UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Михаил ТЫРИН

 ТАМ ЗА МОРЕМ - АФРИКА...




Сырая подвальная комната без окон. Обшарпанный  письменный  стол,  на
нем - невысокая стопка бумаг,  чернильница,  телефон  без  диска,  грязная
кружка с разведенным вареньем. За столом - Трапов. Напротив  -  Циммеръед.
Он бледен, ему в лицо бьет свет настольной лампы, в руках мятая повестка.
- Цукеръед, верно?
- Циммеръед.
- Ах да... Простите. Моя фамилия - Трапов. Пейте компот.
- Спасибо, я не хочу.
- Не хотите - не пейте. Зачем вызвали, догадываетесь?
- Нет.
- Странно...  Ну,  слушайте.  Далеко  в  Африке  живет  один  хороший
человек. Он попал в беду. Мы предлагаем вам помочь  ему.  Правда,  за  это
вам, скорее всего, придется отдать свою жизнь. Вы согласны?
- Подождите-ка, что значит, отдать жизнь?
- Объясняю. Значит, вы умрете, а он избавится от своих неприятностей.
- А почему я должен отдавать свою жизнь за чужие неприятности?
- Это не чужие, это наши неприятности. Человек этот сделал для  нашей
страны много хорошего. И для вас тоже. И будет делать, если вы согласитесь
помочь.
- Что же он сделал мне хорошего?
-  К  сожалению,  не  могу  разглашать.  Служебная  тайна.  Итак,  вы
согласны?
- Но я не могу так сразу...
- Перестаньте. Не тратьте зря свое о мое время, у меня  еще  двадцать
человек таких сегодня.
Звонит телефон, Трапов берет трубку.
- Да... Понял... Виноват... Понял... Есть...
Кладет трубку.
- Ну вот, нагоняй из-за вас получил.
- За что?!
- Проболтался. Сказал, сколько человек я буду сегодня  принимать.  Из
чего вы легко можете заключить, сколько наших людей попали в неприятности.
А это тайна.
- Простите меня, я...
- Ничего. Пейте компот. Вы согласны?
- Я все-таки не понимаю, почему именно я?
- Долго объяснять. Мы давно за вами наблюдаем. Вы нас устраиваете.
- Интересно, чем?
- Многим. Человек вы незаметный, незначительный. Если умрете -  никто
и не заметит.
- Как никто! Но меня мать. И брат старший...
- Ну и что, что мать. Подумаешь - мать! Тем более, что  у  нее  будет
ваш брат. Старший. Пейте компот.
- Я не хочу, спасибо...
- Как хотите. Да что вы все думаете?! Соглашайтесь - и делу конец.
- Но как я могу... Это какой-то абсурд! Я ведь  даже  не  знаю  этого
человека.
- А я вам расскажу. Росту он среднего. Волосы темные  прямые.  Нос  с
горбинкой, лицо продолговатое. Зовут его... Впрочем, это тайна. Вот  таким
образом. Что вам еще рассказать?
- Нет-нет, не надо мне этого... Я не про то.
- А про что? Только быстрее, времени почти не осталось.
- Ну, а почему вы сами не умрете за  этого  человека,  если  это  так
важно?
- Ну! Это вы, голубчик, хватили! - Трапов смеется. - А  кто  ж  тогда
вместо меня будет?
- Я могу.
- Нет, уважаемый. Каждый должен своим заниматься, - Трапов смотрит на
часы. - Так, давайте скорее, у меня еще сегодня...  э-э...  Ну  так  можно
писать, что вы согласились?
- Ну... Нет. Я не могу согласиться. Ну поймите же сами!
- Так. Очень хорошо. Тогда я предъявляю вам обвинение в измене Родине
и отказе сотрудничать с властями.  Вот  ордер  на  арест.  Видите,  я  его
подписываю...
- Постойте, постойте! Какой арест, о  чем  вы  говорите?!  Какая  еще
измена?!
-  Очень  простая.  Предусмотренная  сто  второй  статьей   Уголовной
декларации республики.
- Но... Я же ничего не совершил!
- Именно. Вы обвиняетесь  в  преступном  бездействии.  Вы  сами  себя
выдали. Я удивляюсь, что вас раньше не расстреляли. Ну ничего, теперь  вас
должным образом накажут.
- Меня накажут? Это абсурд...
- Наказания у нас очень серьезные. В вашем случае - это расстрел. Так
что все равно вы умрете. Зря только комедию ломали.
- Но за что?! Чем я провинился?
- Это вам объяснит следователь. Ну, я вызываю, пожалуй, конвойных.
- Нет-нет, постойте! Скажите, а как... Как это будет выглядеть?
- Обыкновенно - к стенке поставят и курок нажмут.
- Нет, я не про то. Как я буду отдавать жизнь за человека?
- Это вам расскажут только после того,  как  вы  подпишете  бумаги  о
своем согласии. Но зачем вам? Уже поздно, ордер подписан.
- А может быть как-нибудь можно?
- Ну, ладно... Выручу вас, так и быть. Учтите, что я рискую карьерой.
Надеюсь, этот эпизод  останется  между  нами.  Подписывайте  бумаги,  и  я
разорву ордер на арест.
- Где расписаться?
- Вот. И вот еще. И здесь тоже. Только не надейтесь  выкрутиться.  Из
этого здания вы уже не выйдете. В Африку  полетите  под  охраной.  Там  на
месте вам все объяснят, выдадут одежду и оружие.  Кстати,  это  все  очень
секретно, поэтому в самолет вас погрузят в  гробу,  под  видом  покойника.
Если хотите повидаться с родными - пишите заявление. Но только  один  раз.
Одежду и вещи свои оставьте здесь. Можете оставить майку и трусы.  Ну  что
стоите, раздевайтесь.
- У вас нет воды? Что-то в горле...
- Вот, пожалуйста. Компот. Не  переживайте.  Не  вы,  как  говорится,
первый...
- Понимаете, это какое-то недоразумение. Может еще разберутся?..
- Что тут разбираться! Никто не станет  разбираться.  Вы  добровольно
отдаете свою жизнь за другого человека, разве не так?
- Так, но...
- Ну  вот!  И  нечего  разбираться.  Вы  раздевайтесь,  раздевайтесь.
Компот-то весь не выпивайте. Тут еще после вас люди придут.
- Я все-таки не понимаю...
- Да хватит, черт возьми! Вы мне уже надоели! Это вы не понимаете, то
вы не понимаете... Я почему-то понимаю, а вы - нет. Трусы можете оставить.
Готовы? Вам в эту дверь.
- А...
- Идите, черт вас возьми!
Циммеръед засыпает на полу тесной комнаты с железными стенами, слушая
гулкие шаги и кашель часового.
А может не зря судьба  сделала  этот  выбор.  Может  теперь  начнется
новая, интересная и полноценная жизнь? Форма, оружие... Что было в  жизни?
Прокуренные коридоры НИИ, насмешки коллег и  женщин,  нищенская  зарплата,
долги, больная мать...
Два солдата поднимают  спящего  Циммеръеда  и  кладут  в  гроб.  Один
достает из штанов мелок и аккуратно рисует на крышке цифру "6". Придирчиво
осматривает, потом стирает рукавом и рисует заново. Гроб закрывают и несут
подземным коридором на аэродром. В темноте  горят  огни  взлетной  полосы.
Огромный военно-транспортный самолет разогревает  моторы.  Гроб  кладут  в
штабель к таким же пронумерованным гробам...
...Но ведь Республика не оставляет без внимания своих  героев.  И  за
любой подвиг положен орден. Ну и рожи будут у  мужиков  из  отдела,  когда
узнают, что неудачник и слюнтяй Циммеръед геройски  погиб  при  исполнении
секретного задания. Придут к постели матери, что бы сказать свое прости...


...Черная  громада  самолета  опускается  на  аэродром  в  одном   из
маленьких городков на юго-западе Африки. Чернокожие грузчики выносят гробы
и ставят на еще не остывший  асфальт.  Пожилой  араб  со  списком  в  руке
сверяет номера. Номер первый и второй - на грузовик. Третий  -  на  катер.
Четвертый - тоже на катер. Пятый - на грузовик. Шестой... Или это восьмой?
Араб   подходит   и   внимательно   всматривается   в   полустершуюся
неразборчивую надпись мелом. Нет, пожалуй это восьмой. На грузовик...


...Нет, решено. Надо доказать,  что  руки  способны  еще  держать  не
только карандаш или окурок дешевой сигареты. Но и автомат.  Военная  форма
украшает мужчин. Циммеръед улыбается во сне, пальцы шевелятся,  поглаживая
приклад воображаемого автомата. Лучше один раз  напиться  крови,  чем  всю
жизнь питаться падалью...


...Грузовик подъезжает к мрачному  зданию  крематория.  Толстый  негр
приказывает  помощникам  заносить  гробы  в  зал  и  ставить  на  тележки.
Распахиваются железные створки печи,  опалив  воздух  смертоносным  жаром.
Гроб номер восемь подъезжает по рельсам к огнедышащему жерлу  печи.  Языки
пламени начинают лизать алую обивку гроба...
...Жарко. Циммеръед открывает глаза и осторожно вытирает  рукой  лоб,
стараясь не задеть ненароком стенки гроба и не  выдать  себя  неосторожным
звуком. Почему так жарко? Наверное,  уже  Африка?  Ну,  конечно!  Осталось
совсем  немного.  Новая  жизнь,  пусть  трудная,  кровавая,  жестокая,  но
достойная мужчины! Африка! Загадочная страна, в которой с детства  мечтают
побывать миллионы людей. Жарко...
Гроб номер восемь, а на самом деле -  шесть,  медленно  въезжает  под
раскаленные стены печи крематория. Тяжелые  железные  створки  с  грохотом
захлопываются. Конец.

ВВерх