UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Александр ШАЛИМОВ

КТО НАЖМЕТ "СТОП-КРАН"?




- Что же дальше?
- Ты о продолжении эксперимента, Норт?
- После гибели Мика и Фрэды лаборатория сверхвысоких энергий для  нас
недоступна. Ты прекрасно знаешь об этом.
- Но работы нельзя останавливать. Они - там, за океаном -  продолжают
исследования. Мы мгновенно отстанем от них. Что с  шефом?  Неужели  он  не
понимает?
- Он, вероятно, понимает, но, прежде чем продолжать,  надо  выяснить,
почему все полетело к чертям.
- Методика эксперимента... Мик вел себя как слепой щенок.  Я  говорил
ему. И тебе тоже, Марк.
- Это общие слова, Норт. Конкретно: где ошибка?
- Защитное поле. Оно не выдержало.
- Почему?
- Мик получил какой-то новый вид энергии. Нарастающий  разряд.  Мы  с
этим никогда не имели дела.
- Одно из предположений, Норт, не более.
- Да, предположение, но весьма вероятное. Вот смотри, Марк.
Они подходят к меловой доске, занимающей всю стену лаборатории.  Норт
начинает быстро писать формулы:  буквенные  символы,  корни,  производные,
степени, интегралы, знаки неравенства,  бесконечности  и  снова  буквенные
символы. Доска исписана сверху донизу. Норт подчеркивает конечную формулу,
стирает все написанное, а формулу переписывает в левом верхнем углу  доски
и заключает в рамку.
Марк, присев на край стола, не отрывает взгляда от доски.
- Ну, что? -  спрашивает  Норт  и  еще  раз  подчеркивает  выведенную
формулу.
Марк молчит, напряженно думает.
- В общем, тут ничего нового, - говорит Норт, отирая пот со лба, -  я
только продолжил выводы Мика.
- Пожалуй, но если это справедливо...  -  Марк  устремляет  взгляд  в
открытое окно, где над  вершинами  сосен  в  синем  небе  медленно  плывут
сгустки облаков. - Если это справедливо, тогда...
- Вот именно. Тогда... - Норт принимается снова писать  на  доске.  -
Тогда мы получаем в одном случае  полную  неопределенность  -  я  пока  не
берусь анализировать ее, - а в другом вот это. -  Он  заключает  в  картуш
выведенное неравенство и испытующе глядит на Марка.
- Сравни это, - он стучит мелом по доске, - с  той  первой  формулой,
что наверху, и попробуй вообразить такое.
- Вообразить еще, пожалуй, могу, - зажмурившись, как от яркой вспышки
света,   медленно   говорит   Марк.   -   Получается   нечто    совершенно
фантастическое. Но выразить это словами... нет, я не в состоянии.
- А зачем? Достаточно того, что ты можешь это представить. Разве надо
пересказывать словами мелодию? И вообще - к чему это?  Ее  можно  записать
нотами или пропеть. Вот здесь "нотная" запись моей  "мелодии".  Совершенно
новая "мелодия", не так ли? - Он снова  стирает  тыльной  стороной  ладони
капли пота со лба и присаживается на стол рядом с Марком.
- Да, - не открывая глаз, шепчет Марк, - новая,  грозная,  смертельно
угрожающая мелодия. Мелодия  всеобщего  уничтожения.  Она  могла  навсегда
унести Мика и Фрэду...
Марк широко раскрывает глаза, смотрит на облака, плывущие  за  окном,
потом подходит к доске, снова и снова перечитывает формулы.
- Надо сказать об этом шефу, Норт.
- Занятно... - Подперев ладонью худой, плохо выбритый подбородок, шеф
переводит взгляд с Норта на Марка и снова на Норта. - Занятно, мальчики...
И что же ты предлагаешь, Норт?
- Надо попробовать...
- Но где? Лаборатория Мика выведена из  строя.  И  нам  не  разрешают
восстанавливать  ее.  Эти  типы  из  военного  ведомства  хотят  до  всего
докопаться сами.
- А если объяснить им?
На лице шефа появилась улыбка, но глаза за  толстыми  стеклами  очков
посуровели:
- Пока не стоит.
- Вы все-таки не верите мне!
- Не то, Норт. Если ты прав,  это,  пожалуй,  слишком  серьезно.  Они
могут  ухватиться  за  твою  идею,  а  тогда  исследования   приобретут...
чрезмерно  утилитарный  характер.  Понимаешь?  Ведь   если   эту   энергию
использовать направленно, ее можно превратить в ужасающее оружие,  равного
которому нет. Пока нет.
- Мне кажется, это даже не оружие, - возразил Марк. -  Это  страшнее.
Если  процесс  выйдет  из-под  контроля,  можно  запросто  уничтожить  всю
планету.
-  Ты,  конечно,  преувеличиваешь.  Тем   не   менее   это   помощнее
термоядерной бомбы.
- Что же, ограничиться теоретическим рассмотрением? Оставить  все  на
бумаге? - В голосе Норта звучит горечь. - А может, просто затаить?  Только
от кого?
