UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Гарм ВИДАР

ЗАКОНЫ ПЯТИМЕРНОГО МИРА
 (ШИПЕ-ТОПЕК и ДРУГИЕ)




  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЕСНА


 1. БАРЬЕР

Яманатка двигался совершенно бесшумно, ловко  проскальзывая  в  самых
непроходимых, с точки зрения Шипе-Топека, дебрях. К тому же, он так  ловко
и  умело  ориентировался  в  Синем  Тумане,  что  Шипе-Топек  ему   просто
завидовал.
Шипе-Топек часто завидовал Яманатке, по любому поводу.  И  тому,  что
Яманатка не боится Плоскунчиков, и тому, что Яманатка мог обходиться одним
Коллоидом, и тому, что у Яманатки было шесть рук, и  тому...  в-общем  все
связанное с Яманаткой вызывало у Шипе-Топека зависть. А  когда  Шипе-Топек
завидовал - в нем просыпалось Чувство Голода, а Шипе-Топек не  Яманатка  и
одним Коллоидом он сыт не будет, а значит надо  снова  идти  к  Барьеру  и
рискуя жизнью пытаться раздобыть Органику. А жизнь  у  Шипе-Топека,  не  в
пример рукам Яманатки, только одна. Какая-никакая а Жизнь. Вон Огма -  тот
каждое Новолуние рождается заново, он может хоть каждый Светодень ходить к
Барьеру. Ему Огме все нипочем...
Шипе-Топек споткнулся, упал, больно  стукнувшись,  правой  головой  о
некстати подвернувшийся пенек. Пенек фыркнул и отполз на  новое  место,  а
Яманатка оглянулся и укоризненно покачал верхней парой рук.
"Хоть бы посочувствовал",  -  сердито  подумал  Шипе-Топек.  -  "Нет,
недаром Огма говорит, что Яманатка: это -  Цель  Оправдывает  Средства,  и
сочувствия у него искать, это все  равно,  что  в  Синем  Тумане  пытаться
ультразвуком "нащупать" препятствие."
Шипе-Топек  поднялся,  помахал  хвостом,  чтобы  отогнать  налетевших
Кровососцев.
"Хорошо Рекидал-Даку. Мало того, что его,  так  сказать,  тело  имеет
газообразную консистенцию, так он  еще  умудрился  вклинить  между  своими
родными молекулами - молекулы репеллента. Кровососцы теперь  бояться  его,
как огня. А тоже, жаловался: мол на молекулярном уровне процессы  мышления
нестабильны и вообще замедленны..."
Шипе-Топек  споткнулся  опять,  и   Яманатка   встал,   вперив   свой
единственный глаз в дыхательный клапан на животе Шипе-Топека, а  все  свои
руки, скрестив на собственном подобии живота. (Но Шипе-Топек-то знал,  что
никакой это не живот, а...)
- Ты бы лучше уж полз, что ли, а то так, ты весь Барьер насторожишь.
- А ты бы, лучше дорогу выбирал поудобней! -  огрызнулся  Шипе-Топек,
чувствуя, что совершенно не прав.
- Конечно! А Плоскунчики  были  бы  мне  очень  благодарны  за  столь
упитанный обед.
- Ничего, они бы первым тебя попробовали и подавились!  -  буркнул  в
ответ Шипе-Топек.
- И  где  ты  только  воспитывался?  -  искренне  удивился  Яманатка.
Шипе-Топек подумал и решил ему эту тайну пока не открывать.
- Опять вы препираетесь... - Рекидал-Дак сконцентрировался как всегда
неожиданно, но Шипе-Топек  был  знаком  с  этими  штучками  и  невозмутимо
продолжал многозначительно молчать, разглядывая сам-себя (благо две головы
позволяли это легко осуществить).
Яманатка перевел тяжелый взгляд  единственного  глаза  с  отрешенного
Шипе-Топека на незваного Рекидал-Дака, который тут же гордо заявил:
- Я конечно могу и уйти, но кто  тогда  вам  расскажет,  что  Огма  -
"Проснулся"?
Шипе-Топек прекратил  самосозерцание  и  вопросительно  посмотрел  на
Яманатку, а тот, в свою очередь, взмахнул всеми шестью руками  (тоже  мне,
шестикрылый серафим еще выискался), да так,  что  ушибленный  Шипе-Топеком
пенек вновь снялся с места и переполз от греха подальше:
- Ладно, что я, против что ли?
-  ...и  меня  Кровососцы  боятся...  -  на  всякий  случай   добавил
осторожный Рекидал-Дак, - и даже Плоскунчики... иногда.
Если  не  знать  всех  душевных  свойств  Огмы,  то  с  виду  он  был
бревно-бревном.  Нет,  честно!  Сучковатый  какой-то   и   задумчивый   до
невменяемости. О чем думал Огма? Кто его знает! Даже если  бы  можно  было
заглядывать внутрь черепных коробок, у Огмы ее еще нужно было найти... Вот
у Шипе-Топека, тут все ясно: две головы -  две  коробки,  хотя,  тоже  еще
вопрос, которой он все-таки думает, а которой просто ест, если конечно сам
факт наличия процесса думанья принять за рабочую гипотезу.
Рекидал-Дак на всякий случай слегка рассредоточился - у него с  Огмой
были  весьма  натянутые  отношения.  Молекулы   репеллента   в   структуре
Рекидал-Дака не только отпугивали Кровососцев, но и Шипе-Топека заставляли
держаться подальше от благоухающего облака.
- Сегодня! - утробным голосом объявил Огма, и Шипе-Топек  не  рискнул
уточнять, что собственно произойдет сегодня: во-первых - он и так знал,  а
во-вторых - препираться с Огмой даже Яманатка не решался. Огма он  Огма  и
есть, чтобы с ним никто не смел препираться.
У Барьера было холодно и неуютно, а Шипе-Топек вдобавок  вляпался  по
дороге в пищевой Коллоид. От этого особенно мерзли хвост и левая пятка.  А
благоухал Шипе-Топек теперь не хуже Рекидал-Дака.  Даже  сам  невозмутимый
Огма поморщился, а о Яманатке и говорить было нечего, но этот  терпел,  из
уважения  к  Огме,   а   Рекидал-Дак   на   всякий   случай   держался   в
полурассредоточенном состоянии - мало ли что...
Огма перемещался совершенно особенным способом.  Ножки  у  него  были
крошечными, как бы ненастоящими и поэтому он не ходил,  как  Яманатка,  не
ползал как Шипе-Топек, и даже не плыл как Рекидал-Дак, а возникал в разных
местах, причем совершенно хаотично, но неуклонно продвигаясь в нужном  ему
направлении. Огма называл такой  способ  передвижения  -  телепортацией  и
считал самым удобным, но Шипе-Топек находил его несколько экзотичным, хотя
в тайне немного завидовал Огме, поскольку сам в совершенстве этим  методом
не овладел, возникая каждый раз в абсолютно неожиданных  для  себя  самого
местах. Поэтому Шипе-Топек предпочитал ходить, а лучше ползти, а еще лучше
- лежать спокойно на месте и думать о чем-то о своем  -  сокровенном,  что
при Огме было совершенно невозможно: Огма читал  мысли  или,  как  он  сам
говорил - телепатировал. Еще Огма мог телекинетировать, о чем  хорошо  был
осведомлен  Рекидал-Дак,  но,  что  это  такое,  добиться  у   него   было
невозможно, от ответа он - ускользал.
Только один-единственный раз в Декаду Светодней, Барьер был стабилен,
что позволяло приближаться к нему относительно  безнаказанно.  Но  угадать
Этот День мог только Огма  (он  это  называл  ясновидением),  в  остальные
Светодни, Барьер был агрессивен. Мало того, что по своей  прихоти  он  мог
изменять свое местонахождение, так он еще произвольно перебрасывая материю
из смежных миров, формировал, кроме  Пищевой  Органики  (надо  отметить  -
весьма аппетитной!), различные побочные продукты своей  жизнедеятельности,
типа: Плоскунчиков, Собачьей Старости или Родимца.
Шипе-Топек один раз видел пораженного Собачьей  Старостью  -  жуткое,
надо сказать, зрелище. А говорят Родимец... Хотя непонятно кто  это  может
говорить - Родимец свидетелей не оставляет. Ну а Плоскунчики это уже так -
мелочь.  А  ведь  есть  еще:  Ведьмино  Селение,  Левый   Глаз,   Дум-дум,
Темпоральный Ящер, Блек  Бокс,  да  мало  ли,  что  еще  может  "выкинуть"
Барьер... Но об этом - лучше не думать!
- Стой!!! - рявкнул вдруг Огма.
Шипе-Топек  буквально  окаменел,  и  Яманатка  замер  нелепо   задрав
половину рук, а Рекидал-Дак совершенно рассредоточился.
Часть тропинки стала зыбкой, край всколыхнувшегося ковра приподнялся,
участок тропинки почернел,  раздался  металлический  скрежет,  псевдоковер
свернулся в трубку и юркнул в туман.
Левая голова Шипе-Топека судорожно вздохнула и посмотрела на  правую,
а правая, закрыв глаза, пробормотала:
- Плоскун... обыкновенный... одна штука...
И в это время в Барьере образовалась Линза... Яманатка  и  Шипе-Топек
бросились к огромному светящемуся проходу, но как они не спешили,  Огму  и
Рекидал-Дака опередить не удалось. Раздался хлопок, Линза  "втянула"  всех
четверых  искателей  приключений  (на  свою  голову)  и  в  тот   же   миг
"зашвырнула"  их,  упакованными  в  блестящую  плоскую   капсулу-щуп,   на
территорию Чужого Мира...
Шипе-Топек припал обоими лбами к прозрачной изнутри оболочке капсулы.
Сколько раз уже он  вот  так  подглядывал  за  жизнью  Чужого  Мира.  Даже
невозмутимый Огма застыл в восхищении,  а  Рекидал-Дак,  забыв  обо  всем,
сконцентрировался в маленького живописного толстячка...
Удивительно  бескрайние,  не  ограниченные  постылым  Синим  Туманом,
просторы. Доминирующий цвет не серый, а яркий и непривычный - зеленый.
Шипе-Топек забыл даже про Вечнозудящее Чувство - Чувство Голода.
То тут, то там блестели необыкновенные, серебристые прожилки, которые
Огма называл Реками.
- Смотрите,  вон  ОНИ!  -  завопил,  забывший  о  своем  нестабильном
политическом положении, Рекидал-Дак, но под  взглядом  Огмы  вновь  принял
слабо концентрированное состояние.
Яманатка и Шипе-Топек, не обращая внимания  на  тактические  эволюции
Рекидал-Дака, разглядывали,  ставших  хорошо  различимыми,  жителей  Этого
Мира.
- Я каждый раз удивляюсь, как ОНИ друг-друга ИДЕНТИФИЦИРУЮТ? ОНИ  все
такие одинаковые: две ноги, две руки, одна  голова,  без  хвостов  и  тела
твердые... - пробурчал Яманатка, а Огма,  почему-то,  хмыкнул.  Шипе-Топек
тоже хотел сказать что-нибудь умное, тем более что ЭТИ там внизу  их  явно
заметили, засуетились, стали размахивать своими немногочисленными руками и
позадирали к небу свои одинарные головы... Но тут Капсула-щуп  "втянулась"
обратно в  Барьер  и  "вытряхнула"  наружу  содержимое,  а  именно:  Огму,
Яманатку, Рекидал-Дака, Шипе-Топека и  спрессованный  брус  с  изъятой  из
Другого Мира превосходной Органикой.
Шипе-Топек сразу  вспомнил,  что  он  -  Шипе-Топек,  очень  голодный
Шипе-Топек  и  любой  другой  Шипе-Топек,  на  его  месте,   спокойно   на
прессованную Органику смотреть не будет...
Но тут все испортил зловредный Рекидал-Дак, он вдруг истошно завопил:
- Спасайся кто может! -  и  сам  тут  же  последовал  своему  совету,
совершенно рассредоточившись.
Шипе-Топек оглянулся и с ужасом увидел, как прямо на него надвигается
Блек Бокс.
