", - сочувственно проводил его взглядом Джейкобс. Ремблер вышел на улицу и словно впервые ощутил ужасающий гнет жары. Ему стало трудно дышать, в сердце закололо. Вся его жизнь шла словно наперекосяк. Может, и впрямь не стоило приезжать в этот город? Ведь Гертруда уже давно ушла из его жизни и к этому следовало привыкнуть, как привыкают к любым потерям. Все равно он потерял ее - пусть даже она едва ли не призналась ему в ответном чувстве. А Изабеллы в его жизни вообще не существовало - так стоило ли узнавать о ней... "А ведь она придет, - понял вдруг Ремблер. - Обязательно придет... Моя дочь. Или не моя? Нет - но чья же тогда?.. Она сама нашла меня, вопреки желанию матери... И я должен теперь сделать все, чтобы мы нашли друг друга не только издали. Пусть так. Если у меня получится с девочкой, надо полагать, и Труди сама пойдет мне навстречу... Пусть будет так. Пусть будет так!!!" 35 Она приходила в себя медленно и с трудом. От жизни можно долго прятаться, можно упорно закрывать глаза, утверждая, что мир прекрасен; но однажды реальность все равно ворвется в тесный, придуманный вместо настоящего мирок, и окажется, что она так огромна в своем горе и жестокости, что твой мирок треснет по швам и осыплется ненужной трухой. Для этого надо немного... совсем немного... Она не просто бежала от мира - она не хотела его знать. Она верила в свои благополучные выдумки, она играла в жизнь, доказать наличие которой у нее самой было сложно. Существо - нежить - не-живое... И все же она жила, и потому неожиданная потеря одного из друзей обрушилась на нее с безжалостностью поистине невероятной. Джулио... Он был самым незаметным в их сообществе, самым серым и непримечательным из членов группы - но это ничуть не уменьшало потерю. Она уже не раз слышала от Селены о цепи взаимных убийств - но впервые "солнечные" люди убили на ее глазах одного из ее братьев по крови. Одного из братьев, похожего на них самих. Это было дико, непонятно и жестоко. Когда боль и слезы отошли, на их месте начало расцветать новое чувство. Еще раньше она произнесла слово, обозначающее его, - но настоящая ненависть возникла позже. "Я убью их, - с неожиданной яростью и спокойствием решила вдруг она. - Я уничтожу... Я ненавижу их!!!" Перескочив через спящего дневного человека (она плохо понимала, что значит обморок, так как сама не была способна его испытать), она направилась к выходу. Страсть кипела в ней, совершенно отодвигая разум на задний план. Убить! Ощутить вкус их крови, погрузить клыки в свежую дымящуюся плоть... Она еще не знала, что в ней просыпается не просто ненависть - инстинкт вражды, проходящий через много поколений. Она была сейчас не свидетельницей одиночного и к тому же невольного убийства - она словно почувствовала всю боль убиваемых веками братьев и сестер, страдание тех, кто видел и не мог помочь - чтобы выжить и передать произнесенные в минуту отчаяния проклятия новым поколениям... Убить... Найти - и убить! Ослепленный яростью зверь со страшной скоростью взлетел по лестнице и рванулся к выходу. Она не боялась попасть под солнце - как Джулио мог не опасаться пуль. Что такое резь в глазах от непривычно яркого света? Мелочь, пустяк... Они и так уже почти ничего не видят, кроме той крови, что еще не пролилась, но еще прольется. Ее остановило другое: уже у самого выхода она вспомнила о том, что ее не должны видеть. Враги не имеют права смотреть на детей полнолуния. На истинных его детей, получивших в дар нечеловеческое обличье. Или получивших проклятие? Разве не из-за даров луны их род так преследуют? Все вскипело внутри, противясь этой мысли, - но деться от нее было уже некуда. Ее дар, ее сила, ее умения - ее проклятие. Оно - не что иное - причина всех бед! Две противоположные волны поднялись в душе и столкнулись со страшным грохотом, разбивая последние кораблики мыслей. "Почему я не дневной человек, как все, имеющий право открыто веселиться и иметь друзей?" и - "Эти дневные люди должны заплатить за все!" Волны чувств столкнулись, закрутились сумасшедшим вихрем и превратились в новый отчаянный вой, в котором уже и вовсе не осталось ничего человеческого - только что общая для всех живых существ боль. Ее никто не остановил, не одернул. Проходящие мимо сотрудники клуба сделали вид, что не замечают ее. Мало ли каких уродов хозяин мог подобрать для платного показа... "Я найду их... Я отомщу", - снова возникли слова, и она ухватилась за них, как утопающий хватается за соломинку. Сфинкс открыл глаза. Теперь перед ним снова прокручивалась сцена гибели Джулио - он видел ее словно изнутри, ощущая, будто это его кожа вздувается пузырями от прикосновения невыносимо горячих лучей... Усилием воли сфинкс отбросил видение от себя. "Они заплатят за это!!!" Острые зубы заскрежетали, в глазах вспыхнул огонь ярости. Нет, она не выйдет просто так, она будет действовать расчетливей и правильней. Вон там, невдалеке, виднеется довольно удобный фургон. Если туда прокрасться - сейчас на улице очень мало лишних глаз, - а затем проникнуть в сознание шофера и подчинить его себе... Она еще ни разу не пробовала проделывать такую штучку, но память предков подсказывала ей, что это вполне реально. Через несколько секунд кудрявый сфинкс уже нырнул под брезент. Его, правда, увидел случайный прохожий, но как истинный любитель выпить отнес "видение" на счет последней бутылки виски. Еще через несколько секунд грузовичок уже мчался к полицейскому участку. Его шоферу потом долго пришлось объяснять, почему его туда понесло... 36 Эл подсел в машину в последнюю минуту. "Будет лучше, если с Труди поеду я", - объяснил он Селене, и та, пронзив его своим проникающим насквозь взглядом, согласилась. Как бы то ни было, у Эла было одно преимущество: там, где его не искала полиция, он мог открыто выходить и разговаривать с людьми. А кто знает будущее? Как ни велики таланты детей полнолуния, но и их способности не безграничны. К тому же Эгон в случае опасности всегда сможет предупредить Эла, чтобы тот не высовывался. А если дорога чиста - ему и карты в руки... Автомобиль несся на такой скорости, что Эл только подивился, почему их ни разу не остановила полиция. Гертруда держала руль жестко - Эл хорошо видел, как невероятно напряжены ее руки. - Не волнуйтесь, Труди... С вашей дочерью все будет в порядке... - попробовал заговорить он, но женщина только закусила губу. Зверь ты, человек, химера ли - материнское сердце всегда чует беду, нависшую над дитятей... - Труди, постарайтесь хоть немного успокоиться, иначе мы закончим поездку у ближайшего столба, - сделал новую попытку заговорить Эл, но тут Эгон с заднего сиденья пробормотал что-то неразборчивое, и Эл понял вдруг, насколько излишни все эти предостережения: за рулем сидел все-таки не человек, а существо кое в чем его превосходящее. "Все как и у людей... - подумал Эл, - дети подрастают, начинаются проблемы... И скорее всего - те же самые, что и у всех... Все повторяется, все одинаково... А мы все смотрим только на форму". - Труди, разрешите мне задать вам несколько вопросов? Дело в том, что я немного понимаю, что такое переходный возраст... Ей ведь около четырнадцати лет? - Да, - процедила сквозь зубы Труди. - Может быть, вам стоит меня выслушать... Селена ведь тоже говорила, что всем вам немного не хватает помощи психологов. У вас полно проблем - и эта как раз из тех, которые могут решиться с вашей помощью. - У нас нет проблем, - резко бросила Труди, но прикосновение Эгона подбодрило Эла: он понял, что Труди лжет. - Тогда просто послушайте, что происходит с детьми, когда те вырастают. Обычно добрая и любящая дочь, которая кажется вам вашей частью и ведет себя как близкий друг, вдруг начинает отдаляться. Она начинает говорить резкости, делает все назло, демонстрируя свое непослушание... Например, не ночует дома. Тогда те, кого вы называете "дневными" людьми, идут к друзьям сына или дочери, устраивают им скандалы, что, мол, кто-то плохо влияет на ребенка, - и все это зря. В вашем случае девочка не могла пойти к друзьям, так как наверняка она слишком не похожа на людей и прячется от них... А ей нужны друзья. Может - всего один друг... Ей нужно общаться со сверстниками, узнавать мир не таким, каким преподносили его родители, а своим... Каждый человек в какой-то момент начинает понимать, что он уже взрослый и может жить самостоятельно, - даже если это чувство кажущееся... Подросток порой и сам не понимает, почему его тянет из дому. Он отрицает то, что принимал вчера, только для того, чтобы хоть в такой мелочи вырваться из-под кажущейся опеки... И чем настойчивее будет сила, старающаяся возвратить его на место, тем сильнее он рвется из дому. Думаю, ваша дочь никуда не денется, а будет копить все в себе - или начнет искать
в начало наверх
друга... - Вы думаете? - вскинула ресницы Труди. - Нет, я имел в виду не это... Она начнет искать просто нового человека, который, по ее мнению, достоин доверия, но еще не приелся. Человека, которого она немного знает или... почти знает, потому что по-своему придумала его образ. Пусть это вас не обижает - но она устала от вас, а тот же инстинкт, что гонит ее из дому, подсказывает, что она все же неопытна. А раз других друзей у нее нет... Вы догадываетесь, о чем я говорю? - Нет, - покачала головой Труди, а Эл отметил, что машина мчится уже не с прежней головокружительной скоростью. На всякий случай Эл посмотрел на Эгона - тот кивнул, подтверждая правильность его мыслей. Скорее всего, Эгон и так все знал, но не мог передать свои выводы так хорошо, как это удалось Элу. - У девочки есть отец... Каждый человек испытывает потребность иметь полную семью. У нее не было его рядом. Вы, как я понял, не настраивали ее против него - значит, она наверняка наделила его лучшими качествами. В ее представлении Ремблер не просто отец - он отец идеальный. Если мы не найдем ее в клубе - я знаю, где стоит поискать. Если она осторожна так же, как и все вы, она появится там вечером... А сейчас она может быть не только в клубе, а практически в любом скрытом от людских глаз месте... Так что не слишком переживайте, если мы ее там не найдем. - Послушайте, - в голосе Труди прозвучала неподдельная горечь, - вы все рассуждаете, говорите умные вещи... а она ведь моя дочь! - И все же постарайтесь понять... - Эл замолчал. Он был бессилен перед этим восклицанием. Да и никакая теория не могла заставить человека изменить свои чувства. - И все же, может быть, вам было бы лучше договориться с ним... - уже на всякий случай добавил он. Труди снова закусила губу, и Эл понял, что еще немного - и по ее лицу поползут слезы... 37 - Алло, мистер Смит? - Да... Алло, кто говорит? - Это Рафаэль Салаверриа... - голос в трубке звучал неровно, язык сыщика заплетался. - Что у вас стряслось? Вы нашли его? И откуда вы узнали мой телефон? - Я же сыщик... Мне надо поговорить с вами... Или мне придется искать этого Джоунса, чтобы обратиться к нему за помощью как к психиатру... - Вы увидели нечто необычное?.. Погодите, не вешайте трубку... Лучше подъезжайте в гостиницу. Через несколько минут в фойе гостиницы влетел бледный невысокий человек. Его нос-морковка, обожженный надоедливым солнцем, еще хранил кое-какие краски. Аноним Смит принял его в своем номере и сразу с порога заговорил: - Вы увидели нечто необычное, не так ли? Что это было? Волк-оборотень или... - Так вы знали! - чуть не взвизгнул частный сыщик. Пусть клиенты подставляли его под удар не в первый раз, но никогда еще ему не приходилось сталкиваться со столь эффектным "сюрпризом". - Итак, вам удалось засечь волка... - довольно потер руки Смит, он же Грана. - Не волнуйтесь, я доплачу вам за это. Я и сам подозревал, что... что этот Джоунс использует для запугивания какое-то животное, но не знал, существует оно или является гипнотическим образом. Если вам нетрудно, опишите этого волка... - Это был не волк! - задыхаясь, выпалил Рафаэль. - Тогда что же? - Я боюсь, что вы просто выставите меня, если я скажу, что я видел. Короче - это просто чудовище... - Не исключено... - Грана сплел руки на груди и принялся поигрывать пальцами, над ногтями которых только что неплохо поработал мастер маникюра. У каждого свои слабости - Грана любил следить за своей внешностью с тщательностью, достойной женщины-актрисы. - И все же вы знали, что... Бог мой, вы говорите - волк? Услужливая память, даже помимо воли продолжающая работать над архивом газетных вырезок и местными сплетнями, немедленно выдала ему необходимую информацию. За домом Джоунса следит полиция. Сам Джоунс пропал. Вчера ночью в городе объявилось чудовищное животное, уничтожившее нескольких небезызвестных гангстеров. Кроме того, все это каким-то образом связано с клубом так загадочно перешедшего в мир иной Кампаны. Если же сюда добавить услышанный в подвале звук выстрела и вспомнить, что оттуда быстро удрали двое... Интересное дело получается! Вот только сам он, Рафаэль Салаверриа, потомок конкистадоров, почему-то не хочет ввязываться во всю эту ночную грязь. Тем более, что тут замешаны чудовища и волки-оборотни - в них Рафаэль всегда немного верил и потому не слишком (в некотором смысле) удивился их появлению в городе. - Успокойтесь... Скорее всего, никаких оборотней тут нет... Вы же образованный человек, в конце-то концов! - Знаете... - сдавленно пробормотал Салаверриа, - мне не надо вашего гонорара... Можете считать меня невежей, мракобесом или кем угодно - но, по-моему, спасение души и жизнь стоят дороже, чем репутация образованного человека... Может, это всего лишь моя слабость - но я хочу жить. - Так... - протянул Грана и на некоторое время замолчал. Ему надо было очень быстро принимать решение - и не ошибиться в нем. Конечно, можно было просто отказаться от услуг этого человека - но тогда пришлось бы вводить в курс дела кого-то другого, что повлечет за собой и новые последствия. Лучше всего, решил он, не поднимать шума. Пусть сыщик получит свои деньги и успокоится. Может статься, что имеющаяся у него информация и так самодостаточна. - Ладно, - сказал он, - а так как с доктором? - Все, как вы и предполагали. Шантажист, впутанный в какие-то темные дела. Полиция его ищет, чтобы арестовать за связь с бандой так называемых "невидимок". При мне арестовали хозяина ночного клуба, который признался, что Джоунс является их главарем... Но дальше... Лучше бы мне ничего не видеть и не слышать. - Полиция арестовала его у вас на глазах? - Нет, я находился за стенкой... Разговор шел в угловой комнате с очень плохой звукоизоляцией. К тому же они кричали - я слышал почти каждое слово... Но то, что произошло потом... - Так что же произошло потом? На них набросился волк... то есть некое чудовище? - Нет... Джулио Кампана умер. - Вот как? - приподнял бровь Грана. Салаверриа шумно втянул в себя воздух. Он узнал о смерти Кампаны только с чужих слов, и потому описывать ее было сложно. Да и какое дело, в сущности, до этого человеку, который собирается всего лишь защитить от шантажиста свою дочь? Подумав об этом, он только горько усмехнулся. Не было дочери. Не было загадочно потраченных сумм. Просто кое-кто (скорее всего, конкуренты) под этим благовидным предлогом послали его навести справки о своем противнике... Ну что ж, он и так много потрудился. Теперь мавр сделал свое дело - и может уйти. - Он сгорел. Сгорел заживо по неясной причине. Иногда это называют спонтанным возгоранием, только... Обратитесь с этим лучше к специалистам по демонологии. Это слишком похоже на кое-что... А если добавить оборотней и то существо, которое я видел в подвале... До сих вор не пойму, как оно ухитрилось оставить меня живым. Похоже, вашего покорного слугу спас только обморок... Или то, что чудовище было очень молодым... бэби-монстр. - Бэби-монстр? Вот как? - удивился Грана, и пальцы его замерли. Он верил словам Салаверриа. Не мог не верить - к этому моменту у него была уже неплохая подборка разрозненных слухов, касающихся обитающей в Фануме нечисти всех мастей. Так, один из торговцев наркотиками, мелкий толчок, видел, как вечером над городом летало существо, похожее не то на огромную летучую мышь, не то на крылатую собаку, причем, на второе больше. В другом месте замечали людей с демонически светящимися глазами. Кто-то кричал, что видел вампиров - с самыми настоящими клыками в три пальца длиной. А дыма без огня, как говорится, не бывает. Итак, раз есть монстры - то почему бы им не иметь своих детенышей? Пусть молчит об этом обширная литература, но раз монстры рождаются - они неминуемо должны проходить стадию раннего детства. Таков уж закон природы. И тут он чуть не хлопнул себя по лбу. А ведь это идея! У него в голове возник почти невероятный план, над которым любой материалист надорвал бы живот от смеха. Теперь Грана знал, с какой стороны можно подойти к этой банде монстров. - Все, что я вам заплатил, - остается у вас... - обратился он к Рафаэлю. - Мало того, если вы опишете это существо достаточно подробно, я вам прибавлю... И молчите о том, что видели! Салаверриа понимающе закивал: - Хорошо. Вы представляете себе, как выглядит сфинкс? - Что? - Сфинкс. Вспомните египетские пирамиды и эти статуи... Тело большой кошки, крылья... Правда, в этом случае они покрыты кожей и мелкими волосками, но все равно это существо больше всего похоже на сфинкса. Остроухого, кудрявого сфинкса. Если вы запомните этот образ - вы не спутаете его больше ни с чем. Человеческие на голове волосы переходят в гриву, которая быстро сходит на нет... Кисточка на хвосте... Огромные когти... Это существо по-своему красиво, но... Оно было в ярости и кричало о том, что всех ненавидит. Кричало по-человечески. Больше я ничего не помню: когда я пришел в себя, его уже не было. Надо полагать, его слова относились к полицейским... Так что... Салаверриа развел руками. Раздался телефонный звонок. Грана быстро извинился и схватился за трубку. Салаверриа намерился было выскользнуть из комнаты, но Грана жестко остановил его и, не выпуская трубку из рук, быстро выписал чек, после чего Рафаэлю было позволено беспрепятственно покинуть гостиничный номер. Вечером того же дня он вместе с Беатрис уже мчались на самолете, подальше от дел, подальше от Фанума и всякой нечисти. Правда, самолет летел не на Гавайи - а всего лишь в Рим. "Может быть, - думал Рафаэль, - хоть в соборе Святого Петра удастся избавиться от следов соприкосновения с нечистью..." Всего этого Грана не знал. Он молча слушал уже знакомый рассказ о смерти Кампаны из уст настоящего очевидца и даже не слишком удивился, когда Рудольф рассказал ему о ноже и выстреле. Нечисть есть нечисть... чему же тут удивляться? 38 - Выходим, - Эл посмотрел на Эгона: тот хмурился, но не возражал. - Я останусь здесь... Пока на улице солнце, я не чувствую себя уверенной... Случайный ветерок, неловкое движение - и одежда не сможет меня защитить, - поежилась Труди. - Хорошо, прикрой лицо. Мы выходим... Эл спрыгнул на пыльный асфальт, проминающийся под ногами от жары, и удивленно огляделся по сторонам. Неужели он был здесь всего лишь вчера? Быстро же меняется человек... - Пошли, - кивнул он Эгону, и они направились ко входу. Неожиданно в нескольких шагах от двери Эгон застонал и упал на землю. Он начал корчиться, закрывая лицо руками, изо рта пошла пена... - Эгон! - закричал Эл, бросаясь к нему на помощь. - Что с тобой? Ты слышишь? Он схватил Эгона за плечи. Каждое прикосновение, казалось, вызывало у того невыносимую боль. Кожа Эгона разогрелась до невероятной температуры, он так и дышал жаром. Почти инстинктивно Эл подхватил его на руки и оттащил в ближайшую тень. Тут же судороги прекратились, лишь тяжелое дыхание говорило о только что произошедшем странном припадке. Эл положил руку ему на лоб: он уже вновь приобретал нормальную температуру. - Что случилось, Эгон? Тебе тоже нельзя выходить на солнце? "Нет", - мотнул головой Эгон, и Эл увидел, как его глаза наполняются слезами. - Эгон... Тогда что случилось? - уже испуганно переспросил он. Телепат сделал несколько движений руками. - Тебе нужна бумага? - догадался Эл. Эгон кивнул. Эл сунул руку в карман, и через секунду Эгон неуверенными движениями заводил карандашом по листу бумаги. "Джулио, - едва ли не по буквам разобрал Эл. - Умер. Сгорел. Тут". На бумажный лист упала слезинка и поползла по нему, размывая и без того
в начало наверх
