UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Элеонора РАТКЕВИЧ

ТО, ЧЕГО НЕТ




Летом - и чтобы такой день!
Как-то удивительно скоро шла наша работа. Для покоса погода  выдалась
самая что ни на есть удачная, управился я быстро на редкость. Два  года  я
отводил ручей к полю, зато теперь и хлопот с  поливом  никаких.  Дождем  в
этом году не баловало, но мне ручья хватило, все так и лезло в  рост,  все
плодилось наперегонки. Оно и понятно:  если  человеку  другого  дела  нет,
кроме как гусениц обирать. И все  же...  Отец  мой  на  земле  работал,  и
браться, надрывались все от зари до зари, знаю я, что кусок  хлеба  стоит.
Но никогда бы не подумал, что может случиться такой день,  чтобы  в  самый
разгар летней страды - и делать  было  нечего.  Сиди  себе  на  холодке  и
попивай вино первого летнего урожая. Я и сидел, попивал. Отменное вино.  И
мед... впрочем, мед мог быть и получше. Чего-то в нем не хватало. Ни  разу
после войны не упомню, чтобы такой мед был, как раньше. Старею, не  иначе.
Первый признак. Раньше  и  небо  было  синее,  и  вино  пьянее,  и  солнце
солнечнее, и мед медовей. Будь это хоть на сотую долю правдой, хотел бы  я
попасть на пару веков назад. Не насовсем, так хоть пообедать.  На  всю  бы
жизнь запомнил. Старею. Но мед все же не совсем  медовый.  Раньше  еще  до
того как отец пчел развел, мы покупали привозной мед вроде теперешнего.  А
здешний мед был совсем другой. Пчелы вроде в порядке, ничего не скажешь, а
мед... видно, не все я секреты усвоил. Не успел. Ну, теперь у меня времени
хоть отбавляй. Вся оставшаяся жизнь. Долгая жизнь. И с медом разберусь,  и
другое такое прочее. Торопиться некуда.
Тенах никуда и не торопился.
Я сидел и смотрел, как неспешно, величаво шествует молодой настоятель
меж грядок, непостижимым чудом ухитряясь не зацепиться нарядными одеяниями
за что-нибудь. День вообще-то величавости способствует:  ни  ветерка.  Вот
если бы ему задрало ветром все эти шелка до самой задницы, посмотрел бы  я
на торжественность его вида. Или если, скажем, по дождю шлепать. А  так  -
полюбуйтесь. Шествует. Неспешно. И мысли у меня неспешные, ленивые.
- Садись, - предложил я.  Рожа  у  Тенаха  при  всей  торжественности
все-таки растерянная. Величаво растерянная. Он  не  знает,  чего  от  меня
ждать. На его месте я бы тоже не знал. Впрочем, я и сам не знаю.
- Вина хочешь? - не дожидаясь ответа, я  плеснул  ему  с  полстакана.
Тенах изумленно воззрился на вино.
- Ты пей, не отравлено. Не бойся, я не буду тебя сегодня убивать.
- Шутишь, - неуверенно произнес Тенах.
- Ну что ты, - я полюбовался жидким зеленым огнем в  моем  стакане  и
отхлебнул. - Какие шутки. Я и в самом деле не буду тебя  сегодня  убивать.
Конечно, стоило бы. Только жарко.
- Жарко, - угрюмо согласился Тенах и пригубил. - Хорошее вино.
- Хорошее, - подтвердил я и потянул глоточек.
- У меня к тебе есть дело, - после недолгого молчания сообщил  Тенах.
Можно подумать, я и сам не знал. Не вино же он ко мне пить притащился.  Да
и еще при полном параде. Без крайней нужды он бы  ко  мне  и  не  сунулся.
Только мне до его дела - и дела нет.
- А у меня к тебе нет дела, - отрезал я. - Пей вино и не дерзи. А  то
еще передумаю и убью.
- Жарко, - усмехнулся кончиками губ Тенах. - Но выслушать  тебе  меня
придется, Наемник.
- Пожалуй, я все же передумаю, - произнес я. - В жизни таких наглецов
не видел. Я Наемник Мертвых Богов, ты - слуга живых, это твои  Боги  убили
моих. И у тебя еще хватает наглости прийти ко мне по делу. А ведь  знаешь,
чего мне стоит видеть твою рожу!
- Если бы ты знал, чего мне стоит видеть твою, - с  тихой  убежденной
ненавистью в словах произнес Тенах. Голос его при этом остался  спокойным,
даже будничным. - Но мне нужна твоя помощь.
Нда, тут он меня уел. Он ведь меня ненавидит, пожалуй, побольше,  чем
я его. И по той же самой причине. Такие, как он, уничтожили мир таких, как
я. И произошло это не когда-то, а на нашем веку. Он и  его  мир  победили.
Ненавидеть побежденных так естественно. Даже естественней, чем  ненавидеть
победителей. Они уничтожили нас и теперь  живут  своим  умом.  Если  Тенах
пришел ко мне, значит, он не справляется. Что бы так мне случилось, но ему
не по зубам. Я мог бы злорадствовать, да вот не выходит. Потому  что  этот
молодой самоуверенный паршивец наступил на самого себя и отправился ко мне
за помощью. Ей-же слово, начинаю его  уважать.  Трудно  признать,  что  ты
чего-то не можешь. Тем более перед побежденным?.
- Ладно, Тенах, - согласился я. - На  счет  моей  рожи  -  это  довод
весомый. Излагай свое дело. Что там у тебя случилось?
- Если б я знал, - Тенах на удивление быстро взял себя в руки.  -  На
первый взгляд так вроде и ничего.
Он снова замолчал.
- Жутко. Не понимаю. Не бывает. Все кажется, что вот-вот проснусь. Не
знаю, как объяснить. Может, все глупости. Но я бы хотел рассказать. Ты эту
землю знаешь.
Тишина между нами зазвенела, словно ее наполнили невидимые пчелы.
- Знаю, - согласился я. - И тебя знаю. С пустыми бы руками не пришел.
Рассказывай про свои глупости.
- Эйр и Ээнкет. Помнишь еще?
- Помню, - я их действительно помнил. Глупые, мерзкие склочницы.  Чем
они могли встревожить Тенаха?
- Поругались. Вот... Сцепились.
- Как обычно, - усмехнулся я.
- Нет, - качнул головой Тенах. - У Ээнкет шрам теперь, -  он  показал
пальцем от угла рта к уху. - Эйр платок носит. Понимаешь, они, конечно,  и
раньше... но ведь не так...
Я понимал. Трудно представить этих старых дурех, наносящих друг другу
увечья.
- Странно, - вслух подумал я.
- Не очень. Я, дурак, не сразу и понял. Хотя, может, и раньше  что-то
было, да я не заметил. Что-то не такое явное.
- Ты бы и этого не заметил.  Что-то  еще  было  потом.  Похожее.  Да,
Тенах?
Тенах сосредоточенно кивнул.
- Молодые. Ты их детьми помнишь. Так что по  именам  не  стоит.  Один
избил брата поленом, руки переломал. Другой мать  из  дома  выставил.  Еще
один застрелил лошадь под соседом на скачках. И много еще такого.  Режутся
каждый день. По поводу, без повода, все едино.  Молодая  девчонка  убивает
любимую собаку за то, что та  не  хочет  есть  вчерашнюю  похлебку.  Видал
такое? И все всех учат жить. И  все  кричат.  Ты  меня  не  вином  удивил,
Наемник. Ты меня голосом удивил. Я отвык от  тихих  голосов.  Все  кричат,
понимаешь? И пакостят. И отказывают в любой просьбе. Даже себе во вред.
- Лучше в кипящий суп голым задом сяду, чем друга угощу? - усмехнулся
я, вспомнив пословицу.
- Именно так, - подтвердил Тенах без тени улыбки. - Если будет  выбор
- сядут. Хотя бы и в кипяток. Помнишь ведь, у нас колодцы по одному на два
двора?
- Помню, был такой старый обычай.
- Был. Почти все колодцы отравлены. Кто из  соседей  отравил  -  дело
темное. Сам без воды, зато соседу пакость.
- Вот в колодцы, извини, не верю. Не бывает такого.
- Не бывает, - вздохнул Тенах. - Хорошо у тебя, Наемник.
Когда он это сказал, я поверил. И в колодцы, и в собаку.  Потому  что
он сказал, что и думал. Сразу видно. А уж если человеку  у  врага  в  доме
хорошо...
- Ладно. Верю. Дальше.
- Понимаешь, дальше - больше. Не знаешь, чего и ждать. Все как  не  в
себе. Будто бояться чего-то. Или их что-то заставляет. Нет,  не  то...  не
могу назвать. Нашептывает. Не свои мысли... а вроде как свои.
- И давно вы так живете?
- Давно, - признался Тенах.
- Отчего же за советом пришел сейчас?
- А мне вчера подумалось, что это твои штучки, и тебя надо убить.
- Не сказал бы, что это у тебя своя мысль, - хмыкнул я.
- Оно и страшно. Почти как своя. Захватило, понесло... еле опомнился.
- И решил не убивать, а посоветоваться? - полюбопытствовал я.
- Не смейся, Наемник. Хотя, - он махнул рукой, - смейся, твое  право.
Я отвык. Мне нужен совет. Это безумие. Словно мир стал на дыбы. Ты  знаешь
этот мир лучше. Если не ты, никто не знает. Ты ведь был Стражем Границы.
- Не "был", Тенах,  -  поправил  я.  -  Ты  все  время  забываешь.  Я
нанимался на срок, это верно. Но мои Боги  мертвы,  и  отпустить  меня  со
службы некому. Я не "был". Я и есть Страж  Границы.  И  все,  что  на  ней
происходит, мое дело. Ты должен был прийти ко мне раньше.
- Я не знал, - очень просто  произнес  Тенах.  -  А  ты  можешь  хоть
что-нибудь сделать?
- Попытаюсь. Надо бы самому посмотреть на колодцы ваши отравленные.