Огма  стремительно  телепортировал,  оказавшись  на  пути  не   спеша
надвигающегося Блек Бокса,  и  швырнул  прямо  в  матовую  черную  боковую
поверхность  брусок  прессованной  Органики.   Блек   Бокс   "чавкнул"   и
"закрылся". Теперь он был сыт, в отличие от Шипе-Топека, которому придется
ждать до следующего Благоприятного Дня, а пока - жевать постылый Коллоид.
Яманатка, который так и не успел среагировать, восхищенно прошептал:
- А все-таки здорово ТАМ у НИХ в Другом Мире.
- Хорошо там, где нас нет, - философски буркнул  Огма  и  Шипе-Топек,
как ни странно, подумал, что может он и прав.
Вдалеке одиноко стояло Говорливое  дерево  Брысь  и  как  не  странно
молчало, по видимому ему тоже возразить было не чем,  а  может  просто  не
хотелось связываться с теми, кто все равно не сможет оценить мудрую  мысль
по достоинству.



   2. О.Р.З.

- Я - болен! - агрессивно  заявил  Шипе-Топек  и  попытался  забиться
поглубже под корни "Говорливого дерева Брысь".
- Брось, - вяло возразило дерево Брысь.
- А я говорю - болен. У меня раздвоение личности!
- Ну,  ты  загнул!  -  дерево  почесало  корнем  о  корень  и  тяжело
вздохнуло.
- Ты что, не веришь? - обиделся Шипе-Топек.
- Нет, почему же, - дерево Брысь еще раз вздохнуло и  добавило,  -  в
такое время живем - чего не бывает...
- Нет ты не веришь, - заупрямился Шипе-Топек.
- Да что мне: больше всех надо? - "окрысилось" дерево.
- Вот, так всегда! Если другим требуется помощь, так нам сразу ничего
не надо! - патетично встрепенулся Шипе-Топек и больно  стукнулся  о  корни
Говорливого дерева Брысь сразу обеими головами.
- Э-э-э!!! Потише там! Корни-то зачем сразу выкручивать.. Тоже мне...
омоновец, - испуганно вскрикнуло дерево Брысь. - Лучше бы шел  работать  -
сразу всю хворь как рукой снимет.

 
в начало наверх
- Советы - мы все... мастера, - пессимистически буркнул Шипе-Топек, выбираясь из-под корней уж очень говорливого дерева, - а сами все норовим корни поглубже запустить. Эх ты, Буратино необструганное... - Фи, какой некорректный метод ведения диалога, - оскорбилось дерево Брысь и чувствительно наподдало Шипе-Топеку по тыльной части. - Брысь!!! Некоторое время Шипе-Топек был погружен в размышления об этике ведения диалога, так как находясь в движении не требующем дополнительных усилий (спасибо дереву Брысь), мог позволить себе роскошь сосредоточиться на мыслительном процессе. - Куда это ты так разогнался? - заинтриговано поинтересовался Яманатка, принимая в свои шестирукие объятия задумчивого Шипе-Топека. - Болезнь у меня обнаружилась - раздвоение личности, на почве нервного срыва! - Шипе-Топек вырвался из "яманатских" объятий и для наглядности лег на землю. - На какой почве? - На нервной! - нервно огрызнулся Шипе-Топек, устраиваясь поудобней. - Ха! - сказал Яманатка. - Не на нервной, а на почве болотной почвы. Опять, небось, надышался ядовитых испарений во мхах "Моримуха бесстыжего". - Сам ты бесстыжий и черствый к тому же. Тебе не понять мук истинного интеллигента... Вот у меня например - две головы... - А у меня - шесть рук, ну и что? - Сравнил тоже, руки и головы, - фыркнул Шипе-Топек, но встал, - а вот Рекидал-Дак, между прочим, мне говорил... - Между прочим твой Рекидал-Дак - самый крупный враль и бездельник в нашем пяти-мерном пространстве, - резонно возразил Яманатка. - Зато он отзывчивый! - Аморфный он, а не отзывчивый и даже временами газообразный! - Яманатка сложил на груди все свои три пары рук и с вызовом посмотрел на Шипе-Топека. Шипе-Топек с сомнением покачал сначала правой головой, а потом левой и тяжело вздохнул: - Зато ты у нас - кристаллический. - А что газообразный не может быть отзывчивым? - вкрадчиво прошелестел Рекидал-Дак, как всегда сконцентрировавшись совершенно неожиданно и, как всегда, в некотором отдалении. Так на всякий случай - мало ли что. - Делом над помогать! - резко бросил Яманатка. - Делом - телу, а душе... - Только в борьбе... - Нельзя же вечно бороться... - Сильная личность... - А как же душа? - Эй!!! Кто здесь больной, в самом деле? - возмутился Шипе-Топек. - Ну что, будем лечить или пусть поживет? - злорадно осведомился Рекидал-Дак. Яманатка свирепо "зыркнул" на полупрозрачного Рекидал-Дака и, переведя взгляд на безутешного Шипе-Топека, мрачно подытожил: - Придется показать тебя Огме. - Нет! Только не это!!! - испугался Шипе-Топек. - А что же ты думал: болеть сплошное удовольствие? - сурово спросил Яманатка и решительно потянул Шипе-Топека за собой. Рекидал-Дак двинулся следом, соблюдая некоторую дистанцию, так на всякий случай, мало ли что... Огма только что "проснулся", точнее родился еще раз в нынешнее новолуние. Очередной. Была у него такая странная привычка. Теперь "новорожденный" стоял в странной и неудобной позе - на одной ноге, чуть накренившись вперед и зачем-то держал вторую ногу в руках. - Я... - печально начал Шипе-Топек. - Ты - болен, - перебил его Огма, но посмотрел при этом на Рекидал-Дака (что-то между ними произошло однажды, с тех пор, каждый раз рождаясь заново, Огма это "что-то" помнил и не давал забыть Рекидал-Даку). Рекидал-Дак тут же поспешно рассредоточился, но окончательно не ушел, а после того как Рекидал-Дак исхитрился внедрить между своими молекулами - молекулы репеллента, его хотя и боялись кровососцы, но зато всегда можно было угадать присутствие самого Рекидал-Дака - по запаху, если стоять с подветренной стороны конечно. - Я так и думал, - обреченно промямлил Шипе-Топек. - Уж не "Собачей" ли "Старостью"? - ехидно спросил Яманатка, но Огма так глянул на него, что Яманатка тоже едва не рассредоточился подобно Рекидал-Даку. Шипе-Топек тем временем лег и жалобно застонал. - Для начала мы составим твой гороскоп, - сурово объявил Огма. - Не верю я этим гороскопам, - печально сказал Шипе-Топек и так тяжко вздохнул, что даже Яманатка проникся состраданием. - Как это не веришь? - рассердился Огма, - вот например, у Яманатки: Плутон находится в созвездии Льва... - Нет у меня ничего и вообще я тут не причем! - испуганно встрепенулся Яманатка. - Помолчи! - сурово оборвал его Огма. - Ну? - слабым голосом спросил Шипе-Топек. - Что? - не полез за словом в карман Огма. - Я тут совершенно не причем, почти случайно! - настойчиво повторил Яманатка. - А я тут при чем? - угрюмо поинтересовался Огма, ни к кому конкретно не обращаясь. - Но ты ведь сказал, что у Яманатки не все в порядке с Плутоном! - подсказал на мгновение сконцентрировавшийся Рекидал-Дак, но тут же расконцентрировался обратно. - Ах да! - обрадовался Огма, - звезды говорят о том, что Яманатка обязательно облысеет. - Как? - изумился Яманатка. - Совсем! - безжалостно отрубил Огма. - Ну и что? - спросил Шипе-Топек. - Кому как, - философски изрек Огма. - Так ему и надо, - злорадно шепнул Рекидал-Дак. - Я так и знал! - разозлился не понятно на кого Яманатка. - Постойте!!! - вскинулся Шипе-Топек и даже встал от внезапного озарения. - Да он ведь лысый от рождения! - Кто? - проницательно уточнил Огма. - Яманатка, - растерянно буркнул Шипе-Топек. - Ну и что? - рассвирепел Огма, - звезды и не говорят, что он сначала порастет волосами, а потом облысеет! - А как же... - растерялся Шипе-Топек. - А так же! - сердито отрубил Огма. - Яманатка лысый? - Как колено, - радостно подтвердил злопыхательный Рекидал-Дак, оставаясь на всякий случай невидимым, но обоняемым. - Значит звезды не лгут! - афористично подытожил Огма, помолчал и обескуражено добавил, - странно, но по твоему гороскопу - ты Шипе-Топек вообще не существуешь... - Я мыслю - следовательно, существую, - обиделся Шипе-Топек и опять лег. - Хорошо! - буркнул Огма, - сейчас я выйду на связь с Другим Миром и проконсультируюсь с Иным Разумом. - Что у нас своего не хватает? - ревниво переживая за Свой Мир, спросил Яманатка. - Одна голова хорошо, а две - лучше! - сказал Огма. - Когда как, - со знанием дела простонал Шипе-Топек. - Тихо! Сеанс начался!!! - рыкнул Огма и стал медленно раскачиваться. - Начинаю обратный отсчет... Три! - Стоп!!! - всполошился Шипе-Топек и опять встал. - Кто из нас больной, в конце концов?! - Судя по тому, что ты постоянно спрашиваешь об одном и том же, то больной - безусловно ты, - успокоил его Яманатка. - Два! - сказал Огма. - Нет!!! - завопил Шипе-Топек. - Постой! - Я и так стою, - разозлился Огма, - для того, чтобы войти в контакт с Иным Разумом вовсе не обязательно куда-нибудь топать! - Вот-вот! - подхватил Шипе-Топек, - тут есть скрытый парадокс. - Какой еще парадокс? - взвился Огма, который как и всякий ортодокс, терпеть не мог парадоксов. - Скрытый. Ты ведь собираешься войти в контакт? - не сдавался Шипе-Топек. - И войду! - Конечно войдешь, ты у нас упорный. А я? - Рожденный ползать... - разъяренно начал Огма, и Рекидал-Дака как ветром сдуло и теперь уже окончательно, даже запаха не осталось. Уж кто-кто, а Рекидал-Дак хорошо знал на что способен разъяренный Огма вместе с его телекинезом. - Здесь-то и зарыто, то животное которое норовит укусить!!! - обрадовано заявил Шипе-Топек. - Какое животное? - оторопел Огма. - Ну, я знаю... может "Блек Бокс"... Не в этом дело! - Если не в нем то что же ты мне голову морочишь? Это у тебя их две и вечно занять не чем... - Этот непарламентский выпад я оставляю без ответа, - гордо объявил Шипе-Топек, - но только исключительно благодаря пошатнувшемуся здоровью, в связи с которым у меня и назрел вопрос. Излагать? - Валяй! - сдался Огма, - излагай, пока не перезрел. - С Иным Разумом в контакт будет входить чей разум? - Естественно мой, как более развитой и гуманный, - скромно потупив взор ответил Огма и застенчиво "шаркнул ножкой", которую наконец выпустил из рук. - Вот! Я уже не говорю о теле!!! - Когда разговор идет о разуме или о душе, упоминание о теле становится неуместным! - Но кто же тогда больной? - А вот это уже не существенно, когда разговор идет... - Нет правда? - гнул свое Шипе-Топек. - Ты будешь общаться, этот Иной Разум, будет судить о моем здоровье, а я вроде как и не причем. - Ах вот ты о чем... - вздохнул Огма облегченно. - Это пустяки. Они там в Другом Мире достигли таких высот, что могут поставить диагноз заочно. - Ну если заочно... - промямлил Шипе-Топек и снова лег. - Один! - рявкнул Огма. - Есть КОНТАКТ!!! В голосе Огмы послышалось такое, что Яманатка даже пожалел несчастного Шипе-Топека, вместе с его мнимой болезнью. Огма затрясся, как будто его хватил "Родимец" и вдруг отчетливо и громко произнес: - О - Р - З. "И этот тоже! На нервной почве... - испуганно подумал Яманатка. - Я абсолютно здоров! - резко сказал Огма, который прекрасно умел читать чужие мысли. - А вот вы... оба... Расслабьтесь!!! Даю установку на добро! На добро! Наш сеанс начался!!! На добро! Но все испортил злокозненный Рекидал-Дак, в котором природное любопытство победило не менее природную осторожность и который просто, но совершенно невпопад спросил: - На чье добро-то установка? - чем-то эта мысль его подспудно волновала. - На всеобщее... - растерянно ответил Огма. - Это как же оно может быть всеобщим, если я свое добро никому отдавать не собираюсь? Тут наконец до Огмы дошло КТО это с ним препирается. Но и Рекидал-Дак понял, что Огма понял... Шипе-Топек и Яманатка долго молча смотрели им вслед, а потом Яманатка сказал: - Да ну их, всех... этих... экстрасенсов. И Шипе-Топек не смог с ним не согласиться. 3. ПЛЮРАЛИЗМ На высоком холме, выпирающем из синего тумана как прыщ на стыдном месте, стоял Шипе-Топек с большим плакатом в руках. И плакат и Шипе-Топека было хорошо видно из далека, но и вблизи тоже неплохо. На плакате было написано: "Д-А-Е-Ш-Ь!!!" Первым на такой призыв естественно откликнулся Рекидал-Дак, но сначала он решил уточнить: - Что дают-то? И кто последний? - В нашем пятимерном пространстве последних нет! - резонно возразил
