UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Далия ТРУСКИНОВСКАЯ

  УСКОРИТЕЛЬ




Эту историю рассказал мне старый  разведчик  в  походном  борделе  на
шесть боксов, припаркованном в строящемся космопорту.  Была  пересменка  -
одни монтажники уже улетели, другие почему-то задержались. Мы, диспетчеры,
сидели с девочками и ждали хоть каких-либо событий.
Разговор шел самый практический - кто сколько получает за свой  труд.
И случайно приблудившийся к нам разведчик вспомнил, как  однажды  подобная
беседа довела его до черной ярости. Его стали расспрашивать - он рассказал
все с начала.
И эта история мне понравилась.
Старыйразведчикспециализировалсянапсихологической
космоэтнографии. Это значило, что перед официальным контактом с  очередной
планетой он шастал по ней год-другой, проникаясь ее духом и коллекционируя
всякие милые мелочи - как вещественные, так и психологические.  Обработкой
занимались специальные научные центры, а он него требовалось одно  -  жить
жизнью  обычного  обитателя  планеты,   путешествовать,   заводить   новые
знакомства, ненавязчиво совать повсюду  нос.  Иногда  после  такого  рейда
искатель мелочей оказывался в  специальной  клинике,  где  из  него  опять
лепили человека.
Артем  -  результат  длительного   естественного   отбора   в   рядах
Космофлота, сформировавшего несколько династий  разведчиков.  Он  среднего
роста, широкогрудый и поджарый, с молниеподобной  реакцией,  красивый  той
сдержанной мужской красотой, которая не оставит равнодушной женщину старше
тридцати, знающую, что почем.
И вот этого бойца этнографического фронта  десантируют  на  очередную
намеченную  к  контакту  планету.  Он   знаком   с   результатами   работы
разведзондов, он одет как подобает приличному горожанину, он готов к сбору
информации. Единственное, что  смущает  его  -  рост.  Он  смотрел  записи
видеокамер и  обнаружил,  что  здешние  мужчины  -  настоящие  великаны  и
красавцы по сравнению с ним.
Так вот, он благополучно высадился в пустынном месте, уничтожил следы
и отправился пешком в ближайший городишко. Был  у  него  транслейтер,  был
передатчик, ориентированный на один из зондов, подвешенных именно  в  этом
захолустье. Было и кое-какое оружие на всякий случай.
Артем мирно шагал по дороге, удивляясь, почему не встречает ни  души.
И  дошагал  до  самого  городка,  когда  мимо   него   пробежал   насмерть
перепуганный мальчишка и через луг, через огороды дал деру  в  неизвестном
направлении.
Артем насторожился и сунул руку в  карман,  где  лежало  кое-что  для
сомнительных случаев жизни.
Из-за  поворота  вышла  толпа  тех  самых  красавцев,  конкуренции  с
которыми  он  побаивался.  Галдели   они,   как   служащие   почтенной   и
респектабельной фирмы на пикнике  с  пивом.  Впереди  двое  несли  длинную
полосу материи на двух палках. Транслейтер перевел надпись кривыми желтыми
буквами по красному фону: "Смерть ускорителям!"
Артем не знал, кого эта компания имеет в виду, но  на  всякий  случай
решил уйти с дороги. Пересидеть это буйное шествие в кустах показалось ему
самым разумным решением. Он и шмыгнул в кусты.
Но, как оказалось, поздно.
- Гляди! Ускоритель! - завопила толпа. И красавцы кинулись  извлекать
Артема из кустов.
Разведчики умеют бегать. Но надо же случиться такому безобразию,  что
дорога, по которой он несся во весь дух, раздвоилась. Артем выбрал  правое
ответвление - и через восемь минут вылетел на встречное  шествие,  которое
галдело примерно так же, только  под  другим  девизом:  "Ускорителей  -  в
болото!"
Поскольку бежал он сломя голову, то и привлек к себе общее внимание.
- Ускоритель! Бей ускорителя! - и с такими воплями участники  второго
шествия рванули к Артему. Он  резко  затормозил,  перепрыгнул  придорожную
канаву и имел все шансы уйти, но его подсекли местным  оружием.  Это  были
два кожаных мяча, связанные двумя ремнями. Их бросили Артему  в  ноги,  он
упал, а остальное  оказалось  просто  -  разведчика  подмяли,  повязали  и
выкинули все содержимое его карманов на дорогу. Уцелел  лишь  транслейтер,
который состоял из плоской коробки, вмонтированной в пояс,  и  горошины  в
ухе.
А тут подбежали и передовые  вояки  из  первого  шествия.  И  начался
военный совет, который Артему очень не понравился.
Во-первых, самые задиристые предлагали его кастрировать  тут  же,  на
месте, посреди дороги. И показывали ему, чем именно это будет сделано.
Во-вторых, возникла партия желающих  утопить  его  в  болоте.  Плавал
Артем всеми стилями, имеющими хождение в  бассейнах  Космофлота,  но  поди
поплыви по болоту со связанными руками. Словом, и с этой стороны  оптимизм
ему не грозил.
Но было еще и "в-третьих".
Несколько  местных  жителей,  поспокойнее  прочих,  угомонили   самых
яростных крикунов, и сделали это  очень  просто.  Они  предложили  продать
Артема в лекарям, а полученные деньги дружно пропить. Потому что за живого
Артема можно получить от лекарей немало, а за утопленного - вовсе ничего.
Артем, которого ни о чем не спрашивали, благоразумно молчал и слушал.
И начал разбираться в ситуации.
В здешних  краях  шла  отчаянная  охота  на  каких-то  "ускорителей".
Очевидно, что Артема приняли за одного из этих врагов народа. И чем скорее
он попадет к лекарям, тем лучше. Ведь существуют же анатомические  отличия
между  земными  людьми  и  местным  населением?  Лекаря  поймут,  кого  им
притащили, и хотя как разведчик Артем  погорит  синим  пламенем,  но  хоть
спасет свою единственную жизнь. И на том спасибо.
Пока его с диким гиканьем волокли к этим самым лекарям  в  городишко,
случилось кое-что обнадеживающее. Один из самых буйных красавцев, оказался
вдруг возле Артема и незаметно для прочих пожал его заломленную  за  спину
руку. А когда Артем скосил на него глаза, подмигнул самым земным  образом.
Так что объявился союзник.
Городишко оказался грязным и банальным до тошноты.  Артема  на  рысях
протащили по главной улице, украшенной  растянутыми  вдоль  стен  полосами
красной  ткани.  На  них  противными   желтыми   буквами   были   написаны
воодушевляющие   призывы:   "Слава   производителям!",   "Вся   власть   -
производителям!", "Производитель, крепи будущее  своим  трудом!"  На  шум,
естественно, сбежались женщины. Здешние дамы были чуть ли  не  агрессивнее
своих мужчин. Они принялись швырять в  Артема  всякой  дрянью,  выкрикивая
угрозы по адресу тошнотворных ускорителей. А некоторые побежали следом  за
шествием, и тут Артем заметил, как неуклюже  бегают  эти  с  виду  изящные
дамы. Они переваливались с боку на бок, и Артем сообразил, что под  своими
широкими одеждами они просто-напросто скрывают уродливые свисающие животы.
Приглядевшись, он понял, что среди женщин маленького городка  нет  ни
одной стройной. Все были яростны и пузаты.
Артема впихнули в узкую дверь, несколько  красавцев  протиснулись  за
ним следом и повели его по коридору, облицованному необработанным  камнем.
Городок и так не блистал цивилизацией, а камни эти и вовсе ввергли  Артема
в уныние. Но совсем он обрадовался, угодив в логово лекарей.
Это был большой сводчатый зал, куда выходило несколько  дверей.  Чего
там только не валялось на полу! Артем ожидал увидеть даже отпиленные  руки
и ноги, но их, наверно, убрали до его явления.
Сами лекаря, почтенного  возраста,  с  обрюзгшими  лицами  и  осанкой
молодых  атлетов,  носили  кожаные  фартуки  на  голое  тело  и   какие-то
подозрительные лохматые  повязки  вокруг  бедер  и  груди.  Дикарский  вид
лекарей наводил на печальные мысли. А стол, стоявший посреди  этого  зала,
который Артем назвал про  себя  операционным,  в  свете  угрозы  кастрации
внушил ему доподлинный ужас.
- Принимайте! - и Артема толкнули в спину,  так  что  он  вылетел  на
середину зала. - Поймали!
- Сто сорок монет,  -  внимательно  осмотрев  Артема,  назначил  цену
старший из лекарей.
- Полтораста! - потребовал тот, что толкал Артема в спину. - Если  бы
мы его не поймали, он бы такого тут натворил!
- Сто сорок, - невозмутимо ответил старший лекарь.  -  У  нас  сейчас
есть запасные ускорители. Вот если бы вы накрыли  наконец  их  лагерь,  то
получили бы свои полтораста за каждую голову от комитета производителей. И
даже, наверно, по сто восемьдесят.
- Лагерь... - дружно вздохнули все ловцы ускорителей.  -  Узнать  бы,
где этот самый лагерь!.. Мы бы их привели как миленьких!
- Их там не меньше сотни, - сказал старший лекарь. - Ну  как,  берете
вы сто сорок монет? А если нет, уводите своего ускорителя и делайте с  ним
что вам угодно.
- Давайте монеты.
И, получив плату, участники шествия с тем же буйным азартом  кинулись
прочь из зала - пить и вопить проклятия ускорителям.
Старший лекарь подошел к Артему и потрогал,  крепко  ли  связаны  его
руки.
- Будешь выполнять приказы - останешься жив, - сурово пообещал он.  -
Ты здоров, сыт?
- Да, - недоумевая, отвечал Артем.
- У тебя давно была женщина?
- Давно, - честно признался Артем.
- Тебе нужен напиток?
- Обойдусь, - на всякий случай с презрением сказал Артем.
- Приходилось ли тебе быть с женщиной при посторонних?
Артем  задумался.  В  богатой  биографии  разведчика  бывали   всякие
недоразумения.  Можно  ли  считать  посторонним  лучшего  друга,   который
повернулся спиной и притворяется, что спит?
Лекарь правильно понял его молчание.
- Как ты понимаешь, нам надо видеть абсолютно все, - сказал он.  -  И
ты должен провести сношение именно так, чтобы мы все увидели. У  нас  есть
женщины-доброволицы на любой вкус. Каких ты предпочитаешь?
Артем усмехнулся.
- Дайте альбом, - попросил он. - Я выберу.
Терять ему было нечего - все  равно  в  течение  часа  выяснится  его
инопланетное  происхождение.  И  он  потребовал  того,  до  чего   местная
цивилизация заведомо еще не дошла - альбома с  портретами  девиц,  которых
клиент может выбрать и потребовать, как в порядочном стационарном борделе.
- Альбом? Что ты имеешь в виду? - спросил старший лекарь. - Ты хочешь
попасть в комнату, где они живут, чтобы выбрать?
- Я говорил! - вмешался один из свиты старшего. -  Эти  ускорители  в
своих лагерях уже придумали что-то новое! Какие-то альбомы!
- Если тебя так волнует охота на  ускорителей,  -  обратился  к  нему
старший лекарь, - то почему бы тебе не снять ритуальный наряд лекаря и  не
пойти в шествии с воплями и пустыми угрозами? Иди, я  не  держу  тебя.  Но
когда наши опыты завершатся и мы узнаем секрет ускорителей,  твое  имя  не
будет выбито на скалах Северного Хребта, чтобы его было видно с моря  и  с
Опасного мыса. А наши имена будут выбиты.
Не услышав возражений, старший лекарь повернулся к Артему.
- Не станем терять зря время, - сказал он. - Вот стол, на котором  ты
произведешь первое сношение с женщиной. Сейчас стол  приберут  и  приведут
женщину. Ты должен будешь  внимательно  наблюдать  за  ней,  за  всеми  ее
движениями, чтобы все нам подробно рассказать. И если  благодаря  тебе  мы
проникнем в тайну ускорителей, ты останешься цел и  невредим!  Это  обещаю
тебе я, главный лекарь округа Эльсидофер.
Артем совершенно правильно понял, что от его стойкости  и  активности
на столе зависит его жизнь.
- Послушай, главный лекарь! - сказал он. - Если ты хочешь, чтобы  наш
опыт кончился успешно, прикажи застелить стол чем-нибудь мягким, а  поверх
- чистой тканью.
- Чистюля... - раздалось за спиной главного лекаря.
- Ускоритель прав, - не оборачиваясь, ответил он подчиненным лекарям.
- Мы все время  забываем  о  потребностях  женщин.  А  они,  к  сожалению,
чистюли. Смести  все  со  стола  на  пол.  Застелить  его  шкурами.  Шкуры
вытрясти! Сверху тоже что-нибудь постелите. Скажи,  ускоритель,  что  тебе
еще нужно для успешного сношения? Если ты, в отличие от  твоих  собратьев,
не отказываешься от сотрудничества и дашь хорошие советы, тебе не придется
жалеть об этом.
Артем задумался.
Если все, что  от  него  требовалось,  -  это  сношение  на  столе  с
комментариями, то он внутренне согласился. Интимная жизнь  разведчиков  не
касается даже самого строгого начальства.
- Я буду с вами  сотрудничать,  -  сказал  Артем.  -  Думаю,  что  вы
останетесь мной довольны. Где ваша доброволица?

 
в начало наверх
- Вызовите доброволицу Римит номер шестнадцатый, - приказал главный лекарь. - Приготовьте кожу для записи, мои линзы для глаз, устройте освещение. Ты, второй помощник, сядешь на высоком стуле, а ты, шестой помощник, будешь сидеть под столом и комментировать оттуда. Не забывай отмечать его колебания. И если кто-нибудь закроет шкурой наблюдательную дырку в столе, я подам прошение в комитет производителей, чтобы этого мерзавца кастрировали! Лекарь дал еще кое, какие указания, к которым Артем особенно не прислушивался. Он глядел на дверь, куда ушел посланный за Римит. Артем беспокоился, что женщина не вызовет в нем положенных эмоций. Обстановка, и без того нелепая, мало способствовала успешному сношению, а тут и последнее возбуждающее средство могло не сработать. Кожаные завесы двери распахнулись и Артем увидел Римит. Она походкой грузового робота прошагала к столу и остановилась перед главным лекарем, глядя ему в лицо восторженными глазами. - Доброволица Римит готова к выполнению приказа комитета производителей! - отрапортовала она и мотнула головой в сторону стола. - Здесь? - Раздевайся, - велел ей главный лекарь. - Сколько у тебя плодов в стадии первой зрелости? - Шесть, главный лекарь! - В стадии второй зрелости? - Ни одного... - Так что чистота эксперимента не подлежит сомнению! - объявил главный лекарь. - Все слышали - шесть плодов в стадии первой зрелости и ни одного во второй! Полезай на стол, Римит, и приготовься к приему ускорителя. Артем хмуро смотрел, как Римит сбрасывает свои одежды и аккуратно складывает одну за другой. Чем меньше на ней оставалось тряпок и тряпочек, тем яснее он понимал, что лекаря требуют от него невозможного. Свисающий живот женщины отгонял всякую мысль о близости. Было в этом животе что-то настолько отталкивающее, что Артем даже не мог бы это выразить словами. Римит взобралась на стол и легла набок, подтянув колени. Артем посмотрел на ее лицо, довольно приятное, на круглую, почти не изменившуюся от позы грудь, и подумал, что еще не все потеряно. - Скажи ей, главный лекарь, чтобы встала на четвереньки, - попросил Артем. - Где там у вас наблюдательная дырка? Ну, пусть встанет над самой дыркой. - На четвереньки? - изумилась вся лекарская команда. - Опять эти мерзкие ускорители выдумали что-то новое! - Это не новое, - оборвал подчиненных главный лекарь. - Это - одно из их тайных магических и ритуальных знаний, которые они обычно не выдают и под пыткой. Я даже удивляюсь, почему этот ускоритель не заставил себя упрашивать. Скажи, ускоритель, эта поза входит в свод тайных ускорительских знаний о сношениях, или ты действительно сам ее придумал? Артем, которого вообще трудно было чем-то удивить, уставился на главного лекаря со священным ужасом. Лишь теперь Артем понял, в какую глухомань его занесло. - Мне становиться на четвереньки? - спросила со стола Римит. - Конечно! - воскликнул главный лекарь. - И немедленно! А ты, ускоритель, приказывай! Может быть, тебе нужна сотня-другая монет? Если хочешь, их сию же минуту принесут и выложат прямо на стол! - Нет, монеты мне пока не нужны, - задумчиво сказал Артем, глядя на Римит сзади. Отвисший живот все же был виден. И хотя прочие формы женщины были округлы, без складок и на вид весьма упруги, Артем не ощущал в себе такого нужного сейчас зова плоти. То, что могло спасти его от смерти, не подавало и признаков жизни. Совсем. Напрочь. Артем вспомнил старую истину - в обнаженной натуре куда меньше соблазна, чем в полуобнаженной. Поскольку ему требовался именно соблазн, он взял одно из полупрозрачных одеяний Римит и накинул ей на спину. - Важен ли цвет этого покрывала? - спросил главный лекарь. - Н-ну... имеет значение, - ответил Артем, прикрывая краем одеяния и голову Римит. - Записывайте, тошнотворные! - рявкнул главный лекарь. - А ты продолжай, ускоритель, продолжай! Артем задрапировал Римит так, что виднелись только ягодицы и ступни ног. Это навело его на воспоминания об одном приключении и одной женщине, прямо-таки необходимые в этот миг воспоминания - они смогли несколько взволновать разведчика, и он надеялся, что этого волнения хватит по крайней мере для начала близости, а там уж видно будет. - Я приступаю, - сообщил он. - Просьба не мешать советами. - А что делать мне? - пискнула из-под одеяний Римит. - Терпеть! - приказал главный лекарь. - Терпеть во что бы то ни стало! Это твой долг перед комитетом производителей! А ты, ускоритель, побыстрее раздевайся. - Это не обязательно, - сказал Артем, потому что боялся утратить пояс с транслейтером. - Ты знаешь, главный лекарь, что именно необходимо для этого дела. Штаны и рубаха тут не помеха. - Тогда полезай на стол. Артем вскарабкался и встал возле Римит на колени. - Кожа для записей готова? Шестой помощник, хорошо ли видно в наблюдательную дырку? Со стула тоже все видно? - засуетился главный лекарь, и тут только Артем понял всю важность события для этих примитивных исследователей. Ощущая даже некоторую нежность к обитателям планеты, которых нужно спасать из мрака невежества, вообще и к Римит в частности, Артем расстегнул штаны. - Постой, ускоритель! - вдруг отчаянно завопил то ли второй, а то ли третий помощник. - Мы забыли позвать рисовальщика! Не начинай, пока не явится рисовальщик! Артем понял, что летит в бездну. То воодушевление, которое он с таким трудом в себе вызвал, исчезло напрочь. Драпировки оказались бесполезны. Вбежал рисовальщик и все дружно стали искать ему подходящее место. Потом его за опоздание смазали по уху и усадили за работу. Коротким хищным рыком главный лекарь установил полнейшую тишину. Вся компания, кроме Римит, уставилась на Артема. Прекрасно сознавая свое бессилие, он решил предпринять последнюю попытку. Огладив безупречно округлые и упругие бедра, он осторожно раздвинул их и попытался приласкать Римит более интимным образом. - Не делай этого! - взвизгнула Римит - Я боюсь! Артем с надеждой посмотрел на главного лекаря. - Терпи и думай о награде! - приказал доброволице главный лекарь. - А ты, ускоритель, скажи, зачем ты положил туда руку? - Я хотел сделать ей приятно, - объяснил Артем. - Обычно им всем приятно, когда так делают. Эта - первая, которая вопит от ужаса. - Она еще не имела дела с ускорителями, - сказал главный лекарь. - Мы подобрали только неиспорченных доброволиц для чистоты эксперимента. Ну, что же ты не начинаешь? - Он не готов! - донеслось из-под стола. - Как так? - удивился главный лекарь. - Эй, наблюдатель, что ты еще видишь в свою дырку? - Он и не был готов! - Что же ты молчал?! - Я думал, что он еще соберется с силами! Но у него все не получается и не получается! - Ты пожалел его?! - в голосе главного лекаря была ярость. - Ты же знаешь, главный лекарь, как трудно загнать ускорителя на этот стол! Несколько секунд главный лекарь думал. - Ты обманщик, ускоритель! - начал он негромкую, но грозную речь. - Твоя поза - гнусная выдумка! Ты хотел направить наши эксперименты по неверному пути! Римит, слезь со стола и убирайся! А с тобой мы сейчас рассчитаемся! Вызвать стражу! Послать гонца в комитет производителей! Тебя кастрируют на городской площади в назидание всем ускорителям! Речь была сурова, но только Артему перед тем, как допустить его до Римит, опрометчиво развязали руки. И он был готов к бою. Решив дорого продать свою жизнь и мужское достоинство, Артем кинулся в атаку. Плохо было одно - расшвыривая малость одряхлевших красавцев, он не знал, к которой из множества дверей ему пробиваться. И тут судьба устремилась ему навстречу. Из-за кожаных полос, прикрывавших одну дверь, вылетел черный диск, приземлился возле стола, и из него пошел дым, до того вонючий, что лекаря шарахнулись в разные стороны. Очевидно, он действовал на обитателей планеты куда более жестоко, чем на земного разведчика. Воспользовавшись их чиханием, рыданием и временной слепотой, Артем кинулся туда, откуда прилетел диск. Его встретил высокий красавец в повязке, закрывавшей рот и нос. - Бежим! - скомандовал он и понесся по путаным коридорам. Артем бежал следом. Они спустились по головоломной лестнице без перил, вырубленной в стенке огромного колодца. Затем проползли коротким лазом и оказались в другом коридоре. Там спаситель снял повязку. Это был тот производитель, что еще во время шествия подмигнул Артему. - Я спас тебя, ускоритель, - сказал он. - И твоя жизнь теперь принадлежит мне. Артем внимательно посмотрел на него. Вообще этот житель дикой планеты ему понравился. И к тому же он знал, что в одиночку спокойно справится с этим гигантом. - Пускай, если ты так хочешь, - сказал Артем. - Временно не возражаю. Только давай отсюда выбираться. - А ты весьма благоразумный ускоритель, - заметил новый хозяин Артема. - Кажется, я неплохо поступил, вытащив тебя из этой заварухи! Как тебя зовут, ускоритель? - Если моя жизнь теперь принадлежит тебе, ты можешь называть меня, как тебе вздумается, - дипломатично ответил Артем, плохо знакомый со здешними именами. - У вас в лагерях совсем помешались на секретности, - пробурчал спаситель. - Хорошо, я буду звать тебя Крошкой. А ты зови меня Астраган-Дорманом. - Красивое имя, - одобрил Артем. - Ну так идем, что ли? - Не терпится приступить к работе? - с непонятным ехидством осведомился Астраган-Дорман. - Мужайся, Крошка, без работы у меня не останешься. Кормить я тебя буду чем только захочешь. А если мы поладим, я позволю тебе завести постоянную подружку. Со своей стороны гарантирую, что эти идиоты к тебе и пальцем не прикоснутся. Артем понял, кого он имел в виду. - Думаю, мы оба останемся довольны, - подытожил Артем. Они прошли каким-то лабиринтом и через люк вылезли во двор заброшенного дома. Астраган-Дорман выглянул из ворот и махнул Артему рукой. Сбежать было проще простого. Но чутье разведчика подсказало Артему, что делать этого не следует. Он мог напороться на очередное дурацкое шествие. И погибнуть, не понимая, в чем его несуществующая вина. Поэтому он последовал за Астраган-Дорманом. Они пробирались городскими окраинами, пересекали по диагонали какие-то огороды и несколько раз сталкивались со стариками и старухами. Одному старику Астраган-Дорман показал здоровенный кулак, и тот благоразумно попятился. Прочие даже не дожидались кулака. А вот старухи почему-то отнеслись к Артему с неожиданной нежностью. Они срывали с грядок какие-то красивые плоды, вроде помидоров, только сиреневые, и пытались набить ими карманы Артема. Астраган-Дорман не возражал. - Помнят старые добрые времена, - заметил он. - Вообще женщины смотрят на всю эту заваруху куда умнее, чем мы. Пересекая проулок, они налетели-таки на остатки одного из истребительских шествий. Артем изготовился к бою, но Астраган-Дорман одной рукой натянул на лицо повязку, а другой запустил в крикунов вонючий диск. И проблем с ними больше не было. Наконец они оказались возле дома, напоминавшего маленькую укрепленную крепость. Стоял он на отшибе и был окружен садом, где росли низкие, по пояс Артему, деревца. - Здесь ты будешь жить, - сказал Астраган-Дорман. - Прогулки во внутреннем дворе. Места мало, но есть бассейн. Где ты еще найдешь дом с бассейном в целых двадцать шагов длиной? Они вошли в большую круглую комнату, куда, как в "лаборатории" лекарей, выходили двери всех прочих помещений. - Гетта! - позвал Астраган-Дорман, садясь на скамью и стягивая плетенные из кожаных ремешков высокие сапоги. - Сию же минуту ступай сюда! Появился красивый мальчишка, по земным меркам - лет шестнадцати, и немедленно бросился перед хозяином на колени, помогая сладить с сапогами.
в начало наверх
- Перестань, дурак, я сам, - оттолкнул его Астраган-Дорман. - Ты лучше погляди, кого я привел! Мальчишка уставился на Артема, как на живое привидение. - Ускоритель!.. - восторженно прошептал он. - Ух ты!.. Теперь-то мы рассчитаемся и с сапожником, и с хлебником, и с пивоваром! - Возможно, ты когда-нибудь отучишься болтать языком, - философски заметил Астраган-Дорман, - но я до этого дня уже не доживу. Ступай скорее к госпоже Йодит Ирта, скажи, что у меня теперь новый ускоритель, полный сил и энергии. Договорись с ней на сегодняшний вечер. И немедленно сюда! Поможешь приготовить ускорителя. Ну?! Мальчишка кивнул и исчез. - Да, вот так я живу, - сказал Астраган-Дорман. - Мне не на что содержать столько слуг, сколько должно быть в этом древнем доме, брат Крошка. Мы с Геттой задолжали всем - вообрази, мы даже аптекарю задолжали, хотя оба здоровы, как молодые буйволы. Так что, Крошка, сам понимаешь, вся надежда - на тебя. У нас уже был один ускоритель, но сбежал. И попался, дурачок, в лапы к этим кретинам. Потом, конечно, он был уже не годен к употреблению. Скажи, Крошка, зачем ты вообще сюда явился? Разве тебе плохо было в лагере? - Так сразу не объяснить, - ответил Артем. - Ты же понимаешь, лагерь - он и есть лагерь. - Удобной жизни захотелось? Свежего хлеба? - спросил Астраган-Дорман. - Давно не заказывал вышитых рубашек семейному портному? И ради этого ты решил рискнуть своим главным достоянием? - Что было, то было, - поморщился Артем. - Я привык полностью платить по своим счетам. Уж если ты спас меня, то я отработаю свое спасение. А до другого тебе дела нет. - А лагеря пошли вам, ускорителям, на пользу, - с некоторым удивлением заметил Астраган-Дорман. - Вы становитесь похожи на мужчин. Ладно, пойдем одеваться. На пару мы с тобой будем зарабатывать горы монет! Он привел Артема в комнату, которую можно было назвать гардеробной. Там стояли сундуки и висели на стенах разнообразные плащи и накидки. - Сколько монет я во всю эту дрянь вложил! - пожаловался Астраган-Дорман. - А он сбежал! Он открыл сундук и вынул две набедренные повязки из кожи, покрытые металлическими пластинами. Рисунки на пластинах заставили Артема покраснеть. - Между прочим, сделано у вас в лагерях, - сообщил Астраган-Дорман. - По сорок монет повязка. Послушай, ты объяснишь мне, что тут вычеканено? Это я понимаю, вот мужчина, вот женщина. И это безобразие мне тоже один приятель растолковал. Но вот это... Скажи честно - неужели у вас, ускорителей, в такой позе хоть что-то получается? Поза действительно была рискованная. - Если очень постараться, - ответил Артем. - Болотный дух бы вас побрал с вашими тайными знаниями о сношениях! - с этими словами Астраган-Дорман принялся стягивать штаны. - Иногда мне кажется, будто все это выдумали наши лекаря. И еще мне кажется, что даже если мы узнаем все ваши секреты, ничего не изменится. Я пробовал кое-что из этих картинок... Без результата! А если бы они попали в руки к лекарям, шуму было бы на весь материк! И опять они сбили бы с толку всех женщин, чтобы навербовать новые бригады доброволиц! Что-то тут не так... - Ты считаешь, что свод тайных знаний ускорителей - всего лишь предлог, чтобы их уничтожить? - спросил Артем. - Ты отлично знаешь, почему уничтожают ускорителей. И ты не хуже меня знаешь, что произойдет, если вас всех действительно уничтожат, - сказал Астраган-Дорман. - Переодевайся. Сейчас подберем тебе что-нибудь этакое... возбуждающее. Потом ополоснемся в бассейне, если насосы еще не сгнили. А потом явится и госпожа Йодит. С первых же заработанных тобой монет мы приведем в порядок насосы, Крошка! Артем снял с себя все, кроме пояса с транслейтером. - А это? - спросил Астраган-Дорман. - Нельзя, - покачал головой Артем. - Наша маленькая приворотная магия. В таком поясе еще ни у одного ускорителя не было осечки. И дамы оставались довольны. - Если так... Мы можем снять пластины и навесить на пояс, - предложил Астраган-Дорман. - Я не знаю, есть ли в них магия, но ни одна женщина не может их спокойно видеть. Артем попробовал надеть повязку и запутался в ней. - Этот пучок шнуров должен висеть спереди, на этом самом месте, и свисать примерно до колен, - помог советом Астраган-Дорман. - Смешно, а вот женщинам нравится. Когда ты готов к атаке, шнуры расходятся, а когда боевое настроение проходит, они опять смыкаются и ничего не видно. - Интересно придумано, - одобрил Артем. - Ну, я разобрался, теперь можно и в бассейн. Тут в гардеробную ворвался Гетта. - Госпожа Йодит сейчас будет здесь, - с непонятным отчаянием объявил он. - Что случилось? - спросил Астраган-Дорман. - Почему ты похож на болотного духа, который свалился с дерева? - Потому, что сейчас здесь будет и госпожа Вив-Рут! - Ты шутишь?! - грозно загремел Астраган-Дорман. - Я посылал тебя за одной женщиной! Зачем ты притащил вторую?! - Это не я! Это она сама! Когда я рассказывал госпоже Йодит о нашем новом ускорителе, она подслушала за дверью... и, когда я вышел, дала мне десять монет, чтобы только быть первой... - По твоей милости они столкнутся перед нашей дверью, смертельно разругаются и донесут на меня комитету производителей, тошнотворный дурак! Мало того, что у нас отнимут производителя, - чтобы заплатить штраф, мне придется продать дом! - Погоди, не горячись, Астраган-Дорман, - вмешался Артем. - Зачем же сразу ругань, доносы и штраф? Мы постараемся успокоить обеих женщин. - Успокоишь их, как же! - рявкнул Астраган-Дорман. - Ведь если ты сегодня примешь одну, другой придется ждать по меньшей мере трое суток! А она-то настроилась на бурную ночь и выпила все необходимые снадобья! Представляешь, каково ей будет! Артем чуть было не спросил, почему же сам Астраган-Дорман не возьмет на себя вторую клиентку. Но, видно, им, клиенткам, нужен был именно ускоритель и никто больше. Снова и снова Артем задавал себе вопрос: да кто же такие эти ускорители? - Трое суток? - переспросил он. - Я буду готов куда раньше. Это во-первых. Во-вторых, мне нужен напиток, тот самый... И побольше. Он вспомнил, что ему перед экспериментом на столе предлагали выпить что-то возбуждающее, а он сдуру отказался. Вспомнил он также, что есть у здешних женщин одна неприятная особенность, и надо как-то себя оболванить, чтобы не обращать на нее внимания. - Да хоть ведро напитка! Этой мерзости у нас с Геттой не меньше бочки, осталось от того ускорителя... Гетта, сию минуту чтоб были кружки, кувшин напитка и еще для меня пиво. Мы идем в бассейн. Когда явятся женщины, первую отведешь в спальню. И запрешь там, понял? Вторую оставь ждать в зале. Гетта кивнул и выбежал. - Мне показалось, Крошка, или ты действительно сказал, что управишься с обеими? - нерешительно спросил Астраган-Дорман. - До сих пор никому не удавалось ублажить сразу двух женщин. Неужели вы у себя в лагерях и до этого додумались?! - Ничего сложного в этом нет, - пожав плечами, ответил Артем. - Главное, чтобы обе как следует завелись. - Но у тебя же всего одно мужское снаряжение! - продолжал удивляться Астраган-Дорман. - Не нанижешь ведь ты на него женщин, как рыбок на вертел! - Это бы плохо кончилось для женщин, - усмехнулся Артем. - Тебе не приходило в голову, что такие чуткие и нежные зверюшки могут ощутить все необходимое, если их просто погладишь в нужном месте? - Рукой? - все еще не понимал Астраган-Дорман. - Вообще-то хватит и одного пальца. - Но от пальца она не родит ребенка! Или вы уже додумались ускорять пальцами? Артем почесал в затылке. Естественно, ускоритель потому и ускоритель, что ускоряет... Но какое это имеет отношение к детям? - Мы много до чего додумались, - наконец сказал он. - И если мы поладим, я научу тебя таким штукам, что тебе и не снились. А теперь давай наконец ополоснемся. - Я прикажу Гетте, чтобы он как следует тебя растер, - решил Астраган-Дорман. - Это очень способствует. - Можно, - одобрил Артем. В бассейне он украдкой поглядывал на мощного Астраган-Дормана, который плескался, как ребенок. Он не понимал, почему у женщин этой диковинной планеты такой странный вкус. Астраган-Дорман был красив, как звезда видеодрамы. А про себя Артем знал, что молодые девчонки в его услугах не нуждаются. По крайней мере, так было во всех учреждениях Космопорта. Выбравшись из бассейна, Артем попал в руки к Гетте. - Госпожа Йодит в спальне, - растирая ему спину, сказал Гетта. - А госпоже Вив-Рут придется подождать у дверей. А это правда, что ты можешь сразу двум женщинам устроить ускорение? Одновременно? - Если очень постараться. - Но чем? Если одновременно... Ведь у тебя всего один комплект! - У меня один комплект, но много способов им пользоваться! - рявкнул Артем и стряхнул со спины любознательного мальчишку. - Ну, помоги мне нацепить повязку с хвостом и веди меня в спальню. Можешь подглядывать в щелку. Разрешаю, потому что зрелище будет поучительное. - А сапоги? - взвыл Гетта. - А плащ? А волосы? - Ну, давай плащ, - позволил Артем. Астраган-Дорман одевался неторопливо и со вкусом. Он приладил пластины с непотребными картинками, долго расправлял пучок ремешков спереди, натянул сапоги из таких же ремешков, а точнее сказать - из сплошных дырок, которые на его мощных обнаженных ногах с рельефной мускулатуры выглядели даже элегантно. В волосы же он, к великому удивлению Артема, вплел несколько цветных ленточек с бусинами на концах. - Пошли, - сказал он. - Я познакомлю тебя с госпожой Йодит и пойду разбираться с Вив-Рут. Но ты действительно готов управиться с ними с обеими? - Если честно, то не очень, - признался Артем, вспомнив свою неудачу с Римит. - Но я знаю женщин. Им будет до того любопытно, что я собираюсь сделать сразу с двумя, что они не станут ссориться, лишь бы поскорее приступить к делу. - В случае удачи нас ждет столько монет, сколько тебе и не снилось, - пообещал Астраган-Дорман. Комната, которую он называл спальней, была убрана с роскошью, достойной пещерного человека. Постели не было. На полу лежала гора шелковистых шкур. Такие же шкуры свисали со стен. Свет проникал через длинное и узкое окно вдоль потолка. В одном углу стояла каменная пирамида, и на ее срезанной вершине был устроен небольшой очаг, дававший тепло и немного света. Еще на полу стоял низкий столик с кувшинами, кружками и блюдом. На блюде лежали сырое мясо и вертела. На шкурах устроилась женщина. Возле ее ног сидели на корточках еще две. Артем посмотрел на них с трепетом - и вдруг неслыханно обрадовался. И госпожа Йодит, и ее молоденькие служанки были стройны, как серны, и никаких отвисающих животов у них не было в помине. Одежда госпожи Йодит была проста, как все гениальное. Прозрачная сорочка с короткими рукавами, расшитая металлической нитью, была схвачена поясом. Пояс, как повязки Астраган-Дормана, был из пластин, охватывал бедра и углом спускался по животу вниз, не скрывая, впрочем, решительно ничего. Было на ней и ожерелье, покрывавшее плечи и верхнюю часть груди металлической чешуей. Но самой груди оно нисколько не прятало и не стесняло. Такой выходной туалет Артем одобрил всей душой. - Я рада за тебя, Астраган-Дорман, - сказала госпожа Йодит. - У тебя очень милый ускоритель. И, наверно, опытный. Давай договоримся о плате, прежде чем приступить к делу. А то вдруг окажется, что услуги такого замечательного ускорителя мне не по карману!.. Она негромко рассмеялась. - Твоих родовых богатств, госпожа Йодит, хватит на дюжину таких ускорителей, - любезно ответил Астраган-Дорман, - и еще останется, чтобы купить всех производителей этого тошнотворного городишка. Ты еще не задумывалась о ребенке? - Ты уже в двадцатый раз меня спрашиваешь, не задумывалась ли я о ребенке. Уж не решил ли ты, что я захочу заключить брачный договор с производителем моего ребенка? - свысока спросила Йодит. - Мне не нравятся эти новомодные изобретения - брачные договоры, постоянные производители и
в начало наверх
прочие глупости. Все наши несчастья начались с того, что вы, производители, захотели, чтобы у каждого была своя женщина и принадлежала только ему и никому другому. А что из этого получилось, спроси у бедных доброволиц, которые еле таскают свои огромные животы! Если бы они могли разорвать свои брачные договоры, они сию же минуту так бы и сделали! Артем, затаив дыхание, слушал эту сердитую речь, пытаясь выловить в ней правду о странных событиях на планете. - Я вовсе не предлагаю тебе заключить брачный договор, - ответил Астраган-Дорман. - Я слишком уважаю тебя, госпожа, чтобы предлагать тебе всякие глупости. Я просто надеюсь, что когда ты захочешь ребенка, то возьмешь в производители меня. - И, конечно, ты клянешься предками и потомками, что больше не будешь вмешиваться в мою жизнь? - ядовито заметила Йодит. - И обещаешь исчезнуть бесследно? Милый мой сосед, такие обещания я слышу несколько раз в день, и в городе уже не осталось производителя, который бы не обещал мне прекрасного ребенка! Но когда я спрашиваю, что будет после зачатия, они несут ахинею. - Я обо всем позаботился, госпожа Йодит, - с большим достоинством сказал Астраган-Дорман. - В отличие от прочих производителей. Они, конечно, возлагают все надежды на эксперименты лекарей. А я не хочу ждать, пока эти выжившие из ума болотные духи что-то путное придумают. Давай поступим, как поступали наши предки. Ведь если ждать результатов экспериментов, земли наши вымрут и некому будет пахать поля, а не то что строить дворцы и чеканить на металле картины. - Говоришь ты всегда разумно, - тут Йодит долгим взглядом окинула Артема, - но давай посмотрим лучше, на что способен твой ускоритель. И если он придется мне по вкусу... только в том случае, если он придется мне по вкусу... - Мне начинать игру? - спросил Астраган-Дорман. - Зачем? Он сам начнет, как захочет. Ты напрасно украшал себя, мой бедный сосед!.. - она опять негромко рассмеялась. - Конечно, по обычаям предков, начать должен ты. Но я не попадусь в такую простую ловушку! Сегодня мне нужен он! - Когда я понадоблюсь тебе, госпожа, ты позовешь меня, - отрубил Астраган-Дорман и решительно вышел. - Иди сюда, - сказала женщина Артему. - Ложись рядом. Мне не нужно ничего ускорять. Я хочу только радости. По-моему, ты достаточно опытен, чтобы доставить женщине радость... Артем прилег на шкурах. - С чего ты хотела бы начать? - спросил он, помня внезапный визг Римит. - Многое ли ты позволяешь своему ускорителю? - Все! - был ответ. - Уверена ли ты, что ко всему готова? - на всякий случай переспросил Артем. - Даже если ты чем-то меня удивишь, я буду только рада. Такая философия Артема устраивала. Он приник к Йодит и для начала как можно нежнее поцеловал ее. Поцелуй получился долгий, и Артем, не отрываясь от ее губ, приласкал сперва маленькую упругую грудь, потом бедра и живот, а потом отважился спуститься и ниже. - Как здорово это у тебя получается... - прошептала Йодит. Артем безумно обрадовался, что нашлась-таки разумная женщина в этом спятившем мире, в последний раз коротко поцеловал ее в губы и заскользил своими губами по смуглой шее, по груди, слегка куснув и левый, и правый сосок, по животу, туда, где его рука вызвала такую радость. Но добраться до цели ему не удалось. В спальню кубарем вкатился Гетта. - Прости меня, госпожа!.. - зашептал он, - но тебе лучше сейчас уйти! Мой господин с трудом удерживает... - Гвардию комитета?! - Нет, госпожу Вив-Рут! Йодит вскочила. - Я убью ее! Служанки, спрятавшиеся в углу спальни, подбежали к госпоже. Одна подала Йодит метательные шары, другая вложила в ножны на ее поясе обоюдоострый нож. Артем от изумления так и остался лежать на шкурах. В спальню вошла женщина, вооруженная копьем, и встала в угрожающей позе. Вслед за ней появились такие же юные служанки, как у Йодит, а за ними и сама госпожа Вив-Рут, дама неопределенного возраста, еще красивая и уже соответствующая титулу старой ведьмы. В руке у нее был нож, и Артем с ужасом увидел, что его лезвие в крови. Тут уж он вышел из оцепенения. - Где Астраган-Дорман? - вскакивая на ноги, заорал он. - Ты что с ним сделала?! - Здесь я, - и в дверях появился хозяин дома, накручивающий полосу ткани на раненую руку. - С первых же денег найму толкового привратника. Мальчишка побоялся не впустить эту дикую болотницу! Вот что бывает, когда не можешь поддерживать дом по заведенному предками порядку. - Я не отдам тебе этого ускорителя! - взвилась Йодит. - Хоть в комитет производителей беги! Хоть гвардию сюда вызывай! - Я не пойду ни в какой комитет, - холодно ответила Вив-Рут. - Слава предкам, у меня достаточно денег, чтобы купить самого дорогого ускорителя на материке. И ты сейчас увидишь, как твой ненаглядный Астраган-Дорман своими руками запрет меня в спальне с ускорителем. Полтораста монет, Астраган-Дорман. Пусть это будет начальной ценой. - Ускоритель обещан госпоже Йодит, - сказал Астраган-Дорман. - Потом, после нее, ты получишь его и за сотню монет. - Он нужен мне сейчас, - Вив-Рут посмотрела на остолбеневшего от этого торга Артема. - Он мне понравился. Двести монет. Что скажешь, Йодит? - Двести десять, - усмехнувшись, сказала Йодит. - У меня тоже хватит богатства на хорошего ускорителя. Он стоит этих денег, Вив-Рут, я уже попробовала его, и ничего лучше мне пробовать не доводилось. - Вы уже успели?! - Вив-Рут отшатнулась. - Этому ускорителю не нужно долго уговаривать женщину. Он делает это одним прикосновением пальца, - и тут Йодит, подойдя к Артему, обняла его. - Мы не оставили тебе ни капельки, бедная Вив-Рут. Артем взглянул на Астраган-Дормана. Тот, поймав его взгляд, стал делать ему какие-то странные знаки, которых Артем не понял, и напрасно. - Ну что ж... Значит, я опоздала, - медленно сказала Вив-Рут. - Астраган-Дорман, мы так не договаривались. Я плачу тебе за то, чтобы первый же твой ускоритель попал в мои объятия, а не в объятия Йодит. Придется навести порядок в этом доме... И она повернулась, чтобы уйти. - Постой, госпожа Вив-Рут! - воскликнул Астраган-Дорман. - Ты получишь все, что тебе нужно, сегодня же вечером! - Болотный дух похитил твой разум, Астраган-Дорман, - презрительно ответила Вив-Рут. - Не хочешь ли ты сказать, что твой ускоритель за один вечер может осчастливить двух женщин? По-моему, более глупой выдумки я еще не слышала. - Это необычный ускоритель, - продолжал Астраган-Дорман. - Он может осчастливить двух сразу! Я не знаю, как у него это получается, но спроси у госпожи Йодит. Астраган-Дорман с надеждой уставился на Йодит. Артем сжал ее в объятиях тоже с надеждой. Но если Астраган-Дорману нужно было, чтобы Йодит подтвердила его слова и Вив-Рут не устроила ему неприятностей, то Артем хотел совсем даже противоположного. При одной мысли о том, что придется остаться на шкурах с Вив-Рут, ему прямо нехорошо сделалось. Йодит выдержала паузу. Артем понимал - ей не терпелось похвастаться перед соперницей совершенно неслыханным ускорителем. Но терять этого ускорителя ей тоже не хотелось - на что Артем и рассчитывал. Но он не учел третьего момента - что Йодит захочет наказать своего струсившего поклонника за малодушие. - Он замечательный ускоритель, но даже он не творит чудес, - сказала Йодит. - И зачем ты только, Астраган-Дорман, выдумываешь про него всякие сказки? Он порадовал меня так, как никто на свете, но раньше завтрашнего дня он не возродится к страсти. Так что не выкручивайся, милый сосед, перед Вив-Рут. Она не первый год живет на свете и знает, на что способен самый лучший ускоритель. - Поскольку мы, вольные женщины, не должны вредить друг дружке, послушайся доброго совета, Йодит, и ступай домой, - ответила на это Вив-Рут. - Когда сюда придет гвардия комитета, тебе придется нелегко. И с этими словами Вив-Рут подала знак своей свите и вышла из спальни. Мрачная женщина с копьем и служанки последовали за ней. - Собирайся! - приказал Астраган-Дорман Артему. - У нее та, что в синем платье, длинноногая, лучшая бегунья в городе. Мы и почесаться не успеем, как она будет в комитете! - Какие у меня сборы, - ответил Артем. - Пусть Гетта возьмет припасы и оружие. И отдайте мне наконец мои штаны с рубашкой. Я не хочу бегать по ночам в таком виде. - Ты прав, Крошка, пойдем и переоденемся. Астраган-Дорман направился к двери, но Йодит загородила ему дорогу. - Куда ты поведешь ускорителя? - спросила она. - Вы с Геттой можете спрятаться в любом городе, но где ты спрячешь его? Тебя первый же встречный выдаст! - Когда ты натравила на меня Вив-Рут, ты моего совета не спрашивала, - отрезал Астраган-Дорман. - А сейчас я без твоего совета обойдусь. - Оставь мне ускорителя! - потребовала Йодит. - У меня в доме есть такие тайники, что его никто не найдет. - Ты хочешь остаться с ней, Крошка? - спросил Астраган-Дорман. - Это же твой ускоритель, что ты ему глупые вопросы задаешь? - изумилась Йодит. - Я пойду с тобой, Астраган-Дорман, - не задумываясь, ответил Артем. - Втроем мы как-нибудь выпутаемся. Жаль только дом бросать. Хороший дом. Мне здесь понравилось. - Пошли, - сказал Астраган-Дорман. - Не то дождемся этих идиотов. Гетта! Долго ты там будешь возиться? Крошка выведет нас к лагерю. Ничего, я и с ускорителями уживусь. Прощай, Йодит. Женщина осталась стоять, прислонившись к завешенной шкурами стене, а Артем с Астраган-Дорманом вышли из спальни. В гардеробной они быстро переоделись и, взяв набитые Геттой мешки с вещами и продовольствием, покинули дом через черный ход. Когда они вышли на дорогу, ведущую из города, их нагнала Йодит. - Я пойду с вами, - сказала она. - В лагерь ускорителей? - спросил Астраган-Дорман. - В лагерь ускорителей. - Но наш сумасшедший комитет конфискует все твои богатства, - предупредил Астраган-Дорман. - У меня будет другое богатство - свой ускоритель... и свой производитель! А что еще нужно женщине? Очевидно, Йодит ждала от Астраган-Дормана безумного восторга. Но он даже не обрадовался. - Все, что я делал, я делал ради своего дома, - задумчиво сказал он. - А ты свой дом бросаешь ради ускорителя с производителем. Я этого не понимаю. Даже если это ради меня. - Возможно, это ради нашего ребенка... - подумав, ответила Йодит. - Я не хочу, чтобы меня опять преследовал комитет за то, что я не хочу заключать брачный договор ни с одним из этих кретинов! Я не хочу, чтобы меня грозились взять в бригаду доброволиц... Я не хочу, чтобы из-за глупости наших лекарей мой живот свисал до земли. - И ты все это только что придумала? - прищурился Астраган-Дорман. - Я уже давно думаю обо всем этом. Но я не знаю, как попасть в лагеря. И вот когда ты сказал, что твой ускоритель отведет нас туда... Артем вздохнул. Он понятия не имел, где могут быть эти самые лагеря. - Оставайся в городе, Йодит, - подумав, сказал Астраган-Дорман. - Тебе ничего не угрожает. Ты при желании сможешь купить на ночь ускорителя у главного лекаря. Он тоже этим приторговывает. Спроси у Вив-Рут. - Главный лекарь? - удивилась Йодит. - А как, по-твоему, родила ребенка твоя милая сестрица Берит? Ко мне она не обращалась, хотя тогда у меня был ускоритель и она знала об этом... - Смываемся! - вдруг скомандовал Гетта. Увлеченный разговором Артем вспомнил, что тошнотворная Вив-Рут послала служанку за гвардейцами комитета. А насколько он усвоил сегодня, для оперативной работы комитет подбирал производителей поглупее и поагрессивнее. Он посмотрел туда, куда показывал рукой Гетта, и увидел, как в полумраке дом Астраган-Дормана окружают красавцы-производители. - Промашка вышла, - сказал Астраган-Дорман. - Ну, Крошка, веди нас. И
в начало наверх
будь в лагере нашим покровителем, а то от женщин покоя не будет. Не так уж часто попадает туда производитель, да еще и добровольно. - Но ведь с тобой буду я, - вцепилась в локоть Астраган-Дорману Йодит. - Но ведь мы не заключали брачного договора, - напомнил Астраган-Дорман. - Ты богатая вольная женщина, но в лагерях все женщины - вольные. - Так ты действительно не хочешь, чтобы я пошла с тобой? - спросила она грустно. - Ты слишком долго морочила мне голову, - вздохнул Астраган-Дорман. - Я хотел, чтобы ты родила от меня ребенка, но тебе это ни к чему. Если хочешь, можешь идти с нами. Там ты найдешь достаточно ускорителей, с которыми можешь заниматься чем угодно без всякого риска. Правда, Крошка? - Возможно, это и так, - сказал Артем. - Но только я не могу отвести вас в лагерь. - Ты вовремя вспомнил о вашей знаменитой конспирации! - рассердился Астраган-Дорман. - К сожалению, конспирация тут ни при чем, - мрачно ответил Артем. - Просто я не знаю, где этот самый лагерь. - Вранье! - воскликнула Йодит. - Все время знал, а теперь вдруг позабыл? Новые ускорительские штучки! - Откуда же ты взялся? - с подозрением спросил его Астраган-Дорман. - Может, ты действительно болотный дух, свалившийся с дерева? - Ускоритель мог появиться здесь только из лагеря, - вмешалась Йодит. - Вся беда в том, что я и не ускоритель, - признался наконец Артем. - Я могу выручить вас сейчас совсем другим способом, но для этого вы должны знать, что я не ускоритель. - Совсем спятил с перепугу, - проворчал Астраган-Дорман. - Идем скорее! - напомнил Гетта. - Если ты не ускоритель, то кто же? - почти в ярости спросила Йодит. - Производитель? С таким ростом? С темными волосами? С такими повадками? Да ни один производитель не обходится с женщиной так, как ты! Они отбывают трудовую повинность, будто на копке общественного колодца! И даже ты, Астраган-Дорман, наверняка не лучше прочих! Думаешь, если ты купил полный набор ускорительских соблазнительных одежек, то и научился ускорительским штучкам? - Ничего я не думаю, - буркнул Астраган-Дорман. - Так ты ведешь нас в лагерь, Крошка? Или мне нужно вправить тебе мозги? - Повторяю еще раз, я могу помочь вам иначе. У меня есть другое убежище. Но чтобы взять вас туда, я должен рассказать, кто я и как сюда попал. И я надеюсь, что вы все трое мне поверите. Артем имел в виду маячок, вмонтированный в транслейтер. На дороге он не успел им воспользоваться. Но сейчас ничто не мешало ему вызвать аварийную капсулу, окруженную силовым полем, и спрятать в ней всю компанию. Однако до объяснений дело не дошло. Очевидно, беглецы недооценили бравых гвардейцев производительского комитета. И слишком рано вообразили себя в безопасности. Как потом понял Артем, во всем был виноват Гетта. Он оставил в доме все как было и даже не потушил огня в спальне. Нетрудно было догадаться, что дом покинут впопыхах и всего несколько секунд назад. Часть посланного за Астраган-Дорманом и его личным ускорителем отряда осталась шуметь в доме, а часть незаметно и бесшумно вышла по тропе на ту ведущую от города дорогу, по которой беглецы собирались идти к лагерю. Конечно, у погони недостало ума повязать всех четверых разом и бесшумно. Они с внезапным гиканьем кинулись на Астраган-Дормана и Артема. Но Йодит и Гетта тоже владели оружием. Началось побоище. Артем всегда был прекрасным бегуном. Он попытался отвлечь гвардейцев своей противозаконной особой, потому что убежать от них ничего не стоило. Да он к тому же был готов к неожиданностям и всегда обеспечил бы себе десять минут для вызова спасательной капсулы. - Эй, вы, тошнотворные! - вопил он, ускользая от захватов и внимательно следя, не вздумает ли кто метнуть шары. - Кому полтораста монет за породистого ускорителя? У кого с собой ржавый нож, для кастрации всех пойманных ускорителей?! И он действительно потащил за собой по дороге человек десять самых глупых, разъярившихся от нахального монолога. Но те, кто поумнее, остались с Йодит, Геттой и впавшим в боевую ярость Астраган-Дорманом. Йодит, носившая оружие скорее для украшения, очень скоро выбилась из сил, так что Астраган-Дорману пришлось защищать ее. Неопытного бойца Гетту скоро сбили с ног и опутали ремнями. Служанки-телохранительницы Йодит остались в доме и были задержаны гвардейцами. И когда Артем понял, что надо мчаться на помощь своей компании, помогать было некому - прибежали гвардейцы из дома, на Астраган-Дормана успели набросить целую гирлянду метательных шаров, Йодит оказалась под той же гирляндой, и в результате Артему удалось лишь откатить в сторону связанного Гетту. Над ним он и встал, не имея доли секунды, чтобы распутать мальчишку, вооруженный двумя копьями, с ножом в зубах. Если бы дошло до дела, Артем отшвырнул бы и копья, и нож, поскольку знал древние восточные боевые секреты. Но его на несколько минут оставили в покое - лишь окружили. Начальник отряда неподалеку совещался с помощником. Артем взял копья в одну руку и сунул вторую за пояс, к маячку. - Эй, ты, тошнотворный ускоритель! - сказал, подходя к нему, начальник. - Тебе бы лучше сдаться добровольно. Мы отведем тебя к лекарям. Тебе там будет совсем неплохо. - А что вы сделаете с Астраган-Дорманом и с его женщиной? - спросил Артем. - Им ты все равно не поможешь, - криво усмехнулся начальник. - Астраган-Дорман уже держал у себя тайно ускорителя, а тебя - так вообще похитил у лекарей, разве не так? Вполне достаточно, чтобы утопить в болоте. Артем вступил в долгую и нудную склоку с начальником, придерживая ногой Гетту и шаря пальцами по настройке маячка. Это была довольно остроумная конструкция. Обычно сопровождавший разведчика шар-зонд висел довольно высоко и был неразличим снизу. По сигналу он проникал к хозяину через любые запоры, и лучше было не ставиться ему поперек дороги - он мгновенно раскалялся при необходимости и с места брал бешеный разгон. И на сей раз шар повел себя, как полагалось. Никто из гвардейцев не заметил, как он спустился из темного облака и завис над головой Артема. Обнаружил он свое присутствие, лишь открыв лючки силовой установки. Это были шесть небольших, с кулак, окошек в выпуклом поясе шара. Из каждого окошка возник луч и, изогнувшись дугой, уперся в землю. Между лучами соткалось силовое поле. Пробить его могла лишь мощная энергетическая пушка, которой здесь заведомо еще не было. Обнаружив, что Артем с Геттой оказались в под светящимся куполом, гвардейцы комитета не растерялись. Кое-кто метнул в купол копья. Они отлетели. Тогда имела место попытка прошибить силовое поле здоровенным камнем. И, наконец, был сделан единственно разумный вывод; под странным куполом засел болотный дух! Местное население выработало методику борьбы с нечистью. Гвардейцы быстренько откупорили свои поясные фляжки. - Напейся, болотный дух! Напейся и уходи к себе в болото! - кричали они, брызгая на купол пивом. Артем решил последовать мудрому совету. Он вскинул на плечо Гетту и неторопливо пошел прочь по дороге. На некотором расстоянии шли гвардейцы, брызгаясь пивом и обещая Артему еще много-много бочек, лишь бы он больше не появлялся в городишке. Поняв, что эта ошалевшая процессия так просто от него не отвяжется, Артем побежал, и шар над его головой тоже увеличил скорость. Надежно оторвавшись от гвардейцев, Артем остановился, положил наземь Гетту и распутал его, купола, впрочем, не убирая - местность здешняя была с сюрпризами. Перепуганный Гетта тоже попытался воздействовать на Артема заклинаниями. - Я такой же болотный дух, как и ты, - ответил ему Артем. - Перестань причитать и ответь-ка мне на парочку вопросов. Не будешь отвечать - съем. Ну, вопрос первый... Что это у вас за Проповедник Верности? Об этой легендарной личности Гетта знал довольно много. И неудивительно - жизнеописание Проповедника Верности дети в школах заучивали наизусть. И были еще живы старики, помнившие его последние проповеди. Очевидно, виновник всех бед родился слабым и уродливым. По иронии судьбы он стал производителем, но ни одна женщина не хотела его и близко подпустить. Озлобившийся уродец и выдумал свою теорию повальной верности. Вся беда была в том, что простодушное население уже созрело для этой опасной глупости. Стихийно возникали тройственные союзы, женщины по нескольку лет жили с одним и тем же производителем и ускорителем, и никто не обращал на такие квази-семейства ни малейшего внимания. Дети рождаются, дети здоровы - и ладно. Не в силах вытерпеть общего счастья, Проповедник Верности воспользовался совершенно земным принципом: разделяй и властвуй. Он разделил на два враждующих лагеря производителей и ускорителей. Несложно было вбить в головы производителям, что эти мелкие и шустрые ускорители - обыкновенные дармоеды, которые только на то и годны, чтобы лишать мужественных производителей внимания и ласки женщин. И что производители, в сущности, сами могут ускорять - надо только научиться! Так что осталось лишь объявить охоту на ускорителей, перебить их напрочь и жить нормальной жизнью, более того - идеальной жизнью! И каждому производителю будет принадлежать его законная женщина, которая будет ему верна и которой будет верен он сам. А иначе - что за беспорядок получается? Каждая женщина сама решает, кто станет производителем ее ребенка и кто ускорит его рождение! Ускорители недолго терпели - понемногу они исчезли из городов и построили в непроходимых лесах укрепленные лагеря. Время от времени они выбирались оттуда, чтобы запастись одеждой, кое-каким продовольствием и даже предметами роскоши. За такого посланца и приняли Артема. Разумеется, все местные старые девы и безнадежные уродины встретили выступления Проповедника Верности с восторгом. Эта теория каждой из них гарантировала постоянного партнера. Красавицы, да еще богатые, взбунтовались. Те, кто мог себе позволить покупать услуги ускорителя, тайно пробиравшегося в город по ночам, остались жить в городе. Прочие понемногу перебежали в лагеря. И наступило такое забавное равновесие-производители и ускорители жили сами по себе, каждый пол особо, произошел стихийный раздел женщин, в городах и в лагерях вовсю занимались любовью, но только детей от этого не прибавлялось. Единственным результатом производительской любви было то, что у их законных жен выросли необъятные животы, поскольку каждая носила по пять-шесть зародышей в стадии первой зрелости. Проповедник Верности к тому времени благополучно помер, окруженный лаской и заботой осчастливленных им уродин. Надо отдать должное Проповеднику - он много времени уделял женщинам, объясняя им, как тошнотворны долгие объятия ускорителей и как прекрасен мужественный мгновенный порыв производителей. Но после его смерти встал вопрос о детях... Теория всем безумно нравилась. И речи быть не могло о том, чтобы от нее отступиться. Значит, надо было найти способ сделать производителя отцом в полном смысле этого слова. На историческую сцену вышли лекаря. Медицина здесь находилась на той самой стадии первой зрелости, которая так удручала местных женщин. Ей еще только предстояло родиться. Главный лекарь додумался до экспериментов. Если раньше всех случайно пойманных ускорителей топили в болоте или кастрировали, то теперь кое-кого волокли к лекарям. Те соорудили свой знаменитый стол и пытались изучить ускорительскую методу. Но тут познания Гетты кончались... Он знал только, что никаких результатов у лекарей еще не было, несмотря на созданные комитетом производителей отряды доброволиц. Выслушав эту печальную историю, Артем задумался. Он не мог тут ничего предпринять без консультации со своим начальством. Проблема действительно была пикантная. В его силах было лишь одно - выручить Астраган-Дормана, который ему в конце концов стал нравиться, и Йодит. А решать на свой страх и риск идеологически-биологические загадки он не имел права. - Ну, Гетта, теперь вся надежда на тебя, - сказал наконец Артем. - Твой хозяин вывел меня из логова лекарей подземным ходом. Знаешь ли ты, о
в начало наверх
чем я говорю? - Знаю, - ответил Гетта. - Он этим ходом лазил высматривать того ускорителя, который у него был раньше и сбежал. Только он меня с собой не брал, я караулил снаружи. - Это то, что нам сейчас требуется! - обрадовался Артем. Найдешь ты ночью то место, где караулил снаружи? - Найду, - и тут Гетта отцепил от пояса плоскую фляжку. - Если ты выпьешь вот это. - Пиво? - понюхав, спросил Артем. Гетта поставил фляжку наземь, стал стряхивать на нее с рук несуществующие капли и бормотать. - Я уже сказал тебе, что я не болотный дух, - заметил Артем. - Но смотри, если заговоренное пиво будет хуже обычного, я его выплюну. - Если выплюнешь, значит, ты все-таки болотный дух, - вполне логично возразил Гетта. И Артем мужественно выдул до дна фляжку с горчащим пивом. В награду Гетта довольно шустро вывел его к тому заброшенному дому, во дворе которого завершался потайной ход. - А когда-то здесь жила моя бабка и все четыре деда, - грустно сказал Гетта. - К сожалению, она рожала только девочек и производителей. Теперь младшие сестры матери - в лагерях, а сама она командует одной бригадой доброволиц. Все дяди живут в казарме. А здесь жить некому. И детей нет... Гетта нашел вход и остановился. - Дальше я не знаю - объяснил он. - Хозяин меня туда не брал. - Ничего, главное - что я все знаю, - утешил его Артем. Он, как и положено разведчику, запомнил дорогу от заброшенного дома до "лаборатории". Приказав Гетте ждать хоть до светопреставления, Артем отправился искать главного лекаря. По его мнению, только с этим производителем и стоило разговаривать. Он занимал достаточно высокий пост в здешней иерархии, но при этом был еще и неглуп. Единственное, что могло разрушить план Артема, - отсутствие лекаря. С одной стороны, дом, в котором разместилась "лаборатория", был достаточно велик, чтобы расселить в нем всех окрестных лекарей. А с другой - может, ему, как светилу науки, выделили какой-нибудь опустевший особняк? И назначили прислугу из самых хорошеньких доброволиц? Артем преодолел и лаз и коридоры, и колодец. В результате он оказался-таки в "лаборатории" лекарей. Он собирался отсюда начать свои поиски. Но в зале горел свет и похоже было, что люди вышли на минутку и вот-вот вернутся. Артем задумался, стоя у научно-исследовательского стола, возвращаться ли ему за кожаные дверные занавеси или идти куда-нибудь наугад. И тут совсем близко раздались голоса. Артем и сам не понял, как оказался под столом. Вошли трое. Из-под свисавших со стола покрывал он видел их ноги. Одни были смуглые, голые и волосатые. Ниже колен свисал кожаный фартук. Другие - в плетеных сапогах. Третьи - в маленьких сандалиях с разноцветными ремешками и бусинами. Судя по ногам, пришли лекарь, производитель и женщина. - Я полагаю, что проверить эту мысль не мешает, - продолжал начатый за дверью монолог производитель. - Непонятно только, где мы возьмем столько доброволиц. Ведь почти все женщины, которые были близки с ускорителями, понемногу перебрались в лагеря. - Для того я и обратился к вам в комитет, - сказал лекарь, и Артем обрадовался, потому что это был сам главный лекарь. - Мы тоже не всесильны, друг Маргитта, - отвечал представитель комитета. - Контрольную группу женщин собрать будет очень непросто. Ты знаешь, как я отношусь к твоим экспериментам... - Видишь ли, сосед, у комитета вся надежда именно на мои эксперименты, - заметил лекарь Маргитта. - Если еще несколько лет не будет результатов, значит, идеи Проповедника Верности не имеют основы. А, следовательно, и смысла. - Ты бы хоть при девчонке такого не говорил, - одернул старшего лекаря сердитый собеседник. - Кстати о девчонке. Посмотри, во что превратилась бедная Римит. У нее шесть зародышей на первой стадии зрелости. И у других доброволиц из ее бригады - не меньше. Я не могу допустить, чтобы они еще больше разбухли! Они уже и теперь с трудом передвигаются! - Это в тебе не вовремя заговорила совесть лекаря, - с усмешкой ответил представитель комитета. - Девчонки знали, на что идут. Наши законные подруги, между прочим, тоже ходят с большими животами. И им придется потерпеть, пока ты не найдешь способа перейти ко второй стадии зрелости без помощи ускорителя. - Об этом я и хотел тебе доложить, сосед Вавилар-Сатур. Ты уже знаешь, как сегодня у нас похитили ускорителя. - Астраган-Дорман уже взят и заперт в нашем подвале. - Самое обидное, что этот ускоритель не возражал против сотрудничества. Он начал нам показывать кое-что интересное, но у него не получилось. Возможно, по нашей вине. И то, что мы узнали, поддерживает твою теорию длительного сношения! Я не шучу и не собираюсь тебе льстить. Вот стол, вот Римит, которая сегодня была на этом столе. Если хочешь, попробуй. - Полезай на стол, Римит, - сказал Вавилар-Сатур. - Посмотрим, что за новинку преподнес твой ускоритель. - Сейчас Римит примет ту позу, в которую ее поставил ускоритель. И я накрою ее так, как накрыл он. Прямо над головой Артема была наблюдательная дырка, Он увидел, как вскарабкалась и осталась стоять на четвереньках Римит. Затем главный лекарь принялся драпировать ее покрывалами. - Это имеет какой-то магический смысл? - спросил представитель комитета. - Я полагаю, да, и он поддается расшифровке. Ты знаешь, сосед, что в своде тайных знаний ускорителей все строится на символике. Очевидно, речь идет о поклонении высшей силе, посылающей оплодотворение. Создается как бы образ жертвенного камня, на который кладутся женские органы, ожидающие, что на них снизойдет милость высшей силы. В женщине выделяется то главное, ради чего она нужна мужчине и что она приносит в жертву. Впрочем, это тема для целого трактата. Тут просто символ на символе - и стояние на четырех опорах, и закрытое лицо, и цвета покрывал... Когда-нибудь я займусь этим. - В том случае, если именно с этой позой мы добьемся успеха, - напомнил Вавилар-Сатур. - Ну, а как же пристраиваться к ней мне? - Прежде всего полезай на стол, сосед, - и тут Артем услышал, как крупный и заматеревший мужик карабкается на высокий стол. - Я готов, - доложил Вавилар-Сатур. - Встань на колени, - командовал Маргитта, - подползи ближе, еще ближе... Теперь понял? Римит, приготовься... Начали! - Ой! - сказала Римит. - Есть, - сказал Вавилар-Сатур. В наблюдательную дырку Артем видел, что эксперимент действительно начался. Некоторое время все молчали - и на столе, и возле стола, и под столом. - Ты прав, Маргитта, - продолжая эксперимент, сказал представитель комитета. - В этой позе действительно не устаешь и можешь продолжать сношение хоть до утра. И если все дело действительно в длительности сношения, как я предполагаю, то мне сегодня удастся вывести хотя бы один зародыш на вторую стадию зрелости! - Трудись, трудись! - напомнил главный лекарь. - Если тебе это удастся, я позабочусь о том, чтобы тебе и Римит на городской площади поставили памятник. Когда Артем вообразил себе этот памятник, в нем от сдерживаемого смеха все косточки заскрипели. - Как видишь, я не отлыниваю, - сказал представитель комитета. - Как ты там, Римит? - Все в порядке, - отозвалась из-под своих покрывал доброволица. - Я тоже могла бы в этой позе продолжать хоть до утра. - А ты чувствуешь что-нибудь особенное, Римит? - поинтересовался Маргитта. - Разве я должна чувствовать что-то особенное? - спросила Римит. - Увеличь темп, сосед, - посоветовал главный лекарь. - Если бы я наблюдал близость опытной женщины с ускорителем, я бы знал наверняка признаки вторичного оплодотворения. Но я знаю лишь то, что оно сопровождается какими-то совсем особыми ощущениями. Это мне рассказали некоторые женщины, но описать свои ощущения они не сумели... Римит! Наклонись пониже, прогнись и вообще обопрись на локти! Так производителю будет удобнее. - Мне живот мешает! - простонала Римит. - Не пищи, и он скоро перестанет тебе мешать! - прикрикнул на нее Маргитта. - Как ощущения, Вавилар-Сатур? - Со мной происходит все то же, что и при первичном оплодотворении. - Уж не хочешь ли ты сказать, что у Римит появится седьмой зародыш!? - в панике возопил главный лекарь. На столе негромко зарычали и глубоко вздохнули с облегчением. - Похоже, что он уже появился, - доложил Вавилар-Сатур. - Правда, у меня еще вовеки не было такого длительного сношения, но я не испытал ничего нового, и Римит, кажется, тоже. - Очень плохо... - проворчал Маргитта. - Теперь ты видишь, как мне нужны женщины, имевшие дело с ускорителями? Мы пошли по неверному пути, сосед. Нам нужна была не безупречная репутация доброволиц, а хоть какой-нибудь опыт! - Мы завтра же распустим несколько бригад, - решил, сползая со стола, Вавилар-Сатур. - И я обещаю тебе несколько опытных женщин. Правда, возни с ними будет немало. - Если ты пошлешь экспедицию и поймаешь хоть парочку ускорителей, я буду тебе весьма благодарен, - намекнул Маргитта. - Те, которые сидят у меня в башне, отказываются участвовать в экспериментах. - Тогда верни их комитету, - сказал Вавилар-Сатур. - А мы уж придумаем, что с ними сделать. - Сперва приведи мне новых, сосед. И хотелось бы поскорее. А то мне все чаще кажется, что производители теряют веру в мои эксперименты, и уже готовы жить по-старому, с общепризнанным домашним ускорителем, а то и двумя. - Этого допускать нельзя! - взвился представитель комитета. - Я тоже так считаю. Не угостить ли тебя, сосед, наливкой осеннего приготовления? Ты сегодня неплохо потрудился. - Когда же я отказывался от твоей наливки, друг Маргитта? - Пойдем. Я больше здесь ничего не храню, после того, как младшие помощники нашли мой тайник с пивом. Теперь я прячу все фляги за полкой со старыми свитками. Туда, в хранилище, их и палкой не загонишь. Представитель комитета производителей и главный лекарь вышли. Артем под столом перевел дух. То, что он волей-неволей увидел в наблюдательную дырку, навело его на грустные мысли. Научные теории лекаря и Вавилар-Сатура тоже его не обрадовали. Он знал, что попытки подстроить физиологию под идеологию еще ни одной цивилизации не удавались. Римит сползла со стола и медленно стала одеваться. Только теперь Артем смог разглядеть ее повнимательнее, хотя и смотрел снизу вверх. Римит была совсем еще девочка, по земным меркам - лет восемнадцати-девятнадцати. Этой девочке следовало бы вовсю заниматься спортом и крутить задницей перед такими же жизнерадостными мальчиками. А перед ней поставили заведомо невыполнимую задачу, ее вдохновили, ей пообещали памятник на городской площади, и на этом основании все, кому не лень, имеют ее на дурацком научно-исследовательском столе! И хоть бы результат какой был... Артему стало безумно жаль девочку. И хотя он планировал дождаться, пока она уйдет, и поговорить с Маргиттой наедине, сердце не выдержало - Артем вылез из-под стола. - Это ты?.. - ахнула Римит. - Молчи и не ори, - сказал Артем. - Я не болотный дух. Меня уже поили заговоренным пивом, и я это перенес. - Откуда ты взялся? - спросила она. - Разве непонятно? Я все это время сидел и глядел в дырку на твои мучения. Скажи честно, неужели тебе так нужен этот памятник? - Я еще детей люблю... - прошептала она. - Ну, тогда тебе нужно бежать в лес к ускорителям. От этих господ из комитета ты никого не родишь! Только пузо еще больше вырастет. Придется тебе возить его перед собой на тачке, - припугнул Артем доброволицу. - Почему на тачке? - Чтобы по земле не волочилось! Римит вздохнула и отвернулась. - Куда тебя сейчас отведут? - спросил Артем.
в начало наверх
- В казарму, конечно. - Все доброволицы живут в казарме? - Этого требует чистота эксперимента! - сказала она с гордостью. - Ну, я вам устрою эксперимент... - проворчал Артем. - А ну, скидывай с себя все лишнее! - Опять раздеваться? - с отчаянием спросила она. - Не бойся, хуже, чем есть, уже не будет, - утешил ее Артем. - И представь себе, что я лекарь. Я хочу тебе помочь. Но для этого мне нужно тебя осмотреть. Всю. Понимаешь? Так что полезай опять на стол, там ложись на спину, ничему не удивляйся и не ори, а то заткну рот шкурой. Поняла? - Поняла... Римит легла, раздвинув колени, как велел Артем. - В общем, устроена ты, как обычная женщина, - имея в виду земную, сказал Артем. - Похоже, внешние параметры соответствуют. Но есть один маленький нюанс... Сейчас я прикоснусь к тебе. Не дергайся! Я тоже ставлю свой маленький эксперимент... И от него зависит больше, чем ты думаешь. Артему пришло на ум, что проблема куда проще, чем вообразили местные лекаря. Механизмом, включающим продолжение беременности, вполне мог быть обыкновенный женский оргазм, до которого не могли довести своих подруг производители. И поскольку на первом курсе разведшколы проходили элементарную сравнительную сексологию, а лекции читали гости с нескольких дружественных гуманоидных планет, Артем считал, что малость в этом вопросе разбирается. - Тебе хоть приятно? - осторожно лаская Римит, спросил он. - Там должна быть такая чувствительная точка. Если я найду ее, сперва тебе будет как-то странно, а потом - приятно. Ты вся взволнуешься, но все равно будет приятно, поняла? Как только это произойдет, немедленно скажешь мне. - Хорошо, - ответила она, - но пока что мне очень захотелось спать. Я вся размякла и глаза сами закрываются... - Расслабление - это тоже неплохо, - обрадовал ее Артем. - С расслабления все и начинается! Поехали дальше. Он попробовал нажать чуть повыше и чуть пониже, массировать вверх-вниз и кругообразными движениями. Римит молчала. Когда она не ответила на повторный вопрос, Артем заглянул ей в лицо. Римит спала. Огорошенный Артем выпрямился. Очевидно, на этой планете все физиологические эксперименты были обречены на провал. За всю его бурную личную жизнь с ним такого конфуза не случалось. Артем яростно стал чесать в затылке. За этим занятием его и застали Маргитта с Вавилар-Сатуром. - Ускоритель! - воскликнул главный лекарь. - Сам явился! - Сам, - подтвердил Артем. - Проголодался и пришел. Как все блудные сыны. Заговоренным пивом меня напоили, а закусить ничего не нашлось. Нет ли у вас заговоренной колбасы? Я бы с удовольствием съел. - Так, значит, Астраган-Дорман увел тебя насильно? - попытался разобраться представитель комитета. - Почему же? Я был ему очень благодарен. Не люблю, понимаете ли, когда меня продают за сто сорок тошнотворных монет. А когда он меня отсюда вывел, я подумал, что надо бы когда-нибудь вернуться. И побеседовать. - Я же говорил о сотрудничестве! - обрадовался главный лекарь. - Он был готов к сотрудничеству!... - Но от его позы было мало толка, - вставил Вавилар-Сатур. - Ты видел это своими глазами. - Да и я это видел своими глазами, - заметил Артем. - Каким образом?! - хором спросили главный лекарь и представитель комитета. - В наблюдательную дырку... Несколько секунд длилось молчание. - С тем же успехом вы могли обрабатывать бедную Римит фаллоимитатором, - добавил Артем. - Фалло... чем? - Ну, штука такая, заменяет мужское достоинство, если женщине невтерпеж, а попросить некого. От нее уж точно не забеременеешь. Потому что пластиковая. - Откуда ты взялся, ускоритель?! - грозно вопросил главный лекарь. - Откуда ты знаешь про фалло... как его? - И-ми-та-тор, - внятно произнес Артем. - Откуда ты про него знаешь? - В Космопорте в каждой сувенирной лавке продается, - честно ответил Артем. - Всякого цвета и размера. Бери - не хочу. Их в свое время выпустили на сто лет вперед. Если летишь в систему Тау Кита или Эпсилон Эридана, лучшего подарка не придумать. Тау-китяне, любители цветочно-каменных композиций, использовали фаллоимитаторы именно для этой эстетической цели, а эриданцы клали их в террариумы со своими любимыми волосатыми лягушками. Лягушкам нравилось лежать на теплом округлом предмете, обхватив его лапками. - Не сошел ли ты с ума, ускоритель? - гневно спросил Вавилар-Сатур. - Что еще за Тау Кита? - Когда-нибудь я покажу тебе космическую лоцию, - пообещал Артем, - и мы там найдем и Тау Кита, и другие мелочи. А пока давай-ка я задам тебе несколько вопросов. - По какому праву?! - уже зарычал представитель комитета. - По праву честного человека, столкнувшегося с безобразием! - так же сурово рявкнул Артем. - Куда вы дели Астраган-Дормана и Йодит? - Он - в подвале комитета, она уже в казарме! И для тебя тоже место найдется! - пообещал Вавилар-Сатур. - Посмотрим, кого раньше запрут в подвал, - загадочно намекнул Артем. - Экспериментаторы! Кто вам памятник-то ставить будет, если народ вымрет от вашей глупости? И кто станет любоваться вашим траханым памятником? Ладно, ведите сюда Астраган-Дормана и Йодит, а тогда уже будем говорить. - Да кто ты такой, чтобы приказывать сотруднику комитета? - обрел наконец дар речи главный лекарь. - Тошнотворный ускоритель! Болотного духа на тебя нет! - А если я - самый главный болотный дух? - зловеще спросил Артем. - И заклинания меня не берут? Видите, Римит заснула? Сейчас и вы у меня заснете! И на этом же самом столе! И я приведу из лесов ускорителей, и покажу им, как вы тут дрыхнете без задних ног, и они с вами такое сделают, что у обоих пузо вырастет почище, чем у Римит! - Да разве это возможно? - в панике спросил Маргитта. - Для хорошего ускорителя все возможно! - отрубил Артем. - Чтобы ускоритель - производителя?! - ошалел от жуткой мысли Вавилар-Сатур. - Таких производителей, как вы, - только так! - продолжал в том же духе Артем. - Это сказано в своде тайных ускорительских знаний. Там все есть, и как ускорителю разложить производителя - тоже. Очень простая и действенная методика. - Болотный дух! - завопил вдруг главный лекарь, грохнулся на колени и стал хлопать в ладоши над головой. - Вавилар-Сатур, твои болваны поймали болотного духа! Теперь мы от него не отвяжемся! - Не отвяжетесь! - с садистским удовольствием подтвердил Артем. Представитель комитета и главный лекарь дико переглянулись. - Чего ты хочешь от нас, болотный дух? - спросил Маргитта. - Тебе нужны женщины? Или монеты? Или тебе давно не приносили жертв?. Артем взглянул на спящую Римит. - Вот эту женщину я, пожалуй, заберу с собой, - сказал он. - Еще мне нужны Астраган-Дорман и Йодит. А также ускорители, которых здесь держат под замком. - Мои ускорители?! - возмутился главный лекарь. - Они мне нужны для опытов! - Сколько их у тебя? - спросил Вавилар-Сатур. - Всего двое, сосед. Артем почувствовал, что главный лекарь бессовестно врет. - Но ведь они все равно отказываются раскрывать тайные знания, - напомнил представитель комитета. - Мы поймаем тебе других, а этих давай отдадим нашему любезному болотному духу. Если уж от них никакой пользы... Главный лекарь задумался. - Будь по-твоему, сосед. Всемилостивейший болотный дух, если ты хочешь забрать эту женщину, забирай. Она совсем нам не нужна. И пойдем отсюда. Достопочтенный Вавилар-Сатур вместе с тобой пойдет к казармам, и тебе отдадут госпожу Йодит. Потом вы пойдете к зданию комитета, и тебе отдадут Астраган-Дормана. И можешь забирать всех их к себе в болото! Артем завернул спящую Римит в пару покрывал и легко перекинул через плечо. Лекарь и Вавилар-Сатур уставились на него с уважением. Очевидно, такой сильный ускоритель попался им впервые. Артема вывели в одну из дверей, почтительно предложили пройти вперед, и он понял, насколько основательны были его подозрения, когда Маргитта сильно толкнул его в спину, а пол под его ногами раскрылся. Артему приходилось прыгать с грузом и не с такой высоты. Тем более, что летел он не в бездну мрака. Там, где он мягко приземлился, горели два убогих светильника. И, мгновенно оглядев местность и оценив обстановку, Артем понял, что он попал в спальню ускорителей. Их оказалось шестеро. Двое уже спали, четверо, сидя на одной постели, играли в какую-то игру с камешками и палочками. - Новенький! - немедленно воскликнул один ускоритель, а другой окинул взглядом Артема и прокомментировал: - Крепкий мужик... Не зная здешних нравов, Артем положил наземь Римит и изготовился к обороне. Но ускорители продолжали мирно играть в свою игру. Наконец тот, кто заметил его первым, повернулся к нему. - Вон там, в углу, можешь устроить себе постель. И крикни надзирателю, чтобы забрал девчонку. Она тут нам не нужна. - Девчонка пока останется при мне, - ответил Артем. - А сам я тут останусь недолго. Ускорители рассмеялись. И продолжали играть. Артем знал, что в любую минуту может вызвать шар. А каменных стен для шара не существовало. После его визита в камне, крепчайшем пластике, стекле оставались только оплавленные по краям дырки. Сам шар лишь генерировал силовое поле. Но он поддерживал связь с электронным мозгом большого зонда, скорость мышления которого была уже запредельной. Поэтому шар преодолевал любые лабиринты по дороге к хозяину. Так что Артем мог выйти в любую минуту. Но его за эти часы настолько заинтриговала вся возня вокруг ускорителей, что он подошел к ним поближе - разглядеть и понять... Четверо ускорителей были действительно одного с ним роста и темноглазые, в отличие от производителей. Если производители были крупны и массивны, с мощными мышцами и бычьими шеями, то ускорители, напротив, стройны и даже изящны. Лица у них, как на подбор, были тонкие и одухотворенные. Собственно, Артем не совсем соответствовал ускорительскому типу. Он был немного шире в кости, да и лицо у него было лицом взрослого мужика, а не вечного мальчика. Но захватившая его банда остолопов сделала стойку на рост и темную масть. - Здесь ужином кормят? - спросил Артем. - Мы с подругой и перекусить не успели. - Кормили перед закатом, - ответили ему. - Но если заплатить надзирателю, он принесет. У тебя монеты есть? - Все мои монеты остались наверху, - сказал Артем. - А откуда берете монеты вы? - Ничего себе вопрос! - развеселились игроки. - Вот Брунни за вызов имеет по сорок-пятьдесят монет, смотря как постарается. Тридцать отдает тошнотворному Маргитте. Остальное - себе. За хороший ужин с флягой пива на всю компанию надзиратель берет монету. Суди сам. Правда, вызовов стало поменьше - вольные женщины не выдерживают и бегут в лагеря. А те, которые заключили брачные договоры, боятся... Тут Артем все понял. - Значит, вот как зарабатываете? - спросил он. - Неплохо, неплохо... А сколько вам платят за опыты? - Какие опыты? - Опыты с доброволицами. - А-а, свод тайных знаний! - тут вся команда дружно расхохоталась, и даже те ускорители, что проснулись от этого громового хохота, сразу к нему присоединились. - Скажи, брат, - обратился к Артему тот ускоритель, которого назвали Брунни, - слышал ли ты когда-нибудь в лагерях про этот свод? Все мы выросли и кое-чему учились в лагерях. Тебя кто-нибудь обучал знаниям из этого тайного свода? - Никогда! - честно ответил Артем. - Ну и нас не обучали. Но мы попались. И мы дружно отказываемся выдавать эти знания. Нас кормят, поят, уговаривают, иногда угрожают. Но никакого вреда нам тошнотворный Маргитта не причинит. Болотный дух еще не лишил его разума, чтобы он засыпал колодец, из которого черпают пиво. Артем вспомнил земную пословицу о курице, несущей золотые яйца. - А если вы дружно скажете, что никакого свода тайных знаний не
в начало наверх
существует? - спросил Артем. - Послушай, ты видел когда-нибудь ускорителя-дурака? - ответили ему вопросом на вопрос. - Не приходилось, - опять же честно признался Артем. - Ну так с какой же стати нам засыпать колодец с пивом? Если женщины считают, что мы пускаем в ход тайные знания и за это надо платить, - пусть так считают. Разубеждать их никто не собирается. Артем задумался. Теперь он понял ситуацию. Но он пытался оценить ее, так сказать, абстрактно, и подумать не мог, что через несколько минут вся компания ускорителей вызовет в нем бешеное отвращение. Дверь приоткрылась. Появилось лицо надзирателя, самого мощного верзилы из всех производителей, какого только довелось видеть Артему. - Госпожа Вив-Рут прислала телохранительниц. Зачем-то приняла напиток, а теперь бесится! - весело сообщил надзиратель. - Ну, миленькие, чья очередь? - Опять эта старая рухлядь... - пробурчал самый молодой из ускорителей. - Шестьдесят монет! - напомнил ему другой. - За шестьдесят я пойду... - задумчиво сказал третий. - Пойду я и сдеру с нее семьдесят, - заявил Брунни. - Где мои сапоги? - Почему это ты? - спросили его. - За семьдесят любой из нас пошел бы! - Болотная плесень, разве вы дадите ей радости на семьдесят монет? - высокомерно воскликнул Брунни. - А я дам! И началась потрясающая склока с перечислением заработков и оказанных услуг. Артем ушам своим не верил. Оказалось, что ускорители действительно немало знают и умеют, хотя ничего для себя нового Артем не услышал. Наконец ему эта заваруха надоела. - Хватит, - мрачно сказал Артем. - К госпоже Вив-Рут пойду я. - Ты? - изумились ускорители. - А на что ты способен? Мы тебя вообще не знаем! Чем ты можешь похвастаться? - Мне расстегнуть штаны? - спросил Артем. - Сколько ты в последний раз получил монет? - язвительно поинтересовался Брунни. - Ты хвастун и болотная плесень, вот кто ты такой! Из-за таких, как ты, падает престиж ускорителя! - Ну, сейчас ты узнаешь, сколько за меня дают монет... - пообещал внутренне готовый к хорошей драке Артем. Ускорители разозлили его до такой степени, что лучше ему было под руку не попадаться. - К госпоже Вив-Рут пойду я, - решил Брунни. - И семьдесят монет я с нее сдеру! А ты, новенький, сиди пока на полу и слушай истории о моих похождениях. Тебе тут много порасскажут! - К госпоже Вив-Рут пойду я, - возразил Артем, - и буду ублажать ее без всяких монет! Просто так! И объясню ей, что нам, ускорителям, такие визиты нужны больше, чем женщинам, иначе мы начинаем беситься и друзьям приходится нас кастрировать, чтобы мы успокоились! А когда она поймет, что безумно переплачивала, то насмерть поругается с Маргиттой, и другие вольные женщины тоже откажутся от ваших визитов, и Маргитта заставит вас бесплатно участвовать в своих дурацких экспериментах! А если вы откажетесь, то вас ждет самое интересное - он выгонит вас на свободу и вы вернетесь в лагеря. И никто уже не будет приносить вам ужин с пивом в теплую спаленку всего за одну монету! Ускорители остолбенели. - Если он это сделает, мы погибли! - сказал Брунни один из его приятелей. - Лучше будет, если погибнет он! - и Брунни схватил за ножку низкий столик, стряхнув с него остатки ужина. Редко Артем радовался так, как в эту минуту. Он уклонился от удара, швырнул Брунни в угол и перешел в бешеную атаку. Очень скоро ускорители поняли, с кем имеют дело.... - Девять, десять, одиннадцать! - приговаривал Артем, меся кулаками очередную жертву. - Вот столько монет мне дают за страстный поцелуй! Кто следующий? Я покажу ему, сколько монет мне дают за сеанс анального секса! И сам секс тоже покажу! Ну?! - Что у вас тут творится? - всунулся надзиратель. - Делим госпожу Вив-Рут, - сопя, отозвался Артем. - Пока я главный кандидат. Подожди, надзиратель, сейчас они очухаются и мы продолжим дележку. - Да я и так вижу, что старая рухлядь достанется тебе, - благодушно ответил тот. - Собирайся, пойдем. Эта болотная плесень ждать не любит. - Сейчас, - ответил Артем, подошел к верзиле и его тоже вырубил. Потом он закинул на плечо спящую Римит и двинулся наугад по коридорам и лестницам в поисках выхода. А попал он в "лабораторию". За столом сидели представитель комитета и главный лекарь, оба пьяные вдребезги. Они, покачиваясь, смотрели друг на друга и молчали. Артем положил Римит на стол и встряхнул Вавилар-Сатура. Тот невнятно заворчал. - Я отведу тебя домой, - сказал ему Артем. - Давай, собирайся. Скоро утро. Приказывай, куда тебя вести! Слово "приказывай" вызвало в пьяном представителе комитета какие-то ассоциации. - Мне нужно в комитет, - сообщил он и вдруг заорал: - Н-н-немедленно! - Пошли, - ответил Артем, помогая ему встать и подставляя плечо. - Направо или налево? - Во-он туда... - палец Вавилар-Сатура указал на простенок между дверьми. - Мы будем судить тошнотворного Маргитту! Я сам его кастрирую! Он погубил все эксперименты... Что мы скажем Проповеднику Верности?.. - Проповедник все поймет и все простит, - утешил его Артем и подтащил к двери. - Сюда, что ли? Вавилар-Сатур долго думал. - Нет, не сюда, - решил он. - А куда же? - Никуда! Мы зашли в тупик, понял, тошнотворный? - Нам нужно не в тупик, а на улицу, - объяснил Артем. - На улице тебе полегчает. Идем. С большим трудом Артем выволок представителя комитета на свежий воздух и свалил на землю. Но когда Артем вынес спящую Римит, оказалось, что его подопечный немного пришел в себя, поднялся и побрел куда глаза глядят. Артем пошел следом, надеясь, что единственное место, куда может брести с закрытыми глазами пьяный представитель органа власти, - это его штаб-квартира. Так и получилось. Двери этого почтенного заведения охраняли два спящих производителя. Они сквозь сон узнали начальство и позволили ему войти. Артем пристроился сзади и тоже проскочил, хотя ему и пришлось отпихнуть одного заспанного стража. Там их пути разошлись. Вавилар-Сатур вошел в центральный зал здания, добрел до кучи шкур в дальнем углу, рухнул и заснул. Артем отправился искать подвал. С подвалом он провозился долго. Замок с человеческую голову величиной открывался примитивным ключом. Артем пошел искать ключника. Искал он его по всем закоулкам. Потом перепробовал все ключи, и, как следовало ожидать, к замку подошел лишь последний. В подвале сидели несколько производителей, и среди них Астраган-Дорман. - Выходи, хозяин, - сказал ему Артем. - Ты выручил меня, я выручил тебя. Теперь мы в расчете? - Где Йодит? - первым делом спросил Астраган-Дорман. - В женской казарме. - Пошли! Они вышли на улицу и тут заметили, что за ними потянулись и освобожденные пленники. - Это что за страдальцы? - негромко спросил Артем Астраган-Дормана. - Честные производители, которые хотели воспитывать детей, - объяснил Астраган-Дорман. - А поскольку без ускорителей детей не бывает, они и попались... - Ясно. Пойдут они с нами штурмовать женскую казарму? Астраган-Дорман повернулся к товарищам по несчастью. - Мы вдвоем с Крошкой идем на штурм женской казармы, - сказал он так просто, будто план штурма был уже давно составлен, оружие припасено и за его спиной ждал отряд десантников. - Если чья-то подруга попала в эту казарму, мы заодно и ее освободим. Так что оставайтесь тут и ждите новостей. Результат был тот, что четверо бывших пленников без размышлений шагнули вперед. Артем, которого немного утомили путешествия со спящей Римит на плече, поручил ее двум новым соратникам. - Послушай, Астраган-Дорман, - сказал он, шагая во главе маленького отряда. - Ведь у Гетты мать командует бригадой доброволиц. А доброволицы живут в казармах. Тебе не кажется, что нужно послать к ней Гетту? И пусть он уговорит ее сотрудничать с нами. Если эта казарма - такой же каменный монолит, как дом комитета, мы так просто в нее не заберемся. - Прежде всего, я не знаю, где Гетта, - ответил Астраган-Дорман. - А что касается его матушки, то договориться с ней будет сложно. Они там, в казармах, все с ума посходили. С одной стороны, завиральные идеи Проповедника Верности. С другой - дурацкие эксперименты Маргитты. С третьей - ускорители сбежали в лагеря. Как тут не спятить! - Гетта ждет меня возле потайного хода, - и Артем коротко рассказал, как он побывал в "лаборатории" и воевал с ускорителями. Астраган-Дорман повернулся, подозвал одного производителя и объяснил ему, куда бежать за Геттой. Потом он некоторое время шел молча. - А не лучше ли нам переждать день где-нибудь в заброшенном доме? - вдруг предложил он. - Скоро утро... - Когда Вавилар-Сатур проспится, ему доложат, как я унес Гетту в спасательной капсуле, - сказал Артем. - Он поймет, что я действительно болотный дух. А я не знаю, как тут у вас борются с болотными духами. И не представляю, чего можно ожидать от смертельно перепуганного комитета производителей. Посуди сам - если болотный дух вылезает из родного болота, прикидывается ускорителем и идет наводить порядок в городе, значит, ему надоели эксперименты, и первым делом он утопит в болоте весь комитет производителей и всю шайку лекарей. Ну, не утопит, так просто разгонит. А власть терять им не хочется. И что из всего этого выйдет? - Он же у нас вояка! - усмехнулся Астраган-Дорман. - Он объявит тревогу и соберет всех производителей, способных носить оружие. - А я не хочу с ним воевать. Меня сюда не для этого послали. И мой план таков - не отсиживаться в заброшенном доме, откуда нас могут в любой миг выкурить, если пошлют отряд побольше, а занять женскую казарму. Там есть оружие, продовольствие, взять ее будет нелегко, и оттуда мы можем вести переговоры до победного конца. - Интересные у тебя шутки, Крошка, - ответил на это Астраган-Дорман. - Мы не знаем, как подойти к казарме близко, а ты предлагаешь выдержать в ней осаду. - Близко к казарме подойдет Римит, если нам удастся ее разбудить! - сообразил Артем. - А с чего она так прочно заснула? Пришлось рассказать. - Ну так у нас с казармой и проблем не будет! - вдруг обрадовался Астраган-Дорман. - Давайте девчонку сюда, я ее сам понесу! Когда подошли к казарме, Артем уже знал, что делать. Все, кроме Астраган-Дормана с Римит на руках, спрятались возле двери. Он же постучал в эту самую дверь ногой. В верхнее окошко выглянула привратница. - Что еще за шум? - осведомилась она. - Вот я сейчас вас копьем... - Открывай! - загремел Астраган-Дорман. - Я доброволицу Римит принес! - Она что, сама идти не может? - изумилась привратница. - Как отключилась во время эксперимента, так до сих пор в себя прийти не может, - объяснил Астраган-Дорман. - И не заставляй ее мерзнуть на ночном ветру. Похоже, эксперимент наконец-то удался! И если этой девчонке поставят памятник на городской площади, она припомнит тебе, как ты не хотела ее пускать в казарму. - Не может быть! - обрадовалась привратница. - Мы уже и надежду потеряли... молчу, молчу, слова Проповедника Верности сбылись, иначе быть просто не могло! Я не мешаю нашей милой Римит войти в казарму, просто всем прочим сюда вход воспрещен. - Сейчас не тот случай, чтобы соблюдать правила, - заупрямился Астраган-Дорман. - Я не хочу класть ее на холодные камни. Ты понимаешь, что ее здоровье теперь священно для всего города и всего нашего края? - Понимаю, но... - Так отворяй. - Погоди, я спрошу... - Если ты немедленно не откроешь, я понесу Римит в комитет
в начало наверх
производителей, - пригрозил Астраган-Дорман. - Там для нее найдется парочка мягких шкур и покрывало. Но интересно, что после этого у комитета найдется для тебя? - Ничего хорошего... - вздохнула привратница. - Ладно, давай сделаем так. Ты посадишь ее возле самой двери, а я спущусь и втащу ее в казарму. И, естественно, когда привратница вышла из казармы и попыталась взвалить на себя Римит, вся команда во главе с Артемом, отпихнув ее, ворвалась в дом. Артем уже знал вкусы местных архитекторов. Чтобы найти Йодит и других запертых здесь женщин, прежде всего нужно было попасть в главный зал. Предоставив прочим справляться с привратницей, он дернул за руку Астраган-Дормана, тот свистнул Гетте, и они побежали по единственному коридору и единственной лестнице к залу. Но у Гетты, обогнавшего взрослых мужчин, хватило ума не сразу врываться в зал, а сперва заглянуть туда через щель в кожаных полосах, закрывавших дверной проем. То, что он увидел, заставило его окаменеть. Он смог только сделать знак рукой Астраган-Дорману и Артему, чтобы притихли и подошли на цыпочках. В зале горели факелы. Одна из женщин негромко била в маленький барабан. Барабан глухо рокотал. Другая без склада и лада дула в большую свирель. Видно, делалось это в экстазе и ради общего шума. Прочие женщины вели себя тоже причудливо. Они стояли вокруг свирели и барабана, обнявшись попарно, и притопывали. Время от времени какая-то пара выскакивала в круг, срывала с себя одежду и затевала буйный танец с объятиями и прижиманиями. Через несколько минут она возвращалась на свое место, продолжая ласки уже не так буйно и уступив место другой паре. Женщины выкрикивали к тому же и ласковые слова, и невероятную ругань, а то, чего они требовали от своих подруг, привело бы в недоумение и опытного по части таких требований мужика. Впрочем, Артем заметил, что даже те, кто сорвал с себя все до последней тряпочки, оставались в поясах, а на поясах висели фляги. Наконец в круг выбежали две женщины, уже полностью обнаженные. Одна закружилась, подхватывая и опуская свои огромные груди, другая бросилась наземь и стала отбивать по полу такт каким-то черным продолговатым предметом. Артем вгляделся, понял, что это такое, и впервые в жизни ощутил некоторую зависть. Ему было любопытно одно - действительно ли у здешних ускорителей такое внушительное снаряжение, или женщины воплотили в камне свою сокровенную мечту? Наконец та, что кружилась, опустилась рядом с подругой. Артем думал, что сейчас начнется классическое фаллическое действо, знакомое ему по курсу сравнительной сексологии. Но и тут была не столько страсть, сколько ее имитация и ритуальное баловство с черной игрушкой. Ее ласкали, наперебой целовали, прижимали к груди, облизывали, но в дело пока что не пускали. - Вот здесь, оказывается, что творится! - прошептал Астраган-Дорман Артему. - А мы-то удивляемся, почему доброволицам так полюбилась эта тошнотворная казарма! - Судя по всему, они уже довольно давно так пляшут, - ответил Артем. - Это они себя так заводят. Потом произойдет какой-то ритуал, и они займутся друг дружкой всерьез. Ты, главное, смотри внимательно. Эти замкнутые женские группы такое иногда выдумают, что и мужчине в хозяйстве пригодится. Вся компания полуголых женщин вдруг села на пол и принялась бить в него кулаками. Женщина с черным красавцем в руке, напротив, встала. Волосы ее растрепались, лицо было яростным. - Жертву! - выкрикнула она. - Он ждет жертву! Он примет жертву и даст нам такую радость, против которой все другие ничтожны! Слышите? - Жерт-ву! Жерт-ву! - ответил ей женский хор. Из дальнего угла выкатили длинный сверток и распеленали его. Это оказалась Йодит, в одном чешуйчатом воротнике и поясе. Прозрачное платье с нее уже сорвали. Ее втащили в круг и разложили на полу. Тут уж Астраган-Дорман не выдержал. Он ворвался в зал, растолкал женщин и отнял у них Йодит. Она с радостным криком повисла у него на шее. Гетту Артем благоразумно удержал за руку. Он видел, что женщины не столько пьяны, сколько сами себя заводят дикарской музыкой, ритмом, наготой, черным приятелем. И как только окончится шум барабана и флейты, они очень быстро придут в себя, что чревато крупными неприятностями для Астраган-Дормана и Йодит. Ведь разгоряченная и не получившая удовлетворения женщина много может натворить, тем более, что где-то здесь есть оружие. Предчувствуя, как будут развиваться события, Артем сунул руку под пояс и вызвал спасательную капсулу. Он прикинул, сколько времени потребуется сопровождавшему его шару, чтобы спуститься из верхних слоев атмосферы, найти вход в дом и зависнуть над головой. Женщины растерялись, но ненадолго. Почти сразу же в Астраган-Дормана полетели барабан и свирель, за ними - фляжки, пояса с тяжелыми пряжками, столик, кружки и даже черная игрушка, не дождавшаяся жертвы. Этот град мелкой дряни задержал его ровно настолько, чтобы несколько женщин успели вооружиться. Когда, не выпуская из объятий Йодит, Астраган-Дорман вздумал двинуться к выходу, в него уперлось несколько длинных копий. - Эй, Крошка! - отскакивая, завопил Астраган-Дорман. - Да здесь я, здесь, чего ты орешь? - с такими словами Артем, ведя за руку Гетту, вышел на середину зала. - Ускоритель! - так и ахнули женщины. Артем приосанился, давая возможность разглядеть себя получше. - Ну что, давно не видели настоящего ускорителя? - спросил он. - Опустите копья, вы, болотная плесень! Отпустите эту парочку. И если какая-нибудь дура случайно их поцарапает, я эту дуру выпорю самым узловатым ремнем, какой только здесь найду! Артем знал, что такое заявление способно вызвать у доброволиц только безумный восторг. Он дал им понять, что они заполучили в гости крутого мужика. - Мы так просто их не отпустим, - сказала женщина, швырнувшая в Астраган-Дормана своим черным сокровищем. - Мы отвечаем за женщину перед комитетом производителей. - Это вольная женщина! - вмешался Астраган-Дорман. - И никто не имеет права насильно запирать ее в казарме. - Ты разве не знаешь, что теперь для экспериментов будут брать и вольных женщин? Когда ее ночью привели к нам, то так и сказали - с ней будут проводить эксперименты! - А вы и рады были начать! - рявкнул Артем. - Разговаривать с комитетом производителей буду я сам. И я уверен, что мы найдем общий язык. Так что отпустите их немедленно. Или я достану нож и убью вот этого мальчишку. Он показал на Гетту. Гетта опустился на колени и подставил горло несуществующему ножу. - При чем тут мальчишка? - удивились женщины. - И откуда он вообще взялся? - Оттуда же, откуда все вы, красавицы, - снизошел до нежностей Артем. - А если хотите посмотреть, откуда конкретно, то давайте позовем его маму, она здесь командует бригадой доброволиц. Пойдите, разбудите ее и приведите сюда... - Он прав! Это сын Соллит! - закричала молоденькая доброволица, выбежала вперед и схватила Гетту за руку. - Если с ним что-то случится, она всех нас прирежет! - Отойди! - приказал ей Артем. - Ну так что же? Отпускаете вы моих друзей? Или мне достать нож? - Мы не слышали ни слова о выкупе, - раздалось из толпы. - Выкупом буду я сам. И всем достанется поровну! - пообещал Артем. - Они уйдут, а я останусь с вами. Больно смотреть, как вы тут занимаетесь болотный дух знает чем! Придумали же такое... Носком сапога он коснулся черного красавца. - Пусть уходят! Пусть эти трое уходят! - загалдели женщины. - Жребий! Бросаем жребий, кто будет первой! - Валяйте! - разрешил Артем и подошел поближе к Йодит и Астраган-Дорману. - Я не болотный дух, но я и не ваш, - негромко сказал им он. - Я заварил такую кашу, что мне придется вернуться к своему начальству, иначе это все для меня плохо кончится. Уходите в лагеря. Возьмите с собой Римит. Йодит, ты присмотри, чтобы она попала в руки к хорошему ускорителю. И Гетту с собой возьмите. А за меня не беспокойтесь. Я еще вернусь. Может быть, даже очень скоро. Ну, счастливого пути! Астраган-Дорман крепко его обнял, Йодит поцеловала ему руку, Гетта тоже прижался сбоку. - А теперь идите... Стойте! Артем подобрал с пола и дал Гетте свирель. - Когда вы благополучно выйдете отсюда, то дайте сигнал. Два длинных, два коротких... тс-с!.. Вперед! Стоя в середине зала, Артем ждал. И вот где-то далеко, за каменными стенами, раздался тонкий голос свирели. - Очень хорошо, - сказал он. - Жребий бросили? Кто первая? - Я! - гордо сказала доброволица с необъятным животом. - Сколько там у тебя? - Семь! - Годится. Ну как, займемся мы этим при всех или уединимся? - При всех! - сразу решила гордая своей победой доброволица. Артем поглядел вверх. Шар медлил появиться. - Ну, давай, - решительно сказал он. - Все снимать не надо. На бок ложиться тоже не надо. Тащите сюда маленький столик. Столик принесли, Артем прикинул его высоту. - Мало, - сказал он. - Повыше надо бы. Ну-ка, бегите за другим. Такой меня не устраивает. - А это зачем? - спросила избранница. - Ты что-нибудь слыхала о своде тайных знаний ускорителей? - сурово спросил Артем. - Ах, слыхала? Ну так не задавай глупых вопросов. Не бойся, и ты останешься довольна, и публика тоже. - Послушай!.. - доброволица поманила его пальцем, потянулась губами к уху и зашептала: - Знаешь, я еще ни разу не оставалась довольна!.. Я пойму, когда это начнется? - Постараюсь, чтобы ты все поняла, - пообещал Артем. - А сейчас, пожалуйста, ложись. На спину. А вы станьте так, чтобы всем было видно. Согни ножки в коленках. Не разводи колени, придерживай ими пузо! А то я и не найду ничего под твоим пузом. Теперь коленки чуточку в сторону. Можешь ноги немного выпрямить. Ну как, всем видно? - Всем! - дружно откликнулись женщины. Очень-очень медленно Артем стал расстегивать штаны... Он посмотрел вверх уже с отчаянием. В эту минуту на потолке обозначился круг, почернел, истаял, и из дыры появился спасительный шар. Он завис над головой Артема, раскинул лучи и натянул между ними незримые нити силового поля. - Концерт окончен, - сказал Артем и застегнул штаны. Женщины в гневе бросились на капсулу. Капсула не дала Артема в обиду. Он вышел из казармы доброволиц и, не выключая светящегося шатра, пошел прочь из города, туда, где можно спокойно вызвать катер, дождаться его и стартовать на орбитальную станцию. Очевидно, Артем бы охотно рассказал и о дальнейших событиях - все мы понимали, что, получив нагоняй от начальства, он вернулся на диковинную планету продолжать сбор информации. Но тут ворвался дежурный диспетчер с новостью - оказалось, смена монтажников уже прибыла, но только ее принял не главный посадочный люк, а почему-то резервный, вот мы ее и проворонили. Началась вся соответствующая ситуации суета. А когда мы опять встретились у девчонок, оказалось, что Артем улетел обратным рейсом. Так мы и не узнали, чем кончились его приключения.

ВВерх