UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Александр ТЮРИН

ДОРОГА НА БУЯН




 1

   ИнТ Когнитивной Топологии
   Служба безопасности
   2/8/32
   Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину
   от сержант-техника Сав.П.Прозорова

Дорогой коллега.
Скоро сказка сказывается, да не скоро бизнес делается.  Долго  бродил
Иванушка (отсюда и далее в тексте мой идентификатор) по лесу дремучему,  а
вдруг набрел на избушку. И избушка та на курьих ножках стояла. Повелел  он
ей: "Повернись-ка ко мне передом, к лесу задом". Избушка  так  и  сделала.
Заходит и видит: лежит на печке яга-костяная нога,  нос  в  потолок  врос,
попа  жиленая.  (Инвективные  выражения  используются  мной  не  из-за  их
самоценности,  а  для  наиболее   достоверной   передачи   Вам   состояния
вычислительной среды.) Молвит яга-ягишна: "Доселе русского духа слыхом  не
слыхивали, а ноне, поди, сам в гости пожаловал". (Русский в  контексте  не
имеет отношения к национальным или республиканским обозначениям,  означает
живой, посюсторонний.) Хочет она Иванушку ожарить (употребление  архаизмов
и просторечий диктуется эстетическими особенностями события) и  велит  ему
на лопату садиться. Только  яга-ягишна  примется  его  в  печь  всовывать,
Иванушка ногами в печь упирается. "Не так, не так", - заохала яга. "А  ты,
бабушка, покажи,  как  надо",  -  попросил  Иванушка.  (Проделана  попытка
стандартного расхождения согласно сюжету #  БЯ-12х.)  "Ан  нет,  непригожи
слова твои, - ягишна отвечает, - как в прошлый раз,  знаешь,  не  выйдет".
Отходила Иванушку костяной ногой, да и в печку  сунула.  (Больно,  честное
слово.)
Таким образом, дорогой коллега,  выходит,  что  у  Иванушки  не  было
никаких шансов в пределах  допустимых  вероятностей  категории  "не-чудо".
Обмануть нельзя, убежать тоже, и силой мериться - бесполезно.  Получается,
что сюжетный алгоритм в силу закрытых от нас процессов стал  тупиковым.  К
сожалению, описанный случай не  является  единичным.  Вот  реестр  за  мое
дежурство:
В зоне 8-а змей откусил голову стрельцу - и это  случилось  там,  где
реализуется их полная невосприимчивость друг к другу!
Зона 5-м2. Злая ведьма режет на кусочки удалого молодца.  А  ведь  он
должен был ее зарубить. Дальше.
Зона 6 наводнена  активными  чудищами.  Хотя  на  нынешнем  временном
отрезке должно быть только одно из них, причем в спящем состоянии.
Никаким сплайсингом зон такое не объяснишь, ближайшие  бесконтрольные
участки далеко за горизонтом свертки.
Предвижу ваши сомнения, но считаю своим  долгом  эсбиста  сообщить  о
своих догадках. Стрелец и удалой молодец, также как и Иванушка - не просто
персонажи. Они имеют связь с конкретными людьми, в частности, первый  -  с
нач.кадровой  службы  Сун  Сунгайло,  а  второй   -   с   пресс-секретарем
Драницыным.  "Убиение"  вышеназванных  лиц   несет   трудно   представимые
последствия для их соматики и психики.
Необходимо срочно разобраться: кому это выгодно? А если невыгодно, то
тоже кому. Прошу отметить, среди пострадавших нет ни одного члена научного
персонала нашего Института, что крайне подозрительно.
После моего насильственного выведения с игрового поля через печь  яги
ягишны, где-то около 2.30 по базовому времени  я  попытался  проникнуть  в
помещение локального пульта "гамма". Мне это не  удалось,  хотя  начальник
научной смены Дар Веттер по инструкции обязан был лично  доложить  мне  об
обстановке. Когда я просил открыть дверь, он симулировал приступы смеха  и
как ни в чем не бывало рассказывал сотрудникам анекдоты про нашу СБ. Когда
же я  воспользовался  жетоном-вездеходом,  он  неожиданно  отпер  дверь  и
толкнул ее так сильно в мою сторону, что я упал  и  сильно  ушиб  спину  и
затылок. С деланным  сочувствием  он  и  его  помощник  поволокли  меня  в
медчасть, "добродушно" упрекая в подслушивании, мол, натура  у  нас  всех,
эсбистов, такая. В медчасти мне  под  видом  успокоительного  дали  сильно
действующий  транквилизатор,  судя  по  зеленым  кругам   перед   глазами,
экстра-морфин. В связи с этим продолжить  несение  дежурства  не  удалось.
Вернее будет сказать, что я еле добрался до первого дивана  в  коридоре  и
погрузился в  наркотический  сон,  который  продолжался  до  7.15.  Я  был
разбужен бранью операторов, идущих со смены. Они кричали: "Нахрена вас тут
держат, шептунов только пускать умеете - атмосфера и так загажена".
Согласно статье # 10  Основного  положения  я  хотел  задержать  лиц,
наиболее усердствующих  в  подрыве  авторитета  Службы,  но  вынужден  был
отказаться от  своего  намерения.  Крикуны  набросились  на  меня  толпой,
повалили на пол и забросали частями дивана. Я чуть  не  задохнулся!  Когда
какой-то человек сделал им замечание, операторы "объяснили" ему, что  "это
мы играем, сержант сказал - настоящие эсбисты  могут  дышать  даже  сквозь
сапоги".
Дорогой  коллега.  Для  поддержания  авторитетного   уровня   несения
дежурства прошу разрешить применение мощных  контраффективных  средств  по
нарушителям порядка, регламента и инструкций.

2/6/32. Майор-инженер Рубакин. Рапорт рассмотрен.
Достаточных оснований для начала расследования нет.
Распоряжения подразделениям: Савелия П.Прозорова направить в  клинику
N_2  Северо-западного   Университета   на   внеочередное   психиатрическое
освидетельствование.



 2

   ИнТ Когнитивной Топологии
   Служба безопасности
   6/8/32
   Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину
   от сержант-техника Сав.П.Прозорова

Дорогой коллега.
В  связи  с  благоприятными  для   меня   результатами   медицинского
освидетельствования считаю видения, обступившие  меня  во  время  прошлого
дежурства,  объективной  реальностью.  Однако,  прошу  оградить  меня   от
издевательств: сегодня я обнаружил в стенгазете свой  портрет  в  траурной
рамке с наглой подписью: "Сержант Прозоров, произведя задержание мочи  для
анализа, пал смертью храбрых".
В холле корпуса "Б", на втором этаже, есть одно  место  -  я  не  раз
проводил вокруг него мысленную черту. Только переступишь ее,  и  уже  ТАМ.
Шаг назад - и здесь. Прыг-скок, там-здесь. Чем не колодец, не шлюз,  через
который каждый, повторяю,  каждый  сотрудник  института  может  попасть  в
игровое поле на уровне персонажа.
За окном мокрый ветер, лупит вовсю  по  стеклам  -  плохие  вести  из
Антарктиды, а шагнул  и  -  солнце  сияет  расплавленным  пятаком,  где-то
вдалеке с крыши небосвода  скатывается  стайка  надувшихся  тучек,  а  над
тобой,  как  на  полянке,  кудрявые  облачка  пасутся.  Вокруг   рощи,   в
кронах-головенках тонких деревьев играет блестящий воздух.  Трава  мурава,
что бархат - погуще, чем  на  центральном  стадионе.  Поодаль  холмы,  как
подушки зеленые, словно мягкие на ощупь. Между холмов речушка  запуталась,
а за ними тает и тает море голубым дымком. Благодать!  И  забегая  вперед,
отмечу, что никакие контакты не грозят квик-СПИДом. Но не все так  просто.
Хорошо проглядывается то ли скала, то ли глыба, то ли парашютная вышка,  а
на ней  неуместной  игрушкой  терем-теремок  Кощея.  Это,  надо  признать,
легализованный нами паразит временного толка. Он прост,  как  компьютерный
вирус. Присоединяет чужие отрезки времени к своему.  Терминатор  тщательно
замаскирован.
Когда я появился в поле, Кощей  дрыхнул,  укрепляя  свое  бессмертие.
Первый временной донор, Елена Прекрасная, пела - выходит, не очень грустно
ей  в  девичьей  светелке.  А  второй,  Иван-царевич,  в  темнице  маялся,
постанывал, потому что Кощеево воинство бока  ему  намяло  для  прочищения
мозгов. Все сведения я получаю от одного  местного.  Как-то  мы  незаметно
скорешились. Он - настоящий оборотень. Уверяет, что его  Тристаном  зовут,
рыцарское достоинство у него. Дескать, в результате  сплайсинга  вывалился
из сектора кельтского эпоса, а по дороге его какая-то блуждающая программа
обработала  -   переоформила   в   Серого   Волка,   то   есть   чудесного
помощника-оборотня. В обычном неактивизированном состоянии он на волка или
вурдалака не очень похож, больше на пятиклассника, хотя и говорит,  что  в
своем секторе он чуть не женился.
Я еще  до  него  стал  схему  отрабатывать,  чтобы  Кощея  устранить.
Помните, конечно, терминатор: ларец на дубу, яйцо в ларце, игла в яйце, ну
а в игле,  как  и  полагается,  смерть.  Чтобы  проработать  всю  цепочку,
хочешь-не хочешь, а вербуй команду "Динамо" из благодарных животных. Чтобы
все твари были по гроб обязаны за то, что ты их не поджарил и не слопал  с
кетчупом, и поэтому вместо тебя в огонь и воду  лезть  готовы.  Мой  дебют
оказался  не  шибко  удачным,  прослонялся  (по   местному   времени,   не
совпадающему с  базовым)  целую  неделю,  шикарный  кафтан  изодрал,  тьму
млекопитающих и рыб запугал, застрессовал. Да только плюнули они на меня в
ответственный момент. Иглу слизнуло в море, а щука лишь махнула хвостиком.