в начало наверх
ему, подоспевший и как всегда вовремя, Яманатка. - Все первые или в крайнем случае вторые... особенно когда что-нибудь дают или даже только собираются. - Вот и хорошо! Тогда я - первый, - сказал Рекидал-Дак. - Первый вот он, - кивнул Яманатка на Шипе-Топека. - Тогда я, естественно, второй, - не стал спорить Рекидал-Дак. - Ха! - сказал Яманатка. - То есть? - спросил Рекидал-Дак. - Я здесь с утра очередь занял, - доверительно уточнил Яманатка. - А как же я? - спросил Рекидал-Дак. - А ты будешь последним! - безжалостно "отрезал" Яманатка. - Но ведь у нас последних нет!!! - удивился Рекидал-Дак. - Теперь будут, - успокоил его Яманатка. - Ты будешь исключением. - Не буду!!! - обрадовался вдруг Рекидал-Дак. - Вон Огма идет. - Посторонись! - сказал Огма и встал сразу впереди Шипе-Топека. - Мне кажется... - решительно начал Яманатка. - Бывает, - философски откликнулся Огма. - Тут Очередь! - многозначительно намекнул Рекидал-Дак. - Я вижу это... по лицам, - успокоил его Огма. - Я последний, - продолжил, не теряя надежды, прозрачные намеки Рекидал-Дак. - Сочувствую, - невозмутимо сказал Огма. - Спасибо... Большое спасибо... - поник Рекидал-Дак. Но Яманатка не собирался так просто сдаваться. - Вы здесь не стояли!!! - выпалил он, немного подумал и неуверенно добавил: - ВСЕ. - Между прочим, - сказал Огма и окинул снисходительным взглядом и Яманатку и Рекидал-Дака, отчего последний совершенно рассредоточился, но не ушел, - мне, между прочим, положено без очереди. - Ну если положено, тогда конечно, - смутился Яманатка, - ну почему бы и не взять... Что же ему так и лежать, как положили? - И вообще, вы должны быть мне благодарны, за то, что я здесь с вами стою, - сурово объявил непоколебимый Огма, - а то намекну сейчас куда следует, и то, за чем мы тут стоим, мне принесут "на дом", и вам здесь стоять будет не за чем! - Конечно незачем, - согласился Яманатка, - если все за чем стоим тебе домой "оттарабанят". - То-то! - усмехнулся Огма. Но тут взвился Рекидал-Дак. - Да что же это такое!!! - завопил он. Яманатка, не зная, что конкретно он имеет ввиду, промолчал. А Огме вообще было на все "с кисточкой", ему и так заранее уже было "положено". - Нет, что твориться?!! - не унимался Рекидал-Дак и вдруг выпалил, даже сконцентрировавшись от собственной наглости. - Когда я подошел, этого с плакатом, тут вообще не было... И все посмотрели на Шипе-Топека. - Н-да! - сказал Огма. - Ты посмотри какой... А с виду такой тихоня! - поддержал его Яманатка. - Может дадим ему разок по шее, и пусть идет себе?.. - спросил Рекидал-Дак, понимая, что терять ему уже нечего. - Можно и по шее, - согласился Яманатка. - По рукам надо, - вспылил Огма, - чтобы другим не повадно было! - Можно и по рукам, - не возражал Яманатка, а потом подумал и радостно подытожил, - а лучше - и по шее, и по рукам! И Шипе-Топека, с дружным и доброжелательным криком: "Ходят тут всякие!!!" - спихнули с холма. Некоторое время он еще двигался по инерции, пока не налетел на корни Говорливого дерева Брысь. - Ну вот, - сочувственно сказало дерево Брысь, - я же говорило, что нужно было написать более крупными буквами. И действительно, слова "взаимовежливость и культуру общения" под призывом "Даешь!!!" можно было разобрать, только если очень внимательно приглядишься. - Говорило... говорило... тоже мне... радиоточка! - бурчал Шипе-Топек, залезая на излюбленное место - под корни Говорливого дерева Брысь. - Дать бы тебе по шее или по рукам, чтобы говорить под руки перестало... А про себя Шипе-Топек подумал: "И все-таки плюрализм мнений - великая сила!" ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЛЕТО 4. ТВОРЕЦ "Стояло жаркое лето, но оно стояло не долго, вскоре ему стоять надоело и оно ушло. Наступила осень..." Шипе-Топек погрыз ноготь седьмого пальца на левой ноге и задумался: - Интересно, на что она могла наступить? Шипе-Топек вновь с ожесточением погрыз ноготь седьмого пальца на левой ноге, но уже с помощью другой головы и отложил в сторону уголек, а исписанный лист добавил к пачке таких же листов, ранее принадлежавших кустарнику семейства "Макулатурник неистребимый", а ныне ему - Шипе-Топеку обыкновенному. Впрочем... Это еще как посмотреть. Если честно взглянуть на себя со стороны... Шипе-Топек честно взглянул на себя со стороны, а потом не менее честно с другой (естественно посредством второй головы) и почти уже пришел к очень неординарному выводу, но все испортило Говорливое дерево Брысь. - Ты чего это там притих? - подозрительно спросило дерево Брысь и пошевелило корнями. - Эй, поаккуратней там! - сердито крикнул Шипе-Топек, на которого сверху посыпались увесистые комья земли. Под корнями дерева Брысь в принципе было уютно, только само дерево было уж очень беспокойным. - Творю я!!! - поспешно выпалил Шипе-Топек, чтобы успокоить нервное дерево, но добился совершенно противоположного. - Я и само знаю, что ТВОРИШЬ, - рассерженно буркнуло дерево, - только не разберу ЧТО? И дерево попыталось поддеть Шипе-Топека корнем. - Оставь меня в покое! - пискнул Шипе-Топек и поспешно выскочил наружу, прихватив с собой драгоценные листки "Макулатурника неистребимого". - Нет в этом мире места для истинного таланта! - Ишь ты! - возмутилось дерево, - ему уже и мир наш не нравиться! Шипе-Топек, зная коварный нрав дерева, отбежал подальше и с независимым видом объявил: - Нет пророка в своем Отечестве! - Че-во? - развязно спросило дерево Брысь, чтобы скрыть собственную растерянность и, собственное же, невежество. - Да что с тобой разговаривать, - расхрабрился недосягаемый Шипе-Топек. - Буратино, оно Буратино и есть! Дерево в бессилии поскребло корнями землю и мрачно процедило: - Мы с тобой еще побеседуем на эту тему... когда вернешься. - И не надейся! - совсем разошелся Шипе-Топек, - меня ждет Большое Будущее. - Очень большое, - злорадно поддакнуло дерево. - И даже больше! - не обращая внимания на иронию, уверенно сказал Шипе-Топек и насвистывая в два голоса пошел куда глаза глядят. Дерево посмотрело в ту сторону куда удалился Шипе-Топек. Сверху видно было далеко, но никакого будущего видно не было. Дерево пожало ветвями и проворчало: - Вечно эти интеллектуалы напридумывают всякого, а ты потом расхлебывай. И тебе же за это еще и по шее... "Потом пришла зима, а осень уйти не успела. Да теперь наверное и не могла, не уронив собственного достоинства. А ронять его, скорей всего, не имела ни малейшего желания." Шипе-Топек поставил точку и посмотрел вначале сам на себя, развернув головы лицом к лицу, а потом на пухлую стопку исписанных листков "Макулатурника неистребимого". - Талант! - сказала правая голова Шипе-Топека. - А как же, - подтвердила левая голова. - Братья Стругацкие! - подобострастно поддакнули где-то совсем рядом. Шипе-Топек скосил один глаз направо, второй налево, третьим глянул вперед, а четвертым попытался посмотреть назад. Увидеть никого не увидел, но ветер донес запах репеллента. - Я всегда удивлялся, как можно творить с соавтором... - льстиво прошелестел Рекидал-Дак, оставаясь невидимым, но явственно обоняемым. - Это же и гонорар придется поделить поровну! - Не поровну, а согласно трудовому участию! - неожиданно твердо возразила правая голова Шипе-Топека. - Как это не поровну?! - возмутилась обескуражено левая голова, никак не ожидавшая такого предательства. - А что же ты думал? - заняла непримиримую жизненную позицию правая голова. - Уже давно пора переходить к нормальным рыночным отношениям. - Куда это ты собрался? - спросил Яманатка, как всегда вовремя оказавшийся в гуще событий. - В Большую Литературу! - гордо объявил Шипе-Топек и снисходительно усмехнулся. - Как же, ждут там тебя!!! - прокричало невидимое издалека Говорливое дерево Брысь. - Что же ты можешь ей дать? - не обращая внимания на неэстетичные выкрики оскорбленного дерева, сурово спросил Яманатка, как-будто сам уже отдал Большой Литературе как минимум полжизни. - Или ты намерен только брать гонорары? - Ну почему гонорары... - обиделся Шипе-Топек, - гонорары тоже. Но я могу и кое-что предложить! Свою самобытность, например. Яманатка скептически окинул фигуру Шипе-Топека беглым взглядом, но понял, что самобытности у него не отнимешь и выбросил главный козырь: - А ну прочти что-нибудь из себя?! - Пожалуйста, - сказал Шипе-Топек, пошелестел исписанными листками "Макулатурника неистребимого" и встал в позу. - Стоп! - сказал Яманатка, - я сяду, вдруг ты у нас такой талантливый, что я не устою. - Ты бы лучше лег, - посоветовал Шипе-Топек, сменил позу и начал: - Каждый волен выбирать свой Путь. Свой Путь по Древу Судьбы. И только сам Выбравший в ответе: приведет ли этот путь к Высокой и Желанной Кроне или уведет в сторону по надломленной и засохшей ветви. - Гениально! - прошептал Рекидал-Дак, который даже пахнуть стал меньше. - Мура!!! - со знанием дела сказал Яманатка. - Тогда пойдем к Огме, - не выдержал Шипе-Топек, - он нас рассудит! - Хорошо, - злорадно откликнулся Яманатка, - ты сам захотел, смотри еще пожалеешь. Шипе-Топек тут же пожалел, но было уже поздно - слово не воробей, и он решил, что пожалеет себя еще раз, но чуть позже... Огма был настроен благодушно. Приближалось новолуние, и он должен был родиться заново, как птица феникс, но только не из пепла, а прямо так - как есть. - Знаю, знаю... - добродушно проворчал великий телепат и телекинезер. - Шипе-Топеку опять неймется... - Он несомненно Самородок! - осторожно намекнул Рекидал-Дак, стараясь наладить с Огмой хоть какие-нибудь отношения. - Самородок это - я! - скромно парировал Огма, и с ним нельзя было не согласиться, так как в ближайшее новолуние он собирался подтвердить этот тезис в очередной раз. - Что у нас не может отыскаться еще один самородок? - неожиданно вступился за Шипе-Топека Яманатка, которого однако больше беспокоило реноме горячолюбимого пятимерного мира. - Ну-ну! - скептично покачал своей псевдоголовой Огма, и Рекидал-Дак невольно посочувствовал Яманатке. - Ну может не у нас в пятимерном, может в Ином Мире? - попытался загладить свою оплошность Яманатка. - Ну-ну! - сказал Огма с подтекстом, и подтекст был таким, что Яманатка окончательно смешался и невольно посочувствовал Рекидал-Даку. - О чем вы можете спорить, если совершенно не знаете моего
в начало наверх
творчества? - не выдержал Шипе-Топек, о котором в пылу дискуссии определенно все позабыли. - Ничто не ново под луной кроме меня, - сказал Огма, рискуя спровоцировать новые прения. - И все-таки, он - талант! - подлил масла в огонь Рекидал-Дак. - А я в два счета докажу, что рожденный ползать творить не может! - разъярился уязвленный Огма. - А ну, изобрази что-нибудь для примера. Шипе-Топек сначала надулся, а потом махнул на все хвостом и сердито продекламировал: "Угрюмый ветер, поднатужив щеки Наполнил жаждой наши паруса И гонят нас воздушные потоки В несовпадающие часовые пояса". - Мрак! - сказал Яманатка подобострастно взирая на Огму. - А по-моему, достаточно свежо, - робко вставил Рекидал-Дак. - Очень свежо! - саркастически подтвердил Огма. - Так и дует из каждой строчки. Да и вообще - полный отрыв от действительности. Вот когда он у меня отыщет хотя бы один парус... - Это образное выражение, - вяло возразил Шипе-Топек, чувствуя, что ветер явно не в его пользу. - Чушь! - отрезал Огма. - К тому же совершенно не понятно, что хотел сказать автор. - Я что хотел, то и сказал, - мрачно сказал Шипе-Топек. - Значит надо было взглянуть на проблему шире или глубже, а может под другим углом и обязательно проследить социальные корни... - Я видел только корни Говорливого дерева Брысь, - растерянно прошептал Шипе-Топек, - но специально за ними не следил. - Вот видишь! С корнями у тебя явно не все в порядке. - С какими корнями? Нет у меня никаких корней! - беспомощно залепетал Шипе-Топек. - Это и плохо!!! Талант без корней это... как интеллигент без шляпы! - Огма зевнул и победно добавил, - вот когда я был в Ином Мире... - Кстати, - перебил его Шипе-Топек, - в Ином Мире и не такое печатают. - Правильно. Чтобы тебя "печатали", надо жить в Ином Мире или хотя бы побывать там и вернуться с неизгладимыми впечатлениями. - Огма снова зевнул и невозмутимо закончил. - Как я, например. А лучше вообще родиться заново, но перед этим на некоторое время умереть. - Ну уж нет! - возмутился Шипе-Топек. - Я и так, как-нибудь признания добьюсь. - Ну-ну! - обидно поддакнул Огма. - Талант в землю не зароешь! - опять вмешался осмелевший Рекидал-Дак. - Еще как зароют, - успокоил его Яманатка. - А я еще и так могу!!! - в отчаянии крикнул Шипе-Топек и набрав в оба рта побольше воздуха, хором продекламировал: Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя. То как зверь она завоет, То заплачет как и я! - Абсолютно асоциальное стихотворение, - безжалостно сказал Огма. - Подумаешь ценное наблюдение: буря кроет! А вот за что кроет? Почему крутя? Из-за чего воет? Вот это был бы уже совершенно иной виток размышлений. А стиль?! Сплошной штамп!!! Шипе-Топек только судорожно сглотнул от переполнивших его чувств, а тут еще на поляну выполз огромный и совершенно голодный Блек-Бокс. Времени на раздумья не осталось, и Шипе-Топек, так и не успев подумать поспешно швырнул в наползающий Блек-Бокс пачку исписанных листов "Макулатурника неистребимого". Блек-Бокс "чавкнул" и "закрылся". Но Шипе-Топек все же не понял, счастлив ли он, что так сравнительно легко отделался от прожорливого Блек-Бокса или нет. - Не горюй! Рукописи не горят, - успокоил друга Яманатка. - Не горят-то может и не горят, - сказал вконец осмелевший Рекидал-Дак, - а вот Блек-Бокс их наверняка переварит. Только Огма ничего не сказал. Он уже начинал рождаться заново, и в будущем его, по-видимому, ждала Слава. А Шипе-Топека... ждало только Говорливое дерево Брысь. - Ну что, пришел? - миролюбиво спросило дерево Брысь. - А как же Большая Литература? - Я пришел слишком рано, - мрачно буркнул Шипе-Топек и полез на излюбленное место под корни Говорливого дерева Брысь, а про себя подумал: "Ничего, теперь пусть они за мной побегают!" Хотя в глубине души, он все-таки не был твердо уверен: кто и за кем теперь будет бегать. 5. ВЕТЕР ПЕРЕМЕН Говорливое дерево Брысь задумалось о Смысле Жизни, но все испортил невесть откуда взявшийся многорукий Яманатка. - Эй, аграрий! Сколько можно сидеть под корнями? Выходи дело есть, - величаво сложив на груди часть рук интригующе прокричал Яманатка и ковырнул ногой корень Говорливого дерева Брысь. - Сам ты, - оскорбилось дерево Брысь, - штучка с ручкой!!! - Ты чего? - опешил Яманатка, - я же не к тебе, а к Шипе-Топеку. - Тем более, нечего вести себя столь э-э-э... не корректно. - Как? - А так. Скромнее надо быть! - Еще скромнее? Дерево Брысь презрительно фыркнуло и пожало ветвями. - Может мне еще и постучаться надо было? - ехидно спросил Яманатка. - Желательно. Причем, по возможности, еще до того как войдешь! - не приняло иронии Говорливое дерево Брысь. - Пожалуйста! - свирепо сказал Яманатка и с ожесточением постучал по стволу. - Шипе-Топек, ты дома? - Нет его, - строго сказало Говорливое дерево Брысь. - Ну знаешь!!! - взвился Яманатка. - Кому же знать, как не мне? - ухмыльнулось дерево Брысь. - Короедов на тебя нет! - заголосил Яманатка. - А мне и вас хватает, - скромно сказало Говорливое дерево Брысь и демонстративно стало смотреть в другую сторону. - Я ухожу! - с угрозой сказал Яманатка. - Ой как напугал! - ответило дерево Брысь не оборачиваясь, и Яманатке ничего не осталось как воплотить свою угрозу в жизнь. Но, как только Яманатка ушел, прибежал взмыленный Шипе-Топек. - Яманатка не пробегал? - выпалил Шипе-Топек едва отдышавшись. - Как же, побежит он... - свысока ответило дерево Брысь. - Еще как побежит! - со значением сказал Шипе-Топек и, очевидно для большей убедительности, сам убежал. - Ты не в курсе, чего это он так гасает? - спросил как всегда незаметно подкравшийся Рекидал-Дак. - За здоровьем решил следить, - окончательно разозлилось Говорливое дерево Брысь. - От инфаркта бегает! - Если так бегать будет, - злорадно хихикнул Рекидал-Дак, - то скоро начнет его догонять. - Зато тебе - это явно не грозит! - Ну почему же... - вяло возразил Рекидал-Дак, но тут же исчез. Зато объявился Огма, воспользовавшийся свой излюбленной телепортацией. - Рекидал-Дак? - деловито осведомился Огма, подозрительно принюхиваясь. Пока Говорливое дерево Брысь раздумывало, чтобы ответить позаковыристей, Огма сказал: "Ага!" - так как успел прочитать все мысли дерева Брысь и снова телепортировал. "Э-э-х!!!" - подумало Говорливое дерево Брысь, но тут вновь прибыл Яманатка. - А Шипе-Топека опять уже нет! - радостно сообщило Говорливое дерево Брысь. - Вольному - воля, - буркнул Яманатка, - а мне нужен Огма. - Огмы уже тоже пока еще нет, в общем... и в частности! - Яманатка удивленно глянул на заговаривающееся Говорливое дерево и с достоинством удалился. Но тут же откуда-то вынырнул Рекидал-Дак, несмотря на газообразную консистенцию конституции, больше похожий на взмыленного "Прыгунца Голосистого". - Огма?! - выдохнул Рекидал-Дак. - Тебя ищет, - сердито проворчало дерево Брысь, которое никак не могло сосредоточиться. - Ага!!! - сказал Рекидал-Дак и растаял. "Однако, с годами они становятся похожи, как две кильки, одного посола", - философски подумало дерево Брысь и стало глядеть вдаль. Вдали показался Шипе-Топек. - Огмы, Рекидал-Дака, Шипе-Топека и Яманатки - нет! - на всякий случай сказало дерево Брысь. - Шипе-Топек - это я! - сказал Шипе-Топек. - Подумаешь! - пренебрежительно откликнулось Говорливое дерево Брысь. Шипе-Топек подумал и начал было уже сомневаться, но тут мимо пробежал Яманатка за которым летел Рекидал-Дак, за которым по пятам телепортировал Огма... И Шипе-Топек тоже побежал. Говорливое дерево Брысь вновь осталось одно и наконец смогло таки сосредоточиться на своих невеселых мыслях: - Конечно, подвижный образ жизни позволяет многое увидеть, но осмыслить - никогда! Для того, чтобы понять - надо прорасти в проблему корнями!!! - подумало Говорливое дерево Брысь и запустило корни поглубже: мало ли какие еще вызревают проблемы. Нужно постоянно и ко всему быть готовым! 6. ПЕРЕСТРОЙКА "Трехразовое питание - это моя слабость." - мучительно подумал Шипе-Топек, пытаясь усилием воли вызвать у себя отвращение к еде. Яманатка, по-видимому, тоже проголодался, это хорошо было заметно по тому, какие выразительные взгляды он бросал на кору Говорливого дерева Брысь, а временами и на Шипе-Топека. Огма дремал, так, по его мнению, меньше расходовалось калорий. Что и когда ел Рекидал-Дак, всегда понять было не возможно, но и он как-то странно поигрывал молекулами репеллента. Только Говорливому дереву Брысь все было нипочем с его крепкими и длинными, хотя и абсолютно асоциальными, корнями. Ну а у Шипе-Топека от тоскливого ощущения вакуума в желудке, глаза стали круглыми-круглыми, как будто он увидел, что Говорливое дерево Брысь - зацвело и собирается плодоносить. От этого все вокруг воспринималось как-то особенно светло, но не радостно. - Однако, Учение - Свет! - весомо, но вяло сказал Огма. - Тот или Этот? - так же вяло уточнил Рекидал-Дак, но Огма так на него посмотрел, что Рекидал-Дак понял: этого точно, не знает никто. - Учение - свет, - нудно "гудел" Огма, - а знания - сила. - Да, сильным быть хорошо, - вздохнул Яманатка. - Умным быть хорошо! - неожиданно отозвался Шипе-Топек. - А ты откуда знаешь? - искренне удивилось Говорливое дерево Брысь. - Твои деревянные шуточки начинают меня раздражать! - огрызнулся Шипе-Топек. - Тоже мне, араукария, а само вечно своими корнями под ногами путаешься! - Чьи имею, теми и путаюсь! - Я и говорю: сорняк он и есть сорняк. - А ты... - "вспыхнуло" дерево, - ты знаешь кто? - Я - Шипе-Топек! - уверенно сказал Шипе-Топек. - Расист ты, а не Шипе-Топек!!! - вконец разъярилось дерево Брысь, - думаешь если ты - рептилия, то находишься на более высокой ступени эволюции? Дудки! Огма вон тоже древовидный, а интеллект - о-го-го!!! - Чем богаты, тем и рады, - скромно сказал Огма, чем однако сразил всех ибо такое с ним случалось не часто. - Вот видишь!!! - воскликнуло Говорливое дерево Брысь, не уточняя куда именно надо смотреть. - И Рекидал-Дак! Хотя и аморфный, но тоже не лаптем ест... когда есть что есть. - Я не умный, я - хитрый, - тихо сказал Рекидал-Дак, мучительно сглатывая. - Нет, скажи мне, ты кто такой? - не унималось расходившееся
в начало наверх
Говорливое дерево Брысь, тыча в Шипе-Топека корнем похожим на сувенирный штопор. - Шипе-Топек я, - растерянно буркнул Шипе-Топек. - Квартирант ты - без прописки, а не Шипе-Топек, - безжалостно отрубило дерево Брысь. - Ах так!!! - сказал Шипе-Топек, - тогда я разрываю наш опостылевший симбиоз! - Нет вы только послушайте его! - патетично вскинуло ветви Говорливое дерево Брысь. - Симбиоз!!! Симбиоз предполагает равное партнерство, а от тебя пользы как от Блек Бокса. - Зато и вреда тоже никакого. - Наличие отсутствия - действительно иногда уже польза, - сурово заметил Огма. - Вот и пусть отсутствует отсюда подобру-поздорову! - Я подамся в Скитания! - с угрозой мрачно заявил Шипе-Топек. - Ну и пожалуйста! - выкрикнуло Говорливое дерево Брысь, чувствуя, что начинает терять чувство меры. - Свято место пусто не бывает! Я вот Рекидал-Дака пущу. - Нет, - сказал Рекидал-Дак, - я к тебе не пойду. У тебя все корни как-то умудряются выходить на север, а я тепло люблю - тогда во мне молекулы веселей играют. - Я к тебе пойду! - вдруг объявил Яманатка. - У меня постоянно руки чешутся. Я буду их о твои корни чесать. - Предатель!!! - прошипел Шипе-Топек. - Тебе только бы к рукам все прибрать. Шива рукастая! - Шива - он, - сказал Огма. - Я ему сочувствую, но ничем помочь не могу! - свирепо съязвил Шипе-Топек. - Нет, ты зачем меня обозвал? - глухо буркнул Яманатка, разглядывая три пары своих многозначительных кулаков. - А ты зачем норовишь занять мою жилплощадь? - резонно возразил слегка остывший Шипе-Топек. - Дружба - дружбой, а квартирный вопрос врозь! - противным голосом сказал Рекидал-Дак. - Ты же съезжаешь... - раздосадовано проворчал Яманатка. - А вы все только этого и ждете! - Я жду 2000 года, - отрешенно вставил Рекидал-Дак. - Ха! - сказал Шипе-Топек. - Ну если не съезжаешь, будем жить вместе, - сдался Яманатка. - Я свои корни в коммуналку превращать не позволю!!! - испуганно пискнуло Говорливое дерево Брысь. - Не в коммуналку, а в образцовое социалистическое общежитие! - свирепо огрызнулся Яманатка. - Все равно тараканы наползут! - Говорливое дерево Брысь даже передернулось от отвращения и тут же начало подлизываться к Шипе-Топеку. - Ты Шипе-Топек, если подашься в скитания, я жилплощадь за тобой забронирую, как за военнослужащим. - С вами подашься... - мрачно сказал Шипе-Топек. Но тут подал голос Огма, путем глубоких раздумий пришедший к нетривиальному выводу: - Умным быть хорошо, а сытым, иногда даже лучше! И все сразу как-то перестроились. Мысли потекли в едином русле, единым порывом. Теперь это был уже коллектив, объединенный единой целью. А коллектив это сила! Ну, а сила есть... то остальные вопросы как-то отпадают сами собой. К сожалению до сих пор это слишком часто еще случается в Пятимерном Мире. Так было, есть и по видимому будет, особенно если будет что есть, а кому всегда и так найдется. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ОСЕНЬ 7. ЗАКОНЫ ПЯТИМЕРНОГО МИРА "Странные законы правят у нас в Пятимерном Мире..." - неторопливо размышлял Шипе-Топек, лежа на излюбленном месте под корнями Говорливого дерева Брысь. - Во всем отмечается определенная нестабильность. Все течет, все изменяется. Нельзя два раза войти в одну и туже реку. Один раз еще можно, но второй - дудки!!! Только соберешься, а реки-то и нету. Огма это явление называет инфекционным дефицитом, а я так думаю: где-то она, река то есть, течет себе преспокойно, только в каком-нибудь Ином, может быть Шестом или Седьмом, измерении..." - Ты бы, чем свои бока отлеживать, лучше мои корни окучил, - варварски ворвалось в размеренный ритм размышлений Говорливое дерево Брысь. - А то переведу тебя на самоокупаемость - сразу узнаешь что по чем. - Правильно! - поддержал Говорливое дерево Брысь многорукий Яманатка, по причине многорукости автоматически причислявший себя к пролетариям. Но в ответ на многочисленные дружеские предложения приложить к чему-нибудь руки (в виду вечных жалоб, что якобы эти руки так и чешутся) почему-то вечно отвечающий, что он - Яманатка, рукоприкладством не занимается, не занимался и нет такой силы, которая бы его Яманатку заниматься заставит. - Каждый хорош на своем месте! - с достоинством ответил из-под корней Шипе-Топек. - Хотя конечно, не место красит... - Ах вот как?! - возмутилось Говорливое дерево Брысь. - Опять значит место виновато. Тогда не обессудьте, если оно вдруг станет вакантным. - Снова конфронтация на почве межнациональных разногласий? - нервно поинтересовался миролюбивый Рекидал-Дак, как всегда присутствующий, но как всегда только отчасти. - Неужели нельзя прийти к какому-нибудь разумному компромиссу? Организовать консорциум или концессию... - Тут возможно только что-то одно: либо разумному, либо какому-нибудь, - уверенно заявил Яманатка и ковырнул корень Говорливого дерева Брысь. - Не трожь! - буркнуло Говорливое дерево Брысь раздраженно. - Во-первых щекотно, а во-вторых меня Огма и так уже занес в Красную Книгу под вторым номером. - А первый кто? - спросил Яманатка. - Огма естественно, кого же он мог еще вписать! - удивилось Говорливое дерево Брысь. - Компромисс?!! - завопил из-под корней Говорливого дерева Брысь Шипе-Топек. - Компромисс!!! Вечный Компромисс - извечная беда всей интеллигенции. А вот пру раз бы да вам всем... объяснить... доходчиво. Концессией по консорциуму! - Ага, как же, - хмыкнул Рекидал-Дак, - нельзя - у нас демократия. Мы можем только поставить вопрос на голосование! - Ну и что? - спросило Говорливое дерево Брысь. - А ничего, - ответил беззаботно Рекидал-Дак. - Так и будет стоять пока не созреет. - Ну почему же только поставить? - по хозяйски вмешался Огма. - Мы можем его: обсудить, развить, углубить, обосновать, отклонить и похоронить окончательно. - И это все? - удивилось Говорливое дерево Брысь. - А чего бы ты еще хотело? - удивился в ответ Огма. - Ну, я знаю... - промямлило дерево Брысь. - Оно хотело, чтобы я ему корни окучивал, - подал из-под корней недовольный голос Шипе-Топек. - А ты чего хочешь? - спросил Огма. - Покоя!!! - крикнул Шипе-Топек. - Покой нам только снится! - ехидно вставил Рекидал-Дак, боязливо поглядывая на Огму. - Покоя хочу, - развил свою мысль Шипе-Топек, - подумать хочу и понять! - Вкалывать надо! - сурово изрек Яманатка, пряча все свои руки за спину. - Вкалывать, вкалывать и вкалывать! Тогда в оставшееся время ты ничего уже хотеть не будешь. Даже покоя. - И вечный бой!!! - начал Рекидал-Дак, но Огма только глянул на него, и Рекидал-Дак сразу решил, что сказал уже достаточно. Шипе-Топек на мгновение вынырнул из-под корней, окинул Яманатку саркастическим взглядом и с достоинством молча нырнул обратно. - Ну хорошо, корни вы не хотите окучивать! - разъярилось Говорливое дерево Брысь. - Привыкли Пищевой Коллоид из Иных Миров импортировать, так теперь вы хотите, чтобы вам его подавали на блюдечке?!! - С голубой каемочкой? - спросил Рекидал-Дак. - Нет. На простом - летающем! - рявкнуло Говорливое дерево Брысь. - Я, между прочим, заслужил, - огрызнулся Яманатка. - А Огме и вовсе - положено! - Конечно!!! - заголосил из-под корней Шипе-Топек. - А интеллигенция мало того, что все время должна размышлять о Светлом Грядущем, так еще и Пищевой Коллоид должна сама себе добывать... - Надо поставить вопрос... - осторожно вклинился Рекидал-Дак, не совсем четко представлявший к какой категории примкнуть. - Будем думать! - сурово рубанул Огма, не уточняя однако о чем и когда. - Чего тут думать! - рыкнул Яманатка. - Я бастую!!! - Ха-ха-ха, - сказал Шипе-Топек. - Это я в душе смеюсь над вами всеми. - Хорошо смеется тот... - начал Рекидал-Дак, но понял что Пора и эмигрировал. От греха подальше. - Ладно, - устало сказало Говорливое дерево Брысь. - Не окучивайте. И даже наоборот! Но я выдержу. У природы большой запас прочности, а у меня корни, в отличие от вас всех, все таки есть. Но вы? И голов у вас по 1 целой и 25 тысячной на каждого и рук в среднем по три... - Да брось ты... - смущенно пробормотал Шипе-Топек вылезая из-под корней. - Окучу я все что нужно. - Мы что? Мы пролетарии завсегда! - промычал Яманатка усиленно разглядывая свои три пары рук. - Да уж! - сказал Огма. - Тут вот Коллоид поступить должен, так я того... я принесу что ли? - Только поживей! - еще не совсем остыло Говорливое дерево Брысь, - созрело тут у меня что-то. Плод вроде... Угощать буду. И все опять перестроились. В который уже раз... И даже Рекидал-Дак вернулся. И... Но это уже совсем другая история, которая возможно... Я все таки надеюсь - что пока, еще возможна. Еще надеюсь. Пока... 8. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ - Шипе-Топеки приходят и уходят, а в интеллектуальном смысле потенциал цивилизации остается неизменным, - задумчиво сказало Говорливое дерево Брысь и пошевелило корнями. Под корнями сидел Шипе-Топек и вызывающе упорно молчал. - Им, Шипе-Топекам, вечно на месте не сидится! - несколько невпопад буркнул грубоватый Яманатка, живописно сплетая на животе три пары своих беспокойных рук. Шипе-Топек молчал и из-под корней не показывался. - На самом деле, Шипе-Топекам все равно: отсиживаться ли под корнями или шастать где нибудь бестолку, лишь бы не принимать участие в общественно полезных мероприятиях, - проворчал Огма и задумчиво посмотрел на Рекидал-Дака. - Я - за! - на всякий случай сказал Рекидал-Дак, подумал и перестроил молекулы репеллента, вклиненные в его газообразную структуру. Шипе-Топек молчал. - Я даже больше скажу, - постепенно распаляясь выкрикнуло Говорливое дерево Брысь. - В нашем Пятимерном Мире от этих шипе-топеков... Шипе-Топек молчал. - Да уж! - сказал Огма. - А я - против! - неожиданно брякнул Рекидал-Дак, но Огма только глянул на него, и Рекидал-Дак сразу заюлил: - Я что, я - ничего, я так... в порядке плюрализма. - Ну-ну, - сказал Огма, и Рекидал-Дак начал потихоньку рассредотачиваться. Но тут оживился Яманатка: - Кстати, о плюрализме! Прохожу я давеча мимо Барьера, и тут вдруг с той стороны в меня кто-то как плю... Огма медленно перевел свирепый взгляд на Яманатку. Яманатка сбился, замолк, а потом с независимым видом стал глядеть в пространство. А Шипе-Топек молчал.
в начало наверх
- Умер он там, что ли? - раздраженно поинтересовалось Говорливое дерево Брысь. - Вроде не обещал, - неуверенно пробормотал Огма. - От этих интеллигентов никогда не знаешь чего ожидать, - проворчал Яманатка, все еще пристально глядя в пространство. - Толи дело мы - пролетарии! - и Яманатка демонстративно зевнул, а потом поскреб под каждой мышкой тремя руками одновременно. - Шипе-Топек, он Шипе-Топек и есть, - осторожно сказал Рекидал-Дак, ни на что особенно не надеясь. Но Шипе-Топек молчал. - Между прочим, с его стороны это просто хамство - отвечать на дружескую критику двусмысленным молчанием! - вконец взбеленилось Говорливое дерево Брысь. - Когда я был в его возрасте - я себе такого не позволял никогда, - со свойственной ему скромностью заметил Огма. - А когда ты был в его возрасте? - заинтересовался Яманатка. - Точно не помню, но наверное был, - проворчал Огма и при этом опять посмотрел на Рекидал-Дака. - Я воздержался, - на всякий случай сказал Рекидал-Дак, но очевидно снова не угадал и по этому стал поспешно рассредотачиваться. - А жаль что не помню, - тем временем продолжил Огма, и взор его затуманился, а псевдоголова слегка поникла, - наверняка времечко было... И я - молодой и красивый (в этот момент Рекидал-Дак с сомнением покачал головой, но так как уже почти совсем успел рассредоточиться, Огма эти сомнения не зафиксировал). Конечно же скромный, (тут даже Яманатка крякнул), но и тогда уже выделяющийся среди любого ограниченного контингента своим недюжинным интеллектом. Как и сейчас, впрочем! - Это ты кого, конкретно, имеешь в виду?! - свирепо уперев ветви в ствол, осведомилось Говорливое дерево Брысь. - А нас! - беззаботно откликнулся Яманатка, не переставая при этом почесываться. - Нет пусть прямо скажет, в лицо! - не унималось дерево Брысь. - Вас и имею, - неохотно буркнул Огма. - Ага, - сказало Говорливое дерево Брысь, внезапно успокаиваясь. - Я лучше пойду! - поспешно выпалил Рекидал-Дак, но так как уже и так достаточно рассредоточился, на него никто не обратил никакого внимания. - Кстати, - оживился Яманатка, - мне тоже пора! - Да и мне пора, - сказал Огма, стараясь ни на кого конкретно не глядеть. - Я бы первым ушло! - саркастически поддакнуло Говорливое дерево Брысь. - Да вот Шипе-Топека жалко не на кого оставить. А с вами, он же пропадет окончательно. И все кроме дерева Брысь ушли, а Шипе-Топек так ничего и не сказал. - Шипе-Топек, ты что, спишь там что ли? - жалобным голосом прохныкало Говорливое дерево Брысь. - С вами поспишь! - наконец подал голос из-под корней Шипе-Топек. - Уффф!!! - облегченно вздохнуло Говорливое дерево Брысь. - Хорошо хоть живой. - Живой-то живой, только разве это жизнь? - раздраженно сказал Шипе-Топек вылезая из-под корней. Он посмотрел левой головой направо, правой налево, потом ожесточенно хором плюнул и полез обратно под корни. "Другой бы спорил, а я промолчу", - мрачно подумало Говорливое дерево Брысь и захотело было тоже плюнуть, но вовремя вспомнило, что не чем. - "Хорошо Шипе-Топеку - раз и под корни, а тут торчи как... На радость всем ветрам. Но и в таком положении, есть своя неизъяснимая прелесть!" И дерево гордо продолжало торчать! И лишь порой накатывала грусть, и дереву Брысь начинало казаться, что во всем Пятимерном Мире, только оно одно находится на своем боевом посту, а все остальные благополучно спят под корнями. Но потом, дереву начинало казаться, что то что ему показалось это только кажется, а на самом деле должно казаться совсем иное, которое тоже может кажется, а может в конце концов и нет! Ну разве можно понять логику Пятимерного Мира?!! 9. К БАРЬЕРУ! - Занято! - сказал Шипе-Топек из-под корне Говорливого дерева Брысь, но наружу не вылез. - Больно нужна мне твоя малолитражная конура, - фыркнул Яманатка и с независимым видом сложил на груди свои знаменитые руки. - Меня Огма на учет поставил - на кооператив, с видом на Барьер. - Было бы на что смотреть, - оскорбленно буркнуло Говорливое дерево Брысь. - Не слушай его Шипе-Топек - это он от зависти. - Что я Рекидал-Дак какой, - возразил Яманатка и саркастически хмыкнул. - Конечно! Чуть где что - сразу: Рекидал-Дак, Рекидал-Дак... - забубнил Рекидал-Дак, который давно уже подслушивал пользуясь невидимостью, ка всегда забывая о благоухающих молекулах репеллента. - А разных газообразных вообще не спрашивают! - по пролетарски прямо отрубил Яманатка. - Тоже мне, нашелся монокристалл, - огрызнулся Рекидал-Дак, но тут прибыл Огма, и Рекидал-Дак срочно сделал вид, как-будто, он только что вышел, хотя на самом деле, уходить пока никуда не собирался. Огма подозрительно принюхался, потом проковылял прямо к корням Говорливого дерева Брысь и бесцеремонно заглянул во внутрь. - Шипе-Топек не принимает! - на всякий случай сказало Говорливое дерево Брысь. - И давно это с ним? - спросил Огма. - Что давно? - прикинулось Говорливое дерево Брысь совсем простым деревом, из хорошего семейства - широколиственных, но умеренно узких в интеллектуальном смысле. - Ну это, - сказал Огма, потом подумал немного и уточнил: - Как его... Давно спрашиваю... завязал? - Что завязал? - продолжало прикидываться Говорливое дерево Брысь. Огма задумчиво, но пристально посмотрел на не в меру говорливое дерево, словно собирался повеситься на его ветвях и искал сук поудобней, но так ничего и не ответил. - Может, Гордиев узел? - робко подсказал, на миг сконцентрировавшийся Рекидал-Дак, который в нарождающейся дискуссии забыл, что он якобы вышел, но тут же, только глянув на Огму, вспомнил и пожалел, что как всегда выбрал неверную стратегию. - Морской наверное? - встрепенулся Яманатка. Шипе-Топек вылез из-под корней, молча, но с подтекстом покачал головой и полез обратно. - Узлы бывают разные, - глубокомысленно заметило дерево Брысь, глядя в ту часть Шипе-Топека, что еще не успела скрыться под корнями. - И есть время вязать узлы, а есть и развязывать. - Вяжут лыко, - возразил Яманатка. - Лыко, как раз не вяжут! - не удержался опять Рекидал-Дак. - Лыко - дерут!!! - Дерут три шкуры, - мрачно сказал Огма со значением и при этом посмотрел на Рекидал-Дака. - Шкуру спасают! - поспешно выпалил Рекидал-Дак, - потому, что своя шкура... - Шкуру делят! - опять возразил Яманатка, что-то на него сегодня нашло этакое. - Но сначала, все таки, наверняка, отнимают. - Предлагаю вынести этот вопрос на комиссию! - запальчиво предложило Говорливое дерево Брысь. - И всесторонне его обсоса... обсудить, то есть. - Лучше вообще вынести, - хмыкнул Огма, - как сор из избы... - Правильно, - поддакнул не с того не с сего Яманатка, - комиссовать его, и дело с концом! Из-под корней опять вылез Шипе-Топек, окинул всех заинтересованным взглядом, зачем-то постучал по стволу Говорливого дерева Брысь и полез обратно под корни. - А я предлагаю поставить вопрос на голосование, - неожиданно брякнул, так и не ушедший Рекидал-Дак. - Лучше на попа! - опять "лег на прежний курс" "противоречивый" Яманатка. - Где же мы его достанем в нашем-то Пятимерном Мире? - растерялся Рекидал-Дак. - Или нет?! - Яманатка так разошелся, что стал уже противоречить сам себе. - Нет! Я думаю все таки - ребром. - Чего уж там, - буркнул Огма, - давай сразу берцовой костью. - В горле? - наивно спросил Рекидал-Дак. - В... Впрочем, туда, по-моему, только перья вставляют! - мрачно сказал Огма, и Рекидал-Дак почувствовал, что дискуссия подходит к логической развязке. - Ну я пошел, - вяло промямлил Рекидал-Дак. - Куда это ты пойдешь? - вдруг совершенно нормальным голосом спросил Огма. - Ну, я знаю... - В том-то и беда, что мы все не зная куда, идем и идем, идем и идем... - Но... - И впереди, стопроцентно нас ждет один только Блек Бокс... - А зачем нам два Блек Бокса? - напрочь разрушил поэтический настрой неугомонный Яманатка. Но Огма только покачал своей псевдоголовой и вздохнул, но так, что все равно Яманатке неожиданно захотелось рассредоточиться, как это иногда позволял посреди разговора малоучтивый, но долгоживущий Рекидал-Дак. Из-под корней вылез Шипе-Топек, пессимистически плюнул себе под ноги и сказал: - И все таки жизнь - прекрасна! "Разве это жизнь?" - угрюмо подумало Говорливое дерево Брысь, но в слух ничего не сказало. - А не рвануть ли нам к Барьеру? - вдруг дурным голосом завопил сконцентрировавшийся Рекидал-Дак. - Развеемся?!! - Нам пролетариям глубоко... - начал было Яманатка, но Огма только глянул на него и Яманатка тут же затряс головой будто его обуяла "Собачья Старость". - К Барьеру! - рявкнула правая голова Шипе-Топека, а левая поддакнула: - А то развели здесь... парламент... Говорилки пятимерные... Говорливое дерево Брысь долго смотрело им вслед, но так на сей раз ничего и не сказало, хотя про себя, наверняка, подумало. Но то, что подумало оставило при себе. Ведь у каждого в принципе есть хотя бы одна, пусть даже псевдоголова, вот пусть каждый и думает своей головой, про себя, про других и про все остальное прочее... ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ЗИМА 10. АВОСЬ!!! Шел снег, а Говорливое дерево Брысь одиноко стояло, угрюмо покачивая ветвями, на своем обычном месте, - незыблемое, как неуклонный рост народного благосостояния. "Зима!" - думало Говорливое дерево Брысь. - "Крестьянин, торжествуя, по первопутку дует в магазин!!! Пятимерный стих! Верно подмечено. Наверняка Шипе-Топек написал: он у нас глазастый. Две головы, четыре глаза и вечное чувство голода - тут, волей - не волей, все на лету хватать будешь..." Дерево помахало ветвями, так как отчаянно мерзло ибо имело вид - слоя населения со средним достатком, после очередного упорядочения цен по просьбе неугомонных трудящихся. То есть, было абсолютно голым. "Эх", - думало дерево Брысь. - "Отловить хотя бы одного и в глаза ему посмотреть, бесстыжие!" Дерево Брысь, конечно, имело в виду не трудящихся, а Огму и Рекидал-Дака, ну и отчасти - Шипе-Топека, но только отчасти. Холода подкрались неожиданно, по крайней мере для Говорливого дерева Брысь, но оказалось, что не Некоторые успели заранее позаботиться, естественно о себе. Как только пошел первый снег, этот паршивец Рекидал-Дак, вдруг вспомнил, что у него по Ту Сторону Барьера (и когда только успел?) оказывается есть родственники, а по эту, его с тех пор только и видели.
в начало наверх
Яманатка так и сказал: - Видал я вашего Рекидал-Дака! На что Огма, только покачал своей псевдоголовой, а затем раздобыл себе псевдонаучную командировку, сроком на две жизни и рванул в Иной Мир, - изучать, как он сам сказал: "Ихний отсталый духовный уровень". На что Яманатка, опять же, сказал: - Видал я ихний уровень! У них там даже Блек Боксов нет. А у нас? Куда не плюнь - попадешь или в Блек Бокс или в Шипе-Топека. И Яманатка плюнул, но Шипе-Топека не попал, а Шипе-Топек все равно обиделся и полез под корни Говорливого дерева Брысь брюзгливо бурча: - Черт с вами! Интеллигенция вам не нужна, - живите как МОГЕТЕ. А я - впадаю в спячку, на весь период похолодания. Ну, а там поглядим, может и вообще не проснусь! Будете потом меня искусственно выводить или даже из Иных Миров импортировать... - Видал я эту... вашу... интеллигенцию! - сказал Яманатка. "Эээээх!" - подумало Говорливое дерево Брысь. А снег все шел... "И чего ему на месте не сидится?" - Говорливое дерево Брысь окинуло взглядом Белое Безмолвие расстилавшееся вокруг, - на снегу отчетливо выделялись одни только хаотично разбросанные Блек Боксы, да Яманатка печально сидел у Барьера периодически почесывая в затылке. Ни у Яманатки, ни у Говорливого дерева Брысь родственников за Барьером не было. "ЭХ!" - подумало Говорливое дерево Брысь. - "Врезать что ли дуба, всем на зло или все же подождать до весны?" Под корнями Говорливого дерева Брысь обиженно храпел Шипе-Топек. "Э-э-э-э-х!!!" - еще раз подумало Говорливое дерево Брысь, но решило все таки подождать до весны. Чем черт не шутит, авось и в Пятимерном Мире когда нибудь снова наступит Весна. Хотя, чего только не бывает в Этом Пятимерном Мире, может как раз Весны и не бывает... Но ведь была же? Авось... Авось? АВОСЬ!!! 11. ПЕРВЫЙ СОН ШИПЕ-ТОПЕКА Шипе-Топек безмятежно спал, уютно устроившись под корнями Говорливого дерева Брысь, и ему, то есть Шипе-Топеку снилось Изобилие. Что снилось Говорливому дереву Брысь, Шипе-Топек конечно не знал, потому, что дерево свои сны не афишировало и спало сугубо интимно, то есть совершенно одно и никого в свои сны не посвящало. Шипе-Топека под корнями, дерево в расчет никогда не брало, а Шипе-Топек, тем временем, спал под корнями, и ему продолжало навязчиво сниться Изобилие, которое почему-то принимало обличье Яманатки и то и дело громко выкрикивало: - Перестройка! Перестройка! Пере... - Но так, будто и само уже в это слабо верило, а все равно продолжало орать и размахивать многочисленными руками. "Что-то тут не так..." - подумал во сне Шипе-Топек, а Яманатка, который олицетворял это странное Изобилие, игриво подмигнул единственным глазом и вдруг показал язык, чего ничего не олицетворявший Яманатка никогда себе ранее не позволял. Потом Шипе-Топеку приснились: Рыночная Экономика и Уровень Жизни, причем в одном лице. Лицо это, было ну точь-в-точь как у Рекидал-Дака, но только под этим лицом, было второе лицо - лицом напоминающее Огму. Все эти лица были столь расплывчаты и газообразны, что от общего лица за версту разило, то ли простым надувательством, то ли все таки репеллентом, явственно ощутимым на уровне экстрасенсорного восприятия. "Где-то, что-то, как-то..." - подумал во сне Шипе-Топек. Потом Шипе-Топеку приснилось Говорливое дерево Брысь, которое ничего не олицетворяло, но тем ни менее, почему-то все время требовало каких-то Особых Полномочий. "Да, уж!" - подумал во сне Шипе-Топек. И, наконец, Шипе-Топеку приснился Маленький Такой Шипе-Топек, который одиноко стоял посреди заснеженной пустыни, как бюст, установленный на родине четырежды героя, а вокруг роились голодные Блек-Боксы, оказывающие тлетворное влияние на моральный облик и тонкую душевную организацию Шипе-Топеков. Ну, а все это безобразие, вместе взятое, было обнесено могучим Барьером. - Кто с серпом к нам придет, - кричал снящийся Шипе-Топек и жестами показывал, что дальше будет... "Полный консорциум!" - подумал спящий Шипе-Топек и решил все таки - пока не просыпаться! 12. ТРЕТИЙ СОН ШИПЕ-ТОПЕКА Шипе-Топек все еще спал под корнями и снился Шипе-Топеку большой, мрачного вида, Блек Бокс, на боку которого от руки белой краской было написано: "ВХОД ПЛАТНЫЙ! ИНВАЛИДЫ УМСТВЕННОГО ТРУДА И ЖЕРТВЫ ПЛЮРАЛИЗМА ОБСЛУЖИВАЮТСЯ ВНЕ ОЧЕРЕДИ И ЗА РУБЛИ, НО ПО ОБЪЕМУ УСЛУГ КАК ЗА СКВ." "К чему бы это?" - недоумевал во сне Шипе-Топек, но тут же Шипе-Топеку приснилось Говорливое дерево Брысь, которое укоризненно качало ветвями, как бы говоря: "Шипе-Топеки приходят и уходят", - но при этом явно подразумевая: "А дураков в Этом Мире меньше не становится!" Хотя во сне, Шипе-Топеку было все таки не совсем ясно, кому, конкретно, адресуются мысли Говорливого дерева Брысь, тем более, что снился Шипе-Топеку уже Яманатка. Яманатка ничего не говорил, да и не думал, в прочем, как и вне сна, хотя, как раз в этом сне, Яманатка был заявлен как Некто из Народа. Собственно поэтому в каждой руке Яманатка и держал по транспаранту, на каждом из которых было написано: "А НУ ВАС, ВСЕХ!!!" И так, естественно, - шесть раз подряд. Рекидал-Дак Шипе-Топеку сниться в этот раз отказался наотрез, а от Огмы снились длинные теплые письма, с легким ностальгическим оттенком между строк. В самих же строках, Огма ярко живописал контрасты Иного Мира, отмечая достоинства и хлестко бичуя недостатки. Недостатки, характерные периоду загнивания и полураспада, который неизбежно наступает в Иных Мирах, получались особенно впечатляющими, зримыми и выпуклыми, - было явственно видно, что автор бесстрашно окунулся в самую, так сказать, гущу, жертвуя многими принципами, которыми ранее всегда отказывался поступаться. На что только не пойдешь во имя Познания Истины! "А ну вас всех!" - вдруг смело подумал во сне мирно спящий Шипе-Топек и опять решил - пока не просыпаться. 13. КРУГ ПОЧЕТА В один прекрасный день Барьер таки рухнул. Хотя, если поразмыслить, определение "прекрасный" в данном случае было явно спорным. Правда голодные Блек Боксы расползлись кто куда, но зато пропал и Яманатка, причем окончательно. Говорливое дерево Брысь растерянно глядело вдаль, чтобы не видеть того, что творится вокруг. "В связи с ухудшившейся метеообстановкой, первым делом, я думаю, надо переименовать наш Пятимерный Мир в Мир Исторически-Фантастических Катаклизмов (сокращенно МИФ-К-клизм) или быть может все таки первым делом избрать меня в нашей "роще" Самым Старейшим Дубом? Конечно, при сложившихся обстоятельствах оба вопроса имеют первостатейную важность, так сказать осознанную и выстраданную необходимость!" - думало Говорливое дерево Брысь, уныло покачивая ветвями на стылом ветру. Шипе-Топек в это время бессовестно спал под корнями, не взирая ни на какие Исторические Катаклизмы. "Торчишь тут из последних сил", - постепенно распаляясь продолжало думать Говорливое дерево Брысь, - "а некоторые уютно устроились под твоими же корнями и в ус не дуют, паразиты!" А Шипе-Топек действительно все еще спал под корнями и действительно не дул в ус, так как усов не имел из морально-этических соображений. - Все!!! - не выдержало Говорливое дерево Брысь. - Что? Где? - вылетел из-под корней заспанный Шипе-Топек. - Почем... - саркастически передразнило его Говорливое дерево Брысь. - А, это ты... - разочарованно протянул Шипе-Топек и демонстративно зевнул. Дерево оскорбилось и промолчало. - Тю! - сказал Шипе-Топек. - Кто же это наш барьер свистнул? Дерево молчало. - Теперь каждый по Миру может пойти, а с Мира по нитке, да каждому по заслугам, или может даже по потребностям... по нужде, так сказать... Дерево молчало. - Ладно, - сказал Шипе-Топек. - Я был не прав. Ты уж извини... - Во-первых не ты, а вы, - резко сказало Говорливое дерево Брысь. - Это еще почему же? - искренне удивился Шипе-Топек. - Потому же!!! - огрызнулось Говорливое дерево Брысь. - Пока ты дрых себе беззаботно, мне народ присвоил почетное звание - Древа Жизни! - Посмертно? - без задней мысли спросил Шипе-Топек. - А во вторых, - не обращая внимания на злобный выпад, продолжало гнуть свою палку "Древо Жизни", - а во вторых... впрочем, для некоторых - достаточно и во первых! - Ты бы еще Баобабом назвалось, - мрачно проворчал Шипе-Топек. - А в третьих, - встрепенулось Говорливое дерево Жизни, - мои гносеологические корни... - Какие кони? - подозрительно спросил Шипе-Топек? - Гносеологические, - отрезало Говорливое дерево Брысь. - А-а-а!!! Вот оно что. А я-то голову ломал: почему мне постоянно всякая муть сниться под твоими корнями. - Ничего, тебе если одну голову даже совсем отвинтить, ты хоть на человека начнешь походить! - Тоже мне нашло эталон! - фыркнул раздраженно Шипе-Топек. Дерево Брысь картинно пожало ветвями и отвернулось, но тут же повернулось обратно: - Кстати о талонах... - По моему, откуда-то явственно несет репеллентом... - неуверенно сказал Шипе-Топек и подозрительно посмотрел на Говорливое дерево Брысь. Дерево Брысь принюхалось и снова пожало ветвями. - Это дезодорант - импортный! Дурень! Я его молекулами заменил молекулы репеллента, эффект тот же, а обонятельный нюанс не идет ни в какое сравнение! - сказал, конечно же Рекидал-Дак и самодовольно сконцентрировался прямо перед носом у обескураженного Шипе-Топека. - Ты гляди! - восторженно завопил Шипе-Топек, - и правда, импортный, дурень! - Нет, - столь же радостно возразило Говорливое дерево Брысь, - это дезодорант - импортный, а дурень - наш, отечественный. - Да ну вас, - миролюбиво проворчал Рекидал-Дак. - В общем, я вернулся. - А ты у нас всегда был со странностями, - проворчал невесть откуда взявшийся Яманатка и, по пролетарски прямо, постучал одной рукой себе по лбу, второй по стволу Говорливого дерева Брысь, а двумя похлопал себя по ушам. Незадействованную пару рук Яманатка гордо сплел на груди. - Рукоблуд! - миролюбиво парировал Рекидал-Дак, но тут же стал поспешно рассредотачиваться. Это, естественно, было связано с прибытием Огмы, у которого истек наконец срок псевдонаучной командировки. - Ну, что? - по хозяйски деловито осведомился Великий Телепат. - Как вы тут без руководящей роли? Небось совсем запаршивели? И как всегда не дожидаясь ответа на свой риторический вопрос Многоразовый и Мультирожденный сурово подытожил: - Ну что же, придется начинать все с Начала... Я вам покажу как строить настоящие рыночные отношения. - "Господи", - подумал Шипе-Топек, - "неужели опять Все с Начала?" Говорливое дерево Брысь ничего не подумало, но на всякий случай стало готовиться к самому худшему. Ведь положа руку на (сердце, пульс Времени, Библию, ненужное зачеркнуть), зубы на полку, а глаз на то, что положили другие, и с тех пор оно так плохо и лежит, законы Пятимерного Мира многочисленны, но однообразны. Одним словом, все там происходит не как у людей. Но жить как-то надо, и некоторые умудряются как-то жить, а некоторые даже очень не плохо... Но все равно, так хочется верить, что даже в Пятимерном Мире История движется по спирали, а не по круг, безотносительно: порочный ли это круг
в начало наверх
или всего лишь круг почета. Ах как хочется верить. Ах! ЧАСТЬ ПЯТАЯ. ВЕСНА? 14. КРУГИ НА ВОДЕ Шипе-Топек стоял на пригорке, грыз молодой побег экзотичного даже для здешних мест, Фигняка Серебристого и размышлял о эффекте Допплера, хотя вокруг бушевала весна и яростно нашептывала совсем иные темы для размышлений. Шипе-Топек: "Согласно спектральному анализу излучения звезды..." Весна: "Э-э-эх! А пахнет-то как, наверняка хоть одна голова, да закружилась! Сейчас бы рвануть куда - порезвиться..." Шипе-Топек: "...наблюдается смещение в инфракрасную часть спектра..." Весна: "Пищевой коллоид сейчас в самом соку... Тяпнем по маленькой?" Шипе-Топек: "...альтернативно: наблюдается тенденция к..." Весна: "Ты бы, что ли, кругами побегал!" Шипе-Топек: - Отвяжись!!! - Больно ты мне нужен! - возмущенно буркнуло Говорливое дерево Брысь. - Это я не тебе! - раздраженно сказал Шипе-Топек. - А-а-а!!! - понимающе протянуло Говорливое дерево Брысь. - Приятно поговорить с умным человеком? Тихо сам с собою... Первый признак, между прочим. - Уж лучше сам с собою, - не замедлил откликнуться Шипе-Топек и сделал многозначительную паузу. - Договаривай! - с явной угрозой в голосе потребовало Говорливое дерево Брысь. - Вот-вот, - радостно поддакнул подоспевший, и как всегда в самый не подходящий момент, Яманатка. - Сказал "А" - говори "В" тоже, все равно оно от тебя не отстанет, пока ты, ему весь алфавит не перечислишь. - На счет в коммерческом банке? - осторожно уточнил Рекидал-Дак, стремительно сконцентрировавшись, но ровно на столько, чтобы только спросить. - О каких банках идет речь? - вклинился телепатическим образом Огма, телекинетически оставаясь вне досягаемости. - Неужели дефицитные консервы подвезли, из гуманитарной помощи, от слабо развитых маломерных миров? - Вам бы только желудки набить, - взъярился вдруг Шипе-Топек. - А духовные искания - вам чужды и непонятны! В силу вашей отсталой пятимерной сущности. - А ты сам-то, шестимерный что ли? - искренне возмутилось Говорливое дерево Брысь. - Я - многогранный! - независимо отрубил Шипе-Топек. - Палисандр ты наш, - вяло поддакнул Яманатка. А Весна тем временем не унималась. Весна: "Весна идет весне дорогу!" Шипе-Топек: "Тут все надо обмозговать, тщательно взвесить..." Весна: "Чего тут взвешивать - гуляем братцы!!!" Шипе-Топек: "Нет, так жить нельзя!" Весна: "А как можно?" Шипе-Топек "Ну, я знаю... Как-нибудь иначе, может и правда начать все сначала?" Весна: "Опять все с начала? Сколько можно?" Шипе-Топек: "Сколько скажут!" Весна: "Ну-ну..." Шипе-Топек: "А я говорю..." Весна: - Отвяжись! Шипе-Топек: - Ну и отвяжусь! - Ой как напугал, - мрачно сказало Говорливое дерево Брысь и индифферентно поскребло корнями по грунту. - Ты и так у нас достаточно отвязанный, - безразлично поддакнул Яманатка, с интересом следя за "манипуляциями" Говорливого дерева Брысь. Рекидал-Дак тоже хотел сказать, что нибудь умное, но не успел - прибыл Огма. - Все на строительство Нового Барьера! - строго сказал Огма и поискал глазами Рекидал-Дака, но тот все таки успел, паршивец, во время рассредоточиться. "Это конец!" - подумал Шипе-Топек. - "Впрочем нет. Это ведь только Начало! Но если мы так начинаем, то как же мы кончим?" - Нам пролетариям, - торжественно начал Яманатка, а Говорливое дерево Брысь проворно повесило "на грудь" табличку гласящую: "РЕЛИКТ. ОХРАНЯЕТСЯ ГОСУДАРСТВОМ" и с независимым видом стало глядеть в пространство. - Так, - сказал Огма. - С флорой все ясно, а как у нас обстоят дела с фауной? И при этом все посмотрели на Шипе-Топека. - Интеллигенция за всегда была с народом, хоть он этого никогда и не ценил! - мрачно буркнул Шипе-Топек, понимая, что все равно Огма просто так не отстанет. - Видал я эту вашу... - снова торжественно начал Яманатка, но закончить ему опять не дали. - Сам ты, - сказал Шипе-Топек. - А я говорю... - Нет, ты кто такой?!! - Я реликт! - А я... - Ну-ну... - И даже очень! - А ну вас всех! - сказала Весна и ушла. Наступила осень. В Пятимерном Мире так часто бывает: за весной сразу идет осень, за осенью зима, а за зимой - снова осень. Может как раз эта самая весна и есть единственный ископаемый реликт в Пятимерном Мире. Хотя... История Пятимерного Мира - известная хромоножка. Ну, а когда одна нога короче другой - тут волей неволей начинаешь ходить по кругу, стыдливо величая круги - витками спирали. А значит, в принципе, любая весна должна повториться. И все же! Как мне лично кажется, жить надо так, будто эта весна действительно последняя. А там... Если повезет чуть-чуть... И вот уже: - Весна идет - весне дорогу! - Пищевой коллоид сейчас в самом соку... тяпнем по маленькой? - ОТВЯЖИСЬ!!! - Как хочешь. И только круги, круги на воде. 15. COGITO ERGO SUM! - Шипе-Топек это звучит! - гордо объявил Шипе-Топек и с независимым видом посмотрел по сторонам: по сторонам никого видно не было, и это рождало смутное беспокойство. Шипе-Топек немного подумал и уже менее уверенно произнес: - Шипе-Топек, между прочим, Шипе-Топеку - рознь... - Шипе-Топек он Шипе-Топек и есть! - тут же бодро откликнулись где-то за спиной. - Это что, намек? - осторожно спросил Шипе-Топек, незаметно принюхиваясь. - А чего тут намекать, - как всегда прямо "резанул", вынырнувший из близрастущих кустов, многорукий Яманатка. - Одно слово - Интеллигент районного масштаба!!! - и тоже принюхался. - Это три слова, - мрачно возразил Шипе-Топек. - Слова - три, а суть - одна! - возвестил кто-то не видимый, но явственно благоухающий импортным дезодорантом. - Я же и говорю, - не унимался Яманатка, - больно ты умный у нас. Умный до боли! - Cogito ergo sum! - загадочно намекнул Шипе-Топек. - А вот выражаться не надо!!! - тут же встрепенулся Яманатка. - В случае чего, я ведь такое могу загнуть: ты же знаешь! Мы пролетарии... - Пролетая над территорией... - вклинился все еще обоняемый, но все еще невидимый, ну конечно же, Рекидал-Дак. - А в ответ на злобные происки и бредни, у меня в запасе всегда есть один неоспоримый аргумент, в количестве шести экземпляров, - тонко намекнул Яманатка, развернув нос по ветру и помахивая тремя парами рук. - Правильно! - одобрил его поведение внезапно возникший Огма. - Времена нынче такие - лихие, жесткие, энергичные и действия должны быть энергичными и действователи... лихими. Свободное предпринимательство! Свободная зона... - Кстати, насчет зоны, - вклинилось издалека Говорливое дерево Брысь, тоже однако как и Рекидал-Дак оставаясь невидимым. - Я тут подумало... - Ха! - громко сказал Шипе-Топек. - Ну?! - так же громко откликнулось Говорливое дерево Брысь. - А что? - не сразу сдался Шипе-топек. - А квартира? - не уступило Говорливое дерево Брысь. - Да квартира! - твердо и решительно сказал Шипе-Топек. - Нет конфронтация! Мир! Дружба! Каждому трудящемуся - по труду! Каждому мечтающему - по голубой мечте! Каждому нуждающемуся - по нужде... и голубому нужнику!!! - Хо! - удовлетворенно констатировало Говорливое дерево Брысь, плотоядно потирая корнем о корень. - Нд-а-а-а, - покачал головой Яманатка. - А ты как думал? - спокойно, но сурово посмотрел на него Огма. - А я не обязан думать! - затравленно огрызнулся Яманатка. - Пусть вон шипе-топеки думают. А я, если где что надо отвинтить - скажите, отвинчу в момент. Если где что можно унести, только намекните - я унесу с радостью... - Насильник ты наш, - подобострастно поддакнул Рекидал-Дак. - Все!!! - рявкнул Огма. - Кончаем базар - переходим к рыночной экономике! - А я никуда идти пока не собираюсь! - строптиво возвестило Говорливое дерево Брысь. - Ну а я, вообще - умер! - противным голосом сказал Шипе-Топек и тут же быстро лег на землю и стал при этом незаметно отползать. - В таком случае - будем бить! - заявил Огма. Шипе-Топек пополз обратно. - Рублем! - добавил Огма. Шипе-Топек опять незаметно сменил направление ("Черт с ни с рублем!") - А я люблю бить баклуши, - вдруг немного невпопад заявил Яманатка. Шипе-Топек притормозил на мгновение, подумал и вновь пополз прочь. - А еще, - не унимался Яманатка, - в ладоши и по ушам! - Ушами надо хлопать! - авторитетно заявил Рекидал-Дак, - на свежем Ветру Больших Перемен. - Кстати о ветре, - подало голос из далека Говорливое дерево брысь. - Говорят, что нельзя плевать против ветра, а почему собственно, если у нас уже полный плюрализм и полная же демократия? Как по мне: каждый может плюнуть куда захочет и имеет полное право быть оплеванным... - Потому, что все равно надо чуять откуда ветер дует, - мрачно сказал Огма, глядя вслед неуклонно уползающему Шипе-Топеку. В таком ракурсе Шипе-Топек несомненно вызывал уважение и даже некоторую зависть. - А впрочем, ползите куда хотите! - Огма в сердцах демократично плюнул, но Шипе-Топека не попал. Зато очень похоже, что это был все таки самый последний рассказ о жизни в Пятимерном Мире. Да и где быть этой самой жизни и этому самому Пятимерному Миру, коль его аборигены, с попутным ветром Больших Перемен, расползлись во всех пяти направлениях, прихватив с собой все, что еще можно было прихватить. ЭТО КОНЕЦ. P.S. Лишь Одинокое дерево Брысь еще не верило в это. Но, нельзя же прожить всю жизнь лишь на АВОСЬ. Хотя, в Пятимерном Мире...
в начало наверх
Нет, правда? Если ничего другого уже не остается? Ну еще разик, последний? Ну может все же АВОСЬ? И только круги... Впрочем нет. Это все же Пятимерный Мир, и значит не круги, а квадраты. Квадраты на воде. И спираль Истории у них должно быть квадратная. И голова... Но ты, читатель, в это не верь! Не верь... Не верь... Не верь... А, черт! Об угол руку поранил. Ну, ничего, главное ведь что: COGITO, а значит где-то SUM, одним словом. 16. ПОСЛЕСЛОВИЕ: "...НА КРУГИ СВОЯ..." - Тук-тук! Кто там? - сказал Шипе-Топек, постучав сначала по стволу Говорливого дерева Брысь, а потом по небольшому, но очень твердому лбу Яманатки. Яманатка было собрался ответить, даже успел размахнуться как следует... Но прибежал взмыленный Рекидал-Дак: - Огма! Там!!! - Ну и что, - спокойно сказало Говорливое дерево Брысь. - Он - там, мы - тут, а некоторые тем временем... бананы кушают. - Почему именно бананы? - спросил Яманатка, который хоть покушать был не слаб, но работать, по возможности, избегал, не выделяя в особые категории, ни физические аспекты труда, ни интеллектуальные. - Правильно, - сказал Шипе-Топек, - интеллигентному человеку бананы ни к чему. Лично я люблю... киви. - Огма! Там, - сказал Рекидал-Дак, но уже менее уверенно. - Киви это птица такая, - обрадовался Яманатка, - про нее еще в песне поется... на иностранном языке: "Чому я не птыця, чому нэ литаю?" Это про нее - про киви. - У тебя Яманатка, если говорить конфиденциально, с логикой всегда была конфронтация, вместо консорциума, - задумчиво сказало дерево Брысь. - Правильно, - опять поддакнул Шипе-Топек, - у него даже концессии нет. Сплошной ходячий нонсенс. - Чаво у меня нет? - подозрительно посмотрел на Шипе-Топека Яманатка, интуитивно чувствуя, что его как-то оскорбили. - Совести у вас нет! - вдруг твердо сказал Рекидал-Дак, что было несколько неожиданно, потому, что твердость и газообразная консистенция - конгломерат противоестественный и неконструктивный. - Там Огма, - начал было Рекидал-Дак, но сбился. - Я вам... хотел... конфиденциально... - Коню понятно, что конфиденциально, - уверенно заявил Яманатка, а сам подумал: "Ну и головатый мужик был этот самый Ко-Ню." - Тут главное взглянуть на проблему сверху, - задумчиво сказало Говорливое дерево Брысь, - с высоты, так сказать птичьего поме... - Лучше с разных сторон, - уверенно заявил Шипе-Топек и для наглядности посмотрел на Рекидал-Дака, бессовестно пользуясь возможностями щедро отпущенными ему природой, то есть посредством двух голов. - На проблему надо смотреть вглубь, - пробурчал Яманатка, с завистью поглядывая на Шипе-Топека, а потом, помолчав немного, мрачно добавил: - И в ширь! - Этот схоластическое утверждение, - холодно заметил Шипе-Топек. - С выхолощенной социальной сущностью. - Кстати, насчет процесса выхолащивания... - А вот этого не надо! - твердо сказало Говорливое дерево Брысь. - Не надо банальностей! - Бог с ним с процессом, - встрепенулся Шипе-Топек. - А вот бананы... "Так, пошли по второму кругу, - подумал Рекидал-Дак. - Сколько же кругов у нас есть еще в запасе? Но, вообще, интересно, что же я им все-таки хотел сообщить?"

ВВерх