UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Аркадий СТРУГАЦКИЙ
    Борис СТРУГАЦКИЙ

  ОТЕЛЬ "У ПОГИБШЕГО АЛЬПИНИСТА"

  (сценарий)




    "Как сообщают, в округе Винги  близ  местечка
    Мюр опустился  летательный  аппарат,  из  которого
    вышли  желто-зеленые  человечки  о  трех  ногах  и
    восьми   глазах   каждый.   Падкая   на   сенсации
    бульварная   пресса    поспешила    объявить    их
    пришельцами из Космоса..."
    (Из газет)

По  обоим  сторонам  дороги  тянулась  нетронутая   снежная   долина,
стиснутая отвесными скалами, -  сизые,  жуткого  вида  иззубренные  гребни
казались нарисованными на сочно-синей поверхности неба.  Впереди  уже  был
виден отель - приземистое двухэтажное  здание  с  плоской  крышей.  Уютный
дымок белой свечкой упирался в небо.
Солнце било в  ветровое  стекло,  весело  отражалось  от  приборов  и
наполняло машину душным зноем. Водитель открыл ветровик, и сейчас же  стал
слышен трескучий рев, словно шел на посадку  спортивный  биплан.  Водитель
едва успел подать машину вправо, как огромный мотоцикл  с  ревом  пролетел
мимо, залепив стекла ошметками снега, так что  водитель  успел  разглядеть
только тощую,  согнутую  в  седле  фигуру,  развевающиеся  черные  волосы,
торчащий, как доска, конец красного шарфа и еще одну фигуру -  лыжника,  в
ярком свитере,  несущегося  следом  на  туго  натянутом  блестящем  тросе.
Искрящееся снежное облако поднялось над дорогой, заволакивая солнце.
Перед зданием отеля водитель остановил машину, вылез  и  снял  темные
очки. Отель был уютный, старый, желтый с зеленым. Над крыльцом красовалась
траурная вывеска "У Погибшего Альпиниста".
С крыши  свисали  мутные  гофрированные  сосульки  толщиной  в  руку.
Огромный мотоцикл остывал у крыльца, рядом,  на  снегу,  валялись  кожаные
перчатки с раструбами.
Водитель извлек из машины тяжелый портфель и  направился  к  крыльцу.
Высокие ноздреватые сугробы  вокруг  крыльца  были  утыканы  разноцветными
лыжами. Одна лыжа  была  с  ботинком.  Водитель  остановился,  внимательно
оглядел лыжи, выдернул одну из сугроба, подержал на весу и воткнул обратно
в снег. Потом он повернулся к двери и остолбенел.
В дверном проеме у самой притолоки, упираясь ногами в одну филенку, а
спиной - в другую, висел невесть откуда взявшийся  молодой  человек.  Поза
его при всей неестественности казалась вполне непринужденной. Он глядел на
водителя сверху вниз, скалил длинные желтоватые зубы и отдавал по-военному
честь.
- Здравствуйте, - сказал водитель, помолчав. - Вам помочь?
Незнакомец мягко спрыгнул вниз и, продолжая отдавать честь,  стал  во
фрунт.
- Честь  имею,  -  сказал  он.  -  Разрешите  представиться:  старший
лейтенант от кибернетики Симон Симоне.
- Вольно, - сказал водитель.
Они пожали друг другу руки.
- Собственно, я физик, - сказал Симоне. - Но "от кибернетики"  звучит
почти так же плавно, как "от инфантерии".  Получается  смешно!..  -  И  он
неожиданно разразился ужасным рыдающим хохотом, в котором  чудились  сырые
подземелья, невыводимые кровавые пятна и звон ржавых цепей на  прикованных
скелетах.
- Что вы делали там, наверху?  -  осведомился  водитель,  преодолевая
некоторую оторопь.
- Тренировался, - объяснил Симоне, любезно распахивая перед водителем
дверь. - Я ведь альпинист...
- Погибший? - сострил водитель и сейчас же пожалел об этом:  на  него
вновь обрушилась лавина замогильного хохота.
Они вошли в холл.
- Неплохо, неплохо для начала, - проговорил Симоне, вытирая глаза.  -
Я чувствую, мы с вами подружимся...
В сумрачном холле тускло отсвечивали лаком модные низкие столики,  на
одном негромко мурлыкал  транзистор,  а  рядом,  развалившись  в  креслах,
неподвижно застыли давешний мотоциклист и лыжник; Лыжник оказался  румяным
гигантом, этаким белокурым викингом, а что касается мотоциклиста,  то  это
было на редкость тощее гибкое существо, то  ли  мальчик,  то  ли  девочка.
Маленькое бледное личико было наполовину скрыто  черными  очками.  К  губе
прилипла потухшая сигарета.
- Тс-с-с! - сказал Симоне, понизив голос и подмигивая. - Вам  сюда...
Жду в бильярдной. Играете?..
И Симоне на цыпочках вышел из холла.
Инспектор отогнул  портьеру,  вышел  в  коридор  и  толкнул  дверь  с
табличкой "Контора". В  залитой  солнцем  комнате,  небрежно  опираясь  на
тяжелый сейф,  стоял  с  дымящейся  сигарой  невообразимо  длинный,  очень
сутулый человек в черном фраке с  фалдами  до  пят.  У  него  был  галстук
бабочкой и благороднейших очертаний лицо с печальными водянистыми  глазами
и аристократическими брыльями. Рядом с  сейфом,  положив  морду  на  лапы,
лежал великолепный сенбернар, могучее животное ростом с теленка.
А за столом сидел лысый коренастый человек в  меховом  жилете  поверх
ослепительной нейлоновой рубашки. У него была грубая красная физиономия  и
шея борца-тяжеловеса.
- Разрешите представиться, - сказал человек в жилете. - Алек Сневар -
владелец этого отеля, этой долины, близлежащих гор  и  ущелий...  Господин
Мозес - наш гость.
Господин Мозес улыбнулся и покивал, тряхнув брыльями.
- Очень рад, - сказал водитель сухо.
Господин Мозес понимающе развел руками, и  сигара  вдруг  исчезла  из
пальцев его левой руки и оказалась в пальцах правой.  Водитель  растерянно
мигнул, но тут же решил, что это ему показалось.
- Не буду вам мешать, - сказал господин Мозес, направляясь к  дверям.
- Боже! - воскликнул вдруг он, и взгляд его просветлел. - Какая  прелесть!
Где вы это взяли, сударь? - Он схватил водителя за лацкан, и в  пальцах  у
него  вдруг  оказалась  маленькая  фиалка.  Он  посмотрел   на   водителя,
удовлетворенно рассмеялся и вышел.
- У вас занятные постояльцы, - заметил водитель, усаживаясь в кресло.
- О, да! - сказал хозяин многозначительно. - За  обедом  вы  их  всех
увидите. -  Он  раскрыл  громоздкий  гроссбух  и  принялся  сосредоточенно
оскабливать ногтями кончик пера. - Итак?
- Я инспектор полиции Петер Глебски, - сказал водитель. - Что  тут  у
вас случилось?
Хозяин поднял на него удивленные глаза.
- Простите?..
- Вы вызывали полицию?
- Я?! - пораженный хозяин даже приподнялся со стула.
- Та-ак... - протянул  инспектор.  -  Понятно...  Лыжи  у  вас  никто
топором не рубил и шины у автомобилей не протыкал?
- Помилуйте, инспектор! - вскричал потрясенный хозяин. - Это какая-то
ошибка!..
- Ясно. - Инспектор поглядел на часы и  подтянул  к  себе  телефонный
аппарат. - Вижу, что ошибка. - Он набрал номер. - Капитан?  Это  инспектор
Глебски.  Я  прибыл  на  место  и  рад  сообщить,  что  здесь  ничего   не
произошло... Да, ложный вызов... Слушайте, дружище, я охотно верю, что  вы
проверяли, и тем не менее... Что? Да, это было бы  неплохо,  но  для  того
чтобы этого типа оштрафовать, надо его сначала выловить... Что? - Он снова
посмотрел на часы. - Нет, скоро стемнеет, а дорога дрянь. Завтра? Часам  к
двум... Хорошо... Какая-какая настойка? Ах, вот как... Ладно. Привет.
Он повесил трубку и откинулся в кресле, с наслаждением вытянув ноги.
- Насколько я понимаю, - сказал хозяин с достоинством,  -  кто-то  из
моих гостей...
- Увы, - сказал инспектор.
- Я приношу  глубочайшие  извинения,  господин  инспектор,  -  сказал
хозяин, прижимая руку к жилету. - У меня нет слов...
- И не надо, - сказал инспектор добродушно. - Я, знаете ли, давно уже
вышел из того возраста, когда огорчаются ложному вызову.  С  удовольствием
проведу у вас вечер и ночь  за  казенный  счет.  Что  это  у  вас  тут  за
знаменитая эдельвейсовая настойка?
- Господин инспектор! - торжественно произнес  просиявший  хозяин.  -
Мои подвалы - к вашим услугам! - Он захлопнул гроссбух и приказал: - Лель!
В шестой номер багаж господина инспектора!
Сенбернар поднялся, цокая когтями по линолеуму, подошел  к  портфелю,
взял его в зубы и вынес в коридор.


У себя в номере  инспектор  симметрично  расположил  на  лакированной
поверхности стола чернильный прибор  и  пепельницу,  рассеянно  огляделся,
подошел к окну и закурил сигарету. За окном расстилалась  долина,  снежный
покров был чист и нетронут, как новенькая накрахмаленная простыня.  Солнце
стояло еще высоко, синяя тень отеля лежала на снегу,  и  видны  были  тени
двух людей на крыше - один сидел, а другой неподвижно стоял  рядом.  Потом
тень сидящего шевельнулась - человек поднял руку с бутылкой,  основательно
присосался, запрокинув голову, и  вдруг  сделал  резкое  движение.  Пустая
бутылка  пролетела  мимо  окна  и  бесшумно  канула  в  сугроб.  Инспектор
усмехнулся, раздавил в пепельнице окурок и прошел в спальню.
Там он  оглядел  себя  в  зеркало,  поправил  галстук,  причесался  и
опробовал несколько выражений лица, как-то: рассеянное любезное  внимание,
мужественная  замкнутость   профессионала,   простодушная   готовность   к
решительно любым знакомствам и ухмылка типа "гы-ы". Ни одно  выражение  не
локазалось ему подходящим, поэтому он не стал далее утруждать себя,  сунул
в карман сигареты и вышел в коридор.
В коридоре было пусто. Откуда-то  доносилась  музыка,  резкие  щелчки
бильярдных шаров и рыдающий хохот лейтенанта от кибернетики.
На лестничной площадке инспектор столкнулся с  незнакомым  человеком,
который по железной чердачной лестнице спускался, по-видимому, с крыши. Он
был гол до пояса и лоснился от пота, лицо у него было бледное  до  зелени,
обеими руками он прижимал к груди ком смятой одежды.
- Неужели до сих  пор  загорали?  -  удивился  инспектор.  -  Этак  и
простудиться недолго....
Не дожидаясь  ответа,  он  пошел  вниз.  Странный  человек  топал  по
ступенькам следом.
- Да ничего! - проговорил он хрипловато. - Выпью вот, и ничего.
- Вы бы оделись, - посоветовал инспектор. - Вдруг там дамы...
- Да. Натурально. Совсем забыл.
Странный  человек  остановился  и  принялся  напяливать  рубашку,   а
инспектор прошел в буфетную, где пышная горничная, с  лицом  миловидным  и
порядком глупым, подала ему кофе и тарелку с холодным ростбифом.  Странный
человек, уже одетый и уже не такой зеленый, присоединился к нему.
- Бренди, господин Хинкус? - спросила горничная.
- Да, - сказал господин Хинкус.
- Ваш приятель не убьет? - осведомился инспектор из вежливости.
- Какой приятель? - спросил господин Хинкус, наливая себе рюмку.
- Ну, вы же там не один?..
- Где? - отрывисто сказал Хинкус, осторожно  поднося  ко  рту  полную
рюмку.
- На крыше.
Рука у Хинкуса дрогнула, бренди  потекло  по  пальцам.  Он  торопливо
выпил, потянул носом воздух и, вытирая рот ладонью, сказал:
- Почему не один? Один...
Инспектор с удивлением посмотрел на него.
- Странно, - сказал он. - Мне показалось, что там вас двое.
- А вы перекреститесь, чтоб  не  казалось,  -  грубо  сказал  Хинкус,
наливая себе вторую рюмку.
- Что это с вами? - холодно спросил инспектор.
Некоторое время Хинкус молча смотрел на полную рюмку, потом сказал:
- Так. Неприятности. Могут бить у человека неприятности?
- Да, конечно, - сказал инспектор смягчаясь. - Прошу прощения.
Хинкус хлопнул вторую рюмку.
- Послушайте, - сказал он. - А вы не хотите позагорать?
- Какое там - загорать! Солнце вот-вот сядет...
- Воздух  там  хорош,  -  сказал  Хинкус  как-то  жалобно.  -  И  вид
прекрасный. Вся долина как на ладони... Горы... А?
- Я лучше сыграю в бильярд, - сказал инспектор.