- Тебе это все о чем-то говорит?
- Пожалуй. Да и тебе тоже. Это ведь ты сказал "мир  встал  на  дыбы".
Похоже, так и есть. Остается выяснить... хотя нет. Но если я не ошибся...
- Я твой должник, - серьезно сказал Тенах.
- Ну, нет. Ты мне ничего не должен. Завтра пойдем, посмотрим колодцы.


Как-то получилось, что Тенах никуда не  пошел,  и  вечер  мы  провели
вместе за вином и разговорами.  Я  поинтересовался,  не  избалуются  ли  в
отсутствие настоятеля храмовые прислужники. В ответ он любезно посоветовал
мне заниматься своим делом. Так я и поступил: выпил вина  и  призадумался,
краем уха продолжая слушать Тенаха. Чутье у него, надо признать, отменное.
Другой бы на его месте забил тревогу слишком поздно, а то бы  и  вовсе  не
догадался. И за советом он пришел ко мне, хотя ему и неоткуда знать, что я
в таких делах понимаю побольше прочих. В иные времена из него получился бы
сильный маг. В иные - да, но не теперь. Слишком молоды его Боги.  Они  еще
не успели врасти в эту землю, влиться в эту воду, еще нет в  этом  воздухе
их дыхания, и огни этих костров - не их огни. Они  здесь  чужие.  Их  сила
здесь еще ничего не значит. Много времени пройдет, пока этот мир их примет
и сольет с ними свою силу. При жизни Тенаха этому не бывать. Он не маг,  и
магом не будет, так что расхлебывать придется мне. Моих Богов уже  нет,  я
не смогу ничего сверх того, что успел узнать раньше, но  их  след  еще  не
остыл на этой земле, и  она  мне  ответит.  Если,  конечно,  тех  начатков
знаний, которых я успел нахвататься, станет на такое дело.
Потому что дело серьезное. Сам не знаю, зачем я решил идти  завтра  с
Тенахом и высматривать невесть что. Вовсе  незачем.  И  так  все  ясно.  С
первых же слов Тенаха я понял, что случилось. Похоже, я  просто  надеялся,
что Тенах ошибся. Надеялся  увидеть  завтра  что-нибудь  такое,  отчего  я
вздохну с облегчением и назову Тенаха дураком. Только Тенах  не  дурак,  и
увижу я завтра мерзость. Чем больше я размышлял, тем больше мне  хотелось,
чтобы я оказался не прав. Очень уж безотрадна моя правота. Найти мерзость,
а потом еще искать, откуда она вылезла.  Еще  неизвестно,  удастся  ли  ее
загнать обратно.
Не люблю я сталкиваться с  невидимым.  Мой  наставник,  бывший  Страж
Границы, зачастую говаривал в подпитии: "Запомни, парень: чего не бывает -
так это денег и привидений". По части денег точно, тут он прав, не бывает.
И на счет привидений тоже. Не видел их никто. Нельзя видеть бесплотное.  А
вот невидимое, невоплощенное, очень даже бывает. И очень я его  не  люблю.
Его даже за шиворот не взять: какой же шиворот у того,  чего  нет.  Больно
много сил уходит, пока пристроишь к нему подходящий шиворот. И ох  же  как
не хочется заниматься поисками шиворота, а  придется.  Но  уж  предвкушать
гниль могильную не обязан. Невкусно. Так что уложил я Тенаха на  крылечке,
а сам спустился в сад и устроился  на  травке,  подстелив  плащ.  Смотришь
вверх и тонешь глазами. Хорошая замена вину. А нельзя мне  сегодня  больше
пить. Голова нужна ясная.
Проснулись мы с Тенахом  не  на  рассвете  даже,  а  раньше:  уже  не
затемно, а когда луна зарей умывается. Пока мы умывались сами, рассвело, и
мы неторопливо по холодку отправились к  колодцам.  Всего-то  и  дороги  -
утренней росе высохнуть не успеть - а шли мы очень долго, очень  медленно.
Тенах после вчерашних откровенностей злился на себя, почти сожалел о  том,
что позвал меня и плелся нехотя, словно не желая представить мне на погляд
то, о чем рассказывал вчера. Я же  по  правде  говоря,  боялся  того,  что
увижу. И мы, хотя и не  сговариваясь,  но  в  полном  согласии  оттягивали
прибытие, как могли. Глупость, конечно. Нет никакого смысла тянуть. Потяни
кота за хвост - без глаз  останешься.  Потянули  мы  дорогу,  как  кошачий
хвост, долго, сильно потянули. Вот и вцепилась мне деревня  в  глаза,  как
разъяренный кот. Разве только не шипела и не мяукала.
Нет, ничего Тенах вчера не  преувеличивал  и  ни  в  чем  не  ошибся.

 
в начало наверх
Скорее, не договорил. Мир был острым, как черты лица, заостренные смертью, и тление уже вступило в свои права. Мусор на улицах. Вопли и мычание недоенной с вчера скотины. Мычание и вопли пьяных - в такую-то рань. Запах. Люди, уже отравившие свои колодцы, крали воду из немногих неотравленных; кой-кто из них попадался в капканы еще на подступах к воде. И постоянная радостная готовность любого дать в зубы любому. И многое, многое другое. Мне было все понятно и очень противно. Ну, неужели ничего и никого... нет, не может быть. Я искал взглядом хоть какой-то опоры, хоть какое-то противоядие, иначе бы и не заметил. На дереве сидела девушка в пыльном платье и пряла. Ее мать, толстая низенькая женщина, прыгала под деревом, осыпая девушку бранью и гнилыми яблоками, и все пыталась стащить ее на землю, ухватив за ногу или за край платья. Девушка, прикусив пухлую губку, продолжала молча прясть, не подымая глаз. Наконец толстуха выдохлась, призвала на голову мерзавки дочери парочку особо увесистых проклятий и ушла домой. Девушка прерывисто вздохнула и заплакала без всхлипываний, одними глазами, но продолжала прясть. Я протянул руку в ее сторону, осторожно коснувшись воздуха. Никаких сомнений. Девушка почувствовала незримое касание наверняка. Она оторвалась от работы и взглянула на меня тревожно и удивленно. Я поклонился, коснувшись пальцами преклоненного колена. - Ты что это? - тихо спросил Тенах, когда мы чуть отошли. - Ничего, - ответил я. - Можно подумать со святыми каждый день встречаешься. - С какими святыми? - обалдел Тенах. - С обыкновенными, - терпеливо растолковывал я. - Какие святые бывают. Уж поверь моему опыту. - Я и не думал, что есть еще кто-то вашей веры, - удивился Тенах. - Дурак ты, - беззлобно ответил я. - Мои Боги мертвы. Какая уж тут вера! Эта девочка принадлежит твоим Богам. - Зависти я не ощутил, скорее глубокую грусть. - Эх, мне бы такую, пока мои Боги были еще живы - тут бы вы у меня поплясали! - И чего бы ты у нее набрался - силы или святости? - ухмыльнулся Тенах. Я не сразу даже и понял, о чем это он, а когда сообразил, обиделся страшно. - Дурак ты, Тенах, - возмутился я. - Разве можно из живого человека силу тянуть? Тем более в постели! Отойди, пока я тебе ухо не оторвал! Ты меня вообще за кого принимаешь? - Ни за кого, - огрызнулся Тенах, послушно отойдя шага на два. - Просто я не понимаю, зачем тогда она тебе? Разве тебе не нужна ее сила... - Чтоб освятить мою. Сопляк ты еще. И Боги твои молодые и сопливые. Не обижайся. Ты все-таки постарше их будешь, да пожалуй, и поумнее. - По-твоему, они вообще какие-то придурки, раз даже я умнее, - расхохотался Тенах. - Нет, просто еще дети, - улыбнулся я, а про себя подумал, - и вдобавок невоспитанные. - Ладно, - после недолгого раздумья Тенах вернулся на пройденную им в сторону пару шагов, - квиты. Но ты мне вот что скажи. Раз она не принадлежит твоим Богам, с чего же взял, что она святая? - Не знаю, как бы тебе объяснить, чтоб ты понял, - я почесал в затылке. - Я не хочу кой о чем говорить сейчас, а без этого ты не поймешь. Ну, попробую. Мир встал на дыбы. Так или иначе это всех коснулось. У тебя были свои чужие мысли - помнишь, ты мне сам говорил? Тенах кивнул. - Ну, вот. Всех коснулось. Даже и тебя. А ты у нас служитель каких-никаких, а все же Богов. - Ну, и что? - с вызовом спросил Тенах. - А в ней этого вообще нет. Вокруг нее есть, а в ней нет. Ей это... - я замялся, подыскивая слова. - Нет, не то. С гуся вода стекает, а с нее - нет, до нее просто не доходит. - Она этого не понимает? - Понимает, иначе бы не плакала. Но до нее не доходит. Жаль, право... - Чего тебе жаль? - Мне может понадобиться ее помощь, - уныло признался я. - Так попроси. - Не поможет. - Какая же она тогда святая? - удивился Тенах. - Я не сказал - не захочет, - отрезал я. - Не поможет. Не она, а ее святость. Если попрошу. Не поможет. - А ты тайком, тихонечко, - пошутил Тенах. - Тем более не поможет, - процедил я сквозь зубы. - Если не хуже. Краденое впрок не идет. Тенах не хотел расспрашивать дальше. Может, и расспрашивал, да я не слышал. Не до него мне было. Начиналась охота, и если я упущу след, пусть даже и остывший, будет поздно. А может, уже поздно? Я открыл глаза пошире и принялся спокойно смотреть вдаль. Все дальше и дальше. Сначала туда, где узкая улица окончательно теряется в траве, дальше, на одинокое дерево, дальше, на синий от дальней дымки лес, еще дальше, на золотую пыль, налипшую на горизонт, и еще дальше... горизонт распахнулся, и мир откинулся за мои плечи, как капюшон. Смотрел я недолго. Вечно не хватает времени. В который раз даю себе слово: потом, когда все кончится, посмотреть просто так. Не для дела. Просто полюбоваться. Но каждый раз потом так много всего, что стоит сделать, раз уж я остался жив, что я опять и опять не успеваю. Снова что-нибудь случается, и снова я смотрю быстро, мельком, мимоходом, ищу, выслеживаю. Потом я встряхнул головой, и нездешнее посыпалось с меня, как брызги с мокрой собаки. Я закрыл горизонт. Тенах смотрел на меня