UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Степан ВАРТАНОВ

КОРОТКАЯ ДОРОГА




Старик опустил  связку  хвороста  на  заросшую  сухой  колкой  травой
обочину дороги и осторожно разогнул спину. Предстояло пройти еще не меньше
лиги, но это его не  пугало.  Стояла  та  золотая  пора  осени,  когда  от
прогулки в горах у человека лишь прибавится сил,  даже  если  ему  уже  за
шестьдесят.
От размышлений Старика отвлек  стук  копыт.  Из-за  поворота,  откуда
только что вышел он сам, вылетел всадник на черном как смоль коне. Облачен
он был не в дорожный костюм, а в стальные латы, и даже в шлем  с  султаном
синих перьев, хотя в данный момент на него никто  не  собирался  нападать.
Копыта коня выбивали искры из каменистого грунта.
Старик неодобрительно покачал головой, провожая всадника.
- Может быть, он едет не ко мне, -  произнес  он  медленно.  -  Может
быть, он едет к Мельнику на запруду... Хотя что ему может понадобиться  от
Мельника? То же, что и от меня... Это же  Воин...  Я  их  за  версту  чую,
Воинов.
Подобрав хворост, Старик  со  всей  возможной  скоростью  зашагал  по
тропинке.
Воин ехал к нему. Под навесом  во  дворе  стоял,  перебирая  точеными
ногами, конь, уже без седла и сбруи.
- Посмотрим, посмотрим, - пробормотал Старик, направляясь к дому.  Он
толкнул тяжелую, сбитую из потемневших дубовых  досок  дверь,  и  вошел  в
сени.
Воин сидел за низким столом перед кувшином вина и  хлебным  караваем.
Когда скрипнула дверь,  рука  его  стремительным,  практически  неуловимым
движением метнулась  к  рукояти  меча.  Затем  он  разглядел  вошедшего  и
удивленно поднял брови.
- Это он? - спросил Воин тихо.
- А то кто же! - усмехнулась Лита,  жена  Старика.  Голос  ее  звучал
весело, но слышавший его много лет Старик услышал в нем страх.
- Все правильно, - подумал он, - я бы тоже боялся.
- Гостю - рад, - сказал он вслух, усаживаясь за стол.
- Ты - Маграв? - недоверчиво спросил  Воин.  -  Тот  самый  проводник
Март?
Старик кивнул.
- Что же - лгут легенды? Ты же должен быть...
- Легенды говорили правду, - усмехнулся Старик. - Сорок лет назад они
говорили правду... И тридцать лет назад... Время...
- Ну хорошо. - Гость отодвинул в сторону кувшин, и в  упор  посмотрел
на хозяина. - тогда ты знаешь, зачем я пришел. И ты дашь мне  то,  чего  я
хочу, или... - Оглянувшись на Литу, и усмехаясь, он прочел нараспев:
- "Проводник Маграв и его красавица жена." Лгут легенды. Когда я  шел
сюда, я думал пригрозить этим, но сейчас...
- Хорошо, что дочь живет не здесь, - подумал Старик.
- Я понял, Воин, - он бросил в камин небольшую щепку горного  дерева,
и через мгновение там уже ревело и билось пламя. Горное дерево тысячи  лет
копило жар солнца, и не было лучшего топлива ни в горах, ни в  долине,  ни
за горами.
- Зачем тебе Меч? - угрюмо спросил Старик. -  ЧТО  ты  будешь  с  ним
делать?
- Что?! - Воин, захохотав, с громом  обрушил  на  стол  бронированный
кулак. - Вот что!!! Я мирный человек, Старик. Мирный - и не хочу, чтобы  у
меня были враги. И их у  меня  не  будет!  -  Новый  взрыв  хохота  потряс
комнату. - Не останется!!
Резко оборвав  смех,  он  наклонился  вперед,  почти  к  самому  лицу
Старика.
- Так ты проведешь меня, Маграв? Или...
- Проведу.
Кривя рот в усмешке, Воин откинулся назад, не торопясь  нацедил  себе
кубок вина, и также не торопясь выпил.
- Правда ли, - снова заговорил он, - что и  ты  шел  к  мечу  в  свое
время?
Старик кивнул.
- И что любовь к этой женщине остановила тебя на пути  к  власти  над
миром?
- И заставила до конца дней поселиться здесь, -  закончил  Старик.  -
Вновь не лгут легенды.
- Что же... Ты сделал выбор, а я делаю свой. Мы выйдем на рассвете.
- Пусть так.


Они вышли на рассвете - всадник со Стариком, и  направились  в  обход
горы. Гора называлась Аграт, но Воин этого не знал.
- Это потухший вулкан, - объяснил Старик, - и в его кратере  хранится
Меч. Отсюда до него - два часа пути.
Воин резко повернулся в седле.
- Два часа?!
- Если по прямой, - пояснил Старик. - Но нам придется обходить Гору с
востока, и хорошо,  если  успеем  за  два  дня.  Да  и...  Дорога  опасна,
господин. Не думаю я, что в человеческих силах ее пройти.
- Ты-то жив, - буркнул Воин, - хотя я слышал, идешь туда не впервые.
- Но мне не нужен Меч.


Через шесть часов они обогнули Гору, и Воин увидел, наконец,  дорогу,
о которой говорил Старик. Вулканический конус был словно рассечен глубоким
ущельем, наклонно поднимающимся к самой вершине.  Видимо,  когда-то  здесь
текла лава. Склоны ущелья заросли лесом, как и вся  гора,  а  по  дну  его
струился ручей.
- Что же, - произнес Воин, насладившись картиной, - идем.
- Коня придется оставить здесь, -  быстро  сказал  Старик.  -  Он  не
пройдет и десятую часть пути. Привязать его лучше вон под тем уступом -  и
от дождя защита, и от ветра.
- Это не опасно?
- У подножья Горы нет хищников, - безмятежно отозвался Старик. -  Они
боятся Дракона.
-  Они  -  животные,  -  презрительно  бросил  Воин.  -  А   человеку
свойственно побеждать страх. Тем он и отличается от хищников.
- Если бы! - подумал Старик, бредя к скале вслед за Воином. - Если бы
человек отличался от животного лишь этим! Как просто все было  бы!  И  как
мерзко. К счастью, ты не прав, Воин. На беду ты не прав. На беду себе, и к
счастью для людей.
Не доходя до каменной стены,  Воин  резко  остановился,  вглядываясь.
Старик подошел и стал рядом.
- Что это?! Что это такое?!
Под самой скалой, скрытые между валунами, громоздились кучей седла  и
сбруи.
- Что это?!
- Я всегда отпускаю коней, - ответил Старик,  -  и  всегда  складываю
сюда седла. Вас очень много, Воин, и  все-таки,  никто  еще  не  прошел...
Никто.
- Я пройду.
Вскоре над путниками нависли склоны ущелья.
Тропа  теперь  круто  пошла  вверх,   и   Воину   часто   приходилось
останавливаться, поджидая своего  провожатого.  Тропа  петляла,  поминутно
разделяясь, ложные ответвления уводили в нагромождение  лавовых  глыб  или
терялись в буреломе. Один - Воин это прекрасно понимал - он не  осилил  бы
дороги и за месяц. И все же медлительность Старика раздражала его.
Вечером  они  подошли  к  старому  кострищу,  и  Старик,  повозившись
немного, развел огонь.
- Воин?
- Да.
- Приготовься.
- К чему?
В ответ Старик лишь пожал плечами. Он понятия не имел, что  придумает
Гора на этот раз. Она никогда не повторяла своих шуток, и  лишь  Дракон  в
конце пути был одним и тем же.


К воротам Дракона они вышли лишь к вечеру следующего дня.  Первым  их
увидел Воин - и  остановился,  поджидая  Старика.  Две  скалы  возвышались
впереди, перегораживая ущелье, так, что между ними  оставался  лишь  узкий
проход.  Старик  тоже  увидел  ворота,  и  Воина  перед  ними,  в  измятых
обгоревших латах, сжимающего в  руках  зазубренный  боевой  топор.  Дорога
изрядно потрепала его, то  камнепадами,  то  невесть  откуда  возникающими
черными волками, нападавшими  всегда  со  спины,  и  всегда  по  трое,  то
сгустками огня, слетающими с краев ущелья. Но Воин прошел, и глаза его все
также твердо сверкали в прорези шлема.
- Это ворота. - Сказал Старик.  -  Дальше  ты  пойдешь  один.  Ты  не
передумал... Насчет своих врагов? Ты ведь доказал,  что  можешь  дойти  до
вершины Горы, и повернуть сейчас - поступок столь же смелый...
- А власть? - усмехнулся Воин.
- А нужна она тебе? Власть - доказательство твердости. Придя сюда, ты
все доказал...
Воин повернулся спиной к воротам, и в упор посмотрел на Старика.
- Семейная жизнь изменила тебя, Маграв, - произнес он.  -  Ты  забыл,
что есть власть ради Власти.
- Что же, иди.
Затем  была  тишина,   и   удар   в   тишине   -   один-единственный.
Медленно-медленно Старик поднялся с камня, на котором  сидел,  и  пошел  к
воротам. Первое, что он увидел, миновав каменную щель,  был  Воин.  Старик
поспешно отвел взгляд и встретился глазами с драконом.
- Все растешь, - прошептал он, - ну, здравствуй...
Потрепал  чудовище  по  броневой  чешуе,  терпеливо  подождал,   пока
раздвоенный на конце язык прошелся по  нему  с  ног  до  головы,  а  затем
направился к крутой каменной лестнице в дальнем  конце  кратера.  Ступени,
выбитые в скале много веков назад, вели к полукруглой площадке, с  которой
открывался вид на окрестности. Здесь же, в нише, стоял меч.
Старик протянул руку и осторожно погладил голубую сталь.
- Надо же, - произнес он с горькой иронией, - сколько лет прошло, а я
все так же хочу взять его в руки... И не нужна  мне  эта  сила,  и  вредна
даже, а - хочется...
Затем он пошел вниз, по тропинке на внешнем склоне Горы, и через  два
часа был у подножья. Чувствовал он себя плохо - сказывалась усталость,  да
и не только она.
Лита встретила его на полпути, там, где тропинка терялась, исчезая  в
густой траве.
- Ну как ты?
- Неважно. - Старик пожал плечами. - Завтра надо будет отпустить  его
коня. Как еще может быть? - Он помолчал, а затем с досадой произнес:
- Каждый следующий злее предыдущего... И никто не хочет добра.
- Добра! - усмехнулась Лита. - Разве добро  можно  делать  с  помощью
меча? Зачем доброму - меч?
- Верно, верно, - пробормотал Старик.  -  Доброму  он  ни  к  чему...
Только ведь злому - и подавно, разве не так? Пойдем, Лита, темнеет.

ВВерх