UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Геннадий ПРАШКЕВИЧ

    СПОР С ДЬЯВОЛОМ



  Был я все время, как птица одинокая на кровле.
    Из Псалмов

  Не дар и не мастерство, а край,  местность.  Не
    просто искусство, а неизбежность, то единственное,
    от чего не уйти.
 У.Сароян


 1

Надломленная, пожелтевшая ветка вяза, широко раскинувшего  крону  над
скучной почти трехметровой бетонной стеной... Едва  заметная  царапина  на
той же стене, наглухо отгородившей виллу от внешнего мира...
Не слишком много, но для опытного глаза - достаточно.
Дня три назад неизвестный, торопясь, спрыгнул с вяза прямо на гребень
стены, весьма своеобразно украшенный битым стеклом, и  это  стекло  ничуть
его не испугало. Сползая со стены, неизвестный оставил на бетоне царапину.
Оказавшись на земле, среди розовых кустов, он  немного  помедлил  (неясный
отпечаток каблука), а затем скользнул в старую,  поросшую  травой  канаву.
Одно ее ответвление уводило в дубовую рощицу, другое вело  прямо  к  дому.
Впрочем, открытую веранду, на которой любил отдыхать хозяин виллы, увидеть
отсюда было невозможно - ее закрывали хозяйственные  пристройки,  зато  со
стены можно было любоваться всеми тремя окнами кабинета-библиотеки.
Под стеной валялась металлическая лесенка. Именно  здесь  две  недели
назад нашли труп садовника Бауэра.
"Герб города Сол".
Название виллы меня раздражало - слишком претенциозно, к тому  же,  я
никогда не слыхал о таком городе. Может, где-нибудь в озаркском  краю  или
на севере... Не знаю...  Скорее  всего,  придумка  хозяина.  Отгородившись
бетонной стеной от всего мира, старик Беллингер последние  десять  лет  ни
разу не  покидал  территорию  "города  Сол",  он  не  поддерживал  никаких
отношений  даже  с  единственным  своим  соседом  -  художником  Раннером.
Впрочем, в отличие от старика, Раннер на своей вилле не  засиживался;  его
садовник  и  сторож,  некто  Иктос,  бывший   грек,   эмигрант,   кажется,
приятельствовал с покойным Бауэром, но это не означало того,  что  он  мог
бывать в "городе Сол".
Я продолжил обход стены.
В который раз я ее обхожу?
Может, в сотый, в трехсотый... Не знаю.
Меня не отпускала смутная тревога: выходило,  что  время  от  времени
здесь, рядом со мной и рядом со стариком Беллингером, которого я  охранял,
появляются какие-то неизвестные люди, не имеющие никакого отношения ни  ко
мне, ни к хозяину.
Эта надломленная ветка...
Пришаркивая, чуть волоча левую  ногу,  потягивая  довольно  дерьмовую
сигару, я неторопливо обходил вверенное мне хозяйство.
Если за мной действительно наблюдают, они  должны  видеть  -  никакой
опасности  я  не  представляю.  Ни  для  кого.  И  ни  в  какой  ситуации.
Обыкновенный наемный  работник,  умеющий  разжечь  огонь  в  камине,  даже
приготовить обед. Ну и проследить за  домом,  за  садом.  В  рекомендации,
написанной доктором Хэссопом  (как  я  понял,  когда-то  он  неплохо  знал
Беллингера),  особо  отмечалось   мое   трудолюбие,   подчеркивалась   моя
сдержанность,  но  и  умение   поддерживать   непритязательный   разговор,
подчеркивалась  моя  исполнительность.  Думаю,  доктор   Хэссоп   не   раз
усмехнулся,  сочиняя  рекомендацию  -  уж  он-то  знал,  что  я  из   себя
представляю.
Впрочем, сам Беллингер ничем не походил на знаменитого писателя.
Коротко остриженные, седеющие, но все  еще  упрямо  торчащие  волосы,
худые плечи, не слишком выразительный рост - во всей  его  фигуре  таилось
что-то уклончивое. Он как бы хотел слиться с окружающим,  стать  такой  же
постоянной его частью, как низкое кресло, в котором он любил  сидеть,  как
звон цикад в траве, как, наконец, протоптанные в саду  дорожки.  И  только
глаза выдавали непонятное мне неистовое ожидание.
Когда он впервые взглянул на меня, я испугался - не узнал ли он меня?
Этого не могло  быть,  мы  никогда  и  нигде  не  пересекались,  неистовое
ожидание в его глазах относилось к чему-то более общему, вряд ли  имеющему
ко мне отношение.
- Айрон Пайпс?
Я кивнул, переступив с ноги на ногу.
- Ты приехал на машине?
- К сожалению, в данный момент я не имею машины.
- Это хорошо, - его взгляд потихонечку гас. - Я бы не  позволил  тебе
держать здесь машину. Ты вообще не должен держать  здесь  ничего  лишнего.
Тебе понятно?
Я кивнул.
Я  хотел,  чтобы  Беллингер  уверовал  в  мое   умение   поддерживать
"непритязательную беседу".
- Твое дело - следить за порядком в саду  и  в  доме.  Ты  никого  не
должен пропускать на территорию виллы. И ты не должен болтаться у меня под
ногами, я не люблю людей, нарушающих гармонию.
Не знаю, что он называл гармонией. Может, разруху. И дом,  и  сад,  и
бетонная стена, и глухие металлические ворота, и хозяйственные  пристройки
- все выглядело предельно запущенным.
Бывший садовник Беллингера, похоже, слишком буквально воспринял слова
о гармонии - узкие аллеи занесло  жухлой  листвой,  стволы  дубов  тронуло
пятнами лишайников, канавы заросли, а что  касается  роз,  они  не  просто
дичали, они буквально впадали  в  дикость,  все  оплетая  вокруг  колючими
шипастыми отростками.
В центре этого дичающего мира, как паук в паутине, сидел Беллингер.
Нет, одуванчик.
Седеющий одуванчик, а не паук. Наверное, так будет вернее. Одуванчик,
почти обдутый ветром времени, но все еще крепкий.
А может, и паук?
Я не знаю.
"Генерал" и "Поздний выбор" - два  его  романа  претендовали  в  свое
время на Нобелевскую премию. Правда,  старик  премию  не  получил.  Газеты
упрекали его в "социальном легкомыслии", намекали на  некие  пятна  в  его
биографии, как-то связанные с годами войны, проведенными им в Европе.  Там
вообще было много  неясного.  В  результате  Беллингер  разразился  серией
оскорбительных статей - оскорбительных для читателей, для журналистов, для
Нобелевского комитета. Зато от него, наконец, отстали.
А потом он исчез.
Разумеется он не был первым человеком, выбирающим для себя  тишину  и
уединение, зато он был  очень  известным  человеком  и  время  от  времени
журналисты пытались добраться до виллы "Герб города Сол".
Мне не понравилось отношение Беллингера к оружию. Иногда, сказал  он,
объясняя  основные  правила   своего   существования,   хитрюги-журналисты
пытаются вести съемку с вертолетов. Так  вот,  у  него  в  кладовых  стоят
охотничьи ружья, среди них есть весьма  приличный  калибр.  Не  стесняйся,
Айрон Пайпс, сказал Беллингер, ты должен отгонять от этого места все живое
- от ворон до вертолетов. Ответственность он берет на себя.
Я кивнул.
- Я вижу, ты не болтун, Айрон Пайпс, - заметил  Беллингер  достаточно
хмуро. - Шрам на щеке, это у тебя  откуда?  -  Он  так  и  впился  в  меня
выцветающими белесыми глазками. - Любишь подраться?
Я туповато спросил:
- Зачем?
- Ну как!  -  Беллингер  неожиданно  рассердился.  -  Иногда  приятно
помахать кулаками. А когда начал махать, лучше не останавливаться,  поверь
мне. Вот, скажем, навалилась на тебя толпа, что ты сделаешь?
-  Объявлю  сбор  пожертвований,  -  туповато   ответил   я.   -   На
благотворительные цели.
- Вот как?
Я, кажется, окончательно разочаровал Беллингера.
- Займись делом. И чем реже ты будешь попадаться мне  на  глаза,  тем
лучше.



 2

Город Сол...
Название  виллы  ассоциировалось  с  утопиями.  Маленькая  уединенная
утопия  Беллингера.  Что-то  из  Платона  или  Кампанеллы,  следовало   бы
заглянуть в справочник, но у садовника вряд ли могут быть такие  интересы.
К тому же, Платона я вряд ли бы стал перечитывать.
Интересно,  кто  первым  пустил  утку  о  его   высокой   гуманности?
Государство будущего,  глубокая  философия,  торжество  свободных  умов...
Никогда не находил особых отличий между воззрениями Платона и  воззрениями
современных  восточных  вождей.  Искусство?  Да.   Но   регламентированное
жесточайшей  цензурой.  Музыка?  Да.  Но  жестко   ограниченная,   скажем,
струнными инструментами. Армия? Да. Но слепо повинующаяся  первому  слову.
Женщины? Тут и споров нет. Женщин просто нужно распределять.
Вот и все будущее.
Ладно.
Думать мне следовало не о Платоне.
Две недели  назад  садовник  Беллингера,  мой  предшественник,  некто
Бауэр, был найден в канаве мертвым.
Я отчетливо представлял эту сцену. Полдень, Солнце,  запах  одичавших
роз,  звон  цикад.  Лежащий  в  траве  садовник  нисколько  не  обеспокоил
Беллингера. Почему бы садовнику и не полежать в траве?  Он  даже  окликать
его не стал, тем  более,  что  Бауэр  от  рождения  был  глухонемым.  Лишь
муравьи, деловито  разгуливающие  по  раскинутым  голым  рукам  садовника,
вызвали у старика беспокойство. Правда,  в  полицию  он  не  позвонил,  он
связался с доктором Хэссопом и это, несомненно, было правильное решение.
Сердечный приступ?
В разборном кабинете шефа, где можно  было  не  бояться  чужих  ушей,
доктор Хэссоп высказался более  определенно.  На  лице  Бауэра  обнаружены
микроскопические царапины, возможно,  они  оставлены  тряпкой  или  мягкой
рукавицей... Существуют яды, выветривающиеся из организма за  какие-нибудь
полчаса... Ну и так далее. Без прямых привязок, но и не без подталкивания.
Джек Берримен и я, мы переглянулись.
Если шеф принимает нас в кабинете, значит, операция разработана.  Вот
почему я с разочарованием услышал о цели - охрана Беллингера.
Я и Берримен, и вдруг - охрана Беллингера!
- Это даст нам какой-то доход? - удивился я.
Шеф пожевал толстыми губами,  тяжелые  складки  под  его  подбородком
пришли в движение:
- Детали пояснит доктор Хэссоп.  Что  же  касается  доходов,  Эл,  не
уверен, что каждая акция должна приносить доход.
Мы снова переглянулись.
Не каждая акция?.. И это говорит шеф?
Доктор Хэссоп успокаивающе кивнул.
Заработать  можно  и  на  таком  простом  происшествии,  как   смерть
садовника, сказал он. Он, доктор Хэссоп, не может  доказать  в  суде,  что
садовник Бауэр умер не от сердечного приступа, но он и не собирается  этим
заниматься. Он уверен, старику  Беллингеру  грозит  опасность,  достаточно
серьезная опасность. Похоже, в этом уверен и сам Беллингер. Бауэр  -  это,
скорее всего, случайная жертва,  настоящая  опасность  грозит  Беллингеру.
Рядом с ним постоянно должен находиться надежный человек. Ну, а дальше...
Доктор Хэссоп ухмыльнулся.
У старика, это известно, вздорный характер.  Скоро  в  этом  придется
убедиться тебе, Эл. Ты ведь поладишь со стариком, правда?
Я насторожился.
Покачивая узкой головой  (он  всегда  напоминал  мне  грифа),  доктор
Хэссоп продолжил:
- Изучи  территорию  виллы,  Эл.  Каждую  тропинку,  каждую  канавку.
Официально у Беллингера бывает лишь его литературный  агент  некто  мистер
Ламби, проверь это. Говорят, за десять лет своего добровольного  уединения
Беллингер не принимал никого, кроме мистера Ламби, проверь это.
Перспектива сидения на какой-то  глухой  вилле  не  очень  привлекала
меня, но, в конце концов, я работаю на Консультацию...
- Не думаю, Эл, что тебе будет скучно, - успокоил меня доктор Хэссоп.

 
в начало наверх
- Ты будешь внимательно следить за садом и домом, ты будешь фиксировать мельчайшие изменения, чего бы они ни касались. Ни один человек, включая и мистера Ламби, не должен беседовать с Беллингером втайне от тебя. Мы начинили специальными датчиками всю стену, окружающую виллу, благодаря "клопу", вшитому в мочку твоего уха - он ведь на месте, Эл? - ты вовремя узнаешь о любом человеке, который захочет миновать ворота виллы. Обо всем происходящем на вилле, опять же благодаря специальным датчикам, постоянно будет известно на скрытых постах, установленных Джеком в близлежащем лесу. Если возникнет реальная угроза, если на вилле произойдет нечто непредвиденное, люди Джека незамедлительно придут на помощь. Доктор Хэссоп помолчал. Потом добавил: - Обрати внимание на некоего Иктоса. Он садовник соседней виллы и, кажется, приятельствовал с Бауэром. По крайней мере, они частенько болтали. - Болтали? Но ведь Бауэр - глухонемой! - Разве это помеха? - Доктор Хэссоп вытянул длинную шею, изрезанную морщинами, как годовыми кольцами. - Иктос садился на обочине, дорога проходит чуть ли не под стеной, и открывал бутылку. Бауэр обычно торчал над стеной, поднимался туда по лесенке. Наверное, иногда и он пропускал стаканчик. Что касается болтовни, говорил, естественно, один Иктос. Не думаю, что опасность, грозящая Беллингеру, как-то связана с бывшим греком, но мы должны проверить все. И опять сделал паузу: - Десять лет уединения... Мне всегда это казалось странным. Беллингер любил пожить, он большой грешник. И литература была для него всегда чем-то более значительным, важным, чем ремесло. Я никогда не понимал причин его ухода. Не понимаю и сейчас, - доктор Хэссоп раздраженно моргнул, - не может же старик десять лет любоваться розами!.. Проверь его сейф, Эл, в сейфах всегда можно что-нибудь найти... Ну, я не знаю что... Какие-нибудь письма, документы... Или рукопись... Что-то же должно беспокоить неизвестных нам оппонентов Беллингера!.. Я думаю, Эл... - Доктор Хэссоп поднял на меня свои блеклые старческие глаза. - Я думаю, Эл, что в течение ближайшей недели, ну двух от силы, некий человек, а возможно, целая группа, попытается попасть в "Город Сол". Я не знаю, чего они хотят, но чего бы они ни хотели, мы обязаны им помешать. При первом же сигнале тревоги люди Джека блокируют виллу. Вам же с Джеком следует накрепко запомнить одно: человек, который захочет навестить виллу без разрешения хозяина, нужен нам живым, именно живым! Если нападет группа, можете делать, что хотите, но одного человека при любых обстоятельствах вы обязаны доставить в Консультацию живым. Это ваша задача. Это приказ. И само собой, Эл, если ты обнаружишь в сейфе какую-нибудь рукопись, непременно пересними ее. Доктор Хэссоп взглянул на меня, потом на Джека: - Есть вопросы? - У меня, собственно, не вопрос, - сказал я. - Скорее, просто прикидка. Эти неизвестные... Есть детали, могущие хоть как-то прояснить акцию? Доктор Хэссоп повеселел: - Вообще-то, Эл, мы ценим тебя и Джека как раз за то, что вам не требуется много деталей. Но вы имеете право интересоваться ими. Сейчас я назову несколько имен, достаточно известных имен, а вы внимательно слушайте. Я хочу знать, насколько серьезно вы относитесь к сообщениям прессы. Он помолчал, а потом, полузакрыв глаза, медленно перечислил: - Мат Курлен... Энрике Месснер... Сол Бертье... Памела Фитц... Голо Хан... Скирли Дайсон... Сауд Сауд... И открыл глаза, взглянув на нас остро, резко. Первым откликнулся Берримен: - Голо Хан по происхождению пакистанец, но работал в нашей стране. Весьма перспективный физик, причастный к некоторым секретным проектам. Его исчезновение насторожило многих, некоторые спецслужбы до сих пор боятся его появления в одной из стран, чьи режимы противопоставляют себя мировому сообществу. А Памела Фитц - журналистка. Убита в отеле "Харо" два года тому назад. Именно она копала дело Голо Хана. Кое-кто, правда, считает, что в этом случае речь может идти о довольно-таки загадочном самоубийстве. Доктор Хэссоп удовлетворенно кивнул. - Мат Курлен... - Я вспомнил. - О нем в свое время много писали. Лингвист, занимался жаргонами. Какая-то бредовая идея построения всемирного языка, понятного даже для идиотов. Если я не ошибаюсь, он покончил с собой. Ну, а о Соле Бертье слышал, наверное, каждый. "Самый оригинальный и самый мрачный философ двадцатого века", - процитировал я. - С его работами связана волна студенческих самоубийств, прокатившаяся по югу страны. Сол Бертье любил жестокие эксперименты. Можно думать, он часто находился не в ладах с общепризнанной моралью. Погиб в море, упав за борт собственной яхты. Его архив опечатан. - Сауд Сауд - социолог, сотрудник ООН, - вспомнил Джек Берримен. - Не думаю, что это его настоящее имя. Скорее всего, псевдоним. Был замешан в крупном политическом скандале, разразившемся после провала некоей миротворческой акции в Африке. Исчез из своего кабинета. Вместе с ним исчезли некоторые немаловажные документы. Не удивлюсь, если Сауд Сауд где-то процветает, конечно, под другим именем. - Ошибаешься. Он убит, - хмыкнул шеф. Мы обернулись. Похоже, шефу надоел импровизированный экзамен. - Хватит с них, Хэссоп. Скирли Дайсона они все равно не знают. - Тоже физик? - спросил я. - Сапожник, - ухмыльнулся шеф. - В прошлом, конечно. А затем основатель религиозной секты, обосновавшейся где-то в горном Перу. Говорят, обладал невероятным даром внушения. И не исключено, что каким-то образом опирался на работы Сола Бертье. - Что с ним случилось? - Убит. - А Месснер? - спросил Джек Берримен. - Вы называли еще одно имя. - Месснер. Кто это? - "Еще одно имя"... - доктор Хэссоп недовольно воззрился на Джека. - Отнюдь не одно. Я могу привести еще добрый десяток. Что, по-вашему, их объединяет? - Смерть, - быстро сказал я. - В самую точку, Эл. - И, наверное, судьба их работ. Я не ошибаюсь? - В самую точку, - удовлетворенно повторил доктор Хэссоп. - Наброски будущих книг, специальные статьи, физические расчеты, дневники, письма, рукописи. Все, что угодно. Я проанализировал примерно пятьдесят судеб, впечатление странное. Некто или нечто, это я пока не берусь определять, в один вовсе не прекрасный момент с высокой степенью точности выходит на личность, способную своими работами определить некий новый взгляд на будущее. Звучит пышно, но истине соответствует. Я прикинул: - Эти судьбы, они как-то распределены во времени? Они не связаны, скажем, только с последними тремя годами? - Указанная цепочка имен растянута во времени, Эл. - Вы хотите сказать, - быстро сказал я, - что она вовсе не оборвана? - Боюсь, это так, Эл, - удрученно ответил доктор Хэссоп. - Боюсь, Беллингер может стать следующей жертвой. У меня есть основания так думать. Ты должен помочь старику. Если даже я ошибаюсь, что-то тут все равно нечисто. Так что учти: скучно тебе не будет. 3 Беллингер ничем не походил на знаменитого человека. Утонув в низком кресле, он часами смотрел на плывущие в небе облака, часами созерцал свой запущенный сад. Свисты, шорохи, звон цикад - он был тихим центром этого кипящего мира. За день он выпивал семь-восемь чашек кофе - колоссальное количество для его возраста. Я мог протирать пыль, греметь чашками - он не замечал меня. Но так же неожиданно он мог разразиться монологом, ни к кому, собственно, не обращенным. Он мог вспомнить Стейнбека и обругать его. Очень обидчиво он вспоминал Говарда Фаста, зато часто поминал Сарояна и Клауса Манна - совсем в другом контексте. Никогда нельзя было угадать, о ком он заговорит в следующую минуту, еще труднее было понять - зачем ему нужны эти монологи? Может, он проверял меня? Может, он ждал какого-то отклика? Ни в кабинете, ни в спальнях, ни в гостиной - нигде я не нашел ни телевизора, ни приемника. Мой транзистор Беллингер разбил в первый же день. Айрон Пайпс, сказал он мне раздраженно, я не потерплю ничего лишнего. И добавил, впадая в свой первый по счету монолог: Уильям Сароян обожал радиоболтовню, вряд ли это шло ему на пользу... Два довольно просторных этажа - что он годами делал в своем запущенном доме? Он ведь даже в сад почти не спускался, предпочитал кресло. Раз в неделю грузовичок фирмы "Мейси" останавливался за воротами. Я выгружал продукты, прежде этим занимался Бауэр, и самолично вносил их в кладовые. О крупнокалиберных ружьях Беллингер больше не вспоминал, но уверен, он без колебаний пустил бы их в ход, посмей водитель вогнать свой грузовичок на территорию виллы. И еще. Я никогда не видел в руках Беллингера книг, хотя библиотека у него была немалая. Он предпочитал сидеть в кресле, обхватив руками острые колени и безмолвно вслушиваясь в происходящее. Тень птицы. Облачко в небе. Цикады. Воздух, настоянный на запахах одичавших роз, листьев, коры. Печаль отчуждения. Японцы подобные состояния называют одним словом - сатори. Они считают: подобные состояния только и способны вызывать истинные озарения, но испытывал ли озарения Беллингер, замкнувшись в своем мирке? Чего он годами ждал на своей веранде? Впрочем, я не обязан был анализировать его духовные состояния. Мне вменялось проверить сейф старика, изучить виллу и дождаться неизвестного, способного удовлетворить наше общее любопытство. С трех сторон "город Сол" был окружен лесом, только с юга под бетонной стеной проходила дорога - узкая, запущенная, как все в этом Богом забытом краю. Кроме грузовичка фирмы "Мейси", тут давно, кажется, никто не проезжал. Людей Джека Берримена это устраивало. Укрывшись в лесу, они круглосуточно прослушивали окрестности. Благодаря скрытым микрофонам, они слышали каждое слово, произнесенное стариком или мною, а я слышал все, что делалось по периметру стены. Но дни шли, а ничего не происходило. Птицы. Цветы. Цикады. Иногда мне казалось: мы навечно погружены в самый глухой из омутов. Правда, надломленная ветвь, царапина на стене... Я никогда не доверял тихим местам. Тишина "города Сол" тоже меня не убаюкивала. Бэрдоккское дело, моргачи из Итаки, ребята с фирмы "Счет", коричневые братцы, Лесли, пытающийся подставить мне ногу, - я знал, какие диковинные злаки могут произрастать в тишине. В конце концов, мой опыт опирался не только на эти дела, но и на службу в Стамбуле и в Бриндизи, на "домашнюю пекарню", в которой АНБ выпекает вовсе не булочки... Пришаркивая, легонько волоча ногу, дымя дешевой сигарой, я, как заведенный, бродил по саду - не столько утомительное, сколько раздражающее занятие. Легкий зовущий свист заставил меня насторожиться. Я прислушался. Свист повторился. Не отзываясь, я бесшумно приставил к стене валявшуюся в траве лесенку, и внезапно поднялся над украшенным битым стеклом гребнем. На дороге стоял человек. Он приветливо ухмыльнулся. Он красноречиво похлопал короткой толстой рукой по накладному карману куртки, из которого торчала плоская фляжка. Маленькие глазки, слишком близко поставленные к переносице, помаргивали. Они были уже с утра затуманены алкоголем. Затасканные шорты, сандалии на босу ногу, желтая спортивная майка - тоже мне, бывший грек! Таких толстячков сколько угодно в любом уголке Файв-Пойнтса или Хеллз-Китчена. Но это, несомненно, был бывший грек Иктос. - Новый садовник мистера Беллингера? Для верности он навел на меня толстый указательный палец. - У тебя-то, наверное, есть язык, - добродушно предположил он. - Спускайся на травку. У меня как раз есть свободное время. И еще кое-что есть, - похлопал он себя по оттопыренному карману. - Бедняга Бауэр... Мы любили с ним поболтать. - С глухонемым-то? - не поверил я. Иктос возмутился: - Ты бы посмотрел! Он все понимал. Ему говоришь, он кивает. Все как на исповеди.
в начало наверх
- Со мной это не пройдет. - Что не пройдет? - Иктос удивленно уставился на меня. Смотреть снизу не очень удобно, его толстая шея и рыхлое лицо побагровели. - Откуда ты такой? - Не твое дело. - Грубишь, - бывший грек покачал головой. - Ты не похож на беднягу Бауэра. - Это точно, - хмуро подтвердил я. - Со мной не больно повеселишься. - Давно таких не видал, - признался Иктос. - А по роже ты - человек. - Здесь частное владение, - отрезал я. - Не следует тебе тут разгуливать. Он ухмыльнулся: - Частные владения - это там, за стеной. Там, где ты торчишь, - уточнил он. - А дорога принадлежит местным властям. Я свои права знаю. И добавил, расплываясь в ухмылке: - Я вижу, глоток тебе в самый раз будет, а? Если честно, он был прав. Но я не собирался поощрять бывшего грека: - Не пройдет. И плевать мне, кому принадлежит дорога. Будешь шуметь, пальну из ружья. - Из ружья? - Иктос оторопел. Я подтвердил сказанное кивком. Иктос расстроился: - Странный ты какой-то. А зря. Тут в округе ни души, ты со скуки сбесишься. - Он растерянно присел на обочину. - Не хочешь выпить, так и скажи. А то - из ружья! Видал я таких! - И опять разулыбался: - У нас на станции бар есть. До станции ходу три мили, прогуляться - одно удовольствие. Мы по субботам там и собираемся. Приходи. Мое молчание сбивало его с толку: - Ты что, онемел? С Бауэром, клянусь, было веселее. Что там случилось с беднягой? - Болезнь, наверное. Иктос принял мои слова за шутку и обрадовался: - Болезнь! Это ты хорошо сказал. Дика Гилберта в баре саданули бутылкой. Вот болезнь, да? Раскроили весь череп. Он отвернулся, что-то там отыскивая, и я мгновенно скользнул по лестнице вниз. Я не собирался с ним болтать, он мне не понравился. Сам по себе он не показался мне опасным, но вокруг таких типов всегда веет непредсказуемостью. На такие вещи у меня нюх. Пусть там посидит один, решил я, ему это пойдет на пользу. 4 Иктос действительно приятельствовал с покойным Бауэром, я это знал, но появление Иктоса меня насторожило. Я не думал, что бывший грек может на кого-то работать - слишком болтлив, но присмотреться к нему было не лишним. Бар по субботам. Я хмыкнул. Я не собирался оставлять Беллингера наедине с судьбой даже на минуту. Странный старик. Он часами сидел один, в компании он не нуждался. Смотрел в небо, что-то обдумывал. Варил кофе. Странно еще, он никогда не подходил к телефону. А при глухонемом Бауэре? Кто-то же должен был это делать. - Могут позвонить друзья, - заметил я как-то. - Друзья? - Беллингер недружелюбно хмыкнул. - Что ты имеешь в виду? - Ну, как... У всех есть друзья... Или там по делу, - попытался я выкрутиться. - Три дня назад звонил журналист... Какая-то газета... Обещали неплохие деньги... - Деньги? - Беллингер вытянулся в кресле, размял одну ногу, потом другую. - Я сказал тебе, гони всех! Никаких встреч. Если встретимся, то на кладбище. - Не надо так говорить. - Заткнись, - Беллингер даже не повысил голоса, но было видно, командовать он умеет. - Если я сказал - на кладбище, значит там и увидимся. Я кивнул. Не мое это дело - спорить с тем, кого охраняешь. Тем более, что он не догадывается об этом. Есть такой анекдот: неврастеник является к доктору. Доктор, естественно, расспрашивает, как жизнь, да что у него за работа? - "Ответственная работа, доктор". - "Давайте конкретнее". - "Сортирую апельсины, доктор". - "Апельсины? Как это?" - "Ну как! Целый день по желобу передо мной катятся апельсины. Целый день я бросаю большие апельсины в одну корзину, средние - в другую, маленькие - в третью". - "Не худшая работа, - говорит доктор. - Наверное, успокаивает". - "Успокаивает? - взрывается неврастеник. - Да вы поймите, доктор! Целый день передо мной катятся апельсины, целый день я хватаю то один, то другой, целый день я вынужден делать выбор, выбор, выбор!" Ладно. Я тоже все время стоял перед выбором. Мне следовало постоянно следить за стеной и садом, заниматься хозяйством, и в то же время не упускать монологов Беллингера. Говард Фаст, - ни с того, ни с сего сердился вдруг Беллингер. Игра в партии, вход, выход... Он лично ставил не на таких людей... Каждое слово его бессвязных воспоминаний записывалось людьми Джека Берримена, а я старался ничем не выказать своего интереса. Старик довольно быстро начал относиться и ко мне как к глухонемому. Меня это устраивало. Ничто так не успокаивает человека, как ощущение чужой тупости. Иктоса устраивал Бауэр, Беллингера устраивал я. Ему ведь и в голову не приходило, что благодаря мне где-то далеко от "города Сол" доктор Хэссоп, давний приятель, ежедневно анализирует каждое его слово. 5 Но если кто-то охотился за Беллингером, охотников я пока не видел. Как, впрочем, и настоящих следов. - Мистер Ламби, - сообщил я Беллингеру, сняв телефонную трубку. - Вы будете говорить с ним? - В субботу, - ответил Беллингер, и не думая подниматься с кресла. - Вы будете говорить с мистером Ламби в субботу? - не понял я. - Вот именно. Но не по телефону, а здесь. Он все знает. Передайте ему - как обычно. - Как обычно, - сказал я в трубку. Мистер Ламби все понял, он даже переспрашивать ничего не стал. Похоже, такие беседы были для них не редкость. Занимаясь своими делами, я не терял возможности присмотреться к Беллингеру. Откинувшись на спинку кресла, обхватив острые колени тонкими веснушчатыми руками, старик часами всматривался в резную листву дубов, темных, как предгрозовое небо. Что он там видел? О чем он думал? Чем он занимался целых десять лет, проведенных на вилле "Герб города Сол"? Конечно, не он один уходил из большой жизни. Скажем, Грета Гарбо. Великая актриса провела в уединении чуть ли не треть века. "Хочу, чтобы меня оставили в покое", - сказала она однажды и сделала все, чтобы получить покой. Журналисты месяцами ловили ее у собственного дома, но она умела ускользать от них. Наконец, о ней забыли. Или Сэлинджер, укрывшийся в Вермонте под Виндзором. Кто знает, чем он там занимается? Дзэн-буддизмом? Поэзией? Или вообще ничем не занимается? В последнее я не верил. Человек не способен ничем не заниматься. Пусть неявно, даже не замечая этого, но он будет стараться изменить течение событий, разнообразить их. Платон справедливо заметил: человек любит не жизнь, человек любит хорошую жизнь... Невозможно десять лет подряд произрастать как дерево. Если ты, конечно, вменяем. Невозможно десять лет подряд смотреть на облака, слушать цикад, любоваться розами. Рано или поздно тебе понадобятся люди, рано или поздно тебя охватит тоска по действию. С этим ничего нельзя поделать. Обходя сад, я не раз думал об этом. Год, еще год, еще... Жизнь уходит... Что примиряло с этим Беллингера? Звон пчел? Само уединение? Небо, распахнутое над головой? Ладно. Я не хотел в этом копаться. Меня интересовала конкретная вещь - металлический сейф, установленный в кабинете. Выглядел он неприступно, но я не думал, что не справлюсь с ним. В свое время мы с Джеком прошли хорошее обучение. Я ждал лишь удобного случая. Старик ложился поздно, иногда в третьем часу. Он не всегда гасил свет, но это не означало бессонницы - просто он мог спать и при свете, привычка одиноких людей. Я убедился в этом, оставляя стул перед его дверью. Примитивная уловка показывала - если старик уснул, то это надежно. В отличие от Беллингера, я ложился рано. Меня устраивал крепкий короткий сон, я по опыту знал: самые опасные часы - предрассветные. Глубокой ночью я просыпался, бесшумно вставал и так же бесшумно спускался в сад. Луна. Смутные тени. Душные ароматы лета, дубов, роз. Мне надоело бездействие. Особых развлечений сейф мне не обещал, но я нетерпеливо ждал того момента, когда им можно будет заняться. И такой момент наступил. Старик спал, в саду царило безмолвие, нарушаемое лишь цикадами. Обойдя сад, я неслышно поднялся в кабинет. Я не стал включать свет - три окна кабинета просматривались с южной стены. Я не думал, что за мной наблюдают, но рисковать не хотел. Ночь... Микродатчики, разнесенные по всей стене, доносили до меня неясные шорохи. Ночь... Самое поразительное - Беллингер не снабдил сейф никакой дополнительной защитой. Я справился с шифром за полчаса. Больше всего я опасался звуковых ловушек, но, похоже, Беллингеру это и в голову не приходило. Я включил потайной фонарь. В сейфе, на двух его полках, лежали деньги, старые договора, какие-то документы, мало меня интересовавшие, зато я сразу обратил внимание на толстую картонную папку и на обшарпанный "Вальтер". Вид у пистолета был вызывающий, но на месте Беллингера я бы завел оружие более современное. И все же Беллингер держал в доме оружие... Просмотрев документы, я обратился, наконец, к папке. Наверное, воспоминания. Упреки в адрес Фаста и Стейнбека, похвалы Уилберу и Сарояну. Что-нибудь такое, я был в этом уверен. С помощью фонаря я тщательно изучил положение папки в сейфе. При первой тревоге я должен положить ее на то самое место, где она лежала, и захлопнуть сейф. Это займет считанные секунды, но я должен быть готов. Все в сейфе должно лежать так, как предусмотрено стариком. Я осторожно положил папку на журнальный столик. Микрокамера, вмонтированная в кольцо, была готова к работе. Я не испытывал никакого волнения от мысли, что в принципе, я, возможно, - первый читатель новой вещи весьма известного писателя. Я вполне был удовлетворен тем, что моя догадка подтвердилась - эти десять уединенных лет старик не сидел без дела. "Человек, который хотел украсть погоду". Недурное название, хотя прежде Беллингер предпочитал более краткие. "Генерал". "Поздний выбор". Ладно. Я никогда не относил себя к рьяным поклонникам Беллингера. 6 Работая с камерой, я успевал еще и просматривать текст глазами. Роман. Вовсе не воспоминания, как я думал. Роман. И, кажется, с авантюрной окраской. Полярное белесое небо, собачьи упряжки, скрип снега. Два датчанина пересекали ледник. Гренландия. Я усмехнулся. В своих бессвязных отрывистых бормотаниях Беллингер, кажется, упоминал Гренландию. Но в каком-то другом контексте, не буквально, скорее
в начало наверх
как символ. Символ чего? История - это не рассказ о событиях, история - это, скорее, описание человеческих поступков. Введение Беллингера мне понравилось. Мой взгляд на историю, пожалуй, был близок взглядам старика. Тренированным глазом я схватывал страницу за страницей. Я пытался понять, в чем состоял замысел. В конце концов, может быть, именно из-за этого романа старик обрек себя на столь долгое одиночество. Некий промышленник Мат Шерфиг (промышленник - в значении охотник, перевел я для себя) спасал вывезенного из Дании поэта Р.Финна. Рик Финн. Р.Финн. Сорок второй год. Собачьи упряжки споро неслись по снежному берегу замерзшего пролива. Шерфиг нервничал: поэт оказался человеком капризным, он никак не мог осознать, что Гренландия - это не Париж и даже не Копенганен. Рыбаки с риском для жизни вывезли из Дании опального поэта, и теперь Шерфиг обязан был доставить его на край света - в поселок Ангмагсалик. Мат Шерфиг нервничал. Ему не нравилось белесое, прямо на глазах выцветающее небо. На перевалочной базе в снежном иглу Мата Шерфига и его спутника ожидали верные эскимосы Авела и Этуктиш. Честно говоря, Шерфиг был рад, что не взял их с собой в путешествие на побережье. Такая погода пугает эскимосов, ведь небо перед пургой выцветает от дыхания Торнарсука - злобного духа, главного пакостника Гренландии. Злобный дух. Беллингер рассказывал о Торнарсуке со знанием дела. Он уделил ему внимание не меньшее, чем главным героям. Воздух, который выдыхает из себя Торнарсук, это воздух страха, насилия, крови. Даже Рик Финн, не знакомый с Гренландией, это почувствовал. Я сразу отдал должное Беллингеру: старик, похоже, знал края, которые описывал. Человек, никогда не носивший кулету, вряд ли сможет так ясно описать эту шубу, не имеющую никаких застежек. Попробуй справиться с застежками на пятидесятиградусном морозе! Но дело было даже не в деталях, Беллингер знал, о чем пишет, иначе бы ему не создать той странной атмосферы, от которой даже по моей спине вдруг пробегал холодок. Представления не имею, что могло загнать в Гренландию Беллингера, датчан в Гренландию загнала война. И насколько я понял, Рика Финна это вовсе не радовало. Он предпочел бы оказаться в Копенгагене. Даже рискуя попасть под арест (а Риком Финном интересовалось гестапо), он предпочел бы оказаться сейчас не под полярным небом, а в Копенгагене. Очутись он там, он даже не стал бы прятаться. Он просто отправился бы в свою любимую кофейню - в ту, что расположена прямо против городской ратуши, под башней, на которой раньше полоскался желтый флаг, не однажды воспетый в стихах Р.Финна. Он бы попросил чашку кофе и молча смотрел на башню. Там, наверху, из глубокой ниши выезжает на велосипеде бронзовая девушка, если с погодой все хорошо; если погода портится - жди дородную даму с зонтиком. Окажись он в Копенгагене, он обошел бы все любимые с детства места: кафе на цветочном базаре, ресторан "Оскар Давидсон", расположенный на углу Аабульвара и Грифенфельдсгаде, тихие улочки, наконец, он просто посидел бы под бронзовой фигурой епископа Абсалона, застывшего, как все основатели больших городов, на вздыбленном навсегда коне. А здесь? Рик Финн с омерзением передергивал плечом. Лед. Мрак. Собаки. Меня, кстати, тоже окружала ночь, ничуть не менее тревожная, чем там, в Гренландии. Беллингер никогда не был романтиком, уже в "Генерале" он предпочитал называть вещи своими именами. Рик Финн в его обрисовке не вызывал симпатии - растерявшийся, в чем-то сломленный человек. И мысли у него были соответствующие. Нацисты - дерьмо, правительство Стаунинга - дерьмо, потомки епископа Абсалона, отдавшие Данию немцам, - дерьмо, бывшие союзники - дерьмо, гений Гамсуна - дерьмо. Все дерьмо. Морозный воздух густел, снег злобно взвизгивал под полозьями нарт, собаки дико оглядывались. Иссеченные ветрами плоскости скал казались нечеловеческими щитами. Но если Мат Шерфиг думал: "Вот место, куда не придут враги, вот место, где Финн будет в безопасности", то сам Рик Финн думал: "Вот место, где все напоминает могилу, вот место, где можно растерять все надежды". Говорят, поэты - провидцы. Не знаю. Не взялся бы утверждать. Но этот Рик Финн обладал интуицией. 7 На мой взгляд (возможно, от того, что я торопился) роман Беллингера грешил некоторым многословием. Там, где злобных духов можно было просто упомянуть, он зачем-то пускался в долгие рассуждения. Позже доктор Хэссоп пытался вытянуть из меня то, что не попало на пленку, но я мало чем смог помочь ему. Попробуйте, прослушав лекцию по элементарной физике, растолковать хотя бы самому себе, какие силы удерживают электрон на орбите или что такое гравитационное поле. Для меня все эти духи вместе с Торнарсуком были на одно лицо. Если воспользоваться определением Рика Финна - дерьмо. Я не сразу понял, кто является главным героем романа. Ну да, человек, который хотел украсть погоду. Но кто был этим человеком? Поэт Рик Финн, растерявшаяся гордость Дании? Но поэт Р.