Хинкус  впервые  посмотрел  ему  прямо  в  лицо  маленькими  больными

 
в начало наверх
глазками, потом завинтил колпачок, взял бутылку под мышку и направился к двери. - Смотрите не свалитесь с крыши, - сказал инспектор через плечо. Хинкус задержался в дверях, оглянулся, молча покачал головой и вышел. Ориентируясь по стуку бильярдных шаров, инспектор прошел по мягкому ковру коридора и оказался в столовой. Там было темно, только из бильярдной через приоткрытую дверь падала узкая полоска света. В этой полоске стоял хозяин. Лицо его выражало какое-то недоумение, нижняя челюсть отвисла, мохнатые брови были высоко задраны. Он с таким увлечением рассматривал что-то в бильярдной, что даже не услышал, как инспектор подошел вплотную к нему. Инспектор кашлянул. Хозяин быстро повернул голову, закрыл рот и несколько смущенно улыбнулся. - Феноменально... - пробормотал он. - Я... я о господине Олафе... Никогда не видел таких игроков... Не переставая смущенно улыбаться, он боком отошел от инспектора, пересек столовую и скрылся в коридоре. Из бильярдной доносились хлесткие трески удачных клапштосов и досадливые возгласы Симоне. Инспектор тоже заглянул в щель. Ни Олафа, ни Симоне видно не было. У стены стояло кресло, а в кресле уютно расположилась женщина ослепительной и странной красоты. Ей было лет тридцать, у нее были нежные, смугло-голубоватые открытые плечи и огромные томно полузакрытые глаза. В высоко взбитых роскошных волосах сверкала диадема. Инспектор приосанился и вошел в бильярдную. В бильярдной было полно народу. Красный и взъерошенный Симоне жадно пил содовую. Румяный викинг Олаф, добродушно улыбаясь, неторопливо собирал шары в треугольники. На подоконнике, поставив рядом с собой бутылку с яркой наклейкой, сидело с ногами давешнее существо - не то мальчик, не то девочка - странное чадо ХХ века. Устроившись в кресле неподалеку от прекрасной дамы, господин Мозес рассеянно развлекался колодою карт - пускал ее веером из руки в руку. Завидев инспектора, он благосклонно покивал и сказал роскошной женщине: - Ольга, позволь представить тебе нашего нового друга - господина инспектора полиции Петера Глебски. Инспектор поклонился сначала госпоже Ольге, а потом всем прочим. - Какая прелесть! - пропела Ольга, широко раскрывая глаза. - Я обожаю полицию! Этих героев, этих смельчаков... Вы ведь смельчак, инспектор? Повинуясь приглашающему жесту Олафа и стараясь держаться непринужденно, инспектор взял кий и принялся мелить наклейку. - Увы, мадам, - сказал он. - Я обыкновенный полицейский чиновник... - Не верю, - сказала мадам, закатывая глаза. - Человек с такой внешностью не может не быть героем и смельчаком!.. - А вы знаете анекдот про полицейского инспектора, который сел на кактус? - ревниво спросил Симоне. - Он тоже приехал по ложному вызову... - Ах, Симоне, перестаньте, - сказала мадам, не поворачивая головы. - Все равно вы не знаете ни одного приличного анекдота... Инспектор, покажите, что вы настоящий мужчина - разбейте наконец этого противного Олафа. - Ольга, - сказал господин Мозес, - с твоего позволения я откланяюсь... Господа, пусть победит сильнейший! Он вышел. Инспектор улыбнулся Олафу в ответ на его приветливую улыбку и разбил пирамиду. Тут Симоне вдруг улегся на пол в неглубокой, но широкой нише и, упираясь руками и ногами в края ниши, полез к потолку. - Симоне! - в ужасе воскликнула госпожа Мозес. - Что вы делаете! Вы убьетесь! В ответ Симоне заклекотал, повисел некоторое время, все больше наливаясь кровью, потом легко спрыгнул на пол и отдал ей честь. - Ну, Олаф, - сказал он, чуть задыхаясь, - молитесь! Вот теперь я сделаю из вас бифштекс. - Трепло, - кратко сообщило с подоконника чадо ХХ века, а Олаф, внимательно рассматривая наклейку на своем кие, заметил: - Бифштекс - это еда. - Вот я и сделаю из вас еду! - заявил Симоне, бросая страстные взгляды на госпожу Мозес. - Зачем? - спросил Олаф. - Чтобы съесть! - гаркнул Симоне. - Обед через два часа, - заметил Олаф, посмотрев на часы. - Я не могу больше разговаривать с этой игральной машиной! - жалобно заревел Симоне, хватаясь за голову. Госпожа Мозес залилась серебристым смехом, чадо на подоконнике бросило окурок на пол и закурило новую сигарету, а Олаф улыбнулся и, почти не целясь, с треском залепил шар в лузу через все поле. - А по-моему, мы очень хорошо с вами беседуем, - сказал он. - Вы очень хороший собеседник, Симоне. - Он прицелился и закатил еще один шар. - Но бифштекс - это все-таки еда. И сделать из меня зайца вы не можете, хотя и обещали. И разукрасить меня, как бог черепаху, тоже нельзя. Бог вообще не красил черепах. Они серые... Он неторопливо шел вокруг стола и, не переставая говорить, забивал шар за шаром - тихие, аккуратные шары, и шары стремительные, как выстрел, и шары, влетающие в лузы по каким-то фантастическим траекториям. С каждым ударом лицо инспектора все больше вытягивалось, госпожа Мозес ахала и ужасалась, а Симоне застонал и, обхватив руками голову, уселся в углу. - С ума сойти, какая женщина! - заявил Симоне, отряхивая рукава. - Вы заметили, как она на меня смотрела? - Никак она на вас не смотрела, - возразил инспектор. Они шли по коридору из бильярдной, направляясь по своим номерам. Оба были возбуждены игрой и перепачканы мелом. - Что вы понимаете! Вы старый полицейский тюфяк! Вы приходите с работы и идете гулять с собачкой... У вас есть собачка? - У меня есть собачка. Но госпожа Мозес смотрела все-таки на меня и говорила, что я герой. - Э, нет, - сказал Симоне. - Так у нас не пойдет! Не хватало мне еще конкурента в виде престарелого полицейского инспектора! Учтите, я четыре года без отпуска, и врачи прописали мне курс чувственных удовольствий!.. Навстречу им из пустого номера вышла пухленькая Кайса, держа в охапке кучу простынь и наволочек. Симоне замер. - Пардон! - воскликнул он и, не говоря более ни слова, устремился вперед. Кайса взвизгнула не без приятности и скрылась в номере. Симоне исчез там же, и через секунду оттуда донесся новый взвизг и раскат леденящего душу хохота. Инспектор усмехнулся и, вытирая испачканные мелом руки, вошел в свой номер. В номере было нехорошо. Кресло опрокинуто. Письменный стол залит уже застывшим клеем - поливали прямо из бутылки, бутылка валялась тут же, - и в центре этой засохшей лужи красовался листок бумаги. На листке корявыми печатными буквами было написано: "Инспектора Глебски извещают, что в отеле под именем Хинкус находится опасный гангстер, маньяк и убийца, известный в преступных кругах под кличкой Филин. Он вооружен и грозит смертью одному из клиентов отеля. Примите меры". Не отрывая глаз от листка, инспектор вытащил сигарету, закурил, потом подошел к окну. Тень отеля синела на снегу. На крыше по-прежнему торчал опасный гангстер, маньяк и убийца господин Хинкус. Он был не один. Кто-то опять стоял рядом, в нескольких шагах от него. К обеду в столовой собрались все, кроме Хинкуса. Столовая была большая, посредине стоял огромный овальный стол персон на двадцать. Роскошный, почерневший от времени буфет сверкал серебряными кубками, многочисленными зеркалами и разноцветными бутылками. Скатерть на столе была крахмальная, посуда - прекрасного фарфора, приборы - серебряные, с благородной чернью. Было весело. Симоне рассказывал анекдоты. Олаф и мадам Мозес их не понимали. - Приезжает как-то один штабс-капитан в незнакомый город, - говорил Симоне. - Останавливается он в гостинице и велит позвать хозяина... - Тут он замолчал и огляделся. - Впрочем, пардон... - произнес он. - Я не уверен, что в присутствии дам... - Он поклонился в сторону госпожи Мозес, - а также юно... э-э... юношества... - он посмотрел на чадо. - Э-э-э... - А, дурацкий анекдот, - сказало чадо с пренебрежением. - "Все прекрасно, но не делится пополам" - этот, что ли? - Именно! - воскликнул Симоне и разразился хохотом. - Делится пополам? - добродушно улыбаясь, осведомился Олаф. - Не делится, - сердито поправило чадо. - Не делится? - удивился Олаф. - А что именно не делится? Чадо открыло было рот, но господин Мозес сделал неуловимое движение, и рот оказался заткнут большим румяным яблоком, от которого чадо тут же сочно откусило. - Не делится пополам, - очаровательно улыбаясь, объяснила госпожа Мозес. - Как вы не понимаете, Олаф! Это - из алгебры. Ах, алгебра! Алгебра - это царица наук!.. Симоне зарычал, схватил свою тарелку и пересел к инспектору. Тут в столовой объявилась Кайса и принялась тарахтеть, обращаясь к хозяину: - Он не желает идти. Он говорит: раз не все собрались, говорит, так и он не пойдет. А когда все соберутся, говорит, тогда и он спустится. И две бутылки у него там пустые... - Так пойди и скажи, что все уже давным-давно собрались, - приказал хозяин. - Я так и сказала, что все собрались, что кончают уже, а он мне не верит... Инспектор встал. - Я его приведу, - сказал он. Хозяин всполошился. - Ни в коем случае, - вскричал он. - Кайса, быстро! - Ничего, ничего, - сказал инспектор, направляясь к двери. - Я сейчас. Выходя из столовой, он услышал, как Симоне провозгласил: "Правильно! Пусть-ка полиция займется своим делом", после чего залился кладбищенским хохотом. Инспектор поднялся по лестнице, толкнул грубую деревянную дверь и оказался в круглом, сплошь застекленном павильончике с узкими скамейками вдоль стен. Фанерная дверь, ведущая на крышу, была закрыта. Инспектор осторожно потянул за ручку, раздался пронзительный скрип несмазанных петель. Инспектор открыл дверь и увидел Хинкуса. Лицо Хинкуса было ужасно - белое в свете низкого солнца, застывшее, с перекошенным ртом, с выкатившимися глазами. Левой рукой он придерживал на колене бутылку, а правую прятал за пазуху, должно быть, отогревал. - Это я, Хинкус, - осторожно сказал инспектор. - Что вы так испугались? Хинкус сделал судорожное глотательное движение, потом сказал: - Я тут задремал... Сон какой-то поганый... Инспектор украдкой огляделся... Плоская крыша была покрыта толстым слоем снега. Вокруг павильончика снег был утоптан, а дальше, к покосившейся антенне, вела тропинка. В конце этой тропинки и сидел в шезлонге Хинкус, закутанный в шубу. Отсюда, с крыши, вся долина была как на ладони - тихая и синяя в свете луны. - Пойдемте обедать, - сказал инспектор. - Вас ждут. - Ждут... - сказал Хинкус. - А чего меня ждать? Начинали бы. Инспектор выдохнул клуб пара, поежился и сунул руки в карманы. - Туберкулез у меня, - с тоской объяснил Хинкус и покашлял. - Мне свежий воздух нужен. Все врачи говорят. И мясо черномясой курицы... - Зачем же вы так пьете, если у вас туберкулез... Хинкус не ответил. В наступившей тишине инспектор услышал, как кто-то поднимается по железной чердачной лестнице. Протяжно заскрипела дверь тамбура. - Видите, еще кто-то... - начал инспектор и осекся. Лицо Хинкуса снова стало похоже на уродливую маску - рот перекосился, белое гипсовое лицо покрылось крупными каплями пота. Дверь павильончика отворилась - и на пороге появился хозяин. - Господа, - провозгласил он жизнерадостно. - Что такое прекрасная, но холодная погода по сравнению с прекрасной и горячей пуляркой?.. Инспектор натянуто улыбнулся. Он все смотрел на Хинкуса. Хинкус совсем ушел в воротник своей шубы, только глаза поблескивали, как у тарантула в норке. - Господин Хинкус, - продолжал хозяин, - пулярка изнемогает в собственном соку. - Ну ладно, - сказал вдруг Хинкус неожиданно жестко. - Поговорили и хватит! Деньги мои - как хочу, так и трачу. Обедать не буду. Понятно? Все. - Но, господин Хинкус... - начал несколько ошеломленный хозяин. - Все! - повторил Хинкус. Тогда инспектор взял хозяина под руку и повернул к двери.
в начало наверх
- Пойдемте, Алек, - сказал он негромко. - Пойдемте... Инспектор, устроившись у окошка со стаканом и сигаретой, рассеянно наблюдал, как хозяин, грузно ступая, ходил по залу, выключал лишний свет, переставлял в буфете бутылки. Лель, опустив голову, ходил за ним по пятам. Инспектор поглядел в окно. Тень закутанного в шубу Хинкуса четко рисовалась на освещенном луной снегу. Инспектор поднялся и подошел к хозяину. - Алек, - сказал он. - У меня к вам просьба. Проводите меня к номеру Хинкуса. Хозяин удивленно поднял брови. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, потом хозяин поставил бутылку, с которой стирал пыль, и, не говоря ни слова, пошел из столовой. Они вышли в коридор и повернули направо. Инспектор успел заметить, что в конце коридора стоят, держась за руки, Брюн и Олаф. Хозяин остановился перед дверью с номером одиннадцать и сказал: "Здесь". Инспектор повернул ручку и вошел в номер. Вид у номера был нежилой, кровать не смята, пепельница пуста и чиста. Посредине комнаты стояли два закрытых баула. Инспектор, присев рядом с ними на корточки, достал пилочку для ногтей. - Вы будете свидетелем, Алек, - сказал он и открыл баул. Баул оказался набит каким-то рваным тряпьем, старыми газетами и мятыми журналами. Хозяин тихонько свистнул. - Что это? - сказал он. - Что это значит? - Это называется "фальшивый багаж", - объяснил инспектор. Инспектор открыл второй баул. Здесь тоже был фальшивый багаж, только поверх тряпья и мятой бумаги здесь лежал маленький дамский браунинг. Инспектор и хозяин переглянулись. Потом инспектор взял браунинг, вынул обойму и выщелкал патроны в ладонь. - Значит, вызов был не ложный, - сказал хозяин медленно. - Ну и что все это значит? Инспектор не успел ответить. Пол в номере дрогнул, жалобно звякнули оконные стекла, и послышался отдаленный мощный грохот. - Ого! - сказал хозяин, поднимая голову. - А ведь это обвал. И недалеко... Грохот затих, и тут где-то в коридоре хлопнула дверь. В каминной жарко полыхал уголь, кресла были старинные, уютные, ярко светила большая люстра, в трубе посвистывало. Инспектор стоял у окна, прислонившись лбом к стеклу, и смотрел на тень Хинкуса, скрючившегося на крыше. Потом он огляделся, взялся за ближайшее кресло и поставил его так, чтобы можно было одновременно следить и за тенью Хинкуса, и за отражающейся в большом зеркале тускло освещенной лестницей на крышу в конце полутемного коридора. Свет в каминной инспектор выключил, а сам сел в кресло и закурил. Послышались шаги, вошел хозяин с кувшином горячего портвейна и двумя стаканами. - Дело швах, Петер, - сказал он. - Связи с городом нет. Это значит, что обвалом засыпало дорогу и забило ущелье. Нас откопают не раньше, чем через неделю. - Рация у вас есть? - спросил инспектор, отхлебывая из стакана. - Нет. Но вы не беспокойтесь. Все остальное есть в избытке. А если мы захотим разнообразить меню, то съедим этого Хинкуса... Кстати, вы знаете, что нынче утром Хинкус отправил телеграмму? Инспектор вопросительно взглянул на него. - "Жду. Поторопитесь..." Или что-то в этом роде. Я слышал, как он диктовал ее по телефону. Инспектор хмыкнул. - Между прочим, Петер, - осторожно сказал хозяин, - почему бы нам не арестовать его сейчас? Все спят... Мне бы не хотелось волновать гостей... Инспектор отхлебнул из стакана. - Я не уверен, что его вообще надо арестовать, - сказал он. - Я лучше здесь посижу и посмотрю, кто это так хочет выдать Хинкуса за гангстера. Сдается мне, что этот Хинкус - не охотник, а дичь. Охотник, Алек, не станет возить с собой дамский пистолетик. У него будет люгер 0,45 с приставным прикладом... - Он замолчал. Около чердачной лестницы появилась томная тоненькая фигурка - постояла в кругу желтого света, словно в нерешительности, а потом неуверенными шагами двинулась по коридору, ведя рукою по стене. Это было чадо. Войдя в каминную, оно, не говоря ни слова, подошло к огню, присело на корточки рядом с Лелем и принялось гладить его по голове. Багровые блики от раскаленных углей светились в его огромных черных очках. Чадо было очень одиноко, всеми забытое и маленькое. - Холодно что-то... - сказало оно жалобно. - И выпить нечего... - Ну почему же нечего, Брюн, - радушно сказал хозяин, берясь за кувшин. - Хотите горячего портвейна? - Да. И хочу домой. - Брюн, - сказал инспектор, - дитя мое, снимите ваши ужасные очки. - Зачем? - спросило чадо. - Мне бы очень хотелось наконец понять: мальчик вы или девочка? - Идите вы знаете куда... Лучше бы рассказали что-нибудь. - Расскажите, Алек, - сказал инспектор со вздохом, - что-нибудь таинственное. Хозяин задумчиво посмотрел стакан на просвет. - Таинственное... - повторил он. - Что же, слушайте. В сырых и жутких джунглях Центральной Африки существует странное и страшное поверье... В холле часы начали бить одиннадцать. К полуночи хозяин с инспектором прикончили кувшин горячего портвейна. Все было тихо, Хинкус по-прежнему торчал на крыше. Чадо заснуло в кресле, и было решено его не трогать - пусть спит. - Вы ничего не поняли, Петер, - тихонько объяснял хозяин. - Зомби - это не мертвец. Но зомби - это и не живой человек. Понятно? - Нет. - Вы берете мертвеца и оживляете его. Он ходит, ест, пьет и выполняет все ваши приказания. - Пьет? - Вы напрасно смеетесь над этим, Петер. Это не смешно. Это страшно. И не приведи господь вам встретиться с зомби... - Но ведь это в Африке. У нас они не водятся... - Как знать, Петер, как знать! Я мог бы кое-что рассказать вам о таких вещах... Тут Лель вдруг вскочил и глухо гавкнул. Хозяин воззрился на него. - Не понимаю, - сказал он строго. Лель гавкнул снова и ворча бросился по лестнице в холл. - Ага, - сказал хозяин, поднимаясь. - Кто-то пожаловал. Инспектор тоже поднялся, и они последовали за Лелем. Собака стояла перед парадной дверью и вела себя как-то странно. Она была явно испугана - хвост поджат, голова опущена, шерсть на загривке поднялась дыбом. Из-за двери доносились непонятные скребущие и скулящие звуки. Хозяин с инспектором переглянулись, потом хозяин протянул руку и отодвинул засов. Дверь отворилась, и к их ногам сползло облепленное снегом тело. Хозяин и инспектор бросились к нему, втащили его в холл и перевернули на спину. Облепленный снегом человек застонал и вытянулся. Глаза его были закрыты, длинный нос побелел. Одет он был явно не по сезону: кургузый пиджачок, брюки дудочками, модельные туфли. - Слушайте, - сказал инспектор. - Он попал под обвал... - В душевую! - скомандовал хозяин. - Берите его под мышки... В душевой они положили незнакомца на топчан, и хозяин торопливо принялся его раздевать. - А ведь это, наверное, приятель Хинкуса, - сказал инспектор. - Ну, тот, которому он давал телеграмму... - Возможно, - отрывисто сказал хозяин. - Пойду приведу Хинкуса, - сказал инспектор. Он выскочил из душевой, взбежал на второй этаж и бросился к чердачной лестнице. Хинкус сидел в прежней позе, нахохлившись, уйдя головой в воротник, сунув руки в рукава. - Хинкус! - гаркнул инспектор. Хинкус не шевелился, и тогда инспектор подскочил к нему, схватил за плечо, потряс. Хинкус вдруг как-то странно осел и повалился на бок. - Хинкус! - растерянно вскрикнул инспектор, непроизвольно подхватывая его. Шуба раскрылась, из нее вывалилось несколько комьев снега, упала меховая шапка - Хинкуса не было, было снежное чучело, облаченное в шубу Хинкуса. Инспектор схватил горсть снега, яростно растер лицо и огляделся. На крыше было много следов - здесь то ли боролись, то ли собирали снег для чучела. В двух метрах от тропинки из снега торчало что-то черное. Инспектор наклонился, протянул руку и с усилием поднял тяжелый железный швеллер - обрезок рельса, странно скрученный, словно завязанный узлом. Неподалеку, припорошенная снегом, лежала груда таких швеллеров, только прямых. Инспектор оглядел долину. Яркая маленькая луна висела прямо над головой, долина была пуста и чиста; темная полоса дороги уходила на север, теряясь в голубой дымке. Инспектор бросил гнутое железо, повернулся и медленно направился вниз. В душевой уже никого не было. Посредине холла стояла с обалделым видом сонная Кайса в ночной рубашке, держа охапку мокрой, смятой одежды незнакомца. Инспектор отобрал у нее одежду и вывернул карманы. В карманах не оказалось ничего: ни денег, ни документов, ни сигарет, ни носового платка - ничего. Незнакомец уже лежал в постели, закутанный одеялом до подбородка. Хозяин поил его с ложечки чем-то горячим и приговаривал: - Надо, сударь, надо... Пропотеть надо хорошенько. Один глаз у незнакомца был болезненно сощурен, другой и вовсе закрыт. Он слабо постанывал при каждом вздохе. - Вы один? - спросил его инспектор. - Кто-нибудь еще остался в машине?.. Или вы ехали один?.. Незнакомец приоткрыл рот, подышал немного и снова закрыл рот. - Слаб, - сказал хозяин. - У него все тело, как тряпка. - Вы - друг Хинкуса? - раздельно спросил инспектор. И тут незнакомец заговорил. - Олаф... - сказал он без выражения. - Олаф Анд-вара-форс... Позовите... - Ага... - сказал хозяин и поставил кружку с питьем на стол. Хозяин торопливо вышел, а инспектор сел на его место. Он ничего не понимал. - Кто-нибудь еще пострадал? - спросил он снова. - Один... - простонал незнакомец. - Где Олаф Андварафорс?.. - Здесь, здесь, - сказал инспектор. - Сейчас придет. Незнакомец закрыл глаза и затих. Инспектор откинулся на спинку стула. Вернулся хозяин. Брови у него были высоко подняты, губы поджаты, в руке он держал связку ключей. - Странное дело, Петер, - сказал он негромко. - Дверь заперта изнутри, Олаф не отзывается. Пойдем-ка вместе. - Олаф... - простонал незнакомец. - Где Олаф?.. - Сейчас, сейчас... - сказал ему инспектор, поднимаясь. - Вот что, Алек. Позовите Кайсу - пусть сидит около этого парня, пока мы не вернемся... Они вышли в коридор. - Ага, - сказал хозяин, играя бровями. - Вот, значит, как!.. Лель, ко мне!.. Сиди здесь. Сидеть! Никого не впускать, никого не выпускать! Они поднялись по лестнице, остановились перед дверью Олафа, и инспектор отобрал у хозяина связку ключей. Пока он возился, выталкивая ключ из скважины, в коридоре появился господин Мозес. - Что происходит, господа? - благодушно осведомился он, затягивая пояс халата. - Почему постояльцам не дают спать? - Тысяча извинений, господин Мозес, - сказал хозяин. - Но у нас тут происходят кое-какие события, требующие решительных действий. - Ах, вот как? - произнес Мозес с интересом. - Надеюсь, я не помешаю? Инспектор наконец расчистил путь для своего ключа, отпер и распахнул дверь. В прихожей на полу лежал человек. Света в номере не было, и видны были только его огромные подошвы. Инспектор наклонился над ним. Это был Олаф Андварафорс. Он был явно и безнадежно мертв. Инспектор зажег свет. Олаф лежал ничком, руки его были вытянуты и почти касались небольшого чемодана, лежавшего у стены. Кресло, обычно стоящее в таких номерах у стола, было выдвинуто на середину комнаты. Окно настежь распахнуто, покрывало на кровати смято.
в начало наверх
- Боже мой... - прошептал Мозес за спиной инспектора. - Что с ним? - спросил хозяин. - Он мертв, - сказал инспектор, - насколько я понимаю, задушен.... Оставайтесь в коридоре, - сказал он через плечо, перешагнул через тело, обошел комнату и выглянул в окно. На карнизах лежал нетронутый снег. Внизу под окном на снегу тоже не было никаких следов. - Вот что, Алек, принесите мне клей и несколько листков бумаги... Подождите. Это его чемодан? - Да, - сказал хозяин. - Был у него еще какой-нибудь багаж? - Нет. - Хорошо. Тащите бумагу и клей. Инспектор взял чемодан, поставил его на стол и открыл. В чемодане, занимая весь его объем, помещался какой-то прибор - черная металлическая коробка с шероховатой поверхностью, какие-то разноцветные кнопки, стеклянные окошечки, никелированные верньеры. Инспектор тщательно запер окно на все задвижки, взял чемодан и, осторожно перешагнув через тело, вышел в коридор. Хозяин уже ждал его с клеем и бумагой. Инспектор запер дверь, опечатал ее пятью полосками бумаги и дважды расписался на каждой полоске. - Больше ключей нет? - спросил он у хозяина и спрятал ключи в карман. - У меня к вам просьба, Алек. Осмотрите гараж - все ли машины на месте. Если увидите Хинкуса... Впрочем, вряд ли вы его увидите. И никому ни слова, поняли? Особенно этому... потерпевшему. Хозяин кивнул и пошел вниз. Инспектор направился было к себе, но тут заметил, как в конце коридора была приоткрыта и бесшумно захлопнулась дверь номера Симоне. Инспектор немедленно двинулся туда. Он вошел не постучавшись. Через открытую дверь спальни было видно, как Симоне, прыгая на одной ноге, сдирает с себя брюки. - Не трудитесь, Симоне, - произнес инспектор угрюмо. - Все равно вы не успеете развязать галстук. Симоне обессиленно опустился на кровать. Инспектор вошел в спальню, аккуратно поставил чемодан и остановился перед Симоне, засунув руки в карманы. Некоторое время они молчали, потом Симоне не выдержал. - Я буду говорить только в присутствии моего адвоката, - заявил он надтреснутым голосом. - Бросьте, Симоне, - сказал инспектор с отвращением. - А еще физик... Какие здесь, в задницу, адвокаты? Симоне вдруг схватил его за полу пиджака и, заглядывая ему в глаза снизу вверх, просипел: - Думайте, что хотите, Петер... Но я вам клянусь... я клянусь вам, что я не убивал ее! Теперь наступила очередь присесть инспектору. Он нащупал за собой стул и сел. - Подумайте сами: зачем это мне? - страстно продолжал Симоне. - Ведь должны быть мотивы... никто не убивает просто так... Клянусь вам, она была уже совсем холодная, когда я обнял ее!.. Инспектор закрыл глаза. - Разве я похож на убийцу?.. - горячо бормотал Симоне. - Стоп, - сказал инспектор. - Заткнитесь на минуту. Подумайте и расскажите все по порядку. - Пожалуйста! - с готовностью сказал Симоне. - Дело было так... Она и раньше давала мне понять, только я не решался... А сегодня решил: почему бы и нет? У Мозеса света не было, у нее тоже. Она сидела на кушетке, прямо напротив двери. Я тихонько ее окликнул - она не ответила. Тогда я, сами понимаете, сел рядом и, сами понимаете, ее обнял... Бр-р-р!.. Я даже поцеловать ее не успел! Она была совершенно мертвая. Лед! Окаменевшая, как дерево! Не помню, как я оттуда вылетел... По-моему, я там всю мебель поломал... Я клянусь вам, Петер... - Надевайте брюки, - сказал инспектор с тихим отчаянием. - Приведите себя в порядок и следуйте за мной. - Куда? - спросил Симоне с ужасом. - В тюрьму! - гаркнул инспектор. - В карцер! В башню пыток, идиот! - Сейчас, - сказал Симоне. - Сию минуту. Я просто не понял вас, Петер. Они спустились вниз и остановились у номера госпожи Мозес. Инспектор решительно толкнул дверь и остолбенел. В комнате горел розовый торшер, а на диване, прямо напротив двери, в позе мадам Рекамье возлежала очаровательная Ольга и читала книгу. Увидев инспектора, она удивленно подняла брови, но, впрочем, тут же очень мило улыбнулась. Симоне за спиной инспектора издал странный звук - что-то вроде: "А-ап!" - Прошу прощения... - еле ворочая языком, проговорил инспектор и со всей возможной стремительностью закрыл дверь. Затем он повернулся к Симоне и неторопливо, с наслаждением взял его за галстук. - Клянусь!.. - одними губами произнес Симоне. Он был на грани обморока. В номере инспектора Симоне повалился в кресло и принялся стучать себе по черепу кулаками, как развеселившийся шимпанзе. - Спасен! - бормотал он с идиотской улыбкой. - Ура! Снова живу! Не таюсь, не прячусь... Ура! Потом он положил руки на край стола, уставился на инспектора круглыми глазами и произнес шепотом: - Но ведь она была мертва! Я клянусь вам, Петер! - Пили после ужина? - холодно спросил инспектор. - Да, но... - Сколько? - Слушайте, Петер, я был здорово навеселе, но... - Хватит об этом. И хватит пить. Мне не нужны пьяные свидетели. Некоторое время Симоне молча глядел на инспектора. - Постойте-ка... - сказал он наконец. - Но ведь она жива! Зачем вам свидетели? - Убит Олаф, - сказал инспектор. Симоне отшатнулся. - Олаф? - пробормотал он ошеломленно. - Как так? Я слышал, как вы только что с ним разговаривали... - Я разговаривал не с ним. Олаф мертв. Симоне вытер покрытый испариной лоб. Лицо у него сделалось несчастным. - Безумие какое-то... - пробормотал он. - Сумасшедший бред... Кто убил? - По-видимому, Хинкус. - Хинкус? А, это который все время на крыше... Вы его арестовали? - Нет, он бежал, - сказал инспектор. - Оставим это. У меня к вам вопрос как к специалисту. - Он поднял и раскрыл чемодан Олафа. - Что это, по-вашему? Симоне быстро оглядел прибор, осторожно извлек его из чемодана и, посвистывая сквозь зубы, принялся рассматривать со всех сторон. Потом он взвесил его в руках и так же осторожно положил обратно. - Не моя область, - сказал он. - Судя по тому, как это компактно и добротно сделано, это либо военное, либо космическое... Даже догадаться не могу. Где вы это взяли? - У Олафа. - Подумать только, - пробормотал Симоне. - У этакой дубины... Впрочем, пардон... Я, конечно, могу понажимать клавиши и покрутить ручки, но предупреждаю - это весьма нездоровое занятие. - Не надо, - сказал инспектор, закрывая чемодан. - Идите к себе и ложитесь спать. Симоне хотел что-то сказать, но только махнул рукой и направился к двери. В дверях он столкнулся с хозяином, извинился и вышел. Хозяин подошел к столу и поставил перед инспектором стакан с горячим кофе и сандвичи. - Машины на месте, - объявил он. - Лыжи тоже. Хинкуса нигде нет. На крыше валяется его шуба... - Знаю, - сказал инспектор. - Что же он - пешком ушел, что ли? - Из долины ему все равно не выбраться... - Да, - сказал инспектор. - Ничего не понимаю... Знаете, Алек, мне надо подумать... Хозяин молча кивнул и пошел к двери. На пороге он остановился. - Если не секрет, - сказал он, - что это вы с Симоне врывались к госпоже Мозес? Инспектор сморщился. - А, чушь! - сказал он. - Физику спьяну почудилась какая-то ерунда... - Ах, ерунда?.. - неопределенным тоном произнес хозяин и вышел, аккуратно притворив за собой дверь. Некоторое время инспектор неподвижно сидел, прихлебывая кофе и глядя перед собой. Потом вдруг вздрогнул и резко повернул голову. В стену ударили чем-то тяжелым - раз и еще раз. Вздрогнула и чуть покосилась картина, изображающая утро в горах. Инспектор быстро выскочил в коридор, распахнул дверь в соседний номер и включил свет. Номер был пуст, стук прекратился, но под столом кто-то возился и сопел. Инспектор отшвырнул тяжелое кресло и заглянул под стол. Там, втиснутый между тумбочками в страшно неудобной позе, обмотанный веревками и с кляпом во рту, сидел, скрючившись в три погибели, опасный гангстер, маньяк и садист Хинкус и таращил из сумрака слезящиеся мученические глаза. Инспектор выволок его на середину комнаты и вырвал изо рта кляп. - Что это значит? - спросил он. В ответ Хинкус принялся кашлять. Он кашлял долго, с надрывом, с сипением, и пока он кашлял, инспектор заглянул в туалетную, взял бритву и разрезал на Хинкусе веревки. Бормоча ругательства, Хинкус принялся ощупывать себе шею, запястья, бока. - Кто это вас? - спросил инспектор. - Почем я знаю! - буркнул Хинкус. - Схватили сзади... Я и охнуть не успел... - Он поднял левую руку и отогнул рукав. - А черт! Часы раздавил, сволочь... Сколько сейчас, инспектор? - Час ночи. - Час ночи... - повторил Хинкус. - Час ночи... - Глаза у него остановились. - Нет, - сказал он, - надо выпить. Он поднялся. Легким толчком инспектор усадил его снова. - Успеется, - сказал он. - А я хочу выпить! - сказал Хинкус, повышая голос и снова делая попытку встать. - А я вам говорю: успеется! - сказал инспектор, пресекая эту попытку. - Кто вы такой, чтобы распоряжаться? - в полный голос взвизгнул Хинкус. - Тихо! - крикнул инспектор. - Произошло убийство. Вы на подозрении, Хинкус! Поэтому отвечайте на вопросы! - Убийство?.. - Хинкус приоткрыл рот. - А я-то здесь при чем? Меня самого без малого укокошили... - Кто? - быстро спросил инспектор. Хинкус молча смотрел на него, потом его страшно передернуло, прямо-таки перекосило на сторону. - Кто вас связал? Кого вы подозреваете? И тут Хинкус заплакал. Сначала тихонько, весь содрогаясь, кусая пальцы, потом все громче, навзрыд, истерически взвизгивая и подскуливая. Инспектор, сунув руки в карманы, ошеломленно глядел на него, потом сказал: - Ну хватит. Пойдемте. Он привел Хинкуса в свой номер, взял с подоконника бутылку и отдал ему. Хинкус жадно схватил спиртное и надолго присосался к горлышку. - Господи... - прохрипел он, утираясь. - Смачно-то как!.. - Вы можете хотя бы примерно сказать, когда вас схватили? - спросил инспектор. - Что-то около девяти, - сказал Хинкус, всхлипывая. - Дайте часы. Хинкус послушно отстегнул часы, прижимая бутылку к груди. Часы были раздавлены, стрелки показывали восемь сорок три. - Слушайте, Хинкус, - мягко сказал инспектор, - тот, кто вас схватил... Ведь вы видели его и раньше? Днем? На крыше? Хинкус только дико глянул на него и снова присосался к бутылке. Лицо его перекосилось, по серым щекам снова поползли слезы. Хозяин расположился в холле за журнальным столиком. Перед ним лежали какие-то счета, он сосредоточенно нажимал клавиши калькулятора. Рядом, прислоненный к стене, стоял тяжелый многозарядный винчестер. - Алек, - сказал инспектор. - Дайте ключ от вашего сейфа. Я спрячу туда эту штуку... - Он показал хозяину чемодан. - Пойдемте, - сказал хозяин, поднимаясь.
в начало наверх
Чадо, свернувшись клубочком, безмятежно посапывало в глубоком кресле перед полупогасшим камином. Инспектор окликнул его, потом потряс за плечо. Чадо не желало просыпаться, оно неразборчиво чертыхалось, жалобно мычало и отчаянно отлягивалось. В конце концов инспектор усадил его прямо и тряхнул так, что оно проснулось. - Какого дьявола? - спросило оно сонным баском. - Снимите очки! - приказал инспектор. - Еще чего!.. Инспектор протянул руку и снял очки сам. Конечно, это была девушка - и премилая, хотя глаза у нее и припухли со сна. - Чего вы хамите! - сказала она, закрываясь. - Отдайте! Фараон чертов! - А ну! - свирепо сказал инспектор. - Быстро и немедленно говорите: когда и где вы расстались с Олафом? Живо! - С каким еще Олафом? Отдайте очки! - Олаф убит, и вы последняя, кто видел его живым. Когда это было? Где? Живо, ну! Брюн отшатнулась и, словно защищаясь, вытянула руки ладонями вперед. - Неправда!.. Не может быть!.. - прошептала она. - После ужина, - сказал инспектор спокойно, - вы вышли с ним из столовой и направились - куда? - Н-никуда... просто вышли в коридор... - А потом? - А потом... мы вышли в коридор... я плохо помню... память у меня паршивая... Он что-то сказал... а я... это... Инспектор покачал головой: - Попробуйте еще раз. - Ну... ну, дело было так. Мы вышли в коридор, и он принялся меня хватать. Пришлось дать ему по морде... по лицу. Ну, он обиделся, обругал меня и ушел... - Где это было? - В коридоре... у столовой... - Хватит врать, скверная девчонка! - гаркнул инспектор. - Я видел вас у дверей Олафа! Если вы будете лгать и изворачиваться, я надену на вас наручники, - инспектор сунул руку в карман, - и отправлю в тюрьму! Дело идет об убийстве. Это вы понимаете?! Брюн молчала. Она сидела съежившись, забившись в уголок кресла. Потом опустила голову и закрыла лицо руками. - Он мне нравился, - прошептала она. - Он был такой добрый... сильный. Глупый... Мы пошли к нему в номер... Мне очень хотелось, чтобы он меня поцеловал... Мы просто болтали... Он был очень смешной, ничего не понимал... А потом я уже собиралась уходить, но тут раздался грохот, и я сказала: "Слушайте, лавина!" Он вдруг схватился за голову, как будто что-то вспомнил... и бросился к окну, но сейчас же вернулся, схватил меня за плечи и буквально выбросил в коридор. Я чуть не полетела... И разозлилась ужасно... Все настроение пропало... Вот и все. - Так, - сказал инспектор. - Он кинулся к окну... Может быть, его кто-нибудь позвал? - Нет, я не слышала. - А в коридоре вы кого-нибудь видели? - Никого. А еще до того, как мы вошли в номер, многих видела. Симоне видела, вас с хозяином... Еще этого видела... маленького такого... сутулого... Хинкуса! - Стоп! - сказал инспектор. - Когда вы вышли из столовой? - Часов в девять... Да, я точно помню - часы пробили девять и я сказала Олафу: пошли... - И после этого вы видели Хинкуса? Вы не ошибаетесь? - Да нет... Правда, он сразу свернул на лестничную площадку... Но это был он - маленький, в этой своей дурацкой шубе до пят... А что такое? - Брюн перешла на шепот. - Это он убил? Хинкус, да? Инспектор отпер дверь номера Хинкуса и остановился на пороге. Везде горел свет - в прихожей, в туалетной, в спальне. Сам Хинкус, оскаленный, мокрый, сидел на корточках за кроватью. Посредине комнаты валялся поломанный стул, а Хинкус сжимал в кулаке одну из ножек. - Это вы... - сказал Хинкус хрипло и выпрямился. - Вот что, - сказал инспектор, надвигаясь на него. - Вы сказали, что вас схватили в восемь сорок, но вас видели в коридоре после девяти! Вы будете говорить мне правду или нет? На лице Хинкуса промелькнула растерянность. - Меня?.. После девяти? - Да. Вы шли по коридору и свернули на лестничную площадку. - Я? - Хинкус вдруг судорожно хихикнул. - Я шел по коридору?.. - Он снова хихикнул. И еще раз. И еще. - Я? Меня?.. Вот то-то и оно, инспектор, - проговорил он, захлебываясь. - Вот то-то и оно! Меня видели в коридоре... И я тоже видел меня! И я схватил меня... и я связал меня... и я замуровал меня в стену! Я - меня! Понимаете? Я - меня!.. В котельной инспектор спросил, указывая на большую железную дверь: - А здесь что? - Склад солярки. Инспектор, поднатужившись, откатил дверь. - Включите-ка свет, - попросил он. - Лампочка перегорела. Все не соберусь ввинтить новую... - А, ч-черт... Дайте фонарик. - Пожалуйста. - Хозяин дал ему фонарик. - Но двойника Хинкуса там нет. Они вошли в темное помещение. Луч фонарика скользнул по рядам грязных железных бочек, по затоптанному полу, по штабелям каких-то ящиков. - Вы заблуждаетесь в самой основе, Петер, - продолжал хозяин. - Вы решили, что в отеле скрывается какой-то незнакомый нам человек. Вы идете по самому естественному пути, и именно поэтому вы заблуждаетесь особенно сильно. - Что вы предлагаете? - угрюмо спросил инспектор. - Я ничего не предлагаю, Петер. Пока. Я все жду, когда вы созреете. - Я уже перезрел. Я скоро упаду. Хозяин хмыкнул и ничего не сказал. Некоторое время они молчали. Инспектор, чертыхаясь, освобождал полу пиджака. - Хотите, для начала я расскажу вам, что именно почудилось нашему любвеобильному физику? - спросил хозяин. - Ну, попробуйте. - Наш любвеобильный физик залез в постель к госпоже Мозес и обнаружил там вместо живой женщины бездыханный манекен... Инспектор резко обернулся и осветил фонариком лицо хозяина. - Куклу, Петер, - сказал хозяин, щурясь от яркого света. - Мертвую, холодную куклу... В холле хозяин поставил перед инспектором большую, исходящую паром кружку с кофе и сам опустился в кресло напротив. - ...Если использовать терминологию современной науки, - неторопливо говорил он, - то зомби - мертвый человек, имеющий внешность живого, - представляет собою очень точный биологический механизм... - Хватит, Алек, - с бешенством сказал инспектор. - К черту теорию. Я вас спрашиваю: откуда вы знаете, что увидел Симоне в номере госпожи Мозес? Вы что - тоже залезали к ней в постель?! Хозяин смотрел на него грустными глазами. - Да, - сказал он наконец с сожалением. - Вы еще не созрели. Ну, хорошо... - он вздохнул. - Пусть будут одни факты. Шесть дней тому назад я отправился в номер к господину Мозесу, чтобы вернуть ему паспорта. Я был несколько рассеян и, постучав, отворил дверь, не дождавшись разрешения. В кресле посредине комнаты я увидел то, что при желании можно было бы назвать госпожою Мозес. Это была большая в натуральную величину кукла, похожая на госпожу Мозес и одетая в точности, как она. Это длилось считанные секунды. Сзади ко мне подошел господин Мозес и твердой рукой оттянул от двери... - Кукла... - сказал инспектор задумчиво. - Зомби, - мягко поправил его хозяин. - Кукла... - повторил инспектор, не обращая на него внимания. - А какой у Мозеса багаж? - Несколько обычных чемоданов и гигантский, окованный железом дорожный сундук. Инспектор разочарованно вздохнул. - Я знал миллионера, который везде таскал с собой коллекцию ночных горшков. А Мозесу, как видно, нравится возить с собою куклу своей жены. - Инспектор ухмыльнулся. - В конце концов такой способ отваживать ухажеров ничем не хуже других. Даже еще смешнее. Ей-богу, славная шутка!.. - Ну вот вы все и объяснили, - тихонько проговорил хозяин. Он вдруг перегнулся через ручку кресла и принялся шарить между креслом и стеной. - Я вам уже рассказывал, Петер, что зомби обладает нечеловеческой силой... - Он не без труда вытащил и положил прямо на счета перед инспектором скрученный, завязанный узлом, еще влажный от растаявшего снега швеллер. - Ну? - сказал инспектор без особого интереса. - Я уже видел эту штуку. На крыше. - И, вероятно, решили, что Алек Сневар на досуге занимается абстрактной скульптурой. Так вот, Алек Сневар искусством не занимается. Алек Сневар под присягой готов показать, что еще вчера это был обыкновенный прямой швеллер. Инспектор помолчал, глядя на хозяина исподлобья, потом сказал негромко: - Вот смотрю я на вас, Алек, и никак не могу понять: почему это вы так стараетесь запутать следствие? Зачем это вам? Ведь у вас стопроцентное алиби... Хозяин вздернул голову, но ответить не успел - в коридоре глухо загавкал Лель. - Так, - сказал хозяин, поднимаясь. - Мы еще продолжим этот разговор, а сейчас пойдемте - наш бедняга проснулся и зовет маму. Незнакомец сидел на кровати, до пояса закрывшись одеялом. Чужая ночная рубашка была ему явно велика - ворот висел хомутом, обнажая острые ключицы. На лице его не было растительности - только несколько волосков на месте бровей да редкие белесые ресницы. Он сидел, откинувшись на подушку, но, увидев инспектора, живо наклонился вперед и спросил: - Вы - Олаф Андварафорс? Такого вопроса инспектор не ожидал. Он поискал глазами стул, придвинул его к кровати, уселся и только тогда ответил: - Нет, я инспектор полиции Петер Глебски. - Да? - сказал незнакомец удивленно, но без всякого беспокойства. - Но где же Олаф Андварафорс? - Прошу прощения, - сказал инспектор. - Прежде всего мне хотелось бы узнать, кто вы такой и как вас зовут. - Луарвик, - сказал незнакомец. - А имя? - Имя? Луарвик. - Господин Луарвик Луарвик? - Да. - Хорошо. Кто вы? Незнакомец уставился на него немигающими глазами. Он явно не понимал вопроса. - Луарвик, - сказал он. - Я - Луарвик. - Он помолчал. - Луарвик Луарвик. - Вы иностранец? - спросил инспектор. - Очень. В большой степени. - Вероятно, швед? - Вероятно. В большой степени швед. Дверь за спиной инспектора скрипнула. Он обернулся. На пороге, добродушно улыбаясь, стоял Мозес. - Сюда нельзя, - резко сказал инспектор. Мозес, продолжая улыбаться, внимательно рассматривал незнакомца. Инспектор вскочил и пошел на него грудью. - Прошу вас немедленно выйти, господин Мозес... Прошу... - Да-да... - проговорил Мозес, вытесняемый в коридор. - Конечно... Извольте... - Он все глядел на незнакомца. Инспектор снова закрыл дверь и повернулся к Луарвику. - Это был Олаф Андварафорс? - спросил тот. - Нет, - сказал инспектор. - Олаф Андварафорс убит сегодня ночью. - Убит... - повторил Луарвик. В голосе его не было ни удивления, ни страха, ни горя. - Я хочу его видеть. - Зачем?
в начало наверх
- Я хочу надеть одежду, - заявил Луарвик. - Я не хочу лежать. Я хочу видеть Олафа Андварафорса. - Вы хотите опознать труп? Так я вас понимаю? - Опознать?.. Узнать? - Как вы можете его узнать, - сказал инспектор, - если не знаете его в лицо? - Какое лицо?! Зачем лицо? - удивился Луарвик. - Я хочу видеть, что это не есть Олаф Андварафорс. Что это есть другой. - Почему вы думаете, что это - другой? - быстро спросил инспектор. - Почему вы думаете, что это Олаф Андварафорс? - возразил Луарвик. Несколько секунд инспектор молча смотрел на него, потом встал и, сказав: "Одевайтесь", подошел к окну. Он смотрел на зубчатые скалы, уже озаренные розовым светом восходящего солнца, на бледное пятно луны, на чистую темную синеву неба. За спиной у него раздавалось какое-то шипение, шуршание, невнятное бормотание, почему-то двигали стулом. Потом Луарвик сказал: "Я одел". Инспектор обернулся и удивился. Он очень удивился, но тут же подошел к Луарвику, поправил и застегнул ему воротник, перестегнул пуговицы на пиджаке и пододвинул ему ногой шлепанцы. Пока инспектор все это делал, Луарвик покорно стоял, растопырив руки. Потом он с сомнением посмотрел на шлепанцы и проговорил: - Это не мое. У меня не так. - Ваши туфли еще не высохли, - сказал инспектор. - Обувайте это. Можно было подумать, что Луарвик никогда в жизни не имел дела со шлепанцами. Дважды он с размаху пытался загнать в шлепанцы ноги и дважды промахивался, каждый раз теряя при этом равновесие. У него вообще было неважно с равновесием - видно, ему здорово досталось, и он далеко еще не пришел в себя. Поэтому, пока они шли через холл и поднимались по лестнице, инспектор на всякий случай придерживал его за локоть. Хозяин проводил их задумчивым взглядом. Он устроился в холле за журнальным столиком. Тяжелый многозарядный винчестер стоял рядом, прислоненный к стене. Перед дверью номера Олафа они остановились. Инспектор внимательно оглядел наклейки, достал ключ и распахнул дверь. Затем он посторонился, пропуская Луарвика вперед. Луарвик остановился над трупом и, закинув руку за спину, наклонился над ним. Ни брезгливости, ни страха, ни благоговения - его лицо было абсолютно равнодушно. - Я удивлен, - сказал он наконец без всякого выражения. - Это есть Олаф Андварафорс на самом деле. - Как вы его узнали? - сейчас же спросил инспектор. Луарвик, не распрямляясь, повернул голову и посмотрел на инспектора снизу вверх. Он стоял, нагнувшись, расставив ноги, глядел на инспектора и молчал. Потом он произнес: - Вспомнил. Видел раньше. - Где вы его видели раньше? - Там, - Луарвик, не разгибаясь, махнул рукой куда-то за окно. - Это не есть главное. - Он разогнулся и заковылял по комнате, странно вертя головой. Инспектор весь подобрался, не спуская с него глаз. - Вы что-нибудь ищете? - спросил инспектор вкрадчиво. - Олаф Андварафорс имел предмет, - сказал Луарвик. - Где? - Вы ищете чемодан? Вы за ним приехали? - Где он? - повторил Луарвик. - Чемодан у меня. - Это хорошо, - сказал Луарвик. - Я хочу его иметь здесь. Принесите. - Ладно, - сказал инспектор. - Но сначала вы ответите на мои вопросы. - Зачем? - с огромным удивлением спросил Луарвик. - Зачем снова вопросы? - Вы получите чемодан только в том случае, - терпеливо объяснил инспектор, - если из ваших ответов станет ясно, что вы имеете на него право. - Не понимаю. - Если чемодан ваш, - сказал инспектор, - если Олаф привез его для вас, докажите это. Тогда я его вам отдам. И тут Луарвик вдруг как-то обмяк, словно из него выпустили воздух. - Не надо, - сказал он. - Не хочу. Хочу лежать. Где можно? Он часто и тяжело дышал. Ослепительное солнце заливало долину, снежный покров был чист и нетронут, как новенькая накрахмаленная простыня, инспектор попрыгал на месте, пробуя крепления, гикнул и побежал навстречу солнцу, все наращивая темп, зажмурившись от солнца и наслаждения, и встречный ветер развевал его шарф, а где-то сзади таял и растворялся в кристально чистом воздухе проклятый отель, черный как гроб, мрачная развалина, населенная призраками и мертвецами, и только Лель, весело и яростно лая, мчался следом, то обгоняя, то скача рядом, и все норовил схватить за ногу, и лаял, лаял, весело, звонко, оглушительно, и наконец ему удалось схватить инспектора за штанину, и инспектор проснулся. Лель облизывал ему уши и щеки, теребил штанину, толкался и легонько покусывал за руку. Инспектор с досадой отпихнул его и сел а кресле. - Ты что мне спать не даешь?.. - проговорил он и осекся. На блестящей лакированной поверхности столика, рядом с бумагами и счетами хозяина, лежал огромный черный пистолет. Он лежал в лужице воды, и комочки нерастаявшего снега еще облепляли его, и пока инспектор смотрел, один комочек сорвался со спускового крючка и упал на поверхность стола. Инспектор оглядел холл. В холле было пусто, только Лель стоял рядом и, наклонив голову набок, серьезно-вопросительно смотрел на инспектора. Из кухни доносился звон кастрюль и слышался негромкий басок хозяина. - Это ты принес? - шепотом спросил инспектор Леля. Лель продолжал смотреть на инспектора. Лапы у него были в снегу, с лохматого брюха капало. Инспектор облизнул пересохшие губы и взял пистолет в руки. - Где ты это нашел, старик? - пробормотал он. Лель игриво мотнул головой и боком скакнул к двери. - Понятно, - сказал инспектор. - Подожди минутку. Он еще раз огляделся и, на ходу запихивая пистолет в боковой карман, торопливо пошел к выходу. За дверью Лель скатился с крыльца и, проваливаясь в снег, поскакал вдоль фасада. Инспектор схватил первые попавшиеся лыжи, кое-как закрепил их на ногах и побежал следом. Они обогнули гостиницу, и Лель устремился прочь и остановился метрах в тридцати. Инспектор подъехал к нему и огляделся. Он увидел ямку в снегу, откуда Лель выкопал пистолет, борозды, которые оставил пес, прыгая через сугробы, и следы своих лыж позади. В остальном пелена снега вокруг была нетронута. В тридцати метрах возвышалась гладкая, без окон, стена отеля, и были отлично видны беседка на крыше, радиоантенна и раскрытый шезлонг Хинкуса. - Что-нибудь новенькое, Петер? - спросил хозяин. Они разговаривали в буфетной. Перед инспектором стояла тарелка с бутербродами. Инспектор кивнул, проглотил и сказал: - Да, есть кое-что... Кстати, вы интересовались, Алек, что такое настоящее гангстерское оружие... Полюбуйтесь. - Он вытащил из кармана и положил на стойку пистолет. Хозяин оглядел пистолет, прищурившись, тихонько присвистнул. - Между прочим, - продолжал инспектор, - вы слыхали когда-нибудь, чтобы пистолеты заряжались серебряными пулями? Хозяин молчал, выпятив челюсть. Инспектор вынул обойму и выщелкал из нее несколько патронов. Хозяин взял один, повертел перед глазами и снова положил на место. - Я читал об этом... - проговорил он. - Оружие заряжают серебряными пулями, когда собираются стрелять по призракам... (Инспектор хмыкнул.) Вурдалака не убьешь обычной пулей. И вервольфа... и жабью королеву... и зомби... Вы уж извините, Петер, но так пишут в книгах. Инспектор пожал плечами и снова принялся за еду. - При чем здесь "извините", - проворчал он. - Понимаете, Алек, потусторонний мир - это все-таки ведомство церкви, а не полиции... - Да нет, пожалуйста... - сказал хозяин. - Вы спросили, я ответил... - Он помолчал. - Вы узнали, чей это пистолет? - Да есть тут у нас один охотник за зомби, - сказал инспектор. - Хинкус его фамилия. Дело в том, Алек... Лель, лежавший у ног инспектора, вдруг грозно зарычал, вскочил и забился в углу под стол. Шерсть на нем встала дыбом. Инспектор замолчал и оглянулся. В дверях, весь какой-то корявый и неестественный, стоял господин Луарвик Луарвик. Пиджак сидел на нем как-то особенно криво, брюки сползли и имели такой вид, словно их жевала корова. - Один небольшой, но важный разговор, - объявил он. - В чем дело? - спросил инспектор, собирая патроны и вставляя обойму в пистолет. Луарвик, по-птичьи наклонив голову, осматривал комнату. - Не ищите, чемодана здесь нет. Вы готовы отвечать на мои вопросы? - Не надо вопросов, - сказал Луарвик. - Надо быстро убрать чемодан. Это не чемодан. Футляр. Внутри прибор. Олаф не убит. Олаф умер. От прибора. Прибор очень опасный - угроза для всех. Олаф дурак - он умер. Мы умные - мы не умрем. Скорее давайте чемодан. - Так, - сказал инспектор. - Хорошо. Я вам дам чемодан. Что вы станете с ним делать? - Увезу подальше. Попробую разрядить. - Прекрасно, - сказал инспектор. - Поехали. - Он шагнул к двери. - Ну? Что же вы стоите? Луарвик молчал. - Не годится, - сказал он наконец. - Попробуем по-другому. - Он полез за пазуху и вытащил толстенную пачку банкнот. - Я даю деньги. Много денег. Вы даете мне чемодан. - Он положил пачку на стойку. - Сколько здесь? - спросил инспектор. - Мало? Тогда еще вот. - Луарвик полез в боковой карман, вытащил еще одну такую же пачку и бросил ее рядом с первой. - Господи!.. - пробормотал хозяин ошеломленно. - Сколько здесь денег? - повторил инспектор, повысив голос. - Я не знаю, но все ваши, - ответил Луарвик. - Ах, не знаете? А где вы их взяли? Вы явились сюда с пустыми карманами. Кто вам их дал? Мозес? Луарвик молча попятился к двери. - Вот что, Луарвик, - сказал инспектор. - Эти деньги я конфискую. Алек, вы свидетель: попытка подкупа. Он взял обе пачки и, сложив в одну, взвесил на ладони. - Вы взяли деньги? - оживился Луарвик. - А где чемодан? - Я их конфисковал. - Конфисковал... Хорошо. А где чемодан? - Вы не понимаете, что такое "конфисковал"? - сказал инспектор. - Так вот пойдите и спросите у Мозеса... Луарвик пятясь вышел. Инспектор отдернул штору - за окном было утро. - Здесь, наверное, тысяч сто, - сказал хозяин. - Неужели этот чемодан столько стоит? - Наверное, гораздо больше, - сказал инспектор. - Мозес... Мозес или Хинкус... - Он помолчал. - Ну ладно. Сейчас я попробую запустить хорька в этот курятник... В столовой еще никого не было. Кайса расставляла тарелки с сандвичами. Инспектор выбрал себе место спиной к буфету, лицом - к входной двери, взял сандвич и, - нехотя жуя, стал ждать. Часы пробили девять, и вошел Симоне - в толстом пестром свитере, свежевыбритый, но с помятым лицом. - Ну и ночка, инспектор, - сказал он, усаживаясь. - Я и пяти часов не спал. Нервы разгулялись. Все время кажется, будто тянет мертвечинкой по дому... Нашли что-нибудь? - Смотря что, - сказал инспектор мрачно. - Ага... - сказал Симоне и неуверенно хохотнул. - Вид у вас неважный. Вошла Брюн, по-прежнему в очках, с прежним нахально задранным носом. Она буркнула неразборчиво: "Привет" - и села, нахохлившись, уткнувшись в тарелку. - Коньяку бы сейчас выпить... - сказал Симоне с тоской. - Но ведь неприлично... Или ничего? А, инспектор? Инспектор пожал плечами и отхлебнул кофе. - Жаль, - сказал Симоне. - А то бы я выпил... В коридоре послышались шаги, инспектор весь поджался, уставясь в дверь. Вошли Мозесы. Эти были как огурчики. То есть это госпожа Мозес была как огурчик, как персик, как ясное солнышко. Но и старик был по-своему хорош: в петлице у него шевелилась астра, благородные кудри пушисто серебрились вокруг маковки, аристократический нос был устремлен вперед и
в начало наверх
вниз. - Доброе утро, господа! - хрустально прощебетала мадам. Инспектор покосился на Симоне. Симоне косился на госпожу Мозес. В глазах его было какое-то недоверие. Потом он судорожно передернул плечами и схватился за кофе. - Прелестное утро! Так тепло, солнечно... Бедный Олаф - он не дожил до этого утра. - Как ваши дела, дорогой инспектор? - осведомился господин Мозес, искательно глядя на инспектора. - Следствие напало на след, - сообщил тот. - В руках у полиции ключ. Много ключей. Целая связка. Симоне снова загоготал было, но сразу же сделал серьезное лицо. Дверь отворилась, и на пороге появился Луарвик Луарвик в сопровождении хозяина. - Доброе утро, господа! - произнес хозяин. - Позвольте представить вам господина Луарвика Луарвика, прибывшего к нам сегодня ночью... - Очень приятно, господин Луарвик, - сказал Мозес, покровительственно улыбаясь. Хозяин усадил Луарвика за стол и вопросительно посмотрел на инспектора. Инспектор наклонил голову, и хозяин тотчас же вышел. Луарвик оглядел стол, выбрал крупный лимон и стал его есть, откусывая вместе с кожурой. По узкому подбородку его потек на пиджак желтоватый сок. У инспектора свело скулы, и он снова стал смотреть на дверь. А в дверь уже осторожно протискивался Хинкус. Он вошел и сразу остановился. Мозес равнодушно-приветливо покивал ему и вновь обратился к своему кофе. А вот Хинкус с лицом совладать не сумел. Сначала вид у него сделался совершенно обалделый, затем на лице явственно проступила радость, он даже заулыбался совершенно по-детски, потом перехватил удивленный взгляд инспектора, потупился и направился к своему месту. - Как вы себя чувствуете, Хинкус? - спросил Симоне. Хинкус вскинул на него вдруг ставшие бешеными глаза. - Я-то себя ничего чувствую, - сказал он, усаживаясь. - Вы кое у кого другого спросите, как он себя чувствует... - То есть как это? - удивился Симоне. - А вот так... - Хинкус бешено уставился на Мозеса. - Что - не выгорело дельце? Сорвалось, а, старина? До крайности изумленный господин Мозес откинулся на спинку кресла. - Это вы мне? - спросил он. - Ладно, ладно, - пробормотал Хинкус, с остервенением запихивая салфетку себе за ворот. - Замнем для ясности... - Он обеими руками взял большой сандвич, краем заправил его в рот, откусил и, ни на кого не глядя, принялся жевать. - Господин Хинкус сегодня встал с левой ноги, - безмятежно улыбаясь, сказала госпожа Мозес. - Он, наверное, плохо спал, и ему приснилось что-нибудь нехорошее... Хинкус коротко глянул на нее и сейчас же отвел глаза. За столом воцарилось неловкое молчание. Неловко было всем, кроме Луарвика. Луарвик, казалось, ничего не видел и не слышал. Он ел второй лимон. Хозяин поспешно сказал: - Господа, я понимаю - нервы напряжены. Но мы должны помнить, что следствие находится в надежных руках господина инспектора Глебски, а тот факт, что мы оказались временно отрезаны от внешнего мира... - Одну минуточку, - сказал инспектор. - Я имею сообщить следующее. Какие-то мерзавцы избрали этот отель местом сведения своих личных счетов. Предупреждаю, что два часа назад я воспользовался любезностью господина Сневара и отправил с почтовым голубем донесение в окружную полицию. Полицейский вертолет должен быть здесь с часу на час. А потому я предлагаю упомянутым мерзавцам прекратить всякую преступную деятельность, дабы не ухудшать своего и без того безнадежного положения. Благодарю за внимание, господа. - Ах, как интересно! - восхищенно воскликнула госпожа Мозес. - Значит, среди нас есть бандиты? Ах, инспектор, ну хотя бы намекните, мы поймем!.. Инспектор не ответил. Разговор больше не возобновился, тихонько звякали ложечки в стаканах, все продолжали завтракать в молчании, не глядя друг на друга. Первым поднялся Симоне. Он предложил руку госпоже Мозес, и они вместе покинули столовую. Господин Мозес извлек из-за стола Луарвика, поставил его на ноги, и тот, меланхолично дожевывая лимон, потащился за ним, заплетаясь башмаками. Потом ушла и Брюн. За столом остался только Хинкус. Он сосредоточенно ел, словно намеревался заправиться на долгий срок. Кайса собирала посуду, хозяин помогал ей. Инспектор неторопливо курил, разглядывая Хинкуса прищуренными от дыма глазами. Когда тот наконец поднялся тоже, инспектор сказал: - Подождите-ка, Хинкус. Нам надо поговорить. - Это насчет чего? - угрюмо осведомился Хинкус. - Да насчет всего. - Не о чем нам говорить. Ничего я по этому делу не знаю. - А это мы сейчас увидим, - сказал инспектор. - Пойдемте-ка в бильярдную... Алек, будьте добры, спуститесь в холл и посидите там, как сидели ночью. Понимаете? - Понимаю, - сказал хозяин. - Будет сделано. Инспектор распахнул дверь в бильярдную, залитую ярким утренним солнцем, и пропустил Хинкуса вперед. Хинкус вошел и остановился на жарких солнечных квадратах, сунув в карманы руки и жуя спичку. В зале гремела тарелками Кайса, напевая что-то тонким фальшивым голосом. Инспектор взял у стены стул, поставил его на самое солнце и сказал: "Сядьте". Хинкус сел и сразу сощурился - солнце било ему в лицо. - Полицейские штучки... - проворчал он с горечью. - Служба такая, - сказал инспектор и присел перед Хинкусом на край бильярда, в тени. - Ну, Хинкус, так что там у вас произошло с Мозесом? - С каким еще Мозесом? Я его и знать-то не знаю. - Это вы тоже знать не знаете? - Инспектор вытащил пистолет, показал издали и положил на бильярд рядом с собой. Хинкус быстрым движением перебросил изжеванную спичку из одного угла рта в другой. Он молчал. В дверь просунулась Кайса и пропищала: - Подать что-нибудь? - Идите, идите, Кайса, - нетерпеливо сказал инспектор. - Ступайте... Ну? - сказал он Хинкусу. Хинкус проворчал: - Ничего я по этому делу не знаю. А вот точно знаю, что жалобу на вас подам - за истязание больного человека. - Хватит болтать, Филин! - гаркнул инспектор. - Ты гангстер! Тебя разыскивает полиция! Ты влил, Филин! Твои ребята не поспели, потому что случился обвал! А полиция будет здесь самое большее через два часа. И если ты хочешь отделаться семьдесят второй, тяни на пункт "це" - чистосердечное признание до начала официального следствия! Понял, какая картинка?! Хинкус выплюнул изжеванную спичку, покопался в карманах и вытащил мятую пачку сигарет. Затем он поднес пачку ко рту, губами вытянул сигарету и задумался; Инспектор сидел на краю бильярда, свесив одну ногу, а другой упираясь в пол, курил и, зло усмехаясь, разглядывал струйки дыма в солнечном свете. И тут Хинкус вдруг наклонился вперед, поймал его за свисающую ногу, изо всех сил дернул на себя и повернул. Инспектора снесло с бильярда, и он всеми своими девяноста килограммами, плашмя, физиономией, животом, коленями грянулся об пол. Первое, что инспектор увидел, придя в себя, был плафон над бильярдом. По плафону бегали солнечные зайчики. Инспектор застонал и сел, прислонившись к ножке бильярда. Хинкус валялся неподалеку, скорчившись, обхватив руками голову, а над ним, как Георгий Победоносец над поверженным змием, возвышался Симоне с обломком тяжелого кия в руке. - Вам повезло, инспектор, - сказал он, сияя. - Куда вам досталось? По плечу? Инспектор кивнул. Говорить он не мог. Здоровой рукой достал из кармана платок и осторожно промокнул ссадину на лбу. Хинкус застонал, заворочался и попытался сесть. Он все еще держался за голову. Инспектор взял с подоконника графин, подобрался к Хинкусу и облил его водой. Хинкус зарычал и оторвал одну руку от макушки. Симоне присел на корточки рядом с ним. - Надеюсь, я не перестарался? - озабоченно сказал он. - Ничего, старина, все будет в порядке, - сказал инспектор. - Сейчас мы его живо приведем в порядок. Принесите-ка еще воды. - И бренди! - с энтузиазмом подхватил Симоне. - Правильно, - сказал инспектор. Симоне принес еще воды и бутылку спиртного. Инспектор разжал Хинкусу рот и вылил в него полстакана коньяку. Остальные полстакана он выпил сам. Потом Хинкуса оттащили к стене, прислонили спиной, инспектор снова облил его из графина и два раза ударил по щекам. Хинкус открыл глаза и громко задышал. - Еще коньяку? - спросил инспектор. - Да... - сипло выдохнул Хинкус. Он выпил, облизнулся и спросил: - Так что вы там говорили насчет семьдесят второй "це"? - Признания пока еще не было, - напомнил инспектор. - Сейчас будет, - сказал Хинкус. - Но семьдесят вторую "це" вы мне обещаете? Вот в присутствии этого физика-химика? - Ладно, - сказал инспектор. - Рассказывай... И смотри, если ты хоть слово соврешь... Ты мне два зуба расшатал, сволочь... - Значит, так... - начал Хинкус. - Меня намылил сюда Чемпион. Слыхали про Чемпиона? Еще бы не слыхать... Так вот, полгода назад пригребся в нашу компанию один тип. Звали его у нас Вельзевулом. Работал он самые трудные и неподъемные дела. Например, работал он Второй Национальный банк - помните? Или, скажем, задрал он броневик с золотыми слитками... В общем, красиво работал, чисто, но вдруг решил завязать. Почему - не знаю, я человек маленький, но говорят, что поцапался он с самим Чемпионом и рванул когти. Вот Чемпион и намылил нас кого куда - ему наперехват. Приказ был такой: засечь его, взять на мушку и свистнуть Чемпиона. Вот я его и засек здесь. Тут и все мое чистосердечное признание. - Так, - сказал инспектор. - Ну и кто же у нас здесь Вельзевул? - Ясно кто - Мозес. - Та-ак. А кто такой Луарвик? - Какой Луарвик? А, это который все лимоны жрал... Первый раз вижу. - А Олаф? Тоже из вашей банды? Хинкус прижал руку к сердцу. - Вот тут, шеф, как на духу! Как в церкви, шеф! Сам ничего не знаю и ничего не понимаю. Я его не трогал. Одно скату, шеф, - Вельзевул на мокрое дело ни за что не пошел бы: у него зарок такой - не убивать. У него тогда вся чародейская сила пропадет, если он живую душу загубит... - Какая еще чародейская сила? - Ха! - сказал Хинкус. - То-то и оно! Вельзевул, он что? Тьфу! Его соплей перешибить можно. А вот баба его... Ясное дело, кто сам не видел, тот не поверит, но я-то своими глазами видел, как она сейф в две тонны весом по карнизу несла... - Ну-ну, Филин... - сказал инспектор. - Что, не верите? - сказал Хинкус, криво усмехаясь. - Ну, ладно, пускай я вру. А как броневик с золотом брали, знаете? Подошел человек, перевернул броневик на бок - голыми руками, - и пошло дело... В газетах же писали. - Газеты врут, а ты повторяешь, - сказал инспектор. - Повторяю... Чего мне повторять, когда я сам это видел... Да чего там: вот сейчас я вас, извиняюсь, как ребенка положил, шеф, а ведь вы мужчина рослый, умелый... Сами посудите, кто ж это меня мог таким манером скрутить и под стол засунуть? - Кто? - спросил инспектор. - Она! - В глазах Хинкуса плеснулся пережитый ужас. - Матерь пресвятая, сижу я там, а она стоит передо мной... то есть я сам и стою - голый, мертвый и глаза вытекли... Как я там с ума не свихнулся - не понимаю! Пью, пью и ведь не пьянею - как на землю лью!.. Господи, матерь пресвятая!.. Как она этот рельс взяла... Хинкус сделал движение руками, словно завязывал что-то в узел. Лицо задергалось. - Какой рельс? - ошеломленно пробормотал инспектор. Симоне быстро налил полстакана и подал Хинкусу. Тот жадно высосал спиртное, утерся, глядя перед собой стеклянными глазами. - Я ведь как думал: сяду на крыше, все вокруг видно, живьем, думаю, не выпущу ни за что. Пули, думаю, серебряные - возьмут... Тут-то он ее на меня и наслал... Она ведь любой вид принимать может... Думали, гады, меня с ума свести, да не вышло у них! Тогда она меня и скрутила. - Хинкус безнадежно махнул рукой. - Люгер отобрала - я ей сам отдал, на, думаю, возьми, отпусти только душу на покаяние... - Какой рельс? - гаркнул инспектор. - Хе!.. - сказал Хинкус. - Вы думаете, она кто? Она и не человек вовсе.
в начало наверх
Инспектор свирепо глядел на него. - Покойник она, - шепотом сказал Хинкус. - Днем живая ходит, а ночью мертвая лежит! Симоне, только что хлебнувший бренди, поперхнулся и закашлялся. Инспектор растерянно поглядел на него. Кашляя, Симоне выпученными глазами смотрел на Хинкуса. Тогда инспектор сильно потер ладонями щеки и сказал сквозь зубы: - Стоп, Филин. Оставим это. Объясни лучше, почему они тебя просто не шлепнули? - Так я же говорю: нельзя ему людей убивать, нельзя. Это же все знают. Господи, да разве я взялся бы его выслеживать, если бы этого не знал? - Пусть так. Хорошо... Ну а почему они не смылись, когда тебя связали? Хинкус замотал головой. - Не знаю. Тут я сам ни черта не понимаю. Я уверен был - все: открутит мне теперь башку Чемпион. Смотрю - а они здесь! Не знаю... Может быть, дорогу завалило? Так ведь этой ведьме завал разбросать - раз плюнуть. - Каким образом? - вдруг спросил Симоне. Он был необычайно серьезен и даже как-то хмур. - Что? - сказал Хинкус. - Как она может разбросать завал? - Ну как... Как бульдозер! Как она подкоп под музей делала. Только дым шел... Она и на человека-то похожа не была - машина и машина... - Слушайте, Симоне, - сказал инспектор. - Может быть, это гипноз? Симоне не ответил, а Хинкус обиделся. - Ладно-ладно, - сказал он. - Гипноз... Мне-то что, я свою игру отыграл. А вот вам, шеф, еще придется с ней встретиться... - Хватит об этом, - резко сказал инспектор. - Чемпион должен приехать один? - Ну, зачем один. При нем всегда трое, сами знаете... - Что он собирался делать с Вельзевулом? - Откуда мне знать, - угрюмо сказал Хинкус. - Шлепнуть он его собирался, - добавил он. - От Чемпиона не завяжешь. - Так, - сказал инспектор. - Ну ладно... Симоне... Я вас попрошу... - Он осекся. Симоне в комнате не было. Рядом с его стулом стоял недопитый стакан. В конторе инспектор, залепленный пластырем, морщась от боли в поврежденном плече, рассматривал оружие, разложенное на столе: тяжелый многозарядный винчестер, две охотничьи двустволки, облезлый старинный смит-вессон. Хозяин, притихший и испуганный, с виноватым видом стоял рядом. - Н-да... - процедил инспектор, щелкая расхлябанным механизмом смит-вессона. - Не густо... Это все? - Но ведь, Петер, - осторожно сказал хозяин, - на машине сюда не проедешь - обвал... - Вы воображаете, что вертолеты есть только у полиции? Я удивляюсь, почему его до сих пор нет... - Инспектор с отвращением швырнул револьвер в угол. - Черт бы вас подрал, Алек! Надо быть полным идиотом, чтобы не завести в этом отеле рацию. - Понимаете, - виновато сказал хозяин, - мне это невыгодно... - Ах, это вам невыгодно! А то, что через два часа нас всех сожгут из огнемета, - это вам выгодно? Чемпион свидетелей не оставляет. Мы даже в горы не можем удрать - он найдет нас по следу!.. Ладно. Берите свою пушку и пошли к Мозесу. - Зачем? - спросил хозяин, поднимая голову. - Попробую взять его за глотку. Инспектор вытащил из кармана люгер, оттянул ствол и положил пистолет за пазуху. - Сволочь... - прошипел он сквозь зубы, ощупывая плечо. - Сломал-таки мне ключицу. Хозяин нехотя взял винчестер, прислоненный к сейфу, но не тронулся с места. - В чем дело? - спросил инспектор жестко. - У меня нет серебряных пуль, Петер, - негромко сообщил хозяин. - Так будете стрелять свинцовыми, мать вашу так... - гаркнул инспектор. - И прекратите этот срам - нет там никакого зомби! Там всего-навсего, - он сказал это с огромной язвительностью, - всего-навсего гангстер первого класса и гипнотизер невероятной силы. Ясно? - Ясно, - кротко сказал хозяин. Они вышли в коридор, хозяин запер дверь в контору, позвал Леля и велел ему сидеть у порога. В доме было тихо, только Кайса на кухне звякала посудой. Когда они вышли в холл, инспектор сказал: - Подождите меня здесь, я сбегаю за Симоне. Лишний человек не помешает. Он взбежал по лестнице на второй этаж и постучал к Симоне. Никто не откликнулся. Инспектор открыл дверь и заглянул в номер. Номер был пуст. Инспектор снова вышел в коридор, миновал опечатанный номер Олафа, заглянул в следующий номер, нежилой, и без стука ввалился в номер к Брюк. Брюк, пригорюнившись, сидела за столом с дымящейся сигаретой на губе. Перед ней стойла основательно початая бутылка и включенный транзистор. Из транзистора тянулась приглушенная сладенькая мелодия. - Прошу прощения, - сказал инспектор. - Симоне здесь нет? - Он и сам видел, что нет. Брюк медленно повернула голову, уставилась черными окулярами и произнесла хрипловато: - Дверь закройте... Или туда, или сюда... Инспектор затворил дверь и, все ускоряя шаг, двинулся по коридору. Он заглядывал в нежилые номера, сунулся к Хинкусу, миновал столовую и осмотрел бильярдную. Симоне нигде не было. Закусив губу, он уже почти бегом вернулся к Брюн. Она сидела все в той же позе, только сигарета докурилась почти до губ. - Простите, Брюн, - сказал инспектор. - Вы Симоне не видели? Брюн сунула окурок в пепельницу, пьяно хихикнула и сказала: - Что - и этого стукнули? Правильно, чего время терять... - Вы видели его после завтрака? - Нет, - сказала Брюн. - И видеть не хочу... Некоторое время инспектор молча глядел на нее, потом сказал: - Слушайте, Брюн. Нам всем грозит очень большая опасность. Я вас прошу: возьмите свой транзистор и идите на крышу. Как только увидите какой-нибудь вертолет, или самолет... или, может быть, людей на дороге, сразу бегите ко мне. Я буду в номере у Мозеса. - А на кой черт все это? - Я вам потом объясню. В общем, нас всех могут перебить, если мы зазеваемся... Так можно на вас надеяться?.. Вряд ли на нее можно было особенно надеяться, но она поднялась, взяла под мышку транзистор и стала искать пальто. Инспектор повернулся и побежал вниз, в холл. Хозяин стоял там, как часовой у денежного ящика - с винчестером у ноги. Увидев лицо инспектора, он сразу спросил: - Что случилось? - Симоне пропал, - сказал инспектор сквозь зубы. - Ладно, пошли... По дороге к номеру Мозеса инспектор заглянул еще в комнату Луарвика, но там тоже было пусто. Бормоча проклятия, инспектор двинулся дальше по коридору и остановился перед дверью с номером один. Здесь он оглянулся на хозяина. Хозяин держал винчестер наизготовку, лицо у него потемнело от нервного напряжения. Инспектор кивнул ему, чтобы ободрить, и рывком распахнул дверь. Прямо перед ним, спиной к нему, стоял какой-то человек, мучительно знакомый и в то же время совершенно неуместный, совершенно невозможный здесь. Инспектор застыл на пороге. Человек быстро обернулся и отступил в сторону. Инспектор узнал его: это был инспектор полиции Петер Глебски. - К стене, - севшим голосом сказал инспектор, тяжело шагнув вперед. Пистолет он держал в руке, изо всех сил сжимая рукоять. Ноги плохо слушались его. Как в тумане он видел перед собой строгое с поджатыми губами лицо Мозеса, стоявшего за столом, белое с закаченными глазами лицо Луарвика, лежащего в кресле, и свое собственное лицо, равнодушное, равнодушно улыбающееся, невозможное, совершенно невероятное, - у него кружилась голова, когда он глядел на себя самого, и слабели ноги. - Всем к стене! - повторил он хрипло. - Уберите оружие, Петер, - сказал голос Симоне. Инспектор дернулся. Симоне тоже был здесь - сидел верхом на стуле в сторонке, тоже сумрачный, строгий, сосредоточенный. - Оружие здесь не понадобится, - сказал он. - Никто не собирается на вас нападать. Инспектор покосился на своего двойника и испытал новый шок. Двойника не было: у стены, приветливо улыбаясь, стояла госпожа Мозес, во всей красе. - Так, - сказал инспектор. Он чувствовал, что рубашка прилипла ему к лопаткам. - Значит, вы тоже из этой банды, господин физик... Не двигаться! - гаркнул он, заметив, что госпожа Мозес намеревается отойти в сторону, к свободному креслу. - Здесь нет никакой банды, - сказал Симоне. - Здесь все гораздо сложнее, чем вы думаете, Петер. Это не люди... - Помолчите, - сказал ему инспектор, не сводя глаз с Мозеса. - Это не люди, - повысив голос, сказал Симоне. - Это пришельцы с другой планеты... - Я вам сказал, помолчите! - сказал инспектор. - С вами я поговорю потом! - Черт бы вас подрал! - рявкнул Симоне. - Вы дадите мне сказать хоть два слова, полицейская вы балда! Это пришельцы с другой планеты, понимаете! Они попали в беду, им надо помочь, а не размахивать люгером! - Все? - сказал инспектор. - Теперь сядьте и заткнитесь... Мозес, вы арестованы по обвинению в принадлежности к гангстерской шайке Джона О'Хара, известного по кличке Чемпион, а также в убийстве доброго гражданина Олафа Андварафорса. - Слушайте!.. - в отчаянии воскликнул Симоне. Инспектор не обратил на него внимания. - Предлагаю сдать оружие и прекратить все ваши гипнотические упражнения. Предупреждаю, что все, что вы с этого момента скажете, может быть использовано против вас на суде. Мозес молчал. Он стоял, ссутулившись, тяжело опершись руками на стол, заваленный исписанной, исчерченной бумагой, лицо его обвисло, глаза полузакрыты. Потом он медленно сказал: - Оружия у меня нет. И я не совершил никаких преступлений. Вы заблуждаетесь, инспектор. Я не участвовал в гангстерской шайке. Я помогал людям, которые боролись за справедливость. Ваша жизнь оказалась слишком сложной для меня. Когда я увидел, как вы здесь живете, я понял, что не могу быть просто наблюдателем. Я хотел помочь, я задыхался от жалости... - Он был наблюдателем, понимаете! - вмешался Симоне. - Ему было запрещено вступать в контакт! - Да, - сказал Мозес. - Мне было запрещено. Я нарушил запрет, и оказалось, что меня обманули. Оказалось, что это бандиты. Мафия или что-то в этом роде... Как только я понял это, я бежал. Часть убытков я уже возместил. Вот... - Он порылся в куче бумаг, вытащил чековую книжку и протянул ее инспектору. - Миллион крон я уже внес в Государственный банк. Остальное будет возмещено золотом, когда я вернусь домой. Чистым золотом... Инспектор взял книжку, не глядя сунул ее в карман. - Продолжайте, - сказал он. - Теперь об Олафе, - сказал Мозес. - Олаф не убит. Олаф не может быть убит, потому что он вообще не живое существо. Олаф и вот Ольга - это, как у вас называется, кибернетические устройства, роботы, запрограммированные так, чтобы походить на среднего человека соответствующего социального положения... Мы должны были покинуть Землю прошлой ночью. Здесь в горах наша стартовая площадка. Но случилась авария... Вот Луарвик - он наш пилот, он сильно пострадал, видите. И еще при взрыве погибла энергетическая станция, которая питала наших роботов. Ольгу я подключил к переносному аккумулятору... - он двумя пальцами поднял со стола и показал инспектору черную коробочку, - а аккумулятор Олафа - чемодан, помните? - оказался у вас. Олаф почему-то не успел включить свой аккумулятор... И вот мы здесь застряли. Я очень прошу вас помочь нам. Все молчали. Госпожа Мозес любезно улыбалась, стоя у стены. Потом Луарвик что-то пробормотал и неуклюже заворочался в кресле. Мозес положил ему руку на лоб, и он затих. Инспектор сказал: - Это вы меня вызвали сюда? - Да. Я надеялся, что вы отвлечете Хинкуса. - Записка - тоже ваша работа? - Да. И браунинг. - Плохо, - сказал инспектор. - Неуклюже.
в начало наверх
- Да, - сказал Мозес. - Не умею я такие вещи... Поймите, я не преступник. Я виноват, конечно, но ведь еще не все потеряно. Вместо меня пришлют другого, и со временем мы установим с вами официальный контакт, поможем вам - поможем вам уничтожить на земле горе, страх, нищету, ненависть... Дайте нам возможность вернуться домой, инспектор!.. - Вы могли уже двадцать раз уйти отсюда, - угрюмо сказал инспектор. - Мне понадобилось вас арестовать, чтобы узнать об этом вашем желании. - Мы не можем уйти. Только Олаф умеет исправлять повреждения. Он механик. Без него мы как без рук. А аккумулятор у вас. Отдайте нам чемодан, и мы уйдем. - Ах, чемодан!.. - неприятно улыбаясь, сказал инспектор. - Слушайте, Петер, - снова вмешался Симоне. Видно было, что он изо всех сил сдерживается и очень старается говорить спокойно. - Ведь вы хотели бы, чтобы никакого убийства не было? Отдайте им чемодан, они на ваших глазах снова включат Олафа и уйдут... Поймите, если бы не эта авария, их бы здесь уже давно не было и не было бы убийства... - Не пойдет, - коротко сказал инспектор и встал. - Да почему же?! - в полном отчаянии заорал Симоне, потрясая кулаками. - Слишком много вранья наворочено вокруг этого чемодана, - жестко сказал инспектор. - Хватит на эту тему!.. Господин Вельзевул, повторяю: вы арестованы. Имейте в виду, Чемпион ищет вас, чтобы убить. Имейте это в виду, когда начнется стрельба. В ваших показаниях будет разбираться суд, а я могу вам только обещать, что буду защищать вас силой оружия до последнего. Все. Он шагнул к двери, и тут Симоне, налившись кровью, заорал во все горло: - Да подождите же, черт вас дери!.. Стойте!.. Вот... Вот. Вот чертеж их корабля! - Он хватал со стола и тыкал в лицо инспектору смятые бумаги. - Вот траектория их полета... Вот схема робота... Вы можете понять: Ольга не человек. Это робот. Вы понимаете, каких высот в науке они достигли, если умеют создавать таких роботов!.. Вы понимаете, что мы потеряем, если они погибнут? Боже мой, Мозес, не стойте столбом! Покажите этому болвану хотя бы то, что вы показывали мне!.. Мозес схватил черную коробочку и завертел ее в длинных белых пальцах. Инспектор попятился, выставив перед собою люгер. Он не отрываясь смотрел на госпожу Мозес. А госпожи Мозес уже не было - вместо нее хихикал, показывая плохие зубы, Филин-Хинкус. Потом он расплылся, потерял очертания и вдруг превратился в Симоне. Потом - в хозяина, потом - в инспектора, потом в какого-то незнакомого человека с толстой сигарой в зубах, потом - в Кайсу и, наконец, снова в госпожу Мозес, которая подхватила с пола скрученный узлом швеллер и легко, как пластилин, развязала его. Инспектор медленно вытер с лица выступившую испарину. Он хотел заговорить и не мог. А Симоне кричал, брызгая слюной: - Ну!.. Ну!.. Вы видели? Теперь вы верите?.. Ну!.. - Всем арестованным оставаться в комнате, - проговорил наконец инспектор и повернулся к двери. - Инспектор, - сказал вдруг Мозес ему в спину. - Ну хотя бы Луарвика. Я - ладно... Пусть... Но отпустите хотя бы Луарвика. Он ни в чем не виноват. И он не приспособлен долго жить у вас, на Земле. Его не тренировали специально, как меня. Он умирает. Я прошу уже не за себя, инспектор... Инспектор, не оборачиваясь, шагнул в дверь. Хозяин молча последовал за ним, и уже в коридоре огромными прыжками их нагнал Симоне. - Вы понимаете, что вы делаете? - сказал он задыхаясь. - Ведь вы наврали насчет почтовых голубей?.. Если поможем им бежать, у нас хоть совесть будет чиста. - Это у вас она будет чиста, - сказал инспектор угрюмо. - У меня будет замарана по самые уши... - Но они же ни в чем не виноваты! Их обманом втянули в эту историю. - В этом будут разбираться другие инстанции. Они вышли через холл и остановились у дверей конторы. - Вот тебе и первый контакт... - бормотал Симоне, голова его была опущена, плечи ссутулились. - Вот тебе и встреча двух миров!.. - Не капайте мне на мозги, - сказал ему инспектор. - Алек, отправляйтесь в холл, это будет ваш пост Симоне, перестаньте ныть. Поднимитесь на крышу и следите за небом. Я буду здесь, в конторе. Он достал ключ и отпер дверь. - Алек, - в отчаянии сказал Симоне. - Попробуйте вы. Помогите мне убедить этого кретина!.. Инспектор вошел в контору, с грохотом захлопнул за собой дверь и повернул ключ. Симоне ударил в дверь обоими кулаками и заорал: - Вы, мелкая полицейская пешка! Вы понимаете, что единственный и последний раз в жизни судьба бросила вам кусок! В ваших руках действительно важное решение, а вы ведете себя, как распоследний тупоголовый.... Инспектор не слушал его. Он подошел к окну, оглядел пустую равнину, опустил железные жалюзи и сел за стол. Он осторожно взялся обеими руками за голову и несколько секунд сидел неподвижно, постанывая сквозь зубы. Потом снял телефонную трубку. Трубка молчала. Инспектор постучал по рычагу, оскалился, швырнул трубку и яростно ударил кулаком по аппарату. Потирая ушибленную руку, встал, прошелся по комнате, остановился у стены, постоял, прислонясь лбом к холодной облицовке, потом вернулся к двери. За дверью было тихо. По-видимому, Симоне и хозяин уже ушли. Инспектор отпер дверь, выглянул. В коридоре было пусто, только у выхода в холл сидел, откинув хвост, Лель, неподвижный, как изваяние. Инспектор тихонько прикрыл дверь и снова сел за стол. Лицо у него осунулось, глаза стали бессмысленными. Некоторое время он сидел не двигаясь, потом произнес: - Ну, хорошо... Ну, а что делать-то? Делать-то что?.. - Он положил голову на руки. Дверь скрипнула, и инспектор поднял голову. Бесшумно ступая, вошла Брюн, чуть пошатываясь, остановилась у стола. Одной рукой она прижимала к груди початую бутылку, в другой был стакан. Она поставила все это на стол перед инспектором, а сама повалилась в кресло для посетителей. - Ну, хорошо, - сказал инспектор. Он думал вслух. Он почти не замечал Брюн. - Пусть он пришелец. Пусть... Дальше-то что? Проходу же не будет... Поймал, в руках держал - и выпустил. Все отдал, нате, пользуйтесь, и - выпустил... Поверил краснобаю. - Не верьте, - решительно сказала Брюн. - Нельзя. - Просто он гипнотизер... Блестящий, невиданный мастер... Водит вокруг пальца, а мне два года до пенсии. - Инспектор застонал. - Какого черта я не уехал отсюда сразу же... Настойки эдельвейсовой ему захотелось, идиоту... - Он снова застонал и взялся за голову. - А если даже пришельцы? Мне-то какое дело? Какое мне до них дело?.. Не хочу я за них отвечать... - Главное - не верьте, - снова сказала Брюн. - Никому нельзя верить. Я один раз поверила, всего один раз, и вот сижу в этой дыре - одна, и никому не нужна... В нашем прекрасном, замечательном, вонючем, гадском мире... Никому! Она налила полстакана бренди, отхлебнула и передала стакан инспектору. Тот машинально допил остальное. Тут дверь отворилась, и вошли Симоне с хозяином. Хозяин поставил перед инспектором кружку кофе, а Симоне, не обращая внимания на Брюн, взял у стены стул и уселся напротив инспектора. - Луарвику совсем плохо, - сказал он. - Он задыхается. Мозес говорит, что больше часа ему не выдержать. Вы его загубите, Глебски, и это будет скотский поступок... Держа люгер одной рукой, инспектор взял кружку другой, поднес ко рту и поставил обратно. - Отстаньте от меня, - сказал он устало. - Все вы болтуны. Алек заботится о целости своего заведения, а вы, Симоне, просто интеллектуал на отдыхе. - А вы-то, - сказал Симоне, - вы-то о чем заботитесь? Лишнюю бляху захотелось на мундир? Брюн вдруг встала, неуверенным движением подхватила бутылку и вышла, бормоча: "Везде одно и то же.. Скучища... Вранье". - Нет, - сказал инспектор, покачав головой. - Не в этом дело, хотя лишняя бляха бедному полицейскому не помешает... Я не эксперт, Симоне. Я полицейский чиновник. Вы ни черта не смыслите в законе, Симоне. Вы воображаете, что существует один закон для людей, а другой - для вурдалаков и пришельцев. Мозес - бандит. Моя обязанность - передать его суду... Даже если он пришелец... Вот все, что я знаю. Симоне молча щерился, глядя на него. Хозяин подошел к окну и поднял штору. Инспектор оглянулся на него. - Зачем вы это сделали? Прижимаясь лицом к стеклу, хозяин оглядывал небо. - Да вот все посматриваю, Петер... - медленно сказал он, не оборачиваясь. - Жду, Петер... Жду... Инспектор положил люгер на стол, взял кружку обеими руками и, закрыв глаза, сделал несколько глотков. И тут он ощутил, как сильные руки взяли его сзади за локти. Он открыл глаза, и дернулся, и застонал. - Ничего, Петер, ничего... - ласково сказал хозяин. - Потерпите. Симоне с озабоченным и виноватым видом уже засовывал люгер себе в карман. - Предатели!.. - сказал инспектор с удивлением. - Нет-нет, Петер, - сказал хозяин. - Но надо быть разумным. Не одним законом жива совесть человеческая... Симоне, осторожно зайдя сбоку, похлопал инспектора по карманам. Звякнули ключи. Инспектор рванулся изо всех сил и потерял сознание от страшной боли в поврежденном плече. Когда он пришел в себя. Симоне уже выходил из комнаты с чемоданом в руке, а хозяин, все еще придерживая инспектора за локти, тревожно говорил: - Поторапливайтесь, Симоне, поторапливайтесь. Ему плохо... Инспектор хотел заговорить, но у него перехватило горло, и он только захрипел. Хозяин озабоченно наклонился над ним. - Господи, Петер... - проговорил он. - На вас лица нет... - Бандиты... - прохрипел инспектор. - Арестанты... - Да-да, конечно, - покорно согласился хозяин. - Вы всех нас арестуете и правильно сделаете, только потерпите немного, не рвитесь, ведь вам же очень больно, я вас пока все равно не выпущу... Но инспектор рванулся снова, и все завертелось у него перед глазами, все застлала мутная звенящая пелена, и в этом тумане, сквозь этот звон раздавались какие-то неразборчивые голоса, кто-то кричал, кто-то торопил, что-то трещало и гремело, звенело разбиваемое стекло, и, когда инспектор опомнился, он лежал на полу, а хозяин стоял рядом с ним на коленях и смачивал ему лоб мокрой тряпкой. Он был очень бледен. - Помогите мне сесть, - прохрипел инспектор. Хозяин повиновался. Дверь была распахнута настежь, слышались возбужденные голоса, потом что-то снова грохнуло и затрещало. Хозяин болезненно сморщился. - Пр-роклятущий сундук! - произнес он сдавленным голосом. - Опять косяк разворотили... Под окном голос Мозеса гаркнул с нечеловеческой силой: - Готовы? Вперед!.. Прощайте, люди! До встречи! До настоящей встречи!.. Голос Симоне прокричал в ответ что-то неразборчивое, а затем стекла дрогнули от какого-то жуткого клекота и свиста, и стало тихо. Инспектор поднялся на ноги и пошел к двери. Хозяин суетился рядом. Он беззвучно шевелил губами, кажется, молился. По широкому лицу его стекали капли пота. Они вышли в пустой холл, по которому гулял ветер. Входная дверь была снесена, журнальный столик перевернут и раздавлен. Инспектор направился к лестнице, но на первых же ступеньках ему стало дурно, и он остановился, вцепившись в перила. Хозяин кинулся поддержать, но инспектор отпихнул его и сказал: - Убирайтесь к черту! Слышите?.. Он медленно побрел по лестнице, цепляясь за перила, миновал Брюн, испуганно прижавшуюся к стене, поднялся на второй этаж и направился в свой номер. Дверь номера Олафа тоже была распахнута, там было пусто. И тут внизу кто-то закричал - отчаянно, истошно, страшно: - Вот они!.. Поздно!.. Будь оно все проклято! Поздно!.. Голос сорвался. Внизу в холле затопали, что-то упало, покатилось, и вдруг все эти звуки перекрыло ровное далекое гудение. Тогда инспектор повернулся и, спотыкаясь, побежал к черной лестнице. Вся широкая снежная долина распахнулась перед ним. Вдаль, к синеющим горам, уходили две голубоватые совершенно прямые лыжни. Они уходили на север, наискосок от отеля, и там, где они кончались, видны были черные, словно нарисованные на белом, фигурки беглецов. Впереди мчалась госпожа Мозес с гигантским сундуком под мышкой, а на плечах у нее нелепо и дико моталась длинная, как удилище, фигура Мозеса. Правее, чуть отставая, ровным финским шагом несся Олаф с Луарвиком на спине. Они мчались быстро, сверхъестественно быстро, а сбоку, им наперерез, сверкая на солнце лопастями и стеклами кабины, заходил вертолет. Вся долина была наполнена ровным мощным гулом. Вертолет медленно, словно бы неторопливо, снижался,
в начало наверх
прошел над беглецами, обогнал их, вернулся, опускаясь все ниже, а они продолжали стремительно мчаться по долине, будто ничего не видя и не слыша, и тогда в это могучее монотонное гудение ворвался новый звук, злобный отрывистый треск, и беглецы заметались, а потом Олаф упал и остался лежать неподвижно, кубарем покатился по снегу Мозес, а Симоне рвал на инспекторе воротник и рыдал ему в ухо: "Видишь!.. Видишь!.." А потом вертолет повис над неподвижными телами, медленно опустился и скрыл тех, кто лежал неподвижно, и тех, кто еще пытался ползти. Снег закрутился вихрем, и сверкающая снежная туча встала горбом на фоне сизых отвесных скал. Снова послышался злобный треск пулемета, и хозяин сел на корточки, закрыв глаза ладонями, а Симоне все рыдал, все кричал: "Добился?.. Добился своего? Дубина... Мерзавец!.." Вертолет так же медленно поднялся из снежной тучи и, косо уйдя в пронзительную синеву неба, исчез за хребтом. И тогда внизу тоскливо и жалобно завыл Лель. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх