UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Андрей ЦЕМЕНКО

 В ДОЛЛАРЕ ШЕСТЬ ДАЙМОВ



 Посвящается Альфреду Бестеру


Тот, кто нашел истину в вине, вряд ли будет искать ее в джине. В одну
реку нельзя войти дважды, но можно второй раз войти в другую реку -  если,
конечно, не утонешь в первой. Если каждый раз, когда  судьба  подбрасывает
тебе  лимон,  делать  из  него  лимонад,  можно  разорить  всех  торговцев
прохладительными напитками от Аляски до Длинного Лоса [Лос-Анджелес (амер.
сленг)].
Ведьмы плохо разбираются в математике,  но  спросите  любую  из  них,
сколько будет  дважды  два.  Ответ  последует  немедленно,  и  ответ  этот
несомненно вас удивит.
Народная мудрость всегда права. Майк Лейман знал человека, который не
раз пожалел об  этом.  Впрочем,  что  толку  жалеть  о  том,  чего  нельзя
изменить...
Майк Лейман был здоровенным улыбчивым парнем. Его здоровье никогда не
доставляло ни малейших  хлопот  врачам,  а  бицепсы  постоянно  доставляли
хлопоты  портным.  В  начале  своей  карьеры  он  с  энтузиазмом   работал
кинозвездой, а после с не  меньшим  успехом  исполнял  роли  коммивояжера,
журналиста, бармена, автогонщика, детектива и страхового агента. Когда он,
хлопнув стаканчик-другой джина, возвращался вечером  домой,  его  узнавали
незнакомые девушки и не узнавали знакомые офицеры дорожной полиции. Короче
говоря, он был весел, молод, удачлив и не скрывал это ни от кого. Народная
мудрость его не беспокоила.
В тот день, когда народная мудрость наехала на  него  всеми  четырьмя
колесами, Майк, как обычно, был настроен благодушно. Этому  способствовали
стаканчик джина, жаркий летний день  и  внезапно  посетившая  его  удачная
мысль. Майк решил  в  очередной  раз  сменить  профессию.  Ему  захотелось
попробовать свои  силы  в  написании  фантастических  рассказов.  Молодому
интеллектуалу с авантюрным складом ума,  бойким  пером,  не  менее  бойкой
фантазией и связями в журналистских кругах не составило бы труда  написать
что-нибудь этакое...  Майк  верил,  что  для  него  на  свете  нет  ничего
невозможного. Потягивая  джин,  он  начал  было  закручивать  в  уме  один
занятный сюжетец, как вдруг его вывел из задумчивости тягучий голос:
- Мистер, не разменяете ли доллар?
Майк бросил взгляд на своего визави.  Задавший  вопрос  был,  видимо,
чем-то чрезвычайно угнетен. Похоже, что последние десять лет это было  его
обычным состоянием.
Несомненно,  он  относился  к  бессмертному  племени  Старых   Зануд.
Потертый, нечистый пиджак, коротко стриженые белые волосы, аккуратные очки
в тяжелой стандартной оправе... Он смотрел пристально и настойчиво, слушал
внимательно и недоверчиво, пил вдумчиво и  сосредоточенно.  И  всегда  был
самоуглублен. Что-то было внутри него такое, что угнетало  не  только  его
самого, но и всю материю на три фута вокруг.
Майк ослепительно улыбнулся - он не умел улыбаться  по-другому,  даже
Старым Занудам.
- Не проще ли обратиться к бармену?
- Я ему уже надоел, -  Зануда  махнул  рукой.  -  Я  всем  им  быстро
надоедаю. Никто не любит возиться с центами. А мне нужно ровно... Впрочем,
разменяйте мне доллар. Думаю, правда, что это не поможет.
Улыбаясь, как  всегда,  Майк  отсчитал  приставале  десять  новеньких
даймов, взял блестящий доллар и засунул в жилетный карман.
Незнакомец жадно взглянул на  мелочь,  пересчитал  ее  и  со  вздохом
разочарования снова присосался к стакану.
- Опять десять... - недовольно пробормотал он себе под нос,  небрежно
сгребая деньги.
- А сколько вам нужно? Одиннадцать?  -  удивился  Майк.  -  Знавал  я
одного парня из Длинного Лоса, у которого в долларе было три полтинника...
- Вы не  поймете.  Никто  не  понимает,  -  Зануда  пригорюнился  над
стаканом. - Дело в том, что мне надо найти  один  доллар...  Всего-навсего
один доллар. Только это может мне помочь. Да и то не наверняка.
-  Ну,  если  речь  идет  всего  об  одном  долларе...  -  Майк   был
добросердечен и рад был помочь ближнему, хотя и не понимал, как  один  бак
[доллар  (амер.  сленг)]   может   решить   проблемы   человека,   который
накачивается джином по двадцать долларов за бутылку и, по-видимому, делает
это уже давно.
Зануда уставился на Майка.
- Ха-ха, - сказал он нервно. - И этот тоже не понял. Я не попрошайка!
- В его голосе не было ни надрыва, ни  возмущения,  только  тоска.  -  Мне
нужен совсем другой доллар! И вообще я, между прочим, миллиардер.
- Рад за вас, - удивленно  заметил  Майк.  Вид  чудака  настолько  не
соответствовал образу миллиардера (с пятью-шестью из  их  числа  Майк  был
знаком), что он непроизвольно хмыкнул. - И как же вам это удалось?
-  Коммерческая  тайна,  -  недовольно  буркнул  чудак.  От  него  не
ускользнуло  проявленное  Майком  недоверие.  -  Впрочем...  -  он   хитро
осклабился. - Впрочем, ради бога. Я стал рано ложиться и рано вставать - и
вот я миллиардер!
- Народная мудрость всегда права ["Кто рано ложится и рано  встает  -
богатство, здоровье и ум наживет" -  американская  народная  мудрость],  -
машинально ответил Майк. Зануда стал его забавлять, да и вел он себя вовсе
не как зануда, скорее как псих. - А как насчет здоровья и ума?
Зануда вынул точно такой же серебряный доллар, как тот, что  разменял
ему Майк, и с треском сломал его пополам.
- Здоровье, - возвестил он. Порывшись в карманах, он вытащил затертую
визитную карточку. - Ум! - провозгласил он, ткнув  пальцем  в  бесконечный
столбец титулов "Доктор чего-то",  которые  следовали  сразу  за  скромной
строкой "Джон Колбайв". - Ну и что? - свирепо  проговорил  он,  отбирая  у
Майка  визитку  [вообще-то,  визитки  печатают  не  для  того,  чтобы   их
демонстрировать, а для того, чтобы их раздавать; но Джон Колбайв -  именно
то исключение, которое подтверждает любое правило...]  и  засовывая  ее  в
карман.  -  Я  могу  скупить  половину   звездно-полосатых   металлических
долларов, но не могу найти того единственного, который мне нужен!
- Нумизматический раритет? - Майку показалось, что он  начал  кое-что
понимать. Чудаку нужен был какой-то хитрый доллар. Наверное,  какая-нибудь
редкая разновидность - слово "доллар"  отчеканено  с  тремя  "л"  или  еще
какая-нибудь ерунда, которая  делает  стоимость  монеты  равной  стоимости
боевого истребителя. Но зачем его разменивать? Или Джорджа  интересует  не
хитрый доллар, а хитрый дайм?
- Черта с два! - с удовольствием сказал Джордж. -  Черта  с  два  это
нумизматическая редкость!  Впрочем...  -  он  задумался.  -  Впрочем,  вы,
дилетанты, можете судить и так, - неохотно признал он. - Может  быть,  это
действительно   имеет   отношение   к   нумизматике...   Никогда   ею   не
интересовался. Главное не в этом. Главное - его найти!
- Так какой доллар все-таки вам нужен? - осторожно переспросил Майк.
- Доллар, в котором шестьдесят центов, - просто ответил Джордж.
- То есть как?.. На нем что, написано...
- При чем тут это! В каждом долларе - сто  центов,  это  знает  любой
болван...
- Вот именно, - успел вставить Майк.
- ...но это вовсе не значит, что сто центов в КАЖДОМ долларе!
- Пока что во всех долларах, которые мне попадались,  их  было  ровно
сто, - заявил Майк.
- Вам что, попадались ВСЕ доллары, отчеканенные в США?
- Ну, знаете...
- Как же вы смеете утверждать, что в каждом долларе сто центов?
- Пока мне никто не докажет обратное, я буду это утверждать.
- Как я могу вам это доказать? Вот уже одиннадцать  лет  я  ищу  этот
доллар по всему свету. Я проверил не менее ста тысяч долларов - и не нашел
его. Это какое-то фатальное невезение! Я увяз в центах. Я видеть  не  могу
ни дайма, ни никеля [монета в пять центов (амер. сленг)].  Он  нужен  мне,
мне нужен этот шестидесятицентовый доллар! И если бы я  его  заполучил,  я
нашел бы ему лучшее применение, чем совать под нос дилетантам в математике
и тем доказывать свою правоту!
- Я, конечно, не математик...
- Зато я - математик! Я -  гений  в  математике,  -  Джордж  внезапно
успокоился и с горечью продолжил:  -  Я  вывел  это  совершенно  точно  из
математических постулатов, о которых вы даже не слыхали. Более того,  моих
доказательств не могут понять даже лучшие, - слово "лучшие"  он  выговорил
так, как будто закусил им пару  лимонов,  -  "лучшие"  из  так  называемых
математиков. Все они - ослы и бездари. Они в жизни  не  сумеют  понять  ни
Уравнения Колбайва, ни Шестого Постулата  Колбайва,  ни  даже  Обобщенного
Закона  Два-Джордж-Четыре.  А  вы  хотите,  чтобы  я  доказал   это   вам,
нематематику. Ведь вы, небось, даже доказательства Великой  Теоремы  Ферма
не знаете?
- Положим, его не знает никто!
- Врете. Год назад у меня была бессонница и я его вывел.
-  Так  как  же  все-таки  насчет  шестидесятицентового  доллара?   -
осторожно спросил Майк. Одной из его лучших черт была настойчивость.
- Ну... Дело в  том,  что  представление  о  постоянной  однородности
однородных предметов неверно, - нехотя начал Джордж. - Суть дела в  том  и
состоит, что однородными делает предметы точечная неоднородность. То есть,
в каждом долларе будет сто  центов  тогда  и  только  тогда,  если  где-то
существует доллар, в котором не сто, а, скажем, семьдесят восемь центов...
Но в моем долларе - ровно шестьдесят центов, - сказал  он  твердо.  -  Это
следует уже из другой теоремы... Неважно из какой. Все  это  относится  не
только к долларам. Например, если к 458 прибавить  единицу,  то  получится
459. Всегда. Но для того,  чтобы  это  происходило  всегда,  нужно,  чтобы
однажды этого не произошло. Нужно, чтобы однажды 458 плюс  1  дало  460  -
или, скажем, 460 тысяч. Тогда  во  всех  остальных  случаях  все  будет  в
порядке.
- И это справедливо для всех чисел? - недоверчиво спросил Майк.
- Для всех чисел, цифр, мер, звуков, цветов,  птиц,  зверей,  рыб,  -
отчеканил Джордж.
- Но ведь как же тогда... Ведь если "дважды два - пять, то существуют
ведьмы"?
Джордж искоса взглянул на Майка.
- Ну да. Конечно,  существуют.  Это  народная  мудрость,  а  народная
мудрость всегда права.
- Это сказал Ньютон [А по-моему,  Рассел  (прим.  автора).  Или  Буль
(прим. ред.). Да кто бы ни был! (прим. М.Леймана)], - заметил Майк.
- Неважно. Он высказал народную мудрость. Это не каждому дано. Ньютон
был мужик что надо. Может быть, он и понял бы Десятое Следствие Джи Кей...
Впрочем, Шестой Постулат все равно оказался бы ему не по зубам. А  ведь  с
нее-то все и началось, - грустно продолжил он. - С народной мудрости, черт
бы ее побрал. Она, дьявол ее раздери, всегда права! А я - страдай...
- Так уж и всегда, - примирительно заметил Майк. - Я уверен, что есть
исключения и здесь. Какая-нибудь точечная неоднородность...
- Не издевайтесь надо мной! - вспылил Колбайв. - Иначе я натравлю  на
вас ведьм.
- Так ведьмы все-таки существуют?
- Да. Существуют. Две - мать и дочь.  Я  нашел-таки  то  дважды  два,
которое равно пяти - вот они и появились. Я этого вовсе и не хотел -  так,
экспериментировал.  Но  раз  я  нашел  дважды  два,  то   могу   найти   и
шестидесятицентовый доллар - хоть это меня немного утешает...  А  от  этих
ведьм никакого толку. Безмозглые и ленивые создания. Правда, они мне очень
благодарны за свое существование и делают для  меня  все,  что  могут.  Но
могут они очень мало. Колдовство. Тьфу! Вот я - настоящий колдун. Народная
мудрость на диво разнообразна. С ее помощью я  делаю  все,  что  хочу.  Ею
только нужно уметь пользоваться. И она всегда права, черт бы ее драл!
- Но вы пока что не можете найти ваш доллар, - заметил Майк.
- Найду, - Джордж стукнул кулаком по столу. - Иначе грош мне цена.  А
мне цена не грош. Я  стою  десять  миллиардов!  -  и  грустно  добавил:  -
Однодолларовыми купюрами...
- И как же вы его ищете?
- Вы же видели, - буркнул математический гений. - Подхожу к бармену и
прошу его разменять  доллар.  Если  это  тот  самый,  мне  дадут  за  него
шестьдесят центов. Но пока что все дают сто... Хороший бармен  разменивает
до двадцати долларов, а потом... - он помолчал и неохотно продолжил: - Ну,
или вызывает полицию, или... - он неопределенно повел рукой в воздухе.
- Дает вам пинка? - из своего богатейшего арсенала Майк извлек  самый
светский тон.
- Ну, до этого не доходит. Я им  не  чудак-профессор  из  бульварного
романа. За мной стоит вся народная мудрость. Я всегда успеваю ее включить,
так что он сам становится не рад...

 
в начало наверх
- Что вы имеете в виду? Я как-то не вполне понял... - Мои лекции стоят триста долларов в час, - огрызнулся Джордж. У него катастрофически падало настроение. - К концу вечера вы останетесь без штанов, молодой человек. - Ничего страшного, я продам вас Нику Хорну из "Плэйгерл", заработаю миллион и смогу купить себе новые, - хладнокровно парировал Майк. Джордж, наконец, улыбнулся. - А вы мне нравитесь, - заявил он. - Хоть вы и дуб-дубом в математике, но юмор у вас есть. А мне его очень сейчас не хватает... - Он устроился поудобнее, вздохнул и заговорил действительно как лектор: - Народная мудрость - это не просто остроумные афоризмы. Это громадная сила, преобразующая мир. Этого никто не понимает. Фольклористы и филологи считают, что мир их профессиональной деятельности - мир афоризмов, мудрых мыслей и парадоксов - не оказывает никакого влияния на реальный мир. А это в корне неверно. Народная мудрость... - ...всегда права... - Да! Всегда! "Кто рано ложится и рано встает - богатство, здоровье и ум наживет"! Я - нажил. "Скажи человеку "свинья" - и он захрюкает"! Бармены хрюкают по всему Тихоокеанскому побережью! "Поднявший меч от меча и погибнет"! Бармен хочет дать пинка мне, а его ботинок впивается в его собственный зад! Вся народная мудрость - чистая правда. Нужно только уметь ею пользоваться. Я - умею. Я загнал верблюда в игольное ушко! Я счел алмазы в каменных пещерах! - Позвольте! И вы никогда не занимались бизнесом? Никогда не тренировались? И ничему не учились? Вы просто-напросто стали рано ложиться - и вам на голову свалился миллиард? - Именно так. - Но я знаю десятки людей, которые тоже ранние пташки, но бедны, как церковные крысы. - Они не умеют управлять народной мудростью так, как умею это я. Она проходит сквозь них, не задерживаясь. Управлять ею просто, но все же это надо уметь. - Научите. - Не буди лиха, пока оно тихо. Это вовсе не так приятно, как можно подумать. Народная мудрость всесильна, но жестока и несправедлива. Сколько раз я с ней влипал... - А как вы научились ею управлять? - Я нашел Истину. - Час от часу не легче. Где? То есть - как? Когда? - Вы ведь, кажется, журналист? Культурный человек. Так где же, по вашему, может быть Истина? - Ну... Говорят, восточные религии... то есть, медитация... - Идиот! Вспомни латынь! - Что?.. - "Ин вино веритас"! Истина - в вине! - И вы ее там нашли?! - Народная мудрость... - ...всегда права, даже если это мудрость римлян? Но ведь вино с начала времен пили миллиарды людей, почему же ни один из них не нашел Истину? - А они ее там ИСКАЛИ? - А вы, значит, искали? - Да! И нашел! И больше не пью вина. Хватит с меня истин! Честный джин лучше - он не подведет. Худшее, что можно найти на дне стакана с джином, это пробка от бутылки. - Неужели Истина - это так страшно? - Любое оружие - это страшно, если его применяют неумелые или бездарные руки. Пока я не научился пользоваться мудростью, я чего только не натворил. Пинки в зад для барменов - это ерунда, а если бы ко мне и впрямь кто пришел с мечом? - Такого не жалко. - А если бы он просто принес мне его в подарок? Слава Богу, я не коллекционирую древнего оружия. Но сколько хороших дантистов остались из-за меня без зубов? Знаете - око за око... Да все это ерунда. Пусть бы все население Л.А. [Лос-Анджелес (амер. сленг)] осталось без зубов - я бы не заплакал. Пусть бы без зубов остался весь Американский континент, лишь бы я не сделал того, что я сделал... - А что вы сделали? Джордж наклонился над столиком. - Я был веселым дураком, - просипел он. - Веселым, остроумным и глупым. Знаете, игра ума, научная богема... Я острил направо и налево, высмеивал всех и вся... Меня любили остроумные молодые бандиты - математики... Я старался не ударить в грязь лицом. И вот однажды... Однажды я РАДИ КРАСНОГО СЛОВЦА... Наступила драматическая пауза. - И что же случилось с вашим отцом? - Я сам толком не знаю, что с ним произошло, но ясно, что ничего хорошего. Похоже, что с ним случилось самое худшее, что может произойти с человеком. Наверное, он попал в ад... Или еще что-нибудь в этом духе... И все это из-за меня. Вряд ли мы можем представить себе все это, пока сами не попадем туда. - Сплюньте через левое плечо. - Сами плюйте. Я-то как раз хочу туда попасть... Вот... И теперь я все силы своего ума, всю силу подвластной мне народной мудрости направляю на то, чтобы исправить все, что натворил - и... - И? - И не могу найти шестидаймового доллара. - Да он-то вам зачем? - Как зачем?! Это отправная точка моей теории! Я могу исправить все лишь с помощью машины времени - вернуться в прошлое и не допустить собственных ошибок. И я ее изобрел. - И теперь вам не хватает вечного двигателя? - Молодой человек! - Майк. - Вы плохо кончите, Майк. Нельзя выводить из себя старших. Особенно меня. - Я и не думал смеяться. Просто я уже готов поверить всему, что услышал от вас. Раз уж вы изобрели машину времени, почему бы вам не изобрести вечный двигатель? - Потому что у меня нет времени на пустяки! Да, я изобрел машину времени, но я не могу ею воспользоваться. - Почему? - Вспомните, что народная мудрость говорит о времени. - О времени?.. М-м... Время... Делу - время, потехе - час. Время дорого. Время - предатель... - Почему - предатель? - Не знаю. Я когда-то читал такой рассказ ["Время - предатель" - рассказ Альфреда Бестера, опубликован на русском языке]. - Чушь. Что такое время? - Время?.. - Сразу видно, что вы не бизнесмен. Время - это... - ?.. - Деньги! - Деньги?! - Ну да! Время - деньги! Это одно и то же. Надо только переводить время в деньги и наоборот. И тогда мы сможем свободно путешествовать по времени вперед и назад, ведь доллары мы можем отсчитывать в любой последовательности - справа налево или слева направо, от одного до миллиона и от миллиона до одного... Время анизотропно, но доллары-то изотропны! А поскольку время - это деньги, парадокс снимается! - Но зачем вам доллар именно из шестидесяти центов? - Чтобы перевести деньги во время требуется первое, основное усилие - самое трудное. Не должно быть никаких помех! А разность шкал мешает, да еще как!.. - То есть?.. - В минуте шестьдесят секунд. В долларе сто центов. Если доллар равен минуте, то в одной секунде получается периодическая дробь центов. Если цент равен секунде, тогда доллар не равен минуте - и все срывается! И так, и так мы имеем расходящийся ряд. Если бы в долларе было шестьдесят центов, доллар входил бы в минуту, как патрон в ствол кольта. - Так вот зачем вам этот доллар! - Да. И я найду его, чего бы это мне ни стоило. - А теперь послушайте меня. Ничего вы не найдете. Это говорю вам я, Майк Лейман, детектив и журналист. Вы, бесспорно, гений в математике, но вы не гений сыска. У сыщиков, страховых агентов, коммивояжеров и попрошаек существуют другие, нематематические, но куда более эффективные методы. Настоящий детектив на поиск такого доллара затратил бы не больше года. Вы потратили десять лет - и безрезультатно. Журналист любого бармена раскрутил на все доллары в кассе и сейфе - вас гнали после десятой монеты. Сыск не ваша стихия. Но есть человек, который мог бы вам помочь. Этот человек - я. - Майк! За этот доллар я отдам девять миллиардов! - Нет. Я хочу получить взамен способ управлять народной мудростью. - Вы не знаете, о чем просите. Вы будете жалеть об этом всю жизнь. - Это уж мое дело. Нужен вам этот доллар или нет? - Ну что ж... По рукам. Устами Г.К.Честертона (1874-1936) народная мудрость гласит: Где можно спрятать лист? - В лесу. Где можно спрятать доллар?.. В Национальный Банк вошел молодой джентльмен. На нем был строгий серый костюм, строгие темные очки и строгая ледяная улыбка. - Ревизия, - бросил он секретарше на этаже "Только для сотрудников". - К шефу, - еле прошелестел он клерку, поднявшему на него взгляд усталых глаз. - Пароль: "Абракадабра", - процедил он детективу, насторожившемуся при его появлении. - Смирно! Почему небриты?! - рявкнул он двум вооруженным до зубов охранникам. - Вы недостаточно компетентны, - отчеканил он трем ближайшим Помощникам Шефа, чем вверг их в ступор. И оказался в святая святых Национального Банка - в кабинете Главного Шефа. - Представитель Федеральной Инспекции По Борьбе С Долларовыми Вирусами, - представился Майк Шефу. - Открыт новый долларовый вирус, который распространяется исключительно среди однодолларовых монет. Зараженные монеты катастрофически теряют в стоимости и размениваются на шестьдесят центов вместо ста. Распространение вируса идет в геометрической прогрессии. В течение трех месяцев все может обесцениться на сорок процентов! Единственное спасение - найти инфицированный доллар, пока он не перезаразил все доллары в сейфах вашего банка. Изолировав этот доллар от других, мы сможем приостановить эпидемию и разработать вакцину. Людям вирус не опасен. Подключите все силы. Дорога каждая секунда. Время - деньги. - Да, - побледнев, прошептал Шеф. - Все мои люди к вашим услугам... ...Три недели спустя Майк брел по улице, меланхолично снимая с шеи узкий серый галстук. "В этом лесу листа не прятали, - думал он. - Попробуем иначе..." В комнату для курящих Нумизматического Клуба проскользнул старик. Кожа его была нездорового желтого цвета, усы обвисли, одежда пахла тленом. Глаза, горевшие молодым блеском, были полуприкрыты. - Для вас сегодня ничего, - прошамкал он двум прожженным коллекционерам, насторожившихся было при его появлении. - Нужен золотой фартинг, - сообщил он молодому франту, который, видимо, попал сюда впервые и потому слишком пристально разглядывал все вокруг. - Два пива для Фредди, - негромко кинул он официанту, кивнув на огромного детектива, который благодарно ему улыбнулся. И оказался за одним столиком с Главным Нумизматом Мира. - Сенсация века! - прошептал он. - Выпущен шестидаймовый доллар. В одном экземпляре. Аверс, реверс и гурт неотличимы от обыкновенного, определить можно только при размене. Представляете, сколько он будет стоить через пару десятков лет?! О нем не знает никто. Берусь выцарапать его, если буду знать, кто его зацапал. - О'кей! - бодро воскликнул Главный Нумизмат. - Всех на уши поставлю, но узнаю, где этот доллар!
в начало наверх
- ...Так я и думал, - бормотал Майк через два месяца, отклеивая фальшивые усы. - Значит, все-таки Сицилиец. Теперь вся надежда на него... Из шикарного автомобиля, остановившегося у штаб-квартиры самого Крестного Отца-И-Сына, выскочил молодой парень в ковбойке, с серьгой в ухе и четырьмя браслетами на руках. - Эй, Джонни! - крикнул он детине с автоматом, преградившему ему путь. - Меня ждет Капо. - Я не Джонни, - процедил детина. - Брось, Джонни. Никому не интересно, как тебя зовут на самом деле. - Мне интересно, - не сдавался охранник. - На здоровье, Джонни, - пожал плечами Майк. - Слушай, будь хорошим мальчиком. Меня ждут... - Кто там, Джонни? - на пороге появился сам Мистер Мафия. - А, это ты, Майк... В этом доме не было нужды хитрить. - Старина, - сказал Майк бывшему сослуживцу по сыскному агентству, а ныне главе куда более мощной организации, - только ты можешь мне помочь. Есть один хитрый бак, который наверняка осел в твоей семье... ...Мистер Мафия хмурился. - Нет, - сказал он с сожалением, - такого бака у меня в кармане нет. И я даже не знаю, где он может быть. А жаль... - пробормотал он. - Это был бы грандиозный рэкет. Доллар за шесть даймов! В этом заложен не один миллион... Уж я бы нашел способ... - он задумался. - Послушай, дружище, - не успокаивался Майк. - Может, здесь поработали твои конкуренты? Скажем, китайская мафия? Или ребята с Брайтон-Бич? - Что?! - вспылил Сицилиец. - Ты думаешь, что они хоть в чем-то лучше работают, чем мои парни? Да я их вот здесь держу, понял? От кого, Майк, а от тебя я такого не ожидал... ...Майк брел по тротуару. Расследование зашло в тупик. Ну кто бы мог подумать, что Главный Жулик страны прошляпил такой талисман, как шестидесятицентовый доллар! "Плохо работает, - думал Майк. - А еще Главный Жулик..." И вдруг его осенило. Он свистнул - и желтое такси с визгом затормозило у тротуара. - Белый Дом, - сказал он шоферу. - Майк, ты гений! - вопил Джордж, сжимая в кулаке свой уникальный доллар и хлопая другой рукой Майка по плечу. - Но ради всего святого, как ты его достал? - Нет ничего проще, - голосом Холмса ответил довольный Майк. - Надо было лишь вспомнить, кто у нас Самый Главный Жулик... И был вечер, и было утро, и были горы долларов, медленно расщепляющиеся под треск расходящихся минут, и центы приглашали секунды на вальс, и вихрь, возникший от перепада временного давления гасился грудой серебра, и шел распад времени, и шел распад денег, и Майк провожал Джорджа в прошлое - в путешествие, из которого до сих пор никто не возвращался. Никогда. Но есть ли "никогда" в расщепленном времени? Майк ждал Джорджа назад, а время шло, хотя и укрощенное серебряной лавиной, но все такое же неумолимое, и по радио начался спектакль, автором которого был человек, устами которого тоже иногда говорила народная мудрость. И Майк похолодел, услышав название спектакля и поняв, что никогда не дождется Джорджа Колбайва, и никогда не будет правил для времени, потому что время тоже играет с нами, и убивает нас, и не верит нам, и не подчиняется нашим законам и нашей мудрости. Потому что... - Время - предатель! - произнес голос радиодиктора. А голос радиодикторши подтвердил: - Время - предатель! Их устами говорила народная мудрость. Мудрость Альфреда Бестера, с вашего позволения.

ВВерх