Финн уже в первой части романа был убит лейтенантом Риттером. Лейтенант Риттер, поставивший на острове Сабин тайную метеорологическую станцию и обшаривавший со своими горными стрелками близлежащее побережье? Возможно. Но лейтенант Риттер уже в первой части романа попал в руки промышленника Мата Шерфига. Сам Шерфиг, наконец? Но ведь где-то в середине романа он, похоже, по своей воле отправился к горным стрелкам лейтенанта Риттера. Не знаю. Я не просмотрел роман до конца, а Беллингер никогда не был сторонником ясных положений. 8 Смерть не бывает красивой. Я знаю это. Я видел много смертей. Беллингер описывал смерть без красивостей и преувеличений. Датчане наткнулись на горных стрелков прямо у своей перевалочной базы. Рик Финн был убит, Мата Шерфига сбили с ног и обезоружили. Он видел трупы Авелы и Этиктуша, валявшиеся рядом с иглу. Лейтенант Риттер спросил: род занятий? По-датски он говорил слишком правильно, оттого и вопрос прозвучал излишне буквально. - Мужской, - ответил промышленник. - Стреляю зверей. Лейтенант Риттер улыбнулся. Высокие, до колен, сапоги, толстые штаны, толстый свитер (такие вяжут на Фарерах), сверху анорак с капюшоном - сразу было видно, одевала лейтенанта не организация по туризму. И вел он себя соответственно. Трупы закопать в снег, снаряжение забрать, иглу разрушить. И прочесать местность. Если кто-то тут еще есть (Шерфигу лейтенант не поверил) - убить. Этого человека я заберу с собой, - лейтенант указал на Шерфига. Мы отправимся прямо на остров Сабин. 9 Переснимая рукопись, быстро проглядывая ее страницы, я не забывал прислушиваться. Цикады, писк летучих мышей, шорохи... Лейтенанта Риттера и Мата Шерфига, пробирающихся к острову Сабин, окружал совсем другой мир. Воздух был прокален морозом, и все же в его ледяном обжигающем дыхании чувствовалось уже неясное дыхание приближающейся весны. Пройдет время, снег сядет, запищат крошечные кайры, вскрывшиеся воды пролива приобретут сине-стальной цвет и пронзительно отразят в себе низкое и белесое гренландское небо. Но весна лишь предчувствовалась. Снег. Льды. Подходящий пейзаж для нерадостных размышлений. Сидя на нартах, Мат Шерфиг не оглядывался на бегущего рядом немца. Он знал: рано или поздно они сделают привал, невозможно добраться до острова Сабин, не сделав передышки. Он надеялся: он сможет воспользоваться передышкой. Он надеялся. А пока собаки дико оглядывались, лица резало холодом. Невидимый ветер ворвался с моря в узкий пролив. Взметнулась снежная пыль, густо осыпала скалы, собак, людей и сразу понеслась вверх - все выше, выше. Стремительными реками, вьющимися, широкими, презрев все законы физики - все вверх по отвесным скалам. И все вокруг сразу приобрело бледно-серый линялый оттенок. 10 Лейтенанта Риттера погубила самоуверенность. Его ничуть не мучила смерть эскимосов и Р.Финна. В конце концов, Р.Финн первым схватился за оружие, а лейтенант Риттер был обязан думать о благополучии горных стрелков и, разумеется, о благополучии Третьего рейха. Упусти он датчан или эскимосов, они вполне могли добраться до Ангмагсалика и вызвать британскую авиацию. Он, лейтенант Риттер, не мог им этого позволить: германская армия, разбросанная по всему континенту, нуждалась в погоде, а погоду с севера теперь давали его горные стрелки. Шерфиг тоже не вызывал у лейтенанта особого любопытства. Ну да, вечерние допросы-беседы, это разнообразит жизнь, но не похоже, чтобы с датчанином можно было развлечься. Лейтенант даже особой вражды к нему не испытывал. Как, собственно, и к Дании. Такая маленькая страна не может существовать самостоятельно. Пока что ей просто везло. Везло при Карле XII, - не потерпи он сокрушительного поражения, Дания и сейчас оставалась бы провинцией Швеции; ей везло и в XIX веке, - не вмешайся в дело Россия, пруссакам досталась бы вся Ютландия... Лейтенант Риттер твердо знал: мир должен принадлежать Германии. Это было точное знание, оно не требовало доказательств. На каждого человека эйфория действует по-своему. Упоенный легкой победой над датчанами, лейтенант Риттер устроил привал. Именно на привале, воспользовавшись удобным моментом, Мат Шерфиг отнял у него оружие. В первый момент датчанин хотел пристрелить Риттера. Это развязало бы ему руки. Он мог добраться до Ангмагсалика и тайна германской метеостанции перестала бы быть тайной. Но он вовремя перехватил взгляд лейтенанта - самоуверенный, даже наглый взгляд. Этот взгляд его отрезвил. Он, Шерфиг, не уберег эскимосов, он не уберег гордость Дании - Р.Финна, было бы непростительно просто так отправить Риттера на тот свет. Он должен доставить лейтенанта Риттера в Ангмагсалик, только таким образом лейтенант будет лишен чувства внутренней правоты. ...Они шли через круглое береговое озеро, промерзшее до самого дна. На отшлифованный ветром лед, тусклый и гладкий, как потертое зеркало, медленно падали вычурные крупные снежинки. Их кристаллические лучи сцеплялись, как шестеренки, лед на глазах покрывался фантастическими фигурами, впрочем, их тут же сдувал злобный ветерок, вдруг прорывающийся с промерзлого плато. На западе, далеко, равнодушно стыли мертвые склоны внутренней Гренландии - обитель мрачных духов, возглавляемых Торнарсуком. Туда, на запад, стекаются души умерших людей. Эти склоны отливали голубизной утиного яйца, такие же голубоватые, но полные внутренней мощи. Стояли над льдами пролива айсберги, терпеливо ожидая того часа, когда воды вскроются и они, наконец, торжественно двинутся в свой извечный путь - туда, к мысу Фарвел... Север в изображении Беллингера завораживал.
в начало наверх
Я не знал, видел ли сам Беллингер заполярные пейзажи. Я не знал, умел ли он сам обращаться с оружием. Да, в его сейфе лежал "Вальтер", но это еще ни о чем не говорило. Да, он уже десять лет укрывается от мира на своей вилле, но ведь это могло не иметь никакого отношения к его роману. 11 Страх... Перелистывая страницы, я вслушивался в ночь. Беллингер спал. Совсем недалеко от меня. В его спальне горел свет, но он спал. Какую роль в романе играл он сам? Ладно. Я прислушался. Ночь была тиха. Луну закрывали облачки, потом на сад вновь проливался свет. Роман Беллингера был густо пропитан страхом. Страх витал в белесом морозном воздухе, страх свирепо дышал в затылок лейтенанту Риттеру, страх заставлял Мата Шерфига торопить усталых собак. Шерфиг знал - приближается ночь, значит, страхи еще больше сгустятся. Он не мог делить спальный мешок с врагом. Гуманнее было бы пристрелить лейтенанта... И все же Шерфиг решил доставить Риттера в Ангмагсалик. Достаточно смертей. Как это ни странно, промышленник Шерфиг боялся смерти. 12 Ветер, дувший с полюса, сделал свое дело: снег плотно сбило, все гребни срезало, неровности занесло. Усталые собаки дико оглядывались на людей. На фоне неожиданных бледно-розовых облаков вдруг возникла, высветилась золотистая вершина, оконтуренная невидимым Солнцем. Снизу, на побережье, подошву горы обнимал белый туман, нанесенный с моря - там чернели промоины. Совсем как возле Ангмагсалика, подумал Шерфиг: туман, а сверху невидимое Солнце. Только там, возле Ангмагсалика, чернеют каменные дома. Сколько раз он, Мат Шерфиг, ни подъезжал к Ангмагсалику, там всегда висел туман. Туман белый, сквозь него проступали черные постройки и скалы. Иногда в тумане выла эскимоска. Мерзкий холодок трогал кожу, вой эскимоски рвал сердце. Может, у нее утонул на рыбалке муж, может, она боялась, что полынью затянет льдом. Тогда душа утонувшего не сможет отправиться на запад. Своим горестным воем эскимоска отгоняла от полыньи Торнарсука. Страх... 13 Впоследствии доктор Хэссоп не раз возвращался к этим страницам. Он считал: где-то здесь в душе Шерфига начался перелом, заставивший его изменить направления. Не знаю. Иногда действия Шерфига были мне по душе. Он, например, очень просто решил проблему безопасности. Когда немец указал вдаль: "Нунаксоа! Медведь!" - он сразу понял, что медведь послан ему самой судьбой. Сбросив лейтенанта с нарт, он тотчас устремился в погоню. И я понял Шерфига, как, впрочем, ощутил и чувства Риттера. Он один. Вокруг только холод. Упряжка удаляется. Он брошен? Совсем брошен? Датчанин бросил его замерзать? Лейтенант Риттер внезапно оказался свободным, но, боюсь, эта мысль не принесла ему облегчения. Он один. У него нет оружия, нет еды, нет собак. Он не в силах пересечь ледяную пустыню, он не в силах добраться ни до Ангмагсалика, ни до острова Сабин. Вряд ли горные стрелки хватятся его раньше, чем через сутки. Страх... Беллингер не скупился на убеждающие детали. Он и меня заставил задохнуться от отвращения: ведь, вернувшись, датчанин почти насильно накормил лейтенанта горячей печенью убитого медведя. Кровь текла по небритому подбородку Риттера, но он глотал омерзительные куски. Он не хотел, чтобы пули собственного автомата разбили его голову. ...По дну затененной долины растекался белесоватый мороз. Тысячи иголочек, как шампанское, кололи ноздри. "Я ничего не вижу", - прохрипел Риттер. "А тебе и не надо ничего видеть, - прохрипел в ответ датчанин. - Теперь я твой поводырь. Тебе придется терпеть. Потом еще с твоих ладоней клочьями слезет кожа - печень медведя перенасыщена витаминами. Но это не навсегда. Ты убил Финна и эскимосов - это навсегда. А твоя слепота не навсегда, тебе придется терпеть". Страх... Ледяные кристаллики медленно падали с низкого неба, скапливались на плечах, в каждом сгибе одежды. Их призрачный блеск утомлял глаза, воздух сиял, как радуга. Но не меньше, чем этот тусклый блеск, Мата Шерфига мучила ненависть. Она усилилась, когда он прочел отобранное у Риттера письмо, которое лейтенант адресовал в Берлин - в город, в котором Шерфиг никогда не был, но в котором, без всякого сомнения, бывал в свое время Рик Финн. "Герхильд, - писал Риттер своей жене. - Север мне по душе. Это мой край. А мои друзья - бывалые люди. Некоторые из них ходили по скалам Шпицбергена еще до войны. Так что, когда ты получишь письмо, знай: я не один, меня окружают крепкие верные люди. Мы питаемся кашей и бобами, черным хлебом и пеммиканом - у нас достаточно сил. Ты знаешь, я всегда хотел быть сильным, прямым, и чтобы кулаки у меня были тяжелые, и чтобы я мог объясняться на двух-трех языках. Так вот, Герхильд, я силен и прям, и кулаки у меня тяжелые, и я свободно изъясняюсь с любой миссис Хансен. Почему-то в Дании, - писал лейтенант, - большинство миссис - Хансены... А еще здесь любят свечи, здесь много свечей. Есть круглые, есть витые, есть плоские, как блюдца, есть здоровенные, как поленья - какие угодно, Герхильд! Как только закончится война..." Лейтенант Риттер не знал, что для него война уже закончилась. Этого, правда, не знал и Мат Шерфиг, лежащий в спальном мешке рядом с полуослепшим, сгорающим в жару лейтенантом. Немец стонал, от него несло жаром и ненавистью. Проще было убить его, подумал Шерфиг. Яркая звезда - Тяги-су, Большой гвоздь, ее еще называют Полярной, - пылала над людьми, сжигаемыми ненавистью. Мат Шерфиг понимал всю условность сравнений, но звезда Тиги-су действительно казалась ему гвоздем, намертво пришпилившим к гренландскому леднику и собак, и его самого, и лейтенанта Риттера. 14 Я насторожился. Шорох и скрип... Так может скользнуть подошва по бетону... Опять шорох... И тишина. Я не стал терять время. Тяжелая папка аккуратно легла в сейф на положенное ей место, массивная дверца сейфа захлопнулась. Выключив потайной фонарь, я бесшумно подошел к открытому окну и всмотрелся. Смутная тьма дубов... Я ничего не видел... Но снова шорох. И снова тишина. Я не верю тишине. Самое худшее всегда происходит в тиши, незаметно. Я внимательно вслушивался. Не знаю, был ли кто-то в саду. По крайней мере, я ничего больше не слышал. Скользнув в открытое окно, я мягко приземлился в цветочной клумбе. Еще секунда, и я нырнул в тень дубов. "Магнум", как всегда, находился под мышкой. В любой момент я готов был пустить оружие в ход. Опять подозрительный шорох... Шорохи то приближались, то удалялись. Было отчаянно темно. Прекрасная ночь для любой противозаконной акции, подумал я. И усмехнулся: для законной тоже. Час, а может, все полтора я чуть ли не на ощупь исследовал сад. Ни души. Металлическая лесенка Бауэра лежала там, где я ее оставил днем. Душный аромат роз пропитывал воздух. Если кто-то и побывал в саду, я не мог сейчас увидеть никаких следов. И все это время, как ни странно, меня преследовали мысли о рукописи. Перед тем, как сунуть в сейф, я заглянул в ее конец. Беллингер умел строить сюжет. Лейтенант Риттер не отобрал автомат у Шерфига, но они изменили курс - они шли теперь к острову Сабин. Мат Шерфиг шел туда добровольно. Почему? Что случилось на полдороге в Ангмагсалику?.. Наконец, я прекратил поиск и устроился в траве рядом с канавой, ведущей к хозяйственным пристройкам. Ледяная тоска промороженных гренландских пространств все еще покалывала мои нервы. Слишком большой заряд злобы и ненависти был впрессован в рукопись, я никак не мог отойти от нее. Снова шорох... Удаляющийся, невнятный... Просидев в траве еще полчаса, я решил подняться наверх. Следовало хотя бы час поспать, силы могли мне понадобиться. Следы, если они есть, я отыщу утром, ну а рукопись... Рукопись никуда не денется. В этом я был убежден. 15 Я проспал не более часа, но полностью восстановил силы. Зато Беллингер и не думал подниматься. Выпив кофе, я отправился в обход стены. Розовые утренние облака башнями стояли в небе, тянул ветерок - природа тонула в пышной умиротворенности. Я внимательно присматривался к каждому кусту, исследовал все подозрительные участки. Но никаких следов не нашел. Зато, обескураженный, я услышал знакомый свист. Ну да, Иктос, конечно. Что надо от меня бывшему греку? Поднявшись по лесенке, я недовольно глянул за гребень стены. - Сколько бутылок побили, - укорил меня Иктос. Он имел в виду осколки, торчавшие из бетона. Хитрые глазки Иктоса бегали. - Ужасное количество. Твой хозяин не дурак выпить, а? - Он вообще к выпивке не притрагивается. - А откуда столько бутылок? - резонно возразил Иктос. - Никогда не встречал людей, не притрагивающихся к выпивке. - Тебе просто не везло. - Не злись. - Иктос похлопал по оттопыренному карману. - Спускайся сюда на травку, - он, видимо, запомнил мою угрозу и не собирался вторгаться на территорию виллы. - Утро только началось, а ты уже злишься. Дерьмовый у тебя характер, скажу я тебе. Наверное, он мог говорить долго, но его прервали. Из-за поворота, мягко урча, мягко приминая жесткую травку, выкатился открытый форд. За рулем сидел удивительный человек: белый костюм, белые перчатки, белая шляпа, такое же белое, да нет, конечно, просто бледное лицо; зато усики, единственное его украшение, казались черными до неприличия. - Кажется, я заблудился, - человек в белом с любопытством взглянул на Иктоса, потом на меня. - Там дальше есть дорога? - Только для вездехода, - у Иктоса от удивления отвалилась челюсть. Этим он сразу снял мои сомнения, вряд ли они виделись раньше. Человек в белом сунул руку в перчатке куда-то под приборный щиток и извлек на свет божий пластиковую пластинку. - Вилла "Куб". Некто Раннер. Это здесь? Он глядел на меня. Я недовольно кивнул в сторону Иктоса: - Спросите у него. Он знает. Нет, нет, они никогда не встречались. Это я понял и меня это успокоило. - Вилла "Куб"? - Бывший грек никак не мог совладать с собой. - Это рядом. Вы проскочили мимо.
