UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Геннадий ПРАШКЕВИЧ

    ЧЕЛОВЕК ИЗ МОРГА




 1

Приемник я не выключал.  Мне  много  чего  понарассказывали  об  этом
побережье, почти все, конечно, оказалось враньем, но с музыкой  все  равно
веселее. Мне рассказывали, отсюда все люди ушли, ни птиц, ни зверья,  даже
цикад не слышно. Ну, не знаю, как там с цикадами,  но  я  видел  чаек  над
проливом,  видел  зеленую  листву,  а  время  от  времени   натыкался   на
полицейские кордоны. Вполне мордастые, в меру грубоватые  парни.  Обид  на
них у меня не было.
Хартвуд... Линдсли... Оруэй...
Крошечные прибрежные городки, когда-то пышные  и  торжественные,  как
праздничный торт, сейчас тихие и пустые, но вовсе не вымершие, как  о  том
болтали. Эпидемия сюда не дошла. Сюда  нагнали  полицейских,  это  я  могу
подтвердить. В Бастли? По делам? - полицейские настороженно  улыбались.  В
жизни не видал таких озабоченных  копов.  Хорошие  места,  пальмы  кругом,
настороженно улыбались полицейские, и вокруг  пусто,  а  все  равно  через
Бастли лучше следовать транзитом, карантин на острове Лэн  не  отменен.  А
остров Лэн - вот он. Переплюнуть можно через пролив.
- Спасибо, сержант.
Я слушал музыку, рассматривал  пустынные,  тянущиеся  по  левую  руку
пляжи, поднимал глаза к темному от зноя небу и в который раз дивился  злым
языкам.
Да, пляжи замусорены, их никто с того шторма  и  не  чистил,  но  они
оставались плясками. Скажем, с Итакой их  не  сравнить.  Я  хорошо  помнил
пляжи  Итаки  -  желтую  пену,  накатывающуюся  на  берег,  пьяную   рыбу,
перетертый с грязью песок, тухлые водоросли, зеленую слизь на камнях.  Тут
ничего такого быть не могло. Пляжи Итаки погибли от  промышленных  отходов
комбината СГ, а остров Лэн наказала сама природа, выбросив  на  его  берег
зловонный труп некоей твари, в существование которой почти никто не верил.
Тот шторм двухмесячной давности, конечно, оставил следы.
Куда ни глянь, белые пески забросаны сухими водорослями,  выбеленными
солнцем неопределенными обломками, закатанными в обрывки сетей стеклянными
поплавками.  Все  равно,  черт  побери,  это  были  живые  пляжи.  Они  не
отсвечивали зеркалами сырой нефти, не пахли выгребной ямой, не  отпугивали
птиц или крыс.
Воля господня.
Если на все действительно воля  господня,  чем  так  прогневили  небо
жители острова Лэн?
Музыка... Пустое шоссе...
Время  от  времени  сквозь  музыку  пробивалось  странное   журчание.
Тревожное, звонкое, но и тонкое,  будто  в  эфире  пролился  электрический
ручеек, будто и правда там стакан электронов пролили.
Нелепая мысль. Но так всегда. Чем нелепее мысль, тем труднее  от  нее
отделаться.
Полдень. Солнце, слепящее глаза, сонные полуденные  городки,  злобный
зной, хотя по всем календарям давно уже подступило время осенних шквалов и
ливней.
Остров Лэн.
Я прислушался к диктору, прервавшему музыкальную программу.
Эпидемия на острове Лэн, кажется, пошла на убыль... За последние  три
дня адентит убил всего семь человек...
Всего семь! - неприятно удивился я. Это немного?
И тормознул.
Очередной кордон. Очередные  потные  копы.  Очередной  ряд  привычных
вопросов. В Бастли? По делам? Что в багажнике?
Полицейские, конечно, давно знали  ответы  по  сообщениям  предыдущих
кордонов, но, в общем, я понимал их  настырность.  Пустое  шоссе,  зной...
Представляю, как цеплялись они к тем, кто следовал из Бастли.
Адентит.
Весьма невинное название. Никогда не подумаешь, что болезнь  с  таким
невинным названием убила за два месяца почти девять тысяч человек.
Люди достаточно быстро  привыкают  к  собственному  паскудству.  Даже
гнилые пляжи, даже пузырящийся мертвый накат быстро  становятся  привычным
зрелищем, но, черт побери, в Итаке мы имели дело с промышленными отходами,
такое случается, а на острове Лэн  все  началось  с  дохлой  твари,  и  ее
выбросило на берег штормом.
Девять тысяч трупов.
То, что эти люди были убиты неизвестной  прежде  болезнью,  пугало  и
раздражало. Мало нам самих себя? Мало нам собственных производных?
К черту!
Оказывается, пустое шоссе может здорово  действовать  на  нервы.  Ну,
понятно, туристов не манит в эти края, но грузовое-то движение  не  должно
полностью прерываться. Где-нибудь проложен объезд?
Я пожал плечами.
Говорят, с острова  Лэн  пытались  бежать,  -  кто-то  слышал  ночную
стрельбу в проливе.
Тоже, наверное, болтовня.
Правда, объясняя задание, шеф сказал: остров  Лэн  -  крайне  опасное
место. Там, Эл, все будет против тебя - власти, микробы, зной,  дураки  и,
конечно, адентит. Тебя там встретит Джек Берримен, но, сам понимаешь, Джек
в данном случае не гарантия успеха. Кстати, называть ты его будешь Джеком,
по легенде он Джек Паннер. А твоя фамилия - Хуттон, хотя с именем  и  тебе
повезло: напарника Джека зовут Эл. Ты заменишь его на острове. Видеть тебе
его не нужно, внешне он напоминает тебя, этого вполне достаточно. Оставишь
свою машину в Бастли, прямо под желтой стеной  казармы,  а  сам  незаметно
выберешься на берег и воспользуешься аквалангом Хуттона. Джек ждет тебя.
Шеф медлительно улыбнулся, но в  его  прищуренных  глазах  отсвечивал
синеватый лед. Похоже, ты первый человек, Эл, который рвется на остров,  а
не бежит с него.
Я ответил улыбкой.
В общем-то, будничное задание.
Если бы не адентит.
Неизвестная прежде болезнь  получила  название  по  единственному  ее
внешнему признаку - убивающему жару, вдруг  охватывающему  жертву.  Ты  не
корчишься от боли, тебя не разъедают язвы  и  фурункулы,  тебе  не  ломает
костей, ты не обмираешь в ознобе, просто тебя вдруг  бросает  в  жар.  Это
даже приятный жар, ты весь впадаешь в пламя, ты сам ищешь его, ты пылаешь,
как бензиновый факел, ты несешь счастливую чушь,  а  потом...  Потом  тебя
начинает клонить в сон... Ты можешь уснуть в холодной ванне,  в  море,  на
пляже, в баре, в объятиях любовницы - где угодно. Ты пылаешь, сон  кажется
тебе единственным прибежищем, ведь он приносит прохладу. Но не  просыпался
еще ни один человек, адентит - идеальное средство от бессонницы.
Никто и никогда не сталкивался прежде с этой болезнью, а  занесла  ее
на остров не менее странная тварь - глоубстер.
Первыми забили  тревогу  сотрудники  лаборатории  Гардера  (отделение
биостанции, финансируемой военно-морским флотом). Останки неведомой  твари
попали в их руки, и первыми жертвами адентита пали два научных  сотрудника
лаборатории, зато меры были приняты - эпидемия не перекинулась на материк.
Остров закрыли. Ни пляжей, ни купаний, ни баров, ни  теннисных  кортов:  в
проливе  курсировали  вооруженные  катера,  продовольствие  и  медикаменты
выбрасывались с вертолетов. Не знаю, почему шеф решил, что  адентит  может
принести доходы Консультации, но Джек Берримен вытребовал меня на  остров.
Я ехал в порт Бастли, чтобы использовать акваланг его бывшего напарника.
Зной... Зной...
С вершины высокого мыса я увидел скучные от  пыли  домики  и  деревья
Бастли. У пустого причала серебрился широкий конус поставленного на прикол
парома. Нигде ни яхты, ни буксира, ни лодки, -  все,  что  могло  плавать,
отобрано властями. И далеко, очень далеко - искаженная знойным  маревом  -
белая полоска известняковых скал.
Остров Лэн.


Не знаю, чего я ждал, конечно - не хоров из древнегреческой трагедии,
но все равно увиденное в Бастли меня разочаровало.
Колючие пальмы, пустующие  корпуса,  пыльные  улицы,  но  под  желтой
стеной временной казармы действительно располагалась автостоянка. Там я  и
бросил свою машину. На переднем сиденье остались документы для Хуттона. Он
не был моим двойником, он, собственно,  не  был  сейчас  даже  полноценным
работником. За несколько  дней  до  эпидемии,  отрезавшей  остров  Лэн  от
остального мира, Эл Хуттон  умудрился  схватить  жестокую  пневмонию.  Его
соседи по пансионату умирали  от  адентита,  а  Хуттон  хрипел,  кашлял  и
задыхался от удушья; зато он  сумел  пережить  многих,  даже  собственную,
нанятую им медсестру. Ему не привелось поработать  в  похоронных  отрядах,
все два месяца  он  отлежал  в  постели,  зато  теперь,  пусть  тайно,  но
возвращался на материк.
Я неторопливо поднялся  в  кафе,  сиротливо  нависшее  над  маленькой
площади. Хмурый бармен настороженно глянул на меня из-за стойки.
Тоскливое зрелище.
Я пожалел бармена:
- Раньше Бастли выглядел веселей.
Бармен не принял моего тона. Он еще больше нахмурился:
- Тебя проверяли?
Наверное, он имел в виду полицейские кордоны. Я хмыкнул:
- Раз пять.
Только после этого он позволил себе ответить:
- Раньше? Веселей? С чего ты взял?
- Ну,  вы  знаете,  что  я  хотел  сказать,  -  начал  я,  но  бармен
огрызнулся:
- Не знаю! И не хочу знать!
Я пожал плечами.
Чашка кофе, бисквит, минеральная вода - я не хотел  набивать  желудок
перед погружением. Хмурый бармен действовал мне на нервы, я перебрался под
пустой тент на террасе,  прихватив  со  стойки  листовку.  Такие  листовки
разбрасывали с вертолетов по всему побережью.
"Памятка".
Индивидуальная гигиена. Влажная уборка помещений. Душ со специальными
добавками. Химия, наверное, какая-то. Никаких рукопожатий, никаких  тесных
контактов... Да, на острове Лэн не разгуляешься... Это не Итака... В Итаке
было гнусно, но там я дрался и пил, а тесные контакты меня не пугали.
В той же "Памятке" приводилось краткое описание  твари,  превратившей
цветущий остров в пустыню.
Зловонные  обрывки  разлагающегося  вещества...   Округлые   отростки
неправильной  формы,  может  быть,  щупальца...  Выщелоченный  волокнистый
материал...
Не очень внятно, но впечатляет.
Впрочем,   неизвестный   художник   подумал   о   людях,   обделенных
воображением:  ничтоже  сумняшеся,  он  изобразил   жирный   черный   шар,
снабженный  извивающимися  щупальцами.  Из  описания  ничего   такого   не
следовало,   но   художника,   несомненно,   консультировали    сотрудники
лаборатории Гардера.
Глоубстер.
Черное солнце с извивающимися протуберанцами...
Морскую тварь выкинуло на  берег  штормом.  Зловонные  останки  твари
убили почти девять тысяч человек. Эта тварь заполнила воздух миазмами. Она
превратила райский уголок в тюрьму для смертников.
Ладно.
Скоро я сам увижу все это.
Я наизусть знал тропу, незаметно  идущую  из  порта  под  обрывистый,
испещренный  многочисленными  известняковыми  пещерами  берег.   Акваланг,
пластиковый мешок, тяжелый пояс с ножом и грузом - все это должно  ожидать
меня в достаточно надежном уединенном месте.
Я задыхался от зноя, но меня вдруг обдало холодом. Напарник Джека мог
надышаться на острове всякой дряни, а ведь мне держать  во  рту  загубник,
которым он пользовался...
К черту!
Я покачал головой, отгоняя вялые, выполощенные зноем мысли.
Скучная площадь... Желтая стена казармы... В просвете между  колючими
пальмами ртутная полоска пролива...
В отличие от жителей побережья,  от  многочисленных  полицейских,  от
хмурого бармена, я почувствовал себя чуть ли не ясновидцем. Меня не  могла
обмануть тишина, меня не могли сбить с толку зной и пустынность города.  Я
отчетливо видел мерцающую подводную мглу,  тени  на  дне,  смутную  фигуру
аквалангиста. Я знал, откуда и куда он стремится, я знал, что его гонит, я

 
в начало наверх
знал, где он окажется к утру. Если, конечно, где-то окажется. Не следует торопиться, гадая. Мир вовсе не так ясен, как нам представляется. И он часто полон неожиданностей, весьма жестоких. Кто-то вскрывает древнее захоронение, но, обогащая науку, впускает в мир "болезнь фараонов". Кто-то натыкается в джунглях на древний город, но привозит с собой неизвестный науке вид лихорадки. Кто-то возвращается с болот Ликуала-Озэрби, торжествующе заявляя, что вот открыт новый вид амфибий, а через неделю, через месяц сам он и все люди, с которыми он общался, начинают погибать от страшных язв. Глоубстер вполне мог продолжить указанный ряд. Почти девять тысяч трупов... Джек был скуп на сообщения, но я знал, на острове Лэн стали бросаться в глаза китайцы. Не потому, что они за два месяца расплодились, вовсе нет, просто по какой-то причине адентит действовал на китайцев выборочно. Никто пока не смог объяснить - почему? - такие вещи вообще трудно объяснить, но Джеку эта деталь почему-то казалась важной. Ладно. Для местных жителей, кстати, глоубстер не был такой уж неожиданностью. О нем знали давно. Любой уважающий себя островок рано или поздно обзаводится подобной легендой. Загадочная тварь и прежде появлялась перед рыбаками и потрясенными гостями острова. Как всякий миф, глоубстер постоянно обрастал тысячами подробностей, теряя одни, тут же приобретая другие. Как всякий миф, он, конечно, и не давался в руки. Правда, местный шериф угрожал как-то пристрелить мрачную тварь, но, боюсь, шериф лукавил. Лучшей рекламы, чем глоубстер, острову было не найти. Сама угроза шерифа являлась рекламой. Другое дело, что никто тогда не догадывался, никому тогда в голову не приходило, что миф может оказаться столь страшным. Ведь уже на второй день после шторма на острове погибло девять человек, а на седьмой день умершие насчитывались десятками. Не мое дело судить о нравственности тех или иных поступков. Если напарник Джека тайком пересек пролив, если он миновал все защитные и охранные службы, если он переодевался сейчас в тесной прибрежной пещере, значит, Джек и шеф считали это необходимым. По крайней мере, для Консультации. Я не фаталист. Если мне говорят, что через год я попаду под колеса тяжелого грузовика, я не стану суетиться, я не стану вообще избегать автомобилей. Год достаточно большой срок, за год всякое может случиться, а вот адентит... Адентит убивает уже сейчас. Не занесет ли Хуттон болезнь на материк? Скулы свело. Я широко зевнул. И выругался. Адентит клонит в сон, но он еще обдает жаром и вгоняет в эйфорию. Я ничего такого не чувствовал и пока что не соприкасался ни с чем, что было бы вынесено с острова. Эта зевота не имеет ничего общего с адентитом. К черту! Я допил кофе. Глоубстер редкостная тварь. Даже дохлый, он породил массу самых невероятных гипотез. Одни считали, что он занесен в наши широты долгоживущим арктическим айсбергом; другие утверждали, что глоубстер - доисторическая тварь, ее корни теряются чуть ли не в меловом периоде: третьи относили его к глубоководным созданиям, выносящим иногда на поверхность океанов некие илы, насыщенные болезнетворными бактериями. И так далее. Океан щедр на неожиданности. Совсем недавно, с подачи канадской "Уикли уорлд ньюс", газеты всего мира кричали о древней урне, найденной каким-то подводным археологом у берегов Багамских островов. Хрупкий папирус, извлеченный из урны, был покрыт неизвестными письменами, но их удалось расшифровать. Неизвестный мудрец за тысячелетия до нашей истории знал и предвидел все ее тонкости. Он, несомненно, обошел Нострадамуса, да и фантазия у него оказалась богаче. За тысячи, за многие тысячи лет он предвидел явление Христа, гений Леонардо, крестовые походы, взрыв вулкана Кракатау и лиссабонское землетрясение; он с величайшей точностью указал дату открытия Америки и дату высадки первого человека на Луне; среди пока еще неслучившихся событий многие обозреватели с тревогой отмечали грядущую гибель некоей "смешанной" расы от болезни, выброшенной в мир из океана. Правда, с той же холодной уверенностью в папирусе утверждалось: к 2021 году человечество разгадает тайну времени. Но ни я, ни Джек, ни шеф, никто из нас пока не встречал пришельцев из будущего. А это странно. Жизнь показывает, что когда где-то кто-то изобретает нечто выдающееся, мгновенно появляются люди, желающие нажиться на изобретении. Пришельцев из будущего мы пока не встречали, значит, нечего пока угонять оттуда... Но вот болезнь, выброшенная в мир из океана... Мне не по душе подобные пророчества. Я не люблю мифов, из романтической дымки которых вдруг всплывает жуткая и вполне реальная тварь. Я поднял голову и замер. Под желтой стеной казармы около моей машины появился человек. Я видел его всего несколько секунд и только со спины, - самый обыкновенный человек в мятых шортах и свободной рубашке. Он нырнул в машину, и сразу мощно заработал мотор. Напарник Джека. Он пересек пролив. Я понимал его торопливость. Он бежал от смерти. Он не хотел ни на час задерживаться в скучном Бастли. Подальше, подальше от зачумленных берегов! Забыть об острове, так страшно отмеченном судьбой! Это мне предстояло плыть к острову. 