Наверное, фауна догадалась, что я "бумажный дракон". Ни из лука садить, ни
мечом лупить не обучен (тоже ведь упущение со стороны руководства). Пришел
на место стоянки грязный и злой. А там этот, по кличке Тристан, уже сидит,
кашу варит. Я молчу, кто его знает, может, подосланный, а он молвит  слова
приветные: "Знаю я твою беду-кручину, Иванушка. Помогу я тебе". Махнул  на
котелок, лопай-де, и юркнул в кусты. Вернулся через час - я еле его  узнал
- раздувшийся, страшный, мускулистый, как три гориллы, садится за пень,  и
чин чином, пишет мне рапорт:


  ИнТ Когнитивной Топологии
  Вычислительная среда "Глобпак"
  Игр.поле # 2, зона 12-а
  Сержант-технику СБ Савелию Петру Прозорову
  от персонажа Тристана, рыцаря

Дорогой сэр и достопочтенный старший брат, радуйся.
Учитывая  возросшее  число  степеней  свободы   большинства   игровых
персонажей,  особенно  таких,  как  Кош   или   Кощей,   называющий   себя
Бессмертным, я был  вынужден  изменить  стандартное  разрешений  сюжетного
алгоритма.
Проник я в палаты Кощея под видом таракана - там их  видимо-невидимо,
наверное, они с ним в симбиозе. Обернулся  послом  иностранной  державы  -
ведь Кощей это что-то вроде серого папы и черного  кардинала  -  и  говорю
ему, оба мы с тобой непонятые. Тебя прогрессивное человечество не за  того
держит. Считает паразитом, в то время как ты - символ  сублимации  половой
энергии,  обозначаемой  в  народе  как  Елена  Прекрасная,  в  бесконечный
творческий процесс. Прекрасный символ. Меня тоже часто ошибочно считают за
посла совсем другой державы, и кроме того, я еще невест  для  чужого  дяди
достаю. Вижу, тот растрогался, слезу подпустил. Тогда я ему  сообщаю,  что
его  заветная  игла  со  смертью  на  дне  морском  во  власти  стихий   и
случайностей. Хороший момент я улучил, доверительный, он весь  задергался,
только успел назначить меня  своим  заместителем  по  делам  бессмертия  и
бросился прямо через форточку в пучину морскую.  Как  в  песне,  мелькнула
попа голая, и океан затих. Я тем временем спускаюсь в подвалы мимо стражи,
размахивая знаком власти - скипетром в виде молотка, с похвальным словом к
славным кощеевым ратям на устах. Двери чугунные вышибаю,  запоры  железные
перегрызаю,  вхожу  в  камеру  к  Иван-царевичу,  кричу:  "Заключенный   -
встать!",  снимаю  его  с   цепи.   А   этот   неумытый,   нисколечко   не
возрадовавшись, ответствует мне грубо: "Кто ты, чудище поганое?" Так прямо
орет на меня: "Кто ты, что от меня, крещеного хочешь?"  Я  ему  нашептываю
голосом сладким:
- Крещеный или обрезанец, нам без  разницы,  главное:  чтобы  никаких
накладок по сюжету не было. Я у твоего батюшки-царя, тирана  скверного,  в
оковах сидел? Гад буду, если не сидел. Ты тогда еще младенчиком был?  Был.
И хоть породы ихней царской, ключики с батятиной шеи  снял  и  мне  отдал.
Оковы стопудовые упали на пол, как халат, дверь с петель слетела, и привет
его величеству, убег я в леса. А нынче, примите мои поздравления, явился я
- должок за те дела отдать.
Но придурковатый царевич больше большего  напужался,  бормочет,  мол,

 
в начало наверх
чудища полоненного не жалел, а то его самого царь в лес бы спровадил. Пришлось слегка подуспокоить для скорейшего спасения - Кощей ведь в любой момент назад пожаловать может. Кулаком в лоб, чтоб не выкобенивался, голову под мышку и вперед - туда, где нет конвоя. Пока я его выволакивал, Елена Прекрасная ущучила, что без надзора, и смылась. За ней большая кодла птиц прилетела из другого сюжета, породы гуси-лебеди. Хвать ее и удирать со всех крыльев. Стрелять, вроде не положено, запустил в них стулом, да промазал - уже высоко они на воздух поднялись. Делать нечего, оглянулся к царевичу, и его след простыл. Вот такая история. Очень нестандартный царевич. Тут есть над чем подумать. Я Тристану благодарность объявил от имени руководства Службы за спасение царевича, а за причиненный нокаут журить не стал. Все правильно. Пришла подмога к тебе - в исподнем беги. Хотели поискать Иван-Царевича в рощицах - далеко не должен был уйти на голодный желудок. Да тут налетела на нас стая оводов, каждый размером с курицу - наверное, из сектора греческой мифологии - и погнала в какую-то ненужную нам сторону. Насилу отбились от них уже в другой зоне. Скорешились там с Морозом Красным Носом, он их всех выморозил - правда, вместе с нами. Нас потом Снегурка реанимировала. Она - мощная нудистка, зимой на природе голая ходит... Вы, наверное, дорогой коллега, в толк взять не можете, что это мне приспичило за Иван-царевичем гоняться. Лицо вроде не юридическое, игровое. Да нет, неправда ваша, сударь. Иван-Царевич - это самопрограммирующийся модуль, являющийся резонансным контуром для ведущего специалиста отдела разработки игровых схем Василевса Мережко. Модуль очень автономный, бежит невесть куда и чего-то такого хочет. Может стать предводителем татей и грабить на больших дорогах, может, царем, может, чего похуже. В бесконтрольных зонах у него вполне обломится. Вы за самим Мережко повнимательней приглядывайте, хоть он ходит на работу и ночует дома, а все равно ненадежен. 6/6/32. Майор-инженер Рубакин. Рапорт рассмотрен. Распоряжения подразделениям: Проанализировать взаимоотношения доктора Мережко с сотрудниками и руководством отдела, его нынешний служебный статус. 3 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 6/8/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от лейтенант-психолога Нана Бодровой Дорогой коллега - в ответ на запрос. Василевс Леонид Мережко, 49 лет, урожденный Василий Леонидович Мережков, в ИКТ с 2013 г., 2020-2031 гг. начальник отдела разр. игровых схем, докторская диссертация: "Драйв Иванушки-дурачка в преодолении смысловой ограниченности сюжетного алгоритма", отстранен от должности решением Совета, за "интеллектуальное отставание", 61% голосов. Доктор Мережко один из главных разработчиков вычислительной среды "Глобпак" и инициатор придания ей игрового характера. Таким образом, можно считать, что именно он определил нынешний научно-производственный облик института. В последние годы его часто обвиняли в движении к иллюзорным целям, в стимулировании "искусства ради искусства", в низкой практической отдаче. Однако, с приходом к руководству новых людей эти упреки прекратились. Мережко, наверняка считает, что острие критики было направлено не против его методов, а против него лично и использовалось карьеристами. Так как работа - единственная сфера приложения его энергии - он сейчас в разводе, дети живут отдельно, хобби, социальных интересов не имеет - происходит болезненная фиксация на нанесенной обиде. Мережко чрезвычайно суперэготивен и интровертирован, поэтому комплекс обиды не выражается в каких-либо агрессивных действиях, а ведет к постепенному развитию навязчивых состояний, неврозам, подавлению иммунных функций организма, и уже в циклическом порядке развивающиеся патогенные процессы дестабилизируют психику. Достаточно вероятны проявления суицидных намерений. По моему мнению, надо исподволь подводить Мережко к возможности и желательности стационарного лечения... 4 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 6/8/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от сержант-техника Сав.П.Прозорова Дорогой коллега. Давайте вместе вспомним теорему Геделя. Не кажется ли вам, что применительно к вычислительной среде "Глобпак" она звучит так: "Для любой открытой системы существует состояние, в котором она нестабильна". Отсюда следствие: "Система переходит в новое устойчивое состояние за счет изменения организационных принципов в пределах метасистемы". Эк ловко я сказал! Правда, что такое метасистема, мне не известно: может, город, а может, и мир. По моему сержантскому образованию и разумению получается просто и наглядно - другими теперь стали кубики, из которых выкладывается игра нашими седоусыми докторами и чернобровыми магистрами. Нет той податливости, управляемости. Среда делает все супротив наших правил; как говорит мой приятель, кстати ветеран КВД, перешла в резистентную форму. Такое, известно всем и каждому, от хорошей жизни не происходит: любая хреновина приятному не сопротивляется, а лишь немного поломается и скажет: "Давай попробуем". Дорогой коллега. Приятель мой и я, Иванушка-дурачок, добрались до царства царя Долмата (зона 21д). А вскоре, по агентурным данным, должен был сюда пожаловать Иван-царевич, он же Мережко. По нашим предположениям собирался он влезть в стабильный покамест сюжет: змееборство со сдельной оплатой. Ухайдакал змея, пару конкурентов отшил, да получил невесту. Зачем только Иван-царевичу сорока девяти годов она нужна? Вот это слабое место в наших построениях. Но, по крайней мере, где-нибудь пригодится, невесты товар ходовой в тутошних краях, как у нас автощекотуны. Стали мы проводить рекогносцировку на местности, определять, где бы удобнее вмешаться, и примечаем, уж больно народ вокруг веселый, люди некручинные. Что за дело? Вкалывать действительно здесь не надо от горшка до горшка, достаточно пару раз на поле сходить, посеять, да может, сивку-бурку отогнать, если личная заинтересованность имеется. Все остальное само сварганится - сказка же. Но змеи-то! Оказывается, и змеи окаянные не летают больше на земли хрестьянские, ни в одиночку, ни клином, баб, мужиков да бояр с боярыни не едят. Мол, нашелся уже добрый человек по прозвищу то ли Меря, то ли Мерлин (гастролер из кельтских зон). Он змеев заклял - от мясоедения у них ноне понос и несварение, мучается животинка - страшно смотреть и опасно даже стоять рядом - худая смерть ей приходит. Выходит, не сослужить теперь Ивану-царевичу службу честную царю-батюшке. А нам очень важно его в стабильный сюжет засадить. Не успел я пригорюниться, как Тристан меня выручил. Ему, оказывается, и за змея сойти ничего не стоит. Правда, в момент превращения начинает град лупить из-за понижения точки росы - энергия из природы уходит. Что хорошо, змеев никто в лицо и не видывал, те жуют свои жертвы инкогнито, и без свидетелей. Но я твердо потребовал от Тристана, чтобы Иван-царевич победил и сюжетная правда восторжествовала. "Обещаю сохранить ему жизнь. Ведь соплей его перешибить могу", - уклончиво отвечал оборотень. Я предупредил, что не потерплю нечетких формулировок. Тристан посетовал на стереотипы и согласился на поражение. И таки да, явился на следующий день во владения царя Долмата змей ужасный, как выяснилось, лютый до женского пола - в этом уж Тристан личностное проявил. Ни одной юбки оный гад пропустить не смог - всех отведывал. Мне было стыдно за него, но ведь сказка стоит по ту сторону добра и зла. Нет там никаких этик, эстетик. Раз надо ходить, то ходи так, чтобы быть ближе к выигрышу. Долго подбирался змей к царскому семейству, царь был готов пожертвовать жизнью, конечно, не своей, но ничего не получалось. Жрун настаивал, царь выставил дочку, считая, что еще дешево отделался. И тут появляется Иван-царевич, рвет перед толпой косоворотку на груди и, не перекусив с дороги, кидается выручать крепконогую красавицу Василису. Ниже привожу рапорт-репортаж, составленный моим помощником: ИнТ Когнитивной Топологии Вычислительная среда "Глобпак" Игр.поле # 2, зона 21-д Сержант-технику СБ Савелию Петру Прозорову от персонажа Тристана, рыцаря Дорогой сэр и достопочтенный старший брат, радуйся. Не успел змей прислать свой указ, отвозит царь дочку на лукоморье, расстреливает ученого кота: "Без летописцев лишайных обойдемся", да хорошенько привязывает царевну морским узлом к дубу, чтобы не убежала, пока не приберут. Входит окруженный народной любовью Иван-царевич. С первой попытки Василису из узла вынуть не удалось, притомившись, решает у нее на коленях отдохнуть. А пока он почивать богатырским недельным сном будет, чтобы не сидела она зря, а воздавала уважение - нашла бы всех насекомых во шелковых кудрях. Царевна, конечно, навзрыд заливается, а конь Иван-царевича ее поддерживает: "Не спи, змей на тебя сон нагоняет", будто ему слова давали. Иван-царевич смущается нравоучений скотины в присутствии юной девы, что-то объясняет, мол, Кощей ему спать не давал своим храпом, да и обовшивел не на шутку. А потом, приободрившись, читает царевне лекцию о культурных взаимоотношениях полов и о том, чего не хватает современным девушкам. Вдруг ветром конспект у него из рук вырывает, море всколыхнулось - змей прилетел: спереди верблуд, сзаду крокодил (а это уже я). Говорит змей Иван-царевичу сердито: Ты-то зачем здесь? Что ты лезешь с головой в каждую дырку?" Отвечает царский сынок дерзко и невпопад: "Сам блоха портошная. Попробуй со мной справиться". Дует змей, становится мост ледяной по морю для честного поединка, да наезжает редкое животное на царевича Мережко. Бьет его царевич... и наземь повалил. (Это я, конечно, поддался и начал потихоньку "с ковра" сползать, мол, твоя царевна.) А тут конь говорит: "Руби еще раз". (Какая гнида его подучила, не сам же додумался.) Царевич удивляется, но на всякий случай хочет коня послушаться. Змей по-быстрому восстанавливает дыхание, снимает боль, делает позу змея и, схватив палицу, давай Ивана в землю забивать (виноват, психанул). По пояс уж Иван в земле сырой, но конь его верный заходит сзади и топчет копытом стопудовым "тварь окаянную". Обманутый змей падает в сине море и тонет. Спасибо ундине Вассерман, что из германского сектора случайно заплыла - сделала искусственное дыхание, откачала за умеренную плату. Этот примитив водяной царь с выводком клонированных дочерних модулей все жабры отсмеял, на меня глядючи. Погань! А царевич из грязи выбрался, взвалил царевну на коня (подлеца) и к царю привез. Тот почуял неладное, все искал настоящего царевича вместо Мережко, а потом выдворил молодых в двадцать четыре часа за пределы своего царства. Нон грата, мол, я здесь пока хозяин... И что у Тристана по-человечески ничего не получается. Ведь может же работать, как следует. Такой сюжет загубил - безопаснейший, тупиковейший, из которого никакой вектор никуда не выведет. Где теперь Мережко? 14/8/32. Майор-инженер Рубакин. Рапорт рассмотрен. Распоряжения подразделениям: Проверить системные журналы всех пультов, выявить отклонения от нормального режима ввода заданий, прогнать диагностеры на предмет обнаружения следов несанкционированных записей в системном буфере. 5 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 15/8/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от лейтенант-инженера Степана Ли
в начало наверх
Дорогой коллега - в ответ на ваш запрос. Проведенной проверкой каких-либо нарушений режима ввода заданий не обнаружено. Однако, во время тестирования буфера выявлены следы модулей, не зарегистрированных ни в библиотеках канонических структур, ни в пакетах прикладных решений. Можно с достаточной уверенностью утверждать, что эти модули на момент обнаружения подвергались обновлению, хотя все пульты и иные каналы доступа были заблокированы. Попытки переписать следы в системный архив закончились неудачей ввиду того, что все адресные индексы давали неверную локализацию записей. Таким образом, надо признать, что мы потеряли контроль над вычислительной средой. 6 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 18/8/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от сержант-техника Сав.П.Прозорова Дорогой коллега. Нашли мы Мережко в самой что ни на есть бесконтрольной зоне 30ж. Было тут бесхозное царство, местный царь зашел в иноземное посольство и попросил там политического убежища. Созвал жителей Мережко, и выбрали они его демократическим способом в цари за неимением лучшего, приговаривая: на бесптичье-то... А вот семейная жизнь не получилась у условно молодых даже во дворце. То ли по легкомыслию, то ли по тайному веления сердца женушка поднесет муженьку или водицы, от которой рога вырастают, или пряничка, от которого морда козлиной делается. Мы, чтобы Мережко выручать, во дворец устроились придворными. Но за нашу бдительность Василиса нас все время в должности понижала, так что вскоре стал я кухонным мужиком, вернее, тунеядцем, а Тристан, как более способный, свинопасом. Когда же мы посоветовали царевичу проделать древний сказочный обряд "очищения бабы", то есть разрубить царевну, всех жаб, гадов и прочую символику из нее вытряхнуть, да снова срастить половинки, разжаловать дальше было некуда. Поэтому, упростив задачу, Василиса просто выгнала нас взашей без выходного пособия. Прошло только три дня и три ночи, царевич на охоту отправился. А к Василисе гость дорогой завалился, как это иногда еще бывает. Звали того пришельца Змей Горыныч. Откуда узнал, откуда пронюхал о царевне, неясно. Одним словом, с любыми любимыми не расставайтесь. И вообще, модуль Змея Горыныча, должно быть, какой-то вредитель сочинял, потому что получился не просто оборотень, но и коварный соблазнитель. Он нам даже во времена относительного порядка на игровых полях любую благопристойную картинку портил. А мы-то все кивали - не бывает-де программ без ошибок. Настоящей подлости без напускного благородства не бывает! Вот и сейчас перекинулся Змей Горыныч молодым удальцом, сокольничим соседского царя Салтана. Со стихами Пушкина явился на устах и подмигиванием в глазах. Был он похож, как две капли, на магистра Афанасия-Афанасия. Стали эти двое, очевидно, не в шашки-шахматы состязаться. А перед разлукой подарил он Василисе так называемый мертвый зуб (о нем ниже) и посоветовал на ушко: "Как сделается Иван-Царевич непослушным, напросись почесать у него в голове, только косточкой сей по кудрям евонным проведешь, он вмиг и образумится". Каков человек, таков и подарок. Вернулся Иван-царевич домой и только принялся женушке лекцию читать по теории игр, она ему зубчиком в голову мудреную запустила. Он, как и следовало ожидать, без перерыва и паузы преставился. Василиса истерично хихикнула, собрала хатули, села в телегу и поскакала до папаши, прощение вымаливать. Придумала даже историю на ходу - что Иван-царевич никакой не царевич, а переодетый ассенизатор и наймит тридевятиземельной разведки. Тристан же почуял собой, ушами-локаторами поводил и дал мне знать о происшествии. Созвал он народ - народа под рукой не оказалось. Привел тогда во палаты - они там нахалявили, ужас - обитателей скотного двора. Но занавес уже упал. Опасливо осмотрев бездыханное тело, Тристан объявил собравшимся, что по Мережко-царевичу применен мертвый зуб: самонаводящийся биологический снаряд многократного использования. Покойника еще можно спасти, если извлечь из него зуб. Это страшное оружие бьет по любому, кто окажется в зоне поражения - конусе со сферическим углом встовосемьдесятградусов.Говоря по-рабоче-крестьянски, надо перепрыгнуть через мертвеца, да так ловко и быстро, чтобы выскочивший зуб не успел в тебя воткнуться, иначе каюк - безусловный летальный исход. Скоты заблеяли, замумукали, закукарекали, давая понять, что особых симпатий к царевичу не испытывают, потому что он, чудовище, жрал их за милую душу. Так что жизнью рисковать они не собираются, не дураки же совсем. Тогда прыгнул Тристан, оп - и готов, лежит пронзенный оружием массового поражения. А Мережко встал, пошатываясь, сказал, что ему тошно от этого балагана, и ушел в чулан. Делать нечего - без Тристана все равно пропадать - кинулся я через жмурика с криком: "Урааа". Куда там. Сразу околел. Мертвый сон меня сковывает, мгла поглощает, чувствую, толпа начинает расходиться - страшно, и... оживаю. Жить-то как, братцы, здорово! Оказывается, баран Барон, симпатизировавший мне за мое вегетарианство, скаканул - и вот лежит недвижим. Кажется, налицо форс мажор, тупиковый алгоритм - ничего не попишешь. Мешок на плечи и в путь, а барана и так кто-нибудь слопал бы. Даже сами животные кивают, ради Барона собой рисковать - выше человеческих сил. Сняли шляпы, склонили рога, прости, дорогой друг, покойся с миром, риквескат ин паце... и побрели по свои корма. И я почти ушел, но чувствую, не могу, совесть загрызет. Была не была, туда не хочется, а надо. С разбега, как на сдаче норм ГТО, сиганул! И исчез, не виден еле тлеющий уголек, падающий в черную бездну. Но вдруг свет выхватил меня из пустоты, тепло дыхания отогрело от смертного хлада мозг, прикосновение рук восстановило ощущения жизни. Ласкает меня взглядом незнакомая милашка и представляется: "Марья-царевна". А рядом Тристан укоризненно говорит: "Повезло ж балбесу. И вообще, не положено так в сказке вести. Сказка - ведь суровая штука". Удачно пришла эта самая Марья Моревна, ухитрилась по такой траектории прыгнуть, что зуб ушел в потолок. Там теперь табличка "Мины" висит. Подержались мы с Машей за руки, обменялись адресами, и пошел я Мережко искать. А он уже давным-давно через оконце клозета выбрался, сел на своего коня-беспредельщика и унесся в чисто поле. Куда, зачем - ничего не понятно, на уме лишь свист протяжный. Наверное, не очухался я еще - и у Тристана тоже ноль идей. Лучше не придумали, как разделиться - он на север пойдет, а я на юг - дальше по области бесконтрольных зон. А встретиться мы должны были на востоке, около сектора китайских сказаний о лисах. Иду, иду, то льды, то пески на местах, куда назаписывали в свое время модулей "дубрава". Еще и птица Симург бомбардировки устраивает, то есть просто гадит сверху. Потом за мной стали гоняться братья. Почти у каждого Иванушки есть завистливые братья. Но мои были особенно приставучие, что крайне обидно ввиду полного отсутствия на руках объекта зависти - ни царевны, ни сказочных сокровищ. Смахивало это не на самодеятельность "Глобпака", а на изощренное изнурение моего персонального модуля отделом разработки игровых схем. Так и есть. Вскоре я стал распознавать среди мнимых родственников магистра Афанасия-Афанасия и одного из начальников смен Дара Веттера. Даю я большие крюки, объезжаю все приметные места за полверсты, ночами не сплю, пытаюсь сбить со следа. Хитри не хитри, а как устанешь, самую большую глупость сделаешь. Сморило меня у высохшего колодца. Просыпаюсь от пинка сапогом в ребра. Стоят шестеро и лыбятся. А Дар Веттер говорит: "Вот нашелся и наш меньшой. Брат, братанчик, братишечка. Валяй его, ребята, чтобы он хитрованчик этакий, не бегал от нас больше". Пошвыряли они меня, попинали, поиграли в картошку, используя вместо мяча окаменевшее яйцо птицы Рух. Вдруг из колодца дикторский голос вещает: "Спасите меня, товарищи. Кто меня вытащит, тот не пожалеет". Кого-то они своим шумом растормошили. "Красавица, ни в сказке сказать, ни пером описать, - тут же определил Афанасий-Афанасий и крикнул во тьму ямы, - не печалуйся, юная дева, сейчас мы тебя вытащим и все вместе на тебе женимся по старому обычаю". Братья отошли в сторону, посовещались, а потом позвали и меня: "Иди к нам, Ванятка, что ты все отдельно да отдельно. Понимаешь, лезть-то в яму надо тому, кто легче. Справедливо?" - "Справедливо", - согласился я, предчувствуя недоброе. "Ну вот и полезай", - с облегчением сказал Афанасий-Афанасий. Раздались бурные аплодисменты. И привязав за ногу, меня столкнули в яму. Не разбился я и не рассмеялся, а встретился с ведьмой старого и запойного вида. Братья мне кричат: "Шевелись. Упаковывай невесту. У нас бракосочетание на семь назначено". Я в ответ: "Ей другие женихи требуются, ведьмак или алкоголик-пенсионер". - "Привязывай, злой разлучник, у нас тут любовь". Подвесил я похохатывающую от возбуждения женщину, а они вытащили ее и тут же бросили назад - любовь скоротечной оказалась. Бросили и умчались, забыли о своем меньшом братчике. А ведьма как раз вспомнила, женила меня на себе, приговаривая: "Зато мне самый молоденький досталси". А потом сожрала по причине малой полезности. Дорогой коллега. Не беспокойтесь. Меня опять оживили. Собрали косточки, покропили водой, которая живой называется, потому что обладает биологической памятью, и запустили программу восстановления. Когда я снова стал игровой единицей, поздравили меня друзья, Тристан-рыцарь и тот черный ворон, что мертвечину, вернее, мой испорченный модуль отыскал. Он, кстати, заглотив остатки водицы - чтоб добро не пропадало - разучился каркать и принялся хамить моими словами всем пролетавшим птицам. Мытарства на этом не кончились, когда из гибельных краев выбрались, чуть не окаменели. Там одна вольная скульпторша подвизалась, Горгона Медуза. Мы на нее с помощью зеркала смотрели, а она нам объясняла, что презирает беспредметное искусство. 8/9/32. Майор-инженер Рубакин. Рапорт рассмотрен. Распоряжения подразделениям: Провести локализацию зон, вышедших из-под контроля системных средств и основных направлений сплайсинга в игровом поле. Заметка на полях. Знаю я эту ведьму. Сержант с ней в курилке сидел. Известная еще во времена моей молодости Глаша Сидорова по прозвищу Скорая помощь. Сожрала - это еще ничего. Главное, чтобы квик-СПИДа не случилось. 7 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 8/9/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от капитан-инженера Карахана Шварцерде Дорогой коллега - в ответ на ваш запрос. Согласно сферической системе координат, основные направления сплайсинга относятся к экваториальной области, где носят достаточно ритмизированный меридианный характер, однако при перемещении в высокие широты сплайсинг более случаен и вихреподобен Очевидно, существует ряд мигрирующих центров зарождения вихрей-сплайсингов, которые производят перемещение до одной трети всего зонального информационного материала. Мне представляется, что экваториальный и высокоширотный сплайсинги - явления разного происхождения. Первый, регулярный, несет на себе отпечаток человеческой активности, второй, хаотический - чисто системный, хотя, быть может, и спровоцирован первым. Зоны, вышедшие из-под контроля, локализуются между семидесятым и девяностым градусом западной долготы с расширением в сторону полюсов. Располагавшийся ранее в районе северного полюса резервный сектор "остров Буян" в настоящее время не прочитывается полностью, так же как и ближайшая к нему рабочая зона "царство Афона". В ближайшее время я закончу математическое описание собственной функции сплайсинг-процессов первого типа, что позволит сделать обоснованное заключение о возможности программной диверсии в среде "Глобпак". 8 ИнТ Когнитивной Топологии Отдел Разр.Игр.Схем 20/9/32 Начальнику СБ генерал-инженеру Сексогену Волевахе от магистра Афанасия-Афанасия Дорогой коллега.
в начало наверх
Сегодня в 13-00 по основному времени я вместе с дневной сменой операторов и лаборанткой Марией Тимофеевой находился в помещении локального пульта "гамма" и занимался прогонкой новой игровой схемы согласно решения Совета ИКТ от 14/7/32. Послышались громоподобные удары в дверь кованным каблуком ботинка. Все присутствующие в помещении "гамма" встревожились, поскольку никто не предупреждал нас по телекому о своем приходе и даже не использовал обычный звонок. Выяснить личность стучавшего по видеообзору не удалось, предположительно, ему удалось застопорить передвижение телекамеры. Мы включили аудиоканал, и до нас донеслись надрывные крики угрожающего содержания, по которым был опознан сержант-техник Савелий Петр Прозоров. Мы знали, что он при исполнении служебных обязанностей, но, по нашему единому мнению, находился в совершенно невменяемом состоянии. Во-первых, вопил, что таких братьев, как мы, надо на воротах расстрелять, во-вторых, называл меня Змеем Горынычем, неверным родичем и исчадием ада всех видов, в-третьих, требовал немедленно выдать ему Марью-царевну Тимофееву. Испуганная лаборантка настоятельно просила избавить ее от общения с сумасшедшим. Тут сержант-техник окончательно зашелся, обвиняя нас в колдовских действиях против Марьи-царевны и пообещал, что все равно сейчас доберется до "братьев липовых" и "разметает по кочкам". После угрозы он действительно вставил в замок жетон-вездеход и, хотя несколько человек держало дверь, проявив поистине психопатическую настойчивость, ворвался в помещение. Мы, как интеллигентные люди, воздерживались от применения физической силы и лишь пытались не подпустить маньяка к аппаратуре и девушке, забрать у него жетон и вытеснить за дверь. Нам это почти удалось, но он, полностью потеряв контроль над собой, применил контраффективные средства (рвотно-слезоточивый аэрозоль) и пустил в ход кулаки. В итоге мы были вынуждены отказаться от пассивного сопротивления. Сержант, бессмысленно бормоча: "Блюйте, блюйте, голубчики, пока гады из вас полезут", ввел с пульта несколько неидентифицированных до сих пор программ и, схватив близкую к обмороку девушку, скрылся в неизвестном направлении. Дорогой коллега. Полученные нами побои засвидетельствованы медицинскими листами. Просим оградить нас впредь от действий ваших сотрудников, наносящих ущерб научно-производственной деятельности института и чреватых большими материальными потерями. Уведомляем, что на ученом Совете ИКТ выдвинем на обсуждение вопрос о пересмотре статуса Службы Безопасности, который был определен более двадцати лет назад и на сегодняшний день в значительной степени устарел. Также заверяем, что не будем требовать возбуждения уголовного дела против Савелия Петра Прозорова, так как считаем его товарищем, перегоревшим на фронтах нашего общего дела. (6 подписей). 21/9/32. Генерал-инженер Сексоген Волеваха. Рапорт рассмотрен. Распоряжения подразделениям: Сержант-техника Савелия П.Прозорова уволить из СБ на основании $2 Устава. Не выдавать дежурным группам СБ жетоны-вездеходы и контраффективные средства. Пультовые помещения вывести из маршрута обхода дежурных групп. Майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину объявить строгий выговор за ослабление дисциплинарной работы с кадрами. 9 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 22/09/32 Генеральному инспектору Всесоюзного Научного Совета Михаилу Алексееву Комарову от майор-инженера Макдоналдса Рубакина Прошу отменить распоряжения начальника Службы безопасности ИКТ полковника-инженера Волевахи как ослабляющие надежность функционирования вычислительной среды "Глобпак". В настоящее время все надежнее проявляется тенденция к выходу рядя отделов института из-под надзора нашей службы. Это естественно сопровождается дезорганизациейработывычислительнойсреды; несанкционированным переносом информации между зонами на уровне целых фрагментов игровых схем, аварийным состоянием системного буфера, появлением самопрограммирующихся модулей на уровне игрового персонажа. Беру на себя ответственность утверждать, что вычислительная среда переходит в качественно новое состояние. Однако, нет возможностей проанализировать вектора и целевую функцию перехода ввиду того, что полномочия Службы в значительной степени сужены Научным Советом ИКТ и продолжают сужаться и далее. Я, как кадровый офицер-инженер, не могу солгать - мой непосредственный начальник генерал-инженер Волеваха потворствует, если не сказать больше - содействует самым опасным поползновениям против Службы. Приложение к рапорту, составлено референтом генерального инспектора Алисой Мадхен-Мужиковой. Вычислительная среда "Глобпак" разработана на базе теории системных деловых игр и использует аналоговые или "почти реальные" методы моделирования. "Глобпак" предназначен для решения проблем мышления, поведения, социальных организаций, научных исследований, комплексного прогнозирования эволюции. Разработчики этой вычислительной среды полностью отказались от построения моделей, изоморфно отражающих реальность, а произвели имитацию процессов познания реальности. В частности, несколько игровых полей воссоздают принципы и даже образность архетипического конструирования мира... 23/9/32 Михаил Алексеев Комаров. Рапорт рассмотрен. Указание секретариату. Проверить соответствие распоряжений начальника СБ ИКТ от 12/9/32 документированному статусу службы. Подготовить обоснования для проведения инспекции организационного обеспечения работ с вычислительной средой "Глобпак". 10 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 24/9/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от сержант-техника Сав.П.Прозорова Дорогой коллега. Снова вышел на трассу движения Иван-царевича Мережко. Провожу текущую нормализацию возникающих игровых ситуаций. С Мережко немного проясняется. Не ищет он ни невесту, ни жар-птицу, ни молодильные яблоки. Подозреваю влияние сюжета 100Е - "Еруслан Ерусланович". Царевич усиленно интересуется пустынным островом в море-окияне, где по непроверенным данным из некомпетентных источников (перелетные птицы, ведьмы-шабашницы, калики перехожие) нет ни дряхлости, ни тоски, ни суеты. Полагаю, хочет он там укрыться. А кто не хочет в такое место попасть, Макдоналдс Николаевич? Дорогой коллега. Тут недавно один мальчонка, тоже царский сынок (здесь у каждого третьего папа - царь) шастал с сестрицей по белу свету. Набрел на ручеек, из которого козлы хлебали, испил чуток и сделался козленочком. Мы поздно прибежали - первоначальную матрицу восстановить не удалось даже Тристану, хорошо хоть от заготовителей спасли. Так вот, козленочек копытцем дробь на каждом камушке выбивал, прислушался я однажды, ах, батюшки, звучит на азбуке Морзе: "Объявляю благодарность за спасение. Генеральный инспектор Михаил Алексеев Комаров". Вот какой знатный козел. 24/9/32 Майор-инженер Рубакин. Все, хватит. Теперь рапорта Прозорова для меня не рапорта, а частные письма в мой сейф. Но с козлом - попал в точку. Отменил Комаров распоряжение Волевахи, а через день наложил в штаны со страха перед нашими мудрецами и аннулировал свой приказ. И то правда, что у Мережко есть резон бежать. Его собственный ученик Витя Люденс едва оперился, все ему перья вместе с хвостом выдрал. Еще разорался: "Пора всем встать на службу подлинной когнитивной топологии". Ведь надо было укрепить мнение, что Мережко - это развлечения, лишь когда он уйдет, начнется работа. А началось то, от чего персонажи взбесились. Уж не заставил ли Люденс их работать, благоустраивать вычислительную среду? А ты, дорогой коллега Прозоров, вышел из-под удара. Отменил-таки Волеваха распоряжение о твоем расчете, потому что ты у нас на спецзадании - сварганил я задним числом секретный приказ - а во время спецухи увольнять нельзя, согласно того же Устава. Пару недель теперь имеется в запасе. Только бы поскорее закончил возиться со своей моделью Шварцерде. Если подтвердится существование программы-диверсанта хотя бы теоретически, я проковыряю насквозь весь отдел РИС, но возьму системного террориста за грязную руку и выдерну на свет. 11 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 28/9/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от сержант-техника Сав.П.Прозорова Дорогой коллега. Шли мы по следу Мережко. Так шли, что сильно обогнали. Порядком поизносили чугунные башмаки до обглодали до атомов чугунные просвиры. По пути имели место провокации. Один маленький мальчик очень выпрашивал у меня сабельку - для игры в ножики. Когда я ему подарил - детям ведь нельзя отказывать, а то они злые вырастают - он вдруг превратился в львицу и чуть было меня не слопал. Успел я ей солнечный зайчик в глаза пустить. Тут на помощь прибежал Тристан с бомбой. Испугавшись, львица превратилась в карлика, предварительно выплюнув полупереваренный модуль Карахана Шварцерде. Мы на него жбан живой воды извели - задышал, конечно, но с мозгов сбился от потрясения. При наступлении темноты он и карлик, личность которого из-за мизерности установить не удалось, сбежали. Я так расстроился от неудачи, что вспомнил - неподалеку проживает во своем отдельном стокомнатном дворце Марья Моревна. Уговорил Тристана, да заехали к ней погостить на пару деньков. Мы-то заехали, а она собралась на войну с соседней царевной - дело спешное, не отложишь. Разрешила нам всем пользоваться, во все комнаты заходить: кроме тех, что с табличками "К" и "Ж". Накормила, напоила, в баньке попарила, да со сказочным своим войском в поход отправилась (все бойцы с одним исполнительным выражением лица, они в греческом секторе родились от зубов дракона). Про "Ж" я сразу понял, а с "К" неясности возникли. Ни в одном путеводителе по дворцу описания этой комнаты нет, и никто про нее ничего знать не желает, как теленок про мясокомбинат. День я себя мариновал, а потом постучался в ту дверь. Отвечает: "Не заперто, входите, пожалуйста". Я вошел. В кабинете за столом сидит человек. "Сержант Прозоров". - "Кощей Бессмертный". Вот так и пришлось нам свидеться. Черный царь, может даже тот самый, которого Тристан выкурил, а сидит в плену у бабы. Показал он пальцем на пейзаж за окном и стал рассказывать жалобно так, что уж сколько лет не бегал босичком по траве, не удил рыбку, не собирал грибков. Держит его Марья Моревна в режиме полной гиподинамии, соки жизни из него уходят, и давно уже не бессмертней он мотылька. "Это, - сказал я, - ваши проблемы, но под конвоем прогуляться, наверное, можно - я сейчас с начальником караула договорюсь". - "Постой, мил человек, караульного не надо, потому как ноги меня уже не носят. И не будут носить, пока не напоят меня благие вести о будущем. Пить, пить..." И глаза закатил. Притащил я ведро воды, а он уже какой-то красный, запыхавшийся. Над водой пару пассов сделал, глотнул, говорит: "Ну, теперь за будущее спокоен." И выпал в окно. Я с испугом выглянул, а он уже стал страшным вихрем и прочертил к горизонту жирный след, как боевой космоплан "Миру-Мир-1". А к вечеру прискакали пара богатырей из Марьиного штаба и сказали, что страшный смерч-торнадо унес ее прямо из-за стола переговоров в края, откуда ни ответа, ни привета. Им доподлинно
в начало наверх
известно, то был вихреобразный Кощей. Дескать, какая-то гнида заходила к нему в комнату и прорвала замкнутый круг, в котором сидел сей злыдень. Во всем дворце шухер, обнаружилась пропажа секретных алгоритмов по околдовыванию целых царств, их сдавали Марье-царевне на хранение особо сознательные колдуны, чтобы от греха подале быть. И сопляку ясно, Кощей свистнул... Нас с Тристаном наскоро допросили, да ничего не узнав, погнали из дворца как неблагонадежных иностранцев. Хорошо хоть в пыточный приказ не отправили, с катом пообщаться без комплексов. А Кощея я задним числом признал - это магистр Афанасий-Афанасий, мой первейший враг и соперник. Куча навоза - не номер в "Хилтоне", но всяко теплее для ночлега, чем чисто поле. А наутро как раз показался Мережко на траверзе, закутанный в черное, как призрак отца и сына Гамлетов. Мы теперь постарались след в след идти. По дороге, правда, как могли поправляли пошатнувшееся материальное положение. Перо у жар-птицы выдернули, но от него все мешки и карманы истлели - хранение безопасно только в желудке у живого судака. Еще поймали на молодую толстуху, как на живца, бабу-ягу. Она нам, во спасение своей узко функциональной жизни, показала лесные источники с живой, мертвой и огненной водой. Тристан ее почему-то везде макал - в последней воде сгорела бедняжка, будто бенгальский огонь. А мы ничего, пьем и огненную. Шапку-невидимку изъяли у двух богатырей. Они до хрипоты спорили, чья она собственность. А мы с Тристаном решили, что собственность она народная, то есть наша. И отправили богатырей на состязание в триатлоне, мол, кто победит, тот и шапку присвоит. Ха-ха. Остановились на один день у царя Долмата - думали, на один - я ему от щедрот даже склянку огненной подарил. И оказалось (ой, горе мне) якобы дал он обет не есть обед, пока свою дочурку не всучит первому встречному за эту склянку. Или наврал все? Должно быть, Люденс и тут потрудился. Ладно, думаю, женюсь, а потом смотаюсь по-быстрому, якобы в медовый месяц. Молодую можно будет в пути обменять на что-нибудь стоящее, опять же прибыль. На свадьбе как ни в чем ни бывало, веселый сижу, тем более, музыканты выкаблучиваются на дуделях и сопелях - почище нео-панк-рока и слова-то все похабные. А потом мне один из них по дружбе сообщает: "Дяденька, совсем умаялись мы, на этой неделе уже третье бракосочетание нашей царевны Ирины мягкой перины играем". Я обрадовался. Значит, говорю, наутро развод. "Наутро похороны. Но там уже другая команда играет. Это злой дух всех женихов подряд давит и душит". Меня холодный пот прошиб, невеста чувствует неладное, за запястье меня берет своей клешней и больше не отпускает. Так и ведет в опочивальню, как задержанного. На мое счастье она около кровати замешкалась, не сообразила сразу, кого сбоку положить, меня или себя. Я смекнул, здесь последний шанс, через руку ее перепрыгнул, клешню разомкнул. А она по моей шее ладонью - в глазах темно, но не обездвижен, борюсь дальше. Провожу апперкот, она бьет хуком слева, делаю подсечку, она меня на мельницу берет. Позвоночник трещит. Успел я ей передавить яремную вену и бежать. Дверь заперта на амбарный замок. Бросаюсь через слюдяное окно ласточкой. А она самострел наладила и, пока я сотрясенный на земле валяюсь, пуляет в меня стрелу за стрелой. Я делаю вид, что она попала, "ох" и "ах" кричу, думаю, может, отвяжется. А она своим попаданиям радуется, выпускает из окна веревочную лестницу и спускается за мной с мясорубкой в руках. Говорит, ухмыляясь, не уйдешь теперь никуда. Теперь ты мой навек. Я, помню, закричал: "Пусти, Глафира" и потерял сознание. Очнулся от взрыва. Это тристан выстрелил из царь-пушки по бой-бабе. Промахнулся, досадно. Попал в дворец - тот рухнул, как карточный домик. "Ой, проклятые, - заметалась женщина, - там же все нажитое". И кинулась к развалинам искать свои сокровища. А мы удирать по столбовой дороге. За час добежали до царства царя Афона. Здесь мое боевое дежурство и закончилось. 28/8/32. Майор-инженер Рубакин. Письмо прочитано. Эх, Прозоров. Тимофеева тебе отставку дала, предпочла магистра Афанасия - это ж вполне естественно, он хоть и подлец, но человек ученый, а ты неуч, из всех ВУЗов выперли, ну, или сам ушел - себя, небось, искал. Ну, и что нашел, записным солдафоном стал, слова нормального от тебя не услышишь, только: "есть, так точно, рад стараться". Теперь уж нечего, дружок, плести ахинею: кощей унес, кощей унес. Ладно, извини, Прозоров, это я на тебя от огорчения обрушился. По часть Шварцерде бред твой правдивым оказался. Словно подменили мне его. Был джигит, а ныне соплежуй. Бледный, поганый, на тебя, Прозоров, все валит, дескать, ты - диверсант, навводил всяких вирусов, а теперь от них расстройство у среды. Я ему говорю, никакие вирусы ритмичный меридианный сплайсинг не вызовут, они ведь только умеют немудрено портить, лучше модель процесса предъяви. А он мне - она сверхсложная, и в Принстоне таких не делают, потому что бифуркация на бифуркации. И снова: Прозоров, Прозоров. Выгнал я его взашей, чуть пинка не дал. Нет, надо срочно переключаться на другую тему. Ты, сержант, кажется, Глашу обидел. Зря. С Глафирой Ивановной у меня связаны более нежные воспоминания. Помню, идет она на работу, какой-нибудь молодой эсбист кричит: "Ой, тетенька, скучно, дай поцеловать". А она откликается: "Ну-ка, кулибин, почини меня". Задорная. Любила она мой чуб трепать, а я ее за... Служба тогда в соку, в чести была, и не только у девок, но и у начальства. Черная униформа, галуны, позументы. Первый случай в мировой практике, когда одна и та же организация ведает обычной охраной, технологией, соблюдением режима доступа и обработки, чистотой всех видов памяти. Тогда как раз крупные боссы поняли, что программирование - это страшная штука, а среди программистов - половина маньяков. Целые отрасли, да что там отрасли, страны выходили из строя благодаря всяким компьютерным вирусам, опухолям, метастазам... На курсах нас учили векторному программированию, здорово пошедшей тогда в гору теории игр, а также у-шу, применению контраффективных средств и методам скрытого допроса. А Институт, первенец отечественной векторной топологии? О нем ни один журналист не мог написать статьи, разве что нафаршировав ее унылыми фразами: "моделируют, пробуют, открывают новые горизонты, движутся вперед". Первенец едва из пеленок приступил к половому созреванию и, окончив его, немедленно занялся всякого рода извращениями и непотребствами. Деловые игры, моделирующие социальную ориентацию и активность покупателей, производителей, изобретателей, неформалов и прочих, быстро обрастали чудными идентификаторами типов и линий поведений: вектор кощея, драйв бабы-яги, схема молодильных яблок. Вначале слова из сказок брались в кавычки, а потом стали писаться без всякого выделения. Появились первые диссертации и монографии с доселе неслыханными названиями: "Проявления социального драйва Змея Горыныча в различных подходах менеджера среднего звена к руководителям и подчиненным", "Вектор Иванушки-дурачка в формировании практики заключения браков между представителями различных слоев общества", "Диктатуры ХХ века: соединение технологических драйвов царевича-змееборца, кощея бессмертного и царского слуги", "Облик бюрократа как мертвеца-дарителя". Не день, не два учил я всякую мутоту. Например, компланаризация материальных векторов социально-техническими драйвами носителем интеллектуального вектора в процессе социумизации первичных векторов. В переводе на нормальный язык это означает, что приходит толковый мужик к сонным папуасам и заводит толпу. Хорош дрыхнуть, когда вокруг столько кокосовых пальм, сбивайте с них орехи, продавайте молоко в Европу, копру в Азию, на вырученные деньги покупайте лодки, ловите деликатесную рыбку, ешьте ее от белкового голодания, кости загоняйте японским врачам, плавники американским гурманам, на вырученные деньги - и т.д. и т.п., папуасы просыпаются, чувствуют голод, начинают работать и, в конце концов, мужик становится вождем сего кокосового племени. Мережко был первый, кто нашел самые четкие определения и правила взаимодействия векторов и драйвов там, где их никто не ожидал - в сюжетах и персонажах сказок и мифов. Наверное, с тех времен, когда байки придумывались, человек разучился как следует говорить о главном. С легкой руки Василия Леонидовича даже институтские экономисты стали развивать смелые представления о современной экономике в совершенно сказочных символах; подземный мир - теневое производство; медные, серебряные и золотые царства - несбалансированные территориально-отраслевые комплексы; убегающий колобок - кризис нарастания потребностей в условиях дефицита. Но это еще полбеды. С неких пор сотрудники разных отделов и, в первую очередь, ОРИС употребляют деловую игру в качестве азартной забавы. Сюжетные зависимости стали правилами ходов, персонажи - фигурами разного достоинства, а генераторы случайных чисел определяют переходы из одной ситуации в другую. Распались, разожглись страсти и интересы, забава теперь уже способ жизни. Кадровая картотека поведает нам, типичный сотрудник научных отделов - холост или разведен, дома проводит меньшую часть суток, да и то в подготовке к следующей смене, увлечений не имеет, внеинститутскую активность не проявляет. Все ушло туда, в чисто поле игровое. Как смотрело на это большое научное начальство? С пониманием. Ведь оно обеспечило полную академическую свободу, никогда не отгоняло институтских сосунков от финансового вымени. Десятки направлений задохнулись от авторитетных мнений, сотни рук отсохли в ожидании подаяний, а игроки занимались своим, не чувствуя ни в чем недостатка. Словно Всесоюзный Научный Совет и Генеральная инспекция стали сонными царствами. И перетряску произвели в ОРИС не со страху, а потому, что подросло новое поколение царевичей, и среди них держатель интеллектуального вектора и мощного драйва Витя Люденс. А старый царь Мережко преставился. Или в царевичи переквалифицировался? А то чего бы ему бежать на остров Буян как очумелому. Э, кстати, Прозоров, почему за тебя походатайствовал сам Люденс? При встрече даже сказал мне: "Отличные у вас бойцы, Рубакин". Уж не ведешь ли ты двойную игру? Если что, размажу по стене. 12 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 2/9/32 Зам.нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от сержант-техника Сав.П.Прозорова Дорогой коллега. Немного поплутали мы по царству Афона - хитро оно устроено, на каждой заставе пароль спрашивают, но, наконец, попали во дворец. А там уж Иван-царевич вовсю выведывает путь-дорожку на остров Буян. Информацию требует в обмен на Василису - говорит, что такая договоренность у них с Афоном была. Царек-королек жмотится, отказывается от своих первоначальных обещаний, ведет себя не по-царски, если не сказать по-хамски. Слыхом мы такого не слыхивали, чтобы старый царь от невесты отказывался, которая в игровом поле есть символ больших энергий. И смотрит как-то вскользь, будто затравленный или напуганный. Придумал, что в секретном приложении к договору с Мережко был пункт о доставлении для него пера жар-птицы! Вымогатель! Тут даже царевна не выдержала: "Ты что, им в зубах ковыряться будешь или грамоте станешь учиться? Пользы никакой себе не извлечешь. Это я тебе говорю, Василиса". Но царь запричитал, что последствия непредсказуемы, он-де какому-то страшному колдуну обещал никого на остров Буян не пускать и даже искателей пути-дороги из пушки расстреливать, иначе ему самому вектор разложат по базису. Неожиданно входит в тронную залу Тристан под видом отрока и подносит царю перо от имени Иван-царевича. Самовольно он это сделал, я ему такое ни словом, ни намеком, но что с него взять, персонаж он и есть персонаж, а не юридическое лицо: присяги не потребуешь. Залюбовался царь на перо, говорит, былины теперь буду сочинять про Афона Красное Солнышко, и смерть мне теперь не страшна; сохранюсь в истории. Тут же его вдохновение объяло и расперло, начал он петь про себя, растекаться мыслью по древу в обоих направлениях: от ада до рая. Но нашел время, чтобы сказать дьякам: "Выдать Иван-царевичу подорожную, лодку-самодувку, сапоги-скороходы, колобка в провожатые и... - после минутного раздумия добавил благостным голосом, - ...и указ на владение. Раз сам туда попасть не могу, пускай он за все и отвечает". "Бывайте здоровы", - попрощался царевич с царем. "Авось, еще свидимся, Свет-Иванушка", - многозначительно оборонила Василиса в спину выходящему Мережко. А во дворе я его встретил, открыто и без обиняков объявил меру пресечения: "Все, приплыли. Скидай сапоги, вынимай из кармана самодувку, съедай колобок и пошли назад, дорогой коллега". Он как услышал наше казенное "дорогой коллега", так сразу затрясся, будто дух нечистый. Слезы льются, сапоги стягивает, как перед казнью, и причитает: "Ах, горе горькое, кому счастье, а кому лишь злосчастье. Ой жизнь моя кручинная, скоро теперь кончится". Я даже как-то поежился, вроде неподдельное сетование у него, или он в персонаж полностью перешел. Назад его в этом виде тащить в наш универсум? Откровенный садизм. А может, и меня в какой-то схеме задействовали без моего спросу-ведому? Так все искусно подстроено, что я, по своей воле, гоняюсь, выпучив глаза, за Мережко, и
в начало наверх
даже мешать мне могли лишь для создания правдоподобия. Азарт же разожгли, будто ничего мне в жизни и не надо, как только беглых царевичей возвращать. "Отставить, - говорю, - Мережко, переобуваться не надо. Дуй, куда тебе следует". А Тристан еще ему шапку-невидимку протягивает. Не заслужил, конечно, царевич такого подарка как несознательный персонаж, нам она и самим нужна, но при честном народе не будешь позориться, назад подарок забирать. А Мережко, не будь лопух, напялил ее на себя и вмиг растаял. "Эй, чего ты хоть на этом островке забыл?" - крикнул я в слегка дрожащий воздух. Откуда сверху, а может, и сбоку донеслось: "Нет там ни молодости, ни старости, ни доброго, ни злого, ни красного, ни страхолюдного. Все едино там". Я об этом и без Мережко догадался. Ладно, нам с Тристаном в другую сторону, Марью-царевну выручать. Тут нам конь Ивана-царевича побольше, чем всякие шапки, пригодится. 2/9/32. Майор-инженер Рубакин. Письмо прочитано. На Прозорова снова рапорта, один от самого Люденса. Сексоген растерян, шмыгает носом. Витек просит "для снятия напряжения между ОРИС и СБ" передать несколько опытных сержантов, персонально Савелия П.Прозорова, на стажировку в отдел, с прикреплением лично к нему. И тут же кляуза Афанасия-Афанасия. Прозоров якобы врывается в пультовую, как к себе домой, вводит свои программы с особо опасными модулями: "Дорога на о-в Буян", "Шапка-невидимка". Афанасий-Афанасий расценивает эти компоненты в нынешней ситуации как компьютерные бактерии, взваливает на Прозорова вину чуть ли не за все отклонения в работе среды и просит применить к сержанту полную строгость Устава. Тем более, что Савелий П.Прозоров запугал целых шесть человек - смену Дара Веттера - применил у-шу, пытался душить Глафиру Сидорову, а лаборантку Марию Тимофееву грубыми приставаниями довел до такого состояния, что она боится выходить на службу. Чует мой ослабленный напрасными знаниями мозг, что Афанасий и Люденс хоть в разную дуду дуют, а делают одну музыку. Только что пришло распоряжение Волевахи: передать Прозорова в отдел ОРИС. Как бы не погубили его там. Одна надежда на Тристана. Тьфу, какой еще Тристан, неужто и я глупостью заразился. 13 ИнТ Когнитивной Топологии Служба безопасности 6/9/32 Зам.Нач.СБ майор-инженеру Макдоналдсу Рубакину от сержант-техника Сав.П.Прозорова Дорогой коллега. Зря мы на коня-огня бочку катили, без него бы нам несдобровать. Тристан в виде птахи по имени Феникс проник в палаты к Кощею, то есть Афанасию-Афанасию, и начал рассказывать о новом способе достижения бессмертия. Не засовывать смерть в какую-то ненадежную иглу, а просто умереть и родиться вновь, в молодом теле со свежей головой. Пока Кощей, наконец, догадался, что это не то, что ему нужно, я Марью Моревну выкрал. Сели мы на коня, она на переднее место, за уздечку, я на заднее за шпоры и нагайки (управлять животными еще не умею). Скачем. К нам еще Тристан третьим присоединяется. Ничего, скачем дальше. Потом еще несколько десятков беженцев из Кощеева царства к нам в седельные сумки садится. А мы скачем и скачем. Но Кощей нас догоняет. Догнал. Тут конь бьет его стопудовым копытом в лоб - злодей падает без чувств. Непонятно только, зачем мы убегали. В общем, отправили мы всех по домам, Марью-царевну, кстати, на этом самом коне. Предварительно обменялся я с ней признаниями в любви и верности на срок в ближайшие три года. После того пошли мы с Тристаном куда глаза глядят и, наверное, заблудились. Плутали по дальним и ближним царствам, время все растягивалось, как жевательная резинка, и стал один день дежурства как год. В некотором царстве государстве объявились вдруг у меня отец-старик, мать болящая, да пятеро братьев и сестер, и все есть хотят. Просят у меня кто огурчика, кто хлебушка, кто яблочко и называют меня единственной надежей. Хотел я плюнуть на них да идти своей дорогой, а потом чувствую, не выйдет - совесть меня закушает. Попрощался я с Тристаном и остался один - вокруг одни заботы, будто и не сказка вовсе. А делать я ничего, как следует, не умею. За что ни возьмусь, сразу испорчу. Наконец, один добрый человек посоветовал мне: "Единственное, куда тебе еще осталось пойти, так это к колдуну, он научит большому делу за здорово живешь, и потом навсегда ты и твоя родня сытно харчить будут да чисто ходить." Думать тут нечего, пошел к колдуну в ученики - хитрую науку узнать. Принял меня ведьмак любезно, начал мне преподавать, магическое управление зверями и людями сия дисциплина называется. Да все надоумить пытался, что даже такой смерд, как я, может стать хозяином собственной судьбы, и никакие помощники и волшебные вещи мне не понадобятся, все они принадлежат не моему сюжету. Дескать, немного подрасту я в моральном и колдовском отношении, и уже сам буду чужие судьбинушки определять от колыбельки до домовины. Ведь человек сюжетно устроен просто и обязан быть кем-то одним: или Иванушкой-дурачком, или царевичем на царской службе, или самим царем, или, например, работным человеком. Когда я все это научусь насквозь проглядывать, то буду примечать, где и какие сюжеты пересекаются, паче того, знать буду, как из одного в другой человечка перебросить, да так быстро, что он и почесаться не успеет. Вот поднаторел я немного в азах, стал приходить с учителем на базарное место. Там обернусь чем подефицитнее, хорошей свиньей или конем, даже книгой, а он продаст меня по цене, рожденной изголодавшимся спросом. Но на полпути к месту хозяйственного использования превращусь обратно в исходный продукт и, пока покупатель зенки протирает да на чертовщину сетует, исчезаю в кустах. Бывало, пытались меня задержать, мол, хоть беса домой притащу, чтоб не заругали. Приходилось оборачиваться совсем уж ненужной вещью, для свинолюба книгой, а для книголюба свиньей. Итак, занимался я подлогом и экономическими преступлениями, причем совершенно легально - если не хочешь, то не бери. Я, конечно, спрашивал у учителя, когда кончится обман, который мы называем колдовством и хитрой наукой. А он отвечал, что вырученные от так называемого обмана деньжата притекают и к моей холодно-голодной родне. Действительно, из этой песни ни полслова не выкинешь. Иногда я пытался аккуратно намекнуть, пора-де подзаняться такими снискавшими печальную известность колдовскими технологиями, как мгновенное перемещение в тридевятое царство-пространство, превращение обычной воды в биологически активную, живую, сворачивание дворцов и ему подобных учреждений в золотые яички, то бишь энергоемкие овоиды. Учитель же вежливо и терпеливо объяснял, что незачем впустую надрываться и забирать энергию у природы-матушки: эдак, чего доброго, и земле с моретрясением случиться могут. Ведь кто надо, по вполне естественным причинам может оказаться в тридевятом, а то и в тридесятом царстве, у кого-то само собой останется от дворца одно яичко, не обязательно даже золотое. Мол, даже на базаре не делался я натуральной свиньей, а лишь представлялся ей нуждающимся, как мимолетное виденье. Превращаться нет резона, только запускай давно существующие в природе сюжеты, обостряй их или втравливай а них незадействованных граждан на уровне персонажей. Втолковывал он мне, втолковывал, пока я не стал различать в нем давно знакомые черты. Эх, раньше бы догадаться, что колдун - это Виктор Люденс, игрок-победитель. А когда и он разобрался, что я его раскусил, то крепко предупредил: из его высшей школы уходят только вперед ногами. Есть такая вот у нее особенность. Опуская излишние, скажу лишь, что до конца года произошел у нас с колдуном судебный поединок, как говорится у местных, "поручили себя тяжущиеся правде божьей и попросили поля". А по-простому, сделал я попытку побега, за которую, как вы помните, у колдуна принято было отправлять в холодную. Случилось так. Продал он меня на рынке в роли жеребца, а я взял и не вернулся. Ускакал конь рощицами да перелесками. На коня нашелся серый волк. Видит конь, что смерть на хвосте, вместо него появляется медведь-шатун, хочет волка душить. Тут на место волка лев появляется, смело идет на медведя. А дальше сюжет за сюжетом, как в калейдоскопе. Я ведь тоже не зря у него колдовские секретные рецепты потихоньку из стола выуживал. Полетел ввысь гусик, а за ним рванул по небу сокол-сапсан. Гусик последовательно оборачивался ершом, бобром, кабаном, битюгом, перстнем. Ну и погоня не отстает. Из сокола получилась щука, потом крокодил, саблезубый тигр, мясник, директор магазина, по-местному купец. Торговый человек проник к очередной царевне, на пальчике у которой, по очередному сюжету засел перстенек. Отдай, говорит, красавица, мне свое украшение. И царевна не продешевила, обменяла перстень на натуральный товар - соболью шубку, которая, как и любое колдовское изделие с маркой "Новинка", немного погодя превратилось в дворницкую куртку. Но и с украшением не все, выпало оно из передающей руки и стало стайкой блох, совсем уж из другого сюжета. Купец оборачивался псом, хамелеоном, спецом-блоховыводителем и всех паразитов поймал, за исключением одного. Тот сидел на спине у царевны, которая, следуя за своей курткой в другой сюжет, стала дворничихой. Блоха вдруг перекинулась милиционером - разорвался весь наряд у дворничихи до неглиже, кинулся неутомимый сыщик вдогонку за спецом, арестовывать за работу без патента. Убежали они далеко. Там еще долго гонялись друг за другом, превращались в самое разное и даже в одно и тоже. Был сюжет, где учитель долго читал лекцию, в которой убеждал своего ученика дать себя проглотить, для своего и общего блага. Случилось и так, что начальник отдела стал сержантом, а сержант - начальником отдела, потом каждый вернулся на свое место, но долго не мог разобраться: за что и с кем он все-таки борется. Наконец колдун нашел сюжет, в котором он обернулся чудом-юдом, пасть от земли до неба, ни проехать, ни пройти, а ученик всего лишь ветерком. Тот гулял по пасти, но никак не попадал в "черный ящик" к большому мастеру своего дела. Наконец, разинутая пасть стала намного больше мастера, и тогда ветер, проскочив между зубов, так дунул со стороны спины, что чудо-юдо вывернулось наизнанку. Когда удалось вернуться не слишком доброму волшебнику в человеческое обличье, в качестве осложнения наступила у него, а вернее, уже у начальника отдела Люденса, путаница внутренних и внешних ощущений. Однако, будучи ученым до мозга костей, он по-прежнему прибегал к обобщениям и стройным выводам из них. В результате плодотворной деятельности была создана политэкономия желудка и философия заднего прохода. Кстати, и у сержанта (чуть не забыл, что это я) не обошлось баз проблем. Он стал чаще говорить "мы считаем" или "мы требуем", наверное, под впечатлением блошиного периода своей биографии. На этой печальной ноте кончается мой рапорт. Дорогой коллега, оформляйте мне отпуск с учетом сверхурочных, еду жениться на Марье-царевне. Надо еще свидетеля Тристана найти и свидетельницу Изольду, без них никак. 12/9/32 Майор-инженер Рубакин. Рапорт рассмотрен, письмо прочитано. Рапорт отправлен на реагирование подразделениям, письмо положено в сейф... Чего это я сказанул, так все же быть не может. Надо собраться, подобраться, волю в кулак, кулак еще куда-то. Жениться он действительно уехал, только не на царевне, а на Марии Тимофеевой. Что сталось с этой верной прислужницей дома Люденсова?.. Афанасий-Афанасий6 конечно, безутешен, и чего-то синяк у него на оба глаза растекся. Дар Веттер изучает айкидо. Люденс после последнего семинара подвергается скрытому допросу и скрытому медобследованию, которое может перейти в открытое. Он заявил перед всеми учеными Института, что сюжетная тактика устарела. Надо не разрабатывать схемы поведения, а полностью отменить их. Моделировать лучше сам организм, например, его собственный. Создать бессмертную копию размером с игровое царство. Поток информации в такую модель должен имитировать реку ощущений от органов чувств и информационный химизм поступающей внутрь пищи. Аналогового отражения требует информация идущая и из организма, включая путь-дорогу к прямой кишке. Чем это не политэкономия брюха и философия задницы? Ученые смешались, все, кроме Мережко, он ласковым, но безучастным взором смотрел издалека, из той невероятной дали, где нет нарождающегося и умирающего, верхнего и нижнего, правого и левого, истинного и лживого... Может, мы, действительно, существовали и существуем не по своим сюжетам. Мережко и ему подобные тешили себя хозяйничаньем над судьбами электронных персонажей. Люденсу этого показалось мало, он сделал персонажами нас, пристегнул к программным модулям всех, от Прозорова до Алексеева Комарова. И стали мы получеловеки, ушедшие от своей жизни в обслуживание вычислительной среды и игроков-победителей. Что не очень обидно: не одна, так другая среда будет на шее висеть, а игроки - те же персонажи, хоть и могущественные: кощеи, колдуны. Кажется, среда нам даже милость теперь оказывает. Люденс своим беспрерывным сплайсингом в экваториальной области устроил круговерть из сюжетов и игровых схем, да получил по балде от "Глобпака". Гиперкомпьютер переорганизовался, устранил источник нестабильности. Хаотические на наш взгляд сплайсинговые вихри в высоких широтах - это уже его работа. Чтобы возмущений и флуктуаций меньше было, он нам помог: дал каждому право на собственный сюжет-судьбу. А для
в начало наверх
наглядности пристегнул некоторых наших товарищей к своим модулям. Самоорганизация, адаптация - процессы чисто технологические, но "Глобпак" показал отнюдь не железное хайло. Под видом обаятельного Тристана он вывел Прозорова из хитроумных схем Люденса по отлову Мережко и превратил исполнительного унтера в душу живую; он вернул зрение Марии Тимофеевой, он дал убежище даже изрядно нагрешившему Мережко, через этих людей он разговорил и меня. Можно ли утверждать, что в любой открытой схеме с большой долей хаоса в недрах рано или поздно родятся способности к целенаправленному поведению, разумность? А потом еще и душевность - например, на уровне конечных во времени, но насыщенных глобальной информацией элементов. Наверное, нельзя, даже постыдно для такого охранителя научных устоев, как я. Правда, я ливером чувствую, что в случае с человеческой стаей произошло именно так. А на свете все происходит не однажды.

ВВерх