немного напугано. Мне казалось, что из его рта торчит кусок фразы, которой он подавился. - Оно здесь, близко, - сказал я, когда дыхание восстановилось. - Я его видел... нет, не то. Я знаю, что оно здесь, но я не знаю, где оно и откуда, потому что я его видел там. И пока я его здесь не выслежу, там мне его не поймать. Так что пошли, настоятель. Будем искать. - Я н-не понимаю, - наконец извергнул свою фразу Тенах. Он мешал мне сосредоточиться. Так мешал, что мне хотелось надеть на него намордник. Но, к своему собственному удивлению, я терпеливо объяснял. - Представь себе, что ты ищешь, есть ли кто-нибудь... ну, хоть бы в твоем монастыре. Он ведь большой, верно? И ты можешь бегать из кельи в келью, и все равно разминуться с этим человеком. А теперь представь себе, что у него светятся уши, а ты можешь смотреть сквозь стены. Судя по улыбке Тенаха, он представил себе, как он ищет личность со светящимися ушами. Или чем-нибудь еще. - Ну вот. Ты смотришь снаружи и сразу видишь: где-то в доме уши ходят. Стенок ты не видишь, только уши, и тебе трудно определить на каком они уровне, в какой келье. Вот и я посмотрел снаружи и теперь точно знаю: уши светятся. Остается найти где именно. - И оборвать? - Тенаха сравнение явно позабавило. - Ох, с какой бы радостью оборвал бы я и уши, и все прочее, - вздохнул я. - Но моя проблема в том, как приделать ему уши. И перестань говорить, что не понял. Потом поймешь. Помолчи немного, дай подумать. Тенах замолчал. Я подтянулся и сел на забор, рискуя получить камень в спину, и задумался. После недолгих размышлений я пришел к удручающему выводу: щель могла образоваться где угодно. Даже в отравленных колодцах. Хотя нет, колодцы стали травить, когда зло созрело. Ладно, и на том спасибо. Доведись мне обходить все колодцы, я бы и вовсе не управился. Все, что появилось потом, можно смело исключить. Колодцы, деревья... хотя и не все, не все деревья. Ух, сколько путаницы. И Тенаха спрашивать бесполезно, он и не помнит, в каком порядке что происходило. Отбрасывать можно только всякую мелочь: то, с чем мне придется схватиться, штука не маленькая. Хотя тоже нет: оно могло вырасти и разжиреть постепенно. Как ни размышляй, а результат один: ничего я не добьюсь, сидя на заборе, кроме занозы в задницу. Надо обойти все возможные места самому. Но мне не хотелось. Видят Боги - и живые, и мертвые - как же мне не хотелось! - Пойдем, - предложил я Тенаху, тяжело сползая с забора. - Куда? - деловито переспросил Тенах. - К тебе в обитель. Начинать всегда надо с главного. Главное, то есть обитель, выглядело до того чудовищно, что даже трогательно. Поросшая мхом главная лестница к храмовой паперти осталась нетронутой - три ступеньки, квадратная площадка для коленопреклонения, четыре ступеньки, снова разрыв для того же самого, и снова три и четыре, разделенные квадратами, площадок, хотя теперь, со сменой Богов, числа эти потеряли всякий смысл. Я глазами указал Тенаху на это несоответствие, он понял меня, хмыкнул, чуть приметно пожав плечами, и отвел взгляд, как бы говоря: "А я тут при чем? Ничего не поделаешь". Действительно, поделать тут нечего, выстроено в свое время на совесть, денег не пожалели. Камень ступенек зарос священным мхом сильнее, чем положено, сами ступеньки за долгие годы стерты ногами паломников на три пальца от прежней высоты. Была, помнится, такая легенда, что конец света наступит, когда эти ступеньки сотрутся до основания. Но между элохарскими изразцами, покрывающими площадки, до сих пор не единой щели, куда могла бы забраться хоть ниточка мха, и до сих пор полыхают они прежними яркими красками. Лестницу не одолели ни годы, ни войны. Вот храм пострадал значительно сильнее, причем восстановлен был частично и своеобразно. Левая половина, прежняя, каменная, оставалась полукруглой. Зияющие в ней дыры, оставленные последним штурмом, заделаны желтым кирпичом - тем же самым, из которого заново отстроили правую половину. Ее сделали квадратной, решив, очевидно, не возиться с вычислениями магической кривой, производящей впечатление полукруга. Вдобавок левую и правую половину соединили - теперь, когда деревья-колонны, раньше плотной кровлей смыкавшие свои кроны, сгорели дотла, это было только разумно, но для меня, помнившего их живую колоннаду, стоящие на том же месте мертвые столбы с золоченой крышей, производили на редкость нелепое впечатление. Как если бы безумец сшил сапог и тапочку разных размеров позолоченной нитью. Строители наверняка восстанавливали храм столь нелепым образом на скорую руку, чтоб начать в нем служить как можно быстрее, чтоб из памяти людей как можно быстрее стерлись имена и лики прежних Богов. Наверняка они считали, что все это ненадолго, а уж потом-то храм отстроят во всем его былом великолепии. Но самые временные вещи и строения оказываются самыми постоянными. Я не сомневался, что храм останется в его нынешнем нелепом виде, а через век-другой его нелепость мистически обоснуют. Нда. В столь грозном отсутствии вкуса я нынешних даже не подозревал. Но хотя храм и выглядел огорчительно, я испытал безмерное, ни с чем не сравнимое облегчение: фундамент не поврежден, столбы поставлены точно на месте сгоревших деревьев. Мне стоило только прикоснуться к камню и я понял: из-под этих стен не вырвалось ничего. Хвала моим мертвым Богам - даже их пролитая кровь охраняла надежно, хотя и не текла больше в их жилах. Страшно даже представить, что могло случиться, надумай нынешние умники перенести храм на новое место, срыв до основания прежний. Говорят, именно Тенах и запретил перенос. Конечно, в результате мы обязаны ему тем, как теперь храм выглядит, зато он выглядит на прежнем месте, а не где-нибудь еще, и силы зла, запертые им, заперты надежно. Тенах шел за мной, и видеть я его не мог, но прямо-таки чуял, как его подмывает задать мне вопрос, не относящийся к делу. Обойдется. Не до него мне. - Дальше, настоятель, дальше, - бросил я ему через плечо. - То, что мы ищем, не отсюда. Дальше в нашем списке значились развалины. Ну, не совсем, конечно. Война пощадила храм. Он умирал сам, своей смертью, от одиночества. Будь хоть мрамор, хоть гранит, но стоит оставить стены на год-другой без присмотра, и лес свое возьмет. А вот надругательства над мертвым я не ждал. Но белые стены были испещрены неприличными надписями и рисунками такого свойства, что даже в армейском сортире на передовой, и то не увидишь и половины. Местами надписи сплетались в густую бледно-серую паутину. Старые надписи. Давно сюда никто не забредал поизмываться. Рисунки выцвели, дерьмо окаменело. Но стены там, в глубине, под всеми словами, остались белыми. Я коснулся повисшей на одной петле двери, ощупал воздух. Умиротворение снизошло на меня почти зримо. Даже и теперь, когда сила ушла, свет остался. Честно говоря, я опасался, что зло поселилось в оставленном храме, но напрасно, не поселилось, и никогда не поселится. - Пойдем, - обернулся я к Тенаху. Он смотрел на меня. Долго, молча. На сей раз он задаст свой вопрос. - Ну, и как тебе все это? - напряженно спросил Тенах. Я немного подумал, как ему ответить, чтобы впредь не спрашивал. - Что скажешь? - снова спросил Тенах, тяжело дыша. - Тенах, - медленно и весомо произнес я, - ты два раза подряд наступил мне на отрубленную ногу. Похоже, он меня понял. Во всяком случае, заткнулся. То, что произошло мгновением позже, до сих пор заставляет меня то
в начало наверх
смеяться, то шипеть от бешенства - смотря по настроению. Посмеяться там было над чем, но и для бешенства есть причины. Вынюхивая потустороннее зло, я перестал обращать внимание на здешнее, и оно напомнило о себе самым ощутимым образом. Покуда мы с Тенахом изощрялись друг перед другом, мы и глядели друг на друга - как корова на говядину, но все же... И вот тут-то на нас посыпалась такая несказуемая гнусность, что при одном воспоминании дух спирает. Нас закидали плодами рата-рата. Ничего мерзее мир растений не порождал и не породит. Во-первых, кожура у этой пакости шипастая, и при... гм... соприкосновении с вашей шеей вы чувствуете, как упомянутые шипы проникают... да что уж там, колется она зверски. Во-вторых, кожура рата-рата непрочная, а содержимое до невозможности смердючее. Значит, сначала в вас летит эдакая штука, утыканная пес знает чем, вонзается в вас, одновременно раскалывается, и на вас льется то, что внутри. А в-третьих, запах у рата-рата стойкий до изумления, а пятна его сока с одежды вообще не сводятся. И наконец, если сок попадет на ранки от шипов, чирий вам обеспечен самое малое на неделю. Компания подростков меня бы не удивила. Сам один раз годиков в семь подвесил плод над дверью школьного надзирателя. Шипы воткнулись в дверь, а сок попал куда надо. Но забавлялись придурки совсем другого возраста. Среди парней, решивших забросать дрянью посторонних людей, которые им ровным счетом ничего не сделали, ни один не был младше двадцати. Большинство было на вид лет двадцати пяти - двадцати шести. Восемь совершенно трезвых бугаев, и ни один не стоит достаточно близко. Не прошло и нескольких мгновений, а мы с Тенахом благоухали, как куча гнилого мяса вперемешку с навозом, на который мочились кошки всей деревни. Да нет, мы пожалуй, воняли похуже. Бешенство, страшное бешенство бессилия, самое тяжкое. И добро бы еще я был хлюпиком. Поодиночке я любого из них могу превратить в кровавый кисель с костным порошком. Да и вместе, пожалуй, отлупить их как следует - правда, уже ценой хороших синяков. Но они слишком далеко стоят. Сделай я хоть шаг вперед, они бросятся врассыпную, и будут по-прежнему измываться, я буду бегать за ними, поблевывая на бегу от жуткой вони, и ничем хорошим такое преследование не кончится. Восемь молодых, сытых идиотов, они хохочут, показывают на нас пальцами, и знают, отлично знают, что мне их не достать. Хотя... как сказать. Бедняга Тенах, обалдевший, едва не ослепший от невыносимой вони, задыхался, хрипел и выл. Я завел руку назад, к колонне, сорвал с нее плеть бешеного винограда, едва не перерезав себе пальцы, и резко, как бичом, захлестнул шею одного из парней, дернув на себя. Он упал, и я дернул еще раз, подтаскивая его поближе. Веселый строй сломался. Но сделать они ничего не могли. Я выразительно подтянул потуже петлю при первом же их шаге, и они отступили. Я положил парня себе на колено и принялся методично шлепать его по заднице. Со стороны выглядит забавно, но рука у меня тяжелая, и я ему не завидовал. К тому же я постарался уткнуть его носом в пропитанные рата-рата одежды Тенаха. Когда морда его посинела от запаха рата-рата, а задница - по другой причине, мне пришло в голову подобающее завершение пережитого. То, что сделает его незабываемым. - Штаны снимай! - рявкнул я жутким голосом. Парень в ужасе воззрился на меня. Еще бы! На его месте я бы не сомневался, что спятил. - Штаны! - прорычал я, тряхнув парня за шиворот. - Господин настоятель изволят нуждаться в чистых штанах. Живо! Парень дрожащими пальцами принялся искать пряжку ремня. - Ширинка спереди! - напомнил я. - И вы двое тоже - быстрей, быстрей! Ты и ты! - За-а-чеем? - проныли парни. - Затем. Мне тоже нужна одежда. И потом, господину настоятелю могут не подойти одни штаны. Значит нужен выбор. А ну, кому сказано? Просто удивительно, сколько страху может нагнать профессионал на банду подонков. Я уже не испытывал гнева - мне было смешно. Но глядел я на них так, словно примеривался, с кого из них я раньше буду драть живьем шкуру, а кому уши на нос намотаю. Несколько минут назад они, мягко выражаясь, имели преимущество. Теперь под моим взглядом они беспрекословно снимали свое тряпье, соревнуясь разве что в готовности первым поделиться штанами с обиженным. - Благодарю вас, добрые юноши, - ласково и внушительно произнес я. - Отец настоятель, соблаговолите благословить. Тенах обалдел настолько, что соблаговолил. Он взмахнул рукой, осеняя знаком благопожелания частично одетую компанию, и запах рата-рата вновь разнесся окрест. Я подхватил одной рукой кучу штанов, другой повлек за собой Тенаха, и вскоре огорченные мной придурки остались позади. - Где тут ручей, настоятель? - спросил я. Тенах пожал плечами. Даже такое мимолетное движение усилило запах. - Скидывай свое добро, Тенах, - взмолился я, торопливо сбрасывая с себя все лишнее. - Смердит просто несусветно. - Зачем ты штаны потащил? - спросил Тенах, безропотно скидывая свои бесценные одеяния. - Мне их добро не больно-то нужно. - Как сказать, - возразил я. - Отстирать в ручье мы ничего не сможем, разве что сами кой-как отмоемся. Ты, конечно, можешь и не согласиться, а мне штаны не помешают. И еще, настоятель - если дать опомниться банде трусов, она тебя настигнет и измордует. Я хочу быть в безопасном месте раньше, чем восемь обалдуев решат вышибить из меня мозги. Штаны обеспечат нам фору. - Тогда почему ты забрал штаны не у всех? - против воли заинтересовался Тенах. - Как раз поэтому. Окажись они все с голым задом, могли бы со злости забыть о приличиях и погнаться. А так они сначала подерутся из-за оставшихся штанов. Тенах представил себе бой за штаны и хихикнул. - Хотел бы я знать, от чего они так легко тебя послушались? - А я поймал главаря, - после недолгого раздумья сообразил я. - Без его указаний они просто не знали, что делать. Нам крупно повезло. - Да нет, Наемник, - возразил Тенах, - везенье тут не при чем, не случайно выбрал именно его. Что-то тебе подсказало, кто такой, верно? - Пожалуй, - согласился я. - Вот поэтому я тебя и позвал на помощь. Именно тебя. Хотя мы враги. Тебе всегда что-то подсказывает. - А сейчас мне что-то подсказывает, что если мы и дальше будем шляться по лесу в голом виде, нас покусают муравьи. Ради всех Богов, Тенах, перестань болтать. Я пытаюсь вспомнить, где же здесь вода поблизости, а ты мешаешь. И ведь не заметил я, как нервно перебирает пальцами Тенах ризы свои вонючие. И как глаза отводит. И как бессвязно, судорожно говорит он со мной. - Кажется, помню. Вот там, направо, за поляной, должен быть родник. Я зашагал направо. Да, точно, был там родничок. Не очень хочется идти на Поляну, но ничего не поделать. Тенах шел следом. Я должен был почуять страшное, должен был обернуться и не сделал этого. Возможно, увидь я лицо Тенаха, я не пошел бы к Поляне. А так... Я остановился, как вкопанный. Мне показалось, что шершавая рука схватила меня за сердце и рванула. И вся кровь выхлестнула в этот разрыв из сердца, и в нем стало пусто и жарко. И больше ничего не будет, потому что я сейчас умру. Я смотрел на то, что было Поляной белых цветов. Я видел разрушенные храмы и оклеванные трупы, но это... Кому, кому могли причинить зло цветы? Они не говорят, не сражаются, не мстят, они просто молча растут. Давно, в незапамятные времена, когда мои Боги пришли в эти места, они не тронули поляну. Она была неизмеримо старше их. На ней всегда росли цветы, и всегда только белые. Никакие другие здесь не приживались. Ночецветка, белокаменник... да мало ли. Ни один пьяный не расстегивал здесь ширинку, ни один озорник не разорял птичьих гнезд. Зато именно здесь заключались перемирия, игрались свадьбы. Здесь по ночам соединялись влюбленные, а на рассвете приходили мальчишки совершать обряд побратимства, чтобы быть совсем как взрослые воины. Жизнь моя, молодость моя, кровь сердца моего! Ни единой травинки. Ни клочка земли не выжженного, не вывернутого заступом. Все вытоптано, загажено, опоганено. Здесь трудились не сутки, не двое. Именно трудились - медленно, методично, добросовестно. Чтоб не выросло никогда и ничего. Под ребрами у меня билась пустота, и я падал, бесконечно падал в эту сухую жаркую пустоту. Не сознавая, что делаю, я опустился на колени, голый и оскверненный, и коснулся в поклоне этой голой и оскверненной земли. И тогда сухая пустота поглотила меня. - Эй, - испуганно позвал меня Тенах из немыслимой дали, - что с тобой? - Мы нашли, - ответил я, тошнотный комок растекся по моему телу и проступил сквозь кожу липким холодным потом. Мне было холодно. Так холодно, что ледяная вода ручья казалась мне теплой. Я лежал на камнях, и она омывала меня. - Я не хотел, чтоб ты видел Поляну, - хмуро говорил Тенах, глядя куда-то в сторону. - Не бойся, я не спятил, - медленно ответил я, глядя вверх, в звонкую синеву. - Если я сказал, что мы нашли, значит, так оно и есть. - То, что мы искали... оно... там? - удивился Тенах. - На этой... ээ... - Свалке, - безжалостно закончил я. - Нет. Оно, к сожалению, уже не там. Оно сбежало оттуда, когда ваши кретины уничтожили Поляну, и цветы Богов. Его уже ничто не удерживало, и оно удрало. - Ты хочешь сказать, что цветы сторожили его? - недоверчиво спросил Тенах. - Я не "хочу сказать", Тенах, я сказал. Оно было там и ушло. - А что это такое? - полюбопытствовал Тенах. - А вот это уже не твое дело, - отрезал я, - достаточно и того, что я знаю, что это такое. И знаю, что мне теперь делать. И нельзя терять ни одного дня, ни часа. - А сейчас мы этого драгоценного времени не теряем? - несколько ядовито осведомился Тенах, уязвленный моими словами. - Нет, не теряем. Я пытаюсь думать, хотя ты мне и мешаешь. Погоди немного. Я сейчас еще чуть-чуть погреюсь, и пойдем. Тенах взглянул на воды ручья, где я грелся, и тело его покрылось гусиной кожей. - Интересно, где же нам его искать? - задумчиво произнес он. - Не искать, - поправил я его. - Звать. Но место найти надо, тут ты прав. Куда попало оно не придет. У Тенаха вся кровь от лица отхлынула. Он сделался белей своих подштанников. - Ты хочешь... о Боги!.. Я слышал о таком. Какой ужас, Наемник. - Да уж, приятного мало, - согласился я. - Только обсуждать ничего не надо, тем более здесь. Невеселое вышло у нас возвращение. Тенах в совершенно непотребном виде, а именно в штанах, позаимствованных у придурка, вместо положенных ему по храмовому уставу одежд, уныло плелся впереди. Несмотря на его усталую медлительность, я едва поспевал за ним, ибо вынужден был идти крайне осторожно: штаны второго придурка были мне малы, и я попросту не мог сколько-нибудь заметно переставлять ноги, опасаясь, что они лопнут на мне с треском, а у меня даже плаща не будет прикрыться. Плащ, куртку