- Если бы  кое-что  из  открытий  последних  десятилетий  можно  было
затаить от человечества! Люди спали бы  спокойнее  и,  вероятно,  были  бы
более счастливыми. К сожалению, это невозможно. - Шеф снял  очки,  подышал
на стекла, стал протирать краем  халата.  -  Невозможно,  -  повторил  он,
подслеповато глядя на Норта. - Сказав А, Икс торопится сказать и  В  и  С,
потому что боится, как бы Игрек не опередил его. Благородное  соревнование
умов в нашу эпоху превратилось в бесконечный  чудовищный  марафон.  Каждый
рывок  любого  из  бегунов  заставляет  остальных  убыстрять  бег.  Трасса
становится все более трудной, вокруг пропасти. Одни падают от изнеможения,
других сталкивают с обрыва, третьи очертя голову бросаются на скалы  сами.
Но бег все ускоряется, а число бегунов  возрастает.  Остановить  этот  бег
невозможно, и теперь уж никто не в силах  сказать,  где  финиш,  каким  он
будет.
- А если поставить эксперимент в космосе?  -  предложил  Марк.  -  На
одном из наших спутников-обсерваторий. Там риск не будет слишком  большим,
и мы  сможем  убедиться,  насколько  справедлива  теоретическая  концепция
Норта.
- Конечно,  конечно,  -  со  вздохом  сказал  шеф,  надевая  очки.  -
Что-нибудь придумаем. Не надо только торопиться. Вот  Мик  поторопился,  и
нет его больше.
- Мамонт, старая песочница, интриган под маской добродетели... - Норт
захлебывался  словами  негодования.  -  Борца  за  всеобщий  мир  из  себя
изображает. Если бы речь шла об его открытии, не рассуждал бы так.
- Ты несправедлив к нему. - Марк попытался взять приятеля  под  руку,
но тот вырвал локоть и зашагал быстрее.
Марк тоже ускорил шаги. Теперь они почти бежали по усыпанной  крупным
гравием дорожке, которая вела от административного корпуса к  лаборатории.
Полы их белых халатов развевались на ветру.
- Несправедлив,  говоришь?  -  Норт  обернулся,  и  Марк  увидел  его
осунувшееся  лицо  и  встревоженные,  злые  глаза.  -  А  почему  он   так
реагировал? Я ждал вопросов, дискуссии, а он  принялся  читать  проповедь.
Кому она нужна? Разве мы глупее его? Не понимаем, за что нам платят  такие
деньги?
- Он прав в том,  что  экспериментальная  проверка  сейчас  здесь,  в
институте, крайне сложна и несвоевременна, не говоря уже о  том,  что  она
очень опасна. Мы даже не сможем создать надежное защитное поле.
- Вздор! Для этого и существует эксперимент.  Над  теорией  защитного
поля я уже работаю, и экспериментальную  проверку  можно  было  бы  начать
именно с него. Вот я сейчас пойду к полковнику Кроббсу и все расскажу.
-  Подожди.  -  Марк  ухватил  Норта  за  полу  халата   и   заставил
остановиться. - Дадим спешке пройти мимо... Ну, что ты осатанел? Садись  и
попробуй рассуждать разумно, тем более что  Кроббса  сегодня  в  институте
нет.
Он силой  усадил  Норта  на  каменную  скамью  в  небольшой  тенистой
альтане, обвитой цветущими глициниями. Глициния цвела так буйно, что почти
не было видно зелени под пеной фиолетовых соцветий.
Здесь было тихо, пахло свежестью и хвоей. Высоко в синем  небе  мерно
покачивали темными мохнатыми лапами сосны.
- Повторяю, Кроббса ты сегодня не найдешь, - сказал  Марк,  закуривая
сигарету. - У тебя есть время подумать. Старик не простил  бы  тебе  этого
шага.
- Мне наплевать.
- А как ты думаешь работать дальше? Лаборатория сверхвысоких  энергий
в его ведении.
- Ему придется потесниться. Кроббс заставит его.
- Кроббс лицо временное. Его отзовут, и что тогда?
- В конце концов могу уйти и я...
- Это уже глупо,  Норт.  И  ты  сам  понимаешь,  что  пальнул  сейчас
глупость. Где еще ты сможешь вести такие исследования? Разве только там  -
за океаном...
- Не знаю, что делать, - прошептал Норт, наклонившись и сжимая обеими
руками голову. - Ты представляешь, чего мне стоила разработка этой теории?
- Догадываюсь.
- И теперь, когда  можно  перейти  от  формул  к  экспериментам,  мне
предлагают не торопиться, чего-то ждать, намекают, что  было  бы  гуманнее
вообще не продолжать исследования. Поставь себя на мое место, Марк. Ведь я
выносил эти идеи, выстрадал их, за ними месяцы бессонных ночей,  сомнений,
колебаний, надежд... Мне скоро тридцать. Я еще  не  сделал  ничего,  чтобы
оправдать свое место в науке. И вот теперь,  на  пороге  такого  открытия,
меня пытаются остановить. И кто? Человек, который меня учил, ввел в науку.
Разве не бессмыслица, разве не несправедливость? А я чувствую сейчас такую
силу, что, кажется, мог бы...
- Уничтожить всю планету, - спокойно подсказал Марк.
- Не надо пугать меня призраком всеобщего разрушения. Не я первый, не
я последний... Но я хочу, черт побери, убедиться, прав  ли  я,  проверить,
чего стоит вся эта эквилибристика на кончике пера. И я хочу, если я  прав,
чтобы мое открытие и меня признали.
-  Никто  не  отказывает  тебе  в  этом.  Старик  только  просил   не
торопиться.
- Разве ты его еще не раскусил? Если ему  что-то  не  понравится,  он
способен тянуть годами, выдумывая один повод  за  другим.  Он  упрям,  как
миллион  быков.  Хочешь  пари?  Он  сделает  все,   чтобы   не   допустить
экспериментальной проверки.
- Ты расстроен и сгущаешь краски, Норт. Не спорю, конечно, он  упрям.
Но будем объективны, он сделал в науке столько, что имеет  право  на  свои
недостатки.
- Он давным-давно закоснел в своих воззрениях. А за последние  десять
лет вообще не сказал ничего  нового.  "Организует"  работу  других.  А  по
существу - мешает.
- Не торопись, дружище. Поставь себя на его место. Только что погибли
двое его сотрудников. А ведь то,  что  предлагаешь  ты,  гораздо  опаснее.
Кстати, он был противником экспериментов, которые начал Мик. Тем не  менее
разрешил продолжать их. Убежден: он сейчас в  глубине  души  считает  себя
виновником гибели Мика и Фрэды.
- Да пойми ты наконец: Мик вел эксперименты в развитие его  же  идей.
Чего  ради  он  стал  бы  запрещать  их?  В  случае  удачи  первым   всюду
фигурировало бы имя шефа. Мик оказался бы только исполнителем.
- Ну а твои концепции, Норт, разве они не вытекают логически из  идей
Старика? Его сила в том, что он сумел заложить  пути  развития  теории  на
десятки лет вперед. В отличие от многих он имел право стать  организатором
науки.
-  В  развитии  физики  всегда  существовала  преемственность.  Новое
вырастало на фундаменте  или  на  обломках  старого.  Но,  пожалуйста,  не
сравнивай меня с Миком. Мик пытался доказать то,  о  чем  предположительно
говорил шеф. Для меня же старые работы шефа лишь  трамплин,  оттолкнувшись
от которого я вступаю в область неведомого, в мир таких  явлений,  которых
современная наука еще не знает. Это даже не новое направление,  это  может
оказаться новой эпохой в науке об энергии.
- В излишней скромности тебя, пожалуй, не упрекнешь, - заметил  Марк,
провожая глазами облака, проплывающие в просветах ветвей.
- А зачем мне быть "излишне скромным"? Я говорю  о  своей  работе,  о
том, в чем убежден. Ты и сам не мог не признать, что мои  выводы  важны  и
интересны. Чего ради я должен теперь рядиться в скромность?  Я  знаю  себе
цену. Только это и придает мне силы.
- Пойдем, Норт, - сказал Марк, вставая. - Вижу, что убедить тебя  еще

 
в начало наверх
труднее, чем Старика. Но прошу, подумай хорошенько, прежде чем ты заговоришь завтра с полковником Кроббсом. Потом ты уже не сможешь нажать на "стоп-кран". На другой день утром в лаборатории Марка неожиданно появился сам шеф. - Где Норт? - было первым его вопросом. - Не знаю, еще не видел его сегодня. - Как он вчера? - Немного психовал. - Необыкновенный талант, но... - Старик не закончил и принялся рассматривать графики, над которыми работал Марк. - Не получается? Марк отрицательно покачал головой. - Должно получиться. - Голос Старика стал жестким. - Попробуй изменить систему отсчета. - Уже пробовал. - Попробуй еще раз. Старик присел на высокий табурет рядом с Марком. - Как бы он не натворил глупостей... - Вы имеете в виду Норта? - Конечно, не господа бога, - вспылил Старик. - Черт его знает. - Марк резким движением отодвинул бумаги. - Этого болвана Кроббса ты сегодня тоже не видел? - Нет. - Странно, куда они все девались? - Вы думаете, Норт?.. - Ничего я не думаю! - снова вспылил Старик. - Норт умный парень, но у него иногда пузырятся мозги. Ты вчера упомянул об эксперименте в космосе. Я прикидывал. Это пока невозможно. Нужен слишком большой источник энергии. Не сумеем поднять на орбиту. - А если сконцентрировать поток космического излучения? - Неплохая мысль... - Старик задумался. - Ты не говорил об этом Норту? - Нет. - Ну, я пойду, - сказал Старик. - Пришли ко мне Норта, когда он явится. - Хорошо, шеф. - Пойду, - повторил он, но не ушел. Постоял у окна и вернулся к столу Марка. Марк встал. - Нет, сиди. - Старик снова взгромоздился на высокий табурет. - Знаешь, отчего погибли Мик и его девушка? - Пока нет. - А думал над этим? - Конечно. - Ну и?.. - Может быть, прав Норт. Это новый вид энергии. Защитное поле оказалось бессильным. - Норт, Норт... Меня интересует, что ты сам думаешь. - У меня нет сложившегося мнения. - Плохо! Собственное мнение надо стараться иметь всегда. Пусть даже ошибочное. Так вот: непосредственная причина их гибели - глупая небрежность. Глупейшая, Марк. Они забыли включить защитное поле. Торопились или понадеялись один на другого, или еще был какой-то повод, которого мы уже никогда не узнаем. Во всяком случае, защитное поле не включилось, и, начав эксперимент, они сами подставили себя под удар. - Это установил полковник Кроббс и его люди? - При чем тут Кроббс? Что он вообще способен установить? Он хочет во что бы то ни стало поймать диверсантов. Ну и пусть ловит. - И вы ничего не сказали ему? - Святая наивность! Конечно, нет. Зачем? Ведь Мику и Фрэде мы уже не поможем. - Как вам удалось выяснить это, шеф? - Ничего не было проще. Конденсаторы остались заряженными. А они должны были разрядиться при создании защитного поля. Марк ошеломленно потер лоб. - Однако... Значит, Норт ошибся? - И да и нет. Причину гибели Мика он истолковал неверно, но в главном он, по-видимому, прав. В его рассуждениях, расчетах и конечных выводах я не вижу ошибки. Этот пока неизвестный нам вид излучения должен существовать. - Каким образом? Не понимаю. - Сейчас поймешь. Так иногда бывает: стройное здание теории вырастает на фантастических предпосылках. Они впоследствии рушатся, а теория остается. В этом одно из проявлений гениальности ученого. Исходные предпосылки для него лишь детонатор. Дальше он все строит на логике, знаниях, интуиции. И возносится так высоко, что предпосылки, породившие весь каскад мыслей, перестают играть сколько-нибудь существенную роль. Норт шел в своих рассуждениях от энергии, выделившейся в эксперименте Мика: той энергии, которую не смогло задержать защитное поле. А защитного поля вообще не было. Воображаемый избыток излучения был энергией самого эксперимента. Но, ошибочно приняв, что какое-то избыточное излучение происходило, Норт сумел с удивительной прозорливостью установить те условия, при которых оно может и должно возникнуть. И тут он, по-видимому, прав. Другими словами, если удастся воссоздать условия, теоретически предсказанные Нортом, произойдет это, пока загадочное для нас, излучение огромной силы. - Но мощность защитного поля? Значит, она должна быть во много раз больше, чем в эксперименте Мика? - В этом все дело, Марк. Защитного поля такой мощности мы создать не сумеем. Оно за пределами наших возможностей. Ничего не изменится даже и тогда, когда нам разрешат вернуться в лабораторию сверхвысоких энергий. - Значит, гипотезу Норта экспериментально подтвердить нельзя? - На Земле пока нет. Но в космосе? В космосе, может быть, это и осуществимо. Например, если воспользоваться космическими лучами, как ты предлагал. - Жаль, что всего этого вы не сказали Норту вчера. - Может быть, это ошибка, но я хотел, чтобы кое до чего он дошел сам. Кроме того, мне надо было время, чтобы проанализировать его выводы. - Странно, что его нет сегодня. - Да, его отсутствие начинает и меня тревожить. - Попытаться разыскать его? - Подождем еще немного. Если он появится, приходите ко мне оба. Но не говори ему ничего... Старик, кряхтя, слез с табурета, взглянул поверх очков на Марка и, шаркая по мраморным плитам пола, вышел из лаборатории. Полковник Кроббс не грешил военной выправкой, был краснолиц, толст, грубоват и очень многословен. Однако на этот раз он старался держаться прямо, разговаривал сухо и официально. Ему было очень жарко, и время от времени он вытирал белоснежным носовым платком крупные капли пота со лба, бритой головы и шеи. Марк, которого Старик попросил присутствовать при разговоре с полковником, недоумевал: со стороны могло показаться, что они говорили на разных языках. - Нет. Невозможно. К сожалению, совершенно невозможно, - в который раз повторял полковник, снова извлекая из кармана носовой платок. - Поймите, нам необходимо продолжать исследования, - мягко настаивал Старик. - Лаборатория сверхвысоких энергий - ключевая в институте. Уже больше месяца мы не только не имеем возможности пользоваться ею, мы даже не можем туда попасть. Вы не хотите сделать исключение и для меня. - К сожалению, совершенно невозможно. Не все обстоятельства выяснены. Имею указания. - Полковник поднял глаза к потолку и вынужден был облизнуть каплю пота, которая скатилась по его верхней губе. Он снова взялся за носовой платок. - Все исследования, по существу, приостановлены. В результатах некоторых из них непосредственно заинтересовано ваше ведомство, полковник. Я нахожусь в очень затруднительном положении. Поймите, мне не хотелось бы беспокоить министра. - Весьма сожалею. Ничего не могу поделать. - Можете вы, хотя бы приблизительно, сказать, сколько же времени продлится наше отлучение от святая святых в этом храме? - На лице Старика еще сохранялась улыбка, но глаза за толстыми стеклами очков становились все злее и злее. - Весьма сожалею. Не понял. - Налейте мне воды, Марк, - попросил Старик. - И переведите ему, - проворчал он, беря стакан. - Профессор спрашивает, когда можно будет начать работы в лаборатории сверхвысоких энергий, - Марк чеканил слова, глядя поверх головы полковника. - Виноват, какие работы? Лаборатория повреждена. - Вот именно, - подтвердил Марк. - Работы по ее восстановлению. Старик кивнул. - А, работы по восстановлению! - Полковник опять вытащил носовой платок и принялся вытирать шею под воротником форменной рубашки. - Это мы взяли на себя. - Каким образом? - прищурился Старик. - Институт получит лабораторию на ходу. - На ходу? Уж не собираетесь ли вы вывозить ее отсюда? - Сожалею. Не понял. - Помогите, Марк. - Вы собираетесь погрузить нашу лабораторию на военные грузовики и - т-р-р-р - увезти ее куда-нибудь подальше? - С какой целью? - вытаращил глаза полковник. - Вот и профессор тоже думает: с какой? - Виноват. Вы не поняли. Подразумевал восстановление лаборатории. - Восстановление лаборатории? - От изумления Старик снял очки и, подслеповато моргая, уставился на полковника. - Вы собираетесь восстанавливать нашу лабораторию сверхвысоких энергий? Вы?.. - Уже начали, - подтвердил полковник, отирая платком лысину. - Вы говорите серьезно? - Так точно. - Нет, у меня голова начинает идти кругом, Марк. - Профессор отбросил очки, потом схватил их, надел и, наклонившись к полковнику, спросил не столько с возмущением, сколько с испугом: - Я не ослышался? - Виноват. Не понял. - Профессор спрашивает: как понимать вашу фразу о восстановлении лаборатории? - вставил Марк. - Как понимать? Так и понимать. Восстановление идет полным ходом. - Черт меня побери... - задыхаясь, начал Старик. - Успокойтесь, шеф, выпейте воды. - Марк протянул стакан. - К черту! - закричал Старик, отталкивая руку Марка и выплескивая воду на стол и на брюки полковника. - Все к черту! Кто-то из нас сошел с ума. - Виноват. Не понял, - начал полковник, пытаясь промокнуть носовым платком мокрые пятна на коленях. - Профессор хотел сказать, что для восстановления такой лаборатории нужны опытные специалисты, которых, как он полагает, у вас нет, - объяснил Марк, снова наполняя стакан водой. - Так точно. Нам помогает доктор Лоу... - полковник вдруг поперхнулся, и им овладел приступ кашля. - Норт? - в один голос воскликнули Старик и Марк, ошеломленно глядя друг на друга. - Как же так? Он уехал в Управление космических исследований согласовать работы на спутнике? - Он сам написал мне об этом в той записке, которую я показывал вам, - подтвердил Марк. - Ничего не понимаю, - бормотал Старик. - И давно доктор Норт Лоу работает с вами, полковник? Когда он вернулся? Почему я ничего не знаю об этом? - Затрудняюсь сказать. Весьма сожалею. - Пот градом катил по лицу полковника, в он уже не пытался вытирать его. - Имею конфиденциальные указания. Не разглашать. Виноват, не располагаю больше временем. - Полковник торопливо поднялся. - Честь... - Он покинул кабинет Старика почти бегом. Спустя несколько дней Марк и Старик прогуливались по тенистым аллеям институтского парка. - Я специально вызвал тебя сюда, - тихо говорил Старик, - мне начало казаться, что за мной постоянно следят, подслушивают разговоры. Боюсь, даже в моем кабинете заложили подслушивающие устройства. - Вы устали, и у вас пошаливают нервы, шеф. По-моему, мы их мало интересуем сейчас. Все они торчат там... - Марк указал на просвечивающую
в начало наверх
за желтыми стволами сосен бетонную стену, за которой находились корпуса лаборатории сверхвысоких энергий. - Тебе не удалось узнать ничего нового, Марк? - Почти... Ворота постоянно закрыты, возле них дежурят "гориллы". Они пропускают только людей Кроббса, и то по каким-то особым пропускам. Я уж думал, не махнуть ли через стену, но проволока наверху под высоким напряжением. Я собственными глазами видел, как вспыхивали белки, перескакивающие с ветвей на эту проволоку. Под стеной уже валяются десятки их полусожженных трупиков. - А Норт? - С ним поговорить не удалось. Вероятно, он там и ночует. - Но ты видел его? - Издали. Вчера перед вечером я забрался на одну из сосен, что растет близко от стены в дальнем конце парка. Оттуда виден главный корпус лаборатории. Мне показалось, что он уже полностью восстановлен. Я просидел на сосне довольно долго, но в конце концов все-таки увидел Норта. Он вышел из главного корпуса и пошел в энергетический блок. Когда он находился ближе всего от меня, я запустил в него камнем. К камню была привязана записка. Он остановился, стад озираться, но меня не заметил. Я уже хотел крикнуть, но тут подошли офицеры Кроббса, и вместе с ними он прошел к энергетикам. До темноты он больше не появлялся. Не знаю, поднял он потом камень с запиской или нет... - Какой позор! В наше время пытаться устанавливать связь, швыряя камни... - А что делать? Я уже перепробовал и многое другое. - Я не о тебе, Марк. Это обо всем в целом. - Знаю, шеф. - И все-таки пленник он у них или действует по своему желанию? - По-моему, и то и другое. - Что же делать? - А если попытаться еще раз поговорить с Кроббсом? Старик махнул рукой. - Созвать заседание Ученого совета и пригласить на него Кроббса? - Скорее всего, он не явится. А если и явится, будет только потеть и твердить, что от него ничего не зависит. - Пусть по крайней мере еще раз убедится, что все осуждают линию его поведения. Можно принять соответствующую резолюцию с обращением к министру. - Боюсь, Марк, что министр в курсе дела. Я уже несколько раз пытался связаться с ним, все безуспешно. То он на приеме, то уехал отдыхать. Мне кажется, он просто избегает разговора со мной. - А если обратиться еще выше? - Разве только с прошением об отставке... - Что вы, шеф, - испугался Марк. - Вот этого делать никак нельзя. Ведь это полная капитуляция. Надо продолжать борьбу. - Но как? - В крайнем случае обратиться в прессу, выступить по телевидению. Привлечь общественное мнение. - Чтобы меня обвинили в разглашении государственной тайны? Кроббс только этого и ждет. - Вы сегодня не страдаете избытком оптимизма, шеф. - Я давно перестал быть оптимистом, Марк. Просто все еще пытаюсь плыть против течения. Хотя мне, по-видимому, пора причаливать и вылезать на берег. Все это конечно, вздор! Я упомянул об отставке не потому, что хочу выходить из игры. Но, может быть, угрожая отставкой, я заставлю кое-кого призадуматься. Как ты полагаешь? Марк с сомнением покачал головой: - Не знаю... По-моему, не стоит рисковать, шеф. - Ты думаешь, они способны пойти на это? - Они сейчас все в трудном положении. Из-за военных. Нет, тут надо придумать что-нибудь особенное, что-нибудь такое... Марк не успел кончить. За бетонной стеной, где находилась лаборатория сверхвысоких энергий, послышался резкий сигнал сирены. Быстро нарастая, он превратился в пронзительный вой, от которого заломило уши. - Что там у них происходит? - закричал Старик. - Опять какая-то авария? - Кажется, сигнал общей тревоги. Скорее в укрытие, шеф. Они побежали по дорожке в сторону административного корпуса. Пробежав несколько десятков метров, Старик остановился. - Не могу, - сказал он, задыхаясь, - ты беги, я дойду потихоньку. - Садитесь мне на спину, - заорал в самое ухо Старику Марк, стараясь перекричать все усиливающийся жуткий вой. - Поздно, Марк! - Старик указывал назад. Марк оглянулся. Из-за стены, от того места, где находился главный лабораторный корпус, в зенит был устремлен ослепляющий белый луч. Он стремительно набухал, становился все ярче, светлее, горячее, нестерпимо резал глаза. Марк успел заметить, что у деревьев появились теперь вторые тени - в сторону солнца. - Не смотри, ложись! - пронзительно крикнул Старик. Они упали у ствола высокой толстой сосны, спрятали лица в густой траве среди ребристых, похожих на ящериц корней. Прикрыли руками головы. Пронзительный вой сирени вдруг резко оборвался. Слышно было только шипение и какой-то треск. Сильно запахло озоном, потом появился запах дыма. Сверху посыпались горящие ветви, и Марк поспешно отодвинулся, почувствовав, что рядом вспыхнула трава. - Реакция вышла из-под контроля, - бормотал Старик, не поднимая головы. - Тот случай, когда "Инструкция безопасности" требует взорвать весь институт. Но теперь поздно... Послышался резкий треск. Он продолжался несколько секунд; казалось, где-то совсем близко разрывают огромные шелковые полотнища. Потом все стихло, и Марк даже сквозь стиснутые веки почувствовал, как потемнело вокруг. Он выждал немного, осторожно поднял голову, приоткрыл глаза. В темпом небе светило неяркое маленькое солнце, тусклыми факелами догорали кроны сосен, тусклые огненные змейки бежали среди травы. За бетонной оградой сквозь клубы серого дыма угадывался большой тостер. Марк осторожно коснулся плеча Старика: - Вставайте, шеф. Конец... Опираясь руками, Старик молча встал на четвереньки. Марк помог ему подняться, нашел среди тлеющей травы очки, сунул Старику нанос. Поддерживая за локоть, повел к административному корпусу. По обе стороны дорожки горели кусты, тлела трава. Сверху сыпался теплый серебристый пепел. Вдали уже звучали сирены пожарных машин. Они приближались. Солнце светило все ярче. Пожары на территории института и в окрестностях удалось погасить только к вечеру. Сотни людей были госпитализированы. Спасательные работы за бетонной стеной продолжались всю ночь. Там работали в специальных скафандрах: наведенная радиация оказалась очень высокой. Особые бригады при помощи машин-пылесосов убирали радиоактивный пепел, который покрыл окрестности на много миль вокруг. Жителей ближайших населенных пунктов пришлось эвакуировать. Из персонала, находившегося в лаборатории сверхвысоких энергий, каким-то чудом остался невредимым только полковник Кроббс. Его освободили из полузаваленного подвального помещения ночью, и он тотчас развил бурную деятельность. Лазал среди развалин, что-то разыскивал, пытался руководить спасателями, пожарными, сочинял шифрованные радиограммы, требовал, чтобы их отправляли вне очереди. Норта откопали под утро. Он был еще жив. К шефу с этим известием пришел Марк, который едва держался на ногах от усталости. В кабинете шефа был развернут штаб по руководству спасательными операциями. Работы возглавлял сам Старик. На его лице не было заметно следов бессонной ночи и перенесенного потрясения. В защитном комбинезоне, надетом прямо на опаленный, в дырах костюм, Старик казался моложе своих лет: держался прямо, отдавал распоряжения неторопливо, твердым, даже звонким голосом. Исполнялись они быстро и беспрекословно. Выслушав Марка, он только спросил: - Сколько протянет? - Доктор сказал - недолго. - Пошли. Норт лежал на носилках в углу павильона летнего кафе, превращенного в госпиталь. Носилки были поставлены на сдвинутые маленькие столики, за которыми сотрудники института по утрам пили кофе со слоеными булочками. Над носилками Норта склонились двое врачей и сестра - все в защитных комбинезонах и в масках. - Опустите маски, - сказал один из врачей, когда Старик и Марк приблизились, - он очень радиоактивен. Старик послушно сдвинул на лицо маску и шагнул к носилкам. Врачи отстранились. На носилках лежала неподвижная белая фигура. Тело Норта по самую шею было закрыто простыней, на которой кое-где уже проступали темно-красные пятна. Голова была обвита бинтами. Открытыми оставались только один глаз, губы и подбородок. Этот единственный глаз, живой и блестящий, был устремлен на Старика. - Узнал меня, Норт? - спросил Старик, наклоняясь к самому лицу раневого. Он чуть слышно прошептал: "Да...", затем попытался шевельнуться и застонал. - Нельзя двигаться, - быстро сказал врач и сделал Старику предостерегающий знак. - Я знаю. - Теперь голос Норта стал громче. - Наклонитесь ближе, шеф. Я должен что-то сказать... Старик склонился к самому изголовью. - Защитное поле, - шептал Норт. - Его пробило еще в начале... Я ничего не мог сделать... - Знаю, - сказал Старик, - не надо сейчас об этом. - Нет... Надо... Очень важно... Вы должны понять... этот поток энергии... Цепная реакция... Там в решении оставалась неопределенность... Теперь я знаю... Время... Поля времени... Врач опять сделал предостерегающий жест, но Старик отрицательно качнул головой, стараясь не проронить ни слова из того, что шептал раненый. - Излучение, оно из будущего... Прорыв при деформации полей времени... Там впереди... нет ничего... Вы поняли?.. Бесконечность пылающей плазмы... Но все-таки... Я оказался прав... Губы его еще шевелились, но слов уже не было слышно. Постепенно замерли и губы. Блестящий глаз начал тускнеть. - Все, - сказал врач. Старик резко повернулся и зашагал прочь. Марк, прихрамывая, последовал за ним. На обратном пути Старик не произнес ни слова. Встречные о чем-то спрашивали его, он не отвечал. У дверей кабинета он сорвал маску вместе с капюшоном, на мгновение остановился, прерывисто вздохнул и, сделав над собой видимое усилие, вошел. Сам не зная зачем, Марк последовал за ним. В кабинете находились секретарь, девушка-радиотелефонистка и полковник Кроббс. Не обращая ни на кого внимания, Старик прошел к своему столу, снял очки и принялся протирать их. - Сообщение из министерства, - сказал секретарь. - Министр уже вылетел сюда. Старик молча кивнул. При виде Марка полковник Кроббс встал, выпрямился и, подойдя к нему почти вплотную, торжественно произнес: - Весьма сожалею. Я вынужден арестовать вас. Прошу следовать за мной. - Что за бред? - вырвалось у Марка. - Следуйте за мной! - повторил полковник. - Что там такое? - спросил Старик, надевая очки. - Полковник арестовал меня, - объявил Марк. - В чем дело, полковник? Будьте любезны объяснить. - Поведение доктора Марка Сэджвика в последние дни было крайне подозрительным. Его неоднократные попытки проникнуть в лабораторию, где вчера произошла авария, заставляют меня... - Минуту, полковник. - Старик поднялся из-за стола. - Карри, соедините меня с доктором Лиэлардом, только побыстрее. Пальцы Карри пробежали по кнопкам ее аппарата. - Доктор Лиэлард слушает, - через несколько секунд объявила она. Старик наклонился к переговорному динамику, стоящему на столе. - Доктор Лиэлард? - Я, - прозвучало в ответ. - Срочно пришлите санитарную машину и двух санитаров покрепче. - Что там у вас еще стряслось? - Ничего особенною. Получите нового пациента. - Кто такой?
в начало наверх
- Полковник Кроббс. Его откопали несколько часов назад. - Ясно... Высылаю. - Виноват... - начал полковник, - я не совсем понял. - Помолчите! - повысил голос Старик. - Это я не вам, Лиэлард. Да, Лиэлард, пусть захватят веревки или что там у вас полагается. - Ясно! - прозвучало из динамика. - В чем дело? - снова начал полковник. - Я не понимаю... - Садитесь и подождите, - посоветовал Старик. - Сейчас за вами придут, и все поймете. - Вы отдаете себе отчет?! - завопил полковник. - Вы будете отвечать за такие действия! - Я уже принял на себя ответственность за все, что тут произошло, - спокойно сказал Старик. - И за это тоже. - Я вынужден буду арестовать вас! - продолжал вопить полковник. - Я здесь представляю... - Молчать! - вдруг крикнул Старик, стукнув кулаком по столу. - Я вас уже арестовал. Забери у него пистолет, Марк. Как ни странно, полковник сразу успокоился. - Хорошо, - сказал он, отступая к свободному креслу, - очень хорошо. Подчиняюсь. К сожалению, у меня нет пистолета, - пояснил он Марку. - Пистолет остался где-то там. - Полковник сделал рукой неопределенный жест. - Ладно, - процедил Марк, ощупывая на всякий случай карманы полковника. Потом он довольно небрежно толкнул его в кресло: - Сидите пока тут. Полковник промолчал. Устроившись в кресле, он принялся вытирать ладонью лицо и шею. В открытые окна откуда-то снизу донесся звук сирены санитарной машины. Зашелестел гравий под колесами, стукнула дверца. Марк широко распахнул двери кабинета. В коридоре уже слышались быстрые шаги. Старик навестил Марка в военном госпитале. Похудевший и небритый, Марк лежал на узкой койке и глядел в окно, где ветер раскачивал темные ветви серебристых елей. При виде Старика Марк приподнялся и сел. - Ну как? - спросил Старик, присаживаясь рядом на белый табурет. - Через неделю обещают выпустить. Всего-навсего лучевое поражение второй степени. - Мы с тобой дешево отделались... - А как вы? - поинтересовался Марк, пытаясь подавить зевок. - Как видишь. У меня иммунитет. Они замолчали. Разговор явно не клеился. - Я вчера подал в отставку, - сообщил Старик, глядя на Марка поверх очков. - Ну и зря. А впрочем, какая разница! - Марк зевнул. - Что теперь думаете делать? - Буду разводить пчел. - Неплохо... Только это не для меня. Терпеть не могу мед. Они снова замолчали. - Территория института объявлена запретной зоной и консервируется на сорок лет, - сказал Старик. - Решение уже принято, и саперы начали возводить заграждения вокруг. Радиация очень велика. Марк пожал плечами. - А тематика исследований? - Будут строить другой институт с более мощными установками. Кредиты, кажется, уже утверждены. Тебе, видимо, предстоит там работать. - Если меня не арестует полковник Кроббс, когда выйду отсюда. Старик усмехнулся. - Карьера Кроббса кончилась... Лиэлард его скоро не выпустит. - Найдутся другие кроббсы. - Марк зевнул и откинулся на подушку. - Тебя интересует, что за "духа" выпустил из бутылки Норт? - Откровенно говоря, нет. И кроме того, я ведь слышал его последние слова. - Ты решил устраниться? - Не знаю. Может быть... Откровенно сказать, мне это надоело. - Они теперь ищут бумаги Норта, - продолжал Старик, - его записи, дневники. Но кажется, ничего не сохранилось. Вероятно, он записывал мало. Все держал в голове. Уже спрашивали у меня. Конечно, будут расспрашивать и тебя, Марк. - Пусть спрашивают. - Марк снова зевнул. - Я ничего не знаю. Не дорос до понимания таких проблем. А собственных мнений у меня, как вы знаете, никогда не было. - Гибель Норта для них сейчас невосполнимая потеря. - Родятся другие норты. - Такое бывает не часто. К тому времени люди, быть может, поумнеют... - Не все ли равно, шеф. Вспомните его последние слова: "Впереди нет ничего", "Бесконечность пылающей плазмы"... - А почему это тебя так поразило? Естественное завершение цикла развития космических тел. Впереди океан огня, и это так же закономерно, как смерть каждого на нас. Важно, чтобы этого не случилось раньше по вине человека, по нашей вине, Марк. Мы ведь не знаем, какое будущее Норт "зацепил" своим экспериментом. Может быть, до него сотни миллионов лет... - Но вы сказали о новом институте, с более мощными установками. Значит, через десять, двадцать, пятьдесят лет они неминуемо придут к тому же... Вот тогда может исполниться его пророчество. - Я не отрицаю серьезности ситуации, но и не склонен видеть в Норте абсолютного пророка. Будущее - великая неопределенность. Норт приоткрыл нам один из многих вариантов. Мы стали теперь чуть-чуть умнее. Конечно, остановить марафон научного поиска невозможно, да это, вероятно, и бессмысленно. Но продолжать его, держа руку на "стоп-кране", - к сознанию этой необходимости человечество рано или поздно придет. Должно прийти. И вот если время от времени понемногу нажимать на "стоп-кран", особенно на поворотах... Глядя в окно, Марк улыбнулся: - Хотел бы я увидеть того, кто нажмет. Улыбнулся и Старик и тоже стал смотреть в окно. Там ветер раскачивал вершины елей и гнал в синем небе ослепительно белые облака.

ВВерх