UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

 ЕЛКИ-МОТАЛКИ В ДАЛЕКОМ КОСМОСЕ

 (сценарий полнометражного фантастического фильма)




Темно. Ничего не видно.
На темном фоне загораются звезды. Много звезд.
Звезды начинают двоиться, расплываться.
Волной проходят разноцветные пятна, расходятся радужные круги.
Звучит глухой голос:
- Ой-е-о-о-о... Голова-то как болит... У-у-у... Что со мной? Где я?..
Слышится шарканье сапог  по  песчаной  почве.  Отдаленные  голоса  на
непонятном языке.
Темнота светлеет, становятся различимы две человеческих  фигуры.  Они
видны немного снизу - так, как если бы на них смотрел человек  лежащий  на
земле. Они одеты в непонятную - видимо, военную - форму коричневого цвета.
Пуговицы блестят на солнце, на груди какие-то  бляхи,  что-то  похожее  на
аксельбанты.
Но  голове  фуражки  с  большими   козырьками   и   темными   очками,
прикрепленными к этим козырькам.
Звучит диалог на непонятном языке, поверх  которого  слышится  вполне
внятный русский текст:
- Этот живой? Нет?
- По-моему, труп.
- А ты пни его.
- Да ну его! Мы и так норму выполнили.
- Ну, тогда пошли...
Снова звучит прежний глухой голос:
- Не по-русски, вроде... А я все понял... Господи, кто я?...
Люди в форме уходят, слышны удаляющиеся шаги.


Иссушенная песчаная  почва.  Редкие  кустики,  травинки.  Разметав  в
разные стороны руки и ноги, на спине лежит парень лет восемнадцати. На нем
потертые, грязные джинсы и старая телогрейка -  она  распахнута  на  груди
так, что видна футболка с портретом Джима Моррисона.
ПАРЕНЬ (стонет): Пить... пить... пить...
Он с трудом поднимается на локтях и, взглянув уже вполне  осмысленным
взглядом, заканчивает фразу.
ПАРЕНЬ: Пить надо меньше...
Он  оглядывается  по  сторонам  -  видит  запыленные  кустики  весьма
странного вида.
Не спеша встает, у него кружится голова. Он покачивается, держась  за
голову. Снимает телогрейку; делает несколько шагов, волоча  телогрейку  за
собой по песку. Снова окидывает взглядом окрестности -  растительность  не
похожа ни на что знакомое.
ПАРЕНЬ (шепчет под нос): Где это я?
Он поднимает голову, смотрит на небо  -  на  небе  два  солнца:  одно
побольше, ярко-желтое, другое поменьше, темно-оранжевое, почти красное.
ПАРЕНЬ: Е-о-о-мое-о-о...
Он произносит это крайне многозначительно и снова падает на спину.


Все тот же парень идет по редкому  леску.  Он  уже  более  или  менее
пришел в себя. Телогрейка  перекинута  через  плечо.  Вокруг  нет  никаких
признаков разумной жизни.
Заметив ручеек, он присаживается на корточки  -  умывается,  фыркает,
трясет  головой,  прикладывает  холодную  мокрую  руку  ко  лбу  и  держит
несколько секунд.
Вдруг он замечает на воде красные разводы, похожие на  кровь.  Парень
настороженно смотрит вверх по течению, поспешно встает  и  уходит  в  этом
направлении.
На берегу ручья, лицом в воде лежит мужчина.
Поморщившись, парень переворачивает его - тот явно мертв, его лицо  в
крови. На мертвеце светло-серая одежда из грубого полотна.
Парень смотрит в сторону леса  -  там  виднеется  нечто  напоминающее
разрушенный  поселок:  какие-то  бараки,  прочие   деревянные   постройки,
штабелями лежат спиленные древесные стволы.
Парень заходит в один из бараков  -  одна  из  его  стен  проломлена,
внутри беспорядок, следы борьбы, с двуспальных нар свисают одеяла.
Парень резко поворачивает голову - вроде бы никого не видно, но такое
ощущение,  словно  тут  кто-то  есть.  Пустота  и  тишина  звенят  чьим-то
присутствием.
ПАРЕНЬ: Эй, есть тут кто?
Тишина.
ПАРЕНЬ: Эй, мужик, я же знаю, что ты там. Выходи... Я тебе ничего  не
сделаю. Даже при желании, не смогу. У меня голова раскалывается...  Мужик,
у меня к тебе всего два вопроса... Выходи...
Парень демонстративно садится в проходе, сложив ноги по-восточному, а
пустые руки с открытыми ладонями кладет на колени.
В проходе  между  нар  появляется  другой  парень  примерно  того  же
возраста, что и первый. Он высокого роста, крепкого  телосложения,  однако
лицо его трудно назвать высокоинтеллектуальным, скорее наоборот. Одет он в
такую же одежду, что и убитый мужчина у ручья. Он насторожен, держит  руки
в боевой стойке,  готовый  как  защите,  так  и  к  нападению.  Небольшими
шажками, не опуская рук, он приближается к первому парню.
ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ: Руки-то опусти... Чего уж там...
Второй  нехотя  опускает  руки,  но  останавливается  на   безопасном
расстоянии. Говорит он на непонятном языке, но поверх его  голоса  ложится
русский текст, как будто закадровый перевод в  зарубежном  фильме,  только
тщательно  передающий  эмоциональную  окраску   высказывания.   Постепенно
непонятный язык затихает и все говорят на русском.
ВТОРОЙ: Ну, чего тебе...
ПЕРВЫЙ: Если коротко: во-первый, где я?
Второй явно озадачен вопросом.
ВТОРОЙ: Что-что?
ПЕРВЫЙ: Ну, где я нахожусь?
Он окидывает окрестности широким жестом.
ВТОРОЙ (чуть помедлив): А ты вообще кто?
ПЕРВЫЙ (рассмеявшись): Понимаешь, это,  собственно,  был  мой  второй
вопрос...
ВТОРОЙ: Не понимаю.
ПЕРВЫЙ: Это я уже заметил...
Первый напряженно думает, второй смотрит непонимающе и недоверчиво.
ПЕРВЫЙ: Тогда давай пойдем от противного... Ты сам-то кто?
ВТОРОЙ (обидчиво): От противного?..
ПЕРВЫЙ: Это так в науке говорится...
ВТОРОЙ: Меня зовут Муэмбо-Шу, можно просто Шу.  Я  -  рабочий  Артели
Вольных Дровосеков.
ПЕРВЫЙ (обводит рукой вокруг): А это вс„, стало быть, ваша Артель?
ШУ: Ага...
ПАРЕНЬ: И тот мужик, на берегу, тоже ваш?
ШУ: Наш...
ПАРЕНЬ: А остальные где?
ШУ: Их мобилизовали Бурые.
ПАРЕНЬ: У вас хороший метод мобилизации... главное  результативный...
А ты, выходит, закосил?
ШУ: Что?
ПАРЕНЬ: Уклонился от мобилизации.
ШУ: Я спрятался...
ПАРЕНЬ: Скажи, Шурик, а Бурые - это кто?
Шу удивленно моргает глазами.
ШУ: Ты что, и этого не знаешь?
ПАРЕНЬ: Я себя-то не очень знаю...
ШУ: Это Бурая Империя... Неужели непонятно... Она сражается  с  Серой
Империей... Это знают все в округе...
ПАРЕНЬ: В округе чего?
ШУ: В округе этих двух звезд.
Шу показывает на небо, парень снова смотрит на два солнца, морщится и
присвистывает.
ПАРЕНЬ: Понятно... А я надеялся, что это  только  у  меня  двоится...
Так... А давно они сражаются?
ШУ: А всегда! Как эти две империи появились, так они и сражаются.
ПАРЕНЬ: А вы - Вольные Дровосеки - за кого?.. Были...
ШУ: А мы не за кого, мы - вольные... Были... Мы  держали  это...  как
его... нейтралитет! Торговали и с теми, и с теми.
ПАРЕНЬ: Дровами?
ШУ: Это не дрова! Ах, ну  ты,  небось,  и  этого  не  знаешь...  Наша
древесина - ценное стратегическое сырье! Ее используют,  как  топливо  для
звездолетов.
ПАРЕНЬ: Почему же тогда эти Бурые ее с собой не забрали?
ШУ: А они дураки... Им были нужны люди - они их набрали  и  уехали...
Наверное норму выполнили.
ПАРЕНЬ: Какую норму?
ШУ: По призыву.
ПАРЕНЬ: А Серые умнее?
ШУ: Да нет - тоже дураки...
ПАРЕНЬ: Веселые у вас тут расклады... А куда ты теперь подашься?
ШУ: Вверх по течению есть другая Артель - пойду туда...
ПАРЕНЬ: А если я к тебе присоединюсь?
ШУ: Пошли... На шпиона ты не похож.
ПАРЕНЬ: Хотел бы  я  знать,  что  делают  шпионы,  когда  у  них  так
раскалывается башка... Сейчас бы рассолу...  Слушай,  а  где  бы  нам  еды
раздобыть...
ШУ: В лесу найдем... Там много чего растет.
ПАРЕНЬ: Ну рассол там уж точно не растет...
ШУ: А это что?
ПАРЕНЬ: Да так, ничего... Пошли.
Молодые люди выходят из барака и обнаруживают, что  окружены  плотной
шеренгой солдат в серой форме, стволы автоматов направлены на них.  За  их
спинами видны странного вида агрегаты,  висящие  в  метре  от  поверхности
земли, похожие на жестяные короба, выкрашенные в  серый  цвет,  с  кабиной
впереди - средства передвижения на антигравитационной тяге.
ШУ: Серые...
ПАРЕНЬ: Елки-моталки...


Ночь, точнее раннее утро. Зима. Московский двор.
Крупными хлопьями падает снег.
Крупный мужчина лет сорока, с лохматой бородой чуть тронутой проседью
убирает снег с дороги большой фанерной  лопатой.  Напевает  себе  под  нос
песенку.
МУЖЧИНА:

  Елки-моталки,
  Просил я у Наталки,
  Просил я у Наталки
  Колечко поносить...

Пройдя через высокую арку, во дворе появляется уже  известный  нам  в
лицо парень. На нем те же потертые  джинсы  и  та  же  телогрейка,  только
плотно застегнутая и подвязанная шерстяным  шарфом,  на  голове  -  черная
вязаная шапочка, а в руках - обломки лопаты для уборки снега.
ПАРЕНЬ (крайне стеснительно): Извините пожалуйста... Я  тоже  работаю
дворником... в том дворе... Недавно, третий месяц... А тут снег...  первый
снег... Я хотел бы... Я несколько...
Мужчина поднимает голову.
МУЖЧИНА: Тебе нужна лопата?
ПАРЕНЬ (облегченно вздохнув): В общем, да... А как вы догадались?
МУЖЧИНА (хмыкнув): Это весьма наглядно. Ты подожди минут двадцать - я
закончу. Сегодня поработаешь моей лопатой, а к вечеру я тебе сделаю  новую
- твою собственную.
ПАРЕНЬ: Да что вы... Спасибо... Я уж сам как-нибудь...
МУЖЧИНА: Как-нибудь - не годится. Я тебе сделаю хорошую лопату.
ПАРЕНЬ: О, я и так вам очень обязан...
МУЖЧИНА:

 
в начало наверх
Ни в чем и никому я не был в жизнь обязан. А если я кому платил добром, То все не потому, что был к нему привязан; А - просто - видел пользу в том. ПАРЕНЬ: Я вам не верю... МУЖЧИНА: Кто велит вам верить. Я к этому привык с давнишних пор. И если бы не лень, то стал бы лицемерить... Но кончим этот разговор... Мужчина громко смеется. Парень, избавившись от своей стеснительности, тоже хохочет. МУЖЧИНА: Поясняю. Теперь лопата будет твоим основным орудием производства. А если через неделю она сломается - ты ведь снова придешь ко мне? Так что, я сделаю тебе лопату вовсе не из соображений альтруизма, а наоборот - из неприкрытого эгоизма. Только пусть это тебя не обижает... Ты, я вижу, мужик умный, порядочный - я рад тебе помочь... Тоже, кстати, из эгоистических соображений - общение с такими, как ты, доставляет мне удовольствие... Ты похож на приезжего - куда поступал? ПАРЕНЬ: В универ, на филфак. МУЖЧИНА: О, да мы коллеги... К вашим услугам кандидат филологических наук... Докторскую не успел... А ты небось еще и стихи пишешь? ПАРЕНЬ (неохотно сознается): Пишу... МУЖЧИНА: Покажешь? ПАРЕНЬ: Да, конечно... Вы заходите ко мне... МУЖЧИНА: Это обязательно... Вот тебе лопата, работай, а к вечеру жди меня в гости с новой. ПАРЕНЬ: Спасибо вам огромное... МУЖЧИНА: Ну-ну, ладно тебе... Парень часто кивает головой, поворачивается и уходит в сторону арки. МУЖЧИНА (окликает): Звать то тебя как? ПАРЕНЬ: Женя. МУЖЧИНА: А меня - Максим Максимычем... Вот и познакомились... Женя и Шу сидят на штабелях древесных стволов внутри просторного жестяного короба. Сверху, сквозь зарешеченные окошки попадает немного света. Время от времени короб потряхивает. Слышится негромкий гул. ЖЕНЯ: Ты уж извини - это, наверное, из-за меня... ШУ: Да нет - это я уши развесил. Ты-то не в курсе, а я знал, что Серые и Бурые ходят друг у друга по пятам... Если прошли Бурые - вскорости жди и Серых. Ну ничего, значит судьба такая... Голова-то твоя как? ЖЕНЯ: Болит. Поменьше, но все еще ноет. Зато я теперь вспомнил, как меня зовут. ШУ: Да-а? Ну, и как же? ЖЕНЯ: Меня зовут Евгений, можно просто Женя... ШУ: А откуда ты? ЖЕНЯ: А черт его знает... Только там все по-другому - там солнце одно, и в космосе пока еще не воюют! ШУ: Врешь! ЖЕНЯ: Какой смысл? Мне теперь выбираться отсюда как-то надо. ШУ: А как ты сюда попал? ЖЕНЯ: А кто ж его знает... Похоже, мы с Максим Максимычем вчера слегка перебрали... Что уж там было - не помню... Только очнулся - голова раскалывается, и солнца два... ШУ: Вот это да... А что значит - "перебрали"? ЖЕНЯ: Ну, надрались... ШУ: Подрались? ЖЕНЯ: Да нет же... Напились просто. ШУ: А чего напились? ЖЕНЯ: Да водки, небось - точно не помню... ШУ: Водки... А что это такое? ЖЕНЯ: Ты смеешься? Да? Или у тебя тоже память отшибло? ШУ (обиженно и смущенно): Ну, не знаю я, что такое "водка"! ЖЕНЯ: Вот это да... Ну, водка... Алкоголь... ШУ: Не знаю. ЖЕНЯ: У вас, наверное, это как-то по-другому называется... Бормотуха, брага, огненная вода... ШУ: Не знаю. ЖЕНЯ: Ну-у... Это такой напиток, который пьют, когда хреново... и когда весело, тоже пьют... чтобы... ну, забыться... Чтобы привести себя в состояние... как бы это сказать... эйфории. Одним словом - оттянуться! Понял? ШУ: Нет. У нас ничего такого не пьют. ЖЕНЯ (удивленно): Правда? Тогда у вас, наверное, все курят? ШУ: А это как? ЖЕНЯ: Тогда, может быть, - жуют, нюхают, колются? ШУ: У нас вообще не приводят себя с состояние этой... эйфории. ЖЕНЯ: Не может быть! Женя и Шу удивленно смотрят друг на друга, переваривая полученную информацию. ЖЕНЯ: В конце концов у меня поедет крыша... ШУ (после паузы, неуверенно): У нас есть поговорка: "Настоящий мужчина пьянеет в бою", - но смысл слова "пьянеть" утерялся в веках... Я никогда не понимал этого выражения. За штабелями дров слышится шорох - Женя и Шу оборачиваются. Из-за дров появляется третий молодой человек. Он среднего роста, очень тонок, у него длинные, плохо расчесанные волосы, на нем порванные и залатанные брюки и куртка, он с ног до головы увешан браслетами, цепочками и прочими фенечками из бисера, кожи, дерева и морских ракушек. Внешне он больше всего напоминает пародию на хиппи, а занудно-морализаторской манерой говорить - кролика из мультфильма про "Винни-Пуха". ТРЕТИЙ: Одни воюют, другие - водку пьют. Какая разница... Это лишь разные способы жить, и разные способы убивать себя и себе подобных. Военные чины - это те же хронические алкоголики. Так же стремятся заразить своим пристрастием всех вокруг... Так же... Женя и Шу ошарашено смотрят на парня, потом друг на друга, трут себе глаза. ЖЕНЯ (перебивая): Ты откуда взялся? ТРЕТИЙ: Я здесь уже давно. Когда дрова начали грузить - я в сторонку отполз... Потом вас загрузили. Я выбираться не стал - думал сначала, мало ли кто... ШУ: Это не дрова! Это стратегическое топливо! ТРЕТИЙ: Дрова это... Врали вам все про стратегическое топливо. Чтобы вы пилили спокойно и другим воевать не мешали... ШУ: Да нас все уважали! Нас даже в армию не брали по причине нашей важности! Ни Серые, Ни Бурые... Мы соблюдали этот... нейтралитет! ТРЕТИЙ: В армию вас не брали по причине беспросветной вашей тупости. А дрова ваши на гробы шли... ШУ: Да я тебя... Шу бросается на третьего парня с кулаками. Тот испуганно прячется за бревна. Женя удерживает Шу, морщась от головной боли. ЖЕНЯ: Стой ты... Остынь... Погоди... Шу успокаивается. ЖЕНЯ: Эй, ты, выходи. Я его держу. Парень показывается из-за бревен. ЖЕНЯ: А ты сам-то кто будешь? Откуда? ТРЕТИЙ (с чувством собственного достоинства): Меня зовут Ллаэллин, оба раза по две "л", но можно просто Лин. Я ниоткуда, я Одинокий Скиталец, путешествую с планеты на планету. ЖЕНЯ: Каким образом? ЛИН: По-разному. В основном - автостопом. ЖЕНЯ: О! Так, может быть, ты знаешь, как мне домой вернуться? ЛИН: А ты откуда? ЖЕНЯ (огорченно): Не помню... Понимаешь, голова так болит... ЛИН: Это плохо... Короб, в котором находятся ребята, перестает покачиваться, останавливается. Стихает гул. ЛИН: О! Кажется, приехали. Шустрый мужичок в серой форме с золотыми пуговицами, петлицами и развевающимися по ветру аксельбантами, выскакивает из кабины летающего короба, висящего в метре от поверхности земли. Он забегает сзади и распахивает дверцы. Из темноты проема первым показывается Лин, за ним - Женя, из-за его плеча выглядывает Шу. Ребята щурятся от света. Шустрый мужичок жестом предлагает им вылезать. Ребята вылезают - вид их крайне смешон и карикатурен. Они похожи на кого угодно, только не на будущих солдат. Два военных чина в форме серого цвета смотрят на них оценивающе. Один, как водится, большой и толстый, второй, соответственно, - низкого роста, весьма щуплый. Судя по количеству побрякушек, кисточек и аксельбантов, навешенных на них с разных сторон - это самые высокие чины, из уже виденных. Шустрый мужичок заискивающе смотрит на своих начальников. ШУСТРЫЙ: Вот... Обратите внимание - новобранцы... ТОЛСТЫЙ: Это - все? ШУСТРЫЙ: Да. Три новобранца... и десять бревен. ТОЛСТЫЙ: Лучше бы, наоборот. Тупо ржет. МАЛЕНЬКИЙ (манерно): Да. Какая разница... ШУСТРЫЙ (ребятам): Новобранцы! Вы удостоены величайшей чести влиться в бескрайний коллектив Вооруженных сил Великой Серой Империи! Это ваше высшее начальство: максигенерал Муркус (показывает на толстого) и минигенерал Крузариус. Максигенерал, не сказав больше ни слова, поворачивается спиной и, махнув рукой минигениралу, уходит. Минигенирал, так же без слов, спешит за ним следом. А шустрый мужичок продолжает речь, бодро вышагивая перед импровизированным строем. ШУСТРЫЙ: А я - ваш непосредственный командир, архиефрейтор Катуня. Вы, стало быть, мой боевой отряд; я буду вас учить, чему надо, буду вами командовать... И вот мой первый приказ - сейчас же приведите себя в порядок... (архиефрейтор запахивает телогрейку Жени, дергает Лина за одну из висящих на нем кожаных кисточек, внимательно рассматривает ее на ладони и хмыкнув выбрасывает за спину), ознакомьтесь с уставами и на медосмотр... Прямо завтра начнутся тренировки, строевая и прочая подготовки... За-а-а Мной! Архиефрейтор Катуня бодро марширует. Ребята вразвалочку плетутся за ним. Пройдя вдоль кирпичной стены, тоже равномерно серой, архиефрейтор со своим отрядом резко выскакивает из-за угла. Глазам ребят предстает бескрайний плац, заполненный людьми в одинаково-серой форме. Несколько командиров одновременно выкрикивают команды, группы солдат выполняют различные упражнения: одни - приседают, другие - кувыркаются, третьи - маршируют, четвертые - бегают кругами или вьются змейкой друг за другом. Издали это походит на клокотание однородной серой массы. Стоит невыносимый шум и невероятное столпотворение. ШУ: Ого! ЖЕНЯ (затыкая уши и морщась от приступа боли): Елки-моталки... Женя открывает входную дверь. В комнату заходит Максим Максимыч. Одной рукой он ставит в угол свежеоструганную лопату, а другой лезет в бездонный карман брюк и танцующей походкой направляется к столу, напевая себе под нос. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки... Колечко поносить... Выудив из кармана бутылку водки, он ставит ее на стол. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Это тебе новая лопата, а это типа того... за знакомство. Закусить есть чем?
в начало наверх
ЖЕНЯ: Должно быть. Женя режет колбасу крупными ломтями, кладет на тарелку. Максим Максимыч разливает водку по стаканам. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Ну - давай... Оба выпивают. Женя морщится, закашливается. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Что, нет привычки? Я в твои годы тоже еще не пил... Я тогда стихи писал, читал много... А потом как-то с бодуна сочинил две строчки, и они стали для меня, как "Черный квадрат" для Малевича... Понимаешь, вот он - весь черный... И рисовать что-либо после него просто смысла нет. Потому что нет после него ничего - один постмодернизм... Хочешь почитаю? ЖЕНЯ (откашлявшись): Что? МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Эти две строчки! Только сначала выпьем. ЖЕНЯ: Ага. МАКСИМ МАКСИМЫЧ (зажмурив глаза): Выйду из дому я по утру: Постою, упаду и умру... Вот такое было у меня тогда состояние... С тех пор я стихов не пишу, потом и читать перестал... Пустое... Царство Божие - оно внутри нас, а снаружи - так, колыхание дхарм и всяческая суета... ЖЕНЯ: Вы так пессимистичны... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Нисколько! Я романтичен. Выпив еще, он встает со стула и начинает прохаживаться по небольшой комнате. Надо сказать, что комната не отличается излишней аккуратностью: на стульях небрежно висит одежда, на столе разбросаны какие-то бумажки, стопки книг, на кривоватых полочках еще книги... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: И ты тоже романтичен. Потому что ты один... Мы с тобой никому не нужны, мы одни против всех... Он проводит пальцем по корешкам книг: Фрейд, Хайдеггер, Папюс... Заинтересовавшись, он достает с полки книгу "Практическая магия". МАКСИМ МАКСИМЫЧ: О, да ты еще и магией интересуешься... Я принесу тебе классную книгу. Ксерокопия с дореволюционного издания... Когда я этим интересовался, с книгами было туго... Доставал с таким трудом, копировал за бешеные деньги, сам переплетал... И никакого толка... Все равно, ничего не изменить... Я закурю, ладно? Максим Максимыч вставляет в рот беломорину и ищет спички. На плите горит газ. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Дай бумажку... какую-нибудь... Сам шарит рукой по столу, находит повестку из военкомата. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Что это? ЖЕНЯ: Повестка. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Расписывался? ЖЕНЯ: Нет. В ящик кинули. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Сожги и никуда не ходи. Не получал и все... ЖЕНЯ: Я и не собирался. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: И правильно... Он сует повестку в газовое пламя, прикуривает от нее и бросает догорать на уже свободную от колбасы тарелку. Женя, Лин и Шу сидят в бараке на скамейке, выкрашенной в серый цвет. В руках у каждого по толстой книге в сером переплете, однако только Шу ее внимательно читает: он слюнявит палец, с шумом перелистывает страницы, смотрит удивленно. ЛИН (Жене): По всему выходит - ты с Земли... Это далеко. ЖЕНЯ: А ты что, и у нас был? ЛИН: Приходилось... Потусовался на Гоголях год - и назад. Здесь интересней. Тут рядом много обитаемых планет, а у вас - одна Земля и больше ничего... Скучновато. ЖЕНЯ: Как же ты к нам попал? ЛИН: Была оказия... Маг один подкинул. ЖЕНЯ (с горящими глазами): Маг?! ЛИН: Ага... ЖЕНЯ (нерешительно): Понимаешь, я раньше тоже немного магией интересовались... ЛИН: Это я заметил. Мысли ты читаешь здорово и внушаешь тоже внятно. Только тот маг посильнее был. ЖЕНЯ: Я? Мысли читаю? ЛИН (спокойно): Не придуривайся. Иначе как бы мы с тобой разговаривали. Ну, положим, я-то его (Лин кивает на Шу) язык знаю, а ты откуда? ЖЕНЯ (смущенно): Не знаю... Само как-то... ШУ (оторвавшись от чтения): То-то, я давно думаю, говорит не по-нашему, а все понятно. ЖЕНЯ: Я сам удивляюсь. ЛИН (заинтересованно): Так выходит, ты это неосознанно? Я-то думал, ты просто ничего больше не умеешь. А ну-ка, вспомни, чем вы еще на Земле занимались. Женя с силой зажмуривает глаза, потом раскрывает. ЖЕНЯ: У-у, никак. Ничего не помню. Только голова сильнее болит. ЛИН: Понимаешь, ты читаешь мысли, которые мы и так предназначаем для прочтения. Это самый верхний уровень - это проще всего. Второй слой - это мысли, которые мы оформляем в слова, но произносим про себя. Их читать очень трудно, но можно. Третий слой - это неоформленные мысли. Тут совсем - мрак... Вот если бы ты смог читать хотя бы второй слой... ЖЕНЯ: А ты сам-то? ЛИН: Я, к сожалению, в этом деле абсолютно туп. Но весьма наслышан. Понимаешь, я много видел, много слышал... А сам... Способности - они от Бога... ШУ (удивленно кивая на Женю): Так он что, колдун? Он чужие мысли читает? ЛИН: Погоди, это мы сейчас будем проверять. Ну-ка, напрягись. Женя опять зажмуривает глаза. ЛИН: Теперь настройся на меня. Или нет - лучше на Шу... Хотя, какие у него мысли... Женя слышит шум. Он усиливается, становится нестерпимым. Вдруг через этот шум ясно пробиваются голоса. ГОЛОС ШУ: Ужас какой, с кем я связался... ГОЛОС ЛИНА: Если у него что-нибудь выйдет, у нас есть шанс смыться... ЖЕНЯ (медленно, четко, но нерешительно): ...у нас есть шанс смыться... Лин подпрыгивает на скамейке. ЛИН: Ура-а-а! У нас есть шанс смыться! Лин хватает Женю за руки и поднимает со скамейки. Тот медленно, понимая, что произошло, тоже начинает подпрыгивать. ЖЕНЯ: У нас есть шанс смыться! У нас есть шанс смыться! Шу испуганно смотрит на них, отстраняется и начинает опасливо отползать по скамейке в сторону. Однако Лин хватает его за рубашку и тоже вовлекает во всеобщее веселье. Все трое прыгают, обнявшись. В дверях появляется архиефрейтор Катуня. АРХИЕФРЕЙТОР: Что за шум? Вы уже ознакомились с основными уставными нормами Вооруженных Сил нашей Великой Империи? Лин и Женя протягивают архиефрейтору толстые тома. ЛИН: В общем и целом, да. ЖЕНЯ: Ага... ШУ: Я тут немного не дочитал... Лин выхватывает у Шу книгу и тоже передает архиефрейтору. ЛИН: Не беспокойтесь, мы ему все расскажем. АРХИЕФРЕЙТОР: Тогда - на медосмотр. За-а-а Мной! Архиефрейтор поворачивается на каблуках и выходит. Архиефрейтор Катуня идет по плацу, мимо спортивных снарядов серого цвета, за ним плетутся Лин, Женя и Шу. Лин толкает Женю локтем. ЛИН (шепотом): Ну, о чем он думает? Женя зажмуривается, напрягается. Слышен уже знакомый шум, затем пробиваются голоса. ГОЛОС ЛИНА: Ну, давай же, давай... ГОЛОС ШУ: Что они затеяли, куда деваться... ГОЛОС АРХИЕФРЕЙТОРА: Как они все мне надоели... Тупицы... Остолопы... Одно слово - штатские... (радостно) Бывшие штатские! (гордо) А теперь это мой отряд! Настоящий, боевой отряд! Я буду им командовать!.. Лин снова пихает Женю локтем. ЛИН (шепотом): Ну, что он думает? ЖЕНЯ (шепотом): Нас ругает! ЛИН: Да ну! Что говорит? ЖЕНЯ: Говорит, тупицы. ЛИН: Еще. ЖЕНЯ: Еще, остолопы. ЛИН: Еще. ЖЕНЯ: Еще, штатские... ЛИН: Последнее - верно... А еще... ЖЕНЯ: Больше ничего. ЛИН: Не может же он так долго ни о чем не думать. ЖЕНЯ: Выходит, может... ШУ (совершенно серьезно): У него многолетняя выучка. В уставе написано... ЛИН (перебивает Шу): Тебе есть, чему здесь поучиться. Шу замахивается на Лина. ШУ: Да я тебя... ЖЕНЯ: Стойте вы! Тихо. Слышен шум. ГОЛОС АРХИЕФРЕЙТОРА: Сейчас бы в тыл... На Санаторию... Везет же недоумку Замухе, придавил ногу бревном - и отдыхать... И Дзюидзя со своими припадками... Сегодня вечером вылетают, пару дней в полете, и - Санатория... Благодать... Море... Женщины... ЖЕНЯ (шепотом): Сегодня вечером раненых увозят на какую-то Санаторию... ЛИН (радостно, но шепотом): Санатория! Это же курортная планета! Это самый тыл! А оттуда рукой подать до Бурбулярии, а там живет Великий маг Колдыбай. Вот нам куда надо: он и тебе поможет, и меня за одно подбросит куда-нибудь подальше от этих вояк. ШУ: А как нам попасть на корабль? ЛИН: А ведь он соображает! Это и есть теперь наша главная задача. (размышляет шепотом) Так, мы же идем в медсанчасть... Дело за малым - внушить медикам, что мы страшно больны... Что у меня, скажем, прострелено плечо, а у тебя аппендицит... С твоими способностями это - пара пустяков... Нас тут же демобилизуют... ШУ: А я? ЛИН: А тебя мы оставим здесь - ты будешь разлагать армию Серых изнутри. ЖЕНЯ: Шурик, он шутит... ЛИН: Хорошо. Внуши, что у него нет головы. Хотя этого никто не заметит. ЖЕНЯ (повышает голос, насколько это возможно говоря шепотом): Но я же не умею! ЛИН: Я тебя научу. ЖЕНЯ: Поздно. Мы уже пришли. Архиефрейтор распахивает перед ребятами дверь. АРХИЕФРЕЙТОР: Вперед. Шаг-гом Арш! Ребята нерешительно входят в светлую комнату - наверное, самую светлую в этом сером царстве. Впереди Женя, сзади его подталкивает Лин, из-за его спины таращит глаза Шу. ЛИН: Ну, давай... Сосредоточься... Представь... Убеди... Женя делает робкий шаг. За столом сидит молодая девушка-медсестра, перед ней журнал и карандаш. ЖЕНЯ: У вас нет чего-нибудь от головной боли? Девушка поднимает глаза. МЕДСЕСТРА (официальным тоном): Ваше имя... Вдруг ее речь обрывается, и она меняется в лице. Ее глаза загораются, она зачарованно смотрит на Женю. За кадром звучит красивая лирическая музыка, как во всех сценах, где герои влюбляются друг в друга. ЛИН: В чем дело. МЕДСЕСТРА (Жене, не видя и не слыша никого кроме него): Как тебя зовут? ЖЕНЯ: Меня... Женя, то есть Евгений. МЕДСЕСТРА: А меня Луания, можно просто Лу. ЖЕНЯ: Какое красивое имя.
в начало наверх
ЛУ: Твое тоже... А ты откуда? ЛИН: Ты что ей внушил? Ты... ЖЕНЯ (не обращая внимания на Лина): Я с Земли... Я здесь случайно. ЛИН: Ты же не то ей внушил! ШУ: Да погоди ты. Не видишь, что ли?.. ЛУ: Мне кажется, я ждала именно тебя... Все вокруг - такие страшные люди... Им бы только воевать... А ты... Луания протягивает Жене руки. Их пальцы касаются. Они тянутся друг к другу. Они робко, нерешительно целуются. ЖЕНЯ (ласково и мечтательно): Лу-у-у... ЛУ (ласково и мечтательно): Же-е-еня... ЛИН (в сердцах): Елки-моталки... Неубранная комната Жени. На небрежно застеленном диване, в позе "лотос", сидит обнаженный по пояс Женя. Его плечи широко расправлены, глаза закрыты, а веки чуть-чуть подрагивают - он медитирует. Напротив, развалившись в ободранном кресле, сидит Максим Максимыч и монотонно напевает себе под нос любимую песенку. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить... На тебе, на тебе - Не говори матери О том, что я дала тебе, О том, что я дала тебе... Колечко поносить... Женя дышит спокойно, размеренно. Не спеша колышется его грудь. Допев песенку до конца, Максим Максимыч смотрит на часы. Удовлетворенный увиденным, он достает из кармана бутылку водки, а с полки - два стакана. Разливает водку по стаканам и снова смотрит на часы. В этот момент Женя открывает глаза, делает несколько резких выдохов и бодро спрыгивает с дивана. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Ну, что нового в астрале? ЖЕНЯ: Да как тебе сказать... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: А ты и не говори - ты лучше водочки выпей. ЖЕНЯ: С удовольствием. Он подходит к столу, берет один из стаканов. Другой стакан берет Максим Максимыч. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Ну, давай - за чистый астрал. Женя улыбается, оба выпивают. Женя теперь пьет легко и умело, закусывает маленьким кусочком колбаски. ЖЕНЯ: Перед упражнением пить нельзя, зато после - можно... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Можно, можно, Джордж Харрисон... Даже полезно. Давай по второй. ЖЕНЯ: За твой пофигизм! МАКСИМ МАКСИМЫЧ: За мой, так за мой... Оба выпивают. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Повесток больше не приходило? ЖЕНЯ: Нет. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Это хорошо... Лин, Шу, Женя и Луания смотрят сквозь стекло на взлетное поле. Там стоит небольшой звездолет, похожий на машину скорой помощи, только несколько больше - такой же серый, как и все вокруг, но с красным крестом на боку. В задний отсек звездолета грузят раненых: один с перевязанной ногой идет на костылях, другого несут на носилках, а он время от времени вздымает руки к небу и весь дергается. У Лина перевязано бинтом колено, у Жени подвязана рука, а у Шу обмотана голова. ЖЕНЯ: Странно. Боев, в роде бы, не было - а раненые есть. ЛУ: Всякое случается, народу-то вон сколько... ЖЕНЯ: Кстати, а зачем столько народу? Война, как я понимаю, идет в космосе, на звездолетах - тут пилоты нужны, а не солдаты. ЛИН: А традиции. Генералов тьма-тьмущая, и каждому нужны солдаты. Не будут же они пустыми звездолетами командовать... И потом, вдруг какой-нибудь звездолет долетит-таки до какой-нибудь планеты, там эти солдаты и покажут свое умение. ЖЕНЯ: А чему их учат? ЛУ: Да ничему их, собственно, не учат... ЛИН: Вот-вот, они и так все умеют - злость в них культивируется с самого рождения... ШУ: А как же мы, Свободные Дровосеки? ЛИН: А вы все рохли и тормоза. Надо ж вас как-то занять... ШУ: Неправда... Да я тебя... ЖЕНЯ: Хватит вам. Закончив погрузку раненых, часть солдат уходит с поля, и только четверо поднимаются по другому трапу в передний отсек. ЛИН: Почему задний отсек не закрывают? ЛУ: Меня ждут. Как только последний солдат войдет в отсек - выходим. Сначала я, сразу же за мной - вы. Идем быстро, чтобы никто не успел опомниться. Заходим и тут же задраиваем отсек. Все понятно? ЛИН (обращаясь к Шу, передразнивая Луанию): Тебе все понятно? Шу кивает, Лин смеется. ЛУ: Ну, я пошла. С Богом, милый. Луания целует Женю в щеку и, открыв дверь, выходит на взлетное поле. ЛИН: Черт возьми, наше приключение все больше походит на дурацкий фильм... Любовь с первого взгляда уже была, теперь осталось устроить образцово-показательную драку... ЖЕНЯ: Тортами. ЛИН: Ага. ШУ: Зачем же тортами? ЛИН: Тебе этого не понять. ШУ: Да я тебя... Шу замахивается на Лина. ЖЕНЯ: Я же сказал, хватит. Пошли. Луания подходит к трапу, оглядывается и видит, что ребята за спорами и перепалками слишком сильно отстали. ЛУ: Скорей же! Вдруг откуда-то со стороны выбегает архиефрейтор Катуня. Он бежит по взлетному полю наперерез ребятам. АРХИЕФРЕЙТОР: Стойте! Сто-о-ойте! Это же мои солдаты! Они же целенькие были... Нераненые... Стойте. Архиефрейтор преграждает ребятам дорогу. Он стоит у них на пути расставив руки. АРХИЕФРЕЙТОР: Вы куда? Стойте. Вы теперь - мой отряд! Приказа улетать не было! Женя и Лин оторопело смотрит на Катуню, потом на Луанию, ждущую их у трапа. Только Шу не растерявшись бьет архиефрейтора кулаком в лоб. Тот падает. Женя морщится от приступа головной боли. От ближайшего строения к звездолету бегут несколько солдат. Луания бросается от заднего отсека к переднему. ЛУ: Скорее сюда! Может прорвемся в рубку! Ребята бросаются за ней, однако им навстречу по трапу уже спускаются солдаты. Лин бросается в ноги первому, тот спотыкается, трое остальных тоже падают, споткнувшись в свою очередь о тело первого. Завязывается драка - Женя бьет одного, и сам же морщится от головной боли. Шу двоих сталкивает лбами - у Жени снова приступ. Луания взбегает по трапу, за ней Шу тянет Женю, держащегося за голову. ЛУ: Скорее в рубку! Луания, Женя и Шу вваливаются в рубку - пульт управления сверкает тысячами кнопочек, рычажков, переключателей. Женя и Шу ошарашенно осматривают множество экранов и датчиков. ЖЕНЯ (Лу): А управлять этим ты умеешь? ЛУ (совершенно растерянно): Нет. Я думала... Точнее я не подумала... В рубке появляется Лин. ЛИН: Ха! Одно слово - женщина... Что бы вы без меня делали. Он жмет на одну кнопку - все экраны разом загораются, а моторы начинают гудеть. Лин демонстративно элегантным движением иллюзиониста нажимает еще пару кнопок. Звездолет несется по взлетному полю, набирая скорость. Его тщетно пытаются догнать подоспевшие солдаты. Из незадраенного заднего отсека выглядывают испуганные раненые, что-то орут. Лин перед пультом управления. ЛИН (задумчиво и вместе с тем ехидно): И еще одну... Он нажимает еще одну кнопку. Звездолет несется по взлетному полю. Задний отсек отсоединяется прямо на ходу со всеми орущими ранеными, а облегченный звездолет незамедлительно взмывает в небо. ЛУАНИЯ, ЖЕНЯ И ШУ (хором): Ура! ЖЕНЯ: Молодец, Лин! Лу бросается на шею к Жене, целует его. Лин на радостях обнимается с Шу. ЛИН (Шу): А ты тоже ничего... когда надо, не тормозишь. Архиефрейтор Катуня лежит на взлетном поле и в бессильной злобе колотит кулаками по земле. АРХИЕФРЕЙТОР: Улетели... Мой отряд... Как же я теперь без солдат буду. Ну какой я теперь архиефрейтор... У-у-у... Звездолет летит в открытом космосе не фоне звезд. Хорошо видны два солнца: одно большое и светлое, второе поменьше и потемнее. Женя и Лу в небольшой каюте звездолета. ЖЕНЯ: Я больше не вернусь в свой мир. Я останусь с тобой, мы будем путешествовать с планеты на планету... ЛУ: Как твоя голова? ЖЕНЯ: Что? ЛУ: Голова болит? ЖЕНЯ: Ну... есть немного... А что? ЛУ: Болит... Ты не сможешь здесь остаться. Ты не только читаешь чужие мысли - ты чувствуешь чужую боль. Я же вижу, как ты страдаешь. В этом мире ежесекундно гибнут и будут гибнуть миллионы людей... И вся их боль - теперь твоя боль. Ты думал, что мучаешься с похмелья, а это Бурые громили Артель Вольных Дровосеков... Я люблю тебя... И я не могу позволить тебе остаться здесь. Ты не выдержишь, ты сойдешь с ума. ЖЕНЯ: Но что же делать? ЛУ: Ничего. Мы найдем Великого мага Колдыбая, и он вернет тебя домой. ЖЕНЯ: А ты? ЛУ: Там будет видно... Жили же мы как-то раньше... До встречи. ЖЕНЯ: Это невозможно! ЛУ: Это грустно, но... Лу часто моргает и отворачивается. Звездолет резко встряхивает. Женя и Лу потеряв равновесие падают в одну сторону. Из рубки слышится ругань Лина. Лин напряженно смотрит в передний иллюминатор, быстро передвигает рычаги на пульте. ЛИН: Бурые! ШУ: Где? Лин тыкает пальцем в один из экранов. ЛИН: Вот один... Вот второй... Там третий... ШУ: Удерем?
в начало наверх
ЛИН: Попробуем. Видны вспышки выстрелов. ШУ: Стреляют... ЛИН: А ты думал, мармеладом кормить будут? В рубку вваливаются Женя и Лу. ЖЕНЯ: Что случилось? ЛИН: Погоня. На фоне звездного неба видно, как маленький серый звездолет пытается удрать от нескольких больших и коричневых, и как расстояние между ними медленно, но верно сокращается. Лин, закусив губу, крутит рычаги. Все остальные обеспокоенно наблюдают за его действиями. ЛИН: Черт, возьми! Только их тут не хватало! Прямо по курсу появляются несколько кораблей Серых. ШУ: Жми прямо к ним! Они же не знаю, кто мы! Через лобовое стекло видно, как звездолет проносится прямо под брюхом серого корабля. На фоне звездного неба видно, как несколько кораблей разного цвета оказались друг напротив друга, а маленький звездолет с красным крестом уходит в сторону. Между кораблями Серых и Бурых завязался бой, грянули выстрелы. Вот один корабль разлетелся на куски, вот - другой, за ним - третий... Лин и Шу радостно прыгают и обнимаются, как футболисты после гола. ЛИН: Прорвались! ШУ: Молодчина! Лу, присев, обнимает Женю, скорчившегося на полу и сжимающего голову руками. Лин и Шу замечают это, тоже приседают. ЛИН (испугано): Что с ним? ЛУ: Голова. Эти там (кивает назад, в сторону бьющихся кораблей) лупят друг друга... Женя лежит на полу, Луания держит у его лба кусок мокрого бинта. Лин, как всегда, за пультом управления. В переднем иллюминаторе видна планета. ЛИН (с досадой в голосе): Топливо на нуле. ЖЕНЯ: До планеты дотянешь? ЛИН: До планеты дотяну... Но там мы и осядем... ЛУ: Что же делать? ЛИН: А ничего. Бросим эту таратайку, пойдем пешком искать мага Колдыбая... Или пан, или пропал... Больше нам ничего не остается... ШУ: А если не найдем? ЛИН (язвительно): Какие своевременные вопросы ты иногда задаешь, Шурик... Нам бы хоть сесть без приключений... Ну, ты хотя бы уяснил, что звездолеты летают не на твоих дровах? ЖЕНЯ: Ладно тебе... ЛИН: Ладно, так ладно... Иду на посадку. Держитесь крепче. Все вокруг начинает жутко трясти, невозможно сказать ни слова. Все напряженно сидят, вцепившись в подлокотники кресел. Лин нажимает кнопки на пульте, двигает рычаги. Звездолет врывается в атмосферу планеты. Стремительно снижается - поверхность планеты быстро приближается. В какой-то момент кажется, что случилась авария. Но нет. Лин останавливает падение. Звездолет совершает, хоть и не особенно мягкую, но вполне удачную посадку - серый корпус плюхается в высокую траву, едет, оставляя в ней след. От толчка все в кабине подлетает, все падают вповалку. Женя бьется локтем о подлокотник. ЖЕНЯ: Елки-моталки... Комната Жени. Сам он сидит на диване, поджав ноги, и листает большую книгу в самодельном переплете. Напротив - Максим Максимыч, в облюбованном кресле. МАКСИМ МАКСИМЫЧ (напевает): Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить... Женя находит интересное место и читает вслух. ЖЕНЯ: "Целевая установка: Перемещение собственного тела без потери времени из одного места в другое, удаленное от первого на некоторое расстояние. Ход упражнения: "В затемненной комнате входим в состояние пси-сознания..." - это я уже умею - "...Когда мы достигаем этого высшего состояния, мы представляем себе так интенсивно и ярко, как только можно, расположенное не очень далеко место - к примеру, другую комнату в собственном доме, комнату знакомого, уютное местечко в лесу, через которое..." МАКСИМ МАКСИМЫЧ (перебивает): Чушь собачья! Неужели ты думаешь, что я этого не пробовал? Пустое... Мы заперты в трех измерениях этого мира, как в клетке... И все попытки убраться отсюда к едрене фене обречены на неизбежный провал. ЖЕНЯ (мечтательно): А жаль... Он отбрасывает книгу в сторону и обреченно смотрит вдаль остекленевшим взглядом - о чем-то думает. МАКСИМ МАКСИМЫЧ (скорее по инерции): Конечно жаль. ЖЕНЯ (после паузы): Мне скучно... (чуть помедлив, добавляет) бес... МАКСИМ МАКСИМЫЧ (подхватывает): Что делать, Фауст? Таков вам положен предел, Его ж никто не преступает. Вся тварь разумная скучает: Иной от лени, тот от дел; Кто верит, кто утратил веру; Тот насладиться не успел, Тот насладился через меру, И всяк зевает да живет - И всех вас гроб, зевая, ждет. Зевай и ты. ЖЕНЯ (продолжая игру): Сухая шутка! Найди мне способ как-нибудь Развеяться... Максим Максимыч с загадочной улыбкой Мефистофеля достает из кармана бутылку водки и ставит на стол. МАКСИМ МАКСИМЫЧ (кривляясь): Доволен будь... Оба смеются. Водка льется в стаканы. ЖЕНЯ: Ну, давай - чтобы не было скуки! Выпивают - спокойно, уверенно, не поморщившись. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Неужели у тебя в Москве каких-нибудь близких нет? ЖЕНЯ (неохотно): Да есть... Я к ним приходил как-то... они на меня так посмотрели - наверно, испугались, что я у них жить останусь... В общем, я к ним больше не хожу... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Понятно... А ты бы того... с девушкой какой познакомился... ЖЕНЯ: Была и девушка... О любви говорила... стихи мне писала, картинки рисовала, под гитару пела... а потом ушла, по-моему, я ей просто надоел... МАКСИМ МАКСИМЫЧ (быстро сменив тональность): Ну и черт с ней! Давай лучше выпьем еще. ЖЕНЯ (равнодушно): Давай... Крупным планом - водка в стакане. Вся компания идет по плоской равнине, покрытой не очень густой травой, примерно до колен - так, приблизительно, выглядит все поверхность планеты. Лин ведет друзей к небольшому шатру, раскинувшемуся чуть в стороне. Шатер этот похож на какой-нибудь балаган или цирк-шапито, он ярко фиолетового цвета с большими желтыми звездами по всей поверхности. Легкий ветер чуть колышет траву и стены шатра, придавая изображению привкус видения, чего-то зыбкого и полуреального. Лин решительно откидывает полог шатра, приглашает всех следовать за ним. Луания испуганно держит Женю за руку. ЛИН: Эгей! Можно к вам? Приятели оказываются внутри шатра - изнутри он такой же, фиолетовый в звездах. В стороне валяется множество атрибутов циркового фокусника: ящик на подставке, веер, трость, на вешалке черный плащ с ярко-красной подкладкой и цилиндр. Напротив входа - шкаф в человеческий рост. Лин открывает дверь шкафа - за ней видна комната. ЛИН: Великий маг! Можно? ЛУ (испуганно): Что там? ЛИН: Пошли. Интерьер, оказавшийся за дверью, больше всего напоминает внутреннее убранство избушки Бабы-Яги: вдоль бревенчатых стен висят снопы сушеных трав и цветов, змеиные шкуры, пучки птичьих перьев, чучела совы и ворона, на грубо сколоченный табурет брошено столь же грубое рубище. Напротив входа - еще одна дверь, из плохо отесанных досок. За дверью - еще одна комната. ЛИН: Великий маг, мы идем к вам. Открывшееся за дверью помещения похоже на античный храм: мраморные стены, колонны, портики, барельефные львиные морды, силуэты быков и змей, по центру неглубокий бассейн, на воде играю блики от пламени, горящего на алтаре. Возле алтаря - еще одна дверь, с изображением сфинкса. ЛИН: Можно к вам, Великий маг? Пройдя сквозь очередную дверь, ребята попадают в лабораторию средневекового алхимика: на столах стеклянные колбы всех возможных размеров, наполненные жидкостями всех цветов радуги, из тигля с серым порошком, торчит медный пестик, горит спиртовка, на стене гобелен, изображающий деву с единорогом, на стенах начертаны пентаграммы и другие каббалистические знаки, на спинку потертого кресла брошена засаленная мантия и четырехугольная профессорская шапочка. Напротив входа - еще одна дверь, обитая бронзовыми заклепками и увитая живым плющом. Лин раскрывает и эту дверь. ЛИН: Разрешите вас побеспокоить, Великий маг. За новой дверью - кабинет к классическом стиле: на стеллажах в стеклянных сосудах коллекция заспиртованных уродцев и небольших животных, на резном столе стоит невнятный глобус и скелет птицы, разбросаны недочерченные астрологические карты. Впереди - дубовая дверь. Лин открывает дверь. ЛИН: Можно к вам, Великий маг? За дверью - современный антураж. Что-то вроде офиса: светлые стены, на столе компьютер, за столом, на тонком стуле сидит мужчина средних лет в светлых брюках и шерстяном джемпере, с черной, чуть тронутой сединой бородой. Он похож на выступающего в телепередаче "Астрологический прогноз" и на... Максима Максимыча. Великий маг Колдыбай поворачивается к вошедшим.
в начало наверх
КОЛДЫБАЙ: Конечно можно, иначе вы бы просто не вошли. Говорит он вкрадчиво, проникновенно, с интонациями все того же "Астрологического прогноза". ЛИН: Меня зовут Лин. Вы меня помните? КОЛДЫБАЙ: Конечно помню, неугомонный путешественник. А кого ты привел с собой? ЛИН: Это все мои друзья. КОЛДЫБАЙ: Раньше у тебя не было друзей. Ты с легким сердцем путешествовал с планеты на планету. ЛИН: Не мне говорить вам, что все течет и меняется... Великий маг Колдыбай в ответ лишь улыбается. ЛИН: Вот это Женя. Ему нужна ваша помощь. Женя выходит чуть вперед. КОЛДЫБАЙ: Ну, чем я могу помочь тебе, путешественник? ЖЕНЯ (чуть замешкавшись, с улыбкой): Странно, я почему-то ожидал от вас услышать первой именно эту фразу. Великий маг Колдыбай снова улыбается. КОЛДЫБАЙ: В этом главная способность магов - говорить то, что от них ожидают. Иногда единственная... Так чем же я могу тебе помочь? ЖЕНЯ: Я с Земли. Я не знаю, как попал сюда, и хочу вернуться назад. КОЛДЫБАЙ: А, как ты сюда попал, ты не помнишь? ЖЕНЯ: Нет. Я работал дворником. Утром я мел двор, днем спал, а ночью писал стихи, читал книги, учился медитировать... Иногда приходил Максим Максимыч - это мой друг, тоже дворник, из другого двора - тогда мы выпивали. Последнее время все чаще... В ту ночь тоже была пьянка... И вот... КОЛДЫБАЙ: Ты пытался заниматься магией? ЖЕНЯ: Да... я только... ЛИН: Он отлично читает мысли, умеет внушать... Лин косится на Луанию. ЛУ: Линушка, это совсем другое... КОЛДЫБАЙ: Все понятно. К сожалению, я могу помочь тебе только советом. ЖЕНЯ: Но как же... КОЛДЫБАЙ: Ты сам перенес себя в этот мир. Видно в том тебе было не очень уютно. Не в этом дело... Канал между нашими мирами завязан на тебя. И только ты можешь восстановить все, как было. Я могу забросить в твой мир кого угодно, но вернуть тебя можешь только ты сам. ЖЕНЯ: Что же мне делать? Я не могу больше в этом мире, я сойду с ума. Здесь все время идет война, а у меня раскалывается голова от чужой боли! КОЛДЫБАЙ: Ты должен восстановить то состояние, в котором был перед самым переносом, вспомнить и произнести все мантры или заклинания, что говорил тогда... Может быть, у тебя это получится снова... Великий маг Колдыбай разводит руками. Все остальные молча стоят, опустив взоры вниз. КОЛДЫБАЙ: Я могу еще чем-то вам помочь? ШУ: Да нет... ЛУ: Нет... ЛИН: Больше ничем... КОЛДЫБАЙ: Тогда извините... Великий маг Колдыбай отодвигает гардину - за ней видна степь и стоящий в траве звездолет с чуть помятой обшивкой - последствие экстремальной посадки. Ребята выходят один за другим, оглядываются - а шатра уже нет, только бескрайняя степь до самого горизонта. ЖЕНЯ: Почему вы не попросили его перенести хоть вас куда-нибудь? Ему никто не отвечает, все молча идут по траве. Женя и Лин, грустные, сидят на ступеньках трапа обездвиженного звездолета, кругом трава. ЛИН: Ты ведь вспоминал целые куски прошлой жизни! ЖЕНЯ: Да, вспоминал... ЛИН: Подумай, что тебя заставляло? Что этому предшествовало? ЖЕНЯ: Предшествовало... ЛИН: Ага. ЖЕНЯ: Предшествовало... Постой! Каждый раз произносилось ругательство "елки-моталки"! И я тут же вспоминал Максим Максимыча с его постоянной песенкой... ЛИН: Какой песенкой? ЖЕНЯ: Да чушь полная. Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить... На тебе, на тебе... Не говори матери О том, что я дала тебе Колечко поносить. Лин смеется в голос. ЛИН: Забавная штучка, надо будет запомнить... ЖЕНЯ: Да ну, пошлятина. ЛИН: Значит говоришь, елки-моталки? ЖЕНЯ: Абсолютно точно. ЛИН: А ну-ка, скажи еще раз! ЖЕНЯ: Елки-моталки! ЛИН: Жестче, решительней! ЖЕНЯ: Елки-моталки! ЛИН: Громче, злее! ЖЕНЯ: Елки-моталки! ЛИН: Ну, как? ЖЕНЯ: Никакого результата... Ругаться нужно от души, тогда выходит естественно. ЛИН: Это точно... Ну, ты не расстраивайся, это дело времени - рано или поздно ты ругнешься по-настоящему и сразу все вспомнишь. ЖЕНЯ: Ну, предположим, я вспомню, как оно все было... но как же мне напиться? ЛИН: Напиться? ЖЕНЯ: Да-а. В момент переноса я был мертвецки пьян! Этого и вспоминать не надо - достаточно было посмотреть на мою физиономию. ЛИН: Понятно... И что тебе для этого нужно? ЖЕНЯ: Водка. ЛИН: А как ее добывают? ЖЕНЯ: Ее покупают в магазине... ЛИН: А еще? Должен же быть еще какой-нибудь способ! ЖЕНЯ: Еще гонят самогон... Правда я слабо себе представляю, как. Нужен самогонный аппарат... А я не знаю его конструкции... ЛИН: А из чего гонят? ЖЕНЯ: Из сахара... Фруктов всяких... Пшеницы еще... Из разного гонят... ЛИН: Значит, как минимум, нужен природный углерод... Понятно... ЖЕНЯ: Что понятно? ЛИН: Да, ничего... Дело ясное, что дело темное. А химическая формула у этой водки есть? ЖЕНЯ (оживленно): Это смесь воды и спирта! ЛИН: Какого? ЖЕНЯ: Черт его знает... А вспомнил: И солнце ярче светится, И мир прекрасен наш, Когда в желудке плещется Цэ-два-аш-пять-о-аш... ЛИН: Это же этиловый спирт. ЖЕНЯ: Ну, да... ЛИН: И что его пьют? ЖЕНЯ: Ага. Лин скептически покачивает головой. ЛИН: Ну смотри, тебе пить... ЖЕНЯ: Было б что... Лин достает из небольшого заплечного мешка чистый лист бумаги и карандаш, что-то записывает. ЛИН: Так-так-так... Ну реакция мне более-менее понятна... А ты не мог бы хоть вспомнить, как он выглядит? ЖЕНЯ: Спирт? Прозрачный такой... ЛИН: Да нет же. Этот как его... космогонный аппарат... ЖЕНЯ: Самогонный... ЛИН: Ну, да, самогонный... Женя и Лин что-то чертят на листе бумаги. ЖЕНЯ: Вот здесь огонь, здесь вода, сюда едет пар... ЛИН: А это? ЖЕНЯ: А это называется змеевик... ЛИН: Покажи-ка... Вот это у тебя не так... Вот так надо... А если мы сделаем еще вот так, то на брожение уйдет гораздо меньше времени... ЖЕНЯ: Покажи. ЛИН: Вот. Из-за небольшого холма появляется одновременно несколько летательных аппаратов, выкрашенных в коричневый цвет. Они стремительно приближаются. По траве к звездолету бежит Шу - вероятно, он был где-то поблизости. Он кричит и размахивает руками, однако и без его криков все уже ясно. ШУ: БУРЫЕ! Бурые! Выследили, суки! Женя бросается к звездолету. ЛИН: Куда? Топлива нет, оружия нет... К тому же твоя голова... Из звездолета выскакивает испуганная Лу, бросается на шею Жене. ЛУ: Что делать? ЖЕНЯ (вложив всю злость бессилия): Елки-моталки... Женя сидит на диване. Напротив, в облюбованном кресле, - Максим Максимыч. Оба уже изрядно пьяны и продолжают пить дальше. Женя еще и грустен. Похоже, у него депрессия. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Да, елки-моталки... Не грусти ты, Женька! Максим Максимыч вскакивает и начинает маршировать вокруг стола, выкрикивая в такт с шагами. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить... Женя улыбается, потом смеется, а потом и сам подскакивает и начинает прыгать по кругу вслед за Максим Максимычем, вторя ему. МАКСИМ МАКСИМЫЧ И ЖЕНЯ (хором): На тебе, на тебе... Не говори матери О том, что я дала тебе... Колечко поносить... Оба, весело смеясь, валятся на диван. Максим Максимыч тут же вскакивает. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Женька, пора снег грести! Бери лопату! Зимняя ночь. На улице темно. Максим Максимыч и Женя, надевая на ходу телогрейки, выходят во двор. От их разгоряченных лиц идет пар. Они смеясь убирают снег - загребают его лопатой и кидают под деревья. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Хочешь экспромт? ЖЕНЯ: Давай! МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Сияньем даль озарена... Вдали не видно ни хрена! Ха-ха-ха... Максим Максимыч бросает снег с лопаты в Женю. Оба смеются. ЖЕНЯ: А у меня лирика... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Давай лирику!
в начало наверх
ЖЕНЯ: Скоро март, а я уже не в состоянии У весны просить любовь, как подаяние... Женя в ответ бросает снегом в Максим Максимыча. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: У меня тоже есть лирика... ЖЕНЯ: Ну давай! МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Сейчас... Он замирает, как будто пытается вспомнить стихи. ЖЕНЯ: Ну! МАКСИМ МАКСИМЫЧ (неожиданно, тонким мерзким голоском): Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки... Женя в приступе смеха падает в снег. Потом вскакивает и, набрав в лопату побольше снега, бросает его в Максима Максимыча. Тот, не переставая петь, бросает снегом в Женю. Максим Максимыч и Женя перебрасываются снегом и горланят вдвоем противными пьяными голосами. МАКСИМ МАКСИМЫЧ И ЖЕНЯ: Колечко поносить... На тебе, на тебе - Не говори матери О том, что я дала тебе Колечко поносить... Из-под арки выезжает милицейский газик и подъезжает к ним. Огромный коричневый звездолет висит на орбите. К нему приближается несколько модулей. Медленно открывается дверца шлюза. Модули один за другим заходят внутрь. Дверца шлюза так же медленно закрывается. В генеральской каюте, в глубоких креслах, обитых коричневым бархатом, сидят макси- и минигенерал армии Бурой Империи. Они необычайно похожи на Муркуса и Крузариуса, с тем лишь отличием, что этот максигенерал маленького роста, а минигенерал - напротив, непомерно толстый и большой. В дверь стучат. МАКСИГЕНЕРАЛ: Да-да... В дверь входит офицер. ОФИЦЕР: Ваше благородие, наш патруль на необитаемой планете, известной под названием Бурбулярия, обнаружил медицинский катер Серых... МАКСИГЕНЕРАЛ: Да? И что он там делал? МИНИГЕНЕРАЛ: Там же нет ничего, кроме травы! ОФИЦЕР: Похоже посадка была вынужденной. Топливо на нуле, незначительные повреждения. На борту арестовано четыре человека: три мужчины, молодых, одна женщина, тоже молодая. Все одеты в штатское... МИНИГЕНЕРАЛ: А-а-а... Дезертиры! МАКСИГЕНЕРАЛ: Отрадный факт - от Серых бегут солдаты! Мы победим! ОФИЦЕР: А вот, что было обнаружено еще... Офицер подает максигенералу чертеж, сделанный Женей и Лином. МАКСИГЕНЕРАЛ: О-о-о... Что бы это могло быть? Минигенерал заглядывает через его плечо, благо с его ростом это не составляет особого труда. МИНИГЕНЕРАЛ: О, да они же шпионы! МАКСИГЕНЕРАЛ: Что вы говорите... МИНИГЕНЕРАЛ: Точно! Это же явно прибор стратегического назначения! Тайное оружие Серых! МАКСИГЕНЕРАЛ (ошарашенно): Вы уверены? МИНИГЕНЕРАЛ: На все сто! Вы только посмотрите! Он тыкает пальцем в чертеж. Показывает на подписи "вода", "сахар". Максигенерал непонимающе хлопает глазами. МАКСИГЕНЕРАЛ: Вот что... Я приказываю нашим инженерам сконструировать прибор по чертежу! (с небывалым воодушевлением) Мы испытаем его раньше Серых и нанесем упреждающий удар! Вот! МИНИГЕНЕРАЛ (льстиво): Архимудрое решение! ОФИЦЕР: Слушаюсь... Но... МАКСИГЕНЕРАЛ: Что - но? ОФИЦЕР: На чертеже нет размеров. МАКСИГЕНЕРАЛ: И правда... Он, закусив губу, растерянно смотрит на лист, хмыкает. МАКСИГЕНЕРАЛ (минигенералу): Хмы... Что делать с размерами?.. МИНИГЕНЕРАЛ: А чего мелочится... МАКСИГЕНЕРАЛ (обрадованно): Точно! Нам не к лицу мелочиться - пусть сделают побольше! ОФИЦЕР: Слушаюсь... Бережно берет чертеж и выходит. На фоне звездного неба появляется армада серых кораблей. Они атакуют звездолет Бурых. По коридорам носятся друг за другом толпы солдат в коричневой форме, воет сирена. Вспышки выстрелов. От корабля Бурых отделяются модули. Вступают в бой с кораблями Серых. Один корабль Серых взрывается, тут же разлетается на куски корабль Бурых, еще несколько машин выходят из строя... Камеру, где содержатся пленные ребята, резко встряхивает. За стенами слышен шум, потом грохочут взрывы. Женя хватается за голову и падает на пол. Лу бросается к нему, пытаясь хоть чем-то помочь. Но чем? Женя катается по полу, корчится от боли... Шу в бессильной злобе трет кулаки, потом со всей силы лупит по закрытой двери. ШУ: Суки! Что ж вы делаете! Лин разводит руками, хочет казаться спокойным, но заметно, что он переживает не меньше остальных. ЛИН: Стреляют они... Воюют они... Друг друга убивают... Всего Всего-навсего... За стенами продолжают гулко звучать взрывы. Все плывет у Жени перед глазами, мелькает, крутится безумным колесом, вспыхивают красные круги... Он теряет сознание. Вдоль стен коридоров, заложив руки за головы, стоят пленные Бурые. К каждому приставлен солдат в серой форме, который упирается стволом автомата ему в спину. Из шлюзовой камеры появляется модуль, дверь открывается, и выходят максигенерал Муркус и минигенерал Крузариус. Им навстречу спешит офицер. МУРКУС: С победой вас! СОЛДАТЫ ХОРОМ: Ура-а-а! ОФИЦЕР: Ваше превосходительство! Вы повели нас в бой в самый ответственный момент... МУРКУС: Иначе и не могло быть. ОФИЦЕР: Бурые готовились к секретным испытаниям... МУРКУС: И что же они испытывали? ОФИЦЕР: Мы еще не успели окончательно определить назначение прибора, но его стратегическое значение несомненно... Взгляните сами! Генералы в сопровождении офицера проходят по коридорам захваченного корабля Бурых, вдоль всех стен в два ряда стоят солдаты: бурые, заложив руки за голову, серые - с автоматами в руках. Офицер распахивает двери, и генералы входят в помещение, в котором находится самогонный аппарат титанических размеров: от стеклянного сосуда, похожего на увеличенную в сотни раз трехлитровую банку, тянутся толстые трубы к огромному котлу, напоминающему гигантскую кастрюлю, переплетение труб и резервуаров венчает змеевик толщиной в человеческую ногу. Максигенерал Муркус увлеченно рассматривает диковинный агрегат. МУРКУС: Для чего он? ОФИЦЕР: Мы еще точно не установили. МУРКУС: А неточно? ОФИЦЕР (замявшись): Неточно - тоже не установили... КРУЗАРИУС: Нет ничего проще... Вы говорите он готов к испытанию? ОФИЦЕР: Так точно! КРУЗАРИУС: Так давайте сами испытаем его! МУРКУС: Отличное решение! Мы так и поступим. Мы сами испытаем секретное оружие Бурых и нанесем им очередной удар посредством их же изобретения! Ура, солдаты мои! СОЛДАТЫ ХОРОМ: Ура-а-а... ОФИЦЕР: Вот этот рычаг... Указывает Муркусу на рычаг. КРУЗАРИУС: Солдаты мои, вы присутствуете при великом событии! Муркус дергает рычаг на себя, весь агрегат начинает гудеть и трястись... Все с замирением сердца ждут результата. С конца змеевика срывается капля самогона, за ней другая, начинает течь струйка... МУРКУС (удивленно): Ч-что это? КРУЗАРИУС: Сейчас узнаем... Эй, тару сюда! Два солдата приносят бочку и подставляют под все усиливающуюся струю самогона. Муркус зачерпывает стаканом из бочки, нюхает, морщится и пожимает плечами. МУРКУС: Что это? КРУЗАРИУС: Осторожно! Вероятно, это отравляющее вещество. Муркус брезгливо отводит руку со стаканом подальше от лица. МУРКУС: Да-а-а? Необходимо испытать... На ком бы? Максигенерал окидывает взором присутствующих солдат, те испуганно опускают глаза. КРУЗАРИУС: Приведите бывшего архиефрейтора Катуню! МУРКУС: Точно! Он запятнал свое высокое звание... Два солдата ведут под руки невысокого Катуню. Муркус подносит ему стакан самогона. МУРКУС: Катуня, пейте! Катуня нюхает. КАТУНЯ: Фу-у-у... Это гадость! Солдаты крепко сжимают Катуню с двух сторон, тот упирается, сучит ногами. КРУЗАРИУС: Катуня, пейте - империя вам приказывает! КАТУНЯ (взяв себя в руки): Что ж... Я патриот! Отпустите меня! Муркус кивает солдатам, те отпускают Катуню и отходят в стороны. Катуня берет стакан в руку. КАТУНЯ (решительно): Если империя приказывает, я готов на все! Катуня подносит стакан к губам и, состроив жуткую гримасу, выпивает весь до дна. КАТУНЯ: За Великую Серую Империю! Он отбрасывает в сторону пустой стакан, тот бьется на мелкие кусочки. КРУЗАРИУС: Обратите внимание - сейчас ему станет плохо, и он скончается в мученьях... Катуня пьянеет у всех на глазах. У него начинают блестеть глаза, а сам он смеется. КАТУНЯ: Ха-ха-ха... Скончается в мученьях... Как бы не так! Катуня еще вас всех переживет! Ха-ха-ха... Он не так-то прост! Он смеется, что-то поет себе под нос и начинает выплясывать. МУРКУС (удивленно): Вы говорили, будет плохо?.. Да ему же хорошо! КРУЗАРИУС: Надо испытать еще на ком-нибудь. Появляется солдат с целым подносом стаканов, все они наполняются самогоном... Женя открывает глаза. ЛУ: Ну, как ты? ЖЕНЯ (слабым голосом): Уже ничего... Проходит. ЛИН: Ну слава Богу! Смотри-ка они там, кажется, угомонились... ШУ: Да, затихли...
в начало наверх
Вдруг дверь камеры открывается, и в нее вваливается охранник, пьяный в стельку, в руке у него бутылка. ОХРАННИК: Мужики, там такое... Сказав это, он падает лицом на пол, а бутылка, выпав из его рук, катится к Жене. Женя поднимает ее, нюхает содержимое. ЖЕНЯ: Так это же самогон! Елки-моталки... В кузове милицейского газика так же сумрачно, как было в жестяном коробе Серых. Максим Максимыч сидит непринужденно, широко расставив ноги, откинув назад отяжелевшую голову, и поет. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить... Женя сидит напротив и перепуганно шарит по сторонам пьяным взглядом. ЖЕНЯ: Нас отпустят, да? Скажи, нас отпустят? МАКСИМ МАКСИМЫЧ (равнодушно): Побьют и отпустят... ЖЕНЯ: Как побьют? МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Вот этого я не знаю, как уж получится... Женю и Максим Максимыча вталкивают в камеру, дверь камеры закрывается, щелкает замок. ЖЕНЯ: Отпустите нас, мы ничего не сделали! За дверью слышится смех. МИЛИЦИОНЕР: Знаешь, где Рижский рынок? Вот купи там гуся, будешь ему мозги пудрить!... Ха-ха-ха... ЖЕНЯ: Но мы же никого не трогали!... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Да успокойся ты... Ничего тут не попишешь... Судьба такая. ЖЕНЯ (кричит): Что мы такого сделали? МИЛИЦИОНЕР (из-за двери): Где Рижский рынок, знаешь? Ха-ха-ха... Вот купи там гуся и пудри ему мозги! Ха-ха-ха... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Ничего не попишешь... Судьба такая... У Жени кружится голова, он близок к истерике. Максим Максимыч откидывается на койке и опять затягивает любимую песенку. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить... Женя начинает злиться. ЖЕНЯ: Ах так... Он садится посредине камеры в позу "лотоса" и закрывает глаза. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: На тебе, на тебе... Не говори матери О том, что я дала тебе Колечко поносить... Перед глазами Жени плывут красные круги и яркие пятна. Из темноты сквозь усиливающийся шум слышны голоса. ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: Знаешь, где Рижской рынок? Ха-ха-ха... ГОЛОС МАКСИМ МАКСИМЫЧА: Ничего не поделаешь... Судьба такая... Круги и пятна вращаются все быстрее, голоса тонут в шуме. ГОЛОС ЖЕНИ (решительно): Елки-моталки! Все стихает и исчезает - воцаряются тишина и темнота. Женя сидит посреди камеры на звездолете Бурых и часто моргает. ЖЕНЯ: Вспомнил. Все вспомнил! Лин моментально сообразив подносит Жене бутылку к губам. ЛИН: Пей немедленно! ЖЕНЯ: Погоди... ШУ: Никаких "погоди"... Шу выпихивает из камеры охранника, не подающего признаков жизни, и захлопывает дверь. Луания обнимает Женю. ЛУ: Так надо... Точнее, по-другому невозможно... И ты это сам понимаешь... Прощай! Я буду тебя помнить... Луания целует Женю и, встав, отходит в сторону. ЖЕНЯ (шепчет, глядя на нее): Прощай... Я тоже буду тебя помнить... ЛИН: Ты где сидел? ЖЕНЯ: Вот тут и сидел! А Максим Максимыч был там (он указывает на койку в углу. Лин, садись туда и пой! ЛИН: Что петь? ЖЕНЯ: Ну помнишь: "Елки-моталки... Просил я у Наталки..." ЛИН: Понял! Ты готов? Пей! ЖЕНЯ (смеясь): А ты - пой! ШУ (с заметной обидой): А я? ЖЕНЯ: А ты встань у двери и говори: "Знаешь, где Рижский рынок? Так купи там гуся и пудри ему мозги". Запомнил? ШУ: Ага. К Жене постепенно возвращается прежняя энергия, его глаза загораются, в них появляется азарт. Он нюхает самогон, сильно морщится - отвык ведь. ЖЕНЯ: Фу, какая гадость! Как я это пил?.. ЛУ: Надо, Женя! ШУ: В последний раз! ЖЕНЯ: Ну если только в последний... Поехали... Женя решительно проглатывает довольно большую дозу и начинает быстро пьянеть. ЛИН (поет, сначала нерешительно): Елки-моталки... Просил я у Наталки... ЖЕНЯ (заплетающимся языком): Громче, веселее... Он отхлебывает еще. ЖЕНЯ: За вас, мои друзья! ЛИН (с воодушевлением): Просил я у Наталки Колечко поносить... На тебе, на тебе. Не говори матери... ШУ: Знаешь, где Рижский рынок? Так купи там гуся... Женя сидит на полу в центре камеры в позе "лотос" и шепчет себе под нос неразборчивые мантры. Его веки чуть дрожат. ЛИН (громко, с выражением): О том, что я дала тебе Колечко поносить... ШУ: ...и пудри ему мозги... ЖЕНЯ (выкрикивает): Елки-моталки... И тут же исчезает. Темно. Ничего не видно. В темноте расплываются красные круги, плавают яркие пятна... Женя лежит на примятом снегу. Подъезжает милицейский газик. Выходит один милиционер, за ним второй. Сквозь дурнотную дымку и расплывающиеся цветные круги Женя видит силуэты склонившихся над ним милиционеров, слышит их разговор. ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР: Пьяный? ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР: Ага. ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР: Ну-ка, давай его в отделение. Милиционеры поднимают Женю. ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР: Постой... Да это же... ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР: Что? ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР: Это же тот парень, что мы вторую неделю ищем! ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР: Тот, что исчез из камеры? ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР: Точно. ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР: Так, что же делать? ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР: А ну его! Давай не будем связываться... Отвезем-ка его домой, это не далеко... Милицейский газик подъезжает к жениному подъезду. Мимо проходит Максим Максимыч. Милиционеры под руки выводят Женю из машины. Заметив приятеля, Максим Максимыч бросается навстречу. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Женька! Где ж ты был! Милиционеры передают Женю Максиму Максимычу и поспешно уезжают, хлопнув дверками газика. Максим Максимыч один тенет Женю к подъезду. Женя лежит на диване в своей комнате. Рядом сидит Максим Максимыч. Женя приходит в себя, открывает глаза, приподнимается на локтях, щурится от яркого солнечного луча, бьющего из окна. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Ну, как ты, путешественник? Едва уловимыми интонациями он вдруг очень походит на мага Колдыбая. ЖЕНЯ: Ничего. Голова только чуть-чуть побаливает... Но терпимо... МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Ты знаешь, а я пить бросил. Как отрезал! Сразу, как ты пропал... ЖЕНЯ (удивленно): Пропал? Ты о чем? МАКСИМ МАКСИМЫЧ (смеясь): Ну, ты даешь - прекратил вечную войну, помирил две космические империи и ничегошеньки не помнишь! (кричит) Лу, ты это слышала? В дверях комнаты появляется Луания. У Жени от удивления отвешивается челюсть. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: Ее-то ты помнишь?... ЖЕНЯ: Лу? Елки-моталки... На борту военного звездолета жуткий беспорядок, вповалку и вперемешку лежат тела солдат в серой и коричневой форме, оружие отброшено в сторону. По коридору обнявшись бредут два солдата из разных армий, они перешагивают или обходят тела пьяных и орут дурным голосом: Елки-моталки... Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить! На тебе, на тебе! Не говори матери О том, что я дала тебе Колечко поносить... В генеральском кабинете Муркус и Крузариус пьют на брудершафт и целуются с соответствующими чинами вражеской армии. Архиефрейтор Катуня пляшет в гордом одиночестве и таращит безумные красные глаза по сторонам. Лин и Шу смотрят на эту жуткую картину из кабины модуля. ШУ (испуганно): Уж лучше бы они сражались... ЛИН: Какая разница... Скоро на месте оружейных заводов построят вытрезвители, а на месте военных баз - ЛТП... И все стабилизируется... Ты за них не волнуйся. Поехали, Шурик... ШУ: Поехали. Нас ждут другие планеты. Лин нажимает несколько кнопок, модуль движется, входит в шлюз. Последнее, что слышат друзья из закрывающегося шлюза, это: Елки-моталки...
в начало наверх
Просил я у Наталки, Просил я у Наталки Колечко поносить... На фоне звездного неба видно, как модуль отделяется от огромного звездолета и уносится вдаль, к звездам. Комната Жени. Ошарашенный Женя сидит на диване. Максим Максимыч смеется в своем любимом кресле. Луания подходит ближе, берет Женю за руку. ЛУ: Ну что, вспомнил? ЖЕНЯ: Вспомнил. И даже увидел Лина и Шу, Серых и Бурых... Похоже у меня открылись еще новые способности... Но ты-то как здесь? ЛУ: Великий маг Колдыбай. Он появился сразу же, как только ты исчез... И отправил меня вслед за тобой. МАКСИМ МАКСИМЫЧ: А я захожу, смотрю - дама... Он лукаво смеется в кулак и снова напоминает мага Колдыбая. ЛУ: Судя по всему, голова у тебя и тут изредка будет побаливать, с этим ничего не поделаешь... Но может быть, мне удастся чуть-чуть сгладить эту боль... Луания целует Женю. ЛУ: И еще - с этой минуты ни капли спиртного! Ты меня понял? Экран телевизора. На нем лицо диктора. ДИКТОР: ...получен сигнал из недавно открытой астрономами звездной системы. Сигнал был расшифрован. По утверждению ученых, он представляет собой более или менее осмысленный рифмованный текст. Скорее всего этот текст является проявлением неизвестного инопланетного разума. Над полным пониманием его смысла до сих пор бьются ученые разных стран...

ВВерх