UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Роман СВЕТЛОВ

 ПРОРИЦАТЕЛЬ




   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АЗИЯ


 1

У него было долгое, тощее, жилистое тело, которое  прикрывала  только
козья шкура, обмотанная вокруг чресел. Жесткая обветренная кожа не боялась
ни солнца, ни зимних леденящих  ветров.  Выгоревшие  волосы  были  коротко
острижены: так, чтобы они не лезли в глаза и  не  путались  в  колючках  и
терновнике, когда приходилось пробираться сквозь заросли. Как и тело,  они
могли принадлежать любому возрасту - и двадцати, и пятидесяти годам.  Есть
такая порода  людей,  которая  очень  быстро  теряет  мягкость  юношеского
облика, зато долго не страдает от лишнего жира и немощи, оставаясь  легкой
и подвижной, словно богомол.
Только лицо выдавало, что  Калхасу  нет  тридцати:  лишь  около  глаз
собрались морщинки, да и то  скорее  из-за  обилия  солнца,  плескавшегося
среди белых, желтых, черных скал, которые здесь  были  во  множестве,  чем
из-за переживаний. Длинный  сухой  нос  и  острая  бородка  придавали  ему
сходство с росписями, на которых изображался Пан, но в отличие от веселого
гуляки-бога, глаза Калхаса смотрели ясно и внимательно.
Калхас некоторое время примеривался, затем подпрыгнул и, подтянувшись
на руках, оказался на ближайшем выступе скалы. Дальше пришлось  ползти  по
узкой длинной расщелине, а на последнем участке пути - буквально прилипать
к отвесной стене, цепляясь за малейшие выбоины в ней. В какое-то мгновение
Калхас  почувствовал,  что  устал,  что  нужно  остановиться  и  перевести
дыхание. Он выбрал положение, в котором вес падал на ноги, закрыл глаза  и
сосредоточенно ждал, пока удары сердца не  перестали  отдаваться  в  ушах.
После этого обернулся назад - высоты Калхас не боялся с  раннего  детства.
Отсюда была видна лощина и стадо, расположившееся у ручья. Обе его  собаки
дремали, но их уши стояли торчком и поворачивались на  малейшее  дуновение
ветра. Вот одна подняла голову и посмотрела на скалу. "Наверное,  я  похож
на гигантского паука", - подумал Калхас и улыбнулся.
Отдохнув, он добрался до гребня, а спуск оказался совсем не  тяжелым.
Обратная сторона скалы была покатой, почти  до  самого  верха  росли  злые
колючие кусты. Чтобы не быть замеченным,  Калхас  нырнул  в  них  и  скоро
оказался у подножия. Здесь заросли превращались в сплошную стену, а за ней
лежала лощина, на которой находились его  овцы.  Лощина  огибала  скалу  и
становилась с этой стороны более  широкой,  ручей  же  образовывал  череду
бирюзовых омутов.
Калхас посмотрел на солнце. Девушка уже должна была пройти  мимо  его
укрытия. Он выглянул из зарослей: да, вот она, шагах  в  сорока  от  него,
бредет вверх по течению ручья. Бредет медленно, ноги погружены в  воду  по
икры, голова умиротворенно опущена вниз, сандалии переброшены  за  ремешки
через плечо. Подол туники из грубой некрашеной ткани  заткнут  за  пояс  и
крепкие загорелые ноги обнажены до бедер.
Она идет к омуту, скрытому от места, где Калхас  останавливает  стадо
на полуденный отдых, лишь обманчивой завесой ветвей. Дважды она  приходила
сюда и умывалась, дразня Калхаса своим нагим телом; когда же он бросался к
ней, хватала одежду и убегала. На третий  раз  он  ее  догнал.  Они  долго
любились на берегу омута, и с тех пор девушка навещала  его  почти  каждый
день. Сегодня Калхасу пришло в голову разыграть ее.  Прятаться  заранее  и
сидеть в кустах ему было скучно, поэтому пастух положился  на  ловкость  и
ставшее привычкой чутье времени.
Калхас крался вслед за девушкой, стараясь не привлечь ее внимание  и,
в то же время, оказаться поближе к  ней.  Он  раздумывал,  позвать  ли  ее
голосом отца, толстого ленивого пасечника, торговавшего медом и воском без
особого желания и прибыли, или похотливо заблеять сатиром.  Однако  что-то
насторожило девушку. Она резко обернулась, увидела  Калхаса  и,  изображая
испуг, бросилась бежать.
Вода опутывала ей ноги. Выпрыгнув на берег, она хотела припустить  во
всю прыть, но споткнулась об затаившийся в траве  камень  и  упала.  Когда
Калхас подбежал к ней, девушка вначале захохотала, а потом обиженно  надув
губы, протянула к нему ногу.
Калхас осторожно и внимательно осмотрел ее  ступню.  Нет,  ничего  не
случилось, девушка просто притворялась. Тогда его руки  побежали  выше,  к
колену и дальше,  под  подол  хитона.  Девушка  опять  захохотала,  начала
отбиваться, но Калхас легко справился с ней. Он то  прижимал  ее  лицом  к
земле, то переворачивал на спину, пока не натешился и  не  рухнул  ничком,
прижавшись щекой к щеке.
Потом они полоскались в ручье, повизгивая от  холодной  воды.  Калхас
хватал ее за колени, за бока, за плечи, но она отбивалась: больше  нельзя,
ей пора уходить.
Солнце все еще  было  жарким  и  обволакивало  тело  ленью.  Проводив
девушку, Калхас вернулся к стаду, выбрал место, где травы было побольше, и
улегся на спину, закинув руки за голову. Между ресницами мелькали огоньки,
искры, разливалось красноватое сияние и покой. Медленно, ласково подступал
сон. Он делал тело легким как пушинка,  и  спина  уже  не  чувствовала  ни
травы, ни угадываемой за ней земной тяжести.
Сквозь  красноватое  сияние  Калхас  увидел  Гермеса.  Коричневолицый
сухощавый бог в островерхой пастушьей шляпе с завязками улыбался. Над  его
шляпой и плечами переливались мириады радуг. Так бывает, когда  закрываешь
смоченные водой веки и поворачиваешься к солнцу.
- Пойдем, - сказал Гермес.
Он взял Калхаса за руку  и  тот  без  колебаний  последовал  за  ним.
Перехватило дыхание; было такое ощущение,  словно  Калхас  выпрыгивает  из
своей  груди.  А  потом  сквозь  него  понесся  воздух:  они  стремительно
поднимались к небу. Калхас посмотрел вниз: там  была  зелень,  испещренная
прожилками скал и ручьев. Земля съеживалась, его взгляд вбирал все  больше
ее поверхности. Вот квадраты полей в долине, город, его игрушечные  стены,
вот и он стал размером с ноготь. Еще города, какие-то прерывистые линии  и
палочки. Впереди, слева, справа блеснуло море.  Прежде  чем  Калхас  успел
вспомнить, что видит весь Пелопоннес, что-то  невыразимо  яркое  мелькнуло
перед его глазами, он на мгновение ослеп и потерял сознание. Когда  зрение
и разум вернулись, Калхас увидел себя стоящим  посреди  белой,  сверкающей
как лед поверхности. Она казалась недвижной и все  же,  пастух  чувствовал
это, мчалась вперед, в  ту  сторону,  к  которой  он  был  обращен.  Сухой
прохладный ветер овевал его грудь  и  наполнял  сердце  сладким  ощущением
полета. Гермес, все так же улыбаясь, стоял рядом с ним. В  одной  руке  он
сжимал золотой кадуцей, а  на  раскрытой  ладони  другой  лежал  маленький
стеклянный шарик.
- Где я? - спросил Калхас.
- Далеко, - засмеялся Гермес. - Даже если скажу,  сейчас  тебе  этого
все равно не понять. Ты  ублажен  и  спокоен,  тебе  ничего  не  надо,  ты
спишь... Ты вполне созрел для первого своего шага. Или я не прав?
- Какого шага? - слова бога укладывались  в  голове  Калхаса,  словно
узор из бисера. - К чему я созрел?
- К тому, чтобы смотреть по сторонам  и  размышлять.  К  тому,  чтобы
перестать угадывать и начать прорицать.
- Прорицать?
- Да. Не думай, что это так весело и занимательно. Я даже скажу  тебе
вот что: любой прорицатель предсказывает только самому  себе...  Но  этого
тебе тоже пока  не  понять.  Тебе  хорошо  и  это  хорошо.  Радуйся  -  ты
прорицатель!
- Радуюсь! - радовался Калхас. - Я прорицатель! Но почему я?
- А кто же еще? - Гермес пожал плечами. - Тебе  не  кажется,  что  ты
задал странный вопрос?
- Кажется. - Калхас преданно смотрел на веселого бога, и ему хотелось
смеяться, а еще пить вино или любить женщину.
- И не задавай больше странных вопросов! На, держи-ка! - Гермес кинул
ему стеклянный шарик.
Калхас поймал его, хотел рассмотреть, но  не  успел.  Бог  неожиданно
подошел вплотную, его лицо посерело, вытянулось вперед, изо рта  показался
тонкий широкий язык и лизнул Калхаса прямо в нос.
- Тьфу ты! - крикнул пастух, разом садясь  и  сгоняя  с  себя  сонную
одурь.
Перед ним стояла одна из собак и умильно блестела глазами.
- Иди, иди! - отмахнулся Калхас. Солнце уже клонилось к закату,  пора
было поднимать стадо. Калхас встал, потянулся,  затем  нагнулся  к  ручью,
дабы ополоснуть лицо, и только тут обнаружил,  что  держит  в  руке  нечто
круглое.
Осторожно разжав ладонь, Калхас увидел тусклый стеклянный шарик и  от
неожиданности едва не выронил его. Сердце испуганно сжалось, а спина стала
холодной от пота.
Он спит слишком чутко: никто не мог бы  подойти  незамеченным,  чтобы
вложить этот шарик в руку. И сам он шарика не  подбирал,  значит  остается
сон... неужели это было сном только наполовину, или вообще не было сном?
С трудом удерживая  суматошные,  беспорядочные  мысли,  Калхас  сунул
шарик за щеку и стал собирать овец.


Его прозвали Калхасом за  умение  угадывать.  Как-то  само  собой  он
определял, сколько камешков зажато в кулаке,  чья  собака  зарезала  овцу,
куда следует поехать, чтобы выгодно  продать  шерсть.  Естественно,  такое
случалось не каждый день: Калхас чувствовал  сам,  когда  он  в  состоянии
угадывать, а когда нет; однако и того было достаточно, чтобы его  знали  в
округе. Ему это нравилось, но всерьез свои способности он не  воспринимал.
Однажды он разговаривал с купцом, который часто ездил  в  Дельфы.  Выпучив
глаза, раздувая щеки тот рассказал ему о пифии, о  расщелине  в  скале,  о
тумане, поднимавшемся ниоткуда, о тьме посреди ясного дня. Да и в  Аркадии
имелось Килленское святилище, состязаться с прорицателями которого Калхасу
даже не пришло бы в голову.
Подобно всем аркадянам он был вполне доволен своей  жизнью  и  только
недавно стал раздумывать над ней. Лет двадцать пять назад его подкинули  к
дверям дома Тимомаха,  человека,  владевшего  самыми  большими  стадами  в
долинах южнее Маронеи Аркадской. С тех пор Калхас жил в этом доме то ли на
положении слуги, то  ли  как  дальний  родственник  -  пас  овец,  собирал
хворост, стриг шерсть; чем еще он мог  заниматься  в  Аркадии?  Часто  его
брали в Маронею: выученный Тимомахом грамоте, он выполнял роль приказчика,
следящего за привезенным товаром, пока сам глава семьи  вместе  с  другими
гражданами полиса голосил на агоре за Македонца, или  за  афинян,  или  по
поводу какого-нибудь налога.
Дети Тимомаха, а у того было трое сыновей, давно обзавелись  семьями.
Хозяин говорил Калхасу, что тому тоже стоит подыскивать  невесту,  что  он
даст ему денег, поможет с  хозяйством,  но  пастуху  лень  было  думать  о
семейной  жизни,  и  он  забирался  в  горы,   развлекаясь   приключениями
случайными, или  постоянными,  как  этим  летом.  Ему  жилось  спокойно  и
безмятежно. Эти места миновала даже война Агиса Спартанского с македонским
наместником Антипатром. Маронейцы ограничились шумом на агоре, да грабежом
разбегавшихся по  домам  спартанских  союзников.  Конечно,  про  восточные
походы Македонца  любили  поболтать  все,  однако  далеко  не  каждый  шел
наниматься в его войска, когда в Маронею приходили вербовщики.
После смерти Македонца, правда, стало тревожнее. Никто не  знал,  как
повернутся события. Полководцы Александра начали грызть друг другу глотки,
а эта грызня грозила докатиться даже сюда. Как и во всей Греции, в Маронее
молились богам, продавали лишнее и закапывали вырученные деньги  в  землю.
Калхас, рожденный для предчувствий, ощущал грядущие каверзы  судьбы  лучше
других. Но именно поэтому он всячески бежал от тревог. Не думал о  далеких
македонских сатрапах и даже нарочито путал в  разговоре  их  имена.  Из-за
этого над ним посмеивались,  но  он  молчал,  пил  вино,  а  иногда  вдруг
выворачивал  по-козьи  губы,  строил  себе  большими  пальцами   рожки   и
принимался задирать  особенных  любителей  посплетничать  про  Вавилонские
дела. Многозначительный разговор тут же рассыпался  и  хмель  благополучно
топил серьезные темы.
В тот день, вернувшись с пастбищ, Калхас увидел, что в конюшне  стоят
несколько новых лошадей. Поначалу он не придал этому значения: его  голова
был занята Гермесом и таинственной стекляшкой. Прежде всего  Калхас  нашел
шило, раскалил его и  прожег  в  шарике  отверстие.  Потом  продел  сквозь
отверстие кожаный  шнурок  и  повесил  шарик  на  шею.  Стекляшка  приятно
холодила кожу,  а  в  груди  росло  неизвестно  откуда  взявшееся  чувство
уверенности. Калхас знал истории о  людях,  избранных  богами.  Если  хоть
половина в этих сказках правда, тогда... Тогда у него  начинала  кружиться
голова. Что-то с ним будет? Как Калхас  ни  пытался  смеяться  над  своими
фантазиями, заглушить их в себе ему не удалось.

 
в начало наверх
В доме Тимомаха были гости. Трое незнакомых людей жевали мелко нарезанную жареную баранину. Перед ними лежали головки лука, чеснока и стоял кувшин с вином. Увидев гостей, Калхас хотел уйти во двор, но Тимомах позвал его и велел сесть рядом с собой. - Вот и он. Посмотри, какой стал, - сказал хозяин, обращаясь к одному из незнакомцев. - Вырос. Не узнать, - кивнул тот. - Видишь, как смотрит? Значит, и он меня не узнает. Калхасу чудилось в его лице что-то знакомое, но он не мог вспомнить, где видел этого человека. Прежде всего в глаза бросалось разрубленное левое ухо. Оно висело, словно лопух, и от этого гость походил на летучую мышь. На левой же руке отсутствовали мизинец и безымянный палец, а во рту - несколько передних зубов. Незнакомец жевал мясо, перекидывая его с боку на бок и наклоняя голову, словно волк. Тем не менее держался он со значением и не испытывал смущения из-за своих увечий. - Здравствуй, Калхас, - сказал незнакомец. - Тимомах сказал мне, что тебя теперь зовут так. - Здравствуй, - ответил Калхас. - Но я не знаю, как называть тебя. - Дотим. Неужели ты не помнишь Дотима? Дотим? Постепенно Калхас сообразил, кто находится перед ним. Давно, больше десяти лет назад, еще до войны Агиса с Антипатром, Тимомах нанял работника по имени Дотим. Молодого, сильного парня родом из Мантинеи. Он учил Калхаса щелкать кнутом и плести сеть для ловли рыбы. Какое-то время Калхас ходил за ним по пятам, восхищаясь тем, как тот ловко обхаживает девушек и разбивает носы своим соперникам. Но однажды Дотим исчез. Все решили, что он вернулся в Мантинею, однако через несколько месяцев стали поговаривать, что Дотим нанялся на Крит, где воевал против македонян. - А потом воевал за македонян, - осклабился Дотим. - И очень доволен, что ушел к ним. Они знают, чего хотят и они своего добиваются. У них я никогда не голодал. Вначале они кормят, а уж потом думают, куда тебя послать. И платят. Всегда платят. Свои сидят без денег, но наемникам они платят... Впрочем, считай, что я уже не наемник. Я македонянин! - Дотим гордо вздернул голову и ткнул пальцем в Тимомаха. - Вот так вот, как сейчас с тобой, я говорил с Пердиккой, когда он отвоевывал Каппадокию для Эвмена. С Пердиккой!.. Шамкая и брызгая слюной Дотим славословил по поводу убитого три года назад македонского регента. Калхас смотрел на него одновременно с любопытством и омерзением. К тому, прежнему Дотиму человек, сидящий перед ним, имел очень отдаленное отношение. Если в первую очередь бросалось в глаза его увечье, то теперь Калхас разглядел глубокие морщины на лице, седину в волосах и усталую, дряблую кожу вокруг глаз. Дотим выглядел значительно старше своего возраста. Остальные двое незнакомцев были очень похожи на него, только война отметилась на них более милостиво - шрамами, а не отрубленными пальцами. Они дружно чавкали, дружно макали лук в жирную подливу и засовывали его в рот. Калхас еще не видел, чтобы люди съедали столько лука сразу. Ему казалось, что эти трое выбрались из Аида, а теперь старательно отшибали луком и чесноком мертвенный дух. Дотим, похоже, был главным в этой кампании, поскольку, поедая мясо, остальные не упускали случая одобрить кивком или неразборчивым мычанием его слова. Неожиданно Дотим перестал разглагольствовать о Пердикке и сказал Калхасу: - Не смотри на меня так. У тебя черные глаза. Ты можешь накликать беду. - Почему у него черные глаза? - удивился Тимомах. - Откуда же черные? - Черные, - упрямо повторил Дотим. - Лучше вот что. Скажи, Калхас, сколько денег у меня в переметных сумах? - Почти талант, - не задумываясь ответил Калхас. Дотим некоторое время тупо смотрел на него. - А откуда ты знаешь? - Ты спросил - я ответил. - Калхас пожал плечами. - Мне самому трудно понять, как это получается. - Хорошо. Где я ночевал три дня назад? - В Орхомене. - Точно! Может быть ты знаешь и то, зачем я сюда приехал? Калхас наморщил лоб, а потом отрицательно показал головой: - Нет. Этого я не знаю. - Ха! А ведь это самое простое. - Дотим в восторге хлопнул себя по колену. - Я нанимаю солдат. Кстати, весьма удачно и выгодно. Считай, что уже нанял. Тот талант - сэкономленные деньги. - Он внимательно посмотрел на Калхаса. - Правду говорил твой хозяин. И все равно удивительно... Тимомах, у тебя в доме сидит настоящее сокровище. - Э! - Тимомах махнул рукой. - Это все баловство. Такое у него получается редко. Просто сегодня что-то нашло. - Не прибедняйся. Такое "что-то" на меня не находило ни разу в жизни. - Дотим взял чистую глиняную кружку, наполнил ее до краев вином и протянул Калхасу: - На, пей. Пей за наше с тобой старое знакомство. Калхас неожиданно обнаружил, что глаза у наемника стали совершенно трезвыми. После первой кружки Дотим налил вторую, опять заставил пастуха пить и внимательно наблюдал за тем, как тот это делает. - У него крепкая голова, - удовлетворенно произнес он в конце концов. - И хорошее тело. Вот что, Тимомах, отпусти его со мной! - Не-ет, - вяло протянул хозяин. - Не отпущу. - Почему? У тебя мало работников? Я дам тебе за него деньги! - У меня много работников и много денег. Я просто не хочу, чтобы он шел в наемники. Не уговаривай меня. - Тимомах повернулся к Калхасу. - Думаю, ты со мной согласен. Калхас неопределенно мотнул головой, ощущая, как шарик из прохладного становится щекочуще-теплым. - Хорошо, не буду уговаривать. Пастух все равно не поймет воина до тех пор, пока им не станет. - Дотим указал пальцем на свои беззубые десны: - Если ты, Тимомах, думаешь, что вот это - слишком большая цена за все, мной увиденное, за все, что я пережил, то страшно ошибаешься. Часто за это платят жизнью, и причем нисколько не жалеют... Разговор на некоторое время стих. Дотим возмущенно сжал губы и смотрел куда-то поверх Тимомаха, а его спутники, по-видимому, насытившись, впали в дремотное состояние. - Так для кого ты набираешь солдат? - неожиданно для себя спросил Калхас. Дотим оживился. - Для Эвмена. Для самого доблестного человека из тех, кто воюет сейчас в Азии. Собираю не просто так. Это воля Полисперхонта, нового регента. - Он напыщенно выпятил губы. - Все меняется! Пердикка был другом Эвмена, его убили. Старик Антипатр, следующий регент, готов был живьем съесть Эвмена, но он тоже умер. Полисперхонт получил регентство из рук Антипатра, однако без помощи Эвмена сделать он не может ничего. Здесь, в Греции, ему мешает Кассандр. Там, в Азии - Антигон и Птолемей... Эге, ты слушаешь меня? - Слушаю, - Калхас улыбнулся. - Но я всегда путался в этих именах. Дотим всплеснул руками. - Полисперхонт заявляет о восстановлении греческой свободы, а ты говоришь, что путаешься в именах! Здесь всегда народ был дик, но чтобы настолько!.. Внимай, прорицатель; Эвмен - единственный грек, которого слушался Александр. Македонец сделал его архиграмматиком, Эвмен вел все царские денежные дела. Потом Эвмен стал военачальником, а после смерти Македонца Пердикка отдал ему сатрапию Каппадокию. Когда против Пердикки поднялись сатрапы, Эвмен был единственным, кто помогал законному регенту. Он победил Неоптолема и Кратера - знаменитых полководцев Александра. А сейчас, когда державу рвут на части все, кому не лень, он - единственный человек, который может спасти нас от варварской резни, где каждый станет сам за себя! - Дотим, явно довольный произнесенной речью, стукнул себя кулаком в грудь. - И я ему помогу! Я нанял на деньги регента три сотни аркадских пастухов, таких же как ты, Калхас. Крутить пращи лучше, чем аркадяне, не умеет никто. Ни Антигон, ни Кассандр не могут похвастаться, что у них есть три сотни аркадян! Эти пастухи уже в Эпидавре. Завтра я еду туда и мы отплываем к Эвмену. Лето кончается - самая пора. Вот так! - Все это очень хорошо, - скептически сказал Тимомах. - Но уж очень далеко и... чужое там все, Дотим. Ни мне, ни моим сыновьям, ни Калхасу нет никакого интереса плыть к этому Эвмену, пусть он даже грек. Македоняне ссорятся друг с другом - и ладно. Нам же от этого легче. Дотим безнадежно махнул рукой. - Сидите. Ничего больше не скажу. Только знайте: в Мегалополе, у вас под боком, стоят Кассандровцы, а в Мантинее - сторонники регента. Так что Аркадия скоро услышит шум, которого никто из вас не помнит! Тимомах, насупившись, смотрел в свою кружку. - Ну что же. Если хозяин не против, - Дотим налил вина себе и своим спутникам. Потом, подумав, плеснул Калхасу: - Давай, прорицатель, выпьем перед сном. Выпьем за мое здоровье. Когда я еще буду ночевать в Аркадии! Калхас никак не мог уснуть. Впечатлений в этот день было слишком много и они не желали укладываться в голове. Перед глазами проплывали фантастические картины, где Гермеса сменял Дотим, потом Эвмен, отчего-то очень похожий на Гермеса, затем сам Калхас - то с мечом, то с жезлом в руке. Нет, македонские сатрапы по-прежнему отпугивали его, и все же слова пастушьего бога о шаге, который предстоит сделать, наложились на вечерний разговор, лишив душу покоя. Калхас пытался молиться Гермесу, однако слова путались, а молитвенное настроение не приходило. Наконец Калхас решил, что в доме слишком душно и вышел на улицу. Прямо над долиной висела огромная желтая луна. Она была так близко, что Калхас мог разглядеть все смутные узоры на ее поверхности. Они то складывались в спокойное, сосредоточенное лицо, то превращались в медленно движущееся овечье стадо. Рядом послышались чьи-то шаги. Встрепенувшись, Калхас увидел Дотима. Наемник шумно помочился в кустах, потом заметил пастуха и подошел к нему. - Я тоже не сплю, - сказал он, сев рядом. Ему явно хотелось поговорить. - О! Я уже и забыл, какая здесь луна! В Азии она совсем другая. Меньше и как будто тоньше. Зато бывает яркая, словно начищенная медная бляха... - Дотим поерзал на месте и, не выдержав, продолжал: - Я почти целый год рассматривал ее, когда Эвмен после смерти Пердикки отсиживался в крепости Нора. Больше было нечего делать. Помощи ждать не приходилось, но и Антигон штурмовать нас боялся. Нора стоит на скалах, прежде чем доберешься до ее стен, десять раз можно сломать голову. Удобная же дорога только одна, да и то проложена так, что ее можно обстреливать сразу с нескольких башен, Антигон понимал, что потеряет половину солдат без всякого прока, и сидел смирно. Мы, конечно, держали ухо востро, особенно по ночам, однако он так ни разу и не испытал нашу бдительность. По ночам мне приходилось дежурить очень часто, поэтому азиатскую луну я изучил досконально... - Дотим некоторое время молчал. Затем почесал разрубленное ухо и мечтательно произнес: - Эвмен загрузил погреба Норы вином и провизией не на один год. В крепости были местные охотники: они уходили в скалы и приносили свежую дичину. И каждый раз по этому случаю мы устраивали пир. Эвмен заставлял всех сидеть смирно и произносил речь. Когда он кончал, мы принимались пить и выпивали не меньше, чем по две чаши. Едва переводили дух, как вставал Иероним, земляк Эвмена, его историк. Он тоже говорил речь. Красиво, так, что голова шла кругом - то ли от вина, то ли от ладных слов. Пили еще две чаши, после них же любая речь казалась замечательной. А заканчивали лишь когда вино начинало выливаться обратно. Вот была жизнь! - А вода? - спросил Калхас. - Где вы брали воду? В крепости бил источник? - Нет. Зато были огромные цистерны, куда стекало все: и дожди, и утренние туманы. Туманы были такими густыми, что, оседая на скалах, образовывали целые ручейки. Туманная, утренняя вода - самая вкусная. Особенно летом. Я до сих пор помню ее вкус: сладкий, в нос отдает и дымком, и запахом полыни. Ничто так не утоляет жажду, как эта вода... - Дотим причмокнул губами. - Но только в Норе я пил воду из тумана. - Значит вы там ничего не делали? - В сравнении с обычной жизнью считай, что ничего. Нет, мы, конечно, кидали дротики, сражались на деревянных мечах, но до измождения себя не доводили. С лошадьми было сложнее. Эвмен спрятал в крепости лучших лошадей, чтобы, выйдя из нее, иметь настоящую маленькую армию, а не одних пехотинцев, привыкших дремать на стенах. Корма для лошадей запасли достаточно, но места для выгула в крепости не имелось. Тогда Эвмен приказал обвязывать их ремнями за грудь и приподнимать к потолку: так, чтобы передние копыта не касались земли. Лошади пугались, начинали бить задними ногами, но им не удавалось обрести равновесие. Их даже не подхлестывали. Пота и пены с них сходило не меньше, чем во время скачки. Так повторялось каждый день. В результате наши лошади были не хуже антигоновских... Замечательно, правда? - Правда, - едва шевельнул губами Калхас. Понемногу его обволакивала дрема. Очертания луны тускнели и расплывались перед глазами, словно погружались в сыворотку. Он слушал и не слушал рассказ Дотима о том, как
в начало наверх
умер Антипатр, как Эвмен вырвался из крепости и как его армия стала расти с каждым днем. Дотим говорил о золотых пряжках на сандалиях, которые Эвмен пожаловал всем участникам сидения в Норе, и о том, что отныне, идя в бой, они надевают их. Дотим вспоминал о своем путешествии сюда, о встрече с Полисперхонтом, о деньгах, а когда заметил, что дыхание Калхаса стало глубоким и ровным, прервался на полуслове и долго молча смотрел на спящего. Калхас проснулся от того, что кто-то решительно тряс его за плечо. Открыв глаза, он сквозь зябкий утренний туман увидел склонившегося над ним человека в пастушьей шляпе. Она походила на шляпу Гермеса, даже завязка под нижней губой была той же. Калхас испуганно вскочил, и лишь шепелявый шепот Дотима помог удержать ему в горле крик. - Тихо! Все еще спят. Нам пора. Едем с нами: я оставил Тимомаху достаточно денег для того, чтобы вместо тебя он нанял двух работников. - Постой, куда ехать? - Калхас не мог сообразить, чего от него хотят. - В Эпидавр. Там нас ждут корабли, на которых мы поплывем в Киликию. Эвмен сейчас в Киликии. - Подожди, но ведь я пастух, а не воин. Я не умею сражаться и не хочу уезжать... - Лжешь! Хочешь, - перебил его Дотим. - А научиться сражаться тебе будет несложно. Все складывается удачно. У нас есть заводная лошадь, у нас найдется лишний теплый плащ. Считай, что деньги ты стал зарабатывать с этого мгновения. Видя, что Калхас не движется с места, Дотим взял его за руку и потянул к себе. - Идем. Мои люди с лошадьми за углом дома: всего в нескольких шагах отсюда. "Шаг!" - стукнуло в висках Калхаса. - Да нет же, нет! - вскричал он. - Я не хочу! - Тихо! - наемник вцепился в его руку словно клещ и потащил за собой. Калхас волочился следом, не понимая, отчего он даже не пытается сопротивляться. 2 По пути в Эпидавр Калхас не раз успел проклясть свое бессилие. Однако проклинала только голова, сердце же охотно подчинилось воле наемника и не позволяло Калхасу решиться на бегство. Более того, он с удовольствием смотрел по сторонам, ибо они ехали той частью Пелопоннеса, где Калхас никогда раньше не бывал. На второй день вечером Дотим со своими спутниками оказался в Эпидавре, а на третий они уже погрузились на корабли и вышли в море. Шел мелкий дождь. Порт понемногу начинал терять очертания. Как живые расходились в стороны, освобождая путь, прибрежные острова. Портовые чайки, с пронзительными криками следовавшие за кормой, стали поворачивать обратно. Ровные бесцветные волны мягко покачивали судно. Калхас устроился на самом носу, завернувшись в подаренный ему Дотимом плащ. Остальные уже давно забрались в трюм, где для них были набросаны соломенные одеяла, но Калхас не желал уходить с палубы. - Пойдем, ты промокнешь, - сказал ему Дотим. - Нет - упрямо мотнул головой Калхас. Почувствовав, что наемник не уходит, он добавил: - Когда будет холодно, спущусь вниз. Если не мешкая броситься в море, то он, наверное, сумеет добраться до берега. Калхас плавал только в мелких аркадских речках, но сейчас он поймал себя на отсутствии страха перед морем. Нужны всего лишь терпение и выносливость. Волны станут подкидывать его вверх-вниз, а морские водоросли будут щекотать ноги. Потом усталый, запыхавшийся, весь в потоках стекающей с него воды, он выйдет на берег... Нет, он просто фантазировал и не собирался прыгать за борт. Калхас поглаживал стеклянный шарик и спрашивал себя: правильно ли он поступает? Он покинул Тимомаха с таким же легким сердцем, с каким раньше смеялся на разговорами о Македонце. Все произошло удивительно быстро, но, вместе с тем, Калхас чувствовал, что так оно и должно было случиться. Конечно, воспоминания о Маронейской долине, о дочери пасечника беспокоили сердце. Его собаки до сих пор наверняка рычат, не подпуская и не слушаясь никого, а девушка приходит на место их встреч и ждет. Однако здесь его глаза были наполнены морем, волнами, дождем; Калхас плыл туда, в Азию, он делал предсказанный Гермесом шаг, и это отвлекало его от воспоминаний. Он поступил правильно: оставшись у Тимомаха, он жалел бы об упущенной возможности всю жизнь. Небо сливалось с водой. Корабли не пошли вдоль берега, а, пользуясь ветром, сразу повернули в открытое море. Их было четыре. На каждом из этих тихоходных торговых судов помещалась почти сотня человек. Внизу царила теснота: еще и поэтому Калхас не желал уходить с палубы. Утром, во время погрузки, недавние пастухи, пропивавшие в отсутствие Дотима свои задатки, выглядели хмуро и болезненно. Хотя грузили только провизию и оружие - пращи, дротики, да легкие плетеные щиты - они работали так медленно, что Дотим принялся ругать их последними словами. Он угрожал оставить половину аркадян здесь, под задом у мамок и шлюх. Его решительный вид отбивал всякое желание огрызаться, поэтому наемники ворчали только после того, как он отходил на порядочное расстояние. Когда Калхас наконец основательно промок и спустился в трюм, его голова закружилась из-за духоты и тяжелого запаха, поднимавшегося от лежавших вповалку людей. Под низким потолком тускло чадили покачивающиеся светильники. При их мутном свете трюм казался значительно большим, чем это думалось наверху. Часть наемников уже стонала, проклиная качку и тот день, когда они согласились плыть в Азию. Чуть позже нескольких человек начало рвать. Дотим позвал Калхаса, и они принялись выталкивать их на палубу. Так прошел весь первый день. На второй желудки наемников окончательно освободились от эпидаврских излишеств. Они стали выползать наверх и греться в лучах солнца, ненадолго появлявшемся среди туч. Солнце сменялось дождем, однако теперь уже многие предпочитали промокнуть, чем лишний раз опуститься в духоту трюма. Корабли мотало довольно изрядно. Однажды они даже потеряли друг друга из виду. К удивлению Калхаса, ни Дотим, ни капитан их судна не были взволнованы этим. И действительно, когда на третий день они подошли к маленькому скалистому островку посреди моря, остальные три корабля уже ждали там. По приказу капитана на воду спустили лодку. В нее сели матросы, приняли пустые меха и стали грести к острову. - Здесь есть источник, - ответил Дотим на недоуменный взгляд Калхаса. - Это последнее место, где мы можем спокойно пополнить запасы свежей воды. Как только матросы вернулись, корабли отошли от острова и с тех пор старались держаться дальше от берегов. Прибрежные воды кишели вражескими триерами, спасти от которых паруса торговых посудин не могли. С самого начала путешествия Калхас оказался в стороне от остальных наемников. Произошло это и потому, что Дотим явно выделял его среди других, держа все время рядом с собой, и потому, что сам Калхас особенно не стремился завязать дружбу среди будущих воинов Эвмена. Они были скучны ему. На корабле плыли пастухи необычайно похожие на тех, кто работал у Тимомаха. Их возраст колебался от самого юного до весьма почтенного: юные взирали на все раскрыв рты, старые вспоминали свою жизнь, приукрашивая ее выдуманными на ходу историями, а остальные или праздно валялись на палубе, или бахвалились своей силой. Некоторые уже приставали к молоденьким, и порой разговоры на палубе сводились к сальным шуточкам по поводу филейных частей тела. Отличало их от Тимомаховых работников лишь беспокойство. Калхас видел, что они с трудом переносят однообразное течение времени. Равнодушное, безвольное выражение лиц у них мигом сменялось раздражением и даже яростью, когда начиналось выяснение отношений. Чаще всего ссоры возникали по пустякам, зато грозили далеко не пустячными последствиями. "Однако другие и не бросили бы все ради того, чтобы плыть неизвестно куда", - думал Калхас и с интересом наблюдал, как хладнокровно Дотим прекращает ссоры. Командир наемников всегда успевал в тот момент, когда пастухи уже готовы были схватиться за ножи. Он, не раздумывая, пускал в ход кулаки и, смиренные его решительностью, наемники уступали. Конечно Дотим старался - насколько это было возможно - занять их время. Когда волна была не слишком высока, он выстраивал аркадян на палубе, дабы обучить основам воинского искусства. - Сейчас вы - никто! Вы - стадо овец. Сейчас в первом же столкновении перебьют половину из вас. Да, самые грязные и тупые варвары сделают это без труда. Потому что мало владеть пращей, или дротиком. Война - это не охота. На охоте следишь за одним зверем, а на войне их сотни. Здесь нужно бросать дротик в одну сторону, прикрываться щитом с другой, а смотреть в третью. И при этом не спотыкаться, не бить своих, слышать голос командира! Ноги - хорошо! Но если враг со всех сторон, то и они не спасут. Нужно иметь глаза на всех частях тела, а особенно - на заднице, чтобы туда не всадили копье! Разнообразием шуток Дотим наемников не баловал, однако те гоготали в ответ на любое срамное слово. Поначалу упражнения заключались в следующем: несколько человек пытались достать одного из своих собратьев тупой стороной дротиков, а тот отбивался щитом и уворачивался. Все проходили через это. Потом Дотим стал усложнять уроки. Он отнимал у защищающегося щит или заставлял нападавших бить не древком, а острием. Если у кого-то появлялась кровь, Дотим был страшно доволен и заявлял во всеуслышание: - Лучше получить царапину сейчас, чем в бою! Привыкайте к своей крови: в серьезном деле пугаться ее нельзя. С Калхасом он занимался отдельно. Впрочем, тут не надо было нескольких человек. Калхасу казалось, что едва Дотим берет оружие, у него вырастает еще одна пара рук. Аркадянин не поспевал за опытным наемником и, хотя тот щадил его, упражнения то и дело оставляли на теле Калхаса ссадины и синяки. - Не волнуйся, - говорил Дотим. - Так, как я, сражаться умеет далеко не каждый. Я не хвастаюсь, ты увидишь сам!.. Нет!.. Нет!.. Нельзя так, нельзя! Нельзя думать, не нужно рассчитывать. Твои руки должны двигаться сами собой. Доверяйся телу, а не голове, оно само решит как увернуться и как нанести удар. Когда Калхас измученно опускался на палубу, Дотим садился рядом с ним и, смахивая пот, продолжал урок устно. - Ты не сариссофор: ты не идешь в фаланге, где справа, слева, сзади твои же соплеменники. Ты - аркадянин, значит должен убегать, прыгать, метать камни и отбиваться в одиночку. Ты - высокого роста, но худ и гибок. Так используй это! Приседай, качайся словно дерево в бурю, нагибайся, подпрыгивай, обманывай. Пусть они бьют, если ты не станешь лениться, их удары провалятся в пустоту, они минуют тебя! - Минуют, - механически повторял за ним Калхас. - А? Что? - растерянно переспрашивал Дотим. - Это что, ты предсказываешь, или как? Во время плавания Калхас несколько раз тешил Дотима, угадывая всякие мелочи. Но когда тот пытался спрашивать о серьезных вещах, он отрицательно качал головой. - Нет. Не могу отвечать. - Почему? - Не могу. Чувствую, что сейчас не надо. Для всего свое время. - Так ты знаешь, но не хочешь говорить? - Не знаю и не хочу. Не время. Видишь, я тебе говорю: не время. К счастью, Дотим не был навязчив. Наемник только многозначительно поджимал губы: - Хорошо. Пока подожду. Учения продолжались ежедневно. Как заметил Калхас, ими были заняты наемники и на других кораблях. Каждый раз, когда бывшие пастухи утомлялись, Дотим говорил им: - Вы думаете, что чему-то научились? Почти ничему! Но считайте, что после сегодняшнего дня в первом бою от вас уцелеет на одного человека больше, чем после вчерашнего. Только на одного, поняли! Калхас не знал, верили ли своему командиру наемники. Сам он, считая по вечерам синяки, был склонен верить. На десятый день после отплытия из Эпидавра на горизонте опять появился берег. На этот раз наемники не отвернули в море. - Киликия! - громогласно объявил Дотим. - Теперь мы плывем вдоль своих берегов. Осталось немного. Скоро сойдем на сушу! Однако успокоился он рано. Следующим утром их разбудили истошные вопли матросов: - Корабли!
в начало наверх
Поднявшись на палубу, Калхас увидел прямо по курсу длинные темные силуэты трех триер. Капитан судна и Дотим, стоя на носу, пристально вглядывались в их очертания, размываемые легкой утренней дымкой. Калхас подошел поближе. - Нет, это не киликийцы, - убежденно сказал капитан. - Это финикияне. Финикийские триеры. Или кипрские. Но, скорее, финикийские - слишком длинные и приземистые. - Что они здесь делают? - спросил Дотим. - Откуда я знаю? - пожал плечами капитан. Лицо Дотима выражало тревогу. - ...Так. Раз боевые корабли, значит кто-то их послал. А кто пошлет сюда финикийские триеры? На триерах заметили торговые суда. Калхас увидел, как черные борта ощетинились мерно передвигающимися ножками-веслами. - Кто, кроме Птолемея, может заставить Тир, или Сидон отправить в эти воды корабли? - мрачно проговорил капитан. - Надо бежать, - согласился Дотим. - Поворачиваем к морю? - Не получится. - Капитан указал на паруса. - Ветер гонит нас прямо на них. Попытаемся уйти к берегу. Если что, вытянем суда на мелководье, а там отобьетесь. Корабли наемников стали поворачивать к берегу, но триеры без промедления повторили их маневр. Некоторое время те и другие соревновались в скорости, однако постепенно стало ясно, что финикияне успевают раньше. Казалось, что их корабли мчатся как бегуны на стадий, в то время как медлительные наемники топтались на одном месте. - Опоздали, - невесело проговорил капитан. - Хорошо. Пусть будет так. - Дотим взял из его рук рупор и отдал наемничьим судам команду приблизиться друг к другу. После того, как их борта оказались рядом, он перебросился несколькими фразами со своими помощниками на других кораблях. Судя по всему, они не теряли голову и знали, что делать. Закончив разговор, Дотим отобрал десяток самых сильных аркадян, остальным же приказал спуститься вниз. - Сидите тихо и держите оружие в руках! - сказал он им. - Едва я крикну "наверх!" - выбирайтесь через люки и сразу же перепрыгивайте на ближайшую триеру. Мы сделаем так, чтобы они оказались рядом. По его указанию матросы приготовили всевозможные крючья, кошки и начали привязывать к ним веревки, свободные концы которых закреплялись на палубе. Когда они справились с этим, Дотим подозвал отобранных наемников и дал каждому из них по крюку. - Вы спрячетесь вот здесь, за выступом борта. Когда какая-нибудь из триер подойдет близко, я дам знак, и вы швырнете эти крючья. Швырнете так, чтобы они зацепились за триеру, после чего будете подтягивать к ней наш корабль. Если финикияне вырвутся, они пробьют нам тараном борт и оставят плескаться прямо здесь. Не думаю, что кто-нибудь доплывет до берега. Но если вы кинете крючья хорошо, то триера от нас не уйдет. Мы подтянемся к ней и убьем всех, кто будет сопротивляться. Вооруженных людей у нас раза в два больше. Все ясно? Хмурые и сосредоточенные, наемники кивнули. - Тогда прячьтесь. Быстро. Они уже близко. Наемники начали устраиваться вдоль борта. Заметив, что Калхас стоит поблизости, Дотим взял его за предплечье. - Ты будешь рядом со мной. Положи у своих ног пращу. Когда я отдам команду кидать крючья, бери ее и вышибай первого, кто поднимет на триере лук. Хорошо? - Хорошо, - сказал Калхас и почувствовал, как страшно у него пересохло горло. Казалось, что глотку забило песком, проглотить который было невозможно. Сморщившись, он начал тереть горло ладонью. - Что? - повернулся к нему Дотим. - Хочется пить? В первый раз мне тоже хотелось. Очень. Ладно, это надо перетерпеть. Пустяки... - Дотим расплылся в злой беззубой улыбке и, забыв о Калхасе, повернулся к финикийским кораблям. Приближаясь, триеры постепенно замедляли ход. Калхас уже различал людей на высоких палубах. Их одежды поблескивали - он не сразу понял, что это латы. Латники густо стояли вдоль бортов и на носах кораблей. Калхас решил, что финикияне внимательно разглядывают торговые суда, что они чувствуют подвох и будут чрезвычайно осторожны. Подтверждая его догадку, триеры шли все тише и тише. Весла теперь не вгрызались в воду, а всего лишь поглаживали ее. - Пожри их Кербер! - яростно пробормотал Дотим. - Чего они ждут? Однако триеры, хотя и медленно, приближались. Физиономия Дотима начала проясняться. Он посмотрел на наемников, замерших с крючьями в руках, и принялся оценивать расстояние до финикиян. - Нет. Еще далеко. Еще чуть-чуть подождем. В этот момент Калхас тронул его за плечо и произнес: - Это свои. - Кто? - ошарашенный, повернулся к нему Дотим. - Свои, - уверенно повторил Калхас. - С чего ты взял? - Знаю. - Калхас пожал плечами. - Этого не объяснить. Несколько мгновений Дотим внимательно смотрел в его глаза. Потом пробубнил что-то под нос и взял в руки рупор. С ближайшей триеры им уже что-то кричали. Вначале на финикийском, потом на персидском, на греческом языках. Дождавшись, когда они закончили, Дотим поднес рупор к губам и прорычал в него: - Зевс и Деметра! Люди на триере зашевелились. - Повтори еще раз! - крикнули оттуда по-гречески. - Зевс и Деметра! - вновь рявкнул Дотим. На триере принялись бурно обсуждать его слова. Наконец там пришли к согласию и предложили, чтобы кто-нибудь с торговых судов подплыл к ним на лодке. - Ох, Зевс-Спаситель, - проворчал Дотим, но приказал спустить лодку на воду. Хотя капитан пытался отговорить его от такого шага, вождь наемников настоял на своем. - Если что-то произойдет, спросите с него, - криво усмехаясь указал он на Калхаса и полез через борт. В люках стали показываться пастушьи головы. Капитан загонял их обратно, но его никто не слушал: все смотрели на Калхаса: кто с недоумением, а кто со страхом. Тот чувствовал взгляды наемников, они так и давили на его спину. Однако Калхаса не покидало спокойствие и уверенность. Сейчас он не гадал, сейчас он знал, а потому его ничто не могло испугать. Даже когда Дотим поднялся на палубу триеры, когда его взяли в плотное кольцо латные воины и долго не выпускали оттуда, он не волновался. Он терпеливо ждал. И нисколько не удивился, когда у борта финикийской триеры опять появился Дотим. - Свои! Свои! Корабли Эвмена! Слава богам! Всю дорогу Калхас чувствовал в себе двух людей. Один был знакомым и привычным. Он боялся, если надо было бояться, скучал, если было скучно, и с любопытством разглядывал все новое. Но рядом с ним присутствовал другой - незнакомый, хотя Калхас и не мог сказать: "чужой". Этот незнакомец только угадывался раньше, когда Калхас поражал собеседников своей проницательностью. Кто-то овладевал его губами и произносил именно те слова, что было нужно произнести. Теперь же этот "кто-то" оказался рядом, он сидел прямо у сердца, посреди груди. Если внешние события отвлекали Калхаса, он забывал о нем. Но стоило задуматься, или остаться в одиночестве, как он физически начинал ощущать присутствие чужака. Какая-то часть тела пастуха онемела, отделилась и теперь внимательно взирала на мысли и желания хозяина. Он терялся перед ней, умолкал, и сам начинал прислушиваться, приглядываться, хотя не слышал и не видел ничего. А тогда, на корабле, незнакомец овладел Калхасом и не ограничился словами о том, что финикийские триеры - свои. Это он прогнал страх, это он одарил уверенностью и непробиваемым спокойствием. Калхас очень четко помнил свои ощущения: всеобщая растерянность, страх и на их фоне - холодная невозмутимость, излившаяся на него из каких-то иных сфер. Он все видел и все знал, вплоть до того, сколько вооруженных людей на триерах и сколько дней они в плавании. Он знал, что его никто не тронет пальцем, что отныне на него будут взирать с любопытством и опаской, но не чувствовал никакой гордости из-за своего знания. Только спокойствие. Потом незнакомец отступил. Калхас отбивался от восторгов Дотима, а сам ощущал, как в его груди волной поднимаются и облегчение, и радость, и тщеславное удовлетворение. Он становился обычным, но это вызвало неожиданный стыд. Стыд перед самим же собой. Словно несколько мгновений назад он стоял выше на целую голову. Все это отошло на второй план, когда они высадились на берег. Триеры сопроводили наемников к какой-то безымянной бухте, затерянной среди скалистых берегов Киликии, и они выбирались на берег под испуганными взорами обитателей десятка глинобитных рыбачьих хижин. Берег! Радость от ощущения твердой, устойчивой опоры под ногами могут понять лишь те, кто много дней провел на вечно раскачивающихся, стонущих при каждом ударе ветра суденышках. Радость наемников была столь велика, что, оказавшись на суше, они пустились в пляс, распевая дикие бессмысленные песни. Дотим дал выплеснуться первой, неуправляемой энергии, после чего выстроил свое маленькое войско в колонну и повел его скорым маршем к Тарсу, городу, где находился Эвмен. Наемников обступили пустынные горы цвета пересохшей глины. Редкие чахлые ивовые рощи вокруг едва дышащих ключей, порыжевший от жары можжевельник, да пучки сухой травы, торчащие на обочине тропы, по которой они шли, постепенно начали вселять уныние. Азия до странности напоминала Аркадию засушливым летом. Только горы казались выше и пустынней. Тропа пересекалась с другими, и не будь взятого в рыбачьей деревушке проводника, они давно бы уже заблудились. Наконец отряд вышел на самую настоящую дорогу, однако по-прежнему встречные были очень редки. Когда наступил вечер, из-за поворота впервые появилась повозка, в которой сидели люди, чья одежда намекала на некоторый достаток. Заметив большой вооруженный отряд, возница повернул мулов и погнал их прямо в горы. Дотим с трудом удержал наемников, готовых, подобно охотничьим собакам, припустить за всем, что убегает от них. - Это своя страна, - убеждал он. - А потом, что вы у него отнимете? Мулов да мешок ячменя? Усталость постепенно заглушила ропот. Отвыкшие от длительной ходьбы ноги под конец дня казались каменными глыбами, а каждый шаг давался с мукой. Поэтому, когда Дотим остановил отряд и приказал располагаться на ночь, большинство наемников повалились на землю, забыв о пище. Наутро все повторилось. Опять была жара, пустынная дорога и утомительный переход. Дотим обещал скорый отдых в большом городе, но при взгляде на эту местность казалось, что городов здесь просто не может быть. Однако в тот же день дорога привела их к обрыву, с которого открывался вид на гигантскую, теряющуюся за горизонтом равнину. Желтую и серую краски разом сменили зеленая и голубая. Никогда аркадяне не видели такого обилия деревьев, возделанных полей, ручьев и рек. Дотим довольно посмеивался. - Это тоже Киликия. Ну-ка, смотрите туда: вот он, Тарс! Рука Дотима указывала на смутно угадывающиеся вдалеке очертания стен. Отпустив проводника, они начали спускаться в долину по дороге, бесконечно долго вившейся вдоль края обрыва. Зато внизу их встретил влажный мягкий ветер, переполненный запахами трав и пьянящим жаром разопревшей земли. От этого жара по телу кралась сладкая истома, а скулы сводило зевотой. Даже сам Дотим поддался общей слабости и разрешил провести остаток жаркого времени дня в тени первой же попавшейся рощи. Из липкой дремы наемников вырвали испуганные голоса дозорных. В их сторону на полном скаку мчалось не менее полусотни всадников. Они были вооружены, и потому Дотим приказал наемникам тоже взять в руки оружие. Заметив это, большинство всадников остановилось на почтительном расстоянии. Лишь двое стали осторожно приближаться к аркадянам. Оказавшись совсем рядом, один из них спросил: - Здесь есть Дотим? - Есть, - командир наемников выступил вперед и картинно оперся на дротик. Другой всадник указал на него рукой: - Точно. Это Дотим. Посмотри на ухо. - Повернись боком! - сказал первый всадник. - А еще чем к тебе повернуться? - фыркнул Дотим, но показал разрубленное ухо. Тогда всадники замахали руками своим, и те, пряча оружие, стали спешиваться. - От Эвмена отпал город. Там, на западе, в двух днях пути отсюда, - принялся объяснять первый всадник. - Ты шел как раз по дороге, которая ведет к нему. Эвмен ждет тебя, но, сам понимаешь... - всадник улыбнулся и спрыгнул с коня. - Я тебя не видел никогда, но мне рассказывали о твоем
в начало наверх
ухе... 3 - Глупцы! - Дотим возмущенно пожимал плечами. - Они слышали не про то, как мы вырвались из Норы, а про мое ухо! Здесь собрались одни глупцы и пустобрехи! Дотим негодовал из-за того, что в Тарсе почти не оказалось ветеранов Эвмена. Ветераны стояли в других областях, сюда же собирались войска недавно перешедшие на сторону стратега. После того, как регент назначил Эвмена стратегом-автократором, таких оказалось немало. И, прежде всего, гвардия Македонца - "среброщитые": несколько тысяч жилистых, иссушенных походами воинов, которые взяли в руки оружие еще при Филиппе, отце Александра. Здесь редко кому было меньше пятидесяти; они возмужали и состарились среди постоянных битв, походов, осад. Это наложило на аргираспидов одинаковую печать надменности и молчаливой хмурости. Шрамы, седина, увядшая кожа, тусклый, усталый взгляд, почерневшее от времени серебро на щитах: все это производило странное впечатление. - Старье! - шамкал Дотим. - Когда-то это были воины. Хорошие воины. А теперь? Он показывал в сторону лагеря аргираспидов. В год своей смерти Александр приказал всем им жениться на персиянках. Теперь за ветеранами тащился смеющийся, плачущий, ругающийся, сварливый обоз. Может быть поэтому среброщитые не вмешивались в распри между македонскими сатрапами и понемногу кочевали из Вавилонии на Запад, в сторону своей полузабытой родины. Возглавляли их два престарелых военачальника - Тевтам и Антиген, причем последний, вдобавок, считался сатрапом далекой провинции Сузианы, откуда вез часть Царской казны по приказу, отданному еще покойным Антипатром. Только когда Полисперхонт направил им личный приказ, и его поддержала Олимпиада, мать Македонца, аргираспиды присоединились к Эвмену. Они очень хорошо помнили старую ведьму Олимпиаду, уважали ее и побаивались. Антиген даже передал стратегу казну. - И теперь рвет на себе остатки волос, - хихикал Дотим. Со стороны действительно казалось, что ветераны обабились. В то время, как в лагере Дотима шли постоянные учения, среброщитые флегматично сидели в тени своих палаток, а их жены ругались с торговцами на Тарском рынке. Дети аргираспидов нахлобучивали на головы шлемы, волочили за собой, поднимая тучи душной пыли, гигантские копья, но ветераны не обращали на это внимания. Все фруктовые сады вокруг Тарса оказались обобраны прожорливыми персо-македонскими отпрысками, но если ветеранский кулак и поднимался, то лишь для того, чтобы подбить глаз владельцу ограбленного сада, когда тот приходил в лагерь жаловаться. Помимо аргираспидов около Тарса располагались несколько небольших отрядов, вроде той конницы, что встречала наемников Дотима. Они были составлены и из варваров, и из греков. Их пестрые наряды превращали по вечерам городские улицы в подобие каких-то диковинных торжищ. Аркадян поражала суета и разноголосица Тарса. Они не верили Дотиму, когда тот говорил, что в Азии есть города и многолюдней, и пестрее. Свои одежды пастухам казались убогими, а потому новую порцию денег, выделенную Эвменом, они потратили на закупку ярких тканей. После ужина Дотим отпускал их в город и к ночи то один, то другой возвращался в лагерь, нагруженный ярко-оранжевым, или темно-синим пуком. - Что вы с этим будете делать? - спрашивал у них Калхас. - Шить, - отвечали ему и брались за иглу. Пастухи всегда шили сами, но представления об одежде у них были самыми фантастическими, поэтому, не запрети им Дотим напяливать на себя разноцветные тряпки, весь Тарс хохотал бы над новыми воинами Эвмена. Через неделю в лагерь аркадян явился посланец стратега, сообщивший, что хозяин сзывает военный совет. Дотим переоделся, позвал двух своих помощников, а потом, подумав, добавил к ним Калхаса. - Посмотришь на Эвмена, - сказал он. - Изображай моего охранника: надувай щеки и верти головой. Калхас с любопытством последовал за ним. Около большого двухэтажного дома, в котором располагался стратег-автократор, стояла усиленная охрана: не менее двух десятков воинов с мечами и маленькими армянскими щитами. Они задержали Дотима у порога и не пускали внутрь, пока из дома не вышел круглолицый, гладко выбритый мужчина, одетый в снежно-белый хитон. - Здравствуй, - сказал он, пожимая у локтя руку Дотима. - Объясни, отчего вы приводите сегодня с собой целые армии? - Ага! Значит я угадал! - осклабился Дотим. - Значит, остальные тоже привели с собой телохранителей! - Вот именно. - Человек в хитоне растерянно пожал плечами. - Как будто предстоит не совет, а кулачный бой. - Не волнуйся, Иероним, кулачного боя не будет, - сказал Дотим. - Просто прошли времена, когда рядом с Эвменом были лишь те, кто его любил. Теперь каждому хочется казаться больше, чем он есть на самом деле. Чтобы сосед уважал, а стратег побаивался. - Ну хорошо, - Иероним приказал пропустить Дотима и его спутников. - Оружие сложите здесь, - сказал он, когда они вошли в первую комнату. Там на низких скамьях уже лежали громоздкие посеребренные щиты, широкие короткие мечи, скифские акинаки. Еще двое охранников Эвмена внимательно наблюдали за тем, как аркадяне складывают оружие. Только Дотиму было позволено оставить у пояса кинжал. После этого Иероним провел их в другую комнату, большую и светлую. Посреди ее стоял высокий овальный стол, вокруг которого на обитых мягкой тканью табуретах расположились командиры отрядов, стоявших около Тарса. - Присмотрись к тем двоим, что сидят слева, - шепнул Дотим Калхасу. - Это Антиген и Тевтам, командиры аргираспидов. Остальные - мелкие сошки. Калхас вспомнил, что Дотим говорил о них раньше. Тевтама он называл просто молчаливым тупицей, а Антигена - тупицей, обремененным жаждой власти. Поскольку глава наемников ругал вообще всех, кроме Эвмена, Калхас рассматривал вождей среброщитых, не принимая его слова во внимание. Внешне они походили на грубо вырубленных истуканов. Их темные, обветренные лица казались созданными из какого-то неживого материала - камня или обожженной глины. Они сидели, надменно задрав головы и выпятив губы. Когда вошел Дотим, они слегка повернулись в его сторону, но сделали это так медленно, словно их мышцы одеревенели, словно старость и усталость от бесконечных походов уничтожили в их плоти все живое, оставив грубое и мертвое. Им было уже далеко за пятьдесят лет. Непокрытые головы отливали тусклой старческой сединой. Такими же тусклыми и седыми были короткие бородки. Поначалу Антиген и Тевтам мнились Калхасу удивительно похожими друг на друга. Далеко не сразу он обнаружил, что они разнятся и ростом, и фигурой. Тевтам был явно выше, плечистей Антигена, зато маленькие глаза последнего взирали на мир с гораздо большим любопытством. Когда Дотим сел на свободный табурет, Антиген повернулся к двери и с брезгливым интересом осмотрел охранников аркадянина. Затем он перевел взгляд на кучку аргираспидов, стоявших со смешанным выражением скуки и враждебности на лицах за его спиной. Калхас даже поежился: он не предполагал, что военный совет будет проходить в обстановке открытой неприязни. Даже командиры малочисленных отрядов держались как боевые петушки. К счастью, напряженное молчание длилось недолго. Отворилась одна из боковых дверей, и на пороге появился моложавый мужчина в белом плаще с широкой алой каймой. Судя по тому, что при его виде все поднялись с табуретов - одни, как Дотим, с готовностью, другие медленно и лениво, это был Эвмен. Стратег-автократор не походил на воина, который ест и спит с оружием в руках. Он оказался невысок, строен, сложен на удивление соразмерно: словно статуя, исполненная по всем канонам. Лицо его и руки не обезображивали шрамы, вмятины, мозоли и другие отметины Ареса. Наоборот, они были ухожены и казались привычными к неге, а не к ратным заботам. Эвмен доброжелательно кивнул присутствующим, затем предложил командирам отрядов усаживаться и сел сам, выпрямив спину и упершись руками в колени. - Рад видеть вас всех, - сказал он. - Зевс свидетель: молодцы, которые подпирают стены в этой комнате, внушают мне уверенность, что Антигону не поздоровится. Похоже, они хоть сейчас готовы в драку. Улыбаясь, он смотрел на вождей среброщитых. В ответ Антиген зло скривил губы и произнес: - Не одни мы пришли с людьми. По-моему, остальные тоже постарались. Чем меньше солдат под их началом, тем больше телохранителей они ведут с собой. - Пожалуй, что так, - кивнул Эвмен. - Но мне казалось, что в таком соперничестве мудрость и опыт могли бы послужить добрым примером. - Думаю ты, стратег, собрал нас не для нравоучений, - все так же недовольно парировал Антиген. - Лучше объясни, в чем дело. Антигон решился выступить в поход? Калхас увидел, что Дотим повернулся к аргираспиду и его разрубленное ухо начало яростно наливаться кровью. Однако Эвмен отреагировал на дерзость спокойно. - Нет. Не решился и не решится до весны. Пока он окончательно не уговорился с Кассандром, Лисимахом, Птолемеем, ждать от него решительных шагов не приходится. Но вредить он не перестанет. - Выждав паузу, Эвмен обвел командиров взглядом и сказал: - Я позвал вас из-за Танафа. Вы все знаете, что уже больше недели назад там перебили наших сторонников. А это всего полтора дневных перехода от Тарса. Если Антигон догадается поставить в этом городе сильный отряд... - Так что же было ждать! - буркнул Тевтам. - Почему ты ничего не предпринимал? - Десять лет назад мы были там с Александром. В городе у меня есть гостеприимцы, и я не хотел жечь дома, которые когда-то встречали нас вином и хлебом, - ответил Эвмен. - Я отправил туда посланников, желая, чтобы все закончилось мирно. Но боги рассудили иначе. Сегодня мои люди вернулись. С пустыми руками. - Ты беспечен, Эвмен, - медленно произнес Антиген. - Все знали о Танафе, но, поскольку ты молчал, считали, что уже приняты меры. - Для того, чтобы ударить друга, нужно быть твердо уверенным в его вине, - твердо проговорил Эвмен. - Время наносить удар пришло только сегодня. - Так давай поднимем войска, пойдем и возьмем Танаф! - бойко заявил один из вождей. Эвмен покачал головой. - Можно и так, но... - Но что? Может, стратег-автократор вызовет войска с востока? Судя по всему, мы нужны ему только для парадных выходов! - ехидно сказал Антиген. В то же мгновение Дотим с грохотом вскочил с табурета. Указывая пальцем на вождей аргираспидов, он прорычал: - Ни Филипп, ни Александр не научили их держать язык за зубами. Стратег, если ты терпишь это, то я терпеть не желаю! Еще одно слово, Антиген, и я отрежу твой язык! Вожди среброщитых медленно повернулись в его сторону. - Этот греческий петух хочет, чтобы его ощипали! Дотим зашипел, словно змея, и потянулся к кинжалу. К счастью, выскочивший откуда-то Иероним успел схватить его за руки. - Сядь! Прошу тебя, сядь! - крикнул Эвмен. - Я приказываю! Дотим, которому не составляло труда освободиться от хватки историка, обмяк. Некоторое время он бормотал аркадские ругательства, затем поднял табурет и, не спуская глаз с аргираспидов, сел на него. Замерший словно статуя Антиген тоже не отрываясь смотрел на аркадянина. Лицо его стало брезгливым и сосредоточенным. - Если бы при Филиппе, или Александре какой-то наемник посмел поднять руку на македонянина... - Хватит! - рявкнул Эвмен. В одно мгновение его тон из благожелательного стал властным. - Выяснять отношения станете в Аиде! Иероним, сядь между ними! Историк послушно занял место между Дотимом и Антигеном. - Я собрал вас не для злоречия и, тем более, не для драк. Танаф - вот проблема, которую нужно решить в течение ближайших дней. Брать его придется вашими силами, так как на ожидание войск с востока уйдет слишком много времени. Можно поднять все отряды, стоящие у Тарса, но крепость эта находится в горах, следовательно места там мало и они только будут мешать друг другу. С другой стороны, с сотней человек ее тоже не возьмешь. Поэтому я жду вашего совета. В комнате воцарилось молчание. Лица аргираспидов приняли оскорбленное и отсутствующее выражение. Остальные напряженно морщили лбы, но ничего не говорили. Наконец подал голос Дотим: - Не могу поверить, чтобы у тебя, Эвмен, не было какой-то мысли.
в начало наверх
- Ты прав, - сказал стратег. - У меня есть мысль, и после твоей ссоры с Антигеном я только убедился в ее правильности. Но, возможно, кто-нибудь из вас предложит нечто более достойное. - Так говори, мы тебе верим! - нетерпеливо сказали сразу несколько вождей. - Хорошо. Прежде всего: добычу я отдаю тем, кто возьмет Танаф. Всю - вы поняли меня?.. И замечательно! Но захватить город смогут лишь самые опытные, ибо в Тарсе нет никаких осадных устройств. - Последние слова Эвмен произнес глядя на Антигена и Тевтама. - Впрочем, может быть что-то есть в лагере аргираспидов? - Есть, - неожиданно кивнул Антиген. - Есть, и мы этого не скрываем. Да, мы сможем взять Танаф. Мы не станем его штурмовать, мы просто войдем в него. Но при том условии, что добыча действительно будет наша. - Конечно ваша, - подтвердил Эвмен. - Сколько людей ты возьмешь с собой? - Половину, - произнес Антиген. - Тевтам с остальными присмотрит за лагерем. - Прекрасно, что мы начали договариваться, - улыбнулся стратег. - Теперь вот что. Я ничуть не сомневаюсь в доблести и искусстве ветеранов, однако любое дело требует осмотрительности. Думаю, Антиген, имеет смысл отправить с тобой некоторое количество легковооруженных. - Возможно, - хмыкнул македонянин. - Смотря кого ты предложишь. - Я думал и об этом. - Эвмен посмотрел на Дотима. - И считаю, что лучше аркадян не найти никого! - Нет! Теперь прогрохотало сразу три табурета. Антиген, Тевтам и Дотим яростно ели друг друга глазами. Иероним простер между ними руки, но его потерянная физиономия выдавала, что он чувствовал себя бессильным. Охранники среброщитых встали ближе к своим вождям. Аркадяне тоже сделали шаг вперед. Калхас не ощущал в себе злобы, однако сжал кулаки и выбирал, на кого кидаться в случае, если начнется драка. - Будь проклят этот день! - воскликнул Эвмен. - И ты, Дотим, туда же!.. Подними табурет и сядь! Сядь, если в тебе осталась хоть капля почтения ко мне! Дотим мучительно оскалился, но потянулся к табурету. Когда он сел, Эвмен повернулся к среброщитым. - Сядьте и вы. Сядьте и объясните мне, в чем дело. - Он мне не нравится, - мрачно процедил Тевтам. - Это не разговор, - отрезал Эвмен. - Ты пришел с Александром до Инда и, ответь мне честно, был ли ты в восторге от всех царских полководцев? Тевтам молчал. - Ну хорошо. Тогда ты, Дотим. В чем дело? Или ты тоже желаешь подбирать себе соратников так, словно это не военный совет, а дом для уличных девок? - Нет. Ты же знаешь: еще месяца не прошло, как я нанял своих людей. Война жестока, ей не скажешь: "Постой! Это новобранцы!" Мне нужен еще один месяц, или два месяца для того, чтобы объездить их, превратить из пастухов в солдат. - Он боится, - улыбнулся Тевтам. Эвмен взглядом остановил Дотима, который опять хотел вскочить. - Дотим не боится. Дотим прав: солдат не получается сам собой. - Стратег внимательно смотрел на аркадянина: - Но пусть он задастся вопросом: а сложен ли будет поход на Танаф? И не лучше ли дать людям почувствовать горячку боя в легком деле, чем томить их долгим ожиданием и нудными упражнениями? Дотим хмуро пожал плечами. - Эгей, стратег, его-то ты уговоришь, но как ты будешь уговаривать нас? - подал голос Антиген. - Ты можешь отказаться, но кто тогда будет сшибать со стен лучников, когда среброщитые примутся ломать ворота? Аркадяне - самые искусные пращники, которых я знаю. Если ты откажешься от них, то из-за своего упрямства потеряешь слишком много людей. Не думаю, что ветеранам, штурмовавшим Тир и Газу будет по душе умирать под стенами забытого Зевсом городка. - Других легковооруженных ты мне не дашь? - Нет, не дам. Считай, что их просто нет. - Если я откажусь от похода на Танаф, завтра об этом будет знать вся Киликия, - усмехнулся Антиген. - Ты ловко придумал, Эвмен. Вначале поманил добычей, - впрочем, я сомневаюсь, что мы вернемся оттуда, нагруженные скарбом, - потом ты вспоминаешь, что без легковооруженных города не взять и подсовываешь нам диких аркадян, причем оборачиваешь дело так, что отказаться уже невозможно... - Вот я и спрашиваю, чем тебе не нравятся аркадяне? - А почему они должны мне нравиться? С того дня, как они прибыли в Тарс, этот, с разорванным ухом, желает перегрызть мне глотку. Дотим обнажил свой щербатый рот, и Калхас понял, что его командир сделает это с удовольствием. - Так для того, чтобы вы не вспороли друг другу животы, я и хочу отправить вас под Танаф, - сказал Эвмен. - Научитесь хотя бы терпеть друг друга, иначе всем нам грозит большая беда. Ну что, Дотим? - Согласен, - склонил голову аркадянин. - А ты, Антиген? - Зачем ты спрашиваешь моего согласия? Ты решил все без него. Если все-таки меня найдут с прокушенным горлом... Ладно, мы выступим завтра утром, но нужно, чтобы в Танафе не знали о нашем походе. - Я уже послал разъезды. Они перехватят даже собаку, если она бежит в ту сторону... Эвмен поднялся, давая понять, что совет закончен. Аркадяне, расправив плечи, окружили своего вождя и, вызывающе оглядываясь на среброщитых, двинулись к выходу из комнаты. - А ты что думал? Я поражаюсь его мудрости и долготерпению. Я преклоняюсь перед его спокойствием и рассудительностью! Будь я на его месте, Антиген давно бы уже созерцал небеса, восседая на колу, загнанном между его старческими ягодицами... Но это было бы плохо, очень плохо... - Дотим сбавил тон. - Стратег прав: аргираспиды разнесут Тарс и уйдут к Антигону. Что ни говори - это почти половина фаланги, которая есть у Эвмена. Приходится терпеть. Терпеть и настаивать на своем... Они быстрым шагом возвращались в лагерь. Толпы на Тарских улицах равнодушно сторонились их. - Объясни мне, Дотим, отчего аргираспиды держатся так... странно? - спросил Калхас. - Македоняне! Старые македоняне! Они мнят себя лучшими из лучших, и потому хотели бы повелевать, а не повиноваться. Тем более, что вождем их оказался грек Эвмен. Если верить Иерониму, первое время доходило до комедии: аргираспиды не хотели, чтобы Эвмен председательствовал на советах, и все кончилось бы разрывом, не найди стратег забавный выход. Он приказал изготовить кресло из дерева, позолотил его и установил на возвышении. "Это кресло Александра. Пусть тень Царя председательствует на наших встречах!" - сказал он Антигену и Тевтаму. Так и сходились они, пока сами среброщитые не поняли, что это смешно. Дотим еще некоторое время ехидничал по поводу старых македонян, однако вскоре замолчал и, чем ближе они подходили к лагерю, тем более озабоченным он выглядел. - Нет, аркадяне на стены не полезут, - заявил он в конце концов. - Все, кроме этого: так я и скажу Антигену! В лагере он приказал собрать наемников и, придав лицу бодрое выражение, сообщил им, что этой ночью они выступают в поход. - А потому приказываю: наедаться досыта и ложиться спать рано! Через несколько дней мы вернемся обратно, и тогда я обещаю вам двое суток пьянства, разгула и полного отсутствия учений. Славно будет? - Гы-ы, - нечленораздельно ответили наемники. Распустив солдат, Дотим обратился к Калхасу: - Что, прорицатель, вещают тебе боги? - Ничего, - пожал плечами тот. Постепенно Калхаса охватило оцепенение и даже ощущение незнакомца, затаившегося между ребер, не беспокоило его. То ли это была робость перед боем, то ли чувства аркадянина предусмотрительно замерли, дабы не вытягивать ему жилы ожиданием первой настоящей опасности. Их подняли еще до рассвета, они водрузили на свои спины оружие, мешки с провизией и, ежась от ночной сырости, отправились по той же дороге, что и пришли в Тарс. В хвост им пристроилась колонна аргираспидов, в середине которой несколько воловьих упряжек тащили что-то громоздкое и длинное. Тяжесть ноши македонян была значительно большей, чем у аркадских наемников, однако, подойдя к горам, легконогие пастухи с удивлением обнаружили, что ветераны следуют за ними без малейших следов усталости. После утренней прохлады привычная дневная жара казалась приятной. Одолев подъем, колонна быстрым шагом двигалась по абсолютно пустынной дороге. За целый день им лишь однажды встретился конный патруль Эвмена, который сообщил, что вплоть до самого Танафа дорога свободна. - Еще один разъезд направлен к городу, - сказал командир патруля. - В Танафе, конечно, готовятся к обороне, но наверняка не знают, что вы уже в пути. После краткого привала отряд таким же быстрым шагом отправился дальше. Калхаса удивляло, что македоняне не взяли с собой ни одной верховой лошади. Антиген шел пешком, неся на плечах такой же груз, как и рядовой среброщитый. Дважды Дотим подходил к нему и они негромко, сухо обсуждали детали предстоящего штурма. Ближе к вечеру вождь аркадян сказал Калхасу: - Все благополучно. Нам не надо лезть на стены. От нас потребуется только меткость, - он хитро улыбнулся. - Пусть аргираспиды подтверждают свою славу собственной кровью. На ночь они расположились около небольшой, скудной рощи. Здесь нашелся источник, который солдаты в мгновение ока вычерпали до дна и, не будь объемистых кожаных фляг с водой, которые нес каждый второй, засыпать им пришлось бы борясь с жаждой. Впрочем во вторую половину дня небо затянула дымка; было не столько жарко, сколько душно. Выставив посты, македоняне заснули сразу, пастухи же долго ворочались на жесткой сухой земле, перебрасываясь бессмысленными фразами и разражаясь нервным смехом. Калхас тоже уснул не сразу. Лежа на спине, он наблюдал, как темнеет, потом чернеет, словно проваливаясь в бездонную пропасть, небо, как медленно проступает сквозь эту черноту тайнопись звездной сферы. Завтрашний день казался сейчас далеким и нереальным. Как будто жить и воевать в нем будет совсем другой Калхас. Но именно поэтому хотелось продлить сегодняшнее полусонное состояние. Неожиданно то одна, то другая звезда начали гаснуть. Что-то черное, такое же черное, как сама ночь, кралось по небу и проглатывало их. "Облака", - подумал Калхас. С каждой потухшей звездой его веки становились все тяжелее, и он понемногу уступал властной силе, тянущей их вниз. Но едва они сомкнулись, Калхас увидел багровый свет и обнаружил, что находится посреди бесконечной равнины, усеянной пологими однообразными холмами. Все здесь имело красноватый оттенок - и трава, и странные, прижимающиеся к земле кусты. Даже низкое небо было однообразно багровым. В руках Калхас сжимал тяжелый дротик, а его глаза выискивали ярко-алого быка, пасущегося среди холмов. Вот он - лоснящийся алый бок показался из-за ближайшего склона. Стелющейся, кошачьей походкой Калхас двинулся к быку. Правая рука подняла дротик к плечу, а левая держалась за стеклянный шарик, упрашивала его: только бы не спугнуть! Алое пятно зашевелилось, стало увеличиваться в размерах. Бык пятился задом. Калхас затаил дыхание, убыстрил свои бесшумные шаги, но бык рано, слишком рано появился из-за холма. Он смотрел в противоположную от Калхаса сторону, потом повернул голову назад, затем сделал шаг в сторону и... его глаза столкнулись со взглядом охотника. Два шарика цвета финика, сваренного в меду; в них не отражалось никаких чувств, только внимание. Бык вскинул голову, потом подпрыгнул, на удивление гибко изогнулся в воздухе и через мгновение уже мчался прочь от Калхаса. Пастух бросился за ним. Он взбежал на холм, из-за которого показался бык, и швырнул свое оружие, вложив в него всю энергию движения. Коричневый, отполированный ладонью Калхаса, дротик описал пологую траекторию и с хрустом вонзился в землю: как раз в то место, где за мгновение до этого ступило бычье копыто. Пастух со всех ног бросился туда, но, когда он вырвал трепетавшее древко из земли, бык был уже слишком далеко. Калхас осмотрелся. Он провел здесь целую вечность и знал все уловки, все привычки ярко-алого зверя. Выбрав цель в череде одноликих холмов, он решительно направился к ней, зная, что опыт его не подведет. Становилось жарко. От земли поднималось тяжелое, удушливое испарение.
в начало наверх
Пастух то и дело смахивал с бровей липкие розовые капли пота. Если забраться на холм, то задача облегчится, но тогда бык может увидеть его, свернуть в сторону, затеряться надолго. Через некоторое время Калхас замедлил шаг и стал двигаться пригнувшись, втянув голову в плечи. Чутье подсказывало ему, что бык где-то здесь. Сладковатый запах, наполнявший равнину, мешал ноздрям Калхаса учуять быка. Тогда он встал на четвереньки и прижался к земле ухом. Вот оно - чуть слышное подрагивание. Словно где-то там, далеко в глубине, бьется сердце. Калхас лег, распластавшись в траве и пытаясь определить, откуда доносятся бычьи шаги. Они не удалялись и не приближались, зверь топтался на одном месте. Наконец они стихли: бык остановился. Для того, чтобы понять, где он, нужно было двигаться самому. Калхас поднял голову и осторожно, то и дело припадая к земле ухом, пополз в сторону ближайшего холма. Жесткая, колкая трава царапала колени и живот. Его тело было напряжено, в любой момент он мог вскочить и ударить дротиком. Шагов он не слышал и это беспокоило охотника. На вершине холма пастух вжался в землю, раздвинул траву и принялся тщательно осматривать окрестности. Ничто не подсказывало ему местонахождение зверя: он не видел ни следов, ни примятой травы. Его мог обманывать слух, но предчувствие!.. Калхас еще раз напряг глаза. Нет, с этой стороны холма быка не было. Тогда может быть зверь сзади, там, откуда он пришел? Калхас медленно обернулся. Бесшумное движение наполнилось ревом и грохотом. Словно вверх по склону холма катилось множество валунов. Он успел подняться на ноги и метнуть дротик. Метнуть, целясь в яростный, внимательный зрачок. Потом алый зверь сшиб его с ног, и они катились вниз, катились до тех пор, пока их не остановили заросли приземистых кустов. Калхасу удалось выскользнуть из-под бычьей туши, прежде чем та, содрогаясь в предсмертных конвульсиях, прижала его к земле. Тело пастуха покрывала звериная кровь. В первые мгновения она была настолько горячей, что жгла кожу. Калхас принялся стирать ее с себя пучками сухой, колючей травы. Постепенно его охватывали усталость и отвращение. Земля здесь пахла словно разлагающийся труп, а бычья кровь затвердевала как глина в печи, коростой присыхая к телу. Сдерживая тошноту, Калхас отдирал черные слоящиеся куски со своей груди. Эта мерзость залепила даже стеклянный шарик. Крови было так много, будто выплеснулась она не из пробитого глаза животного, а из самого пастуха. - Оглянись назад, - раздался знакомый голос. Рядом с Калхасом стоял Гермес и указывал на что-то за спиной пастуха. То, что было быком, превратилось в большую, бесформенную груду трухи, из которой торчал дротик. Но рядом, прямо из земли, вырастал новый зверь. Он раскачивался на своих массивных ногах - то ли набирая силу, то ли отрываясь от пуповин, связывающих его с землей. Калхас бросился к оружию, но в тот же миг бычьи глаза открылись, ярко-алое чудище прянуло в сторону и, промчавшись мимо пастуха, исчезло среди холмов. - Это беспредельная охота, - сказал Гермес. - Ты никогда не сумеешь положить ей конец. Лучше остановись и посмотри на себя. Отвращение опять нахлынуло на Калхаса и он стал соскребать со своей кожи черную коросту. - Нельзя отдаваться этой охоте, - вплотную подойдя к пастуху, Гермес взглянул в его лицо. - Ты это знаешь и не отдашься ей. Война - не твое искусство. - Тогда почему я здесь? - спросил Калхас. - Здесь живет вечный охотник Арес. Я хотел, чтобы ты стал им на одну ночь. Став им, ты узнал его. Этого достаточно. Война - неутолимая жажда, но мучить тебя она не будет. Ты окажешься вовлечен в войну, однако теперь чарам Ареса захватить тебя не удастся. - Для чего ты готовишь меня? - Не для чего, - сказал Гермес. - Предсказывай, этого достаточно. Над его шляпой стало разгораться радужное сияние: - Не ищи тайны там, где ее нет, - улыбнулся бог. - Лучше посмотри вверх и смой с себя кровь. Калхас поднял глаза к небу. Багровый свод избороздили трещины, сквозь которые были видны серые клубящиеся облака. Они продавливали его до тех пор, пока небо не лопнуло из края в край, наполнив красную равнину грохотом. Пастух успел заметить несущиеся вниз капли, прежде чем дождь хлынул на него. Кто-то споткнулся о Калхаса и пастух открыл глаза. Кругом были тьма, вода, грязь и гулкие раскаты грома. Солдаты искали укрытия, но ни горные склоны, ни высохшая роща дать его не могли. Вспышка молнии осветила лицо Дотима. - Ты что, спишь? Совсем с ума сошел! Вставай, иначе весь сегодняшний день мы будем выжимать из тебя воду! - Все в порядке, Дотим, - сказал Калхас, поднимаясь с земли. - Поход будет благополучен и для тебя, и для меня. - Нет, что-то с тобой произошло! Какое благополучие?! Неужели ты не понимаешь, что теперь дорогу развезет и таран, который тащат с собой македоняне, может застрять вдалеке от Танафа? А что мы будем делать без него? Стремясь перекричать шум грозы, Дотим начал призывать аркадян спуститься к дороге. Аргираспиды уже строились в колонну, стремясь начать движение как можно раньше, пока дорога еще окончательно не раскисла. Через некоторое время порядок в отряде был восстановлен и ворчащие, невыспавшиеся солдаты отправились в путь. Постепенно гроза стихла, но дождь не переставал до самого утра. Из-за низких облаков рассвет был медленным, а утро серым и тусклым. Повсюду с гор стекали грязные ручьи и дорога кое-где напоминала реку. Повозки с тараном приходилось на руках вытаскивать из топкой глины. Лица аркадян приняли унылое выражение и даже аргираспиды разражались ругательствами. Как заметил Калхас, отряд давно миновал то место, где от дороги ответвлялась тропинка, ведущая к рыбацкой деревушке. Значит Танаф уже близко. Но сколько им осталось идти, не знал ни он, ни Дотим, а к Антигену они обращаться не хотели. Калхас устал не меньше других, но мысли о сегодняшнем сне отвлекали его. "Не надо искать тайны там, где ее нет". И в тот, первый раз, и сегодня ночью Гермес говорил с ним просто, но именно это казалось пастуху странным. Оракул вещает загадкой и иносказанием, простота в устах бога непонятна. Открываясь человеку, бог учит его, а чему учит Гермес? Тому, что Калхас не должен превращаться в воина? Тогда зачем он толкнул его в объятия Дотима? Зачем заставил плыть через море, если мог бы сделать его Аресом и в Аркадии? Ответы наверняка были просты, но эта простота не давалась Калхасу. Правда Калхасу даже не приходило в голову, что Гермес желает запутать его. Нет, это сам Калхас не может уловить ясный и простой ответ потому, что... потому, что все время ищет сложный... Его мысли рассыпались, или бегали по замкнутому кругу. Тело передергивало от воспоминания о черной коросте, однако тем более приятен Калхасу был дождь. Он ощущал себя холодным, влажным, чистым и с удивлением поглядывал на раздраженные лица окружавших его людей. Сейчас их злая озабоченность была не просто чужда ему, но даже непонятна. Грязь, по которой ступали их ноги, не шла ни в какое сравнение с кровью, обжигавшей кожу Калхаса этой ночью. Около полудня им повстречался второй патруль: город был совсем близко. Выбрав сухое место, отряд расположился для короткого отдыха. Солдаты снимали лишнюю поклажу, проверяли оружие, наскоро закусывали лепешками и мясом. Калхас подтянул под руку перевязи щита, повесил на правый бок мешок с шарами для пращи, механически пересчитал их. Там было пятнадцать глиняных ядер: число, которое вывел Дотим, опираясь на свой опыт. "Больше не нужно, - говорил он. - В открытой схватке больше десяти раз метнуть шар вы все равно не успеете. Не берите с собой лишнюю тяжесть. В бою она только помешает". Сам вождь аркадян готовился к штурму гораздо более тщательно. Он достал из своего мешка чистую белую тряпицу и плотно обмотал ею голову: так, чтобы разрубленное ухо не торчало в сторону. Только после этого он надел легкий, сплетенный из кожаных ремней шлем, причем долго вертел головой, проверяя, хорошо ли тот сидит. Потом очередь дошла до пращи, дротика, кинжала, щита. Каждый из предметов был осмотрен с необыкновенным вниманием. Заметив, что Калхас наблюдает за ним, Дотим ядовито сказал: - Вместо того, чтобы глазеть по сторонам, или думать о всякой ерунде, лучше проверь вещи, с которыми ты пойдешь в бой. Проверь так, чтобы уверенность в них тебя уже не покидала. А потом проверь еще раз и еще. Беседа с оружием - единственное достойное занятие перед сражением. Калхас последовал его совету. Холод и тяжесть оружия успокаивали, прибавляли сил. Краем уха он слышал, что Дотим шепчется с пращой, со щитом. Казалось, они были живыми существами, от которых спустя короткое время будет зависеть его жизнь. 4 Танаф открылся им неожиданно, зато они увидели его сверху и словно на ладони. За невысокими зубчатыми стенами простирались сплошные крыши домов. Их рассекала узкая, изогнутая словно лук, центральная улица, ведущая от ворот к рыночной площади. В глаза бросалась голая, расчищенная не менее, чем на расстояние полета стрелы местность вокруг стен: жители Танафа хотели лишить нападающих укрытий. Перед воротами метались маленькие фигурки людей: аркадян и аргираспидов уже заметили, теперь им останавливаться было нельзя. Скорым шагом, почти бегом они стали спускаться в Танафскую долину. Речка, которая текла здесь, давала жизнь пестрым лоскуткам полей и аккуратным плодовым рощам. Кое-где стояли пустые загородные дома. Калхас оглядывался на них, опасаясь засады, но вплоть до города никто не пытался преградить им дорогу. Зато едва они подошли к краю расчищенной зоны, как со стен полетели стрелы. Антиген и Дотим тут же развили бурную деятельность. Сотню аркадян отправили в обход: они должны были отвлекать внимание защитников. Часть аргираспидов выстроилась в две длинные шеренги и двинулась к городу. Задняя шеренга подняла щиты над головами передней, поэтому стрелы, камни, с грохотом ударяясь о посеребренную медь, не причиняли ветеранам вреда. Македоняне остановились в нескольких десятках шагов от стен, и Дотим отправил под их прикрытие вторую сотню пастухов. Аркадяне, пригнувшись, пробежали открытое пространство. Оказавшись за спинами аргираспидов, они принялись раскручивать пращи и через несколько мгновений град ядер полетел в сторону осажденных. Все происходило настолько быстро, что напоминало Калхасу игру. Вместе с Дотимом и третьей сотней пастухов он оставался вне пределов досягаемости защитников города. Однако крики, команды, удары камней постепенно привели всех в возбужденное состояние. Даже Дотим переминался с ноги на ногу и голодными глазами смотрел на стены. Между тем аргираспиды, разгрузив под руководством Антигена повозки, собрали из балок и дощатых щитов нечто, напоминавшее сарай с покатой крышей. Они подвесили внутри сарая длинное бревно, оканчивавшееся бронзовой головой и впервые в жизни Калхас увидел таран. Его баранья голова казалась сплющенной из-за множества ударов, которые он нанес. В последнюю очередь с повозок достали воловьи шкуры. Тщательно смочив шкуры в воде, ими устлали крышу сарая. Закончив приготовления, три десятка македонян зашли внутрь тарана, приподняли его над землей и поволокли в сторону крепости. В ожидании, когда ворота будут разбиты, остальные аргираспиды выстроились в длинную колонну. Впереди ветеранов стоял Антиген. Его лицо выражало уверенность и спокойствие. Аркадяне, обстреливавшие стены вокруг ворот, постепенно заставили горожан быть осторожнее. Те теперь редко появлялись между зубцами и почти не целясь метали стрелы. В каждого из смельчаков летело сразу множество ядер. Пастухи пристрелялись: Калхас видел, как глиняные шары попадали в защитников города. Даже когда македонский таран оказался у самых ворот, аркадяне почти не давали танафцам высунуться. Грохот ударов бараньей головы разнесся по долине. Ветераны ритмично раскачивали бревно и с дружным криком обрушивали его на створки. Стаи вспугнутых птиц поднялись в воздух. Их гвалт кружил голову не меньше, чем близкий бой. Защитники Танафа бросали на крышу тарана камни и горшки с углями. Но первые не могли пробить ее, а угли, гневно шипя, скатывались с влажных шкур. Тогда осажденные втащили на стену длинный багор и попытались подцепить им баранью голову. Несколько человек орудовали древком, а другие прикрывали их щитами. Им почти удалось добиться своего, однако удачно пущенное ядро угодило в одного из горожан. Тот с криком выпустил древко, на стене возникло замешательство, и в этот момент багор, уже зацепившийся за таран, вырвался из рук. На мгновение он застыл в неустойчивом
в начало наверх
равновесии, а затем под торжествующие крики осаждающих повалился на землю. Спустя какое-то время сквозь удары тарана послышался хруст: ворота поддавались; толстые доски, из которых они были сшиты, пошли трещинами. В отчаянии осажденные попытались сбросить на среброщитых массивную балку. Калхас со страхом наблюдал, как горожане поднимают ее над зубцами стены. Казалось, что она сомнет македонян, что их укрытие не выдержит такой тяжести. К счастью, пращники, заметив опасность, пустили целую тучу ядер. Ядра бились о стену, о зубцы, о балку, разлетаясь осколками и впиваясь в тела танафцев. Те не выдержали - балка рухнула на обратную сторону стены и почти тут же таран пробил ворота. Со скрипом, треском, стоном створки повалились назад. Таран нанес еще несколько ударов, расчищая путь, а потом попятился в сторону. Рядом с Калхасом грянуло сразу множество голосов. Это аргираспиды затянули торжественный, протяжный пэан. Их голоса были совсем не старческими, они звучали мужественно и мощно. Даже внешне они преобразились: глаза горели молодым огнем, лица были подняты к небу, а жилистые тела распрямились, сбросив тяжесть многих лет. Антиген резко взмахнул рукой - аргираспиды медленно, потом быстрее, еще быстрее устремились к городу. Их пение превратилось в рев, сорвалось на вой - и они мигом смели танафских воинов, появившихся в воротах. - Вот как! - восторженно кричал Дотим. - Вот как! Вот какие воины были у Македонца! Ворота безостановочно втягивали среброщитых. Калхасу было видно, что осажденные покидают стены, пытаясь оказать сопротивление на улицах. Но македонская змея двигалась, двигалась вперед, и даже Дотим не мог представить, что ее возможно остановить. - Вот и все! - он похлопал Калхаса по плечу. - Дело закончилось. Быстро, весело, хорошо. Сейчас внутри города много крови. Впрочем, горожане скоро поймут, что сопротивляться бессмысленно. Твое ночное предчувствие было верным: все, что от нас требовалось - только присутствие. Однако среброщитые неожиданно замедлили шаг. А потом остановились совсем, причем последние вообще остались по эту сторону стен. Веселье мигом слетело с Дотима. - Ну-ка, длинноногие! - крикнул он своей сотне. - Быстро! Быстро! Туда, к воротам! Защитников на стенах города уже не было, поэтому они бежали без предосторожностей. - Что случилось? - кричал на ходу Дотим. Вначале аргираспиды пожимали плечами, но постепенно известия стали докатываться до задних рядов. Ветераны легко продвигались по центральной улице, пока под ними не стала проваливаться земля. Не слишком доверяясь крепости стен, жители Танафы заготовили ловушки. Они выкопали несколько ям, усеяв их дно кольями, ржавыми наконечниками для плугов и прочим хламом, который впивался в тела македонян. Вдобавок, с крыш домов на аргираспидов обрушился шквал черепицы, камней, домашней утвари. Осажденные перегородили повозками боковые улицы и македоняне оказались в западне. Теснота, тяжесть вооружения мешали им развернуться, взобраться на крыши домов. А передние барахтались в ямах. Тех, кто не погиб при падении, добивали копьями, и товарищи были бессильны им помочь. - Туда! - Дотим устремился к воротам. Македоняне, пропуская пастухов, освободили проход. За воротами дома немного расступались. Среброщитые овладели свободным пространством, но и здесь им оказались недоступны крыши. Македоняне устроили подобие черепахи - черепица с треском и звоном разбивалась о их щиты. Она не приносила вреда, но и сдвинуться с места македоняне не могли. Споткнувшись о тело убитого воина, Калхас едва не упал. В последний момент его подхватил Дотим. Рывком поставив на ноги, он крикнул прямо в ухо пастуху: - Помнишь, в какую сторону поворачивает главная улица? - Направо, - ответил Калхас и судорожным движением прикрыл голову щитом. О щит тотчас ударился камень. Испуганный, он хотел вернуться к воротам, но сзади напирали подбегавшие аркадяне. - На крыши! Нужно выбить их оттуда! - прокричал Дотим. Увлекая за собой остальных, он бросился вперед. Часть аркадян пустила ядра, горожане попятились и, пользуясь этим, пастухи оказались около самих стен. Аргираспиды выстроили из щитов, плеч живую лестницу, по которой аркадяне взлетели наверх. Страх перед боем слился со страхом малодушия и заставил Калхаса следовать за Дотимом. Мокрая из-за ночного дождя крыша едва не подвела его. Он поскользнулся, но снова чья-то рука помогла ему устоять. Калхас не успел поблагодарить: перед глазами промелькнул меч, и нужно было защищаться. Выпрямившись, он отбросил щитом нападавшего. Ломая страх, застрявший в горле словно кость, Калхас ударил сам. Танафец неловко взмахнул оружием, и дротик аркадянина вошел в его плечо. Ощущение мягкой, рвущейся под нажимом руки ткани было совсем не сильным. Калхас не ожидал, что танафец с криком упадет на спину. Он с недоумением смотрел на покрытое кровью острие дротика, и лишь новый удар, обрушившийся на щит, заставил аркадянина прийти в себя. Визг, крики, лязг железа ворвались в уши. Вооруженные чем попало, жители Танафа пытались сбросить противника с крыш. Старики и безусые юнцы сражались наравне со взрослыми. В их руках стали оружием и топор, и кочерга, и дубина. Аркадянам приходилось пускать в ход всю свою пастушью ловкость, но лишь появление новых их товарищей, взбиравшихся по спинам аргираспидов, позволило наемникам устоять. Постепенно Калхас забыл о себе и растворился в резне. Тело стало послушным, а ум - пустым и ясным. Он сломал свой дротик, но выхватил из рук умирающего танафца меч. Он уворачивался от самых страшных ударов так ловко, что они оставляли на его теле лишь царапины. А царапины разъяряли и прибавляли сил. Краем глаза Калхас следил за Дотимом и старался не отставать от него. Предводитель аркадян был ужасен. Беззубый его рот изрыгал потоки ругательств и слюны. Оружие безостановочно разило горожан, которые отступали перед ним как перед демоном войны. Наконец пастухи начали теснить танафцев. Хотя к тем тоже спешили подкрепления, кое-как вооруженных горожан хватило лишь на первый натиск. Вынужденные сражаться грудь с грудью, они спасовали, подались назад. Почти тут же их отступление превратилось в беспорядочное бегство. Одни из танафцев спрыгивали во внутренние дворики, другие пытались спастись по крышам, и пастухи преследовали их, перемахивая через узенькие улочки, разделявшие кварталы. Дотим рвался напрямую к тому месту, где македоняне попали в ловушку. Калхас сметал с дороги тех, кто пытался оказать им сопротивление. Он не стремился убивать горожан: просто отбрасывал их в сторону и догонял Дотима. Страхи исчезли давно, их место заняли радость и упоение успехом. Горячая тяжесть оружия сама влекла его вперед. Путь по крышам сократил им дорогу. Вскоре они оказались перед центральной улицей и стали сбрасывать защитников города прямо на копья аргираспидов. Между тем голове колонны македонян все еще приходилось худо. Более десятка ветеранов бездыханными лежали в ямах. Нескольким среброщитым удалось перебраться на другую сторону ловушек, однако остальные, поражаемые с крыш, застряли и ничем не могли помочь им. Какой-то танафец задержал Дотима, и Калхас вырвался вперед. Дорога перед ним оказалась свободна. Пастух перепрыгнул на крышу следующего дома и обнаружил, что находится прямо над отрезанными от главных сил македонянами. Сбоку на него кинулся старик с длинным широким ножом. Калхас отбил его удар щитом и щитом же оттолкнул нападавшего. Старик растянулся на крыше, беспомощно размахивая руками, из которых выпало оружие. Калхас тут же забыл о нем, так как число вооруженных македонян стремительно убывало. Их оставалось трое, двое. Они давно уже бросили сариссы, но все равно тяжелые доспехи и щиты делали их движения слишком неуклюжими для схватки, где противник находился на расстоянии локтя. Калхас узнал одного из аргираспидов. Хотя лицо того было в крови - чужой и своей - пастух видел, что это Антиген. Вот вождь македонян сделал выпад, отделился от стены, прикрывавшей его спину, и в тот же момент толпа, окружавшая ветеранов, втянула его в себя. Не раздумывая, Калхас прыгнул туда. Его колени ударились о чью-то спину. Человек охнул и присел. Пастух рубанул горожанина, нацелившегося мечом в затылок Антигена. Потом бросил клинок, вытащил из-за пояса нож и всадил его в шею того, кто оказался под ним. Калхас наносил удары куда попало. В этой тесноте каждый из них достигал цели. Не ожидавшие такого нападения, горожане отпрянули в стороны. Антиген поднялся на ноги: прижавшись плечом к плечу, прикрывая друг друга от ударов щитами, они отступили к стене и в тот же миг с крыш на танафцев хлынул поток подоспевших аркадян. Возглавляемые Дотимом, они в несколько мгновений очистили от горожан значительную часть улицы. Тяжело дыша, Антиген и Калхас опустили оружие. Дело было уже решено. Сбитые с крыш, горожане и на улице перестали оказывать сопротивление. Аркадяне гнали их к противоположным воротам. Многие бросали оружие, воздев ладони над головой вставали на колени, молили о пощаде. Аргираспиды принялись разбирать завалы на проулках. Часть из них пробиралась на эту сторону ям. - Кто ты такой? - Антиген пристально посмотрел на Калхаса. - Я тебя где-то видел. Пастуху казалось, что он слышит слова вождя македонян сквозь толстое одеяло, которое некто накинул ему на голову. Вначале Калхас ждал веселого облегчения, но вместо него его охватила скука. Трупы, валявшиеся вокруг в разнообразных позах, не внушали страха, но и не приносили радости или удовлетворения. Калхас наткнулся на стеклянный, бессмысленно застывший взгляд мертвого македонянина. Руки того были вывернуты, закинуты за плечи, словно он собирался сделать гимнастический мост. Копье пробило латы ветерана и пригвоздило к земле. Потом копье хотели вырвать, буквально распотрошив грудь аргираспида. Но лицо мертвеца оставалось тупо-равнодушным, только шрамы, покрывавшие скулы, были мраморно белыми, настораживая пастуха своим холодом. - Вы, македоняне, оказались самонадеянны, - лениво произнес Калхас, повернувшись к Антигену. - Эта самонадеянность открыла нам десятки городов, - зло бросил Антиген. - Даже такой, как ты, должен понять, что не ехидство здесь уместно, а скорбь. Боги отчего-то позавидовали нам. Ничем иначе не объяснить гибель стольких... Так как тебя зовут? - Калхас, - сказал пастух. - Я из охраны Дотима. - Так и есть! Я видел тебя на совете у Эвмена. Правильно? Калхас кивнул. - Странное у тебя имя. Ну, ладно. - Антиген взял пастуха за шею, наклонил его голову к себе и, пачкая засохшей кровью, звонко поцеловал в губы. - Спасибо. Считай, что ты вытащил меня из Аида. За шиворот вытащил. Клянусь, я запомню это. Калхас непроизвольно вытер рот, но Антиген не обиделся. Заметив несколько глубоких царапин на его груди и руках, он усмехнулся: - Ага! Тебя тоже пометили! Первые раны - сладкие. От них становишься сильнее. Вслед за этим Антиген принялся отдавать приказы аргираспидам. Увидев своего вождя невредимым, ветераны криками приветствовали его. Однако к приказам они уже не прислушивались: беззащитный город вызвал к жизни инстинкт грабежа, и македонская змея расползлась по Танафу. Хмыкнув, Антиген махнул рукой: - Пусть развлекаются. А ты отчего грустишь? - спросил он у Калхаса. Калхас не грустил. Просто наконец скуку сменило облегчение. Облегчение смешивалось с усталостью, и, чувствуя слабость во всех членах своего тела, пастух сел на землю. Рядом с ними оставался только тот македонянин, который сражался вместе с Антигеном. Это был совсем старый воин. Дряблая, землистая кожа делала его похожим на древнюю черепаху. Землистые складки окружали шею, а между костлявыми пальцами кожа натягивалась словно перепонка. Отложив в сторону щит, морщась от боли, он ощупывал края раны на левом плече. Она была рваной и выглядела страшно. Калхас поразился тому, как этот человек вообще был в состоянии сражаться. Между тем трупы, наваленные перед стеной, говорили о том, что в искусствах Ареса он был искушен. Ощупав рану, македонян склонился над одним из мертвых горожан и отодрал длинную полосу от его одежды. Калхас хотел помочь ему, но старик буркнул: "Сиди!" и наложил повязку сам, действуя зубами и правой рукой. - Оставь все это, - сами собой произнесли губы Калхаса. - На твой век осталось слишком мало жизни. Проведи ее спокойно. - Что такое? - старик вначале не понял аркадянина, однако когда смысл сказанного дошел до него, он излил на Калхаса море грязных ругательств. Антиген остановил ветерана, но и сам обратился к пастуху с укором: - Нельзя так говорить. Ты кличешь демонов и на его голову, и на свою. Никогда не говори такого воину. Калхас нащупал на груди стеклянный шарик и улыбнулся. Удивительно, но
в начало наверх
оружие, коснувшись его тела, не срезало подарок Гермеса. - Это не я говорю. Это слова Гермеса. Македоняне смотрели на него в полном недоумении. - Что ты этим хочешь сказать? - спросил Антиген. - При чем здесь Гермес? Калхасу было скучно объяснять им свои слова, поэтому вместо ответа он закрыл глаза. Им овладело полузабытье, похожее на дремоту. Издалека доносились крики, плач, грохот взламываемых дверей - все те звуки, которыми наполняется город, отданный на разграбление. Антиген переговаривался со своим воином, перечисляя по именам убитых и обещая устроить для них пышные похороны. Но все это оставалось где-то на самой грани слуха. Перед глазами пастуха проплывали только что увиденные картины боя. Удивительно: во время схватки Калхас забылся совершенно, но теперь его память восстанавливала мельчайшие подробности происшедшего, все движения рук, тела, оружия. Страх, который он бессознательно испытывал перед штурмом, сейчас казался странным. Не испытывал он и отвращения; если бы все началось вновь, Калхас не остался бы в стороне. Другое дело, что он не находил в себе ни восторга, ни даже мало-мальского возбуждения. Скука и усталость - вот те чувства, которые сопровождали проносящиеся в голове картинки. Гермес правильно сказал ему ночью: война - не его стихия. И если Калхас не теряется в ней, это не означает, что он когда-нибудь получит от нее удовлетворение. Появление Дотима прогнало его дремоту. - Ты ранен? - с тревогой в голосе спросил наемник. - Нет. Просто устал, - поднимаясь ответил Калхас. - Тогда почему ты... почему не вместе со всеми? Они мигом выметут из города последний обол. Уже сейчас может быть поздно. - Зачем ему идти? - вмешался Антиген. - Он спас меня, и я достаточно богат, чтобы вознаградить его за это! Дотим недовольно посмотрел в сторону македонянина, а потом снова обратился к Калхасу: - Я видел, как ты прыгнул в эту... мешанину. Я думал, ты лишился разума! - Правильно, это был безумный поступок! - торжественно произнес Антиген. - Но у него заботливый демон. И, потом, он спас меня этим. Ты, по-моему, Дотим, не слышишь: он спас меня! - Ну и хорошо, - безразлично буркнул вождь аркадян. - Пойдем, Калхас, тебе нечего здесь делать. Пастух улыбнулся, почувствовав в словах Дотима ревность. - Хорошо, пойдем. - Я тебя найду! - крикнул вдогонку ему аргираспид. Дотим ревновал, злился на свою ревность, а еще больше - на то, что Калхас полез выручать македонянина. Его беззубый рот долго извергал яростные сожаления: - Да я на твоем месте оставался бы на крыше, пока горожане режут его на куски. Пальцем не шевельнул бы, чтобы выручить этого мерзкого старика! А тем более, рисковать жизнью!.. А как был бы рад Эвмен! Зевс свидетель - ты совершил непоправимую ошибку. Тевтам - дурак, его легче держать в руках. Через него легче управлять македонянами. Неужели ты не мог сообразить этого? - Хватит, - кривился Калхас. - Ты сам учил, что в бою рассудительность только вредит. Я не мог спокойно смотреть, как их убивают. И считаю, что был прав. - Дурак! Когда-нибудь всем нам придется пожалеть о твоем скудоумии, - раздраженно бормотал Дотим и ненадолго стихал. Победители возвращались к Тарсу налегке. Танаф был бедным городом - ни македоняне, ни аркадяне не могли похвастаться поживой. Пастухи, правда, хватали все, что попадало в руки, но перед тем, как отправиться в обратную дорогу, Дотим заставил их выкинуть большую часть тряпок, горшков и прочей ерунды. Несмотря на это, пастухи пребывали в бодром настроении. Добыча оказалась мала, но зато выяснилось, что война - далеко не самое сложное занятие. В отличие от них, физиономии аргираспидов казались куда более мрачными. Общим счетом три с лишним десятка ветеранов сложили головы на узких улочках города: среброщитые считали цену чрезмерной. За все время возвращения Антиген никак не напомнил о себе Калхасу, поэтому предсказатель решил, что слова македонянина о вознаграждении - пустая похвальба. Он был чрезвычайно удивлен, когда через несколько дней за ним явились люди стратега-автократора. - Зачем ты понадобился Эвмену? - встревожился Дотим. Вначале он хотел идти вместе с Калхасом, однако, решив, что это будет выглядеть странно, остался: - Держись твердо! - напутствовал он пастуха. - Славно, если Антиген вспомнил свое обещание... Но зачем тебя тогда зовут к стратегу? Калхас так и оставил его в состоянии тревожного недоумения. Сам он заволновался только когда перед самым домом Эвмена кожу на его груди, соприкасавшуюся с шариком, начало покалывать. Гермес предупреждал пастуха о чем-то. Калхаса ввели в просторную комнату, стены и потолок которой были выкрашены в белый цвет. Множество золоченых светильников жадно поглощали гирканское масло. В углах находились курительницы, и мягкий запах благовоний в сочетании с ярким светом вызвали у пастуха ощущение храмовой торжественности. Посреди комнаты, в окружении нескольких человек, стоял Эвмен. Калхас узнал все такого же белоснежного Иеронима и Антигена, одетого, словно мидийский всадник. Остальных он видел в первый раз. Нарядами они напоминали жрецов, а лица выдавали в них местных уроженцев. - Вот он, длинный пастух со странным именем, - указал на Калхаса Антиген и, дружелюбно улыбаясь, подошел к аркадянину. - Я рассказал стратегу о тебе. Он захотел тебя увидеть. Калхас молча поклонился Эвмену и стал ждать, что последует дальше. Вопреки предсказаниям Дотима, лицо стратега-автократора не выразило недовольства при виде спасителя Антигена. Наоборот, Эвмен улыбнулся пастуху не менее дружелюбно, чем македонянин. - Я рад, что Дотим привел с собой храбрых людей. Кое-кто убеждал меня, что все храбрецы Эллады вместе с Александром ушли в Азию, - последние слова стратег произнес насмешливо смотря на Иеронима. - Оказалось, что не так. Я могу спать спокойно, зная о существовании таких людей, как ты. В словах Эвмена Калхасу почудился какой-то скрытый смысл, но он не придал этому значения. Антиген положил ему на плечо руку и некоторое время молча смотрел пастуху прямо в глаза. - Что касается денег, - начал, наконец, он, - денег, которые я тебе обещал, то они уже здесь. Я держу свое слово. Однако только ради этого я не стал бы приглашать тебя к стратегу. Деньги - не главная моя награда. Я знаю - и знаю это совершенно точно, что ты прорицатель. Если так, то твое место не среди аркадян, а при стратеге. Правильно, Эвмен? - Правильно, - кивнул тот и его взгляд наполнился любопытством. - Дотим не рассказывал о тебе никому. Даже мне. Но аркадяне - народ болтливый. Если то, что они говорили о вашем морском приключении - правда, твой дар более чем интересен... Ты нахмурился? Калхас пожал плечами. - Я не фокусник. Думаю, стратег найдет лучших слуг для развлечения. - Молодец, - одобрительно произнес Антиген. - Горд. Эвмен протестующе взмахнул руками. - Я не о фокусничестве. Если ты считаешь, что нужен мне для развлечения, я тебя не держу. Можешь уйти сейчас, можешь уйти потом - в любой момент. Но... лучше, если ты останешься и покажешь свое искусство. Что-то мне говорит: ты можешь подсказать волю богов. Даже Александр, который был сыном Амона, обращался к оракулам, или сутками обсуждал с жрецами, что подсказывают внутренности жертвенных животных. Почему бы мне не последовать его примеру? Поверь, я сейчас смотрю на тебя как на оракула, а не как на фокусника. - Какой я оракул? Оракулы селятся у мглистых расселин, серных источников, туманных пещер. Я - наемник, я ни разу не впадал в пророческий экстаз, поэтому вы напрасно ждете от меня чудес. Калхас с трудом заставлял себя говорить: тот, чужой, который затаился в его груди, налился тяжестью, распиравшей ребра и мешавшей дышать. Аркадянин непроизвольно схватился рукой за сердце. Ему пришлось напрячь все свое мужество, чтобы лицо не выдало неожиданную боль. - Действительно, бродячий прорицатель - редкое явление, - живо заговорил Иероним. - Но я слышал и читал о таких. Когда спартанский царь Агесилай воевал с персами, в Сардах к нему привели человека, угадывавшего количество братьев, сестер у собеседника. Аристотель рассказывал о некоем жителе Фурий, который заходил в дом к незнакомым людям и сообщал, какие из их овец принесут приплод в будущем году, а также какой масти родятся жеребята... А в Элиду однажды пришел житель Мессении по имени Никократ, сказавший первому встречному юноше: "Твой возлюбленный, что отправился по торговым делам в Сиракузы, болен лихорадкой и не скоро вернется на родину". И чтобы вы думали? Через месяц купцы, прибывшие из Сиракуз, подтвердили это сообщение. Сам Никократ не мог объяснить, откуда он узнал о болезни Элидянина... Пока историк рассказывал об обывателях-провидцах, лицо Антигена выражало и иронию, и скуку. Речь историка вызывала в нем откровенное раздражение. Пастух понял, что будь на то воля македонянина, он заткнул бы Иерониму рот. Однако Антиген терпел разглагольствования ученого мужа до тех пор, пока тот, исчерпав известные ему примеры, не повернулся к Эвмену: - Вот и я утверждаю: необходимо попробовать. - Очень хорошо, - подхватил стратег. - Еще раз повторяю, Калхас: ты ничем не рискуешь. Даже если твое искусство подтвердится, силой я тебя держать не буду. Ты все решишь сам. Согласен? Калхас кивнул. От тяжести грудь онемела. Раньше с ним такого не случалось никогда, однако страха пастух не испытывал. Он чувствовал, что сегодня может предсказывать и только предсказания избавят его от груза под ребрами. Оживившийся Эвмен бросил людям в греческой одежде несколько слов на местном наречии и те принялись распевно бормотать, совершая руками плавные движения. - Очистительные молитвы, - пояснил стратег. - Пусть никакая скверна не помешает твоему дару. - Спрашивайте, - предложил Калхас. - Я слушаю. Антиген, сложив руки на груди, отступил в глубину комнаты, и с интересом смотрел на Эвмена. - Извини, Калхас, но я последую примеру Креза, - сказал стратег. - Когда-то он узнавал, чей оракул самый лучший подобным же способом. Итак, в соседней комнате находится несколько моих телохранителей. Сколько их и чем они занимаются? - Трое, - ответил Калхас. - Их трое и сейчас они не заняты ничем. Во-первых, они устали, а во-вторых, твой приказ представляется им совершенно бессмысленным. Должны же они делать следующее: первый перемешивать песок с пеплом, второй - переливать воду из одного сосуда в другой и обратно. Третий - рыхлить своим мечом землю, которая стоит посреди той комнаты в большой кадке. Странное занятие. Они делают это только ради меня? - А ты думал, они будут заняты чем-то многозначительным? - спросил Эвмен. - Впрочем, ты прав. Это удивительно - кроме нас с Иеронимом, который сочинял им задание, никто не знает, зачем я вызвал телохранителей... Может, ты читаешь наши мысли? - Эвмен пристально посмотрел в лицо Калхаса. - Может быть. Я не знаю, как это происходит... Спрашивай еще. - Хорошо. Сколько сейчас людей в этом доме? - Кроме нас - девять. Трое телохранителей в соседней комнате, четверо у входа. Двое слуг готовят обед. - Поразительно, - расплылся в улыбке Антиген. - Насколько я понимаю, Эвмен, подсмотреть, или узнать у кого-то он не мог! - Он отвечает так быстро и естественно, что это может... может вызвать сомнения, - задумчиво произнес Иероним. - Ответь на такой вопрос, Калхас: к какому человеку я пойду этим вечером? Клянусь Аполлоном, стратег, кроме меня этого не знает никто. - Этот человек - женщина, - ответил Калхас. Заметив, что историк густо покраснел, он добавил: - Как я понимаю, ты собрался к ней не ради чувственных наслаждений. Она обещала показать тебе какую-то рукопись. Это подделка, Иероним. Ты будешь разочарован. - Он читает мысли, - покачал головой историк. - Нет. Пожалуй, нет. Вы спрашиваете - я отвечаю. Пока губы не начинают говорить, я сам не знаю ответа. Думаю, что это какой-то бог говорит моими устами. Может быть - Гермес. Но такое происходит далеко не каждый день. Поэтому спрашивайте: я чувствую, что еще могу отвечать.
в начало наверх
- Я войду в Вавилон? - быстро спросил Эвмен. - Нет, - ответил Калхас. - Почему? - Ты сам туда не пойдешь. Цель твоего похода будет где-то дальше, на Востоке. - И что это за цель? - Не знаю пока. Знаю лишь, что будущей весной ты решишь не идти в Вавилон. - Мы победим? - Ты будешь побеждать, Эвмен, а победишь ли?.. Мои уста молчат - не знаю. - Хорошо, - Эвмен странно улыбнулся и спросил: - Долго ли мне осталось жить? - Сложный вопрос. Дотим часто спрашивал у меня об этом, но боги не предсказывали. Впрочем... Иероним будет жить долго и умрет при царском дворе. - При чьем дворе? - встрепенулся историк. - При дворе македонского царя... Но имени этого царя я не знаю... Эвмен, спрашивай быстрее! - Чего мне опасаться? Вражеского оружия? - Не оружия - пыли. Пыли, которая поднимается к небу и застилает взор. Опасность там, где пыль, Эвмен. - Все-таки ты говоришь загадками, - протянул стратег. - Почти как оракул... Может быть, теперь тебя спросит Антиген? - Нет, нет! - решительно отказался македонянин. - Я уже стар, поэтому не люблю искушать судьбу. - А еще опасайся его! - выпалил Калхас и указал на вождя аргираспидов. Тот застыл с раскрытым ртом, но через несколько мгновений пришел в себя и вознегодовал: - Он сумасшедший. Он безумен, как все аркадяне! Калхас, что ты несешь? - Это не я, - пожал плечами пастух. - Я думаю, что это говорят боги. Калхас чувствовал, что тяжесть и немота оставили его грудь. От облегчения сердце наполнилось радостью и покоем. - Все. Достаточно. Мне кажется, что Гермес сегодня не подскажет больше ни слова. 5 Скрепя сердце Дотим смирился с тем, что Калхас ушел из отряда. - Судьба!.. Но несправедливо! В конце концов именно я привез тебя сюда. Буду честен: я был уверен, что пока ты со мной, с нами ничего не случится. Хотел беречь тебя как талисман. Ладно, будем считать, что теперь ты талисман у всей армии. Дотим заливал свое великодушие вином, а Калхас старался доказать ему, что на самом деле ничего не изменилось. Прошло уже несколько недель с того момента, как Эвмен предложил ему остаться у себя, а аркадянин так и не разобрался, какая роль отведена ему при стратеге. Лишь изредка Эвмен обращался с вопросами, напоминавшими о первом разговоре. Иногда их темой была Олимпиада, иногда - численность войск фригийского сатрапа Антигона Одноглазого. Калхас отвечал ему - или молчал, если не чувствовал в себе силы. Его не покидало ощущение, что вопросы эти - далеко не самые главные для стратега. Что-то иное, подлинно важное беспокоило Эвмена, но говорить прямо тот не решался. Остальное время аркадянин мог делать все, что угодно. Дабы занять себя, он стал ходить в лагерь Дотима и наравне с остальными пастухами продолжал обучение воинскому искусству. Поначалу наемники удивленно косились на него, а их вождь принципиально не вступал с ним в разговоры. Однако упрямства в Дотиме хватило не надолго. - Если бы ты ушел к Антигену, этого я не простил бы никогда, - говорил он. - Эвмен - совсем другое дело. Эвмен приблизил тебя не для зла... - Все равно я мало что понимаю, - отвечал Калхас. - Вы все принимаете меня за великого прорицателя. А между тем я могу только предсказать какие-то события, но не изменить их. Изменяет ход событий стратег - а тогда ему просто нельзя прислушиваться к моим советам. Мне трудно объяснить это, однако иногда я ясно вижу, что полководцу прорицатель не нужен. Если он доверяется прорицателю во всем, это лишает его силы и уверенности. Другое дело жрец, который гадает по внутренностям жертвенных животных рано утром перед боем: вступать сегодня в сражение, или нет... - Но ведь ты можешь предсказать это гораздо лучше всякого недоумка! - Может быть... Если боги захотят. - Вот и все! И не мудрствуй. Помогай Эвмену, помня при этом, что ты помогаешь также мне, а еще многим тысячам людей, которые идут за стратегом. Если мы проиграем, македоняне начнут растаскивать царство Александра по кусочкам, а тогда прольется столько крови, что нам с тобой и не представить! Примерно то же самое говорил Калхасу Иероним: - Пока Царь был жив, все склонялись перед ним и не было даже мысли о развале. Александр ни для кого не был чужим. Персам он казался своим царем, египтянам - своим, лидийцам - своим. Македоняне, конечно, ревновали, иногда ворчали, но стоило ему обернуться к ним, как обо всем забывалось. От него исходила какая-то сила, чистое и белое сияние, которое размывало все недоразумения, любое недовольство... Нет, и мысли не было, что он умрет, а тем более, что с государством будет происходить такое. Теперь же каждый ухватился за свою сатрапию, прикрывается семьей Царя словно театральной маской и не понимают, что это безумие, что их действия несут в мир хаос. Иероним умел рассуждать красиво. Калхас обратил внимание, что в разговорах с ним историк подчас произносил целые речи, доказывающие правоту Эвмена, словно через уши аркадянина ему внимали боги. - Не таись, не умалчивай о том, что тебе нашептывает Гермес, - ни с того, ни с сего принимался убеждать Калхаса Иероним. - Ибо наше дело угодно Зевсу. Пастух улыбался напыщенным речам собеседника. Внимание к своей особе было ему приятно, однако он говорил себе, что оно слишком преувеличенно. Несколько раз он видел на лице Иеронима беспокойство и догадывался, что за уравновешенностью жизни стратега в Тарсе стоит тревога. Тогда становилось ясно, почему ухватились за него. Калхас был случайной надеждой, ничтожной самой по себе, но отрадной, когда вокруг собиралась гроза. Правда, внешне Эвмен держался спокойно и уверенно. Аркадянин присматривался к нему с бессознательным интересом, сквозь который постепенно начинала пробиваться столь же бессознательная симпатия. Ни обликом, ни голосом, ни манерами стратег не производил впечатления господина над жизнями многих тысяч людей. Он не стремился внушить страх, или суеверное почтение, без которого, как казалось Калхасу, невозможен вождь, собирающий воедино рассыпающуюся державу. Простой, ясный человек, не особенно склонный к резким движениям и начальственному окрику. Мягкий с близкими людьми, внимательный к словам собеседника, умеющий расположить к себе - но разве достаточно этого для стратега-автократора? Тем не менее симпатия Калхаса была вызвана не только легкостью характера Эвмена. За легкостью чувствовались решительность и умение настоять на своем. Он брал умом и неторопливой уверенностью в своей правоте. Наверное, на его месте и не могло быть другого полководца. В отличие от боровшихся против него сатрапов Эвмен мало полагался на ревниво недолюбливавших грека македонян. Поэтому более половины его армии составляли эллинские наемники, или варварские ополчения. Стратегу приходилось искать общий язык со всеми, а на это был способен только незаурядный человек. Калхас получил объяснение и видимой бездеятельности Эвмена. На самом деле тот лихорадочно искал поддержки. Регент и Олимпиада, у которых хватало своих забот в Элладе, смогли прислать ему лишь чисто символическую помощь; и даже включение в его армию аргираспидов не позволяло стратегу считать себя достаточно сильным для того, чтобы обрушиться на Антигона. Попытка создать в Финикии собственный флот не удалась. Оставалась надежда на поддержку из глубины Азии. Сатрапы Персиды, Гедросии и прочих далеких восточных провинций обещали выступить на стороне Олимпиады. Однако между ними и Эвменом находился Вавилон, в котором сидел Селевк, не говоривший "да" ни одному из соперников. Именно к Вавилону собирался отправиться весной стратег, именно поэтому на востоке от Тарса стояли самые преданные ему войска. Туда же отступали отряды из Финикии. А пока он вел сложные переговоры, стараясь не задевать самолюбия дальних сатрапов и пытаясь перетянуть на свою сторону Селевка. Калхас не раз видел молчаливых запыленных всадников, которых безо всяких церемоний проводили к стратегу. Это были посланники с Востока. После их прибытия Эвмен непременно вызывал Иеронима: нужно было сочинять очередное цветастое письмо. "Двора" как такового Эвмен не имел. Смирившись с недоверием друг к другу командиров отрядов, расквартированных вокруг Тарса, он не устраивал каких-то совместных пирушек или развлечений. Зато щедро снабжал их деньгами и выражал чрезвычайное удовольствие при встрече с кем-либо из них. Вместе с тем никто - даже Дотим - не смели позволить себе малейшего проявления запанибратства со стратегом. Как понял Калхас, подлинно близки Эвмену были только Иероним, да на первый взгляд ограниченный, медлительный командир его телохранителей, армянин по имени Тиридат. Стратег располагал к себе людей, делал их преданными своему делу, но очень осторожно давал переступать границу того, что называется дружбой. Калхас и не претендовал на нее. Но, с другой стороны, несмотря на симпатию, не мог пока причислить себя к слепо преданным Эвмену людям. Неизвестная сила приставила его к стратегу с неизвестной целью. Она заставила его смотреть по сторонам, взвешивать свои слова и мысли. Оставалось только ждать, пока ход событий не внесет во все ясность. Впрочем, один человек питал в отношении аркадянина вполне определенный интерес. Это был Антиген. Не нужно было большого ума, чтобы догадаться: македонянин привел к стратегу Калхаса в расчете на благодарность прорицателя. Антиген надеялся, что разомлевший от счастья пастух поможет ему - подслушивая, нашептывая Эвмену выгодные аргираспидам прорицания. Калхас же страшно разочаровал его. Некоторое время среброщитый не давал о себе знать. Но однажды слуги Антигена нашли аркадянина и привели его в лагерь македонян. Палатка их вождя была устроена по восточному образцу. Скромный походный алтарь находился в дальнем углу, а большую часть свободного пространства занимали ковры, вытканные золотой нитью, треножники с курительницами из электрона, богато инкрустированные ларцы и, наконец, несколько лож, явно вынесенных из какого-то пиршественного зала. Из-за полога, разделявшего палатку на две части, доносились женские голоса. Казалось, что Калхас оказался у внезапно разбогатевшего крестьянина, который не знает, как распорядиться свалившимся ему на голову счастьем, и выставляет его для всеобщего обозрения. Никакой меры, царившей у Эвмена, Калхас в облике палатки не увидел. Нагромождение богатств было безвкусным и бессмысленным. Вождь македонян заставил пастуха возлечь на ложе, устроился на соседнем сам и приказал принести вина. После того, как им вручили стеклянные чаши с ароматной рубиновой влагой, Антиген принялся жаловаться: - Если это было шуткой, то очень глупой! Не для того я привел тебя к Эвмену, чтобы ты начинал возводить на меня напраслину. Подумай сам, какую услугу ты оказываешь Антигону, вбивая между нами клин! Только представь на мгновение, что стратег всерьез принял твои слова... - Антиген помотал головой. - Нет! Это было бы ужасно! Каково полководцу идти в бой, если он не доверяет своей армии?! А как мне теперь прикажешь разговаривать с ним?.. За обиженным нытьем македонянина слышалась растерянность. Калхас задел в нем своим пророчеством что-то тщательно скрываемое. - Но ведь я не сказал, что ты сейчас замышляешь нечто против стратега, - спокойно сказал пастух, выделив голосом слово "сейчас". - И, потом, не для кого не является секретом, что отношения между вами натянуты! От прямоты Калхаса Антиген потерял дар речи. - Нет, Антиген, я ничего плохого тебе не желаю, - добавил прорицатель. - И менее всего хочу вбить клин между тобой и стратегом. Я буду рад, если вы останетесь вместе. Но Эвмена предупреждал не я - боги. - Калхас, то, что ты спас меня, я буду помнить всегда, - обрел дар речи Антиген. - Однако твои слова... обижают. Пусть ты прорицатель, но не нужно так говорить. Сейчас в мире все настолько перемешалось, что даже дельфийский оракул не сумеет разобраться в грядущих событиях... Натужно порассуждав о судьбе, Антиген пытался перевести разговор в шутку. Македонянин не был умелым собеседником. Некоторое время поскучав, Калхас под благовидным предлогом распрощался с ним, с удовлетворением
в начало наверх
чувствуя, что оставляет того в состоянии некоторой растерянности. Ближе всего Калхас сошелся с Иеронимом. Добродушный, незлобивый историк с удовольствием пускался в длинные беседы с аркадянином и не скрывал при этом, что надеется открыть природу его искусства. Правда, Калхас говорил гораздо меньше своего собеседника - и потому, что сам толком не понимал, как его устами глаголет Гермес, и потому, что Иероним оказался очень словоохотливым человеком. Иерониму не было и сорока лет, но он повидал и прочитал столько, что стал кладезем знаний. Даже цветастые обороты, которыми он часто перегружал речь, не мешали Калхасу узнавать массу интересного об Александре, или о народах, живущих на далеком Востоке. Дела - а историк фактически был секретарем при Эвмене - отнимали у него много времени, однако на досуге он часто составлял компанию аркадянину. Вскоре после разговора с Антигеном Иероним повел Калхаса в греческий квартал, расположенный на северной окраине Тарса. Греки поселились здесь давно, задолго до походов Македонца. В основном они занимались торговлей, представляя купеческие товарищества или даже целые полисы. Они тщательно охраняли свои обычаи и именно из-за последних Иероним пригласил Калхаса. - Чем дальше мы на самом деле от Эллады, тем больше чувствуем себя эллинами. По крайней мере всячески подчеркиваем это, - сказал он по дороге. - Причем каждая такая колония помнит Элладу по-своему и выбирает для подражания что-то свое... - Помнишь, Калхас, ты напророчил, что я пойду к женщине и еще про рукопись? - после некоторой паузы спросил Иероним у пастуха и смутился. Дождавшись утвердительного ответа, историк продолжал: - Тогда я действительно ходил к ней из-за рукописей. Но что касается удовольствий, - Иероним смутился еще более. - Видишь ли, эта женщина подражает Сафо. Назвала себя Софией, собрала вокруг молоденьких девушек и занимается их воспитанием, а также подыскиванием женихов, помогает в любовных делах. Только... это не Сафо. К счастью, она не пытается писать стихов. Представляю, что получилось бы из этого!.. Калхасу мало что говорило имя поэтессы с Лесбоса, однако он скрыл свое неведение, опасаясь приступа прекрасноречия у собеседника. - Денег она не считает, поэтому никто здесь не пытается растолковать ей, насколько далека она от Сафо. К тому же колонисты преклоняются перед всем, что относится к эллинскому, а София выписала из Афин целое море свитков и заставляет своих воспитанниц зазубривать их наизусть. Большинство здешних эллинов отдает своих дочерей под крылышко Софии, думая, что таким образом девушки получат прекрасное воспитание. Со стороны все это выглядит забавно. Вот я и хочу тебя познакомить с ней. - Только из-за того, что это выглядит забавно? - улыбнулся Калхас. - Да... Иногда я нахожу там любопытные рукописи, - опять смутился историк. - К тому же там много девушек. Не знаю, понимаешь ли ты меня. Это не притон для моряков или солдат, эти девушки не из тех, которые лезут к тебе под хитон. Ну, ты понимаешь... Однако их много, они молоды, они стараются говорить умные вещи, обижаются безо всякой причины друг на друга, сами того не сознавая, заигрывают с мужчинами - есть в созерцании этого какое-то странное удовольствие. У меня от их разговоров бывает на сердце то весело, то грустно... - Иероним неожиданно запнулся: - Мы уже пришли. Дом находился в глубине сада, огражденного высокой - выше человеческого роста - стеной. Привратник явился на стук в ворота очень быстро, словно ждал гостей. Это был варвар, невысокого роста с совершенно лысой головой и заросшими жестким, черным волосом руками. Греческая одежда и крайне надменное выражение лица превращали его в удивительный гибрид дикости и эллинского самомнения. - Будь здрав, Сопатр, - с напускным почтением произнес Иероним. - Дома ли твоя хозяйка? Сопатр, смерив Калхаса подозрительным взором, шагнул в сторону и сделал рукой приглашающий жест. - Философ! - вполголоса сказал Иероним, когда они шли по песчаной дорожке. - По крайней мере София считает его таковым. Только крайнее расположение к человеку заставит Сопатра вымолвить слово. Вокруг стояли яблони вперемешку с шестами, увитыми виноградной лозой. Кое-где висели забытые гроздья винограда - потемневшие и грузные. Калхас дотянулся до одной из них, оторвал ягоду и она тут же лопнула в его руках. От пальцев пахло перебродившим соком. Дорожка вывела их прямо к дому. - Госпожа в беседке! - заявил им другой слуга, и они вновь углубились в сад. - Яблони и виноград. Удивительное сочетание! - тонко улыбнулся Иероним. Калхас пожал плечами и не пытаясь разобраться в иронии историка. Вскоре заросли расступились, открыв их взорам беседку. Беседка была сложена из массивных брусков темного гранита. Столбы, поддерживавшие свод, оплетали плющ, виноград и еще какое-то растение с листьями, отливавшими восковым багрянцем. Вслед за Иеронимом Калхас поднялся по ступенькам и оказался в теплом душном полумраке. - Кого это ты к нам привел? - раздался резкий женский голос. Глаза Калхаса привыкли к полумраку быстро, и он увидел, что слова принадлежали дородной женщине, возлежавшей посреди беседки на ложе, усыпанном высушенными лепестками роз. Женщина села, свесив ноги и часть лепестков просыпалась на пол. Полы ее одежд на мгновение обнажили жирные ляжки - Калхас с трудом удержался от брезгливой гримасы. Помимо толстухи в беседке находилось еще несколько девушек. Пастух видел, что они приподнялись на локтях и с любопытством рассматривают вошедших. - Здравствуй, София, - мягко произнес историк. - Я привел к тебе нового друга стратега. Его зовут Калхас, он грек из Аркадии и... очень интересный человек. Но позволь полюбопытствовать, от какого занятия я вас оторвал? - Мы занимались созерцанием, - ответила София. - Божественный Платон учит, что любое рассуждение невозможно без знания Блага и Прекрасного. А как их узнать? Только созерцая очами ума. Я приказала им забыть обо всем и сосредоточиться на Благе... - Значит мы все-таки помешали вам, - с вкрадчивым сожалением проговорил историк. - Ничего страшного. Не думаю, что сегодня они сумели бы вознестись в божественное. Мой повар сделал к обеду такую острую приправу, что вместо созерцания я прислушивалась к бормотанию в животе и боялась изжоги. Думаю, то же самое скажут и девочки. Правда? К удивлению Калхаса хозяйка говорила это совершенно серьезно, словно и действительно повар прервал созерцание истины. В ответ на ее слова девушки не без облегчения стали подниматься с лож. - Сидите, - приказала им София. - Хоть мужчина и незнакомый, смущаться его не надо. Я верю, что Иероним привел к нам доброго мужа. Историк в знак одобрения этих слов выпятил нижнюю губу, а Калхас внимательнее взглянул на девушек. Судя по всему критерием для их отбора была не красота. Пастух увидел и дурнушек, и настоящих красавиц. Одеты они были примерно одинаково: в подпоясанные под самой грудью короткие хитоны, оставляющие открытыми икры. На девушках не было украшений и лишь тонкий аромат притираний говорил о состоянии семейств, отправивших их сюда. Между тем София потребовала, чтобы Иероним рассказал о своем спутнике. - Может быть, он сам сделает это? - предложил историк. Калхас хмыкнул. - Я не представляю, что мне надо рассказывать. София всплеснула руками: - Ну, хотя бы откуда ты родом? - Из Маронеи, которая в Аркадии. - Аркадянин? Замечательно! Ты, наверное, из тех кто приплыл в Тарс месяц назад?.. Вот как интересно! Расскажи, что сейчас творится в Греции! Как ведут себя спартанцы? Что Полисперхонт? Куда ушел Кассандр? - София принялась сыпать названиями городов, именами полководцев и политиков. - Нет, нет, нет! - с трудом остановил ее Калхас. - Об этом нужно говорить не со мной. Считай, что я не интересовался тем, кто с кем воюет до тех пор, пока не отправился в Азию. Да и сейчас... особенно не интересуюсь. Пусть об этом думает стратег или, вот, Иероним. Я им доверяю. София была разочарована. - А чем же ты тогда занимаешься? - Стратег приблизил меня... чтобы я иногда давал ему советы! - нашелся Калхас. - Ничего не понимаю! - возмутилась хозяйка. - Вначале он говорит, что войны и политика его не занимают, теперь - что дает советы самому Эвмену! Как это понять, Иероним? - Принимай как есть, София, - засмеялся историк. - Но относись к нему с уважением. За этим аркадским Паном приглядывают боги. Необычайно заинтригованная хозяйка во все глаза уставилась на Калхаса. Девушки тоже смотрели так, словно сейчас у него вырастут рога, и он начнет совершать чудеса. Калхас укоризненно взглянул на историка: - Не преувеличивай. Я обычный человек. Не слушайте его, Иероним шутит. - Ладно. Будем считать, что я шучу, - согласился историк. - И, чтобы искупить свою шутку, расскажу о том, что моему спутнику не интересно... Иероним пустился в описание событий, происходивших в Элладе и отвлек на себя внимание Софии. Калхас, прислонившись к стене, решил, что ему придется скучать. От нечего делать Калхас стал разглядывать девушек. Но уже через несколько мгновений он и думать забыл о скуке. До этого густые тяжелые черные пряди волос закрывали ее лицо. Но когда историк принялся говорить об Олимпиаде, она откинула их в сторону. Тщетно - волосы все равно падали на лоб, укутывая непроницаемой завесой половину лица, плечо, локоть, которым она опиралась на ложе, стелились вдоль узкой руки. Но Калхас успел заметить небольшой, с узкими, не по-гречески вырезанными ноздрями нос, пухлые, не греческие же губы и большие, чуть удлиненные к вискам глаза. Странное лицо, лишенное и эллинской гармонии и восточной привлекательности. Что-то среднее между ними... нет, скорее совсем другое, не знакомое ни эллинам, ни Азии. Оно не было красивым - по крайней мере вот так, с первого взгляда, оно скорее отталкивало своей непривычностью. Однако запечатлевалось в голове сразу и - пастух понял это - надолго. Странное лицо, странные волосы. Калхасу казалось, что они напоминают мех на шкурке какого-то животного - нежный, ласковый, мягкий. Но их было много, очень много и их цвет... Непроницаемо-черный, совсем как та чернота, что проглатывала звезды в ночь перед штурмом Танафа. Они не сливались с полумраком, как это свойственно всем темным предметам, они были сами по себе, выделяясь на сумеречном фоне беседки так же, как выделялись бы совершенно белые кудри. Девушка с интересом слушала Иеронима. А тот, увлеченно рассказывая о событиях на Западе, чаще поглядывал на нее, чем на Софию, или других воспитанниц. Калхас ощутил легкий укол - где-то около солнечного сплетения. Внимание историка к этой девушке вызвало в нем чувство раздражения. "Оставь!" Калхас мгновенно подавил свое недовольство. Будь на месте Иеронима он, его глаза тоже сами собой обращались бы к ней. Это как необычный, резкий запах. Ноздри непроизвольно впитывают его, принюхиваются, словно пытаясь разобраться: что это? Он заставил себя прислушаться к словам историка. - ...А еще Олимпиада сообщила стратегу-автократору, что замыслила нечто грандиозное. Когда он разобьет Антигона и замирит Птолемея, часть добычи пойдет на создание статуи Александра. Вы даже не представите, что это будет за статуя! Решено превратить в нее Афонскую гору. Два города, которые там стоят, перенести в другое место, а гору сделать Царем. Что пирамиды нильские по сравнению с этим! Я понимаю так: Александр будет настолько огромен, что вблизи разглядеть его окажется невозможно. Одна пряжка на плаще займет пространство, на котором разместилась бы целая усадьба. Только с корабля, плывущего во многих стадиях от берега, он будет виден весь. Я представляю! Грандиозное зрелище!.. - Иероним смолк, закатив глаза и причмокивая губами. - А... как же возможно сделать такое? - удивленно спросила одна из девушек, толстушка с личиком любопытного зверька. - Да, нужно очень много людей, - согласился Иероним. - Но после победы будет все. И люди, и деньги. Если Ксеркс когда-то прорыл канал около Афонской горы, канал, по которому могли идти две триеры в ряд, то уж Олимпиада сумеет превратить Афон в своего сына! - Нет, я не об этом, - сказала та же девушка. - Как эти люди узнают, на сколько стесывать скалы? Ведь они будут видеть только какой-то кусочек Царя, а не все в целом. - Я сам не знаю! - восторженно произнес Иероним. - Разуму обычного человека такое не под силу. Но есть скульптор по имени Диногерат. Он
в начало наверх
утверждает, что сможет давать работающим правильные указания, что он уже видит Царя; дело только за деньгами и людьми. Диногерат скульптор сейчас в Элладе знаменитый и Олимпиада ему верит. - Не выставляй напоказ свою глупость, Феодора, - нравоучительно промолвила София. - Олимпиада лучше всех нас знает, где и как сделать статую, достойную сына Зевса. - А я ничего не выставляю, - вспыхнула та. - Просто мне интересно... Я хочу понять! - Я думаю, это будет так, - неожиданно для самого себя вступил в разговор Калхас. - Представьте знаменитого повара, который готовит блюда для пира в царских покоях. Он один знает сколько и чего добавить в соус, чем начинить каплуна или целого быка. Его помощники приносят всякие травы, пряности, но ощутить на ощупь вкус будущего кушанья они не могут, это может только главный повар. Ему не надо пробовать свое блюдо. Оно уже есть в голове и на его языке, оно само двигает его руками... Искусства повара и скульптора, конечно, очень разнятся. Так же, как разнится то, что делает обычный ваятель от идеи этого Диногерата. Но, наверное, Александр уже целиком есть в его голове. Точно так же, как блюдо - у повара. И тогда ему не сложно сказать, где и сколько камня должны убрать со скалы рабочие. - Все равно, это недоступно мне... - повторяла Феодора, но Калхас уже не слышал ее. Он заметил, что черноволосая девушка повернулась в его сторону. Движение, внимание во взоре наполнили ее лицо жизнью, и пастух со странным облегчением обнаружил, что она так же молода, как и остальные воспитанницы. Странность черт лица размывалась движением, а глаза оказались мягкими и задумчивыми, вполне человеческими. Он непроизвольно улыбнулся ей, но тут же испугался своей улыбки. Однако девушка тоже улыбнулась. Калхас с волнением ощутил, что между ними устанавливается чувство приязни. Лицо ее было совсем не отталкивающим, а красивым, даже необычайно красивым. Это только первый взгляд отпугивал. "Но и взгляд на Солнце заставляет зажмуриваться", - подумал про себя аркадянин. Он потянулся рукой к шарику. Девушка уже не смотрела на пастуха, она вполголоса разговаривала с соседкой, однако его голова помимо воли все время обращалась в ее сторону. Калхасу казалось, что черноволосая воспитанница, сама не зная об этом, обладает магической силой. Вот и Иероним поглядывал на нее. Заглушая в себе чувство симпатии, он начал энергично потирать шарик. Разговор о Диногерате постепенно исчерпался. Феодора так и не поняла, каким образом скульптор будет создавать Царя, однако разум ее примирился с этим. - Ты всегда расскажешь что-нибудь интересное, Иероним! - сказала София. - Мы с девушками потом целыми днями обсуждаем твои слова. Вот что, девочки, я предлагаю вознаградить наших гостей! Ну, вспоминаем, что вы учили вчера? "Персы!" Мегисто, красавица, прочти нам начало! Поднялась та самая девушка, с которой разговаривала черноволосая. Эта с первого взгляда казалась красивой. Статная, с высокой грудью, сильными округлыми руками, прямым и бесхитростным взглядом. Такими пастух всегда представлял спартанок. Низким грудным голосом, без тени робости она начала читать "Персов". Делала Мегисто это, правда, не слишком выразительно, но впечатление от ее декламации было приятным. Черноволосая также смотрела на нее с удовольствием. Радовалась за Мегисто как за близкую подругу. Даже потянулась в ее сторону. Хитон почти невесомыми складками облегал ее худенькую фигуру. Постепенно Калхас забыл о Мегисто и опять смотрел только на черноволосую. Он видел, как она гибка, и ощущение этой гибкости отдалось легким покалыванием в подушечках пальцев, сладким зудом в зубах. Ему захотелось подойти к ней и провести ладонью по странным чудесным волосам, по спине, по ногам - вплоть до нежных, узких пяток. Желание оказалось настолько сильным, что он зажмурился, чтобы справиться с ним. В тот же момент Мегисто закончила декламацию. - Прекрасно! Изумительно! - принялся аплодировать Иероним. Все, в том числе и Калхас, присоединились к нему. Черноволосая подошла к Мегисто и чмокнула ее в щеку. Калхас чувствовал, что на губах его сама собой появилась глупая счастливая улыбка. - Я рада, что тебе понравилось, - сказала Иерониму София. - Вижу, что и тебе, аркадянин, услышанное пришлось по вкусу. - Да. Она хорошо читала. Хотя стихи напыщенные, я рад, что слушал ее, - произнес Калхас. - Напыщенные?.. Это же Эсхил! - возмутилась хозяйка. - Не волнуйся, София. Дело в том, что у моего спутника своеобразный взгляд на поэзию, - вступился за пастуха Иероним. - Вспомни твоего любимого Платона: он тоже не слишком жаловал поэтов! Калхас пожал плечами: - Если я чем-то обидел тебя, прости. Считай, что я сказал: "И стихи хорошие, и читала она хорошо". - Да, да! Мы очень благодарны! - сказал Иероним. - Я обязательно расскажу стратегу. Он порадуется тому, как вы сохраняете славный эллинский дух. Иероним выражал свои чувства нарочито преувеличенно, однако Калхас видел, что это нравится Софии. Хозяйка видимо решила простить Калхасу его непочтительность по отношению к Эсхилу и пригласила гостей понаблюдать за тем, как ее ученицы будут постигать ткацкое искусство. - Они уже вторую неделю ткут... Ладно, девушки, я открою наш секрет - ткут попону для коня Эвмена! Клянусь Герой, они стараются вовсю! Мы сделаем ее белой, с широкой пурпурной каймой, с шитьем золотом и серебряной пряжей. Я видела однажды такую под конем Пердикки. Но у стратега будет краше. Иероним рассыпался в благодарностях, сказав, тем не менее, что не желает мешать своим любопытством работе девушек. - Мы и так пришли без приглашения, не упредив о себе и не вовремя. В твоем доме, София, посреди твоих девушек можно оставаться вечно. Но сегодня я буду нужен стратегу. Поэтому нам настала пора прощаться. Взором он попросил Калхаса поддерживать его. Досадуя на настойчивость историка, тот пробормотал что-то о срочных делах. - Жаль, - сказала София и, крякнув, встала. - Девушки, давайте проводим гостей. Окруженные девичьей стайкой, они медленно направились к воротам. Иероним беседовал с хозяйкой о каких-то пустяках, а Калхас посматривал на Черноволосую. Она шла впереди и немного справа от него. Узкие пятки, узкие лодыжки, опутанные тонкими ремешками от сандалий. Мнилось, они несли ее тело безо всякого усилия, как пушинку. О ней нельзя было сказать, что она хрупка. Точнее так: девушка была худенькой и гибкой. Причем гибкость ее имела какую-то иную природу, чем кошачья, или змеиная. Она была похожа на упругий порыв ветра, закручивающий столбы пыли на дорогах. И только волосы, невесомо-тяжелые, обильные тянули ее вниз. Философ Сопатр безмолвно распахнул перед ними ворота. Прощаясь, Калхас посмотрел ей прямо в лицо. Она улыбнулась ему. Улыбнулась, весело прищурив глаза, отчего он опять вспомнил о странности ее лица - совсем непривычного, чужого, но красивого, а теперь еще ребячливо-милого. Ворота захлопнулись, Иероним дернул его за рукав, но Калхас не сразу пришел в себя. Что это было - обычная вежливая улыбка при прощании? Или она все-таки выделила его, он не ошибся, когда почувствовал приязнь, возникшую между ними? - Почему мы ушли из этого дома? - спросил он у Иеронима. - Идем, - тянул тот пастуха. - Я понимаю тебя, но для первого раза достаточно. И вообще в этом доме нельзя оставаться надолго. Здесь все совсем не так, как везде, здесь слишком много девушек. Хороших девушек. Этот дом может затянуть словно водоворот в реке. Сам не знаешь, зачем ходишь сюда. Вот как я - первый месяц в жизни в Тарсе только и делал, что гостил у Софии. Потом стало стыдно или просто привык, но удержаться от того, чтобы заглянуть сюда не могу. Какие, однако, тут красавицы! Мегисто, Тимоклея, Гиртеада! - Гиртеада... - медленно повторил Калхас. - Странное имя. А кого из них так зовут? - Ту, что с длинными черными волосами. Ты на нее еще все время смотрел, как я заметил... - Ты не знаешь, случаем, кто она такая? - спросил Калхас, стараясь не обращать внимания на улыбку историка. - Воспитанница Софии. Почти приемная дочь. Лет пять назад она купила ее у какой-то греческой семьи. Купила не потому, что хотела иметь лишнюю рабыню, а ради спасения этого семейства. Оно едва-едва сводило концы с концами. Потом родители Гиртеады уехали из Тарса, а девушка осталась при Софии. Насколько я знаю - живет как остальные девушки, никакой рабской работой хозяйка ее не нагружает. Все считают Гиртеаду приемной дочерью, строят догадки насчет ее приданого, а правы они, или нет - не ведаю. Иероним умолк и Калхас не спрашивал его ни о чем вплоть до дома стратега. Лишь здесь он решился нарушить молчание: - Скажи, Эвмен ходил к Софии? - Да, я водил его однажды. - И что? - Он сказал им какие-то комплименты, но больше желания видеться с Софией не изъявлял. Стратег привязан к своей семье. Он укрыл жену с детьми в Норе, там они в полной безопасности, но зато Эвмен скучает и часто жалуется мне на разлуку. - Ясно. - Калхас насупился. - Извини, Иероним, последний вопрос: а ходят ли к Софии македоняне? - Что за глупость! - Историк расхохотался. - Им там нечего делать. Это же не дом терпимости! Нет, не ходят, и никогда не пойдут. Послушай, Калхас, не собираешься ли ты приревновать кого-нибудь к этим девушкам?.. 6 Осень перевалила за половину, но была мягкой и теплой. Ледяных ветров, от которых берега аркадских речушек затягивала пленка льда, здесь не знали. Лишь дожди шли чаще обычного, да деревья стояли уставшие, поникшие, потерявшие летнюю яркость. Киликию наполняли стаи незнакомых, налетевших с севера птиц - местные жители утверждали, что такое происходит каждый год. Словно в пику заснувшей, отдыхающей земле они поднимали радостный гам и сновали повсюду так деловито, как будто у них наступал пик жизненных сил. Калхас не мог понять, чем осенняя пора в этих землях мешает военным действиям. Ничто, казалось, не препятствовало Антигону вторгнуться сюда, тем более, что около Тарса стояла меньшая часть войска Эвмена. Однажды пастух поделился своими опасениями с Иеронимом. - Не волнуйся, - спокойно произнес историк. - Не так уж прост путь через горы. Пока Антигон соберет войска в кулак, пока он будет преодолевать перевалы, да еще со своими слонами, Эвмен успеет стянуть отряды к Тарсу. А когда армия Фригийца станет длинной колонной выходить с гор на равнину, мы нанесем ей такой удар, что антигоновцы переведут дух только у Сард. Равнину лучше защищать на равнине, чем в горах. Нет, Антигон не так глуп, чтобы подставить себя. Он либо дождется, пока мы сами не уйдем из Киликии, либо потерпит до весны и отправится другими дорогами, теми, что сейчас труднопроходимы. Это - много севернее, зато дальше от Тарса, от войск Эвмена, и на равнину можно спуститься спокойно. Вот увидишь, так и будет. Калхас никогда не задумывался над стратегией, поэтому рассуждение Иеронима показалось ему верхом мудрости и он успокоился. Впрочем, после визита к Софии подлинным спокойствием он уже не наслаждался. Калхаса размывала тревога, он никак не мог вернуться в уравновешенное состояние. Ощущение, что он забыл сделать что-то чрезвычайно важное, преследовало аркадянина на каждом шагу. Он скоро понял, что вызвано это черноволосой воспитанницей Софии. Но усвоенное еще в Аркадии убеждение, что женщина не может заставить мужчину потерять разум, принуждало его считать свое беспокойство малодушием, и он боролся с ним. Надеясь показать самому себе характер, Калхас еще раз увязался за Иеронимом в поход к Софии. Однако вид Гиртеады заставил его забыть о благом намерении. Он несколько раз принимался рассказывать об Аркадии, а поскольку делать этого не умел, прерывался, запинался, чувствуя прилив багрового ужаса к коже, думал, что его считают недалекой деревенщиной. От Софии Калхас вышел с настоящей ненавистью к девушке, хотя та ничем не дала понять, что он смешон. Наоборот, прощалась Гиртеада как и в первый раз: вежливо, трогательно. Ненависти хватило ненадолго. На следующий день Калхас опять почувствовал зуд в душе - он не сделал чего-то важного, он всегда будет жалеть об этом. Аркадянин обратил внимание, что после первой встречи с Гиртеадой он предается воздержанию. До этого Дотим - костлявый, безухий, но неутомимый мантинейский бык - неоднократно таскал его к местным жрицам любви. Теперь же пастух отвечал на предложения наемника отказами. Калхаса перестало тянуть к женщинам, словно его естество заснуло осенью вместе со здешней
в начало наверх
землей. Обеспокоенный открытием, пастух решил преодолеть свое равнодушие к женским животам. Он отправился к Дотиму, и мантинейский бык, никогда не отказывавшийся составить компанию в таком деле, пообещал, что вечером зайдет за пастухом. Вечером они сидели в доме у самого услужливого местного сводника, сирийца по имени Газария. Здесь не было ничего кроме грудами наваленных на полу ковров, да большой миски с дешевым аскрийским вином, из которой Дотим с Калхасом по очереди черпали плоской глиняной чашкой. Пить из нее было неудобно, вино стекало по подбородкам, капало на живот, но Дотим говорил, что так и нужно, что вино, сохнущее на подбородке только возбуждает. Газария отлучился из дома, ибо наемник приказал ему привести девок со всего Тарса и пообещал, что плата будет щедрой. - Ух-х, что мы тут будем делать! - восторженно шепелявил Дотим. Мысль о предстоящем, похоже, пьянила его больше, чем вино. - Нет, ты подумай, на каждого из нас придется штуки по три: я сказал Газарии, чтобы меньше шести он не приводил. Вот как! Это будет потяжелее, чем брать Танаф, да? Га-га-га! Необычайно довольный своей затеей, наемник хохотал, а Калхас молча тянул вино, ожидая, когда оно заглушит привычное беспокойство. Вскоре появился Газария. Физиономия у сводника была крайне виноватой. - Что такое? - грозно спросил Дотим. - Пять. Я привел только пятерых. - И все? - рявкнул наемник. - Должны прийти еще трое, - торопливо добавил сириец. - Им передадут, они явятся сюда, но попозже... - Ладно, - смилостивился Дотим. - Гони этих. Газария выскочил из комнаты и затолкнул в нее пятерых голых девиц. Хихикая и кокетливо прикрывая рукой срам, те мялись у дверей, пока Дотим придирчиво рассматривал их. - Эту знаю. Сносна. Вот тех двух девок тоже, - сказал он, пихнув локтем Калхаса и неожиданно завопил: - Эй, Газария! - Что такое? - выглянул из-за дверей сириец. - Откуда ты их привел? - Не... не понимаю, - испуганно заморгал сводник. - Безобразие! Посмотри на них, Калхас! Пастух в недоумении пожал плечами. Обычные уличные шлюхи. Молодые, но уже изрядно помятые бесчисленными мужскими руками. Они казались ему на одно лицо. - Я знаю, откуда ты их привел! - продолжал возмущаться вождь наемников. - Я все знаю про тебя: ты держишь на заднем дворе свиней. Зачем ты заставил этих девок бродить по навозу? - Опомнись, Дотим! Клянусь Баалом! Какой навоз? - запричитал хозяин. - Ты посмотри на их пятки! Ну-ка, милые, поднимите ноги! Переведи им, Газария, пусть поднимут! Света в комнате было не слишком много, но Калхас не глядя мог бы сказать, что девицы грязны как грязны все местные потаскухи. Пастух не видел здесь ничего удивительного, поэтому он с любопытством посмотрел на Дотима: с чего это тот завел разговор о свиньях? - Видишь? Или ты думаешь, что я буду щекотать такие черные пятки? Чтобы потом выковыривать из-под ногтей навоз? Ну уж нет! Тащи сюда самую большую свою лохань. И грей воду, много воды... Вскоре посреди комнаты был водружен чан, который Газария собственноручно до половины наполнил горячей водой. - Другое дело, хозяин! Ну, Калхас, пошли: пора загонять этих чумазых тварей в лохань. Пусть они узнают, как моются в Аркадии. Он со вкусом шлепнул по ягодицам ближайшую девку. Та взвизгнула и, тараторя что-то по своему, полезла в воду. Калхас скинул хитон. С его мужской природой ничего не случилось. Он схватил под колени сразу двух девиц и повалил их в чан. По лицу пастуха стекала холодная влага. Опять шел дождь, прямой и тяжелый. В предрассветных сумерках он казался серой, чуть колышущейся пеленой. Калхас сидел на камне, ноги его по щиколотку были в луже. Спиной и затылком он опирался на твердую, шершавую стену, по которой струились ручейки воды. Было зябко. Калхас поежился и тут же почувствовал, что промок до нитки. Стиснув зубы, он заставил себя подняться на ноги. Суставы ломило так, словно он целые сутки занимался тяжелым физическим трудом. Болели виски и затылок, рот пересох и казался наполненным зловонием. Калхас открыл его и, запрокинув голову, ловил губами струйки дождя. Потом прополоскал рот и с усилием сплюнул. Место казалось знакомым, но прошло некоторое время, прежде чем он вспомнил, что находится около стены, ограждающей сад Софии. Понемногу стали всплывать картины прошлого вечера. Сладострастный беззубый рот Дотима, в который одна из девиц вливает вино. Безумные скачки в чане, перемежаемые безумными скачками на влажных коврах. Потные руки, перетаскивающие его с одного женского живота на другой. Кислое аскрийское вино, от воспоминания о котором желудок подступал к горлу. Он слишком много пил и слишком усердно изображал из себя сатира. Но почему он оказался здесь? Калхас не знал, когда ушел от Газарии и почему пришел сюда. Он посмотрел на свои руки. Ладони распухли, словно он колотил ими по чему-то твердому. Неподалеку находились ворота, в которые заходили они с Иеронимом. Калхас подошел к ним и сообразил, что стучал сюда, причем стучал отчаянно. Ему не открыли - то ли не слышали из-за шума дождя, то ли побоялись. "Скорее побоялись", - подумал Калхас, вспомнив Сопатра. Однако что заставило его так рваться к Софии? Недоуменно пожав плечами, он хотел было вернуться в дом сводника, но откуда-то снизу вновь начало подниматься смутное беспокойство. Чего же он не сделал? Гиртеада! Он должен был увидеть ее! Это и заставило его бежать сюда, стучаться в ворота. Одна мысль о возвращении к Газарии вызывала чувство омерзения. С удивительной ясностью Калхас понял, что больше туда не пойдет. Его место - здесь, боги накажут его за новую попытку переступить через себя. Пастуха охватила уверенность, что сейчас он увидит Гиртеаду. Словно он пророчествовал самому себе. Только нужно быстро попасть внутрь сада и добраться до беседки. Калхас отошел на несколько десятков шагов от ворот и без труда взобрался на стену. Оседлав ее, он попытался увидеть, нет ли в саду собак. Но даже если Сопатр и выпускал их на ночь, этим утром они сидели в своих будках, не высовывая наружу и носа. Одна из яблонь окатила его потоками воды, и Калхас замер на мгновение, испугавшись, что выдал себя неосторожным движением. Но сад молчал и молчал дом, погруженный в сладкий утренний сон. Беседка была пуста. Калхас выжал на ее пороге края своего гиматия и уселся на ложе Софии. По беседке гулял сквозняк; от него Калхасу стало еще холоднее. На одном из лож стояла баночка с притиранием - Калхас догадался, что именно за этим прибежит сюда Гиртеада. Однако его уже начинал быть озноб, когда он услышал легкий плеск шагов. В дверном проеме появилась легкая фигурка, укутанная в тяжелую войлочную накидку. Девушка откинула с головы капюшон и, увидев посреди беседки мужчину, растерянно сделала шаг назад. - Это я, Гиртеада, - торопливо подал голос аркадянин. - Это я, Калхас. - Калхас? - удивленно повторила девушка и отошла от двери, чтобы не загораживать свет. - Да. Это ты. Зачем ты здесь? На ее лице все еще было написано удивление, но в глазах смешались и страх, и улыбка - его появление было для нее знаком чего-то очень важного. Калхас молчал, глядя на Гиртеаду. Уста его остались немы и когда девушка повторила вопрос. Он забыл о боли в голове и суставах, о холоде, о бессонной ночи. Он забыл о самом себе, весь обратившись в созерцание. Черные волосы, черные глаза, нежный подбородок. Почему раньше он не замечал, какой у нее нежный подбородок? И какие нежные руки, поддерживающие тяжелую накидку! И еще он не замечал белизну кожи, не безжизненность ее, а чистоту. Лицо, обрамленное пышными прядями, казалось островком снега посреди буйных, черных вешних вод. Калхасу в тот момент было достаточно любой новой черточки, подмеченной у девушки. Он сидел бы и радовался ей целую вечность, но Гиртеада вновь, уже настойчиво спросила: - Зачем ты здесь? - Чтобы увидеть тебя, - прямо ответил Калхас. - Меня? - Калхасу показалось, что ее глаза улыбнулись. - Но зачем ты хочешь меня видеть? - Ты... Я хочу успокоиться. Я уже много дней не могу найти себе места. Мне казалось, что когда я буду на тебя смотреть, это беспокойство исчезнет... Губы у Гиртеады дрогнули. - И оно исчезло? - Да. Когда я смотрел. Но ты стала спрашивать и меня опять колотит дрожь. - Просто ты вымок до нитки. - Девушка подошла к нему и коснулась пальцами волос. Калхас потянулся за ее рукой, но заставил себя вновь сесть на ложе. - У тебя жалобные глаза. Ты промок и, по-моему, не спал всю ночь. Не смотри жалобно, я рада, что ты хочешь меня видеть и, если честно, я ждала, что ты появишься. Честное слово, я знала, что ты придешь. Знала уже в первый раз, когда Мегисто читала стихи. Ты помнишь? Калхас кивнул, не сводя с нее глаз. - Правда вначале я подумала, что ты восхищен Мегисто - ведь она такая красавица! Калхас отчаянно замотал головой. - Да. Я тоже поняла, что ты захочешь увидеть меня. И я испугалась. До сих пор боюсь этого, рада тебе и очень боюсь. - Но почему? - Не знаю, - девушка устало опустилась на одно из лож. - Все видят, что ты - человек странный и необычный. После того, как Иероним в первый раз приводил тебя, мы только об этом и говорили. Всякие слухи ходят в городе про стратега, в том числе судачат о каком-то чародее, который появился рядом с ним. А ты очень похож на такого. - Глупости, - возразил Калхас. - Я не чародей. Просто... иногда даю советы - и все. - Я не знаю... Может, ты и не чародей, но ты очень странный человек. На тебя смотреть интересно... и страшно. Кажется, что ты в любой момент скинешь свое лицо и превратишься в кого-то другого. - Глупости! Что ты придумала себе! - Нет, это так, - упрямо повторила Гиртеада и опустила взгляд. - Когда ты пришел во второй раз, все это почувствовали, но только я испугалась по-настоящему, ибо догадалась, что ты пришел ко мне... - Неожиданно она взглянула ему прямо в глаза. - Ты ведь хочешь увести меня отсюда? - Да, - сказал Калхас с такой убежденностью, словно все время думал об этом. - Один купец уже пытался свататься ко мне - София отказала, она говорила, что я слишком молода. Но тогда мне было просто любопытно, теперь же - страшно... Постой! - вдруг встрепенулась она: - Я же случайно пришла сюда. Как ты узнал? - Просто узнал и все, - пожал плечами Калхас. - Ты хотела забрать это? - указал он на баночку с притираниями. - Да. Хозяйка, наверное, уже удивлена, почему меня нет. Сейчас она пошлет кого-нибудь сюда... - девушка встревоженно вскочила с ложа и подошла к входу. - Она кликнет собак. Ночью здесь бродят собаки... не понимаю, как ты сумел пробраться в беседку? - Хорошо, я ухожу. - Калхас подошел к Гиртеаде, осторожно взял обеими руками ее волосы и на мгновение погрузился лицом в них как в воду. От них пахло корицей и еще чем-то нежным, мягким, словно молоко кормилицы. Девушка замерла - он чувствовал это - и настороженная и готовая забыть о Софии, о собаках. Чуть сдвинув голову, он мог бы коснуться щекой ее плеча. Но Калхас пересилил себя. Он выпустил ее волосы и произнес: - Сегодня я приду к тебе - не через стену, а через двери, - и поговорю с Софией о нас с тобой. Я хочу взять тебя в жены - пусть она знает об этом. С этими словами пастух вышел из беседки. Чувствуя в душе долгожданное спокойствие, он нырнул под сень яблонь и винограда. Тиридат, командир телохранителей Эвмена, выскочил из комнаты, заперев за собой дверь, и только после этого Калхас перестал рваться наружу. Совершенно обессиленный, он сидел на ложе, вытирая воспаленными руками с лица холодный липкий пот. Разум подсказывал ему, что ничего страшного не произошло, что лучше лежать и ждать лекаря, но горло обвивало скользкое ледяное отчаяние. Добравшись до дома Эвмена, Калхас сменил одежду на сухую и хотел поспать до полудня. Однако вместо отдыха сон принес боль и лихорадку. Вначале аркадянин не сопротивлялся ей, но чувство времени подсказало ему, что приближается вечер, и пастух попытался вырваться из болезненного
в начало наверх
забытья. С большим трудом ему удалось это. Открыв глаза, он увидел обеспокоенное лицо Иеронима. - Лежи, лежи, - заботливо сказал тот, натягивая шерстяное одеяло на плечи Калхаса. - Уже вечер? - испуганно спросил пастух. - Да. Почти. Стратег сделает выговор Дотиму за то, что тот напоил тебя и бросил под дождем. - Не надо. Дотим не виноват. - Калхас освободился из рук Иеронима и попытался сесть. Слабость отдалась гулкой пустотой в голове и тошнотворной тяжестью под пупком. Потом в виски, в затылок ударил жар. - Нельзя! Ложись! - переполошился Иероним. - У тебя лихорадка. Я уже послал за врачом. - Какой врач? - пробормотал Калхас. - Лучше помоги встать. Мне нужно идти к Софии. - А туда-то зачем? - испугался Иероним. - У тебя начинается бред... - Я должен увидеть Софию и Гиртеаду, - говорил Калхас, чувствуя, что эти слова дают ему на какой-то момент силу. - А лучше - пойдем вместе. Ты поможешь мне упросить Софию. Гиртеада уйдет со мной - и не надо приданого... - Да что же ты такое говоришь! - ничего не понимал историк. - Я видел Гиртеаду сегодня утром. Мы все решили. Она ждет. Покачиваясь, Калхас поднялся на ноги. - Тиридат! Тиридат! - завопил историк. В дверях появился хмурый армянин. - Его нельзя выпускать на улицу! - торопливо объяснял Иероним. - Он бредит... ты видишь, в каком он состоянии!.. Калхас, друг, ты очень болен. Когда ты выздоровеешь, я обязательно пойду с тобой, но только не сейчас. Тиридату удалось оттеснить пастуха от дверей. - Где же врач? Куда он делся? - суетился Иероним. - Сходи за ним сам. Так будет быстрее, - бросил командир телохранителей. Калхас молча упорно сопротивлялся ему, но медвежья сила Тиридата одолевала его ослабленное тело. Осторожно придавив пастуха к ложу, армянин покинул комнату и оставил Калхаса в растерянности. Пастух не боялся болезни, однако задержка разговора с Софией вызвала в нем панику. Он попытался успокоить себя, твердил, что сегодня же попросит сходить к Гиртеаде Иеронима, что тот скажет ей о болезни, но... Рассуждения не успокаивали, мысли кидались из крайности в крайность, словно разум, как и тело, охватывала лихорадка. А потом все исчезло - в один момент Калхаса затопила темнота, в которой он потерял и Гиртеаду, и себя. Что-то неуловимо знакомое мелькнуло в радужном сиянии, которое вливалось меж сомкнутых век. Калхас совершил легкое усилие - и глаза открылись. Над его лицом развевался балдахин из полупрозрачной ткани, сквозь который был виден теплый диск солнца. Бодрящий запах прохладной свежести исходил от земли. Приглушенные расстоянием, доносились голоса уличных торговцев. Пастух чувствовал себя отдохнувшим, выспавшимся и на какое-то время поддался безмятежной, беззаботной неге. Неожиданное появление под балдахином лица Иеронима прогнало детскую утреннюю радость. Калхас вспомнил, что в последний раз видел его у себя в комнате. - Где я? - спросил он, приподнимаясь на локте. - В саду, - улыбнулся историк. - Лекари утверждали, что здесь ты наконец-то очнешься. - Почему "наконец-то"? - ручеек тревоги скользнул по сердцу Калхаса. - Три дня в лихорадке, три дня в каком-то странном сне - солнце уже готовится к зиме, а ты не видишь, не слышишь, не говоришь! - Историк был необычайно рад. - Мы здорово поволновались. Видел бы ты Дотима: он каждый день приходил сюда, все хотел изобразить сиделку... Знаешь, а я почему-то был уверен, что буду первым, кто увидит, как ты откроешь глаза... - Ты ходил к Софии? - прервал Калхас Иеронима. - Нет... Зачем? - Значит мне показалось, что я тебя просил. - Просил. В тот день, когда тебя свалила лихорадка. Но мы же договаривались, что ты выздоровеешь - и пойдем. - Ясно. - Калхас сжал зубы. Его опять томила тревога. Он должен был пойти к Софии в тот же день. За неделю могло произойти так много! - Ты как будто не удивляешься тому, что столько времени провел в забвении? - сказал Иероним. - Нет. Удивляюсь, - нехотя сказал Калхас. - Никаких новостей? - Есть новости. Антигон зашевелился. Его армия подтягивается к горным проходам. Эвмен объединил под началом Дотима большинство отрядов, которые стоят у Тарса. За исключением аргираспидов, само собой. Собирается отправить аркадянина в горы - чтобы тот пощупал Антигона, добыл пленных, узнал - пугает Фригиец, или действительно собрался войной. Одноухий с одной стороны о тебе волнуется, а с другой - ходит довольный, словно петух, под крыло которого дали две дюжины кур. - Хорошо. А в городе ничего не произошло? Иероним искоса посмотрел на аркадянина. - Понял. Ты, наверное, о Гиртеаде. Так? - Да. - Нет. По-моему у Софии ничего не случилось. Они доделали попону, прислали ее Эвмену. Это все, что я знаю. - Как-то странно ты это говоришь, - подозрительно произнес Калхас. - О Гиртеаде мне действительно больше ничего не известно. Это из-за другого. Не знаю, осталось ли это в твоей памяти - обычно после лихорадки такое забывается. Иногда ты бредил. Эвмен приказал, чтобы около тебя постоянно кто-то находился - и для помощи, и чтобы не пропустить Слова. Калхас горько покачал головой. - Вы предусмотрительны. - Ты прорицатель, а для богов, думали мы, все равно, когда пользоваться твоими устами. Больные люди, я читал, открывают удивительные вещи. - Так что я открыл вам? - О богах - ничего. Мы ошиблись. Ты только один раз упомянул имя Гермеса. Остальное время ты говорил о Гиртеаде. Точнее - не "о", а с ней. Иероним умолк, закусив губу. Потом вздохнул и продолжал: - Я завидую, Калхас. Не хочу гадать, как в твоей душе подбирались слова, но мы были потрясены. Даже Дотим - он тоже слушал твой бред - не стал хмыкать и строить рожи. Он старался вызнать у меня, что это за женщина, с которой так разговаривают. Я объяснил, но одноухий, по-моему, так до конца и не поверил. Потому что сказал: "А вдруг душу Калхаса Гермес унес на Олимп, и он сейчас болтает с богинями?" - Ничего не помню. - Калхас ощущал в памяти темный провал между первым днем болезни и сегодняшним пробуждением. Только озноб пробегал по телу; хотелось закрыть глаза и забыться в ласковом солнечном тепле. - Мне почему-то беспокойно. Может быть, это из-за болезни. Ну хорошо, буду надеяться, что Гиртеада не обижена на меня. - Я думаю, она знает о твоей болезни. Стратег пригласил сразу нескольких местных лекарей, а от них новости распространяются в одно мгновение, - успокаивающе сказал Иероним. - Как только ты встанешь на ноги, мы накупим всяких дорогих безделушек, тряпок и отправимся к Софии. - Завтра, - убежденно сказал Калхас. - Завтра я буду на ногах... Не качай головой, Иероним, я знаю свои силы, а Гермес поможет мне. Поэтому прошу тебя, возьми из тех денег, что подарил Антиген, сколько нужно и отправь кого-нибудь за покупками. - Не фантазируй. Мы говорили с тобой недолго, а ты от слабости весь уже в испарине. Завтра нужно будет полежать и послезавтра тоже. - Иероним, а тебя очень прошу, - взмолился пастух. Отправь людей за покупками, а завтра увидишь сам: я встану. Обязательно... Уговоры продолжались всю первую половину дня. Наконец мягкая душа историка уступила напору Калхаса. Добившись своего, пастух потребовал еды и набивал свой желудок даже тогда, когда тот, отвыкший от обильной пищи, угрожал извергнуть ее обратно. Назавтра Калхас заставил себя встать и пройтись по комнате, в которую вечером перенесли его ложе. Это оказалось сложнее, чем он думал. Слабость, дрожь в ногах, головокружение, темнота перед взором от прилившей к голове крови - все это приходилось терпеливо преодолевать. Он знал, что выглядит очень бледно, поэтому налил себе много вина. Оно заставило порозоветь щеки, а все, что происходило вокруг, стало казаться более легким и ярким. - Посмотри на себя. Тебе не свататься нужно идти, а поминальный пир заказывать! - ворчал Иероним, сопровождая пастуха к Софии. - Откуда в тебе такое упрямство? Клянусь твоим Гермесом-вестником, оно не божественного происхождения... Нет, если бы Дотим изволил так упрямиться, я бы принял это как должное, но ты казался мне не таким... Калхас почти не слышал своего спутника. Он стремился скорее увидеть Гиртеаду, договориться с Софией о свадьбе, а о том, что последует за этим, не отваживался даже мечтать, дабы не отдаться восторженному томлению. Крайне неприветливый по своему обычаю Сопатр замешкался в воротах. Иероним попытался было завести с ним разговор, но Калхас решительно шагнул вперед, оттеснил привратника и направился прямо к дому. Из дома их заметили. Когда Калхас подошел к дверям, дорогу ему преградила София. Она с любопытством взглянула на свертки в руках аркадянина, но голос ее был строг: - Не самое лучшее время ты выбрал, Иероним, чтобы привести этого человека. Мы с девушками рассуждали о добродетели. Историк хмыкнул. - Скорее этот человек привел меня, чем я его... Но мы можем обождать. - Обождать? - хозяйка замялась. - Нет, не будем ждать. Девушки примутся гадать, зачем вы пришли и забудут думать о добродетели. Пойдемте. На этот раз девушек было даже больше, чем в прошлые визиты. Калхас сразу же нашел среди них Гиртеаду, и сердце его успокоилось. Но только на мгновение. Девушка выглядела изможденной, радость, с которой она смотрела на него, не могла скрыть усталость и тоску. Под глазами лежали глубокие тени, а пальцы судорожно сжимали стило - видимо София заставляла ее во время предшествующей беседы исполнять роль секретаря. Иероним говорил, что перед сватовством необходимо осторожное вступление, однако у Калхаса не было сил откладывать дело. Поэтому он размотал первый сверток и достал оттуда отрез безумно дорогой ткани, привезенный на Тарский рынок откуда-то издалека. Она была тяжелой, богато переливалась яркими цветами и золотом. Калхас осторожно взял ее в руки и поднес Софии. - Прими это, мудрая женщина, в знак моего уважения к тебе и к тому делу, которым ты занята. София состроила крайне удивленное лицо, однако ткань взяла не без удовольствия. Тогда Калхас развернул второй сверток. Здесь лежала груда безделушек для воспитанниц. Те стайкой любопытных птиц окружили его, одна лишь Гиртеада осталась на своем месте. Калхас высвободился из девичьего кольца, достал третий сверток и подошел к ней. Волнение заставило его руки трястись и он долго не мог справиться с тряпицей, скрывавшей подарок. Наконец он извлек тяжелое ожерелье, составленное из крупных агатов. Агаты - дешевые камни, но эти были тщательно обработаны и любовно подобраны один к другому. Ожерелье казалось сделанным из слезинок какого-то подземного бога: темные полупрозрачные овалы с коричневыми и черными прожилками жили самостоятельной жизнью; каждый из них включал в себя особенный мир - сумеречный и печальный, как царство преисподней. Гиртеада сидела торжественная и испуганная, пока он осторожно одевал ожерелье ей на шею. Агаты так шли девушке, что Калхас оглянулся на Иеронима, лично покупавшего подарок. Глаза у того были не менее печальны, чем ожерелье, и Калхаса на мгновение потрясла догадка, что историк тоже влюблен в Гиртеаду, и все свое чувство он, сам не зная того, вложил в этот подарок. - Как красиво! - вырвалось у Мегисто, первой оторвавшейся от безделушек и посмотревшей на Гиртеаду. Другие девушки, повернувшиеся на слова Мегисто, начали было восхищаться, тараторить, всплескивать руками, но София рявкнула: - Тихо! Калхас поймал на себе ее тяжелый взгляд и торопливо заговорил: - Я пришел сюда, чтобы просить тебя, София: отдай мне Гиртеаду. Ты замечательно воспитываешь девушек - я знаю, что она станет славной женой. Наверное я это понял с того, помнишь? - первого появления у вас. Я знаю, что она согласна пойти со мной, поэтому дай, София, возможность одному из твоих дел завершиться счастливо. Он мягко улыбнулся, ожидая вздохов сожаления, быть может торговли по поводу приданого - всего того, что устраивали аркадские матери, если кто-то сватал их дочерей. Однако взгляд Софии не стал менее тяжелым. - Я знала, о чем ты будешь просить, - весьма враждебно произнесла она и кивнула в сторону Гиртеады. - Ты думаешь, эта девчонка молчала после
в начало наверх
того, как ты забрался в беседку? Конечно, нет! К полудню об этом знал весь дом! К счастью, демон-покровитель заставил тебя болеть. Если бы ты пришел в тот же день, я, может быть, и согласилась бы. Я, глупая, вначале обрадовалась, но - видно не такая уж глупая - потом вспомнила, что ты такое. "Приближенный стратега!.." Фу! Непонятно кто! Случайный человек. Не понимаю, отчего с тобой ходит Иероним... Нет, не отдам. Я думаю, что гораздо лучшим для нее будет остаться у меня. Аркадянин был настолько растерян, что в поисках поддержки посмотрел на историка. - Он не случайный человек, - подал голос тот. - Я думаю, что теперь автократор не скоро отпустит его от себя. Он спас Антигена во время штурма Танафа. Но дело даже не в этом, вовсе не в этом... - А, знаю! - перебила его София. - Бродячий маг - так? Или предсказатель? В городе много болтают о странных людях, которых привечает стратег. Не думаю, что это правильно, да и не люблю я странных людей. - Нам не следует обсуждать действия автократора, - быстро вставил Иероним. - Конечно, - согласилась София и подалась всей своей жирной тушей к историку: - Но я не отдам Гиртеаду твоему спутнику. Он мне не нравится. Почему? Он не такой, как кажется. Это хитрый пастух, отмытый и приодетый, но я смотрю на него и чувствую, что нутро его пахнет козлищем. Может быть Пан - бог могущественный, но путь на Олимп ему заказан и, к тому же, я терпеть не могу козлиного блуда. Нет, Гиртеада дождется достойного ее жениха. Калхас был оглушен ее словами, однако он нашел в себе силы сказать: - Если Гиртеада захочет, она пойдет со мной. А она хочет этого. - Ну и что? Стану ли я поощрять глупость? - Говоря, София даже не смотрела в его сторону. - Пойти же она не сможет никак. Она - моя рабыня и у меня на нее есть купчая. - Я выкуплю ее. Назови цену, - тут же предложил Калхас. - А я не продам! - София резко повернулась к нему. На ее физиономии было написано откровенное злорадство. Калхасу показалось, что сейчас, подобно последней швали, она покажет ему палец. Однако хозяйка Гиртеады сдержалась и вместо этого кивнула в сторону дверей: - С тобой нам говорить больше не о чем. Иероним, если он хочет, пусть остается. А ты иди, разговор закончен. Гиртеада громко всхлипнула и уткнулась лицом в руки. Калхас, стиснув зубы, подошел к ней, взял за плечи и прижался лицом к ее темени. На него пахнуло корицей и молоком, а еще - горем и усталостью. - Отойди! - взвизгнула София. - Не плачь. Я скоро вернусь и заберу тебя, - стараясь подбодрить Гиртеаду, сказал Калхас. - Только попробуй! - бушевала хозяйка. - Больше ты сюда не войдешь! Ни в мой дом, ни в мой сад! - Не плачь, пожалуйста. Подожди, я вернусь, - прошептал еще раз Калхас, поцеловал девушку и, чувствуя, как в нем кипит злость, вышел из комнаты. Иероним на несколько мгновений задержался. Калхас, переступая через порог дома, слышал, как он говорил Софии: - Я очень разочарован. Ты не права. Я уверен, что стратег, узнав об этом, будет крайне недоволен. 7 Пастух шел от Софии переполненный бешенством и решимостью. - Я вытащу ее отсюда, - сказал он расстроенному Иерониму. - Я знаю, что вытащу. - Надо сообщить Эвмену, - негодующе бормотал историк. - София перед ним благоговеет. Он должен подействовать на нее. - Не думаю, - мотнул головой Калхас. - Мне кажется, что она уже давно больше думает об Антигоне, чем об Эвмене. - Об Антигоне? - историк на некоторое время замолчал. - Если ты прав, все становится ясно... Пусть заберет ее Аид! Кому тогда здесь верить, если даже эллинам верить нельзя?! Стратега дома не оказалось, поэтому Иерониму пришлось перенести разговор на вечер. В отличие от историка Калхас на этот разговор не надеялся. Вначале он думал о деньгах, затем - о знамениях, которые мог бы подстроить Гермес, но появление Дотима направило мысли совсем в иное русло. Вождь наемников долго изъявлял радость по поводу выздоровления и бодрости Калхаса, однако, заметив задумчивость прорицателя, стал выяснять, в чем дело. Пока тот объяснял, лицо Дотима принимало все более угрюмое выражение. - Мерзавка, - обобщил он. - Нет ничего хуже женщины, у которой в руках власть над людьми и которая изображает из себя что-то невиданное. Как ты думаешь поступить, Калхас? - Я обязательно уведу оттуда Гиртеаду. Пока еще не знаю, каким образом, но я сделаю это. - Правильно, - одобрил Дотим и наморщил лоб. - Только не вздумай нести Софии золото. Ее нужно проучить, а не умасливать. - Проучить - это хорошо. Но как проучить? Мне не хочется беспокоить Эвмена. - И не надо! - вождь наемников неожиданно наполнился энергией. - Пусть стратег не знает ни о чем. Слишком большим почтением для Софии будет посвящение его в это дело. Я предлагаю поступить гораздо проще: этой ночью мы возьмем нескольких человек из моего отряда, заберемся к твоей Софии в дом и утащим Гиртеаду. Если кто-нибудь из слуг попытается сопротивляться - надаем подзатыльников. Мы добьемся от них такого же уважения, как то, что они оказывали Царю! А? Здорово? - ожидая одобрения Дотим улыбнулся Калхасу. Тот ничего не говорил, думая, есть ли другой путь к Гиртеаде. - Это будет просто и быстро! - убежденно добавил Дотим. - И не стоит из-за жирной мерзавки слишком ломать себе голову. Тоже мне проблема: она, видите ли, ищет порядочных женихов!.. - Он с возмущением всплеснул руками. - Слушай, так она и мне отказала бы!.. Не дожидаясь возвращения стратега, Калхас и Дотим отправились в лагерь аркадян. - Пусть об этом не знает пока никто лишний, - говорил наемник. - Нам будет спокойнее; не помешает никакая случайность. С наступлением сумерек Дотим вызвал пятерых человек и, ничего им не говоря, приказал следовать за собой. Они отправились к цели предместьями Тарса, чтобы, как объяснил вождь, горожан не удивило их появление. Безухий с явным удовольствием играл в большую тайну. В глазах его горело ребячливое ожидание приключения. А чтобы оно выглядело еще более интересным, он даже переигрывал: город давно уже привык к наемникам Эвмена, и никого не обеспокоило бы их появление в центре. Наоборот, таинственный вид, осторожная охотничья поступь, плутоватое лицо Дотима заставляли случайных прохожих оборачиваться им вслед. Еще более удивлены были сами аркадяне; лишь страшные взгляды, которые бросал на них командир, мешали им наброситься на Калхаса с расспросами. Пока они обходили город, сумерки сменились густой осенней ночью. Тот чужой, что сидел у Калхаса под ребрами и память о котором была замутнена болезнью, напомнил о себе немотой и тяжестью. - Как-то легко все получается, - нерешительно сказал Калхас, когда они остановились перед стеной, окружавшей сад Софии. - Слишком легко. Дотим пожал плечами: - Так тем лучше. Он подозвал поближе аркадян и шепотом объяснил им задачу. Затем потребовал от Калхаса описания Гиртеады. - Худенькая, легкая, черноволосая. Очень красивая, но на первый взгляд - очень странное лицо... Впрочем, я сам найду ее. - В бреду ты говорил лучше, - хмыкнул Дотим. - Ладно, худеньких и черноволосых не трогать, не лапать! Вести к Калхасу! - строго сказал он пастухам. - Собаки в саду есть? - Есть. Иероним говорил, что молосские. - Плохо, - помрачнел Дотим. - Собак придется убивать. Приготовьтесь к этому. Аркадяне сняли гиматии и намотали их на левые руки. Под одеждой у наемников были спрятаны длинные узкие кинжалы. - Мне кажется, что собаки нам не помешают, - сказал Калхас. - Если твой Гермес разгонит их своей шляпой, - ответил Дотим. - Ну хорошо, где нам лучше лезть через стену? Калхас привел их туда, где лазал сам. - Здесь мы проберемся в беседку, а оттуда рукой подать до дома, - объяснил он. - Тебе виднее. - Дотим прошептал то ли молитву, то ли ругательство. - Быстро и тихо! Вспоминайте, как вы лазали к девкам в Аркадии - делаем все так же быстро и тихо! Он первым взлетел на стену. Цепко ухватившись за нее ногами, подал руку Калхасу. Тот не отверг помощь, так как чувствовал, что после болезни его тело еще не обрело былой ловкости. За ними последовали остальные. Сад настороженно молчал. - Чувствую собак, - шепнул Калхасу Дотим, но спрыгнул вниз. - Нет, здесь пока никого. Идите ко мне. Аркадяне бесшумно спустились в сад. Сырая от ночной влаги трава холодила лодыжки. - Тут всегда мокро, - пробормотал Калхас. - Что? - насторожился Дотим. - Давайте я пойду впереди, - Калхас отодвинул рукой наемников и первым скользнул под сень деревьев. Аркадяне гуськом направились к беседке. Ночной сад казался бесконечным и таинственным. "Молосские собаки не будут поднимать шум. Вначале они нападут, вцепятся кому-нибудь в спину, и только потом начнут лаять", - подумал Калхас. Словно в ответ на его мысли один из аркадян закричал и шарахнулся в сторону. Раздался треск ветвей, низкое глухое рычание и за пастухом метнулась тень размером с небольшого теленка. - Они там! - Дотим выхватил кинжал, оборачиваясь к собакам. - Подождите! - оттолкнув его в сторону, Калхас кинулся к молосским псам. Замыкающий аркадянин был уже сбит с ног и грузная собачья морда нависла в опасной близости над его головой. Калхас взялся левой рукой за шарик на груди, а правую протянул к псу пустой ладонью вверх. Он не боялся собак и чувствовал, что может успокоить их. Пес резко поднял голову. Рычание раздалось сбоку от прорицателя и сзади. - Пастух идет, пастух с жезлом и крыльями. Хозяин, хозяин здесь, - прошептал Калхас. Он впитывал взором едва заметный блеск собачьих глаз. Судорожный оскал сторожа Софии понемногу расслаблялся. - Хозяин в желтой шляпе и синем плаще, - настойчиво продолжал шептать Калхас. - Свои - свои - свои. Он не видел остальных собак, но знал, что они успокаиваются подобно этой. Через некоторое время прорицатель осторожно разогнулся и протянул руку все еще лежащему аркадянину: - Они пойдут за нами, но ни трогать, ни лаять не будут, - сказал он Дотиму. - Как это тебе удалось? - полюбопытствовал тот. - Где-то рядом Хозяин. - София? - наемник опять схватился за кинжал. - Да нет. Гермес-Килленец, собачий хозяин. Он мне и помог. Эти слова не успокоили аркадян, а только нагнали на них суеверную оторопь. Они стали оглядываться, словно опасаясь, что из-за ближайшей яблони на них выйдет сам Психопомп. Тем не менее у беседки Дотим приказал Калхасу отойти назад. - Неизвестно, какой сюрприз могла выдумать эта мерзавка, - сказал вождь наемников и, выставив обмотанную плащом руку, направился к дому. Какой-то человек, зевая и потягиваясь, вышел им навстречу. Заметив аркадян, он сделал шаг назад и открыл рот, чтобы закричать, но, прежде чем издал хотя бы звук, был оглушен рукоятью кинжала Дотима. - Повар, - бросил через плечо вождь наемников. - Весь провонял жиром и перцем. В доме было совсем темно. - Где она спит? Калхас помолчал, сосредотачиваясь. - По-моему, это там, в конце коридора. Аркадяне, уже не скрываясь, шлепали сандалиями по каменному полу и слышали, как от их шагов начинает просыпаться дом. Неожиданно одна из дверей открылась, мелькнула рука со слабо мерцавшим светильником, а затем раздался отчаянный женский визг.
в начало наверх
Светильник вспыхнул чуть ярче и Калхас увидел Дотима, который держал за шею исходящую визгом Феодору и обольстительно скалил влажные беззубые десны. - Отпусти девушку, - сказал Калхас. - Еще немного и бедняжка никогда не сможет родить ребенка. - Иди! - Дотим отбросил Феодору. - Посмотри, а София, оказывается, воспитывает отчаянных девиц! - он указал на появившуюся из темноты Мегисто. Она сжимала в руках бронзовую кочергу и несомненно пустила бы ее в ход, но Калхас успел вырвать светильник из рук Феодоры и поднести его к своему лицу. - Это я. Остановись, Мегисто! Девушка опустила оружие. - Кто эти люди? - Где Гиртеада? - вместо ответа спросил Калхас. Мегисто молчала, испуганно глядя на него. - Понимаю. Боишься Софии. Гиртеада здесь, или нет? Девушка едва заметно кивнула. - Что мы медлим? - Дотим увлек за собой аркадян и они стали высаживать одну дверь за другой. - Да нет же, она там, в конце коридора! - крикнул Калхас. - Боги говорят! Он отобрал у девушки кочергу и, держа в одной руке ее, а в другой - светильник, подошел туда. Последняя дверь снаружи была закрыта на засов. - Мерзавка! - выдохнул за спиной Калхаса Дотим. - Заперли ее! Калхас отодвинул засов и медленно отворил тяжеленную створку. На ложе, покрытом старой изношенной тряпкой, сидела Гиртеада. Как и днем в ее взгляде страх смешивался с надеждой. На какое-то мгновение страх победил, но почти тут же его сменили облегчение и радость. Отбросив кочергу, Калхас взял ее за руку и потянул за собой. - Идем. Мои друзья помогут нам. Гиртеада расплакалась. - Она отняла ожерелье. - Ну и ладно. Считай это свадебным выкупом. Аркадяне, свирепо размахивающие кинжалами, перепугали девушек, и те больше не пытались появляться в коридоре. Где-то пряталась София; у Калхаса не было желания ни искать ее, ни вести с ней разговор. Один Сопатр, привлеченный шумом в доме, попытался было натравить на наемников собак. Он кричал на них, смешивая эллинские и варварские слова, однако молосские псы пребывали в странном равнодушии. Они сонно смотрели в сторону аркадян и не пытались даже облаять их. Калхас на всякий случай опять дотронулся до шарика, но эта предосторожность была излишней. Собаки вяло переступая лапами проводили их до ворот, а Сопатр ретировался в глубь сада, едва один из наемников сделал шаг в его сторону. - Ну вот и все! - весело воскликнул Дотим, когда они оказались на улице. - Видишь, как быстро! Доволен, Калхас? - Доволен, - ответил прорицатель и поморщился, чувствуя, что немота под ребрами не проходит. Он накинул на плечи Гиртеады плащ, обнял ее и произнес вполголоса: - Очень быстро... Гермес, смеясь, держал в руках дитя. Заячья шкурка окутывала мирно спящего младенца. Крылатые сандалии несли бога сквозь хрустальные сферы, и каждая из них по-новому преломляла свет, струившийся откуда-то сверху. Свет становился все ярче, но в глазах Калхаса от этого не темнело; наоборот, взор прояснялся. Пастух видел сразу все вокруг себя: и Гермеса, и те сферы, которые они уже миновали, и те, которые были наверху. Он чувствовал, что стремится вверх рядом с богом, и тот знает об этом. Гермес не касался его, но сила, исходившая от Вестника, влекла и поддерживала Калхаса. Пастух ощущал себя настолько уверенно, что головокружительная высота, на которую возносил его Гермес, не казалась страшной. Впрочем, страх высоты вернулся к Калхасу, когда он увидел заснеженный горный склон, обтекаемый хрустальными сферами. Скорость, с которой они взлетали, показалась аркадянину ужасающе быстрой. И снизилась она только когда досчитав до сорока, он потерял счет сферам. Тогда появилась вершина. Снег и лед сменились бурым диким камнем, затем прямо из него выросли ослепительно белые стены. Калхас так и не увидел, чем кончаются стены, ибо в то же мгновение они с Гермесом и младенцем чудесным образом оказались внутри них. Пастух стоял прямо посередине огромных золотых покоев, где свет был настолько силен, что каждый предмет казался вылепленным из него. Ложа из слоновой кости, серебряная утварь, переливающиеся стены, на которых словно живые плясали изображения танцоров и охотников. Курительницы, разукрашенные смарагдами, корундами, жемчугом и камнями, имени которых пастух не знал, разливали сладкие ароматы. И все это накрывал свод в виде панциря черепахи, выпуклостью обращенного вниз. Ноги Калхаса касались ковров настолько мягких, а ноздри впитывали благовония настолько тонкие, что пастуху мнилось, будто его плоть преображена, будто здесь она состоит совсем из другого вещества, чем там, внизу, на земле. Она воспринимала такие сложные ощущения, которых он не мог раньше знать. Изумление сменилось в пастухе трепетом, когда он увидел, как к ним приближаются окутанные белыми одеждами боги. Их голоса наполняли чертоги Олимпа, а светоподобные лица были обращены к ребенку, что лежал на руках Гермеса. Казалось, они не видят замершего, трепещущего Калхаса, а тот настолько растерялся, что их лики слились для него в одно могучее и властное лицо, которое спросило: - Это он? - Да, Зевс! - улыбаясь ответил Гермес. - Я едва успел подхватить его. Мать бросила бы его на камни. - Чего же испугалась Дриопа? - спросил Зевс. - Посмотри, Повелитель, - Гермес откинул край заячьей шкурки с ребенка. На мгновение Калхаса охватил ужас. Густая борода охватывала личико младенца. Тело покрывала вьющаяся козья шерсть, ноги кончались копытцами, а на голове явственно были видны небольшие рожки. И, наконец, сквозь шерсть проступал багряный фаллос совсем не младенческих размеров. Существо сладко потягивалось, издавая урчание одновременно детское и звериное. Потом оно открыло глаза, а, увидев бога, склонившегося над ним, состроило необычайно уморительную физиономию. Зевс расхохотался - смех рассыпал богов, они перестали сливаться в нем одном, и Калхас с радостью вторил хохочущим олимпийцам кругом обступивших Гермеса. Ужас пропал, предсказатель испытывал ясную и чистую радость от близости к Средоточию мира. Боги не обращали на него внимания. Они подхватили странного младенца, передавали его с рук на руки, а Калхас узнавал их, одного за другим - Аполлон, Гера, Гефест, Афродита... - Он насмешил всех, - промолвил Гермес. - Всех насмешил!.. Всех насмешил!.. - принялись на разные лады повторять Олимпийцы. - Да, ты принес удивительного сына, - повернулся Зевс к Вестнику. - Пусть именем его будет слово, которое повторяется здесь чаще всего! - Пан! - воскликнул Гермес и принял своего сына из рук Артемиды. - Дриопида убежала от него... - то ли спросил, то ли утвердил Зевс. - На Земле будут целые племена нимф, дриад, женщин, которые станут убегать от него, но эти копытца их догонят. Горные склоны - его царство; глаза его будут здесь, а ноги - на земле. Гермес склонил голову. - Благодарю, Повелитель. Мудро твое решение! Он поцеловал ребенка, а тот, смеясь, начал хватать его за полы шляпы. - Держи, - неожиданно сказал Гермес и отдал Пана в руки Калхаса. Аркадянин осторожно сжал руками теплое мохнатое тельце, и его грудь свело от страха и радости, печали и удивления, растерянности и счастья. Пастуху казалось, что сейчас его сердце разорвется на части - так много чувств оно вмещало. Потом все затопила нежность - он забыл и о золотых чертогах, и о Зевсе, и о сонме Олимпийцев. Лишь легкая хрупкая тяжесть в руках - больше ничего он не ощущал. Нежность породила в душе горькую твердость, а еще - грусть, от которой на глазах едва не навернулись слезы. Но Пан схватился ручками за его щеки и заулыбался во весь свой беззубый рот. Он весело сморщил нос и залился детским беспричинным смехом. Калхас тоже засмеялся, с облегчением чувствуя, как детский голос смывает с его глаз грусть. Гермес подошел к нему вплотную, и ребенок потянулся к отцу. - Благодарю, - сказал бог, забирая младенца. - Вынести эту тяжесть нелегко, но ты сможешь. Ты не бросишь его подобно матери, а он не бросит тебя. Калхас обнаружил, что они давно уже покинули чертоги Зевса. Он сидел в своей комнате на краю ложа, а Гермес стоял перед ним, держа в руках обернутого заячьей шкуркой ребенка. Бога окружало многоцветное радужное сияние, и такое же сияние виделось пастуху вокруг младенца. - Ты ощутил то, что ощущаю я, когда касаюсь рукой сына. Это отцовство, - сказал Гермес. - Люби ее и не отдавай никому. Она тоже не бросила бы Пана. Бог растворился в темноте. Калхас откинулся на ложе и почувствовал рукой теплое худенькое тело Гиртеады. Ласковая радость охватила его, прежде чем он отдался сну, покачивавшему пастуха как в колыбели. Гиртеада держала его руку у щеки. Она смотрела преданно и счастливо - от этих преданности и счастья внутри у Калхаса натягивалась тревожная струна. В него верили настолько сильно, что гордость оборачивалась страхом. Он знал, что должен быть достоин этой веры и боялся хоть в чем-то подвести ее. Ночью им было тяжело - Калхас чувствовал себя так, словно не только она, но и он был девственником. Все женщины, что попадались ему раньше, были опытны если не в искусстве любви, то, по крайней мере, в навыке спаривания. Теперь же ему приходилось сдерживать себя, он не мог не думать о ней, и любая ее боль отдавалась болью в его груди. Они очень устали, однако Калхас понимал, что иначе быть не могло, что теперь он будет идти только этим, непривычным, но единственным путем. Он прижимался лицом к животу девушки и счастливо смеялся. - Спасибо Дотиму. - Кому? - Дотиму. Не будь его, я никогда не оказался бы в Тарсе. Мысль о том, что он мог остаться в Аркадии, казалась дикой. Мир свернулся вокруг их любви мягким и нежным коконом: словно ручной котенок или объятья матери. Иероним, самолично распорядившийся насчет завтрака и заглянувший вместе со слугой к ним в комнату, выглядел грустным, но довольным. Дотим - Калхас чувствовал это - сейчас вовсю пьянствовал. Эвмен находился где-то поблизости, и пастух с радостью предвкушал, как он познакомит его с Гиртеадой. Ничто - даже мысль о случайности его появления здесь - не должно было нарушать их покой. Они то ласкались друг к другу, то разговаривали: - София сразу ощутила в тебе чужака. Даже не чужака - врага. Ее никто и ничто не могло переубедить. Девушки ходили заступаться за меня, но безуспешно. С Мегисто София даже разругалась... - Тем не менее, твоя подруга собиралась размозжить мне голову кочергой, - улыбался Калхас. - Просто она испугалась. Она, наверное, решила, что это грабители... На ее уговоры я надеялась больше всего. Но София стояла на своем. Я плакала перед ней, просила - только на колени не вставала. А она отобрала ожерелье - говорит, что это нечестивый дар. И камни странные, и плохой человек подарил. - Плохой? - Как только она тебя не называла! Она всегда казалась нам такой умной, мудрой, но когда ты появлялся, или когда она о тебе вспоминала, ее образ пропадал. Для меня по крайней мере. Она - старая толстая женщина, которая сама не знает, чего она хочет, ведь правда?.. И я забыла Платонов, Софоклов, Ликургов. Я думала только о тебе. Когда начались эти скандалы - после нашей встречи в беседке - мне казалось, что вокруг меня рушится дом, город, все. Тогда я представляла твое лицо и старалась, чтобы оно все время было перед глазами. И становилось легче. А ты говоришь, что ты не чародей! - она ласково терлась о его руку. - Не чародей, - отвечал Калхас. - Если я чародей, то кто же ты? Он запускал пальцы в ее волосы, и его вновь охватывали волнение и немота. - Ты богиня. Ты сама не знаешь, какая ответственность ложится на плечи того, кто любит богиню. И кто любим ею. Ее странное, удивительное, прекрасное лицо приближалось к нему, он искал губами ее глаза или чистый ровный лоб и с благоговением терялся в поцелуе.
в начало наверх
Вечером она смотала волосы в гигантский жгут, кольцом уложив его вокруг головы; усталые от любви, они умыли лица холодной ароматной водой и отправились приветствовать Эвмена. Стратег только что завершил разговор с очередным посланником. Он выглядел раздосадованным, озабоченным, но при виде Гиртеады в его глазах вспыхнули удивление и интерес. - Из какой она страны? - спросил он. - Эллинка, - ответил Калхас. - Только в Египте видел я такие лица... Нет, и на египтянку она не похожа, - молвил он после короткого раздумья. - Те - смуглые, их кожа едва заметно лоснится, словно они сделаны из нильского ила. Их обнимаешь - а они скользят в твоих объятьях, словно угри. Она же худенькая и чистая. Гиртеада смущенно улыбнулась. - Между прочим, от Софии уже приходили жалобщики, - нахмурился стратег. - Лучше аркадского воровства вы с Дотимом, конечно, не могли придумать ничего! - Она не отдавала Гиртеаду, стратег, - сказал Калхас. - Вы поступили неправильно. Нужно было рассказать мне. Я уладил бы это дело. Уверен, что уже сегодня Тарс узнает о вашем налете. А нам нельзя ссориться с горожанами - голос Эвмена стал недовольным и отстраненным. - София все равно не отдала бы ее, - мягко настаивал пастух. - Не верю. И некрасиво все получилось. Девушку ты выбрал хорошую, - стратег кивнул Гиртеаде. - Но добыл ее неправильно. У нас могут быть неприятности. Калхас развел руками, не пытаясь больше убеждать Эвмена. Когда они уже уходили от стратега, тот сказал им: - Кстати, Дотима я отправил в горы: Антигон уже близко. Твой земляк, Калхас, сегодня был совершенно пьян. Его солдаты вылили на своего командира несколько мехов воды, прежде чем он оказался в состоянии отдавать приказы... Не нравится мне это. Тарс плохо действует на всех... От стратега они вышли расстроенными. - Почему у него недовольное лицо? - спросила Гиртеада. - И почему он так недовольно говорил? - Видимо, вестник принес плохую новость, - предположил Калхас. - Мало ли забот у стратегов? Не ломай голову зря. Он обнял ее за плечи, и ласковый кокон снова окутал их. На следующий день Калхас решил купить Гиртеаде ожерелье, подобное тому, что отобрала у нее София. Он оставил девушку нежиться в постели, взял денег и бодро вышел на залитую утренним солнцем площадь перед домом стратега. Тело было легким, голова - бездумной и веселой. Телохранители Эвмена, скучавшие перед входом, вяло поприветствовали его. Один из них сказал что-то по-армянски, и они беззлобно засмеялись за спиной пастуха. Солнце, свежесть, легкое томление в груди от воспоминания о близком, родном человеке, который ждал его, подарили пастуху совершенно доселе незнакомый вкус к жизни. Там, в комнате был его Дом, его Место - это открытие заставило Калхаса смотреть на мир по-другому, с веселой серьезностью. Пастух быстрым шагом пересек площадь и свернул на улицу, ведущую к рынку. Краем глаза он заметил человека, прислонившегося к стене греческой таверны, что находилась в самом начале улицы. Скучающий взгляд незнакомца остановился на Калхасе и, подскочив на месте, он бросился к дверям таверны. Раздумывая, что бы это значило, Калхас убыстрил шаг. Через несколько мгновений он услышал шум за спиной и, обернувшись, обнаружил, что за ним устремилась невесть откуда взявшаяся толпа горожан. Он успел наклониться, прикрывая лицо, и тут же удары рук, ног, тел сбили его на землю. Пригодилась пастушья ловкость - Калхас извернулся, словно уж, и выскользнул из-под нападавших. Встать на ноги, правда, ему не удалось - они схватили пастуха за лодыжки, и он опять оказался на спине. Растерянность была сметена в нем злостью. Он лягнул одного из горожан в живот, прежде чем они навалились на него. Послышались греческие ругательства: Калхас выворачивался из их рук, кусался, бил пальцами в глаза и не давал перехватить ремнем свои руки. Тогда они тоже пустили в дело кулаки. Удар, обрушившийся на затылок, едва не заставил Калхаса потерять сознание. Неимоверным усилием воли ему удалось подняться на колени. Не отвечая на удары, он потащил пыхтящих, шипящих проклятья людей обратно, к дому стратега. Они попытались затянуть ремнем его горло. В последний момент Калхас перехватил ремень, вырвал из их рук и буквально воткнул в раскрытый рот одного из противников. Около самого угла они вновь свалили его. Однако пастух, чувствуя, что оставляет кожу на их цепких пальцах, вывернулся в последний раз и, прежде чем нападавшие опять оказались у него на плечах, успел добраться до края площади. - Помогите! - крикнул он. Аркадянина услышали. Из дома стратега выбежали охранники. Горожане, захваченные борьбой, не успели вовремя ретироваться и поплатились за это. Армяне Тиридата, обнажив клинки, врезались в толпу и начали плашмя хлестать мечами по их спинам, животам и рукам. Послышались крики страха, боли: горожане совсем не собирались столкнуться с вооруженными людьми. Не думая больше о Калхасе, они ударились в бегство. Армяне преследовали их, а сам Тиридат остался около пастуха и помог ему подняться на ноги. - Ничего не сломали? Не отбили? - спросил он. - По-моему - нет. - Каждое движение причиняло Калхасу боль, но он чувствовал, что отделался легко. - Похоже, они пытались не избить меня, а захватить. - Кто это такие? - Греки. По крайней мере ругались по-эллински. К тому же - простые горожане. Будь среди нас хоть несколько воинов, так просто они меня не отпустили бы. Тиридат покачал головой. - Странно. Нужно доложить стратегу. Он помог Калхасу добраться до дома и отправился к Эвмену. Гиртеада заплакала, увидев ободранные руки, ссадины на бедрах и коленях. Смоченной в воде тряпицей она стала промывать раны. Калхас шипел от боли, но старался улыбаться: - Им меня не пронять. Что пастуху горожане! - Неужели это все из-за меня? - горестно проговорила Гиртеада. - Нет, - гордо поднял голову Калхас. - Ведь это я украл тебя. Они меня хотели наказать, меня! Только у них ничего не получилось. И не получится! 8 Раньше Калхас думал, что его тело сделано из жестких, не особенно чувствительных веревок. Он не боялся жары, холода, боли, и часто представлял себя в виде краба, покрытого не кожей, а панцирем. Но отныне самое легкое прикосновение к девушке вызывало в нем множество ощущений. Желание среди них было далеко не первым. Наслаждение от чувства ее кожи оказалось тонким и грустным. Калхас, не знавший доселе ничего подобного, замирал, прислушиваясь к своему телу. А оно готово было болеть и радоваться одновременно. То же относилось и к слуху, и к зрению. С первого дня его любовь стала настолько острой и чуткой, что иногда Калхас ловил себя на тревожном предчувствии потери. Он тут же принимался корить свое сердце за дурные предчувствия, однако старался постоянно быть рядом с ней. Они приучались к удивительной науке - спать вместе, - и иногда целые дни проводили в комнате Калхаса. Даже Иероним удивлялся их поведению. - Ты не похож на развратников, которые готовы из-за женщины или смазливого мальчишки забыть обо всем на свете, - сказал он однажды пастуху. - Но ведешь ты себя подобно им. Я читал, Алкивиад однажды провел несколько дней с женой спартанского царя, но ведь то был Алкивиад и то была жена царя!.. - Считай меня развратником, - терпеливо ответил ему Калхас. Потом, вспомнив их почти детские неудачи и сложную дорогу обретения опыта, он добавил: - Впрочем, какие же мы развратники! Что бы ни говорил Иероним, он относился к влюбленным внимательно. Зато для горожан история с Гиртеадой стала поводом для проявления неожиданного недовольства. Как выяснили люди стратега, нападение на Калхаса устроила София, подговорив родителей и родственников девушек, которые воспитывались у нее. Она представляла налет аркадян в самых отвратительных красках - слухи о нем в мгновение ока распространились с греческого квартала на весь Тарс. Между тем стратег опасался удара в спину, ибо Антигон находился уже на границе равнинной Киликии. Он не пустил в ход силу, даже когда многоязыкая толпа горожан заполнила однажды на целый вечер площадь перед его домом и требовала от Эвмена непонятно чего. Калхаса удивляло и обижало общее непонимание. Его принимали за вора, за развратника, а ему казалось, что их любовь первая и единственная, что так любить не может никто. Он готов был целую вечность смотреть ей в глаза, близко, очень близко, прижавшись лбом ко лбу. Так близко, что глаз уже не было видно, зато было видно что-то большое, сияющее, словно чертоги олимпийцев. Гермес ничем не подсказал ему, что с Эвменом ехать нельзя. В сопровождении Калхаса, Иеронима и Тиридата автократор направился осматривать стену на западной стороне города. Почти до полудня они бродили по ней, отпуская глубокомысленные замечания. Внешне стена - как и многое здесь, в Азии, выглядела могучей и основательной. Ее фундамент был выложен из древних огромных камней. Неровные, грубо обработанные, они, тем не менее, оказались образцово подогнаны друг к другу. Никто и ничто не могло бы сдвинуть их с места. Зато верхняя часть стены состояла из глиняных кирпичей, обожженных на солнце. Глядя на них, Калхас думал, что ливень вкупе с ураганом в состоянии размыть ее. Он готов был верить рассказу Иеронима о мидийцах, которые взяли крепость царя Нина, отведя русло реки Тигр и размыв стены. Но обожженные кирпичи все же выдерживали дождь, хотя и не могли бы выдержать ударов таранов, установленных в осадных башнях. - У Антигона нет людей, которые могли бы построить осадные башни, - уверенно говорил Иероним. Эвмен в ответ с сомнением качал головой и напоминал о Кассандре, который мог прислать Одноглазому умельцев из Эллады. - А вот это придется убирать. - Стратег указывал на кварталы, примыкавшие к стене с внешней стороны. - Тяжелая работа. - Не думаю, что жители будут довольны разрушением их домов, - сказал Калхас на обратном пути. Эвмен как-то странно посмотрел на него, но согласился. - В Тарсе длинные стены, следовательно, чтобы защищать их, нужно слишком много воинов. Неужели ты, стратег, собираешься оборонять этот город? - поддержал сомнения прорицателя историк. - Где нам найти стольких людей? А где взять метательные машины? - Нужно быть готовым ко всему и продумать все варианты, - ответил стратег, показывая своим видом, что продолжать разговор не намерен. Калхас был даже благодарен ему за это. Он не хотел проводить вторую половину дня в скучных стратегических рассуждениях. Он соскучился по Гиртеаде и стремился к ней. Они не торопясь ехали на лошадях по Тарским улицам, и с каждым шагом, приближавшим пастуха к дому, на сердце у него становилось все светлее. Когда стратег отпустил их, Калхас торопливо прошел к комнате, где должна была ожидать его Гиртеада, со спокойствием и нежностью открыл дверь... Девушки в комнате не было. Калхас удивленно посмотрел на пустое ложе, потом сел на него и стал ждать, когда Гиртеада вернется. Он не думал ни о чем плохом, ему казалось, что через несколько мгновений она появится в дверях. Но вместо нее в дверях появился Иероним. Историк выглядел смущенным и расстроенным. - Что случилось? - спросил Калхас. - Только держи себя в руках. Эвмен сказал, чтобы ты прежде всего держал себя в руках, - пробормотал Иероним. - Ты о чем? Что такое? - Калхас весь подался вперед. - Люди Софии забрали Гиртеаду. - Как? - закричал аркадянин. - А охрана? - Это... это стратег разрешил. Эвмен отдал Софии девушку... Стой! - раскинув руки Иероним сумел остановить Калхаса в дверях. - Прежде чем бежать куда-то, послушай меня. Он же не насовсем отдал ее. Просто он хочет
в начало наверх
сбить недовольство в городе. Завтра Эвмен самолично отправится к Софии и будет сватать для тебя Гиртеаду. Он обещал... Обещал! Пастух смотрел на историка непонимающими глазами. Происшедшее было чудовищно и бессмысленно. Его разум не принимал объяснений, и далеко не сразу слова Иеронима начали сбивать волну возмущения, поднявшуюся в его груди. Калхас думал даже не о себе. Его приводила в отчаяние мысль о том, что сейчас переживает Гиртеада. - Почему стратег не предупредил меня? - Он и мне не говорил ни слова. - Стараясь успокоить аркадянина, Иероним положил руки ему на плечи. - Город и действительно волнуется, а Эвмен рассчитывает на то, что хотя бы месяц мы еще будем оставаться здесь. Селевк до сих пор не говорит ничего определенного и... есть масса прочих сложностей. Нам нужна устойчивость или хотя бы видимость устойчивости. А здесь, в Тарсе, она исчезает из-за одной девушки. - Не в девушке дело. Все прекрасно понимают, что скоро сюда придет Антигон. Все видят, что Эвмен не вызывает отряды с Востока, - ощущение непоправимости сделанного волнами накатывалось на Калхаса. - Хорошо. Пусть будет так. Но Гиртеада - повод, удобная форма для выражения недовольства. Я тебя умоляю, потерпи... Завтра стратег пойдет к Софии. Через несколько дней вы опять соединитесь и вместо того, чтобы пытаться избить тебя, горожане будут гулять на свадебном торжестве, которое устроит Эвмен! Иероним говорил совершенно искренне. Эта искренность обезоруживала Калхаса, однако не прибавляла спокойствия. Аркадянин освободился из рук историка и сел на ложе, готовясь к пытке ожиданием. На следующий день ему уже не нужно было подавлять возмущение. Эвмен сдержал слово. Он действительно побывал у Софии. Но вернулся от нее с лицом, на котором явно было можно прочитать следы недавнего унижения и вызванного им гнева. София отказала. Причем отказала, явно наслаждаясь тем фактом, что может отказать самому стратегу. - Не волнуйся и не беспокойся зря, - сказал тем не менее Эвмен Калхасу. - Я не оставлю попыток вызволить твою Гиртеаду. - А зачем вообще нужно было отдавать ее? - не скрывая гнева спросил прорицатель. - Ты сам себя поставил в глупое положение, Эвмен, когда проявил слабость перед городом. Отказ Софии - плата за твою слабость. - Я не позволю всем, кому угодно, плевать мне в лицо! Эвмен побагровел от ярости. Его пальцы сжались на рукоятке меча, висевшего у пояса. Калхас чувствовал, как напряглись за его спиной Иероним и Тиридат, присутствовавшие при разговоре. Но пастуха это нисколько не обеспокоило. Он дрался бы с Эвменом, Тиридатом, дрался бы со всеми телохранителями вместе взятыми. Ему казалось, что даже если его раздерут на части, каждый кусок его плоти станет впиваться в обидчика. - Твой разум помрачен, - неожиданно ровным голосом сказал стратег. К удивлению пастуха Эвмен смотрел на него так же приветливо, как и обычно. Калхас не успел заметить перемены - настолько быстро она произошла в человеке, который мгновение назад готов был обнажить оружие. - Позволь мне действовать так, как я считаю нужным. Девушка будет у тебя. Только следует потерпеть. - Терпеть? - скрипнул зубами пастух. - Терпи, если твоя государственная мудрость не подсказывает больше ничего! Разум пастуха действительно был слеп. Сразу после разговора со стратегом Калхас покинул его дом. Пастух не взял с собой ни одной монеты и, сохранись его старая аркадская одежда, он сменил бы на нее богатое платье, подаренное Эвменом. Оказавшись на улице, Калхас начал почти бегом кружиться по городу. Он не знал и не хотел знать, куда и зачем стремится - просто ноги не давали душе переполниться горечью и болью. Пара телохранителей стратега, пытавшиеся было в отдалении следовать за ним, потеряли аркадянина в толпе на базарной площади, и Калхас оказался предоставлен самому себе. Перед ним мелькали дома, люди, занятые повседневной суетой, по-зимнему пустые сады, крепостные стены. Когда же глаза прояснились, Калхас понял, что ноги принесли его к дому Софии. Сумасшедшая надежда побудила пастуха подойти к воротам и трижды ударить в них. Он молился Гермесу, чтобы уступчивость стратега подала Софии мысль не тратиться на наемную охрану и чтобы собаки, как и в прошлый раз, не напали на него. Он с наслаждением представлял, как разобьет Сопатру физиономию. У него даже не спросили, кто стучит в ворота. Одна из створок медленно отворилась и перед Калхасом предстал самодовольный, наглый садовник. За его спиной стояло несколько мужчин с руками каменотесов и неподвижными туповатыми лицами. "Эти не станут избивать, - подумал про себя Калхас. - Эти будут убивать". Тем не менее он сделал шаг вперед и изо всей силы опустил кулак на переносицу Сопатра. Словно сухая ветка под ногами, хрустнула кость. Садовник отшатнулся, и тут же Калхас дал ему другой рукой оплеуху. Взвизгнув, философ кинулся под защиту охранников. Те некоторое время пребывали в явном недоумении. Решительность пастуха явно вызвала в них опасения, что сейчас появятся его сообщники в превосходящем числе. Лишь истошный крик Сопатра: "Он же один! Бейте его!" - принудил наймитов к активным действиям. Они старались бить в висок, в печень, кадык. Это были не воины, а убийцы, рабы-надсмотрщики, которые кулаками зарабатывали право лизнуть хозяйский сапог. Голыми руками справиться с ними было невозможно, и Калхас медленно отступал, стараясь, чтобы какой-нибудь из их ударов не оглушил его. Стыд и злость заставляли пастуха сопротивляться, он и не думал показывать им спину. Но, к счастью для него, злость не задавила окончательно животную, аркадскую жажду жизни. Когда голова его уже гудела от ударов наймитов Софии, а ребра болели так, словно их выламывали клещами на дыбе, аркадянин совершил резкий прыжок назад и побежал, легко отрываясь от тяжелых на ногу преследователей. "Пусть считают свои синяки, - подумал он, слыша за спиной затихающий топот их ног. - Одному здесь делать нечего". Медленно остывая от драки, Калхас покинул пределы Тарса. Гермес не помог ему, да и стоило ли ждать помощи от бога, ведь это он сам не сумел удержать Гиртеаду. Гермес предупреждал, что девушку нужно беречь, а он разжал пальцы, забыл об опасности, забыл о желании Эвмена быть справедливым... Справедливость! В том, что произошло, не было ни грана справедливости, и стратег не мог не знать об этом. "Он хочет быть угодным всем. Наверное, как был угоден Александр. Но это невозможно. Это погубит его, как губит нас с Гиртеадой". Калхас, словно плакальщицы, царапал свою грудь и готов был выть от горя. Когда боль отступала, он опять говорил с собой, но слова утешения не приносили. "Эвмен не поможет. Он желает помочь, но в его голове выстраиваются такие сложные политические расчеты, что желание это будет забыто". Аркадянин жалел, что рядом с ним нет Дотима. Наемник благоговел перед стратегом, но он обязательно придумал бы, как обмануть и Софию, и Эвмена. "А что делать мне? Неужели я не в состоянии сделать ничего?" Калхас сел около ручья, темного от приносимого с полей мусора, и продолжал безуспешно ломать голову. Иногда мысли его прерывались молитвой и тогда он, стискивая шарик, шепотом жаловался Гермесу, просил бога хотя бы подать знак о своей милости. Вслед за молитвой приходило раздражение: Калхас сокрушался из-за собственной слабости, зависимости от тех, кто сильнее. В первый раз за свою жизнь пастух был по-настоящему зол на себя и груз этого чувства оказался тяжек. Превозмогая его, он сжимал зубы, выпрямлял спину - словно поза решительного, самоуверенного человека могла помочь ему решить, как поступить. Ветер был теплым, а земля - прохладной. Кое-где сквозь старую, уставшую траву на берегу ручья виднелось ее ежегодно дряхлеющее тело. На солнечных местах стоял звон от мух и мошкары: бесконечная киликийская осень еще не кончилась. А где-то там, среди нависших над равниной гор Дотим уже сражался с Антигоном, несогласным со стратегическими расчетами Иеронима. Совершенно мирный вид вокруг Калхаса не вязался с сознанием того, что вскоре вокруг стен Тарса будет литься кровь. Расслабленно перекликались горожане, готовившие к зиме свои сады и земельные участки, где-то вдалеке разноголосо постанывал скот. Против воли прислушиваясь к голосам жителей Тарса, пастух убеждался в том, что в осаду садиться они не захотят и при первом удобном случае выдадут стратега Антигону. "Так ради чего заигрывать с ними?" - с отчаянием спрашивал неизвестно у кого Калхас и в очередной раз сдавался перед морским валом из любви и горя. За спиной аркадянина находилась то ли тропинка, то ли заросшая дорога, по которой несколько раз проезжали унылые тяжелые повозки с низкими, грубо сделанными колесами. На Калхаса не обращали внимания, и он не обращал внимание на проезжавших. Но когда солнце стало нижним краем задевать горы, знакомый голос произнес его имя. Обернувшись, пастух увидел рыжего, усеянного веснушками Газарию. Сводник восседал на повозке, из которой торчала ручка от мотыги. - Откуда ты едешь? - удивлялся Калхас. - С земли, - ответил тот. - Я купил участок. А ты не знал? - Нет. Зачем тебе земля? Разве твое занятие перестало приносить прибыль? - Мое занятие всегда приносит прибыль. Но нужно приживаться. Теперь у меня земля, я такой же как и соседи. Никто не станет смотреть косо. Газария поскреб грязной рукой в затылке. - А ты что здесь делаешь? - Скучаю по Дотиму. Сириец с готовностью осклабился: - И я скучаю. Он часто гостил у меня... - его лицо сделалось любопытным: - Говорят, София отобрала у стратега твою девушку? Калхас, ничего не ответив, отвернулся. Вода в ручье поймала лучи заходящего солнца и вспыхнула оранжевой дорожкой. Газария покряхтывал, ворочался на своей повозке, но не уезжал. - Скоро вечер, - неопределенно сказал он. Пастух молчал. - Я вижу, ты грустишь... Поехали со мной! - Куда? - буркнул Калхас. - Ко мне. Я позову девочек. - Не нужно мне девочек! - резко ответил аркадянин. - Тогда мы выпьем вина. Калхас посмотрел на сводника. Вместо привычной хитрости лицо Газарии выражало простодушное участие. Это участие едва не вырвало из груди Калхаса тоскливое причитание. Он скривился, сдерживая себя, и вдруг почувствовал, что хочет поехать вместе с сирийцем. На плечи опустилась усталость от безрезультатных размышлений. Недавнее нежелание покидать этот ручей сменилось таким серым унынием, что пастух поднялся и, не дожидаясь новых уговоров, присоединился к Газарии. Оживившийся сириец энергично подгонял лошадь; до его дома они добрались быстро. Наскоро омыв руки, хозяин достал сырные лепешки, маслины и, многообещающе улыбаясь, притащил из подвала большой запотевший кувшин. - Это "бешу", египетское пиво, - заговорщически сказал он. - Наверное, ты не пробовал его никогда. - Не пробовал, - признался Калхас и, удивляясь собственному любопытству, наблюдал за тем, как в чашки льется слабо пенящаяся жидкость песочного цвета. - Я и сам не пробовал, - хихикнул Газария. - Но мне удалось узнать, как его делать. Сушил полбу, потом мочил, проращивал. У меня на родине, да и здесь, в Киликии, делают веселые напитки из ячменя, но не такие, как в Египте. Там, говорят, их пьет и раб, и царь. Никто, даже самые большие жрецы не воротят от него нос, не ругают пойлом. Ну ладно, давай испытаем вкус. Газария пил медленно, чинно, а Калхас - торопливыми большими глотками. Бешу показался ему горьким и неприятным. Чтобы не обидеть хозяина, хотелось побыстрее проглотить непривычное питье. Но едва он совершил последний глоток, горечь с языка ушла. Рот наполнился бархатным хлебным привкусом, а вверх по затылку побежали теплые струйки крови. - Еще? - полузакрыв глаза и счастливо улыбаясь спросил сириец. - Еще, - Калхас подставил чашку под прохладную струю. Когда бешу нагрелся, он стал шипеть и давать большую желтую пену. Газария порывался унести кувшин с остатками египетского пива в подвал, чтобы заменить его другим, холодным, но пастух не давал сделать этого. - Допьем. Зачем ему пропадать? - повторял он. Пиво оказалось ужасно хмельным, но хмель не был тяжелым. Все множество чувств, которые довелось испытать в последние дни, пастух видел разложенными перед собой какою-то заботливой рукой. Благодаря бешу он мог смотреть на них отстраненно, а не смешивать ненависть, печаль, любовь в тот ком, что душил его на берегу ручья. Калхас слушал сочувственные слова Газарии и доводы сирийца казались ему весьма убедительными. - Ты говоришь так, словно она умерла! - увещевал сводник. - От скорби ей легче не будет. И смотреть ей станет куда приятней в румяное лицо, чем в бледное или изможденное.
в начало наверх
- Гиртеаду еще нужно отнять у Софии. - Отнимешь! Почему бы нет? Судьба подарила тебе ее, потом забрала, затем снова подарит. Сколько раз в жизни все выворачивается наизнанку - не перечесть! - Тебе нужно возвратиться к стратегу, - продолжал Газария. - Раз он обещал помочь, ты должен вытрясти из него исполнение обещанного. Даже в самом худшем случае, если придется рассчитывать на собственные силы, в доме Эвмена ты сможешь найти деньги... Зачем деньги? Чтобы нанять лихих людей, отбить девушку и скрыться - хотя бы к тому же Антигону. Газария торжествующе смотрел на Калхаса - словно Гиртеада уже сидела рядом с ними. А пастух возмущенно мотал головой. - Нет. Только не к Антигону. - Ну, смотри, - сириец принципиально не желал понимать, чем один полководец Александра отличается от другого. - Для меня они на одно лицо. Эвмен разумен, он не свирепствует, его войска не обирают Тарс - и это хорошо. Но Антигон в своих провинциях, говорят, тоже не свирепствует. К тому же у него большая армия. Сейчас весь Тарс молится, чтобы боги отвратили стратега от идеи дать бой под стенами города. С теми отрядами, что находятся здесь, Эвмен все равно его не удержит. А ярость победителей обернется на нас... С языка Калхаса готовы были сорваться злые слова, но он сдерживал себя, понимая, что нельзя отвечать упреками на сочувствие и радушие. Второй кувшин казался пастуху уже сладким. Горести, политика - все утекло с бархатной песчаной жидкостью. Разговор становился все более бессвязным и нечленораздельным, а главной задачей стало удержать свое тело в диагональном положении, не откинуться на спину и не забыться. Первым захрапел Газария. Он лежал в позе пирующего, опершись на левую руку и малейшее движение заставило бы его голову рухнуть. Калхас, удивляясь тому, что в нем еще сохранились остатки твердости, подобрался к своднику и осторожно опустил голову того на пол. Затем поднялся, вышел по нужде на грязный задний двор сирийца и долго собирался с силами, прежде чем совершить соленое возлияние во славу Сабазия. Это усилие подкосило его. Вернувшись в дом, Калхас сел, потянулся к чаше, обнаружил, что она пуста и обескураженно растянулся рядом с булькающим, хрипящим, свистящим Газарией. Тяжесть и боль в голове отвлекали Калхаса, и он не сразу обнаружил, что находится в очень знакомой комнате. Из квадратного, высоко пробитого оконца падал дневной свет, на полу комком лежала одежда. Он в доме Эвмена! Бегство, драка, ручей, Газария, пиво постепенно сложились в картину вчерашнего дня. Похмелье и горе смешались с неожиданным стыдом. Пытаясь освободиться от него, Калхас соображал, как он оказался здесь, но память подсказывала только бессвязные картины мутного хмельного сна. Тогда Калхас стал прислушиваться к тому, что происходит в доме. Из-за двери доносились шаги, шум передвигаемых тяжелых вещей, возбужденные голоса слуг. Удивленный, аркадянин справился с дурнотой и сел. Около ложа стоял таз с холодной водой. Опустившись на колени, пастух окунул в него голову. Удовольствие от холода было таким, что Калхас еще несколько раз погружал в воду лицо. Почувствовав наконец облегчение, он утерся краем хламиды и набросил ее на плечи. Пора было выходить наружу. В коридоре на него едва не уронили короб с чем-то тяжелым. Слуги деловито опустошали дом стратега, упаковывая скарб и вытаскивая его на улицу. - Снимаемся, - коротко бросил один из них в ответ на вопрос пастуха. Поминутно прижимаясь к стене, дабы не оказаться сметенным очередной ношей, пастух отправился на поиски того, кто объяснил бы ему, в чем дело. Ни Иеронима, ни Тиридата он так и не нашел, а потому решился побеспокоить автократора. Телохранители, стоявшие у покоев Эвмена, не пропустили его, сославшись на занятость хозяина. Калхасу не хотелось возвращаться в комнату, и он стал ждать. Мысли о Гиртеаде постепенно превращались в раздраженную, беспокойную тоску, и вместо просьбы о помощи, с которой прорицатель хотел обратиться к стратегу, в его голове опять начали складываться упреки. Калхас пребывал во взвинченном состоянии до тех пор, пока двери не открылись и из покоев Эвмена не появился Антиген. Лицо македонянина изобразило радость и удовольствие. - Я столько времени не видел тебя, что уже начал скучать по своему спасителю! - В знак приветствия Антиген обхватил руками Калхаса и стиснул его с удивительной для старческого тела силой. - Говорят ты болел? - разжав объятия, спросил он уже более рассеянно. - Да. Но давно пришел в порядок, - не менее рассеянно ответил аркадянин. Из покоев стратега появились Тевтам, Иероним, а следом за ними и сам Эвмен. - Вижу, Калхас, к тебе вернулся здравый рассудок, - улыбаясь произнес стратег. Иероним тоже заметил пастуха и его круглое лицо расплылось в добродушной улыбке: - Когда Газария привел тебя сюда поутру, ты спал на ходу и при этом умудрялся громко икать. Калхас нашел в себе силы не обижаться. - Мне сказали, что мы уходим из этого дома. - Да. И из Тарса, - подтвердил стратег. - Значит Дотим не остановил Антигона? - Он не смог бы этого сделать, даже если бы захотел. Было несколько легких стычек, а потом Фригиец двинул свои войска кратчайшим путем. Дотим сообщил, что он в двух переходах отсюда, на ближайших перевалах. - Но ведь ты собирался защищать Тарс, стратег! - воскликнул Калхас. - К счастью, необходимость в этом отпала. Иероним, да и ты свидетели, что я целую зиму пытался договориться с Верхнемесопотамскими сатрапами. Наконец нам сопутствовал успех. Мои войска стоят у переправы через Евфрат. Сейчас в наших руках путь в Вавилонию, к Селевку, и в Персию, к нашим друзьям. Когда мы перейдем через реку, первый сменит хитрость на милость, а вторые выступят нам навстречу. Я ответил на твой вопрос? - Да. - Калхас решительно насупился и посмотрел стратегу прямо в глаза: - Тогда как нам быть с Гиртеадой? Эвмен замялся. - Стратег, ты обещал вернуть ее. Антиген, заинтересовавшийся разговором, с интересом смотрел то на Эвмена, то на Калхаса. - Гиртеада - это девушка, из-за которой в Тарсе было много шума? - прервал он воцарившееся молчание. - Та самая, - ответил вместо пастуха Иероним и присоединился к просьбе последнего: - Стратег, нам нужно помочь им. - Нужно, - кивнул Эвмен. - Но как? Не могу же я бить тараном в ворота Софии или приказать Тиридату штурмовать ворота ее сада! За возмущением стратега Калхас почувствовал какую-то игру. - Удивительно, - ехидно вздел брови Антиген. - Стратег-автократор не может обуздать вздорную бабу! Поймав на себе сердитый взгляд Эвмена, Антиген состроил невинное лицо: - Впрочем, я только повторяю, что говорят горожане. - Для этого не нужно большого ума, - вспыхнул Иероним. - Что ты этим хочешь сказать? - принял угрожающий вид македонянин. - Он хочет сказать, что я в любой момент могу забрать эту девушку, - строго произнес Эвмен. - Я желаю помочь Калхасу. Но стратег не должен вмешиваться в подобную историю. Я - человек, на котором лежит огромная ответственность. Я сражаюсь не за собственные интересы, а за интересы царской семьи, и должен олицетворять собой порядок и закон, как бы мне не хотелось отклониться от них. Помни, что на меня смотрят не только жители Тарса, но вся Азия! - Ты знаешь, чем Александр ответил бы тебе? - спросил, спустя несколько мгновений Антиген. - Смехом! Облеченный властью человек - сам себе закон. - Может быть. Но сегодня мы воюем не с Дарием или дикими индийскими племенами. Мы сохраняем державу. - Это я понимаю, - аргираспид указал на Калхаса. - Только что нам делать с твоим предсказателем? - Я помогу ему... Каким образом? - стратег усмехнулся. - Вот ты, Антиген, возьмешь и приведешь девушку сюда. Македонянин скривился, словно желая ответить чем-то злым. Видно было, как он сдерживает свою досаду. Калхас, стиснув зубы, ел аргираспида глазами. Надежда и страх превратили время, пока Антиген обуздывал свою гордость, в мучение. - Ладно, - буркнул в конце концов ветеран. - Время не исчерпает моей благодарности Калхасу. Однако твое желание свалить все на старых вояк аргираспидов мало что скроет. - Ты думаешь, что умных людей так много? - Ловко придумано, стратег, - поразмыслив щелкнул языком Антиген. - Аркадяне украли девушку, ты же - честный и чистый - возвратил ее хозяйке. Тогда, перед самым выступлением, под шумок и без твоего ведома, - что будет выглядеть правдоподобно, - пришли своевольные старики и вновь увели ее. Так? - Примерно так. - Ну что же, мы, македоняне, не привыкли прислушиваться к тому, что о нас болтают. - Вот и хорошо, - весело блестя глазами Эвмен подмигнул Калхасу. Возбужденный, едва не подпрыгивая от нетерпения, шел пастух рядом с Антигеном и Тевтамом. Они не стали откладывать похода за девушкой, ибо около дома Эвмена их ждал обычный солидный эскорт. - На самом деле ты мог обойтись без стратега, - недовольно сказал Антиген. - Тебе нужно было сразу обратиться ко мне. В нашем лагере ее никто не посмел бы тронуть. Калхас не отвечал. Ужасное подозрение, что София могла спрятать девушку где-либо за пределами Тарса, гнало его вперед. В этом случае оставалось надеяться только на умение македонян развязывать языки. - Вот здесь, - произнес он, когда они оказались около сада Софии. Антиген скептически посмотрел на стену. - Куда ты нас привел? - Здесь мы с Дотимом забирались внутрь. - Ф-фу! - с негодованием отмахнулся вождь аргираспидов. - Пусть аркадяне лазают через заборы. Даже Дотима не оставила вечная ваша страсть к воровству. Нет, мы просто заберем ее. Веди нас к воротам. Ворота отворила все та же компания: Сопатр с лиловым, в пол-лица разбухшим носом и рабы-убийцы. Блеск от ярко начищенных щитов ослепил их. Воспользовавшись этим, вожди аргираспидов ступили внутрь, мешая закрыть створки. - Кто это его? - спросил Тевтам, указывая на переносицу садовника Софии. - Я, - сказал Калхас. - Молодец! - Что такое? Что вам нужно? - пятясь к рабам отверз уста Сопатр. Узнав Калхаса, он заверещал: - Сам автократор вернул нам ее! - Какое нам дело до твоего автократора! - хмыкнул Антиген. Рабы, повинуясь какому-то знаку садовника, хотели кинуться на вождей ветеранов, но длинные сариссы телохранителей, проскользнув над плечами последних, уперлись им в глотки. - Одно движение - и они нажмут, - участливо сказал Антиген, а его товарищ громогласно захохотал, разглядывая перепуганные рожи рабов. Сопатр боком-боком спрятался за спины наймитов, а потом прыснул в заросли. - Он спустит собак, - предупредил Калхас. - Тогда не будем мешкать. Брысь! - скомандовал Антиген охранникам Софии. Рабы резво попятились назад, и аргираспиды устремились в образовавшийся проход. Перед самым домом на них набросились молосские псы. Пастух принялся бубнить молитву, надеясь заговорить их, как и в прошлый раз. Но он не успел произнести и двух слов, когда первая собака с визгом наткнулась на сариссу. Аргираспиды ощетинились своим страшным оружием. Собаки пытались подобраться снизу, ухватить за ноги; они взмывали в воздух, стремясь вцепиться в шею, однако длинные тяжелые пики доставали их везде. Затем аргираспиды сами сделали шаг и другой вперед, добивая последних псов. Когда Калхас вступал в дом, на дорожке оставалась груда мертвых и дергающихся в предсмертных конвульсиях собачьих тел. Девушки оказались собраны в трапезной. Аргираспиды, ворвавшиеся туда, устроили страшный переполох. На пол были опрокинуты ложа, вазы с вялеными
в начало наверх
фруктами, под ногами ветеранов хрустели глубокомысленные свитки. Воспитанницы, похожие на больших птиц, загнанных в клетку, с писком метались по комнате. Тевтам выловил Мегисто и, с удовольствием глядя на нее, спросил у пастуха: - Она? - Нет. - Калхас указал на забившуюся в угол Софию: - Это хозяйка. Она знает, где Гиртеада. Антиген быстро вытащил из укрытия мудрую воспитательницу. София тряслась и, словно рыба на песке судорожно открывая рот, глотала воздух. По ее лицу текли струйки пота, смывавшие со щек жирные румяна. - Упаси меня Афродита от престарелых молодух! - с отвращением сказал Антиген. - Тевтам, тебе нужна этакая? - Нет, - откликнулся тот. - Я не дозволил бы ей даже чесать свои пятки. Тогда Антиген обнажил меч. - Зачем земле носить на себе столь тяжкий груз? - Остановись! - запричитала София. - Останови их, Калхас! Гиртеада здесь. Она в той самой комнате, откуда ты ее уже... забирал! Великодушно ухмыляясь, Антиген спрятал меч в ножны, а Калхас бросился в коридор. Вот нужная комната. Рывок, второй - засов был отброшен. Задыхаясь, пастух распахнул дверь. На него хлынули черные, воздушные и ласково-тяжелые кудри. - Я поняла, что это ты. Я знала, что ты вернешься. Он обнял ее и повлек из темной, холодной комнаты к солнечному прямоугольнику, ведущему в сад. 9 Все любило его. Он чувствовал во всем любовь к себе. Радостный дух Калхаса сам готов был обнять целый мир, растечься в лучах доброй и ровной приязни. Гермес плыл над ним облачком, пролетал в неожиданном порыве ветра, бежал вместе с мягким, змееподобным течением студеных ручьев. Пастуху казалось, что небо - это огромный глаз, взирающий на него с Гиртеадой, а земля - ухо, прислушивающееся к их речам. Калхас чувствовал теплоту и участие богов на каждом шагу, даже в промозглых ветрах и в призрачных зимних тенях, отбрасываемых спящими деревьями. Боги были рядом с ним, ему не требовалось даже протягивать руку, чтобы ощутить их присутствие. Боги светились в глазах Гиртеады, и это было так хорошо, что Калхас пел, перевирая слова и мелодии. А потом смеялся, представляя себя со стороны: долговязого, нескладного, беспорядочно взмахивающего руками. Ему вторила Гиртеада, а окружающие не сдерживали улыбок. Иногда они убегали от телохранителей Эвмена, седлали коней и скакали в сторону от дороги, по которой шла армия - все равно в какую. Горные склоны плавными изумрудными и сиреневыми складками неторопливо расступались перед ними. Они поднимались по склонам, спрыгивали с лошадей среди пихт и черных сосен, приникали ртом к тонкой - в палец толщиной - струйке, бившей из-под их корней, и любили друг друга. Спугнутые птицы перелетали вглубь рощи и недоуменно перекликались там. Сухая, теплая, несмотря на зиму, хвоя, осыпавшаяся за многие годы, хрустела под руками, коленями, спинами, забиралась в пышные волосы Гиртеады. Лошади мирно щипали траву или, привлеченные возгласами хозяев, с невозмутимым любопытством наблюдали за их любовными играми. Потом чувство времени подсказывало Калхасу, что им пора возвращаться. Легкая и быстрая Гиртеада взлетала на коня - Калхас в немом восхищении приникал к ее острому девичьему колену. Она мигом научилась ездить верхом - так, словно делала это с детства. Иероним, глядя на грацию и ловкость, с которой девушка обращалась с лошадью, вспомнил как-то о том, что Александр перед смертью собирался набрать сотню прекрасных женщин, научить их верховой езде, владению оружием и превратить в экзотических телохранителей. - Гиртеаду он поставил бы во главе этих амазонок. - Не хочу, - сказала девушка, когда Калхас рассказал ей об этом. - Не люблю оружие... Возвращаясь из сосново-пихтовых покоев, Калхас лениво перебирал волосы Гиртеады, доставал колкие иглы, легонько проводил по ее спине кончиками пальцев, а когда она поворачивала к нему спокойное счастливое лицо, зажмуривался от радости. Он открывал новый мир. Нечастые воспоминания об Аркадии поражали его тем, что после бегства от Тимомаха прошла всего одна осень. Они справили свадьбу через сутки после ухода из Тарса, когда вокруг них еще была Киликийская равнина. Посреди влажных садов, полей из-под ячменя и проса телохранители Эвмена обнаружили несколько гигантских платанов, окружавших древний алтарь в виде мраморной глыбы почти идеальной кубической формы. Жертвенный огонь, возжигавшийся на нем многими поколениями странников, закоптил большую часть куба, так что письмена и рисунки, украшавшие его грани, стали почти незаметны. Но массивный, вросший в землю, алтарь не терял своей многозначительности, притягивая взоры людей и богов. Стратег приказал войскам располагаться на ночь рядом с ним. Над родником, питавшим платаны, установили шатер для невесты, за неимением цветов убранный пихтовыми ветками, и Иероним отвел туда Гиртеаду. - Я не хочу, чтобы служанки изображали ее подружек и родственниц, - сказал он, вернувшись. - Пусть она сама искупается в священной воде и приготовится к свадьбе. Приличествующей торжественности не получилось, зато церемония прошла просто и ясно. Даже Тиридат возгласом выразил восхищение, когда Гиртеада, одетая в длинное - до пят - сирийское платье из ярко-красной ткани, появилась у алтаря. Она была юной, платье - взрослым и изысканным. Калхас видел перед собой уже не девушку с красивым и странным лицом, а прекрасную молодую женщину, смущенную силой, которую она открыла в себе. Историк, перекопавший в поисках подходящего одеяния половину скарба Эвмена, довольно улыбался и, поминутно дергал за рукав пастуха, пытавшегося подойти к зардевшейся девушке и расцеловать ее. Роль отца невесты взял на себя стратег. Он принес жертвы Зевсу, Гестии, Артемиде, отрезал прядь волос со лба Гиртеады и бросил в огонь на алтаре. После этого он подозвал к себе жениха и, воздев руки горе, заговорил торжественно и чинно. - Взываю к тебе, Зевс-мудрость, и к вам, Мойры-уделы. Взываю к очагу - Гестии, к Гере и Артемиде. Благословите меня в этот священный час... А теперь вы, друзья наши, - опустил он вниз свои длани. - Будьте свидетелями ты, Антиген, и ты, Иероним, и ты, Тиридат. Я отдаю эту девушку, Гиртеаду, мою дочь, в жены этому человеку, Калхасу. Отныне она не будет приносить жертвы предкам в своей семье. - Он повернулся к пастуху: - Бери ее. Считай мои слова отцовским благословением. Ночью пили вино, в меру и неторопливо. Разговор вился пустой, но спокойный. Даже Антиген соизволил остаться у стратега до утренней стражи. Гиртеада, измученная массой событий, произошедших в последние дни, быстро уснула, и Калхас просидел свою брачную ночь вместе с пирующими. Над ним подтрунивали, а он и не думал отвечать на шутки: полусонный, клюющий носом, но счастливый тем, что находится среди людей, близко к сердцу принявших его горе и его радость, аркадянин терпел до последней здравицы. Гиртеада настояла на том, чтобы у нее было собственное маленькое хозяйство. В палатке, которую отныне разбивали для них по вечерам, она устанавливала посуду, ухаживала за платьем мужа, брала на кухне Эвмена продукты и готовила что-либо по-своему. Калхас признавал, что София дала воспитанницам немало. Аркадянин понимал: девушка делала это не для демонстрации искусства бывшей воспитательницы, а ради самоутверждения. Гиртеада боялась превратиться в праздную и пустую игрушку, подобно многим женщинам, сопровождавшим армию. Калхас приветствовал это, принимая все - и удачи, и неудачи в их хозяйстве легко, с веселым интересом. Он нисколько не удивлялся ладу их жизни - все существо его верило, что иначе быть не могло. Благодаря палатке они получили возможность принимать гостей. Любопытная это была вещь: в небольшой армии, которую Эвмен вел из Тарса, днем все были друг у друга на виду. Однако по вечерам Калхас с самым серьезным видом приглашал Иеронима, или Дотима, чьи потрепанные отряды догнали стратега на четвертый день после начала похода, и Гиртеада хлопотала, чтобы успеть приготовить им ужин. Калхас тоже оказывался втянут в хлопоты. Он приносил воды, выбрасывал какие-то очистки, а встретив на пороге гостя, озабоченно просил его обождать - еще чуть-чуть, ну совсем немного - дабы войти к окончательно готовому столу. Калхас готов был забыть о том, что их палатка стоит посреди военного лагеря. Он готов был принять саму эту войну за доброе божество, которое помогает ему. Вначале она привела его в Тарс, а потом позволила бежать оттуда, сжимая в объятьях прекрасное и родное существо. Теперь она вела их на Восток, через Киликийскую равнину и через горы, что отделяют область Тарса от Месопотамии. Путь был красив, зима даже здесь, в горах, не пугала снежными зарядами - Калхасу эта война все больше казалась счастливым свадебным путешествием. Дотим, совсем недавно видевший кровь на своем оружии, даже не пытался разрушить эту иллюзию. В его победных рассказах все обстояло легко и весело. - Туго нам пришлось только в самом конце, у последнего перевала! - с юношеским упоением живописал наемник. - Дорога там вначале поднимается вверх, проходит между двумя большущими скалами, а затем резко поворачивает направо - и вниз, в долину, в Киликию. Вот перед этим перевалом они впервые сбили нас с дороги. А что удивляться - варвары есть варвары! Пока мы вылавливали пленных или пускали издалека стрелы, варвары, которых добавил к моим аркадянам стратег, строили из себя героев. Как только пришлось сражаться по-настоящему, сирийцы, каппадокийцы, киликийцы - все подались назад, побежали! Одно им оправдание - Антигон бросил против нас фессалийскую и тарентинскую конницу, а еще - пельтастов. Варвары раньше таких солдат не видели и, конечно, перепугались, словно столкнулись с македонской фалангой. Те и вправду похожи на фалангу: огромные щиты, длинные копья, только шлемы и доспехи кожаные, легкие, а бегают пельтасты почти как наши пастухи. Хорошие воины. Менон, говорят, набирал многие тысячи таких среди ионийцев. Куда там моим варварам устоять против них! Те, что были конные, успели проскочить через перевал, а остальных отбросили в сторону от дороги, в горы. Пришлось мне самому с аркадянами раскрутить пращи - но проку все равно было мало. Пока мы отбивались от легковооруженных, по дороге мимо нас прошла конница, а следом за ней, бегом, еще один отряд пельтастов. Антигон знал, что за перевалом дорога поворачивает направо, он хотел окружить нас и поймать! - Дотим торжествующе смотрел на Калхаса и Гиртеаду. - Он думал, наверное, так: "Что мне этот глупый полуварварский сброд! Все, что они умеют - это бегать по горам и склоняться перед сильным!" Эйя! - Дотим давно приметил перевал! Дотим хорошенько подумал, прежде чем пошел навстречу Антигону! На скалах были груды камней, а также люди, ждавшие удобного момента. Когда конница Фригийца вошла в проход, они выбили клинья - и бум! трах! крак! - грохот стоял такой, словно началось землетрясение! - Их всех раздавило?! - восхищенно спросил Калхас. - Всех?.. - хмыкнул Дотим. - Ну, пожалуй, не всех. Двоих-троих придавило, вместе с лошадьми. Зато лошади испугались, остальные повернули обратно и едва не потоптали пельтастов. Замечательно! Мы безо всякой спешки одолели подъем и убрались из мешка! Во время этих рассказов Калхас почти забывал об уродстве лица Дотима. Перед ним был удачливый Воин, чей дух почти превращал изувеченное лицо в лицо Героя. Гиртеада отнеслась к наемнику с симпатией. Дотим сразу же обрушил на жену Калхаса бестолковую, но обильную лесть. Девушка, смеясь, принимала ее, и, сама не оставаясь в долгу, придумывала комплименты по поводу внешности наемника. Их соревнование переходило в дружескую пикировку - Калхас иногда хохотал, слушая их, до колик в животе. С не меньшим удовольствием Гиртеада встречала Иеронима. Внимание историка было ей приятно, она чувствовала, что имеет над ним власть и - Калхас видел это - ощущение власти придавало Гиртеаде чисто женской уверенности в себе. Аркадянин без всякой ревности смотрел на знаки внимания со стороны Иеронима, ибо уверенность эта не превращалась в кокетство. Девушка вдыхала ее почти бессознательно и взрослела прямо на глазах. Вечера, проведенные с историком, были спокойными и рассудительными. Обычно Иероним неторопливо рассказывал им об Александре, почти всегда
в начало наверх
подчеркивая роль, которую играл при Царе Эвмен. Однажды Калхас прямо спросил у рассказчика: - А твоя преданность стратегу никогда не подвергалась испытанию? Иероним внимательно посмотрел на него: - Почему ты спросил об этом?.. Или опять... боги? С времени начала вашей любви ты не беспокоил меня странными словами. - Может быть, они давали мне отдохнуть? - задумчиво произнес предсказатель. - Сейчас мне хочется сказать еще одну непонятную вещь: сегодня исполнился год со дня рождения человека, при дворе которого ты проведешь старость. - Македонского царя? Ты мне уже говорил. - Да. Может быть, это будущий царь. - Странно и тревожно, - смутился историк. - В царской семье, даже в ее боковых ветвях, в прошлом году не рождался, по-моему, никто... А что касается преданности - да, она была испытана. Когда Эвмен укрывался в Норе, он решил попытаться связаться с Антипатром, тогдашним регентом. Мне удалось выбраться из крепости. Тайно побывал в Македонии. Но на обратном пути люди Антигона захватили меня. И... и не скажу, что те дни, которые я провел у него в лагере, были злыми. Он могущественный человек - и воин, и правитель. Очень властный, но всегда держит себя в руках. Очень умный, прозорливый, помнит все и всех. Видишь, даже сейчас я хвалю этого человека. Подчиниться, исполнить его волю казалось таким же естественным делом, как выпить заздравную чашу на пиру. - Иероним задумчиво потер лоб. - По-моему, я испугался именно этого. Из моей головы не изгладилась еще память об Александре - и я не могу при жизни его наследников склониться перед новоявленным царьком. Говорят, в жилах Антигона течет кровь вождей какого-то из македонских племен. Великий Филипп превратил его род в слуг, теперь же старая кровь пытается взять свое. Да, к счастью я помнил Александра, подлинного повелителя, и Эвмена, моего друга. По-моему, Антигон понял, что служить ему я не смогу. Он и отпустил меня в Нору... Интересно, но ощущение окончательно преодоленного искушения появилось только перед воротами крепости. - Окончательного? - переспросил Калхас, сам удивляясь своему вопросу. - Конечно! - возмутился Иероним. - К чему ты клонишь? - Нет-нет, я верю тебе, - поспешно сказал пастух. - Не знаю, отчего вырвалось. Я не могу не верить тебе. - И я верю, - добавила Гиртеада. Калхасу нравилась ее дружба с Иеронимом и Дотимом. Но ему приходилось мириться с тем, что даже роль посаженного отца не избавила жену от недоверия к Эвмену. Может быть, это была обида за его слабость перед Софией, за страдания, слабостью этой вызванные. Может быть, она видела нечто, чего не замечал Калхас. Связно определить причину недоверия она не могла, лишь однажды сказала вещь, над которой пастух потом долго размышлял: - По-моему, на нем лежит тень какой-то неудачи. Ты не боишься идти за ним? Еще менее доверия у девушки вызывали Антиген и Тевтам. - Они вообще не отсюда. Чужие всем - тебе, Дотиму, Эвмену. Злые старики. Зачем они стратегу? Ее наивные вопросы ставили Калхаса в тупик. Он, конечно, объяснял Гиртеаде, что аргираспиды - знаменитые воины, что Антиген - сатрап Суз, а в Сузах - царская казна, но прекрасно понимал законность сомнений. Аргираспиды - при всей их доблести, при всей похвальбе былой близостью к Александру, - в борьбе за права царской семьи были случайными людьми. Гиртеада обладала способностью прояснять то, на что Калхас бессознательно закрывал глаза. Несмотря на собственные предсказания, участие и внимание со стороны Антигена было ему приятно, а воспоминание об освобождении жены вызывало бурное чувство благодарности. Но осторожность Гиртеады заставляла взглянуть на македонян менее восторженными глазами, и иногда предчувствия омрачали радость пастуха. Однажды эти предчувствия едва не подтвердились. Вечером, перед очередной ночевкой, пока разбивали лагерь, Калхас задержался, разговаривая со стратегом. Когда он наконец зашел в свою палатку, то увидел там насупленную Гиртеаду и молчаливо стоящих перед ней вождей аргираспидов. - Почему твоя жена боится? - ухмыляясь, спросил Антиген. - Отчего бы это она стала такой пугливой? - Что произошло? - спросил Калхас у Гиртеады. - Ничего. По-моему, они искали тебя, - ответила девушка и, расслабившись, отвернулась к столику, на котором чистила овощи. Пастух обнаружил, что в складках туники она прятала большой кухонный нож. Македоняне тоже заметили это. - Замечательно! - хмыкнул Тевтам. - А я всего лишь сказал, что завидую тебе, - обратился к Калхасу Антиген. - Скажи ей, глупенькой, что, пожелай мы чего-либо худого, нож не помог бы. - Если бы ты сказал ей только это, она не схватилась бы за него, - нахмурился Калхас. - Вы от меня что-то скрываете. - Нет, нет. Так все и было, - слабо улыбнулась Гиртеада. - Просто... испугалась. - Редко какая женщина желает постоять за себя, - неопределенно произнес Тевтам. - Она у тебя как волчица, - Антиген пожевал губами. - Жаль, что боится и не любит нас. - Вы пришли только для того, чтобы сообщить мне это? Садитесь, - Калхас указал на кожаные тюки, заменявшие ложа. Аргираспиды сели, перекинув мечи на колени. - Мы хотели посмотреть, как ты устроился, - сказал Антиген. - Как видишь - хорошо. Гиртеада, налей нам вина, - внешне Калхас выглядел уже совершенно спокойным, но внутри весь был насторожен. Македоняне пришли не из праздного любопытства. - Говорят, едва ли не каждый вечер у тебя бывают Иероним и этот безумный беззубый наемник? - Голос Антигена звучал дружелюбно. Затем в нем появился легкий упрек: - Отчего ты не приглашаешь нас? - Считайте себя приглашенными. Если, конечно, вам интересно проводить время со мной. Приторно улыбаясь вместо ответа, Антиген отхлебывал из чаши с вином. Тевтам выпил свою порцию сразу и теперь смотрел куда-то в сторону. Калхас кашлянул: - Говорите лучше прямо; давайте не будем скучать, изображая приличия. - Хорошо, не будем. - Антиген отставил чашу в сторону. - Твой даймоний тебе все равно подскажет наши намерения. Скажу откровенно, мы пришли к тебе, рассчитывая на ответную благодарность. - Ответную благодарность? - Калхас удивился. - Что ты имеешь в виду? - Моя благодарность приблизила тебя к стратегу. Мы с Тевтамом добыли тебе жену. Теперь я хочу, чтобы ты посодействовал нам. Пастух вспомнил свой разговор с Антигеном в македонском лагере. - Ты как-то уже просил не настраивать против македонян стратега. Но я и не делаю этого. - "Просил..." - сморщился Антиген. - Скажем точнее: "предлагал". Не забывай, прорицатель, Царь оделял меня не меньшим доверием, чем Эвмена. А положение автократора - это все только нынешнее, сегодняшнее. - Оно может и кончиться, - выдохнул Тевтам. Калхас покачал головой. - По-моему, вы сами себя настраиваете против стратега. - Не будем препираться, - голос Антигена опять стал медоточивым. - Ради нашего блага, ради наших побед ты должен внимательно прислушиваться к Эвмену. Ты можешь направить его к доброму, предостеречь от дурных советов... - И подсказывать то, что нужно вам. - Калхас усмехнулся. - Столько околичностей из-за простого предложения! Может быть, ты мне еще и деньги принес? Антиген вспыхнул: - Не превращай разговор в комедию. Калхас с иронией посмотрел ему в глаза: - Как это ты сказал: "Время не исчерпает моей благодарности..."? Так? Так вот: не стану говорить о нашей с Гиртеадой благодарности красивые слова, но, надеюсь, она не меньше твоей. Однако Эвмену я буду повторять лишь то, что говорят боги. - Ты нас не понял! - протестующе поднял руки Антиген. - Понял. Лучше не будем больше об этом. - Всем своим видом Калхас показывал, что поставил точку. - Гиртеада, принеси-ка гостям еще вина. Переваривая его слова, македоняне приложились к чашам. - Хорошая жена, - глухо пробасил Тевтам. - Смелая, за себя постоит, - Антиген криво усмехнулся: - Красивая!.. Отчего же мы сразу про нее не узнали? Лучше бы украли для себя - такая девушка должна ходить в драгоценностях, спать на пуху, а не резать овощи. Ты согласен, прорицатель? - Продай ее мне, - неожиданно предложил Тевтам и оскалился - то ли улыбаясь, то ли показывая удивительно крепкие для старика зубы. - Не говори глупости, - обрезал пастух. - Отдай, он много заплатит, - вкрадчиво произнес Антиген. - Не отдашь? Тевтам, послушай, он не согласен. Но ведь мы можем поступить с ним так же, как с Софией, правда, Тевтам? Захотим - и заберем. Прямо сейчас. Как ты смотришь на это, Калхас? Пастух улыбнулся, поняв, что они ждут от него испуганной суеты. Вместо этого он подошел к стоявшему у палаточной стены оружию, взял дротик, меч и встал перед македонянами. - Ого! - воскликнул Антиген. - Что это значит? - Уходите. Придете, когда разум опять вернется к вам. - Ты что же, будешь драться? - скривился Антиген. - Уходите. Македоняне отставили чаши и поднялись. - Так-то ты привечаешь гостей! - наигранно вздохнул Антиген. - Ладно, мы уходим. Тевтам задержался у порога. - И ты ударил бы его? - Да, - не раздумывая ответил Калхас. - И меня? - Да. - П-хе! - надменно выпятив губы, Тевтам вышел из палатки. На двенадцатый день похода влажный морской ветер, долетавший с Киликийской долины, в последний раз заставил зябко передернуться их спины. Дорога, словно утомленная подъемом, пошла вниз, воздух стал теплее, суше и они оказались на пороге Месопотамии. Однажды вечером горы раздались в стороны, открывая вид на бескрайнюю, сливающуюся с сумеречным на востоке небом, равнину. Отсюда, из предгорий, горизонт казался необычайно далеким. Зрелище значительно превосходило даже то, что Калхас видел во время морского путешествия. Глаза пастуха долго не могли привыкнуть к обилию пространства. По телу пробегала дрожь от ощущения, что еще одно усилие - и он заглянет за край мира. Кругом раздавались возбужденные голоса. Близость гигантской равнины опьяняюще подействовала даже на македонян. Калхас ощущал, что всех охватывает детское желание - сорваться и бежать вниз подобно камнепаду, мчащемуся по склону. Среди пепельно-серых и бурых просторов, четко проступала темная, с синеватым отливом линия Евфрата. Ее плавно, едва заметно изгибающиеся берега окружали зеленые полоски рощ, садов, дикого кустарника. Легкие струйки дыма выдавали дома, укрытые среди зелени, а прерывающиеся светлые нити - дороги, соединяющие поселения. Калхас обернулся назад. Солнце опускалось за горы, в Киликию, обводя хребты золотисто-алым сиянием. От гор на равнину падали гигантские угольные тени. Их вершины достигали Евфрата и даже перебирались через него. Чем ниже было солнце, тем более заметно для глаза тени ползли вдаль. И вдруг они поблекли, растворились в сумерках, опустившихся на землю - солнце окончательно скрылось за горами. - Там теперь и лежит наша дорога, - негромко сказал Иероним. - Такой простор! - поежился Калхас. - Боязно затеряться в нем. - Ничего, привыкнуть к равнине легче, чем ты думаешь. Вполне возможно, что скоро она тебе надоест. Еще будешь скучать по горам. Калхас видел, что с заходом солнца историком опять овладели заботы и магия пространств потеряла над ним власть. Но они с Гиртеадой обращали свои взоры на восток до тех пор, пока ночь не укутала Месопотамию темнотой. Несколько дней они шли по предгорьям, к югу. И только там, где Евфрат стал забирать на восход, удаляясь от гор, повернули к реке. Здесь их встретил большой военный лагерь. Он был вытянут вдоль Евфрата на много стадий, а от гор его отделяли ров и высокий вал. По всему было видно, что
в начало наверх
войска стоят в нем давно: с внешней стороны рва в огромном количестве располагались повозки, палатки, целые деревни из шатров торговцев, компаний гулящих девок и прочего приблудного люда. О приближении стратега в лагере были предупреждены. Вдоль дороги, ведущей к воротам, выстроилась почетная стража: воины от каждого из отрядов, находившихся здесь. Навытяжку стояли македонские гипасписты, греческие пельтасты, варварские лучники, конница, набранная в предгорьях Кавказского Тавра. Они долгими криками приветствовали проезжавшего мимо Эвмена. Их командиры встречали автократора около самых ворот. Ярко начищенные доспехи, дорогое оружие, разноцветные плащи, отдохнувшие и сытые лица; как-то сама собой душу Калхаса наполнила гордость за Эвмена и за себя, едущего совсем рядом с могущественным полководцем. Словно в пику свежим, бодрым войскам, находившимся в лагере, аргираспиды приняли мрачный вид, а их запыленные одежды только подчеркивали его. Калхас прекрасно понимал, в чем тут дело: теперь армия под командой Эвмена насчитывала почти полтора десятка тысяч человек и ветераны, соответственно, составляли немногим более одной пятой ее состава. Отныне они ожидали от стратега большей независимости и взирали на войска с востока с тем же подозрением, что и на разношерстный сброд Дотима. Наутро Калхас убедился в обоснованности беспокойства аргираспидов. Такого обилия войск он не видел еще никогда. Вначале пастух растерялся перед суматохой и беспорядком, сопровождавшими выход армии из лагеря. Ему казалось удивительной невозмутимость стратега. Однако постепенно суматоха обернулась внушительной, величественной картиной. Ярко и холодно струилось солнце по тысячам мерно колыхающихся копий; рыжими, серыми толпами ехали фракийцы и вооруженные подобно им варвары. При приближении стратега рой мечей выскальзывал из тяжеловесных, широких ножен и вместе с дротами вздымался к небесам. Горячили лошадей легкие, дикие сакаскины, почти невесомо вспыхивали их расшитые бисером колчаны и ножны для кривых скифских ножей. Пращники, лучники, метатели дротиков окружали тучей походных застав вытянувшуюся вдоль Евфрата колонну. А сзади еще был обоз и особые отряды, охранявшие его. Аргираспиды терялись в этом суровом многообразии. Армия грузно двинулась вниз по течению Евфрата. В переходе от лагеря находились пригодные для переправы броды, которые охранял предавшийся стратегу сатрап Верхней Месопотамии Амфимах. Войск у него было немного, но врагов пока не опасался ни кто: Птолемей воевал только на море, Селевк еще не решил, на чью сторону стать, Антигон же задержался у Тарса. Поэтому отряды шли неспешно и шумно. Их вид, вызвавший поначалу у Калхаса возбужденное - словно перед грозой - состояние, постепенно становился более спокойным, расслабленным. После полудня стратег занял место перед сакаскинами, двигавшимися во главе колонны. Теперь его сопровождала целая свита, среди которой выделялся полугрек-полумакедонянин Филипп, командовавший в лагере в отсутствие Эвмена. Статный, седеющий мужчина, немногим старше стратега, он, как заметил Калхас, принадлежал к таким же почитателям Кардийца, что и Дотим. Обращаясь к стратегу, он почтительно склонял голову, а когда тот отвечал, блестел глазами и раздувал ноздри, словно горячий жеребец. В его преданности было что-то неистовое и безрассудное. Калхасу такая горячность показалась даже чрезмерной и не приличествующей человеку, начальствовавшему над большим количеством войск. Но наблюдать за ней ему было приятно. Вокруг пастуха начинали происходить большие события. Эвмен, Иероним словно стали выше, величественней, армия выглядела могуче, и самого себя Калхас ощущал по-другому, чем неделю назад. Сознание важной, большой ответственности накладывало на всех отпечаток приподнятости и внутренней собранности. Аркадянину хотелось, чтобы Гиртеада видела сейчас и его, и всех остальных. Но время, когда они свободно разъезжали вокруг расположения войск, кончилось. Гиртеада осталась в обозе, там же, где были и остальные женщины, где была и сама жена стратега. Ее привезли в лагерь за несколько дней до автократора. Утром Калхас мельком видел эту женщину. Несмотря на долгую разлуку с мужем, она вела себя сдержанно, держалась в стороне. Но ее совиные, широко открытые светло-голубые глаза внимательно рассматривали окружение мужа. Дотим попытался завести с ней разговор - женщина, приветливо улыбнувшись ему, ответила кратко, односложно. Она была осторожна - то ли хотела подчеркнуть свое положение жены стратега, то ли стремилась разобраться в новых соратниках Эвмена. Чем дальше на запад уходили горы, тем пустыннее становилась местность. Только берег Евфрата отвлекал глаз нескончаемыми рощами тополей, плакучих ив, лавра, сквозь которые иногда проглядывали заводи, словно копьями утыканные сухими стеблями камыша. Зимние, понурые рощи были все же живыми, не то что пустая, выжженная степь, раскрывавшаяся между горами и рекой. Ближе к вечеру небо на юге затянула белесая хмарь. Оттуда потянуло глиной, песком и безнадежной серой сухостью. - Опять ветер, - сказал Филипп. - Иногда здесь бывают настоящие пылевые бури. - Может, остановить армию? - предложил кто-то из военачальников. - Не надо, - после некоторого раздумья произнес стратег. - Будем надеяться, что до бури дело не дойдет. Хмарь сгущалась, темнела. Калхасу чудилось в ее глубине скручивание каких-то гигантских волокон. Медленно, медленно она затягивала небосвод, и вместе с ней пастуха начали окатывать волны тревоги. Фыркали кони, до свиты стратега стали доноситься беспокойные голоса сакаскинов. Воины не останавливались, но все бессознательно замедлили шаг. - Скоро мы подойдем к лагерю Амфимаха, - попытался успокоить свиту Филипп. - По-моему, буря придет гораздо быстрее, - буркнул Эвмен. - Останавливайте армию. Пока свита передавала его приказ, Калхас заметил впереди неясное движение. Оно расширялось и приближалось, охватывая весь южный горизонт. Оно было и его не было - на армию неслось что-то невесомое. Ветер! Его выдала долина Евфрата. Совершенно беззвучно - так быстро неслись могучие невидимые крылья - рощи по берегам реки склонялись перед ним, и эта волна в несколько мгновений достигла войска. Конь под Калхасом встал на дыбы. Иероним упал и барахтался на земле, пытаясь выбраться из-под копыт испуганных лошадей. Пастух натягивал поводья до рези в ладонях, а кто-то серый, прозрачный, пришедший с юга, наваливался на него, толкая назад, вбок, вперед. Ветер гудел в мириады воинских труб, он срывал с деревьев листья, ломал ветви, вздымал к небу тучи пыли. Перекрывая грохот, Эвмен и Филипп приказали свите спуститься с лошадей. Сакаскины уже сделали это; спрыгивая на землю, Калхас заметил, что вся армия садится, прикрываясь от ветра щитами и конскими телами. Он вспомнил о Гиртеаде, и им овладел страх за нее, но ужасное, грандиозное зрелище, неожиданно открывшееся им, заставило пастуха забыть обо всем. Огромная, неизвестно откуда взявшаяся колонна, нет, огромная змея стягивала небо и землю. То иссиня-черная, то пепельно-синяя, она изгибалась и шла, шла на север. Тучи, вслед за ветром наполнившие небо, вращались вокруг нее, скрывая верхушку, а внизу тянулись клубы развороченной почвы. Ветер начал каждое мгновение меняться, забивая уши, нос пылью, захлестывая лицо полами одежд. Стон шел от земли - словно смерч высасывал из нее соки. Калхас был уверен, что он уничтожит всю армию, но, когда колосс приблизился к ним, стало ясно, что он идет по другому берегу Евфрата. Смерч метался из стороны в сторону, угрожающе приседал, наклонялся к людям, но проходил мимо. На краткий страшный миг потоки воздуха потянули их туда, к вертящейся, растирающей все в пыль громаде. И вдруг они кончились. Внезапно налетевшая буря прекратилась так же неожиданно. Еще громыхала вдали колонна - змея, еще проносились в воздухе то ли всполошенные птицы, то ли листья пальм, то ли комья земли, но ветер начал стихать. Страх стихал вместе с ним, сердце распирало облегчение и смех. Свита отряхивала нарядные одежды, Иероним кряхтел, потирая ушибленный при падении бок, сзади доносилось приглушенное обильной пылью бряцание доспехов и оружия - армия собиралась двигаться дальше. Вот только пыль. Она стояла в воздухе, местами столь густо, что закрывала местность непроницаемым облаком. Калхас чувствовал, как медленно и знакомо начинают неметь его ребра. Он не успел еще разобраться в своем состоянии, а рука уже потянулась к стратегу и дернула того за полу гиматия. - Что произошло? - спросил Эвмен. - Кругом слишком много пыли, - выдавил из себя пастух. Разглядев выражение лица прорицателя, Эвмен насторожился. - Ну и что? - Помнишь, я говорил тебе, что нужно бояться пыли? Давай отступим. Следует укрыться среди войск. - Чего хочет этот человек? - удивленно обратился к стратегу Филипп. Эвмен колебался, явно не желая перед лицом свиты показаться встревоженным без видимой причины. - Ты уверен? - спросил он у Калхаса. Однако тот уже не слышал никого. - Тиридат! Пусть телохранители прикроют стратега! И - назад! Все назад, к сакаскинам! Свита пожимала плечами, но решительность в голосе аркадянина побудила Тиридата действовать. Армяне вырвались вперед и полукругом охватили стратега. - Что теперь? - крикнул их командир. - Калхас, откуда опасность? - Это здесь... - пастух не успел закончить фразы, ибо теперь все увидели, что сквозь облака пыли на них мчатся какие-то тени. Раздался дробный стук - стук копыт более тяжелый, чем конские. Оскаленные, брызжущие зеленой пеной морды больших гривастых животных с уродливыми горбами на спине вынырнули из пыльного полумрака, и лошади свиты Эвмена попятились назад. Всадники в ржаво-терракотовых бурнусах, сидевшие на спинах чудищ, сжимали в руках дротики. Увидев перед собой спутников стратега, они испустили воинственный клич и метнули оружие. К счастью, парадные доспехи годились не только для создания праздничного настроения, а военачальники были еще и опытными воинами. Однако один из дротиков нашел жертву: телохранитель, закрывавший собой Эвмена, полузадушенно всхлипнул и, схватившись за древко, торчащее из плеча, упал на землю. Его тут же сменил другой. Тиридат с несколькими армянами бросился навстречу ближайшим из нападавших, стратега оттеснили назад. Калхас достал из ножен непривычно тяжелый кавалерийский меч, ожидая, что нападавшие неминуемо врежутся в свиту. Но в последний момент животные удивительно ловко избежали столкновения. Опять мелькнули дротики - и еще один армянин был поражен. Тиридат пытался одолеть сразу двоих всадников, но конь его не слушался, пугаясь горбатых страшил. Филипп успешнее справился со своей лошадью. Ускользнув от нескольких жал, он сбил одного из нападавших. Зверь, на котором тот сидел, взбрыкивая бросился прочь. Калхас покрутил головой - Эвмена закрывали Иероним, армяне, несколько младших военачальников. Однако люди в бурнусах пытались обойти стратега сзади. Решительно ударив пятками по бокам своего храпящего коня, пастух послал его на одного из варваров. Заметив аркадянина, нападавший обернулся и попытался достать его дротиком. Калхас с силой парировал удар щитом, но, непривычный к верховому бою, едва при этом не оказался на земле. Нападавший тут же повторил атаку. На этот раз пастух отбил ее мечом - перерубленный у самого острия дротик отлетел в сторону. Человек в терракотовом бурнусе выхватил из-за пояса неправдоподобно длинный и узкий кинжал. На мгновения глаза сражавшихся встретились. Безумно расширенные зрачки нападавшего обожгли Калхаса черной степной ненавистью. И заворожили, сковали, как удав сковывает кролика. Он уже рванулся к пастуху, когда произошло что-то удивительное. Иглы - черные, трепещущие - усеяли тело человека в бурнусе и его уродливого коня. Они замерли, страшные, как скала, готовые обрушиться на Калхаса. Но вместо этого чудище стало оседать и во все стороны брызнула кровь. Еще несколько игл вонзилось в нападавшего. Стрелы! Черные, змееподобные стрелы сакаскинов пришли на помощь аркадянину. А потом появились и сами стрелки. Визжащая лава варваров поглотила необычных врагов и понеслась дальше, прямо в облака пыли. Только теперь Калхас услышал, что воинственные крики раздаются отовсюду - видимо атака была организована по всей длине колонны. Вскоре они начали затихать, отдаляясь - воины Эвмена быстро оправились от неожиданности. А Калхас не мог опомниться. Его губы машинально шептали благодарность Гермесу, но на сердце лежала тяжесть. Он чувствовал, что сейчас, во время этой короткой схватки, был гораздо ближе к гибели, чем когда-либо в своей жизни. Пыль - угрожающая, бесформенная, все еще не желающая оседать, вызывала у него страх, смешанный с омерзением. Что она еще породит? Он хотел подъехать поближе к мертвому всаднику в бурнусе, но лошадь брыкалась, отворачивала голову и не слушалась. Тогда Калхас спрыгнул на
в начало наверх
землю. От мертвого чудища исходил острый и крайне неприятный запах. Моча, смешанная с перекисшим молоком, полынью, тошнотворным сладким духом пота пропитывали все вокруг горбатого животного. Передернувшись от омерзения, Калхас отошел в сторону. Здесь его застали Тиридат и Иероним. Прерывая их тревожно-благодарные возгласы, аркадянин поинтересовался, не ранен ли стратег. - Благодарение Зевсу! Нет, благодарение Гермесу и тебе! Он невредим. Он и Филипп вместе с сакаскинами преследуют кочевников, а нам приказано быть рядом с тобой. - Зачем? - Охранять тебя. Беречь. - В глазах Иеронима горело мальчишеское возбуждение. - Ты спас и его, и многих из нас. Страшно подумать, как все обернулось бы, не предупреди тебя Гермес! Калхас не чувствовал себя героем. Наоборот в душе его клубились усталость и все еще не преодоленный страх. - Так это были кочевники? - вяло спросил он. - Что это за звери? - Верблюды. Неужели ты ни разу не видел их? - Никогда не видел. - Калхас посмотрел на животное с меньшим страхом, припоминая рассказы, которые он слышал раньше. - Ну и запах! - Гадкий, - согласился Иероним. - То-то лошади их пугаются. - Откуда они пришли? - спросил пастух. Иероним и Тиридат мрачно переглянулись. - Селевк, - вздохнул историк. - Только он мог уговорить аравийских кочевников забраться так далеко на север. Следовательно, Вавилон совершил выбор. Калхас равнодушно отнесся к последним словам. Как и после штурма Танафа, им овладело оцепенение. Наивную, воинственную радость этого дня скрыла плотная пыльная завеса, а впереди явственно была видна длинная нелегкая дорога, мысль о которой грозила новыми заботами. Калхас медленно взобрался на коня. Нечто важное шевелилось в глубине его разума. Сосредотачиваясь, пастух сжал зубы, прикоснулся к шарику - и тут же хлестнул ножнами меча по конскому крупу. Через мгновение он несся в сторону обоза, к Гиртеаде, а Иероним и Тиридат, стараясь не отставать, скакали вслед за ним. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ГАБИЕНА 1 Год прошел незаметно - будто его и не было. Гиртеада ворчала из-за живота: "Он скоро дорастет до моего носа", - жаловалась она. Калхас шутил, утешал, старался отвлечь ее от нетерпеливого ожидания. Иногда Гиртеадой овладевало усталое смирение, отчего-то оно пугало пастуха более всего. В такие дни он почти ненавидел жизнь, бунтовавшую в чреве его жены, грозившую страданиями и неизвестностью. Но стоило Гиртеаде улыбнуться, Калхас готов был умереть от нежности перед чудом, участником которого боги позволили ему быть. За его женой присматривало несколько повитух. Лучших из тех, что стратег мог найти здесь, в провинциальной Габиене. Они забрались так далеко на Восток, что отсюда бесконечно далекими казались не только Аркадия, но и Тарс. Габиена, область к северу от Персии, на дороге из Мидии в Сузы, была счастливым исключением среди вымороженных нагорий, выжженных песчаных пустынь и белых как снег солончаков, встречавшихся на их пути после Тигра. Здесь несколько горных гряд преграждали пусть северным ветрам; у их подножий на много дней пути раскинулись богатые деревни, окруженные полями и тщательно ухоженными финиковыми плантациями. Многочисленные речки сбегали со склонов, чтобы закончиться слепыми устьями, которые терялись в песчаных языках, глубоко проникавших с юга даже сюда. Вода имела здесь горьковатый привкус, словно постоянно напоминая о близости сухости и смерти. Кустарник, росший на границе оазиса, достигал только пояса человека, но напоминал ежей с поднятыми иглами. Сглаженные временем величественные скалы походили на стены храмов, которые Калхас видел в Месопотамии, а еще на тиары военачальников из окружения персидского сатрапа Певкеста. Вдоль вершин горных гряд рос настоящий непроходимый лес из угловатых, побитых ветром дубов и кленов. Калхас не раз сопровождал туда на охоту Эвмена, поражаясь живучести и ярости медведей, кабанов, даже оленей, которых поднимали загонщики. Словом, Габиена была особым, отделенным от других областей мирком, плодородным, вполне подходящим для зимовки их уставшей армии, но подспудно чужим, неприветливым. Да и весь Восток оказался совсем не таким прекрасным, каким его описывал Иероним. Прошлой зимой их одолевала пыль и бесплодие Месопотамской пустыни. Благословенные низины Тигра и Евфрата, куда спустился Эвмен весной, представляли собой смесь солончаков, болот и залитых водой полей. Вдобавок их армия едва не была утоплена Селевком, открывшим шлюзы на плотинах. Так и не добравшись до Вавилона, стратег свернул в сторону восхода солнца. В жаркой, нездоровой Сузиане они соединились с разношерстными бандами Верхних сатрапов. Неуправляемость их отрядов, пьянство, в которое погрузились войска, повергли Калхаса в уныние. Дабы новые союзники спокойнее мирились с тем, что начальником над ними стал грек, Эвмен опять извлек царский шатер. Перед доспехами Александра возливали вино, спорили из-за власти, хвалились славой и дутыми заслугами. Самого автократора "военные советы" приводили в бешенство. Калхас не раз пытался выяснить у него, отчего тот не хочет вернуться на запад. Иероним рассказал, что незадолго перед уходом из Тарса Олимпиада предлагала Эвмену прибыть в Европу. - А как? - поднимал брови стратег. - Вплавь? Кораблей не будет. Один раз я доверился финикийцам, хватит. К тому же едва аргираспиды почуют запах Македонии, они уйдут. Там не удержишь их ничем. А Азия будет потеряна... Нет, не в Элладе решается дело; здесь. Однажды Эвмен попытался развеять сомнения Калхаса по-другому: - Обрати внимание: не сатрап выбирает сатрапию, а наоборот. Селевк стал хитер, как халдей, Пифон - алчен, как мидиец, Певкест - ленив, как перс, Эвдим - труслив, подобно его индийцам. Что касается Антигона, он властен, честолюбив, но, как и все фригийцы, предпочитает близкую выгоду далекой. За Фригию он сражался бы как лев, но станет ли бороться на чужой территории, ради чужих интересов? Сомневаюсь! Изъян в словах стратега стал виден тем же летом. Антигон все-таки пришел в Сузиану и начались кровопролитные стычки, длинные, изнурительные переходы. Дважды разгорались настоящие сражения. Эвмен выходил из них победителем, но Антигон был упорен. Неуправляемость союзников стратега позволяла Фригийцу спасать армию, а ненависть к Эвмену, которую испытывали Селевк и Пифон, восстанавливать силы в их богатых провинциях. Образовался порочный круг. Сатрапы грызлись и распутничали до тех пор, пока не приближались отряды Антигона. Тогда разногласия исчезали, войска требовали, чтобы во главе их встал Эвмен и стратег заставлял неприятеля отступать. Едва опасность отдалялась, вновь начинались словопрения, выручавшие Фригийца. Первые холода развели армии по зимовкам. Теперь из разделяла солончаковая пустыня. Военная дорога, построенная еще Дарием Великим, шла в обход ее, и Антигону пришлось бы до первых лагерей союзников более двух десятков переходов - расстояние более чем достаточное для того, чтобы изготовиться к обороне. Путь напрямик был втрое короче, но решиться на него мог только самоубийца. Расстояние вселяло в войска Эвмена беспечность, а в сатрапов - наглость. Их было семеро: Певкест, Тлеполем, Андробаз, Амфимах, Стасандр, Эвдим и Антиген, после Сузианы не одевавший уже доспехов аргираспидов. Дополнял число избранных вечно молчащий, независимый Тевтам. Отряды этих людей разделили Габиену на маленькие сатрапии, внутри которых признавали власть только своего владыки. Несмотря на то, что войск у Эвмена было столько же, сколько у всех у них вместе взятых, безопасность лишала его львиной доли авторитета. Встречи сатрапов обставлялись так, словно это были переговоры независимых правителей. Непременная свита, до сотни богато вооруженных всадников, сопровождала каждого. А если они съезжались вместе, палатки и шатры образовывали настоящий лагерь. Через три дня после зимнего солнцеворота такой лагерь вырос на территории Эвмена. После совместной охоты сатрапы собрались в шатре Александра и устроили перед царским троном пир. Калхас в охоте участия не принимал - Гиртеада жаловалась, что ребенок в ее животе очень беспокоится - и на пир появился к тому времени, когда он достиг зенита. Гигантский шатер наполнял жирный чад от жертвенного алтаря, установленного перед доспехами Царя. На столах лежали остатки запеченной, зажаренной дичи, кое-где были видны розоватые лужицы вина. Только что внесли новые блюда - фрукты в меду, медвяный горошек, сладкие хлебцы и сладкую кашу из пшеницы. Виночерпии наполняли колоколообразные кратеры тягучим сладким вином, разбавляя его водой, пахнущей розовым маслом. Служки разносили их по столам, подковой охватывавшим царский трон и разливали смесь в чаши пирующих. Калхас устроился между Иеронимом и Филиппом. Некоторое время он пил вино, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Гиртеада тяжело переносила последние недели беременности, и это все больше заботило его. Только третья чаша сумела отвлечь и успокоить. Калхас стал оглядываться по сторонам и обнаружил, что почти все пирующие внимают стоящему перед алтарем Певкесту. Певкест был низким, грузным человеком. С трудом верилось, что когда-то он слыл храбрейшим из телохранителей Царя. Несколько лет, проведенных во главе богатой, изнеженной провинции превратили его в мирное существо - по крайней мере внешне. Сбитый к верхней губе, массивный нос делал Певкеста похожим на овцу. Борода - завитая, крашеная на персидский манер охрой - вместо толики величественности добавляла к его облику обывательскую нелепость. Человек не знающий не принял бы Певкеста за сатрапа. Скорее он напоминал пожилого добропорядочного отца семейства. Сегодня винные пары привели его в сентиментальное и одновременно приподнятое настроение. Со слезами на глазах и воодушевлением в голосе он в несчетный раз уже рассказывал о своей преданности Александру. - ...Я был там - в земляном городе маллов, где Его ранили, и кровь Царя лилась на мои руки. Лестница обломилась, когда Он уже спрыгнул на ту сторону стены. А мы - нас-то с Ним было всего трое! - не успели Его остановить. Мы последовали за Царем. Абрея тут же убили, Леонната поразили в ногу, лишь я остался рядом с Ним. - Певкест молитвенно протянул руки к трону: - Царь, Ты не думал об опасности! Ты один мог бы разогнать толпу этого полуголого сброда. Но они пустили тучу стрел и несколько вонзилось в Твою грудь. - Сатрап закрыл глаза. Его лицо омрачила тень от болезненного воспоминания. - Ты рассвирипел. Ты завалил мертвыми врагами все вокруг себя. Но по Твоим доспехам текла кровь... Я увидел, что царская рука слабеет, а движения становятся неверными. Он покачнулся, - Певкест качнулся сам, - и под восторженные вопли индийцев упал на землю. Я проклинал небеса, проклинал этот злосчастный город, проклинал себя. Мы с Леоннатом - тот стоя на одном колене - прикрыли тело Царя, думали умереть тут же, рядом, но Зевс над нами смилостивился. Пришла наконец подмога и, словно почувствовав это, Царь зашевелился. Опираясь на мое плечо, Он поднялся на ноги и смотрел, как избивают индийцев. Подобно опытному актеру Певкест сделал задумчивое лицо и ненадолго умолк. Пирующие знали его рассказы досконально, но каждый раз шумно выражали одобрение. - А когда мы вынули из Его груди наконечники, кровь хлынула мне на руки, и Царь потерял сознание. - Было видно, что сатрап готов заплакать. - Она все шла, и мы никак не могли ее остановить. Он был белее снега на вершинах Тавра... Его положили на корабль, повезли к лагерю. Там уже распространился слух, что Царя убили. Ты, Эвмен, ты, Филипп, ты, Эвдим, - все вы были на берегу вместе с тысячами воинов, с тысячами воинов... Помните, как сняли палатку на носу судна - и Он поднялся с ложа, дабы помахать всем вам рукой? - Мы рыдали! - воскликнул Филипп. - Рыдали! Больше я никогда не увижу так много радости в слезах. - Певкест наклонился к щиту Александра, стоявшему у подножия трона, и облобызал его. Когда сатрап повернулся к залу, лицо его стало пасмурным. Не доходя до своего ложа, он остановился и обратился к Эвмену: - Но ты был в лагере, когда Царь истекал кровью. - Это упрек? - спокойно спросил стратег. - Один я из всех присутствующих здесь был рядом с Царем! - лицо Певкеста изменилось. Оно стало надменно-ледяным. - Я слышал его слова,
в начало наверх
которые мне казались последними, и которых не знает никто. Многие сейчас почитают себя за близких к Царю людей, но им ни разу не приходилось закрывать его грудью от врага. По залу пробежал настороженный гул. Антиген с холодным любопытством смотрел на Эвмена. Иероним сокрушенно качал головой. Остальные перешептывались, смущенно прятали глаза. - Честь тебе и хвала, - не менее спокойно, чем мгновением раньше сказал стратег. - Однако я думаю, что услуги, которые оказали Царю другие, например те, что сейчас пьют вино в одном с тобой шатре, также немалы. - А я говорю о спасении жизни, - опускаясь на ложе негромко, но внятно, проговорил Певкест. - Должность архиграмматика тоже почетна, - безучастно промолвил Тевтам. - Старые разговоры, - Эвмен невозмутимо помешивал вино миртовой веточкой. - Неужели вы не устали от них? По-моему, я доказал, что понимаю, когда стоит обижаться, а когда - нет. Ну а услуги Царю... Тебе ли, Певкест, не знать, почему до сих пор царские сокровищницы в Сузах, Кинде, Эктабанах набиты золотом, - и война, которая не стихает после Его смерти, не может исчерпать их до дна? Ну а ты, Тевтам, наверное, не забыл, что случилось сразу после кончины Царя, и кто предотвратил бойню. Думаю, что большинство из нас ныне бродило бы по Аиду, если бы резня между фалангой и царской гетайрией все-таки началась. Между прочим на смертном одре Царь молил нас об одном - о согласии. Я не люблю хвалиться старыми заслугами и не хочу продолжать. Давайте прекратим препираться. Безнадежное дело - выбирать лучшего. Безнадежное и глупое. Тлеполем, сатрап Кармании, словно не слышавший предыдущего разговора, взахлеб принялся вспоминать о пожаре, который хмельной Александр устроил в персидской столице, и Калхас почувствовал, как облегченно вздохнули Иероним с Филиппом. Пастух поблагодарил богов за то, что Дотим в это время нес со своими стрелками дозор на границе солончаковой пустыни. Аркадянин обязательно устроил бы скандал. Если даже вожди аргираспидов приводили его в невменяемое состояние, то разглагольствования сатрапов действовали как запах крови на обезумевшего быка. - Он прекрасно умеет затыкать рот, - негромко произнес Иероним. - Боюсь только, что это опять ненадолго. - Наш союз напоминает мне семью, где муж с женой терпеть не могут друг друга, а дети из-за постоянных скандалов готовы бежать из дому, - сказал Калхас. - Горько, - мотнул головой историк. - Они никак не могут вколотить в свои ожиревшие мозги, что стратег - единственный из них, кто умеет побеждать. Остальные могут только ворчать. Еще подчиняться. Подчинение должно быть их главной добродетелью, - зло пробубнил Филипп. Когда закончились воспоминания Тлеполема, Эвмен, как ни в чем ни бывало, обратился к присутствующим: - Перед охотой персидский сатрап хвастался своими флейтистками. Не забыл ли он про них? По-моему вина выпито достаточно, теперь можно посмотреть и на девушек. Под одобрительные выкрики послали за флейтистками. Филипп презрительно скривился: - У них даже не хватает духу раздуть настоящий скандал! - Да убережет нас от этого Зевс! - Иероним смотрел на сатрапов более опасливо: - Может быть, они просто не хотят сейчас раздувать скандал? Что-то общее в их действиях есть. Обрати внимание, Филипп: Тевтам последнее время все чаще поддакивает Певкесту. И бьют они в одну точку - мол, положение автократора - дело временное. До какой только поры? Что они этим хотят сказать? - А! Пустые угрозы! - отмахнулся Филипп. - Боюсь, нет, - Иероним повернулся к Калхасу: - Боги не подсказывают тебе? - Молчат. И без богов ясно, что дело неладно. - Вот только что у них на уме? - Иероним теребил нос, вглядываясь в пьянеющие лица сатрапов. - Как узнать? У них какие-то свои взгляды, совсем не дальновидные интересы. Знаешь, Калхас, когда я думаю об этом, мне всегда в голову приходит одна и та же картина: рыбы, вытащенные на берег. Они вращают глазами, пусто, бессмысленно. Мне кажется, что рыбы нас не видят - мы в каком-то другом мире, непроницаемом для их глаз. А что они видят - не знаю. Так и эти сатрапы. Я не понимаю их и, боюсь, уже не пойму. А они не понимают Эвмена. - Тогда не ломай голову. - Филипп принял из рук слуги чашу с горячим хиосским вином. - Поедая рыб, я никогда не думаю, видят они меня, или нет. Смуглые персиянки, облаченные в праздничные одеяния афинских флейтисток, присаживались на ложа к пирующим. Их одежды распахивались, обнажая загорелые, округлые колени. Калхас, чьи мысли вернулись к Гиртеаде, машинально обнял одну, потом заставил встать и подтолкнул к Филиппу. - Иероним, неужели ни один из лекарей стратега не понимает в беременности ничего? Честно говоря, мне становится не по себе, когда эти габиенские старухи начинают бормотать свои заклинания или размахивать вокруг Гиртеады волчьими хвостами. - Не волнуйся, - историк понимающе улыбнулся. - Чем меньше лекарь вмешивается в это дело, тем лучше. Здесь все происходит само собой: хлоп! - и готово. - Ты меня не успокаивай, - мрачно покачал головой Калхас. - Я сам хочу присутствовать при этом. Хочу держать ее за руку. И прицеплю себе на пояс меч: чтобы колдуньи не смели вытворить какую-нибудь гадость. - Ну, если тебе будет спокойнее - присутствуй. Только выпей прежде вина. И побольше. Говорят, смотреть на это тяжелее, чем испытывать самому. С приходом флейтисток хмель окончательно овладел сатрапами. Казалось, они готовы были совокупляться с персиянками прямо здесь, перед троном. Эвмен приказал слугам уводить самых нетерпеливых в боковые помещения шатра. Только Тевтам оставался равнодушен к женским прелестям. Калхас тайком наблюдал за тем, как его взгляд обращается то к Певкесту, то к стратегу, то к Антигену, причем вид последнего вызывал в душе аргираспида какие-то неприятные мысли. Глаза Тевтама становились темными, непроницаемыми и пугающими. Калхас понимал, как далек был от истины Дотим, считавший этого человека тупицей. Пожалуй, он был самым страшным среди македонян. Что-то мертвенное виделось пастуху в том, как Тевтам относится к жизни. Последнее время он опасался, что аргираспид может выкинуть неожиданную и губительную для всех вещь. Видимо, почувствовав взгляд Калхаса, македонянин начал встревоженно крутить головой. Аркадянин тут же опустил глаза к остывавшему вину. Делая вид, что его больше ничего не интересует, бросил в кубок несколько сушеных фиников. Ожидая, пока их мякоть станет сочной, пастух старался справиться со своими опасениями. В конце концов Тевтам пока выполнял распоряжения стратега. А во время последнего сражения аргираспиды смели всех, кто осмеливался встать на их пути. Когда Калхас поднял голову, Тевтам уже сидел около Антигена и вполне дружелюбно внимал тому, что тот говорит. Судя по улыбкам на лицах, слова были несерьезными. "Может, я ошибся?" - засомневался в своих ощущениях Калхас. - "Не стоит принимать всерьез все, что приходит в голову после вина". Гермес нечасто вещал его устами в этом году. А являлся и того реже - лишь однажды. Вокруг не было ни золотых чертогов Зевса, ни прекрасных светлых сфер, вокруг не было вообще ничего. Они падали в туманную бездну, а откуда-то снизу до них доносились ужасные, раздирающие душу стоны. Гермес, тем не менее, улыбался и со спокойным вниманием рассматривал Калхаса. - Зачем? - только и мог воскликнуть пастух. - Тартар, туманный Эреб. Там корни Земли и Океана. Там вечно умирают титаны, - молвил Гермес. - Ты ведь хотел их видеть? - Нет! - Ты хотел. - Бог дотронулся до его груди своим посохом. - Ты любопытен, а это - обычная человеческая черта. Увидев Зевса, желаешь увидеть Тартар. Словно от этого зрелища прибавится мудрости, или счастья! - Я не хотел! - Хотел. - Гермес умиротворенно смотрел на Калхаса. - А ныне тебе страшно признаться в своем желании. Туман - бесцветный, неощутимо-податливый, клубился вокруг, и пастух давно позабыл уже, где верх, где низ, в каком направлении они падают. Титанические стоны то замирали, то, подобные удару грома, заполняли все вокруг. Он не чувствовал веса своего тела; руки, ноги - все казалось безвольным, чужим, непослушным. Бешено колотилось, готово было выпрыгнуть из груди сердце. - И страх твой станет возрастать все больше, - продолжал Гермес. - Пока не убьет. Ты умрешь прямо на лету, еще не достигнув Тартара. Да и не достичь его. Он есть, но падать в него приходится бесконечно долго. - Унеси меня... унеси отсюда, - взмолился Калхас. Свет разлился вокруг Гермеса, и клочья тумана в мгновение ока умчались от них. Они стояли на высоком зеленом холме, с которого было видно, как готовятся к битве войска Эвмена и Антигона. - Лучше умереть здесь, чем падая в Тартар, - вырвалось у пастуха. - Ты не знаешь смерти, и потому - торопишься. - Гермес улыбнулся. - Предсказывай, незачем умирать! - Ты говоришь просто и ясно, но за твоими словами всегда чувствуется нечто, чего я понять не могу, - набрался храбрости Калхас. - Так и твой облик. Иногда я думаю, что за ним скрывается другой. Но какой? Скажи мне! - Просыпайся, - сказал Гермес. - Всему свое время. С тех пор прошли лето и осень, а Бог все не открывался ему. Калхас боялся, что допустил в своей речи что-то неблагочестивое, но стеклянный шарик изредка все же наливал грудь тяжестью и пастух предсказывал, с облегчением думая, что Гермес его не забыл. Тем неожиданнее была ночь после пира в шатре Александра. Калхас даже не помнил, как заснул. Едва голова его коснулась ложа, он увидел, что находится в гигантском сводчатом помещении, чем-то похожем на пещеру. Темнота источалась незримыми стенами, но - удивительно - она не мешала чувствовать эти стены и видеть блистающий трон, на котором восседала гигантская человеческая фигура. Трон, сам гигантских размеров, стоял прямо посередине залы и был сделан из вещества, противоположного ей. Как это объяснить? Такое можно увидеть летним безоблачным утром, когда вслед за ясной, нарядной зарей из-за горизонта вдруг начинают плескать потоки горячего, ярко насыщенного света. Он густой и подвижный одновременно, он переливается через восточный край земли и сверкает как мириады корундов. В эти мгновения в нем все цвета, которые может увидеть человеческий глаз, и все их оттенки, улавливаемые разом, без всякого напряжения. Отовсюду раздается шум - это птицы взмывают к небесам, чтобы приветствовать Его, Жаркого Повелителя. Сейчас мир наполнится их песней, а еще - порывами теплого, солнечного дыхания, несущего покой и радость. Все это было в троне. Осторожно ступая по невидимому полу Калхас шел к нему. Гигант приближался неестественно медленно - не сразу пастух сообразил, что здесь ничего нельзя оценивать человеческими мерками. Трон был гораздо дальше, чем он думал вначале. Перепуганный мыслью о том, что гигант окажется выше любой из Габиенских гор, Калхас хотел остановиться, однако какая-то сила понуждала его идти вперед. Восседавший на троне оставался недвижим как статуя. И тем не менее он жил. Каждой частичкой своего тела пастух ощущал царственную мощь, исходящую от него. Она, словно дуновения ветра, заставляла ослепительно-белые облачения гиганта колебаться. Он смотрел куда-то в темноту, но смотрел не так, как это делает предающийся размышлениям человек. Он был внимателен, ибо что-то видел там, но сколько Калхас не оглядывался назад, разглядеть это в темноте глазам пастуха не удавалось. Путь закончился неожиданно. Еще мгновение назад Калхасу казалось, что гигант все так же далеко от него. Но словно невидимая длань скользнула по его глазам, раскрывая их - и аркадянин обнаружил, что стоит прямо перед троном. Каждая из золотых сандалий гиганта была больше человека во много раз. Калхас не поднимал взора, он боялся, что один вид того, кто восседает на солнечном свете, раздавит его как муравья. А когда он заметил, что гигант перешел в движение - отпрянул в ужасе, закрывая руками голову. Однако чужая воля вновь овладела им и удержала перед троном. Затем пропал ужас, а глаза оказались в состоянии без страха взирать на гиганта и - более того - видеть его всего. Лицо хозяина этого странного места менялось, черты его смягчались и становились все более знакомыми. - Гермес! - воскликнул пастух, узнавая своего покровителя. - Да, - произнес бог. - Ты жаждал видеть мой истинный облик. Калхас хотел с благоговением опуститься на колени, но Гермес мановением руки запретил ему делать это. - Где мы? - возбужденно спросил аркадянин. - Я думал, твой трон на Олимпе. - Это и есть подлинный Олимп, дельфийский омфал, земной якорь. Это
в начало наверх
самая сердцевина мира. Золотые чертоги - для Зевса, который правит. Сердцевина мира - для меня, который предопределяет. Я - вестник, но я - и тот, кто подает весть. Время верным псом бежит по моему следу. Зевс - другой, но Зевс - это тот же я, и мое лицо, которое ты видишь сейчас, далеко не единственное. Вот знание, о котором ты мечтал. - Чем я заслужил?.. - Ничем, - засмеялся Гермес. - Я вложил в твое сердце умение слышать. И я же привел тебя сюда. Ты услышал мой зов. - Благодарю тебя, но не понимаю. Гермес, Величайший, твои вести спасали жизнь Эвмену и Дотиму, я уверен, что это ты помог мне вернуть Гиртеаду. Ты приблизил меня к событиям, от которых зависит судьба стольких людей. Но я не чувствую себя избранным. Я по-прежнему ничего не понимаю и не знаю своего предназначения. Каждый раз, когда Ты открываешься мне, я оказываюсь в еще большей тьме и неведении. Вместо мудрости я нахожу в себе растерянность. Твой смех не дает мне молиться о близких, а я желаю им блага гораздо больше, чем себе. Но Ты обращаешься только ко мне. Зачем я нужен Тебе? В чем моя цель? - Даже если я наделю Калхаса силой чудотворца, ему все равно это покажется искушением, - глаза Гермеса по-прежнему оставались безоблачно-ясными. - Отчего ты уверен, что знание Цели избавит тебя от вопросов и мучений? Отчего ты думаешь, что мои слова хоть в чем-то будут отличаться от того, что подсказывает тебе твой здравый смысл? - Вначале я полагал так: справедливость в том, чтобы миром правили потомки Царя. Боги пекутся о справедливости, поэтому я и оказался рядом с Эвменом. Возможно, они станут помогать ему еще каким-то образом. Но ныне, чувствую, вокруг стратега сгущаются недобрые силы. Ясно, что мои предсказания только помогают, но сами по себе принести победу не смогут. Так где же тогда боги, Гермес? - Боги следят за Эвменом. Но не представляй себе богов воспитателями, которые только тем и занимаются, что журят напроказивших учеников. Нет, пастух, Цель твоя не там, где ты ее ищешь. Она проще и лучше. - Так объясни! - Теперь ты говоришь со мной иначе, чем год назад. Заметил? - улыбка Гермеса стала более серьезной. - Не потому, что в тебе убавилось благочестия. Просто ты стал видеть дальше. Поэтому постарайся понять: ты должен взрослеть, быть мудрей, видеть дальше, любить жену, предсказывать Эвмену, быть справедливым - вот твои цели. - И все? - Ты думаешь, этого мало? Ты хочешь, чтобы я высказал все в одном слове? Не будет этого, да и невозможно. Ищи такое слово сам. - Ты опять слишком прост, - сокрушенно вздохнул Калхас. - И опять скрываешься от меня. - Наоборот - открываюсь! Гермес спустился с трона и неожиданно оказалось, что ростом он равен Калхасу. - Пойдем, прорицатель, настало время возвращаться на землю. - Уже? - пастух почувствовал в душе пустоту. - Так быстро! Я не успел ничего понять. - Ты опять ищешь тайну, - с упреком промолвил бог. - Твои голова и сердце не могут уравновесить друг друга. Что же, тебе было открыто все необходимое. Смирись и поверь мне наконец... Не можешь? Ладно. К счастью, на земле размышлять об этом тебе будет некогда. - Почему?! - Мои века кончаются, скоро я стану совсем другим. Многое уже происходит, многое должно произойти. Нам нужно прощаться. - Гермес взял Калхаса за руку - от прикосновения его длани по жилам пастуха побежала теплая, успокаивающая волна. - Твои упования на земле, поэтому не напрягай мысль. Пусть все, что ты увидел, останется сном и пусть он занимает тебя не более, чем любой другой. Калхас обнаружил, что стены расступились и перед ними лежит залитая солнцем лощина. Снизу доносилось торопливое лепетание ручья, луг на другом ее берегу покрывало лиловое поле мака. Невысокие горы на горизонте казались колеблющимися как медузы в истомленном жарой воздухе. Хотелось укрыться в чаще сикомор, покрывавших склоны лощины, и заснуть - без тревог и сновидений. - Прощай, прорицатель, - произнес Гермес. - Помогай Эвмену и ищи свою Цель. Бог шагнул лишь раз - но Калхас увидел, что он уже спускается в лощину. У ног Гермеса, словно у ног обычного пастуха теснились овцы, а на плечах лежал пушистый, белый ягненок. Над непокрытой головой бежала едва приметная радуга. Калхас хотел позвать его; прощание и уход бога показались гораздо более странными и тревожными, чем все, увиденное этой ночью. Однако чья-то рука вцепилась в его плечо и потянула назад, в темноту. Он пытался ее сбросить, но рука встряхивала пастуха и тащила обратно, пока не швырнула на ложе. 2 - Отпусти! - Калхас проснулся с криком и со слезами на глазах. - Он уходит! - Приди в себя! - в хриплом и приглушенном шепоте прорицатель узнал голос одного из слуг Эвмена. - Тебя зовет стратег. Было еще темно. Спал ли он вообще? Калхас сел, вытирая со щек влагу и медленно узнавая дом, в котором стояли они с Гиртеадой. Завеса из плотной ткани скрывала от него жену. Аркадянин прислушался - оттуда доносилось тихое, ровное дыхание: вторжение посланника ее не разбудило. Выпитое вечером вино оставило во рту ядовитую горечь. Калхас сделал несколько больших глотков из чаши, стоявшей у изголовья. Вода показалась сладкой и приторной. Тогда аркадянин плеснул ее остатки себе на лицо. - Сейчас, приведу себя в порядок, - сказал он посланцу. - Некогда! Нужно идти как можно быстрее! - торопил тот. - Ладно. - Пастух ладонями пригладил волосы, отряхнул хитон, который забыл снять, придя с пира, и накинул сверху длинный теплый плащ. На улице стоял настоящий мороз. Деревня, посреди которой разбили шатер Александра, замерла под пустым холодным небом. Над крышами поднимались белесые прозрачные облачка дыма. Звуки распространялись так ясно, что Калхасу казалось, будто он слышит потрескивание сучьев под лапами охотящейся в горах рыси. Холод подтекал снизу, из-под полы плаща; на полпути аркадянина начала сотрясать крупная дрожь. Он проклинал вчерашний пир и церемониальные одежды. Надо было задержаться и натянуть походные варварские штаны. Около Царского шатра стояли оседланные кони, между которыми пастух заметил персов Певкеста и людей других сатрапов. "Что могло произойти? - подумал он. - Я спал меньше одной ночной стражи". На самом пороге Калхаса догнало удивительное четкое воспоминание о жаркой, спокойной лощине, в которую спускался Гермес. Он запнулся, горло сжало в болезненном и недоуменном спазме. Но шедший позади посланник налетел на него и оба ввалились в прогретый жаровнями, пропитанный винным духом шатер. Ложа, столики, остатки пиршества были уже убраны. Перед троном Александра стояло девять кресел и центральное занимал мрачный Эвмен. Иероним, Филипп, еще несколько военачальников стратега, сумрачно поглядывая по сторонам, стояли за его спиной. - Что-то произошло? - спросил у них Калхас. - Сейчас. Сейчас узнаешь, - ответили ему. Очумелые, подходили сатрапы. Их помятые лица источали недовольство. Красные, набухшие глаза смотрели на стратега без всякого дружелюбия. Последним появился Певкест. Он вышел из боковой комнаты, утирая рот влажной тряпкой. По измученному, серо-зеленому лицу персидского сатрапа было видно, что тот только что пытался избавиться от груза в желудке. Эвмен указал ему на свободное место рядом с собой. Певкест вместо того, чтобы садиться, остановился и принял оскорбленный вид: - Почему ты так выстроил кресла? Это унижение! - Садись! - властно и почти брезгливо бросил Эвмен. Видимо телесная слабость не позволила Певкесту собрать силы для ответа, так как он, жалобно застонав, повиновался стратегу. - Позовите гонца! - приказал Эвмен. В шатер вошел молодой грек, одетый в зимнюю варварскую одежду. Увидев сатрапов, он поклонился, немного неуклюже и скованно, после чего вопрошающе посмотрел на стратега. - Говори, - разрешил тот. Вестник откашлялся. - Меня прислал Дотим. Вчера к начальнику стражи прибыли на верблюдах варвары, живущие на севере, вдоль солончаков. Они говорили, что заметили многочисленные дымы, поднимающиеся над пустыней. Когда отправили туда людей, выяснилось, что посреди нее остановилась на отдых целая армия. Это Антигон. Он идет напрямик - не по старой персидской дороге, а через пустыню. Варвары видели в его обозе повозки, на которых лежали гигантские мехи с водой. К счастью, последние ночи были морозными. Поэтому Фригиец разрешил развести костры. Хвороста там мало - варвары говорили, что его воины сжигали часть повозок... Да, еще: Дотим подсчитал, что даже при медленном движении через трое суток Антигон будет здесь. Я все сказал. Потрясенное молчание было ответом ему. Эвмен глядел прямо перед собой, ожидая, когда сатрапы обретут дар речи. Калхас закусил губу: он проклинал про себя Фригийца - если союзники начнут отступать, Гиртеаду придется оставить здесь. Трясти на повозке ее уже было нельзя. - Немыслимо, - пробормотал индийский сатрап Эвдим. - Что теперь делать? Мои войска в шести переходах отсюда! - Ты не разыгрываешь нас? - спросил Антиген. - Я похожу на шутника? - холодно промолвил стратег. - Надо спасаться, - робко сказал кто-то из сатрапов. - Мы не успеем собрать войска. - Надо спасать то, что можно. Боюсь, придется пожертвовать многим. - Певкест старался говорить мужественно, но было видно, что он совершенно убит известием. - Как ты собираешься это делать? - спросил Антиген. - Расходиться в разные стороны. Исчезнуть среди горных дорог. За всеми сразу Антигон не погонится. - Нельзя, - мрачно буркнул Тевтам. - Мы просто не успеем уйти. Аргираспидам придется остаться в Габиене. - А как спасти слонов? - с отчаянием в голосе спросил Эвдим. - Горные дороги оледенели, и там не будет никакой пищи! - Может быть, назначить пункт сбора войск где-нибудь глубоко в тылу? - предложил Тлеполем. - Например, у расположения отрядов индийского сатрапа?.. Некоторым, конечно, придется прорываться туда с боем. - То есть Тлеполем предлагает принять сражение с приведенной в беспорядок армией и, к тому же, спиной прижавшись к горам? - вмешался Эвмен. - Это не лучше того, что желает Певкест. - Я не знаю, не знаю! - взмахнул руками Тлеполем. - Не знаю! Мы в безвыходной ситуации! Язвительная усмешка коснулась губ стратега. - Кто-нибудь еще желает высказаться? Сатрапы подавленно молчали. - Значит пришел мой черед говорить, - Эвмен окинул неприязненным взглядом "союзников". - Я не люблю упреков. Но виноваты в нынешней беде только ваше самодовольство и недальновидность. Вы помните, я предлагал расположить войска рядом, рядом, а не как сейчас! Вами же двигала даже не гордость, а полное безрассудство! Мне не нужны ваши провинции, ваша власть, ваши солдаты. Когда Олимпиада въедет в Вавилон, я вернусь в Каппадокию, я стану одним из вас. А сейчас я выше, ВЫШЕ - вы понимаете это? И только ради вашего же блага! - Эвмен едва не сорвался на крик, но сдержал себя и опять стал смотреть перед собой. - Даже такие опытные военачальники как Антиген и Тевтам не стали слушать меня. Даже ты, Певкест, а ведь - Зевс свидетель! - я все еще считаю тебя другом. Но, видимо, боги вменяют мне в обязанность постоянную борьбу с глупостью и завистью. Только тут сатрапы вскинули головы - и Калхас увидел, что большинство взглядов, направленных на Эвмена, горят откровенной ненавистью. - Или я не прав? - усмехнулся автократор. - А, понимаю! Вы не привыкли к такому обращению! Царь уже мертв, некому взять вас в руки. Сегодня придется терпеть. Ситуация слишком тяжела, чтобы говорить осторожные речи. Сегодня я беру на себя полную ответственность за вашу власть и ваши жизни. Так что слушайте. И слушайтесь. Калхас ожидал ропота, возмущенных голосов, но сатрапы молчали. Сейчас им был нужен спаситель. - Мы не побежим, как это предлагает Певкест. И даже не станем отступать. Я обещаю задержать Антигона на несколько дней. За это время все отряды соберутся и мы сможем принять сражение. Ненависть на лицах сатрапов была скрыта вниманием и надеждой. - Прямо сейчас вы отправите посланников к своим войскам. Пусть они
в начало наверх
как можно быстрее снимаются с лагерей и ускоренным маршем - так, как вы сами когда-то ходили под командой Царя - направляются к расположению Дотима. После этого я беру вас, беру всех ваших телохранителей и мы первыми поскачем туда. - Зачем? - решился спросить Тлеполем. - Останавливать Фригийца. - Мы? Но как? Эвмен пожал плечами. - Увидите. Гиртеада уже проснулась, когда Калхас вернулся из Царского шатра. Она улыбнулась мужу и немножечко поморщилась - ребенок опять буянил. - Пир длился так долго? - спросила она. - Это был уже не пир, - расстроенно ответил аркадянин. - Опять рассорились? - Гиртеада погладила его по руке. - Не печалься, стратег сумеет помириться - ведь не в первый же раз... - Нет! - Калхас взял ее ладони и прижал к своим щекам. - Другая неприятность. Большая. Приближается Антигон, - он рассказал ей о том, что произошло ночью. Глаза Гиртеады стали темными и большими. Она вся сосредоточилась где-то в их глубине и смотрела на то, чего Калхас видеть не мог. - Значит, ты уезжаешь. - Да, Гиртеада, прямо сейчас. - А я? - Тебе нужен покой. Ты останешься здесь - и прислуга, и повитухи будут с тобой. Как только мы отразим Антигона, я вернусь... - деланно бодрый голос пастуха дрогнул и он продолжал уже совсем другим тоном: - Я не хочу уезжать от тебя. Гиртеада заплакала. - Мне страшно. Я боюсь того, что будет. Я боюсь его, - она провела рукой по животу. - Ну... ну не надо, - Калхас обнял жену. - Это бывает с каждой женщиной. Только кажется страшным - а потом они вспоминают со смехом и уже не боятся. - Ты не то говоришь, что думаешь. - Гиртеада обхватила мужа за плечи и изо всех сил прижалась к нему. - Я вытерплю боль. Больше всего мне страшно за тебя. - Мы постоянно одолевали Антигона. Одолеем и теперь, - шептал ей на ухо Калхас. - Он рассчитывает на неожиданность, а неожиданности уже не получилось... Может быть я даже успею - и вернусь, чтобы держать тебя за руку. Не бойся за меня - я ведь в свите стратега: что мне будет? - Калхас! - крикнули у входа в дом. - Быстрее! Стратег ждет! Гиртеада разжала объятья. Она вытерла рукавом слезы и стала помогать пастуху собираться. Теплая одежда, оружие, легкий кожаный шлем, седельная сумка с запасом вяленого мяса. Что еще? - Все. Спасибо тебе. Гиртеада закусила губу, но не плакала. - Вспоминай. Я могла что-то забыть. - Нет. Ты ничего не забыла. - Тоскливая боль навалилась на сердце Калхаса. - Дай, я прижмусь к тебе еще раз. Он перекинул седельную сумку через плечо и обнял жену, поглаживая ее по легонько вздрагивающей спине. Его лицо погрузилось в пышную массу волос и Калхас вдохнул - до отказа, до боли в ребрах, - запах корицы, смешанной с молоком. Он не мог оторваться. Море чувств связывало его с этой женщиной, с этой комнатой гораздо более крепкой пуповиной, чем та, что соединяет ребенка с матерью. - Не плачь. Береги себя, - сказал пастух. - Конечно, - торопливо ответила Гиртеада. - Ты, главное, не думай обо мне. Все будет хорошо. Ты только будь осторожен. И возвращайся. - Вернусь, - Калхас хотел сказать что-нибудь веселое, но разум наполняла тоскливая пустота. У дверей раздалось сразу несколько недовольных голосов. - Ну... держись! - аркадянин отодвинул от себя Гиртеаду, еще раз посмотрел на ее заплаканное лицо и быстро, не оборачиваясь, вышел из дома. Солнце медленно поднималось из-за восточных гор. Стала видна сухая, выцветшая трава словно солью покрытая инеем. Вдоль дороги стояли бледные окоченелые деревья, потерявшие половину листвы, и пожухлые кусты. Везде были следы ночного заморозка. Копыта нескольких сотен лошадей с хрустом вонзались в холодную землю и выворачивали ее, оставляя после себя бурый, влажный, чуть дымящийся след. Поверх варварских штанов, мехом наружу, и кожаной латной куртки, Калхас завернулся в шерстяной гиматий, но резкий встречный воздух не давал ему согреться. Холод царил в душе. Расставание - всегда боль, но расставание в канун родов было втройне тяжело. Как она там? О чем думает? Что делают эти местные колдуньи-повитухи? Кто защитит ее? Мысли об Антигоне даже не вызывала ярости - так измучен был Калхас воспоминанием о бледной, заплаканной жене. Не меньшей заботой был Гермес. Непонятные слова, непонятное прощание. Пастух ощупывал шарик - тот никуда не делся, висел на груди, но будет ли он теперь помогать? Калхаса мучило опасение, что Бог был им обижен. Однако чем? Непониманием? Аркадянин корил себя за скудоумие, однако запоздалые попытки разобраться в словах Гермеса были бесплодны. Когда солнце встало над горами, всадники остановились на краткий отдых. Люди Эвмена пустили по рукам несколько бурдюков с крепким, настоявшимся вином. Сделал глоток и Калхас, но легче от этого не стало. Вино было ледяным, от него ныли зубы и хотелось чихать. Только ближе к полудню солнце начало немного греть спины. Однако Калхас болезненно передергивал плечами - сочетание холодного воздуха, бьющего в грудь, и томящего тепла, давящего на спину, было неприятным. Между тем прогревалась и земля. Над ней стал подниматься пар, размывавший очертания окрестных гор. Звуки от ударов копыт стали более глухими и влажными. Калхас привык уже проводить в седле целые дни, поэтому особенной усталости не чувствовал. Но им овладела сонливость. Сквозь слипающиеся веки он наблюдал, как слуги поддерживают тяжко нагруженных вином сатрапов, и думал о том, что и ему не помешала бы такая помощь. Тело стало безвольным как мешок; то и дело проваливаясь в липкую темноту сна, Калхас с трудом удерживал себя от падения. Укутанные туманной пеленой мимо проносились деревни, небольшие лагеря отрядов Амфимаха, ровные посадки вдоль дороги. К вечеру они повернули с нее направо. Поплутав между зарослями колючего кустарника, всадники оказались около самого подножия гор и направились прямо к солончаковой пустыне. Горы заворачивали к северу, снижались и все меньше растительности оказывалось на их пути. Земледельцы здесь уже не жили, лишь однажды им попались кострища давно уже покинутой стоянки кочевников. Редко пробивались на поверхность ручьи, и вода в них была холоднее ночного мороза. День прошел в тоскливой дремоте. Закусывали на ходу, но еда вкупе с тяжелым солнцем только добавляла одури. А когда светило стало клониться к хмурому западу, с гор опять повеяло прохладой. Вечером они достигли солончаков. Горизонт неожиданно распахнулся, и всадники увидели перед собой пустое, ровное, словно стол, пространство. Молчаливые и мертвые земли умирающее солнце наполнило багряно-серыми разводами. Просоленная почва вспыхивала изумрудными, голубыми огоньками - эти вспышки резали глаза, и Калхас, устало зажмурившись, повернул лицо в сторону гор. Некоторое время он давал глазам отдыхать, а когда открыл, увидел, что к ним приближается большой отряд конных и пеших воинов. - Дотим! - раздался голос Филиппа. Телохранители сатрапа, с лязгом вытащившие мечи из ножен, стали прятать оружие. Наемник осунулся. Варварские одежды, намотанные на него, делали облик Дотима страшным. Он мрачно посмотрел на сатрапов и приветствовал только автократора. - Я оставил на Царской дороге заставу, а всех остальных перебросил сюда, - сообщил аркадянин стратегу. - Только какой прок? Нас сметут, как слон паутину. Сатрапы зашушукались. - Не печалься, Дотим. Я думаю, Антигон долго не рискнет напасть на нас. Эвмен неторопливо поведал о своем плане, и впервые за этот день Калхас почувствовал толику облегчения. На лицах сатрапов и военачальников была написана надежда, смешанная с сомнением. Дотим расхохотался и в одно мгновение стал озорным. - Это мне нравится! Если Фригиец попадется на нашу удочку, память о его глупости переживет нас всех! - Попадется. Я уверен, - твердо сказал Эвмен. Они направились к широкому склону горы, хорошо видной с солончаков. Телохранители Эвмена достали из седельных мешков размеченные узлами мерные веревки. Разъезжая по склону, люди Тиридата принялись обозначать место для лагеря на тридцать тысяч человек. В это время остальные, рассыпавшись вокруг них, собирали хворост и складывали костры на расстоянии двадцати локтей один от другого. После дня, проведенного в седле, Калхас с трудом передвигал ноги, и все же он старался не отставать от Дотима. Оживившийся, повеселевший вождь наемников энергично врубался в заросли кустарника. Пастух скручивал из срубленных ветвей какое-то подобие вязанок, и аркадяне уносили их в сторону лагеря. Иглы больно впивались в руки, но Калхас только шипел, не прекращая работы. Солнце уходило за горизонт. Когда наступит темнота, разведчики Антигона - если они уже рядом - должны увидеть огни большого лагеря. Дозоры, отправленные в глубь пустыни Дотимом, не подпустят их слишком близко, так что Фригийцу придется долго подумать, прежде чем бросать свою утомленную переходом по солончакам армию против огромного воинского лагеря. В морозную, ясную ночь свет от костров будет заметен издалека. Лишь когда на темнеющем склоне вспыхнуло множество огней, Дотим позволил себе передышку. - Как Гиртеада? - спросил он. Сердце Калхаса опять сжала боль. - Ждет. - По-моему, это должно произойти вот-вот, - беззаботно сказал наемник. - Да, - закусил губу пастух. - Может быть, уже сейчас. - Здорово! Обещаю тебе, что после победы я просто до безобразия напьюсь за ваше здоровье. - Хороший ты человек, - пробормотал Калхас. - Давай не будем загадывать. - А что тут загадывать? - Дотим принялся поносить Антигона. Он отказывал соперникам Эвмена не только в уме и полководческих способностях, но даже в человеческом облике. Можно было подумать, что автократору противостояла некая помесь змеи и лягушки, трусливая и отвратительная. Наемника не интересовало противоречие его представлений с реальностью, он просто отмахивался от него и продолжал делить мир по критерию преданности Эвмену. Само собой, вслед за Фригийцем очернению поверглись сатрапы. Калхас подлил в огонь масла, рассказав о той панике, которая охватила их при известии о приближении Антигона. - Вот и все! Наглости как не бывало! - донельзя развеселившийся Дотим оглушительно хлопал себя по ляжкам. - Нет, победив Антигона, Эвмен должен взять в руки кнут и хорошенько пройтись по их спинам. Пусть учатся смирению! Нет - почтению! Солдаты, которые носили хворост, сообщили, что набрано его уже достаточно. Дотим тем не менее разворошил еще один куст и только после этого направился к ложному лагерю. От обилия костров мнилось, что на горном склоне занялся пожар. С шипением и треском взмывали россыпи ярких искр. Огонь постоянно менял цвет, форму: то он прижимался к земле, то стремительно рвался вверх, к непроницаемо-черному небу. Когда Дотим и Калхас подошли ближе, стали заметны темные, немногочисленные фигуры людей, снующие между кострами и подбрасывающие в них хворост. Вождь наемников опять помрачнел: - Если мои заставы пропустят сюда разведчиков Фригийца, я самолично сдеру с их командиров шкуры. Что говорят боги, Калхас? Они понимают, от какой случайности зависит наша судьба? - Не знаю. Пока они молчат. - Пастух дотронулся до шарика. Тот был равнодушно-прохладен и невесом - словно простая стеклянная безделушка, а не талисман, подаренный Гермесом. - Я больше надеюсь на твои заставы, чем на богов. - Посмотрим. Я многие месяцы муштровал и аркадян, и варваров. Чему-то научил. Но я был бы спокоен только в случае, если сам мог бы присутствовать на каждой заставе. - Дотим хихикнул. - Может быть,
в начало наверх
помолиться твоему Гермесу, чтобы он разделил меня на десять частей? Они нашли Эвмена на середине склона. Он сидел около одного из костров в окружении сатрапов и что-то им объяснял. - О! Дотим! Калхас! Подходите поближе! - пригласил стратег. - Может быть объясните нашим друзьям, почему после второй стражи нужно перестать подбрасывать хворост? При слове "друзья" лицо Дотима приняло вполне определенное выражение. - В первую стражу солдат готовит ужин, во вторую - ужинает и ложится спать. Что непонятного? Если жечь костры всю ночь, утром Антигон будет здесь. Он догадается, что лагерь - большая обманка. - Все это так, - возвысил голос Антиген. - Но не слишком ли сложно? На войне безошибочно действуют только простые хитрости. - Стратег, мне некогда спорить с... с "друзьями", - нетерпеливо сказал Дотим. - Выдели им несколько костров. И пусть их люди палят огонь всю ночь, - с этими словами Дотим поклонился едва заметно улыбающемуся Эвмену и вышел из освещенного круга. Откланялся и Калхас, последовавший за наемником. Мысль провести еще одну ночь в обществе сатрапов не прельщала его. - Эти ублюдки будут спорить только для того, чтобы спорить! - шепеляво бушевал Дотим. - Будь моя воля - я побросал бы их в огонь вместо хвороста. Они спустились ниже по склону. Дотим увидел своих воинов и показал, около какого костра искать его в случае, если дозоры пришлют вестников. - За что боги наказывают нас? - спросил у небес вождь наемников, когда они перестали жевать жесткие ячменные лепешки, заменившие ужин. - Страшнее глупости друзей может быть только их неверность. А у нас и первое, и второе. - Ты красиво сказал, - устало ответил Калхас. - Может это хорошо, что неверность сопровождается глупостью? - Ничего подобного, - покачал головой Дотим. - Действия умного еще можно предсказать, а глупца - нет. - Тем более, что глупцов у нас много... Мысли о сатрапах сделали наемника неразговорчивым. Тихонько покачиваясь взад-вперед он сидел перед огнем и отдавался не очень радостным раздумьям. Иногда что-то настораживало Дотима, он поднимался и терпеливо всматривался в ту сторону темноты, где лежала солончаковая пустыня. К счастью чутье пока подводило его - каждый раз наемник с явным облегчением возвращался в прежнюю позу. Калхас не представлял, что там можно разглядеть. Особенно из ярко освещенного солнцем круга света, в котором они сидели. Однако и он чувствовал неясную угрозу, таившуюся за северным горизонтом. Она не позволяла успокоиться: склон казался слишком голым, открытым, костер - ярким. Хотелось разбросать головни, затоптать угли и замереть, завернувшись в плащ, слившись с землей. К концу второй стражи Калхас ощутил, что находится на грани паники: в каждом из воинов, что проходил мимо них с охапками хвороста, ему мерещился неприятель, а из темноты он каждое мгновение ждал стрел, дротиков и воинственного клича Антигоновых воинств. "Я устал. Просто очень устал", - старался взять себя в руки Калхас, но тело трепетало и не слушалось. К счастью, вторая стража кончилась, и Дотим решил устраиваться ко сну. Аркадяне перестали подбрасывать в огонь хворост. Когда в костре остались одни уголь, они отгребли их подальше, а на горячую землю уложили несколько вязанок, в которых было поменьше колючек, поверх них же устроились сами. Мороз пощипывал выставленный из-под плаща нос пастуха, зато спине было томно и жарко. Как ни странно, без костра стало светлее. Теперь Калхас разглядел холодные, словно вымерзшие созвездия на небе и бледный, изъеденный темными впадинами диск Луны, опускавшейся за смутно угадываемые горы. Он вспомнил, как осенью в Паретакене обе армии сошлись на длинной, безлесой равнине. Сражение продолжалось до ночи - и даже темнота не могла разделить их. Готовые схватиться еще раз, освещенные мертвенным лунным сиянием, они стояли в двух сотнях шагов друг от друга. Жутко, призрачно блестели доспехи, было слышно каждое слово, сказанное на противоположной стороне. Затем армиями стала овладевать оторопь. Стихли воинственные призывы, перестали размахивать оружием - на равнину опускалось что-то невесомое, как туман, и холодное, как Аид. Войска сами, без команды начальников, попятились назад, а полководцам оставалось только подчиниться их воле. Лишь отойдя от места битвы на несколько стадий, солдаты опять стали оживленно переговариваться. Их отпустило мертвенное безволие - и они забыли о нем. Но Калхас долго тогда не мог прийти в себя, словно человек, побывавший на краю бездонной пропасти. Что-то похожее он ощущал и сейчас. Пропасть была рядом, совсем рядом. От близости пустоты ныло под ложечкой. Калхас зажмурился, дабы совладать со смятением, царящим в душе. Постепенно ему удалось прийти в себя. Когда мир обрел устойчивость, и сердце перестало бешено колотиться в груди, он услышал бодрое похрапывание Дотима, предпочитавшего сон предчувствиям. Именно этот храп окончательно успокоил пастуха. Он посмотрел еще раз на лениво мерцающие огни и с облечением подчинился усталой дреме. Проснулся Калхас из-за того, что исчезла спина Дотима, к которой он ночью прижимался плечом. Земля была еще теплой от костра, но в воздухе стоял тяжелый холодный туман. Пастух рывком поднялся на ноги - туман укутывал землю только на высоту локтя. Встав во весь рост он увидел, что настало утро и солнце уже прогнало сумерки вглубь пустыни. Солончаки сейчас были похожи на парное молоко - туман широкими лентами стекал на них с гор. Этим утром воздух не был таким морозным, как прошлым, однако, прежде чем пойти к месту ночевки стратега, Калхас тщательно завернулся в плащ. Выше по склону царило оживление. Прибыли отряды Амфимаха, и это подняло настроение у всех. Днем ожидалась наемная конница Эвмена, а следующим утром должны были подойти аргираспиды. Хотя даже через сутки собравшиеся на этом склоне все еще будут слабы для противостояния Антигону, данных известий оказалось достаточно, чтобы сменить в душах стратегов страх на радостную эйфорию. Опять откуда-то появилось вино. Пока Эвмен вместе с Амфимахом и Антигеном определяли, где и как в случае необходимости они будут оказывать сопротивление, остальные развалились в ленивых позах вокруг костра и потягивали вино из плоских походных чашек. Телохранители Певкеста резали толстыми пластами громадную голову овечьего сыра и подавали его хозяевам на острие ножа. Дотима в лагере не было - он отправился самолично проверять заставы. Калхас хотел искать Эвмена, но сатрапы задержали его и заставили разделить с ними трапезу. Пастух внутренне напрягся; союзники стратега относились к нему осторожно, но не более. Последнее эффектное предсказание он сделал на Тигре, когда Селевк разрушил плотины выше по течению реки, и вода едва не затопила армию стратега-автократора. Калхас настойчиво уговаривал Эвмена держаться ближе к высоким местам. В результате они успели добраться до холмов прежде, чем вода залила низины. Однако произошло это месяцем раньше встречи автократора с Певкестом. Конечно сатрапы должны были знать о способностях Калхаса - хотя бы из уст Антигена, - однако чрезмерного любопытства при виде его персоны они не выказывали. Поэтому их сегодняшняя настойчивость была по крайней мере непривычна. Нахохлившись, он присел между Эвдимом и арейским сатрапом Стасандром. Ему сунули плошку из ароматизированной глины: самое простое вино в ней пахло сладко. Он сделал несколько машинальных глотков. Оживленный судя по всему разговор союзников Эвмена при появлении пастуха прекратился. На него посматривали с непонятным ожиданием. Калхас сообразил, что нужно держаться со значением. - Ты необычайно хмур, - полувопросительно-полуутвердительно произнес Певкест. - Что за предчувствия беспокоят предсказателя? Калхасу тошно было притворяться. - Мне холодно. И я оставил жену на пороге родов. - Он криво усмехнулся. - Мне, как прорицателю, не нравятся габиенские повитухи. - Ну-у, здесь ты можешь не беспокоиться, - протянул Певкест. - На Востоке все делают по-своему. Но получается не хуже, чем у нас. - Его овечье лицо расплылось в неприятной улыбке. Видимо, персидский сатрап хотел выказать расположение. - Хорошо бы, коли так. - Калхас взял кусок сыра и стал смотреть в огонь. Люди вокруг него молчали. Стасандр чавкал, засовывая в рот большие куски сыра и, видимо, не интересовался больше ничем. Эвдим сидел без движения, словно настороженная птица. Сатрапы явно предоставили инициативу Певкесту. Тот не заставил долго ждать себя. - Я хочу спросить, Калхас, не было ли какого-нибудь божественного знака этим утром? - Знака о чем? - О чем? Э-э... например о том, поверил Антигон в нашу хитрость, или нет? - Пока боги молчат об этом. - Молчат? - Певкест солидно выпятил губы. - Я думаю, это доброе известие. Они предупреждают тебя в случае опасности - ведь так? - Чаще всего так, - кивнул Калхас. - Следовательно, опасности нет, - убежденно хлопнул себя по коленям Певкест. - Через несколько дней мы соберем наши силы, и Антигон уйдет обратно. - А может быть, опасности и не было? - беззаботно произнес Тлеполем. - Мало ли что привидится кочевникам! - Ага - слоны, повозки с мехами для воды, тяжеловооруженные фалангиты, которых они не видели никогда раньше, - что еще им привиделось? - разозлился пастух. - Занятное продолжение позавчерашней охоты. Дотим, верно, тоже известный фантазер и легковер... - Не сердись, Калхас; Тлеполем сказал это просто так, - молвил Певкест. - Не мое дело указывать сатрапам, что делать и как говорить, но мне кажется, что вы слишком беззаботны, - желчно ответил ему пастух. - Не нужно обращаться к богам. Ясно и так - если Фригиец разобрался с обманом, он явится ближайшей ночью. Сегодняшней. - Он прав, - негромко сказал Тевтам. - Кризис еще впереди. Лица сатрапов стали обиженными. - Мы все понимаем про ночь, - надулся Эвдим. - Не надо превращать нас в глупцов. По знаку Певкеста появился новый бурдюк с вином. - Пожалуй мы и действительно обрадованы немножко преждевременно, - признал он. - Не придавай этому большое значение, прорицатель. Калхас пожал плечами: - Просто мне это показалось странным. Вы же опытные люди. Сатрапы принялись обсуждать, когда их отряды подойдут к лагерю. Но Калхас чувствовал, что интересовало их не это. Сатрапы чего-то опасались и одновременно боялись проговориться о своем опасении. Видимо боги должны были подсказать ему нечто для них неприятное. Неожиданно Стасандр перестал чавкать и, обернувшись к Калхасу, спросил: - А больше никаких знаков боги тебе не подавали? - О чем это ты? - Да, действительно, о чем? - поспешил вмешаться Певкест. - Так. Вообще, - неопределенно повел плечами арейский сатрап и, затолкнув в рот очередную порцию сыра, принял равнодушный вид. Калхас поведал Эвмену о странном разговоре с сатрапами. Стратег задумался, но ненадолго. - Не заботься. Сейчас они не в состоянии затевать что-то за моей спиной. И действительно, чем ближе дело шло к ночи, тем большим становилось напряжение в лагере-обманке. Эвмен всем своим видом пытался вселить в подчиненных уверенность, однако он не мешал сатрапам готовить лошадей для бегства. Тяжелее всего было переносить неопределенность. Особенно когда вспыхнули костры, и темнота сгустилась вокруг них. Людей в лагере сегодня было куда больше, чем вчера. Но, когда Калхас вспоминал, что и сейчас Антигон неоднократно превосходит их числом, многолюдство это казалось таким же обманом, как и обилие огней. Нет, пастух этой ночью не боялся. Но он устал ждать и был бы рад любому известию - лишь бы кончилась неопределенность. Он сидел у нижнего края лагеря и опять рядом с ним был Дотим. Сегодня наемник не вскакивал и не всматривался в темноту. После прибытия подкреплений заставы удвоили. Маловероятно, чтобы кто-то мог проскользнуть мимо них. Внешне Дотим казался расслабленным: он прилег в позе пирующего и иногда ни с того, ни с сего принимался рассказывать Калхасу какие-то глупости о своей юности. Но возбужденный голос, перескакивание с темы на тему, наконец - лихорадочно блестевшие глаза говорили о внутреннем напряжении. Пожалуй только стратег, да он, Дотим, знали что произойдет,
в начало наверх
если полчища Фригийца хлынут сейчас на них из пустыни. Пастух рассеянно слушал его, поглаживая без особой надежды шарик. Иногда он откидывался назад - так, чтобы голова оказалась за пределами освещенного круга, - и разглядывал отчетливо видные созвездия. Сегодня звезды были белыми и холодными, похожими на кусочки льда. Они не завораживали, не намекали на нечто загадочное и не подсказывали ничего; словно тысячеглазое божество, взирающее по ночам с небес, повернулось к земле спиной. Подолгу смотреть на них Калхас не мог. Он возвращался к костру, к Дотиму и в нем занозой сидело ощущение какой-то обескураживающей, неприятной тайны. В конце второй стражи они притушили огонь, но на этот раз ложиться спать не рискнули. Масляно рдели алые и медвяные угли, жар от них шел еще больший, чем от открытого огня. Холода Калхас не чувствовал, он даже снял гиматий, дабы тепло случайно не усыпило его. Дотим стал еще более словоохотлив: - Помнишь?.. Нет, ты не помнишь, ты был мал и сидел по ночам дома. Я забирался в сад Полемонида - ну и имечко! А тот говорят, знался с каким-то земляным духом, и каждую ночь его сад наполняли змеи. Змеи! Ему не нужно было держать собак. От собаки можно спрятаться на деревья, а куда спрячешься от змеи? Калхас так и не понял, что искал Дотим в саду Полемонида. Наемник рассказывал только о змеях. Об их количестве, о том, как они ползут, свиваются кольцами, угрожающе раскачивают маленькими драконьими головками. Его шепелявый голос вполне соответствовал шороху и шипению, которые слышит человек, забравшийся прямо в змеиное царство. - И я, подобно журавлю, стоял на одной ноге, а она, холодная как смерть, обвивалась вокруг лодыжки! - даже сейчас лицо Дотима было восторженно-испуганным. Калхас не узнал конца этой истории. Послышались возбужденные голоса. Они стремительно приближались, и наемник остановился на полуслове, схватившись за рукоять меча. Из темноты выступило несколько аркадян. Один из них держал под уздцы лошадь; он выглядел усталым, но чрезвычайно довольным. - Ну? - подался вперед Дотим. - Порядок! - рявкнул аркадянин. - Фригиец повернул к Царской дороге! Калхас больше не слушал его. Он закутал голову в гиматий и забылся прямо на земле, около медленно темнеющих углей. 3 Страх опять был потеснен беспечностью. Внешне все слушались автократора, но выполняли его поручения без того рвения, что вселяла в солдат опасность. Эвмену так и не удалось заставить обнести лагерь рвом и валом, ограничились частоколом. Дотим смеялся и говорил, что такой частокол остановит персидскую лисицу, но не фригийского быка. Тем не менее все ждали открытого боя и не заботились об остальном. На девятый день после того, как Калхас покинул Гиртеаду, армия Эвмена наконец собралась вместе. Не хватало только слонов индийского сатрапа, но и их прибытия ожидали в ближайшее время. Лагерь стоял поперек Царской дороги. Справа, на расстоянии полета стрелы, находилась почти пересохшая река. Она уже летом превратилась в цепочку луж с мутной вонючей водой, однако ее крутые берега представляли собой хотя бы минимальное прикрытие от неожиданного нападения. Вслед за рекой тянулись унылые холмистые предгорья, а ближе к горизонту были видны пустые горные склоны. Где-то там две ночи подряд они жгли костры. Слева от лагеря лежала совершенно ровная местность. Если Антигон шел через солончаки, то здесь начинались длинные песчаные полосы. Кругом были пустоши, лишь вдоль дороги кое-где росли деревья. Лагерь Антигона находился в сорока стадиях отсюда. Впереди, вдоль царской дороги попадались колодцы, около которых лежали небольшие оазисы. Фригиец дал в них отдых солдатам и лишь после этого медленно приблизился к автократору. Со вчерашнего дня начались столкновения с конными разъездами. Иногда они просто задирали друг друга, а иногда дело доходило до схватки грудь с грудью. Никто не желал уступать: неудачи перед сражением всегда рассматривались как плохая примета. Даже Калхас поддался веселому возбужденному ожиданию. Дважды битый, а теперь еще обманутый, враг не воспринимался серьезно. Супруга Эвмена, позавчера прибывшая в лагерь, сообщила, что у Гиртеады никаких изменений нет, она бодра и просит Калхаса не волноваться. Пастух расправил плечи, успокаиваясь и ощущая, как тает холодная печаль, вселившаяся в сердце после ухода Гермеса. Как и все, он надеялся, что битва станет решающей. Как и все, он чувствовал, что устал от этого противостояния. Между лагерями была натянутая, дрожащая от напряжения нить - наконец-то приходило время разорвать ее. Первым проявил решительность Фригиец. Конные разъезды, забравшиеся в глубь песчаных языков слева от лагеря, сообщили, что видели большой отряд легковооруженных воинов, направляющийся в тыл расположения Эвмена. - Что он там, думает нас окружить? - пожал плечами Филипп. - Нет, здесь другая причина. - Стратег посмотрел на бледного Эвдима: - Сколько воинов сопровождает слонов? - Четыре сотни, - сипло прошептал тот. - Я и не думал... - А здесь не нужно было думать. Нужно было предупредить меня. - Стратег горько покачал головой. - Если мы потеряем слонов, боги тебя накажут, Эвдим. И мы накажем тоже. Антиген и Певкест порывались двинуть на помощь слонам половину армии. - Нет. Здесь не количество нужно, а скорость, - возразил Эвмен. - Пусть Филипп возьмет сакаскинов, а Дотим - самых легконогих стрелков. Если они не выручат, значит судьбе угодно оставить нас без слонов. Калхас увязался за Дотимом. - Возвращайся обратно! - обрушились на пастуха вождь аркадян и Филипп, когда увидели, что он оседлал коня. - Эвмен оторвет нам головы! - Оставьте, - засмеялся Калхас. - Я и так чувствую себя пнем - замшелым и затянутым паутиной. Дайте хотя бы посмотреть на солдат Фригийца! Выйдя из лагеря, сакаскины перешли на рысь. Пешие легковооруженные бежали рядом со всадниками, схватившись одной рукой за войлочные попоны, что покрывали крупы лошадей. Один из метателей дротиков пристроился к Калхасу. Судя по худобе и смуглости кожи, это был араб. Аркадянин подумал, что еще год назад сомневался бы в способности человека преодолеть в сумасшедшем темпе несколько десятков стадий, а после этого вступить в бой. Но летом и осенью он насмотрелся достаточно примеров подлинной выносливости. Араб бежал, весело скаля зубы и успевая перекидываться фразами со своими товарищами. Когда Калхас жестом предложил ему переместить груз дротиков на спину коня, тот отрицательно покачал головой. Лагерь быстро удалялся от них. Теперь все зависело от того, насколько их опередил отряд Фригийца и насколько долго могут сопротивляться люди Эвдима. Черноглазые, черноусые сакаскины что-то заунывно напевали себе под нос. Слов в их песне не было; но сотрясение от бега лошадей придавало ей тревожный, возбуждающий ритм. Совершенно неожиданно варвары замолчали и единым движением вынули из колчанов луки. Только после этого Калхас обратил внимание на облачко пыли, которое стало заметно впереди. - Это не антигоновцы. Кто-то другой: их слишком мало, - сказал Филипп. Действительно, пыль поднимала небольшая группа всадников Эвдима, спешащая к лагерю. Отряд Фригийца в мгновение разметал солдат, прикрывавших стадо из ста тридцати слонов. Эти беглецы не знали, где остальные, они не знали, что со слонами. Они просто были напуганы и спешили к лагерю в надежде на помощь. Обругав беглецов последними словами, Филипп и Дотим приказывали им вести сакаскинов туда, где произошло нападение. Путь оказался недолгим. На входе в плодородную часть Габиены дорога огибала заросшие сосновыми рощами холмы. Миновав очередной поворот, воины Эвмена увидели картину странного, почти невероятного боя. Разбитые на множество мелких групп, пешие и конные антигоновцы напали на огромную, четырехугольную массу слонов, одетых в разноцветные дорожные попоны. Где-то в середине ее был скрыт обоз индийского сатрапа. Погонщикам пока удавалось удержать животных вместе. Гигантские пепельно-серые животные казались несокрушимыми. Однако Калхас видел, как обманчиво это впечатление. Тучи метательного оружия обрушивались на погонщиков: многие из них были ранены, некоторые слоны хоботами поддерживали бездыханные тела своих хозяев. Животные тяжко трубили, и, чтобы помешать им рассыпаться, преследуя наседающих врагов, оставшимся в живых индийцам приходилось затрачивать немало сил. Пастух понимал: если слоны поодиночке накинутся на антигоновцев, это будет конец. Те только и ждали всплеска безудержной звериной ярости. Калхас заметил среди неприятеля воинов с тяжелыми, широкими серпами-мечами, похожими на чудовищно разросшиеся ножи, коими скопят жеребцов. Такими мечами подсекали сухожилия на задних ногах, приводя их в беспомощное состояние. Были среди антигоновцев и воины, вооруженные длинными ясеневыми копьями с наконечником тонким, как шило. Эти копья использовали для нанесения ударов в глаза, хобот и нежные губы животного, вызывая потоки крови и быструю слабость. Но пока слоны оставались вместе, самое изощренное оружие было бессильно. Сдерживал стадо вожак - могучий и старый самец по кличке Гифасис. Его шкуру покрывали шрамы, оставленные и людским оружием, и бивнями соперников. Краснолицый индиец-погонщик, восседавший на его спине в льняном доспехе, отражал огромным щитом стрелы антигоновцев и при помощи коротких восклицаний управлял слоном. В руках индийца не было обычного шипа на длинном, изогнутом древке. Умное животное слушалось голоса; отмахиваясь хоботом от уколов многочисленных стрел, оно не позволяло остальным слонам вырваться из стада и возглавляло короткие резкие атаки, которые вынуждали солдат Фригийца подаваться назад. Эти атаки постепенно приближали слонов к лагерю. Но медленно, слишком медленно, без помощи оттуда они были бы обречены. Филиппу и Дотиму даже не пришлось командовать. Легковооруженные выпустили попоны. Всадники прибавили ход, обогнали их, а потом свернули вправо от дороги. Теперь они охватывали нападавших, в то время как легковооруженные прорывались к слонам напрямую. Увлеченные необычной охотой, антигоновцы не сразу обнаружили появление нового врага. Зато погонщики сразу поняли, что к чему. Они принялись размахивать руками, словно призывая: "Быстрее! Быстрее!" Вовсю трубили слоны - однако теперь уже не тяжко, а яростно-воинственно. Сакаскины растеклись широкой лавой. Когда воины Фригийца стали оборачиваться в их сторону, они испустили свой непереносимый воинский клич. Визг был такого высокого тона, такой выворачивающей душу интенсивности, что мнилось, будто он не вырывается из человеческих глоток, а обрушивается с небес. Вслед за этим, не снижая хода, варвары пустили облако стрел, и, хотя стреляли они не прицельно, многие из них нашли жертву. Антигоновцев было больше, но, разбитые небольшими группами, они оказались под угрозой оказаться между яростно атакующими варварами и разгневанными множеством мелких ран животными. Будучи опытными воинами, они недолго пребывали в растерянности. Часть устремилась еще дальше вправо - чтобы избежать охвата, пока ловушка не захлопнулась. Другие - те, кто все равно не успел бы совершить этот маневр - бросились навстречу сакаскинам, стремясь набрать как можно больший ход перед столкновением. Калхас держался рядом с Филиппом. Прямо на них скакал отряд тарентинцев - всадников на больших италийских конях, с легкими, но длинными копьями, прямыми как вертел мечами и круглыми щитами. Пастух успел еще уловить воинственный напев, доносившийся из их уст, прежде чем тарентинцы врезались в сакаскинов. Передние - и с той, и с другой стороны - были убиты в одно мгновение. Блеск ненависти в безумных глазах, удар - и лошади яростно храпя месили копытами бездыханные тела своих же хозяев. Выплеснувшаяся в первом столкновении энергия, убив передних, спасла тех, кто скакал следом. Обломками копий, мечами тарентинцы принялись прокладывать путь сквозь сакаскинов. Варвары, привыкшие к стрельбе из лука, к лихости и быстрым налетам, не могли противостоять им в правильной схватке и уступали. Неожиданно Калхас обнаружил, что он с Филиппом и несколькими сакаскинами сам оказался окружен неприятелем. Не успев почувствовать свирепость боя, пастух уже крутил над головой меч, парируя удары и выжидая случая, чтобы ударить самому. Тарентинцы, как и все западные греки, высокие, сильные наездники, норовили сокрушить противника сразу, одним выпадом. Калхас извивался как змея, опасаясь, что сражавшийся позади него Филипп падет и италийское железо вонзится ему в спину меж пластин латной куртки. Но Филипп держался,
в начало наверх
а тяжелый меч пастуха с легкостью отбрасывал тонкие жала тарентинцев. - Эй-я! - клинок Калхаса разорвал руку одного из италийцев от плеча до локтя. - На! - он переломил оружие второго и заставил антигоновцев податься назад. Воинственное безумие наконец охватило его. - Вот так! - он сам бросил лошадь прямо в ряды тарентинцев. От ударов, которые в одно мгновение принял на себя щит, левая рука онемела. Зато Калхас вонзил меч прямо в подбрюшье ближайшего из неприятелей. Затем схватил его за шиворот и, чувствуя в себе неописуемую силу, швырнул на остальных. - И еще! - пастух резко развернул лошадь - так, чтобы опять оказаться нос к носу с тарентинцами. Казалось, что в его тело сейчас вонзится несколько клинков, но Калхас нырнул влево, почти скрывшись за крупом коня. А едва противники отклонились назад, устремился за ними - и его меч опять окатила кровь. Тарентинцы все равно убили бы пастуха. Варвары еще могли отступить в священном ужасе перед Аресовым безумием. Но не тарентинцы. Они собрались, стали хладнокровнее и решительнее. Пелена упала с глаз Калхаса и он не увидел рядом с собой ни сакаскинов, ни Филиппа. Только италийцы, чье оружие уже рассекало его латную куртку. Спасение было неожиданным, как и все в этом бою. Словно по велению божества тарентинцы, опустив мечи, стали разворачивать лошадей. Конь пастуха ни с того, ни с сего встал на дыбы и прыгнул в сторону. Тут же что-то громадное, как гора и бесформенное, как штормовой вал, пронеслось мимо него. Хруст костей, стон отбрасываемых в стороны лошадей, вопли оказавшихся под ногами слона людей заставили Калхаса замереть без движения. Он увидел, как Гифасис обхватил хоботом тарентинца, поднял его к небесам и шмякнул о землю, словно муху. Погонщик по-царски восседал на его необъятной спине, восторженно хохотал и махал Калхасу рукой. Мимо аркадянина, осторожно обходя своих, потекли остальные слоны. Когда их стадо кончилось, пастух обнаружил, что по пути сюда животные Эвдима растоптали не менее полусотни антигоновцев. - Ты жив? Благодарение небесам! - словно из-под земли появился Филипп. - Как я тебя потерял их виду?! - Не знаю. Я сам почти ничего не помню. - Калхас смотрел на меч, покрытый обильной, густеющей на глазах кровью. - Ого! - Филипп с пониманием поцокал языком. - Однако тарентинцы потрепали нас изрядно... К счастью, здесь был всего один их отряд. Калхас оглядел поле и обнаружил, что большая часть сакаскинов, опять собравшись в лаву, преследует тех, кто сумел уйти из-под удара слонов. - Славное дело! - Филипп указал в сторону дороги. - Поскакали к Дотиму! Кажется, он тоже управился. Пастух машинально направил лошадь вслед за военачальником. Руки его мелко тряслись, и он не мог понять, от усталости это или от облегчения. Рассеявшиеся антигоновцы исчезли в пустыне, и слоны под прикрытием отрядов Филиппа и Дотима прибыли в лагерь. Славословия, которыми встретили их появление, были таковы, словно между слонами шел закованный в цепи Фригиец. Не слушая вождей, солдаты сбились гигантской толпой перед палаткой стратега и долго возглашали ему здравницы, связывая сегодняшний успех с предусмотрительностью Эвмена. Тому не сразу удалось умерить восторженный пыл своей армии. - Вина!.. Вина!.. - стали восклицать некоторые воины. - Никакого вина! - резко отвечал стратег. - Ни сегодня, ни завтра! Антигон может попытаться воспользоваться нашей радостью. Сегодня мы удвоим караулы. А завтра начнем укреплять лагерь рвом и валом! К удивлению Калхаса, солдаты восприняли слова Эвмена без ворчания. Действительно, этой ночью никто не пил, а на следующий день тысячи людей, сменяя каждую стражу друг друга, копали ров. Работали без воодушевления - но работали-таки! Никогда авторитет стратега еще не стоял так высоко, как после схватки за слонов. Между тем, последняя принесла Эвмену не только авторитет, но и заботы. Антигоновцы выбили едва ли не половину погонщиков. Эвдим срочно подбирал им замену среди своих индийцев, но на привыкание слона к погонщику уходят месяцы, если не годы, а битва могла произойти уже завтра. Стратег жаловался: - У Антигона слонов было вдвое меньше, чем у нас. А теперь он сравнялся с нами. Боюсь, новые погонщики не создадут ничего, кроме сумятицы. Тем не менее общее приподнятое настроение царило и в палатке стратега. Даже Иероним преисполнился воинственным духом: - Ты должен будешь остаться в лагере, - осаживал его Эвмен. - Наоборот! Я наконец должен быть рядом со всеми! - возмущался историк. - Когда ты здесь, я могу не беспокоиться о своей семье, - объяснял стратег. - И, потом, твое дело - писать, а не махать кусками железа. Такие разговоры случались и перед прошлыми сражениями. Но теперь Иероним был необычайно настойчив. Он своими глазами хотел видеть конец Фригийца. - Я не пускал бы за пределы лагеря и Калхаса, - улыбнулся Эвмен. - Ну уж нет! - пришла пора возмущаться пастуху. - Боги молчат, подсказать я не могу ничего, так пусть от меня будет хоть какой-то прок! Он тоже хотел видеть конец Антигона. Он тоже был уверен в успехе. И даже когда - дабы не сглазить - заставлял себя бормотать под нос фразы вроде: "только не надо радоваться победе, которой еще не было", рассудок отступал перед надеждой. Прошел второй день и третий. Разъезды обагряли кровью оружие, но Фригиец, похоже, не собирался выходить их лагеря. Все приписывали его осторожность страху. Это и радовало, и немножко раздражало. Антигон оттягивал исход, омрачая необходимостью ожидания радость грядущей победы. Вечером третьего дня в шатре Эвмена Калхас увидел близких стратегу людей: Иеронима, Филиппа, Дотима. Они решали, как выманить Фригийца из лагеря, подкрепляя свои силы местным пивом - черным и едким. Это пиво сразу же делало мысль беззаботно-самоуверенной. Может быть поэтому Эвмен и потчевал им соратников: самоуверенность рождала неожиданные планы, а сейчас им была необходима именно неожиданность. Когда Калхас сел рядом с Дотимом, тот, радостно щерясь, доказывал всем, что нашел наилучший способ решения задачи. - Нужна приманка! Нужно, чтобы Антигон открыл ворота, и мы проникли внутрь! Конечно меня, или Филиппа, пускать в свой лагерь он не станет. Но если кто-нибудь из сатрапов - например, Певкест, - изобразит из себя перебежчика? А? Мы бросимся преследовать его, персы, как бы спасаясь, проникнут через ворота - и дело сделано! - А если Певкест и вправду перебежит! - спросил Калхас. Все засмеялись. - Нет, Дотим. Слишком сложно. Антигон недоверчив. Очень многое придется делать, чтобы убедить его. И, потом, сложные планы срываются чаще простых. - Так, может, не мудрствовать? - подал голос Филипп. - Поднять завтра утром армию и устроить штурм Антигонова лагеря. По всем правилам - как Александр штурмовал Тир. - Ночью! - горячо добавил Дотим. - Не завтрашним днем, а ночью. В кромешной тьме! И дать каждому солдату по факелу. Представляешь - из тьмы надвигается море факельных огней! Стратег скептически покачал головой: - Ночной штурм - это хорошо. Но у нас слишком много отрядов в армии, слишком много разных воль. Они перепутаются, в темноте начнут драться друг с другом, мешать, устроят панику. Но дневной штурм отпадает тем более. Антигонова армия численностью немногим уступает нашей. Конницы у него даже больше. Войск, чтобы защитить вал, Фригийцу хватит. А в самый разгар штурма из ворот появятся фессалийцы, или тарентинцы. Мы не добьемся ничего, потеряв слишком многих. - Стратег вздохнул. - И засады-то не устроить. Местность ровная, как стол. Дотим и Филипп уткнулись в сосуд с пивом. Потом, словно сговорившись, повернулись к историку: - Иероним, - позвал Дотим. - Твое искусство - память. Неужели ты не можешь ничего вспомнить? Историк, словно не слыша их, жевал губами. Наконец он вздохнул и произнес: - Хитростей я помню много, но такой ситуации как сейчас - нет. Единственное, что приходит в голову - последовать примеру Дария при Иссе. - То есть? - спросил Дотим. - Он думал, что Александр избегает встречи с ним и, дабы вынудить нас к сражению, зашел с тыла, перерезав дорогу, по которой мы пришли в Сирию. Филипп отмахнулся: - Пока мы обходим Антигона, он либо нападет на нас, либо займет Габиену. Чем тогда станем кормить солдат? - Значит нужно поступить так, как поступали в древности, - многозначительно сказал Иероним: - Нужно послать вызов. Коли Антигон заботится о своем имени, он его примет. - Я уже думал об этом, - задумчиво произнес Эвмен. - Я тоже забочусь о своем имени. Но в ситуации Фригийца я, наверное, не принял бы его. Калхас с любопытством слушал рассуждения военачальников. Разговор шел о событии, которое должно было решить судьбу чуть ли не всей ойкумены, но пастух поймал себя на том, что наблюдает за советом как за игрой тонких, искусных в своем деле умов. Игра эта доставляла удовольствие его голове и не будоражила сердце. Словно речь шла не о жизнях многих тысяч людей - в том числе и его жизни. В этой игре не было ничего страшного, ибо в ней не было реальности. Когда пастух понял это, тревога неожиданно коснулась его души. Калхас стал лихорадочно соображать, чем она вызвана. Эвмен и его соратники были увлечены задачей всерьез - значит, речь шла не о том, как они ее пытались решить, а о том, что они опаздывали, если уже не опоздали. Тревога нарастала - боги что-то подсказывали пастуху, намекали на опасность, но он не мог понять, в чем она заключалась. Разговор между тем становился все более веселым и легким. Пиво уводило от серьезности - Дотим изображал перепуганного Фригийца, а остальные хохотали над его ужимками. "Остановитесь! - хотел сказать Калхас. - Придите в себя, произошло что-то непоправимое! Вы уже утеряли власть над событиями!" Но его опередило появление Тиридата. Лицо армянина выражало удивление. - Эвдим, - сказал он и пожал плечами. Эвмен согнал с лица улыбку. - Хорошо. Позови его и принеси еще одну чашу. Индийский сатрап был испуган. Увидев, что автократор не один, он шарахнулся назад и скрыл лицо полой гиматия. - Что за представление ты устраиваешь? - озадаченно спросил Эвмен. - Заходи, здесь мои друзья, кого тебе опасаться? - Друзья? - глаза Эвдима вынырнули из-за края плаща. Удостоверившись в отсутствии нежелательных лиц, он с явным облегчением скинул гиматий и подсел к стратегу. Эвдим удивлял Калхаса, пожалуй, более, чем другие сатрапы. Всем было известно, что он убил давнего соперника Александра, могучего царя Пора; захватил его сокровища и слонов. Все знали, что в долине Инда с ее десятками царей, диких племен, с мириадами поселений править мог только отчаянно храбрый и хитрый человек. Но этот, похожий на взъерошенную птичку сатрап, по-видимому, взялся опровергнуть славу, которая шла о нем. Вечно чем-то обеспокоенный, нерешительный, не очень далекий, он терялся среди других вождей войска Эвмена, выглядя порой просто жалко. В результате к словам индийского сатрапа не прислушивались, а за спиной ядовито насмехались. Положение Эвдима поддерживали только слоны - грозное оружие Пора. Справляться со слонами на поле боя научились уже давно, но кого не охватит невольная дрожь при виде огромной серой туши, мчащейся на тебя! Эвдим жадно выпил пива. В его мелко дрожащих руках, в бледном, потном на висках лице читалась явная неуверенность - словно он все еще не мог решить, правильно поступил, придя сюда. Между тем Эвмен не собирался дожидаться результатов борьбы в душе сатрапа. - Что веселого ты нам поведаешь? - раздраженно спросил он. - Веселого! - Эвдим даже поперхнулся. - Если после моих слов вам будет весело... - на мгновение он умолк, с отчаянием глядя перед собой: - Я пришел предупредить тебя, стратег. Страшно даже говорить. Но нужно. Сатрапы решили убить тебя. Дождаться, когда ты победишь Антигона и покончить с тобой. Вот такой ужас. Филипп недоверчиво засмеялся: - Наверное, ты слишком много пил по случаю спасения слонов... - Постой, - оборвал его Эвмен. - Эвдим, но ведь этого же не может быть! - Я говорю правду. Тебя ненавидят. Ты мешаешь им. Они не терпят
в начало наверх
власти над собой, ты же постоянно показываешь, что над ними нужна твердая рука. Они боятся, что после победы над Фригийцем ты займешь его место. Поэтому они терпят тебя только до смерти Антигона. - Так. Весело, - мрачно усмехнулся стратег. - Перечисли, кто входит в этот заговор. - Все. Все сатрапы. И еще Тевтам. - А Певкест? - Неужели ты верил ему? - Эвдим был поражен. - Он уже в Сузах говорил, что ненавидит тебя. - И даже Амфимах? - тоскливо спросил Иероним. - Даже Амфимах. Я говорю - все. - Интересное дело, - зло и недоверчиво прищурившись, Дотим наклонился в сторону индийского сатрапа: - Ты говоришь, что все. Значит и ты тоже участвуешь в заговоре? - Да, - с готовностью подтвердил Эвдим. - Я тоже. Я был напуган решительностью, с которой все заговорили о необходимости убрать автократора. Чтобы не подписать смертного приговора еще и себе, пришлось поддакивать. Только это еще не заговор. Они еще не знают, как будут тебя убивать. Просто мы договорились, что Эвмен не переживет победы над Антигоном. - И давно? - Что давно? - Давно вы это решили? - Может быть, Певкест, или Антиген решили это давно. Но я узнал обо всем неделю назад. Помните первый день, который мы провели в ложном лагере? Пока ты, Эвмен, шагал по склону, отдавая какие-то распоряжения, мы говорили о твоей смерти. Калхас вспомнил свой странный разговор с сатрапами. - А зачем вы позвали меня? - Чтобы подстраховаться. О тебе всякое рассказывают. Но ведь боги так и не подсказали ничего? - Да, - опустил голову пастух. - Тогда вместе с тобой, Эвмен, ходил Антиген. Он вернулся раньше тебя и был обрадован нашим единодушием. Но именно он убеждал потакать сейчас стратегу во всем. И чтобы приблизить победу, и чтобы не возбуждать подозрений. Калхасу стало душно. Он постепенно осознавал, в каком они находятся положении. Ужас и безволие попеременно накатывались на него. - Знают ли об этом солдаты? - спросил Эвмен. - Конечно нет. Посвящать в разговор слишком большое число людей - самоубийство. Да и почитают они тебя сейчас, Эвмен. - Эвдим криво улыбнулся. - Но ты не слишком обольщайся этим. После победы они пойдут не за тобой, а за теми, кто платит деньги. Иероним сидел, спрятав лицо в коленях. Филипп безостановочно качал головой, бессмысленно глядя перед собой. Калхас и не ждал решений - настолько мрачно было все вокруг. - Зачем ты пришел к нам? - потемневшее лицо Дотима не предвещало Эвмену ничего хорошего. - Только не смей врать. В чем твой интерес? Индийский сатрап покачал головой. - Ты просишь меня объяснить слишком сложную вещь. - А ты попытайся, - ядовито настоял Дотим. - Еще утром я не предполагал идти. Это получилось так, само собой. В прошлую стражу ко мне пришли Певкест и Антиген и сказали, что решение остается в силе, нужно будет только улучить момент. Это меня и подтолкнуло... Нет, ты, Дотим, мне не веришь, а потому не поймешь. Сколько бы я ни говорил о благодарности или справедливости, все будет впустую. Но мой страх осилило нежелание участвовать в скверном деле, а не "интерес". Впрочем, интерес тоже есть. Индийский сатрап - будь им я, будь им кто-то другой - нуждается в сильной руке, подкрепляющей его из Вавилона. Сам по себе он не удержится. А если не будет ни Антигона, ни тебя, об Индии забудут все. Ты посмотри на них, разве может кто-нибудь из этих сатрапов возвыситься над миром? Земля стряхнет его, словно мошку. Даже победа Антигона не так страшна, как твоя смерть... Они будут воевать друг с другом до тех пор, пока какой-нибудь варвар не приберет их к рукам. - Ладно сказано, - Дотим повернулся к Эвмену. - Как бы то ни было, он к нам пришел. Что делать, стратег? Впервые Калхас увидел Эвмена потерянным. Стратег сгорбился, опустил голову и что-то едва слышно шептал пожелтевшими губами. Калхас прислушался: "Певкест, Антиген, Стасандр, Тлеполем..." - стратег перечислял имена сатрапов. "Потрясающе! Он им верил, - подумал пастух. - Под началом Александра они сражались плечом к плечу, и он считал это гарантией дружеских чувств. Они полагают Эвмена хитрым, дальновидным, лицемерным - а он открывался им как давним друзьям, он прощал от чистого сердца. Что за демон наделил его сердце такой потрясающей способностью обманываться в людях? Целый год она скрепляла армию даже в тех случаях, когда любой здравомыслящий человек поспешил бы бежать от таких "союзников". Но сумеет ли он теперь вынести правду?" Между тем Иероним поднял лицо от колен и красными, воспаленными глазами посмотрел на Эвдима. - Иногда я считал этих людей мерзавцами. Чаще - безумцами, людьми, потерявшими рассудок из-за власти. Все оказалось гораздо хуже. Это безумные мерзавцы. Я не знаю, как им противостоять. - Что значит "не знаю"? - возвысил голос Дотим. - Позвать Тиридата, собрать преданных людей и прямо сейчас захватить сатрапов. Прямо в их шатрах! Калхас почувствовал благодарность к вождю наемников. То, что он предполагал, было невыполнимым. Но он все-таки что-то предлагал! - У них охранники, - сказал Эвдим. - Значит поднять сразу все наши войска! - воинственно настаивал Дотим. - Мы справимся! - Ты предлагаешь устроить в лагере резню? - очнулся Эвмен. - Ни в коем случае делать этого нельзя. - Правильно, - поддакнул индийский сатрап. Наемник обиделся. - Я не собираюсь ловить Антигена для того, чтобы они потом перерезали мне глотку! А ты, Эвдим, - я скажу это при всех! - должен менее всего заботиться о пролитой крови. Я знаю, что стратег занял у тебя деньги - вот ты и беспокоишься о них! Не так, скажешь? Эвдим пожал плечами. - Даже если так, имеет ли смысл препираться? - вмешался Иероним. Дотим хотел сказать еще что-то, но Эвмен жестом остановил его: - Не злись, прошу тебя. Мы и так живем среди диких зверей. Так давай не станем уподобляться им. Наемник понуро кивнул. - Ладно. Не будем. Но почему вы отказываетесь от моего предложения? - Темнота, паника, суета - этого достаточно для того, чтобы разрушить даже продуманный план, - сказал Эвдим. - А вам придется действовать, будучи совершенно неподготовленными. - Ты думаешь, солдаты, которые служат у сатрапов, не обнажат оружия, когда услышат, что на их хозяев совершено нападение? - спросил у Дотима Иероним. - Тогда предлагайте что-то свое, - развел руками тот. - Вы говорите не о том. Вы не понимаете, как велика опасность, - потухшим голосом сказал Эвмен. - Иероним, распорядись, чтобы Тиридат принес лист папируса и чернила. Когда перед стратегом появились письменный столик и лист папируса, он попросил тишины. - Наконец-то нужно подумать об этом, - тихо сказал он и начал что-то писать, медленно и аккуратно выводя буквы. "Завещание!" - понял пастух. Он замер. В груди стало тяжело и холодно. Если стратег пишет завещание, значит все страшно, значит опасность серьезнее, чем хотелось бы думать Калхасу. Эвмен составлял текст в пасмурной, но благоговейной тишине. Иногда он откладывал тростниковое перо в сторону и сосредоточенно потирал переносицу, стараясь не упустить ничего. Иногда выпрямлялся, закрывал глаза, и его уст касалась слабая улыбка. Прошло немалое время, прежде чем он сказал: "Все". - Теперь, Иероним, принеси бумаги. Перед стратегом появилась небольшая шкатулка, плотно набитая свитками. Эвмен стал разворачивать их один за другим, бегло просматривать, а затем отдавать историку. Тот рвал свитки на мелкие клочки, которые бросал в очаг. Пламя весело подпрыгивало над углями, когда новая порция бумаг оказывалась в нем. - У меня много друзей, - пояснил Эвмен. - В самых неожиданных местах. Нельзя, чтобы они пострадали. Положив вместо сожженных писем в шкатулку завещание, Эвмен явно успокоился. - Если и действительно произойдет худшее, - сказал он и просительно улыбнулся. - Пусть оставшиеся в живых позаботятся о моей семье. Все заговорили разом. Стратег поднял руки, словно защищаясь от возмущения собеседников. - Тогда я не стану беспокоиться. Спасибо. Теперь я в состоянии думать о том, что нам предпринять. Первым взял слово Филипп. - Я молчал и думал: что может спасти от заговора? Мне кажется - только солдаты. Помните, как поступал Александр? Он собирал войско и объявлял о заговоре. Пусть сатрапы попытаются оправдаться перед лицом солдат! Эвдим даже посерел. - Нет-нет! Ни в коем случае! Ты что же, предлагаешь, чтобы мы орали друг на друга, драли за волосы и прочее - как крестьяне, которые судятся из-за снопа овса - и все это перед многотысячной тупой массой? Да половина из нее не понимает по-эллински! Ты можешь предсказать, как она на это прореагирует? - Эвдим боится: тогда откроется, что он играет на обе стороны, - съехидничал Дотим. - Конечно боюсь, - признал индийский сатрап. - Только уже не Певкеста. Боюсь солдат. - Аркадяне будут кричать, что сатрапов нужно взять на ножи. Это обязательно, - уверенно сказал Дотим. - А остальные? - спросил Иероним. - Те остальные, что под твоим началом? Ты в них уверен? - Нет, - наемник помрачнел. - Не знаю, куда они метнутся, - то ли будут ждать, как определятся другие, то ли придумают что-то свое. - Вот именно. Когда в вождях нет согласия - чего можно требовать от солдат? - вздохнул Иероним. - Но ведь Александр добивался своего! - пытался настаивать Филипп. - Солдат, которых он собирал на сходы, воспитывал еще его отец. Это была большая семья. И когда они ссорились - ссорились как старший и младший братья. А под нашим началом слишком разношерстная компания. В ней есть отряды, которые действительно преданы. Но много ли таких? - сказал Эвдим. - Они бросятся к Антигону. Переметнутся под его крыло. Я убежден, - неутешительно подвел итог Иероним. - У того есть порядок, их купит порядок, а даже не деньги. - Так что же нам, спасаться бегством? - возмутился Дотим. Некоторое время молчали. - А стоит ли бояться этого слова? - спросил Иероним. - Я имею в виду слово "бегство". Тяжело только одно: решиться в очередной раз все начинать с начала. - Куда ты предлагаешь направиться? - без интереса спросил Эвмен. - В Каппадокию. Там мы найдем друзей и горные крепости, которые откроют ворота перед нами, но захлопнут перед Фригийцем. - А где спасаться мне? - горько поинтересовался Эвдим. - Я пойду за стратегом куда угодно, - расстроился Дотим. - Если он решит бежать, я последую за ним. Но, помимо варваров, под моим началом еще и эллины, которых я, именно я привел сюда, на край ойкумены. Можно ли их бросить? - Нет, - покачал головой Эвмен. - Бегство - последняя мера. Однажды, благодаря предательству, Антигон уже загнал меня в ловушку. Но даже тогда мы стояли, пока это было возможно. Нужно довести дело до конца... Успеем бежать, - устало добавил он. - Может быть пригласить сатрапов и поговорить с ними прямо, открыто? - нерешительно сказал Филипп. Ему не стали даже отвечать. Опять в палатке стратега ощущалось удушливое, безысходное молчание. Уже страшны были не заговорщики, но это молчание - оно высасывало последние капли надежды, а вместе с ней - желание жить. - Только не бейте меня, - фальшиво засмеялся Калхас. - Я предлагаю вступить в переговоры с Антигоном. На него смотрели с непониманием и недоумением. Дотим выразительно
в начало наверх
постучал ладонью по затылку. Эвмен замкнулся - словно и не слышал слов пастуха. Зато Иероним оценил предложение. - Это неожиданно. Тем лучше - накажем предателей и, быть может, прекратим междоусобицу. - Подожди! - яростно обернулся к нему Дотим. - Как ты это представляешь? Вот я или Филипп, или, например, Калхас отправляются к Фригийцу, - и что они будут предлагать, что говорить? - Надо подумать. Обсудить, - спокойно сказал Иероним. - Чудовищно! Ужасно! - Дотим не мог прийти в себя. - Как вы вообще можете говорить о таком? - А почему нет? Здравая мысль. - Эвдим посмотрел на Калхаса с одобрением. - Может быть, это первые здравые слова, которые прозвучали сегодня вечером. - Что в них здравого? - поддержал Дотима Филипп. - По-моему, еще два года назад Антигон предлагал стратегу поделить власть в Азии. Пусть они ее наконец поделят. - Бессовестный ты человек, Эвдим, - не выдержал Дотим. - Не бессовестный, а мудрый, - мягко поправил индийский сатрап. Калхас не выдержал и хихикнул. Наемник метнул на него уничтожающий взгляд. - Я не ожидал, Калхас! - Почему же нет, Дотим? Препирательствам не дал развернуться стратег. Он поднял руку - так, как это делал, когда командовал войсками, - и произнес неожиданно ровным, звучным голосом: - Даже если твоими устами, прорицатель, глаголют боги, я не могу принять такого совета. Я не откажусь ни от своего имени, ни от памяти об Александре. Произнеся эти слова, словно клятву, он опять ссутулился в изнеможении. - Мы примем битву. Посмотрим, что будет. Я уничтожу Антигона, а там увидим, выдадут ли солдаты победителя убийцам... Извините меня, друзья, но я должен остаться один. Из палатки вышли понурые, не глядя друг на друга. Дотим, принципиально не попрощавшись с Калхасом, быстрым шагом отправился к своим аркадянам. Филипп помялся и тоже растворился в темноте. Эвдим горько сказал пастуху: - Если дела будут плохи, утешься мыслью о том, что ты - самый здравый человек в лагере. - Затем он укутал голову плащом и издал едва слышное змеиное шипение. Рядом с сатрапом из темноты появились два плечистых индийца-телохранителя. - Будем молиться, - произнес на прощание Эвдим и - осторожный, пугливый - шмыгнул за спины охранников. Калхас и историк остались одни. - Мрачный получился вечер, - буркнул Иероним. - Пойдем ко мне. У меня есть вино. По крайней мере отобьет пивную горечь во рту. Вино у Иеронима было хорошим, но сегодня оно не радовало. - Может быть ты сам попытаешься переговорить с Антигоном? - предложил Калхас историку. - Нет. Не стану этого делать за спиной у Эвмена. Хотя - зачем скрывать! - мне понравилась твоя идея. Но стратег тоже прав. Иероним отпил вина и скривился так, словно это была моча. - Ради него пролили кровь очень многие; Эвмен не может забыть этого. Он не откажется от себя. Иероним нервно потер ладонью подбородок. - С какой стороны не подходи к этому вопросу, Эвмен выбрал самое достойное. Даже если он потом пострадает из-за своего выбора... Шесть лет назад мы пережили что-то похожее - когда умер Александр. Никто не ожидал его смерти; было жутко, как детям, в один день оставшимся без отца и матери. Потом привыкли, успокоились, но несколько дней я пребывал в ужасе. Вот тогда-то один халдейский жрец взялся растолковывать мне свои мудрости. Говорил он про всяких богов, про таинства. Я слушал рассеянно, но одно запало в душу. Вот как он говорил: "Вы, эллины, идете из прошлого в будущее, думаете, что оно перед вами, а на самом деле все наоборот. Будущее налетает из-за спины, словно ураган. Оно таится и устраивает засады. Оно выскакивает из темноты, которая за твоим затылком. Оборачивайся - не оборачивайся, его не уловишь. Остается только смотреть вперед, на единственное в чем мы уверены, на прошлое. Нужно крепко ухватиться там за что-нибудь и держаться изо всех сил. Чтобы никакой ураган тебя не отодрал. Ухватиться за твердое, за то, за что имеет смысл хвататься, за самое достойное..." Халдей был мудр. Певкест, Антиген и прочие не понимают этого, потому-то их метает от одного желания к другому, они обречены всю жизнь бояться и ненавидеть. Антигон тоже не знает, но, по крайней мере, в его стремлениях есть определенность. А Эвмен выбрал память об Александре, верность его семье и его державе. Он прав, даже если это приведет к беде... Иероним горько качал головой, а Калхас видел, что в его глазах скапливается влага. - Фригиец прислал вызов! Он хочет сражения! Калхас был свидетелем того, как Эвмен принимал посланца. Молодой македонянин, старавшийся держаться надменно-сурово, не поддаваться естественному любопытству, без движения стоял перед стратегом, пока тот читал послание Антигона. Сатрапы, окружившие Эвмена, были не менее надменны. Но аркадянин видел, что, несмотря на всю свою судорожную чинность, они пытаются заглянуть через плечо стратега. - Замечательно, - удовлетворенно сказал тот, закончив чтение. - Я принимаю вызов. Передай хозяину: завтра. Он сложил послание Фригийца и отдал Иерониму. Сатрапы заговорили - возбужденно и все разом, так что разобрать отдельные фразы в их гаме было просто невозможно. - А к чему тянуть? - пожал плечами стратег. Суета, поднявшаяся в лагере, заглушила в нем боль вчерашней ночи. Стратег был бледен, но решителен. Сатрапам же оказалось некогда раздумывать над причиной его бледности. Биться предстояло по всем правилам - коли уж Фригиец пошел на открытый вызов, он бросит в бой последнего солдата. Но Калхасу от этой суеты не стало легче. Он, прорицатель, не участвовал в ней, а наблюдение за приготовлениями к событию, которое могло решить его судьбу, только усугубляло тревогу аркадянина. Тщательность стратега, внимание к мелочам казались абсурдными в ситуации, когда удача наряду с неудачей сулила гибель. Калхас уединялся в палатке, пытался, подобно Дотиму, беседовать со своим оружием, но оно молчало - как молчал стеклянный шарик на груди. Весь лагерь был страшно занят, люди спешили, молили торопливое зимнее солнце подольше задержаться на небосклоне, а аркадянин уже после полудня стал ждать ночи и сна. Принимая неожиданный вызов Эвмен был прав: развязку оттягивать нельзя, промедление уничтожает волю вернее любого оружия. Рассвет получился скучным, будничным, но, поднимаясь над горизонтом, солнце постепенно добавляло красок, и боевые одеяния солдат воинственно разгорались под его лучами. Калхас чувствовал себя невыспавшимся, раздраженным. Силы возвращались к нему столь же медленно, как начинался день. Вчера вечером аркадянин долго провалялся без сна. А когда Морфей смежил-таки его веки, пришел Иероним и будил прорицателя, пока тот не пришел в себя. Спустя некоторое время они, схоронив под полами одежд кожаные мешочки с золотыми монетами, выехали из лагеря. Эвмен решил припрятать часть своих денег на случай, если ему или его друзьям придется скрываться. Они направили лошадей на север. Перебравшись через высохшую реку и убедившись, что вокруг нет никого, Иероним выбрал длинный, причудливо изогнутый можжевеловый куст и отмерил от него десять шагов в сторону лагеря. Затем он достал из седельной сумки миниатюрные лопатки. Калхас восхитился тонкой работой, но выразил сомнение, что они пригодны для копания ямы. - Ничего, должны выдержать, - буркнул историк. Словно желая подбодрить спутника, Иероним принялся долбить холодную, мерзлую землю. Спустя короткое время его руки, непривычные к такому занятию, оказались натертыми. Тогда аркадянин отодвинул историка в сторону. - Кровавые волдыри на твоих ладонях вызовут завтра излишние вопросы. Калхас в одиночку закончил яму. Они побросали туда мешочки, завалили землей и долго утаптывали грунт, чтобы он не отличался от окружающих участков. После этого стряхнули с одежды пыль и вернулись в беспокойно спящий лагерь. Сейчас это ночное путешествие казалось сном. Особенно нереальной была тишина, окружавшая их ночью. Вокруг Калхаса громогласно трубили слоны, скакала конница, мерно ударяла ногами о землю пехота и раздавались команды на множестве разных языков. А лагерь порождал все новые отряды, широкой лентой направлявшиеся к месту грядущей битвы. Иеронима рядом с Калхасом не было. Стратег все-таки заставил того остаться в лагере, дав под его начало половину телохранителей Тиридата и приказав не подпускать никого к своей семье. Историк повиновался, но выглядел расстроенным. Его большое, круглое лицо вытянулось, под глазами лежала печать невеселых мыслей. - С ними ничего не случится, - обещал он стратегу. - Но я не хотел бы отсиживаться за спинами у солдат. - А, оставь! - ободряюще улыбнулся Эвмен. - Ты делаешь большое дело. Уже по той причине хотя бы, что теперь я могу сражаться не думая о тех, кто за моей спиной. Иероним понимающе кивнул, потом сам изобразил бодрую улыбку и поднял руку, прощаясь со всеми. Калхас махнул ему рукой в ответ с тяжелым сердцем - словно перед долгим расставанием. Эвмен же выехал из лагеря уверенным и даже радостным. Иным он и не мог быть - на него смотрели солдаты, от него они заряжались энергией. Мрачный, скучный военачальник - предвестник проигрыша сражения. Веселый, беззаботный - гарантия отчаянной храбрости его войска. Однако бодрость стратега была не показной. Ожидание битвы разгорячило его, и в облике Эвмена не осталось ничего от недавней нерешительности. Он прямо, ровно сидел на лошади, без усилий разбираясь во внешне беспорядочных, пересекающихся движениях колонн, выходивших из лагеря. Войска с воодушевлением приветствовали его - и глаза Эвмена горели не меньшим воодушевлением. Постепенно фронт армии становился все шире. Передовые отряды расходились в стороны, а промежутки между ними занимали те, кто шел позади. Когда половина пути между лагерями была пройдена, беспорядок отдельных колонн превратился в порядок ровного, продуманного строя. Армия остановилась; она была готова к битве. Место здесь было совершенно ровное, только за правым крылом Эвмена находился холм с длинными пологими склонами. Скучно-одинаковая, гипсового цвета земля простиралась вплоть до горизонта. Когда ноги солдат, или лошадиные копыта ударяли по ней, поднимались маленькие облачка белесой пыли. Армия Антигона начала движение позже, ее колонны, окутанные той же пылью, еще только приближались к полю битвы. Если бы Эвмен приказал начать атаку именно сейчас, то фригиец был бы смят, его войска, не успевшие развернуться, обратились бы в бегство. Но Калхас понимал, что стратег не пойдет на это, что он ни в коем случае не даст повода упрекнуть себя в нечестности. Вызов требует открытого боя, в котором решающими аргументами являются сила и умение, а не внезапность и хитрость. Ожидая, пока враг приготовится к сражению, стратег, сопровождаемый Калхасом и телохранителями, объезжал войска. Все свои лучшие конные отряды он расположил на левом фланге. Эвмен знал, что Антигон, подражая Александру, ставит отборные части справа и находится вместе с сыном Деметрием при них. Сегодня стратег хотел сам противостоять Фригийцу. Если ему будет сопутствовать успех, то и пехота, стоявшая в центре, и Филипп, командовавший на противоположном крыле, серьезного сопротивления не встретят. Чтобы как можно лучше прикрыть левый фланг, Эвмен расположил на расстоянии стадия перед ним половину слонов и большинство своих легковооруженных. Здесь был Гифасис, его огромная туша в алой боевой попоне выделялась среди других животных. На лбах слонов находились овальные медные щиты, увенчанные коротким мощным острием. Они придавали животным сходство с единорогами. Где-то среди окружавших зверей полуголых
в начало наверх
лучников, пращников, метателей дротиков находился и Дотим. Калхас так и не разглядел его, ибо Эвмен двинулся вдоль фронта всадников. Прежде всего пастух увидел гетайров, отряд, составленный из воинов, которые хранили верность автократору еще со времен смерти Царя. Восседавшие на тяжелых, мощных боевых конях, облаченные в тяжелые доспехи, вооруженные сариссами и большими щитами, они приветствовали Эвмена сдержанно, сурово. Сегодня каждый из них надел золотые пряжки, полученные на память о сидении в крепости Нора. Македоняне, эллины, варвары - здесь не делились по племенам и верам: друг друга они понимали без всяких слов, ибо общим языком здесь была верность. За ними следовали "царские юноши" - юные эллины, дети участников походов Александра, украшение армии. Они сопровождали во время всяческих церемоний, парадов повозку с доспехом Царя, но сегодня готовились сражаться рядом с отцами. Одетые в расточительно дорогое платье, вооруженные скорее пышно, чем серьезно, они нетерпеливо переговаривались, ожидая первой крови и первой славы. Дальше шли конные части сатрапов, которым Эвмен приказал располагаться поблизости от себя. Прежде всего - чернодоспешные паропамисады, похожие на грозовую тучу. Даже их щиты были обтянуты черной материей. Этих диких воинов, вооруженных боевыми секирами - сагариссами, прислал престарелый тесть Александра, варварский князь Оксиарт. Паропамисадов сменили месопотамцы в льняных панцирях, со щитами, дротиками и деревянными палицами, покрытыми железными шишками. Месопотамцев - карманийские всадники в голубых плащах, с бычьими рогами на шлемах и скальпами врагов у пояса. Карманийцев - вечно пьяные, одержимые кровью фракийцы, со щитами, напоминающими луну во второй четверти. Все в волчьих, лисьих мехах, остро пахнущие зверем и жаждой убийства. Далее Калхас увидел персов - надменных и величественных, разительно отличающихся от других солдат. На них были войлочные тиары, чешуйчатые кольчуги, в руках они держали короткие копья и луки. Персидские прямоугольные щиты, оплетенные кожей и медью, словно звезды, украшали шляпки золотых гвоздей. Золотом и драгоценностями горели уздечки, серебряным шитьем - плащи и похожие на доспехи попоны лошадей. Певкест не жалел денег на свою гвардию. Рядом с персами даже тонкой ионийской работы доспех стратега казался удивительно скромным. А Калхасу на мгновение стало стыдно своей латной куртки и потертых варварских штанов. Но он забыл о стыде, когда увидел овечье лицо Певкеста, выражавшее саму любезность. Ненависть забурлила в нем, и пастух поспешно отвернулся, чтобы не выдать ее случайным словом или движением. За персами следовали пестрые отряды других сатрапов. Число воинов, входившее в них, оказалось невелико, но Эвмен и не гнался за числом. Он приказал поставить на левом фланге самых лучших. Левое крыло обрывалось на всадниках Эвдима. Стратег обменялся с бледным, тревожно сжавшим губы индийским сатрапом безмолвным взглядом и преувеличенно радостно ответил на приветствие македонян, служивших своему господину в индийских джунглях. Пеший строй открывали нагловато глядящие греческие наемники. Их шлемы украшали султаны из конских хвостов, а панцири были размалеваны красной и черной красками. Самое удивительное зрелище представляли вожди наемников, увенчанные гирляндами из виноградных лоз. На щитах вождей виднелись рельефные изображения головы Медузы Горгоны и остробородый профиль хмельного Диониса. Далее, окруженные гипаспистами, подкрепленные варварами, вооруженными по македонскому образцу, находились аргираспиды. Среди других отрядов их строй казался не таким уж и большим, но они составляли стержень войска, они принимали на себя главный удар и первыми наносили удар ответный. Сегодня оружие ветеранов было начищено, щиты сверкали серебром, а шлемы украсили полузабытые гребни из белых перьев. Старики возбужденными криками встретили стратега. Несмотря на взаимную неприязнь, сегодня они чтили его. Эвмен остановил свой маленький кортеж и поднял руку, прося от ветеранов тишины. - Те, против кого вы будете сражаться, - не варвары. Но они страшнее варваров. Ибо, если победят они, будет погублено то, чему вы посвятили свою жизнь. Ваши раны, ваша доблесть, смерть ваших друзей, - все останется втуне. Фригиец заставит забыть о вас, он отвернется даже от Александра! Возмущенный рев ответил ему. - Но Фригиец не одолеет! Я знаю, что победите вы. Вы всегда побеждали; неужели те, кто еще не появились на свет, когда вы уже были покрыты кровью врагов и славой, смогут противостоять таким солдатам! Рев стал восторженным. Кричал даже Тевтам. Лицо его было мрачным, но Калхас чувствовал, что вождь македонян не думает сейчас ни о каких каверзах. В среде аргираспидов возникло какое-то движение. Эвмен, собравшийся было ехать дальше, задержал коня. - Лошадь! - кричали македоняне. - Пусть дадут нам лошадь! Они хотели отправить посланника к армии Антигона. Сразу же сочинили текст, который тот должен был огласить. Он начинался с проклятий: "Безбожные головы! Вы хотите биться против своих отцов, которые вместе с Филиппом и Александром покорили весь мир и которые, как вы увидите, достойны своих царей и прежних богов!.." Эвмен приказал одному из телохранителей спешиться. Македонянин, взявшийся прочитать послание, взобрался на лошадь и рысью отправился к неприятельским рядам. Слоны и легковооруженные воины перед центром стояли реже, чем перед левым крылом, поэтому Калхас видел, как он приблизился к строящимся фалангитам Фригийца, как стал читать послание и даже услышал ропот, пронесшийся по неприятельским рядам. Улыбаясь, Эвмен двинулся дальше. Варвары, эллинские наемники сменяли друг друга. Рассчитывать на какую-то особенную их стойкость не приходилось, но стратег надеялся, что они хотя бы отвлекут на себя часть сил Антигона. Главное дело сделают аргираспиды. Правое крыло опять составляла конница. Калхас увидел давних знакомцев сакаскинов, лично возглавляемых Филиппом. Рядом с сакаскинами находились сухие, гибкие саки в высоких, островерхих тюрбанах, с тростниковыми луками и кинжалами. Там были и арахосийцы в разноцветных шутовских нарядах, но всех остальных иначе, чем сбродом, назвать было нельзя. Всадники в деревянных шлемах и вовсе без оных, в доспехах, сделанных из конских копыт и просто голые по пояс, мелко дрожащие, синеющие от холода. Калхас заметил в руках у некоторых из них простые ясеневые палки, обожженные и заостренные на концах. Вооруженные чем попало, они напоминали банды разбойников и были пригодны только для преследования врага, да грабежа обоза. Стратег скептически осмотрел это, с воодушевлением приветствовавшее его воинство. - Я об одном тебя прошу, - сказал он Филиппу: - Не ввязывайся в серьезную схватку, покуда есть такая возможность. Мне не нужно от тебя победы. Прикрывай пехоту и не давай разбегаться своим... смельчакам. Филипп явно был обескуражен ролью, которая ему отводилась. - У тебя сложная задача, - объяснял Эвмен. - Отвлекай на себя конницу, если будет туго - уступай, отходи, но отвлекай ее от аргираспидов. Если ты справишься, я уверен в победе. - О чем речь! - смиренно отвечал Филипп. Обратно стратег ехал быстро, не задерживаясь перед отрядами. Опять его сопровождала волна приветствий, но теперь она звучала резче, яростней. Вот-вот должна была начаться битва. Воины лупили себя по щекам, лица наливались кровью, глаза горели ненавистью. Торопясь вместе со стратегом, Калхас старался незаметно избавиться от пустого комка, образовавшегося в его желудке. Породил комок не страх, а обычное волнение перед схваткой, но сегодня оно было каким-то слишком болезненным. Чтобы отвлечься, Калхас посматривал на армию Фригийца. Там было меньше слонов, зато больше конницы, меньше легковооруженных пехотинцев, зато больше тяжеловооруженных, меньше варваров, зато больше македонян. У Антигона было меньше пестроты и красок, зато больше дисциплины. И все же из прошлых столкновений победителем выходил Эвмен. Гетайры расступились, и Эвмен вместе с телохранителями оказался в середине их. - Ну, предсказатель, что говорят боги? Калхас машинально потрогал шарик. - Пока ничего. - Будем считать это добрым признаком. Эвмен достал из ножен меч и поднял его над головой. Солнце вспыхнуло, отразившись от лезвия. Ослепленный на мгновение вспышкой, Калхас закрыл глаза и тут же услышал резкий зов боевых труб. Казалось, что вся армия поднялась на цыпочки, глядя как окутанные роями легковооруженных слоны ринулись в атаку. Сразу же пропала их внешняя неуклюжесть, звери стали похожи на алые тараны. Земля вздрогнула и застонала, когда они врезались в строй слонов Антигона. Страшное это было зрелище. Животные, люди смешались друг с другом, калечили, топтали, убивали. Слоны старались распороть бивнями, медным рогом брюхо соперника, ударом исполинского плеча повалить его на бок, хоботом сорвать со спины вражеского погонщика. Погонщики метали друг в друга дротики или целились в глаза неприятельских слонов, или, сбитые стрелой, пущенной каким-нибудь варваром, медленно сползали по широким алым спинам. А внизу резались легковооруженные, отчаянно пробиваясь сквозь вражеские ряды, чтобы полоснуть мечом по сухожилиям на задних лапах живых колоссов. Калхас увидел, как первый из гигантов рухнул на колени. Тут же бившийся с ним слон опрокинул соперника на спину. Туча легковооруженных бросилась добивать поверженную гору. Потом рухнул еще один слон. Пастух не мог разобрать, свой это или чужой. Одинаковые алые попоны, одинаковые медные рога делали животных похожими друг на друга. Их очертания все больше скрывали клубы пыли. Только Гифасис, сокрушавший все вокруг себя, выделялся среди сражающихся, и по его продвижению можно было судить о перипетиях битвы. Увлеченный сценой схватки колоссов, Калхас на сразу заметил, что перед ним возникли новые действующие лица. Отекая слева массу сражающихся, показались конные отряды Фригийца. Темные, какие-то однообразные, они образовали длинную, ощетинившуюся оружием колонну. Ни пестрых лент, ни высоких султанов над рядами противников Калхас не увидел; перепончатые фригийские шлемы делали их похожими на оседлавших коней ящериц. Поначалу Калхас решил, что антигоновцы хотят охватить их с фланга. Раздались команды, и гетайры начали перестраиваться, чтобы атакой задержать движение врагов. Однако те неожиданно повернули вправо. Словно река, нашедшая новое русло, темный поток антигоновцев устремился в пространство между слонами Эвмена и его конницей. - Остановиться! - прогремел стратег. - Пусть их затянет сюда! Не мешать им разворачиваться! Фригийцев было много, они все прибывали, но Калхас не боялся их количества, ибо неприятель совершал самоубийственный маневр. Зажатый между слонами и ударными всадниками стратега-автократора, он неминуемо должен был погибнуть. Стиснув поводья, готовые в любой момент атаковать, гетайры ели глазами длинную безмолвную колонну, двигавшуюся в какой-то сотне шагов от них. Удивительно - лица врагов были совершенно спокойны. То, что произошло вслед за этим, напоминало бред сумасшедшего. Антигоновцы направили удар головы своей колонны против гвардии Певкеста. Персы подняли было луки, но затем, подчиняясь какому-то приказу, опустили оружие, развернули коней и, сверкая драгоценностями, обратились в бегство. Прежде, чем гетайры поняли, что случилось, бегство охватило большую часть левого крыла. Сатрапы удирали, некоторые отряды даже не скрестили оружия с врагом. Ретирада Певкеста убийственно подействовала на всех. В одно мгновение Эвмен оказался отрезан от пехоты и с двух сторон охвачен превосходящими силами. - Негодяй! - только и произнес стратег, глядя на спины удаляющихся персов. Замешательство гетайров было недолгим. Единственное, что оставалось сейчас делать - это пробиваться к слонам. Пробиваться в надежде на удачливость Дотима и Гифасиса. Гетайрия нанесла удар как одно большое тело. Перепончатые шлемы подались назад, расступаясь словно глина под кулаком гончара. Их лошади наскакивали друг на друга, грызлись, а пронзенные сариссами всадники падали. Раздался восторженный клич "Элелей!" - это "царские юноши" врубились в ряды фригийцев и, щедро оплачивая молодой кровью каждый шаг, стремились не отстать от гетайров. За их головами были видны тяжкие взмахи сагарисс: значит, и черные варвары не поддались панике. На какое-то время Калхас почувствовал себя лишним среди гетайров. Они не подпускали фригийцев на то расстояние, где пастух мог бы пустить в дело меч. Они работали слаженно и просто. Вдох - рука с тяжелым копьем отводится назад. Выдох - и широкое жало сариссы распарывает грудь, живот, бедро новой жертвы. Вскоре сариссы до половины оказались черны от крови, а
в начало наверх
Калхас не видел, чтобы кто-либо из гетайров был даже ранен. Мерно, короткими рывками отряд пробивался вперед. Однако постепенно делать это становилось все сложнее. Среди перепончатых шлемов появились гладкие круглые каски фессалийцев. Стало так тесно, что лошади хрипели, отчаянно пытаясь вырваться из давки, а мертвым было некуда падать. Сариссы вязли в этой человеческой массе, вырывать их обратно оказалось так же тяжко, как вытаскивать ноги из болота. Фессалийцы и македоняне с алыми гребнями, вооруженные такими же сариссами, что и гетайры, стали доставать эвменцев. Копья оставляли широкие, ужасные раны, а в этой тесноте от них невозможно было увернуться. Эвмен что-то кричал, пытаясь перекрыть шум битвы, и указывал мечом за свою спину. Гетайры поняли его. Они подались назад, выбираясь из ловушки. Вокруг Калхаса стало свободнее, но тут же в освободившееся пространство хлынули антигоновцы. Строй оказался нарушен, стена сарисс больше не сдерживала неприятеля. Гетайрам пришлось взяться за мечи, и сражение превратилось во множество единоборств, где уже никто не думал о сплочении. Клинки злобно пели, сталкиваясь друг с другом. Наточенные, начищенные, в первое мгновение они сверкали, щедро разбрасывая вокруг солнечные блики. Но затем потемнели, окунувшись в пыль и кровь. Звуки стали глуше, свирепее. Настало то время, когда сражающиеся забыли о времени, забыли обо всем, кроме туго натянутой струны клинка, сливавшегося с рукой, кроме будоражащей тяжести щита, да неясных теней, пляшущих перед глазами. Эти тени грозили синеватой, раздирающей плоть смертью, их нужно было поразить первым. Почти бесформенные, но невероятно быстрые, тени появлялись со всех сторон, и меч сам устремлялся к ним. Он был живым существом, владыкой тела, самой его чувствительной и разумной частью. Калхас все видел, все слышал, но ни в чем не отдавал себе отчета. Только надсадный скрип металла, скользящего вдоль металла, да тяжкие удары о щит, да мягкий, почти не ощущаемый хруст разрываемой плоти имели теперь роль. Где-то впереди бился легкий и ловкий Эвмен. Он хотел сойтись с Антигоном лицом к лицу и несколько раз вызывал криком того на поединок. Но вражеский вождь хоронился за спинами своих воинов. Справа, слева, со спины стратега прикрывали телохранители; волны сражающихся то приближали Калхаса к нему, то разбрасывали их в стороны. Неясно было, кто побеждает; такие схватки либо продолжаются до тех пор, пока последние силы не покинут последнего бойца, либо все решает случайность, неожиданная паника, страх, который порой охватывает сердца даже сильнейшего противника. И все же численное превосходство фригийцев в конце концов начало сказываться. Постепенно гетайры, "царские юноши", паропамисады стали бессознательно искать плечо соратника, прижимаясь друг к другу, стягиваясь в плотный клубок. Чувствуя, что остается один, Калхас несколькими беспорядочными, но отчаянными ударами заставил отступить своего соперника и, пока кольцо фригийцев не сомкнулось вокруг него, поспешил присоединиться к отряду Эвмена. На короткое время в схватке наступило затишье. Гетайры не могли прорваться к слонам. Но и у антигоновцев сил, чтобы справиться с ними, не хватало. И те, и другие опустили оружие, словно ожидая какого-либо события, которое перетянуло бы чашу весов на их сторону. Калхас имел возможность оглядеть поле битвы. Белесый туман теперь стоял повсюду. Огромные массы войск, приведенные в движение, подняли пылевую завесу и почти скрыли друг от друга, что происходит на других участках битвы. Только один слон все еще выделялся, точнее - угадывался в глинистом полумраке. Это был Гифасис, все такой же несокрушимый и непобедимый... Нет, Калхас не поверил своим глазам! Он закричал от ужаса и тут же его крик подхватили остальные. Гифасис пал! Почему это произошло, не видел никто. Но огромная серо-алая скала пошатнулась и стала оседать вправо. Вначале медленно, потом быстрее, пока совсем не скрылась из глаз. Через мгновение донесся глухой, словно раскат подземного грома, удар. Смерть Гифасиса потрясла не только гетайров. Из облака пыли стали появляться люди, затем животные. Воины Дотима бежали! Воодушевленные этим зрелищем, антигоновцы с удвоенной энергией обрушились на отряд Эвмена. Руки теперь слушались с трудом. Уныние и слабость лишили клинки жизни. Демоны Керы, управлявшие оружием, исчезли вместе с решительностью. Теперь справиться с оружием пытался неуклюжий разум. Никто вроде бы не искал спасения, но то один, то другой воин поглядывал назад, где еще было открытое пространство, не охваченное неприятелем. Только Эвмен упорствовал: - Держаться! Держаться! Сейчас мы ускользнем от них! Калхас не понимал, где стратег видит спасение, но послушно старался устоять на месте. Меч его описывал круги справа и слева от крупа лошади. Несложный прием, требовавший привычки и соратников, прикрывавших спину. Он давал возможность - пусть недолгую - сосредоточиться. И Калхас отчаянно копил в душе гнев, готовясь дорого продать свою жизнь. Однако Эвмен недаром призывал их держаться. Слоны бегущие, перемешанные со слонами преследующими, широкой лавой надвигались на сражающихся и неминуемо должны были растоптать их. Фригийцы вовремя заметили это. Зазвучали тревожные команды, и неприятель, дабы избежать столкновения с ослепленными кровью животными, стал выходить из боя. Только что жала мечей, копий, рвались к плоти Калхаса - и вдруг они пропали. Пастух видел только спины спешно удаляющегося неприятеля. Но и гетайрам оставаться на месте было нельзя. В отличие от антигоновцев, устремившихся влево, Эвмен повел свой отряд направо, в ту сторону, где перед сражением находилась пехота. Гетайры нахлестывали лошадей; слоны были уже близко, они в любой момент могли пересечь путь. Остатки многоплеменного воинства Дотима, словно вспугнутые птицы, брызгали из-под копыт. На них уже никто не смотрел, их никто не жалел. Выбрав роль беглецов, они обрекли себя на всеобщее отвращение. Останавливаться, пропускать их стратег не имел ни возможности, ни желания. Легковооруженным приходилось проявлять чудеса быстроты, уворачиваясь от лошадей. А гетайры заставляли тех скакать на бешеной скорости, ибо широкий пылевой вал, поднятый слонами, надвигался неотвратимо, словно в кошмарном сне. Чувствуя, как вдоль хребта течет холодный пот, Калхас прижимался лицом к гриве лошади. Он молился о том, чтобы не отстать самому, и о том, чтобы стратег правильно рассчитал путь. В последний момент клубы пыли от приближавшихся животных ударили по ним так, словно были подняты ураганным ветром. Пастух зажмурился, вжал голову в плечи, но они-таки успели. Эвмен ускользнул - и от превосходящих сил фригийцев, и от ярости потерявших управление животных. Теперь можно было замедлить шаг, осмотреться. Подсчитать свои силы труда не составило. Отряд гетайров уменьшился наполовину. Еще большие опустошения бой произвел среди паропамисадов. А от "царских юношей" вообще остались считанные единицы. Эвмен беззвучно заплакал, взглянув на их растерянные лица, на юные, покрытые ранами тела. Однако тут же лицо стратега исказила гримаса яростной радости: - Вы слышите? Он указал рукой на то место, где должны были находиться аргираспиды. Сейчас его - как и все вокруг - окутывали облака пыли. Оттуда доносился звон оружия, воинственные крики, там угадывалось ожесточенное сражение. И звуки эти постепенно передвигались к западу: ветераны не бежали, они вступили в бой и, похоже, одолевали пехоту Фригийца. - Все еще поправимо! - торжествующе прокричал стратег. Предательство, глупость, трусость - что было главным в этот день? А, может быть, пыль, царившая над полем? После столкновения с кочевниками на Евфрате Калхас забыл о своем предсказании. И сейчас безутешно корил себя за то, что не напомнил утром стратегу: "Бойся пыли!" Укрытые пыльной завесой мидийцы и тарентинцы захватили лагерь Эвмена. Стратег узнал об этом, когда после долгого, осторожного скитания через моря пыли, постоянно опасаясь оказаться в лапах фригийцев, гетайры наконец натолкнулись на воинов Филиппа. - Я отбил две атаки, - срывающимся голосом оправдывался командир правого крыла. - Потом поднялась эта гадость, сражаться стало невозможно, и мы отошли немного назад, к холму. Тут вдруг появляются обозные и кричат, что тарентинцы грабят лагерь! - Проклятье! - Эвмен мучительно запрокинул голову. - Сколько же несчастий может принести один день! Они поднялись на вершину холма, но оттуда все равно мало что было видно. В центре, похоже, еще продолжалась битва. Чувствовалось, что пыль скрывает передвижения каких-то отрядов, но чьи они, какой численности, куда направляются было неизвестно. - Возможно, это наши и не наши, - говорил Филипп. - Все запуталось. Сомневаюсь, что там есть хоть какой-то порядок. Носятся слоны, свои атакуют своих... - Не вечно же это будет продолжаться! - зло кусал губы Эвмен. - Пыль должна осесть!.. Где сатрапы? Куда бежал Певкест? Калхас испытывал ту же боль, что и стратег. Потеря лагеря означала, что и Иероним, и семья Эвмена попали в руки солдат Фригийца. Благодарение Зевсу, если имя автократора заставило антигоновцев отнестись к ним с уважением. Но станут ли мидийцы разбираться с теми, кто оказался в шатре стратега? И какова судьба Дотима? Калхас был уверен, что наемник пытался удержать своих воинов от бегства, а если они все же бежали - не означает ли это, что он пал рядом с Гифасисом? Почему произошла эта катастрофа? Что теперь делать? Как помочь тем, кто еще сопротивляется? - Надо ждать, - отговаривал Эвмена от поспешных шагов Филипп. - Бросаться туда сломя голову самоубийственно. Пыль осядет - и станет ясно, что делать. Постепенно душевную тревогу дополнила физическая боль. Ярость, которая во время сражения и бегства позволяла не замечать ран, теперь утихла, и Калхас обнаружил, что оружие антигоновцев в нескольких местах прорвало его латную куртку. Ему все еще везло: раны были неглубоки, но из них сочилась кровь. Засыхая, она слипалась с курткой, и потому каждое резкое движение заставляло пастуха раздраженно шипеть. Калхасу казалось, будто он отдирает от себя целые лоскуты кожи. На этой голой земле было невозможно найти даже несколько засохших былинок полыни, чтобы разжевать их и смазать раны. Поэтому приходилось терпеть. Калхас сосредоточился, сопротивляясь боли и раздражению. Кончиками пальцев он поглаживал шарик, убеждая себя, что это приносит облегчение. Он настолько сосредоточился, что не заметил, как пыль начала рассеиваться. Только возбужденные голоса Эвмена и Филиппа заставили его посмотреть по сторонам. Поле сражения стало видно совершенно отчетливо. Там, где недавно колыхалось белесое месиво, теперь лежали мертвые люди, лошади, слоны со вспоротым брюхом. Прислужники Ареса вволю нагулялись под покровом пыли. Калхас не ожидал такого количества жертв. Но он тут же забыл о них, ибо увидел ровный, чуть поблескивающий щитами строй аргираспидов. Похоже, бог войны миловал македонян. К ним жались остатки гипаспистов и греческих наемников. Остальные исчезли, как это и бывает в большинстве сражений. Одни бежали после первого же столкновения, другие - при виде слонов, третьи явно были перепуганы пылью. Сейчас орды этих беглецов, шарахаясь от взбешенных животных, беспорядочно бродили по округе, ожидая известий от тех немногих, что должны были решить исход битвы. Но если из армии Эвмена на поле боя остались только аргираспиды, то пехота Антигона оказалась сметена с него полностью. Груды тел обильно устилали путь, который прошли ветераны. Калхас мог угадать по этим грудам, как мерно и неспешно они шествовали посреди глинистого тумана, одолевая одного противника за другим. Однажды антигоновцы бросили на них слонов - и Тевтам со своими соратниками отметил эту атаку бесформенными, громоздкими трупами зверей. В конце концов антигоновцы бежали: пастух успел заметить нестройные пешие толпы, удалявшиеся к лагерю Фригийца. Однако битва еще не была закончена, ибо конница Антигона чувствовала себя хозяйкой ситуации. Неприятель объединил оба конных крыла и теперь расположился всей своей массой между аргираспидами и холмом. Фригиец мешал объединиться Эвмену и Тевтаму, так что тем оставалось стоять на месте и ждать непонятно чего. "Непонятно что" появилось с тыльной стороны холма. Отвлеченные зрелищем битвы, стратег и Филипп не сразу заметили большой конный отряд, стоявший там. Когда им указали на него, Эвмен едва не подпрыгнул на месте: - Персы! Филипп, это же Певкест! - Вот уж не знаю, радоваться ли, - мрачно произнес военачальник. - Я еду к нему! - Эвмен приказал подать коня. - Ты, Филипп, оставайся, а я должен с ним говорить! При виде стратега физиономия Певкеста вытянулась. - Почему ты стоишь? - не давая опомниться, Эвмен обрушился на сатрапа. - Неужели ты простоял здесь все время? - И что? - овечье лицо стало злым. - Простоял здесь, и что? - Следуй за мной! Есть еще возможность исправить ошибку! Если сейчас мы атакуем Антигона!..
в начало наверх
- А ты знаешь, что лагерь захвачен? - Певкест говорил с каким-то сладострастным самоунижением. - И после того, как бежал я, бежали остальные сатрапы? - Знаю. Но если мы атакуем... - Все потеряно! - перебил сатрап. - Неправда! Аргираспиды целы, гетайры при мне, нужна лишь решительность! Певкест, вспомни о мужестве, вспомни, чьим ты был телохранителем! Лицо сатрапа налилось крысиной яростью. - Воюй! Атакуй! Только один, без меня! Ненавижу! Он истерически повернулся к воинам: - Все потеряно, мы уходим! Персы невнятно загудели. - Нечего мяться! Живей, живей! Певкест обнажил меч и, словно овечье стадо, погнал своих гвардейцев прочь от холма. - Все кончено! - сатрап не желал слушать никаких возражений. Эвмен долго молча смотрел на спины в расшитых серебром плащах. Губы его стали тонкими и серыми. - Ладно, - наконец произнес он. - Проклинать и ругаться мне уже надоело. Едем обратно! Они подоспели как раз в тот момент, когда всадники Антигона начали атаку на аргираспидов. Половина фригийцев по-прежнему сторожила холм, а остальные, сбившись в несколько плотных волн, приближались к серебряным щитам. Эвмен крикнул Филиппу, чтобы сакаскины завязали бой с отрядами, оставшимися у подножия. Он надеялся отвлечь внимание Антигона, но Калхас ясно видел, что только сами ветераны могут сейчас помочь себе. Искусство, копившееся десятилетиями, въевшееся в душу и жилы как привычка есть, спать, любиться, в мгновение ока сделала строй среброщитых похожим на ощетинившегося ежа. Первый ряд воинов встал на колено, упершись древками копий в землю, второй положил сариссы на плечи первого, третий - на плечи второго, четвертый пропустил оружие под локтями вторых и третьих. Это произошло настолько быстро, неожиданно, что атакующие стали натягивать поводья, сдерживая лошадей. Несколько десятков пращников, прибившихся к ветеранам, швырнули во фригийцев последние ядра и, припадая к земле, ползком, забрались под густой, недвижный ряд копий. Видя, что зрелище многочисленной конницы, во весь опор скачущей в атаку, не смутило ветеранов, антигоновцы растерялись. Вздымая клубы пыли перед самыми жалами сарисс, их отряды стали поворачивать в сторону. Те, кто не успел этого сделать, оказался выброшен прямо на копья. Таких даже не пытались выручить. Темные волны фригийцев отхлынули, оставив потерявших всадников лошадей безумно носиться вокруг непроницаемого прямоугольника серебряных щитов. Обрадованный легкостью, с которой ветераны отбили атаку, Калхас вытащил меч из ножен. Он решил, что если сейчас все - и гетайры, и варвары, и аргираспиды ударят по противнику, тот не выдержит натиска. Однако Эвмен распорядился отозвать лениво пускавших стрелы сакаскинов. На недоуменные вопросы аркадянина он ответил: - Фригиец только и ждет, что мы тронемся с места. Пока подоспеют македоняне, он нас раздавит. Нет, на холме мы хоть в какой-то безопасности. Терпи, день короток, скоро он уведет свои отряды. Сумерки подступили быстро. Для Калхаса, потерявшего во время сражения чувство времени, - даже неестественно быстро. Словно боги спешили задернуть траурный занавес над полем, впитавшем в себя столько крови. Опять стало холоднее. Редкие медлительные снежинки опускались из пустых небес и таяли, оставляя на голой коже ощущения ледяных ожогов. Серебряные щиты вспыхнули багровой зарницей и потухли вместе с последними лучами солнца. Почти сразу после этого темнота скрыла ветеранов. Но томительно-недвижимые, молчаливые фригийцы все не покидали изножия холма. - Может, они здесь и заночуют? - нервно посмеиваясь, спросил Калхас у Эвмена. - Не останутся. Они устали и голодны не меньше нашего, - сказал стратег и, криво усмехнувшись, добавил: - Сейчас они думают о лагере, о пище, об огне и о мидийцах, которые набивают пояса золотом автократора. Вопреки его словам фригийцы еще долго оставались без движения. Лишь когда Калхас перестал уже надеяться на их уход, послышались голоса командиров антигоновцев. Темные, почти слившиеся с ночью конные массы двинулись с места. Сразу послышался многоязыкий гомон. Посмеиваясь, с облегчением переговариваясь, звякая сбруей и оружием, антигоновцы растворились в темноте. Убедившись, что неприятель действительно покинул поле сражения, Эвмен послал к аргираспидам Филиппа. Через некоторое время тот привел ветеранов - злых и раздосадованных. Эвмен почувствовал это и не стал произносить перед македонянами речей. - Рад, что ты жив, - сказал он Тевтаму. - Вы сражались выше всяких похвал. - Да. Даже под началом Александра мы не сражались так, как сегодня, - согласился ветеран. - Но где наши семьи? Даже в темноте Калхас догадался, что стратег побледнел. - Спроси об этом у Певкеста. У тех, кто бежал вместе с ним. - Эвмен наполовину отвернулся от македонянина. - Спроси у тех, кого сейчас рядом с нами нет. Где твой друг Антиген? Где наши друзья сатрапы? - Они не друзья мне, - отрезал Тевтам. - Я не хочу о них говорить. На ком была ответственность - на них или на тебе? Имей в виду, сейчас мои воины способны на все... - Ладно, пусть ворчат, - тяжело вздохнул Эвмен, когда вождь ветеранов отправился располагать свой отряд на ночь. - К утру они свыкнутся с положением. Калхас постелил на вершине холма попону со своей лошади и сел, по-сакски поджав под себя ноги. Тиридат сложил для стратега из плащей и попон что-то напоминающее воронье гнездо. Но тот не желал опускаться на землю. Он медленно прохаживался рядом с аркадянином: пять шагов в одну сторону, пять - в другую. Калхас понимал, что стратега мучило состояние неопределенности. С солдатами, безусловно подчиненными его воле, он мог еще рассчитывать на удачу. Но куда повернет аргираспидов утро? Сейчас от ветеранов доносились звуки горячих споров. Пастух старался не прислушиваться к ним, словно его внимание могло нарушить шаткое равновесие, сложившееся на холме. Отряды Филиппа, гетайры молча дремали, прижимаясь спиной к спине. Калхас с тоской вспоминал о шерстяном гиматии, оставленном в лагере. Впрочем, спать ему не хотелось. Холод возбуждал в той же мере, что и опасность, бродившая где-то поблизости. Внезапно Эвмен остановился, повернулся к пастуху и безжизненным голосом произнес: - Македоняне не простят мне Кратера. И сам Кратер не простит. Калхас смутно вспомнил рассказы Дотима: - Это тот военачальник Александра, которого ты убил? - Я не убивал! - встрепенулся стратег. - Я сражался в другом месте, против Неоптолема. Его убил какой-то фракиец. Наемник, чьего имени я не знаю - и благо, что не знаю, ибо сомневаюсь, что из моих рук он получил бы награду... Понимаешь, Кратер был мне другом. Настоящим - не то, что эти - Певкест и прочие: старшим другом. Я почитал его как учителя и проклинал злосчастную судьбу, которая привела Кратера в лагерь врагов. Но уж совсем не мог предполагать, что все закончится так скверно. Я как раз расправился с Неоптолемом, когда мне сообщили, что он умирает. В каком-то бреду скакал к нему - через все поле, на котором сражались армии. Очень хорошо помню его лицо: бледное с горько поджатыми губами. Эвмен приложил руки к вискам и покачал головой. - Он так и не сказал ни слова. Я плакал, ругал Неоптолема, протягивал руку, просил его о примирении. А он молча умирал. Мне было жутко и холодно. Эвмен просительно посмотрел на Калхаса: - Может быть, все-таки он меня простил - там, после смерти? Пастух с усилием улыбнулся. - Надеюсь. Нужно молиться богам. - А не поздно?.. Кратер, Кратер, зачем ты тогда поднял оружие? - Не поедай своего сердца, - Калхас осторожно тронул Эвмена за локоть. - Странные слова. Ты говоришь так, словно ожидаешь... что-то страшное. Не надо так говорить. - Мы и так над краем пропасти. Или ты не замечаешь этого? Безнадежный тон стратега поверг Калхаса в уныние. Однако к полуночи пастух с облегчением списал тревогу автократора на крайнее утомление. Произошло событие, которого не ожидал никто: на холме собрались оставившие поле боя сатрапы. Все: Амфимах, Стасандр, Тлеполем, Андробаз, Эвдим, Антиген. Каждый из них привел по две-три сотни конных воинов. Не было только Певкеста. - И не жди его, - мрачно сказал Эвдим. - Он запутался настолько, что бежит ото всех сломя голову. - Может быть, он давно уже под крылом Антигона? - предположил Филипп. - Едва ли, - покачал головой стратег. - Сегодня у него была масса возможностей, чтобы ударить нам в спину. Похоже его предательство дальше бегства не распространяется. Эвмен внимательно посмотрел на окружавших его сатрапов и военачальников. - Я рад, что вы нашли возможность вернуться ко мне. Я не буду спрашивать, почему вы покинули поле боя, и где были. Но теперь мы доведем дело до конца. Завтра, когда поднимется солнце, мы сомнем Антигона... - Сомнем? - с недоумением посмотрел на стратега Антиген. - На что ты надеешься? - Нужно бежать, - почти хором сказали Тлеполем и Стасандр. - К чему испытывать судьбу? - грустно произнес Эвдим. - Сейчас мы еще можем бежать. А если завтра ввяжемся в бой - едва ли. От гнева Эвмен даже закашлялся. - Сколько же можно бояться? Даже сегодня мы не проиграли сражения. Аргираспиды прогнали всех, кто пытался сопротивляться им. Филипп устоял. И только пыль, да трусость украли из наших рук окончательную победу! Если Фригиец завтра сумеет вывести остатки пехоты, аргираспиды опять опрокинут ее. Что до конницы, то вместе с вашими отрядами мы достаточно сильны, чтобы одолеть антигоновцев. Это не мы ослаблены, а они - разделением по двум лагерям, грабежом. Слабые разбежались; здесь, на холме, остались только сильные. Сильные не уступят, и позор сегодняшнего дня будет отомщен! - Но мы потеряли лагерь, - тихо сказал Тевтам. - Потеряли жен и детей. - Моя семья тоже была в лагере, - живо обернулся к нему стратег. - Я печалюсь не меньше вашего. Но верю, что завтра мы сможем освободить близких. - Только не говори с нами тоном, которым обвиняют в трусости, - буркнул Стасандр. - Да не в этом дело! - взмахнул руками Эвдим. - Одна гордыня, а надо говорить о насущном. Я считаю, что необходимо спасаться. Если Тевтам хочет - пусть торгуется из-за семей. А мы отправимся к Каспийским воротам - и дальше, в Верхние Сатрапии. За Каспийские ворота Антигон не пойдет! - Без семьи я тоже отсюда не уйду, - сказал Эвмен. - А если Антигон сделал хоть что-то жене или детям - доберусь до него и задушу собственными руками... Я не понимаю вашей боязни перед завтрашним сражением! - Вспомни согдийцев, которые гнали перед собой своих же стариков и жен, - мрачно произнес Тевтам. - Сам Александр не знал, как побудить воинов к бою. А если фригийцы поставят перед строем наших детей? - Чушь. Антигон никогда не поступит так, - убежденно сказал Эвмен. Тевтам опустил голову. - Хотел бы верить. Но мои люди не поверят. - Твои люди совсем потеряли голову. - Голос стратега был гневным. - Кто их сглазил? Днем они не были похожи на трусливых баб. К удивлению Калхаса Тевтам не рассвирипел. - Каждый думает о своем, - пожал он плечами. - Я не стану винить их за заботу о семьях. - Послушайте, послушайте! Мы загнали себя в тупик! - опять тревожно вмешался Эвдим. - Всех заботят собственные интересы, но ведь нужно что-то предпринять вместе! - Правильно. Соберем остатки мужества и вступим завтра в бой. Тогда никакого тупика не будет, - сказал Эвмен. Сатрапы внезапно замолчали: подавленно и одновременно упрямо. Калхас напряженно ждал их реакции. Эвмен упирал на стыд, на здравый смысл, но аркадянин все меньше верил, что ему удастся побудить этих людей к действию. Правда, пока они возражали, пока пытались отвечать, была еще какая-то надежда. А что значит молчание? Что значит отсутствие сопротивления?
в начало наверх
- Я жду вашего слова, - произнес через некоторое время стратег. - Но вытягивать клещами его не стану... Молчите? Хорошо, тогда я приказываю вам, пользуясь правом Автократора, утром приготовить солдат к сражению. Ослушание буду понимать как предательство памяти Царя и нашему делу. Предателей начну наказывать, жестоко наказывать. Стратег решительно раздвинул сатрапов и вышел из их круга: - А теперь возвращайтесь к своим отрядам и думайте. Те молча и, как будто, даже покорно двинулись в разные стороны. Филипп не удержался, чтобы не крикнуть в спину Тевтаму: - Хорошо бы Антигон додумался передушить всех этих наполовину персидских выблядков! Глядишь - старики из баб опять станут воинами. Тевтам на мгновение задержался, обернулся к военачальнику, но так ничего и не ответил. - Опять я ошибся, - печально сказал Эвмен, глядя на Калхаса. - На холме - не сильные, а слабые. Слишком много слабых вокруг нас. Почти всегда молчащий Тиридат откашлялся и хрипло проговорил: - Они не выполнят твоего приказа. Стратег, собери тех, кто верен тебе и спасайся. - Спасаться? - яростно воскликнул Эвмен. - Бежать прямо из расположения своего войска? И ты мне это предлагаешь? Ну уж нет. Я добьюсь своего и еще поведу их утром в бой. Не уговорами - так кнутом, как когда-то делали персидские цари. Стратег гордо вздернул голову. Тиридат посмотрел на Калхаса, но тот только беспомощно развел руки. Как Эвмен надеялся добиться своего, он не понимал, но видел, что стратег будет оставаться на холме до последнего. - Тогда позволь сказать еще несколько слов, - осторожно продолжил Тиридат. - Мне кажется, что сейчас кто-нибудь из сатрапов может отправить людей к Фригийцу. Не из подлости, а просто от страха перед нелепостью положения... Или опасаясь, что другой сделает это раньше его. - Нельзя этого допустить, - понял Эвмен. - Филипп! Иди к сакаскинам и прикажи, чтобы они выставили дозоры вокруг холма. Пусть хватают любого... Лучше всего, если ты сам возглавишь варваров. - Ясно. - Филипп бодро направился к сакаскинам, и Тиридат, похоже, немного успокоился. Глаза Калхаса уже привыкли к темноте, но теперь он больше доверял не им, а слуху. В среде аргираспидов так и не наступило тишины. Наоборот, споры разгорались. Чем громче были звуки, доносившиеся оттуда, тем больше сердце пастуха сжимали предчувствия. Что-то должно было произойти. Калхас подсчитал: рядом с Эвменом находилось только полтора десятка армянских телохранителей. Гетайры стояли внизу, у подножия холма, и аркадянину вдруг до боли захотелось быть окруженным их тяжелыми конями и большими щитами. - Нужно позвать еще кого-нибудь, - сказал он Эвмену. - Кого? Зачем? - недовольно спросил тот. - Например - гетайров. Для охраны. - Отступись, - сморщился Эвмен. - Не нужно никого. Пусть они видят, что я их не боюсь! Калхас чувствовал опасность всем телом. Закусив губу, он наблюдал, как толпа аргираспидов окружает стратега. Многие из ветеранов не взяли оружия, другие с показной небрежностью перекинули через плечо пояса с мечами, некоторые опирались на сариссы. Поведение их было необъяснимым - и это больше всего пугало пастуха. Калхас не мог понять, чего они хотят добиться от Эвмена. Стоял гам как на базаре, когда все продавцы вдруг начинают ругаться друг с другом. Некоторые из аргираспидов кричали, что это по его, Эвмена вине они потеряли лагерь. Другие защищали автократора, третьи обвиняли в поражении сатрапов. Вначале стратег даже пытался разговаривать с воинами. Он обрадовался возможности убедить их в необходимости нового сражения. Однако ветераны слушали только своих. Подходили они небольшими группами, но постепенно толпа стала достаточно большой и шумной, чтобы Эвмен перестал слышать себя. Тогда он сложил руки на груди и с подчеркнуто бесстрастной улыбкой смотрел на стариков. - Такое впечатление, что они дурачатся, - сказал Калхас Тиридату. Тот пожал плечами: - Впали в детство от переживаний. Появление ветеранов у вершины холма было неожиданным. Прошло уже достаточно много времени с того момента, как Эвмен разговаривал с сатрапами. Измученный, Калхас впал в сонное отупение, веря, что холм надежно укрыт дозорами Филиппа и надеясь на пробуждение вместе с восходом солнца мужества у воинов. Ночь перевалила далеко за половину, когда гул от споров аргираспидов затих и македоняне двинулись к стратегу. - Мне это не нравится, - поежился Калхас. - Обрати внимание: Тевтама нет среди них. Лицо Тиридата выражало крайнюю озабоченность. - Да, старики пришли сюда не просто так. - Тиридат взглянул на Калхаса: - Мне думается, нужно увозить стратега. Согласен? - Согласен, - пастух многое отдал бы, чтобы все они оказались подальше от этого злосчастного холма. - На этот раз спрашивать разрешения у хозяина не будем, - слабо усмехнулся армянин. - Спускайся к гетайрам, пусть они готовят лошадей. Да! Когда станешь возвращаться назад, захвати с собой хотя бы полсотни молодцов. Боюсь, моих людей будет мало, чтобы протиснуться между старыми притворщиками. Калхас торопливо сжал руку Тиридата и стал пробираться сквозь толпу аргираспидов. Те смотрели на него нагло, с вызовом, уступали дорогу неохотно. Дважды пастуха толкнули так, что он с великим трудом удержался от желания обнажить меч. Оказавшись наконец за спинами ветеранов, аркадянин вздохнул с облегчением, но не успел сделать и нескольких шагов, как его окликнул Антиген. - Куда спешишь? - сатрап стоял в окружении вооруженных до зубов охранников. - По делу, - коротко бросил Калхас и хотел проследовать мимо. - Подойди сюда, - голос Антигена стал резким и властным. - Подойди, ты должен увидеть это. - Что? - Калхас помимо своей воли послушался сатрапа. - Покажите ему, - приказал Антиген охранникам. Те расступились и пастух увидел лежащий на земле куль размером с человеческую фигуру. В попону с сакского коня было завернуто нечто, похожее на тугую связку хвороста. Один из телохранителей взял попону за край, потянул на себя - и к ногам Калхаса подкатилось тело Филиппа. Аркадянин схватился рукой за горло. При слабом, мертвящем свете зимнего неба было видно, что грудная клетка военачальника буквально проломлена множеством страшных ударов. "Это сариссы!" - догадался пастух. Лицо Филиппа убийцы пощадили. Но его скрутила такая предсмертная судорога, что аркадянину стало жутко. - Кто его? - зная уже ответ, прошептал Калхас. - Страшные люди, - ответил Антиген. Пастух обрел голос. - И ты сам боишься их? - Боюсь, - подтвердил сатрап. - Тогда мне и правда надо спешить. Калхас отвернулся от Антигона, но тот вцепился в его плечо. - Да постой же! Я желаю тебе блага. - Оставь! - Аркадянин сбросил руку сатрапа. - Лучше желай блага себе. Калхас так и не успел спуститься к гетайрам. На вершине холма внезапно раздались крики. Обернувшись, пастух увидел, что аргираспиды вырвали из рук Эвмена оружие и вяжут его ремнями от щитов. Армяне отчаянно пытались пробиться к стратегу, но такая масса ветеранов навалилась на них, что телохранители не могли сделать шага. Тиридат отчего-то оказался оттеснен в сторону и - Калхас не успел даже вскрикнуть - поднят на сариссы. Силуэт армянина на несколько мгновений завис над головами сражающихся, а затем его поглотила радостно вопящая толпа македонян. - Проклятые! - слезы брызнули из глаз аркадянина. - Антиген, что же ты стоишь? Ведь ты когда-то командовал ими! Ты можешь их остановить! Армян рвали на куски. - Так останови же, я умоляю тебя! Антиген, по-стариковски поджав губы, молчал. - Будь ты проклят! - Калхас плюнул ему в лицо. - Ты сам умрешь, скоро умрешь! Выхватив меч, пастух бросился в толпу аргираспидов. Однако он не успел скрестить оружия ни с кем из них, ибо в его затылке вспыхнуло нестерпимое, жгучее черное пламя. Какое-то мгновение еще Калхас чувствовал выламывающую суставы боль, а потом перестал чувствовать что-либо вообще. 5 Печаль была бездонна, как дельфийский провал. Он - бесплотный и недвижимый - медленно опускался в ее глубины. Ни дыхание, ни биение сердца - ничто не отвлекало его. Было невидно и неслышно. Так слепа и глуха тень, влекомая человеком за собой. Он не помнил ничего и не знал, как вымолвить слово. Лишь какая-то струна, отзвук низкого, гудящего звука, далекое эхо от удара в огромный барабан, существовало в нем. Это неясное эхо, словно чужой, настойчивый взгляд, напоминало о чем-то, что лежало за краем здешних глубин. Он никак не мог сосредоточиться на нем, но внезапно оглушительный голос разорвал темноту: "Неужели это смерть?" Прошло бесконечно долгое время, прежде чем Калхас понял, что это его собственные слова. И тогда мысли посыпались одна обгоняя другую: "Я ничего не чувствую. Как тень. Я в Аиде? Я - моя тень? Почему так печально?" Гиртеада. Калхас увидел ее - заплаканную, с поцарапанным лицом, со спутанными, грязными волосами, в грубом одеянии из мешковины. Взгляд его жены был остановившимся, бессмысленным: такой взгляд рожден страшным горем, или же немыслимой болью. Калхас окликнул ее, но Гиртеада молчала. Она проплыла совсем рядом с ним. Как пастух не протягивал к ней руки, дотянуться до жены он не смог. Его сердце сжала черная тоска. Калхас пытался заставить себя следовать за Гиртеадой; он все понимал, все ощущал, но воля молчала - будто ее и не было вовсе. Вслед за Гиртеадой пастух увидел Дотима. Такого же скорбного, скверно одетого. Губы наемника что-то шептали, брови были сложены в печальный домик. Он молитвенно сжимал руки перед грудью и не видел ничего вокруг себя. Дотима сменил Эвмен. Лицо стратега было абсолютно спокойно. Он твердо, без всякого сожаления или горечи взирал перед собой. Более того, взгляд Эвмена был горд, а уголки губ чуть-чуть приподняты - словно стратег с легким сердцем смотрел на здешнюю тьму и печаль. И он проследовал мимо, не заметив Калхаса, а Калхас не сумел дотронуться до него. "Почему я вижу их, а они меня - нет? - спрашивал пастух неизвестно у кого. - Неужели я потерял их окончательно?" Ответа Калхас не услышал. Зато он увидел Гермеса. Бог сидел в середине радужного кольца. Восемь сияющих лучей исходили от него. Они закручивались в спирали, обращаясь вокруг бога, поэтому казалось, что Гермес движется не останавливаясь. Сверкающие спирали, похожие на кривые ножи боевой колесницы, разгоняли тьму, перемалывали печаль. Радостная надежда и страх быть рассеченным этими лучами охватили одновременно Калхаса. "Душеводитель! - вспомнил пастух. - Он скажет правду. Выведет отсюда. Значит, он простился со мной не навсегда!" Пастуха все быстрее несло к Гермесу, прямо под радужные ножи. В последний момент он не выдержал и зажмурился - ожидая то ли удара, то ли вспышки прямо перед лицом. Но ничего такого не произошло. Гермес просто исчез. Когда Калхас открыл глаза, тьма превратилась в сумеречный полумрак. Слева от пастуха был смутно виден песочно-белый столб, очертаниями неуловимо походивший на кипарис. Когда-то, еще в Маронее, Калхас слышал заклинания, которыми напутствовали умерших: "И увидишь слева от себя белый кипарис. Там источник ледяной воды. Не ходи к нему и не пей..." Аркадянин напряг взор, пытаясь понять, не дерево ли этот белый столб... Мир развернулся перед ним, словно папирусный свиток. Солнце высоко уже поднялось над горизонтом. К легкому морозцу прибавилась влага: на небе стояла молочная пленка, солнце из-за нее было похоже на длинный столб, испускающий песочно-белый свет. "Значит, я жив?" - в этой мысли не было ни удивления, ни облегчения. Калхас вспомнил, что упал ничком, теперь же он лежал лицом вверх. Руки и ноги онемели от холода и долгого лежания. Раздражала болезненная тяжесть в затылке и в позвоночнике. Калхас повел головой и вскрикнул: вся
в начало наверх
ее задняя часть превратилась в источник гудящей, ломающей боли. Ночью его оглушили ударом по затылку, а затем перевернули на спину, чтобы проверить, жив ли. Превозмогая немоту и одеревенение, Калхас провел рукой по груди. Шарик исчез. Пастух сел, уже не замечая боли. Латная куртка, варварские штаны, сапоги - все было на нем. Даже меч лежал поблизости. Но Калхас почувствовал себя голым. У него украли - возможно, просто из чувства мести - то, без чего себя он уже не представлял. Ни в одном из сражений вражеское оружие не срывало шарик с груди. Он тщательно обшарил все вокруг себя, но не нашел даже следа от амулета. Ужасное ощущение брошенности охватило Калхаса на несколько мгновений. Он стукнул изо всех сил кулаком по земле, прогоняя душевную слабость. Все-таки он жив - нужно думать об этом. Калхас заставил себя подняться на ноги. Вокруг него не было ни одной живой души. Пастух, с трудом переставляя непослушные, немые ноги, вернулся на вершину холма - туда, где аргираспиды вязали Эвмена. Он увидел здесь разворошенную ногами почву, следы борьбы, черные на гипсово-сером фоне пятна крови. Македонянам пришлось потратить немало сил, прежде чем они захватили стратега. В стороне были свалены в груду тела телохранителей. Сверху, грудью к небу, лежал Тиридат. Пастух постоял около армян, стараясь не смотреть на изуродованное тело их предводителя. Потом осторожно снял с его пояса короткий широкий кинжал и засунул за пазуху, убежденный в том, что он скоро пригодится. Что произошло с Эвменом, понять по тем следам, которые видел Калхас, было невозможно. Оставалось надеяться, что ветераны не учинили тут же расправы над ним, а отдали Антигону в обмен на семьи. Пастух думал, что теперь ему делать. Сдаваться на милость Фригийца? Конечно, нет. Оставаться на месте? А что делать среди трупов? Возвращаться к Гиртеаде? Но на пути находился бывший лагерь Эвмена, занятый врагом. В конце концов взор Калхаса обратился к далеким горам. Обходить лагерь с юга, там, где пески и совершенно открытая местность, было безумием. Оставался путь через север. Нужно добраться до пересохшей реки, за которой начинаются холмы. Кое-где среди холмов растут можжевеловые кусты, наверно, есть и источники горьковатой, полынной воды. Если кто-то из воинов Эвмена еще хочет сопротивляться Фригийцу, Калхас встретит его именно там. Спускаясь с холма, пастух даже испытывал удовольствие от того, что в состоянии принимать здравые решения. Затылок то горел, то превращался в пульсирующий сгусток боли, но Калхас сумел сосредоточиться на дороге и отвлекся от него. Немота в членах постепенно проходила - пользуясь этим, аркадянин убыстрял шаг, чтобы не попасть в руки фригийцев, если те вдруг вернутся мародерствовать на поле боя. Достигнув реки, Калхас вспомнил, что не пил со вчерашнего дня. Жажда, пришедшая вместе с воспоминанием, оказалась столь велика, что пастух, прежде чем укрыться среди холмов, долго брел по дну реки в поисках лужицы со стылой водой. Когда же нашел одну, то выпил чуть ли не до дна. Вода была холодной, вонючей, но жажда победила даже чувство отвращения. Вслед за жаждой Калхаса охватил голод. Да такой острый, что аркадянин, скорчившись, сидел некоторое время на дне реки. Переждав самые острые спазмы, он заставил себя разогнуться и отправился дальше. Среди холмов стало как будто еще холоднее. Как и ночью, Калхас с тоской вспомнил о гиматии. Однако тут же отбросил воспоминание. Нужно идти на север, потом повернуть направо, в сторону Габиены, а там... там будет видно. Пастух шел с волчьей осторожностью. Иногда - если голодные спазмы становились непереносимы - замирал на месте, или с остервенением шарил в можжевеловых кустах, не обращая внимания на колючки. Он искал любую живность. Сейчас он мог разодрать на части и сожрать даже змею. Но ни человек, ни живность не попадались ему на пути. Солнце клонилось к западу, вершины холмов окрасились в болезненный бледно-розовый цвет. Калхас решил, что он уже достаточно углубился на север и решил поворачивать направо. Вскоре после этого его ноздри уловили едва ощутимый запах костра. Калхас превратился в дикого зверя. Он долго стоял на месте, определяя, откуда донесся запах. Потом припал к земле и начал красться в ту сторону, держась ложбин, тщательно оглядываясь, прежде чем обогнуть новый холм. Запах то пропадал, то появлялся вновь. Иногда Калхас решал, что совсем запутался, что он идет не туда, куда надо, но обоняние не подводило его. В конце концов аркадянин почувствовал, что костер - точнее даже осторожный костерок - находится совсем рядом, буквально за следующим холмом. Пастух собрался с духом. Что за люди сидят около огня? Если свои - он наверное получит пищу. Если чужие, придется сражаться. Аркадянин перекинул ножны с мечом за спину - чтобы он не мешал красться, - сунул нож Тиридата за пояс и начал выбирать путь. Справа от холма ложбинка заросла колючим кустарником. Там неизвестные едва ли станут ждать пришельцев. А ему сейчас не страшны колючки. Отталкиваясь локтями, он пополз вдоль края кустов. Ничто не предвещало близости дозорных. Калхас даже начал сомневаться - есть ли кто-либо там, около огня. Но сноровка неизвестных не уступала ловкости прорицателя. Калхас почувствовал, что некто находится позади него, однако не успел даже подняться на ноги, как два дротика уперлись ему в спину. - Вставай! - голос был груб, но обращались к пастуху по-гречески. - Встаю, встаю, - успокаивающе пробормотал Калхас. - Только будем спокойны. Он поднялся на ноги, чувствуя под лопатками по ледяному жалу. - Ну-ка, повернись! - голос как будто стал менее грубым. Калхас сообразил, что достать меч уже не успеет, а от ножа проку мало. Он медленно, стараясь не делать резких, провоцирующих движений, обернулся к неизвестным. - Калхас! - с изумлением произнесли они. Дотим сидел у медленно тлеющего валежника и хохотал. - Теперь меня и правда можно звать Одноухим! Ударом дубины с его головы сорвало шлем, а вместе со шлемом - остатки левого уха. - Зато не надо будет бинтовать его перед каждой схваткой! Замечательно! Но сейчас голова наемника была замотана холщовой тряпкой. На левой щеке еще виднелись следы от крови, вытекшей из раны. Впрочем, Дотим не унывал. Появление Калхаса он встретил шквалами восторгов. - Я чувствовал, что ты жив! Что могло случиться с нашим амулетом?! - Какой я амулет, - махнул рукой Калхас. - Амуле-ет, - Дотим даже погладил его по плечу. - И ты жив, и я жив - значит, амулет. Теперь Калхас окончательно поверил в то, что наемник может выкрутиться из любой ситуации. Пока он торопливо поедал черствые хлебцы (и откуда только Дотим их достал!), тот рассказывал - сумбурно, но энергично: - Лучше быть живым, чем мертвым. Даже мертвым Гифасисом. Ух, как он падал! Как гора! Давил все и всех. Так было страшно, что даже не отпрыгивали. Стояли разинув рты... Боги, боги, почему мы проиграли! Крови не жалели, лезли прямо по спинам фригийцев, по мясу. Такое кругом творилось, что был уверен - живым не выберусь. Но еще был уверен, что мы одолеем. А когда Гифасис пал - оторопел. Застыл, как столб. Как идол. Хорошо, какой-то фригиец огрел по голове. Боль такая, что озверел, не помнил уже ни себя, ничего, выпускал из фригийцев внутренности. Не заметил, что у меня шлем снесли - да вместе с ухом. А потом вижу - бегут, негодяи. Мне кричат: "Беги, спасайся!" Пытался остановить - так свои же чуть не затоптали. Эх, доберутся когда-нибудь до них мои руки! Не успел опомниться - вокруг одни антигоновцы. Хорошо, сообразил: упал на землю, закрыл голову щитом, притворился мертвым. Благо, крови на мне было море. Лежал до-олго! Кругом стояла пыль - они и поверили, не тронули. Как оказалось, не один я был таким умным. Эти двое тоже прикинулись трупами... Аркадян, которые захватили Калхаса, звали Никокл и Феодор. Пастух смутно помнил их по тем дням, которые провел в отряде Дотима. Тогда они ничем не выделялись среди остальных. Невысокие, жилистые, взбалмошные; но опасность развивает сообразительность. - Когда зашевелился я, зашевелились и эти, - продолжал Дотим. - Сползлись как черви, клянусь Зевсом! Фригийцы вроде бы рассеялись, но кто мог тогда разобрать - не появятся ли они откуда-нибудь опять! Видели, как конница атаковала аргираспидов - сам понимаешь, вмешиваться во все это не стали. Дождались темноты, хотели пробраться к македонянам, но их уже не нашли. Кругом шныряли разъезды Антигона, поэтому и направились сюда... Ну ладно, хватит! - Дотим буквально вырвал очередной кусок изо рта пастуха. - Что стратег? Рассказывай! Калхас помрачнел. Радость от встречи с наемниками мгновенно потухла. С каждым его словом мрачнел и Дотим. Когда пастух поведал о смерти армян и пленении Эвмена, аркадянин грязно выругался. - Чего-то подобного я и ожидал! - резюмировал Дотим. - Честно скажу, Филиппа не жалко, он всегда был глуп. Вдвойне глуп, если дал себя убить. А Тиридата жаль - это был настоящий муж. Таких людей осталось мало, мало... На некоторое время наемник погрузился в себя. - Что предлагаешь делать? - не выдержал Калхас. Дотим встрепенулся и поднял голову - торжественно, гордо: - Я считаю, что мы должны освободить стратега! Пастух удивился тому, как спокойно воспринял слова наемника. Тот обернулся к Никоклу и Феодору: - Мне кажется, что дело это естественное. Аркадяне сидели ошарашенные. - Без стратега у нас даже нет возможности вернуться домой, - убежденно продолжал их вождь. - Вы не знаете ни одного варварского языка: только "дай", "мясо", да "девка". А их между нами и Элладой столько! Варвары мгновенно отлупят вас, если не утопят в колодце. - Так ведь все равно убьют, - робко сказал Феодор. - Не варвары, так Фригиец. Что мы сделаем вчетвером против него? Целая армия не смогла... - Там, где бессильна армия, нужно действовать хитростью. А для хитроумного дела достаточно нескольких человек. - Дотим не терял уверенности. Калхас тяжко вздохнул, смиряясь с тем, что беспокойству о Гиртеаде суждено еще долго глодать его. Но бросить Дотима, Эвмена, забыть о превратившемся за год в часть характера долге перед никогда не виденным, давно умершем Александром, было свыше сил. Естество говорило - место Калхаса здесь. Как бы ни малы были шансы, имевшиеся у них, пастух желал дойти до конца. - Прежде всего нужны лошади, - сказал он, прерывая обескураженных аркадян, опять пытавшихся спорить с Дотимом. - Лошади и деньги. Ну, деньги-то у нас есть. Я покажу, где деньги. Речь Дотима стала торопливой. И сам он изменился - словно постоянно торопился куда-то. Торопился съесть кусок, вдохнуть воздух, посмеяться над своей же шуткой. Его не покидала нервная веселость, удивлявшая и Калхаса и аркадян. - Ты так много смеешься, что... мне страшно, - сказал Дотиму пастух. - Почему это страшно? - удивился тот. - Почему нельзя смеяться? Я рад - подумай только, сколько зависит от нашей хитрости! Мы, можно сказать, совершаем такое дело, что помнить о нем будут долго. Насчет "совершаем дело" наемник несколько преувеличивал. Третьи сутки они прятались среди холмов, присматриваясь и выжидая. Калхас проводил аркадян до тайника; они распотрошили пару мешочков и каждый набил пояс золотыми монетами. Пояса обернули поверх голого тела, скрыв их одеждами. Внешне наличие золота у оборванных наемников заметно не было, но Калхас долго не мог привыкнуть к тяжести, обвивавшей бедра. Местом своего пребывания они избрали лощину, окруженную заросшими колючками холмами. Расположена она была ближе к лагерю Эвмена, чем прошлое укрытие Дотима: Фригиец перевел все свои силы на место бывшей стоянки стратега. Теперь там происходило непрекращающееся празднество - по крайней мере так мнилось аркадянам. Днем к небесам поднимался обильный, жирный чад благодарственных жертвоприношений. А ночью не переставая горели костры; фригийцы, видимо, порешили перевести весь хворост в округе. Калхас понимал, отчего Антигон не отправляется вглубь Габиены. Полуразбитое войско Фригийца благодаря прихоти судьбы взяло в плен отряды, превосходящие его численно. Собственно, было непонятно: пленные ли это, или новоприобретенные союзники? Во время осторожных разведок аркадяне установили, что только гетайров Фригиец держит безоружными и отдельно от остальных. Другие воины Эвмена чувствовали себя свободно, а аргираспиды даже выставили у своих палаток серебряные щиты. Шло смирение, свыкание с новым хозяином, щедро приправленное вином и искусственной радостью. Хотя Дотим ругался последними словами, когда наблюдал за этим, даже он признавал, что иного ожидать не следовало. - В конце концов, им просто платили деньги. Что же, если Антигон не
в начало наверх
брезгует такими вояками - тем хуже для него. Признаков того, что Фригиец готовится покидать лагерь, все не появлялось и Калхас с неясной надеждой думал, что свыкание идет, по всей видимости, не гладко. Однако, когда он поделился своей мыслью с остальными, мрачный Никокл поставил над ней жирный вопросительный знак: - А куда теперь торопиться Антигону? - сказал он. - Антигон своего добился - на кого теперь идти походом? Поскольку Фригиец за эти три дня так и не отрядил конных погонь, аркадяне пришли к выводу, что в его руках - вольно или невольно находятся все сатрапы. - Тем лучше, - успокаивал Дотим. - Он чувствует себя в совершенной безопасности. С каждым днем внимание его будет слабнуть. Тогда-то мы и попытаем счастья. Вот только как? Аркадяне не имели даже лошадей. Дотим надеялся отбить их у разъездов Фригийца. Но те дозоры, которые Антигон отправлял на север, в холмы, насчитывали не меньше десятка всадников каждый. Аркадянам приходилось быть чрезвычайно осторожными. И потом, жив ли стратег? Дотим был уверен, что жив. Но лица Феодора с Никоклом выдавали, что наемники сомневаются в этом, следуя за вождем с тяжелым сердцем. Однако главным оставалось отсутствие реального плана действий. Быть может, они могли пробраться в лагерь, дабы смешаться с его обитателями. Но Дотима и Калхаса мог бы узнать любой бывший воин Эвмена. Подкупить тех, кто охраняет стратега? Но опять же, для этого нужно было оказаться внутри лагеря. Да и как бежать из него без лошадей? - Случай! - поднимал палец к небесам Дотим. - Смотрим и слушаем, как те истуканы в Сузах, у которых огромные глаза и уши. Если будем внимательны, обязательно учуем случай. Они охотились за редкой живностью - пугливыми птицами, неправдоподобно стремительными пустынными зайцами, а потом упрямо пережевывали почти не прожаренное мясо. Тепло было самой недосягаемой мечтой. Слабый огонек - единственное, что они себе позволяли, - скорее обманывал, чем грел протянутые к нему ладони. Плащ, снятый с мертвого фракийца во время ночной экспедиции на поле сражения, не столько давал Калхасу тепло, сколько вонял волчьим потом. Ночью холод доводил до отчаяния, до безысходной тоски. Те, кто не стоял на страже, прижимались друг к другу спинами, закутывались всем, чем можно, но все равно почти не спали, сопротивляясь пытке ледяным беспамятством. Чтобы отвлечься, Дотим начинал говорить. Вспоминал о сухих критских горах, где точно так же таился, ждал удобного момента для засады - только врагом его тогда был Македонец. Вспоминал о полководцах, чьи имена Калхас вообще слышал в первый раз. - Как ты умудряешься держать столько событий в памяти? - удивлялся пастух. - А мне и надо держать в памяти, - сказал однажды Дотим. - Все это было со мной, если бы о других рассказывал - другое дело. Кажется, что люди, о которых говорю, стоят рядом, вот здесь. Как-то само собой всплывают, словно и не прошло много лет. Четвертая ночь была особенно холодной. Земля, немного прогретая за день костром, остывала очень быстро. Феодор встал на стражу, а остальные трое прижались друг к другу и старались сохранить иллюзию тепла. Как обычно, Дотим начал говорить. Однако теперь он рассказывал о том, что мучило его последние дни. - Нельзя было полагаться на таких людей! Неужели Певкест - человек достойный доверия? Нет, когда жив был Александр, все они держались молодцом. Но здесь не их заслуга, а, я думаю, царская. Зато когда Царь умер, стало ясно, кто есть кто. И за пять лет научиться этому можно. Почему же Эвмен доверился им? Вот ты, Калхас, доверился бы? - Нет, - ответил пастух. - Конечно нет. Но автократор считал их друзьями... - Что за глупость! "Друзья"! А должны бы быть слуги! Даже в торговых операциях доверяют не дружескому слову, но залогу. Вон Эвдим - самый что ни на есть проходимец, но оказался связан со стратегом золотом - и испугался за свое состояние, прибежал доносить. А как иначе? Эти "друзья" только ослабили армию. Да что там говорить: единственное, что я видел хорошего от Певкеста - пир в Персеполе. Помнишь? - Помню, - вздохнул Калхас. - Вот уж обильно было льстивых речей! Даже небо залоснилось, словно его облизали. И что толку? Лучше пировать с открытым врагом, чем с сомнительным другом. Я вот думаю, Калхас: почему Эвмен поддался демону простодушия? Я всегда верил в его предусмотрительность, я думал - у него в руках какие-то тайные нити, он не выпустит сатрапов. А ведь оказалось - ничто не продумано! Ладно, стратег отвечал бы только за себя. Но за ним пошло множество людей - и теперь они мертвы, или в плену. Тебе не страшно, Калхас? - Страшно? Чего я должен бояться? - Ошибки, которую мы совершили в прошлом. Мы поверили в человека, обреченного на поражение. Некоторое время пастух молчал. - Ты серьезно говоришь это, Дотим? - Не знаю, - голос наемника стал растерянным. - Клянусь, не знаю. Но подобные мысли не дают нам покоя с той проклятой ночи, когда к нам явился Эвдим. - Эвмен другой человек, чем мы с тобой, - убежденно произнес Калхас. - Кажется, я понимаю, чего он хотел. Он хотел, чтобы вернулось старое - наверное, он помнил его столь же хорошо, что и ты. Это нечто вроде заклинания: повторяй свои прошлые слова, подражай прошлому во всем - оно и вернется. Наверное, Эвмен желал, чтобы сатрапы поверили, будто Царь до сих пор с ними. Поэтому-то он относился к Певкесту и прочим как к друзьям. И, мне кажется, что он был прав: восстановить порядок, справедливость можно лишь тогда, когда веришь в нее. Вот Антигон не верит - и все под себя подгребает. Но я насмотрелся на македонян и - думаю, ты со мной согласишься - Фригиец закончит жизнь, окруженный ненавистью. А даже если Эвмен погибнет, и из-за него погибнем мы - все равно он был прав. Зевс следит за нами, я верю. Он питается не гекатомбами, а правдой. Он воздаст каждому. - Если так - хорошо, - буркнул Дотим. - Но все равно тяжело... Тебе виднее - ты прорицатель. Ты чувствуешь взгляд Зевса, а я нет. Больше всего меня порадовало бы, если б Эвмен взял сатрапов за глотку - как это делает сейчас Антигон. Калхас улыбнулся: - Только учти, что в этом случае от твоей преданности стратегу мало что останется. Для роли слуги нужны другие характеры - но не твой. Никокл неожиданно запыхтел и заворочался: - Ну хва-атит, - уныло протянул он. - Тоска и тоска от таких разговоров. Давайте спать. Дотим с Калхасом замолчали. Пастух опять ощутил медленно, но уверенно подбирающийся к костям холод. Он подтянул колени к животу и стал дышать под плащ. Воздух мгновенно стал спертым, но пастух терпел, не пуская ни капли холода извне. Они все-таки задремали, и Феодору, осторожно скользнувшему в лощину вскоре после полуночи, пришлось будить их. - Тише, пожалуйста, тише. - Аркадянин даже не шептал. Он выдыхал слова на самом пороге слышимости. - Фригийцы. Разъезд. Прошли совсем рядом - нас не заметили. Их только пятеро! - Пятеро? - Дотим чуть не подпрыгнул на месте. - Калхас, я беру все свои сомнения обратно. Мы живы, мы встретили друг друга - ведь это счастливое предзнаменование! Сегодня мы обзаведемся лошадьми. Сердце у Калхаса колотилось в кадыке - от спешки и от желания производить как можно меньше шума. Кругом было так тихо, что самый легкий шаг казался слышным повсюду - вплоть до самых гор. Но фригийцы, уверенные в том, что вокруг нет никого, так и не заметили наемников. Времени обдумать нападение не было. Феодор и Никокл скользнули влево, а Дотим с Калхасом обошли фригийцев с правой стороны. Когда конные оказались в лощине между двумя холмами, Дотим приложил руки ко рту и издал совиное уханье. Что-то едва заметно мелькнуло в темноте - раздались крики боли и изумления. Вслед за этим метнули свои дротики Калхас и Дотим. Темнота превратила фигуры неприятелей в неясные тени: пастух не мог ручаться, что их оружие достигло цели. Обнажив мечи, они скатились вниз. Калхас не увидел, а, скорее, учуял, что один антигоновец мертв, а двое серьезно ранены. В любом другом случае это означало бы гибель оставшихся фригийцев. Но сегодня аркадяне не могли подрубать ноги у лошадей, поэтому неприятель получил неожиданное преимущество. Антигоновцы пытались затоптать нападавших. Их длинные мечи беспорядочно месили воздух, наемники же жалили их в ноги, в незащищенные бедра. Предводитель дозора теснил Калхаса конем. Фригиец владел оружием прекрасно: вскоре клинок вывернулся из руки пастуха и отлетел в сторону. Калхас остался беззащитен. Сам не соображая, что делает, он отпрыгнул вправо и, прежде чем антигоновец повернул к нему лошадь, вцепился в штанину всадника. Прикрывая голову щитом, он отчаянно дернул фригийца вниз - тот не удержался и вместе с прорицателем рухнул на землю. Пастух отбросил неприятеля в сторону, но антигоновец первым поднялся на ноги. Он обеими руками поднял меч и занес его над головой. Тело Калхаса вспомнило уроки Дотима: опрокинувшись на спину, он ногами подсек фригийца. Ругаясь, тот упал - пока он вставал, пастух подобрал меч. Они скрестили оружие. Спешенный, фригиец словно потерял часть силы и уверенности. Он сражался все более вяло, а когда на помощь Калхасу подоспел Феодор, попытался бежать. Феодор догнал его и поразил в спину. И все-таки темнота их подвела. Когда все было кончено, Калхас услышал удаляющийся топот копыт. Подбежал Дотим: - Как так? Почему? Никокл, неужели ты выпустил одного? Никокл, зажимая рукой длинный порез на щеке, рычал. - Я уже обезоружил его, но он накинул мне на голову плащ... Сейчас он приведет сюда... Дотим посмотрел на небо. - Ну, не сейчас. Уж рассвета-то они дождутся. Кому хочется нарываться в темноте на неприятности? У нас есть время. - Отлично! - Никокл приободрился. - Одна лошадь хромает, но мы с Феодором сядем на коня вдвоем. Если есть время, то гнать не будем. К утру доберемся до гор! - Опять! - всплеснул руками Дотим. - Вы забыли, почему мы здесь остались? - Завтра Фригиец отправит прочесывать холмы сотни людей, - буркнул Феодор. - Значит, нам придется быть в сотню раз осторожнее, - пожал плечами Дотим. - Может, именно тогда и появится шанс? - Сумасшедший! - негромко произнес Никокл. Дотим резко повернулся к нему. Калхас увидел в руке у вождя наемников нож. - В следующий раз ты откроешь пасть, только когда рядом с нами будет стратег. - Дотим медленно поднес нож ко рту Никокла: - Иначе я отхвачу твой язык. Аркадянин попятился назад. - Перестаньте! - Калхас схватил Дотима за запястье. - Нужно думать, что делать с лошадьми. Боюсь, они выдадут нас. Дотим сунул нож за пояс. - А что с ними делать? Отпустим! - Почему? - воскликнул Феодор. - Нам нужно пять лошадей, - раздраженно сказал Дотим. - А у нас - четыре и одна из них хромает. Их слишком мало, чтобы беречь. Оставим здесь; возможность добыть лошадей еще представится. - Так зачем же мы... - подал голос раздосадованный Феодор. - Хватит причитать! - рыкнул вождь аркадян. - Боги любят не тех, кто молится, а тех, кто действует. Они подобрали дротики и осмотрели седельные сумки фригийцев. Куски вяленого мяса, лепешки были разделены поровну и тут же поглощены. Однако самую большую радость вызвала находка Калхаса. У пояса одного из мертвых антигоновцев он обнаружил деревянную долбленую флягу с вином. Вино подействовало лучше убеждений; Никокл с Феодором успокоились и четверо аркадян, тщательно запутав следы, отправились в свое убежище. Прошли всего сутки, а роль зайцев измотала их до крайней степени. Антигоновские дозоры густой сетью охватили холмы. Несколько раз аркадянам казалось, что они оказались за спинами фригийцев. Но те возвращались назад, и все начиналось сызнова. - Я понял! - шепнул Дотим Калхасу на следующий вечер. - Ни моего, ни твоего трупа на поле боя не нашли. Тевтам с Антигеном, наверное, очень обеспокоились - и Фригийца напугали. Смотри, какое внимание! Мне это льстит!
в начало наверх
Калхасу такое внимание совсем не льстило. Однажды, чтобы не быть замеченными, им пришлось нырнуть прямо в колючие, буйно разросшиеся кусты и терпеть боль от вонзившихся в лицо, в руки шипов, терпеть щекочущие ручейки крови, вытекавшие из ссадин. А лошади антигоновцев ступали в нескольких шагах от них. После того, как фригийцы проследовали мимо, Никокла начало трясти. Приступы этой лихорадки возвращались к нему раз за разом. Ночью они ожидали окончания поисков, однако фригийцы запалили факелы и продолжали прочесывать холмы. - Они чуют нас, - сказал Калхас. - Чуют, как собаки. Хорошо хоть зажгли огни - теперь мы можем определить, где они. - Ха! Наивный мальчик, - ядовито хихикнул Дотим. - Половина разъезжает с факелами, а половина - без них. Надеются, что мы ошалеем от беготни и угодим в лапы тех, кто ищет по-волчьи. Аркадяне были в постоянном движении, выискивая прорехи в антигоновской сети. Но к полуночи, оказавшись как раз в той лощине, где провели несколько предшествующих дней, Никокл и Феодор свалились на землю и заявили, что больше бегать не могут. - Хорошо, - стиснул зубы Дотим. - Ночью и действительно можно дать маленький отдых. Аркадяне устроились на окружающих лощину холмах. - Каждый со своей стороны. Калхас лежал с запада. Юг, самое опасное направление, охранял Дотим, а трясущегося Никокла поместили на севере. Договорились о сигналах на случай опасности, о том, куда направятся, когда наступит рассвет. В заключение Дотим посоветовал выломать из кустарников по ветке с шипами и засунуть под одежду: - Когда начнете засыпать, само собой получится, что вы навалитесь на нее. Просьба только одна: не кричать, если это произойдет. Калхас ограничился одним шипом. Но воспользоваться им так и не пришлось: сон не брал пастуха. Он внимательно разглядывал темноту перед собой, а сам думал о положении, в котором они оказались. Фригийцы уже дважды сменяли участвовавшие в поисках дозоры - следовательно, они ожидали более серьезной опасности, чем та, которую представляли собой аркадяне. Но какой опасности? Может, Дотим прав, и Антиген боится каких-то чудес? А, может, просто осторожность? Осторожность и расчет: фригийцы наверняка поймали сбежавших лошадей и поняли, что аркадяне не ушли из холмов. И вот теперь Антигон собирается захватить всех друзей Эвмена, думая, что они начнут бунтовать бывшие войска стратега. Калхас видел далекие отблески факелов, но фригийцы пока не приближались к его укрытию. Загадывать, хватит ли у Антигона упорства продолжать поиски на следующий день, не хотелось. Ясно, что даже если его солдаты отступят, вытащить Эвмена будет трудно. Фригиец настороже - слишком шатко пока его положение. Вплоть до рассвета темноту и пустоту перед пастухом не нарушали близкие движения. Оборачиваясь изредка назад, Калхас видел серые, слабо светящиеся блики, постепенно заполнявшие восточный горизонт. Активность антигоновцев снижалась. Если так, аркадяне смогут вздохнуть свободнее. Размышления пастуха прервал Дотим. Он подбежал к Калхасу почти не таясь. - Где Никокл? Где Феодор? - громким шепотом спросил наемник. - Там, - Калхас указал на север и восток. - Или... Неужели их нет? Тогда где они? - Если бы я знал! - Дотим подозрительно посмотрел по сторонам. - Я чувствовал, что случится какая-нибудь мерзость. Лежал, глядел, слушал, но все время тревожился. И тогда решил проверить - не спят ли остальные. А их нет! - Ушли к Фригийцу, - сказал Калхас первое, что пришло ему в голову. - Точнее - за фригийцами, - добавил Дотим. - Пора бежать отсюда. Не дожидаясь ответа, Дотим двинулся как раз в ту сторону, за которой наблюдал Калхас. Пастух последовал за наемником. Ему казалось, что темнота скрывает множество ехидных глаз. Он ожидал удара отовсюду и не обнажал меча только, дабы тот не мешал ему поспевать за стремительным Дотимом. Некоторое время они двигались беспрепятственно. Постепенно становилось светлее. Дотим стал держаться теней, отбрасываемых холмами. Они ушли уже достаточно далеко от своего укрытия. Единственное, что смущало Калхаса - отсутствие антигоновцев. Аркадяне перестали их слышать, словно с первыми лучами солнца те вернулись в лагерь. Но почему? Если не к Антигону, то куда же ушли Никокл с Феодором? Неожиданно Дотим остановился. На мгновение он, как собака, вынюхивающая след, припал к земле. Но тут же поднялся и выпрямился, словно сбрасывая с плеч груз тревог. - Там кто-то есть, - указал он на холм, нависавший справа над ними. - И их много. Готовь оружие. Вслед за Дотимом Калхас выхватил из-за спины дротик. Он сам еще не чувствовал никого. Но верил, что наемник не ошибается. Достать дротики - это единственное, что им позволили. Десятка два лучников появилось на вершине холма. Стрелы были наложены на тетиву, луки натянуты. Когда Дотим сделал шаг вперед, раздался шипящий свист, и несколько стрел вонзилось у ног аркадян. - Щиты, дротики, мечи - долой! - крикнули с холма. - Бросайте все это и поднимайтесь сюда. 6 Стены шатра можно было прорубить мечом, прорезать ножом, но и то, и другое у аркадян отобрали. Дотим обломал ногти, пытаясь разодрать твердую, как дерево, бычачью кожу. - Не порти себе руки, - посоветовал Калхас. - Скучно сидеть просто так, - ответил наемник. - Какое ни есть, а дело. Он обнаружил шов, соединяющий два кожаных полотнища и начал изучать, присев перед ним на корточки. Желание аркадян осуществилось. Они были посреди вражеского лагеря. Но положение их теперь ничем не отличалось от положения того, кого они собирались спасать. Фригийцы их не били. Они были обходительны - разумеется настолько, насколько это было представимо в данной ситуации. Там, среди холмов, им спутали руки, но не заставили бежать за хвостами лошадей, а доставили в лагерь верхом. Отняли оружие, но не обыскивали и не сняли поясов с деньгами. Здесь, посреди шатра, стояла кадка с водой, рядом с которой лежали две глиняные плошки, хлебцы и даже кусок запеченного в углях мяса. Пока Дотим пробовал на прочность стены их темницы, Калхас подкрепился и, отогнав от себя все мысли, лег, закинув руки за голову. - Нужно что-то острое, - завершил свое исследование наемник. Калхас хмыкнул: - Естественно. Дотим зачерпнул плошкой воду, сделал несколько глотков и вдруг поперхнулся: - Она из обожженный глины! Благодарю тебя, Зевс! Мы разобьем плошки и перепилим шов осколками. - По-моему, легче сделать подкоп, - сонно предложил Калхас, переворачиваясь на бок. - Тоже отличная мысль! - согласился наемник. - Стенки в таких шатрах закапывают на пядь, не больше. Пастух не желал слышать ни о каком перепиливании, или подкопе. Он так устал, что хотел только одного - сна. Впрочем, пища и на Дотима подействовала умиротворяюще. Когда Калхас проснулся, он обнаружил, что наемник мирно похрапывает, не удосужившись расколоть хотя бы одну плошку. Им дали выспаться! Калхас не ожидал, что фригийцы и накормят их и дадут отдохнуть. Как отнестись к этому? Через некоторое время пастух увидел, что, пока они спали, в шатер принесли еще мяса и даже головку лука. Он растолкал наемника. Дотим сел и долго по-детски тер глаза. - Чего так темно? - спросил он. - Ночь, что ли? - Ночь, - подтвердил Калхас. - Сколько же мы спали? - Долго. Неудивительно: в первый раз спали в покое. - Покой, говоришь? - Дотим встряхнулся. - Какой же покой, когда вокруг фригийцы. - И все-таки покой. - Калхас взял наемника за руку. - Я предлагаю занятие более серьезное, чем копание ямы. - Какое? - Нас опять угостили мясом. Теперь к нему прибавили лук. - Я не собираюсь больше есть их мясо! - Напрасно, - Калхас понизил голос до шепота. - Мы не просто пленные. Я уверен: Антигон что-то замыслил в отношении нас. Думаю, нужно поддерживать силы и гадать, что он готовит. Дотим некоторое время молчал. Затем протянул руку и взял мясо. Поев, аркадяне легли около кадки и начали советоваться. - Давай по-порядку, - предложил наемник. - Вспоминай о том, как нас вели по лагерю. Не было чего-либо, что бросалось бы в глаза? Калхас пожал плечами. - Вроде, нет. - Хорошо, ты помнишь солдат, которые сбегались смотреть на нас? - Да. - Кто там был? Много ли бывших эвменцев? - Я видел фракийцев. Потом кучу людей из пеших наемников. По-моему, саков. - И аргираспидов! - добавил Дотим. - Да. И аргираспидов. Гетайров не было - наверное, они до сих пор разоружены. Меня еще удивило, что я не заметил ни одного человека из телохранителей сатрапов. - Может, случайность? - Может быть. Но если нет - получается, что они разоружены вместе с гетайрами. - Вот! - Дотим поцокал языком. - Мне казалось, что Антигон должен был бы скорее найти общий язык с сатрапами, чем с солдатами. - И я был в этом уверен. - Калхас повернулся на спину и стал смотреть в темный, едва угадываемый верх шатра. - Тогда ничего не понимаю. - Да что тут понимать? Сатрапы захотели слишком много. Или наоборот, Фригиец решил навести свои порядки в Верхних Сатрапиях. Как бы то ни было, они в ссоре. - Учти, это только наше предположение. - Учту, - хмыкнул Дотим. - Но построй другое. - Сдаюсь, - поразмыслив, произнес пастух. - Но зачем мы-то ему? Какую роль он собирается отвести нам в игре против сатрапов? Если, конечно, собирается отвести хоть какую-то роль. - Если бы я знал! - Дотим неожиданно поднялся, подошел к выходу из шатра и резко откинул полог. - Стоять! Назад! - несколько копий сразу же уперлось ему в грудь. - Все, все! Не шумите! - Дотим медленно отступил в глубь шатра. Охранники зажгли факел, осмотрели все внутри, но, не обнаружив ничего подозрительного, опять завесили полог. Дотим нервно хихикнул: - Я отчего-то подумал: охраняют ли нас вообще?.. Значит, охраняют. - Может быть, Антигон хочет прибрать к рукам Эвмена? - негромко предположил Калхас. - Чего-чего? - Хочет купить или приручить стратега. Сделать его правой рукой. Внешне равным себе. - Зачем? - Вот уж здесь гадать не стану. Мало ли что на уме у Фригийца! Но если он начнет действовать с Эвменом заодно, многие начнут относиться к нему с меньшей озлобленностью. - Зато разозлятся Птолемей, Селевк, прочие! - А, может, уже разозлились? Или разозлятся в любом случае? - спросил Калхас. - Зачем помогать Антигону после того, как он одолел Автократора? Наоборот, его нужно пугнуть, куснуть. Пока он, воспользовавшись успехом, не овладел всей Азией. Если так, помощь Эвмена для Антигона лишней не будет. Дотим сел. - Ладно получается. Умен. Ну, а что мы должны будем делать? Калхас развел руками. - Не знаю. Может, уговаривать Эвмена. - Я не об этом! Как мы с тобой поступим, если ты прав? Пойдем за Фригийцем? Калхас молчал. - А! Я помню! - Дотим опять поднялся на ноги. - Ты же сам предлагал стратегу вступить с Антигоном в переговоры!
в начало наверх
- Ты до сих пор зол на меня за это? - Был зол. Сейчас - не знаю. Но идти за Фригийцем!.. С тех пор, как я оказался в Азии, я борюсь против него! Как я могу служить ему? - Не ему, а Эвмену, - поправил Калхас. - Но сам стратег превратится в слугу! - скрипнул зубами наемник. Через некоторое время пастух дернул тяжко сопящего Дотима за рукав и заставил сесть. - Если согласится быть слугой. Дотим, я почти уверен, что он не согласится. Они долго ничего не говорили. Наконец, Калхас попытался отвлечь Дотима: - Ну, а если мы ошиблись? Если случайно не заметили солдат сатрапов? - А, оставь! - отмахнулся наемник. - "Если, если..." Я больше не хочу думать. Я буду спать и ждать. Днем их вывели на улицу. Калхаса заставили бросить фракийский плащ и дали взамен чистый. От света слезились глаза. Пастух протер веки полой плаща. Осмотреться им не дали - спешенные фессалийцы, явившиеся за аркадянами, древками копий стали подталкивать их в спину. Изрядно разросшийся лагерь стал грязнее и беспорядочнее, чем при Эвмене. Пахло дымом, сожженным мясом, перебродившим вином, блевотиной. Известный своей любовью к дисциплине Антигон, видимо, пока не желал отпугивать жестким порядком недавних пленников. Те - грязные, опухшие от безделья, равнодушно глядели на проходивших мимо аркадян. - Противно смотреть! - Дотим всем своим видом показывал презрение. - Бесхребетные! - Ничего, скоро Антигон возьмет их в руки. - Калхас по сторонам не смотрел. Он поднял лицо к небу и наслаждался теплом, которое изливало в этот день на землю Солнце. Вели их к центру лагеря. В отличие от вчерашнего утра, появление аркадян почти не вызвало интереса. Калхас отметил это про себя, но не стал придавать равнодушию солдат особого значения. В конце концов через несколько мгновений все выяснится. Вскоре они увидели, куда направляются фессалийцы. Посреди лагеря стоял большой шатер из ярко-красной ткани. Раньше такого шатра здесь не было. "Идем к Антигону", - решили аркадяне. Около шатра толпилась охрана, сновали слуги. Калхас поглубже вдохнул воздух, расправил плечи и постарался сделать свой разум чистым и ясным. Однако ругань Дотима отвлекла его от приготовлений к встрече с Врагом. Наемник пихнул Калхаса локтем и указал на два копья, воткнутых в нескольких шагах от входа в шатер. Копья украшали отрубленные головы - и, к изумлению аркадян, головы эти принадлежали Никоклу и Феодору. Калхас узнал недавний шрам на щеке первого, узнал и тяжелые надбровные дуги второго. Потухшие, серые лица, похожие на выцветшие глиняные поделки. - Бр-р! - Калхас отвернулся. - Похоже, Фригиец с нами заигрывает, - шепнул Дотим. - Держись с наглостью: мы ему нужны. Широкий, расшитый изображениями царственных львов полог откинулся, и аркадян втолкнули внутрь. Шатер освещали большие витые светильники. Фригиец не жалел земляного масла: от светильников здесь даже было жарко. Наполненный запахами благовоний, шатер подавлял пышной и богатой обстановкой. Она разительно отличалась от подчеркнутой простоты, которая обычно царила в покоях Эвмена. Но и хвастливой безвкусицы сатрапов Калхас не увидел. Убранство шатра не столько отвлекало внимание на себя, сколько сосредотачивало его на Хозяине, располагавшемся прямо в середине державного великолепия. Антигон встретил аркадян стоя. Это был невысокий, почти седой старик с прямоугольной, подстриженной по персидскому образцу бородкой. На нем был легкий кавалерийский доспех и красный, того же тона, что и шатер снаружи, плащ. Лицо Фригийца сразу приковывало к себе взгляд. Тонкие, властные губы, крупный мясистый нос и необычные глаза. Точнее, необычным был только один глаз, левый. Бровь над ним рассекал глубокий темный шрам, сам же глаз, казалось, испускал свет. Он лучился и сиял при каждом повороте головы Фригийца. Калхас на мгновение оторопел и лишь присмотревшись внимательнее понял, что левый глаз у Антигона - искусственный. Драгоценный камень размером с голубиное яйцо был тонко обработан и вставлен в вытекшую глазницу. Даже разобравшись, в чем дело, пастух не сразу смог победить оторопь. Искусственный, левый глаз казался более живым, чем правый, цепко и внимательно разглядывавший аркадян. Рядом с Антигоном стоял высокий черноволосый юноша. Пухлые губы, чувственные миндалевидные глаза, подбородок, поросший мягким пушком - почти девушка. Но короткий прямой меч в простых ножнах, широкие сильные ладони подсказывали, что это воин. По тому, как Антигон опирался рукой на его плечо, Калхас понял, что видит Деметрия, сына и наследника Фригийца. Во взгляде юноши сквозило любопытство и даже симпатия. Пастух машинально подумал, не удастся ли использовать Деметрия в свою пользу. Помимо Деметрия рядом с Фригийцем стояло еще несколько приближенных, судя по одеждам - военачальники. Вздрогнув, Калхас увидел среди них Тевтама. Дотим также заметил аргираспида. По тому, как напрягся наемник, пастух понял, что он не ждет ничего хорошего. - Так кто кого будет приветствовать первым? - с покровительственной улыбкой прервал молчание Антигон. - Обычно первыми делают это гости. - Гости? - Дотим осклабился. - Несколько дней назад хозяевами здесь были мы. - А теперь? - И теперь хозяин - Автократор. - Наемник насмешливо выпятил губы. - Эвмен? - Антигон перестал улыбаться. - Нет, ты ошибаешься. - Ошибаюсь? - Да. Эвмен мертв. - Что?! - Дотим и Калхас воскликнули хором. Они были уверены, что стратег жив. Все их мысли, желания, планы основывались на этой уверенности. - Почему мертв? - Почему? - Антигон удивился. - Смешной вопрос. Почему умирают? Его убили. Сегодня, в последнюю предутреннюю стражу. - Зачем ты это сделал? - с трудом проговорил Калхас. Во Фригийце нарастал гнев. - Вы, наверное, считаете, что имеете право требовать моего отчета? - Зачем ты его убил? - повторил Калхас. Несколько мгновений Антигон явно колебался между желанием крикнуть стражу и непонятной еще аркадянам необходимостью продолжить разговор. - Нет, вы опять ошибаетесь. - Фригиец овладел собой и голос его стал мягким. - Я не приказывал убивать Эвмена. Два дня назад я велел не давать ему пищи, но казнить не собирался. Сегодня утром несколько человек - кто они, думаю, я скоро узнаю, - ворвались в палатку, где находился Эвмен, и покончили с ним. - А охрана! - воскликнул Дотим. - Они прикрывались моим именем. Аркадяне недоверчиво переглянулись. Антигон заметил это. - Охранникам придется ответить... Если желаете, вы сами можете участвовать в допросе... Но аркадяне уже не слышали его предложения. Ужас вести о смерти стратега наконец обрушился на них. Дотим сел на пол шатра и, обвив голову руками, спрятал ее между коленями. Калхас стоял прямо, но не видел и не слышал ничего. Словно отрезали часть его. Может быть, самую главную часть. По крайней мере последний год приучил Калхаса к мысли, что Эвмен - главное. Потерять Эвмена было хуже, чем потерять близкого человека, ибо он значил для них больше, чем близкий человек. С этим именем было связано так много, что смерть стратега лишила аркадян на время того стержня, к которому лепится, вокруг которого вьется человеческая жизнь. - Так кто же убил Эвмена? - Уши заложило. Калхас слышал свой голос так, словно он долетал издалека. Но задавало этот вопрос уже не потрясение, а желание мести, невыносимая потребность уничтожить, раздавить тех, кто выдернул из-под их ног землю. - Мы узнаем, - с мягким нажимом на втором слове произнес Фригиец. - В моем слове вы можете быть уверены. Дотим поднял голову и тускло посмотрел на Антигона: - Зачем мы тебе нужны? Деметрий откашлялся и что-то хотел сказать, но Антигон сжал плечо сына. - Все друзья Эвмена похожи друг на друга. - Хозяин добавил в свой голос властности и железа. - Я сожалею. Но вам нужно выбирать. Я хочу, чтобы вы это поняли. Стратега нет, но вы все еще нужны. Нужны мне. И я предлагаю вам свою руку: свою дружбу и покровительство. Я знаю, кто вы, знаю, на что способны и не хочу, чтобы эти способности пропадали втуне. Не хочу, чтобы они использовались каким-нибудь ничтожеством, мерзавцем, который закружит вам головы глупостями... Против воли Калхас прислушивался к словам Фригийца. "Быть его слугой кажется таким же естественным делом, как пить, есть, дышать", - вспомнил он Иеронима. Историк подметил точно: так говорить мог только человек, природой, а, может, и богами, определенный властвовать. Голос его не был чарующим. Наоборот, иногда он казался слишком резким для того, чтобы уговаривать. Но Фригиец и не уговаривал, не убеждал. Он приказывал. И знал, какая сила дана его слову. Все это делало голос Антигона настолько мощным, что Калхас почувствовал, как вдоль его хребта пробежал восторженный холодок. - Я хотел, чтобы Эвмен был моим другом. Судьба решила по-иному. Она столкнула нас лбами - двух самых сильных людей в Ойкумене. Многие трусливо оставались в стороне и наблюдали. Смеялись, думая, что мы загрызем друг друга. - Гримаса отвращения пробежала по лицу Фригийца. - Сейчас они начнут рвать для себя куски пожирнее, надеясь, что я обессилен борьбой. Но я докажу, что это не так. Я заставлю их поджать хвосты - тех, кто сталкивал нас с Эвменом, а сам оставался в стороне и жирел от подлой радости... "Птолемей, Селевк, Кассандр, наверное - Пифон", - понял Калхас. - "Он расправится с теми, кто снарядил его на войну против стратега". Пастух почувствовал удовлетворение от этой мысли. - Я предлагаю вам руку и дружбу, - громогласно завершал Антигон. - Я знаю, что такое друзья, я знаю преданность людей Эвмена и хочу, чтобы они стали моими друзьями. Ты видишь - Тевтам уже рядом со мной. Со мной и Иероним... Он стал перечислять имена второстепенных командиров, но Дотим перебил его: - Иероним? Не поверю! Антигон надменно выпятил челюсть. - Это так. Иероним думал не один день. Он говорил с Эвменом. Не хочу гадать, о чем. Но он согласился быть со мной. Калхас буквально заткнул рот Дотима. - Остановись. Он нас не обманывает. Место историка - при дворе большого полководца. Он должен быть там, где события... Да постой же! Я сам предсказывал ему это! Наемник обмяк. - Может быть ты, Дотим, хочешь, чтобы я позвал сюда Иеронима? - спросил Антигон. - Не надо, - поморщился тот. - Не хочу его видеть. - Ты убедился, что я могу убеждать? - обратился Антигон к Калхасу. - Убедился, - кивнул пастух. - Но Эвмена-то ты не убедил. Лицо Фригийца потемнело. Калхас понимал, что, возможно, подписывает сейчас смертный приговор и себе, и Дотиму, но остановиться не мог. - Иначе зачем ты приказал бы морить его голодом? Стратег ни в коем случае не пошел бы за тобой добровольно. Но он не пошел бы и под угрозой смерти. Я знаю, что он дал Иерониму волю выбирать самому: терять все вместе с ним или оставаться при тебе, чтобы сохранилась хотя бы память о последнем великом человеке. Он и нам предложил бы свободу выбирать. Но мы - люди гораздо менее ценные, чем историк. Нам незачем заботиться о своей жизни. - Мы не пойдем за тобой, - мрачно добавил Дотим. - Вот как? - глаза Фригийца блестели недобро. Но Деметрий склонился к его уху, что-то шепнул, и он сдержался. - Да, меня предупреждали, что аркадяне строптивы. И немножко глупы, - Антигон улыбнулся. Голос его смягчился. - Не думаю, что наш разговор закончен. Мы сделаем так. Фригиец повернулся к людям, что его окружали и произнес: - Оставьте нас. Я буду говорить с ними один. Приближенные, в том числе и Деметрий, гуртом отправились к выходу. Тревожный взгляд Тевтама скользнул по Калхасу, и пастух внутренне насторожился. "Все они чувствуют себя неуютно. Даже Антигон. Почему? Что он от нас хочет?" - Встань, - резко сказал Дотиму Фригиец, когда полог опустился за последним из ушедших. - Я знаю: ты сидишь уже не от горя, а из-за упрямства. Дотим подчинился, но тем большим вызовом горели его глаза. Заметив
в начало наверх
это, Фригиец рассмеялся. - Все-таки вы, аркадяне, звери. Знать бы, чем вас приручил Эвмен? Да, видно, уже поздно. Он подошел поближе и поднял руку так, словно хотел дотронуться до головы наемник. Дотим шарахнулся назад. - Ну, ну, не прыгай! - тон Фригийца был таков, словно он говорил со сноровистой лошадью. - Одноглазый не тронет одноухого. Фригиец повернулся к Калхасу. - А ты, я вижу, меня не боишься. Калхас кивнул. - Не боюсь. Должен бы бояться, а не боюсь. Антигон вздохнул. - Ну ладно. - Он вернулся на свое место. - Моя рука все еще раскрыта для вас. - Благодарю, - Калхас склонил голову. - Но я уже выбрал. И Дотим тоже. Мы ждем приговора. - Приговора? - Антигон поднял брови. - Ты ждешь приговора? И боги ничего тебе не подсказывают? Калхас улыбнулся. - Нет. К сожалению, боги приходят не тогда, когда хочу этого я. Они руководствуются собственными желаниями. - А я думал, что твердость подсказана тебе богами, - сказал Фригиец и покачал головой. - Тогда я тем более завидую Эвмену. Он хорошо подбирал людей. Дотим, кажется, пришел в себя и встал рядом с Калхасом: плечо к плечу. - Ты чего-то хочешь от нас, - сказал он. - Не только дружбы. А, может, даже больше, чем дружбы. - Правильно. - Фригиец испытывающее посмотрел на аркадян. - Я хочу предложить вам работу... Дело, которое устроит и вас, и меня. После чего я открою перед вами ворота и... не стану отнимать золото, что в ваших поясах. Могу прибавить своего - но ведь вы - аркадяне, вы откажетесь! - Дело? - Калхас изобразил на лице удивление. - Какое может быть дело у пленных? - Ты имеешь в виду: какое дело может объединить врагов? - спросил Антигон. - Ты все еще считаешь меня врагом? - Считаю, - не стал скрывать аркадянин. - Жаль. Но я вижу, что ничего уже не изменить. Поэтому я и предлагаю простую работу. Только немного грязную. Нужно убить безоружного человека. А потом еще одного, возможно - вооруженного. - Вот тебе и раз! - присвистнул Дотим. - Неужели такой... могущественный человек как Антигон Фригийский не может приказать своим людям?.. - Не может, - отрезал Фригиец. - Я предлагаю вам не простое убийство. Я предлагаю отомстить за Эвмена. - Отомстить? - недоверчиво переспросил Дотим после короткого молчания. - Ты же говорил, что не знаешь, кто убийцы стратега! - Я не хотел, чтобы кто-либо посторонний узнал, что их поймали. - Так казни этих людей! - воскликнул Дотим. - Они - всего лишь исполнители. - Фригиец насупился. - Конечно, они будут казнены. Но настоящие убийцы - те, кто их послал. - Так казни и настоящих убийц! - А вот здесь появляются сложности. Целый запутанный клубок. Если я казню виновников, завтра в лагере начнется смута. - Кто-то из сатрапов, - догадался Калхас, а через мгновение открыл глаза еще шире: - А, может, Тевтам? Фригиец кивнул. - Там было двое аргираспидов и двое - из охраны Антигена. Дотим рывком повернулся к Калхасу: - Я всегда говорил, что эти мерзавцы не остановятся ни перед чем! - Зачем они это сделали? - спросил у Антигона пастух. - Ты же перестал давать Эвмену пищу. - Пищу, но не воду. Он был бы жив еще много дней. - Калхас почувствовал, что Фригиец оправдывается. - На него не действовали уговоры; я надеялся, что подействует это. Все мы люди: умереть от меча или удавки просто. Умереть от голода гораздо сложнее... - Так зачем они это сделали? - повторил вопрос аркадянин. - Боятся. Эвдим, Антимах, Антиген - под стражей. Певкест бежал, остальных я разоружил и лишил сатрапий. Со мной один Тевтам, но лишь потому... - Фригиец замялся. - Потому, что за ним три тысячи ветеранов? - докончил за него Калхас. - Правильно? - Да. Но Тевтам понимает, что я не доверяю ему. Я не люблю предателей. Отдав Эвмена мне, они потом отдадут меня кому-нибудь еще. Чем быстрее мне удастся избавиться от таких... союзников, тем лучше. - Так и есть! - горячо произнес Дотим. - После того, как ты объединился с предателями, твоя армия начала гнить. Она вовсю гниет. - Я вижу, - горько сказал Антигон. - Но скоро это кончится. Ситуация сейчас даже сложнее, чем вы предполагаете. Под безоружным человеком я имел в виду Антигена. Я посадил его под стражу, поскольку он отказывается открыть ворота своей крепости в Сузах, где хранятся сокровища Царя. Я обещал сжечь его живьем в деревянном гробу. Тевтам был бы этому рад... - Рад? - изумился Дотим. - Да, рад. Он ненавидит Антигена. За то, что тот - удачливее, за то, что тот - хозяин Суз, за то, что тот до сих пор пользуется влиянием среди аргираспидов. За то, наконец, что ночью после сражения именно Антиген первым послал ко мне людей, именно он первым предложил мне сдать стратега. - Негодяй, - выдохнул Дотим. - Тевтам желает смерти Антигена, чтобы остаться первым среди ветеранов. Но еще больше он желал смерти стратега: если бы Эвмен согласился вступить со мной в союз, аргираспиды остались бы на бобах. Тевтам и Деметрий едва не обнажили оружие, когда мы обсуждали его судьбу. Мой сын просил сохранить Эвмену жизнь, Тевтам же так яростно выступал за смерть, что вспыхнула ссора... Короче говоря, Антиген с Тевтамом каким-то образом сумели сговориться и сегодня их люди убили стратега. Даже если слуги Антигена сделали это без приказа хозяина - не сомневайся, тот такой приказ отдал бы. - Сожги его в деревянной колоде, - процедил Дотим. - Прямо сегодня. Только дай и нам посмотреть на то, как он корчится. Антигон покачал головой, и его искусственный глаз нетерпеливо сверкнул: - Я же говорил, Антиген тоже пользуется авторитетом среди среброщитых. Даже то, что я посадил его под стражу, вызвало волнения. А если я сожгу его? - Ты хочешь, чтобы мы убили обоих: и Антигена, и Тевтама, - сказал Калхас. - Так? - По-моему, догадаться об этом было несложно, - с досадой произнес Антигон. - Тогда смерть аргираспидов можно будет свалить на друзей Эвмена и, вроде бы, остаться чистыми перед ветеранами? - Да. - Антигон едва заметно улыбнулся. - Я даже снаряжу за вами погоню. Только она поскачет в другую сторону. - Ты надеешься, что таким образом решишь все проблемы с аргираспидами? - Не волнуйся, предсказатель, я не настолько наивен. Я позволю им выбрать нового предводителя, а потом... После смерти Эвдима, я думаю, в Индии возникнут всяческие осложнения. Пусть старики еще раз прогуляются на край ойкумены. Как бы замечательно они ни воевали, мне такие солдаты не нужны. - Значит Эвдим тоже умрет? - спросил Дотим. - Конечно. - Антигон величественно сложил руки на груди. - Он предает всех и вся. Он не должен остаться в живых. - Ты, я вижу, убежден, что смерть - лучшее лекарство. Чем же мы заслужили твою милость? - устало поинтересовался Дотим. - Я стараюсь не чинить вреда тем, кто хранит верность... Если, конечно, они не опасны. И тем более, если они нужны мне. Как нужны вы. - Что с семьей стратега? - быстро спросил Калхас. - Ни волоса не упало с их голов, - так же быстро ответил Антигон. - Иероним о них позаботится. Он же устроит и похороны Эвмена. Я еще раз предлагаю вам встретиться с ним. - Ни в коем случае! - воскликнул наемник. - Нет, не стоит, - негромко сказал Калхас. - Пусть... Пусть все идет как идет. Лучше всего, чтобы он вообще не знал о нас. - Хорошо, - коротко промолвил Антигон. - Я понял, что вы согласны. Аркадяне в знак подтверждения склонили головы. - Может быть вы хотите еды? Вина? Женщин? - широко заулыбался Фригиец. Дотим презрительно скривился. - Оставь это для мальчишек. Верни наше оружие и приготовь лошадей. Мы сделаем это сейчас. - Ладно. - Фригиец заговорщически прищурился. - Я распоряжусь обо всем. Отправлю вместе с вами Тевтама. Он узнает, что вы должны убить Антигена. Я прикажу ему, чтобы он проверил, когда все будет кончено. Остальное будет делом вашего оружия... Делайте что хотите - хоть режьте их на части. Некоторое время Фригиец молча смотрел на аркадян - словно запоминая их лица. - Ну что же, до свидания, друзья Эвмена! - Не "до свидания", а прощай! - прошипел Дотим. Калхас помялся, но потом почти забытое чувство тяжелой пустоты под ребрами заставило его произнести: - Может быть мне это мнится, а может - подсказывают боги. Считай это, Антигон, советом, и не моим - подсказкой богов. Бойся пыли. Она погубила Эвмена. Она когда-нибудь погубит и тебя. - Лучше хоть что-то, чем совсем ничего, - бодрился Дотим и с вызовом поглядывал на Тевтама. Тот отвечал обычным своим туповато-равнодушным взором. "Интересно, предчувствует он что-либо, или нет?" - думал Калхас. - "Неужели люди так бесчувственны к шагам приближающейся судьбы?" Судя по поведению македонянина, его не волновало ничего. А ведь должно было бы. Аркадянам вернули оружие. Калхас с удовольствием ощущал тяжесть прицепленного к поясу меча, его рука лежала на рукояти широкого ножа Тиридата. Правда, добрый десяток фессалийцев окружал их и не позволял даже думать о бегстве до того... до тех пор, пока они не сделают свою работу. Будет ли она тяжелой? Ни одного аргираспида не сопровождало Тевтама. Только он, аркадяне и фессалийцы. Нет, дело тяжким не будет. Калхас поймал себя на том, что он с отвращением думает об убийствах, которые они сейчас должны будут совершить. Однако воспоминание об Эвмене, о Тиридате, о Филиппе, о попусту проливших кровь "царских юношах" позволило ему быстро справиться с отвращением. Он покосился на Дотима. Тот, похоже, никаким отвращением не мучился. Лицо его напоминало морду голодного зверя, почуявшего кровь. Антигена содержали в его же собственной палатке. Только внушительный караул из тарентинцев, расположившийся рядом с палаткой, показывал, что ее хозяин под стражей. Командир фессалийцев вполголоса поговорил с начальником караула, а затем знаком предложил аркадянам подойти ближе. - Только не надо сильно шуметь, - сказал он. В отличие от шатра Фригийца здесь царил полумрак. Калхас узнал треножник, узнал ложе и столик, которые видел еще в Тарсе. Небольшая человеческая фигура, укрытая плащом, свернулась клубочком на ложе и не сдвинулась с места даже когда аркадяне вошли внутрь. Дотим пожал плечами, вытащил из ножен меч и кольнул лежащего пониже пояса. - А-ой! - человек подпрыгнул, безумно завертелся на месте, потом остановился, увидев Калхаса и глаза его постепенно обрели осмысленность: - Прорицатель!.. Изможденный, посеревший старик. Но это, несомненно, был Антиген. Только необычайно испуганный, измотанный страхом. Он сделал быстрое движение - теперь между ним и аркадянами было ложе. Потом слегка наклонился вперед и выставил перед собой руки - получилось что-то среднее между мольбой и борцовской стойкой. В шатре действительно не было оружия. На краю ложа лежала тонкая бронзовая пилка для ногтей, но пастух никогда не видел, чтобы ею пользовались не по назначению. Он немного расслабился. Фригиец не обманул, Антиген был полностью беззащитен. - Убери меч! - почти завизжал старик, глядя на Дотима. - Убери сейчас же! - С каких это пор ты стал бояться смерти? - язвительно произнес наемник. - Смерти? Вы пришли... чтобы угрожать мне смертью? - Антиген присел
в начало наверх
еще ниже. - За что? Кто прислал вас? - Эвмен, - коротко ответил Дотим. - Эвмен?? - от ужаса лицо Антигена вытянулось. - Он же мертв. Он же сегодня... - Ага! - торжествующе воскликнул наемник. - Ты знаешь! Тем лучше! Дотим, нахмурившись, сделал шаг к Антигену. - Стой! Подожди! Это охранники. Они сказали! Калхас! - умоляюще повернулся к пастуху аргираспид. - Умоляю, останови его! Неужели ты не помнишь?.. Спасаясь от Дотима Антиген перескочил через ложе и схватил предсказателя за руку. Речь его стала быстрой, старика колотила дрожь, по дряблой коже на висках тек пот. - Ведь это ты спас меня в Танафе! Зачем? Только для того, чтобы убить сейчас? Это несправедливо. Боги не допустят этого. Я добыл тебе жену. Я мог забрать ее себе, но оставил для тебя. Я сделал тебя человеком, близким стратегу. Неужели после этого ты дашь меня убить? Одумайся, прошу... Зверь! - завопил он, когда Дотим занес меч, и укрылся за спину пастуха. - Что тебе этот зверь? - Отойди, Калхас, - нетерпеливо буркнул наемник. К своему удивлению прорицатель колебался. Он испытывал не ненависть, а жалость, смешанную с брезгливостью. Всего, чего угодно, ожидал пастух, но только не такого поведения аргираспида. - Калхас, останови его! - умолял ветеран. - Ты не понимаешь, что все это на руку Антигону! Он хочет, чтобы мой гарнизон открыл ворота в Сузах. Но я не дам ему золота! Не дам, не дам! Пусть сломает зубы о Сузы - там на несколько лет пищи, внутри источник, сокровища глубоко под землей. Не достанет! - неожиданно голос аргираспида стал плаксивым. - Он угрожает, что сожжет меня в деревянной скрыне. Варвар! Думает, что испугает! Все равно не дамся! - Долго это будет продолжаться? - устало спросил Дотим. - Чего мы ждем? - Да, хорошо, - встряхнулся пастух. Он с силой вырвал руку у Антигена и оттолкнул того к стене шатра. - Ты мог остановить македонян. И я тебя просил об этом. - Нет, не мог бы. Уже не мог бы! - аргираспид метнулся в сторону и опять укрылся за ложем. - Мог бы. Даже я, наверное, мог. Иначе зачем ты собирался меня убить? - Нет, нет! - кричал Антиген. - Я не хотел тебя убивать! Лишь оглушить. Только оглушить! - Чушь, - Калхас отвернулся. - Дотим, давай. Пастух спиной ощущал, как наемник сделал шаг, занес меч. Но вместо удара он услышал странный кашляющий плач. Обернувшись, потрясенный Калхас замер. Антиген успел схватить пилку для ногтей и вонзил ее в живот наемника. Дотим выронил меч - тот медленно, неправдоподобно медленно упал вниз. Почти тут же македонянин дернул пилку вверх. Плач сменился хрипом. Дотим неестественно всплеснул руками, ноги его разъехались и аркадянин - так же медленно, как и меч, - повалился на спину. Только теперь Калхас заставил себя действовать. Он прыгнул вперед и ударом кулака опрокинул Антигена. Затем, все не веря случившемуся, склонился над наемником. В глазах Дотима еще теплился светлячок жизни. - Терпи, терпи, - дрожащим голосом пробормотал пастух. - Сейчас я отправлю к Фригийцу, сейчас приведут лекарей... - Уже? - обращаясь в пустоту прошепелявил Дотим. - Пусть Калхас возьмет пояс. Пояс... - наемник втянул щеки и лицо его перекосила гримаса смертной боли. - Пояс... Серая тьма залила глаза Калхаса. Где-то в темени билось сердце, а руки онемели - он даже не чувствовал их. Вот только кто-то был рядом, кто-то мешал его скорби, говорил нечто странное, гадкое, глупое. - И хорошо, и хорошо, - утирая с губ кровь весело причитал Антиген. - Он должен был умереть. Фригиец будет доволен, клянусь Зевсом. Он меня испытывал, испытывал. - Безумный взгляд македонянина остановился на прорицателе. - Нет, его хранят боги. Его нельзя, не получится. Но Одноухий... это хорошо! Не сожжет меня Фригиец. Зачем меня сжигать? Зачем ему золото? У него столько золота!.. Наконец Калхас прорвался сквозь серую пелену и увидел Антигена. Рука пастуха сама потянулась к мечу. - Эй! - старик заметил это. - Не надо! Остановись, мы поговорим с Фригийцем, у тебя будут деньги... Остановись!.. Защищая голову, он обхватил ее руками. Калхас заметил, что Антиген все еще сжимает в правом кулаке окровавленную пилку. Багряное бешенство вспыхнуло перед его глазами. И все это бешенство он вложил в удар. Кисти и голова Антигена отлетели в дальний угол шатра. Обезглавленное тело старика рухнуло на ложе. Кровь волнами полилась с него на пол. Сжав зубы, Калхас нашел более или менее чистую тряпку и тщательно вытер меч. Потом подошел к пологу, приподнял его и позвал: - Тевтам! Вождь аргираспидов торопливо нырнул в шатер. Некоторое время он привыкал к полумраку. Затем подошел к Дотиму и удивленно осмотрел тело. Пожав плечами, неопределенно хмыкнув, шагнул к ложу. Кровь все медленнее и медленнее бежала из обезглавленного тела Антигена. Словно собака, Тевтам склонился над своим соперником. Его грудная клетка судорожно вздымалась: аргираспид жадно вдыхал в себя горячий терпкий дух. Калхас подождал, пока македонянин насытится зрелищем. Потом достал из-за пояса нож и похлопал его по плечу. Тевтам с готовностью обернулся. Глаза его были полузакрыты, по губам блуждала отрешенно-счастливая улыбка. Он даже не видел широкого железного треугольника в руке пастуха. - Дотим назвал бы тебя мерзавцем, - негромка произнес предсказатель и с силой полоснул по горлу Тевтама. Вождь аргираспидов судорожно взвился. Калхас отскочил назад и несколько мгновений тупо смотрел на то, как македонянин хватается за воздух перед своим лицом. Когда Тевтам наконец опустился на пол, пастух бросил нож Тиридата рядом с ним. Он не испытывал ни сожаления, ни облегчения, только пустота и боль мучили душу. К горлу медленно подступал обманчивый комок тошноты. Нужно уходить... Нет, что-то он забыл, что-то важное. Калхас подошел к наемнику. Морщась, словно эта ужасная рана была нанесена ему, снял с того пояс. Потом наклонился и осторожно поцеловал аркадянина в губы. На улице было холодно. Опять из пустого неба падали редкие жгучие снежинки. - Все наконец? - нетерпеливо спросил командир фессалийцев. - Все, - хрипло сказал Калхас. - Передай Антигону, что он должен похоронить Дотима. 7 Вначале был холод в душе и горькое ощущение потери. Эвмен - доброжелательный, спокойный, уверенный, надежный даже в ту ночь, когда Эвдим поведал о заговоре: Калхас просто не мог представить его мертвым. Живое, умное лицо Эвмена стояло перед глазами пастуха и, как он ни тряс головой, избавиться от этого видения не мог. Губы сами собой раздвигались в ответной улыбке, но тем тяжелее становилось на сердце, тем острее была боль в груди. Эвмен, доверчивый политик, мягкосердечный стратег, победитель, которому не удавалось воспользоваться плодами победы... эпитафия ему была бы странной. Слишком многое он унес в могилу вместе с собой. Он унес то, к чему не только Калхас, но и Дотим успели прикоснуться лишь в последний момент. С Эвменом ушел век Александра, век Македонца, пестрый век, собравший сонм героев у подножия престола Героя. Ушли бег за славой и подвигами, вера в божественное предназначение; и этого уже не вернуть. Нуждался в эпитафии век, а не Эвмен. Эвмен пережил его, он пережил не слишком мало, а слишком много. Себялюбие, пугливая осторожность, варварская спесь - все то, что в избытке породил новый век, выталкивали, гнали стратега прочь. Он мог одержать еще сколь угодно много побед, но первое же поражение опять поставило бы его на край могилы. Только сейчас Калхас сознавал предопределенность их крушения. Боль становилась приглушеннее, но глубже. Словно душа его вмещала весь космический порядок, и этот порядок был безнадежно печален. Такое существо, как Александр, отнял у Космоса слишком много сил; теперь в мир возвращались серые, сонные цвета. А платой за отдых станут новые потоки человеческой крови. Ибо когда еще серое поймет, что оно серое! До тех пор, пока Антигон и подобные ему будут считать себя новыми Александрами, покоя в ойкумене не дождаться. Какое-то время Калхас был зол на себя. Они, словно огоньки на догорающем полене, вспыхивали, начинали надеяться на что-то, едва лишь сила, придавливающая их к земле, слегка отпускала. Они не верили, что она придавит окончательно, а она сделала это так легко, что они не успели даже услышать хруста собственных костей. Злость сменялась на совершенную опустошенность и растерянность, едва пастух вспоминал Дотима. А его-то зачем? Почему должен был умереть и этот человек? В чем он провинился перед порядком? В богохульных словах, за которыми не было настоящего зла, а лишь бравада? Или в любви к Эвмену? Но почему тогда Психопомп не пришел за ним, за Калхасом? Пастух опустился к шее коня и обессиленно закрыл глаза. Он ехал мимо холмов, поросших лесом, мимо аккуратно огороженных полей, мимо маленьких деревушек. Вокруг была дремлющая, а, может, затаившаяся в ожидании победителя, Габиена. Конь шел быстрой рысью, и вскоре Калхас должен был оказаться в том селении, где осталась Гиртеада. Как она там? Аркадянин подумал, что за последние дни он ни разу не вспомнил о жене. Но мысль эта не вызвала в его душе раскаяния. "Кто родился у нее?.. Мальчик? Наверное, мальчик", - равнодушно вздохнул он. Сердце оставалось холодным, таким же холодным, как и земля, по которой звонко постукивали лошадиные копыта. Калхас решил, что вид ребенка должен будет вызывать в его душе воспоминание о Дотиме. Космический порядок проявляется во всем. Ушло одно существо. Взамен пришло другое. Может быть назвать его Дотимом? Или Эвменом? Калхас скривился. Какая глупость! Память не в имени ребенка. Память - больше, сильнее. Она так же сильна, как печаль, выстудившая в нем все. Он равнодушно смотрел, как приближается селение, из которого они ушли всего две недели назад. Рядом с окраиной еще были видны следы от лагеря стратега. Где-то там стоял шатер с троном Александра. Калхас направил коня к знакомому дому. Спрыгнул, обернул поводья вокруг одного из столбов изгороди, окружавшей его. Потом подошел к двери и негромко постучал в нее. Открыла дверь одна из тех колдуний, что ходила за его женой. Увидев Калхаса, она на мгновение замерла, потом растерянно присела. "Совсем как Антиген", - подумал пастух. Она заговорила, лишь когда он ступил внутрь - зато заговорила быстро, путая местные слова с греческими. "Она много ездила на лошадях", - услышал Калхас, а потом - "Мы старались, мы делали как могли". И наконец: "Детей больше не будет..." - Стой! - крикнул он. - Что с ней? Она жива? - Жива, жива, - стала торопливо кивать старуха. - Но ребеночек, мальчик... - ее лицо приняло плачущее выражение. - Он родился мертвым. Отшвырнув старую ведьму в сторону, Калхас бросился внутрь. Отдернул полог, все еще деливший их комнату пополам. Она сидела на ложе, поджав под себя ноги. Он не сразу узнал ее - настолько изможденным, постаревшим было ее лицо. Даже волосы, непокорные волосы свалялись, и грязными, усталыми прядями тянулись вниз. Она взглянула на него потухшим, пустым взором - и Калхас, не сдерживая рыданий, повалился на колени. Через несколько дней Калхас купил повозку и, посадив в нее Гиртеаду, прямо по Царской дороге отправился на заход солнца. Габиену уже начали заполнять отряды Фригийца. Они шли навстречу повозке - дисциплинированные, словно стряхнувшие с себя лень и безделье, которые Калхас застал в их лагере. После смерти Антигена и Тевтама Фригиец сумел-таки навести порядок. Наверное, Калхасу следовало таиться, следовало бояться быть узнанным. Но он ехал открыто, и все сошло благополучно. Никто не интересовался поскрипывающей, покачивающейся повозкой, управляемой одетым во все серое, ссутулившимся человеком. Лицо Калхаса закрывала широкополая коническая шляпа, впрочем пастуху было все равно, заглядывает в его лицо кто-нибудь, или нет. Гиртеада лежала под навесом между двумя мешками с одеждой и припасами; она почти не двигалась и не разговаривала. Стараясь не глядеть по сторонам, они ехали мимо поля сражения. До сих пор над ним стояли пыльный туман и сумерки. Тела убитых были похоронены,
в начало наверх
только останки боевых слонов глинистыми буграми лежали там и тут. Когда наступит тепло, от них потечет омерзительный сладкий запах... Испугавшись неизвестно чего, Калхас хлестнул лошадь и не давал ей сбавить ход до тех пор, пока они не удалились от мрачного поля на приличное расстояние. Дальше начались совсем пустынные области. Иногда они ночевали в деревнях, стоявших у редких колодцев. Чаще же это приходилось делать посреди чистого поля. Прежде чем уложить Гиртеаду спать, Калхас долго рубил мечом придорожные кусты и разводил большой костер. Огонь предохранял от волков, чьи завывания не раз доносились к ним сквозь темноту. О том, что люди тоже могут быть опасны, пастух не думал совсем. Военные действия распугали и торговцев, ездивших по этой дороге, и разбойников. Только злобные испуганные звериные голоса доносились до Калхаса, когда он, стараясь не уснуть, баюкал на коленях меч. Гиртеада обычно лежала за его спиной. Спала она или нет, Калхас не знал. Она мало ела, мало говорила, мало двигалась. Боль вытравила из нее живость, порывистость, интерес к жизни. Они словно бы умерли друг для друга. Только внешняя сила привычек удерживала их рядом. Сила привычек, да невозможность преодолеть этот путь в одиночку. Днем Калхас опускал поводья, лошадь сама везла их по дороге, а пастух проваливался в сон. Смутные пятна света, знакомые до слез голоса умерших заставляли его вздрагивать, поднимать голову - и видеть лениво текущую гипсовую ленту дороги. Он так привык к холоду, что почти не замечал его, но не мог привыкнуть к этим призрачным голосам, зовущим то весело, то тревожно, то требовательно. В полдень пастух останавливался и заставлял жену есть засыхающие медовые лепешки, заставлял пить кислый до оскомины сок, который дали ей в дорогу габиенские повитухи. Кроме этих снадобий надеяться ему было не на что: Гиртеада таяла, становилась невесомой, как рисунок на ткани. Превозмогая собственную апатию, он не раз пытался расспросить ее, что произошло, но жена отделывалась ничего не значащими тоскливыми фразами. Видимо, ей было слишком больно. И долго. И она не могла больше иметь детей. И она слишком тревожилась за него, за Калхаса. Так тревожилась, что убила ребенка не езда на лошади, а именно это. Они поехали на Запад, ибо так захотел Калхас. Едва старухи-габиенки сказали, что Гиртеаду можно везти на повозке, он сообщил жене, что хочет убраться отсюда, убраться из Азии вообще. Она равнодушно кивнула; ее воля ушла вместе с сыном. Такое же равнодушие Калхас увидел бы, предложив остаться здесь. И все же он решил ехать. Чем дальше от этого несчастного места, тем лучше. Где-то должно найтись лекарство, которое сменит боль на смирение. Через две недели дорога стала поворачивать направо и взбираться на длинные плоскогория: они обогнули солончаковую пустыню, через которую шел Антигон. Земля приобрела бурый оттенок, кустарник перестал быть таким колючим, целые леса из клена, ясеня, фисташкового дерева росли в укрытых от северных ветров ущельях. Над крупными селами поднимались дымки от огнепоклоннических капищ. Они въезжали в Мидию. Хотя Калхас и Гиртеада поднимались к северу, стало немного теплее. Ночные заморозки все реже серебрили обода колес их телеги. Калхас теперь по ночам спал, днем же останавливался в деревнях и покупал Гиртеаде свежие продукты. Мидийцы доставали из подвалов холодные, но все еще сладкие и сочные яблоки, приносили нанизанные на нити гирлянды из вяленых абрикосов и еще какого-то терпкого плода, сыпали в ладони пастуха фисташковые орехи. Он заставлял жену пить молоко и есть теплые, смазанные гусиным жиром лепешки. Холод в руках пастуха таял, его сменяли жалость и забота о том единственном родном, что еще у него оставалось. Мидия лежала ближе к небесам, чем Габиена. Воздух здесь был чище и тоньше, что ли. Он настолько походил на аркадский воздух, что Калхас решил окончательно: они должны ехать в Маронею. Дорога через Азию, плавание по морю, наконец, Греция, которую Гиртеада никогда не видела, может быть встряхнут его жену. В мидийской столице Экбатанах Калхас принялся искать караваны, уходящие на запад. Дорога была слишком длинной, чтобы пройти ее без попутчиков. По причине зимнего времени, караванов в Экбатанах составлялось мало. Далеко не сразу пастуху указали на носатого энергичного армянина, подбиравшего людей, отправляющихся в Тарс. - В Тарс? - с сомнением протянул Калхас. Ему хотелось миновать Киликию стороной. - Можешь отказываться, - безразлично сказал армянин. - Но, имей в виду, следующий караван на запад пойдет только в конце весны. Калхас перестал колебаться. Он дал армянину три золотые монеты: сумма, которую выделял всякий участник, дабы нанять вооруженную охрану. Армянин вздохнул и пожевал губами: - Не знаю, как сказать... Ты, я вижу, человек всякое повидавший... Словом, если разбойники нападут - уж больно много их на перевалах, что перед Тигром, - лучше будет откупиться, чем лить кровь. Вот хочу договориться, сколько каждый внесет денег. - Откупиться? - усмехнулся Калхас. - Нет уж. - Он вытащил меч из ножен и несколько раз взмахнул им перед носом побледневшего армянина. - Я не привык откупаться и вам не советую привыкать. Лучше считай, что в твоей охране одним воином больше. Движимый озарением, Калхас продал повозку и купил двух верховых лошадей. Когда Гиртеада узнала об этом, улыбка впервые за многие дни появилась на ее губах. - Я смогу ездить, как раньше? - осторожно и даже робко спросила она. - Да, - бодро ответил пастух. - Если, конечно, будешь чувствовать себя действительно хорошо. Если же почувствуешь недомогание, я договорюсь, чтобы тебя посадили на какую-нибудь повозку... - Тогда я хочу... Можно мне прямо сейчас? И не было никаких разбойников. То ли опасения были ложными, то ли караван показался лихим людям слишком многолюдным, но они благополучно миновали перевалы. День ото дня становилось теплее и грязнее. Караван спешил добраться до Тигра, прежде чем начнется его весенний разлив. Зевс вдохнул жизнь между землей и небесами. Стаи птиц носились над головами людей. Высоко скакали зайцы, задрав длинные, темные уши. Хмельной львиный рык сотрясал предгорья, заставляя лошадей спотыкаться и жаться друг к другу. Утром, едва начинало светать, они отправлялись в дорогу: солнце выплескивалось из-за горных вершин и горы втягивали в себя длинные черные тени. Чем ниже опускался караван, тем быстрее их настигала весна. Они уже забыли о ночных холодах и жгли костры только для защиты от хищников. Иногда и костры, и хищники исчезали под струями ночных дождей. Костры шипели, гасли; чертыхаясь, караванщики устраивали над парящими углями полог, но весенняя вода все равно побеждала. Дабы уберечься от нее, люди забирались под повозки. Гиртеада ездила только верхом. Умение ловко управляться с лошадью вернулось к ней так быстро, словно ничего и не произошло. Калхас радовался, видя, как она оживает. Однако какая-то жилка внутри жены все еще оставалась мертвой: в ее словах чувствовалась усталость, и даже улыбалась она отчужденно. Холод был не между ними, холод был внутри них. И даже весеннее солнце не могло его растопить. Не доезжая Арбел, караван повернул к югу. Армянин, который вел их, утверждал, что там броды через Тигр доступны даже в такую распутицу, в такую раннюю весну. Он специально повез их через поле у Гавгамел. Он почти каждый год проезжал здесь. - Едешь весной: вода размыла почву - и то там белая кость, то здесь блеснет щит. Сколько людей полегло! Не объять умом! Как бы их не хоронили, все равно большая часть лежит прямо здесь, под нами. Разбрызгивая грязь, он спрыгнул на землю и несколько раз топнул ногой по ней. Караван повеселел, расползся рядом с дорогой: каждый надеялся отыскать что-нибудь, каждый хотел похвастаться перед родными находками с такого поля. Калхас и Гиртеада не участвовали в поисках. Они медленно ехали рядом с армянином, а тот, горячо жестикулируя, рассказывал о Гавгамелах. Рассказывал так, словно сам был свидетелем битвы. - Вон там вот, где местность повыше, был лагерь Македонца. А здесь - Перса. Царь стоял на колеснице, вокруг него - бессмертные, и всякие телохранители, и слоны. Столько солдат, что Перс не видел Александра и даже не слышал битвы. Он пил вино, угощал военачальников, смотрел, как танцуют девушки. Хорошо поел, много смеялся! - армянин сам хохотал. - И вдруг все побежали! Вначале слоны, потом - бессмертные, остальные телохранители: пришел железный Александр со своими железными друзьями. Он уже мог дотронуться копьем до колесницы Дария - никто не смел преградить ему путь. Да только вон там, - армянин указал на другую сторону равнины, - отступал Парменион. Потерял старик остатки мужества, испугался пестро раскрашенных массагетов. Он слал к Александру гонца за гонцом, просил о помощи... Вместо того, чтобы ловить Перса, Александру опять пришлось прорубаться сквозь ряды царской армии... Глава каравана азартно показывал, где проходила гетайрия Александра. Досадовал, что Дарию удалось бежать. Глаза его горели, он был горд этим полем, своим полем. Калхас завидовал его гордости. Сражение при Гавгамелах произошло не так уж и давно. Когда здесь сражались Александр и Дарий, Калхас вместе со взрослыми пастухами начинал водить овечьи отары на горные луга. Иероним, Эвмен и Певкест ступали по этой земле. Но сейчас предсказатель никак не мог избавиться от ощущения ужасной древности Гавгамельской равнины. Той же древности, которой, если верить рассказам, пахли туманы Стимфальского озера. Рассказ армянина перебили крики. Караванщики нашли проеденный дождем, ржавчиной шлем. Один из них нахлобучил его на голову и целый день разъезжал в уродливой железке. Позже обнаружили наконечник от сариссы, а рядом с ним - кривую, как змея, сирийскую саблю. Под вечер наткнулись на несколько скелетов и долго охали, удивляясь, как время переплело кости недавних врагов. К ночи Гавгамельская долина надоела всем. Утомленный поездкой сквозь минувшее, караван торопливо взобрался на окружавшие долину холмы. Лишь один вожатый уезжал с сожалением. - Ну ничего, - сказал он Калхасу, уже располагаясь на ночлег. - Зимой поведу караван обратно. Зимой в земле особо не покопаешься, но все равно - дыхание перехватывает, когда проезжаешь здесь... Весна быстро меняла равнину вокруг каравана, однако для Калхаса время текло все равно как-то странно. Чтобы ни случалось, где бы они ни ехали, тот самый холодный день, когда умер Дотим, не желал кончаться. Он проступал сквозь теплые дожди, сквозь деятельное, как весенний степной сурок, солнце, сквозь покрывающуюся бурой зеленью землю. Калхас уже смирился с тем, что бегство из Габиены не сотрет ни грана памяти в его сердце. Боль, правда, стала глухой, как голос, доносящийся из-за толстой стены. Но эта стена спрятала под собой и остальной мир. Самые яркие цвета, самые яркие краски тускнели, пока пробирались сквозь нее. И все же, когда однажды утром разом повсюду распустились маки, даже Калхас был поражен. Пурпурные, алые, лиловые полосы вслед за порывами ветра струились по равнине. Душный горьковатый пар поднимался от цветов. Лоб стягивал едва заметный обруч, но глаза казались зоркими до необычайности, а по сердцу текла маслянистая радость. Голоса караванщиков стали громче, кто-то достал вино, и теплый от солнца, пахнущий козьим молоком бурдюк стал ходить по рукам. Гиртеада тоже приложилась к нему. Калхас смотрел, как она осторожно, аккуратно пьет, как две прозрачные капли сбегают по ее подбородку, как колышутся в такт шагам лошади все те же - все те же! - тяжкие и легкие одновременно волны черных кудрей. Он вспоминал запах молока, смешанного с корицей, и воздушную невесомость узких рук. Потом ему стало безумно жаль ее. Калхас отвернулся и поднес к глазам ладонь. И все дни, пока они ехали сквозь дурман цветущих маков, пастух был скован печалью. Но вот стало суше, на месте лиловых лепестков маки скрутили упругие зеленые коробочки. Потом и они стали усыхать, стебли степных растений понуро склонились к земле. Сквозь зелень проступила серая краска - и далеко на западе Калхас увидел силуэты Киликийских гор. Тарс встретил караван с тем равнодушным любопытством, что сопровождает купцов в полуторговых городах. Бежали мальчишки, торговцы, приехавшие из Эктабан, на ходу спрашивали о местных ценах, иногда кто-нибудь из жителей интересовался, что они привезли. Тарс был все таким же - лениво-шумным, наполненным многоязыким людом. Его неизменность убаюкивала, когда же караван проехал мимо бывшего дома стратега, Калхас всем своим телом потянулся туда. Он тронул Гиртеаду за плечо. - Пусть дальше едут одни!
в начало наверх
Даже не прощаясь, они свернули в первый же переулок и долго плутали среди узких улочек, пробираясь к выходу из города. Найдя поблизости от западных ворот постоялый двор, Калхас заплатил деньги за комнату. В ожидании, пока им принесут горячее молоко, потребованное мужем, и приборы для омывания, Гиртеада по своему обычаю с ногами забралась на ложе. Она поджала пятки под себя и бессмысленно уставилась в стену - точно так же, как несколько месяцев назад в Габиене. Калхас некоторое время раскладывал по комнате вещи. Затем сел перед женой: так, чтобы их лица находились друг напротив друга. Гиртеада было отвернулась, но пересилила себя и посмотрела мужу в глаза. В первый раз за весь долгий путь - прямо в глаза. - Знаю, - пытаясь улыбнуться, прошептала она... - Ты - мужчина, я твоя жена. Мне нужно тебя ласкать, а не сидеть, как мертвая... Сейчас? - Глупая, - Калхас прижал голову жены к своему плечу. Он не знал, как сказать. - Ласки не надо. Потом. Мне нужно, чтобы ты ожила. Некоторое время они сидели без движения. Наконец, она повела головой и отодвинулась от мужа. - Стараюсь ожить. Но почему-то очень тяжело. Ты и сам ходишь... пасмурный. - Вовсе нет! - Калхас решительно поднялся. - Хватит траура! Сейчас мы пойдем гулять по городу. Я хочу, чтобы мы выпили вина, наелись фруктов - до отвала! - Он похлопал себя по животу и широко улыбнулся: - Сегодня не думаем ни о чем! - Как хочешь, - вздохнула она. - Тогда давай сходим к Софии? Калхас сел. - Куда? - К Софии. - Гиртеада помялась. - Прошло больше года, все изменилось; они должны были забыть злость. - Может, они и забыли, - проворчал пастух. - Но не я. - Я хочу увидеть девушек. Все-таки у тебя были друзья... этот год. А у меня подруг не было. Я о них часто вспоминала... Мне будет приятно. - Приятно? Тогда конечно, - согласился Калхас. Несмотря на протесты жены, он прицепил к поясу меч. - Я без него не чувствую уже себя мужчиной! Длинный забор и массивные ворота. Интересно, купила ли София новых молосских псов? Перед визитом сюда Калхас затащил Гиртеаду в таверну, где они пили вино прошлогоднего урожая и ели хрустящие ломтики сушеных яблок. Пастух развеселился, говорил всякие глупости, влюбленно глядя на Гиртеаду. Но когда он увидел забор вокруг сада Софии, хорошее настроение пропало само собой. - Стучи, - скривившись предложил он Гиртеаде. Та несколько раз хлопнула ладошкой по воротам. - Да не так! Калхас трижды громыхнул кулаком, а потом добавил еще носком персидского сапога. Его действия вызвали торопливые шаги на той стороне забора. Створки скрипнули, прошипели по песку, и перед ними возник Сопатр, раскрывший от удивления рот. Калхас, протянув руку, дотронулся до его носа. - О! Вижу, что память о нашей встрече ты сохранил! Слуга оскалил зубы. На его лице ясно читались ненависть и желание побыстрее захлопнуть ворота. Но было еще что-то, пересилившее ненависть. К удивлению Калхаса, он отошел от створок. - Неожиданно. Хозяйка очень удивится. Хорошо, что вы приехали. - Хорошо? - поднял брови Калхас. - Что же, если приглашают, войдем, Гиртеада. Сад был разрежен; пастух увидел, что стало меньше и яблонь, и винограда. Он выглядел неприятно пусто, как рот, в котором мало зубов. София выбежала к ним из трапезной, утирая с губ гранатовый соус. Следом за ней появились девушки. Там было много новеньких. В то же время Калхас не увидел многих знакомых лиц. - А где Мегисто? - спросил он вместо приветствия. София гордо подняла голову: - Она вышла замуж! Ее взял с собой полководец самого Антигона! Калхас и Гиртеада переглянулись. - Мы и не думали, что она была в лагере Фригийца. - Пастух покачал головой. - Вот как бывает... - Бывает! - София подошла к его жене. - Здравствуй. У тебя усталый вид. Тебе было тяжело? Гиртеада, чуть склонив к плечу голову, посмотрела на нее. - Было и тяжело. Мы только сегодня вернулись в Тарс. - Это очень, очень хорошо, - сложила руки перед грудью воспитательница. - Пойдемте ужинать. Я прикажу, и слуги принесут еще еды. - Мы сыты. Благодарю, - торопливо сказал Калхас и вопросительно обернулся к жене: - Или мы остаемся? София не дала Гиртеаде ответить. - Вы должны остаться. Особенно она. Произошло событие, после которого ей лучше остаться. - Какое событие? - встревожился Калхас. - Ее родители разбогатели и хотят, чтобы дочь вернулась в их дом. Пальцы Калхаса сами собой сжались в кулаки. - Она моя жена. Перед богами и людьми. - Кто был ее посаженным отцом? - усмехнулась София. - Не Эвмен ли? Пастух взглянул на жену. - Ты молчишь? Озноб пробежал по его спине. А если ей захочется остаться? Если и действительно ей лучше остаться? Как ни тяжело ему было последние месяцы, он не мог оказаться в одиночестве. Это равносильно смерти. Неужели ему суждено потерять даже ее? Едва сдерживаясь, чтобы не закричать, он опять обратился к жене: - Что же ты молчишь? Скажи этой... - Не мучай ее, - зло проговорила София. - Твой Эвмен мертв. Не знаю, почему остался в живых ты. Боги, наверное, хотели, чтобы Гиртеада вернулась. Раз уж так сложилось, я не стану сообщать о твоем появлении людям нашего владыки. Даже больше того, ты можешь получить деньги! - Деньги? У нас есть деньги. - Ее родители дали мне на поиски столько золота, что на него ты можешь напиваться ежедневно вплоть до самой смерти. Калхас покрутил головой и с трудом рассмеялся. - Много лет назад они продали ее. Теперь снова покупают. Она что - дом, или лошадь? - П-фу! Будто такого не бывает... - Меня не касается, бывало такое, или нет. Я - ее муж. И не собираюсь ее продавать. Калхас даже не смотрел на жену. Он решил. Сейчас он будет драться из-за нее. А потом... потом будет видно. - Благодарим за гостеприимство. Мы уходим. - Ну нет! Не уйдете! - София принялась хлопать в ладоши. - Мои слуги не пустят вас. - Я их убью, - Калхас положил руку на рукоять меча. - Всех не убьешь, - криво усмехаясь, София попятилась. Пастух оглянулся. Из-за сада в дом входили те самые рабы-убийцы, с которыми ему уже приходилось иметь дело. Только теперь их было пятеро. И каждый держал окованную железом дубинку. Нет, всех он не убьет. Ему переломают руки, могут покалечить Гиртеаду. Калхас отчаянно пытался вспомнить расположение комнат в доме. Однако рабы были уже слишком близко. Тогда он, проклиная свою память, схватил Гиртеаду за руку и, решительно вращая над головой мечом, бросился в трапезную. Пунцовая хозяйка, взвизгнув, отскочила в сторону. Протолкнув перед собой Гиртеаду, Калхас захлопнул дверь и, вознеся хвалу боязливости Софии, задвинул засов. Дверь затряслась под ударами рабов, однако было видно, что какое-то время она продержится. А вот и окно! Широкое, выходит на запад. Ставни распахнуты: ничто не преграждает им путь. Калхас рывком повернул Гиртеаду к себе. - Решай! Пока они не догадались, пока не обежали дом, чтобы помешать нам выбраться через окно. Решай, идешь со мной, или... - пастух сглотнул, - или остаешься. Я еще могу откинуть засов. Гиртеада широко открыла глаза и покачала головой. - Ты идешь со мной? - Да. Внутренне ликуя, Калхас подсадил жену. Затем взял один из низеньких табуретов, стоявших в комнате, и последовал за ней. Они выбрались вовремя. Едва прорицатель спрыгнул на землю, из-за угла появился первый слуга. Калхас принял удар его дубинки на табурет, а сам припал к земле, почти распластался на ней и полоснул мечом по коленам нападавшего. Оставив раба испуганно выть, Калхас догнал Гиртеаду. У ворот копошился Сопатр. Он не успевал закрыть створки, но, приседая от страха, честно старался сделать это. Лишь увидя над собой занесенный клинок, садовник встал на четвереньки и попытался удрать. Расхохотавшись, Калхас от сердца протянул мечом плашмя по его спине. Однако выбраться за ворота было только половиной дела. Направляться в постоялый двор нельзя, сообразил Калхас. Опасно открывать место, где ты остановился. Некоторое время они просто бежали вдоль стены, огораживающей сад Софии. Будь Калхас один, он наверняка сумел бы оторваться от преследователей. Но Гиртеада при всей ее легконогости скоро начала задыхаться. Времени, чтобы придумать что-то, у Калхаса оставалось мало. Газария! Имя сирийца само собой сорвалось с его губ. Калхас подхватил Гиртеаду и повлек ее к переулкам, что вели в злачную часть города. Вскоре она стала порывисто дышать и спотыкаться. Слыша близкие голоса преследователей, пастух не давал ей снижать темп, а едва они повернули на улочку Газарии, заставил бежать еще быстрее. Когда он захлопнул за собой двери дома сирийца, рабы Софии еще не появились из-за угла. - Тише! Одной рукой Калхас зажимал рот заходящейся в кашле Гиртеаде, а другой показывал кулак незнакомому слуге, выскочившему на стук. - Говорить шепотом! - приказал пастух. Преследователи пронеслись мимо. Затем их возбужденные голоса вернулись: рабы поняли, что Калхас и Гиртеада укрылись где-то здесь. - Где Газария? Где хозяин? - сделав страшные глаза прошептал пастух. - Отвечай быстро. - Хозяина нет, - автоматически ответил слуга. Затем его лицо из испуганного сделалось удивленным: - Газария? Но он не живет здесь уже с лета. - Почему? - Калхас вытащил меч, приготовившись зарубить первого же, кто попытается ворваться в дом. К счастью, преследователи начали поиски с соседей Сирийца. - Почему? - слуга непонимающе смотрел на предсказателя. - Купил хороший дом. У него всегда были деньги. - Где он живет сейчас? Слуга объяснил. Сводник выбрал для себя жилище в центре Тарса. - Ясно. Не говори никому, что мы были здесь. Калхас сунул слуге золотой и повлек Гиртеаду к заднему двору. - Еще хорошо, что София не завела новых собак, - говорил Газария, прихлебывая горячую медовую воду. - Отвратительная старуха! Он располнел - и веснушки его стали ярче, значительнее. Зато волосы поредели; темно-кирпичные завитки легкомысленно открывали большие проплешины. Одет Газария был скромно, однако комната, в которой он принял Калхаса и Гиртеаду, выглядела богато. - Как же это произошло? - удивлялся Калхас. - Ты сам лазал за этим, за египетским пивом, а теперь - богач из богачей! - Купил землю и перестал таиться, - улыбнулся Газария. - Надоело изображать дурачка. - А девушки? - не мог уняться пастух. - Ты сводничаешь прямо в этом доме? Сириец поморщился. - Никаких девушек. Я владею землей и занимаюсь торговлей... - он хихикнул и указал на залысины: - Люди, которые долго остаются в сводниках, быстро стареют. А я не хочу стареть. Горячая вода с медом и мятой, которой потчевал Газария, была как нельзя кстати изможденной бегом Гиртеаде. Она судорожно держалась за грудь и пила чашку за чашкой, прерываясь только для кашля. - Хватит, - наконец сказал сириец. - Пить слишком много воды - потакать своей слабости. Ты только зря отяготишь желудок. - Он беспокойно
в начало наверх
посмотрел на пастуха: - Она так устала... Такая слабая. Болела? Калхас кивнул, не желая пускаться в объяснения. - Нам пришлось тяжело. Газария вздохнул. - Догадываюсь. Значит, Дотим, как и Эвмен, мертв? Может, и к лучшему. Он прирос к стратегу, без него он не мог бы существовать. Калхас, насупившись, молчал. - Как-то все быстро произошло. Здесь никто не верил первым вестникам. Ведь Эвмен все время побеждал! А тут сразу: проиграл, попал в плен со своей армией, убит. В конце концов узнали о том, что его предали - и поверили. Еще когда стратег стоял здесь, все видели, каковы аргираспиды. - А на кого тогда было полагаться Эвмену? - неожиданно разозлился Калхас. - На горожан, которые сами бы его продали при первой возможности? Он сделал все, что мог. Не нужно тревожить его имя. - Клянусь богами, я не хотел тебя обидеть! - поспешно сказал Газария. - Хотя лучше будет, если его станут ругать, чем забывать. После того, как Александр умер, власть в Тарсе менялась часто; не любимые тобой горожане склонны думать о стратеге как об одном из временщиков. А таких забывают быстро. - Пусть, - опять насупился Калхас. Газария поерзал на месте. - Ты всегда был склонен впадать в уныние, прорицатель. - Он позвал слуг и приказал подать вина. - Я, между тем, смотрю на твою жену и понимаю, отчего прошлой осенью здесь было столько шума. Она красива, Калхас. Пастух поднял глаза и улыбнулся краешками губ. - Ей, наверное, все это говорят, - в голосе сирийца появилось томление. - В нашем племени таких женщин держат взаперти. Вы же, греки, привыкли выставлять их напоказ, словно драгоценности. Как будто вам нравится терпеть из-за них неприятности. Тебе приходилось ссориться из-за нее и после Тарса? - Приходилось. - Вот видишь. Ты даже сказал это с гордостью. С такой же гордостью защищал ее, не правда ли? Ваша Троянская война тоже произошла из-за женщины. Вы хвастаетесь ими, как цари завоеваниями... А твоей удаче и действительно нужно завидовать. Гиртеада насмешливо посмотрела на сирийца. - Нет-нет, - развалился тот на ложе. - Я - старый сводник, а Калхас - мой друг. Я могу только хвалить тебя, Гиртеада, обращаться же с такими женщинами, как ты, совершенно не умею. Изображать вавилонского сладострастника Газарии надоело быстро. Он сел и подмигнул пастуху. - Помнишь, как мы пили египетское пиво? - Конечно. "Бешу" - так оно называлось? - Калхас повернулся к жене. - Он напоил меня как мальчишку и отдал стратегу. - Для твоего же блага, - вставил сириец. - Конечно. Я убежал от Эвмена весь в обидах на то, что тот вернул тебя Софии. Лицо Гиртеады на мгновение погрустнело. - Но Газария вовремя направил меня на истинный путь. Газария охотно кивал головой. - Боги вспомнят об этом добром деле, когда станут придумывать для меня будущую жизнь. О! Может быть, я стану женщиной. Такой же красивой, как ты, Гиртеада. Меня станут держать вдалеке от чужих глаз, кормить сладостями и умащать розовым маслом. Будут навещать дважды в неделю, чтобы не пресытилась любовью. Я буду полнеть и лосниться счастьем! От моей красоты хозяин-господин забудет обо всем... Сириец закатил глаза, вытянул губы трубочкой и издал звук, отдаленно напоминающий поцелуй. - Меня будут ублажать, ублажать, ублажать, - он захихикал. - Нет, не хочу быть женщиной. Тогда я не смогу любоваться подобными тебе, Гиртеада. Женщины очень завистливы и не терпят тех, кто соперничает с ними красотой. - Неправда! - возмутилась жена Калхаса. - Ну, я-то уж точно стану завидовать, - взмахнул рукой сириец. - Натура у Газарии такая. Придется молиться богам, чтобы они не делали меня женщиной. Сириец велел принести другого вина, отведав которого, заявил, что ему тоже пора завести хозяйку дома. - И вот что скажу: я выберу, нет, выкраду ее из сада Софии. Что ни говори о старухе, есть нечто этакое в ее воспитанницах - он заговорщически улыбнулся Гиртеаде. - Мне не нужна крикливая приказчица или повариха. Я сам могу быть крикливым. Я хочу посмотреть на жену и... успокоиться. Какой бы злой ни вернулся домой: посмотреть и успокоиться. Вот она - моя душа, красивая, невредимая, равнодушная ко всяким глупостям, на которые обращает внимание тело. Чтобы казалось, будто я вернулся к самому себе. Смотрю на Гиртеаду и верю, что такое может быть, что такие женщины есть. Правда я их не встречал ни в Дамаске, ни здесь, в Тарсе. Но, наверное, София их высиживает! И еще мучает женихов, дабы слаще им потом было жить... Калхас развел руки. - Даже Иероним не сказал бы лучше. Газария, я чувствую себя ничтожеством. - Он виновато положил руку на плечо жены. - Мне бы надо это говорить тебе. Пастух пастухом - так редко слова, достойные тебя, приходят в голову. Она прижалась щекой к его руке. - Брось. - Правильно, правильно! - повысил голос сириец. - Не утешай его, Гиртеада. Хоть ты и прорицатель, а пастух пастухом. А я, хоть и сводник, сказать слово иногда могу! Довольный собой, гостями, вином, Газария стал напевать какую-то мелодию. Калхас смотрел на него, удивляясь тому, как люди подобные Дотиму, или Газарии могут из пустоты сделать хорошее настроение. Он признавался себе, что завидует умению сирийца. Гиртеада улыбалась, смеялась над шутками хозяина, а тот - совсем как ручной зверек - нежился и, одновременно, выкидывал всяческие фокусы, цепко удерживая в своих лапках ее внимание. Спустя некоторое время Калхас перестал завидовать. Он понял, что Газария лечит ее - теплотой и пустотой болтовни, настойчивой беззаботностью тона. Он снимал габиенские наговоры подобно тому, как опытный врач снимает с тела больного раздражающую коросту. Он лечил Гиртеаду - и тут же давал урок Калхасу. Урок изгнания демонов холода и равнодушия. Урок врачебного искусства, от которого сам врачеватель получает удовольствие не меньше, чем исцеляемый. Их разговор был прерван слугой, который, косясь в сторону гостей, шепнул на ухо сирийца несколько слов. Выслушав его, тот сделал большие глаза. - Нехорошо, нехорошо. Либо ненависти в Софии с избытком, либо она надеется на большие деньги. Газария с досадой хлопнул ладонями по ложу. - Она уже подняла на ноги половину греческого квартала. Только что целая толпа добропорядочных глав семейств стучалась в двери моего дома. Они обещали вернуться - только в больших количествах. - Ясно, - Калхас поднялся на ноги. - Мы уходим. - Стоп! - поднял ладонь сириец. - Не так быстро! Сейчас вам принесут длинные плащи, а я пока напишу одно письмецо. Вскоре он вручил пастуху небольшой папирусный свиток. - Забирайте лошадей и сразу же покиньте город. Ваш путь лежит в Эфес. Там мои компаньоны. Спросите у любого: где живут сирийцы из Дамаска? - вам укажут. В письме рекомендация; компаньоны помогут вам сесть на хороший корабль и вообще помогут в случае необходимости. Калхас обнял сводника. - Спасибо. Я твой должник. - Ты думаешь? - ответствовал Газария, но тут же добавил: - Тогда пусть она меня поцелует. Он зажмурился и подставил лоб. Закутанные в длинные плащи, Калхас и Гиртеада спешили сквозь обманчивые тарские сумерки. Пастуху казалось, что плащи скорее обращают на них внимание, чем скрывают от прохожих. Он издергался, но, к счастью, никто не проявил к ним интереса. На постоялом дворе Калхас приказал хозяину задать лошадям двойную порцию овса. Пока за лошадьми ухаживали, Калхас с женой поднялись наверх и стали собирать вещи. Однако продолжалось это недолго. Неожиданно Калхас схватил Гиртеаду за руки и притянул к себе. - Почему, как только я оказываюсь в Тарсе, мне обязательно приходится тебя воровать? Сухие губы жены текли по его коже. Он улыбался и понимал, что даже если их станет искать весь город, этой ночью они никуда не поедут. Все здесь - расстояния, горы, города - было меньше, чем в Азии. Те эллины, что шли за Александром, не представляли тамошних масштабов, иначе они ни за что не покинули бы дом. Вернувшись в Аркадию, Калхас поражался тому, как горстка людей сумела завоевать бескрайние азиатские земли. Только забыв о своей миниатюрной родине, они могли всерьез считать себя хозяевами бывших владений персов. Путешествие из Маронеи в Эпидавр, показавшееся два года назад длинным, теперь, произведенное в обратном направлении, напоминало одну из многочисленных прогулок, которые устраивал Певкест в окрестностях Персеполя. До неправдоподобия быстро они пересекли Арголиду и вскоре увидели дубовые рощи Аркадии. Широколиственные дубы и те, которые называли буковыми, росли в низинах. А горные склоны покрывали деревья, чья кора легка и пориста, как губка. Овечье меканье, далекий лай пастушьих собак, широкополые шляпы, худые загорелые тела, пращи, переброшенные через плечо - звуки и картинки из полузабытого детского сна окружали Калхаса. Он взахлеб рассказывал Гиртеаде о селениях, мимо которых они проезжали, или показывал на снеговую вершину Килленского кряжа и вспоминал истории, связанные с тамошней катавортой. Когда Калхас покидал дом, стояло туманное влажное утро. Возвратился же он вечером, прикрывая глаза ладонью от ярких лучей заходящего солнца. Ничего не изменилось вокруг хозяйского дома. Заросли кустарника окружали его с трех сторон; с четвертой же, там, где возвращались в хлев овцы, стоял острый, почерневший от времени, обглоданный снизу кипарис. Проезжая мимо него, Калхас не удержался и, протянув руку, дотронулся до дерева. На пороге дома появился Тимомах. Прищурившись, сдвинув брови, он разглядывал гостей - и не столько Калхаса, сколько Гиртеаду. Женщины здесь не ездили на лошадях; пастух рассмеялся про себя, представляя, как Тимомах отчаянно вспоминает легенды об амазонках. Настороженность его сменилась любопытством, а когда он наконец узнал Калхаса - удивлением. - Ты? Неужели вернулся? Не поверю! Прорицатель прижался лбом к плечу Тимомаха, ожидая упреков. А тот все удивлялся и хлопал Калхаса по спине. Спустя некоторое время хозяин угощал их оливками, сыром, лепешками из египетской муки. Вопреки обычаю он сказал, чтобы Гиртеада села вместе с ними. Сам Тимомах почти ничего не ел, предпочитая слушать Калхаса. Те сведения, что приходили сюда из Азии, обрастали чудовищными небылицами. Прорицателю пришлось убеждать хозяина, что за Эвмена не сражались люди с физиономией посреди живота. - И Антигон не ездит на одноглазом слоне, - хмыкнул пастух. - Он - не индийский царь, он - македонянин, который много лет чувствовал себя обойденным, зато теперь всячески наверстывает упущенное. - Значит, война еще не кончилась, - вздохнул Тимомах. - И не надейся, что скоро кончится. Помнишь, о чем говорил Дотим, сидя вот здесь, на моем месте? - Помню: если будет побежден Эвмен, все станут воевать друг с другом... Да, ни к чему хорошему это не приведет. Тимомах ненавидел Азию. - Столько людей уехало туда! Зачем? Умирать ради непонятной цели? Скоро все тамошние дороги будут устланы костями аркадян. - Неужели твои сыновья тоже уехали? - Куда там! У них жидкая кровь, они остались, - непонятно было, чего больше в голосе Тимомаха: облегчения или досады. - Уезжают те, у кого сильная кровь. Уезжают и не возвращаются. Разве только ты... Там плохо, в Азии? Калхас пожал плечами. - Нет. Там столько разных земель и обычаев, что можно выбрать место, где жить тебе будет по вкусу. Но после смерти Эвмена ничто меня в Азии не держало. Даже наоборот, - он взглянул на жену. - Азия принесла нам больше потерь, чем приобретений. Беспокойно было и в Греции. - Спартанцы опять зашевелились. Непонятно, кто платит им деньги: одни говорят - Птолемей, другие - Кассандр. Они стали жадны, как варвары: грабят, тащат все, что ни попадется под руку. Македонские гарнизоны - там, где они еще стоят, - грызутся друг с другом и воевать против Спарты не намереваются. Как хорошо было при Антипатре! - Никогда раньше Калхас не
в начало наверх
видел, чтобы Тимомах так часто вздыхал. - Страшно становится жить. Жалобы прервал скрип входной двери. В комнату ворвалась компания детей пастухов, служивших у Тимомаха. Калхас хорошо помнил их. Вот только раньше они никогда не посмели бы так тревожить хозяина. Прорицатель ждал, что сейчас им будет устроена выволочка. Однако Тимомах без всякого раздражения смотрел на вошедших. Дети, пошушукавшись, поставили перед собой упитанного, крепкого малыша лет полутора от роду. У него были светлые вихры, тонкий носик и важные большие щеки, вымазанные грязью. Малыш сделал было шаг к Тимомаху, но, увидев незнакомых людей, насупился и остановился. - Он снова голодный, - воинственно заявил один из детей. - Так дайте ему сладкой болтушки! - недовольно сказал Тимомах. - Ха! - говоривший засунул в нос оба пальца. - Он сожрал ее еще в полдень! - Идите на кухню! - махнул рукой хозяин. - Скажите, что я велел налить козьего молока. Всем. Малыша схватили под мышки и через мгновение ватага исчезла. - Кто это? - подозрительно спросил у Тимомаха Калхас. - Мы назвали его Клеон, - хозяин говорил беззаботно, но прятал глаза. - После твоего отъезда, зимой, его подкинули к дверям моего дома. Совсем как тебя когда-то... И прожорлив он так же, как и ты в детстве... Смешной мальчуган! Я решил воспитать его. Гиртеада со странным выражением в глазах смотрела на мужа. Чувствуя, как кровь приливает к его щекам, Калхас сгреб с блюда горсть маслин и пошел вслед за детьми. Это был его ребенок! Ему не требовалось искать дочь пасечника, он понял все сразу, едва увидев мальчика. Вначале Калхаса охватил страх - вполне объяснимый страх перед Гиртеадой. Он боялся не ревности к той девушке, что приходила к нему два года назад, а ревности к ребенку. Ревности, рожденной болью, что довелось испытать его жене в Габиене. И все же страх уступил место гордости, едва маленькие грязные пальчики стали брать с его ладони сочные маслянистые оливки. Клеон норовил проглотить их вместе с косточками. Калхас, смеясь, учил малыша выгрызать мякоть, и сокрушался, что они не привезли из Азии никаких сладостей. Когда Клеон запивал оливки козьим молоком, подошла Гиртеада. - У него разболится животик - сказала она. - Ты бы сам попробовал запить козьим молоком оливки! Калхас засмеялся: - Не должен. Он ведь такой же обжора, как и я. Гиртеада принесла влажную тряпицу и заставила Клеона протереть ею руки и лицо. - Вот теперь ты похож на человека, - удовлетворенно хмыкнула она после этого. Дети, удивленно наблюдавшие за тем, что происходило, стали покидать кухню. Клеон потянулся за ними. Калхас хотел удержать его, но Гиртеада остановила мужа. - Пусть идет. Ему еще... надо будет привыкнуть. Калхас боднул ее в бок. - Мне кажется, я буду улыбаться теперь до самой смерти. - Да? - она потрепала его за уши. - Я рада. А ты жаловался, что Гермес о нас забыл! - Я куплю ему ягненка. Трех ягнят! Эй-я! - он принялся отплясывать дикий сакский танец и разбил глиняный горшок с бобами. - Хватит. Тимомах ждет тебя. Я думаю, вам есть о чем поговорить. Сон разбудил Калхаса. Он сел, встряхнул головой и опасность, привидевшаяся во сне, окружила его со всех сторон. Сколько у них времени в запасе? Калхас торопливо оделся и вышел во двор. Ночные созвездия стояли еще высоко: следовательно, они должны успеть. Тимомах недовольно ворчал, пока прорицатель брызгал холодной водой на его лицо. - Какие спартанцы? Откуда? Они шли через всю Аркадию, мы узнали бы... Калхас стиснул зубы. - Тогда я уйду с Гиртеадой и Клеоном. Уйду прямо в горы - и не подумаю предупреждать твоих сыновей! Тимомах взял прорицателя за плечо, подошел к слабо мерцавшему очагу и внимательно посмотрел ему в лицо. - Ты, я вижу, убежден, в чем говоришь. - Конечно. Нельзя шутить такими вещами. - Ты представляешь, что это такое: разом поднять хозяйство, овечьи отары и увести их в горы! - Представляю. Все это нужно сделать до рассвета. Тимомах с сомнением качал головой. - Я пошлю людей на дорогу от Орхомен. Если и действительно идут спартанцы... - Однажды Эвмен прислушался к моему предупреждению. И остался жив. В другой раз забыл о предсказании - и потерял все. Я знаю цену словам Гермеса. Если не послушаетесь меня, никто не уйдет от лакедемонян. Калхас подождал некоторое время. - Все. Мы собираемся. - Ну ладно, ладно, - закряхтел Тимомах. - Только поднимай хозяйство сам: мне будет стыдно смотреть людям в глаза, если ты ошибешься... Была осень. Калхас уже несколько месяцев вел дела своего воспитателя. Получилось это само собой: сыновья Тимомаха не интересовались хозяйством отца, и тот с радостью избавился от значительной части забот. Он платил Калхасу жалование управляющего, но жили они вместе, одной семьей. Прознав, что прорицатель вернулся из Азии при деньгах, соседи, в надежде на угощение и диковинные рассказы, несколько раз навещали Тимомаха. Однако вскоре выяснилось, что Калхас столь же молчалив, как и до отъезда; так что интерес к нему быстро пропал. Они жили спокойно - если не считать постоянного страха перед спартанцами, Кассандром, этолийцами - страха, преследовавшего той осенью каждого аркадянина. На случай угрозы они давно уже продумали, как спасать имущество. Поэтому поднять хозяйство оказалось делом несложным. Сонные люди выгоняли скот, запихивали в тайники те вещи, которые не могли унести с собой, грузили на спины лошадей тяжелые вьюки. - Они нас все равно разыщут. От нас следов будет - что от целой армии, - сомневался Тимомах. - Не найдут. - Калхас был уверен в себе. - Спартанцы не посмеют забраться в горы так далеко, как мы. К утру они оказались довольно далеко от дома. Предрассветный туман растворило яркое солнце. Оно золотило вершины гор, его лучи, отразившись от снегов, бросались в долины, как купальщики в море. Влажные заросли тамариска и багряницы вспыхивали так, словно были увешаны самоцветами. Серая, густо посеребренная туманом лента овечьих загривков целеустремленно извивалась посреди желтеющей осенней зелени. Кое-где ее разбавляли более крупные фигуры вьючных лошадей, коров, далеко впереди блеяли козы. Вокруг ленты сновали голоногие пастухи, мелькали темными полосками собачьи хребты. Такого исхода горы не видели никогда; Калхасу чудилось, что это не солнце отражается в их вершинах, а горят глаза истинных хозяев Аркадской земли. Помогут они людям или нет? Должны помочь, обязательно должны. Калхас верил в это. Вместе с женщинами, вместе с детьми и вооруженными слугами он замыкал шествие. О людях он беспокоился меньше, чем о животных: в случае необходимости люди поднимутся по одному из крутых склонов. Кругом много больших валунов, которые можно спихивать вниз. Спартанцы не рискнут лезть за людьми. Но животные карабкаться по таким склонам не смогут, поэтому Калхас отправил их вперед. Солнце еще не полностью поднялось над вершинами, когда один из слуг, оставленных наблюдать за домом, догнал колонну. - Лакедемоняне! - он был возбужден и весел. - Они во всей Маронейской долине. Уже пытаются поджечь дом. - Злые? - Еще как! Ты провел их, Калхас! Они злы и напуганы. Это же надо - такой большой дом - и совершенно пуст. По-моему, они боятся засады! - Они следуют за нами? - Конечно, нет! Рассматривают следы, но боятся! Ты их провел! - Провел? - Калхас усмехнулся. - Ну хорошо, можно считать, что провел. Он взглянул на скалы, все ближе обступавшие колонну, и увидел мимолетное отражение на влажной поверхности. Люди теснились вокруг него, как овцы во сне вокруг Гермеса. Над их шляпами мелькали маленькие радуги, а плащи развевались, словно крылья. У Калхаса перехватило дыхание, он жадно и внимательно искал в видении иных знаков, указаний. Но порыв ветра подернул поверхность скалы рябью, и видение исчезло. Вздохнув, Калхас дал знак двигаться дальше. "Пастырь? - улыбнулся пастух своим мыслям. - Может быть. Века поменялись. Если раньше нужны были Герои, то сейчас, наверное, Пастыри". Он повернулся к Гиртеаде. Измученный Клеон уснул, сидя на ее плечах. Калхас взял мальчика на руки и укутал его полой плаща. "Мама", - едва заметно шевельнулись губы ребенка. Пастух опять заулыбался. В этот момент он помнил все: Эвмена, Дотима, Филиппа, никогда не виденного Александра. Помнил, но, радуясь, шел среди людей, собак и овец. Шел среди скал и сверкающих горных вершин, где воздух невесом, чист, а до небес, кажется, можно достать рукой.

ВВерх