2 Над проливом висела знойная дымка. Она почти не скрывала вечерних огней далекого острова. Их было немного, но они печально просвечивали сквозь дымку. Известняковые обрывы, песок, панцири крабов, хрупкие, как яичная скорлупа... Прячась в тени обрыва, я быстро разыскал полузатопленную пещерку. Да, пески Бастли нельзя было сравнивать с гнилыми песками Итаки, я в этом уже убедился. Там даже пальмы засохли, а здесь пляжи, хотя и замусоренные штормом, остались плясками. Правда, людей не было и здесь. Стараясь ничего не упустить, я затянул пояс с грузом, проверил компас, фонарь, нож с пробковой рукоятью, сунул рубашку и шорты в пластиковый мешок, затянул на плечах ремни акваланга. Чайки. Обычно чайки мечутся из стороны в сторону, повторяя зигзаги волн, эти летели высоко и прямо - на ночевку. Зачумленный остров их не пугал. Они знали, это проблема человека. Из-за мыса, прикрывающего порт Бастли, выскочил остроносый катер. Он походил на гончую, взявшую след. Не думаю, что там обратили внимание на всплеск, с каким я ушел в воду. Патрульные катера бегали от мыса к мысу уже два месяца, полученный когда-то приказ стал для них привычкой. Под водой уже царили сумерки. Смутно угадывалось дно. Сжимая загубник, я подумал: только что им пользовался напарник Джека... К черту! Есть вещи, о которых лучше не думать. Пересечь пролив, выбраться незаметно в город, разыскать пансионат "Дейнти" - вот мое дело. Безмолвие... Все казалось мне нереальным, настораживающим. Какая-то тварь выглянула из донной расщелины - ее глаза блеснули, как серебряные монеты. Глоубстер, нервно подумал я. В конце концов, странная тварь обитала где-то в этих местах, у нее могло остаться потомство. Шериф, угрожая пристрелить глоубстера, имел в виду и реальные его проделки. Скажем, морская тварь не только пугала туристов, она не раз выгоняла косяки рыб на фильтры насосных станций, а сотрудники лаборатории Гардера жаловались на пропашку дорогих, выставляемых ими на дне пролива, приборов. Ладно. Это тоже не моя проблема. Дно снова исчезло, но вода оставалась прозрачной. Она странно и тревожно мерцала, когда по ее поверхности пробегал луч прожектора. Прожектора наверху работали столь мощно, что я невольно вспомнил о тральщиках, работающих в северном горле пролива. Не знаю, что они там делали, военным морякам всегда есть чем заняться, но их прожектора действительно могли иллюминировать весь пролив. Я взял чуть восточнее и пошел на погружение. Снова дно. Бурые камни, морские звезды, бурый ил, дымящийся при прикосновении, - все здесь было бурое, колеблющееся, неопределенное. А вот водоросли, напротив, отдавали чернью. По иным будто огонь прошел, кое-где обрывки черных стеблей устилали все неровности дна. Прямо перед собой я увидел светлый пластиковый шар, легко качнувшийся от моих движений. Груз на тросике явно служил для уравновешивания силы отталкивания, но именно грузик застрял в камнях, сделав неведомый мне прибор пленником пролива. Возможно, прибор был потерян лабораторией Гардера, меня он не заинтересовал. Я просто взглянул на компас и взял еще восточнее. Я не боялся сбиться с пути, но мне хотелось как можно точнее выйти к скалистому мысу, отделяющему лабораторию Гардера от городка Лэн. Я нырнул еще глубже. Заложило уши. Метров двадцать, не меньше. Но эта глубина была вовсе не предельной. Я смутно различил гигантский каменный козырек, нависший уже над настоящей бездной. Луч фонаря падал во мглу, не встречая никаких препятствий. Неэкономично работать на таких глубинах, слишком быстро расходуется воздух, я совсем уже собрался всплывать наверх, когда рядом обрисовался наклонный силуэт. Мачта! Металлическая, обросшая ракушками, она росла прямо снизу, печальная, как все, украденное у людей морем. Само судно лежало на козырьке - ржавая посудина, растасканная наполовину штормами и течениями. Еще один шторм, подумал я, и это корыто будет снесено вниз, к ужасу донных обитателей. И туда же, в пучину, смоет черную лужу, подтопившую ржавую кору развалины. Мазут?.. Вряд ли... Сырая нефть?.. Да ну. Нефть бы всплыла... Я повел лучом фонаря. На том же каменном козырьке, метрах в пятнадцати от ржавого остова, лежал на борту широкий бронетанкер, один из тех, что используются при спецперевозках. Выглядел он как новенький - ни пробоин, ни вмятин, ни царапин. Даже стекла высокой рубки уцелели. Казалось, кто-то сейчас протрет стекло изнутри ветошью. И четко, удивительно четко выделялся на борту номер. V-30. Серия "Волонтер". Я усмехнулся. А где остальные двадцать девять? И как сюда попал этот волонтер? Ладно. Я не хотел терять время. Толчок. Еще толчок. Я медленно приближался к острову. С высокого мыса бил луч прожектора, раскаленный добела, но пляж терялся во мгле. Кажется, на острове Лэн экономили электроэнергию. Спрятав акваланг в полузатопленной приливом пещере, я натянул майку и шорты - типичный турист, обалдевший от скуки и тайных страхов. Именно так я и должен был выглядеть, Джек хорошо меня проинструктировал. Держась в тени скал, я выбрался краем пляжа на темную ночную набережную. Сразу за ней начинался парк. Нырнув в кусты, я зарылся во влажную листву. Орали цикады. Майка мгновенно взмокла от пота. Я знал, где-то передо мной должна торчать из-за деревьев стена пансионата "Дейнти", но ничего не видел. Хороший, надежный пансионат, мне хотелось поскорее оказаться в его стенах. Мадам Дегри держала сейчас лишь двух гостей - Джека Паннера (Джека
в начало наверх
Берримена) и Эла Хуттона (то есть меня). Эл Хуттон болтлив, это я тоже знал. Эл Хуттон многих знал в городе, но благодаря телефону. Кое с кем он был даже на ты, но тоже благодаря телефону. Условности зыбки. Если жизнь поставлена с ног на голову, если ты заперт в крошечном городе, если любая встреча попросту опасна, условности быстро теряют силу. Можешь набрать любой номер, с тобой поговорят. Ведь ты не дышишь на своего собеседника, даже не притрагиваешься к нему. Телефон удобен, он надежен. Если Хуттон и встречался с кем-то, то, наверное, только с помощником Джека, неким Кирком Отисом. По отчетам Джека я знал о нем - Отис, кажется, спивается. Если уже не спился. Уж я постараюсь, чтобы он узнал меня. Хуттона, конечно. Не Миллера. Ладно. Нам с Джеком не надо известности. Мы, может быть, самые незаметные граждане этой страны. Нас никто не должен знать, шеф строго следит за этим. Наша безликость - главная ценность Консультации. Я лежал на теплой влажной листве, дивясь, как ее много. Я внимательно присматривался и прислушивался к темной узкой улочке, которую мне предстояло пересечь. Цикады, душная мгла... Когда-то остров Лэн кипел в рекламных огнях - самое выгодное вложение капитала на острове: сейчас тьму взрывали лишь береговые прожекторы. Всего лишь перебежать улицу. Я никак не мог на это решиться. Ну вот не мог, и все. Что-то меня останавливало. Влажная теплая листва, звон цикад. Ни шагов, ни дальнего голоса, ни проблеска света в окнах. Я наконец разглядел стену, углом выходящую из-за пальм, но не было никакого желания пересечь узкую улицу. Каких-то десять шагов... Пора, сказал я себе. Но опять не встал, лежал, зарывшись в листву. Хотелось курить. Хотелось есть. Хотелось принять душ. Я был полон желаний. Джек рядом. Он мог накормить меня и угостить сигаретой. Он мог приказать вернуться на материк, а мог приказать поджечь темный город. Я выполнил бы любой приказ. А вот пересечь узкую улицу я не смог бы даже по приказу Джека. И не зря. Интуиция меня не обманула. Метрах в пятнадцати от меня, под чугунной невидимой решеткой парка, щелкнула зажигалка. Потянуло сладковатым дымком. Я услышал шепот: "Ну? Что дальше?" Шепот звучал хрипло, раздраженно: "С меня хватит. Мы неделю следим за этим пансионатом. Там не бывает посторонних". "А этот придурок?" "Он ходит сюда давно. Он здесь напивается. Ничего себе - улов!" "Ладно, ладно. Там еще Хуттон есть. Ни разу не видел его рожу. Он, наверное, как животное. Два месяца отлежать в постели. Не пневмония у него, он попросту трус. И болтун. Ты слышал, о чем он разглагольствует по телефону?" Я замер. Неизвестные говорили обо мне и о Джеке; они следили за пансионатом. Но почему? На кого они работают? "Все? - сказал хриплый. - Снимаемся. Лишних здесь не бывает, это точно". "Как скажешь", - облегченно откликнулся другой. Я услышал осторожные шаги. Было темно, но, приподнявшись, я различил два силуэта, удаляющиеся в сторону набережной. Когда они исчезли, я, наконец, пересек улицу. Калитка. Я толкнул ее, она подалась. Меня ждали. Глухо. Цикады. Тьма предрассветная. Не зная планировки, легко заблудиться. Но мне это не грозило. Я быстро разыскал черный ход, и дверь там тоже была не заперта. Тьма египетская. У меня не было даже зажигалки. Осторожно, на ощупь, я начал подниматься по лестнице. Я хорошо помнил: шестнадцать ступенек... Затем коридор... Третья дверь направо - комната Джека, следующая - моя... На седьмой ступеньке я наткнулся ногой на что-то мягкое, перегородившее мне дорогу. Чтобы понять, что перед тобой труп, света не надо. Наклонившись, я нащупал холодную руку, распущенные длинные волосы, сбившийся халат. Женщина. Я ни на секунду не усомнился - на лестнице лежала мадам Дегри. В общем, мне было плевать на это, но меня обожгло мерзким холодком. Я КОСНУЛСЯ ЕЕ РУКИ, ЕЕ ВОЛОС, ЕЕ ХАЛАТА! Я даже попятился, но пересилил себя. Переступил через труп, поднялся в коридор, нашел третью дверь и толкнул ее. В комнате горел ночник. Тускло блеснуло зеркало, врезанное в стену, кажется, на месте бывшей двери. Два высоких окна были затянуты шторами, на полу лежал зеленоватый ковер. Шкаф, два кресла, столик с неубранными бутылками. А в глубине комнаты что-то вроде алькова. Духота сковывала движения, кондиционер не работал. Зачем Джеку занавес над кроватью? Ему мешают москиты? Я шепотом позвал: - Джек. Никто не откликнулся. - Джек! Тишина. Я медленно подошел к алькову. Потом собрал в кулак тонкую ткань и резко рванул занавес вниз. Занавес упал, и я увидел Джека Берримена. Рубашку Джек успел снять, но на брюки сил не хватило. Внезапный сон сморил его, он упал лицом вниз. Мощные мышцы расслабились, Джек странно съежился. Я даже пульс не стал искать. Достаточно того, что я уже прикасался к старухе. Значит, вот так выглядит человек, убитый адентитом? Я подошел к столику. Моя миссия сразу потеряла смысл. Я прибыл на остров помогать Джеку Берримену, но помогать было некому. Минуты две я тупо смотрел на картину, выбранную, вероятно, по вкусу мадам Дегри. Чудовищный смерч расшвыривал по морю крошечные кораблики. Непонятно, куда они шли таким большим караваном? Не отрывая глаз от дурацкой картины, я хлебнул из ближайшей бутылки, потом плеснул виски в ладонь и растер лицо. Глупо так умирать, подумал я. И сказал вслух: - Глупость, она тоже от Бога. И услышал: - Неверно, Эл. Глупость - она от рождения. Бог не занимается такими мелочами. Я стремительно обернулся. Джек Берримен сидел на кровати, опустив на пол босые ноги. Он здорово похудел, глаза лихорадочно блестели, и вид у него был недовольный. - Тут нелегко достать виски, Эл, - пробормотал он. - Зачем ты умываешься моим виски? До меня явственно докатилась волна перегара. - А зачем ты оборвал занавес, Эл? Я наклонил голову и злобно уставился на Джека: - Ты спрашиваешь? Только тогда он, наконец, ухмыльнулся: - Почему нет? Я человек любопытный. Что там, кстати, с погодой? - Как в могиле, - выругался я. - Душно. - Думаешь, в могиле душно? - Джек лениво встал. - Ладно, не злись. И не делай вид, что не рад меня видеть. И не суйся с рукопожатиями, я не приму ничьей руки. И не пугайся, черт побери, я не покойник. Просто Отис потерял меру, мне приходится его успокаивать. Он внимательно поглядел на меня: - Что-нибудь не так, Эл? - Там на лестнице труп, Джек. Наверное, это мадам Дегри. - Да? - равнодушно удивился Джек. - Всегда говорил ей, эти добровольные дежурства в клинике не для ее возраста. У нее было больное сердце. - Он вдруг рассмеялся: - Тебе всегда везло, Эл. Мадам Дегри единственный человек, который мог что-то заподозрить. Но теперь ее нет. А всем остальным абсолютно плевать, кто ты на самом деле. Он потянулся: - Я приму душ. А ты плесни в стакан мне и себе. Еще. Не жалей. И выдави туда лимон. Чего-чего, Эл, а лимонов у нас хватает. Кислота, это хорошо, Эл. Ты еще убедишься в этом. Санитаров к мадам Дегри я вызову чуть позже. Отдохни пять минут. Похоже, нам надо поговорить. Правда? 3 Рассвело. Джек отдернул шторы. Теперь я понял, что зеленоватый оттенок воздуху придавали деревья, плотно закрывающие дом от улицы и мерцающая сквозь них полоска пролива. - Это лучшее, что ты нашел в шкафу? - Джек критически меня осмотрел. - Смени рубашку. На острове Лэн не следят за модой, но Эл Хуттон слывет аккуратистом. Никто этого не может доказать, но все знают, Эл Хуттон - аккуратист. - Мы что, в театр собираемся? - К сожалению, в бар. Всего лишь в бар, Эл. - В бар? - удивился я. - С утра? Здесь работают бары? - Преимущественно китайские. В них охотнее ходят. С некоторых пор власти кое на что стали смотреть сквозь пальцы. Люди одичали, Эл. Человек - общественное животное, его нельзя держать взаперти. Потихоньку несколько баров открылись. Эти заведения, сам знаешь, могут функционировать и в дни мирового потопа. Правда, пьют у нас порто, отчаянное дерьмо, конечно, но мы с тобой отыщем что-нибудь получше. Некоторые бармены пробавляются фирменными напитками. Он рассеянно огляделся. - Санитаров я вызвал. Скоро они заберут бедную мадам Дегри. И, конечно, загадят весь коридор, этой химии у них хватает. Часов до пяти придется болтаться по городу. - Он хмыкнул. - Если нам захочется это делать. Но в пять часов мы должны быть в пансионате. Придет Отис. Он должен принести довольно любопытную бумажку. От нее, Эл, многое зависит. Постарайся встретить его помягче, он не очень любит твою болтовню. - А если он меня не узнает? - Он вечно пьян. Он тебя узнает. Главное, побольше болтай. Держись как настоящий Хуттон. Тут все - братья по беде, все связаны телефонными знакомствами, никто тебя никогда толком не видел. - Даже Отис? - Далее Отис. Состояние, в котором он находится, позволяет надеяться, что он запомнил тебя только в общих чертах. И не вздумай кому-нибудь сунуть руку, здесь это не принято. Это почти непристойный жест. - Послушай, Джек... - Я заколебался. - Ну? - поторопил он меня. - Тобой тут кто-нибудь интересуется? Он хмыкнул: - Что ты имеешь в виду? - Видишь ли... Случайность, конечно... Ночью под твоими окнами паслись два придурка. - О чем они говорили? - О тебе. Обо мне. О гостях, которые, возможно, тут появятся. Но насколько я понял, гости не появились. - Вот видишь, - ухмыльнулся Джек. - Они убедились, я чист. Ни у кого нет ко мне претензий. - Кто эти ребята? Джек пожал плечами: - Может, мальчики Мелани? Право, не знаю. Он чего-то не договаривал. - Мелани? - Да, Мелани Кертрайт. На обложках книг свое имя она пишет немного иначе - Мелани Ф.Кертрайт. Она биолог, она ведет лабораторию Гардера. Эпидемия сделала Мелани известным человеком, ведь это она сформировала санитарные службы и настояла на жестком карантине. Властям ничего не оставалось, как работать по ее указаниям. Наш общий приятель Кирк Отис не пожалеет злых слов для Мелани, не верь ему. Мелани много сделала для
в начало наверх
острова, больше, чем кто-либо. Другое дело, она не в меру любопытна, ее мечта - знать все. Она хотела бы слышать все слова, произнесенные на кухнях этого города. Грандиозная мечта, но, как ты понимаешь, малоосуществимая... Не знаю, почему я попал в сферу ее интересов... Право, не знаю... Отис? Его болтовня?.. Но, Эл, у меня не было выбора, адентит убил других возможных помощников. Он странно покосился на картину: - Время. Вот чего у нас мало, Эл. И раздраженно прошелся по комнате: - Видишь зеркало? Раньше на его месте находилась дверь. В последние годы наплыв туристов был так велик, что стало выгоднее сдавать комнаты, чем двухкомнатные номера. - Ты жил здесь и раньше? - Я три года подряд снимал этот номер. Мадам Дегри считала меня совсем своим человеком. - Джек... - Ну? - Кстати о мадам... Там, на лестнице... Я прикасался к ней! - Однако ты прыток, мадам давно не в том возрасте. - Оставь. Ты знаешь, о чем я. - О чем? - Эта болезнь... Я не мог ею заразиться? Он нехорошо улыбнулся: - Вскрытие покажет. - Мне не нравятся твои шутки, Джек. - Привыкай. Здесь так шутят. И поставь кофейник на плитку. Я хочу еще чашку кофе. Потом пойдем. Не ленись, здесь все приходится делать самому. Что значит, где вода? В кране. - Она не опасна? Джек подмигнул: - Не более, чем мадам Дегри. - Как это понимать? - Как нечто ободряющее. Мадам Дегри умерла от сердечного приступа, адентит тут ни при чем. Слишком жаркое лето, Эл, и вообще... Чем меньше ты будешь понимать, тем, может быть, лучше. Советую думать о мадам Дегри только как о своей удаче. Я хмуро кивнул: - Ладно. И спросил: - А Отис? Если он ненадежен, зачем ты связался с ним? - Он удобен. Это важно. Ты еще поймешь, почему. К тому же, он не дурак. Полистай "Зоологическое обозрение". - Почему "Зоологическое"? - Иногда он публикует в нем свои работы. Он криптозоолог. - Что это такое? - Специалист по необычным видам. Животных, конечно. Но может быть, и растений. Не знаю. - Необычные виды? - Ну да. Разве не слыхал про такие? Снежный человек, скажем, Несси или тот же глоубстер. Вроде бы всем известны, даже оставляют следы, но никто не держал в руках даже шерстинки с них. - Разве глоубстер не стал реальностью? Его же выбросило на берег. - Лучше бы он оставался мифом! - выругался Джек. - Отису с ним крупно не повезло. - А тем, кто попал на кладбище? - Оставь, Эл. Те, кто попал на кладбище, в игре уже не участвуют. Мелани Кертрайт все последние годы издевалась над Отисом, ее сотрудники, как могли, высмеивали Кирка. Никто, кроме Отиса, не верил в существование глоубстера, а попала эта тварь в руки Мелани. Даже ты на месте Кирка возненавидел бы Мелани Кертрайт. Пока Джек натягивал свежую рубашку, пока мы допивали кофе и спускались на прокаленную солнцем улицу, я услышал много интересного об Отисе. Стоило шерифу погрозить кулаком в сторону моря, как Отис мгновенно появлялся на телевизионном экране. Эта штука, сынок, говорил он, передразнивая шерифа и имея в виду, конечно, глоубстера, - эта штука, сынок, старше тебя на десятки миллионов лет. Не думаю, что такие цифры дойдут до тебя, сынок, но представь себе, даже твои волосатые предки говорили о глоубстере с уважением. Стоило Мелани или ее сотрудникам в очередной раз посмеяться над суевериями и мифами островитян, как Отис вновь появлялся на телевизионном экране. Военно-морской флот, - говорил он, обращаясь к жителям острова Лэн, - довольно не беден. Благодаря нам, налогоплательщикам, конечно. И если Мелани Кертрайт и ее недоумки не верят фактам, значит, наш военно-морской флот вкладывает наши деньги вовсе не туда, куда следовало бы их вкладывать. Не стоит так щедро оплачивать глупость людей, даже если многие из них имеют ученые степени. Телевидение любило Отиса. Его выступления отдавали скандалом. Он никогда не церемонился, и, благодаря его стараниям, глоубстер в самом деле стал предметом некоей гордости для островитян. Ведь у других ничего подобного не было. Начинал Отис как зоолог. И начинал интересно, обратил на себя внимание. Правда, возня с вонючими препаратами быстро ему наскучила. Он жаждал доблестей и славы. Он увлекся аквильским чудищем. Даже когда было доказано, что аквильское чудище - блеф, он не потерял вкуса к тайнам. В течение трех лет он издал три книги. "Тайны больших глубин", "Еще о тайнах больших глубин" и, наконец, томик, напичканный формулами и цифрами. Изучив данные доступных ему святых книг, Отис доказал, что Иисус был распят не в какой-то другой день, а именно двадцать второго марта. Он предложил помечать этот день в календарях особыми цифрами. У одних оппонентов Отиса такое предложение вызвало гнев, у других чувство неловкости. Но Отис плевал и на тех и на других. Он занялся научной журналистикой. Он много путешествовал. В Уганде на него напал живой птеродактиль. Так Отис утверждал, показывая искалеченные пальцы на левой руке, других доказательств у него не было. Академические круги перестали принимать слова Отиса на веру, из журналистики он тоже ушел, закончив моргом - так называют в редакциях газетный архив. Последние семь лет Отис безвыездно провел на острове Лэн. Кажется, он извлек из архивов все существующие указания на прежние появления глоубстера. Кое-кто считал, Отис и глоубстера выдумал. А потом эта тварь попала в руки Мелани. Я кивнул. Мы шли по пустой улице, стараясь держаться в тени. Но от каменных стен несло жаром, падали с ветвей скрюченные листья равеналии - дерева путешественников, отовсюду несло прелью и запустением. Я слушал Джека, но думал не об Отисе. Отис, похоже, столь же редкая тварь, как и глоубстер, но меня сейчас интересовал город. Вялые равеналии, встопорщенные колючие пальмы, огромный эвкалипт, по колени погрузившийся в сброшенную с себя кору, ломкие стебли персимона, пожелтевшая трава, и везде - на клумбах, на крышах, под заборами, под ногами - листья, листья, всех форм, всех расцветок. Колючие, угловатые, овальные, почти круглые, даже сердцевидные... Я дивился, откуда столько листьев? Ну да, никто не следит за чистотой дворов и улиц, таких и служб-то сейчас, наверное, нет, и все же: как могло скопиться за два месяца такое количество листьев? Они шуршали под ногами, падали с веток. С ними мешались обрывки лиан, неопределенные растоптанные стебли, вайи папоротников, явно занесенные из парка. Природа, не контролируемая человеком, прямо взбесилась. Правда, и люди от нее не отставали. Я никогда не видел столь запущенных улиц. Женский туфель под ногами, бесконечные, злобно поблескивающие под солнцем обрывки магнитофонной пленки, какие-то бумажки, пакеты, тряпье. - Тут что, мусор не вывозят? - Мусор? - удивился Джек. - Были дни, когда трупы вывозить не успевали. - А это? Я остановился перед рекламным щитом. Он потемнел от пыли, выцвел от солнца, но кое-какие надписи еще проглядывали сквозь слой пыли. И не только надписи. Я различил в нижнем углу щита крошечное черное солнце с лучами-протуберанцами. Крошечное черное солнце. - Глоубстер, - без особого интереса подтвердил Джек. - Пока острову ничего не грозило, глоубстер красовался на всех рекламных щитах. Его лепили на джинсы, на рубашки, он украшал фасады отелей, о нем распевали куплеты, это сейчас он ничего, кроме страха, не вызывает. - А болезнь... Этот адентит... О самой болезни что-то уже известно? - Ничего определенного. - На острове много специалистов. В той же лаборатории Гардера. Что они говорят? - "Сохраняйте спокойствие!" - вот что они говорят, - раздраженно отмахнулся Джек, увлекая меня к запущенному трехэтажному дому. - Они ничего не знают. Даже возбудитель адентита ими пока не выявлен. Он поднял руку и указал на неприметную дверь. На двери красовалось черное солнце, под его извилистыми лучами угадывались стилизованные буквы. "Цо-цо". Я улыбнулся. Бар оказался на удивление прохладным: работали кондиционеры. Мы нырнули в его полумрак, как в прохладное озеро. Столик у входа занимала компания китайцев, они дружно, с каким-то даже неестественным усердием, закивали нам. Остальные столики пустовали, правда, в углу застыл над развернутой газетой одинокий человек в голубой, расстегнутой до самого пояса рубашке. Зато бармен привел меня в изумление. Сперва он искал что-то под стойкой, и мы его не видели, но потом он выпрямился. Он был тучный, тяжелый, рубашка на груди и на плечах промокла от пота. И он был совершенно лысый. Я впервые такое видел: кожа на голове была изрезана складками, как морщинами. И он был не китаец. - Привет, Нестор. - Привет, Джек, - бармен положил на стойку тяжелые кулаки. - Ты уже слышал? - О чем? - Ну как? Весь город гудит. Я об этих подонках. - Кого ты называешь подонками? - Осквернителей могил. - Вот как? Опять? - Второй случай за неделю, - голос у Нестора звучал несколько надорванно. - На этот раз пострадала могила Купера. Помнишь старого Купера? Он работал в банке. Ему ухо отхватили, Джек. - Оно еще сохранилось? - усмехнулся Джек. - Там было что отхватывать? Он же помер месяц назад. - Вот-вот, - бармен моргнул и вдруг пальцем поманил нас к себе. Мы перегнулись через стойку, чуть не стукнувшись головами. - Я говорил с шерифом, он врать не станет. Этот Купер, каким его положили, такой он и лежит. Ничего с ним не сделалось, будто он и не умирал. Ни печатки, ни кольца не сняли с него, Джек, просто отхватили ухо, а Купера там же бросили. Это или сумасшедший, Джек, или террорист. Он ведь может опять разнести заразу по всему городу. Мы только начали успокаиваться. Джек пожал плечами: - Мало ли что болтают. Не надо всему верить, Нестор. - Я с шерифом говорил. Это не болтовня. Бармен выпрямился. Китайцы с любопытством смотрели на нас издалека, только человечек в голубой рубашке ни на что не обращал внимания. Сидел над газетой, как примерный школьник, лицо его в полумраке казалось скорбным. Может быть, от загара. Бармен, наконец, обратил внимание на меня: - Значит, ты Эл? Джек обещал вытащить тебя на прогулку, я знаю. Как ты? Я улыбнулся. - А твой приятель? - неодобрительно спросил бармен у Джека. - Твой Кирк, где он? Джек пожал плечами:
в начало наверх
- Не видел его со вчерашнего дня. - Я тоже, - сказал бармен. - Но вчера я дважды выбрасывал его на улицу. - Были проблемы? - Разве это проблема, - вздохнул бармен. - Что выпьете? Налить порто? - Пусть его китайцы пьют, Нестор. Налей нам фирменного. Нестор ухмыльнулся и полез под стойку. Потом выставил на цинк пару стаканов, наполовину заполненных прозрачной жидкостью. - Выжми туда по лимону. Ну, ты знаешь. Нестор кивнул. - Пару месяцев назад, Эл, - сказал он мне, - я угостил бы вас устрицами. Я поставил бы перед вами розеточки с икрой морского монаха. Немного водорослей, немного ракушек. Море бодрит. Но ты же знаешь, сейчас я сам ничего этого в рот не возьму. Эта морская тварь все тут испакостила. - Это не навсегда, Нестор, - улыбнулся Джек. - Налей и себе. Я плачу. Бармен кивнул и снова полез под стойку. Выпив, он коротко ткнул рукой в сторону китайцев: - Никогда не думал, что желтая опасность столь реальна, Джек. Китайцев даже адентит не берет. Боюсь, в стране скоро останутся одни китайцы. - Не преувеличивай, - хмыкнул Джек, но было видно, шутка бармена его почему-то насторожила. Он даже повернулся к китайцам и они, перехватив его взгляд, дружно закивали. - Видишь, - сказал бармен. - Они подтверждают мою правоту. - Да нет, - сказал Джек. - Денег у них мало. Они хотят тебе понравиться. - Как здоровье, Эл? - сразу потеплел бармен. - Можно сказать, тебе повезло, так ведь? Что-то уж очень часто сегодня говорится о моем везении, суеверно подумал я, и быстро кивнул: - Нормально. Почти нормально, Нестор. Это раньше в груди хрипело, как в мехах. Я отплевываться не успевал. А сейчас нормально. Я, конечно, многого тут не видел, Нестор, но лежать в постели тоже хреново. Я однажды в Чикаго жил. Там была такая дыра, что я уснуть не мог. Грузовики и прочая дрянь. Все тряслось, стены ходуном ходили, а уши я затыкал ватой. А тут ночами не сплю, ковыряю в ушах, все хочу вытащить ту вату. Глухо, как в отстойнике, Нестор, не нравится мне это. Джек редко заглядывает, а Кирк всегда пьян. Вот я и решил прогуляться. Джек мне друг, с ним можно. Что ты обо всем этом думаешь, Нестор? Бармен растерялся: - Ты погоди, ты не торопись, Эл. Этак ты сразу все выложишь. Нельзя же все выкладывать вот так, сразу, одним махом. - Да ну, - сказал я. - Что мне, слов жалко? Джек довольно хохотнул. По его виду я понял, что веду себя правильно. Но излишне рисковать Джек все же не захотел: - Пошли за столик, Эл. А ты, Нестор, сделай нам что-нибудь. Мы еще ничего не ели. Нестор кивнул. Мы устроились за пустым столиком. Теперь и я сделал глоток. Зелье Нестора отдавало жутью. - Ну и штука! - Нестор сам ее готовит. Такой стакан очищает лучше клизмы. Хлебни. Хуже не будет. Я негромко спросил: - Джек, а эти осквернители могил... Они что, впрямь сумасшедшие? Откуда здесь террористы? Почему они не взяли ни печатку, ни кольцо, но отрезали ухо? Их же адентит убьет. Ответить Джек не успел. Дверь распахнулась, китайцы у входа дружно закивали. - Джек! - Голос от порога прозвучал чуть ли не торжествующе. - Я заглянул к тебе, а там санитары. Я думал, они тебя увезли. Джек презрительно хмыкнул, а одинокого человечка в голубой рубашке странно передернуло. - Тогда я пошел сюда. Не поверишь, я так мать не жалел, как тебя. Надув щеки, Кирк Отис, криптобиолог, с шумом рухнул на стул рядом с Джеком. Никем другим этот человек не мог быть. Только Кирком Отисом, человеком из морга. И он мне сразу пришелся не по душе. Круглая, коротко постриженная голова, колючая, как кокосовый орех. Ростом Отис уступал даже китайцам, но самоуверенности в нем хватило бы на всех, включая Нестора и китайцев. Плохо выбритые щеки, мутные глаза. Эти глаза мне больше всего не понравились. Наглость в них плавала, он никого в грош не ставил. - Слышал прогноз, Джек? Джек кивнул и сделал знак Нестору. Тот без всякой охоты полез под стойку - наполнить стакан для Отиса. А Отис выпятил фиолетовые губы и с подозрением уставился на меня: - Никак не привыкну, Эл. Вечно с тобой что-то неладно. То нос вытянется, то глаза ввалятся. - Пить надо меньше, - заметил Джек. - Это верно, - подтвердил я. - Ты скоро сам себя узнавать перестанешь. И спросил: - Кирк, на тебя, правда, нападал птеродактиль? Кажется, я попал в точку. Даже Нестор ухмыльнулся, даже человечек в голубой рубашке оторвался от газеты. Он взглянул на Отиса, и мне показалось, во взгляде его промелькнула ненависть. - Ты что это, Эл? У тебя дерьмовое настроение, Эл? - Первый же глоток опьянил Отиса, он давно был пропитан спиртом. Тем не менее, бормоча, подозрительно меня оглядывая, он сунул мне под нос искалеченные пальцы. - Я же показывал тебе руку, Эл. - Да ну, руку? - протянул я. Зелье Нестора и на меня подействовало. Мне самому стало интересно, что я еще выкину, руководствуясь проснувшейся интуицией. - Факты, вот что важно, Кирк! Голые факты. Поверю чему угодно, если мне представят факт. Я знал женщину, Кирк, родившую за два года троих детей, одного за другим. И это был факт, Кирк! Я сам видел этих детей. Отис оторопело спросил: - Ты считаешь это фактом? Я моргнул умиротворенно: - Знаешь, Кирк, по-моему, ты дерьмо. У меня был приятель, он всегда ходил с палкой. У него там не только пальцев, у него там, считай, и ноги не было. Но он никогда, совсем никогда, Кирк, не утверждал, что ее отъел птеродактиль. Отис побагровел. Он смотрел на меня со все большим подозрением: - Что у тебя с голосом? Я удивился: - А что у меня с голосом? - У тебя голос изменился, Эл. - Что у меня с голосом, Джек? - спросил я с пьяной заинтересованностью. - Пьешь много, - охотно объяснил Джек. - А ты, Кирк, действительно, скоро перестанешь себя узнавать. Ирреальный мир. Какие-то осквернители могил, труп, у которого отхватили ухо, хотя этот труп уже месяц лежит в земле, бармен с головой, поблескивающей, как глянцевое яйцо, нелепый человечек в расстегнутой голубой рубашке, китайцы, кивающие даже вентилятору, вдруг заработавшему под потолком, искалеченные пальцы Отиса, Джек Берримен, вдруг впавший в необычную для него задумчивость, и этот остров за стенами бара - прирастающий кладбищем, черт возьми! И черное жирное солнце глоубстера, распростершее над миром извилистые тонкие щупальца. - Вот что, Кирк, - пьяно сообщил я, отгоняя все эти видения. - Факты это факты, со мной не спорь... Факты всегда остаются фактами... - Я запутался в несложной фразе, но китайцы и человечек в голубой рубашке смотрели на меня, и я выпутался: - С фактами глухо... Могу дать совет... Да, Кирк, ты нуждаешься в добром совете... Меня понесло. Фирменный напиток Нестора и наглые мутные глаза криптозоолога вдохновляли меня. Заниматься тварями, которых нельзя посадить в клетку, это все равно, что поденке изучать вечность, заявил я побагровевшему Отису. Не трогай вечности, Кирк. Мы все здесь поденки. А твой глоубстер, он дерьмо. Не знаю почему, но мне так кажется. Просто большая куча дерьма, ничего больше. Вообще скажу, Кирк, несерьезное это занятие - совать пальцы в пасть птеродактилю. Совсем плохое занятие, несерьезное. И остров Лэн, Кирк, куча дерьма. А вот моя пневмония, она от Бога. Я ее схлопотал, чтобы не болтаться среди дураков. Понял? И вообще, пьяно прищурился я, завтра нос у меня будет другой. И волосы будут виться. Видишь, у меня прямые волосы, а вот завтра они будут виться. Это факт, Кирк. Это тебе не падаль, выброшенная океаном. Подумаешь, глоубстер. Дохлая медуза! Видал я таких. Есть медузы, что потянут сразу на пару тонн, вот какие! И ни костей у них, ничего такого. Зачем заразе кости, подумай сам! И спросил: - Бывают волосатые медузы, Кирк? - Только в бреду, - огрызнулся Отис. - Ты бредишь, Эл. Человечек в голубой рубашке давно уже к нам не прислушивался. Прислушивались к нам китайцы и Нестор. Я чувствовал себя, как в аквариуме. Они все смотрели на меня, как сквозь толстое стекло. - Медуза... - повторил я. - Что бы ты ни сочинял в "Памятках", Кирк, все равно медуза... Или головоногое... - А ты видел раковину? Или когти? Или клюв? - Отис был по-настоящему взбешен. - Зачем так много? - пьяно возразил я. - Это не птеродактиль. Мы говорим о большой медузе. Послушай, Кирк... - В голову мне пришла новая идея. - А может эта куча дерьма быть просто гигантской амебой? - У тебя воображение, как у амебы, - взорвался Отис. Он, кажется, НАЧИНАЛ УЗНАВАТЬ МЕНЯ. - Джек! Как ты его терпишь? Зачем ты его сюда притащил? Он отлежал в постели остатки ума. Внешне он выглядит умнее Нестора, а несет полную чепуху. "Амеба"... - повторил он с отвращением. Нелепость моего предположения была для него столь явной, что он даже успокоился малость. - О глоубстере, Эл, я знаю больше, чем кто бы то... - Это ты так думаешь! Но Отис перебил меня. Он обращался к Джеку: - До Сократа, Джек, люди были чем-то вроде полукозлов, но Сократ их раскрепостил, теперь они стали полными козлами. Взгляни на него! Эволюция к хорошему не приводит. Все внимательно оглядели меня. Редкостное развлечение. Все ждали, что я отвечу. Я вытянул из кармана помятую "Памятку", не зря я ее прихватил в Бастли. Я ничем не рисковал, уверен, на острове таких были тысячи. - "Памятка", - пробормотал я, но так, чтобы меня было слышно. - Ты только послушай, Джек. "Выступающая из песка часть выброшенного штормом тела..." Какого тела? Амеба, Кирк!.. "Выступающая из песка часть выброшенного штормом тела... Она имела в длину более трех метров и два в ширину, а над песком возвышалась на тридцать пять сантиметров..." Какой стиль! Прост, как дерьмо! "Возвышалась на тридцать пять сантиметров". Я могу нагрести кучу побольше!.. "По периметру, на расстоянии семи сантиметров от выброшенного штормом тела, в песке были проделаны тестовые отверстия. Твердых органических частиц в песке не обнаружено. Под само тело сделан подкоп, снизу пропущены веревки, таким образом тело извлекли из песка". - Умные ребята! - одобрил я. - Гляди, им мозгов хватило! - "Извлеченное из песка тело подверглось тщательному осмотру". - Я гнусно хохотнул: - Ты бывал в борделях, Кирк? - Сам не знаю, почему я задал такой вопрос. - "Ткани оказались однородными, упругими, волокнистыми, густо покрытыми жировой или масляной субстанцией. Она издавала резкий прогорклый запах, напоминающий запах жирных кислот". - Последнее почему-то меня возмутило. - Я могу нагрести тебе такую кучу субстанции, запах которой даже тебя отпугнет, Кирк! Человечек в голубой рубашке восторженно пискнул. Нестор покачал лысой головой. Похоже, Отиса тут недолюбливали. Сам не знаю, что на меня нашло. Ну да, они все тут нуждаются в поддержке, пьяно подумал я. А мне она не нужна? Я ведь касался тела мадам Дегри. Джек может утверждать что угодно, она и впрямь могла умереть от сердечного приступа, но прикосновение к мадам Дегри до сих пор жгло мне руку. - "Костных и хрящевых образований не обнаружено. Волокнистое вещество на наружных покровах оказалось не шерстью, как поначалу предположил доктор Острич. Скорее всего, эта "шерстистость" явилась результатом разложения и выщелачивания волокнистого материала. После взятия всех необходимых проб, тело, выброшенное штормом, было сожжено".
в начало наверх
- Вот так? - заявил я вне всякой логики. - Не просто амеба, а волосатая! Ты, кажется, прав, Кирк, это не головоногое и не медуза. Хотя... Слыхал, наверное, существовал такой аммонит... - Я с трудом выговорил: - Пахидискус! Если развернуть его раковину, можно влезть, как по лестнице, на четвертый этаж... Чего там только не увидишь, а, Кирк? - Заткнись! - прохрипел Отис. Похоже, никто так сильно еще не обижал его. - "Памятку" составлял не я. Ее составляли Острич и Хара. Эти недоумки свое получили. Можешь навестить их на кладбище. Он зря это сказал. Одинокий человечек в голубой рубашке вдруг встал и важно приблизился к нашему столику. Он был полон важности, его распирало от важности. В маленьких руках он держал развернутую газету. - Джек, - спросил он важно, обращаясь к Берримену. - Я могу доверять твоему приятелю? - Какому? - обеспокоенно спросил Джек. - Этому, - человечек важно кивнул в мою сторону. - Этому? Как себе. - Вот и отлично. Человечек важно перевел взгляд на задыхающегося от гнева Отиса: - В каком году, по гороскопу, ты появился на свет, Кирк? - В год крысы, - затравленно прохрипел Отис. - Оно и видно! - важно хохотнул человечек в голубой, расстегнутой до пояса рубашке и со страшной силой опустил развернутую газету на голову криптобиолога. Газета лопнула. Перед нами предстала круглая, как кокосовый орех, и такая же неопрятная, хотя и коротко постриженная, голова Отиса. Он задыхался от ярости. Он пытался вскочить. Но тяжелые руки Нестора уже лежали на его плечах. - Ты всем надоел, Кирк, - надорванным голосом заявил лысый бармен! - Сейчас я выброшу тебя на улицу. Он перевел свои мутноватые глаза на Джека, на человечка в голубой рубашке, на меня, на кивающих издали китайцев. В этих мутноватых глазах сквозила грусть. По икре морского монаха, по морской прохладе, по красивой, куда-то канувшей жизни, которой теперь уже никогда не будет. Он даже вздохнул. А потом спросил: - Я буду прав, ребята? Кажется, я первый крикнул: - Прав! 4 - Кирк не должен был появляться в "Цо-цо". - Раздраженно отставив кофейную чашку, Джек подошел к распахнутому окну и включил приемник, поставленный на подоконник. - Я ждал Кирка в пять. Мы договорились встретиться в пять, а сейчас уже седьмой час. И утром он не должен был ко мне заходить. Он вечно все путает, черт побери. Он не понимает, что делает. - А в "Цо-цо"? Ты же мог изменить планы, увидев его в "Цо-цо". - Не мог. Кирк должен мне передать кое-какие бумажки, но получить их он мог только после трех. Утром у Кирка не было этих бумажек. Он прислушался. Диктор давал сводку погоды. Ничего нового - жара. Зато я явственно услышал пробивающийся из эфира электрический звон. Ну да, я слышал такое в дороге, когда ехал в Бастли. Я еще подумал тогда: стакан электронов пролили. - Почему этот человечек напал на Кирка? - спросил я, глотая таблетку пурина. Лучшее очищающее для мозгов. После зелья, которым нас угощал Нестор, я только в нем и нуждался. - А почему на Кирка напал ты? - Он мне не понравился. - Вот и ответ, - Джек отключил приемник. - Иногда Отис делает обзоры для местной газеты. Некоторых людей его стиль раздражает. Даже сейчас. - А РАНЬШЕ Я НАПАДАЛ НА ОТИСА? - Постоянно, - Джек рассмеялся, его озабоченность на мгновение растаяла. - Психологически ты сыграл верно, интуиция тебя не обманула. Я сам был готов поверить, что ты Хуттон. - Джек поднял трубку тихонько зазвонившего телефона? - Да, Грэм... Да, я уже слышал... Не думаю, что это маньяк... В любом случае, шериф разберется, это же его дело... Он повесил трубку: - Один знакомый... Город кипит... Осквернители могил, это, знаешь, никогда не приветствовалось... А эти очень уж наглые... Что-то в его голосе меня насторожило. - Джек... Это как-то связано с нашим делом? Он усмехнулся: - Ты любопытен, как Мелани. И сухо посмотрел на меня. - Разве не интересно, что происходит с органикой, убитой аденитом? А какое время возбудитель остается активным в неблагоприятных для него условиях? А почему, черт побери, трупы людей, погибших от аденита, так долго не разлагаются? Я тоже любопытен, Эл. Я промолчал. - Кирк ненадежен, - Берримен закурил, - но я не могу отказаться от его услуг. К нему в городе привыкли, он давно примелькался, он незаметен. Он может совершать любые глупости, это никого не настораживает. Ведь он - Кирк Отис, а от Кирка Отиса всего можно ждать. Он может получать информацию там, где мы никогда ее не получим. - Надеюсь, он не принесет сюда уши старого Купера? Джек рассмеялся, но достаточно озабоченно: - Он должен принести бумажку с данными химических анализов. - Сюда? К нам? - Конечно. - Но, Джек... Совсем недавно его выбросили из бара и мы, в некотором смысле, спровоцировали это. По крайней мере, мы ему ничем не помогли. Даже после этого он придет сюда? - Конечно. У него характер такой. Ему некуда больше идти, его все не любят. А случившееся в баре нам на руку, ребята Мелани уже все знают. Мелани еще раз убедится, что нас ничто с Кирком не связывает, кроме выпивки. - Может, Мелани так и решит, - возразил я, - но Отис... - Ему некуда деться. Он может принести эту бумажку только мне. - А если он принесет ее Мелани? - Она ему все оставшиеся пальцы искалечит. Он это знает. Кроме того, Мелани отняла у него славу, Кирк этого никогда не простит. Мелани - враг Отиса. - Он как-то связывает с тобой планы на будущее? Джек неопределенно пожал плечами. - Рано или поздно, Джек, игра кончится. Как ты тогда будешь избавляться от Кирка? Таблетка пурина, наконец, подействовала, голова прояснилась. - Когда придет время, я подумаю об этом. Не надо Кирка недооценивать. У него так много крыльев, что многие всерьез считают, он неспособен летать. Но я-то знаю. Я всегда предпочитал думать, а не чувствовать, Эл. Это надежнее. Придет время... Он не закончил. Ему помешал телефон. Он поднял трубку. Наверное, его связали со службой долговременных прогнозов, я слышал только это - температура, давление, влажность. Джека интересовало все - ветер, его сила, его направление, высота прилива, высота волны, динамика температур воды и воздуха. А сообщение о зарождающемся над океаном циклоне его здорово обеспокоило. Он даже оглянулся на меня. Он дважды повторил название, уже присвоенное циклону - Мелани. Случайность, конечно, но вполне подходящее имя для циклона, я понимал Джека. Циклон Мелани может зацепить краем остров? Когда это может случиться?.. Выслушав ответ, Джек повесил трубку и уставился на картину. Бездарная работа, я был согласен с Джеком. Кораблики разметало, но было видно - их все равно всосет в смерч, как в трубу пылесоса. - Нас тоже может всосать, - ответил на мой вопрос Джек. - Уже через сутки циклон может подойти к острову. Я потянулся к бутылке, но Джек остановил меня: - Хватит, Эл. Тебе сегодня работать. Ты обязан быть в форме. Я кивнул. Но меня многое интересовало. - Джек, почему ты все-таки выбрал Отиса? Разве не проще было завязать контакты с сотрудниками лаборатории Гардера? Их, конечно, не пошлешь разрывать могилу, зато в лаборатории хранятся пробы, взятые в тот день, когда на берег выбросило труп глоубстера. Разве не проще было купить готовые химанализы? Или украсть... - Может быть, и проще, Эл, но я никому там не верю. Сотрудники лаборатории Гардера привыкли к умолчаниям, они слишком долгое время работали в секретном режиме, секретность в их крови. В силу многих обстоятельств я не могу им верить, лаборатория ведь всегда работала на военный флот. Это означает, что мне пришлось бы перепроверять каждый анализ, к тому же я имел бы сейчас дело не с наивными ребятами Мелани, а с профессионалами из морской контрразведки. С Кирком спокойней. Он вдруг поднялся: - Идем. Пока Кирка нет, покажу тебе смотровую площадку. Это была моя идея, пару лет назад я высказал ее мадам Дегри. Мадам Дегри понимала силу рекламы, во всех проспектах, где упоминался пансионат "Дейнти", упоминалась и его роскошная смотровая площадка. Из нижнего коридора на нас дохнуло чем-то резким и острым - сгущенный вариант смеси ацетона и нашатырного спирта. Это санитары наследили, хмыкнул Джек. Толкни ту дверь, за ней винтовая лестница. Я не преувеличиваю, Эл, пансионат "Дейнти" относился к числу популярных пансионатов. Кажется, много ли, подзорная труба на специальной площадке? Но туристы всегда любили что-то такое необычное. За небольшую плату можно было следить за ночным проливом. Говорят, некоторым везло, некоторые видели в ночи распластанные на воде щупальца глоубстера. - Видишь, какие связи? - усмехнулся Джек. - Я работаю на мадам, мадам работает на глоубстера, глоубстер поддерживает популярность пансионата. Пока мы поднимались по узкой лестнице, Джек успел кое-что выложить. О той же лаборатории Гардера. Похоже, Мелани Кертрайт отличалась весьма волевым характером. Зловещие останки глоубстера сразу ее насторожили. Она не верила в живого глоубстера, но дохлый, он заставил ее действовать. Следует отдать должное, Мелани не допустила ошибки - остров Лэн был закрыт. Конечно, количество жертв все равно оказалось огромным - почти девять тысяч, зато эпидемия не перекинулась на материк. Сама динамика поражала: девять трупов в конце первого дня и восемь десятков в конце недели. Потом напряжение стало спадать, но в начале и в середине июля последовали новые резкие вспышки. Жизнь острова была парализована. Кстати, узнал я, первыми возле останков глоубстера оказались сотрудники Мелани - доктор Острич и доктор Хара. С ними был и третий ее сотрудник - доктор Онер. Они прогуливались по берегу, обезображенному штормом. Шла волна, берег забрасывало водорослями и пеной: под самой набережной, замыкающей центральный пляж, сотрудники Мелани увидели кучку зевак, собравшихся вокруг бурой желеобразной, но вовсе не водянистой массы. Невыносимое зловоние не отпугнуло зевак, кто-то даже тыкал подобранными тут же палками в странные останки - не медуза же, в самом деле! Доктор Онер оказался умнее всех, он сразу убежал звонить в полицию, в санитарную инспекцию и, конечно, Мелани. А вот Острич и Хара занялись находкой вплотную. Это стоило им жизни. Мы поднялись на площадку. Я видел почти весь остров: его южную острую оконечность, подернутую дымкой, высокие пальмы, проглядывающие сквозь дымку, и смутную громаду горы, закрывшую всю северную часть горизонта. Гора казалась сизой, очень далекой. Ее подошву взрезала круглая бухта, отделенная от пляжей города высоким скалистым мысом. Вода пролива выпирала меж берегов высоко, твердо: я увидел след катера, южнее тянулся еще один. - Возьми трубу. Я повел трубой, зацепив и мыс, в одной из пещер которого лежал акваланг... Полоска пустого пляжа. Скала. И сразу - белые одноэтажные корпуса на берегу круглой бухты. Это и была лаборатория Гардера. Я отчетливо рассмотрел каменный пирс, легкие переходные мостки, краны над контейнерными площадками. Белые корпуса, объяснил Джек, это рабочие и жилые помещения, а постройки на сваях - склады. Один стоит чуть в стороне. Видишь, ближе к выходу из бухты? Я кивнул. Ничего необычного я пока не видел... Разве что люди... Чем они там занимаются?..
в начало наверх
- Джек, - позвал я. - Ну? - Они что? Купаются? - Почему бы и нет? Я с тоской и непониманием взглянул на ртутное зеркало пролива. Безумный мир! Одни мрут от адентита, прячутся от него в квартирах, боятся выходить на улицу, а другие сами лезут в воду, в ту самую воду, откуда два месяца назад было извергнуто чудовище, убившее почти девять тысяч человек! Я ничего не понимал. - Оставь, Эл, - махнул рукой Берримен. - Конечно, болезнь занесена к нам глоубстером, но при чем тут морская вода? - Но на городских пляжах никто не купается. - Всего лишь страх, Эл. Лабораторию адентит фактически не тронул, они там отсиделись, а в городе каждый кого-нибудь потерял. Здесь каждый видел трупы, валявшиеся на солнцепеке. В принципе, можно купаться и здесь. В конце концов, Эл, ты тоже попал сюда не по воздуху. Лучше бы он не напоминал. Пучины, из которых явился глоубстер... Акваланг, которым пользовался мой предшественник... Прикосновение к трупу мадам Дегри... Этот бар... - Не думай об этом, - посоветовал Джек. - Лучше внимательнее вглядись в расположение свайных складов. Видишь, вход в бухту неширок, но там большие глубины, лишь ближе к берегу бухта резко мелеет. Все равно крупные катера подходят прямо к пирсу и к складам. Раньше там всегда болтались две-три посудины. Но сейчас ничего нет, пролив перекрыт. Тем не менее, попасть в лабораторию можно только морем. С суши она окружена тремя рядами колючки, густой сетью КП и самой настоящей контрольно-следовой полосой. Не забывай, лаборатория принадлежит военному флоту. Не знаю, чем они занимаются, меня интересует адентит. На все остальное мне плевать, я хочу заглянуть лишь в один из складов. Вон в тот, что стоит ближе к выходу из бухты. Собственно, это морозильник, там несколько камер для хранения органики и препаратов, вот в одной из них и лежат те самые пробы. - Сколько таких проб было взято? - Официально семь. - Что значит официально? - Думаю, правильно будет говорить еще о пяти или о шести. Разумеется, это не настоящие пробы. Просто часть зараженной плоти глоубстера. Кто-то мог занести болезнь в город на обуви, потоптавшись часок на зараженном пляже, кто-то бросил во дворе палку, которой только что с любопытством тыкал в дохлую тварь. Думаю, резкие вспышки адентита пятого и семнадцатого июля связаны с чем-то таким. - А пробы, которые хранятся в лаборатории, они же, несомненно, исследовались, не проще ли добыть уже готовые результаты? - Я тебе говорил. Я не доверяю результатам, если они получены в лаборатории Гардера. - Странно. - Поначалу мне это тоже казалось странным. Я потерял на этом почти месяц. А теперь, Эл, странным мне кажется совсем другое. Он прислушался: - Кажется, появился Отис. Он опоздал на полтора часа. В некотором смысле, вполне приемлемый вариант, если знать все его возможности. Пойдем. Посмотришь на Кирка. Иногда это не скучное зрелище. Отис не принимал таблеток пурина. Он просто добавил к выпитому у Нестора еще что-то и выглядел, скажем так, устало. Впрочем, глаза его не потеряли наглого блеска, лишь чаще помаргивали и жмурились, а на плохо выбритой щеке алела свежая ссадина. Оба рукава когда-то белой рубашки были оторваны, что он и продемонстрировал, воздев над собой кривые голые руки: - Взгляните, что они со мной сделали! - Подумаешь, рукава, - затянул я уже привычную для меня песню. - Я, Кирк, видел однажды человека, сумевшего подняться из метро после получасовой подземной паники. Не помню, что на нем, собственно, оставалось, но специально такого наряда не придумаешь. Ты, Кирк, выглядишь перед ним прямо как аккуратист! - Джек, останови его! - Почему? - оценивающе прищурился Джек. - Эл прав, выглядишь ты чуть ли не благопристойно. Но держу пари, это сделал не Нестор. Отис взорвался: - Не заносись, Джек! При чем тут Нестор? Я к тебе шел. К тебе, а не к Нестору. Я никого никогда пальцем не трогаю, сам знаешь. Это шериф. У него с головой плохо. Он совсем припадочный, вроде Эла. Это все шериф, Джек. Он будто с цепи сорвался. Грозился упечь меня в похоронный отряд. С него станется! Круглая, коротко остриженная голова Отиса дернулась: - Джек, ты обещал вытащить меня из этой дыры. Я должен закончить книгу. Остров мне надоел. Видишь, мне рукава оторвали! - Ладно, Кирк, - сменил тон Берримен. - Где бумажка? Выкладывай. Отис судорожно схватился за грудь. - Не суетись, Кирк, - ухмыльнулся я. - Я же говорю, ты прямо аккуратист. Тебе и оторвали-то лишь рукава да нагрудный кармашек. - ОНА ЛЕЖАЛА В КАРМАШКЕ? Джек задал вопрос негромко, но таким голосом, что Отис, кажется, протрезвел. - Это шериф, Джек! Я же говорю, он совсем припадочный. - Если твоя бумажка попадет к Мелани, - так же негромко сказал Джек, - я ничем не смогу тебе помочь, Кирк. Ты не сможешь закончить свою книгу, Мелани тебе мозги выбьет. - Она может! Ты знаешь, Джек, она может. - Отис растерянно шарил рукой по груди. - Ты обещал вытащить меня отсюда. - В обмен на бумажки, - негромко ответил Джек. - На некоторые незаметные простые бумажки. А где они? Он ткнул указательным пальцем в грудь вздрогнувшего испуганно Отиса: - Не надо называть шерифа сынком, он этого не любит. - Ты обещал, Джек! Берримен отвернулся, и Отис уставился на меня. В его нагловатых глазах тлел испуг, настоящий испуг. Он хлебнул из стакана - испуг явно был настоящий, он даже не пытался его скрыть. Берримен, наконец, успокоился: - Сколько воздуха осталось в твоем акваланге, Эл? Отиса он демонстративно не замечал. - Часа на четыре. Очень недурная модель, но с ее помощью уже дважды пересекали пролив. - Часа на четыре?.. Этого хватит. - Для чего? - Чтобы побывать в гостях у Мелани. - Впервые слышу о женщине, в гости к которой нужно являться в акваланге. - Она не совсем обычная женщина, - подтвердил Джек. - Иногда являться к ней нужно именно в акваланге. И бронежилет бы не помешал. Запомнил склад, что находится у выхода из бухты? - Конечно. - В склад можно подняться снизу, из воды, если, конечно, всплывешь точно под складом, так, чтобы тебя не засекла охрана. По мосткам, ты их видел, постоянно прогуливаются вооруженные люди. Но если всплыть прямо под складом, они ничего не заметят. - Что потом? - Там есть металлическая лесенка, и есть люк. Что-то вроде аварийного хода. Люк не запирается, он выведет тебя в комнатку-шлюз, вот ее дверь заперта. Но это обычный замок, ты разделаешься с ним за минуту. - Я? - Разумеется. Не он же? - презрительно фыркнул Берримен, не поворачиваясь к онемевшему Отису, опять, кажется, переставшему узнавать меня. - У нас мало времени, Эл. Я слишком понадеялся на этого придурка... - Джек, ты обещал! - Заткнись! Берримен помолчал и сухо пояснил: - Если всплыть прямо под складом, охрана тебя не заметит. Склады заперты, никто ночью там не бывает, надо лишь соблюдать тишину. Меня интересует вторая камера по правую сторону коридора. На ее полу должна лежать смерзшаяся бурая масса, наверное, она будет покрыта инеем. Натянешь резиновые перчатки и ножом наколешь мелких кусков. Я дам тебе специальный термос. Перчатки и ноле, закончив работу, оставишь на полочке, есть там такая, примерно на уровне твоего плеча. - Джек неплохо был осведомлен о деталях. - Работа достаточно простая, главное, не попасть на глаза охране. В основном это китайцы, они не станут отрывать рукава у твоей рубашки. Они просто оторвут тебе голову. - А что это за смерзшаяся масса, Джек? В душной комнате вдруг стало тихо. Она и до того не казалась шумной, несмотря на сопение Отиса, но сейчас в ней стало совсем тихо. Отис с каким-то тайным и подлым торжеством откинулся на спинку кресла, а Джек на секунду замялся. Но он не хотел врать. - Это останки глоубстера, Эл. - Глоубстера? Разве его не сожгли? - Они испугались это делать, Эл, - торжествующе захихикал Отис. - В ее крошечных мозгах, - он, конечно, имел в виду Мелани Кертрайт, - всегда тесно. Если бы она сожгла моего глоубстера, Эл, ее прокляло бы все цивилизованное человечество. - Подожди, - сказал я. - Джек, речь действительно идет об этой твари? - Да. - Но какого черта! Она уже убила несколько тысяч человек, почему я должен продолжать список? - Тебя она не убьет, Эл. - Я китаец, по-твоему? Отис обидно хихикнул: - Джек, он не доберется даже до склада. Он переболел пневмонией. Он задохнется в акваланге. - Заткнись, Кирк, а то я отправлю туда тебя! Мы уверены, Эл, возбудитель адентита погибает при низкой температуре. Если бы эту тварь выкинуло на берег ранней весной, никто бы на острове не пострадал. Я усмехнулся: - Это только предположения, Джек. Берримен повернулся и глянул мне в глаза. Его взгляд напомнил мне шефа - лед и медлительность, уверенность и приказ. Я неохотно кивнул. Только тогда Джек выложил на стол крупномасштабную карту пролива. Там было все - банки, глубины, отмели, направление течений, даже затонувшие суда. Хорошая, подробная карта. - Ты обойдешь мыс под водой, Эл. Старайся не уходить далеко в пролив! - Палец Джека уткнулся в обозначение затонувшего судна. - Там, на дне, много чего валяется, но нас интересует склад. - Там валяется даже больше, чем мы думаем, - пробормотал я. - Что ты имеешь в виду? - Я видел под водой эту развалюху, в которую ты упираешься пальцем! - Краем глаза я видел насторожившегося Отиса, опять не узнающего меня. - Шторм кое-что добавил. Там рядом с развалюхой лежит сейчас совсем новая посудина. Бронекатер для спецперевозок. "Волонтер". V-30. - V-30? Ты сказал, V-30? Джек Берримен оторопел. - Я не слепой. Я сам видел номер. - Кирк, - Берримен обернулся к Отису. - Ты утверждал, V-30 отстаивается на базе. Разве это не так? - Так! - завопил Отис. - Я видел рабочие журналы. V-30 еще до шторма ушел на север. Он не может лежать в центре пролива. Эл ошибся. - V-30, - хмуро повторил я. - Ладно, Эл, - энергично кивнул Берримен. - Мы изменим тебе маршрут. Я дам тебе хорошую камеру, снимешь этот катер. Только с подробностями. Так, чтобы и идиот был уверен, это V-30, а не что-то похожее. Я кивнул. - Джек, - Отис странно съежился, он опять протрезвел. - А если циклон и вправду зацепит нас хотя бы краешком. Джек ухмыльнулся: - Джек, а если Эл вправду не вернется? Меня передернуло, но Джек успокаивающе положил руку мне на плечо: - Сиди. И повернулся к Отису: - Где ты нарвался на шерифа, Кирк? - Возле аптеки Мерда, - неохотно ответил Отис. - Выбери в шкафу рубашку. Там есть чистые. Они, конечно, окажутся для тебя великоваты, но по крайней мере ты немножко очеловечишься.