в начало наверх
- Отлично! - Человек в белом непонятно чему обрадовался. - Похоже, места тут не густо заселены. Я не ошибся? - Да уж... - А дальше? Там совсем, наверное, пусто? - Я же говорю, - Иктос сгорал от любопытства. - Там дальше и вездеход не пройдет. Лес. Болото. Потом болот и снова лес. Такие места. - Сами выбирали, - человек в белом ухмыльнулся. - Хочешь заработать бумажку? Он смотрел на меня. Я хмуро откликнулся: - Смотря как. - Разумеется, честно. Иктос завистливо кашлянул, показывая, что он тоже не прочь заработать бумажку, но человек в белом и бровью не повел: - По запаху слышно: у тебя там неплохой цветник. Розы? - Он смотрел на меня. Он был такой чистенький, такой белый, что лучше бы ему не закатывать глаза - вылитый покойник. - Что есть, то есть, - проворчал я. - Ну как, сговоримся? Нарежешь бутонов? Хочу удивить Раннера. - Разве он приехал? - спросил я. - Разве он уезжал? - удивился человек в белом. - Разве он собирался приехать? - подвел итог Иктос. Ему явно не хотелось, чтобы на неожиданном госте заработал я. - Мистер Раннер всегда сообщает о приезде заранее, но я ничего такого не получал... И о гостях... - Он подозрительно почесал голову. - И о гостях я ничего не слышал... - Вот как? Ты с виллы "Куб"? - человек в белом цепко осмотрел Иктоса. - Судьба справедлива. Выходит, я не зря проскочил мимо. - Почему это? - Ты же говоришь, хозяина нет. Я бы потерял время и деньги. - Не знаю, - пожал плечами Иктос. Он, наконец, пришел в себя. - Бутонов я сам могу вам нарезать. Это будет справедливо. Вы же к мистеру Раннеру ехали. - Прыгай в машину, - приказал человек в белом. И добавил: - Сосед у тебя не слишком общительный, да? Не знаю, что ответил Иктос. С веранды до меня донесся голос Беллингера: - Айрон! - Иду, - откликнулся я. Появление человека в белом мне не понравилось. Я был полон сомнений. - Айрон! Я уложил лесенку под стеной и, не торопясь, поднялся на веранду. - Не больно ты тороплив, - старик остро, не по-стариковски, взглянул на меня. - Что это за имя - Айрон? - Он вдруг процитировал: - "Зовите меня Израил"... Кто тебя окрестил Айроном? - Родители. Старик удрученно уставился в кофейную чашку. Что он видел на ее дне, в мутных, расплывшихся разводах? Тень человека? Гадалки говорят: это означает свидание... Или очертания неизвестных домов? - обещание богатства... Или башни? - обещание покоя и отдыха... Не знаю. Я никак не мог выбросить из головы его рукопись. Что, действительно, заставило Мата Шерфига изменить путь? Что ожидало его на тайной метеостанции? Разве не враги, убившие его друзей? Кажется, я невольно улыбнулся: я подпал под влияние старика! И он заметил мою улыбку. - Айрон, - сказал он, подозрительно меня осматривая. - Сегодня нам понадобится обед. Не надо никаких ухищрений, но что-нибудь не совсем примитивное... Ты ведь справишься? Я кивнул. - Даже я с этим справлялся, - ухмыльнулся старик. - Во сколько ждать мистера Ламби? - Я помнил, что свидание назначено на субботу. Беллингер опять насторожился: - Зачем тебе это знать? - Чтобы все приготовить вовремя. - Займись обедом прямо сейчас, и ты успеешь. - Но мистеру Ламби надо будет открыть ворота. - Он просигналит, и ты услышишь. - Старик, несомненно, темнил, а я не мог понять - почему. Я промолчал. Это удовлетворило Беллингера. - Запомни, - заметил он не без некоторой торжественности. - Я не люблю, когда нарушают гармонию. Твои вопросы не по делу. - И, несколько противореча себе, закончил: - Если понадобится, задай вопрос. Если он по делу, я отвечу. Я кивнул. Одиночество, похоже, не прошло для старика бесследно. Он легко срывался. Правда, так же легко он и отходил. - Айрон Пайпс, - выпрямился он в кресле. - Когда-то я писал книги. Тебе это, наверное, непонятно, но написание книги - это всегда тайна. Неважно, чему посвящена твоя книга, но если это настоящая книга, она всегда говорит о будущем. Если даже ты пишешь о короле Артуре. Когда я начинал очередную книгу, Айрон, я думал черт знает о чем, но всегда получалось так, что я думаю о будущем. Это мне и Сароян говорил, а ему я верил. Когда я писал свои книги, Айрон, я каким-то образом предвидел все, что случится потом, даже этот сад, даже эти беседы... - И меня? Моя тупость его удивила: - Ты считаешь себя некоторой величиной? Я пожал плечами: - Почему бы и нет? Он задумчиво оглядел меня, но не стал развивать эту тему: - Когда я писал "Генерала", я не знал ничего о том, что может произойти в следующей главе. Мне будто кто-то нашептывал слова, а я их записывал. Приятное было занятие. Я сильно и не задумывался. Просто ставил перед собой машинку и отстукивал столько страниц в день, сколько мне было прошептано... Хочешь спросить - кем?.. Да я и сам не знаю. Но никогда не случалось такого, если я вдруг садился за компьютер. Я никогда поэтому не работал с компьютером. На компьютере всегда работал Артур... Что-нибудь тебе говорит это имя - Кларк?.. Молчи, молчи, - махнул он рукой. - Ты, наверное, знал Кларков, но этот не из них. Этот всегда писал о будущем, но он писал с помощью компьютера, поэтому его будущее всегда не для людей. А вот я, - заявил он вдруг хвастливым, даже лихим тоном, - я всегда подслушивал вечность. - И закончил, чуть ли не с тоской: - Интересно, ты ее слышал? Я пожал плечами. Я никогда еще не видел его столь говорливым. Может, так на него действует ожидание встречи с мистером Ламби? И вздрогнул. За глухими металлическими воротами виллы "Герб города Сол" раздался чей-то уверенный голос. - Я не слышал машину, - сказал я, глядя на Беллингера. - Это мистер Ламби? - Наверняка он, - старик прищурился. - Он не приезжает сюда на машине. Он приезжает поездом, а сюда добирается пешком. Редкий случай подышать чистым воздухом. Литературный агент, разъезжающий на поездах, - это меня удивило. Еще больше удивил сам агент. Мистер Ламби оказался относительно молодым человеком, но его голову покрывала седая шевелюра. Зеленоватые глаза, уверенная улыбка, плечи спортсмена. Такие люди внушают доверие, хотя я бы предпочел, чтобы литературный агент Беллингера приезжал на автомобиле, а не появлялся столь неожиданно. При мистере Ламби не было ни портфеля, ни сумки. - Спасибо, Айрон, - произнес он, когда я открыл ворота. - Вы знаете мое имя? - Плохим бы я был агентом, не знай таких пустяков. - Он доверительно улыбнулся. Он явно изучал меня. - Знать все о жизни мистера Беллингера - моя обязанность. Между нами говоря, старик заслуживает внимания. Я прав? После сегодняшней ночи я вполне разделял это мнение. Я кивнул. - Айрон, - сухо сказал Беллингер, когда мы поднялись на веранду. - Займись обедом. Это означало: убирайся к чертям. Я и убрался - на кухню. Мне незачем было присутствовать при их беседе, где бы я ни находился, я слышал каждое их слово. Об этом позаботились люди Берримена, нашпиговавшие датчиками всю виллу. "Эта книга будет как взрыв, - голос мистера Ламби действительно был полон уверенности. - Мы ждали достаточно долго. Надеюсь, вы тоже понимаете - теперь пора". Наверное, они говорили о романе. "Мне кажется, можно было бы еще подождать..." "Чего?" Беллингер не ответил. Может, просто пожал плечами. "Вы слишком строги к себе. Это строгость мастера, я понимаю, но время пришло. Надеюсь, ваш комментарий тоже готов?" Беллингер игнорировал последний вопрос. Он сам спросил: "А переезд?" "Ну, с этим все в порядке, - уверенно заявил мистер Ламби. - Вам понравится выбранное нами местечко. Уютное, тихое. Есть горы и есть озеро. Все, как вам хотелось. - Мистер Ламби вдруг понизил голос: - Кто этот человек?" Он спрашивал обо мне. Беллингер ответил: "Мой садовник". "Это я знаю. Кто его рекомендовал?" "Доктор Хэссоп". "Это надежно, - сказал, помолчав, мистер Ламби. - И все же вы нарушили договор. Садовника должен был найти я". "Теперь, когда я решился, это не имеет значения". "Да, - согласился литературный агент. - На новом месте вас будут окружать новые люди. Я на них полагаюсь, как на себя". Они помолчали. Я хлопотал над плитой, готовя немудреный обед, к которому мы привыкли. "Ламби, - услышал я голос Беллингера. - Поднимись наверх. Наверное, ты прав, хотя я подождал бы еще. Поднимись наверх и забери рукопись. Комментарий я предоставлю чуть позже". Комментарий! Я не знал, что к роману Беллингера существует еще и комментарий. И в сейфе ничего такого не видел... Этот Ламби заберет рукопись? Это меня не устраивало. Унеси он рукопись, я не смогу ее переснять... Но мистер Ламби действительно поднимался в кабинет, шифр сейфа, наверное, ему известен... - Айрон! Сполоснув руки, я вышел на веранду. - Айрон, у нас есть лед? Я кивнул. - Наколи. Лед нам понадобится. Но я не успел наколоть льда - наверху, в кабинете, глухо и страшно ухнуло. Взрыв не был громким, но даже меня пробрало по-настоящему. На какое-то время я забыл о том, что я лишь придурковатый, не очень ловкий садовник, и бросился вверх по лестнице. Через несколько секунд я стоял в кабинете. Расщепленная дверь валялась на полу, в воздухе плавал сладковатый запах пластиковой взрывчатки, пахло дымом. Везде валялись книги и ворохи бумаг: под окном лежала массивная, сорванная взрывом, дверца сейфа. Там же, ничком, лежал мистер Ламби. Не человек, кровавое месиво. Мой прокол. Это был мой прокол, ничей больше. Взрывчатку в сейф могли заложить только под утро, только в то время, когда я рыскал по саду. Меня провели. Я искал неизвестных где-то вне дома, а они были в самом доме, может, они даже воспользовались распахнутым мною окном. Вошли, вскрыли сейф, забрали рукопись и начинили сейф взрывчаткой. Порывшись в бумагах, застилавших пол кабинета, я убедился: страниц из знакомой мне рукописи тут не было. Я перерыл все бумаги, разбросанные по кабинету - к рукописи они не имели отношения. Черновики к "Генералу" (Беллингер, несомненно, преувеличивал, утверждая, что текст был нашептан ему свыше), документы, старые письма. Нашлись клочки сгоревших купюр, но никаких следов толстой папки я не нашел, хотя, например, отыскался "Вальтер". К моему удивлению, он нисколько не пострадал. Я машинально сунул пистолет в карман. Меня провели. Это не было полным провалом, но меня провели. Пока я прикидывал, означает ли что-нибудь появление человека в белом, пока я изучал
в начало наверх
Беллингера и его быт, пока я мотался по ночному саду, за мной, похоже, внимательно следили... Если бы рукопись сгорела, я нашел бы ее клочки, какие-то хлопья пепла. Хлопья, собственно, находились, но принадлежали они не рукописи. Меня обыграли. Чисто и тонко. Смерть мистера Ламби надо будет объяснять - вокруг Беллингера могла возникнуть шумиха. - Джек, - сказал я негромко (каждое мое слово фиксировалось потайными постами), - мне нужна помощь. Ламби убит, сейф взорван, рукопись исчезла. Не стоит вовлекать в это дело полицию. Я знал, минут через десять появятся люди Берримена, он на то и профессионал, и, еще раз пройдясь по кабинету, медленно, стараясь прихрамывать и волочить левую ногу, спустился вниз, на веранду. Невероятно, но старик даже не встал с кресла. Казалось, взрыв не имеет к нему никакого отношения. Но взглянул он на меня с любопытством: - Ну? Что это было? - Взрыв. - Взрыв... - повторил он с таким видом, будто ожидал чего-то подобного. - А Ламби? - Боюсь, мистер Ламби мертв. - Вот как? - Он действительно смотрел на меня с любопытством. - Мертв? - Мертвее не бывают, - заверил я. - Вы подниметесь в кабинет? - Зачем? - Ну, - пожал я плечами. - Может, пропало что-нибудь... Сейф ведь не был пуст... А полицию я уже вызвал... - Полицию? Какого черта! - взорвался было старик, но я негромко напомнил: - А мистер Ламби? - Ах, Ламби... - Он сгорбился за столом, но я мог поклясться, что он не так уж расстроен. 16 Игру с "полицией" затягивать никто не хотел. Труп мистера Ламби унесли в одну из машин. Люди Берримена, переодетые в форму, обшарили весь кабинет, прошлись по саду. "Рукописи в сейфе не было, - шепнул мне Джек, когда мы спускались по лестнице. - Я имею в виду, перед взрывом. Правда, неясно, кого хотели убить. Это мог быть ты, мог оказаться старик. Скорее всего, старик. Зачем им ты или тот же Ламби?" - Мистер Беллингер, - сказал он, когда мы, наконец, оказались на веранде. - Я задам вам несколько вопросов. Вы можете отвечать? - Почему нет? - Тон старика не выглядел дружелюбным. - Но я бы не хотел, чтобы вы тут задерживались. - Что вы хранили в сейфе? Беллингер выпятил сухие губы: - Ничего особенного. Кое-какие бумаги, наличность. Все то, что не бросишь просто на столе. - А взрывчатку? - Я похож на сумасшедшего? - Это не ответ. - Нет, не хранил. Взрывчатку я не хранил, - Беллингер облизал сухие губы. - Но в сейфе лежал пистолет. Старый "Вальтер". Могу показать разрешение... Он усмехнулся: - Если разрешение уцелело. - Ничего. Мы проверим. - Джек держался отменно вежливо. - Это все? Ничего больше вы в сейфе не держали? - А что там можно еще держать? - Это не ответ. - Нет, ничего больше в сейфе я не держал. Мы с Джеком незаметно переглянулись. А рукопись? Почему Беллингер не вспомнил о рукописи? Почему смерть мистера Ламби так мало его тронула? Он был готов к чему-то такому? - Но сейф взорвался, мистер Беллингер. - Я это слышал. - Вы утверждаете, что гостей у вас не бывает. Как же вы объясните взрыв? - Разве объяснять должен я? - У вас есть враги? Я имею в виду серьезных врагов, не выдуманных, то есть таких, что способны на крайности. - У кого их нет? Вопрос прозвучал философски. Нам с Джеком он не понравился. - Большинство людей, мистер Беллингер, все-таки умудряются прожить жизнь без того, чтобы у них взлетали сейфы на воздух. - Ну, я всегда относился к меньшинству, - ухмыльнулся старик. - Я одинок и провожу дни в уединении. Я здесь укрылся для того, чтобы уберечься от газетчиков, сыщиков, нищих, хамов, а может и от того, что сегодня случилось. Не знаю, какой вариант кажется вам более реальным, выбирайте любой. Но должен заявить: я не люблю гостей. За последние десять лет вы первые, кто ступает на мою землю. - А мистер Ламби? - Мистер Ламби не гость. Он на меня работает. - Работал, - напомнил Джек. - Работал... - Вы хорошо его знали, мистер Беллингер? Вы были уверены в нем? Беллингер задумался. В его глазах промелькнула тень озабоченности. Ему явно не хотелось связывать смерть мистера Ламби с чем-то, о чем знал только он. Бедняга Ламби... Вслух Беллингер сказал: - Мистеру Ламби просто не повезло. - Что вы имеете в виду? Беллингер неопределенно пожал плечами. Он явно пришел к какому-то своему выводу, и этот вывод его успокоил. По крайней мере, выглядел он успокоенным. У него пропала рукопись, у него был разрушен кабинет, у него убило литературного агента, а выглядел он успокоенным. Я взглянул на Джека и он понял меня: - Оставить вам охрану, мистер Беллингер? - Зачем? Чтобы ваши люди слонялись по саду и нарушали гармонию? - Гармонию? - не понял Берримен. - Ну да, - старик ухмыльнулся. Похоже, он действительно не любил полицейских. - Терпеть не могу чужих людей. - Опасно оставаться одному, - предупредил Берримен. - Я не один. У меня есть садовник. - Беллингер взглянул на меня. - Не в меру прыткий, это мне даже нравится. Думаю, ничего особенного нам не грозит. - Ничего особенного? - Вот именно. Прихрамывая, волоча левую ногу, я спустился с веранды и проводил "полицейских". Уже у ворот, когда я возился с запорами, Берримен шепнул: будь настороже, Эл, они вернутся. Похоже, рукопись они получили, но им надо проверить, как чувствует себя старик. Он, Берримен, почти уверен: взрывчатка предназначалась для старика. Будь осторожен, Эл. Берримен повторил это несколько раз. Будь осторожен, Эл. Шеф и доктор Хэссоп считают, что визит будет повторен. _О_н_и_ захотят убедиться, что Беллингер мертв. Скорее всего, они нагрянут в ближайшее время. Если рукопись существует в единственном экземпляре, им будет приятно убедиться, что сам старик исчез. Но мы ведь знаем: это не так. И когда это увидят и _о_н_и_, здесь будет жарко. Помни одно: чтобы блокировать виллу и прийти тебе на помощь, нам надо примерно десять минут. Поэтому, Эл, что бы тут ни происходило, ты обязан продержаться десять минут. Даже если против тебя будут брошены вертолеты, ты должен продержаться, иначе зачем нам все эти игры? Правда? Берримен ухмыльнулся. Его инструкции касались не только таких общих тем. Помни, шепнул он, это не главное. Шеф и доктор Хэссоп просили напомнить: им нужен живой свидетель. Живой! Ясно, Эл? Что бы тут ни происходило, пусть даже на тебя выйдет целый батальон алхимиков, одного ты должен захватить живым. 17 - Боюсь, вам опасно здесь оставаться. - Это мой дом, Айрон. Почему я должен кого-то бояться? Он так и не воспользовался виски и льдом, принесенным мною из холодильника. - Вы умеете стрелять? Старик неопределенно хмыкнул. - Ваш "Вальтер" уцелел. - Я выложил на стол обшарпанный пистолет. - Я нашел его на полу в кабинете. Не думаю, что вам придется стрелять, но лучше пусть пистолет будет у вас под рукой. Ну, а если стрелять все же придется, бог с ним, палите куда угодно, только не в меня. - А ты, выходит, умеешь стрелять, Айрон? - Я служил в армии. Беллингер хмыкнул. Впрочем, он недолго интересовался мною. Какие-то мысли его все же тревожили, он задумался. Мне тоже было над чем подумать. От кого он на самом деле прячется? Кого может интересовать его рукопись? Я, понятно, имел в виду не какие-то литературоведческие аспекты. И если роман для кого-то представляет столь повышенный интерес, почему Беллингер так мало тронут его потерей? У него есть другие экземпляры? Или он сам хотел, чтобы рукопись украли? Черт побери, сказал я себе. _Т_а_к_о_й _ц_е_н_о_й_? Я ничего себе не объяснил. Напротив, возникли некоторые другие вопросы. Скажем, а кому действительно так срочно могла понадобиться рукопись? И для чего? Появление мистера Ламби ускорило акцию или Ламби тут ни при чем? Беллингер собирался публиковать рукопись. Сам роман или комментарий к нему действительно могли вызвать шум? Мистер Ламби собирался переправить старика в другое место? Ну да, уютное, тихое. Есть горы, есть озеро. Это я помнил. Значит, именно Беллингеру угрожала неведомая опасность, и прятался он тут вовсе не от газетчиков. Поведение старика ставило меня в тупик. Он ни разу не поднялся в изуродованный взрывом кабинет, он не проводил к машине тело своего литературного агента, он, как всегда, полулежал в своем низком кресле и рассеянно следил за порханием пестрых бабочек, вдруг поналетевших в сад. Бабочки взлетали, трепеща крылышками, садились на белоснежные цветы неясных лун, раскачивались на розовых веточках. Солнце лениво играло в колеблющейся листве, может поэтому на лице Беллингера то появлялась, то исчезала странная, как бы его самого удивляющая улыбка, может, поэтому в его глазах время от времени проскальзывало такое же странное удовлетворение. В воздухе, на мой взгляд, попахивало Гренландией, но старику было наплевать. Машины давно ушли. На тайных постах люди Берримена вновь слушали нас. День катился к вечеру. - Откровенно говоря, - заметил я, - никак не думал, мистер Беллингер, что служба у вас окажется столь хлопотной. - Для садовника ты выражаешься красиво. Даже слишком красиво, а, Айрон? Беллингер вдруг подмигнул мне. Я не ошибся. Он действительно подмигнул, так, будто нас связывало что-то, известное только нам двоим. Не работает ли он на доктора Хэссопа? Да нет, конечно, остановил я себя. Кто согласится ради некоей неизвестной цели отдать десять лет жизни? Кто согласится ради некоей неизвестной цели десять лет служить приманкой, понимая, что приманку эту могут заглотить в любой момент? А если цель известна? Я еще раз взглянул на старика, но его лицо уже закаменело. Это был прежний Беллингер. Он уже не видел меня. Он никого уже не хотел видеть.
в начало наверх
18 В тысячный раз обходя бетонную стену, я задумался: а как, собственно, попадают в "город Сол" мои невидимые противники? Как они перебираются через стену, оснащенную микродатчиками? У них есть подавляющая аппаратура? Они каким-то образом следят за моими передвижениями? Скорее всего, следят. Исходя из этого, можно считать, что взрывчатка в равной мере могла предназначаться как мне, так и мистеру Ламби. Почему Беллингер мне подмигнул? А почему нет? Он видел, как я рванул по лестнице, он мог подметить еще какие-то детали. Кроме того, меня рекомендовал доктор Хэссоп, а уже одно это предполагало - садовник не будет обычным садовником, на него, не в пример, скажем, Иктосу, можно будет положиться. Я так задумался, что не сразу услышал шаги. Кто-то шел по центральной аллее. Реакция была мгновенной: я укрылся за ближайшим дубом. Мощный, раскидистый, он как нельзя лучше подходил для этой цели, но и мешал видеть. Прождав секунду, я отвел в сторону мешавшие мне ветки. Кто-то из людей Берримена вернулся? Или сам старик неожиданно решил прогуляться по саду? Увиденное меня ошеломило. По центральной аллее с важным, даже напыщенным видом шествовал Иктос. Правая его рука надежно покоилась в накладном кармане курточки. Может, он сменил фляжку на пистолет? В любом случае я не хотел рисковать. Выждав еще несколько секунд, убедившись, что за Иктосом никто больше не следует, я окликнул бывшего грека. Он нисколько не испугался: - У вас все тут в порядке? Его наглость меня взорвала: - Как ты сюда попал? - Ну, ну, не кипятись, - сказал он, осматриваясь. - Я видел машины. Обычно сюда никто не приезжает. Что-нибудь случилось? - Как ты сюда попал? - Да, ладно, - сказал он, отхлебывая из фляжки. В его кармане все-таки оказалась фляжка. - Мы соседи. Давай по-соседски, а? Я повторил свой вопрос, и он понял, что спрашиваю я всерьез: - Характер у тебя дерьмовый, вот что я тебе скажу. Понатыкали стекла на стене, я из-за вас хороший мешок испортил. Брезентовый плотный мешок. Ты же сам оставил лесенку у стены. - Я оставляю ее с этой стороны стены, - сказал я. - А с той? Ты перелез через стену? - Да ладно, ладно тебе. - Он, наконец, занервничал. - Ты же видишь, я ухожу. Узко ухожу. Он действительно попятился к заросшей травой канаве. - Я из-за вас испортил хороший мешок. Там, на стене, битое стекло, приходится что-то бросать поверх него. Ухожу, ухожу, чего ты разгорячился? - Проваливай, - сказал я сквозь зубы. - Зря ты так, - голос Иктоса прозвучал подозрительно громко. - Видишь, я ухожу. И нечего кричать. Я вышел из-за дуба и остановился на краю канавы. Иктос, действительно, знал дорогу. Моя лесенка была прислонена к стене, с другой стороны он, наверное, подставил свою. Я молча следил, как грек, пыхтя, взбирается на стену. Наконец, он сел там наверху и даже свесил вниз ноги. - Видишь, - сказал он чуть ли не с укором. - К тебе по человечески, а ты кричишь. - Повторишь еще раз этот фокус, пеняй на себя. - ЭТО И ЕСТЬ НОВЫЙ САДОВНИК МИСТЕРА БЕЛЛИНГЕРА? Я не сделал ни одного движения. Обычно в того, кто в подобной ситуации проявляет прыть, стреляют сразу. Я не хотел, чтобы в меня стреляли. Поэтому я даже не шелохнулся, только скосил глаза в сторону говорящего. И увидел не одного, двоих. Они здорово походили друг на друга - приземистые крепкие ребята. Оба носили короткие комканые курточки с удобными просторными карманами. Случись что-нибудь неожиданное, стрелять можно не вынимая оружия. Конечно, курточки будут испорчены, но это второе дело. - Теперь-то я могу хлебнуть? - спросил со стены Иктос. Один из крепышей кивнул. Иктос удобно сел и сделал первый большой глоток. Ему, кажется, происходящее нравилось. - Зря ты все время грозишься, - сказал он мне. - Я таких, как ты, знаю. Грозятся, грозятся, а до дела все равно не доходит. Я, если что, - похвастался он, - бью сразу. Чего болтать лишнее, правда? - Он тебе грозил? - спросил ближайший ко мне крепыш. - Почему он тебе грозил? - У него привычка такая, - ухмыльнулся Иктос. - Они как сычи, что садовник, что хозяин. Сколько раз предлагал: хлебни из фляжки, за это ж не надо платить, а он ни в какую. Ну совсем не пьет! - удивился грек. - НЕ ТАКАЯ УЖ ДУРНАЯ ПРИВЫЧКА. Так же осторожно я скосил глаза в другую сторону. Человек, выступивший из-за дуба, несомненно, был главным среди собравшихся. На нем была такая же курточка, как на близнецах-крепышах, но рук он в карманы не прятал. Знал: его всегда подстрахуют. Его спокойствие обескураживало. - Ты действительно садовник? - спросил он, поправив левой рукой коричневый плоский берет. - А ты кто? - тупо спросил я. - Не груби, - предупредил он. - Я ведь обращаюсь к тебе вежливо. Вот сказки, - указал он на ближайший куст, - что это за розы? - Галлики, - сказал я. - Диковатые, но все еще галлики. - Верно. А те, белые? - Луны. - Опять верно, - он с удовлетворением кивнул. - Ну, а вон те, там, у канавы? - Чайные. Самые обычные чайные. Почти что шиповник. - Почему ты так запустил сад? - Просто я еще не успел навести порядок. - Ну, ну, - сказал он. - По-моему, ты больше гуляешь, чем трудишься. Ты знал глухонемого? - Нет. - Жаль. - Особой жалости в его голосе я не уловил, но он не очень-то и старался. - Неглупый малый. Умел помогать. И своим друзьям, и самому себе, и даже своему бывшему хозяину... Бывшему! Они считали Беллингера мертвым? А Бауэр? Он действительно работал на них или они попросту проверяли меня? Ну да, быстро прокрутил я в голове. Они видели машины и суету. Они могли видеть, как грузили труп, а вот появление мистера Ламби вполне могли пропустить. Значит, они явились убедиться, что Беллингер действительно мертв. Ни Джек, ни я - мы не ожидали, что они явятся так быстро. Зато время действовать наступило. Иктос Иктосом, его я в расчет не брал. Он сидел на стене и болтал ногами. Близнецов-крепышей я тоже особенно не опасался, вывести их из игры я сумею. Но вот человек в берете... Именно его и надо брать живым, решил я. И тут же понял - этот вариант нереален. Именно человека в берете я был вынужден выводить из игры первым. Что ж, тогда один из близнецов... - Ты можешь проваливать, - сказал человек в берете Иктосу. - Ты и так задержался. - А премия? - Как договорились. - Ладно, - Иктос неожиданно ловко скользнул за стену. Не знаю, ждали ли его там, но действовал он уверенно. Я незаметно напряг мышцы. Действовать придется одному и во всю силу. - Так вот, - доброжелательно сказал мне человек в берете. - Расклад такой. Лезь за греком и можешь проваливать, от тебя нам ничего не надо. Часа через полтора можешь вернуться, нас тут не будет. Ничего не пропадет, не волнуйся. А не захочешь возвращаться, уезжай совсем. Вечером есть поезд. Что тебе делать в этих местах? Сам знаешь, кругом одни леса да болота. - А вы? - спросил я, и мой вопрос не понравился человеку в берете. - Не бери на себя слишком много, - сказал он, оценивающе оглядев меня. Его задумчивая улыбка подсказывала: задерживаться не стоит. И, понимающе кивнув, стараясь, чтобы они все видели мою неловкость, я медлительно пополз вверх по лесенке. Ситуация была настолько ясной, что даже близнецы-крепыши расслабились; человек в берете тоже не проявлял никакой настороженности. Звон шмелей, сонный стеклянный воздух, душные запахи - прекрасный летний вечер. Никто из них не догадывался, что люди Джека Берримена уже подняли тревогу. Смогу я продержаться десять минут? Уложится Джек в десять минут? Я на грудь приподнялся над стеной, на которой действительно валялся брезентовый мешок Иктоса. Самого бывшего грека я не увидел, но на дороге стоял открытый армейский джип. Мордастый водитель равнодушно сидел за рулем, еще один крепыш, поразительно похожий на тех, что стояли на краю канавы, курил, навалясь на переднее крыло. - Они пропустят меня? - спросил я человека в берете. Он кивнул: - Конечно. Он стоял сейчас почти подо мной, и это меня весьма устраивало. Близнецы упустят две-три секунды, в принципе мне должно было хватить этого. - Я что-то должен сказать тем, на дороге? - Будет лучше, если ты помолчишь, - усмехнулся один из крепышей-близнецов, но человек в берете отогнул лацкан курточки и что-то негромко буркнул. Я оценил связь: куривший у джипа сразу выпрямился и без особой приветливости, но помахал мне рукой. - Иди. Я совсем собрался перенести ногу через гребень стены, но в этот момент со стороны невидимой веранды (ее прикрывали хозяйственные пристройки) донесся звон бьющегося стекла, а может просто что-то упало. Все трое переглянулись и уставились на меня: - Там кто-то есть? Похоже, до этого момента они и впрямь верили в то, что труп Беллингера увезла полиция. - Где? - тупо переспросил я. - Ладно, проваливай, - быстро сказал человек в берете и полез в карман. Но я не позволил ему вытащить пистолет. Оттолкнувшись от лестницы, всем весом я обрушился на человека в берете. Я знал: в этой игре он больше не участвует. И еще я знал: меня отбросит в канаву. Так и получилось. Человек в берете даже не охнул, его шея подо мной хрустнула, толчком меня отбросило в заросшую канаву. Краем глаза я видел, как летят в воздух клочки кожи - близнецы открыли стрельбу, как я и предполагал, не вытаскивая оружия из карманов. Но они опоздали. Два или три прыжка, я оказался перед хозяйственными пристройками и нырнул за них. И тотчас пуля с неприятным шлепком ударила в кирпичную стену над моей головой. - Не стреляйте! Это я, мистер Беллингер! Задыхаясь, я взбежал на веранду. - Потрясен твоей прытью, Айрон Пайпс, - торжественно заявил Беллингер. - Ты был похож на сонную муху, а сейчас прыгаешь, как леопард. Ты, вроде, раньше прихрамывал? Я не ответил. Несколько минут в запасе у нас было - вряд ли нападающие сунутся сюда, пока не поймут, сколько нас и чем мы вооружены. Но боюсь, речь шла действительно о двух или трех минутах. Машинально я коснулся пальцами
в начало наверх
правого уха - его жгло. На пальцах осталась кровь. Пуля, пущенная мне вслед, сорвала кожу с мочки, а вместе с нею вживленные датчики - люди Джека теперь не слышали меня, не могли слышать. Ладно, решил я. Все равно Джек уже в курсе происходящего на вилле "Герб города Сол", нам с Беллингером надо продержаться совсем немного. Старику я сказал: - Когда в человека стреляют, его физические недостатки становятся менее заметными. Я имел в виду мою исчезнувшую хромоту. Беллингер усмехнулся: - Кто эти люди там? Твои гости? - Почему мои? - удивился я. - Думаю, они пришли к вам. Мне они, кстати, предлагали уйти. Теперь удивился он: - Ты отказался? С "Вальтером" в сухой, украшенной старческими веснушками, руке он выглядел несколько необычно; в глазах мерцало любопытство. - Да. - Странно, - пробормотал он, но спрашивать, почему я отказался уйти, не стал. - Чего они хотят? - Наверное, поговорить с вами. - Разве для этого надо поднимать такой шум? Он даже ухмыльнулся. Что-то там, похоже, сходилось в его размышлениях. Но что-то и не сходилось. По крайней мере, никаких решений он пока не принимал - одуванчик, настоящий одуванчик, полуобдутый ветром времени, но все еще крепкий. Решение принял я. - Вставайте, - сказал я, осматриваясь. - Наверху безопаснее. Здесь оставаться нельзя. Я ожидал чего угодно, но старик не стал протестовать. Правда, он хотел, чтобы я втащил наверх и его любимое кресло, но и на этом не стал настаивать. В кабинете все еще попахивало взрывчаткой. Сдвинув три книжных шкафа, я надежно закрыл пустой проем бывшей двери. Часть книг упала на пол, но они и так там валялись, Беллингер не обратил на это никакого внимания. Вид кабинета вообще его не удивил, он ни разу не согнулся, чтобы поднять какую-нибудь бумажку, хотя бы из любопытства. Он действительно знал, что его рукопись унесли? Я указал ему в угол. Туда, за письменный стол, я сдвинул кресла; через окна мы могли видеть самую опасную часть сада. - Я хочу кофе, - сварливо заметил Беллингер. Я изумленно оглянулся: - Кофе? Сейчас? И покачал головой: - Боюсь, вам придется подождать. - Долго? Я невольно рассмеялся: - Говорят, у кошки девять жизней. Чтобы ее убить, надо применить все девять способов. Куда вы торопитесь? Беллингер нахмурился: - Как долго все это протянется? - Ну, полчаса, - сказал я. - Никак не больше. Я не стал ему говорить, что больше - это означает конец. Это означает - люди Берримена не могут прийти на помощь. Впрочем, такого не должно было произойти. - Я не хочу ждать долго. - Увы, - заметил я рассудительно. - Надо. А главное, не вставайте с кресла. Если забраться на дуб, простреливать можно весь кабинет, но угол, пожалуй, остается безопасным. Кофе!.. Старик не уставал меня изумлять. Иногда мне казалось, я ему мешаю, я вторгся в сценарий, в котором мне места не предполагалось, и в то же время Беллингер, несомненно, держался за меня. - Может, они ушли? - спросил он, прождав три или четыре минуты. Я промолчал. Отвечать ему не было смысла. К тому же, в отличие от него, я не хотел, чтобы нападавшие ушли. Напротив, я ждал от них самых активных действий, ведь одного предстояло взять живым. 19 Прошло семь минут. Напряженная тишина установилась в саду и в доме, даже цикады смолкли. Возможно, их напугали выстрелы. - Ну? - сердито спросил Беллингер. - Почему бы нам не спуститься вниз? По-моему, никого там нет. Я прислушался и покачал головой: - Не стоит торопиться. - Здесь скверно пахнет. Мне здесь не нравится. Я не хочу дышать таким воздухом. - Лучше дышать таким, чем вообще не дышать. Кажется, до него что-то дошло, но молчать он и не думал: - Айрон Пайпс, почему у тебя такое дурацкое имя? - Не знаю... Оно вам не нравится? - Ты не похож на человека, способного носить такое имя. Ты слишком прыток для человека, который может носить такое имя. Ты непонятен, я бы сказал, ты темен, Айрон Пайпс. - Не все ли равно, каков я? Все, что я делаю, я делаю ради вас. - Возможно. Он помолчал. Потом спросил: - Кто эти люди? - Вам лучше знать. - Я действительно не мог ответить на его вопрос. - Единственное, что мы знаем: доверять им нельзя. Я бы не стал им доверять. Легко угодить в пресловутый ряд. Я спохватился. Я как бы спохватился, но старик проглотил наживку: - Ряд? Что за ряд, Айрон Пайпс? О чем ты? - Ну как... Вы ведь из знаменитостей, правда? Говорят, вы входите в десятку самых знаменитых людей... - Конечно, - саркастически хмыкнул старик, - я же сам помогал распространению этого слуха. - Вот я и подумал... Мне приходилось читать в газетах... - Что ты там вычитал? - нетерпеливо потребовал Беллингер. - Чего ты мямлишь, говори прямо! - Я читал там про этих всех... Ну, про Хана, это физик такой. И про Курлена, и про Сола Бертье, и еще была одна журналистка, ее тоже убили... Как знаменитость, так рядом стрельба. Вот и у вас такое. - Интересный ряд... - Беллингер задумался. Не думаю, что указанный ряд в самом деле ему польстил, но он задумался. Я его заинтересовал по-настоящему. - Для простого садовника ты недурно начитан, Айрон Пайпс. - Я не совсем обычный садовник. - Теперь я это вижу. Он помолчал и уже другим голосом добавил, впадая в привычные воспоминания: - Сола Бертье я хорошо знал. Даже слишком хорошо. Иногда пишут о нашей дружбе. Это преувеличение. Дружить с ним не смог бы и паук. Сол много пил. Настоящая скотина, говоря между нами. Его мировоззрение густо окроплено алкоголем. Не удивился бы, узнав, что с борта яхты его сбросил очередной сожитель. - Сожитель? - Можно найти и другие определения. Тебе не все равно? - покосился на меня Беллингер. - У Сола Бертье было много слабостей. - Действительно. Для одного человека что-то уж много... - Правда, у него и талантов было не меньше... Порядочная скотина! - Он будто мысленно сравнивал с кем-то Бертье. - То, что о нем пишут - выдумки. Я-то его знал. И Памелу я знал. Зря она ввязалась в то дело... Незачем ей было ввязываться, было сразу видно, ничего хорошего там не найдешь... Зря, зря, - повторил он. - Но Памела нутром чуяла необычное. - Вы разве не из той же породы? Он усмехнулся и поднял на меня усталые, но все еще живые глаза: - Поэтому ты и включил меня в названный ряд? Не отрываясь от окон, я кивнул: - Надеюсь, мои слова вас не обидели? - Нисколько, Айрон Пайпс. Как ни крути, люди, упомянутые тобой, если уж не достойные, то, в любом случае, интересные. - Знаете, чем они кончили? - спросил я, не оборачиваясь к старику. Он ответил: - Да. - Тогда не вставайте с кресла. Не буду повторять: одно неловкое движение, и вас пристрелят. Беллингер промолчал. Внимательно вглядываясь в темную листву дубов, окружающих дом я спросил: - Чем вы так насолили нашим неожиданным гостям? - Представления не имею. Я даже оглянулся. Старик сидел в своей обычной позе: обхватив руками острое колено. В его взгляде читались удовлетворение и самодовольство. Но спросить что-либо еще я не успел: где-то у ворот ударила автоматная очередь. 20 - Это у ворот... - прислушался я. - А это под южной стеной... - А это, - сказал я, - сорвали ворота... И хмыкнул: - Вам придется здорово потратиться на ремонт. Не думаю, что кто-то возьмет на себя расходы. И крикнул: - Сидеть! Пуля раскрошила стену прямо над головой приподнявшегося Беллингера. Пыль облачком, как нимб, повисла над седыми волосами. Я не потерял ни секунды. Это был мой первый выстрел. Я стрелял на звук, на неясное движение в листве, но почти сразу мы услышали вскрик, а затем треск и глухой удар. Кто-то свалился с дуба на землю. - Ублюдки, - проворчал Беллингер. - Кого вы имеете в виду? - Всех. И тебя тоже, Айрон Пайпс. Все ублюдки! Снизу крикнули: - Эл! Я прислушался. Беллингер мог быть доволен: он узнал мое настоящее имя. Снизу, из сада, орал разъяренный Берримен: - Эл, прекрати стрельбу! - Нам уже можно спуститься? - крикнул я, не вставая с места. - Спускайся. И отдай старика Лотимеру. Беллингер с усмешкой взглянул на меня: - Этот Лотимер... Он тоже садовник? - Нет. Полицейские вернулись, - буркнул я. Без всяких возражений Беллингер выложил на стол "Вальтер" и сошел на веранду. Я прикрывал его, положив руку на "магнум", но нужды в этом не было. Тощий Лотимер, привычно откозыряв (он пришел в Консультацию прямо из армии), увел старика в машину. - Поезжай! - крикнул Лотимеру Джек и раздраженно обернулся: - Эл, в саду одни трупы. - Половина из них - твои, - хмыкнул я. - Под дубом тоже кто-то валяется. - И тоже покойник? - Не знаю. Короткими перебежками, прикрывая друг друга, мы вошли в рощу. Бояться было некого. Джек не зря в свое время учил меня стрелять по невидимой цели - в близнеце-крепыше, валявшемся под дубом, жизни было ни на гран. Все же я попросил: - Влей ему в пасть, Джек. Берримен, вытащивший из кармана фляжку, возмутился:
в начало наверх
- Это греческий коньяк, Эл! - Подумаешь. Джек выругался и стволом пистолета разжал зубы уснувшего крепыша. Мы даже не стали его обыскивать. Идя на задание, такие, как он, документов с собой не берут, а над одеждой обычно колдуют специалисты. - Он открыл глаза! Мы наклонились над близнецом. Он действительно приоткрыл глаза, но они были залиты смертной пеленой, смутным туманом, который ничем не разгонишь. - Он что-то шепчет. Я приблизил облепленное пластырем ухо к самым губам близнеца. - Беллингер... - Я не Беллингер, - сказал я с отвращением. - Кто тебя послал? Имя? - Беллингер... Я выругался. - Оставь его, Эл. Лучше сам глотни. Что ты тут курил, от тебя несет как... Джек даже не стал искать определение: - Нелегко будет оправдаться перед шефом, Эл. Тут одни трупы. - Надо было торопиться. Еще полчаса, и нас бы тут попросту подпалили. Я взглянул на Берримена и рассмеялся: - Но нас не подпалили. И пожал ему руку. P.S. Я был рад, не увидев в кабинете шефа. Доктор Хэссоп тоже бывает холоден, как глыба льда, но контактов с тобой он никогда не теряет. Думаю, это в нем от любопытства. Доктор Хэссоп всегда был жаден до необычного. На мой взгляд, это лучше, чем думать только о деле. Шеф может и улыбаться, но его улыбке верить нельзя. Есть такие игрушки: сверху перья или какой-нибудь нежный мех, а сожмешь такую игрушку в руке - под ладонью холодная тяжелая глина. Обожженная, понятно. Не знаю, как к таким игрушкам относятся дети, но мне они не по душе. Наклонив голову, доктор Хэссоп, как старый гриф, без всякого удовольствия изучал нас с Джеком. - А шеф? - спросил я. - Шеф изучает отчеты. Годовые кольца морщин на худой шее доктора Хэссопа пришли в движение: - У нас нет рукописи, Эл, и у нас нет никого, кто бы мог растолковать приключившееся на вилле Беллингера. - А сам Беллингер? - Он знает лишь то, что знает. Это немного. - Доктор Хэссоп раздосадованно моргнул. - Он утверждает, что даже роман свой не помнит. Да якобы и не хочет помнить. Черт подери, мы опять потеряли нить. - Опять? - удивился Берримен. - Что значит опять? Мы уже с чем-то подобным сталкивались? - Конечно. Вспомните Шеббса, - доктор Хэссоп покачал головой. - Вы ведь и Шеббсу позволили умереть. Два года тому назад, на станции Спрингз-6. - А-а-а... - протянул Джек. - Алхимики... Только Шеббс взорвался не на станции. Это случилось прямо на перегоне. Поезд, кстати, стоял. - "Алхимики"! - Доктор Хэссоп недовольно нахмурился. - Ты так произносишь это слово, Джек, будто мы впрямь гоняемся за средневековыми чудаками. Разве я не объяснил вам, что, в сущности, любой человек, активно ищущий смысла в своем существовании, может считать себя алхимиком? Мы дружно кивнули, но Джек не удержался: - Не слишком ли просто? - Не серди меня, Джек. Усложняют только придурки. Я недоволен вами. Нам нужен был живой человек, человек, которому можно задавать вопросы. Но такого человека нет, и рукописи тоже нет, а Беллингер не из тех, кто охотно делится секретами. - Те, в кого мы стреляли, тоже не походили на людей, охотно делящихся секретами. Доктор Хэссоп взглянул на меня: - Ладно. Не будем об этом. Вернемся к тому, что знаем. Как тебе кажется, Эл, что интересовало нападающих? - Они хотели убедиться, что Беллингер мертв. Рукопись они уже получили. - Значит, ключ в рукописи? - Думаю, да, - неохотно признался я. - Мне не удалось переснять ее всю. Но я говорил, я заглядывал в конец рукописи. Не могу понять, что заставило датчанина вернуться. Этот Мат Шерфиг, он сделал все, чтобы привести немца в Ангмагсалик, но на полпути повернул. Значит, он услышал от немца что-то такое, что повлияло на его решение. - А может, немец обезоружил его? - Нет. Готов утверждать, нет. Он вернулся по своей воле. - Я усмехнулся: - Может, ему нашептали что-то злые духи, тот же Торнарсук, к примеру? Берримен скептически улыбнулся. - Торнарсук... - Доктор Хэссоп задумался. - Мы еще поговорим о злых духах, а пока расскажи мне о старике. Он ждал чего-то подобного? Я пожал плечами: - Мажет быть... Иногда я почти уверен, что он ждал чего-то, причем ждал не один год, но потом начинаю сомневаться - ведь ему грозила опасность... К тому же, он собирался отдать рукопись своему литературному агенту... При этом он знал: рукопись вызовет большой шум. Он даже готовился сменить пристанище. Этот мистер Ламби нашел ему что-то такое - в горах и при озере. Значит, Беллингер ждал осложнений... Как ни крути, ключ, похоже, в рукописи. Может быть как раз в этом решении Мата Шерфига вернуться... Я взглянул на доктора Хэссопа: - Не хочу усложнять, но, кажется, Беллингер впрямь укладывается в вычисленную вами цепочку - Сол Бертье, Памела Фитц, Голо Хан, Мат Курлен, кто там еще? - Беллингер жив, - возразил, Берримен. - Да. Благодаря нам. Я готов утверждать, его уединение не во всем было добровольным. Он чего-то ждал, он чего-то опасался. Он никого не принимал, он никогда не подходил к телефону... - Можешь не продолжать, Эл, - сухо прервал меня доктор Хэссоп. - Иногда до тебя что-то доходит, но задним числом, на лестнице. - Он, наверное, даже не подумал о том, что для меня его слова прозвучали чуть ли не буквально. - Вся эта история еще раз подтверждает: где-то рядом с нами существуют люди, проявляющие повышенный интерес ко всему, что выходит за рамки, скажем так, сегодняшнего дня. И эти люди очень многое знают. Очень многое знают, Эл. А я, в свою очередь, хочу знать, что именно они знают! Похоже, эти неизвестные ведут некий сознательный отбор того, на что мы, в силу своей ограниченности, не обращаем должного внимания. Мы могли иметь рукопись Беллингера, но взялись за это недостаточно ловко. Я не виню тебя, Эл, ты все делал правильно, но иногда следует прыгать выше головы. Там что-то есть, в этой рукописи, есть! Он ведь не из оптимистов, наш Беллингер. Не поленись, перелистай на досуге его "Поздний выбор". Старик всегда сомневался, верной ли дорогой идет человечество, или, уточним, наша цивилизация. Может, в новом романе он нашел какой-то особый ответ, какой-то убеждающий, может, даже устрашающий ответ. В "Позднем выборе" он утверждал: мы спустили с тормозов весь ряд конфликтов, мы практически обречены, мы теряем приспособляемость. Отсюда и его вполне простительное желание: оставить рукопись другому человечеству, или хотя бы некоему тайному союзу, о котором он, как и я, мог догадаться. Кто поручится, что такого союза не существует? Кто поручится, что не существует тайного архива, в котором до поры до времени консервируются работы, признанные кем-то, поднявшимся над нами, несвоевременными? Работа самого Беллингера, этот его странный роман, тоже могла показаться кому-то несвоевременной. Я действительно начинаю думать, что этот некий тайный союз играет в нашей жизни гораздо большую роль, чем это может казаться. Черт побери, возможно, не существуй его, наша цивилизация давно рухнула бы, а? Доктор Хэссоп замолчал, и я вдруг явственно ощутил холодок, пронизывающий до костей, увидел взметнувшуюся над нами снежную пыль. Она скрыла за собой очертания кабинета, гравюры на стенах, книжные шкафы, густо припорошила скалы, бегущих собак, она текла и текла куда-то вверх, в бесконечность - стремительными извилистыми реками, извивающимися ручьями, нежная смутная пелена, пропитанная ядом и проклятиями Торнарсука. "И все вокруг сразу приобрело бледно-серый линялый оттенок..." Кажется, так. Я покачал головой. Нет, доктор Хэссоп не безумец, он действительно нащупал какую-то тропу. Он видит дальше, чем я или Джек, он видит дальше, чем шеф, иначе тот же шеф давно отказался бы от его услуг. - Думаю, ты прав, Эл, старик ждал визита. Он ждал неких гостей, которые освободили бы его от его собственных и, видимо, не слишком веселых прозрений. Я сужу по самому отношению Беллингера к миру. Я более или менее наслышан об этом, даже от самого старика. Мораль - изобретение чисто человеческое, она условна. Создавая машину мы только думаем, что создаем машину, на самом деле мы выступаем против самого существа, против природы, создавшей нас. В конце концов, должна существовать некая идея, объясняющая все. Может быть, кое-кто подходил к ней слишком близко, может быть, пока это опасно для человечества. А если это так, то исчезновение Курлена или Сауда Сауда, исчезновение Бертье или Беллингера - только на руку человечеству? Разве нет? Вот тут-то в дело и включается некий тайный союз, который мы условно назвали алхимиками. И я хочу знать, черт побери, кто они, эти люди? А если они не люди, я тем более хочу это знать! Белая пелена снова скрыла от меня очертания кабинета. Ледяной посвист ветра, угрюмый снег, промерзшее до дна береговое озеро. Я хорошо помнил: Беллингер так и писал - береговое озеро промерзло до дна. На отшлифованный ветром лед медлительно падали вычурные снежинки. Сцепляясь кристаллическими лучами, они образовывали странные фигуры - тайнопись Торнарсука. Мог ли ее прочесть некий датчанин, только что накормивший ядовитой медвежьей печенью плененного им немца? Мог ли ее прочесть лейтенант Риттер, считавший, что в Дании все миссис - Хансены? Я не знал, как увязать узнанное мною с идеей, объясняющей все, я ведь не дочитал рукопись Беллингера. - Вы становитесь слишком профессионалами, - раздраженно моргнул доктор Хэссоп. - Профессионализм тоже не безопасен, часто он сужает кругозор. Нельзя ограничивать себя поставленной задачей, это, в конце концов, приводит к провалу. Мне будет искренне жаль, Эл, мне будет искренне жаль, Джек, если однажды вас просто пристрелят. Мы столкнулись с чем-то, превосходящим наши силы, но у нас есть воображение. Если алхимики действительно существуют, мы обязаны выйти на них, если они действительно что-то знают такое, что нам неведомо, мы должны понять, узнать это. В конце концов, вся наша жизнь пока - спор с Дьяволом. Да, да, всем нам хочется спокойной беседы с Богом, но пока вся наша жизнь - это спор с Дьяволом. Я убежден: тайный союз существует. Чем бы вы отныне ни занимались, вы должны держать это в сознании. - Но его цель? - спросил я. - Она проста, Эл, - неожиданно улыбнулся доктор Хэссоп. - Охранять нас. - Охранять? Но от кого? - Да от нас же самих, ни от кого больше. От нашего вечного стремления следовать, прежде всего, дурным идеям. Он помолчал. - Я не первый, кто задумывается об этом. Когда-то я цитировал вам Ньютона. Если забыли, напомню: "Существуют другие великие тайны, помимо преобразования металлов, о которых не хвастают великие посвященные. Если правда то, о чем пишет Гермес, их нельзя постичь без того, чтобы мир не оказался в огромной опасности". Разве то, что мы раскопали, не подтверждает тревоги Ньютона? Может, все тайники Вселенной открываются одним единственным ключом, одной единственной великой идеей? Может, кто-то из нас уже приближался к ее разгадке? Не пришло ли время?.. Он покачал сухой головой. - У меня предчувствие, Эл, - он перевел взгляд на Берримена, - у меня предчувствие, Джек: мы еще столкнемся с алхимиками. Держите это в своих мозгах. Я не знаю, как это случится и случится ли вообще, но помнить об этом надо. И дай Бог, - снова качнул он головой, - чтобы те, кого мы сейчас называем алхимиками, оказались людьми. - Но я не понимаю... - Я действительно не понимал. - Если некий тайный союз оберегает нас от больших неприятностей, то какого черта мы становимся на его пути? Почему нам не оставить их в покое? Доктор Хэссоп усмехнулся.
в начало наверх
Не торопясь, он дотянулся до ящика с сигарами, размял сигару, обрезал ее. Так же медлительно поднял со стола зажигалку, раскурил сигару, выпустил клуб дыма. Настоящая сигара, не то дерьмо, которое я курил на вилле "Герб города Сол". Глаза доктора Хэссопа смеялись: - А любопытство? Вечное любопытство, Эл? Любопытство? Мы с Джеком переглянулись. Мы не сговаривались, нам некогда было сговариваться. Просто мы подумали об одном и том же. Быстро и суеверно сплюнув через левое плечо, мы подмигнули друг другу и снова обернулись к доктору Хэссопу. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх