UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Сергей СТУЛЬНИК

  ЧТО ТАМ, ЗА РЕКОЙ?..




...день, который Димка ждал с радостным  нетерпением,  и  к  которому
тщательно готовилась вся семья, наконец наступил. Сегодня Димка  проснулся
уже совсем взрослым, пятилетним мальчиком. И сегодня его ожидали  подарки,
поздравления и восторги гостей. Димка предвкушал все это, и ему было очень
весело.  Мама  с  бабушкой  постарались  -   праздничный   стол   выглядел
великолепно! Особенно - пирог в центре, с пятью свечечками по  окружности.
Папа тоже веселился вовсю, помогая маме и  бабушке,  и  все  время  смешно
подмигивал Димке. Еще бы ему было не веселиться, не он бегал по  магазинам
и рынкам, раздобывая всякие вкусности, украсившие именинный стол...
Гости себя долго ждать не заставили. Удивлялись, как Димка подрос  за
прошедший год. Чмокали  в  щеки,  и  конечно  же,  дарили  подарки!  Димка
чувствовал себя невероятно  счастливым,  как  никогда  в  своей  пока  еще
коротенькой жизни. Он был героем сегодняшнего дня и ему хотелось как можно
скорее познакомиться со всеми интересными вещами, которые ему надарили. Он
даже забыл, как немножко грустил вчера,  что  не  будет  на  его  именинах
никого из ребят сегодня, ничего, бабуля готовит на  завтра  второй  пирог,
для друзей из садика...
Когда все уселись за стол, выпивать, закусывать вкуснейшими  штуками,
приготовленными мамой и бабушкой  с  особым  старанием,  Димка  с  большим
трудом заставлял себя оставаться на своем месте. И, после  третьего  тоста
за именинника, когда папа наконец разрешил ему выйти  из-за  стола,  чтобы
заняться новыми, только что подаренными игрушками, Димка соскочил со стула
с возгласом радости и улетел от стола как пробка из бутылки шипучки.  Папа
у Димки был самый умный на свете папа, и Димка знал, что он  ему  разрешит
выйти...
Гости, провозгласив еще несколько тостов, принялись  разговаривать  о
своих, взрослых, делах.  Поговорили,  конечно,  о  политике,  о  последней
сессии, немного об урожае, о спорте, об армии и флоте, о ценах, конечно, в
общем, обо всем на свете. Ох уж эти взрослые, вечно у них какие-то скучные
и никчемные дела... Суетливая тетя Маша со всеми подробностями рассказала,
как ей удалось отвоевать на аукционе  "премиленькую  картинку",  громко  и
долго  восхищалась  тем,  "что  у  нас  наконец  все  как  у  людей,  даже
аукционы!"... У  дяди  Васи,  ее  мужа,  при  этом  было  довольно  кислое
выражение лица. Разговоры о взрослых делах за столом не умолкали. О Димке,
"виновнике" торжества, никто уже и не вспоминал.
Но  дедушка  Коля,  бабулин  приятель,  который  подарил   имениннику
большую, красную, импортную пожарную машину с электронным  управлением,  и
которому наскучила застольная болтовня, решил пообщаться с мальчиком.
- А я знаю, кем ты хочешь стать! - сказал он таинственно и  негромко,
наблюдая за тем, как Димка азартно жмет на  кнопочки  маленького  пультика
управления, гоняя сверкающую лаком "пожарку" по всей комнате. - Ты  хочешь
быть пожарником... - и румяный пышноусый дедушка подмигнул Димке. - Должен
тебе сказать, малыш, это совсем неплохой выбор для мужчины.
Димка, увлеченный машиной, даже не посмотрел на смешного  бабушкиного
приятеля,  лысенького,  ничего  не  понимающего  дедушку,  но  он  отлично
расслышал все, что тот сказал, и отрицательно покачал головой.
- Ты не хочешь быть пожарником?! - дедушка Коля, казалось, поразился.
- А кем же тогда?! Ты делаешь ошибку, парень, поверь мне... - добавил он и
громко, приглашая других гостей принять участие в судьбоносном  разговоре,
сказал: - Димка говорит, что не хочет быть пожарником!..
Сам дедушка Коля пожарником никогда  не  был,  он  был  пенсионер.  А
раньше  -  каким-то  начальником,  бабушка  говорила.  А  еще   раньше   -
спортсменом.
Мама всплеснула руками: - Ну и не надо!!
Бабушка вторила ей: - Не дай бог, свят, свят!..
Мамина сестра, теть Шура, младшая бабулина дочка, радостно  сообщила:
- Нет! Димочка уже обещал мне, что  когда  вырастет,  то  будет  капитаном
большого белого парохода  и  будет  иногда  катать  на  нем  свою  любимую
тетеньку!
Димка отложил  пульт  управления,  и  "пожарка"  замерла,  уткнувшись
передним бампером  в  ножку  стула,  на  котором  восседал  дедушка  Коля.
Виновато опустил голову и  тихонько  сказал:  -  Я  передумал  становиться
капитаном, тетя...
Дедушка  Коля  вновь  попытался  взять  первый  голос  в  беседе.  Он
торжественно провозгласил: - Но, юноша, отвергая две  такие  заманчивые  и
романтические профессии, как командир пожарной машины и  капитан  корабля,
вы наверное имеете в запасе  нечто  лучшее!  Не  скрывайте  это  от  своих
друзей. Итак...
- Говори, Димочка, кем ты хочешь быть! - подбодрила мама. Она  только
и делала, что извинялась перед гостями за то, что не удалось достать  торт
"Птичье молоко", а теперь  решила  переключиться  на  другую  тему.  -  Не
бойся!..
Кто-то из гостей заметил:
- Они сейчас все бизнесменами хотят быть...
- Во-во, или фотомоделями! - поддержал другой.
- И удрать за границу... - негромко прокомментировал третий.
- А я и не боюсь... - так же тихонько сказал мальчик.
- Ну же, сын, в самом деле, кем же ты у меня хочешь быть? - вступил в
разговор папа. Папа у Димки был строгий. Но самый умный на свете  и  самый
лучший из пап.
Димка поднял глаза, посмотрел на папу, помолчал и громко сказал:
- Я хочу быть Богом.
В комнате воцарилась тишина. Кто-то подумал, что ослышался, кто-то  -
что не понял сказанного.
Все с удивлением и ожиданием смотрели на Димку.
- Кем-кем? - бодро переспросил дедушка Коля, поворачиваясь к мальчику
боком и приставляя к уху ладонь локатором, чтобы лучше слышать, наверное.
- Богом. Я хочу быть Богом.
Голос Димкин  звучал  спокойно,  со  странной  уверенностью  в  своих
словах.
- Но, Димушка... - мама растерянно посмотрела на  сына.  Потом  -  на
гостей. - Какие, право слово, фантазии у тебя!
Она  пожала  плечами,  еще  раз,   будто   извиняясь,   обвела   всех
присутствующих взглядом, подумала, что лучше  бы  уж  вернуться  к  старой
теме, хотя ей  и  придется  опять  краснеть  из-за  отсутствующего  торта.
Подошла к Димке.
- Но как ты это понимаешь, сынок, почему... богом?
Дедушка Коля громко рассмеялся: - Дает юнга!
А еще раньше дедушка Коля служил во флоте и был на  войне  командиром
подводной лодки, бабушка рассказывала Димке.
- До такого не додумался бы даже мой оболтус в свое время!  -  сказал
дедушка, отсмеявшись.
Напряжение несколько спало. Смех дедушки Коли разрядил обстановку.
Надо сказать, никто не думал, что  Димкина  семья  отличается  особой
религиозностью. Лишь бабушка, это знали  все,  дважды  в  неделю  посещала
церковь и считала себя глубоко верующим человеком. Папа  и  мама  Димкины,
хотя и не причисляли себя  к  убежденным  атеистам  из  опасения  прослыть
несовременными людьми, церковь регулярно не посещали, и большого  значения
этому не придавали.
Папа обратился к бабушке с некоторым раздражением:  -  Это  все  ваши
чрезмерные молитвы дома и разговоры о  боге!  Это  может  повредить  Диме!
Всему свое время. Он еще не готов принять  и  понять  это.  Для  него  это
слишком  сложно!  Вот  подрастет,  и  тогда  пусть  выбирает  себе   любые
убеждения, абы только фашистом не стал.
- Да я лишь немножко почитала  ему  из  детской  Библии!  Но  он  так
слушал... Кстати, не вижу ничего  дурного  в  том,  чтобы...  в  том,  что
Димочка сказал!  Ребенок  тянется  к  чему-то  светлому  и  доброму.  Это,
по-моему, прекрасно! - бабушка была настроена воинственно  и  потому  дала
отпор демократу-папе.
Разговор  перетек  в  русло  выяснения  отношений  присутствующих   к
религиям, потом еще о чем-то заговорили. И о Димке вновь позабыли, занятые
своими взрослыми темами. Ох уж эти взрослые...
Когда гости разошлись и Димку уложили спать, в  детскую  зашел  папа.
Сел на стул, стоящий рядом с кроваткой, погладил сына по темным волосикам,
ласково улыбнулся.
- Почему ты так сказал, Дымок?  Богом...  ты  взаправду  хочешь  быть
Богом?..
- Правда, пап! Я правду сказал, ты же всегда учил, что врать плохо! Я
хочу быть Богом. Он все-все на свете может и его все любят!
- Это невозможно, Дымок... - папа вздохнул.
- Почему?
Папа пожал плечами. Такой вопрос был  из  разряда  самых  простых  на
свете вопросов, на которые ни один родитель не в состоянии так  же  просто
ответить ребенку, но которые все дети всегда и во все времена задает. Папа
помолчал; еще раз вздохнул и сказал тихо: - Ты  еще  маленький,  сынок.  И
многое не сумеешь пока понять... В этом мире даже человеком  трудно  быть,
не то что Богом. - Папа опять помолчал, потом поцеловал  сына,  сказал:  -
Доброй ночи! - и ушел из детской.


...через некоторое время бабушка собрала  семейный  совет.  Поведение
внука и сына  всем  стало  казаться  странным.  Он  полюбил  оставаться  в
одиночестве, рисовал какие-то знаки не знаки,  непонятные  такие  рисунки,
вовсе  не  похожие  на  те,  что  он  малевал  раньше;  о  чем-то  надолго
задумывался, сидел, неподвижно уставившись в одну  точку.  Мама  отметила,
что у Димки такие глаза стали, как-будто он знает все: в них не  светилось
прежнее, обычное детское  любопытство.  Бабушка  засвидетельствовала,  что
когда у нее были сильнейшие  головные  боли,  разыгралась  мигрень,  Димка
подошел к ней пожалеть бабулю, как часто делал и раньше, но на этот раз  -
вместо того, чтобы сказать ей что-нибудь  жалостливое,  он  молча  стал  у
кровати, положил ей  на  голову  ручку,  затем  вторую,  подержал  ладошки
прижатыми к вискам, и буквально через пять  минут  бабушка  почувствовала,
что боль исчезла совершенно!.. А папа  поведал  о  странном  происшествии:
однажды он выключил телевизор, но через секунду аппарат вновь заработал  -
Димка хотел досмотреть мультяшку, причем папа клятвенно заверял, что Дымок
к телевизору не прикасался. Тут мама с бабушкой переглянулись.
- Ну, это уже слишком, - сказала мама. Бабушка тут же вставила: - Да,
Игорь, с тобой я хотела поговорить... Я понимаю, что ты не  меньше  нас  с
Юлей волнуешься из-за Димочки. Но все же, извини,  в  последнее  время  ты
злоупотребляешь алкоголем...
Папа покраснел от возмущения.
- Но телевизор я выключил, он и вправду  заработал!!!  -  когда  папа
волновался, он начинал пропускать слова.
- Может, ты слабо нажал кнопку? - спросила мама. - Эти пульты...
- Сейчас речь не о телевизоре, прекратите, - строго сказала  бабушка.
- Сейчас мы должны с тобой предостеречь Игоря от...
Короче говоря, совет семьи закончился  тем,  что  ее  взрослая  часть
решила показать чадо специалисту. У папы имелся хороший знакомый, вместе в
теннис на кортах "Динамо" играли. Знакомого звали Сергей  Петрович,  и  он
работал в  престижной  клинике,  считался  в  своей  области  компетентным
знатоком, его  имя  было  известно  достаточно,  чтобы  даже  скрупулезная
бабушка почувствовала себя успокоенной.


...Сергей Петрович оказался веселым, подвижным молодым человеком  лет
тридцати трех с виду. Он приехал вместе с женой и дочерью.
Знакомство произошло быстро, бабушке Сергей  Петрович  понравился,  и
папа почувствовал уверенность. Подумал: "Как хорошо,  что  я  знаю  Сергея
давно, не пришлось искать хорошего детского  психиатра,  в  котором  можно
было бы быть уверенным".
После беседы и осмотра обе семьи вместе собирались ехать на  пикничок
к  реке,  за  несколько  километров  от  города.   Сергей   Петрович   был
соответствующе  одет.  На  нем  были  джинсы,  яркая  спортивная  майка  и
оригинальная кепочка с зеркальным козырьком. Когда на этот  козырек  падал
свет, по потолку бегали "зайчики".
Говорил Сергей Петрович не умолкая. О детских заболеваниях,  о  своей
клинике, о теннисе.  Бодростью  и  уверенностью  он  производил  настолько
благоприятное впечатление, что мама с бабушкой незаметно  показывали  папе
одобрительные знаки. Папа немножко  загордился  даже,  что  у  него  такой
приятель имеется, и пожалел, что  еще  раньше  не  приглашал  партнера  по
теннису в гости. Впрочем, раньше и повода вроде не было...
Когда Димка вошел в комнату и поздоровался, Сергей  Петрович  ответил
ему  доброжелательно,  но  вскользь,  и  казалось,  перестал  обращать  на

 
в начало наверх
мальчика внимание. Разговаривал со взрослыми, жена его помалкивала, а дочка заигралась с куклой, и даже не заметила, наверное, появления Димки. Вдруг Сергей Петрович повернулся к мальчику и спросил: - Послушай, а у тебя есть что-нибудь интересное там, в твоей комнате, что ты мог бы мне показать? Папа вот мне показывал свои любительские фотоснимки, а ты чем увлекаешься?.. Димка, казалось, смутился. Пожал плечиками. - Пойдем к тебе, а? Я ужасно любопытный и очень люблю дружить! ты всего на полгодика старше моей Машеньки, она потом тебе расскажет, какие мы с ней друзья!.. С тобой мы тоже подружимся... Открытое, располагающее к себе лицо Сергея Петровича, его мягкий голос и простецкие манеры могли очаровать кого угодно. Их, наверное, специально этому учили, подумал папа. - Хорошо, пойдем, - сказал Димка, подошел к дяде Сереже и взял его за руку. - Я покажу... Кое-что у меня для тебя найдется, чтобы показать. Пожарная машина, например. - Ты там пока займи гостя, а мы будем готовить все для пикника! Чтобы не забыть ничего! - поспешно сказал папа, стараясь соблюсти непринужденность ситуации. - Друга, друга, не гостя, - поправил папу Сергей Петрович, уходя с Димкой... Вернулись они из детской только через час. Мама, бабушка и жена Сергея давно снесли и погрузили провизию, папа нервно ходил из угла в угол, поглядывая на окольцованное именными "Командирскими" левое запястье... Сергей был по-прежнему весел, много говорил, и морщины на папином лбу разгладились, когда он увидел и услышал это. Сергей взял Димку в свою машину. Папа вывел "девятку" вслед за его "фордом", и обе машины помчались по полупустым в этот воскресный день улицам города. По дороге папа рассуждал: - Скорее всего ничего существенного. Уверен, что Сергей знает, как распознать отклонения. Знает, что делает. Их этому учили, и практика у него обширная! Если бы что-то опасное, он бы так не веселился. Сейчас, у реки, он нам все выложит... Через некоторое время "форд" Сергея Петровича свернул на старую, узкую дорогу, папа повернул вслед, и за каких-нибудь десять минут машины доставили своих пассажиров в живописное пустынное местечко. Все с радостью ступили на травку. Быстро раскинули маленький лагерь на берегу, разожгли костерок. Димка и Машенька, которые познакомились и подружились в дороге, убежали строить крепость из песка, а взрослые занялись приготовлениями горячей снеди. Сергей, ловко орудуя ножом, говорил папе, маме и бабушке Димки: - Малыш прекрасный! И никаких отклонений я не выявил. Умница! Уж можете поверить моему опыту! Я незаметно провел тестирование по самой новейшей разработке нашей клиники, ваш мальчик самый нормальный ребенок, обыкновенный пятилетний ребенок. Многим в этом возрасте, впрочем, не только в этом, свойственно мечтать и внушать себе нечто, но у него все это в пределах нормы. Даже воображаемого собеседника у него нет, как у некоторых детишек... Это ваша вина, вы пошли на поводу у собственной подозрительности. Мнительные вы очень, доложу я вам... У бабушки прошли головные боли? Извините, Тамара Станиславовна, но почему вы это связали с Димой? Головные боли для того и появляются, чтобы в какой-то момент, рано или поздно, исчезнуть. Ничего сверхъестественного в этом нет. Или... мальчик рисует знаки, символы, непонятно что. А вы что, хотите, чтобы он в пять лет нарисовал вам какие-нибудь "Подсолнухи" или Сикстинскую Мадонну?.. - Сергей рассмеялся. - Даже Моцарт в этом возрасте еще не писал шедевров! вы сами начинаете фантазировать, воображать невесть что, и убеждаете себя, что в Диму что-то вселилось, что с ним что-то не так, и что теперь он не такой как все дети. Не такой, каким был раньше. Кстати, Игорь, что ты там говорил о выключенном телевизоре, который включился сам по себе? А? Боюсь, что мне придется взяться за ваше лечение, вместо того чтобы тревожить Диму... Папа махнул рукой, бабушка сидела красная как помидор, мама опустила глаза, наконец папа выдавил: - Не знаю, Сергей, прямо наваждение какое-то... Может быть, я действительно плохо кнопку нажал? Но ты нас успокоил, спасибо... здорово успокоил... Жена Сергея Петровича, крупного специалиста в соей области, сидела молча, улыбалась. Позвали детей. Во время обеда было весело. Больше всех говорил, конечно, Сергей. Всех смешил, рассказывал анекдоты. Детям он корчил очень смешные рожицы. Димке он даже попробовал подарить свою кепочку с зеркальным козырьком. Димка примерил ее, вежливо поблагодарил, но брать насовсем не пожелал. Возвращая кепочку дяде Сереже, мальчик вдруг внезапно весело расхохотался, будто что-то представил или о чем-то вспомнил... - Нет, вы только посмотрите, сколько в нем жизнерадостности и веселья! - не утерпел Сергей Петрович. Он так победно смотрел на папу, маму и бабушку, словно в этом была его личная заслуга - в том, что дымок такой славный малыш. Потом дети убежали достраивать свою крепость, мамы разрешили им раздеться и немножко поплескаться у самого бережка... Взрослые продолжали беседу. Потом немного попели (ко всему прочему Сергей превосходно играл на гитаре!), потом сыграли в покер "по маленькой". Пикник проходил отлично... Сергей Петрович вновь вернулся в беседе к "проблеме Димы" и к детям вообще. Ему явно нравилось быть в центре всеобщего внимания. - Должен сказать, что ваш мальчик оригинален. Это в моей практике первый случай, когда ребенок пожелал стать Богом. Был у меня один мальчуган, так тот сильно жаждал быть Фредди Крюгером, но с ним все ясно, родителям надо было руки поотбивать за то, что не следят, какие фильмы смотрит отпрыск по видику... Там, в его комнате, я осторожно спросил Димочку, что бы он хотел в своей жизни дальше делать. Он ответил, что хотел бы всем помочь и всех спасти, но не смог ответить, от чего спасти... Конечно, я не рекомендовал бы слишком нагружать его религиозной литературой, когда подрастет, и проповедями сейчас. Информация о Боге... лучше перевести его добрые устремления и пожелания на что-нибудь конкретное, на семью. Ну, там помочь маме и бабушке по дому, дайте ему какие-нибудь обязанности, пусть даже совсем несложные. А ты, Игорек, как только состояние дел на фирме позволит, высвобождай часок и почаще вози его в зоопарк, на природу, или, к примеру, в... Тут Сергей Петрович внезапно осекся. Его жена, носившая большие очки, глядя прямо перед собою, то есть мужу за спину, так как Сергей сидел спиной к реке, лихорадочно пыталась протереть кусочком замши линзы. Как только ей это удалось, она их быстро водрузила на нос, и глаза молчаливой спутницы жизни профессионального говоруна вдруг расширились до такой степени, что стали едва ли не больше очковых линз размерами. Пока Сергей Петрович разворачивался, он успел заметить, что все остальные тоже смотрят в сторону реки, и выражения их лиц на глазах меняются... - ...Мне надоело строить крепость! - сказала Машенька. - Все равно она потом развалится. Давай лучше побегаем по бережку! Я буду убегать, а ты меня будешь ловить! - Не хочу, - сказал Димка. Он смотрел на противоположный берег реки. На той стороне чернел лес. Подступал к самой воде, и от этого _т_о_т берег казался таинственным, притягательно загадочным. Словно манил к себе. Казалось, стоит лишь в тот лес войти, и все сразу волшебно изменится, будто в другой мир попадешь... И там взрослые не будут такими глупенькими... Машенька что-то говорила, но Димка не слышал, что, неотрывно глядя за реку. Потом сделал шаг к воде, но внезапно остановился, оглянулся на девочку, о чем-то подумал и сказал: - Хочешь сходим туда, - он показал ручкой на таинственный лес за рекой, - и посмотрим, что там? Хочешь? Не боишься?.. - Хочу, - ответила девочка. - Хотя боюсь. Но я не умею плавать, и лодочки нету. - И не надо. Ничего страшного нет, когда не боишься. Я проведу тебя. Когда очень хочется, то получится, надо только очень-очень захотеть. И не бояться. Давай руку. Машенька доверчиво вложила ладошку в протянутую ковшиком ладонь Дымка. Так они и пошли к воде, взявшись за ручки... - Главное, не бойся, - сказал мальчик. ...люди на берегу молча, изумленно, не веря глазам своим, таращились на две маленькие фигурки, перемещающиеся по поверхности воды. Дети шли не спеша, держась за руки; прямо по дорожке отражения заходящего солнца. Зрелище это было настолько прекрасным, забыто-идиллически прекрасным, что глаз совершенно невозможно было оторвать. Все продолжали смотреть молча, затаив дыхание. Казалось, любой звук может разрушить зрелище, разрушить так непоправимо, что дети вдруг провалятся, уйдут под воду и... Лишь бабушка беззвучно шевелила губами. Для каждого из пятерых взрослых остальные четверо словно больше не существовали. Каждый из пятерых смотрел с_а_м_. Мальчик и девочка уже миновали середину реки. По лицу папы блуждала неопределенная улыбка, он, кажется, что-то пытался вспомнить... Мама смотрела жалостливо, умиленно, по щекам ее текли слезы, но это не были слезы страха и опасения за детей. Бабушка продолжала мысленно возносить хвалу Всевышнему, который, как ей казалось, ответственен за то, что происходило. А глаза жены Сергея Петровича по-прежнему соперничали размерами с очковыми линзами... У него самого просто-напросто "отвисла челюсть". Еще бы. Папа, все так же глядя на реку и улыбаясь, вытянул руку по направлению к психиатру. Несколько мгновений пальцы папы блуждали в воздухе, но затем отыскали то, что стремились найти. Ухватившись за оригинальный козырек, папа Димки натянул кепку Сергея Петровича на нос ее владельцу. - ...А ты помнишь, Игорек, как... - сказала мама. - Я помню, - вздохнул папа, - хотя, казалось, уже успешно забыл... Знаешь, Юлька, тогда все это было не во сне, оказывается... - Да-а, - мама Димки задумчиво посмотрела на бабушку. - Слушай, мам, а это ведь не были козни дьявола, теперь ты понимаешь? И соседского мальчишку Гарика, который потом стал моим мужем и папой Димочки, вовсе незаслуженно считали во дворе злым шутником... Помнишь, как вы его наказывали, взрослые?.. А он просто неправильно понял, _к_е_м_ хочет стать. - Я хотел быть чертом и всех напугать... вокруг постоянно твердили: черт подери, черт подери... Я думал, сильнее черта никого и нету... Веселый я был паренек, да, ничего не скажешь... - папа грустно улыбнулся. - И в свое время я так и не догадался, кто самый сильный на самом деле и что все это вовсе не так уж и страшно... Если бы я сам тогда не испугался, то много лет назад мы вот так же с тобой, Юлька, отправились бы поглядеть, что там, за рекой...

ВВерх