в начало наверх
- Зачем мне это? - Прогуляешься до аптеки Мерда. - По такой жаре?! - Ждешь прохлады? - Но, Джек... - Разве это не ты потерял бумажку? Берримен замолчал и вдруг ухмыльнулся: - Слышишь шаги, Кирк? Хорошие тяжелые мужские шаги. Ты ведь знаешь, кто у нас так ходит? Ты, наверное, догадываешься, за кем он пришел? - Не впускай его, Джек, нечего ему тут делать! Но Джек только ухмыльнулся и откликнулся на стук в дверь: - Входите! 5 Едва ли Джека впрямь обрадовало появление шерифа, а Отис, тот попросту отвернулся, торопливо загружая льдом высокий стакан. Думали они явно не о шерифе, я был в этом уверен, шериф оставался для них пусть досадным, но эпизодом, мучило их, скорее всего, сообщение о "волонтере", лежащем на дне пролива. Изодранную рубашку Отис успел скинуть, сидел обнаженный по пояс, потный, распухший, преувеличенно отрешенно пересчитывая каждую льдинку. Шериф вошел и ткнул в Отиса толстым пальцем: - Ага, сынок. Я тебя предупреждал, но ты не внимал мне. Он даже улыбнулся, но улыбка не выглядела поощряющей, а сказал он именно так - предупреждал... не внимал... Загадочно это прозвучало. - Наш городок мал, сынок, - в общем-то, голос шерифа звучал по-отечески. - А теперь наш городок стал еще меньше. Он может стать совсем маленьким, если на то будет воля господня. Неужели тебе не хочется очиститься, сынок? Многие считают, что сейчас для этого самое время. Странно, когда крупный мужчина в форме, с лицом решительным, даже суровым, выражается столь манерно. Отис, не поворачиваясь, неохотно спросил: - К чему это вы? Чувствовалось, он с трудом удержался от соблазна ответить шерифу тем же "сынком". - Твои рукава, сынок? К нашему изумлению, шериф извлек из поясной сумки рукава от рубашки. Выглядели они жалко, сразу видно - добыты в бою, возможно, в неравном. Никто, впрочем, не улыбнулся. Только Отис быстро сказал: - Нет, не мои. Шериф, Джек и я, мы удивленно переглянулись. - Их оторвали от твоей рубашки, сынок. - Из ваших рук ничего принимать не буду, - огрызнулся Отис, и его глаза нагловато блеснули. - Кажется, тебе приходилось работать в похоронных отрядах, сынок? - Дважды, - повел плечом Отис. - И оба раза по вашей милости. - Можешь быть уверен, сынок, я проявлю милость и в третий раз. Мне спокойней, сынок, когда такие люди, как ты, приставлены к настоящему делу. - У меня есть более важные, - нагло возразил Отис. - То, которое я предлагаю, важнее. - Почему, черт побери? - Да потому, сынок, что ты не умеешь правильно распределять силы. Ты защищаешь божьи твари, это хорошо, но ты не любишь людей, это плохо. Человек божье созданье, сынок, к тому же человек наделен бессмертной душой. - Бессмертной? - с сомнением буркнул Отис. - Но это созданье совсем отбилось от рук. - Не нам об этом судить. - Шериф бесспорно, родился философом. - Сомнения наказываются, не так ли? - Ну да! - вдруг взъярился Отис. - Когда пьяные матросы устраивали драку на набережной, вы не торопились вытаскивать пистолет, а когда эта безобидная и редкая тварь напугала двух-трех идиотов, вы сразу бросились искать крупнокалиберную винтовку. Где же тут справедливость? Он повернул опухшее исцарапанное лицо и скрипуче спросил: - Почему меня не допустили к останкам глоубстера? - Они представляли большую опасность, тебе ли не знать этого, сынок? - А Мелани? Шериф улыбнулся. Видимо, он был в курсе всех обид Кирка Отиса: - Мелани умеет правильно распределять силы. Но Отис не собирался сдаваться: - На горе, над самой лабораторией, есть редкостная рощица мэтонии, шериф. Это самый нежный из папоротников. Не папоротник, а мимоза, у него перышки, как у птички. Если завтра Мелани выкосит рощицу, это тоже будет означать правильное распределение сил, шериф? - Этого пока не случилось. - А глоубстер? Разве это не случилось с глоубстером? - Оставь, сынок, - смягчился шериф, - я знаю, сердце у тебя не злое, но люди не любят, когда кто-то выступает в пользу бацилл и микробов. - Бацилл? - опешил Отис. - Микробов? Глоубстер не бацилла, шериф, учитесь смотреть глубже. Редкостная форма жизни, подарок веков, прихотливая игра природы, эхо вечности, перед которым следует благоговеть, вот что такое глоубстер! А во что его превратили? Отис хватил сразу полстакана виски, и его глаза затуманились. Правда, туман быстро сдуло, криптозоолог озлобленно уставился на шерифа, но тут в дело вступил Берримен. Он не хотел допустить ссоры. - Вы правы, шериф, Кирк не умеет правильно распределять силы. И вы правы, сердце у него не злое. Оставим это. Он приносит свои извинения, шериф. Вы же знаете, вся эта история огорчает его. Я с удивлением следил за происходящим. Они произносили какие-то внешние слова, смысл, истинный смысл сознательно выносился ими за скобки. Они знали больше, чем я, и понимали друг друга. Одно я понял, шериф приходил не ради рубашки Отиса. Он успел обшарить взглядом комнату. Он явно учел количество бутылок и состояние каждого из нас. Он сделал какие-то свои выводы. И какие-то свои выводы сделали Берримен и Отис. Просто я многого не знал. К счастью, шериф принял слова Джека как должное и перевел взгляд на меня: - Болезнь сказалась на тебе, сынок. Я видел тебя два месяца назад, ты кашлял, но выглядел покрепче. Мадам Дегри беспокоилась за тебя. - Да, - кивнул я. - Мадам Дегри... Она учила меня на все смотреть, как на счастливый случай. - Мудрая женщина, - покивал головой шериф. - Голос у тебя сел, сынок. - Это пневмония, - пришел мне на помощь Джек. - Пневмония и телефоны. И то и другое здорово меняет голос. Но Эл уже встал, ему надоело валяться в постели. Сегодня он впервые прогулялся по городу. Не лучшая прогулка, и не лучшие времена, но что сделаешь? Я перехватил быстрый взгляд Отиса. Он был в отчаянии, он явно опять не узнавал меня, и это его пугало. Предупреждая возможный вопрос, я сказал: - Похоже, эпидемия идет на спад, шериф. - Так считает и Мелани, сынок. Мелани можно верить. - Дай Бог, это последние дни... - начал я, но Отис вдруг сорвался: - Заткнись, Эл! Вечно тебя не туда несет. Какие-такие "последние" дни? Ни один день не должен быть последним. Сплюнь три раза через плечо! - Зачем он приходил? - спросил я, когда дверь за шерифом закрылась. - Такой же чокнутый, как Кирк! - Берримен выразительно глянул на меня, он не хотел говорить при Отисе. - Тут многие чокнулись за два месяца, сам еще убедишься. А до тебя, Кирк, шериф, точно, доберется. Язык у тебя длинный. Я сразу понял, что стычку затеял ты. Странно, что тебе удалось сбежать от ребят шерифа. - Он набрал придурков, - презрительно выдохнул Отис, поудобнее устраиваясь в кресле. Он опять протрезвел, как после таблетки пурина. - Никаких проблем. Я знаю, как надо обращаться с придурками. Джек молча поднял телефонную трубку. Но прежде, чем набрать номер, спросил: - Кирк, можно заранее предсказать высоту штормовой волны? Отис, явно довольный тем, что шериф ушел, проскрипел высокомерно: - Дай мне достаточную информацию о ветре, о длительности его действия, о его направлении, скорости и разгоне, я тебе предскажу высоту волн за сутки до шторма. Он вдруг наполнился пьяной важностью и повернулся ко мне: - Ты, Эл, наверное, далек от серьезной науки. Сужу по некоторым твоим замечаниям. Так вот, запомни, - он, собственно, говорил это для Джека, но смотрел на меня. - Волну создает ветер. Только ветер. Максимальная высота волны всегда зависит от скорости ветра, от длительности его воздействия и, конечно, от разгона, то есть от расстояния, на котором ветер продолжает действовать на поднятую им волну. Ты понял? - подозрительно спросил он. - Чем больше разгон, тем выше волна. Почему-то мне кажется, Эл, что ты сможешь это осмыслить. - Кирк, - отвлек его Джек. Он все еще держал трубку в руке. - До какой глубины может доходить волнение? Отис, наконец, повернулся к Берримену: - Это еще проще, Джек. Глубина, до которой распространяется действие волн, определяется их длиной. На глубине, равной половине длины волны, волнение практически отсутствует. И спросил, сразу теряя важность: - Что там с погодой? - Все то же, - сухо ответил Джек, выслушав сводку по телефону. - Пока тихо, но циклон развивается. Какой-то умник дал ему хорошее имя. Циклон может зацепить нас, Кирк. Его волчок уже раскрутился. Так что вставай, Кирк. - Зачем? - Ты забыл? Мы идем к аптеке Мерда. А ты, Эл, ложись, - заявил он мне, не слушая причитаний Отиса. - Прими душ и ложись. Если и не уснешь, все равно отдых. Ночь тебе предстоит нелегкая. Они ушли, и я отправился в свою комнату. Уснуть... Совет был правильный. Оставалось только уснуть, но как раз это никак у меня не получалось. Шторы я задернул, комнату заволокли зеленоватые сумерки, тускло отраженные в зеркале. Но это были душные сумерки. В них глох звон цикад, доносившийся снаружи, в них глохли неясные шорохи, непонятно чем рожденные - моим сознанием или действительностью. Уснуть... Оглохший, немой, придавленный зноем город лежал за узкими окнами. Город, полный молчания, страхов, затаенных надежд; город, внимательно следящий за цифрами, напечатанными в местной газете, печально провожающий из окон угрюмые санитарные фургоны; город, тайком изображающий на своих заборах невзрачное черное солнце с тонкими лучами протуберанцами; город, забывший о шорохе дождей, о звуках смеха, шагов... К черту! Одинокие чайки над проливом, равнодушно раздевающиеся эвкалипты, листва, устлавшая улицы, крыши, набережные; обмороки в душных домах, осквернители могил, сыщики-дилетанты, научные сотрудники; тревога, шорохи, страхи... Что я здесь делаю? Почему именно мне надо лезть в морозильник, в котором хранится замороженная смерть? Разве сон, полный кошмаров, лучше вечного? Уснуть... Я с ненавистью ударил кулаком по постели. Все проходит. Проходят эпидемии. Проходят циклоны. Проходят века. Не утешение для тех, кто попал на кладбище, но, с другой стороны, для живых тоже не утешение. Адентит не связан с мучениями, это уже хорошо. Можно рассматривать остров со специально оборудованной площадки, можно купаться в запрещенной зоне, можно не выходить из дому, можно валяться в канаве, что угодно, черт возьми, лишь бы не румянец, однажды вдруг обдающий тебя жаром. Говорят, на час, на два заболевший адентитом впадает в эйфорию, он счастлив, он любит весь мир, но затем сон... Болезни, подобные адентиту, приходят из ничего и в ничто уходят. Солнечный мир, счастливые люди, океан накатывает долгие волны на берег. Океан приносит прохладу и свежесть, он бездонен, как вечность, в его пучинах дрейфуют кашалоты и субмарины, он утешает, он дарит надежды, он поддерживает, но однажды из его вечных смутных глубин, окутанных дымкой доисторических тайн, всплывает вдруг черное солнце глоубстера... Смерть... Сон...
в начало наверх
Я никак не мог уснуть. Человечество давно миновало свой золотой век. Оно миновало его, не заметив. Великие географические открытия, расширение территорий... Тогда еще можно было мечтать о том, что хлеба будет больше, земель будет больше, энергии будет больше. Но мечта разбилась о прирост населения. Все новые и новые, жадные, требующие еды рты. С мечтами покончено. Идет драка за оставшееся. Если впереди нас и ждут неожиданности, то, скорее всего, сходные с теми, что обрушились на остров Лэн. Бред... Почему Джек считает, что вымороженный глоубстер не опасен? Почему Джек и Отис так боятся циклона, названного именем Мелани? Почему их так поразило сообщение о V-30, затонувшем в проливе? Коротко звякнул телефон. Я схватил трубку чуть ли не с облегчением. - Эл, это Билл, - забормотал низкий голос. - Это твой старина Билл. - Привет, старина Билл, - ответил я как можно радушнее. - Ты в порядке? Понятия не имел, кто этот Билл, но старина Билл, похоже, обрадовался. - Так вот, Эл, я хорошо продумал нашу беседу, - голос незримого собеседника был полон какого-то отталкивающего смирения. - Так вот, Эл, я думаю, наш Лэн вовсе не Лэн. Наш якобы Лэн должен носить другое имя. Я бы так назвал его - Гинн. Это отражает саму суть проблемы. Не остров - овраг смерти. Не Лэн, а Гинн. Ты ведь помнишь, Эл: Гинн - овраг, рассекающий южную сторону Иерусалима. Мы с тобой, конечно, не такие уж крепкие христиане, но мы все-таки христиане. Узкий овраг разъел наши души. Ахаз, царь Иудейский, прокоптил наши души смрадом, искалечил их воплями сжигаемых заживо детей. Он, Ахаз, знал толк в музыке. Музыка всегда звучала над Гинном, Эл, как она всегда звучала над нашим островом. Мы должны убить кощунственную музыку, Эл, выбросить ее навсегда из человеческой памяти. И я, кажется, знаю, с чего надо начинать, Эл - с музыкантов! Я, как царь Иосия, сам буду ходить с оружием, я буду сам истреблять музыкантов и их нечестивые инструменты. Это богоугодное дело. Или, или! Лама савахвани, - печально пробормотал на том конце провода старина Билл. - Музыка преступна сама по себе, Эл, в наших душах смрад Гинна. Эволюции не существует, Эл, это вздорная выдумка, есть лишь бесчисленные повторения. Нам всем предстоит умереть. - Да, Билл, - оптимистично подтвердил я. - Мы все умрем, Эл. - Да, - сказал я, не испытывая к нему даже ненависти. - Не думаю, что найдутся исключения. - Это меня зажигает, Эл, - смирение в низком голосе моего собеседника перешло в негромкое торжество. - Мы выйдем на площади, мы заглянем в каждый подвал, мы искореним музыку, как явление, мы проветрим души от скопившегося в них смрада. Мы превратим остров Лэн в геенну огненную, Эл. Лэн - Гинн - геенна огненная. Эволюции не существует, есть только повторения, Эл. Это важная мысль, я хочу подумать над этим. - Правильно, Билл, - сказал я и повесил трубку. За окном палил зной. Тяжело обвисали изнуренные ветви, тяжелыми слоями лежала на земле листва. От одной мысли, что в этой горячей земле месяцами лежат почему-то неразлагающиеся трупы, становилось не по себе. Вновь зазвонил телефон. Мягкий женский голос: - Я не рано, Эл? - Почему ты так спрашиваешь? - мягко спросил я. - Ты обязательно сердишься, когда я звоню рано, - голос был легкий, мягкий, но в нем слышалась вполне явственная сумасшедшинка. - Нет, я не сержусь. Зачем мне на тебя сердиться? - Не знаю, Эл. Ты обязательно сердишься, когда я звоню днем. Ты и сейчас сердишься. - С чего ты это взяла? - Но ты ни разу не назвал меня по имени. Когда я тебе звоню, ты сразу меня узнаешь. Ты говоришь, здравствуй, Эбби. А сегодня ты ни разу не назвал меня по имени. Совсем ни разу, Эл. Это значит, ты сердишься. - Прости, Эбби. Я просто не успел, Эбби. Я чувствую себя неважно, Эбби. Других причин у меня нет. Далекий голос Эбби окреп: - Тебе обязательно будет лучше, Эл. Люди гнусны. Если смерть нас очищает, значит, надо возлюбить и смерть. Я много об этом думала. Знаешь, Эл, моя жизнь ведь не была безупречной, просто я очень скрытна. Я совершала поступки, недостойные человека, но теперь я чувствую - я очищаюсь, Эл. Каждая смерть, о которой я слышу, несет мне все большее и большее успокоение. Это глоубстер, он - знамение, Эл... Я опустил трубку на колени. Пусть Эбби выговорится. Если Эбби много размышляла и пришла к какой-то идее, а идея эта может способствовать ее очищению, пусть выговорится. Не без тайного изумления я подумал: напарник Джека был, кажется, необычным парнем. По крайней мере, он умел вести такие беседы, к нему тянулись разные люди... Лэн - Гинн - геенна огненная... Почему нет?.. Если пройтись по острову Лэн с факелами, здесь найдется чему гореть. Здесь все хорошо просохло, здесь все займется сразу, как порох, пламя будет видно даже с материка... Хорошая идея. Надо будет поделиться ею со стариной Биллом. Ладно. Я повесил трубку. Эбби, конечно, удивится, но ведь она знает, что я чувствую себя неважно. В дверь постучали. - Да, - буркнул я не без раздражения. И увидел Джека. - Нашли бумажку? Берримен кивнул. - Все равно, Джек, я на твоем месте как можно скорей избавился бы от Отиса. Он завистлив. Из ненависти к Мелани он рано или поздно тебя заложит. К тому же, он опять не узнает меня. Ему только кажется, что он узнал, но в нем нет уверенности. Джек хмыкнул: - Это не главное. Нам просто следует торопиться. - Еще бы! - откинулся я на влажную подушку. - Ночью под окнами покуривают наблюдатели, днем приходит шериф... Веселое местечко этот пансионат "Дейнти"... Не находишь? - Нормальное местечко, лучшего на Лэн не найти, - отрезал Джек! - Взгляни. - Он протянул мне мятый листок. - Вот та самая бумага, ради которой мы прогулялись с Кирком к аптеке Мерда. Что ты видишь на ней? - Ничего не вижу, - недовольно, но честно признался я, переворачивая бумажку. - Ни слова, ни буквы... просто бумажка... Ну, сырое пятно в углу... Подобрал ее с земли? - Конечно. - Зачем? - Да затем, черт возьми, что это действительно та самая бумажка, которую должен был передать мне Отис. Химик, выполнявший анализы, расписал данные достаточно подробно, но своими собственными, специальными, исчезающими через пару часов чернилами. Если бы Отис явился вовремя, я успел бы скопировать записи, но Отис опоздал, он ввязался в драку, упустил время, и все знаки с бумажки исчезли. Джек растерянно рассмеялся. Результаты анализа будут, конечно, повторены, сказал он, но Кирку он этого не простит. Джек явно получал какое-то извращенное удовольствие от пересказа этой истории. Зазвонил телефон. Я неохотно поднял трубку. - Эл, - голос был легкий, мягкий, но ощущение сумасшедшинки только усилилось. - Ты думаешь, нам не надо встречаться? Ты думаешь, мы встретимся _т_а_м_? Меня передернуло. Я бросил трубку. - Где он отключается? - Я в бешенстве дернул шнур. - Здесь остались одни сумасшедшие, Джек. Ты тоже сумасшедший, если держишь при себе Отиса. - А ты? Остался бы ты самим собой, проведя здесь эти два месяца? - Извини... - Ладно, - Джек улыбнулся. - У тебя что, есть идеи по поводу Отиса? Идей у меня не было. Я буркнул: - Отис - твоя проблема. 6 Шел прилив. Накатывало волну. В узкую щель, раскалывающую мыс, волна била, как пневматический молот. Колеблющаяся водная пустыня озарялась скользящими лучами прожекторов, вода вспыхивала, я видел клочья пронзительно белой пены, потом прожектор гас, и мир вновь стремительно погружался в лунную душную тень, в ее гипнотическое серебрение. Даже профессиональные аквалангисты не любят ночных прогулок. Я зябко повел плечом. И усмехнулся. Ладно. Озноб не жар. Эйфории я тоже не испытывал. Пора в воду. Однако ушло какое-то время, пока я тщательно проверил маску, свинцовый груз, нож, висевший на поясе, компас, часы, пластиковую сумку с перчатками и с герметически запирающимся плоским термосом. Наконец, и с этим было покончено. Я ушел под волну, и меня чуть не притерло к песку. Я вывернулся. Спасительная глубина. Сумрак... Подводный, неясный, всегда таинственный сумрак... Успокаивающий, но и держащий в ровном напряжении, тускло мерцающий и сразу вспыхивающий мириадами хрустальных тонких иголок... Рощица водорослей. Черные, будто обугленные, водоросли вновь удивили меня. Их черные обрывки местами устилали все дно. Я покрутил головой, не видно ли где того шара? Но шара не увидел. Зато гиблых водорослей сколько угодно - везде я видел черные пятна. Нырнув, я подхватил черный стебель, он неожиданно легко сломался в моей руке, развалился на множество плоских пластинок. Я мог размять любую из этих водорослей, столь крепких на вид, в пыль - никакого сопротивления под пальцами. Вместо этого я сунул несколько обрывков в пластиковый мешок. Чем-то они мне не нравились. Пусть Берримен поломает голову над их видом. Или Кирк Отис. Ему полезно отвлекаться иногда от глоубстера и от выпивки. Ориентировался я по компасу, но мне здорово помогали прожектора. Иногда я шел в пучке света, как по подводному коридору. Это волновались наверху охранные службы Бастли, не желавшие видеть на материке незваных островитян. Газеты давно отучили людей от сочувствия. Жители материка твердо знали: адентит - смерть, островитяне - разносчики адентита. Ничто другое значения не имело. В общем, я без особого труда добрался до каменного козырька, нависающего над подводной бездной. Только глянув вниз, я осознал, что такое настоящая тьма. Повиснув над бездной, я автоматически просчитал задание. Найти катер, сфотографировать его, попасть на склад лаборатории Гардера, выкрасть пробы... Конечно, Джек прав, задание не из самых сложных, но адентит!.. Мне ведь придется прикасаться к останкам глоубстера, из-под ножа будет лететь ледяная крошка... Может быть возбудитель адентита и впрямь уже потерял силу, но я не мог знать этого точно... К 2021 году, вспомнил я пророчества багамского папируса, людям не придется работать... Почему?.. Болезнь, "подаренная океаном", убьет к тому времени "смешанную" расу или еще что-нибудь такое произойдет?.. К черту! Я знал свою особенность - отвлекаться в сложные моменты на некие общие рассуждения - и вовремя взял себя в руки. Вода в проливе была прозрачной, лунный свет неярко пронизывал ее плоские фосфоресцирующие слои, я лишь пару раз воспользовался фонарем. Тьма. Тени. Блики - рассыпающиеся, гаснущие... Я опять чуть не натолкнулся на вдруг появившуюся из смуты металлическую мачту, так точно я вышел к рассчитанному месту. Круто направил луч фонаря вниз. Кремовое пятно света прошлось по ржавому борту, покрытому четким кружевом водорослей. Руины храма, не судно... Руины храма, печально украшенные густыми страшными разводами ржавчины... Печальное зрелище - затонувшее судно, особенно, когда оно пролежало под водой не один год, а снизу его подтопило чужой горючкой или чем-то там еще, окончательно
в начало наверх
прирастив к каменистому грунту. Я повел фонарем, и луч света уперся в блеснувший борт бронекатера. V-30. Судя по всему, черная вязкая лужа вытекла из его танков, хотя я не видел пробоин. Возможно, они в днище, возможно, катер получил пробоины при ударе о донные камни. Жирная вязкая масса заполнила все расселины. Найдись там, на каменном козырьке, какая-нибудь канавка, вся эта дрянь давно бы стекла вниз, в бездну, откуда ничто никогда не возвращается. Я нырнул. Заложило уши. Неэкономично работать на большой глубине, следовало торопиться. Глянув на указатель давления, я приготовил камеру. Общий вид. Борт бронекатера с номером. Просто номер. Мертвые водоросли. Каменный козырек. Ржавые металлические руины. Жирная вязкая масса, подтопившая проеденный ржою борт. Снова катер. По тому, как меня выталкивало наверх, я понял - баллоны наполовину пусты. И хорошо, если наполовину. Ладно. Мне не придется больше нырять. В бухте я вообще выберусь из воды. Там будет прохлада морозильников, там будет другой страх, другая тревога. Я холодно прикинул шансы. Берримену нет смысла посылать меня на верную смерть. Я нужен ему с пробами и с фотографиями, я нужен ему живой. Когда-то он вытащил меня из лап смерти в Бэрдокке, мы хорошо прикрывали друг друга в Итаке, в деле с экспертом, в деле с малайскими террористами, - да, я нужен ему живой. Тем не менее, он послал меня в морозильник, и я отплачу ему такой же любезностью. Если я вернусь, если я побываю в морозильнике, но вернусь, я непременно пожму Берримену руку. Обязательно пожму, злорадно решил я. Прежде, чем принять душ, прежде, чем смыть с себя грязь и усталость, я пожму Джеку руку... Странного помощника подыскал себе Джек. Я не верил Отису, он вызывал во мне почти инстинктивное недоверие. Я понимал, что такие люди, как Отис, несомненно, более полезны, чем множество других самых разных людей, чем тот же Нестор, к примеру, но Отис меня отталкивал. Да, ненависть не худший двигатель, но Отис не умеет себя контролировать. Да, честолюбие тоже не самый худший двигатель, но Отис слишком часто бывает слеп. Он опасен для окружающих. Он ненавидит Мелани за то, что глоубстер оказался в ее руках, он ненавидит шерифа за то, что тот угрожал глоубстеру, он уже ненавидит Джека за то, что тот не торопится отвезти его на материк, где он, Отис, смог бы закончить книгу об этой морской твари. А если Джек и отправит его на материк, ничем добрым это не кончится. Отис не сможет жить инкогнито, ему нужен шум. А начнись шум, рано или поздно встанет вопрос о том, как это островитянин Отис оказался на материке еще до того, как карантин на острове был снят? Газетчики до всего докопаются. Почти девять тысяч трупов, такие цифры убеждают. Понадобятся объяснения. Что скажет Отис? Какими словами вспомнит он некоего Джека Паннера, деловитого туриста, весьма увлеченно занимавшегося островной трагедией? Разве не он, Кирк Отис, добывал для него анализы трупов, закрытые сведения и всякое такое прочее? И как использовал все это Джек Паннер? И куда он, наконец, подевался? Ладно. Отис - проблема Джека. Я не хотел терять на него время. Я внимательно следил за неровным повышающимся дном; потом по правую руку скользнули серые вертикальные тени. На мгновение я включил фонарь. Сваи. Осклизлые, уходящие вверх, обросшие ракушками сваи. Я вошел в бухту. Собственно, я уже находился под одним из складов. Мне повезло. Лунный свет смутно, но пронизывал воду. Он и мешал и помогал. Так же мешали, но и помогали мне горевшие на переходных мостках фонари. Благодаря им, я быстро нашел нужный склад, добравшись до него, чуть ли не царапая животом дно, густо и страшно усеянное битыми бутылками, обрывками тросов, рваным бурым железом. Оказавшись под складом, я взглянул на часы. Полночь. Охрану лаборатории Гардера несли в основном китайцы. Не думаю, что причиной служила их более высокая сопротивляемость адентиту; скорее всего, в принципах Мелани не последнюю роль играл и этот - нанимать наиболее надежных людей. Китайцы, несомненно, без размышлений пустили бы в ход оружие, появись я над водой хоть на мгновение. Ладно. Я всплыл и выплюнул упругий загубник. Под складом воздух застоялся, отдавал душной гнилью и ржавчиной. Вот и лесенка. Осторожно, хотя никто не мог заметить меня с мостков, я поднялся по лесенке и уперся плечом в люк. Люк поддался. Ничего удивительного. Если в морозильнике действительно хранятся останки глоубстера, вряд ли найдется идиот, рискнувший бы войти туда. Страх самая надежная охрана. В тесной комнатке-шлюзе я скинул акваланг, отстегнул свинцовый груз, оставил на поясе только нож и пластиковый мешок с термосом. Резиновые перчатки оказались очень тонкими, я боялся, что порву их, возясь с замком, но прочность перчаток превзошла все ожидания. Толкнув дверь, негромко скрипнувшую, я увидел длинный плохо освещенный коридор, заканчивающийся широкой дверью, прочно запертой снаружи. Я знал это со слов Джека и это меня устраивало. Пусть китайцы разгуливают по мосткам, внутри склада им делать нечего. В коридоре было прохладно, металлические двери камеры обильно потели мутными каплями конденсата. Итак, я добрался до цели. Я выбросил из головы все лишнее. Теперь меня ничто не должно отвлекать. Если эпидемия правда идет на спад, обидно оказаться последней жертвой. К черту! Нажав тяжелый рычаг, я медленно открыл массивную дверь камеры. Вспыхнул свет. Иней на стенах, иней на боковых полках, на потолке. Морозный воздух сухо кольнул ноздри, термометр показывал минус четырнадцать. В эту камеру можно было войти впятером, сюда быка можно было ввести: на полу, в плоском пластмассовом ящике, два на два метра, возвышался бесформенный массивный горб. Его полностью покрывали поблескивающие кристаллики инея. Странное зрелище. Я медленно протянул руку и тут же ее отдернул - сверху на смерзшуюся массу упала тень. Конечно, тень моей руки. Я негромко выругался. Стараясь не дышать, уклоняясь от летящей из-под ножа ледяной крошки, я несколько раз ударил по смерзшейся, как бетон, массе. Нож соскальзывал, не давая никаких результатов. Зато потянуло густым мерзким запахом, к счастью, более или менее укрощенным низкой температурой. Что-то такое я уже испытывал... Ну да... В том же Бэрдокке, когда мы с Джеком охотились за секретами непокладистых бэрдоккских фармацевтов... Попробуем с краю. Это была верная мысль. Через несколько минут я до отказа набил термос зелеными и бурыми кристалликами льда и этой мерзко пахнущей дряни. Я перевел дух и наглухо закрутил крышку термоса. Таким количеством инфицированной ткани, подумал я, можно, наверное, убить крупный город... Зачем это Джеку? Зачем это шефу? Зачем это Консультации? Это товар, сказал я себе. А любой товар можно продать. Можно продать даже зловоние глоубстера. Правда, если возбудитель адентита гибнет при низких температурах, этот товар лишается самого ценного своего свойства - убивать. Помня наставления Джека, я бросил резиновые перчатки и нож на полку. К утру тут все затянет инеем, никто и не обратит внимания на эти предметы. Я аккуратно прикрыл за собой дверь камеры. Любопытно бы взглянуть на сотрудника лаборатории, который вдруг находит здесь нож и резиновые перчатки... Я вздрогнул. На светлой, покрытой эмалью двери холодильника кто-то совсем недавно изобразил фломастером черное крохотное солнце. Его тонкие лучи извивались, как клубок могильных червей. В самом этом рисунке проглядывало что-то непристойное. Казалось, человек, рисовавший это, беспрестанно оглядывался. К черту! Я вернулся в комнатку-шлюз, запер за собой замок, натянул акваланг, ухватил в зубы загубник и осторожно скользнул по скользкой лесенке в мутную воду. Я плыл метрах в двух от поверхности, меня это устраивало. Подводная тишина, безмолвие, лунные отсветы, печальная пустынность, в которой, действительно, не наблюдалось никакой жизни. Ни звука. Я знал, что воды пролива должны быть наполнены движением; и рядом, и внизу, и там впереди, и за мной - везде что-то должно было двигаться, мерцать, охотиться, но ничего такого я не видел. Вечное безмолвие. Впрочем, в безмолвии, в тусклых отсветах все равно что-то происходило. Я повис над невидимым дном, медленно поводя руками, чтобы сохранять глубину. Мерцание. Странное мерцание. И это мерцание, рождающееся в глубинах пролива, не было отсветами Луны или прожекторов. Я зачарованно замер. Призрачные кольца света вспыхивали, росли, ширились, захватывали все вокруг, сливались в одно гигантское световое колесо, которое, раскручиваясь, уходило в безмерность, в зыбкую смуту вод. Не думаю, что меня могли заметить с патрульного катера, но на всякий случай я нырнул вниз. Пульсирующее, раскручивающееся в проливе световое колесо. Не знаю, что это было. Я нырнул глубоко, по крайней мере дно было прямо подо мной. Я действительно видел каждый камень, видел наносы ила, ракушки. Этого не могло быть, я не знаю источников света, способных озарять такие глубины, тем не менее я видел заиленные камни, ракушки, плоскую морскую звезду, обрывки черных, будто побывавших в огне водорослей. Все это было так необычно, что я ничуть не удивился, увидев впереди... силуэт человека. Только крепче сжал зубами загубник. Осьминог. Я перевел дух. Конечно, осьминог. Всего лишь осьминог. Никакой не человек. Человек не может прогуливаться по дну пролива. А вот осьминог прогуливался. Он шел, опираясь на свои длинные боковые руки, неуклюжее тело провисло между ними. Осьминог действительно напоминал плечистого человека. Уродливого, но человека. Впрочем, только такой и мог тут прогуливаться. Правда, шел осьминог несколько странно. Его раскачивало, мотало из стороны в сторону. Я не чувствовал течения, да течения здесь и не было, но осьминога действительно раскачивало. Потом осьминог упал. Зависнув над ним, я включил фонарь. Луч света прошелся по бурым заиленным камням, высветил белесоватое тело, но осьминог даже не шелохнулся. Уснул? Опустившись на самое дно, я дотронулся рукой до скользкого холодного щупальца. Осьминог - живучая тварь, его не просто убить, но этот сдох. Сдох сразу, внезапно. Не думаю, что от испуга, я не мог его испугать. Но осьминог сдох. Он никак не реагировал на мои прикосновения. Ладно. Найдя плоский камень, я сумел перерубить щупальце и сунул его безжизненный обрубок в пластиковый мешок. Пусть над всем этим думает Джек. Ему есть над чем подумать. Я выломку перед Беррименом весь свой улов, а потом, черт побери, пожму ему руку! Нечего ему заноситься. Мы делаем общее дело. Я не позволю Джеку уклониться от моего торжественного рукопожатия.
в начало наверх
Ладно, пора. Я рванулся вверх. Мне не хотелось больше оставаться в подводном мире, так странно освещенном гигантским пульсирующим световым колесом. Оно напоминало мне сияющую призрачную карусель, оно и раскручивалось по часовой стрелке. Но именно сходство с каруселью мне и не нравилось. Я с детства недолюбливал сияющие колеса карусели, они меня утомляли. 7 Я проснулся за полдень. Телефон был отключен. Наверное, это сделал Джек. Благодаря ему, Билл и Эбби не достали меня. Я выспался. Зеркало на стене отразило осунувшееся темное лицо. Море отбирает массу энергии, Отис вновь меня не узнает, подумал я и тут же забыл об этом. Хотелось есть. Зверски хотелось есть. Но прежде я принял душ. Я тщательно мылся ранним утром, ведь я побывал в морозильнике, а потом битый час лежал во влажной теплой листве, высматривая, не следит ли кто опять за пансионатом "Дейнти"? Я скребся и мылся со всем возможным усердием. Будь моя воля, я бы и шкуру с себя содрал. Одевшись, я на минуту подошел к окну. Низкое, грозное, затемненное зноем небо. Но я жив... Вялая, устлавшая, казалось, всю землю листва. Но я проснулся, меня не бросает в жар... Зной, иссушающий зной. Но меня не бросает в пугающую эйфорию, я не ору навзрыд о радостях краткой жизни... Я внимательно прислушивался к себе. Адентит развивается очень быстро. Если возбудитель попал на кожу, часа через три щеки начинают пылать. Тебя бросает в жар. Ты много говоришь. Ты несешь восторженную чепуху, ты всех и вся любишь. Ты твердо знаешь, мир создан для любви и дружбы, мир вечен, все другое не имеет значения! А потом ты засыпаешь. Ты можешь уснуть за столиком ресторана, можешь уснуть в ванне, куда залез, чтобы сбить этот чертов удушающий жар, ты можешь уснуть прямо на улице. Или в спальне. Или на службе. Не имеет значения, _г_д_е_. Да в_е_з_д_е_, черт возьми! Где угодно! Где тебя прихватит сон, там ты и уснешь. Выбора не существует. Три, ну четыре часа - вот время, отпущенное человеку, подхватившему адентит. Я вернулся в пансионат в пятом часу утра, сейчас часы показывали четверть первого. Семь часов. Никак не меньше. Даже больше, если учитывать, что из морозильника я вышел вовсе не в пятом часу... Целых семь часов!.. Означает ли это, что опасность миновала? Тьма пролива... Пульсирующие световые кольца, гигантское раскрутившееся колесо... прогуливающийся осьминог, водоросли, тронутые подводным пожаром... Не Лэн, мой вчерашний собеседник прав, не остров Лэн, а овраг Гинн, геенна огненная, остров зноя и скуки, остров смерти и тайных пыток... Я понимал Отиса. На месте Отиса я бы тоже торопил Джека с отъездом. Остров Лэн оброс дерьмом, дно пролива устлано дерьмом, воздух острова напитан дерьмом и страхом. Как мерзкий овраг Гинн при царе Ахазе. Конечно, сам Отис рассуждает не так, но на его месте я стремился бы убраться отсюда как можно скорее. - Ты встал? Джек смотрел на меня из-за полуоткрытой двери. Я усмехнулся: - Я что, опять на себя не похож? Джек успокаивающе махнул рукой: - Просто ты спал с лица. Подводные прогулки изматывают, по себе знаю. Хочешь, угадаю, о чем ты только что думал? - Ну? - Тебе хотелось бы убраться отсюда... Я пожал плечами: - Об этом на острове Лэн думает каждый. - Наверное, - согласился Джек. - Уж я-то стараюсь приблизить этот момент. - От кого это еще зависит? - От кого?.. От одной женщины, Эл. - От обидчицы Отиса? - усмехнулся я. - Разумеется. От Мелани Кертрайт. - Бедная Мелани. Кирк ее ненавидит, она отняла у Кирка это мерзкое чудище. Другие ее ненавидят, она отняла у них свободу. У тебя-то она что отняла? Джек пожал плечами: - Не знаю. Но что-то отняла. Может, эта неопределенность и стоит между нами. - Ладно. Оставим в покое Мелани. Есть умершие за ночь? - Ни одного. - Джек задумчиво подошел к окну. - Ни одного! Представить не можешь, как отрадно это звучит. - Почему же не могу? - удивился я. И спросил. - Ну, а кладбище? Его сегодня не грабили? - Не было нужды, - ухмыльнулся Джек. - Анализы были повторены. Ухо старого Купера принесло людям больше пользы, чем вся его жизнь. - Людям? - переспросил я. Джек насторожился: - Ты в порядке, Эл? - Знаешь, Джек, - я остановился перед ним. - Я не люблю, когда мне говорят о пользе людей. Для меня это звучит слишком общо. Еще я не люблю героев, Джек. Эта Мелани, она, конечно, спасла многих, закрыв остров, но, черт побери, когда-то она могла прислушаться к Отису! Этот Отис много лет назад уверовал в глоубстера, но, черт побери, он мог активнее распространять свою веру! - Ладно, - поднял руку Джек. - Я тебя понял, не горячись. Шериф не пристрелил глоубстера, Хара и Острич не сделали всего того, что обязаны были сделать. Мелани всего не додумала, все это так. Но кое-что они все-таки сделали, Эл, а это всегда убеждает. - Знаешь, о чем я думал всю обратную дорогу, Джек? Там, под водой? Берримен пожал плечами. - Я хотел пожать тебе руку, Джек. - Пожать руку? - он не понял. - Да, да. Именно так. Явиться с добычей, бросить мешок на пол и, не торопясь под душ, крепко пожать тебе руку. До него, наконец, дошло. Странно сузились глаза, но он взял себя в руки: - Ну что ж... Наши мысли не всегда зависят от нас... Надеюсь, ты понимаешь, что я нашел бы способ уклониться от рукопожатия? - Ладно, - хмыкнул я. - Лучше накорми меня. - Идем. Он повел меня к себе, рассказывая о приближающемся циклоне. - Радиолокаторы всех прибрежных станций и морских баз обращены сейчас к океану. Никогда не видел, как циклон выглядит сверху, Эл? Я имею в виду спутниковые фотографии. Похоже на плоскую спираль, развернутую на добрый десяток километров. Когда он приблизится, я имею в виду циклон, давление резко упадет, ударит ветер. Настоящий ураганный ветер. Листьями затмит все небо. А потом, Эл, над островом Лэн вновь сверкнет голубое небо, правда, совсем ненадолго, совсем ненадолго, ровно на столько, чтобы люди вспомнили о Боге. Я глянул в окно. В небе, пышущем зноем, темном, злобном, как латунный колпак, кое-что все-таки изменилось: поразительно высоко распласталось призрачное крыло узких и светлых перистых облаков. Ужасная пустота горячего темного неба. И в ужасной пустоте - призрачные легкие перья. - Скоро их станет еще больше, Эл, - задумчиво сказал Берримен. - Циклон приближается. Скоро мы увидим и кучевые облака. Они будут идти этажами, Эл, они будут темнеть на глазах, они будут громоздиться друг на друга. Ну, а потом... Не хотел бы я переживать циклон на острове. - Когда все это может случиться? Джек пожал широкими плечами: - Через сутки, как максимум. Но может и раньше. Хорошо бы убраться с острова до циклона. Я кивнул: - Да, пересекать пролив в шторм опасно. - Я не о том, Эл. Нам вообще надо убираться отсюда, и поскорее. - Кто может помочь нам? Он усмехнулся: - Мелани. - Опять Мелани? - удивился я. - Говори ясней. Циклон или женщина? - И то, и другое, Эл. В нашем случае это накрепко связано. И очень надеюсь, сделанные тобой фотографии здорово нам помогут. - V-30 принадлежал лаборатории Гардера? - Конечно. - Почему он так интересует тебя? Берримен снова усмехнулся: - Я уже говорил тебе, лаборатория Гардера настоящий рассадник лжи. По всем документам лаборатории бронетанкер должен находиться сейчас на базе. Но, видишь, он лежит на дне. Ни в одном близлежащем порту его нет. Это проверено не только Отисом и тобой. Наверное, V-30 накрыло волной, на фотографии не видно никаких повреждений. Мелани Кертрайт сразу после шторма заявила, что V-30 отстаивается на базе, но вот странно, Эл, сразу после шторма в северное горло пролива вошли военные тральщики. Помнишь шар? Ты рассказывал, что встретил на дне пролива зацепившийся за камни шар с грузиком. Это так называемый поплавок Сваллоу. Его вес подбирают так, чтобы поплавок находился на определенной, заранее заданной глубине. Ты встретил один из многих поплавков Сваллоу, запущенных с тральщиков. Все эти поплавки снабжены примитивными передатчиками. Такой, знаешь ли, электрический ручеек в эфире. С помощью поплавков Сваллоу прослеживают подводные течения. Этим, кажется, и занимаются тральщики. Вот и разгадка электрических ручейков, подумал я. Всего лишь примитивные передатчики поплавков Сваллоу. Смутные воды... Смутная тень... Смутные, невидимые глазу течения... - Все же непонятно, почему затонул V-30, - пожал плечами Джек. - Он уходил на север. Он должен был добраться до базы. У него мощные моторы. Они у него ручной сборки... Нет, наверное, неожиданная волна... Он даже сигнала бедствия не подал... Выставив на стол все, что нашлось в холодильнике (банка мясных консервов, лимоны, бисквиты, минеральная вода), Берримен устало потер ладонью вспотевший лоб. - Слушай, Эл. Я изучил твои фотографии. Там эта лужа под ржавой посудиной. Что это такое? Деготь? Асфальт? - Не знаю, - сказал я. - Но что бы это ни было, оно натекло туда из танков катера. - Ты так думаешь? - быстро спросил Джек. - Тут и думать нечего. Там наклон. V-30 лежит выше. Под ржавую посудину просто подтекло. Если бы не каменный барьер, все бы так и ушло еще ниже. - Как близко ты подплывал к катеру? - Метров пятнадцать... И сам спросил: - Джек, а Отис... Он в курсе наших дел? Насколько он в курсе? - Ну, кое-что он, конечно, знает, а кое о чем догадывается. У него цепкий ум, даже сейчас. Ты его недооцениваешь, Эл. - Конечно, - скептически протянул я. - Отис знает все. Он, наверное, точно знает, в какой день был создан Адам. - Никаких проблем! - Берримен ни с того ни с сего развеселился. - Это была пятница, Эл. Семнадцатое сентября. А год четыре тысячи четвертый. Разумеется, до рождества Христова. - Он чокнулся? - я имел в виду Отиса. - Можно подумать, у тебя на все есть более простые и убедительные ответы. - Нет, - признался я. - Тогда не цепляйся к Кирку. Пока мы переругивались, я съел все, что Джек выставил на стол. Только после этого Джек разложил на столе еще не окончательно просохшие фотографии. - Взгляни сюда.
в начало наверх
Я взглянул. В свете фонаря борт бронетанкера глянцево отсвечивал. Ни одна ракушка, ни одна водоросль не пристали к нему. Странно все же. Он лежал под водой два месяца, а выглядел так, будто только что сошел со стапелей. Мертвенно, странно поблескивала в стороне от катера черная вязкая масса, заполнившая все неровности дна. - Видишь, - сказал я, ведя пальцем по фотографии, - если бы не этот каменный барьерчик, все стекло бы вниз, на большие глубины. Джек кивнул. - Я хотел спуститься ниже, - сказал я, - но надо было экономить воздух. Да и не все ли равно, что там разлито. Что-то вязкое, но текучее, может, смола какая-нибудь. Можно по рабочим журналам выяснить, что именно перевозил в тот день V-30. Для этого даже не надо лезть под воду. - Ладно, плюнь. Хочешь выпить? - Плесни. Джек подал холодный, сразу запотевший стакан и обмахнулся салфеткой: - Перчатки и нож, ты оставил их в морозильнике? - Конечно. - На какой полке? - Справа. На уровне плеча. Очень удобно. Но, думаю, все там сразу заросло инеем. Чтобы увидеть нож и перчатки, следует очистить полку от инея. - Тебя никто не заметил? - Нет. - Ты уверен? - Абсолютно. - А здесь? У пансионата? - Я чуть ли не час валялся в листве. Никого тут не было. - А этот свет в проливе, это световое колесо, похожее на подводную карусель... Что это могло быть? - Не знаю. Спроси у Отиса. О чем-то таком я читал, но давно. И там речь шла об открытом море. Нет, не знаю. Джек вытянул руку и включил приемник. Тонкий ручеек пролитого электричества... Поплавки Сваллоу продолжали свой дрейф в глубинах пролива... - Почему ты так вдруг заторопился, Джек? Боишься, на остров выбросит еще какую-нибудь тварь, вроде этого глоубстера? - Ты можешь дать гарантии, что такое исключено? Я хмыкнул: - Спроси Отиса. - Напрасно иронизируешь, Эл. Кирк помог мне выстроить общую картину. Он здорово нам помог. Ты представить не можешь, как здорово он нам помог. - Что это за картина? Не сговариваясь, мы повернули головы к картине, украшающей стену комнаты. Смерч всасывал в себя испуганные кораблики. Мы рассмеялись. Отсмеявшись, Джек сказал: - Кирк раскопал в архивах - такая изнурительная и долгая жара стояла в этих местах почти семьдесят лет назад. Забавно, Эл. Эта тварь, этот глоубстер... Он уже тогда мог считать воды пролива своими. Ни дуновения. Шторы висели на окнах, как убитые. В небе, одно за другим, как на проявляемой фотопластинке, проступали все новые и новые призраки перистых облаков. Высота, на которой они росли, была ужасной. Я это чувствовал. - Плесни еще, - я внимательно прислушивался к своим ощущениям. - Мне ведь не нырять сегодня под воду? - Выпей, - разрешил Джек. - Но самую малость. Сегодня нам понадобятся трезвые головы. - Для чего? - Мне для бесед, тебе для наблюдений. - Для наблюдений? За чем я должен буду наблюдать? - За встречей, - Джек взглянул на часы. - Сегодня, Эл, мы с Отисом встречаемся с Мелани Кертрайт. Встреча произойдет здесь, в моей комнате. Мы все созрели для беседы. Будь это не так, Мелани не откликнулась бы на приглашение. Она появится здесь с охраной. Китайцы, наверное. Но охрану она оставит внизу, не в ее правилах разговаривать на важные темы при свидетелях. - А Отис? - Кирк не свидетель. Он действующее лицо. Вполне равноправное. Собственно, он поведет беседу. - Он справится? - Я буду рядом. - А я? - Ты будешь находиться в своей комнате. Мы откроем дверь с твоей стороны. Видишь, там когда-то была дверь, в нее теперь врезано зеркало. Там, за ним, ты и устроишься. У этого зеркала замечательное свойство, Эл. С той стороны ты будешь нас видеть, мы же со своей стороны будем видеть лишь собственные отражения. Я всегда хорошо платил мадам Дегри. Она позволила мне переоборудовать комнаты. Я всегда их снимал. Я проводил тут деловые встречи. Хорошим местом был этот островок?.. - вздохнул он. - Само собой, Эл, вся наша беседа будет автоматически записываться на пленку. Записывающее устройство вмонтировано в ручку двери. Когда все закончится, ты заберешь пленку. - Тогда какой смысл мне слушать вас? - Ну, знаешь, Эл... Люди разные, реакции у них разные... Всякое может случиться... Твое дело спокойно наблюдать за всем, что происходит в этой комнате... Слушать и наблюдать... Ты можешь даже сварить кофе, курить. Нет проблем. Главное, тебе ни во что не следует вмешиваться. Даже если в меня и в Кирка начнут палить сразу из пяти пистолетов, твое дело - спокойненько наблюдать. Что бы тут ни происходило, Эл, тебе категорически запрещается вмешиваться. Даже если нас на куски будут рвать... Зато потом, когда все закончится, тебе придется здорово поработать. Ты заберешь пленку и доставишь ее шефу. И ты должен будешь сделать это уже сегодня. - Но баллоны акваланга почти пусты. - Но наша беседа может закончиться и иначе. - А если нет? Если в вас действительно будут стрелять? - Вот тогда ты заберешь пленку и пересечешь пролив. - Но, Джек... Я тоже кое в чем сомневаюсь... Я рубил эту мерзлую тварь ножом, я дышал воздухом, в который, несомненно, попала ледяная пыль... Два месяца назад для того, чтобы отправить на тот свет девять тысяч человек, хватило всего лишь палки, которой кто-то тыкал в выброшенную на берег тварь. Почему ты думаешь, что сейчас ничего такого не случится? Почему ты так уверен, что я уже не поражен адентитом? - Да хотя бы потому, что сижу с тобой за одним столиком, - раздраженно отрезал Берримен. - Делай свое дело. Оставь все эти сомнения для телефонных бесед. Хватит тебе воздуха, чтобы пересечь пролив? - Сомневаюсь. - И все же? - Это замечательная конструкция, я ее оценил, но и она не идеальна. Аквалангом пользовался твой напарник, аквалангом пользовался я. В баллонах воздуху на час, ну, в лучшем случае на час с минутами. - За это время можно добраться до середины пролива. - А дальше? Всплывать и проситься в патрульный катер? - Нет, - сухо сказал Джек. - Утопить акваланг и добираться до берега вплавь. - Риск слишком велик. Даже ночью. Джек улыбнулся: - Мы говорим пока что о вероятности, Эл. Я верю в здравомыслие Мелани и надеюсь, дело не дойдет до крайностей. Я лишь проигрываю возможные варианты. - Хорошо, Джек. И все же представим худшее. Я с пленкой ухожу на материк. Где гарантия того, что я не усну? Я ведь могу упасть прямо на берегу. Я могу уснуть на воде или в машине, которую мне придется угонять. Меня найдут. Труп доставят в морг. Это означает, кто-то будет ко мне прикасаться. Не боишься, что все это закончится миллионами трупов, уже не тысячами? - Не боюсь, - сухо ответил Джек. - Первый же человек, который наткнется на твое тело, позвонит не куда-нибудь, а в санитарную инспекцию. И к тебе никто не будет прикасаться, твое тело не отправят в морг. Тебя просто сожгут. Огнеметами. Там же, где найдут. Эл Хуттон превратится в горстку безобидного пепла. - Как они догадаются? - Это не составит труда. На тебе будет майка. А на майке крупные буквы. "Внимание, опасность! Я сбежал с острова Лэн!" - Ты это сейчас придумал? - Нет. Раньше гораздо. - На твоем напарнике, пересекшем пролив, была такая майка? - Конечно. Я промолчал. - Ну? - спросил Джек. - Есть еще вопросы? Я опять промолчал. Был у меня еще один вопрос, но я не стал его задавать. Что Отис! Я и в своей-то судьбе не был уверен. 8 Я устроился удобно - в полутора метрах от зеркала, позволяющего видеть сквозь него все, что делается в комнате Джека. Входную дверь я надежно запер, телефон отключил - ни Эбби, ни старина Билл, ни кто другой не могли оторвать меня от наблюдений. Говоря о Мелани Кертрайт, Отис всегда чуть не шипел от ненависти. Конечно, стерва и шлюха, готовая стащить с твоего стола последний кусок хлеба, только отвернись! - но в комнату Джека вошла женщина, ничем не подтверждающая такую репутацию. Лет пятьдесят на вид, но об этом как-то забывалось. Длинноногая, тонкая, с замечательно загорелой кожей, вполне позволяющей носить короткую юбку и достаточно открытую блузку, - так и должна была выглядеть спасительница острова Лэн. Лоб высокий и чистый, узкие скулы, быстрый и внимательный взгляд; Кирка Отиса, устроившегося в кресле, в непосредственной близости к столику с напитками, Мелани Кертрайт попросту не заметила. Не знаю, кем она его считала. Вероятно, рядовым посетителем бара "Цо-цо", рядовым потребителем дерьмового порто. Зато Джек вызвал у Мелани неподдельный интерес: - Редкий случай обсудить проблему глоубстера с привлекательным человеком. Прозвучало очень по-женски, но Отис нахмурился. Наверное, Джек здорово накрутил ему хвост - Отис до сих пор не коснулся стоящего перед ним стакана. Берримен указал Мелани на свободное кресло. - Не будем о погоде, - сказал он, улыбнувшись. - Вы правильно определили тему. Вам будет интересно. - Верю. Мелани смотрела на Джека с искренним интересом. Как, скажем, на мышь, случайно появившуюся у нее под ногами. В душе она явно посмеивалась над ситуацией, ведь в любой момент она могла ее изменить. - Было время, вы не верили в существование глоубстера, - Джек тоже понял состояние Мелани. - Надеюсь, с тех пор многое изменилось? - Что вы имеете в виду? - Скажем, людей, торчавших у меня под окнами. Очень любопытных людей. Их, наверное, тоже интересовал глоубстер? - Ах, это, - протянула Мелани чуть ли не с разочарованием. - Вы должны понимать, настроение горожан должно контролироваться. - Таким способом? - Чем он плох? - Действительно, - Джек улыбнулся. Они явно понимали друг друга, но Отис чего-то не понимал. Он злобно ощерился. Ему явно хотелось выпить, но он держался. Я хорошо видел все, что происходило в комнате. Беседа, разумеется, записывалась, но я старался не упустить ни жеста, ни слова. Начал Джек. Он напомнил о шторме двухмесячной давности. Он напомнил о выброшенном на берег глоубстере - загадочной твари, оказавшейся роковой для многих тысяч ничего не ведавших о беде жителей и гостей острова Лэн. Он напомнил о панике, овладевшей людьми, когда адентит начал свое угрюмое шествие. - Не употребляйте неточных терминов, - улыбнулась Мелани. - Что вы имеете в виду? - Это название - адентит. Видно, что вы не очень хорошо знакомы с медициной. Одним из признаков болезни действительно является жар, но это
в начало наверх
не определяющий признак. Человек пылает, человек впадает в болтливость и эйфорию, но это не главное. Главное - сон. Скорее уж "сонная болезнь", чем "пылкая", как следует из придуманного кем-то названия. Мы не приняли название адентит, оно не является официальным. - Наша беседа тоже не является официальной, - напомнил Джек. Мелани улыбнулась, зато Отис вдруг поднял свою круглую, похожую на кокосовый орех голову. Он хотел знать подробности о находке. По-прежнему не обращая на него внимания, Мелани ответила. Обращалась она к Джеку. Первыми возле выброшенной на берег твари оказались два молодых бизнесмена, отдыхавших в отеле "Клариди". Они гуляли по пляжу, загаженному штормом. Пролив еще бурлил, волны, шипя, катали по песку стеклянные поплавки, бутылки, мотки влажных водорослей. Зловоние от глоубстера слышалось за полмили. Она, Мелани, не утверждает, что бизнесменов привлекло именно зловоние, но этот тип людей... В общем, люди совсем не думают о том, что подарки моря могут оказаться опасными. Ну, конечно, многие читали или слышали о минах, иногда выбрасываемых на берег. Глоубстер ничем не напоминал мину, но был, несомненно, опаснее. Гораздо опаснее, что, к сожалению, скоро и подтвердилось. Правда, никто ни о чем таком тогда и не думал, глоубстер скорее привлекал, чем отпугивал. Это, конечно, сослужило для островитян плохую службу. Я видел сквозь зеркало бледное лицо Отиса. Он страдал. Собственно, говоря о мине, мы недалеко уходим от истины, улыбнулась Мелани. На глоубстера вполне могли смотреть как на естественную биологическую мину, подброшенную нам самой природой. Это удача, что у зловонных останков вскоре появились ее сотрудники - доктор Онер, а с ним доктора Острич и Хара. Она, Мелани, с одинаковым уважением относится ко всем троим, но должна заметить, доктор Онер повел себя наиболее профессионально - он сразу же сообщил о находке в санитарную инспекцию города и позвонил ей, Мелани. Доктор Онер вообще сыграл в произошедшем весьма видную роль. Он ни на секунду не задержался на пляже, он тут же отправился в лабораторию и потребовал от Мелани уничтожения останков глоубстера. Она поддержала требование доктора Онера. Быстрые действия, кстати, спасли доктору Онеру жизнь. Доктор Острич и доктор Хара, как вы знаете, задержались на берегу, они набросились на находку, как на именинный пирог. На следующий день оба они погибли. - Вы всегда так внимательно следите за состоянием ваших пляжей? - спросил Джек. - Речь идет о случайной находке, - уклончиво ответила Мелани. Джек, улыбаясь, не спускал с не глаз: - Доктор Онер развил такую бурную деятельность... Он ведь один из самых ближайших ваших помощников?.. Он что, знал о некоей опасности? Почему его так насторожили останки глоубстера? Мало ли что выбрасывает море на берег, совсем необязательно звонить сразу в санитарную инспекцию и ставить в известность вас. - Доктора Онера насторожил вид находки. - А Острич и Хара? Когда доктор Онер присоединился к ним, они уже копались палками в останках глоубстера? - К сожалению. - Почему же доктор Онер, не предупредив их ни о чем, даже не поделившись своими сомнениями, сразу бросился к телефону? Мелани улыбнулась: - Люди непохожи друг на друга. Да, доктор Онер мог поделиться возникшими у него сомнениями, но боюсь, они просто осмеяли бы его. Они всегда отличались обостренным скептицизмом. Не хочу никого упрекать, тем более, что задним умом мы всегда крепки, но я считаю, что доктор Онер поступил профессионально. Это правда, подумал я. Увидев гниющие зловонные останки, следует бежать от них, а не копаться в них палкой. Такие твари, как этот глоубстер, привлекательны как миф, но их вид, как правило, отвращает. Впрочем, усмехнулся я, Отис, наверное, думает иначе. А Берримена вообще интересовали тонкости, мне не совсем понятные. Скажем, китайцы. Точнее, выборочное действие болезни. Она опасна не для всех?.. А-а-а, это всего лишь игра статистики!.. Странно, мне показалось, это сообщение Джека не разочаровало. Значит, неизвестная болезнь действует на всех? Ни китаец, ни негр не устоят перед ней?.. Я видел, Джек верит Мелани, а не досужим рассуждениям того же бармена Нестора. - Кто и когда предложил уничтожить останки глоубстера? - спросил он. - Доктор Онер. Я снова насторожился. Они знали, о чем говорят. За их произносимыми вслух словами прятался какой-то другой, непонятный мне смысл. Они знали больше, чем я, они знали гораздо больше, и уж в любом случае _п_о_н_и_м_а_л_и_ друг друга. Судя по злобной ухмылке, кое-что понимал и Отис. - Я, конечно, поддержала требование доктора Онера, ведь уже на другой день были зафиксированы первые смерти, а мы не знали никаких способов борьбы с неизвестной болезнью. Собственно, мы и сейчас знаем немного. Правда, сейчас нас поддерживает уверенность, что эпидемия резко пошла на спад, а в проливе вряд ли есть еще какой-то источник заразы. Думаю, на сегодня таких источников не существует. Я подобрался. Отис с ненавистью глядел на Мелани - она, не дрогнув, уничтожила то, за чем он охотился всю жизнь. К тому же, Мелани лгала. Она лгала откровенно и без стеснения. Я-то знал, что это так. И Отис, и Джек знали. Я сам долбил ножом замороженные останки глоубстера. Я не понимал, зачем Мелани лжет. - Итак, - подвел итоги Берримен. - Источников заразы больше не существует. Мелани кивнула. Она выглядела победительницей. Эти люди, покусившиеся на ее покой, в любой момент могли быть нейтрализованы. Тем не менее, слушала Мелани внимательно. - Восемь тысяч семьсот семьдесят два человека... - протянул задумчиво Джек. - Многовато для такой твари... Даже для нее многовато... Вы не находите? - Восемь тысяч семьсот семьдесят три, - поправила Джека Мелани. - Эта цифра точнее. Можете мне верить. - Ну да, - кивнул Джек. - Вы обязаны знать точные цифры. Ведь вам придется готовить официальный отчет. Я думаю, вы сорвете аплодисменты. Вас любят, вы много сделали для острова. Вы много сделали для страны, ведь болезнь не вышла за пределы острова. Правда, - улыбнулся он, - все равно надо будет объяснять детали. Неужели вы действительно ни к чему там не пришли? Я говорю об этой болезни. У вас ведь есть классные специалисты. Она обязаны заняться всем этим. Где гарантия, что эпидемия не вспыхнет в каком-то другом районе или, не дай Бог, не повторится здесь? Мелани улыбнулась: - Я не думала, что мы заговорим на столь общие темы. - На общие? - удивился Джек. Мелани утвердительно кивнула. Она была очень хороша, и в ней чувствовалась сила. Воля и сила. И все же Джек Берримен чем-то держал ее. - Хорошо, - сказал Джек. - Вернемся к вещам предельно конкретным. Сколько человек работает в вашей лаборатории? - Сто семьдесят. - Сколько ваших сотрудников погибло во время эпидемии? - Три человека. - Всего три? - восхищенно спросил Джек. - Всего три? Из ста семидесяти? Вы нашли какое-то противоядие? - Нет. Мы просто соблюдали осторожность. В таких делах это самое главное. Дисциплина и осторожность. Мы утраивали, мы удесятеряли контроль. - Все равно такой уголок благоденствия не может не поражать, - Джек покачал головой. - Дисциплина и осторожность - это хорошо, но вам придется чем-то подтвердить ваши слова. - Я сумею их подтвердить, - охотно пообещала Мелани. - Я вам верю, - казалось, Берримен окончательно ею покорен. - Уже на другой день вы уничтожили останки глоубстера, уничтожили единственный источник заразы, но ведь пятого и семнадцатого июля последовали новые вспышки болезни. Чем их можно объяснить? - Объяснений может быть много, - Мелани не выказывала признаков беспокойства. - Кто-то из побывавших на пляже мог занести заразу в свой дом, скажем, на обуви. Некоторое время он не пользовался этой обувью, но пятого или семнадцатого она ему понадобилась... Убедительно? Джек кивнул. И быстро спросил: - Вы храните акт об уничтожении глоубстера? Мелани улыбнулась: - Разумеется. Это официальный документ. Отис даже застонал от напряжения, но ни Мелани, ни Джек к нему даже не повернулись. - Почему вы сожгли останки глоубстера прямо на пляже? - Было бы рискованно их перевозить. Мы сожгли источник заразы за оцеплением, выставленным полицией. - Вы здорово обидели тех, кто видел в глоубстере не только источник заразы, но и редкостную форму жизни. Мелани вздохнула: - Я поступила неверно? Берримен улыбнулся: - У меня нет оснований думать о вас дурно. Тем более, что вы подумали и об обиженных. Вы поступили, как настоящий ученый, вашими действиями можно гордиться. Мелани настороженно сощурила глаза. - На всех никогда не угодишь, - Берримен развел руками. - Скажем, островитяне вас любят, а вот Кирк Отис вас недолюбливает... Забавно... Может ли быть наоборот? Я имею в виду вариант, когда Кирк Отис вас любит, а вот островитяне недолюбливают? - Не совсем ясный вариант, - на этот раз Мелани не улыбнулась. - Почему же? Не обязательно ведь идти на поводу у толпы. Всегда есть возможность соблюсти основные интересы. Существуют мощные морозильные камеры, возбудители многих болезней не переносят низких температур... Пройдет время, люди забудут об этом ужасе... Вот тогда можно приступить к изучению твари, так напугавшей остров Лэн... Я ведь правильно передал ход ваших мыслей? Ни один мускул не дрогнул на красивом лице Мелани. Джек одобрительно кивнул: - Вы замечательно держитесь, я восхищен вами. Но вы явно полны каких-то сомнений. Я хочу помочь вам. Это так легко сделать. Вы ведь не хотите, чтобы между нами осталась какая-то недосказанность? Мелани холодно кивнула. - Вот телефон. Наберите номер лаборатории Гардера, вам лучше знать, какой именно. Возможно, номер доктора Онера. Пусть тот же доктор Онер, как ваше доверенное лицо, как человек, которому вы безусловно доверяете, заглянет во вторую камеру морозильных блоков. Ему ничего особенного не надо там делать. Пусть он просто смахнет иней с полки, которая расположена на уровне плеча справа. Там, на полке, должен лежать нож с пробковой рукоятью и тонкие резиновые перчатки. Если доктор Онер сможет убедительно объяснить вам, как туда попали эти предметы, я тут же принесу вам все свои извинения за этот визит, и нашу встречу можно будет считать законченной. Мелани Кертрайт молча кивнула. Она больше не улыбалась. Джек поймал ее. Не знаю, какой номер Мелани набрала, ответили ей сразу. Потом она долго ждала, не отнимая трубку от уха и не глядя на Берримена. Ответ помог ей найти какое-то определенное решение, по крайней мере, она нашла силы улыбнуться. - Я недооценила вас. Кажется, нам впрямь есть о чем поговорить. Более того, я заинтригована. Джек облегченно вздохнул: - Вы правы. Нам есть о чем поговорить. Эта тварь многим потрепала нервы. Многих и многих уже не вернуть, новое кладбище весьма обширно. Если бы, скажем, Кирк Отис выступил сегодня по телевидению, а такие видеозаписи у нас есть, и заявил, что лаборатория Гардера продолжает возиться с останками глоубстера, при всем уважении людей к науке и лично к вам такое сообщение вызвало бы шок. Настоящий шок. Я уверен. Я усмехнулся. Если Джек восхищался Мелани, я восхищался Джеком. Как ни крути, он действительно защищал сейчас не только интересы Консультации. Он защищал сейчас интересы лысого бармена Нестора и человечка в голубой рубашке, он защищал интересы Кирка Отиса и старины Билла, готового пройтись с факелами по выжженному зноем острову Лэн, он защищал интересы Эбби, надеющейся встретиться со мной _т_а_м_, старого Купера, потерявшего в могиле ухо, мадам Дегри, находившей время для дежурств в клиниках, и всех других жителей острова, запуганных, раскиданных по опустевшим квартирам, лишенных нормальной жизни, нормального существования: но, конечно, прежде всего Джек защищал интересы
в начало наверх
Консультации и делал это неплохо. - Из морозильника, даже самого надежного, всегда может что-то пропасть, - сказал Джек. - Скажем, какая-то часть глоубстера. Не столь большая, чтобы представлять очень серьезную опасность, но и не такая уж малая, чтобы махнуть на пропажу рукой. Возможно, возбудитель болезни и впрямь не выдерживает низких температур, скорее даже, именно так и есть, зато ткани глоубстера можно подвергнуть тотальному химическому анализу. Разве не интересно узнать, что собственно погубило глоубстера и почему он стал источником столь страшной заразы? Проблема стоит внимания. Она стоит самого пристального внимания и, поверьте, всегда найдутся люди, которые не испугаются разрыть могилу, вскрыть чужой сейф, добраться до закрытой морозильной камеры. Да, такие люди всегда найдутся. Ваша "Памятка" составлялась не для них. Ваша "Памятка" отпугивала обывателя, на профессионалов она не действует. Истинный профессионал понимает, что дело не в глоубстере. Глоубстер такая же жертва адентита, простите за этот неточный термин, как все те несчастные, что так расширили за два месяца кладбище острова Лэн. Мелани поднялась. Вид у нее был несколько отрешенный. - Вы хотите уйти? - удивился Джек. - У вас занудный стиль. Вы слишком многословно объясняете. Джек тоже встал: - Стиль для меня не главное, но постараюсь быть проще. Мелани холодно кивнула. Возможно, у нее еще были козыри, но Джек не позволил ей разыграть их. - Психология толпы странная штука, - сказал он, стоя против Мелани. - Если подпустить в газеты всяческие слухи, напомнить о все еще растущем кладбище, сыграть на малой смертности среди сотрудников лаборатории Гардера, намекнуть на некие опыты с источником заразы, все это вызовет большой шум. Очень большой шум. Вы ведь знаете толпу, она почувствует себя обманутой. Мелани сухо кивнула: - Такой шум поднять тоже не просто. - Конечно, - так же сухо ответил Джек. - У вас есть друзья. Весьма влиятельные друзья. Но... девять тысяч трупов! - Но... глоубстер! - парировала Мелани. - Он, кажется, не вызывает особой симпатии. - Ладно... - Джек развернул на столике карту пролива. - Подойдите сюда. - Что вы хотите мне показать? - Всего лишь карту... Пока... - Джек ткнул пальцем в цветные пятна глубин. - Эта тварь явилась отсюда. Здесь есть большие глубины. Здесь могут водиться еще какие-то твари? Никто в это не верит, но ведь никто не верит и в глоубстера. Таких тварей, как глоубстер, мало, а океан велик. Он очень велик. Его много. Как листьев. - Как вы сказали? - удивилась Мелани. - Много? Как листьев? Почему листьев? - А разве вы не замечали, как много листьев на улицах? Их скоро везде по колено будет. Они опадают и опадают, они все уже завалили, но никто их не вывозит, а они почему-то не гниют. Как упали, так и лежат. Совсем как трупы на новом кладбище, - жестко усмехнулся он. - А почему, собственно? Что такое происходит? Может, в этих трупах и в этих листьях слишком много соединений алюминия? Сдвинут солевой баланс? Впитано что-то такое, что не позволяет им нормально окисляться?.. Знаете? - взглянул он на все еще стоящую Мелани, - мы обратили внимание на эти листья еще два года назад, тогда их, правда, еще аккуратно вывозили, и их обилие не бросалось в глаза. А примерно год назад в вашей лаборатории погиб сотрудник. Его смерть прошла незамеченной, как и бывает обычно с людьми, работающими в закрытых лабораториях. Но вот чудо! Его труп, и сейчас покоящийся на старом кладбище, прямо как свеженький. Никаких признаков разложения. Это что ж, теперь им так и лежать до судного дня? Мелани усмехнулась. Правда, чуть торопливей, чем следовало. - Никогда не думала, что мне будут читать популярную лекцию по экологии. Сейчас вы заявите мне об общей зараженности вод и воздуха, да? И напомните о кислотных дождях и озонных дырах, нет разве? И упрекнете, что мы там, в лаборатории Гардера, черт знает чем занимаемся. Ну так вот, напомню вам об одной вещи, о которой вы, кажется, забыли. Эта болезнь, которая всех так пугает, она ведь занесена на остров глоубстером! Джек медленно покачал головой: - Вы, кажется, любите точность. Попробуйте ее продемонстрировать. Бронетанкер V-30, "Волонтер", где он сейчас отстаивается? Удар был что надо. Я-то видел, Мелани вздрогнула. Но ответила она более или менее спокойно: - Скорее всего, на базе. - Мне нравится доверительность нашей беседы, - заметил Берримен без улыбки. - Но лучше не уходить от прямых ответов. Мы обязаны понять друг друга. Мы зашли слишком далеко, чтобы расстаться врагами. Взгляните... - он бросил на карту несколько фотографий. - Подделывать такие штуки нет смысла. Они слишком бьют по нервам. Видите?.. Это V-30, и он лежит на дне пролива... Надежная на вид посудина, но ей не повезло. Катер, наверное, накрыло валом. Вы искали V-30 в северном горле пролива, вы далее пригнали туда пару тральщиков, а он, как видите, лежит совсем в другом месте. Вокруг него, черт побери, водоросли уже обуглились и осьминоги бродят, как пьяные... Как вы понимаете, все эти детали нас очень интересуют. Дурацкий, конечно, набор, но убеждающий. Ухо старого Купера, ткани глоубстера, обугленные водоросли, щупальца дохлого осьминога, листья с деревьев... Как вы уже, наверное, догадались, мы подвергли тотальному анализу все. И везде, заметьте, везде мы постоянно натыкались на следы некоего искусственного соединения. Мы ему даже название дали, правда, произносить его не буду, оно может резнуть ваш профессиональный слух. Это соединение придает органике необыкновенную стойкость, но при некоторых условиях превращается для этой органики в смертельный яд. У него есть, правда, и своя прелесть - убивает без мучений, даже дарит час-другой истинной эйфории. Мы знаем многие его свойства, мы знаем, как оно выглядит... Ну, скажем, как на этой фотографии - густая вязкая масса черного цвета... В соленой морской воде может храниться долго, но если однажды хотя бы часть этого соединения будет выброшена на берег, да еще установится жаркая ровная погода... Не стоит продолжать, правда? Особенно в материковом варианте... Сами знаете... Крысы, птицы, любопытные... Даже доктор Онер, при его редчайшей сообразительности и быстрых ногах, вряд ли успеет куда-то сбежать. Масштаб иной. Ведь это не останки глоубстера на островном пляже, это зараженный на огромной территории берег. Я бы не хотел, - сказал Джек негромко, - оказаться в этой части материка после завтрашнего шторма. - Я тоже. Мелани кивнула, вновь восхитив меня своим железным самообладанием. - Я посчитала вас приятелем Отиса, - сказала Мелани. - Я решила, вы пошли на поводу у его буйной фантазии. Но теперь я вижу, я ошиблась. Вы действительно знаете место, где лежит V-30? - Да, знаю, - сказал Джек. - А вязкое вещество, подтопившее ржавую посудину, явно вылилось из танков V-30. Оно разлилось по каменному козырьку. У нас совсем мало времени. Вы ведь слышали о циклоне, названном вашим именем. Циклон приближается. - На какой глубине лежит V-30? Джек улыбнулся: - А вы умеете собирать разлившееся по дну вещество? - Суток на это мало. - Вот видите... - Но мы можем сделать проще. Мы подорвем каменный козырек и спустим все это вниз, на большую глубину. Мы утопим там пару буев, отпугивающих все живое, и таким образом выиграем время. Через год-другой мы доберемся до тех глубин и сумеем нейтрализовать соединение. Если этого сейчас не сделать, все это побережье обречено. Мы попросту сразу утеряем контроль над эпидемией, от нас ничего уже не будет зависеть. - Вы готовы обсудить некоторые детали? - Да, - твердо сказала Мелани. - Кирк, - облегченно сказал Джек. - Забирай бутыль и оставь нас, пожалуйста. Они остались одни. Я слышал, как Отис раздраженно протопал по коридору, направляясь на балкон. Джек Берримен спросил: - Вам известна формула этого соединения? - Да, - ответила Мелани. - Но она является собственностью военно-морского флота. - Все на свете является чьей-то собственностью, - философски заметил Джек. - Даже глоубстер, как вы знаете... Сколько человек знает формулу? - Два. - Всего два? Это хорошо. Я надеялся на это. Где два, там и три. Это справедливо. Вы ведь не против моего предложения? - Вы? - удивилась Мелани. - Избави Бог! - отмахнулся Джек. - Мне и своих проблем хватает. - Он, несомненно, вспомнил в этот момент об Отисе. - Вот телефон. Сейчас я назову номер, вы его наберете. Как видите, номер не здешний, но там ждут вашего звонка. Вы скажете: я от Паннера. Вас поймут. Ваше дело быстро и точно договориться о передаче формулы. И о гарантиях. Вы ведь понимаете, о чем я? Мелани кивнула. Джек назвал номер. Это был номер шефа. Один из его нескольких резервных номеров. Я ухмыльнулся. С военных моряков можно много чего содрать. Можно линкор с них стребовать. За такую находку, как катер V-30 с этой черной лужей на дне, они и линкора не пожалеют. Одно дело, когда люди считают виновником гибели тысяч и тысяч людей какую-то жуткую доисторическую тварь, другое дело, когда оказывается, что сама эта тварь, а с нею тысячи и тысячи людей отравлены красивой длинноногой женщиной - волевой, сильной, все еще привлекательной. Если о таком раструбить на весь мир, военные моряки не только линкор отдадут. Дался мне этот линкор! Я допил остывший кофе, проверил, как работает записывающее устройство, - Мелани все еще говорила по телефону. Наконец она повесила трубку: - У вас деловые друзья. Берримен усмехнулся: - Надеюсь, у вас тоже. - Мне нужны точные координаты. Через полчаса я вызову в пролив спецсуда и аквалангистов. - Сколько времени уйдет у вас на всю операцию? - Часов семь. Думаю, этого хватит. Мелани задумалась, потом негромко сказала: - Бедная тварь... Джек озадаченно уставился на нее: - Тварь? Вы имеете в виду глоубстера? Мелани покачала головой. - Человека? Мелани улыбнулась. - Кого именно? Мелани молча ткнула пальцем в кресло, в котором совсем недавно сидел Отис: - Вы хотели бы уйти с острова? - Да, - все еще с некоторым недоумением ответил Джек. - Период штормов я хотел бы провести как можно дальше отсюда. Но я не один, - сказал он уже суше. - У меня есть друг. Я бы хотел, чтобы он покинул остров вместе со мной. - Вы имеете в виду Отиса? - разочарованно протянула Мелани. - Нет, не Отиса. Я имею в виду Эла Хуттона. - Тогда считайте вопрос решенным. Условие одно, никаких вещей. Уже сегодня ночью вы будете на материке. Мы ведь больше не нуждаемся в личных встречах? Берримен кивнул. Мелани холодно улыбнулась Джеку. У нее вновь был вид победительницы: - Этот Отис... Он нуждается в лечении... Талантливый, в сущности, человек, но эти пагубные пристрастия... Вы понимаете меня?.. Надеюсь, вы никогда больше не будете проявлять излишнего интереса к его судьбе?.. Джек кивнул. Я тоже машинально кивнул. Я всегда знал, что Джек справится с этой проблемой, правда, я не думал, что он справится с нею столь изящно. Подумаешь, Отис. Какой-то там Отис. Какой-то там человек из морга. Эти дикие прозвища часто определяют всю судьбу отмеченных ими людей.
в начало наверх
ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх