UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

   СОЛДАТИКИ ЛЮБВИ

   (сценарий полнометражного фантастического фильма)




В тонких и длинных  холеных  пальцах  -  потертый  замшевый  мешочек,
похожий на кисет.
Пальцы  элегантно  встряхивают  мешочек,  тщательно  перемешивая  его
содержимое.
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Так, посмотрим, что нам скажут руны...
Одна рука погружается в мешочек и, еще раз перемешав его  содержимое,
появляется наружу с небольшой деревянной  пластинкой,  на  которой  выжжен
некий знак - руна.
Пластинка с руной ложится на поверхность старинного инкрустированного
стола. Движения гадающего неспешны, голос спокоен.
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Руна перевернута... Это  значит,  что  главный  твой
враг внутри тебя...
Рука опять погружается в мешочек, и рядом  с  первой  ложится  вторая
деревянная пластинка.
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: А эта руна со всех сторон смотрится  одинаково.  Она
означает, что у тебя есть надежный покровитель. Что, собственно, я тебе не
раз говорил и раньше... Где-то там...  (палец  указывает  вверх)  Это  еще
называется "гид" - он ведет тебя, оберегает и вытащит, если будет уж очень
плохо... Не ссорься с ним... У тебя сильный покровитель...  В  общем,  это
хорошая руна...
Рука третий раз погружается в мешочек, и рядом с двумя ложится третья
деревянная пластинка.
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: О-у! Это просто замечательная руна. Она говорит, что
труд твой будет увенчан успехом... В общем, смело  берись  за  предстоящее
дело, тебе помогут, и успех заранее обеспечен... но это не значит, что все
будет так уж просто... И помни - твой главный враг внутри тебя!..
За круглым, инкрустированным столиком, явно старинной  работы,  сидят
двое. Гадающий - ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ. Это высокий,  тонкокостный  мужчина  лет
тридцати пяти, у него тонкие черты лица,  высокий  лоб,  нос  с  небольшой
горбинкой и глубокие, проникновенные темно-синие глаза, изящно  очерченные
густыми, но тонкими черными бровями, на нем роскошный вышитый  халат  -  в
общем, на месте все внешние атрибуты практикующего мага. Он гадает  АНДРЕЮ
ЛЕТАЕВУ,  задумчивому  молодому  человеку  с  бледным  лицом  и  грустными
глазами, в нем не трудно угадать тонкую поэтическую натуру, одним  словом,
"не от мира сего".
На специальной подставке легким дымком курится индийская  благовонная
палочка. На краю стола, свернувшись клубочком, примостилась черная  кошка.
На окнах тяжелый занавес красного бархата.
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Вот и все. Ты зря волнуешься - все будет хорошо...
ЛЕТАЕВ: Будет... Когда?
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Когда-нибудь... Сие не от нас зависит...
ЛЕТАЕВ: А мне нужно сейчас... У меня сейчас ничего не  выходит...  Не
получается... Понимаете...
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Погоди немного. Сейчас пойму...
Леонид Петрович поднимается со стула, обходит Летаева и становится за
его спиной. Он проводит над  головой  Летаева  руками,  как  будто  что-то
нащупывает.
ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Расслабься, постарайся ни о чем не думать... Конечно
это невозможно, но ты постарайся... Можешь закрыть глаза... Хотя нет...
Леонид Петрович делает шаг в сторону - рядом, на рабочем столе, стоит
компьютер. Леонид  Петрович  включает  его,  тонкие  пальцы  пробегают  по
клавиатуре, а курсор на экране - по  названиям  файлов  в  меню,  пока  не
останавливается на одном из них.
Программа запущена - на темном  экране  в  полной  тишине  вспыхивают
разноцветные разряды фейерверка. Сначала появляется яркая точка, потом  из
нее во все стороны густым  пучком  расходятся  лучи,  которые,  постепенно
истончившись, вскоре тают, но еще раньше в другом месте  появляется  новая
точка уже другого цвета...
ЛЕОНИД  ПЕТРОВИЧ:   Смотри   сюда.   Полезная   штучка   -   помогает
рассредоточиться...  Так...   Хорошо...   Ага...   Ты   получил   выгодное
предложение... Ну, так в чем же дело? Это хорошо...
На экране одна вспышка сменяется другой,  лучи  пересекаются,  но  не
сливаются вместе.
Картинка перед глазами  Летаева  постепенно  плывет  и,  так  же  как
вспышки на экране, сменяется другой...


В сумрачном банкетном зале за столиками сидят  люди.  Любопытно,  что
всех присутствующих без труда и с первого взгляда можно разделить  на  две
совершенно различные категории: за одними столиками  немолодые  мужчины  в
солидных пиджаках и их дамы в вечерних платьях, а рядом - молодежь  весьма
вольного вида, экстравагантно одетые и  причесанные.  Играет  ненавязчивая
музыка. На небольшой сцене в центре зала - ведущий вечера.
ВЕДУЩИЙ: Мы приветствуем вас на вечере  отдыха  творческой  молодежи,
организованном  молодежной  ассоциацией  "Молодая   волна"   совместно   с
администрацией города... Как нетрудно догадаться, он приурочен к празднику
восьмого марта и посвящен всем прекрасным дамам... В этом  зале  собрались
молодые музыканты, поэты, художники - но сегодня все они  рыцари,  и  все,
что они сделают, будет во имя  любви,  будет  посвящено  нашим  прекрасным
женщинам...
За одним из столиков Летаев и  еще  двое.  Один  -  ВЛАД  -  примерно
ровесник Летаева, крепкий молодой человек  с  черными  волосами  до  плеч,
одетый в кожаные брюки и жилетку на голое тело. Второй - мужчина постарше,
в дорогом фиолетовом пиджаке и пестром галстуке.
Влад разливает  шампанское  по  бокалам,  протягивает  один  МУЖЧИНЕ,
чокается с ним. Летаев в это время, чуть склонив голову, смотрит куда-то в
сторону - ни то на сцену, где танцует  современный  балет,  ни  то  просто
внутрь себя. Заметив, что Летаев не пьет, Влад обращает  его  внимание  на
полный бокал. Летаев рассеяно кивает, улыбается, берет бокал, чокается...
ВЛАД (мужчине): Кстати, это и есть Андрей Летаев... Я вам  давал  его
книжку. Помните?
МУЖЧИНА: Да. Я читал... Кое-что мне понравилось. Скорее, многое...
ЛЕТАЕВ (смущенно): Правда?
МУЖЧИНА: Да. Влад говорил, вы получили за нее премию...
ЛЕТАЕВ: Приз.
Летаев, улыбнувшись, изображает руками нечто  внушительное,  что,  по
его разумению,  должно  дать  хоть  какое-то  представление  о  полученной
награде.
ВЛАД: За лучшую дебютную книгу...
МУЖЧИНА: Ну что же, не плохой старт для молодого автора. Теперь важно
не потерять темп... если так можно выразиться. Так ведь?
Летаев  кивает,  не  глядя  на   собеседника,   и   отпивает   глоток
шампанского.
МУЖЧИНА: У меня для вас есть серьезное предложение.
Мужчина поднимает на Летаева  внимательный  взгляд  и  ждет  от  него
реакции, но тот, кажется, зачарован движением пузырьков газа  в  бокале  с
шампанским и мельканием тел танцующих девушек, отражающихся там же.
Мужчина делает паузу и, заполняя ее, отпивает глоток шампанского.
ВЛАД (почувствовав паузу): Я ему говорил об  этом...  Ну  ладно,  мне
пора на сцену. Петь надо... Кстати, почти все тексты к моим песням написал
тоже он. В общем, вы пока поговорите, я потом подойду.
Уходя Влад подбадривающе хлопает Летаева по плечу -  мол,  не  упусти
своего.
МУЖЧИНА: Вы меня слушаете?
Летаев стряхивает с лица оцепенение, смотрит на Мужчину.
ЛЕТАЕВ: Да.
МУЖЧИНА: Я хочу, чтобы ты написал мне сценарий для фильма. Конечно, я
бы мог обратиться к профессионалу, но мне важно... как бы  это  сказать...
акция, что ли... Самый молодой лауреат премии и  все  такое.  Ну  ты  меня
понимаешь?
ЛЕТАЕВ (спокойно): Понимаю.
МУЖЧИНА (оживившись): Вот и хорошо! Парень,  еще  год  -  может  чуть
больше - будут помнить о твоем призе. У тебя есть шанс выскочить...  Туда,
наверх... Ну ты меня понимаешь?
ЛЕТАЕВ (не меняя тона): Понимаю.
МУЖЧИНА: Все, что ты раньше писал, это хорошо.  Я  читал  -  да,  это
хорошо. Только это лирика и все такое... Это  невозможно  продать.  Ну  ты
меня понимаешь? Мне нужно совсем другое. Но ты сможешь, я верю. Ты лирик -
напиши сценарий про любовь, про молодежь... Пусть там будут всякие рокеры,
панки и все такое... Ты философ  -  не  кокетничай,  ты  философ  -  можно
подпустить мистики, этой, как ее... экстрасенсорики - это сейчас любят.  У
тебя хорошая фантазия - придумай что-нибудь неожиданное. Пусть герой будет
странным, таким романтическим и все такое... Пусть все это будет похоже на
сон... Только, понимаешь,  для  кино  важно  действие...  не  чувства,  не
настроение, а действие... эти,  как  их,  ситуации  и  коллизии...  Каскад
аттракционов... Ну ты меня понимаешь?
ЛЕТАЕВ: Понимаю.
Мужчина разливает шампанское по бокалам.
МУЖЧИНА: Вот и  хорошо.  И  насчет  оплаты  не  волнуйся  -  получишь
прилично... Договорились? Ну давай...
Мужчина поднимает свой бокал,  Летаев  свой.  Они  чокаются.  Мужчина
проглатывает шампанское залпом, как будто водку;  Летаев  пьет  маленькими
глотками.
МУЖЧИНА: Может возьмем еще водочки? Не стесняйся.
Летаев пожимает плечами.
МУЖЧИНА: Значит возьмем. За успех нашего безнадежного дела...


Летаев чуть заметно покачиваясь выходит из зала, проходит  мимо  двух
суровых охранников в пестрых камуфляжных костюмах, спускается по  лестнице
на один этаж...
Летаев выходит из туалета, он моет руки, не спеша сушит  их...  Когда
он собирается уже выйти, путь ему  преграждает  парень  жлобского  вида  с
туповатой квадратной физиономией. Это  БЕШЕНЫЙ.  Сочетание  в  его  одежде
отдельных атрибутов внешности не то рокеров, не то панков с  классическими
принадлежностями  шпаны  делают  образ  в  целом  максимально   пошлым   и
отвратительным. За его спиной стоят  еще  двое  таких  же:  один  высокий,
нескладный, второй маленький, с болезненным, капризным личиком.
БЕШЕНЫЙ: Отдыхаешь тут, да?..
Летаев не понимает, что это наезд.
ЛЕТАЕВ: Да, вроде того...
БЕШЕНЫЙ: Творческая молодежь, значит... Ха! Одни отдыхают,  а  других
не пускают. Они, значит, не творческая молодежь... Да? А  ты  знаешь,  что
если я тебе сейчас двину - ты  не  встанешь!  И  будет  тебе  тогда  вечер
отдыха... Ха-ха...
ЛЕТАЕВ: Я не понимаю...
БЕШЕНЫЙ: Ты не перебивай.  А  то  ведь  я  таки  двину,  тогда  сразу
поймешь... Ты там, а мы - тут. Тебя туда пустят,  а  нас  -  нет.  Это  ты
понимаешь? А раз так, то ты должен платить. Теперь понял?
Летаев слегка пьян и поэтому он не успевает испугаться -  ведет  себя
странно, чудаковато.
ЛЕТАЕВ: Кому платить?
БЕШЕНЫЙ (усмехаясь): Непризнанным гениям...
Двое за его спиной тоже смеются.
БЕШЕНЫЙ (отсмеявшись): В общем так: с тебя  бутылка  водки  и  можешь
подниматься назад, поздравлять своих прекрасных дам дальше.  Только  учти,
дерьма мы не пьем - что-нибудь типа "Финляндии". Понял или таки объяснить?
ЛЕТАЕВ: Но у меня нет...
БЕШЕНЫЙ: А на это мне плевать. У тебя есть друзья, у них есть  деньги
- не один же ты тут...
В этот момент в дверь входит Влад. Он довольно быстро ориентируется в
ситуации.
ВЛАД: В чем дело?
БЕШЕНЫЙ: Ничего. Проходи спокойно.
ВЛАД (Летаеву): А я  тебя  везде  ищу.  (Бешеному  -  резко):  Так  я
повторяю - что происходит?
БЕШЕНЫЙ (весь переменившись): Он толкнул меня... Нагло так толкнул. Я
чуть не упал... А теперь он извиняться не хочет...
ВЛАД: Я за него извиняюсь. Ты доволен или как?
Бешеный бросает ненавистный взгляд на Летаева  и  выходит  вместе  со
своими приятелями.

 
в начало наверх
ВЛАД (шутя, подбадривая Летаева): Тебя нельзя ни на минуту оставить, сразу куда-то влипаешь. Ну, ничего... Только теперь Летаев понимает, чем ему грозила эта ситуация, если бы вовремя не появился Влад, и с опозданием пугается. ЛЕТАЕВ: Кто это? ВЛАД: Бешеный. Известный придурок. Сейчас все, кто ни попадя, пытаются рок-н-ролл играть. И эта шпана туда же... Он считает, что у него тоже группа, и они что-то играют... Ему пригласительных не дали, на вечер не пустили, вот он зло и срывает. Держался бы ты от него подальше - дерьмо... ЛЕТАЕВ: Да я бы его вообще не видел... ВЛАД (откровенно смеясь): А зачем же ты его толкнул? (передразнивает) Нагло так... Ха-ха-ха... Влад смеется, Летаев тоже улыбается. Влад и Летаев заходят в гримерную. Влад садится на вертящийся стул перед зеркалом, Летаев опускается в кресло в углу. Влад смотрит в зеркало, вытирает тени под глазами. ВЛАД: Ну что, вы с этим папиком о чем-нибудь договорились? ЛЕТАЕВ: Он хочет, чтобы я написал ему сценарий для фильма. ВЛАД: Ну так и напиши. ЛЕТАЕВ: Постараюсь. В гримерную вваливается изрядно выпивший один из музыкантов группы Влада. МУЗЫКАНТ: Влад, ты тут шарик не видел? ВЛАД (не оборачиваясь): Какой шарик? МУЗЫКАНТ: Надувной, большой такой, на фаллос похожий... Я его перед выступлением здесь оставлял... Или не здесь... ВЛАД: Спроси у Бликсы. Он здесь был. Музыкант уходит. Влад прокручивается на стуле и оказывается лицом к Летаеву. ВЛАД: Я тебе вот что скажу: этот папик - мужик серьезный. За ним большие бабки. Хорошо напишешь - он хорошо заплатит, не обманет... А деньги тебе сейчас нужны - за тираж книги ведь до сих пор не расплатился? Да? ЛЕТАЕВ: Ну, уже не очень много осталось... Часть тиража уже продалась... ВЛАД: Угу. Часть - ты раздарил... Вот напишешь сценарий - и за первую книгу расплатишься, и на вторую хватит... Пора бы и стихи твои тиснуть... А? ЛЕТАЕВ: Хорошо бы... В гримерную заходит МАРИНА, невысокая крашенная блондинка с короткой стрижкой, одетая в черные облегающие джинсы и в черную же кожаную куртку. Ее движения энергичны. Она бросается к Владу, целует его в щеку и кокетливо садится на колени. МАРИНА: Влад, вы сегодня так классно играли... ВЛАД: Да ладно кривляться... Зал никудышный - кабак кабаком, ни звука, ни акустики... В нем только "Мурку" лабать. Не музыка это, а политика... или экономика... Чтобы денег дали, чтобы аппарат обновили, чтобы помещение предоставили... Тьфу... В гримерную заходит фотограф он быстро вскидывает фотоаппарат и запечатлевает Марину на коленях у Влада. ФОТОГРАФ: Постойте, еще раз. ВЛАД: Погоди-ка, Маришка... Влад чуть небрежно ссаживает Марину с колен, встает. ВЛАД: А теперь - фото с автором текстов. Влад забирается на подлокотник кресла, в котором сидит Летаев, с другой стороны устраивается Марина. Фотограф щелкает камерой. Летаев, Влад и Марина замирают цветной фотографией... ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Ага... Понятно... Достаточно. Можешь открыть глаза. Летаев сидит за круглым инкрустированным столом, а Леонид Петрович стоит за его спиной и делает пассы над головой - широкие рукава халата болтаются из стороны в сторону. Рядом, на письменном столе компьютер, на экране которого один за другим вспыхивают разрывы фейерверка. Леонид Петрович встряхивает руками и возвращается на свой стул. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Можешь открыть глаза. Я же тебе говорил: твой главный враг внутри тебя... Борись с ним. ЛЕТАЕВ: Но как? Что мне с ним делать? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Вопрос хороший... А в чем собственно проблема? ЛЕТАЕВ: У меня не выходит сценарий... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Что именно? ЛЕТАЕВ: Да ничего... Чушь получается, слюни какие-то, в лучшем случае - дурацкие разговоры... Действия нет, и придумать не могу. Видно, придется отказаться. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Отказываться не спеши. Разберись в себе, поищи причину... Ведь раньше ты писал, и проблем не было - ты просто садился и писал. ЛЕТАЕВ: Раньше... Раньше я писал, когда хотелось, по вдохновению... Иногда мне кажется, что так больше не будет. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Глупости, самовнушение... Это не причина. ЛЕТАЕВ: Все, что я писал раньше - стихи, рассказы - все это касалось чувств, образов, настроения... А теперь я понял, что абсолютно не умею строить ситуации. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Это серьезно. Не умеешь - так учись! Или ты хочешь всю жизнь писать лирические стишки для девочек? Летаев смущается. ЛЕТАЕВ (после паузы): Я тихий, домашний человек... Все больше дома - сижу, читаю книги. Закончил школу - поступил в институт. Все как-то по инерции, как-то само собой... Теперь мне кажется, будто все это время жизнь проходила мимо меня, и мы с ней так ни разу и не встретились. И эта книжка, и этот приз, - все как-то само собой, без моего вмешательства... Все это время я жил в своем мире, там были свои законы и я один, и больше никого... И я совсем даже не знаю, что происходит в мире, где много людей. Я даже не знаю, что и как бывает в этой жизни. И книги не помогают. Мне уже плевать на сценарий - я вдруг понял, что и не жил-то по настоящему. Не любил, не страдал, не боялся, не превозмогал себя... Вот. Поднимается кошка, трется о руку Леонида Петровича. Тот гладит кошку, перебирает четки и ждет, пока Летаев закончит затянувшуюся исповедь, хотя во всем его виде читается нетерпение. Когда же молодой человек наконец умолкает, Леонид Петрович выдерживает короткую, но многозначительную паузу и только тогда говорит. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Мы с тобой довольно давно знакомы, и я тебя достаточно наблюдаю, чтобы выступить в роли твоего психоаналитика... Хочешь? ЛЕТАЕВ: Если честно, я уже готов хвататься за соломинку. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Будем надеяться, я предложу тебе нечто понадежней. Слушай меня внимательно и, главное, последовательно. А то я знаю твою манеру отключаться... Ты сам сказал, что все время жил в своем мире. Но ты не задумывался, почему? ЛЕТАЕВ: Нет. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Вопрос был риторическим. Ты создал свой мир, потому что у тебя не все в порядке с этим миром. Ты его, попросту, боишься. Ведь так? ЛЕТАЕВ (неуверенно): Наверное... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: А раз в этом мире тебе неуютно, а в своем внутреннем - уже стало тесно. Необходимо найти или создать новый мир... соответствующий новым требованиям... ЛЕТАЕВ: То есть как - создать? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Есть много способов, но, к сожалению, не все они доступны людям... Как говорится, есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим... Сменим тему. Он поднимается со стула и подходит к компьютеру. Его тонкие пальцы пробегают по клавиатуре, а курсор - по экрану. Курсор останавливается на слове "GAMES". ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Как ты относишься к компьютерным играм? Летаев несколько сбит с толку столь неожиданной сменой темы разговора. А Леонид Петрович тем временем запускает одну из игр. На экране компьютера появляется стилизованная под восточную вязь и украшенная орнаментом заставка игры: "PRINCE OF PERSIA" Заставку сменяет изображение замка. Стены выложены крупным камнем, в резных подставках горят факелы. Принц бежит по коридору, сбегает вниз по лестнице, подтягивается на другой ярус, снова бежит, упирается в стену - это тупик - принц разворачивается, бежит назад, еще раз подтягивается, опять бежит... Навстречу принцу идет воин в чалме, широких шароварах и с кривой турецкой саблей. Принц выхватывает свою шпагу и вступает в схватку. Тонкие пальцы Леонида Петровича ловко бьют по клавишам. Принц отступает, снова наступает, наносит удар, еще один - враг замирает и со смешным звуком исчезает с экрана. Принц бежит дальше. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну как? Летаев пожимает плечами, хмыкает. ЛЕТАЕВ: Солдатики... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Что? ЛЕТАЕВ: Я говорю, это те же самые детские солдатики. Только на другом техническом уровне... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Эк ты их однако... А может быть это другой мир? Параллельный? Вот посмотри еще... Он нажимает кнопку и запускает игру "Цивилизация". На экране карта вымышленного мира. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Я могу строить города, вести войны, а этот мир будет жить, будет развиваться, пока дело не дойдет до космических полетов... ЛЕТАЕВ (нерешительно): Параллельный мир?.. Леонид Петрович входит в раж, его глаза загораются демоническим огнем, он по-театральному сильно жестикулирует, рукава халата разлетаются, как крылья птицы. Испуганная кошка прыгает со стола. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Да! Параллельный мир. Хочешь попробовать его на вкус? Вот в него дверь... ЛЕТАЕВ (более уверенно): Параллельный мир... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Решайся, ты ведь всегда мечтал побывать в другом мире! Я же знаю... Ну? Я тебе помогу... ЛЕТАЕВ: Чем черт не шутит... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Отлично! Отличное решение... Моментального успеха я не обещаю, начнем с малого... Это только эксперимент. Понимаешь? Ты будешь первым! Леонид Петрович вновь запускает программу, демонстрирующую фейерверк. Одна вспышка сменяет другую, и тоже исчезает, оставив место очередной... Леонид Петрович заходит за спину Летаеву и делает над его головой пассы руками. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (жестко): Смотри. Смотри сюда. Смотри на эти вспышки. Рассредоточься. Не думай ни о чем, кроме этих вспышек. Больше нет ничего - только ты и эти вспышки. Во всем мире нет ничего - только ты и эти вспышки. Ты стоишь в полной темноте, и только над головой у тебя одна за другой возникают эти вспышки... Летаеву кажется, что вспышки с экраны надвигаются на него. Голос Леонида Петровича становится глуше. Летаев стоит посреди полной темноты, нет ни земли, ни неба, ни стен, - вокруг нет ничего. Во все стороны простирается бескрайняя темнота. И только над головой Летаева одна за другой в полной тишине возникают разноцветные вспышки. Летаев стоит задрав голову, зачарованный грандиозным зрелищем... ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Ты видишь их? ЛЕТАЕВ: Да... ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Ты уже в этом мире... Сейчас ты услышишь звук... Приготовься - включаю... Очередная вспышка разрывается с громким глубоким звуком, как взрыв настоящего фейерверка. Оглушенный и очарованный Летаев стоит посреди мира темноты, и только невидимый ветер колышет его волосы. ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Ты видишь вспышки? ЛЕТАЕВ: Да. ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Ты слышишь их звук? ЛЕТАЕВ: Да. ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Ты чувствуешь что-нибудь еще?
в начало наверх
ЛЕТАЕВ: Да. Я чувствую ветер, теплый ветер, он обдувает мне лицо... Я его чувствую... Мне кажется: еще немного, и он унесет меня... ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Достаточно. Возвращайся. Слышишь? Возвращайся назад... ЛЕТАЕВ: Но здесь так хорошо... ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА (жестко): Я сказал, возвращайся! Слышишь? ЛЕТАЕВ (неохотно): Слышу. Возвращаюсь... Летаев сидит на стуле за круглым инкрустированным столиком. Он часто моргает, постепенно отходя от необычного приключения, машинально поправляет волосы. Черная кошка трется о его ногу. Леонид Петрович особенно весел и оживлен. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Получилось! Ты был там! Ты был внутри искусственного мира... ЛЕТАЕВ: И что теперь? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Теперь? О-о, теперь будет самое интересное. Этот мир был прост и непритязателен. У нас впереди новые миры! Один сложнее другого! Ты будешь космическим разбойником, мастером каратэ, принцем Персии... На экране компьютера появляется стилизованная восточной вязью и орнаментом заставка игры: "PRINCE OF PERSIA" Заставку сменяет изображение замка. Стены коридора выложены крупным камнем. В резных подставках торчат факелы. Откуда-то сверху прыгает Летаев. На нем широкая белая рубашка с кружевным воротником, черные бархатные брюки и ремень с большой серебряной пряжкой. На ремне висит шпага. Все вокруг пышет необычайно яркими красками. Летаев легко и ловко приземляется, тут же вскакивает на ноги и бежит по коридору. Перед ним темнеет шахта, уходящая вниз; он, ни секунды не задумываясь, прыгает - в полете замечает на дне шахты острые шипы - и оказывается на самом краю, на другой стороне. И снова бежит по коридору... Летаев оказывается в тупике, моментально поворачивается и бежит назад, замечает пропущенный ранее лаз наверху, прыгает, повисает на руках, подтягивается... Едва успевает встать на ноги, как замечает прямо перед собой воина с длинными усами, в широких полосатых шароварах, вышитой жилетке и большой красной чалме. В руках воина кривая турецкая сабля, он лихо поигрывает ею, поджидая противника, мышцы впечатляюще перекатываются под кожей. Принц Летаев выхватывает шпагу из ножен, делает выпад. Восточный воин легко отбивает шпагу своей кривой саблей и в, свою очередь, с размаху наносит удар. Летаев едва уворачивается и сам колет, но промахивается. Воин громогласно хохочет и опять бьет с размаху. Сабля со скрежетом, разбрасывая искры, скользит по шпаге, срывается и задевает правое плечо Летаева. Тонкая ткань рубашки быстро намокает кровью, пятно расплывается. Принц сжимает правое плечо левой рукой, но шпаги не выпускает. Воин опять хохочет, но Летаев неожиданно делает выпад - шпага пробивает грудь в узорчатой жилетке. Ни на ткани, ни на шпаге нет ни капли крови. Воин замирает на месте, его изображение мелькает и растворяется в воздухе... Принц Летаев истекая кровью, бредет по коридору, вся правая сторона его тела - красна. Он еле переставляет ноги, хватается за стены, чтобы не упасть. В чуть подсвеченной нише он замечает, курящийся легким голубоватым дымком, пестрый кувшин. Летаев протягивает руку, берет кувшин и жадно припадает губами к его горлышку. Содержимое кувшина выпито, и принц Летаев вновь полон сил, плечо цело, даже на рубашке нет ни капли крови. Летаев вбегает в просторный зал с колоннами, скользит на гладком полу. Здесь его встречают сразу два воина, как две капли воды похожие на прежнего. Летаев сходу колет первого - его удар достигает цели, воин растворяется в воздухе, а сам принц тут же отскакивает назад, чтобы не попасть под саблю второго. Летаев петляет между колоннами, дразня грузного воина и уворачиваясь от его ударов. Наконец, воспользовавшись явной оплошностью, принц сам наносит удар - воин растворяется в воздухе. Принц Летаев решительно распахивает резные, узорчатые двери. В комнате за ними на широкой кровати под пологом сидит восточная принцесса. Ее лицо закрывает вуаль. Летаев подбегает к принцессе, картинно отбрасывает в сторону шпагу, девушка встает и подается к ему на встречу. Они обнимаются. Летаев церемонно целует принцессу через вуаль... ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА: Ты опять победил... И уложился во время. Можешь возвращаться. Летаев продолжает обнимать принцессу. ГОЛОС ЛЕОНИДА ПЕТРОВИЧА (строго): Слышишь? Возвращайся!... Летаев сидит на стуле и держит руки перед собою так, будто кого-то обнимает. Перед ним компьютер, на экране которого узорчатая заставка компьютерной игры "Prince of Persia", а за спиной стоит Леонид Петрович и делает пасы руками. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Возвращайся... Летаев открывает глаза, моргает привыкая к этой реальности. По сравнению с яркими красками восточного замка, все вокруг кажется блеклым. Летаев разочаровано вздыхает. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Игра окончена. Ты победил... Летаев полностью стряхивает с себя оцепенение и приходит в нормальное состояние. ЛЕТАЕВ: Надоело!... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (чуть заискивающе): Что надоело? ЛЕТАЕВ: Игры эти надоели. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: То есть как? ЛЕТАЕВ: Надоели и все тут... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Но ты же сам хотел этого. Неблагодарный... ЛЕТАЕВ: Этого? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Да. Ну где же еще тебе доведется в такой мере испытать боль и страх, превозмочь себя и почувствовать вкус победы. И при этом абсолютно без риска для жизни... ЛЕТАЕВ: Это все не по правде, это игра... Мне кажется, я сам становлюсь солдатиком, сотый раз выполняю одну и ту же программу, стремлюсь через этот дурацкий лабиринт к какой-то мифической цели... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Что делать, это ведь всего лишь модель жизни. А ты хочешь сказать, что в этой реальности ты не солдатик? Что у тебя нет программы? Нет столь же мифической цели и лабиринта? Столь же дурацкого?.. Тебе так только кажется. В этой реальности все так же, только лучше завуалировано... ЛЕТАЕВ: Н-но... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: К тому же, когда ты солдатик в игре, ты не знаешь своей программы, ты искренне стремишься к цели... Программу знает только оператор... ЛЕТАЕВ: Эта программа мне надоела! ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (усмехается себе под нос): Ты это Ему скажи... Он показывает пальцем вверх. Однако Летаев, недослышав, не понимает иронии. ЛЕТАЕВ: Тогда смысла нет ни в чем. И, что бы то ни было, делать бессмысленно... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Может и так. Но мы ведь только в середине опыта. Мы не можем его прерывать, мы ведь так много уже достигли... ЛЕТАЕВ: В середине?.. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Да. Твое сознание находится в компьютерном мире, но тело-то остается здесь... Эффект будет полным, когда ты целиком перенесешься в искусственный мир. ЛЕТАЕВ: И что тогда? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (высокопарно): Тогда это явление гордо можно будет назвать телепортацией. Ты понимаешь, о чем я говорю? Это же настоящая фантастика! ЛЕТАЕВ: А зачем? Леонид Петрович, сраженной этим вопросом, тяжело вздыхает. Черная кошка трется о его ногу. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Тебе нужен был сценарий. Про любовь. Из жизни современной молодежи. Так? ЛЕТАЕВ: Да. А что? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Давай разыграем его в компьютере... ЛЕТАЕВ: То есть как. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Как в жизни. Введем героя и героиню, зададим им характеры и цели. Придумаем им друзей и врагов. И запустим крутиться... Потом посмотрим, что из этого выйдет... ЛЕТАЕВ (заинтересованно): А я смогу туда переносится? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ты будешь главным героем. (оживляется) С тебя мы и начнем! Для начала нужна твоя фотография... ЛЕТАЕВ: У меня, кстати, кажется есть с собой... Он лезет в нагрудный карман и достает фотографию, на которой изображен вместе с Владом и Мариной. Протягивает ее Леониду Петровичу. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Мелковато, да ладно... Он садится за компьютер, нажимает несколько клавиш, проводит сканером по поверхности фотографии, и та по частям появляется на экране. Летаев на экране выделяется в рамку, выносится в сторону и укрупняется. На экране - лицо Летаева. Леонид Петрович доволен проделанной работой. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну? Каков герой? Летаев заглядывает через плечо. ЛЕТАЕВ: Ничего. Похож... Леонид Петрович тыкает пальцем в изображение Влада. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: А это кто? ЛЕТАЕВ: Это Влад. Музыкант, мой друг... Он поет песни на мои стихи. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Понятно. Будет героем второго плана. Он так же выделяет изображение Влада в рамку, укрупняет и выносит в сторону. На экране - крупное лицо Влада. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Так... Есть. А это что за девушка? Леонид Петрович показывает на изображение Марины. Летаев чуть смущается. ЛЕТАЕВ: Не знаю. Зашла вот... Я ее раньше не видел... Наверное, знакомая Влада. Кажется, Марина ее зовут... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну, да это и не важно. Она тебе внешне нравится? Летаев смущается еще больше. ЛЕТАЕВ: Ну-у... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Не стесняйся. Говори - нравится? Хочешь такую героиню? ЛЕТАЕВ: А характер?.. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Характер придумаем! Ну, так как? ЛЕТАЕВ: Ну, давайте... Леонид Петрович выделяет изображение Марины в рамку, так же укрупняет и выносит в сторону. На экране - лицо Марины. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Где будет происходить действие? Так сказать, какая натура... ЛЕТАЕВ: Та-ак... В клубе, где играет Влад... у них в общаге... Может потом можно придумать? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Можно. Завтра приноси подробно расписанные характеры всех троих, придумай еще пару-тройку персонажей второго плана и перечисли все места встреч. Запомнил? ЛЕТАЕВ: Ага. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну тогда, до завтра. А у меня со всем этим будет еще уйма черновой мороки... Пока. Летаев направляется к двери. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (неожиданно вспомнив): Да, а как назовем программу? ЛЕТАЕВ: Ну, я не знаю... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ты все время говоришь "солдатики"... А давай так и назовем - "Солдатики любви"? Про любовь ведь будет... Летаев улыбается. ЛЕТАЕВ: А что, отличное название. Пусть так и будет. На экране компьютера на фоне витиеватой заставки одна за другой появляются крупные буквы - это название программы: "СОЛДАТИКИ ЛЮБВИ" Летаев входит в комнату Влада в общежитии. Там небольшое застолье; кроме самого Влада, несколько музыкантов из его группы и девушек, в том числе Марина. На столе початая трехлитровая банка с пивом, вокруг нее на обрывках газеты разложена вяленая рыба. ВЛАД: О! Привет-привет... Заходи, выпей с нами пивка...
в начало наверх
Летаев находит место и садится. ВЛАД: Кто еще не знаком - Андрей Летаев, великий русский поэт, лауреат премии... Как бишь она называется?.. Ну да ладно, в общем хороший человек. Рекомендую. (Летаеву) Марину ты уже как-то видел, а с остальными познакомишься по ходу дела... Вот тебе стакан. ЛЕТАЕВ: Я тут тебе тексты принес, посмотри, может что споешь... ВЛАД: Посмотрю обязательно. Только сначала - пива. Наливает стакан пива и подает его Летаеву, тот не спеша пьет. Подняв глаза, он ловит заинтересованный взгляд Марины, но делает вид, что этого не заметил. Весеннее солнце играет лучами в банке с пивом, разбрасывая по стенам блики солнечных зайчиков. ВЛАД: Мы с ним еще в школе учились вместе. Он тихоня такой был, никто и не знал, что он стихи пишет... Я помню была история: он как-то несколько стихов в годовое сочинение вставил. Литераторша наша его чуть не шепотом спрашивает: "Ты признайся, это твои стихи?" А он спокойно так: "Мои, конечно - я чужих наизусть не запоминаю". И пошел... Ты это помнишь? ЛЕТАЕВ: А как же. Она потом меня все хотела на литературную олимпиаду послать, я еле тройкой по русскому и плохим почерком отговорился... ВЛАД: А я ее тут встречал как-то. Всех наших вспомнили. Она говорит: "Кто бы знал, что Летаев будет поэтом..." Оба смеются. Марина кидает еще один взгляд, но и он, кажется, не достигает цели. Тогда она пытается заговорить. МАРИНА (Летаеву): Скажи, а тебе никогда не бывает обидно?.. Вот ты пишешь стихи, Влад поет на них песни - его все знают, а тебя никто... ВЛАД: Что за дурацкий вопрос... ЛЕТАЕВ: Хм... Если честно, я об этом никогда не задумывался. Поет - и хорошо... Я бы сам пел, да у меня слуха нет напрочь... В конце концов, если надо, я могу их читать... ВЛАД: О! Кстати, уважь старика - прочти про пиво... У него есть замечательная вещь, как раз к случаю... Влад пошатываясь обводит рукой застолье. ЛЕТАЕВ: Почему бы и нет... Он поднимает второй стакан с пивом и, озорно щурясь, смотрит через него на солнце. ЛЕТАЕВ: Бултыхая на весу, В сумке я баллон несу; Солнца луч нырнул в баллон - Крышкой хлоп, и пойман он! Разлагая свет на кванты, Чуть помешиваю банку - Свет с пленением смирился И тихонько растворился... Бултыхая на весу, В сумке солнца луч несу! Я приду к своей подружке, Я налью напиток в кружки, А подружка мне в ответ Сразу принесет газет. Те газеты не для читки - Мы на них разложим рыбки, С рыбки снимем чешую, Втянем пенную струю... Солнца луч у нас в крови - Господи, благослови! Закончив читать, Летаев смачно выпивает стакан пива, артистично склоняет голову и садится. МАРИНА: Здорово! Она восторженно хлопает в ладоши. Все смеются и с новой силой налегают на пиво. ВЛАД: Я же говорил, что к случаю... (Летаеву) Слушай, что я придумал... Послезавтра мы играем вон у них (он кивает в сторону девушек), в общаге текстильного института... Там большая программа, несколько групп, танцы-шманцы всякие... Приходи стихи почитать. Пока мы настраиваться будем. Мы тебя представим... МАРИНА: Действительно, приходи. ЛЕТАЕВ: С удовольствием. Солнце заливает все вокруг. От него и от выпитого пива все расплывается, кажется нереальным, сказочным... Летаев сидит на стуле в комнате Леонида Петровича. Сам же хозяин устроился напротив, за компьютером. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну, как ощущения? ЛЕТАЕВ: Странновато. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Что именно? ЛЕТАЕВ: Мне кажется, я перестаю различать реальность и вымысел... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Поясни пожалуйста. ЛЕТАЕВ: Я каждый раз не знаю, где нахожусь - в реальном мире или в созданном вами... Мне кажется, я научился попадать в него и без вашей помощи... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (нерешительно): Это вполне возможно... Тут уж ничего не поделаешь - побочный психологический эффект... ЛЕТАЕВ: А крыша у меня не поедет? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (неуверенно): Да не должна... А вообще, в любой момент ты можешь прекратить эксперименты, и все будет по старому. ЛЕТАЕВ: Да нет, что вы. Все только начинается... Звучат последние аккорды какой-то песни и группа покидает небольшую импровизированную сцену, устроенную в глубине просторного зала. Ей на смену на сцене появляется Влад с микрофоном в руке. За его спиной музыканты из его группы возятся с аппаратурой. ВЛАД: Привет, друзья. Это уже мы... Зал отвечает восторженным воем. ВЛАД: Меня и других музыкантов вы уже знаете... Но есть еще один человек, без которого не было бы ни одной из наших песен. Это поэт - автор всех, без исключения, наших текстов - Андрей Летаев!.. На сцене появляется Летаев. В его движениях можно заметить некоторою нерешительность и опаску, он щурится от яркого света софитов. Зал реагирует сдержанными аплодисментами. ВЛАД: Пока мы настраиваем аппарат, он почитает вам свои новые стихи... Прошу! Влад передает Летаеву микрофон. Он ничего не видит - все вокруг пестрит, осветительные приборы слепят глаза - и только слышит, как зал недоверчиво затихает, раздаются отдельные скептические смешки. ЛЕТАЕВ: Добрый вечер. Если не возражаете, я прочту вам лирическое послание поэта к деве... Что ж ты дева отдалась кретину? Посмотри - ведь он же туп, как пробка... Зал понемногу начинает искренне смеяться. ЛЕТАЕВ: ...А поэт высокий и красивый, Деликатный и немного робкий... Осчастливь поэта поцелуем, Осчастливь его хотя бы взглядом, А кретин найдет себе другую - Много ли ему, кретину, надо? А поэт тебе обнимет нежно, Будет ваша ночь, как будто песня, Элегантна, томна и безбрежна... Неужель с кретином интересней?.. Зал вовсю смеется, иногда Летаеву приходится замолкать, чтобы переждать смех и аплодисменты. ЛЕТАЕВ: ...Ах, поэт! Ах, тонкое созданье! Словно жрец с тебя снимая вещи, Каждый шаг он свой отметит тайной И, коснувшись лона, затрепещет... И стихи напишет он об этом, Каждой строчкой выражая чувство... Так отдайся ж, девочка, поэту - Сделай ну хоть что-то для искусства... Зал радостно смеется и восторженно аплодирует. Спускаясь в зал, Летаев замечает Бешеного, стоящего у стены. На какой-то миг их взгляды встречаются. Однако конфликта не случается, Летаева тут же окружают несколько восторженных ребят. Они навеселе. Они жмут ему руки, хлопают по плечу. Слов их не слышно, потому что на сцене уже начинает играть группа Влада. Ребята манят Летаева в сторону, он идет за ними. Устроившись на сдвинутых в сторону столах, они разливают водку по пластиковым стаканчикам. Один стаканчик протягивают Летаеву, он поначалу отказывается, но его уламывают. Он пьет, запивает соком из пакета. Разгоряченные новые приятели что-то кричат ему на ухо, стараясь заглушить рев музыки, он кивает, ему показывают большой палец - мол "Все отлично!" По сумеречному залу проносятся разноцветные лучи осветительных приборов: фиолетовый, красный, оранжевый... На сцене перемигивается цветомузыка. Все вокруг пестрит, меняет цвета и содрогается в такт с гремящей музыкой. Летаеву протягивают еще один стакан. Один из ребят по кругу тыкает пальцем во всех членов компании, видимо представляет их Летаеву. Заканчивает собой и предлагает выпить "на брудершафт". Они сцепляют руки, пьют, затем, следуя традиции, целуются. К их компании присоединяются несколько девушек с бутылкой шампанского. Среди них Марина. Она опять старается привлечь внимание Летаева, жестами предлагает тоже выпить "на брудершафт". Летаев охотно соглашается, Марина наливает ему в стаканчик шампанского, пена течет через край, капает на пол... Летаев и Марина сцепляют руки и пьют. Летаев пытается поцеловать Марину в щеку, но она поворачивается и целует его в губы. Вокруг смеются и аплодируют ее решимости... Пустая бутылка из-под шампанского катится под стол и стукается о пустую же бутылку из-под водки. Вся компания идет танцевать... Поначалу они держатся вместе, кружком. Опьяневший Летаев танцует неумело, но весьма экстравагантно, лихо извиваясь и высоко подпрыгивая. Постепенно все, кто был в компании, исчезают или теряются, и Летаев с Мариной остаются один на один. Динамичная песня сменяется медленной. Летаев берет Марину за талию, а она обнимает его шею. Влад поет лирический блюз. ВЛАД: Южная ночь... Блеском моллюсков мерцает прибой... Пьяный точь-в-точь, Словно, возлюбленный прерий, ковбой, Я иду по песку, И только небо способно понять мою тоску. Теплый кагор - Что может быть лучше массандровских вин... Стих разговор, И в целом свете оставшись один, Я иду по песку, И только небо способно унять мою тоску... Музыка звучит тише, чем раньше, и становится можно говорить. МАРИНА: Это тоже твои стихи? ЛЕТАЕВ: Ага. МАРИНА: А ты пишешь о том, что действительно было? ЛЕТАЕВ: Как правило, нет... Иногда реальные ситуации переплетаю с выдумкой...
в начало наверх
МАРИНА: Вот наверное, тем, кто был их свидетелем, потом забавно читать... ЛЕТАЕВ: Не думаю. Скорее всего, они ничего не узнают... А иногда я сначала напишу, а потом точно так и будет... Так тоже бывает. ВЛАД (поет): Дальних огней Свет одинокий ползет по воде... Мысли - о ней... Не разбирая пути в темноте, Я иду по песку, И только небо способно отнять мою тоску. МАРИНА: А эта песня? ЛЕТАЕВ: Это - чистая выдумка. Влад попросил что-нибудь лирическое в блюзовых ритмах... Снова звучит забойная песня. Марина берет Летаева за руку и уводит из зала. Марина за руку вытаскивает Летаева в коридор. Они идут и смеются. Их лица блестят, пряди волос слиплись от пота. ЛЕТАЕВ: А, собственно, куда мы идем? Марина смеется. МАРИНА: А, собственно, никуда... Кинув несколько взглядов по сторонам, Марина притягивает к себе Летаева и целует. Прижавшись к стене у окна, они долго целуются. Пальцы Марины страстно теребят волосы Летаева. Его же руки неловко лежат на ее талии - видно, что он стесняется открытых проявлений чувств. Марина отпускает Летаева. Они улыбаясь смотрят друг на друга. Улыбка медленно сползает с лица Марины, и оно делается задумчивым. МАРИНА: Знаешь... Иногда мне кажется, что все, что со мной происходит, - это сон. Что когда-нибудь я проснусь и окажусь маленьким ребенком, и вот тогда начнется настоящая жизнь. Я буду счастливой и удачливой, и жизнь у меня будет прекрасной и удивительной... И все будет правильно и хорошо... Марина снова улыбается, но как-то натянуто. ЛЕТАЕВ: И давно... МАРИНА: Что? ЛЕТАЕВ: Кажется... МАРИНА: Первый раз я так подумала в семь лет... или в восемь. Когда получила четверку по русскому языку. В году... ЛЕТАЕВ: А что хотела? МАРИНА: А хотела быть круглой отличницей. Но дальше пошло еще хуже... И с тех пор, если что-то выходит не так... ну, не так, как хотелось бы... если я ошибаюсь, поступаю не правильно... я снова вспоминаю об этом. И тайно надеюсь. Правда, глупо?.. ЛЕТАЕВ: Ну, почему же... Он ухмыляется чему-то своему. ЛЕТАЕВ: И часто ты ошибаешься? МАРИНА: Ой, часто... Летаев и Марина задумчиво смотрят в окно. ЛЕТАЕВ: А ты философ... Он обнимает ее за талию. МАРИНА: А еще я стихи пишу. Только никому не показываю... ЛЕТАЕВ: Почему? МАРИНА: Не знаю... А хочешь тебе покажу? ЛЕТАЕВ: Покажи, конечно. МАРИНА: Пошли. Она берет Летаева за руку и ведет вверх по лестнице. Марина и Летаев входят маринину комнату. Летаев садится на одну из кроватей. ЛЕТАЕВ: Фух... А я изрядно устал. Я ведь пляшу не так уж часто... Выпятив губу, он дует себе на лицо. Марина садится прямо на пол и выдвигает ящик прикроватной тумбочки. Делает вид, что ищет там что-то. Задвигает один, выдвигает другой... Снова ищет. ЛЕТАЕВ: Ну, где же твои стихи? Марина поднимает на него взгляд, смотрит снизу вверх. МАРИНА: Похоже, их здесь нет... ЛЕТАЕВ: А где они? Марина пожимает плечами. МАРИНА: Не знаю... Какая разница... Она медленно и грациозно поднимается с пола, садится рядом с Летаевым на кровать, обнимает его и целует... ...Марина неохотно отрывает свои губы от губ Летаева. МАРИНА: Давай сразу погасим свет, чтобы потом не тратить времени... Летаев поднимается, подходит к выключателю и гасит свет. Летаев входит в комнату Леонида Петровича. Хозяин встречает его в какой-то рабочей куртке. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Прости, пожалуйста. Я одну минуту... Он скрывается за дверью. Летаев проходит мимо книжного шкафа, внимательно рассматривает корешки. На полках - "Каббала", Папюс, учение Гермеса, другие книги по философии и магии, много старых книг в суровых кожаных переплетах, много на иностранных языках. Между шкафом и стеной Летаев замечает метлу, удивленно покачивает головой, разглядывая этот атрибут ведьминского ремесла... Летаев садится в кресло, закидывает ногу на ногу. Мурлыча к нему подходит черная кошка, она трется о его ногу, затем запрыгивает на колени. Летаев чешет кошке за ухом, та потягивается, изгибается, подставляя грудку и живот... Глядя на пластичные изгибы кошачьего тела, Летаев вспоминает картины ночи любви... Комната Марины в общежитии. Темно. Видны только силуэты. Иногда в пространстве, выхваченном тонким лунным лучом, выпадающим из окна, оказываются части тел. Летаев целует Марину. В губы. В щеку. В шею... Одежда падает на пол. В луче света появляется грудь Марины, Летаев целует ее. Марина сладко стонет... Пальцы Марины треплют волосы Летаева, она целует его за ухом... Их тела выгибаются в такт их стонам и сплетаются вместе... ...Летаев и Марина лежат, обнявшись. МАРИНА (шепотом): Если это тоже сон, то не самый плохой... ЛЕТАЕВ: Ваше утверждение очень близко к истине, мой маленький грустный философ... МАРИНА: А почитай мне что-нибудь про любовь... А? ЛЕТАЕВ: Звезда, о если когда-нибудь Твой луч коснется моих пределов, Прошу тебя, освети мой путь И обогрей мое тело... Летаев сидит в комнате Леонида Петровича. Входит хозяин. Теперь он одет, как обычно - на нем роскошный вышитый халат, элегантные домашние брюки и туфли. Он снова похож на практикующего мага. Кошка перестает изгибаться и насторожено поднимает голову, воспоминания Летаева мигом растворяются в реальности. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Еще раз прости, что заставил тебя ждать... ЛЕТАЕВ: Ничего-ничего... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (несколько нерешительно): Знаешь, я хотел поговорить с тобой... Об этой программе... ЛЕТАЕВ: А что? Замечательная программа. Она мне очень нравится! ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Нравится?.. ЛЕТАЕВ: Да. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: А-а... чем, если не секрет? Летаев смущается. ЛЕТАЕВ: Ну-у... вы ведь сами знаете... Вы ведь все видите? Леонид Петрович замолкает в нерешительности. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну что ж... Пусть все идет, как идет. Там видно будет. ЛЕТАЕВ: А что собственно? Я не понимаю... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Либо ты скоро поймешь это сам, либо все обойдется... Летаев в приподнятом настроении, едва не подпрыгивая от радости, идет по коридору общежития текстильного института. Он подходит к двери комнаты Марины. Дверь закрыта не плотно, видно, что хозяйка дома, но Летаев деликатно стучится. За дверью слышится смех. Летаев снова стучит. ГОЛОС МАРИНЫ: Входите. Не заперто... Летаев легко толкает дверь и замирает от потрясения. На кровати откинувшись сидит Бешеный, а рядом, положив голову ему на колени лежит Марина. Видно, что она весьма пьяна. На столе початая бутылка с вином. МАРИНА: О! Андрюшка пришел... Привет. Летаев в растерянности стоит в дверях. Бешеный широко улыбается, явно довольный произведенным на Летаева впечатлением. БЕШЕНЫЙ: А-а, творческая молодежь... Ну проходи, раз пришел... Вина выпей, что ли... Он смеется. Летаев делает шаг назад. ЛЕТАЕВ: Я... не кстати... я потом... Он захлопывает дверь и бежит прочь по коридору. Сзади, ему во след, несется громкий отвратительный хохот Бешеного... Летаев врывается в комнату Леонида Петровича, опережая хозяина. ЛЕТАЕВ (истерично): О, Господи! Я же совсем запутался! Я уже не знаю, где жизнь, а где игра... Я думал, что все это в компьютере, что все будет хорошо... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Что случилось? ЛЕТАЕВ: Она другая... В жизни она совсем не такая, как должна быть. Она глупая, взбалмошная, непостоянная... Она сама не знает, чего хочет... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну что поделать. Это не от нас зависит... Леонид Петрович разводит руками. Летаев показывает на компьютер. ЛЕТАЕВ: Я хочу туда! Целиком. К той, что придумал... И гори весь этот мир синим пламенем... с его грязью и мерзостью... Ну что же вы сидите? Включаете скорей... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Боюсь, это тебе не поможет... ЛЕТАЕВ: Я не понимаю... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Наверное, мне нужно было сказать тебе сразу... но я думал, вдруг все обойдется... а потом просто боялся тебя огорчить... ЛЕТАЕВ: Что случилось? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Никакой программы не существует. Летаев смотрит недоуменно. ЛЕТАЕВ: То есть как - не существует? ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Она не заработала с самого начала... Я хотел создать мир, но он не удался... Факир был пьян... Он пытается улыбнуться. ЛЕТАЕВ (неожиданно поняв): Вы хотите сказать... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Да, да... ЛЕТАЕВ: Так все это было на самом деле... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Да. Все, что с тобой произошло, было на самом деле. В этой, реальной, жизни... И никакой Марины, кроме той, в которой ты только что разочаровался, нет... Летаев сжимает голову руками и начинает тихонько выть. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Мужайся... мужайся, мой друг... Так бывает...
в начало наверх
ЛЕТАЕВ: Что же вы со мной сделали... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Прости, если сможешь... У меня не было другого выхода. Я должен был завершить эксперимент. Пойми, теперь я сам в тупике... Летаев неожиданно резко поднимает голову. ЛЕТАЕВ: Нет. Не извиняйтесь... Я сам виноват... Я сам во всем виноват. Я получил ровно столько, сколько заслужил. Вы только дали мне то, чего я желал. И поделом! Я был слаб, труслив, инфантилен... Вы сделали меня принцем - это смешно, потому что я уже был инфантом... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Но ты так хорошо... ЛЕТАЕВ (перебивает): Теперь все будет по-другому. Я найду Марину, я поговорю с ней... и она непременно поймет... Она станет другой. Она непременно станет другой. Я просто сделаю ее другой... потому что просто не могу жить без нее... До свидания. Счастливо оставаться со своими компьютерами... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Постой, наивный ты юноша... Так она тебя и ждет, так она тебя и послушает. А не пошлет ли она тебя сразу? С твоими увещеваниями? Не лезь в чужую игру со своей программой... ЛЕТАЕВ: Не говорите мне о программах... Хватит, наслушался. Я вам больше не верю. Как решил, так и сделаю. Все... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ну, что ж... Ты волен делать, что хочешь... Летаев уходит. Леонид Петрович остается сидеть, опустив руки. Затем встает и подходит к окну. Он отодвигает бархатный занавес, за которым открывается запыленное и зарешеченное окно, находящееся у самой земли. По краям торчат чахлые кустики с набухшими зеленоватыми почками. Становится понятно, что Леонид Петрович живет в полуподвальной комнате, и его жилище на самом деле не так роскошно, каким он старается его подать. Леонид Петрович чуть снизу смотрит на уходящего Летаева. Когда молодого человека совсем становится не видно, Леонид Петрович отходит от окна. Он снимает свой халат, бросает его на спинку стула и одевает запачканную рабочую курточку. Он берет метлу и выходит из дома. Летаев проходит по коридору и останавливается возле двери Марины. Он прислушивается, затем стучит. Ответа нет, дверь заперта. Он снова прислушивается - тихо. Он стучит изо всех сил, но никто не открывает. Он колотит по двери, пока из соседней комнаты не выглядывает удивленная девушка. Летаев рассеянно смотрит на нее. ЛЕТАЕВ: Простите... Наверное, нет никого... Он поворачивается и уходит назад по коридору. Летаев входит в комнату Влада в общежитии. Влад лежит, закинув ноги на спинку кровати. ВЛАД: Привет. Как сценарий? Меня этот папик уже спрашивал... ЛЕТАЕВ (стеснясь и, от того, излишне церемонно): Влад, ты можешь мне оказать одну услугу? ВЛАД: Тебе - сколько угодно. ЛЕТАЕВ: Скажи, где я могу сейчас найти Марину? ВЛАД (фальшиво): Какую Марину? ЛЕТАЕВ: Влад, не валяй дурака - ты же прекрасно все понимаешь... ВЛАД: Да. Я прекрасно все понимаю. Я даже понимаю гораздо больше, чем тебе кажется... А вот ты чего-то, видимо, не допер... ЛЕТАЕВ (смутившись): Ты о чем?.. ВЛАД: Да все о том же... Эта девочка не по твоим зубам... И даже не по моим зубам... Она вообще не по чьим зубам! Понимаешь? Она сегодня - здесь, завтра - там... Сегодня - с одним, завтра - с другим. Натура такая. Иначе ей скучно. Она увидела тебя - ох-ох-ох - такого она еще не видела... Романтический вьюноша, стихи пишет... экзотика, елы-палы... Я ведь даже не пытался ее удержать - знал, что без толку. И на тебя зла не держал... Но теперь и ты - пройденный этап. Теперь и ты ей надоел - ей с тобой уже скучно. Теперь у нее ублюдок-Бешеный - другая крайность... ЛЕТАЕВ (упрямо): Где я могу ее найти? Сейчас. Ты можешь мне это сказать? ВЛАД: Могу. Запросто. Только зачем? Пойми, дурило ты картонное, она тебя просто не стоит. Ты - интеллигентный, воспитанный человек... домашний мальчик. А она?.. Да с такой фамилией разве можно не быть сучкой... ЛЕТАЕВ (перебивает): Это мое дело! ВЛАД: Если это тебя не убедило, вспомни Бешеного. Учти, этот парень способен на все. Его не зря так зовут. Ты уже забыл ваши милые беседы в сортире?.. ЛЕТАЕВ: Влад, я прошу тебя! Влад пожимает плечами. ВЛАД: Учти, я тебя предупредил... Сидел бы ты дома и писал свой сценарий - всем бы было хорошо... ЛЕТАЕВ: Влад! ВЛАД: Ну ладно. Только потом пинай на себя... Есть один подвал... Они там собираются покурить. Летаев нетерпеливо бежит по аллее. Ярко светит солнце, по-весеннему зеленеет листва на деревьях, все вокруг светится нереально яркими красками. Неожиданно он замечает Леонида Петровича, тот, одетый в рабочую курточку, не спеша метет дорожку. Летаев улыбается сам себе - виденная им накануне метла не имеет никакого отношения к ведьминскому ремеслу, просто Леонид Петрович работает дворником. Летаев пробегает мимо, и Леонид Петрович снова долго провожает его взглядом. Летаев спускается в подвал по замусоренной лестнице. Стены выложены крупным кирпичом. Убранные в запыленные полукруглые решетки, тускло светят редкие лампочки. У стен - кучи мусора. Летаев, перепрыгивая через них, поспешно продвигается по коридору. Вдруг он замечает, что попал в тупик - темно, лампочек больше нет. Он ощупывает руками стену, поворачивается и уже бегом устремляется назад. Летаев довольно быстро ориентируется и находит было пропущенный в потемках поворот. Вдалеке слышатся приглушенные голоса. Летаев прибавляет шаг. Голоса усиливаются, кажется, среди них уже можно различить голос Марины. Летаев уже совсем бежит. Вдруг из бокового проема, перед самым носом Летаева появляется Марина. Они едва не сталкиваются. Оба чуть вздрагивают от неожиданности, оба ошарашены. МАРИНА: Ой. Это ты? ЛЕТАЕВ: Да. МАРИНА: Как ты сюда попал?.. ЛЕТАЕВ: Я искал тебя... Мне говорили, что зря, но я иначе не мог... МАРИНА: Правда? ЛЕТАЕВ: Да. Марина нерешительно проводит рукой по щеке Летаева. МАРИНА: Я виновата перед тобой. Да? ЛЕТАЕВ: Нет, что ты... Просто я был глупым. Я ничего не понимал. МАРИНА: А теперь? ЛЕТАЕВ: Теперь все по-другому. МАРИНА: А как? ЛЕТАЕВ: Реальнее, что ли... МАРИНА: А раньше? ЛЕТАЕВ: Раньше я жил совсем в другом мире... Ненастоящем. Я придумал его сам... МАРИНА: Ненастоящем... Мечтательная улыбка на лице Марины неожиданно сменяется трагической гримасой. Она бросается к Летаеву и обняв припадает к его груди. МАРИНА: Забери меня отсюда... В ненастоящий мир. Я не могу больше... Я устала от этого всего... ЛЕТАЕВ: Запросто. МАРИНА: Ты шутишь... Да? Марина отстраняется от Летаева. ЛЕТАЕВ: Нет, я серьезно. Пошли. МАРИНА: Ты издеваешься... ЛЕТАЕВ: Пошли, пошли... Прямо сейчас... Летаев не выпускает руки Марины и пытается увлечь ее за собой. Она в нерешительности. Вдруг из того же бокового проема чуть пошатываясь появляется обкуренный Бешеный. БЕШЕНЫЙ: А, вот ты где. (замечает Летаева) Ого, да у нас гости... Творческая молодежь... Ну, как оно творится? Ничего? А какими судьбами у нас? Никак в гости? Ну и как, погостили? Ну и до свиданьица. Творческих успехов... (сменив тон) Ты понял? Проваливай, пока цел... Летаев молча делает шаг в сторону выхода, не выпуская руки Марины. ЛЕТАЕВ (Марине): Пошли? Марина колеблется. БЕШЕНЫЙ: Куда это? Э, нет, она останется... Бешеный хватает Марину за другую руку и резко тянет к себе. Но она, видимо, наконец решившись, выдергивает руку из его хватки и прячется за спину Летаева. БЕШЕНЫЙ: Ах так... Ну тогда и ты тут останешься! Бешеный снимает с пояса цепь и раскручивает ее. В его глазах разгорается безумие. Бешеный бьет цепью Летаева, но тот успевает выхватить из кучи мусора металлический прут и подставить его под удар. Цепь накручивается на прут, Летаев резко дергает на себя - цепь улетает в темноту, и Бешеный оказывается обезоруженным. Однако он тут же хватает из этой же кучи другой прут и с ним бросается на Летаева. На какой-то миг Летаеву представляется, что он снова принц Персии. Он становится в хорошо отработанную профессиональную стойку. Бешеный бьет - Летаев легко отводит удар. Бешеный бьет снова - и снова удар отбит. Бешеный рычит от злости и снова атакует... На шум драки из проема появляются двое тех же, что были вначале, приятелей Бешеного. В этот момент Летаев не только отбивает выпад противника, но и сам сильно тычет его прутом в плечо. Бешеный с криком хватается за плечо и отступает. Однако его приятели, вооружившись кто чем, начинают надвигаться на Летаева сразу вдвоем. Летаев отбивает удар первого, затем второго, а потом, подгадав момент, толкает одного так, что сбивает с ног и другого. А сам в это время хватает за руку Марину и устремляется к выходу. ЛЕТАЕВ: Бежим! Летаев бежит по коридору, увлекая за собой Марину. Летаев и Марина выбираются из подвала и бегут по аллее. Не успевают они скрыться за углом, как из подвала появляются трое преследователей. Неподалеку стоят их мотоциклы, они лихо вскакивают на них и, газанув с места, уносятся в погоню. Удирая от мотоциклов, Летаев и Марина перебираются через кусты, бегут по газону... Однако на другой стороне их уже поджидает один из преследователей. Летаев и Марина петляют, метаются из стороны в сторону, но тщетно - преследователи все плотнее берут их в кольцо. Кольцо смыкается, ревут мотоциклы... Бешеный и его приятели безумно хохочут... Двое мотоциклистов вплотную кружатся вокруг прижавшихся друг к другу Летаева и Марины, а Бешеный отъезжает в сторону, чтобы с разгону сбить их. Отъехав на несколько метров, Бешеный газует на месте - его лицо искажено злостью. Марина испуганно жмется к Летаеву, уткнув лицо в его грудь. Летаев обнимает Марину, и поверх ее головы смотрит по сторонам, ища спасения. Вдруг он замечает в зарешеченном окне полуподвала лицо Леонида Петровича, оказывается они находятся возле самого его дома. Леонид Петрович, отодвинув край тяжелого бархатного занавеса, сквозь запыленное окно смотрит, как вокруг Летаева и Марины смыкается кольцо. Взгляды Летаева и Леонида Петровича встречаются, и последний едва заметно кивает. Его взгляд напряжен и энергичен. Летаев тоже слегка кивает, еще крепче прижимает к себе Марину и напряженно закрывает глаза. Бешеный рвет сцепление и несется на Летаева и Марину, но столкновения не происходит... Обнявшиеся молодые люди на глазах у всех растворяются в воздухе... Ошарашенные мотоциклисты озираются по сторонам.
в начало наверх
...Принц Летаев вбегает в просторный зал с колоннами, скользит на гладком полу. Здесь его встречают два восточных воина. Летаев сходу колет первого - его удар достигает цели, воин растворяется в воздухе, а сам принц тут же отскакивает назад, чтобы не попасть под саблю второго. Летаев петляет между колоннами, дразня грузного воина и уворачиваясь от ударов его сабли. Наконец, воспользовавшись явной оплошностью, принц сам наносит удар - воин растворяется в воздухе. Принц Летаев решительно распахивает резные, узорчатые двери. В комнате за ними на широкой кровати под пологом сидит восточная принцесса. На ее лице вуаль. Летаев подбегает к принцессе, картинно отбрасывает в сторону шпагу, девушка встает и подается ему навстречу. Они обнимаются. Летаев снимает с лица принцессы вуаль... и видит, что это Марина. Он еще крепче обнимает ее и целует. Однако в этот момент к комнату врывается сразу несколько воинов с одинаковыми усатыми лицами. Марина испуганно кричит. Летаев было хватается за шпагу, но драться бессмысленно - противников слишком много. Тогда он снова бросается к Марине, крепко обнимает ее и плотно зажмуривает глаза. Обнявшиеся Летаев и Марина растворяются в воздухе... Летаев и Марина в кабине звездолета, им навстречу сплошным потоком летят метеориты. Бросив Марину, Летаев кидается к гашетке и лихорадочно жмет на кнопку. Метеориты, в которые попадает Летаев, зрелищно разлетаются на мелкие осколки и тут же сгорают без остатка. Однако ему приходится проявлять максимум сноровки, двигая гашетку из стороны в сторону. Марина испуганно забилась в угол между какими-то жестяными ящиками. МАРИНА: Господи, что это? Где мы?.. На лбу Летаева выступают крупные капли пота, его руки дрожат, он с трудом справляется с гашеткой. Он промахивается по одному из метеоритов и тот с грохотом стукается о борт звездолета. Сильный толчок сотрясает все вокруг, Марина с визгом подпрыгивает в углу, Летаев, выпустив из рук гашетку, падает рядом с ней. Вслед за первым, еще один удар сотрясает звездолет, Летаев и Марина опять подпрыгивают. Им удается схватиться за руки, они подтягиваются друг к другу и обнимаются. Удары сыплются один за другим, весь звездолет трещит и трясется. Летаев крепко обнимает Марину, плотно закрывает глаза, и они тут же растворяются в воздухе. И в этот же миг стену, возле которой они сидели, разрывает огромная трещина, сначала взрывается что-то внутри звездолета, а потом и все вокруг... Летаев и Марина в лабиринте. В руке у Летаева пистолет. Из-за угла появляется солдат с автоматом. Летаев стреляет - солдат падает, раскинув руки в разные стороны. Летаев и Марина пробегают вдоль стены... Открывается дверь, за ней сразу два солдата. Летаев опять стреляет... Комната Леонида Петровича. Он внимательно следит, как на экране компьютера Летаев бежит по коридору, держа в одной руке пистолет, а дугой тянет за собой Марину. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ (вполголоса, однако не скрывая радости): Получилось! Они там! Целиком там... За его спиной зарешеченное окно, и он не видит, как в нем появляется мотоциклетное колесо. Прямо возле зарешеченного окна полуподвальной комнатки Леонида Петровича останавливается мотоцикл Бешеного. Он заглядывает в окно и тоже видит Летаева и Марину на экране компьютера. Рядом с Бешеный тормозят мотоциклы его приятелей. Он сходит со своей машины и машет рукой остальным. Все вместе они быстрым шагом идут к подъезду. Бешеный и двое его друзей одновременно бьют плечами в дверь Леонида Петровича, и та с треском распахивается... Бешеный с приятелями врывается в комнату Леонида Петровича. Тот испуганно выбегает навстречу непрошенным гостям. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: В чем дело... Бешеный наотмашь бьет его по лицу. Леонид Петрович падает навзничь. БЕШЕНЫЙ (орет): Как они туда попали? Он тычет пальцем в экран компьютера. Леонид Петрович утирает кровь с лица. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Что вам надо? БЕШЕНЫЙ: Я спрашиваю, как они туда попали? Бешеный бьет лежащего Леонида Петровича носком сапога в бок, тот корчится. Один из приятелей Бешеного - невысокий парень с капризным лицом - подходит к компьютеру. ПАРЕНЬ: Это компьютерные игры... Бешеный, потеряв интерес к Леониду Петровичу, хватает своего приятеля за грудки. БЕШЕНЫЙ: Как они туда попали? ПАРЕНЬ: Это же компьютерные игры... Их можно стереть... Бешеный радостно отпускает парня. БЕШЕНЫЙ: Давай! Стирай к чертовой матери! Леонид Петрович приподнимается с пола. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Не смейте! Вы же их разрушите... Бешеный хохочет. Леонид Петрович снова падает на пол. БЕШЕНЫЙ: Стирай! Пальцы пробегают по клавиатуре, на извращенно-капризном личике рисуется восторг. ПАРЕНЬ (шепчет себе под нос): Получите, суки! БЕШЕНЫЙ (орет, оправдывая свое прозвище): Получите, с-с-суки! Парень оборачивается от компьютера к Бешеному. На его лице восторг и удовлетворение. ПАРЕНЬ: Все! Ни одной игрушки не осталось... БЕШЕНЫЙ: Ни одной? ПАРЕНЬ: Нету. Всю директорию потер... БЕШЕНЫЙ: Ничего не осталось?.. ПАРЕНЬ: Так, дребедень всякая... Бешеный еще громче смеется и, раскрутив над головой цепь, швыряет ее в монитор. Тот взрывается с приглушенным хлопком, осыпая стол осколками. Довольные Бешеный и его приятели уходят, оставляя дверь открытой. Леонид Петрович лежит на полу и тихо всхлипывает, по его щекам катятся слезы, он неловко стирает их рукой. Темно. Во все стороны простирается бескрайняя чернота. Только вверху, один сменяя другого, вспыхивают разноцветные разряды фейерверка. Прямо под ними обнявшись сидят Летаев и Марина. Их волосы колышет легкий ветер. Девушка восторженно закинула голову и любуется удивительным зрелищем. МАРИНЫ: Ух ты! Где мы? ЛЕТАЕВ: В ненастоящем мире. Тут, кажется, спокойно... Мне так много надо тебе сказать... Давай... Марина одной рукой зажимает Летаеву рот, а другой сильнее притягивает к себе. МАРИНА: Не надо. Я все поняла... Это же чудо! Спасибо тебе за него... Она заразительно смеется, и Летаев тоже подхватывает ее смех. МАРИНА (шепчет): Я люблю тебя. ЛЕТАЕВ: Я тоже... МАРИНА (кричит): Я люблю тебя! Это чудо! Ярко светит солнце. Вокруг зеленеет листва. За пластиковым столиком открытого кафе сидит мужчина, заказавший Летаеву сценарий. Он не спеша попивает кофе из маленькой чашечки и поглядывает на улицу. На другой стороне улицы появляются Летаев и Марина. Они поспешно переходят проезжую часть и подходят к ждущему их мужчине. ЛЕТАЕВ: Извините. Я опоздал? МУЖЧИНА: Да нет, это я пришел раньше. Погода хорошая, вот сижу, отдыхаю... Как ни странно, здесь не плохой кофе - наверное, бармен честный. Вы присаживайтесь. ЛЕТАЕВ: Сейчас. Я тоже возьму кофе... (Марине, чуть суетно) Ты садись пока, я возьму кофе... МАРИНА: Лучше я возьму - тебя человек заждался... Марина усаживает Летаева, тот шутливо, наигранно сопротивляется, но видно, что ему очень приятна ее забота. Марина отходит. Мужчина заговорщически подмигивает Летаеву. МУЖЧИНА: Твоя девушка? ЛЕТАЕВ (гордо): Моя героиня. Он достает из сумки папку для бумаг и похлопывает по ней рукой. МУЖЧИНА: Написал? ЛЕТАЕВ: Как договорились... МУЖЧИНА: И о чем? ЛЕТАЕВ: Трудно так сразу... Ну, в общем, как вы просили: о молодежи, о панках-рокерах... Еще о разных мирах, о жизни реальной и выдуманной, о том, как иногда все сплетается и перепутывается, о том, что жизнь - игра, а мы все - солдатики в ней... Ну и, как вы наверное догадались, - о любви... Улыбнувшись, Летаев слегка кивает на Марину, уже подносящую кофе, и передает папку со сценарием собеседнику. Тот раскрывает ее, смотрит на титульный лист. На нем написано: "СОЛДАТИКИ ЛЮБВИ" МУЖЧИНА: Ну что ж, почитаем... Летаев и Марина, переглядываясь, пьют кофе, улыбаются чему-то своему. ЛЕТАЕВ: А кофе действительно ничего... МУЖЧИНА: Да, вот еще... Я слышал, у тебя были проблемы... ЛЕТАЕВ: В каком смысле? МУЖЧИНА: Ну там... хулиганы всякие... Если что - сразу ко мне. Понял? ЛЕТАЕВ: А-а, вот вы о чем... Да нет, спасибо. Сам как-нибудь разберусь... МУЖЧИНА: Ну смотри... Он поднимается с пластикового стула. МУЖЧИНА: Имя дамы не спрашиваю - прочту сам... Приятно было встретиться... До свидания. Мужчина прижимает папку со сценарием к груди, кивает Марине, жмет руку Летаеву и уходит. Летаев и Марина, взявшись под руку, идут по зеленой аллее. Все вокруг цветет и пышет нереально яркими весенними красками. Из далека они замечают фигуру Леонида Петровича, который впереди метет аллею. Он одет в потертую куртку и рукавицы. Летаев подводит к нему Марину. ЛЕТАЕВ: Добрый день. Знакомьтесь, это Марина. А это - Леонид Петрович... Это он... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Очень приятно... Марина благоговейно кивает. Леонид Петрович снимает рукавицу, осторожно берет маринину руку и галантно целует. ЛЕТАЕВ: Леонид Петрович, признайтесь, вы же знали, как все кончится. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Я знал, что все кончится хорошо. Руны не лгут. Но это знал и ты... ЛЕТАЕВ: Но, когда я разругавшись уходил от вас, вы ведь меня не останавливали... Вы знали, что я вернусь? Да? Леонид Петрович улыбается и пожимает плечами. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Какая разница... ЛЕТАЕВ: Но тогда ведь выходит, что сценарий написали вы, а я лишь разыграл его... и, разыграв, записал на бумаге... ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: Ах вот ты о чем... Ты знаешь, Шекспир сказал: "Весь мир - театр; и люди в нем актеры". Он, вероятно, по скромности не добавил, кто в этом мире драматург... Вот на Него я и равняюсь, у Него и учусь. А потом учу тебя... Летаев улыбается. ЛЕТАЕВ: Как не привычно видеть вас в таком наряде?.. ЛЕОНИД ПЕТРОВИЧ: А, какая мелочь... Ты больше поверишь моим словам, если я буду одет вот так?.. Пожалуйста... Летаев смотрит на Леонида Петровича - на нем прежний роскошный халат,
в начало наверх
делающий его таким похожим на практикующего мага, каковым, впрочем, он и является вне зависимости от наряда. Леонид Петрович смеется. Летаев и Марина улыбаются ему в ответ.

ВВерх