нечеткий текст. - А Изабелла? Что с ней? - вырвалось у Эла. Почему-то судьба неведомой ему девочки заставляла его тревожиться сильнее всего. "Она - нет, - возникли на бумаге новые косые строчки. - Ее нет. Не слышу. Скажи Труди". Руки Эгона задрожали, карандаш провел ломаную линию и упал на землю. И тогда Эл, как Эгон ночью, дружески положил ему на плечо руку. Он не стал ничего говорить - Эгон и так мог прочесть и внезапно вспыхнувшую жалость, и надежду, что хотя бы с девочкой все будет в порядке. Но Эгон дрожал все сильнее - ему снова становилось плохо. И без того бледное лицо приобрело синюшный оттенок, глаза начали закатываться. Эгон боролся с собой. Эл не знал, откуда пришли такая уверенность. Наконец после нескольких долгих минут дрожи он снова слабым жестом попросил карандаш. И тогда Эл ощутил страх. Немотивированный, но явственный страх... Что-то произошло сейчас, в этот момент, то, что он не мог понять, но оно затрагивало и его в том числе. Что-то очень важное, но неуловимое. Когда Эгон вновь начал рисовать свои каракули, Эл уже превратился в сплошной комок нервов. - "Они знают..." - прочитал он вслух. - Знают - что? "Все" - вывел карандаш и замер, подрагивая на одном месте. Где-то совсем рядом зарычал мотор - это Труди, заподозрив неладное, направила машину к ним. - Что случилось, ребята? - донесся ее взволнованный голос. - Подожди... Мы садимся. - Что-то с девочкой? - Труди обернулась в его строну так резко, что Эл испугался, не слетит ли вуаль, прежде чем дверь успеет захлопнуться и отрезать от них опасные лучи. - Нет... Джулио умер, - сообщил он, чувствуя легкий стыд. Хотя он и ощущал жалость к этому человеку - но лишь из-за реакции Эгона, который за короткое время общения стал ему по-своему близок. Но ведь для Труди Джулио наверняка значил больше... Гертруда опустила голову - как увяла. - А она? - Вроде все в порядке... Но ее здесь нет... Я говорил тебе - она может находиться в другом месте... - добавил Эл, но никакой уверенности у него уже не было. "Должен ли я сказать ей, что сообщил Эгон? - мучительно размышлял он. - Хотел бы, правда, я и сам понять, что он имел в виду..." - Итак, он умер, - с тяжелым вздохом произнесла Гертруда. - Значит, теперь мы раскрыты... Как это произошло? - Не знаю... Может, Эгон... - Понимаю - он сделал все, что мог... Он ведь написал тебе записку, да? - Да. - У него всегда это плохо получалось... Дьявол! Ну где же моя девочка? Хотя... о таком ей лучше бы и не знать... - Если это опасно, мы так или иначе должны ее предупредить, - пожал плечами Эл. - Опасно? - Труди резко повернулась к нему, куснула губу и скривилась. - Это не "опасно", Эл... Это конец! 39 - ...И все же есть вероятность, что все обойдется, - проговорила Селена. Все ночные люди собрались в небольшом подвале, чем-то поразительно напоминавшем тронный зал, и, конечно, почетное место занимала сама основательница колонии. При известии о гибели Джулио Горилла снова завыл. Как догадался Эл, он тоже не был лишен умения читать "мысли сердца": это произошло раньше, чем Эл раскрыл рот. После такого "музыкального вступления" ему нелегко было начать разговор, и в конце концов о несчастье доложила Труди. - Это все из-за тебя! - вскочила вдруг с места Чанита, и на Эла устремился полный ненависти взгляд. - Зачем его привели сюда? Лучше бы он сдох! - Замолчи! - Селена произнесла это слово холодно, но в нем было не меньше чувства, чем в вопле Гориллы и крике взбешенной Чаниты. - Если быть точным - то во всем была виновата ты. А Эла мы бы нашли так или иначе - разве что при несколько других обстоятельствах. - Я?! - возмутилась девушка. - Это еще почему? - Я всегда твердила вам, что в первую очередь мы должны отказаться от желания мстить. Ты увлеклась, моя девочка... Сперва ты сама спровоцировала свое "убийство" - неосторожностью, самой своей выходкой... Затем ты затеяла и вовсе непозволительную игру и сама втянула в нее Эла. И если ты хочешь знать, у него больше шансов вытащить нас, чем у кого бы то ни было. Когда-нибудь ты это поймешь, а пока... Помолчи, пожалуйста. - Но что теперь делать? - негромко произнесла Энн. - Ждать. Еще неизвестно, кто именно видел смерть Джулио и как ее истолковали. То, что произошло - ужасно, но это все же еще не конец. "Как холодно, - подумал вдруг Эл и поежился. - Холодно от слов..." - И Изабеллы нет, - глухо вставила Труди. - Не торопи события, - снова спокойно, но в то же время строго одернула ее Селена. - Еще ничего неизвестно. Когда действительно придет конец, мы об этом узнаем. А пока - все остается так, как было. Мы находимся здесь и ждем. Я не знаю, чего, - ответить на это может только время. Но бездействие в стороне часто приносит больше пользы, чем действие непродуманное. Что знают "дневные" люди? Что один человек - а у них не было повода сомневаться в его особе - загорелся. Селена на секунду замолчала, и в эту короткую паузу Эл понял вдруг, какой невероятный груз лежит на ней, и она старалась сейчас защитить всех от его тяжести и взяла его на себя. У них есть термин "спонтанное возгорание". Не исключено, что он был придуман как раз из-за отдельных контактов с нашими братьями, но, может быть, это происходит иногда и с "солнечными" людьми. Во всяком случае, у них нет надобности приплетать к этому наш народ. Дневные люди всегда объясняют все наиболее простыми причинами... И даже если они знают все - еще неизвестно, обернется ли это войной. Как знать, может, это будет просто контакт... А может, и тот контакт, которого мы ждали... А уходить... Мы просто не сможем этого сделать, и вы должны понимать, почему. Уйти может одиночка... Селена замолчала, потом поднялась с места, давая понять, что разговор окончен. - Все равно это из-за тебя! - услышал Эл негромкое шипение, и Чанита выскочила из комнаты, окатив его волной ненависти. - Пошли, - кивнула Эннансина своему брату, и пара волков удалилась; за ними поплелся Горилла. - Это выяснится сегодня. Сейчас, - уже ни к кому не обращаясь, прошептала Селена. - Селена? Вы здесь? - раздался вдруг сочный голос Дугласа. - Тут кое-кто приехал... Я ничего не понимаю - но они хотят видеть Джоунса. - А вот и ответ, - закончила Селена и заглянула Элу прямо в глаза. 40 Витторио Реа не собирался афишировать свой визит, для которого, собственно, не было достаточных причин. Никто не спрашивал его, почему он решил выехать в Фанум лично, его вообще никто ни о чем не спрашивал, так как не имел права. Но даже и найдись такой смельчак - он вряд ли получил бы честный ответ. А ответ был прост: Реа гнало туда элементарное любопытство. Все люди когда-то были детьми - и Реа ухитрился контрабандой притащить из детства кое-что и во взрослую жизнь. Как только он поверил в то, что необычайные явления в Фануме - не выдумка, он в тот же миг сказал себе, что непременно посетит этот город, и отправился туда под первым же предлогом... точнее, вовсе без предлога, так как посетить ферму Дугласа и передать приглашение Джоунсу мог кто угодно. Да сам Реа и не собирался этого делать - он хотел отсидеться в машине и понаблюдать краем глаза, не покажется ли ему какое чудо. Эх, эта тяга к чудесам! Каких только людей не уводила она с пути истинного... а кого и приводила на него - кто знает... Больше всего Реа хотел видеть сфинкса. И тем более понравился ему план Граны - и отнюдь не только тем, что он кое-что давал сам по себе. Изловить невиданное существо, посмотреть на него вблизи - но так, чтобы никто не мог упрекнуть босса в детской слабости, - вот что хотелось ему больше всего. Шутка ли сказать - сфинкс в двадцатом веке! И неважно, что из-за пустяка, в котором Реа не собирался даже участвовать, пришлось тащиться за город. Мелочи, все мелочи... Лицо Реа хранило бесстрастность, и лишь он сам да молчаливый Эгон знали, какой огонь бушевал у него внутри. Каждый порыв ветерка, каждый шевельнувшийся листик заставляли его загораться надеждой, что вот оно - необыкновенное... Но время шло, машина стояла, а подворье фермы ничем не отличалось от десятков и сотен таких же подворий. Правда, на минутку мелькнуло на чердаке женское лицо, и Реа почудилось вдруг, что глаза на нем зажглись особым звериным блеском, - но это произошло так быстро, что можно было только гадать, так ли это было на самом деле. "Ну вот, я сижу здесь, возле самого загадочного из домов с самыми загадочными обитателями... И что? Кто я для них, живущих чужой для нас жизнью? Даже если мне удастся заставить их подчиниться, работать на себя, они останутся все теми же - загадочными, полными тайн и живущими жизнью со своим особым смыслом. А я останусь человеком. Преуспевающим, удачливым человеком, который просто перешагнет через них и забудет... Странно, когда я смотрю на этот дом, мне начинает казаться, что их жизнь - не моя - является настоящей. Я не знаю, для чего живут они, - но я знаю, что моя собственная жизнь не имеет смысла, чего бы я ни достиг, потому что финал в ней все равно один и тот же... Так не лучше ли забыть о них, еще не узнав?" Эти мысли обернулись неожиданной болезненной тоской - но и она осталась внутри. Реа умел подавлять в себе такие чувства. "Я все равно бегу внутри замкнутого круга... Мой мир - беличье колесо. Это ведь только кажется, что я руковожу кем-то, - мною руководит мое положение. Чтобы я мог жить - не жить хорошо, а просто жить в этой системе порочного круга - я должен идти вперед и перешагивать через все. Из этого круга нет выхода... Интересно, если этот оборотень захочет меня укусить... может, я сам поддамся ему? Вряд ли, мне уже не променять свою жизнь ни на какую другую. Не я ее хозяин... не я. И не я придумал этот мир, чтобы менять в нем правила игры. Так что пусть все остается на своих местах. Вот только почему от этого так грустно?" - Реа смотрел в окно, и как бы быстро не перемещался в сторону малейшего движения его взгляд, ни одна черточка его лица не дрогнула. Чтобы жить, он должен быть первым. Чтобы быть первым, он должен жить так, как живет. А все остальное... Уж не внушают ли ему оборотни все эти мысли? Реа продолжал смотреть в окно, но его лицо уже было не просто бесстрастным - оно каменело, застывало маской. Маска скрываемого испуга или отчаяния. Наконец из двери показался "шестерка" шофер, и маска смягчилась до обычной бесстрастности. - Ну что? - Они обещали прислать ответ через полчаса... - Почему не сразу? Я должен видеть Джоунса! - Им надо с ним связаться... По всей видимости, он находится где-то в другом месте. Если встреча состоится, она произойдет в гостинице, как того хотели вы... В какой - должны определить тоже вы - на эти условия Дуглас согласился. - Ну что ж... Который час? - Половина седьмого. - Поехали... Автомобиль тронулся, и уже на ходу Реа позволил себе послать исчезающему с глаз дому прощальный взгляд, полный грусти, природу которой он не мог объяснить до конца. 41 - Итак, мы должны что-то решать, - Селена присела, не спуская глаз с Эла. - Понимаешь... Похоже, у нас действительно нет выбора. Эти люди знают... И лучше, что это только они...
в начало наверх
- Но почему ты так смотришь на меня? - спросил Эл и понял, что впервые обращается к Селене, как к равной. - Потому что они хотят видеть тебя... Потому что ты мужчина и очень похож на дневного человека. - Селена чуть слышно вздохнула. - И еще потому, что я доверяю тебе. Я не знаю, как это объяснить... Может, это похоже на умение Эгона - только в другом смысле. Я верю, что ты сможешь нам помочь. Я объясняла тебе, почему у тебя больше шансов найти выход... Помнишь? - И все же... я почти ничего не знаю... - Ты знаешь все. Или почти все, - Селена опустила глаза. - В некотором роде мы действительно контролируем весь город - только в особом понимании этого слова... И, поверь, я бы сама была рада отказаться от этого занятия... Так пусть все будет так, как ты решишь. Может, стоит дать им отступного... а, может, нужно действительно согласиться с их условиями, как бы они не звучали. В конце концов, речь пойдет только о разнице в суммах... Сегодня мы берем ровно столько, чтобы существовать, завтра... завтра, для того чтобы выжить, нам придется брать больше - вот и все. Для жизни, понимаешь? - Селена... - Эл отвернулся, стараясь подобрать наиболее уместные в данном случае слова, - ты не знаешь этих людей... - Мы не можем уйти... А люди... Ты их знаешь! - Нет. Эти - хуже любых хищников, для них нет ничего святого... - Так говорили и мои братья из города - и зачем? Чтобы заменить общего Бога своим божком? Мы стоим дальше от людей - но все равно не смогли без веры... без чего-то святого, как ты сказал. - Ты не поняла, - Эл тоже вздохнул. Да, совсем не таким он представлял этот разговор наедине. - Для них святое - это их деньги, это они сами... - Так не бывает. - Бывает, Селена. В этом смысле они меньше люди, чем вы. Чем звери... Я не знаю, как тебе это объяснить. - Но они же люди! - почему-то это восклицание прозвучало как мольба. Они - люди... Эл посмотрел на ту, которая не была человеком, и понял вдруг, с какой силой она желает общаться с людьми, нарушить круг изоляции, в который ночной народ сам себя загнал. Люди - неважно какие - предложили ей сотрудничество. Люди, знающие, что имеют дело с чуждыми им существами, все равно постарались сделать шаг навстречу, вместо того чтобы сходу уничтожить их... "Боже... я и не думал, что все это так сложно!" - Почему ты замолчал? - в голосе Селены прозвучала тревога, ясно говорящая, что Селене как никогда нужно было одобрение извне. Уж не это ли и было истинной причиной, по которой она привела его сюда? Королева устала от власти... - Как жаль, что ты не можешь прочесть мои мысли! - Эл замолчал снова и добавил уже изменившимся тоном: - Поверь... я и сам не знаю. Только это не те, с кем стоит выходить на контакт. - Эл, - Селена пододвинула стул поближе, - понимаешь... Может, ты и возненавидишь меня за это, но, впервые решаясь на вымогательство, я в какой-то мере ожидала, что дневные люди, занимающиеся тем же, предложат нам сотрудничество. Понимаешь, жизнь вне закона ставит их почти в такое же положение, как и нас... Они сами оказываются частично вне своего мира - и разве это не может нас не объединять? У них, правда, меньше счетов с миром людей... они просто пользуются им. Но они могут понять нас... Знаешь, иногда, когда на ту или иную страну в прошлом наваливалось бедствие - у меня есть несколько конкретных фактов, - наши братья, бывало, объединялись с теми, кто оказывался за бортом, на дне. Когда ситуация менялась - принимались новые законы или заканчивались войны, - вражда возобновлялась, но все равно... Тут просто сложно судить, кто первым нарушал перемирие. Вот и сейчас... На некоторое время в комнате воцарилось молчание. "Я не знаю... я больше ничего не понимаю... Все это слишком сложно для меня. Да, этому не учат в университетах!" - Эл молча взял Селену за руку и сжал ее холодную ладонь. - Поступай, как знаешь. Ты не убедила меня - но я действительно пока не разбираюсь. И я против такого контакта. - Все равно кто-то будет брать эти деньги... - извиняющимся голосом прошептала Селена. - Хоть с нами, хоть без нас... - И к списку преступлений ночных людей прибавится еще одно? Селена, я в последний раз прошу тебя подумать. Ты - хозяйка, и я сделаю так, как ты прикажешь, но... - Не надо, Эл... Я уже сказала - пусть все будет так, как решишь ты. - Значит, отказ? - Решай... Только в случае отказа они могут просто нас уничтожить. Ты ни разу не видел, как это делается? А я видела... Холод... Откуда этот холод посреди жары? И из-за чего? Из-за ее слов? Эл ощутил, как мурашки пробежали по его спине. Почему он не подумал об этом? - Да, тут ты права... И уйти никак нельзя? - Разве что ты ответишь, что мы остаемся в стороне... Ты можешь сделать это? Мы уступим, но тогда... но тогда... - она отвернулась. Тогда у них не будет денег. Тогда не будет и возможности обеспечить собственную безопасность. Тогда маленькой колонии в Фануме придет конец. - Я пойду и сыграю свою роль, - твердо проговорил Эл. 42 Враг находился здесь, в этом доме, - она знала это наверняка. Еще раньше она смогла увидеть двоих убийц в участке и запомнила идущий от них сигнал, чтобы пойти вслед за тем, который отправился домой первым. Домой? Она в этом сомневалась - что-то подсказывало ей, что дом, в который он пришел, принадлежит кому-то другому. Например, молодой женщине - не слишком красивой, но довольно обеспеченной обладательнице удивительно мягкого, чтобы не сказать - никакого, характера. Возле нее убийца Джулио только отдыхал: от него не исходили волны страсти или даже нежности - только усталость, равнодушие и смутное желание забыться. Да и подруга его не слишком горела - ей хватало и того, что некий представитель сильного пола решил уделить ей внимание и теперь все у нее стало так, как у других подруг, в том числе и более красивых и бойких. "И они еще могут думать о своем, - раздраженно било хвостом тоскующее и ненавидящее существо. - Им все равно... Ему все равно - эта корова просто ничего не соображает... Ни совести, ни..." Она прикусила язык, чтобы снова не завыть - так было горько и обидно, - но короткий тоскливый стон все же вырвался наружу и некоторое время напряженно дрожал в воздухе. - Собаки воют, - поежилась Петти. - Пол, закрой окно! - В такую жару? Ты с ума сошла... - лениво проговорил Бейли. - Я прошу тебя... Ну хорошо, тогда я сделаю это сама. - Петти никогда не умела настаивать на своем. - Сиди. Чего это тебе вдруг приспичило? - Я не могу... Такой звук... Просто мурашки по коже... - Брось, - Бейли устало прикрыл глаза и сквозь тонкую щелку между веками наблюдал, как переступают по ковру полные женские ноги. - Повоют и перестанут... Лучше принеси содовой со льдом... - Хорошо, - неуверенно согласилась Петти, страх которой рос с каждой секундой. - Только, может, я все-таки закрою окно? - Я сказал - нет! - жестко осадил ее Пол. "Глупая курица... вечно ей что-то мерещится, - подумал он - и вдруг вызванная жарой сонливость мгновенно слетела. - Нет! Не может быть!!!" Волк. Прошлой ночью огромный волк загрыз несколько человек - и все это было связано с тем делом, на которое его сегодня перебросили. - Петти! - испуганно крикнул он, и женщина тихо взвизгнула от ужаса. Бейли легко соскочил с кровати и, наставив пистолет на окно, медленно потянулся к раме. Улица еще не опустела - где-то невдалеке слышались человеческие голоса - и все же... Словно холодом повеяло, когда Пол поравнялся с окном и перед ним возник кусок открытого пространства, оттуда мог бы прыгнуть в любой момент жуткий зверь. "Окно... У него нет никакого прикрытия - а в прошлую ночь волк разломал жалюзи... Надо уходить..." Бейли попятился. Он шел так, пока его спина не уперлась вдруг во что-то податливое и мягкое. Раздался короткий вскрик. - Петти? - Бейли и сам вздрогнул, как от электрического удара. Петти стояла, прижавшись спиной к стене, и по-рыбьи ловила воздух раскрытым ртом. - Ты... Бейли почувствовал, что подступивший к горлу комок не дает ему говорить. Все еще открытое окно зловеще смотрело на них. - Телефон... где? - через силу выдавил он из себя. Губы Петти снова зашевелились, но она не смогла произнести ни звука. За окном вспыхнули два зеленых огонька - как раз так должны были выглядеть горящие глаза крупного животного. Каким-то инстинктивным движением Пол отшвырнул подружку подальше от себя в коридор и прицелился. По его спине струился холодный пот. И огоньки исчезли... Некоторое время Бейли недоверчиво всматривался в темноту: отсюда, отгороженная залитой светом комнатой, она казалась особо черной и непроницаемой. В ней могло происходить все что угодно - но огоньки исчезли и определить, есть ли движение за окном, стало невозможно. "Комната... почти десять метров... Я успею!" - резким движением Бейли захлопнул дверь, ударом ноги выбил из паркета брусок и сунул его в щель, заклинивая выход. - Бежим! - крикнул он Петти, подхватывая молодую женщину под локоть и волоча ее вслед за собой к выходу. У двери он затормозил: а куда, собственно, они могли бежать? На улицу, где нет защиты даже из четырех стен? Все-таки в комнате нападение можно было ожидать только с одной стороны. Да и должен ли полицейский бояться какого-то животного?.. Но ведь и те, кто погиб прошлой ночью, не были невинными птенчиками. И у них тоже было оружие... - Петти, быстро прячься в ванной, а я попробую позвонить, - он силой впихнул ошалевшую от страха женщину в приоткрытую дверь и вошел в спальню, то и дело переводя взгляд с окна на дверь. Телефонный аппарат стоял на полу. "Черт... Если я нагнусь, - похолодел Бейли, - эта тварь может прыгнуть... Но была не была!" Цепенея от страха и держа пистолет наготове, он нагнулся и схватил аппарат. - Участок? Говорил Бейли... Срочно пришлите мне кого-нибудь на помощь. Потом все объясню... И тут же окном снова завыли... Трубка выпала из рук полицейского. - Что случилось, Пол?! Что случилось? - забился где-то вдалеке тоненький голосок... Когда спустя пятнадцать минут у дома остановилась машина, Бейли уже не было. Онемевшая от страха Петти скорчилась в ванной - она ничего не видела и не слышала. Кроме того, в комнате валялся сломанный - точнее, разорванный пополам, - пистолет, а на подоконнике темнел отпечаток звериной лапы. И больше ничего... - Мамочка моя! - охнул прибывший на место загадочного происшествия детектив Бартон. - Да ведь это же львиная лапа! Будь я проклят, если не видел таких же следов в одном заповеднике!.. Вот вам и волк... 43 За ужином к Селене подошел старший мальчишка Дугласа - Алехандро и протянул ей газеты. Некоторое время основательница колонии молча вглядывалась в лист, затем резко встала и швырнула газету Элу. - Ульфнон, - строго произнесла она, - почему ты не сказал, что ты убивал? Я должна была знать об этом первой... - Я хотел, - глухо прорычал Ульфнон, прижимая к голове волчьи уши. - Нужно - кровь... очень нужно, изредка... Не могу иначе. Ягнята - не то. - Ульфнон, - Селена не верила собственным ушам, - ты понимаешь, что ты говоришь? - Они - плохие. Их не жалко. Они сами убивают. Они - это много крови, больше, чем взял я, - после недолгой растерянности оборотень вновь обрел бодрый вид. Человеческие глаза хмуро смотрели на начальника из-под бровей.
в начало наверх
- Но ведь ты... Неужели ты так и не понял? То, что дневные люди прощают своим, никогда не простится нашим... - Селена говорила это совсем тихо, и негромкий шелест слов бил сильнее, чем любой крик или ее обычный строгий холод. Она и не могла говорить по-другому. Все, что Селена с таким трудом создавала долгие годы, расползалось по швам на глазах. Или сотрудничество с теми, живущими вне закона остальных "солнечных" людей, еще может что-то спасти? Разоблачение, гибель Джулио, пролитая Ульфноном кровь - все отдаляло ее от мечты. А Эл уже впился взглядом в совершенно другую заметку. - Он умер, - произнес Джоунс, и все разом повернулись к нему. - Тот человек, которого мучила Чанита. - Еще один... - еще тише произнесла Селена. - Что дальше? Ей никто не ответил. - Так ему и надо! - вдруг зло крикнула Чанита. - Он начал первым! - и осеклась. Нет, ее никто не одернул - просто что-то внутри заставило ее замолчать и сесть, согнув спину и опустив голову. В комнате стало тихо. Очень тихо. - И все же, друзья, - даже голос фермера, обычно раскатисто грохотавший под потолком, не набрал и десятой доли своей обычной силы, - на всякий случай знайте - я с вами. С вами до конца, чего бы мне это ни стоило. - Спасибо, - чуть слышно прошептала Селена, и ее глаза наполнились слезами благодарности. И было молчание. И была тишина... 44 Когда Джейкобс добрался до дома, у него глаза слипались от усталости, и все же, добравшись до кровати, он не смог уснуть. Тело ломило от усталости, ныли мышцы на ногах, ломило спину - но сон не шел. За окном стояла глубокая ночь, и за пару часов бесцельного лежания в кровати Камилл, казалось, вымотался сильнее, чем за два дня работы. Ночь не приносила облегчения - наоборот, даже легкую простынь превращала она в настоящий гнет. И еще она дарила тоску. Все, что днем казалось удачей, представлялось теперь совсем в другом свете. "Я - никто... Я полное ничтожество. Мне нет места в этом мире... Я хочу умереть сейчас... забыться и больше ни о чем не думать, не знать этой унизительной слабости и этого мучительного стыда... Я больше не могу прятаться от себя. Даже если я уничтожу Джоунса, это меня не спасет - найдется другой, третий... Нет - лучше уснуть... или стать снова маленьким, каким я был в детстве. Где ты, мама? Зачем ты бросила своего неповзрослевшего малыша?.." Такие приступы случались с ним в последнее время все чаще. Ему казалось, что жизнь действительно поломана безвозвратно, он начинал понимать, что серьезно болен, - но тогда вновь включался защитный механизм ненависти. Усталость только делала обычные мысли еще глупее и ярче. Именно таким услышало их подкравшееся к дому существо. Горечь - на горечь, обида - на обиду... Словно резонанс установился между двумя душами - ушибленной полузвериной и болеющей людской. И ненависть мстительницы стала таять. Он убил - потому что боялся себя. Он не хотел убивать - он просто спасался от чего-то малопонятного, от чего спасаются и они. Ее народ тоже часто убивал, чтобы избежать разоблачения. Но на этот раз разоблачившему их и самому есть что прятать, от чего страдать, значит... Значит... Хвост забил по веткам кустов, когти начали разгребать землю - она не знала, что это может значить. Для нее, нечеловека, это означало одно: она не сможет поднять на него лапу. И тоска, болезненная, но все же похожая на ее собственную, проникала в ее душу, заставляя почувствовать и собственную слабость. Ей тоже захотелось сделаться крошечным, незаметным никому существом, подбежать к матери и уткнуться лицом в ее колени - и почувствовать, как большая добрая рука гладит ее по голове. Гладит? После того как она, поддавшись ненависти, нарушила главный запрет их колонии? От испуга существо подскочило. Нет, у нее нет пути домой. Если мать рассердится - а она наверняка это сделает, как делала это последнее время без всякой причины, - она уйдет. Лучше расстаться с близкими, чем пережить разочарование, способное оборвать последние связующие нити. Понимания уже нет - и не ее в том вина. Если бы ей хоть раз сделали шаг навстречу, поговорили не как с несмышленышем, не способным ни мыслить, ни чувствовать, - она отдала бы за это все. Но этого нет... Ею снова будут командовать, снова помыкать - того нельзя, сего... И она побежала по улице, стараясь обогнать или заглушить свою горечь. Она больше не знала, чего хочет. Мести не получилось - ей было только стыдно за то, что она нарушила запрет и напала на дневного человека. Да, она понимала, что значит желание того, второго, скрыть свой поступок... вообще что-то скрыть, когда ради этого можно пойти и на новое преступление. Если Селена узнает - ей не будет возврата... Но куда пойдет она в одиночку, если единственный город, координаты которого она приблизительно знала, исчез с лица земли? Она бежала в открытую: после всего случившегося ей казалось, что терять больше нечего. Поступком больше, поступком меньше... Какая разница, если за все один ответ - одиночество? Или, может, найдется во Вселенной хоть одна живая душа, которая простит, которая пригреет? Может быть... 45 И все же не привиделся ли ему тот горящий взгляд? Витторио Реа остановился напротив окна лучшей в городе (и в то же время довольно ужасной) гостиницы и молча уставился на фонарь, удивительно похожий на вторую, приклеенную к подпорке, луну. Это круглое светлое пятно на ножке вместе с рыжими отдельными листочками на вытянутых к небу ветках ближайших деревьев будоражило душу. Две луны, далекие горы, силуэты деревьев и причудливый запах утомленных жарой роз... И мечты - о чем-то другом, не похожем на настоящую жизнь, далеком... Это было слабостью, и он старался не думать об этом. "И еще один обманывает себя - но сумел с собой совладать", - подумало проскальзывающее мимо балкона существо. Именно в этот момент Реа перегнулся через перила. Перед ним был сфинкс! То чудо, которое он хотел увидеть собственными глазами, наконец явилось ему, но собиралось тут же исчезнуть! "Остановись! Подожди!" - изумленный и потрясенный увиденным, мысленно обратился он к существу... и оно услышало!!! Для нее это было откровением: незнакомый человек хотел ее видеть. Видеть такой, какой она была на самом деле. И он не желал ей зла. Мало того - он восхищался!!! Она притормозила и специально прошлась под балконом еще раз, позволяя рассмотреть получше ее звериное гибкое тело. И вновь стоящий рядом человек не проявил ни ненависти, ни страха. Он просто любовался! "Как здорово! - подумала она и воспряла духом. - Просто не верится!" Она подняла голову и улыбнулась незнакомцу, чтобы через секунду смутиться: он показался ей удивительно красивым. "А я? - одернула она себя. - Что он думает обо мне?" Попытка прощупать мысли сообщила ей, что он любуется ею искренне, и заставила смутиться еще больше. Она не знала, куда деваться от этого нового неуловимого чувства, настолько неожиданного, что ей подумалось: "А не любовь ли это?" - и сердце заколотилось еще сильнее. - Подожди меня! - вдруг произнесла она вслух. - Сейчас вернусь! - Что? - Я быстро! - покраснела она и расправила крылья, поднимаясь в воздух маленьким причудливым планером. "Этого не может быть!" - подумала она на лету. - Этого не может быть, - чуть слышно прошептал он, не сводя глаз с удивительного крылатого существа, казалось, созданного специально для такого прыжка-полета. Резко сложив одно из крыльев, она сделала падающий разворот и скрылась за углом. "Она придет... Она обещала" - мысль об этом щекотала нервы, и Реа сильнее уцепился за балконные перила. Она придет... Чудо само явится к нему на встречу! И вовсе не надо будет гадать, как ловить это загадочное существо, - оно придет само... Неясно, почему, - но оно вернется. И если его мимика хоть в чем-то совпадает с человеческой, цель его визита явно окажется не враждебной. Не похитить - а убедить его, уговорить пойти с собой, - вот что будет настоящей победой, которую никто из его подчиненных и подручных никогда не сможет объяснить. Вера в чудо уже сама может творить чудеса... И Реа улыбнулся от предвкушения новой встречи с удивительнейшим из созданий природы... или неизвестно с кем... 46 "Я кончил игру с собой - а что дальше?" - Ремблер тупо посмотрел на оконное стекло. Он был один и ощущал свое одиночество все сильнее с каждой секундой. "Уже поздно... Изабелла, наверное, не придет..." - Ремблер посмотрел на часы, затем на окно, после - снова на часы и лег на диван. Он уже не верил ни во что. Раз его единственный советчик оказался шантажистом (а до сих пор Ремблер считал, что умеет разбираться в людях), то чего еще можно ожидать хорошего от этой жизни? Чуть заметная тень легла на стекло, тут же рама скрипнула и в раскрывшемся проеме появилось знакомое личико. - Изабелла? - вскочил с места Ремблер. - Да... - по всему было видно, что девочка волнуется. - Я пришла... Скажи, ты мог бы увезти меня с собой? - Что? - немного опешил Ремблер. Вопрос застал его врасплох. Он видел Изабеллу второй раз в жизни - а если быть точным, то не видел еще ни разу - и потому у него и в мыслях не было ничего подобного. Легко отвечать только на те вопросы, которые предчувствуешь заранее... - Я спрашиваю: ты готов увезти меня отсюда? - несмотря на плохое освещение, было видно, как она закусила нижнюю губку. - Это необходимо, понимаешь? - Наверное... Наверное, да, - с трудом выдавил Ремблер. - Кстати, ты зайдешь внутрь или нет? - А ты точно обещаешь сделать то, о чем я просила? - испытующе заглянула ему в глаза Изабелла. - Несмотря на то, как я выгляжу? - Я же сказал - да! - уже тверже повторил он. Несколько секунд Изабелла колебалась - слишком многое зависело сейчас от его реакции. Что если и родной отец оттолкнет ее? Ведь он человек... а от дневных людей неизвестно, чего можно ожидать. "Но что я теряю, раз мне нечего терять?" - поморщилась она, вдохнула побольше воздуха и шагнула вперед, как в ледяную воду. Ступили на ковер львиные золотистые лапы, раздвинулись на миг крылья - не на полный размах, так, немного, только чтобы принять нормальное положение после прохождения через узкую дверь... Она зажмурилась, стараясь не видеть его лица. Если на нем вспыхнет отвращение - все будет кончено. - Бог мой... - прошептал Ремблер, пятясь от небольшого крылатого чудовища. И она услышала страх... - Нет! - вскрикнула Изабелла, все еще не открывая глаз. В ответ раздался негромкий стон, и что-то повалилось на пол. Увы, фантазия Ремблера не смогла вместить в себя увиденный образ. Крылья раскрылись - их полный размах достигал едва ли не четырех метров, - и Изабелла сломя голову рванулась из комнаты. Ее не приняли! Ее испугались!!! Гибкое тело перелетело через широкие перила и камнем рухнуло вниз. Она не хотела лететь. Она действительно думала, что может разбиться, но инстинкт жизни, без которого не может существовать ничто живое, заставил крылья распахнуться на полный размах. Это произошло едва ли не в самый
в начало наверх
последний момент. Еще немного - и она разбилась бы, как любое другое существо, упавшее с такой высоты. Изабелла ощутила боль от удара; крылья только смягчили его, подобно поздно раскрытому парашюту. Тихо заскулив, она полетела прочь прямо по клумбам. Розы только окаймляли остальные цветы и поэтому не могли причинить лишних страданий и без того ушибленным лапам. Завернув за угол, она почувствовала, что на нее смотрят. Взгляд был знакомый, не враждебный - просто любопытный. "Это тот человек", - вдруг вспомнила она, и электрическая струйка пробежала по всему телу. - Это ты? - негромко спросил он с балкона. - Ты уже разобралась со своими делами? - Он меня оттолкнул... - зарыдала она. - Подожди, я сейчас приду! Изо всех сил оттолкнувшись от земли, Изабелла приземлилась на край балкона чуть поодаль от дневного человека. "Вот возьму и останусь с ним!" - вдруг с неожиданным упрямством подумала она. - Так вот ты какая, - разглядывая Изабеллу, покачал головой Реа. - Ну что ж... Как тебя зовут? У тебя вообще есть имя? И не бойся, подойди ближе... Изабелла осторожно шагнула вперед. Здесь, вблизи, этот человек выглядел немного по-другому - она в полной мере оценила его затаенную силу и умение подчинять себе других, хотя слабо понимала природу таких способностей. Разговаривающий с ней человек явно был незаурядным. И он не боялся ее - наоборот, опасался, что сам может ее напугать. И мог. Сила, которую Изабелла смутно ощущала, была какой-то тревожащей и темной. "Среди дневных людей тоже много... разных", - после недолгих раздумий заключила Изабелла. - Меня зовут Изабелла... А тебя? - Реа. Можно Дон Реа... - усмехнулся он. - А просто Дон - можно? - Пожалуй... А ты не хочешь войти в комнату? - Мне все равно, - совсем по-детски вздохнула она. - Мне просто некуда идти... - Что ж так? - поинтересовался Реа, пропуская ее внутрь. Изабелла и не заметила, что он успел закрыть балконную дверь на ключ. - Да так... - не стала она вдаваться в подробности. - А здесь у тебя красиво... Лучше, чем у нас дома. - Ну-ну... - Реа присел в кресло и развернулся, чтобы ни на секунду не упускать свое только что пойманное чудо из виду. - Видела бы ты мой настоящий дом... Вот уж где есть на что посмотреть... - Да-а!.. - разочарованно протянула она. - Но ведь меня туда не пригласите... Так? - А почему бы и нет? - все еще усмехаясь, спросил он. Реа уже понял главное: перед ним, что бы там ни говорили, был ребенок. Значит, и разговаривать с этим существом стоило как с ребенком. - Если хочешь, я возьму тебя... Вот только твои родители будут против, не так ли? Он иронически и испытующе посмотрел на Изабеллу, которая залезла с лапами на диван и умостилась на боку. - Ну и пусть... - на ее лице появилась обида. - Я сама к ним не вернусь. Бабушка все время сердится, маме не до меня, другим тем более... А отец просто меня боится. - Понятно, - кивнул Реа. "Надо же... и у этих существ знакомые проблемы... Что ж - мне это только на руку... Посмотрим, как они станут разговаривать со мной завтра..." - Вот так, - подтвердила Изабелла, устраиваясь поудобнее. - Да, невесело... А вот я был бы рад, если бы ты погостила у меня некоторое время... А то и осталась. Как ты на это смотришь? - Конечно! Я с радостью! - так и подскочила на месте Изабелла, хотя ее чуткое сердце и дрогнуло в этот момент, предупреждая о возможной ловушке... Но всегда ли мы слушаем свое сердце? 47 Эл стоял посреди залитой лунным светом поляны и искал себя. Во всяком случае, у детей полнолуния его занятие называлось именно так. Рядом у куста сидела Селена и смотрела на него, поджав губы: Эл никак не мог нащупать свою Лунную - истинную сущность. - Ну, хорошо... - сказала она наконец. - Ты не можешь превращаться, ты терпишь солнечный свет, но не читаешь мысли... Я знаю - это всегда можно определить, - что у тебя не одна жизнь, и эта - лишь первая. Тебя нельзя убить простым оружием - только серебром и огнем. И в то же время каждый ночной человек должен обладать еще какой-то особенностью, даром. Подумай сам, что бы ты мог? Может, тебе снилось что-то необычное? Почти каждому из нас луна рассказывает о его способностях во снах... - Ничего, - покачал головой Эл. Луна давала ему силы, дарила возвышенное чувство, похожее на вдохновение, вся душа под ее лучами словно устремлялась куда-то ввысь - но ничего конкретного, что можно было бы назвать даром, он не находил. Под луной ему было просто хорошо, отступали злые мысли, приходил покой - теперь уже покой, как раньше - смутная тревога. Она дарила любовь, - любовь к чему-то родному, вновь найденному теперь, - и только. - Ну постарайся... - просила его Селена, и ее полные губы вытягивались в тонкую линию. - Подумай! - Ничего, Селена... Ничего! - Ну ладно, - произнесла она наконец, убедившись, что не так-то легко добиться от него толка. - Возьми мой камень... Может, ты сможешь поймать и направить его энергию... Заставить зацвести вон ту ветку! Селена сняла свое металлическое сооружение с подвеской из лунного камня и, чуть раздвинув блестящие завитки, надела ему на голову. В этот момент Эл заметил одно: как красиво рассыпались по ее плечам освобожденные от груза волосы... - Встань посреди поляны напротив ветки, - голос Селены звучал как будто со стороны, и Элу казалось, что его голова наполняется гудением. Его тело начало приобретать какие-то новые, неизвестные ему до сих пор свойства. Невидимыми руками, похожими на щупальца, выросшие прямо из ладоней, он прикоснулся к ветке - и тотчас вновь приобретенная сила потекла по ним, превращаясь в видимый голубоватый свет. Ветку палило тусклым холодным огнем; Эл почувствовал, что начинает слабеть от одного взгляда на нее. Его силы переходили сейчас в растение, и от образовавшейся где-то внутри пустоты начала кружиться голова. - Остановись!.. - откуда-то издалека послышался шепот... Нет, это был крик, до неузнаваемости искаженный расстоянием. Эл почти не воспринимал его: пустота внутри быстро росла, выворачивая его наизнанку и причиняя все более ощутимую боль. Он куда-то падал, куда-то уплывал, а впереди ярким факелом пылала синяя огненная ветвь. - Остановись!.. Голос потух. На залитую синим картину начали наползать черные туманные пятна, затем они заслонили собой свет, и Эл ощутил, что падает... - Что со мной было? - спросил он некоторое время спустя, когда сознание вернулось. Эл лежал в чердачной комнате, рядом, опустив голову, сидела Селена, за ее спиной с дымящейся чашкой в руке стояла Труди. - Ты чуть не погиб... - ответила взглядом Селена. - Ты отдал этой ветке все... Я даже не ожидала, что так получится. Ты можешь управлять силой луны - но для этого тебе придется учиться слишком долго. А, значит, это не твой истинный дар... Пока она выходит у тебя из под контроля. - А ветка? - Расцвела, но сгорела... Ты буквально сжег ее. - На, выпей... - протянула чашку Труди. - Честное слово, это варево Эннансины - довольно вкусная штучка... - Да, выпей сначала, - кивнула Селена. Ее лицо было грустным - и не сразу Эл понял, в чем дело. Не только свалившиеся на ее голову беды угнетали основательницу колонии - она переживала уже и за него. За него, который никак не может стать полноценным членом их маленького общества. 48 "Боже мой, - подумала Изабелла, растягиваясь на диване, - что я натворила?!" Ей начало казаться, что она зашла слишком далеко, но останавливаться уже было поздно - ее несло под гору, и ускорение с каждым новым метром брало свое. Еще совсем недавно она, как и все, занимала свое место за столом на ферме. Потом начались мелкие раздоры - неприятные, как тесная обувь, но при желании с ними можно было смириться. Изабелла теперь старалась найти тот момент, когда перешла черту, - и не могла. Шаг за шагом, секунда за секундой она приближалась к обрыву, с которого и свалилась теперь. Могла ли она себе представить, что проведет ночь в доме у постороннего человека? Мало того - человека дневного? Нет, и тысячу раз нет! Одного этого было достаточно, чтобы ее безжалостно жгла совесть. Совесть - и страх. Незаметно для себя Изабелла вступила в новый, непривычный ей мир. В мир, где убивают, умирают и где правила игры слишком жестоки, чтобы быть просто увлекательными. И не было пути назад... Вот это пугало ее больше всего. Ей неведомы были страдания других ушедших из дома подростков и детей, тоже решивших, порой из-за мелочи, что между ними и родителями все кончено. Изабелла чувствовала себя потерянной и несчастной. Она знала, что поступила неправильно, показавшись этому человеку и тем более - оставшись у него; мало того, она боялась его все больше и больше - но уже не могла сбежать, не зная, в какую сторону она вообще может теперь идти. Да и отец - разве не было преступлением раскрыться ему? Видно, мать знала, что последует за этим... Вдруг Изабелле сильно, до боли, захотелось вернуться. Она даже вскочила с места, но страх вновь остановил ее. Назад пути нет... Она легла на ковер, прислушиваясь к ровному дыханию спящего Реа. Чужого, опасного человека. "Ну что ж... будь, что будет", - обреченно подумала она, и по ее лицу поползла слезинка. Никогда еще ей не было так плохо, как теперь, когда она, казалось, нашла выход. 49 Утром на работе Джейкобса ожидал новый сюрприз: с ним пожелал побеседовать прибывший в Фанум джи-мен. Он отвел его в сторону, затем незаметно увлек на улицу, и настоящий разговор состоялся только в открытом кафе за чашкой кофе. - Надо полагать, вы понимаете, что такое служебная тайна, и все же я вынужден вас предостеречь, что разговор этот должен остаться между нами. Должно быть, для вас будет новостью, если вы узнаете, что у нас есть особое подразделение, занимающееся - не смейтесь, это совершенно серьезно - нечистью. Или ночным народцем - их еще и так называют, - гость из столицы поправил черные очки. Джейкобс серьезно смотрел на него - он и не думал смеяться. - Тем более неприятно говорить, что между нами и этими существами, подделывающимися под людей, идет негласная война. Мало того, этим в какой-то мере занимаются почти все спецслужбы мира... Какое-то время мы старались привлечь отдельных существ на службу - не в прямом, конечно, смысле, - но вскоре убедились, что такие попытки не приносят ничего, кроме неприятностей. Эти существа живут рядом с нами, часто убивают - почти половина непойманных маньяков - представители этой довольно разношерстной компании. Они опасны, почти неуловимы, и в правовом понимании не существуют - значит, большинство охранительных законов на них не распространяется. Иногда мы накрываем их целыми группами. Сейчас настала очередь Фанума - этот город уже давно привлек наше внимание. - "Невидимки"? - быстро спросил Джейкобс. - Да. И не исключено, что среди них есть и невидимые в прямом, физическом, смысле. Именно поэтому я разговариваю с вами - вы ведь единственный заслуживающий доверия свидетель, могущий подробно описать гибель такого вот существа. Это с ними часто случается: половина ночных
в начало наверх
жителей не переносит солнца... - Единственный? А Бейли? - переспросил Джейкобс и сразу осекся. По каменному лицу собеседника можно было сразу понять, что он имел в виду. - Вы - единственный свидетель, - повторил он. - Волк? - неожиданно охрипшим голосом проговорил Джейкобс. - Вам что, еще ничего не рассказали? Полиция была на вызове... На месте гибели вашего напарника обнаружили след львиной лапы... Должен сознаться, для нас это нечто новенькое. Ну а теперь я вас слушаю... Джейкобс рассказывал долго. Собеседник его практически не перебивал, лишь изредка задавал наводящие вопросы. Джейкобсу оставалось только удивляться, в какую стройную систему укладываются все наиболее странные и непонятные с первого взгляда факты. В стройную систему - если поверить в то, что ночной народ действительно существует... "А почему бы и нет? - спрашивал себя Джейкобс. - Если нет - то пусть кто-то попробует все это увязать в единое целое!.. Пусть это толкование кажется невероятным, но оно самое простое - а это само по себе говорит в его пользу. В девяноста процентах случаев самое простое объяснение является истинным... Так чего же мне еще надо?" Он просто удивлялся сам себе. Стоит внести в мировоззрение маленькую поправку... - Ну что ж, - усмехнулся джи-мен, когда тот окончил, - я надеюсь найти в вашем лице настоящего помощника. Кроме того, судя по случаю с вашим напарником, существа эти все равно начнут вам мстить. - Вы так думаете? - оживился Джейкобс. - Тогда удивительно, что я еще жив. - А может быть, у них есть насчет вас какие-то особые планы?.. И еще - мы собираемся провести сегодня в вашем городе одну операцию, к которой полиция подключится только на последнем этапе. Дело в том, что с "невидимками" выходит на контакт сам Витторио Реа... По агентурным данным, он находился здесь вчера на переговорах, затем выехал в машине с закрытыми занавесками - не исключено, что кто-то из ночного народца отправился с ним. Но надо полагать, контакт у них все равно не получится, - значит, будет драка... А на нашу долю останется лишь необходимость немного помочь обеим сторонам... И чем меньше и тех, и других останется в результате стычки - тем лучше. Насколько я знаю Реа, он обычно решает дела одним махом, так что нам не придется долго ждать. Вы же понадобитесь нам и как помощник... и как свидетель, что эти подонки взаимно прикончили друг друга. - Надо полагать, доктор Джоунс там будет... - задумчиво произнес Джейкобс. - Надо полагать... А вы что, имеете против него что-то личное? - Да как сказать... - нехорошо усмехнулся Джейкобс. Если судьба сама играет на руку - то зачем ее искушать неуместными откровенностями? 50 Встреча, как было передано Дугласу курьером, должна состояться в одном из отелей, в котором уже заранее половина номеров была занята людьми, в разной мере причастными к делу или уж во всяком случае - заинтересованными. Большая половина из них всерьез увлекалась стрельбой, особенно ее прикладными видами. "И все же в забавные игры судьба играет с людьми, - подумал Эл, поднимаясь по широкой, сделанной под мрамор лестнице. - Кем я был всего лишь вчера? Среднепреуспевающим обывателем, образованным, но никому неинтересным заурядным человеком. Теперь же его принимал человек, являющийся немалой величиной в преступном мире. Кроме того, не пригласивший - лично приехавший на встречу. От всего этого у Эла по спине пробежали мурашки. Не то чтобы Эл испытывал к Реа какую-то особую почтительность - он не мог уважать гангстера, но ощущал масштаб его личности. - Присаживайтесь, пожалуйста, - приветливо улыбнулся с порога Реа, и Эл чуть не вздрогнул от возникшей вдруг странной иллюзии, словно он попал в свой кабинет, но в роли пациента. - Рад приветствовать вас, - проговорил он чужие ему по духу слова. - Я тоже. Присаживайтесь. Я рад, что вы пришли на встречу один. - Я решил, что так будет легче разговаривать, - ответил Эл. Разумеется, он не знал правил игры и поэтому не мог понять, как воспринял это Реа: как самоуверенность или, наоборот, согласие подчиниться. - Приятно слышать... Вы будете кофе? - Нет, благодарю, - машинально ответил Эл, ожидая, когда, наконец, Реа приступит к делу. Реа наслаждался моментом. Он всегда любил "видеть людей насквозь", здесь же ему было приятно видеть в человеке его потаенную суть, принадлежащую ночному миру. Пусть он скорее уговаривал себя, что видит это, - все равно приятно было глядеть на такую искусную подделку под человека, каковым являлся в его глазах Джоунс. Ждать разговора Элу пришлось недолго. Прищурившись, Реа откинулся в кресле и заговорил: - Вы знаете, до недавнего времени я был почти настоящим материалистом - насколько может являться таковым человек, выросший в верующей семье. И мне было поначалу просто удивительно узнать о вашей организации. Всегда приятно открывать новые стороны в таком, казалось бы, изученном всеми мире. Но потом я навел справки и, к сожалению, выяснилось, что я отнюдь не первооткрыватель ночного народа. Может быть, вам будет интересно узнать, что при спецслужбах практически каждой страны существуют особые подразделения, интересующиеся исключительно вами... - Надо же, - вырвалось у Эла. - А вы не знали? - покровительственно усмехнулся Реа. - Конечно, с вашими способностями можно и пренебречь подкупом должностных лиц... Среди вас, кажется, есть и телепаты? - Не совсем, - честно признался Эл, нарочно заглядывая Реа в глаза, чтобы тот мог оценить его искренность. - Речь идет о явлении, которое чаще называют эмпатией. Мысль - это нечто настолько абстрактное, что прочитать ее более или менее адекватно невозможно. Вот чувства, эмоции, - это совсем другое дело. - М-да... все равно не слишком приятно... Надеюсь, вы не обладаете этой способностью? - Нет... У меня совсем иной дар. - Понятно, - кивнул Реа. Его немножко задело, что осведомленность о способностях ночных людей не произвела на Эла должного впечатления. Или для ночных существ эти свойства настолько обычны, что Джоунс даже не подумал о том, что другие не обязаны о них знать? - Так вот, мистер Джоунс. Раз вы пришли сюда, надо полагать, вы готовы к сотрудничеству. - Да, я готов обсудить приемлемые для обеих сторон его формы. - При этих словах внутри у Эла что-то сжалось. Началось... - Вы знаете, поначалу я думал только о вашем городе и уже налаженном бизнесе - вы догадываетесь, о каком. Но, поразмыслив, я пришел к выводу, что это будет похоже... скажем, на забивание гвоздей с помощью микропроцессора. У вашего народа есть замечательные таланты, которые, направленные должным образом, могут принести большую прибыль... гораздо большую, чем можете рассчитывать вы. - Простите, но наши запросы не слишком велики, - пожал плечами Эл. - Не продолжайте... Я все знаю. Вы занимаетесь этим делом только для того, чтобы обеспечить себе более или менее сносное существование. Ваш народ просто хочет выжить - и мне несложно об этом догадаться. Но знаете ли, в нашем, человеческом, мире закон таков, что на самом деле шансы на жизнь дают только очень большие деньги и власть. Если вы хотите не прятаться больше по углам, а получать от жизни удовольствие, жить открыто и даже поглядывать на тех, кого вы сегодня боитесь, свысока - вам стоит пойти с нами на более близкое сотрудничество. Вы все одарены необычными способностями - но без помощи нормальных людей вам никуда не уйти ("Слышала бы его Селена!" - поежился вдруг Эл.). Кроме того, у вас есть свои женщины и дети... Подумайте о них - разве вы не хотите обеспечить им будущее? - И что же вы предлагаете? - Сотрудничество - вы и сами это говорили. И перспективы его настолько велики, что вряд ли будет преувеличением говорить даже о власти над миром, пусть вначале и неофициальной. Ваши способности, наши возможности и умение ими распорядиться могут творить чудеса. Я и сам сперва не поверил себе, когда попробовал их оценить, и все же, поразмыслив трезво, убедился, что это реально, стоит только взяться за дело с умом. Эл только присвистнул: когда он попытался встать на точку зрения Реа и приблизительно оценить перспективу, на какое-то мгновение он лишился дара речи. - Что, вы и не задумывались о таких возможностях? - усмехнулся Реа, и Эл почувствовал на расстоянии, что тот возбужден сверх всякой меры, - видно, луна расщедрилась на толику способности к эмпатии и для бывшего психоаналитика. - Только не думайте, что дело у вас выгорит без меня. Вы сами знаете свои ограничения, а сговориться с другими людьми у вас не будет возможности. Я просто не могу вам такое позволить. Надеюсь, это вы понимаете? Эл понимал. Реа не из тех, кто упустит свое. Если Эл сейчас скажет "нет" - начнется война на истребление. Но если скажет "да"... Пот струился по спине Эла. Он не мог сделать выбор. Не имел такого права. "Кто я, в сущности, такой, чтобы решать судьбы сразу двух народов?" - трусливо подумал он, прикрывая глаза от проницательного взгляда собеседника, который, казалось, старался содрать с него кожу. "Я - никто... Я - случайный человек... Помилуй меня, Луна, прости, Селена..." - Что же вы молчите? - Реа попробовал усмехнуться, но волнение впервые оказалось сильнее его. Это для Джоунса стоял вопрос - "сотрудничество или уничтожение"; для Реа второй вариант казался не менее удручающим, чем для детей полнолуния. Он все рассчитал, он все решил, и ставка в игре была настолько велика, что отказаться от нее было равнозначно самоубийству. Пусть его "подружка" Изабелла тоже умеет читать мысли - для осуществления всего грандиозного плана ее мало. Реа вглядывался в сникшую и одновременно напрягшуюся фигуру Джоунса, сгорая от нетерпения услышать "да". Но наконец Джоунс покачал головой, и внутри у гангстера что-то оборвалось. Неужели - "нет"? - Я не могу ответить сразу, - ответил Эл. - Я просто не ожидал, что наш разговор может принять такой оборот. Мне нужно время обдумать. Если бы речь шла о бизнесе в Фануме, то я бы сказал "да". А так я просто не знаю, что ответить. Наш народ и так ненавидят, а если мы согласимся помогать вам, скорее всего, большинство людей не сможет нам этого простить никогда. - Глупости! - потерял обычное терпение Реа. Его лицо исказила гримаса. - Власть даст вам уважение. Это больше, чем "любовь", на которую вам и так нечего рассчитывать. Вы сами станете хозяевами положения. - Но почему вы так уверены в победе? До сих пор такие авантюры никому не сходили с рук. - Бросьте! Вы плохо знаете нашу историю. Начало двадцатого века - яркий пример того, как в Европе к власти приходили отчаянные авантюристы. Мало того, я не собираюсь заниматься и половиной тех глупостей, которые допускали они. К чему войны, охота на ведьм? Наша власть будет властью денег и спокойной неагрессивной силы, которую мы не станем демонстрировать по пустякам. Согласен, в ней будет доля власти страха и мистицизма - но только доля, rjnjhfz, eltn lth; fnmcz в разумных рамках. Вы ведь не считаете меня маньяком... доктор? - Смотря как на это взглянуть... - криво усмехнулся Эл. - Вроде бы вы непохожи, но... половина моих коллег признала бы вас таковым сразу же после слов о мировом господстве. - Чушь! - возмущенно перебил его Реа. - Об этом мечтает каждый политик - иначе он бы не стал ввязываться в такие игры. Просто человек должен сопоставлять свой уровень притязаний с реально имеющимися возможностями. У меня есть люди, есть капитал, есть здравый смысл. Зато я не могу знать планов своих врагов, предчувствовать, с какой стороны исходит угроза, кто может меня предать... А вы это можете. И в картах, и на бирже телепат мгновенно сколотил бы себе состояние. А деньги легко дают все остальное... Если бы я лично мог этому научиться - я отдал бы за такой дар все, что у меня есть, но приобрел бы еще больше. Вот почему вы мне нужны. - На этапе восхождения к вершине, - хмыкнул Эл. - Потом вы благополучно от нас избавитесь. - Тоже чушь. Защищать завоевания еще сложнее, чем приобретать. Ваш народ будет нужен всегда... пока он верен одной стороне. Я не шучу, Джоунс. Если вы откажетесь, я просто буду вынужден всех вас уничтожить -
в начало наверх
на тот случай, если вы, зная о том, что я рассказал, захотите найти другого партнера. Ну так я жду. Да или нет? Эл тяжело вздохнул. Конечно, совсем недавно он бросил бы Реа в лицо гордое "нет". Но что последовало бы за этим? Не для него лично - для тех, кто доверился ему и за кого он сейчас отвечал. Это гордый одиночка имеет право презирать опасность: что у него есть, кроме собственной жизни? Эл такого права лишился. Но сказав "да", он снова подставлял под удар невинных людей, которых было еще больше... - Отсрочку, - тихо попросил он. - Я не могу решить сейчас! - Один из ваших уже согласился... Так да - или нет? - Кто? - Не тяните время. Мое терпение не беспредельно. - А как же вы без терпения собираетесь ворочать такими грандиозными делами? - Замолчите! Вы просто отклоняетесь от темы. Я спрашиваю вас в последний раз: да или нет?! Напряжение достигло предела. Голова Эла гудела. Да - или нет. Преступники, правящие миром, - или гибель людей, ставших близкими. Или так: ночной народ - или дневной. Тот народ, что принял его и признал своим, - или тот, который он считал родным до сих пор. - Я не слышу ответа! Да или нет?! "Помоги, Луна! Подскажи!!!" Элу показалось вдруг, что еще секунда - и он умрет на месте. Какой был бы замечательный выход! Но тогда придется решать Селене, а она... Эл понял, что выберет она, не разбираясь в тонкостях человеческих взаимоотношений. А он тогда не сможет даже предупредить. Или - нет? Если бы Селена смотрела на этот вопрос однозначно, она не позволила бы выбирать ему... - Да или нет?! Реа уже не спрашивал - кричал. А если согласиться для видимости, чтобы при первом же случае улизнуть, вырваться из их рук и скрыться вообще? Но как? Реа наверняка предусмотрел и такой вариант. - Я не могу ответить. Решаю не только я, есть еще один человек... - с трудом выдавил Эл. Ему было стыдно за эти слова, словно он старался переложить груз ответственности на чужие плечи. Нет, он должен был добиться отсрочки - хотя бы для того, чтобы объяснить, за что и почему он решил погубить своих братьев и сестер... - Не увиливайте! На Эла смотрело лицо сумасшедшего. Наверное, Реа и сам испугался бы, увидев себя в зеркале. И тогда взгляд нового сына полнолуния упал на окно. Всего несколько шагов - или два больших прыжка... "Помоги, Луна!" - снова взмолился он - и внутри словно распрямилась какая-то пружина. Тело метнулось к окну, быстро, слишком быстро, чтобы его можно было остановить просто так. Реа отреагировал мгновенно. Если человек может двигаться в критические моменты с огромной скоростью - то пуля летит еще быстрее. Эл только вскрикнул, когда на его спину обрушился неожиданный удар и от возникшей боли потемнело в глазах. Он ощутил, как разлетаются под руками на мелкие осколки стекла, как режет глаза внезапно открывшееся солнце, а потом все померкло. 51 - Простите, это вы - Рафаэль Салаверриа? Частный детектив вздрогнул. Перед ним стоял человек, которого он уже видел вчера возле дома доктора Джоунса. - Меня зовут Ремблер, - между тем продолжил тот. - Я нашел вас, потому что вы так или иначе уже соприкоснулись с моим делом... во всяком случае, с делом Джоунса. - Как вам это удалось? - на всякий случай Рафаэль отступил на шаг и положил руку на рукоятку пистолета. - Мне сообщили о том, кто вы, в полиции, а затем я нашел ваш адрес в телефонном справочнике. - И что же вы от меня хотите? - Я хочу стать вашим клиентом. - В деле о шантаже? - Нет... Так вы пригласите меня в контору или мне придется поискать другого детектива? - Ну что ж... - после некоторого колебания сдался Салаверриа, - заходите. Через пару минут они уже сидели в кабинете и очаровательная секретарша, принеся кофе, выставила гостю на обозрение длинные смуглые ноги. - Так что вас привело ко мне? - В свое время я развелся с женой, - Ремблер говорил спокойно. За последнее время ему столько раз пришлось касаться этого больного места, что он едва ли не притерпелся. - В настоящий момент она живет в Фануме и работает в клубе Кампаны. Вчера ее не было на работе, а я хотел бы с ней переговорить о своей дочери. Мою жену зовут Гертруда Ремблер. Я бы хотел, чтобы вы помогли мне ее найти. - В клубе Кампаны? - по спине детектива пробежали мурашки. - Я хорошо вам заплачу, - поднял на него тяжелый взгляд Ремблер. После бессонной ночи он решился наконец сделать свой выбор и был готов теперь на все. - Нет, - зажмурился детектив. - Мне не нужны деньги. И советую вам как человек человеку - обратитесь лучше к священнику. Я не занимаюсь нечистью и привидениями, а также оборотнями, сфинксами и всем таким прочим... И вам не советую. - Сфинксами? - удивленно посмотрел на него Ремблер. - Где вы ее видели? - Кого? - Девочку, которая... похожа на сфинкса. Ведь речь идет о ней? - подчеркнуто холодно осведомился Ремблер, хотя его сердце учащенно забилось. Неужели этот человек видел Изабеллу? - Ах, так вам они и нужны? - рискуя потерять любовь секретарши, Рафаэль нервно расхохотался, потом схватился за пистолет. - Вот что, мистер, думайте обо мне что хотите, но я с вами разговаривать не собираюсь. Я только что был на исповеди - и не заставляйте меня снова туда идти. Разбирайтесь сами со своей нечистью - идите в клуб, езжайте на ферму к Дугласу - только уходите отсюда! - Благодарю, - Ремблер встал. Происходящее казалось ему настолько далеким, что он не мог даже обидеться. Почти машинально он достал из кармана несколько купюр, положил на стол и вышел, не говоря больше ни слова. Некоторое время Салаверриа расширенными от ужаса глазами смотрел на деньги, потом прошептал: - Зажигалку!!! Все еще не понимая, что произошло с начальником, Беатрис протянула ему зажигалку и потом долго смотрела, как тот делает невообразимую вещь: жжет деньги прямо на столе. Прежде чем они успели догореть до конца, она уже вызывала по телефону врача из психиатрической клиники... 52 - Он мертв, - врач-эксперт убрал стетоскоп и встал. Тотчас над трупом засуетился полицейский фотограф. - Черт бы побрал этих быков! - выругался коп, обнаруживший тело. Никогда их нет вовремя... - Брось, - поморщился его напарник. - Один из них погиб сегодня ночью, и весь участок, наверное, пошел на отпевание. Кроме того, насколько я знаю, сегодня кто-то пристрелил Большого Рудольфа - тоже забота... хотя ради него я бы и пальцем не пошевелил: чем меньше в городе такой мрази, тем чище воздух... Он любил поговорить на моральные темы, но подъехавший автомобиль прервал его дальнейшие разглагольствования. Бледный и похудевший за два дня Джейкобс выпрыгнул на тротуар. - Что случилось? - Труп. Пока не опознан, но ясно одно: в гостинице произошла разборка. Сложно сказать пока, что послужило причиной смерти - пулевое ранение или падение с высоты. - Так... - Джейкобс подошел к мертвецу поближе, и ему вдруг показалось, что лежащий лицом вниз человек ему знаком. - Вы уже закончили? - Сейчас, последний снимок, - фотограф щелкнул своим аппаратом и отошел. Стараясь не вымазаться в крови, Джейкобс осторожно приподнял голову погибшего. Перед ним был Джоунс. Вот и конец вражде... Джейкобс взглянул еще раз на мертвеца. Да, он не ошибся... Странное чувство охватило его: словно из жизни похитили ее смысл. Вот был этот человек жив, был опасен как знаток человеческой натуры и вообще - нечисти. Ну и что с ним стало? Очередной труп... - Надо же, оба - в один день, - проговорил он вслух. - И Грюнштайн, и этот... Он замолчал: из памяти всплыло упоминание о Витторио Реа. Если окажется, что тот находится сейчас в гостинице, ломать голову над тем, кто убийца, не придется. Да и так все ясно... Хотя и жаль, что так. Жизнь вдруг показалась детективу удивительно пресной. В самом деле - за что он так ненавидел этого почти незнакомого ему человека, раз его смерть не принесла никакого удовлетворения? Из-за чего? Из-за мелких неурядиц с бабами да косых взглядов дураков-коллег? Вот уж "серьезная" причина! Джейкобс вздохнул и отправился в гостиницу. Заниматься этим делом ему больше не хотелось. Ни для славы, ни просто так. Ему просто стало скучно и одиноко. 53 Вначале все было хорошо. Изабелле выделили роскошную комнату, и человек с плоским каменным лицом принес ей ужин прямо в постель. При виде его Изабелла расхохоталась, а затем стала играть сама с собой, воображая, что она находится в шикарном ресторане. Затем "официант" - она никак не могла определить, как на самом деле называется его должность, - удалился. Дон проведал ее еще разок, но был при этом явно не в себе, думал о ее народе, но так сумбурно и невразумительно, что Изабелла ничего не могла распознать, после чего она осталась одна, и надолго. Вначале ей это даже нравилось: она немного вздремнула на непривычно мягкой кровати, потом включила телевизор и некоторое время наслаждалась бездельем и роскошью окружающей обстановки. Затем ей захотелось выйти. И вот тогда оказалось, что дверь заперта. Удивленная Изабелла подергала ручку, затем ударила в дверь всем телом - но та не поддалась. "Вот еще новости!" - она села перед дверью и изумленно уставилась на замочную скважину, словно желая проникнуть в нее и открыть изнутри скрытый в дверной толще механизм. От замка пахло электричеством - вот и все, что ей удалось установить. - И как я должна это понимать? - спросила себя Изабелла. - Я - пленница? Или просто гостья? Что нужно от меня этому странному человеку? Ответа она не знала и не могла себе его даже представить. Изабелла не любила, а точнее, почти не умела фантазировать - она могла только толковать уже известные ей факты и поэтому растерялась вдвойне. Анализ ничего не давал - слишком мало было исходных данных; в пределах ее досягаемости не было ни одного человека, мысли и чувства которого можно было бы прощупать, так что она оказалась в полном тупике. И комната, и картины на стенах, и кровать сразу утратили для нее весь интерес. Она сосредоточилась и начала думать. Кто-то обязательно должен сюда зайти - хотя бы для того, чтобы принести еду. Живущие здесь дневные люди не знают страха и опасны, потому что легко могут убивать, значит, подставляться им не стоит. Ну и какой же из этого можно сделать вывод? Да никакого. Можно, конечно, постараться подчинить себе первого же посетителя - но что из этого получится? Куда она
в начало наверх
пойдет дальше? Изабелла нахмурилась. Ее привезли сюда на машине, и она даже приблизительно не представляла, где находится: место было незнакомым, но даже сквозь стены чувствовалось, что она в городе. Значит, сначала - вошедший, потом - шофер... А дальше? Дальше-то что, если нет пути назад? Уж не лучше ли остаться здесь, только попросить, чтоб ее не запирали? Приближение человека Изабелла почувствовала издалека и мигом отлетела от двери. Почему-то ей не хотелось, чтобы ее увидели сидящей на этом месте. Замок задвигался внутри - она скорее почувствовала это, чем услышала, - и на пороге возник Реа. Как он выглядел! Конечно, простой человек не заметил бы в нем ничего особенного - но Изабелле стало страшно. Внутри у него все кипело, ходило ходуном, неизвестные ей до сих пор, но сильнейшие страсти устроили в нем дикую борьбу. Она попятилась, но через шаг уперлась в диван и замерла, широко раскрыв глаза. - Что с тобой? - прошептала она. - А ты не видишь, не знаешь, да? - Реа резким движением захлопнул за собой дверь, и замок защелкнулся. - Тебе надо помочь? - неуверенно спросила Изабелла. - Ты очень волнуешься... Что произошло? - Я ездил договариваться о дружбе с вашими, но этот Джоунс... Он все испортил, - выдохнул Реа. - А почему ты не поговорил с Селеной? Она решает все... Или это она не захотела прийти? - немного успокоилась Изабелла. - Значит, не захотела... Так ты говоришь, нужно было разговаривать с Селеной? - оживился вдруг он. - Конечно. - Она на ферме? - Да, - не задумываясь, подтвердила Изабелла. - Хочешь, я с ней поговорю? Только так, чтобы ты был рядом... Она очень на меня сердится. - Так, значит, главная на самом деле - она... - задумчиво повторил Реа. - Да. Она самая старая... Она жила еще до большого переселения и была с теми, кто основывал города в Новом Свете. Только она очень не любит говорить с чужими... Хотя и хочет, чтобы наши народы помирились. - Прекрасно... Значит, мы едем к ней! "А если она не согласится?.. Что ж, ферма - их главное логово, а со мной будут еще люди..." 54 Ульфнона пришлось будить. Селене очень не хотелось делать это, но последнее известие о смерти полицейского не позволило ей промолчать. Судя по неловкой позе, оборотень действительно пережил бурную ночь и потом просто свалился от усталости. Селена негромко проворчала звериную фразу (вряд ли ее можно было передать обычным алфавитом, зато любой, имевший дело с волками, наверняка узнал бы в этом сигнале нечто знакомое.) Она обращалась не к разуму - к инстинкту, и Ульфнон вскочил с места, словно подброшенный пружиной - ничто иное не могло бы повлиять на него так сильно. - Что? - оскалил он длинные желтовато-белые клыки. - Ты же обещал мне больше не убивать, - укоризненно посмотрела на него Селена. - Я не убивал, - рыкнул полузверь, и шерсть на его морде разгладилась. - Не надо обманывать меня... На это раз ты совершил еще большую оплошность: ты напал на полицейского... А они всегда мстят за гибель своих. - Не нападал! - с трудом выговорил Ульфнон. Язык всегда слабо повиновался ему, обычно для разговора приходилось обращаться за помощью к Изабелле (Эннансина разговаривала не намного лучше). - Об этом пишут все газеты, - Селена удрученно опустила голову. Она и сама хотела бы поверить, что это сделал не он. Но кто еще мог загрызть человека? Уж никак не робкая Энн... - Не был там, - снова проговорил Ульфнон, заглядывая владычице в глаза, и она вдруг поняла, что он действительно не делал этого. Это было откровением. Селена так и замерла от неожиданности. Если Ульфнон не виноват, то... - Труди! - крикнула она. - Что случилось? - просунулась в дверь голова Гертруды. - Изабелла не возвращалась? Голос основательницы колонии предательски задрожал. - Нет, я и сама волну... - Труди не договорила, ее лицо вдруг исказила гримаса. - Что произошло? - Труди... - Селена вздохнула. - Боюсь, что она... Она стала мстить за Джулио. Понимаешь? - Изабелла? - поразилась женщина. - Да. Если того полицейского убил не Ульфнон - а он этого не делал, - то... Понятно, почему она не хочет возвращаться... Бедная девочка! И она поспешно отвернулась, чтобы не наткнуться на безмолвное "Нет!!!". 55 Он открыл глаза и почувствовал, что куда-то едет. На лице что-то лежало - Эл очень быстро понял, что это ткань. Итак, его сочли мертвым и теперь везут в морг. Не худший вариант... Он пошевелился - тело пронзила боль и только невероятным усилием воли он смог подавить крик. Немного подождав и прислушавшись, Эл убедился, что рядом никого нет. Конечно, где-то был шофер, но... Вряд ли тот станет то и дело заглядывать за перегородку, проверяя, не сбежал ли мертвец. Эл закусил губу и встал. Все тело ныло, боль пульсировала в боку, куда, по всей видимости, угодила пуля. Итак, он был жив... А жив ли? Ему вспомнились слова Селены, что его принадлежность не к нормальному людскому племени должна была выясниться как раз после смерти. Приподняв одежду, он взглянул на рану. Так и есть: если проследить за болевым следом, пуля наверняка должна была его убить... "Вторая жизнь..." - не веря себе, подумал Эл. Впрочем, сейчас было не время для раздумий. Нужно было действовать - и как можно быстрее. Не ждать, пока машина приедет, чтобы застрять в полиции на целый день, - убежать прямо сейчас. Стиснув зубы до ломоты, он подполз к двери. Она раскрылась легко - наверное, создатели автомобиля не рассчитывали, что мертвецы станут заниматься подобным. Теперь оставалось дождаться, когда машина притормозит: Элу не слишком хотелось выскакивать на полном ходу. Пусть даже у него в запасе окажется еще и третья жизнь (что, кстати, еще следовало доказать) - неизвестно, сколько времени прошло до "воскресения" и сколько пройдет до того, как он придет в себя снова. По счастью, ждать пришлось недолго: автомобиль затормозил у светофора, и Эл благополучно выскочил, несколько напугав при этом постового. Впрочем, тот был достаточно несуеверен, чтобы признать в Эле не зомби, а простого пьяницу, вздумавшего так глупо пошутить. Итак, путь был открыт. Эл понимал, что выглядит сейчас ужасно и дико, - но выбора не было. Нельзя было терять ни минуты. Потом он долго гадал, какая такая сила заставила его все же сойти с пути где-то у окраины города (транспортом он решил не пользоваться, чтобы не привлечь к своей особе внимания). И все же словно кто-то невидимый толкнул его под локоть и заставил подкрасться к первой же попавшейся телефонной будке. - Кажется, мы с вами договорились, Джейкобс, - несколько странным, словно механическим, а точнее, искусственно измененным голосом говорил в трубку человек в темных очках. - Пожалуй, лучше всего будет действовать через одну... организацию, ложа которой давно существует в вашем городе. - Белые балахоны? - Да... Вы придете к какому-нибудь мистеру Яку и передадите информацию. Я вас подстрахую... Приведете их прямо к Дугласу на ферму. Все, заканчиваю разговор... Эл замер. Если вначале подслушивание казалось ему собственным нелепым чудачеством, то теперь он понял, что его направила сюда сама Луна. Понять смысл разговора было сложно. До сих пор ему не приходилось слышать о наличии в Фануме каких-либо организаций с "ложами" (ведь не о масонах же шла речь?!), хотя, с другой стороны, о "невидимках" и детях полнолуния ему тоже не приходилось слышать раньше. Ясно было одно: его народу угрожала какая-то новая, неведомая пока опасность. И вышедший из телефонной будки человек тоже был опасен. Новая жизнь подарила Элу и новые инстинкты: он ощущал опасность на расстоянии. "Мистер Як" - вот это ему уже что-то напоминало. Когда он вспомнил, что, ему пришлось припустить с куда большей скоростью. Итак, помимо мафии, против его братьев и сестер - если верить разговору - собирался выступить и Ку-Клукс-Клан! 56 - Труди, к тебе пришли! - постучала в дверь миссис Дуглас. - Какой-то человек, я его не знаю... Он уверяет, что ты должна быть тут, так что я не смогла его переубедить... Может, выйдешь? Гертруда вздрогнула. Она совершенно не представляла себе, кто бы это мог быть. Она бросила растерянный взгляд на хмурую Селену - та только безнадежно махнула рукой: чего уж теперь, и так все кончено... На улице стоял Ремблер. В первый момент Труди не поверила своим глазам, но ошибиться было невозможно. - Труди! - он был взволнован, и прежняя маска уверенности на его лице исчезла бесследно. - Прости, что я пришел, но... Изабелла была у меня! - Что?! - глаза женщины расширились. - Я не сразу нашел тебя, пришлось обратиться к частному детективу... Труди, прости меня! Прости за все, - неуверенной походкой он приблизился и попытался ее обнять. Труди машинально увернулась и оперлась спиной о стену дома, чувствуя, как начинают дрожать ноги. - Так ты... - язык присыхал к горлу при каждом слове. - Ты знаешь? Знаешь, да? - Да, - она не узнала его голос, - я знаю... Но что это меняет? И вообще, я хотел сказать другое... - Герберт! - слабо вскрикнула Труди, делая шаг навстречу. Его лицо смазалось в нечеткое пятно из-за накатившихся на глаза слез. В каком-то отчаянном порыве женщина обхватила его руками за шею и прижалась к коротко подстриженной бородке. - И ты... пришел... УЗНАВ... - Подожди, Труди, - сдавленно проговорил он, неловко гладя ее по голове. - Может быть, ты меня сейчас оттолкнешь... Изабелла приходила и... Он замолчал. Труди приподняла мокрое от слез лицо и заглянула ему в глаза. Смысл его слов прорвался к ней через чувства. Изабелла была у него. Пропавшая Изабелла. БЫЛА. У него... Изабелла, ставшая в эту ночь убийцей. Труди не осуждала ее, хотя и прекрасно понимала недовольство Селены. Она сама вряд ли удержалась бы от мести в такой ситуации и где-то в глубине души даже поощряла дочь за совершенный поступок. Но то, что девочка сделала это, ни с кем не посоветовавшись, и исчезла... Вот этого Труди уже не могла пережить спокойно. И вот Герберт знал, что с ней или где она. - Где она? - изменившимся голосом спросила Труди. Слезы быстро высохли на ее лице. - Труди, успокойся... Я вначале не знал и... Я и не предполагал, что она окажется такой - существом, не человеком... - Ремблер сам не ожидал, что эти заготовленные заранее слова придется произносить с таким трудом. - И я вначале испугался... Поймешь ли ты это? - Продолжай, - черты лица Труди начали застывать, придавая ему почти неприятное выражение. Она снова отстранилась, но Ремблер даже не обратил на это внимания. - Так вот, я испугался, отшатнулся, и... она убежала, - упавшим голосом закончил он. - Я пришел, чтобы найти ее и извиниться... Труди была очень расстроена... Но я просто не ожидал! Я не мог себе представить ничего подобного! - Так, - Труди сделала шаг назад, ее рот искривился. - Она ушла...
в начало наверх
Где она? - Я же сказал... Я не знаю, - Ремблер растерянно развел руками. - Ты должен знать! - неожиданно зло и резко воскликнула Труди. В ее глазах загорелся звериный огонек. - Она ушла из-за тебя! - Пусть это глупо, но я пришел просить у вас прощения, - пробормотал окончательно смущенный Герберт. - Просить прощения? - Труди оскалилась, показывая длинные клыки. - После того, что произошло? А ты знаешь, что случилось потом? - Она вовсе не собиралась говорить об этом Ремблеру, но уже не могла остановиться. - Она пошла, убила человека и скрылась. Вот что она сделала! Почему ты не уехал из города, как я тебя просила? Ты пришел - и вся наша жизнь пошла вкривь и вкось... Изабелла ушла из дому, и в лучшем случае ей предстоит теперь закончить существование в качестве подопытного кролика в одном из институтов... Или стать убийцей, хищником. Ты ведь оттолкнул ее, так? - Ну, знаешь! - Ремблер тоже начал кипятиться. Пусть слова Труди и брошенное ею обвинение оказалось для него ударом - но терпеть оскорбления не входило в его привычки. - В конце концов, ты, как мать, тоже могла о ней позаботиться! Я ведь увидел ее впервые в жизни... А воспитывала ее ты, и вряд ли мое появление могло просто так заставить ее покинуть дом, не говоря уже... обо всем остальном. - Замолчи, - ледяным тоном оборвала его Труди. Ей становилось нехорошо: кожа начинала болеть - тень от навеса не полностью защищала от убийственного солнца. - Или я заставлю тебя замолчать! Если с Изабеллой что-нибудь случится, я... Я не отвечаю за себя! - Но что ты хочешь от меня? - окончательно вышел из себя Ремблер. - Что я могу сделать? Послушай, я что, для этого бросил все свои дела и приехал сюда? - Меня это не интересует, - Труди напряглась. Переживания последних дней очень сильно вымотали ее и она уже слабо контролировала себя. В ней просыпался зверь - уставший и загнанный, которому было уже просто необходимо во что-нибудь или в кого-нибудь вцепиться - и рвать зубами и когтями. Неважно кого. Все прочь с дороги! - Послушай, Труди, брось эти глупые разговоры. Если все это правда, надо спокойно сесть и попробовать разобраться, поискать пути решения этой проблемы. Не может же быть, чтобы ничего нельзя было придумать... - Заткнись! - зажмурилась Труди и прыгнула вперед, уже ничего не соображая. Дикая первобытная ярость кипела в ней; лишенный контроля инстинкт чуял чужака - дневного - и требовал его крови. - Труди! - стараясь оттолкнуть ее на лету, закричал Ремблер, но острые клыки уже с силой впились в его руку. Труди рычала, скрюченные пальцы заскребли по его пиджаку. Перед ним была самая настоящая сумасшедшая... Наверное, он бы погиб - дети Луны умеют расправляться с дневными людьми в одиночку. Но ослепление яростью несколько задерживало развязку, хотя Ремблер практически и не сопротивлялся - только прикрывал руками лицо. Эл подоспел в самую последнюю минуту. Измученный все еще не затихшей до конца болью и долгой дорогой, он с первого взгляда понял, что происходит нечто страшное, и рванулся вперед, протестующе крича - во всяком случае, так ему показалось. Протест был мыслью, беззвучным порывом, но он обрушился на Труди сильнее, чем это мог бы сделать настоящий удар. Она тотчас выпустила опрокинутую наземь жертву и сжалась в комок, дико поводя глазами из стороны в сторону. Эл с трудом помог Ремблеру подняться и увидел его ошалелый взгляд. - Мистер Ремблер, вы? - Джоунс? - с трудом прохрипел Ремблер, проводя окровавленной рукой по лбу. - Сидите... Я сейчас вам помогу... И не вините ее в том, что произошло... Эл не без труда выпрямился и взялся за ручку двери того дома, путь к которому был так тяжел... 57 - Остановитесь! На крик Изабеллы обернулись сразу все. Округлившимися глазами она смотрела куда-то впереди себя. - Что случилось? - Не надо ехать... опасность... - она словно отдалялась от происходящего, сосредоточиваясь на том, что ее испугало. - Кровь. Много крови. Много людей - "солнечных", которые хотят убивать. Сильно хотят. - Изабелла... Ты слышишь? - Реа был едва ли не испуган этим неожиданным изменением в ее поведении. - Они... Люди... ваши - не ваши... Говорить было невыносимо трудно. Перед ней возникали лица... странные лица, черты которых прикрывала ткань... Эти люди ненавидели чужое. Все, не похожее на них, ненавидели с такой силой, что ей сделалось страшно. Люди в машине в оцепенении смотрели на девочку-сфинкса. Ее тело трясло, на лице застыл страх. - Кто? Полиция? - наконец спросил Реа первое пришедшее на ум. - Нет... - Изабелла слышала их уже плохо. - Другие... Хотя - полиция тоже. Они думают, что ночные люди убьют гангстеров, гангстеры - ночных людей - и тех и других станет меньше... Полиции нельзя убивать - и тем, и другим, и третьим - можно... Но третьи полиции тоже не нужны - они сила... просто сила, чтобы всех добить. Губы ее двигались судорожно и странно. - Так, - только и смог выговорить Реа. - Их много, - сжимаясь в комок, повторила Изабелла. - Полиция... Это не просто полиция... другая, большая... Я не понимаю - только то, что они из больших городов... откуда-то из центра... из столицы... Не знаю. Это страшно... надо уезжать. - Ну уж... - хмыкнул Реа. - Ты можешь их пересчитать? - Попробую, - Изабелла зажмурилась и, казалось, забылась. Реа потер виски. Ему нужно было срочно принимать решение. Итак, кто-то странный - пока нет времени разбираться, кто именно, - собирается напасть на ночной народ. Если в этот момент оказать попавшим в беду существам поддержку, ночные люди наверняка будут благодарны ему - это едва ли не единственное чувство, похожее у них на нормальное человеческое. Если верить разрозненным обрывкам сведений, они действительно способны на благодарность, а жизнь каждого своего в отдельности не слишком ценят - так что вряд ли за гибель Джоунса будет выставлен слишком большой счет. А заставить их работать на себя Реа решил любой ценой. - Меньше полусотни, но ненамного, - наконец сказала Изабелла. - Так... - повторил Реа. С ним было около двадцати человек, но профессионалов... Хорошо бы было узнать уровень подготовки этих ребят, которыми прикрывались спецслужбы... - Они на машинах? - Нет... Они идут пешком. - Прекрасно. Значит, мы можем проскочить... - У них есть машина. В ней полицейские. Два разных. Один из большого города, а второй... - Изабелла прикусила губу. Она с поразительной четкостью увидела знакомое красивое лицо "несчастного убийцы". В этом человеке, едва ли не единственном из всех, не было сейчас настоящей злобы - только тоска по чему-то, ей непонятному. - И что второй? - Неважно... Я его знаю. Хотела убить, жалко стало, - сухо ответила она. - А как дорога? - Там их вторая машина. Она сломалась. Грузовик. Все вышли, остались двое. За поворотом и еще немного вперед... - Так... Едем! За поворотом, точнее, в метрах ста он него, на самом деле стоял грузовик. Длинный автомобиль с тремя сиденьями первым промчался мимо него на большой скорости, обдав ливнем брызг из чудом уцелевшей лужи. Когда взбешенный таким непочтительным поступком шофер выскочил на дорогу с ругательствами, его встретила автоматная очередь из второй машины. Последняя одарила его напарника и гранатой - через некоторое время на этом участке дороги осталась только груда дымящихся обломков. Вооруженная кавалькада машин неслась к ферме. Где-то по кустам любители кровавой охоты доставали из портфелей и сумок белые балахоны. А по другой, уже проселочной, дороге не спеша полз автомобиль с двумя пассажирами - режиссерами и единственными зрителями надвигающейся драмы. 58 - Вы должны ее простить - она была не в себе... А теперь - уходите. Джоунс закончил перевязку. Рядом, как обычно, возилась со своими снадобьями Эннансина. - Куда он теперь уйдет?.. - негромко, будто сама себе, сказала Селена. - Теперь он наш... И все равно - пусть уходит. - Не понимаю, - Ремблер вздохнул, глядя на перебинтованные руки. - Почему все так? - А кто понимает? - усмехнулся Джоунс, глотая травяной настой из кружки Энн. - Мы все здесь... такие. Судьба свела, судьба превратила... Если бы люди чаще задумывались над тем, что такое вообще человек, может, все было бы легче... А так - у одних только тело, у других - душа, или, если вам приятней, психика, - все имеет отклонения от общей нормы. И чем эти отклонения заметней, тем больше ненависть к тому, кто не похож. Даже если его вины в том и нет... "О чем это я?.. Наш разговор был совсем не на эту тему, - спохватился он, но остановить поток мыслей было уже сложно: Элу показалось, что здесь, рядом, и отгадка, ответ на вопрос "Как быть?". - Если бы люди - неважно, дневные или ночные - лучше бы знали себя, умели видеть правду, они бы поняли, насколько условны все эти деления. Среди дневных есть "жаворонки" и "совы" - что, тоже пережиток разделения на две субрасы? А остальные различия? Если присмотреться, то невозможно сказать, что такое человек. Человек средний... Что это - среднеарифметическая сумма статистических показателей? Можно поспорить, что такого человека вовсе не существует. И это - только по внешним критериям, без особенностей психологии. Это что, норма - хотеть завоевать мир? Или травить наркотиками детей ради собственной выгоды? Но, с другой стороны, таким же, если не более ненормальным, может оказаться и рафинированный гуманист - как особь, неспособная попросту выжить в мире, живущем по закону джунглей. Где середина? Где - человек? Если мы - другие, то знают ли остальные, какие они? Или нас отличает от остальных только необъяснимая терпимость к другим отверженным и непохожим? Тогда сразу два вопроса: является ли дневным человеком Дуглас и почему бы не привести сюда всех моих пациентов, страдающих аутизмом или просто не вписавшихся в общую массу?" - И все же вам будет лучше уйти, - Селена подошла к Ремблеру и положила руку ему на плечо. - Здесь сейчас просто опасно. Возможно, уйдем и мы... - Где Труди? - устало спросил Ремблер. - Она останется с нами... Уходите, так вам будет лучше. Если все обойдется, она сама вас найдет - это я вам обещаю. Элу показалось, что голос Селены изменился - словно постарел. Но каким же молодцом она оказалась, сказав ему, что он поступил правильно! Да, власть над миром - это то, что люди никому не прощают... Скорее маньяк-насильник найдет защитников, чем тот, кто заявит свои права на мировое господство - если он сделает это единолично или при поддержке неизвестной группы. Его возненавидят хотя бы потому, что не захотят признать себя менее совершенными, чем он. Убийца похищает только жизни, а добившийся успеха диктатор - веру человека в себя. Само его существование у очень многих вызывает свои комплексы, заставляя одних превращаться в злобных тварей, мечтающих занять его место любой ценой, а других - поверить в собственную ничтожность и опуститься на брюхо - лизать чужие сапоги... Но и те, и другие будут его ненавидеть, ненавидеть так, как никого другого. Так ли это представляла себе основательница колонии? Вряд ли. Но она поняла главное - и одобрила отказ. Теперь предстоял бой. Или бегство - в никуда... - Уходите, - присоединился к Селене Эл. - Потом вы поймете, что мы имели основания вас отсюда прогонять. - Я останусь, я должен быть с Труди, - покачал головой Ремблер. На его лице была написана решимость. - Вы погибнете, - возразила Эннансина. - Бегите. Жалко... - Это угроза? - не понял Ремблер. - Нет. Скоро здесь будет жарко... Ку-Клукс-Клан, мафия, полиция...
в начало наверх
Все они едут сюда расправляться с нами. - Эл решил не тратить времени на пустые разговоры. - У нас всех мало шансов уцелеть. Вас же могут пропустить через цепь... Дороги уже все отрезаны. - Что? - Ремблер нахмурился. - А поли... Постойте, я не ослышался? - И полиция вместе с ними, - жестко подтвердил Эл. - Люди, работающие там, ничем не отличаются от всех остальных и так же умеют ненавидеть все чужое... Сомневаюсь, конечно, что воевать с нами будет вся полиция - но ее отдельные представители уже идут сюда вместе со всей толпой. - Но закон... - Закон - для таких людей, как вы. - Каким были вы, - поправила Селена. Эл бросил в ее сторону быстрый взгляд: неужели, как в легендах о вампирах и оборотнях, ЭТО может передаваться через укус? Или она имела в виду нечто большее, например - способность самому прийти сюда? - Они все равно обязаны нас защищать. Всех. Пока на нашей совести нет преступлений... - Ремблер осекся: он вспомнил о том, что Труди назвала убийцей его собственную дочь. - Быть не человеком - уже преступление... - все вздрогнули и обернулись в сторону Труди. Бледная и растрепанная, она стояла на пороге, глядя прямо на Ремблера. - Прости... Я была не в себе, - обратилась она к нему. Ремблер встал и подошел к ней. - Я знаю, Труди... И сам прошу прощения, - он поднял было руку, чтобы обнять ее, но оглянулся на присутствующих и подавил в себе это желание. - Ну что ж, друзья... Спасибо вам за то, что вы хотите избавить меня от риска, но... Пожалуй, я останусь с вами. Нет, я просто непременно останусь с вами. И с тобой... - Не надо, Герберт! - Надо, Труди. Или после этого я не смогу больше считать себя настоящим человеком. Кстати, - повернулся он уже к Селене и Элу, сидящим удивительно близко на маленьком диванчике - как король и королева на троне, - я не буду вам обузой. Мало того, не исключено, что вам понадобится моя помощь. Как-никак, я воевал... Все замолчали, с удивлением разглядывая человека, который совсем недавно был незнакомым и чужим. Который оказался НАСТОЯЩИМ человеком. 59 Дуглас погладил ствол охотничьего ружья и задумался. Тогда, помещая в газету свое отчаянное объявление, он и не думал, что дело обернется таким образом. Вначале само явление ночных людей казалось ему чем-то странным и диким, но со временем он настолько сжился с ними, что привык считать их не просто потусторонними спасителями самого дорогого ему человека, но и членами своей семьи. Привык... Но значило ли это, что теперь он должен был рискнуть жизнью тех, кто ему дорог, ради чужих существ? Фло... Она была тогда такой несчастной и такой хорошенькой... Сердце сжималось при виде ее бледного и измученного лица... Они подарили ей жизнь - но теперь из-за них же она вновь могла ее потерять. - Фло! - негромко позвал он, но она услышала - услышала через несколько комнат. - Что, Бен? - возникла она на пороге. - Ты можешь пообещать мне выполнить одну просьбу? - Какую? Я не могу обещать, не узнав... - Забери детей и постарайся уйти, - Дуглас взял ее за руки и развернул лицом к себе. - Ты сможешь пройти... - Я останусь здесь, - тихо, но твердо возразила она. - Долги платят... или моя жизнь не стоит ни гроша. - Но дети... Подумай о них. - Пусть они уходят. Я не возражаю, - Флоренсия отвела взгляд, чтобы скрыть подступившую слезинку. Она знала, что не сможет уйти, но дети... - Фло, это не шутки... Я не хочу, чтобы они росли без матери. - А с матерью, способной предать? - она покачала головой. - Одиночество лучше позора. Однажды они поймут... - О чем вы? - спросил появившийся на пороге Алехандро. - Подойди сюда, сын... - тяжело проговорил Дуглас. - Мне надо поговорить с тобой как мужчина с мужчиной... Не исключено, что тебе придется остаться теперь за старшего. Я хочу, чтобы ты знал все... У нас... у меня есть несколько страховок на крупные суммы: "Нешенэл Пасифик", "Юнайтед" и еще одно... - Для чего ты мне это говоришь? - брови подростка сошлись над переносицей. Не по-детски серьезное лицо глядело строго и сосредоточенно. - Тебе придется позаботиться о сестре и брате... Ты знаешь, что произошло? - обняла его за плечи Фло. - Нет!!! - вскрикнул он, оскалившись на секунду почти так, как это делали дети полнолуния. Это не было ответом на вопрос - скорее протестом против того, что он узнал. - Он знает, - отвернувшись проговорил Дуглас. - Сложно не знать. Так вот, я надеюсь на твою взрослость и сознательность - ты должен взять на себя заботу о семье. Пусть ты еще подросток - я доверяю тебе и считаю, что ты справишься. В Плейнвью у тебя есть дядя... Ты сможешь довезти младших туда? - Я смогу - но я никуда не поеду. - Ты должен, мальчик... - в эти слова Фло постаралась вложить максимум своего чувства. - Нет. Почему не уходите вы? Мама... почему ты хочешь остаться? Пакита слишком маленькая, чтобы... чтобы... - он замолчал, стараясь отогнать подступивший к горлу комок. - Вы уйдете оба! - Дуглас неожиданно стукнул кулаком по стене. - Это я сказал! Хватит мне сцен. Фло, ты должна позаботиться о малышке. - А я останусь, па! - не допуская и тени возражения, выпалил Алехандро. - И ты уйдешь - или я самолично сверну тебе шею! И ты, и Пепе, и Пакита... вы все сейчас соберетесь и уйдете. - Папа... - сын скрипнул зубами, - я должен тебе кое-что сказать... Я не могу уйти. Не имею права. Понимаешь... Если бы в опасности была мама, ты смог бы уйти? Даже до того, как вы поженились... - Что такое? - руки Флоренсии с силой впились в его плечи. - О чем ты? - Я не хотел этого говорить, - было видно, что Алехандро смутился, - но мне нравится... нет, я люблю Изабеллу! Пусть она не человек, но ведь и ты говорила, что главное - не лицо. Я останусь с ней. - Это еще что за новости? - нахмурился Дуглас, зачем-то поднимая ружье. - Почему я впервые это слышу? - Потому что я и сам понимаю, что это почти невозможно. Я никому этого не говорил - ни ей, ни Селене... Только Эгон знает. Он помогал мне прикрывать мысли. - Ну что ж... - Дуглас подтянул стул поближе и тяжело сел. - В таком случае ты тем более уйдешь. Изабеллы здесь нет. Ее еще придется искать. Вот тебе и еще одна причина, чтобы убраться отсюда подальше. И поскорее. - К вам можно? - из-за двери показалась Селена. - Да... - Я хотела предложить уйти детям и Флоренсии... - Именно это мы и обсуждаем сейчас, - кивнул Дуглас. - Помоги мне убедить их. - Фло, - Селена посмотрела на женщину своими удивительными продолговатыми глазами, - я благодарна вам всем за такую готовность к жертве... Но это ничего не даст. Вы не поможете нам, если погибнете. Честное слово - мне самой будет легче на душе, если я не возьму на себя и этот грех. В самом деле, вы ничем не поможете нам, оставшись здесь. Так что уходите всей семьей и знайте - мы благодарны вам навсегда. - Я не уйду, - упрямо покачала головой Флоренсия. - Не выдумывай. Своей добротой вы давно вернули свой долг, мало того - это мы ваши должники. В какой-то мере вы подарили нам надежду, что когда-нибудь наши народы и в самом деле сблизятся, если кто-то из наших еще уцелеет. А теперь - прощайте. У вас еще долг и перед вашим будущим. Перед сыновьями, перед малышкой... - Я останусь из-за Изабеллы, - повторил Алехандро, с вызовом глядя на Селену. - Дурак... он влюбился, - сообщил Дуглас. - Пусть убирается отсюда! - Жаль, - Селена плотнее сжала губы, - но ее здесь нет. - Все, кончайте трепаться. Если вы тотчас не уйдете - вам всем будет плохо! - Дуглас снова встал, отшвырнул ружье и толкнул Алехандро в сторону двери. - Поживее! - Фло, я просто прошу тебя, - тихо сказала Селена. - Хорошо, - женщина всхлипнула, смахнула непрошеную слезинку и крепко обняла подругу. - Прощай... - Прощай, - нежно и чуть слышно шепнула ей Селена. - И спасибо за все... Спасибо, люди... 60 Они шли. Сочные стебли травы хрустели под ногами. Ветки трещали. Кольцо вокруг фермы сжималось. Говорили мало - лишь изредка слышались негромкие проклятия. Давно уже у них не было столь серьезного дела. Пока еще цепь была редкой - между идущими порой было больше пятидесяти метров, но белые балахоны издали были видны среди невысокой зелени. - Мне страшно, мама... - прошептала маленькая Пакита, прижимаясь к юбке Флоренсии. - Тише... - Фло прикрыла рот девочки ладонью. - Может, присядем, и тогда нас не заметят, - негромко предложил Пепе. - Заткнись, - Алехандро бросил на него сердитый взгляд. Тот разговор на ферме не был последним - в конце концов их прогнали оттуда едва ли не насильно. - Он прав, - возразила Фло, - давайте присядем... Они нырнули под ближайший куст. Пакита начала хныкать, но рука матери продолжала прикрывать ей рот, так что звуки получались едва слышными. "Как скулящий зверек", - подумала вдруг Флоренсия и ужаснулась. Как зверек... как нечеловек... И это - возле охотников за нечеловеческим! Она уже жалела, что не настояла на своем. Безусловно, ферма не была безопасным местом - но там они имели хоть какое-то прикрытие. Кто сказал, что за ее пределами безопасней? Словно только теперь Флоренсия подумала о том, кем были их враги. Подумала - и ей стало страшно. На ферме они казались просто охотниками на ночных людей. Это было не так. Они были врагами всех тех, кто не принадлежит к их расе. Живя с Дугласом, Флоренсия и забыла, что она цветная. Рядом с существами более отличными от общей массы это казалось настолько незначительной мелочью, что об этом как-то забылось. Но оказавшись с врагом наедине и вспомнив его истинную суть, Флоренсия вновь ощутила свою отличие в полную силу. - Мама! - Тише... - Фло почувствовала, что дрожит. В то же время внутри ее уже зрел протест против такого положения - в жизни есть немало вещей, с которыми сложно смириться. И не только она - пожалуй, каждый в своей жизни хоть раз кричал судьбе бесполезное "нет!"... Враги приближались. Один из них был совсем рядом - уже стали слышны его шаги. Флоренсия бросила взгляд на Алехандро: понимает ли он, какая новая опасность грозит им? Лучше бы и не понимал... На вид он - чистокровный белый... "Хорошо еще, что мы не негры", - мелькнуло у нее в голове, и тут же мысль заглушила волна стыда. Желание жить легко толкает человека к подлости... Хруст травы приближался. Флоренсия видела, как тяжело и глубоко дышат сыновья - только лопатки поднимаются на потных спинах и мускулы вздуваются красивыми округлостями. Несмотря на страх и отчаяние, она едва ли не залюбовалась своими почти взрослыми мальчиками... Ветка треснула совсем рядом, заставляя ее вжаться в землю. Все, сейчас их увидят и... "Сейчас он появится", - подумал Алехандро, группируя мышцы. Он тоже был близок к отчаянию - но это вызывало у него злость. Когда закутанная в белое фигура попала в поле зрения, он уже был готов к драке. Треск веток, прыжок... Вскрик... Флоренсия оцепенела от ужаса и зажмурилась.
в начало наверх
Две фигуры сплелись в одну и повалились на землю. Белый балахон оказался сверху: как бы ни был силен Алехандро, пятнадцатилетнему мальчишке нелегко соперничать с натренированным тридцатилетним мужчиной, весящим намного больше. Грубые руки очень быстро дотянулись до его горла. "Нет!" - дернулась Флоренсия, заслышав жутковатый хрип, и только страх за младшую девочку не позволил ей закричать во весь голос. Хрип длился недолго - но возня еще продолжалась... Кто-то снова вскрикнул - это Пепе пришел брату на помощь, вцепившись противнику в волосы. "Глаза... - мелькнуло у подростка, - глаза!" Повинуясь какому-то инстинкту, он впился руками в лицо врага, стараясь нащупать мягкие глазные яблоки. Крик боли поднялся в воздух - Мистер Як вскочил, отшвыривая повисшего у него на плечах Пепе, но чуть живой Алехандро тотчас ухватил его за ноги, вновь увлекая на землю. Пыхтение, сопение и стоны слились в одно. По белой ткани поползли потоки крови... "Как звери... - продолжала думать скорчившаяся на земле вокруг дрожащего тельца девочки Фло, - они дерутся молча, как звери..." - сердце подсказывало ей, что крик принадлежал не сыновьям. Удивляло ее и то, что молчит Пакита: Фло больше не зажимала ей рот, стараясь прикрыть глаза и уберечь от страшного зрелища. "Мы все - как звери... С кем долго живешь..." Под руку Алехандро попался камень, и он тут же обрушил его на колено противника. Мистер Як взвыл с новой силой. Алехандро изогнулся, отпихивая вновь подоспевшего Пепе, и врезал камнем врагу по челюсти. Из-под порвавшейся ткани, потерявшей первоначальный цвет, что-то брызнуло. "За Изабеллу! - зло сказал себе Алехандро, вновь опуская свое оружие на голову врага. - За ту, которую я люблю!" Камень поднимался и опускался до тех пор, пока стоны и вскрики не начали затихать. Но было поздно - к месту происшествия со всех сторон спешили белые балахоны... 61 "Изабелла! За тебя!" - услышала она, и тотчас перед ее глазами вспыхнули чужие, но знакомые ярость и боль, к которым примешивался еще чей-то страх. "За меня..." - отчужденно проговорила она про себя, стараясь лучше рассмотреть происходящее, и тотчас почувствовала, как ее тело сразу с нескольких сторон охватывают чьи-то грубые руки и отовсюду начинают сыпаться удары прикладов. В первый момент Изабелла опешила: она не ожидала нападения. Реа казался ей если не другом, то во всяком случае и не врагом. Тогда что же это значило? - Проклятые ублюдки!!! - услышала она незнакомый голос и увидела перед собой белый балахон с прорезью для глаз. - Нет! - вскрикнула Изабелла, отшатываясь, и тут же видение исчезло. Она сидела в машине, и на нее удивленно смотрели. Потрясенная силой подключения к чужому восприятию, Изабелла заморгала. Лица плыли перед ее глазами, удалялись, таяли... - Что с тобой? Между нею и говорящим была вечность. Боль... Мелькают перед глазами ружейные приклады... Страх, беззащитность... - Там... Они там... бьют... - губы повиновались ей с трудом. И вновь возникла машина, кажущаяся менее реальной, чем страшное болезненное видение. Зачем все? Почему? - Кого? Кого бьют? - жесткий взгляд Реа уперся в ее лицо. - Ваших? Уже? - Там... - Изабелла махнула рукой в сторону поля. - Фло и... "Изабелла... Я люблю тебя..." - услышала она вдруг гаснущий голос и вздрогнула, как от удара током. "Любишь? Разве это возможно? Так что же ты молчал?.." - Скорее! - едва ли не застонала она: ей не хотелось давать себе время на раздумья. Все было дико и страшно. - Поворачиваем... - с нарочитой ленцой бросил Реа. - Нет, выходим... Он усмехнулся: с неожиданными спасителями всегда разговаривают по-особому. Тем более, как ему удалось угадать, речь шла о спасении женщины. Значит, в глазах ночных людей он будет выглядеть благородно... Неплохое вступление. Горохом посыпались на землю удары подошв, но прежде на асфальт опустились мягкие львиные лапы. 62 Эгон замычал, показывая рукой в сторону окна, и тотчас все повернулись к нему. "Вот и началось..." - подумал Эл, но Эгон отрицательно покачал головой. Тотчас изменился в лице и Горилла - похоже, и он уловил что-то. - Что? - Селена шагнула вперед, впиваясь в Эгона глазами. Тот молча кивнул в сторону двери: "Выйдем". - Эл, иди с нами... Дуглас проводил их тяжелым взглядом. Никто другой даже не пошевелился, и эта неподвижность пугала Эла больше всего. - Что случилось? - Селена взяла Гориллу за руку - он должен был на этот раз играть роль "переводчика". - Фло. Дети... - Грег оскалился, его глаза наливались красным. - Так, - Селена опустила голову. - Они... еще живы? - Да. По лицу Селены скользнула тень, уголки губ дернулись, но уже через секунду она вновь была невозмутима, как статуя. Статуи не меняют выражения, даже упав с постамента... От последней мысли Эл слегка вздрогнул и отвернулся. - Дугласу не говорим? Вопрос прозвучал ответом... - Убью... - просипел Грег. Мощные мышцы под волосатой кожей вздулись уродливыми буграми. Ему никто не ответил. 63 - Что с ними делать дальше? - раздался из-под балахона нервный, ломкий голос подростка. - Вздернуть - и дело с концом, - глухо пробасил другой. Фло чуть слышно вскрикнула. Девочка завозилась у нее под руками. Еще секунду назад женщина больше всего боялась случайно придавить дочку, теперь же она жалела, что та осталась жива, - последняя надежда на спасение оставила ее. - Черт... Ни одного стоящего дерева... - А может, посеребренным ножичком их? Нечисть ведь! - прогундосил подросток. - Успеется... Это уж если веревка не возьмет. А щенка этого я бы и вовсе придушил собственными руками... Такая сволочь!.. - Ну так и души... - И придушу. Если он еще не сдох... Мистер Як подошел к лежащему на земле Алехандро и носком ботинка несильно пнул его в подбородок, разворачивая лицом вверх. Из уголка губ Алехандро текла струйка крови. Автоматная очередь протрещала неожиданно. Странно было видеть, как на белой ткани возникли вдруг темные пятна. Тело резко согнулось и повалилось прямо на свою жертву. На секунду все замолчали, резко поворачиваясь в сторону неожиданной опасности. Затем ружья разом, как по команде, вскинулись, зазвучали выстрелы. Стреляли наугад, вслепую... Фло еще больше скрючилась, прижимая к себе девочку. А всего в нескольких метрах от нее вжималась в землю напуганная стрельбой Изабелла. Нет, не стрельбой - ее ошеломили флюиды ненависти, наполнившие собой дрожащий воздух. Лишь об одном она мечтала сейчас - оказаться где-нибудь подальше отсюда. Или ослепнуть. Выстрелы, кровь на белом, красные точки на зелени листьев - все смешалось. Кто-то кричал, кто-то стонал... Мир превращался в ад... - Мадам, вам помочь? - только после прикосновения Флоренсия поняла, что обращаются к ней. Откуда мог взяться этот человек с черной шевелюрой и аккуратными усиками? Чужой, незнакомый и... без белого балахона. Недоверчиво оглядевшись, Фло обнаружила вдруг, что все Яки куда-то исчезли. Вместо них на поляне хозяйничали какие-то незнакомцы с автоматами. Один склонился над Алехандро, столкнул с него труп в белом и принялся искать пульс. - Все живы? - на поляне возник франтовато одетый человек - в представлении Фло истинный джентльмен. - Миссис Дуглас, если не ошибаюсь? - приветливо, но холодно улыбнулся он, обращаясь к ней. - Ничего не бойтесь - с вами друзья. И Фло, забыв обо всем, с рыданиями бросилась ему в ноги... Почти в это же время невдалеке показался еще один человек с удивительно непримечательной внешностью. Разве что черные очки - типичный аксессуар работников спецслужб - придавали ему долю оригинальности. Идущий за ним Джейкобс несколько отстал, но Смит знал, что бык не заблудится: по выстрелам и шуму ориентироваться было довольно легко. "Надо же, сам Реа собственной персоной! - удивился он. Он как-то не ожидал, что этот человек захочет лично участвовать в разборке. - Ну что ж... ему же хуже... Но, черт меня побери, если я понимаю, зачем Реа решил так засветиться... А раз я чего-то не понимаю - значит, дело тут вдвойне нечистое". После этой мысли Смит встревожился не на шутку. Реа не должен был появляться здесь. Не должен... Или все изначально идет не так, как запланировано. "Принесло же его, - потея от напряжения, продолжал рассуждать Смит. - Ну не вижу я никакой логики... Проклятье!" Раздражение может сделать многое. У Смита оно всего лишь вызвало мысль, которая вряд ли пришла бы ему в голову просто так. Раз Реа пришел на горячее место, он должен был отдавать себе отчет, что делает. Так что вряд ли кто-то окажется в претензии, если этого мафиози подстрелят. А для чего здесь, собственно, находится Смит? Разумеется, для того, чтобы помочь всякой пакости, подонкам рода человеческого и нечеловеческого уничтожить друг друга. Заодно так решится еще одна проблема: не надо будет отгадывать, что делает тут этот мерзавец, какие нечистые планы затевает... - Послушайте, мадам... - Реа наклонился, помогая Фло встать, - вам не кажется, что вы перестарались? Благодарность - благодарностью, но все же... Фло закивала часто и быстро, ее лицо было мокро от слез. "Черт... Стоят на одной линии! - поморщился Смит, отводя на секунду пистолет. - Или это неважно? Ладно, эта, небось, из той же нечистой компании!" Он снова прицелился и нажал на спуск. Выстрел прозвучал удивительно тихо. Несколько секунд Реа и Фло стояли, опираясь друг на друга, а затем начали падать, медленно и плавно, словно не смерть, а простая усталость влекла их к земле. Такими и застыли они в глазах Изабеллы, появившейся у края поляны. Ей не надо было видеть смерть, чтобы узнать ее. Девушка замерла, глядя на все еще движущиеся тела, на Алехандро, залитого своей и чужой кровью, на маленькую Пакиту, пятящуюся на четвереньках в кусты, - и перед ее глазами потемнело. Изабелла зашаталась, лапы ее расползлись, и через мгновение она тоже лежала на земле. Затем, когда силы вернулись к ней, она, никем не замеченная, побрела куда глаза глядят. Всем было не до нее - перестрелка возобновилась. 64 - Они живы! - неожиданно произнесла Энн, но тут же осеклась на полуслове. Все посмотрели на нее. Женщина-оборотень сжалась под
в начало наверх
удивленными взглядами и опустилась в угол. - О чем она? - недоумевающе уставился на Селену Дуглас. - О Фло и детях, - вздохнув, с облегчением произнесла Селена. - Понимаешь... Мы чуть не забыли, что вы, дневные люди, иногда считаете чужими и своих... - Что? - фермер резким рывком встал с места, но тут же опустился: смысл сказанного дошел до него, но и слова Энн послужили хорошим утешением. - Да, они рисковали, - подтвердила Селена, - но меньше, чем с нами. Так у них был хоть один шанс. И, похоже, он им достался. При этих словах Энн съежилась еще сильнее, а Эгон отвел глаза. Да и Горилла, улыбнувшись на секунду, вновь напрягся. От Селены их реакция не укрылась: основательница жестом приказала им молчать (по счастью, Дуглас вновь наклонился к своему ружью). Понял все и Эл... - Эл, - тронул вдруг его кто-то за плечо, - прости меня... Если мы уцелеем, я объясню тебе все: почему я так хотела, чтобы ты не был с нами, ну и все остальное... Хорошо? Возле него сидела на корточках Чанита. Красивое личико ее выглядело осунувшимся и усталым. - Хорошо... - кивнул он, вновь прислушиваясь к уже затихающему разговору. - Я не переживу, если с ними что-нибудь случится, - сухо произнес Дуглас. - О чем ты? - слова Селены больно скребли слух своей фальшью. - Ведь все уже позади... Для них... "А для нас? - Эл удивленно огляделся. Неужели происходящее относилось к действительности? Жаль, если так... - Неужели и в самом деле нельзя найти никакого выхода? Может, попробовать всем просочиться через заслоны поодиночке? Может, спрятаться? Может, вызвать подмогу? В конце концов, ферма принадлежит Дугласу, и налицо вторжение в частное владение... Но нет - полиция ведь не с ними... Дорого бы я заплатил сейчас человеку, способному дать мне хоть какой-то совет..." Взгляд Эла остановился на Труди и Герберте - они стояли рядом, почти прижавшись друг к другу, словно были единым целым. Дневной человек, ночной... Куда делся этот невидимый барьер? Так неужели в этом мире действительно не на кого положиться? Даже против плохого обращения с животными люди создают общества и партии... Так неужели же во всем мире детям полнолуния не удастся найти ни одного друга? - Подождите! - неожиданно вырвалось у него. - Что? - вздрогнула Селена. Куда делась ее обычная невозмутимость... - Мне нужен телефон, - решительно и твердо проговорил Эл. - Мне необходимо позвонить одному человеку. Если и он не придумает выхода... - он не закончил, махнув в воздухе рукой, но странная, возникшая из ничего надежда уже не покидала его. - Там, внизу, - глухо отозвался Дуглас. Эл кивнул и вышел. Он шел звонить своему коллеге... 65 Реа нет, Алехандро тоже... Пройдя несколько шагов, Изабелла снова упала. Ей не хотелось жить. Жизнь потеряла для нее всякий интерес, и вряд ли хоть что-то могло его вновь вернуть. Мимо нее прошел Смит - она даже не вздрогнула, когда грубый носок ботинка наступил ей на хвост. "Дохлятина", - отметил джи-мен, пиная растянувшееся под ногами нечеловеческое существо. Его грызла совесть - не за убийство, а за то, что он слишком уж решительно нарушил первоначальный план. И все же... Нет, он был доволен, что Реа удалось застрелить. Пусть "авторство" этого поступка придется скрыть - Смиту было чем гордиться. Его шаги удалялись. Изабелла приоткрыла глаза, но шевелиться ей не хотелось. Даже мстить... Через секунду она вновь зажмурилась - навстречу ей кто-то шел. Знакомый. Она почувствовала это издалека. Ну, конечно, - тот мерзавец, который убил Джулио и которого она сама недавно пощадила... Изабелла прислушалась к его мыслям, стараясь определить, стоит ли довершить начатое вчера дело. Неважно, что исчезла злость, - все лучше, чем лежать без движения... "Мне это не нравится... - Джейкобс посмотрел на зажатый в руке пистолет и вздохнул. - Это все не выход... Наверное, я схожу с ума, но мне уже жаль этих несчастных... Как они похожи на меня - затравленные, загнанные жизнью в угол... И все же..." Его вдруг кольнула странная, совсем уже нелепая обида. Ночные люди... загнанные - да, несчастные - да, скрывающие всю жизнь себя от других - но их было много. Хоть между собой они могли поделиться своей странностью и неуместностью в этом мире, разделить свои беды пополам с такими же... А что мог он? Только молча ненавидеть весь мир, презирающий в свою очередь его самого... И все же выродки, ночные существа, казались ему сейчас роднее и ближе, чем люди. Все же не стоило их вот так уничтожать... Да и незаконно это. А чего стоит их собственный мир, если в нем так вольно можно толковать закон? "Уничтожать - нас? Так вот что они тут делают!!! - Изабелла была поражена. Лучше бы ей не слышать этих слов. Все смешалось в ее бедной головке: чужая боль, гремящие вдали выстрелы, носящаяся по воздуху ненависть, неясные холодные планы и рассуждения первого встречного убийцы... Одно она понимала ясно, хотя никак не могла поверить: все злое, что происходило тут, было направлено в конечном счете и на нее. На ее народ. На всех близких. Какими мелкими показались ей вдруг все прежние размолвки и ссоры! "Лишь бы это - не из-за меня!" - похолодела она, вспомнив прошлую ночь, но тут же прогнала эту мысль, ведь дневные люди начали первыми. Вот этот самый человек и начал... Изабелла вскочила, впиваясь взглядом в спину Джейкобса. Нет, все же виновник - не он... Она ощутила, с какой силой давит его недовольство всем происходящим здесь. Но раз так, то... "Я ненавидел всего лишь одного человека - но и то, не зная, что он из тех, кому здесь нет места... Так за что же я должен убивать остальных? Как хотите, но я должен выбыть из вашей игры, друзья-враги. Черт с ней, с карьерой... Ничего, кроме новой ненависти и зависти, она мне все равно не даст..." Джейкобс еще раз взглянул на пистолет и расстегнул кобуру... - Постойте! - Изабелла прыгнула, взмахнула крыльями и очутилась прямо на пути у полицейского, лицо которого тут же залилось белым. - Я прошу вас... Я знаю... - она говорила быстро, стараясь успеть высказаться до того, как тот надумает выстрелить. - Помогите нам. Нам больше не на кого тут рассчитывать... То, что произошло с вашим другом, было не нарочно... Это только я во всем виновата... Я не то говорю, да? Но я прошу вас - пожалейте... Помогите нам... Почти не понимая ее слов, Джейкобс начал пятиться. Он догадывался, что загадочное существо не нападет на него, напротив, оно само ищет помощи, но уже один вид Изабеллы внушал ему непреодолимый безотчетный страх, и тем тяжелее ему было видеть, что у чудовища, крылатого и когтистого, совершенно детское личико. "Я схожу с ума..." - Сгинь... Исчезни... - сдавленно прошептал он. - Помогите... Я молю вас! - Изабелла, забыв о пистолете, шагнула вперед - а потом мы поможем вам... Вы верите? Мы можем многое... Очень... Я прошу... - Я... Вы... - Джейкобс отступил еще на шаг назад. "И все же я сошел с ума..." 66 Положив трубку на место, Эл опустил голову. Теперь он уже не был так уверен в правильности своего решения, как минуту назад. Ну что сможет придумать какой-то старик, пусть даже неординарный и умный? Ничего. Разве что сам Бог сможет защитить теперь своих неверных созданий... Эл посмотрел на дверь. Странно, столько времени прошло, а никто из врагов еще не появился. К тому же что могут означать эти выстрелы? "А почему мне не выйти? - подумал вдруг он. - Сейчас все без разницы... Во всяком случае, так я смогу хоть что-то увидеть". Почему-то от этой мысли ему стало стыдно, словно он захотел дезертировать или кого-то обмануть. Но почему? Эл вновь переставал понимать сам себя. Но выйти хотелось - словно чей-то тоненький неслышный голосок звал его на улицу. "А что если это заработал мой лунный дар?" - спросил он себя, и это не вызвало обычного внутреннего протеста. Мало того, Элу показалось, что тот же голосок подтверждает правильность его догадки. Итак, его дар - или Луна через его потаенные способности - требует, чтобы он вышел на улицу... И не надо искать других оправданий - там все станет ясно. По телу Эла прокатилась легкая дрожь возбуждения, и она показалась ему почти приятной. Уже не сомневаясь ни в чем, он подошел к двери. Как там учила его Селена? Голосок звал на помощь. Эл не мог различить слов, но и были ли они? Мысли чувств - это вполне подходило для его обозначения. Кто-то звал на помощь... Эл сосредоточился, вспоминая ощущения, испытанные ночью при пробе сил. Теперь он слышал зов о помощи яснее и мог различить даже то, что он был направлен не на него. Но на кого тогда? На полицейского? Странно, откуда вынырнула такая ассоциация... Причем тут полицейский? Что, он должен помочь навести порядок? Да, полицейские обязаны охранять, но... Почему этот полицейский так несчастен? Для чего ему нужен психиатр? Эл тряхнул головой - странные и словно чужие мысли исчезли. Итак, кто-то из детей полнолуния упрашивал сейчас полицейского помочь. Но кто? Изабелла? Внутреннее чувство подтвердило, что это так. Эл сделал еще несколько шагов и вновь поймал волну. На этот раз он искал ее уже сознательно. И вдруг перед глазами возникла картина: вжавшееся в землю сфинксоподобное существо стояло перед человеком в штатском, но с пистолетом и упрашивало его не стрелять. И полицейский - почему-то он казался Элу хорошо знакомым - был готов посочувствовать, но страх его был слишком силен. Да, он сочувствовал ночным людям вообще - но сердце его было готово разорваться от одного присутствия рядом маленького чудовища... И он действительно считал себя сумасшедшим... Дальше картинка ожила: увлекшись, Изабелла встала и сделала шаг вперед. Полицейский напрягся - страх явно начал брать верх: "Лишь бы ЭТО не прикоснулось ко мне!.." И тут Эл понял с невероятной отчетливостью, что если она сделает еще шаг, тот выстрелит. Не в нее - в собственный страх, воплотившийся перед этим несчастным в ее лице. "Изабелла, стой!" - мысленно крикнул он, но она уже вновь пришла в движение и рука с пистолетом начала подниматься... Если бы это расстояние можно было преодолеть одним шагом, встать между ними... Как близко видение, но как далеко они на самом деле... Изабелла шагнула. Рука Джейкобса вздрогнула. - Нет! - уже вслух крикнул Эл и кинулся к ним. Замелькала трава. Видение закружилось и начало распадаться, переворачиваться... оно словно оказалось внизу, под ним, но на заднем плане все кувыркалось, крутилось, летело... И ветер ударил Элу в лицо - откуда мог взяться ветер? Эл не понимал, где он находится. Ему показалось вдруг, что он просто поднялся в воздух и на самом деле с огромной скоростью несется им навстречу. И это было так. Он действительно оторвался от земли и летел над ней так, что любая птица позавидовала бы такой скорости полета. "Только бы успеть!.." - как во сне думал он, опускаясь между испуганной, но дерзкой от страха Изабеллой и еще больше ошарашенным Джейкобсом. Ноги больно ударились о землю, тотчас рядом что-то громыхнуло и бок Эла обожгло уже знакомым огнем - нечто подобное он чувствовал, когда в него стрелял Реа. Позади вскрикнула Изабелла. - Остановитесь! - закричал он и увидел, как Джейкобс, трясясь от истерического смеха, в котором не осталось ничего человеческого, медленно сползает на землю... - Изабелла? - обернулся Эл. - С тобой все в порядке? - Да... - испуганно прошептала она, приседая. - Ну что ж... - все еще не веря в то, что это произошло на самом
в начало наверх
деле, Эл шагнул в сторону Джейкобса, собираясь отобрать у него пистолет, но резкая вспышка боли взорвалась внутри, заставляя пошатнуться. Падая, он понял, что умирает. Умирает, но воскреснет вновь, и, может, еще не один раз... 67 - Какого дьявола мы тут торчим, если нашего Дона уже нет в живых? - пригибаясь от очередного выстрела, поинтересовался усатый автоматчик. - А я знаю? - Нет, я спрашиваю, какого... - Тише... Отходим к машине... Я прикрою вас на пару минут - а вы бегите! Молодой мафиози прицелился в очередное белое пятно, возникшее в поле зрения, и выстрелил. Хруст веток подтвердил, что его коллеги удирают. Выстрелив еще пару раз, он тоже свернул в сторону дороги. Ответная стрельба начала затихать - по-видимому, Яков на этом участке уже осталось немного. Все машины стояли на прежнем месте. - Где Реа? - высунулся шофер. - Без него не пущу... - Заткнись... - Его нет... Убили его! - Садимся и смываемся... Быстро! В зарослях показалась фигура в балахоне, но тут же скатилась вниз, подбитая одиночным выстрелом. Дверцы машин начали с шумом захлопываться, заработали моторы. Тормоза заскрипели на резких поворотах - машины разворачивались в сторону города. Они удирали с такой скоростью, что даже не обратили внимания на неожиданно выросшее встречное движение: такси, автобусы, частные автомобили - похоже, все, кто только мог, решили именно в этот момент устремиться в сторону никому не известной ранее фермы... 68 Воскресение наступило быстро, намного быстрее, чем в первый раз. Эл увидел склонившееся над ним испуганное личико Изабеллы и криво усмехнулся сквозь боль. - Вы живы?! - приподняла брови она. - Все порядке... - конечно, до порядка было еще далеко, но утешить девчонку было необходимо еще раньше. Тем более, что и от полицейского сейчас можно было ожидать чего угодно. - Изабелла... - на всякий случай заставил себя спросить Эл, - ты не умеешь заговаривать боль? - Я? Нет... - она покачала головой. - Жаль... Тогда придется так... Дай мне руку... Точнее, помоги встать... Она повернулась боком. Эл полуобнял ее за холку чуть ниже крыльев и смутился от прикосновения горячего мягкого тела. Женского тела... Джейкобс лежал ничком, что-то шепча себе под нос. - Успокойтесь, - Эл, пошатываясь, подошел к нему и не без труда присел. - Я все знаю и хочу вам помочь... - он не знал, что говорит, но полностью доверился своей интуиции. - Вы слишком плохого мнения о себе - и зря. Все ваши проблемы решаются легко, и вы ничем не хуже других людей... А могли бы быть и лучше многих, если захотите... Я помогу вам, если вы сумеете помочь сейчас всем нам... Скажите, неужели эта охота организована с ведома полиции? - Нет, - еще слабо соображая, прошептал Джейкобс. Ему было стыдно. Стыдно за все. И особенно - за эти дружеские слова человека, которого совсем недавно он считал врагом номер один. Разве этот доктор должен сочувствовать ему? Он должен ненавидеть... Ненавидеть так, как сам он, Джейкобс, никогда уже не сможет. - Все нормально... Не волнуйтесь, - присела рядом Изабелла. - Я тоже обещаю, что мы сможем вам помочь. - Вы могли бы вызвать полицию? - продолжал допытываться Эл. - У вас в машине должен быть радиотелефон... - Да, - тупо кивнул Джейкобс. Он был согласен на все. - И не бойтесь, - ласково шепнула ему на ухо Изабелла. - Мы - друзья. Ведь так? Вопрос относился к Элу. - Да, - он улыбнулся, на этот раз теплее и искреннее: боль стала уходить. "Тебя все любят и волнуются... Никто не обижен на тебя", - мысленно передал он ей ответ на незаданный вопрос, и лицо Изабеллы мгновенно просветлело. "Несчастные люди... Те, кто считает себя изгоями... Я ведь уже думал об этом", - словно из далекого прошлого вернулась к доктору Джоунсу мысль, а сын Луны Эл уже старался передавать по своему нечеловеческому каналу связи своим лунным братьям и сестрам, что с ним и Изабеллой все в порядке, и надежда вновь ожила. - Пошли. Где телефон? - спросил он вслух. - Там, - Джейкобс встал. Его лицо пылало. И кто придумал такое чувство - стыд? - Никуда вы не пойдете! Жесткий окрик заставил их всех обернуться. В нескольких шагах от них, зло усмехаясь, стоял Смит. - А теперь слушайте меня. Вы, Джейкобс, считайте, что вас с этого дня уволили, - это раз. А сейчас я выстрелю - пока только в воздух - и все соберутся здесь. Имейте в виду - пули у меня серебряные, так что без шуточек... А если хотите жить - ответьте на несколько вопросов. Мне все равно, кто именно станет говорить, - я просто хочу кое-что узнать. Вы - Джоунс, не так ли? Эл промолчал. Ему не хотелось разговаривать с этим человеком. Словно какая-то пустота нашла на него - таким резким оказался переход от надежды к безнадежности. - Я видел, как вы тут кувыркались, летали и вообще устраивали цирк, - Смит нехорошо усмехнулся. - Надо полагать, этот маленький выродок дорог вам, раз вы прикрывали его собственным телом... Или эта кошечка более уязвима, чем вы? Но тогда у меня найдется и кое-что еще... Вас ведь можно привязать к костру и сжечь, не так ли? Но этого не произойдет, если вы будете честны. А теперь - довольно болтовни. Сколько ваших на ферме? - Я не стану отвечать, - Эл скрипнул зубами. - Это не имеет значения... - Раз я спрашиваю - значит, имеет... Второй вопрос: из каких они пород? Кто не может жить на солнце, кто - оборотень, кто... Ну, вы сами знаете. Советую вам ответить - и побыстрее. Никому из них все равно не спастись, а... Он не успел закончить. Неожиданно даже для самого себя Джейкобс выстрелил в своего бывшего напарника по этому грязному делу. Тень шальной надежды, что ночные люди если не сделают его полноценным человеком, то возьмут в свой круг сочувствия, в котором он окажется не самым худшим из всех, окончательно поставила его по другую сторону барьера. Смит успел присесть - подготовка сработала почти автоматически. Тотчас прозвучал ответный выстрел. Стрелял Смит безошибочно... - Изабелла, беги! - пользуясь секундным замешательством, крикнул Эл. Вторая пуля вошла ему в ногу, заставив согнуться от новой боли, которой не суждено было пройти так быстро, как первой. - Стоять! Я вас спрашиваю: сколько и каких выродков на ферме? - лицо Смита злобно дергалось. - Я не отвечу вам! - Ответите - или я на ваших глазах пристрелю эту девчонку с кошачьими лапками, а с вами придется поговорить не так... Ну - кто и сколько? Эл замер и зажмурился. Может, будет лучше, если Изабелла погибнет сразу... Он старался оправдаться - и не мог. И молчание, и ответ одинаково делали его подлецом. - Считаю до трех. Раз... Кто-то приближался - слышался треск кустов. Снова... Эл шумно втянул воздух. Итак, Изабеллу он застрелит, а потом... Да, эти люди были способны и на худшее... - Два! Пистолет повернулся в сторону Изабеллы и словно щекотал своим мертвым взглядом ее лоб, на котором заблестели струйки пота. - Два с половиной - учтите, это лишняя поблажка... - Извините, что здесь происходит? - слова оказались для Смита полной неожиданностью. Он вздрогнул и обернулся. Не белые балахоны заполняли сейчас поляну - пестрая толпа, вооруженная блокнотами, фотоаппаратами и микрофонами. Фотовспышки замигали, как "мигалка" на дискотеке. Рванулась в кусты, но села, удивленно моргая, Изабелла. Растерянно заметался взгляд Смита... - Смотрите, в самом деле - неземное существо! - Вот это да! - Я первый его увидел!!! - Погоди, надо поймать в кадр и охотника... Эл заморгал и тоже сел, продолжая обнимать простреленную ногу. Его тоже сфотографировали - но он понимал происходящее не больше остальных. - Извините, мистер, а вы человек? - присела возле него яркая блондинка в брюках. - Несколько слов для "Фанум-пресс-ньюс"... Ой, простите, вам нужен врач? - Вы можете объяснить, что это значит? - сквозь зубы простонал Эл. - Все в порядке, Джоунс! - откуда-то издалека донесся знакомый голос - это его коллега спешил к поляне, расталкивая журналистов. - Знал бы ты, сколько труда мне стоило собрать всю эту компанию, - никто ведь не хотел вначале верить... - Вы? - А то как же... О, да вас надо срочно в больницу... Ну-ка, пропустите меня... Эл уже больше ничего не слышал. То ли от боли, то ли от нового потрясения он начал проваливаться в беспамятство. Но он уже знал, что его народ - ночной народ - будет спасен. Никто не станет истреблять его сестер и братьев на глазах у прессы. Но он не знал другого - что теперь будет? Все злое творится во тьме - но что принесет этот свет, разогнавший тучи, сгустившиеся над их головами? Тайна нарушена, но что последует за ней? Мир? Новая война? Где-то рядом, постепенно входя во вкус, позировала под "дулами" фотоаппаратов Изабелла... Шумная толпа уже вновь срывалась с места и ломилась куда-то через кусты - скорее всего, к ферме... Ломилась, мчалась для того, чтобы смести веками возводимые стены, одним ударом разрубить гордиев узел вражды, взаимных обид, недоверия... Чтобы возвестить отношениям между двумя народами новую эру. Где-то рядом рыдали над Фло пришедшие в себя Алехандро и Пепе, где-то ползала в кустах маленькая Пакита, где-то их отец готовился отдать свою жизнь за счастье и существование не-людей, ставших ему родными... Где-то и они сами еще ждали смерти - а над всем этим разгоралось в небе все ярче и ярче огромное южное солнце, посылая на землю свои убийственные и животворящие лучи. Яркое, чистое, раскаленное...

ВВерх