и все прочее я закопал в лесу вместе с ненужными штанами, уж очень они мерзко воняли. То есть это Тенах сказал, что воняли. На душе у меня было до того гнусно, что мне любая вонь казалась нипочем. Я действительно знал, что мне предстоит сделать и вполне разделял мнение Тенаха. Действительно, ужас. Только дело обстоит еще хуже, чем он полагает. Ему и невдомек, что я знаю только "что", но не "как". В свое время я залез в запретные для меня книги и прочитал об этом обряде, но не все, далеко не все. Прочти я все - тогда - меня бы уже на свете не было. Тот сопляк, которым я тогда был, не умел защищаться от подобных вещей. Они затягивают. И подумать только, что я чуть не совершил обряд, сам того не заметив. В неподходящее время, в неподходящем месте. Воистину судьба хранит полудурков, предоставляя самостоятельно выпутываться лишь тем, кто на это способен. Я, похоже, способен, ибо помочь мне никто и ничто не в силах. Тех книг больше нет, они сгорели в ночь штурма. И моего Учителя больше нет в мире живых, и мне никак не получить от него весточку. Поляны белых цветов, куда приходят за откровением, больше нет. И в Доме Смерти мне уже делать нечего. Только раз в жизни смертный, если уж у него возникла такая нужда, может войти в Зал Невидимого Света. Во второй раз он упадет замертво, даже не дойдя до Зала, даже не переступив порог Дома Смерти. А я уже был там. И никакого другого способа вызвать с того света не существует. Ни книг, ни Учителя. И лишь обрывки обрядов в моей памяти. Подействовать-то они подействуют, но и только. Зная весь обряд, я бы победил наверняка, а так... Да и поздно позвал меня Тенах на помощь, слишком поздно. Сколько времени тому назад вырвалось наружу Оно? Маленькое, тощенькое, голодное. Теперь оно большое, сытое, и с каждым часом Оно набирается новой мощью. Еще неделя-другая, и я ничего не смогу
в начало наверх
сделать, Оно меня убьет. Сейчас я хотя бы еще могу попытаться. Занятый своими мыслями, я и не заметил, что Тенах уже давно остановился, а за ним и я. Тенах смотрел на девушку, словно пытаясь угадать, где же в ней прячется подмеченная мной святость, а девушка смотрела на меня. Ее взгляд и заставил меня очнуться. Толстуха мать тоже была тут как тут и осыпала оскорблениями всех присутствующих, не обойдя ими никого. - Ахатани, - орала она, - что зенки вылупила, тварь бесстыжая? И так далее. Она выразила свое мнение относительно величины, формы и чистоты моей мужской плоти и сравнила моральные качества Тенаха и некоторых животных, явно отдавая последним предпочтение. Когда она набирала полные легкие воздуху для новой порции оскорблений, Тенаху удалось, наконец, встрять в разговор. - Ахатани, - негромко сказал он, - пойди сюда. Мне нужно поговорить с тобой. Ахатани спрыгнула с ветки и подошла к воротам. Лицо толстухи побагровело. - Храмовая шлюха! - завизжала она. - Храмовая шлюха-а!!! Ахатани пошатнулась и ухватилась за ворота. Я огляделся. Из всех окрестных домиков на толстухины вопли повысунулись лица. Гори она огнем, старая мерзавка. То, что она сказала, в устах другого было всего лишь оскорблением, но из уст матери это обвинение. При моих Богах храмовых шлюх хот бы судили, теперь же их просто побивают камнями сразу после обвинения. Высунутые лица начали исчезать одно за другим, и не было никаких сомнений, что их обладатели скоро появятся. Тенах, похоже, напрочь забыл, что он уже не воин, а настоятель, ибо левая рука его сжалась в кулак, а правая принялась нашаривать у левого бедра несуществующее оружие. Кое-кто из соседей уже появился на пороге своих домов, и не с пустыми руками, в отличии от Тенаха. В глазах их мерцал трепет предвкушения. Действовать нужно было быстро, а я, как назло не мог войти: мне мешала повисшая на воротах Ахатани. Соседи двинулись к Ахатани, и я перепрыгнул через штакетник. Просто чудо, что штаны выдержали. Ахатани повернулась ко мне - бледная, испуганная. Я быстро сдернул с руки оба браслета и поднял их над головой. Соседи остановились. Какие теперь обычаи, я не знал, но они еще не настолько забыли прежние обряды, чтобы не понять, что я собираюсь сделать. Они растерялись, и их растерянность длилась целое мгновение. Я успел им воспользоваться. Венчальный браслет я надел на руку Ахатани, а браслет выкупа бросил к ногам ее матери. - Ой, батюшки! - истерически выдохнул кто-то. - Пойдем, Ахатани, - тихо сказал я и обнял ее за плечи. - Тебя больше никто не обидит. Вообще-то по закону они могли теперь побить камнями нас обоих: и храмовую шлюху Ахатани, и меня, ее новоиспеченного мужа. Но я знал, что ни одна рука не посмеет подняться и бросить камень нам в спину. Так оно и случилось. Я увел Ахатани, Тенах ушел следом, и никто не бросил камень. Когда мы добрались до дома, солнце стояло еще высоко, но мне казалось, что день прошел, а то и не один. Храмы, Поляны Белых Цветов, хохочущие придурки, жаждущая крови толпа, моя собственная жениться... Мне не хватало браслетов на руке, ведь я носил их, не снимая, уже много лет. - А почему браслетов два? - спросил меня Тенах, явно желая отвлечь Ахатани от мрачных мыслей. - Ведь после того, как ты даешь женщине венчальный браслет, вы уже женаты, разве не так? - Не совсем. Ты действительно ничего об этом не помнишь? - Откуда? Я ведь с детства был посвящен, не забывай. - Забудешь тут. Нет, одного венчального браслета мало. Он просто подтверждает, что я обязуюсь жениться и не откажусь от своих слов. И если у женщины с моим браслетом родится ребенок, он мой, законный, нравится мне это или нет. Если, например, я своей подружке на свиданке его надел, а потом жениться раздумал. Или если она не хочет. Пока выкуп не заплачен, у нее есть право выбора. Она может отвергнуть меня и выйти замуж на тех же основаниях, что и вдова. Но я все равно обязан ее защищать и оберегать наравне с ее мужем. А вот выкупной браслет завершает дело, это уже заключение брака. - Разумный обычай, - заключил Тенах, - весьма. Разумнее теперешних. Какие теперь заведены обычаи, я не спрашивал, а Тенах не стал их описывать. - Пожалуй, надо его восстановить, - размышлял вслух Тенах, - или ввести что-нибудь похожее. Меньше будет обманутых девушек. Интересно. Во времена моей юности в наших краях и слов-то таких не было - "обманутая девушка", и как раз благодаря обычаю дарить венчальный браслет. - Кстати, Наемник. Можешь отказаться, но я бы хотел обвенчать тебя по теперешнему обряду. Чтоб никто ни к чему не мог придраться. - Мудрое решение, Тенах. Вот завтра и обвенчаешь. Сегодня мне не до этого. И тут я впервые услышал голос своей жены. - Как тут хорошо, - тихо сказала она, глядя на мой дом и сад. У меня дух захватило. Ее голос не принадлежал той, оскверненной земле, где уничтожают бессловесные цветы, и родная мать отдает на расправу толпе свою дочь, лишь бы потешить злобу. Он принадлежал моей земле, где жужжание пчел позолотило тишину, моим лугам и полям, моему саду и дому. - Тебе и будет здесь хорошо, - сдавленно отозвался я. - Я знаю, - ответила она. - Ты добрый. - Впервые слышу, - ухмыльнулся я. Тенах тоже сдержано фыркнул. - Там, в пристройке, - я указал рукой, - можно помыться с дороги. Я сейчас затоплю. Вот только переодеть тебя не во что. В моей одежде ты просто утонешь, но ведь не оставлять на тебе этот кошмар. Действительно, одежда Ахатани была ужасна. Нужно свирепо ненавидеть собственного ребенка, чтобы обрядить ее подобным образом. - Трудное положение, - засмеялся Тенах. - Ни ей, ни тебе идти покупать одежду я бы не советовал. Во всяком случае сегодня. И мне не стоит. Все-таки настоятель храма. Могут неправильно понять. - Если у тебя есть немного холста, - запинаясь, выговорила Ахатани, - я бы могла... Я засмеялся. - Холста! Во второй комнате стоит сундук, там и полотно найдется, и шелк, и все, что положено. Вот с нитками потруднее... хотя... да, верно. На окне шкатулка, там вроде и нитки, и иголки, и всякая другая блажь. А пока сошьешь, возьми мою купальную накидку. Она большая, но ее можно подрезать. Сейчас я принесу. Только штаны переодену. Ахатани покраснела. Посмеиваясь в душе над ее смущением, я отправился за штанами, накидкой, полотенцем и прочим. Признаться, меня захватили эти хлопоты. Так приятно было заботиться об Ахатани и не думать, что же мне предстоит в самом недалеком будущем. Когда я истопил баньку и Ахатани удалилась мыться, я занялся стряпней. Тенах помогал мне со сноровкой, поистине удивительной для человека его положения. - Хотел тебя спросить... дай мне перец... спасибо... хотел спросить, только не мог при Ахатани... и масло тоже... за что так невзлюбили бедных храмовых шлюх? Каждый зарабатывает, как может. От возмущения Тенах чуть не высыпал на меня муку. Я предусмотрительно забрал ее из его задрожавших рук. - Если отшельник спит с женщиной, - возгласил он торжественно, словно со ступеней храма, - его подвижничество уничтожается. - Да? - я в упор рассматривал Тенаха, пока он не опустил глаза. Тогда я откровенно рассмеялся. - Поверь ученику воина-мага, Тенах. Это нет так. Не всегда, но как правило. - Но ведь ты не для того услал Ахатани, чтобы беседовать со мной о распутницах, - проворчал он. - Не для того, - подтвердил я. - Поставь салат сюда. Ну, вот и славно. Когда Ахатани выйдет, мясо как раз будет готово. Пойдем, сядем, поговорим в холодке. Мы расположились в тени, и в ожидании трапезы я вновь наполнил наши стаканы. - Теперь о деле, Тенах. Скоро полнолуние. К этому времени мне нужно провернуть одну работу. Смотри сюда, - я быстро начертил на земле течение реки с рукавами и притоками. - Так вот, хоть весь свой монастырь сгони, хоть полдеревни в заложники возьми, чтоб остальная половина работала, но к полнолунию вот здесь, - я провел черту, - мне нужна дамба. На одну ночь. Потом можешь ее разрушить. Но к полнолунию это русло должно быть сухим. - Сделаем, - после недолгого раздумья пообещал Тенах. - А почему не это? С ним возни было бы поменьше. - Не подходит. Там рядом проходит дорога, а вот это как раз нельзя. Я пока в ручье лежал, все обдумал. Конь у меня найдется, оружие, пожалуй, тоже. - А жертва? - не отрывая взгляда от рисунка, спросил Тенах. Я разозлился. Так вот что он обо мне думает! - Послушай, настоятель, - сдерживая гнев, произнес я. - Если ты действительно хоть что-то слышал о том, как призывают таких созданий, то должен знать, что жертвой может быть только человек. И зачем вообще нужна жертва, ты тоже знаешь. И неужели я, по-твоему, могу хладнокровно обречь человека на ТАКОЕ?! - И как же ты собираешься обойтись без жертвы? - Есть и другой способ, настоятель. Слышал? Помнишь? - Да, - тихо ответил Тенах. - Прости, Наемник. Я кивнул. Тенах отхлебнул вина и убежденно сказал: "Ты лучше, чем я о тебе думал. Но ты сумасшедший." Дни до полнолуния выдались на редкость хлопотливые. Хозяйство я забросил, кухню и дом отдал во владение Ахатани и сосредоточился на главном. Впрочем вороной конь без единого белого волоска у меня был, зато подходящего оружия не оказалось. С первых дней своей службы я сам ковал все, что мне может понадобиться, но сейчас время поджимало, а единственному местному кузнецу я не доверял, и не только потому, что работал он скверно. После долгих поисков я нашел более или менее подходящую железку: ею я махал на заре своего ученичества. Сделана она была руками моего Наставника, и я от души надеялся, что его мастерство, влитое в сталь, защитит меня. Тенах являлся дважды в день доложить, как продвигается строительство плотины. На второй день я пришел в ужас, на третий в ярость. - Тенах, голубчик, - ласково произнес я, - если дамба будет готова только к следующему полнолунию, можешь твердо рассчитывать, что от меня ни клочка, ни ошметка не останется. - Мы делаем все, что можем, - возразил Тенах. - Тогда сделайте все, чего не можете, - отрезал я. - То-то я вижу, ты здесь творишь невозможное! - взвился Тенах. - Ты даже не представляешь, насколько ты прав, - скорбно согласился я. Из дома вышла Ахатани. - Обед готов, - сообщила она. - В дом пойдете или сюда принести? - Сюда принеси, сделай милость. Тенаха удивило, что я даже не попытался встать, но он вежливо промолчал. Зато при виде моей порции у него глаза полезли на лоб. Никакой вежливости не хватило. - Ты собираешься все это съесть? - изумленно выговорил он. - К сожалению, да, - вздохнул я и принялся за еду. Жаркое просто таяло во рту. Хлеб благоухал слаще меда, мед и вовсе источал неведомые в природе ароматы. - Бедные драконы, - задумчиво произнес я. Ахатани подавила смешок: шутка была ей уже знакома, она попалась на эту шутку в первый же день, и теперь ждала, когда попадется Тенах. Он не обманул ее ожиданий. - Причем здесь драконы? - возопил окончательно сбитый с толку настоятель. - Ну, как же, - неторопливо ответил я. - Они вечно требуют столько еды. И овец, и коров, и хлеба, и овощей полными огородами. Это кроме девственниц. Я замолчал - якобы для того, чтоб отхлебнуть вина. - И что? - наивно спросил Тенах. - А то, что так обожраться - и никакого воина не надо. Сам помрешь. Я так полагаю, что ни один воин не застал в живых ни одного дракона. Эти драконы как дорвались до дармовой кормушки, так и померли. В стр-р-а-аш-ных муках. - Тьфу! - только и смог сказать Тенах. Ахатани засмеялась. - А теперь ты изображаешь дракона? - ядовито осведомился Тенах, когда я прикончил жаркое.
в начало наверх
- Мне надо набрать вес, - снова вздохнул я. - Сейчас еще яблочный пирог будет. На меду. Ужас. Губы Тенаха дрогнули, но смех он мужественно сдержал. - Так вот почему ты валяешься, не вставая! - Да, но не только. Сила мне в этом бою не поможет, скорее помешает. Вот гибкость - другое дело. Да силы у меня и не будет. - Ты все-таки не передумал? - Нет, и не передумаю. Не будет мне удачи, если я принесу жертву. Я еще не успею закончить жертвоприношение, как зло овладеет мной. - Пожалуй, ты прав, - признал Тенах. - Можно мне тоже пирога? Или ты собираешься съесть его в одиночку? - Да ни в коем случае, - засмеялся я. - Благодетель ты мой! Тенах и Ахатани ели пирог с удовольствием. Я им мрачно завидовал. Пирога было еще очень, очень много. - Запей, легче будет, - Ахатани протянула мне кружку. Я скривился, но безропотно глотнул. - О Боги, какое гнусное хлебово! - восхитился Тенах. - Что это?! Я устало вздохнул - в который уже раз. - Полынь, волчий след, черноцвет и корень дождь-травы. Для возбуждения аппетита, - слово "аппетит" я произнес с особым отвращением. - А также драконова трава, сорокажильник и еще какая-то гадость, чтоб не впустую есть, а вес набирать. Еще пирога, Тенах? - Если можно, с собой, - ухмыльнулся Тенах. - Сил нет смотреть, как ты мучаешься. Тенах отбыл с пирогом под мышкой, а я сидел в поперечном шпагате и обедал до ужина. Ужин мог заставить и мертвого ощутить голод. Но не меня. Все же я его съел. В жизни ничего труднее не делал. - Все, - решительно сказал я при виде добавки. - Я должен спать, а не помирать. Бедные драконы. У меня скоро вырастет чешуя. - Только огнем не плюйся, - улыбнулась Ахатани. - А то мне до утра придется чинить простыни. Улыбка у нее вышла невеселая. - Что случилось, зайчонок? - растерянно спросил я. Ахатани отвернулась. - Пойдем в дом, холодно становится, - тихо сказала она. Я встал и последовал за ней. Она молча закрыла дверь, молча постелила мне постель. Я поймал ее, когда она собиралась выйти, и посадил рядом с собой. - Ахатани, что случилось? Мне просто не по себе, когда ты такая грустная. - Да? - без всякого выражения ответила она. - Да. Она молчала, и я не торопил ее. - Я тебе нравлюсь? - неожиданно спросила она. - Слов нет сказать, как нравишься, - искренне ответил я. Мне не стоило произносить эти слова, но она застала меня врасплох, и я даже подумать не успел, что следовало ответить по-другому. - Но ты... - она смутилась. - Я хочу сказать... когда ты в первый день ко мне и не притронулся, я думала, ты просто жалеешь меня. Ждешь, пока я привыкну. - Это правда, - подтвердил я. - Но я привыкла, - твердо ответила Ахатани. - Сразу. И ты это отлично знаешь. В голове моей лихорадочно носились мысли и среди них не было ни одной подходящей. Очень трудно думать на очень сытый желудок. - Потом я думала, это из-за того, что ты должен сделать. Я изумленно вытаращился на нее. Ей я о предстоящей битве не говорил ни слова. - Тенах сказал, там будет опасно. - Милое преуменьшение. Если жив останусь, непременно повешу Тенаха на его длинном языке, - пообещал я. - Значит, там опасно. - Да, - подтвердил я. - И мне надо набраться сил. - Но я вижу, что силы ты не копишь, а тратишь. Не тренируешься и... и вообще. И все-таки ты избегаешь меня. Я не прошу ничего, я не хочу тебе навязываться, только... Я поцеловал ее. Она мотнула головой, и поцелуй скользнул по ее виску. - Не надо. Это очень грустно, что ты меня жалеешь. - А жалость не такая плохая штука, - улыбнулся я. - Но ты ошибаешься. За что тебя жалеть? Разве ты косая, кривая, горбатая? Век такой красоты не видел. ("И лучше бы и не видел совсем, - добавил я мысленно. - Мне было бы легче".) - Я тебе мешаю? - почти беззвучно спросила она. Я в душе проклял свое легкомыслие, с которым я надеялся, что останусь ей чужим. - Ты мне очень нужна, Атани. Очень. Но я не имею права. - Почему? - Да потому, что я могу умереть! - заорал я, доведенный до отчаянья ее кроткой настойчивостью. - Тенах мне все рассказал о теперешних брачных обычаях. Сроки вдовства теперь знаешь, какие?! Хотел бы я посмотреть на того обалдуя, который их устанавливал! Я бы ему то его орудие, которое ему все равно без пользы, живо в глотку заправил, пусть подавится! Если я умру или разведусь с тобой, ты десять лет не имеешь право выходить замуж! Десять! Ты хоть понимаешь, что это такое?! А если я с тобой не спал, очистительный срок три месяца, и ты свободна. - Тебе так хочется, чтоб я овдовела и через три месяца вышла замуж? - спросила она каким-то странным голосом. - Нет, - честно признался я. - Не хочу. Зубами скриплю от одной мысли. Но какое право я имею оставить тебя на десять лет одинокой и беззащитной? Вот если я вернусь... Ахатани повернулась ко мне. Плечи ее дрожали, из глаз текли слезы, но губы ее улыбались. - Ты уже вернулся, - сказала она, смеясь и плача, и обняла меня. И моя решимость воздержаться развеялась как дым. И ее любовь освятила мою силу. Наутро я встал в очень уравновешенном расположении духа. Иначе и не скажешь. Ощущение счастья и прочего блаженства точно уравновешивалось сознанием вины. Так что когда Тенах явился с очередным докладом о невозможности поспеть к сроку, я его облаял так, как никого и никогда в жизни. Тенах ушел совершенно озверевший, и озверение равномерно распределилось по шеям горе-строителей. В полдень последнего дня Тенах сообщил мне, что дамба готова, и русло пустое. - Хорошо бы оно еще высохнуть успело, - вместо благодарности я начал критиковать. - Ладно, обойдемся тем, что есть. Попробуем, во всяком случае. Мне следовало проститься с Ахатани, как положено. И сказать что-нибудь подобающее Тенаху. Но у меня ничего не получалось. Все эти дни я мог ждать боя, ужасной гибели и вообще самого гнусного. Занятие, конечно, не из приятных. Но теперь я не мог даже ждать. Неотвратимое надвинулось. - Тебе страшно? - спросил проницательный Тенах. - Страшно, - ответил я. - Наверное. Я даже не знаю. - Тебя проводить? - спросила Ахатани. - Ни в коем случае. Даже и близко не подходите. И если я не вернусь, тоже. Тем более не подходите. Вот и все прощание. Я ушел в дом и сидел там до вечера. Тенах и Ахатани меня не тревожили. Я съел яичницу и два яблока. Хватит с меня. Иначе я просто не доеду до сухого русла. Сумерки я встретил уже в седле. Темнота сгустилась быстро. Я трижды произнес полузабытые слова заклятия. Кусты больше не загораживали мне путь. Они исчезли. Вместо них меж деревьев вырастала из земли и ветвилась ночь. Я пустил коня в галоп. Мне нужно добраться до места раньше, чем исчезнут и деревья, иначе я заблужусь среди лунных стволов. Пока все шло хорошо. Мой вороной уверенно рассекал грудью ночь, как волну, и мрак вновь смыкался за моей спиной. Лунный свет, еще невидимый, прятался в земле, и напитавшись им, деревья становились все легче, их кроны все прозрачней и призрачней. В их мерцании я увидел опустевшее русло. Влага еще не ушла из него, но прибрежный песок был сухим. Деревья трепетали, растворяясь в небе, и когда я достиг русла, последнее дерево исчезло. Их больше не было. Только сплошной лунный свет в месте, где нет дорог. Я спрыгнул с коня. Мне уже не было страшно. У меня не дрожали руки. Мне не было даже безразлично. Моя душа и тело не знали, как им ответить на то, что окружало меня - и не отвечали. Я мучительно припоминал, что должен делать дальше. Никакого результата. Я стиснул зубы, закрыл глаза и попытался представить себе страницы книги, от которой Наставник оторвал меня столько лет назад. Потом открыл глаза. На сей раз память не подвела. Я вынул из ножен свой первый в жизни клинок - тонкий, узкий, легкий. Такой легкий, что я чуть от усердия не поранился, выхватив его привычным для тяжелого меча усилия. Этот же показался почти невесомым. Я поднял его над головой. Лунный свет заструился по клинку, омывая его, и клинок заструился навстречу мне. В моих руках была рукоять и только, и нежное течение стали влилось в лунный свет, и лунный свет слился с ним. А потом лунные лучи вонзились в сухой песок, и стальной луч вернулся на свою рукоять. Я медлил, словно мог что-то изменить, словно кто-то мог прийти мне на помощь. Потом опустил клинок. Потом произнес слова Зова. Ветра не было, но лунный свет взвихрил песок и бросил его на лезвие. И с восторгом ужаса услышал я стальной лунный звон, тихий, но отчетливый. Мой клинок смеялся. Я перевел дыхание. Конечно, этот смех не обязательно предвещает победу, но плачь точно возвестил бы мне мою смерть. Я повторил слова призыва. На сей раз даже песок не шелохнулся. Ничто не дрогнуло вокруг меня. Но я чувствовал, что мой зов достиг цели. То, чего нет пришло. Теперь стоило торопиться. Невоплощенное, оно опасно для меня. Нельзя убить то, чего нет. Мне предстояло воплотить его. Конечно, я мог бы взять для этой цели жертву, как советовал Тенах, но сама мысль отдать чью-то плоть тому, чего нет, претила мне. У меня была только одна плоть. Моя собственная. Быстро, пока то, чего нет, не ушло или не набросилось, пока я сам не успел осознать весь ужас того, что я делаю, я приступил к Разделению Плоти. Я произнес связывающее заклинание, и хотя по-прежнему ничего не видел, но почувствовал: оно подействовало. - Создайся плотью от плоти моей, - я говорил очень быстро, чтоб боль не помешала мне, - возьми дыханье от дыханья моего, наполни свои жилы кровью от крови моей, встань передо мною клинок к клинку моему. И тут грянула боль. Во мне разрывалась гроза, и мои жилы вспыхнули синими молниями. На человеческом языке просто нет слов для такой боли. Еще мгновение - и боль вышла за пределы сознания, еще миг - и она стала слишком огромной, чтоб я мог ее воспринять. Я упал на колени и вновь поднялся. Кровавая чернота, сдавившая мои глаза, медленно отступала. То, чего нет, стояло передо мной в позаимствованной у меня плоти. Отчаянье едва не охватило меня, когда я невольно опустил глаза и увидел собственные руки. Кости тому, чего нет, не отдают, и они остались при мне. Но мне решительно не хватало мускулов для такого костяка. Он выпирал из-под кожи, он был тяжел для меня. Хорошо еще, что я пришил штаны к рубахе, не то сражаться бы мне с голым задом. Но одежда все равно была мне слишком просторна, я в ней путался, она сковывала и без того неловкие движения. И моя лунная сталь, мой невесомо легкий клинок словно налился свинцовой тяжестью. В голове у меня звенело, словно от потери крови. Хотя почему "словно"? А то, чего нет, воплотилось. Он стоял передо мной и смеялся. Он не нуждался в костях - отданная ему плоть и без них не падала, он сам был ее опорой. Его бескостные руки... меня озноб пробирал от их вида. У него, похоже, зачесалось правое ухо, и он почесал его левой рукой, ибо в правой был меч. Почесал, заведя ее назад. Омерзительное зрелище. Но самое страшное то, что я не успел сказать заключительные слова: "Дай мне себя убить". А теперь уже поздно. Он сделал выпад, и я едва уклонился. Если его клинок напьется моей крови раньше, чем мой - его, я обречен. Я должен успеть первым. Превозмогая жуткую слабость, я пытался достать его, а он уходил от удара, парировал, завязывался в узлы, расплетался, омерзительно изгибался. Он откровенно издевался надо мной. Поздно. Слишком поздно Тенах призвал меня. Слишком много сил успело набрать то, чего нет.
в начало наверх
Он убьет меня. Сам не знаю, как это я сделал такой неуклюжий выпад. Моя бывшая плоть загоготала и нанесла ответный удар. Вместо того, чтоб уйти от него или нормально отпарировать, я сделал что-то странное. Не помню своего движения. Никогда не вспомню. Своим клинком я неловко ударил по его мечу, а сам, споткнувшись, ухватился за его мерзкое, извивающееся тело и толкнул. И лезвие его меча рассекло его ногу. Кровь хлестанула из раны с невероятной силой. Я остолбенел. Рана совсем неглубокая. Этого не может быть! Но кровь щедро лилась в песок, и моя бывшая плоть вопила и извивалась, то и дело напарываясь на свое собственное оружие, не в силах уйти от него. Единожды напившись крови, его меч не мог остановиться. Его уже невозможно было повернуть против меня. То, чего нет, придушенно выло, и я содрогнулся, зная, что если бы я поранился своим клинком, со мной произошло бы тоже самое. Почти бесформенное извивающееся тело надвинулось на меня, обдавая меня быстро чернеющей кровью. Может, оно надеялось обмануть свой меч? Израненное, изорванное в клочья, оно не умирало. Страшные раны оказались для него мучительны, но не гибельны. Все верно: его призрачный меч мог нести смерть мне, но не ему. Разъяренное болью, оскальзываясь на крови, оно еще пыталось добраться до меня. Я едва увернулся, когда извивающаяся нога поставила мне подножку. И тогда я поднял свой слишком тяжелый для меня лунный клинок и вонзил в него. Я рубил и колол, еще и еще. Только холодное железо, выкованное человеческими руками, может принести смерть таким, как он. Я должен был убить его наверняка. Это было отвратительно. А потом он умер. И тут я понял, что силы мои на исходе. И если я сейчас не пущу их в ход, то я не смогу сделать этого никогда, и умру здесь, в измененном мире, в пространстве моих заклинаний, среди лунного света, рядом с грудой кровавого мяса. И последним усилием воли, последним усилием сознания я вытолкнул себя в реальный мир. Я лежал на песке. Солнце поднялось высоко и било в глаза, но у меня не хватало сил их закрыть. Это там, в лунном мире я еще мог стоять и ходить и даже драться. Здесь, обескровленный, я умирал. Что ж, дело сделано, можно и умереть. Только одно беспокоило меня: я не слышал шума воды. Вроде я сказал Тенаху, что дамбу надо потом разрушить... или нет? Я слышал голоса. Может, это возвращается в русло вода? Или я брежу? Голоса звучали неразборчиво, гулко и глухо одновременно. Потом рядом со мной возникли ноги. Я не мог перевести взгляд, чтобы обозреть остальное, но ноги я видел отчетливо. Плетеные сандалии, завязанные "узлом счастья". Это, несомненно, Тенах. Что он тут делает?! Я же сказал, чтобы меня не искали. - Бродяга, - с досадой произнес Тенах и побрел дальше. Из острого солнечного блеска вынырнуло лицо Ахатани. Она склонилась ко мне. - Ты можешь подняться, милый? - спросила она. Тенах снова подошел ко мне. Он долго всматривался. Наконец лицо его исказил ужас узнавания. - Вода... - прошептал я. - Пить, милый? - и Ахатани приложила к моим губам флягу. Я с усилием сделал два глотка. - Нет... дамба... раз... рушить... - Сделаем, - успокоил меня Тенах. - Сей... час... - настаивал я. - Сейчас нам надо забрать тебя домой. Где твой конь? Боже, ведь я забыл его там, в лунном мире. - Пасется за кустами, - ответила Ахатани. - Я его там видела. Значит, не забыл. Вытащил его за собой. Ничегошеньки не помню. - Приведи его сюда, попробуем усадить его в седло. Тенах покачал головой. - Не доедет, - он старательно избегал меня взглядом. - Лучше сделаем какую-нибудь волокушу. - Долго, - возразила Ахатани. Я попытался привстать и потерял сознание. Не знаю сделали ли они волокушу, навьючили на коня или просто несли меня. Дорога домой исчезла из моей памяти. В чувство меня привел адский холод. Меня раздевали. Я хотел сказать, что мне холодно, что я не хочу, но тут Тенах взял меня на руки и отнес в баню. Тепло обняло меня, как солнечный свет обнимает туман. И я был туманом. Я исчезал, испарялся. Чьи-то пальцы углублялись в туман, пытались удержать его. Потом смутно помню прикосновение простыней к своей коже. И дальше снова ничего. Понятия не имею, как мне все-таки удалось выжить. Здоровый очень наверное. Был. Когда я пришел в себя окончательно, то обнаружил, что перина почти не прогибается подо мной. Мои руки - руки обтянутого кожей скелета - лежали поверх одеяла. Рядом со мной сидел Тенах с прежней гримасой ужаса на усталом лице и поил меня с ложечки какой-то целебной пакостью. - Улыбнись, Тенах, - прошептал я. - Иначе сквознячком тебя протянет, и останешься с такой рожей на всю жизнь. Вся паства разбежится. Тенах от неожиданности вздрогнул, лекарство пролилось на одеяло, расплываясь темным пятном. Вошла Ахатани, такая же бледная и усталая, как и Тенах, с темными кругами под глазами. В руках она несла закрытый крышкой кувшин. - Как он? - без всякой надежды в голосе спросила она. Тенах возмущенно пожал плечами. - Ругается, - сообщил он. - Значит, живой, - заключил я. Надо отдать Ахатани должное: сначала она поставила кувшин на стол, и лишь затем пошатнулась от нежданной радости. У меня замечательная жена. Она хотела что-то сказать. Улыбнулась. Заплакала. Дрожащими руками сняла крышку с кувшина. По комнате разнесся пар, а с ним упоительный аромат бульона. От этого запаха мой желудок замяукал и завыл. В глазах потемнело. Я едва не выпрыгнул из кровати, пока Ахатани наливала бульон в чашку. Я выхлебал ее, обжигаясь, в четыре исполинских глотка и попросил еще. Вторую чашку я пил уже спокойней. Ахатани сидела рядом и гладила мои плечи. - А нельзя ничего отдельно посущественней? - робко спросил я, опуская чашку. - А ты сможешь жевать? - неуверенно поинтересовалась Ахатани. - И еще как! - заверил я ее. Принести чего-нибудь посущественней вызвался Тенах, ибо я как взял Ахатани за руку, так и не мог ее отпустить. Едва Тенах скрылся за дверью, мы молча обнялись. Ахатани не целовала меня, не пыталась ласкать. Она просто уткнулась носом в мою шею и вдыхала запах моего тела. - Устала? - спросил я. Она кивнула. - Сейчас я поем, и мы поспим. Рядом. Хорошо? Она снова кивнула. Открылась дверь. Судя по всему, Тенах открыл ее задницей: руки его были заняты подносом со всякой снедью. - Забирайся сюда, - я чуть подвинулся, Ахатани легла рядом и мгновенно уснула. Я принял из рук Тенаха поднос и ел, ел, ел, пока у меня двигались челюсти. Потом они перестали двигаться, потому что я заснул. По словам Тенаха, с куском мяса в зубах. Назавтра я лежал на солнышке в саду. Ахатани на радости приготовила много вкусного и потчевала нас с Тенахом. Трапеза проходила весело, ели мы с нескрываемым удовольствием, особенно я. - Что ты, - улыбнулся я. - Скорее уж я боюсь не превратиться снова в человека. Ведь если меня кто сейчас встретит в темном переулке, окочурится от страха, бедняга. - Неправда, ты красивый, - запротестовала Ахатани. Я засмеялся. - Может, ты хоть расскажешь, как все было? - не выдержал Тенах. - Почему бы и нет? Налейте мне вина, и я вам такое расскажу... Мне налили, и я рассказал. - Значит ты его убил? - подытожил Тенах. - Разумеется, не он меня. А что, не похоже? - Не очень, - грустно признал Тенах. - Нет, конечно, стало гораздо лучше. И свои-чужие мысли исчезли. Но я думал... - Ты думал, что все сразу станут хорошими до невозможности? - Вроде того, - кивнул Тенах. - Если бы, - хмыкнул я. - Есть двери, которые легче открыть, чем закрыть. Если уж кто поддался злу, отучить его от зла не легче, чем пьяницу от бутылки. - Понял, - после некоторого раздумья сказал Тенах. - Они все вытворяли всякие мерзости, убивали, травили, мучили, и ты хочешь, чтобы все это, вот так, сразу исчезло бесследно? На это нужно время. И усилие. Они еще долго будут надираться до бесчувствия и гадить друг другу в колодец. Но если очень постараться, то все пройдет. Если конечно, на волю не вырвется еще какая-нибудь мразь. Кстати, - я нахмурился, - дамбу вы сломали? - В тот же день, - сказал Тенах. - А зачем? - Чтоб смыть следы и окончательно закрыть выход из лунного мира. На всякий случай. Почем я знаю, какие стервятники налетят на падаль, и чего им захочется потом. Ахатани поежилась, словно ощутив лунный холод. - След... - размышлял Тенах. - Так вот почему тебе нужно было место без дорог! - Еще бы. Слишком много следов, слишком много людей. Любая тварь может кинуться за кем угодно. Ну, и к тому же место без дорог стоит между миром бытия и миром заклинания. Там легче позвать то, что тебе нужно. - Ты все здорово предусмотрел, - восхищенно произнес Тенах. Я покачал головой. - Вот уж нет. Я мало, что предусмотрел. Кое-что не успел и многое забыл. Ахатани взглянула на меня недоверчиво. У нее в голове не укладывалось, что я мог что-то упустить. - Например, я не предупредил тебя о дамбе. Постояла бы она денек-другой, и кто знает, что бы случилось. - И все? - с надеждой спросила Ахатани. - Я забыл зачерпнуть тень. - Что зачерпнуть? - изумился Тенах. - Тень. - Откуда?! - Из пустого русла. - Каким образом?! - Понятия не имею, - честно признался я. - Зачем?! - Тем более не знаю. Понимаешь, я в свое время не успел дочитать про этот обряд. Так, обрывки. Тень надо было зачерпнуть перед вызовом. Может, чтобы звать было легче. А может, мне пришлось бы отдать меньше плоти. Не знаю. Тенах был потрясен. - И ты полез в эту кашу, ничего толком не зная? - ахнул он. - Ну, не совсем ничего, - возразил я. - Но почти. Выхода-то другого не было. Как с этой штукой драться, я точно не знал. Особенно после того, как я не успел произнести замыкающие слова. - Какие? - поинтересовался Тенах. - Дай мне тебя убить. - За что? - не понял Тенах. - Да не тебя, его. Эти слова должны его связать, а я не успел. Если разобраться, мне просто очень повезло. - Мы уже говорили о твоем везении, - усмехнулся Тенах. - Я считаю, что тебе везет совсем даже не просто, но спорить не стану. - И не надо. Лучше вина выпей. Тенах был неправ. Мне сказочно, невероятно повезло. Если я победил и выжил, это и моя заслуга. Победа оставила во мне мерзкое ощущение, и ни вино, ни ласки Ахатани, ни солнечный свет не могли его смыть. Может, потом, позже, когда я снова займусь делом, снова восстановлю силы, снова стану Стражем Границы, я забуду о нем. Но мне отчего-то так не кажется. Ахатани положила мне руку на плечо, и печаль моя хоть и не ушла, но
в начало наверх
сделалась светлой и прозрачной. - Что ты замолчал? - спросил меня Тенах. - Так, ничего. Вспомнилось кое-что. И я все-таки болван. Все могло быть иначе. Я-то не могу войти в Дом Смерти, я там уже был, но ты мог. И получили бы мы и помощь, и совет. Так пришлось все делать самим. - Все хорошо, что кончается, - вздохнул Тенах. - Зато у меня еще осталась возможность в случае чего наведаться в Дом Смерти и поговорить с Повелителем Мертвых. Я представил себе встречу Тенаха с Повелителем и невольно улыбнулся. - Поговори, Тенах, поговори, - я снова улыбнулся. - Повелитель - очень занятный человек. Очень. Жаль, что я этого не увижу. - Человек?! - Тенах не столько изумился, сколько задохнулся от неожиданности. - Человек, человек, Тенах. Очень интересная будет встреча. Тебе понравится. ИЗ ПЕСЕН О НАЕМНИКЕ МЕРТВЫХ БОГОВ В лунном свете нежно струится сталь Рассекает ночь вороной И пытаются руки тень зачерпнуть В русле реки пустой. Падает песок и бесплотный зов Тихим смехом на мой клинок И в ответ зову я то, чего нет Там, где нет дорог. Ты создайся плотью от плоти моей И дыханье мое возьми Моей кровью наполни жилы свои И рукоять сожми. Встань передо мною клинок к клинку Надо нам их напоить Жизнью моей воплотись и встань Дай мне тебя убить.

ВВерх