UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Гарм ВИДАР

   КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА - 1
   (Подозрительная на экстремум)

    (Сказочная повесть, ориентированная на юных инженеров
  и младших научных сотрудников среднего возраста)


    "Если вам когда-либо случалось читать  мудрые
    сочинения патера Бузенбаума, иезуитского богослова
    и философа, то вы знаете - да как этого не  знать?
    - что черти днем почивают, встают же около  заката
    солнца, когда в Риме отпоют вечерню."
    Большой выход Сатаны. О. Сенковский

    "Был  восьмой  час   вечера,   когда   доктор
    приложил ухо к моему сердцу, поднес  мне  к  губам
    маленькое зеркало и, обратясь к моей жене,  сказал
    торжественно и тихо: - Все кончено. По этим словам
    я догадался, что я умер."
Между жизнью и смертью. А. Апухтин



    1. ЗДЕСЬ ЖИЛ И РАБОТАЛ...

Сидоров  не  любил  экскурсии,  экстракции,   эксцессы,   экспедиции,
экстравагантности, экстраординарности и экстрасенсов. Сидоров любил покой,
по возможности полный (но не вечный: это  было  бы  уже  чересчур).  Любил
Сидоров вкусно поесть и сладко поспать. В промежутках между этими любимыми
занятиями Сидоров, как  и  все  нормальные  люди,  ходил  на  службу,  где
достаточно исправно служил, но без эксцессов и особой экстравагантности.
Со стороны могло показаться, что жизнь Сидорова была унылой,  скучной
и серой. Но серый  цвет  был  любимым  цветом  Сидорова  (особенно  обожал
Сидоров серые галстуки). Поэтому себя Сидоров считал человеком счастливым.
Что,  в  общем-то,  соответствовало  истине,  в  виду   непритязательности
описываемого объекта, а именно, непосредственно самого Сидорова.
Но речь, собственно, пойдет не о Сидорове, точнее не только (а  может
не  столько)  о  Сидорове,  сколько  о  тех  феерически-фантасмагорических
событиях, безумным водоворотом захлестнувших бедного Сидорова -  скромного
любителя покоя и серых галстуков.
Ничего в тот день  не  предвещало  кардинального  перелома  в  судьбе
скромного    антагониста    экстрасенсов,    экстрактеров    ипрочего
экстраразнообразия.
В тот день Сидоров, как всегда, опоздал на  работу.  Как  всегда  был
пойман с поличным начальством прямо в коридоре и, тут же в  коридоре,  был
публично предан анафеме (Вы взрослый человек, Сидоров! Сколько  это  может
продолжаться! Я надеюсь, что это  было  в  последний  раз!).  Лично  он  -
Сидоров, тоже надеется, что это в последний раз, и так каждый раз.
Как всегда, довольные  соратники  Сидорова,  прервали  утренний  five
o'clock (ten, если уж быть совсем точным) и беззаботной гурьбой высыпали в
коридор, чтобы в который раз пронаблюдать ежедневную экзекуцию - моральное
избиение младенца (вы же не ребенок...) Сидорова.
Демонстрируя  высшую  форму  социальной  защиты,  шеф  повернулся   к
Сидорову  спиной,  давая  понять,   что   аудиенция   закончена.   Сидоров
встряхнулся, как пес после вынужденного  купания,  и  собрался  нырнуть  в
помещение, где по истечению положенного срока,  возможно,  будет  вывешена
мемориальная доска (...ЗДЕСЬ ЖИЛ И РАБОТАЛ СИДОРОВ...), но был  пойман  за
пуговицу пробегавшим мимо профсоюзным боссом.
- Сидоров! Ты... - начал тяжело отдувающийся босс.
- Петрович, займи десятку до зарплаты.  -  Сидоров,  как  и  Штирлиц,
знал, что главное - озадачить противника.
- Погоди, Сидоров. Надо...
- Ну тогда - пятерку!
- Сидоров!
- Трешку!
- Сидоров, какой же ты меркантильный, -  сдался  наконец  профбосс  и
совершил тактическую ошибку, позволив втянуть себя в зыбкую и засасывающую
пучину философского спора.
- Я не меркантильный, а философски прагматичный.
- Киник ты!
- Это что: специалист по кино? Вроде кинолога, что ли?
Профбосс задумчиво посмотрел на Сидорова,  тяжко  вздохнул  и  отбыл,
однако уклонившись как от ответа, так и от дачи трешки.
Сидоров, все еще пребывая в мучительных интеллектуальных исканиях  по
поводу не добытой трешки, добрался до своего рабочего стола (здесь  жил  и
работал...)  и,  машинально  перебирая   бумаги,   сваленные   в   рабочем
беспорядке, наткнулся на лист  плотного  черного  блестящего  картона,  на
котором искрилось и (ей богу!) подмигивало  слово,  выведенное  серебряной
краской:

   "СЕГОДНЯ"

- Сидоров, есть пайки с растворимым кофе. Ты не мог...
- "Для того чтоб смеяться, ставят хлеб на столы,  и  увеселяет  жизнь
вино; а деньги все разрешают". Екклезиаст, глава 10,  стих  19.  НО!  "Что
было то и будет, что творилось, то  творится.  И  нет  ничего  нового  под
солнцем". Там же, стих другой.
- Ты что, Сидоров, болен?
Заботу о своем драгоценном здоровье Сидоров  оставил  без  ответа  (в
лучшие времена он бы непременно спросил: "А ты что, врач?").  Заботящийся,
зачем-то  постучав  себя  указательным  пальцем  по  лбу,   вынужден   был
ретироваться.
Сидоров же остался, весь погруженный в себя.  Механически  порылся  в
карманах, и на стол веером легли четыре куска черного картона.



 2. НАСТОЯЩИМ ИЗВЕЩАЕМ...

Собственно мы покривили душой (что в наше время скорей  правило,  чем
исключение) анонсировав  начало  злоключений  экстрафоба  Сидорова  данным
днем. На самом деле (если конечно не брать  в  расчет  момента  появления,
тогда еще младенца Сидорова, на  свет)  все  началось  четыре  дня  назад,
когда, как всегда опаздывая на работу, Сидоров на  бегу,  вскрыв  почтовый
ящик, вдруг с изумлением обнаружил экстравагантное (недаром Сидоров так не
любил этого термина и все что с ним ассоциировалось)  послание  на  черном
картоне.
(Кстати,  вы   обратили   внимание,   как   часто   в   остросюжетном
повествовании возникают "вдруг" и "кстати".)
Текст послания гласил:

  "НАСТОЯЩИМ ИЗВЕЩАЕМ ЧТО ОБЪЕКТ СИДОРОВ
ОПРЕДЕЛЕН КАК КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА
    МИНИМАЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
   О ЧЕМ И УВЕДОМЛЯЕТСЯ ОБЪЕКТ СИДОРОВ"

Тот   день   объект   Сидоров   посвятил   выяснению    обстоятельств
возникновения уведомления. Лучший друг Сидорова, Аристарх Петухов, заявил,
что это чья-то глупая шутка, а на тираду Сидорова:
- Значит твоя?
Миролюбиво ответил:
- Пошел к черту!
Сидоров решил повременить и никуда не ходил. Но  на  следующий  день,
опять утром, когда Сидоров - еще тепленький (со сна, конечно),  скакал  на
одной ноге, мучительно пытаясь попасть второй в предательски  ускользающую
штанину, из кармана брюк выпал другой кусок черного картона.  На  сей  раз
послание было лаконичней:

   "УВЕДОМЛЕННЫЙ ОБЪЕКТ СИДОРОВ О ДНЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ
    БУДЕТ УВЕДОМЛЕН ОТДЕЛЬНО"

Сидоров впал в тихую панику и позвонил  Марии  Сидоровой,  подозревая
экс-супругу в намерении лишить его - Сидорова останков совместно  нажитого
имущества, а именно, шикарной кровати  класса  "земля-земля"  (то  бишь  -
двухспальной).  Кстати  единственного  аксессуара  из  мебели  с   которым
экс-супруг  отказался  расстаться,  под  вздорным  предлогом:  мол  и  так
квартира после ухода Сидоровой Марии являет собой визуальное воплощение не
новой, но актуальной в данном случае песни: "Опустела без тебя земля...".
Мария, которая  после  года  жизни  (разве  это  жизнь!)  под  тяжким
бременем фамилии Сидорова,  несколько  опрометчиво  и  поспешно  расторгла
многообещавший союз, уходя сказала:
- Погоди, гад, в один прекрасный миг ты еще пожалеешь...
Сидоров решил, что прекрасный миг уже наступил.
- Машенька, это я - Сидоров...
Дальнейшее потонуло в потоке ценной информации, хлынувшей  с  другого
конца телефонного провода, из которой кроме  ряда  оригинальных  замечаний
касающихся  лично  его  Сидорова:  внешности,  умственных  способностей  и
дальнейших перспектив, Сидоров почерпнул также точные сведения о том,  что
М. Сидорова никаких записок  не  писала,  и  он,  Сидоров:  осел,  олух  и
остолоп, никогда от нее этого не дождется.  Скорее  у  нее,  М. Сидоровой,
руки отсохнут.
Сидоров  расстроился  и  посоветовал  ей   Сидоровой   принять   курс
мануальной терапии, на что  М._Сидорова,  по-видимому,  также  озабоченная
здоровьем экс-супруга, посоветовала ему - обратиться к психиатру.
Но Сидоров решил повременить и никуда не ходил.



  3. НАДЛЕЖАЩИЙ ПОРЯДОК

Третий  листок  картона  вороной  масти  настиг  страдальца  Сидорова
совершенно обескураживающим способом.
Сидоров, раз в неделю позволявший  себе  устроить  "праздник  который
всегда  с  тобой",  раздобыл  три  бутылки  пива  и  курицу.  Но   птичку,
скончавшуюся  по-видимому   от   бубонной   чумы   (о   чем   красноречиво
свидетельствовали пупырышки и лазоревый оттенок  тушки),  нужно  было  еще
приготовить.
Зато пиво было свежее и это с лихвой компенсировало непрезентабельный
вид синюшного представителя мира пернатых (о чем, не  менее  красноречиво,
вещали неистребимые остатки хвостового оперения). Кое-как побрив и  вскрыв
трупик Сидоров лишился дара речи (точнее потерял его вторично  так  как  и
раньше никакого такого особенного  дара  не  наблюдалось).  Птичка,  кроме
своих  внутренних  птичьих  достоинств,  содержала  также  листок  черного
картона, своим многословием с лихвой  компенсировавшим  потерю  дара  речи
уведомленным Сидоровым.

  СИМ УВЕДОМЛЕНИЕМ УВЕДОМЛЕННЫЙ СИДОРОВ
ПОВТОРНО УВЕДОМЛЯЕТСЯ С ЦЕЛЬЮ УВЕДОМЛЕНИЯ
    ЧТОБЫ ОН СИДОРОВ ИМЕЛ ВОЗМОЖНОСТЬ
 ДЕЛА СВОИ ПРИВЕСТИ В НАДЛЕЖАЩИЙ ПОРЯДОК
    ВПРЕДЬ ДО СЛЕДУЮЩЕГО УВЕДОМЛЕНИЯ.

Предав куриное тело огню, Сидоров, может впервые в жизни,  задумался.
До этого он, Сидоров плыл по волнам  Житейского  Моря  довольно  уверенным
брассом, но весьма слабо представляя куда и зачем плывет. Теперь возникало
удивительное  и   тревожащее   ощущение,   которое   кратко   можно   было
охарактеризовать фразой: "приплыли!".
Странные послания порождали странный ход мыслей. Сидоров  перебрал  в
уме тех, кого за свою недолгую в принципе жизнь, он хоть чем-нибудь обидел
- получился довольно внушительный список, причем явно неполный,  так  как,
наверняка, услужливая память список подсократила. Сильно тревожила фраза о
"надлежащем порядке", над чем он собственно должен был лежать?
Что-то  сломалось  в  четко  отлаженном  механизме,  и   в   "Датском

 
в начало наверх
королевстве" Сидорова запахло не то чтобы гнилью, а скорей паленым. Сидоров принюхался: запах паленого был так реален... - Курица! Сидоров извлек птицу из духовки, теперь она являла собой образ навеянный плакатом: "НЕ ДАВАЙТЕ ДЕТЯМ СПИЧКИ". Но под неэффектной внешностью жертвы стихийного бедствия (пожара, если конкретно) было сокрыто достаточно приемлемое содержимое. Особенно это ощущалось в компании со свежим пивом. Философски обгладывая многострадальные куриные косточки Сидоров думал, что у них (с курицей) много общего, у него (Сидорова) тоже, под неброской внешностью бьется не такое уж плохое сердце, хотя бы с точки зрения медицины. Пиво же вообще окрасило ближайшие перспективы в радужные тона. Так что спать Сидоров лег с мыслью, что уведомления приходят и уходят, а они - Сидоровы остаются и как известно на улице тоже не валяются... 4. НЕ НАВРЕДИ! Следующий день ознаменовался отсутствием таинственных листов черного картона. Врожденный, неистребимый оптимизм (присущий Сидорову с детства, как память (генетическая) о папе Сидорова, вероятно тоже Сидорове, который принял активное участие, но исключительно лишь при планировании появления на свет маленького Сидорова, дальнейшие следы папы Сидорова теряются) так вот, оптимизм нашего Сидорова взял верх в трагическом столкновении с иррациональным, вытеснив воспоминания о необъяснимых событиях куда-то на периферию сознания, и жизнь с размаху влетела в привычную колею. И вот на тебе! Колея похоже вела к оврагу, и установить его глубину можно будет тогда, когда Сидоров из оврага выберется. А если?.. Тьфу! Три раза. Сидоров сел за свой рабочий стол (здесь жил и... ну вы помните) и сосредоточился. Предстояло выявить потенциально опасные направления, откуда ему - Сидорову могли грозить неприятности. Направление главного удара, так сказать. Итак, если сбросить со счетов Сидорову Марию (если бы Мария узнала как вольно обращается с ней Сидоров, пусть только в мыслях, еще не известно кто кого сбросил бы со счетов), остается кто? Или что? Служба?.. Служил, как уже говорилось, Сидоров исправно. Фирма была солидная, без конца что-то производила. То и дело появлялись победные реляции... Но это снаружи, а изнутри Сидоров никак не мог понять, что же конкретно он совместно с фирмой производит. Не то чтобы никто ничего не делал, напротив, деятельность вокруг была бурная, временами кипучая, что позволяло администрации, в свою очередь, отмечать в приказе, ставить на вид и естественно слать победные реляции. Сам же Сидоров, как лицо не вписывающееся в круг лиц руководящих и материально ответственных, а соотнесенный с контингентом руководимых, тайно находился в состоянии мирной конфронтации, считая, что эквивалентом той зарплаты, которую он Сидоров получает будет его Сидорова нейтралитет. С детства Сидоров был не только оптимистом, но и ярым приверженцем святого принципа: "не навреди!". И порой Сидорову казалось, что не только он один... Название фирмы, где одновременно не покладая и не прикладая рук трудился Сидоров начиналось с букв НИИ... - остальную часть аббревиатуры Сидоров, как не старался запомнить не мог. Между тем фирма жила, дышала: то раздувая, то сокращая штаты. Кто-то, где-то, порою видел продукт жизнедеятельности фирмы и хвалил увиденное... Сидоров часто выбегал в коридор и смотрел... Что?.. Где?.. Когда?.. Но ничего особенного не видел. 5. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР Был правда еще лично шеф Сидорова, с которым у Сидорова были личные счеты, точнее счеты были шефовы - лично (Сидоров взял их на денек в прошлом году, но не вернул). Вряд ли это могло послужить причиной появления таинственных и тревожащих уведомлений. Шеф, по-своему, любил и ценил Сидорова, как ценят заботливые мамаши дворового хулигана, постоянно ставя его собственным детям в пример: - Ты только посмотри на него, Вовочка! Вот не будешь мамочку слушать - вырастишь таким же балбесом. На ярком примере Сидорова шеф воспитал целое поколение более субтильных, то бишь юных, сотрудников. Опять же явного вреда Сидоров не приносил... Нет, шеф - исключается. Где, с таким окладом он еще найдет себе такого Сидорова. Конечно было в этом заколдованном круге: оклад-работа-оклад, что-то порочное, но не до такой же степени. Нет, сам процесс служения не мог породить отклик в недрах НИИ и т.д. НИИ жил и оперировал категориями, а не Сидоровыми. А вот человеческий фактор!.. Тут необходимо было действовать методом исключения. Троих Сидоров уже исключил: М._Сидорову, шефа и Сидорова лично. Был правда еще один выход из создавшегося положения - самый мудрый: закрыть глаза, сунуть голову в песок, как страус и сделать вид, что ничего не происходило и не собирается происходить. Дело было за малым - отыскать песок. Но Сидоров решил повременить... Трудовой будень, как всегда бурный и кипучий, захлестнул Сидорова мощной волной, погнав что-то утрясать, согласовывать и подписывать. Производственные вопросы с детской непосредственностью перекликались с личными делами, личные дела непринужденно сплетались с научными интересами, научные интересы в свою очередь сливались в неодолимой борьбе единства и противоположности с производственными вопросами. Этот противоестественный симбиоз, тем не менее, поражал монолитной стабильностью и непоколебимой неразрешимостью. И Сидоров, ощущавший себя сопричастным к чему-то большому, весь в делах как... впрочем это не важно, а важно то, что рабочий день уже кончился, и из недр НИИ... словно сквозняком выдуло всех его сотрудников. Остались только единичные экземпляры, хаотично разбросанные по каморкам - Папы Карлы, которые по ночам строгали свои диссертации, тешась тщетной надеждой, что уж этот "Буратино" принесет им долгожданное счастье или хотя бы подымет престиж если уж никак невозможно поднять зарплату. Сидоров гулко топая в обескураживающе-внезапно прорезавшейся тишине, пробежал по инерции еще круг по этажу и вынужден был констатировать, что исход из данного учреждения, увы, неизбежен. 6. А СОБСТВЕННО, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? Сидоров, словно юный птенец, спешащий переступить порог родительского гнезда, вылетел из дверей родного НИИ в зыбкую просинь теплого вечера, какие бывают только очень ранней осенью, когда не успели подкрасться еще предательские первые ночные заморозки, лишь усталая природа тронута неприметными, но к сожалению, необратимыми признаками увядания. Вне кипучей бучи Сидоров становился почти нормальным человеком. - А собственно что случилось? - как бы спрашивал себя Сидоров. - А ничего, собственно! - как бы отвечал сам себе Сидоров. - Жил я обыкновенным Сидоровым... Зачем же сразу "воздействия"? Да, я не гений, но "точка", а тем более, извиняюсь, "критическая" - это уж чересчур! Сидоров штурмом взял рейсовый автобус. Мысли отступили на заранее подготовленные позиции, уступив поле боя дружескому чувству локтя, впившегося под ребро. Упокоившись меж могучим торсом, принадлежащим, по-видимому, отошедшему от дел связанных с большим спортом, штангисту и чьим-то трудно идентифицируемым по профессиональной принадлежности гребнеподобным хребтом, Сидоров отрешенно выжидал, когда настанет сладостный миг, и он Сидоров вновь обретя временно ущемленное чувство собственного достоинства, будет исторгнут из недр социального феномена под звучным названием "Общественный транспорт в час пик", который помимо тренинга коммутативных навыков в экстремальных ситуациях на базе ограниченного объема и столь же ограниченного контингента, осуществляет, что самое удивительное, так же и транспортные функции. Автобус затормозил, и тело Сидорова, благодаря дружескому участию сзади, не только позволило Сидорову не проехать свою остановку, но и почти без участия его Сидорова - лично, проделало часть пути ведущего к подъезду дома, где Сидоров еще не так давно спокойно жил-поживал и если и не нажил никакого-такого особенного добра, то по крайней мере мог купить что-нибудь этакое в рассрочку или, такое же, не сильно подержанное с рук. Кстати о руках. Войдя в подъезд Сидоров в который раз подивился неиссякаемой тяге масс к народному творчеству. Стены подъезда пестрели различными крылатыми изречениями, причем, учитывая возрождение национальных культур, на различных языках. Однако странное дело, несмотря на то, что Сидоров жил в так называемой "средней полосе", многие надписи свидетельствовали об обратном и намекали на окрестности г.Шеффилда. Аналогично здесь же была увековечена сложная хронология пребывания в стенах, с виду ничем не примечательного, блочного девятиэтажного дома по улице "имени 179 Отчетно-выборного Собрания на заводе Резиновых Изделий", отдельных индивидуумов, с различными комментариями из их, порой очень интимной, жизни. А кое-где виднелись даже попытки художественно отразить черты лиц и некоторых других частей тела - обладателей незаурядного интеллекта, чей безудержный натиск изливался на стены подъезда да и не только подъезда. По-видимому, срабатывало что-то древнее - из инстинктов. То, что заставляет всякого уважающего себя э... собаки мужского пола при виде любого столба задирать заднюю лапу, а каждого пишущего при виде стены вздымать соответствующий орган, позволяющий оставить о себе память априори неблагодарным потомкам. Особенно страдал лифт. Дамоклов меч потенциальной клаустрофобии прямо-таки ввергал замкнутого индивида в пучину мыслей, неотвратимо диктующих необходимость срочно ими поделиться, опорожнив содержимое мыслительного аппарата прямо на стены. Двери лифта распахнулись, и Сидоров, благополучно преодолев последние сантиметры, оказался на числящейся за ним, как ответственным квартиросъемщиком, жилплощади. Замок хищно щелкнул своим единственным и к тому же металлическим зубом. Сидоров добрался домой и ничего с ним уведомленным Сидоровым не случилось. Однако... 7. СИДОРОВ ПЕРВЫЙ И СИДОРОВ ВТОРОЙ Однако! Еще не вечер. Но это фигурально, ибо на самом деле вечер как раз уже наступил и даже сгущалась тьма: и не только в прямом, но и в переносном смысле этого слова. Сидоров как лихой конь, совместно с сюжетом неотвратимо летел к развязке. Телефонный звонок - истеричный, как продавец овощного магазина сидящий на скоропортящемся дефиците, застал Сидорова врасплох. Попав в родные пенаты Сидоров обмяк и разомлел, но Рок уже сделал отметку в графе с ранее ничем не примечательной фамилией Сидоров. То-ли осерчав за неуплату каких-то специфических членских взносов, то-ли так просто - ткнув пальцем наугад, но птичка поставлена. Не отменять же в самом деле. А птичка-то норовила клюнуть уведомленного Сидорова прямо в темечко. Или в другое не менее уязвимое место. Сидоров с опаской взял телефонную трубку. - Кто у телефона? - безапелляционно спросила трубка. - А вам кто, собственно, нужен? - дипломатично уклонился Сидоров от ответа. - Сидоров мне нужен! - Уже!!! - Сидоров почувствовал, что паркетный пол под ногами стал зыбким и ненадежным. - Что, уже? - возмутилась трубка. - ТОЧКА и ВОЗДЕЙСТВИЕ? - Вот-вот! - взревела трубка, - воздействие и точка! Это я как профорг заявляю. - Сидорова нет дома, - вдруг деревянным голосом объявил Сидоров. - С вами говорит электронный секретарь - "Сидоров второй". Вы можете кратко изложить суть вашего дела. Все сказанное вами будет доведено до сведения "Сидорова первого". - Повторяю специально для Сидоровых! Завтра отчетно-перевыборное собрание. Оно будет бесконечно радо быть, совместно с товарищем Сидоровым,
в начало наверх
в так называемом Малом конференц-зале, точно в 17 с минутами. В противном случае, я лично, как профорг, оборву уши Сидорову как первому, так и второму. - Сидоров второй - принял! Сидоров первый будет поставлен в известность. Отбой. Бип! Бип! Бип!... Сидоров первый, он же второй, продолжал подавать сигнал отбоя даже тогда, когда из трубки стали доноситься естественные гудки. 8. СЛЕЗНЫЙ СКИТАЛЕЦ - Сидоров, открой! - Сидоровы умирают, но не сдаются, - автоматически сказал Сидоров. В дверь ломились, и по-видимому давно, но Сидоров был погружен в себя и подавая сигналы отбоя, как токующий глухарь временно отрешился от этого мира, хотя в Тот, тоже пока не спешил. - Сидоров, открой! Это я Петухов... Я же слышу как ты там музицируешь! Сидоров, все еще одеревенелый, прошел к двери, и в квартиру маленьким торнадо влетел большой, но экзотично - экспрессивный Аристарх Петухов, известный как ближайший сподвижник внепроизводственных начинаний комрада Сидорова, а еще более известный, как многострадальный муж-шатун Калерии Петуховой (до замужества - Кобриной). Ежегодно, ранней весной Аристарх был подвержен легким, даже скорее мимолетным, увлечениям, по типу острой респираторной инфекции (см. ОРЗ), потенциально-альтернативными кандидатурами на место монопольно узурпированное мадам Петуховой. За что и был неоднократно публично бит - лично (можно было сказать - собственноручно, но, к сожалению, это не совсем адекватно отражает действительность) К. Петуховой, которая имела склонность появляться в самый неподходящий момент в самом неожиданном месте и как всякая правящая верхушка - не желающая сдавать позиции без боя, ближнего (по лицу) или дальнего (с метанием отдельных предметов домашней утвари в предполагаемые слабые места противника). Результатом всех этих пертурбаций - была шумная, но амбивалентная слава Аристарха, с одной стороны - как бонвивана и Казановы, а с другой - как великомученика, но паразита. Что однако не мешало Аристарху с тайной мужской гордостью носить фамилию - Петухов, а после очередного мимолетного увлечения с последующей сатисфакцией со стороны законно оккупировавшей пост официальной дамы сердца - мадам Петуховой, плакаться на судьбу и непонимание его сложной противоречивой натуры. Что в свою очередь закрепило за Аристархом рабочий псевдоним - Слезный Скиталец, навеянный по-видимому флером романтики звездных дорог и таинством Искупления Греха. - Слушай, Сидоров, а ты часом не того... ну как в песне поется: "вагончик тронется, вагончик тронется... а ты останешься? - заботливо поинтересовался Слезный Скиталец, когда Сидоров обрисовав картину в общих чертах, наполовину скрылся в холодильнике. - Ты только не обижайся, с каждым может случиться. Вот я, например... Сидоров вынырнул из холодильника с видом самодержца: в одной руке сжимая бутылку пива, а в другой очередной кусок черного картона. Черную метку Сидоров протянул Петухову, а пиво с отсутствующим видом открыл и выпил сам - все и залпом. На черном прямоугольнике алым пламенели буквы: ПОСЛЕДНЕЕ УВЕДОМЛЕНИЕ КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА Но Петухова больше потрясло то, что Сидоров, впервые за их многолетнюю дружбу все пиво "выдул" сам, это говорило о многом. - Это экспансия! - объявил обреченно Сидоров. - Галактическая экспансия. В начале отловят всех Сидоровых, а потом... - Я знаю, что тебе надо, - решительно перебил Слезный Скиталец, мучительно сглатывая пересохшим горлом. - Пошли... пока не отловили. 9. КАМО ГРЯДЕШИ Сидоров пал духом. Он тащился следом за Слезным Скитальцем, который рысью несся вперед, напоминая античного героя алкающего свершить подвиг, любой, даже самый захудалый. - Поздно, - скулил морально раздавленный Сидоров, - поздно... Точка. С трудом переставляя ватные ноги, Сидоров запутался в них окончательно и рухнул, в счастливо подвернувшуюся единственную, наверное во всем городе, лужу. - Ах, оставь! - мрачно объявил Сидоров кипучему Петухову, попытавшемуся извлечь Преждевременно Павшего из лужи. - Свиньей жил - свиньей и помру... - Самокритикой сейчас никого не удивишь, - философски возразил Слезный Скиталец, придавая телу Сидорова менее экзотическое положение. Сидоров встал, опершись локтями на плечи Петухова и заглянул своей импровизированной подпорке в глаза. Аристарх невольно поежился. Сидоров полусогнутым пальцем постучал по Петуховскому лбу и печально изрек: - Бедный Йорик... - Сам ты - бедный! - обиделся Петухов и чуть не уронил Сидорова вторично. - Во, нализались! - восхищенно констатировал пробегавший мимо мужчина, на лице которого лежала неизгладимая печать, что ему это чувство тоже знакомо: очень близко и неоднократно. - Идем! - вдруг взревел Сидоров и рванул Петухова за лацканы пиджака, да так, что едва не вытряхнул из него хозяина. Приятели, с остервенением слившись в дружеских объятиях, двинулись по пустынной в столь поздний час улице. Дом в который привел Слезный Скиталец своего, с изрядно подмоченной и не только репутацией, приятеля Сидорова - Падшего, но Восставшего (Жизнь - полна парадоксов: не далее как вчера Сидоров еще твердо был уверен, что Сидоровы на дороге не валяются!), мало чем отличался от Сидоровской обители. Разве что в подъезде горело еще меньше ламп, да под стенной живописью было почти невозможно угадать цвет первоначального покрытия. Теперь оно было, в некотором смысле, матовым. В темноте Аристарх с Сидоровым добрались до третьего этажа, и Сидоров услышал как Слезный Скиталец интенсивно скребется в чью-то дверь. Дверь гостеприимно распахнулась, и в нос ударила упругая волна запахов. Похоже где-то горела ветошь, причем хорошо просмоленная, так сказать, ароматизированная и соусированная. В слабо освещенном дверном проеме, вслед за запахом, возникла фигура замотанная в дефицитную махровую простынь. - Камо грядеши? - подозрительно спросила фигура. - Сидор Абдулаевич дома? - не растерялся находчивый Аристарх. - Частично. - Как это? - удивился простодушный Сидоров, до сих пор окончательно не растративший свое неуемное простодушие. - Гуру погружен в медитацию. Его астральное тело находится в созвездии Гончих Псов, а вульгарно-физическое, вон - в углу. Фигура сделала шаг в сторону, и Сидоров, действительно, смог разглядеть грузное тело, непринужденно прикорнувшее на детском матрасике, в углу пустой комнаты. Впрочем, комната была не совсем пустой: кроме Гуру, там же находилась пара, но не столь импозантных, особей, в противоположном от Гуру углу, выстроилось некоторое количество (словно славные античные воины теснящиеся в боевом каре) специфических сосудов (среди которых были не только пустые), а по середине стоял небольшой медный тазик, в котором что-то горело, оттуда, собственно, и проистекали: скудный свет и обильные запахи. Сидоров решительно двинулся вперед, ориентируясь в основном на запах. Преданный Аристарх поспешил следом. - Обувь снимайте, - проворчала фигура в простыне, - а то ходят тут всякие, подтирай за ними... Сидоров вернулся и снял ботинки, немного подумал и снял носки. Гулко шлепая босыми ногами, Сидоров прошествовал, благополучно минуя благоухающий тазик, к матрасику на котором расположился неприхотливый Гуру. 10. ИЛЛЮЗИЯ Гуру приоткрыл один глаз и спросил: - Ты кто? - Сидоров, - подумав, ответил Сидоров. - Сидор Сидорову - lupus est! - Не съест! - заартачился Сидоров. - Его пришельцы донимают, - вмешался Слезный Скиталец. - Зелененькие? - заинтересовался Гуру и даже с видимым усилием открыл второй глаз, а первый скосил на пустую посуду в углу, стыдливо полуприкрытую прошлогодней прессой. - Почему зелененькие? - обиделся за своих пришельцев Сидоров и помолчав привел неоспоримый аргумент, - они письма пишут! (Должный, по-видимому, свидетельствовать в защиту предполагаемого окраса гипотетических пришельцев) И грозят воздействием! - Сидор Абдулаич, - встрял опять неистощимый Петухов, - вы бы замолвили словечко, где-нибудь ТАМ! Аристарх воздел указующий перст к потолку и, пока заинтересованный Гуру зрил по направлению, заданному Петуховским пальцем, уточнил: - В созвездии Беглых Псов. - Гончих, - автоматически поправил Гуру. - Ну да - Гончих. Это у меня так... свободные ассоциации, - извинился муж-шатун, он же Слезный Скиталец, а по паспорту Петухов Аристарх Варфоломеевич. (Небезынтересно будет узнать, что папа Аристарха - Варфоломей Изидович Петухов (в девичестве - Ковбасюк), до недавнего времени упорно скрывавший свое истинное социальное происхождение под маской скромного пролетария умственного труда (инженер-ассенизатор), нынче оказался побочным отпрыском на ветви некогда развесистого генеалогического (не путать!) древа древнего боярского рода Ковбасюков, основательно подувявшего, но корнями уходящего в необозримо жуткую глубь веков. Аристарх сим фактом гордился, даже не взирая на то, что не имея детей, был на этом древе, так сказать, последним сучком.) Гуру вновь впал в транс, по-видимому пытаясь наладить связь с блудным астральным телом. Осязаемая же часть Сидора Абдулаевича, в отсутствии духовного компонента, бесстыдно отдалась в объятия Морфея (но не морфия, боже упаси!), аппетитно всхрапывая во сне, как норовистый жеребец, почуявший, что сейчас его будут запрягать. Сидоров от нахлынувших душевных катаклизмов и экзотических обонятельных раздражителей доходивших временами от медного тазика, тоже был близок к тому что его взбунтовавшееся астральное тело в любой миг могло оставить бренную оболочку и отправиться по стопам духовной составляющей кемарившего Сидора Абдулаевича, если и не в район созвездия Гончих (или Беглых?) Псов, то хотя бы прочь от благоухающего тазика. Альберт, как натура то ли более тривиальная то ли более цельная, никаких-таких особенных ощущений не ощущал (или, если вам так больше нравиться, не испытывал, так сказать), а просто чихнул и разрушил очарование... Гуру открыл глаза и, окинув проницательным взором Сидорова, настойчиво поинтересовался: - Ты кто? - Я - Сидоров, - ответил Сидоров, но уже без прежней уверенности. - Это Иллюзия! - заверил его Гуру и безапелляционно объявил: - Я избавлю тебя от иллюзий! - А пришельцы? - растерянно спросил Сидоров, внезапно утративший логическую нить ученой беседы. - И это - Иллюзия. Лишь Совершенный может представлять интерес для иной цивилизации (конечно, если она - цивилизация, достаточно развита). Ты Совершенный? - Не-ет... - честно признался несовершенный Сидоров. - Но Уведомления... - попытался вступиться за друга Слезный Скиталец, простивший Сидорову даже монопольно выпитое пиво. - И это - Иллюзия! Я и тебя избавлю от Иллюзий! - радостно сообщил Гуру и три раза хлопнул в ладони. 11. ТИБЕТСКАЯ МЕДИЦИНА
в начало наверх
На зов Совершенного тут же всей душой откликнулся индивид в простыне. Он восстал тенью из мрака и навис за спинами Петухова и Сидорова словно кариатида или даже целый атлант добровольно взгромоздивший всю тяжесть земной тверди на свои мозолистые плечи. В его руках зловеще поблескивала в отсветах скудного пламени импортная бутыль из-под коньяка "Наполеон", крест-накрест оклеенная бумажными полосками, на которых крупными но уже отечественными буквами было написано: "БЕРЕЧЬ ОТ ДЕТЕЙ", "НАРУЖНОЕ" и помельче, опять же, импортными: "dezenfeckted". Тут надо заметить, что Сидор Абдулаевич не был ординарным проходимцем или неординарным прохвостом. Как раз наоборот! Сидор Абдулаевич, имея за плечами необременительный груз высшего образования, по специальности был инженером-химиком, а по призванию тяготел к роду деятельности на духовном, так сказать, поприще. Этот явный дисбаланс толкал Сидора Абдулаевича на экзотические и, я бы сказал, экстравагантные (столь не любимые просто Сидоровым) поступки, заставляя его (т.е. Сидора Абдулаевича) то изливаться печатным словом, возводя очередной храм философско-социальной мысли, собственноручно печатая его затем на машинке, чтобы донести до жаждущих грядущих поколений, то ввергал Сидора Абдулаевича в пучину таких авантюр, что иногда, когда удавалось наконец из их объятий вынырнуть Сидор Абдулаевич - сам порой ужасался. Чего стоила, например, леденящая душу история, когда Сидор Абдулаевич в порыве безотчетного оптимизма решил нести морально-этические нормы в слои, где градация духовных ценностей оказалась неадекватна тем принципам, что исповедовал Сидор Абдулаевич. В результате Сидор Абдулаевич был отторгнут средой и даже несколько поспешно был вынужден сменить дислокацию, под аккомпанемент дружественных пожеланий среды: - Вали, вали отседова! Сам гад нализался, а нам тут лапшу на уши вешает... Перепробовав ряд начинаний Сидор Абдулаевич остановил свой выбор на Тибетской медицине и вообще на нетрадиционных методах медицины, вольно трактуя как сами методы, так и саму медицину. Но свято веруя при этом, что столь своеобразная деятельность, отпочковавшаяся от основной специальности, не диссонирует, не идет вразрез с ней, а дополняет и исключительно способствует. Что в общем-то можно было принять как рабочую гипотезу, учитывая что Сидор Абдулаевич принадлежал к аморфному семейству инженеров, включающему как подвид и инженеров человеческих душ, и инженеров более локальной направленности (вспомните хотя бы папу Аристарха - Варфоломея Изидовича Петухова-Ковбасюка),тобишь- инженеров-ассенизаторов, а так же всю промежуточную палитру. При чем, в силу загадочной нестабильности, субъект изначально классифицируемый, как некий подвид, например: инженер по технике безопасности, вдруг начинал совершать недетерминированные миграции и с равной вероятностью мог оказаться в любом из подвидов вплоть до самых полярных, что при неизменной зарплате, хотя и не подымало престиж, но создавало иллюзию сопричастности и уникально широкий кругозор при обескураживающей ограниченности вглубь. И что самое странное, функционировал Сидор Абдулаевич почти бескорыстно (благо среда выбранная для этого необычного социального эксперимента, состоящая из тех же инженеров и младшего научного потенциала, помогала эту возможность счастливо воплощать и перевоплощать. Со временем не традиционные методы сформировались в ортодоксальное учение, захлестнувшее своего создателя, изваяв нечто новое в душе Сидора Абдулаевича, трансформировав его из простого (ординарного, вульгарного, затрапезного и т.д.) инженера в Гуру. Но вернемся к нашим, так сказать, Сидоровым... Гуру доверительно заглянул в глаза, сначала Сидорову, потом Аристарху: - Судя по лицам, вы оба типичные лунарии (не путать с лупанарием). Те, чей лик и гороскоп отмечены знаком луны, обременены излишними иллюзиями: я лишу вас иллюзий... Это настойка на помете половозрелых яков. Отличное средство от гастрита, колита, старческого маразма, неразделенной любви, мании преследования, сглаза и пришельцев из космоса. Запатентовано во многих развитых странах и даже в некоторых недоразвитых... Втирать на ночь в ягодичные мышцы, а можно капать натощак в левую ноздрю, но это в экстренных и особо тяжелых случаях. Гуру вытащил пробку из посудины, потянул носом воздух, но стремительно отпрянул и поспешно водворил пробку на место. 12. ЛИЦОМ ПЕРЕД ВЕЧНОСТЬЮ (или: ПЕРЕД ЛИЦОМ ВЕЧНОСТИ) - У меня нет денег - шепнул обеспокоенный Сидоров в оттопыренное ухо Слезного Скитальца, между тем как Гуру приветливо "сделал ручкой", давая понять, что выход находится там же где и вход. У двери уже ждал тип в простыне с медным тазиком в руках. В тазике словно причудливые насекомые "копошились" мятые трешки, рубли и пятерки. "Не из их ли "тел", благоухающий "светоч"? - мелькнула крамольная мысль в голове неискушенного Сидорова. Аристарх торжественно выудив из недр нового финского (и где только люди достают?) костюма - тройки столь же новую десятку (и где только люди... ах да, это я уже спрашивал) и объявил: - Подкожные Калерия не сном, не духом... С получки отдашь! И пока Сидоров, сраженный широтой участия в его незавидной судьбе, словно свежемороженая рыба, отловленная и разделанная лихими ребятами из Азовско-Черноморского пароходства (Азчеррыба), безмолвно стоял, выпучив глаза и раскрыв рот, Слезный Скиталец жестом завсегдатая ресторана где обслуживают только интуристов, опустил десятку в тазик и спокойно распахнул дверь ведущую на лестничную площадку... То что Аристарха Варфоломеевича там ожидало произвело на него такое впечатление, будто он увидел как диктор центрального телевидения, вдруг, посреди передачи - встал, повернулся к зрителям тылом и, так сказать, его обнажил. - Ккк... аа... лерр... Лерррочка, я так рад тебя видеть... - радостно проблеял Слезный Скиталец. - Так говоришь подкожные? - задумчиво сказали снаружи и из тьмы вынырнула изящная женская ручка, небрежно удалившая Петухова от спасительных пенат, принадлежащих апостолу нетрадиционных методов в медицине. - Женись! И любые пришельцы будут тебе не страшны! - успел пискнуть муж-шатун, и дверь стремительно захлопнулась. Сидоров с бутылью из-под "Наполеона" и тип в простыне, не выпускающий из рук медный тазик синхронно прильнули, каждый своим левым ухом к двери... Из-за двери доносился оживленный диалог двух любящих сердец: - Так говоришь подкожные! А вот мы сейчас проверим не завалилось ли там еще чего-нибудь... - Но, Лерочка, птичка... - Помолчи! С тех пор, как я позволила осчастливить себя твоей птичьей фамилией, ты постоянно на что-то намекаешь... Кто я, в конце-концов по твоему, курица? - Ты моя... - Молчи! Правильно говорила моя мама... - Но твоя мама... - Не трогай мою маму! - Но, Лерочка, птичка... Диалог стал глуше, по-видимому собеседники "легли на крыло". - Полетели в гнездышко... петушок, там я приготовлю для тебя... чахохбили! - А вот этого не надо! Только без рук... это негигиенично и негуманно... Сидоров не отрывая уха от двери попытался заглянуть в глаза типу в махровой простыне. - Втирать... на ночь... - прошептал тип. - Капать в левую ноздрю... - отвечал Сидоров тоже шепотом. Счастливый обладатель простыни кивнул и протянул Сидорову руку ладонью в верх, как гладиатор просящий пощады: - Тут вам передали. На его ладони лежал листок черного картона на котором пламенело только одно слово: ВОЗДЕЙСТВИЕ - Спасибо, - прошептал Сидоров, - у вас свечки случайно нет? А то в коридоре - хоть глаз выколи... - Держите, - шепнул тип и, когда Сидоров с зажженной свечой в одной руке и бутылкой псевдонаполеона в другой решительно переступил порог, поддернул сползающую простыню и рявкнул: - Ходят тут всякие! Потом подтирай за ними! И Сидоров тут же вспомнил, что забыл в логове Гуру от медицинской философии туфли и даже дефицитные в наше время носки, правда штопанные, хотя вполне еще приличные. Но, стоя лицом перед Вечностью, Сидоров поборол мелкособственнические инстинкты. Тут главное было подыскать примеры из прошлого вдохновляющие на путь самоотречения, самопознания, самосовершенствования и самовыражения. Лев Толстой, например, тоже, как известно, ходил босиком (или босяком?), а Диоген вообще жил в антисанитарных условиях, используя порожнюю тару, которую как некондиционную отвергали, по-видимому, в Древнегреческих приемных пунктах. Сосед же Сидорова - Иван Прокидайло, хотя целиком в имеющуюся у него тару не влазил, но зато имел ее столько, что мог разместится в ней по частям даже со своей собакой Шваброй или, на сданную посуду безбедно прожить до глубокой старости, а может - купить цветной телевизор, если бы только хотел и цветные телевизоры вдруг появились в свободной продаже. Опять же, неприхотливый Гуру счастливо жил и работал на крохотном детском матрасике. Тут важна была вера (а может и любовь) в правильность выбранной тропы самоотречения и тогда она (тропа) могла помочь выйти на большую дорогу самопознания. А там было уже рукой подать до проспекта самосовершенствования (самовыражения, самофинансирования, самоокупаемости и т.д.). 13. ЦЕЛИ И СРЕДСТВА Сидоров шлепал босыми ногами по остывающим камням одной из многочисленных дорог Большого Города (не путать с Большой Дорогой), и пламя свечи чуть покачивалось в такт шагам, не столько освещая путь, сколько ослепляя идущего. Мутная жидкость в чреве тары из-под "Наполеона" мерно колыхалась навевая фаталистический подход к жизненным катаклизмам. И в то же время ассоциативно инициируя ощущение неотвратимой быстротечности времени, словно маятник, задавая отсчет повернутых вспять лет, тусклой панорамой наползающих на подернутый влажной пеленой взор Сидорова, обращенный вовнутрь, в мрачные глубины Маленького существа, оборачиваясь парадоксом противоречивых мер: потенциальных и осуществившихся величин. Маленький Мир Сидорова, войдя в соприкосновение с Большим Миром вокруг, ощутил деструктивные изменения, рассыпаясь прахом, в следствие неосознанной ошибки, заложенной бог знает когда, в его, может изначально, порочную структуру. Свеча в руке рыдала стеариновыми слезами. Вселенская печаль обуяла Сидорова. Еще не зная КАК, он, Сидоров, понял - что УЖЕ не так. Бессмысленный бег по дороге, ведущей в Никуда, при всех кажущихся степенях свободы, оставлял бегущего в жестких рамках наезженной колеи. Сидоров как клоп, ползущий по внутренней стороне банки, до недавнего времени даже не догадывался, что его Мирок, не есть Мир. Для этого необходимо было вырваться в иное измерение и взглянуть на себя со стороны и иными глазами. Осознать себя. Если конечно то что необходимо было осознавать имелось в наличии. Свеча рыдала... ЗЕЛЕНЫЙ ЛУЧ УДАРИЛ ВНЕЗАПНО... Свеча мгновенно расплавилась, залив руку раскаленным стеарином. Сидоров взвыл и упал на четвереньки (точнее падал на четвереньки, но вовремя сориентировавшись приземлился на три конечности, потому что четвертой он судорожно прижимал к животу бутыль с универсальным от многих напастей средством, сила которого, как вы уже знаете, крылась в помете тибетских яков). После ослепительного луча и в результате утраты свечи Сидоров
в начало наверх
оказался погруженным во мрак, что принесло ему, как не странно, некоторое облегчение. Ибо мучительный дисбаланс, несмотря на общее ухудшение обстановки, выровнялся. Контраст между Внутренним и Внешним, как бы сгладился. Еще мгновение назад Сидоров чувствовал себя глубоководной рыбой, безжалостно извлеченной на поверхность: Внутренний Мирок Сидорова разбух, раздулся, грозя разорвать внешнюю оболочку. Мысли сбивались и метались испуганной вороньей стаей. Теперь Сидоров вдруг ясно почувствовал, что тот Сидоров, чей лик взлелеянный, выпестованный и свято хранимый, оберегаемый, как оберегают старую мозоль, оказался как и злополучные уведомления из картона, но не черного, а серого. И вот картон лопнул, маска спала, а под ней... НИЧЕГО. Цели - самообман! Средства - достойные этих целей. Сидоров был, а вроде как не был. Зеленый луч пробил крохотную брешь в броне Сидорова, и Бронесидоров - лопнул как мыльный пузырь. Но это, конечно, фигурально, а Сидоров натуральный стоял на трех конечностях (надо отметить - прочно стоял) посреди Большого Города, впавшего в глубокий, похоже летаргический, сон. Время остановилось. Сидоров крохотным серым муравьем распластался на асфальте. Дома, высящиеся равнодушными Голиафами, презрительно косились на маленького Давида, взяв наконец реванш за увековеченный позор мифологического тезки-прообраза. Но они торжествовали явно преждевременно. Сидоров встал, быстро разделся и методично натерся чудодейственным средством, презентованным непритязательным (не путать с непрезентабельным) Гуру. Бутыль из-под "Наполеона" опустела. Сидоров неспешно оделся, стараясь особенно не принюхиваться, и твердым шагом отправился на поиски телефонной будки. - Алло! Аристарх? - Его нет дома. С вами говорит автоответчик - Аристарх второй... - Мне нужна твоя помощь, Аристарх! Сейчас, немедленно... Аристарх второй принял. Аристарх первый будет поставлен в известность. Отбой. Бип! Бип! Бип... - Алло, Маша... - Я сколько раз тебе говорила: не звони ты мне! - Маша, мне плохо! - Наконец-то! Должна же справедливость восторжествовать, в конце-концов. - Но... - Прощай. - Алло. Добрый вечер. Это я - Сидоров... - Какой вечер, Сидоров? Ты что - спятил? Уже глухая ночь и я сплю сном праведника, чего и тебе желаю... - Петрович... - Иди спать Сидоров! Завтра снова на работу опоздаешь, а потом опять будешь клянчить льготные путевки в дом отдыха. - Но... - Спокойной ночи, Сидоров. 14. ГНИЛОЙ ЗУБ (КРАТКИЙ ОЧЕРК ПОПУЛЯРНОЙ СТОМАТОЛОГИИ) Обильно унавоженный Сидоров шел по гулкой пустынной улице, и Город стыдливо отворачивался от назойливого раздражителя: отторгая и игнорируя. - Сидоров! Вопрос не требовал ответ, так как был собственно не вопросом. - УЖЕ? - спросил Сидоров, аналогично нетребовательно. Ответ он и так знал. - Но как же гуманность, принцип невмешательства? Разве так обращаются с представителями слаборазвитых цивилизаций? - Иногда, для того чтобы избавиться от общего недомогания - достаточно удалить гнилой зуб. - Неужели достаточно только один... зуб? - Ну не один. Может несколько... - Это и есть точки минимального воздействия? - Да, конечно... Ну и разит от вас, Сидоров. Это что - помет тибетских яков? - Не уклоняйтесь от стоматологической темы. Меня интересует вопрос: нельзя ли ограничиться пломбой? - Нельзя. - Я так и думал, - рассеянно протянул Сидоров и задумчиво окинул взором фигуру, старающуюся держаться в тени, - ну что же, если экстракция одного гнилого... Сидорова будет способствовать оздоровлению целой цивилизации... Это у вас что, бластер? И не ожидая ответа Сидоров повернулся к представителю наверняка более развитой цивилизации спиной, ощущая между лопатками умный и твердый, как гвоздь в ботинке, взгляд пришельца. Босые ступни приятно холодил остывший уже асфальт, шершавый как кошачий язык. "Глупо. Ужасно глупо... Как хочется оказаться в той точке времени, начиная с которой стали нанизываться, даже не ошибки, а так - бессмыслицы, досадные недоразумения, последствия беспечности,бездумности, безалаберности, да мало еще каких "без", образуя тяжелую крепкую цепь каторжника, приковывающую обладателя этого экстравагантного аксессуара к самому себе. И бегство с этой каторги увы, по-видимому, невозможно. По крайней мере достоверных случаев неизвестно. Кроме, разве что самого радикального. Но в этом варианте, беглая составляющая, даром что духовная, норовит прихватить и материальный носитель. Нет, смерть это самое глупое мероприятие, в котором неизбежно приходиться участвовать человеку, ведущему активную общественную жизнь..." Сидоров вдруг понял, что он стоит перед дверью своей квартиры в доме по улице имени "179 Отчетно-выборного Собрания на заводе Резиновых Изделий". (Кстати, вы обратили внимание, как часто встречаются вдруг и... ах, да, это я уже говорил.) Как он сюда попал, Сидоров ответить затруднялся. Где-то под левой лопаткой все еще чувствовался взгляд Старшего Брата по разуму. Меж дверью и дверным косяком торчал лист черного картона... Сидоров не спеша взял в руки очередное послание. УВЕДОМЛЕНИЕ СИДОРОВ УВЕДОМЛЕННЫЙ ПРЕДШЕСТВУЮЩИМИ УВЕДОМЛЕНИЯМИ УВЕДОМЛЯЕТСЯ АЛЬТЕРНАТИВНО В ТОМ ЧТО ОН НЕ ЯВЛЯЕТСЯ БОЛЕЕ КРИТИЧЕСКОЙ ТОЧКОЙ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПРЕКРАЩАЕТСЯ ОТПУЩЕННАЯ ПОРЦИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ СЧИТАЕТСЯ АННУЛИРОВАННОЙ ВПРЕДЬ ДО ОЧЕРЕДНОГО УВЕДОМЛЕНИЯ Буквы вновь были холодного серебристого цвета, четкие и выпуклые. С обратной стороны явно от руки было добавлено: "Поздравляем. Искренне желаем, чтобы критическая точка стала некой точкой отсчета". "Как кстати..." - некстати подумал Сидоров, он развернул веером все шесть уведомлений, задумчиво хмыкнул, перетасовал и небрежно бросил на телефонный столик. Что-то все таки тревожило Сидорова. Ну, конечно! Запах. Сидоров прошел в ванную комнату, но едва он успел раздеться, как зазвонил телефон. Голый Сидоров, застывший как указующий перст посреди коридора, с телефонной трубкой в руках, являл собой олицетворение противоречивости нашего времени вообще и текущего момента в частности (Сидоров не закрыл воду в ванной, что способствовало аллегоричности скульптурной группы, образуя фонический ряд в ассоциации касательно текущего момента). Вот только запах - он все портил, разрушал, так сказать, очарование. Кто бы мог подумать, что эти тибетские яки могут столь своеобразно пахнуть. Сидоров подул в трубку и с легким сожалением в голосе произнес: - Сидоров слушает. - Сидоров? Это я - Аристарх. Мне тут пришла в голову одна гениальная мысль... - Прогони ее и ложись спокойно досыпать. - Не перебивай, а слушай: глупая шутка, повторенная дважды - до добра не доводит. - Если можно - без вступительных мудрых сентенций. Я мыться собрался и стою голый посреди коридора. - Голый Сидоров на голой земле - как это экзотично... но можно и без вступительных... Хотя я на твоем месте ее бы записал, может пригодиться. Ну а если конкретно: зачем тебе понадобилось свои дурацкие уведомления подкладывать мне в холодильник? Сидоров сардонически ухмыльнулся и тепло посоветовал Слезному Скитальцу, сопевшему в телефонную трубку где-то на другом конце города: - Пошел к черту! За окном стало значительно светлее. Начинался новый день. Точка отсчета... Но это уже тема для совершенно иного повествования, у которого и название было бы совершенно другим. Не какая-то там "Критическая точка", а что-нибудь свежее, оригинальное, ну например: "Точка отсчета". ПОСЛЕСЛОВИЕ (которое, очевидно, не войдет в полное собрание сочинений уважаемого автора) История эта произошла на рубеже двух эпох, как зеркало отразив (в меру способностей автора) этот самый рубеж, на лезвие которого напоролась тонкая нить судьбы Маленького человека Сидорова. По одну сторону рубежа Первая Эпоха - развитого беспробудного эгоизма на базе аморально-эпической демагогии. Это то замечательное время, когда любимым блюдом на внешней, а особенно на внутренней политической кухне была - лапша. А самым выдающимся достижением широких масс - большие уши. У тех же кротких представителей рода человеческого, которые безропотно взвалили на себя бремя власти, несомненным фетишем была грудь. Которой, с одной стороны они эти широкие массы якобы кормили, а с другой стороны (и это уже без всяких якобы) пестовали для водружения и ношения всяческих наград и почетных званий (грудь для орденов, аки голова для шляпы). А по другую сторону рубежа - Вторая Эпоха, свежим ветром (умеренным временами порывистым) ворвавшаяся на безбрежные просторы, где доселе безраздельно властвовала, одновременно пребывая в сладкой неге, Предыдущая (в народе любовно окрещенная - Эпохой Застоя). Кроме загадочного термина "Перестройка", несколько вуалировавшего сокровенный смысл проистекающих процессов, эта Вторая принесла с собой еще ряд подзабытых или вовсе ранее неизвестных терминов и явлений. В дальнейшем благодарные потомки, возможно, окрестят эту окаянную Вторую, как нибудь экстравагантно или экзотично. Ну, например: "Эпоха оголтелого плюрализма и сорвавшейся с цепи гласности, а так же: то ли недоношенной, то ли только что зачатой демократии..." Но это уже совсем другая история. И пусть совсем другие решают как быть с ушами: стоит их растить и лелеять для дальнейшей службы верой и правдой? Или повременить и никуда не ходить. И вообще мыться Сидорову или так и ходить в... впрочем это для истории и вовсе не важно. Ведь история оперирует категориями, а не... впрочем, это тоже не важно. Итак, может как раз вы подхватите знамя, выпавшее из ослабевших рук скромного ашуга, специализирующегося на воспевании неисчерпаемой темы "за жизнь дна бездонного интеллектуального болота академических НИИ". Ну что же, как сказал бы Сидоров: - Флаг вам в руки! Может вы расскажете эту новую историю совсем другим языком - без излишней словесной эквилибристики. Как нибудь более реалистично, используя модные ныне атрибуты: непечатные ранее идиоматические выражения, обязательные ныне эротичные сцены. И вообще, менее заумно и более сермяжно. И Сидорова назовете не Сидоровым, а как нибудь более эффектно, Пульсомонидзе, например. И чтобы... Флаг вам в руки! Впрочем, это я уже говорил, а потому - я пока поставлю точку. Не критическую, не отсчета, а самую что ни наесть ординарную, я бы сказал
в начало наверх
вульгарную - ТОЧКУ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА - 2 (ВТОРОГО РОДА) (Точка перегиба) (Сказочная повесть, абсолютно дезориентированная) "...и одинокий осел возносил к небесам свой истошный рев, словно все страждущие твари избрали его своим глашатаем - обвинять богов." М. Рено "Тезей" ПРОЛОГ - Сидоров?! - Пять долларов! - За что, Сидоров? - А за поговорить с хорошим человеком? - Какой же ты хороший, Сидоров? Тем более человек? Ты обыкновенный жлоб! - Я - необыкновенный жлоб! - Вот-вот... - И даже не жлоб, а личность, взлелеянная в рамках совсем новой государственной (СНГ-овенькой) политики. Человек, с позволения сказать, новой формации с гипертрофированной коммерческой жилкой, и даже не жилкой, а жилой, которую я лелею и старательно разрабатываю. - Вот-вот, Сидоров, я и говорю: жила ты, Сидоров! - Сидоров жила, жива и будет жить, жизнерадостно жужжа этаким живчиком, пожевывая жвалами, железной жаждой к жизни сживая со свету безжалостно всех жалких иждивенцев. - Словоблуд ты, Сидоров, и... жутко жизнь тебя накажет! - Человек, чье детство прошло в условиях жесточайшего партогенеза... - Какого генеза? - Парто!!! Не перебивай! Засилье злобных партократов... - Сидоров! Я просто хотел спросить: у тебя совесть есть? - Пять долларов! Штука. В отличной упаковке. Импортная. Из гуманитарной помощи недоразвитым страна... - Да ну тебя, Сидоров! Вечно ты дурочкой прикидываешься. - Лучше прикидываться, чем быть! Или ты считаешь, что лучше не быть, чем прикидываться?! Так сказать быть или не быть? Такой вот question!!! - Трепло ты, Сидоров. - Я трепло?!! Да, я - трепло. Но какое трепло?!! Необыкновенное! Я вообще новый вид, сформировавшийся в годы застольного засилья... Homo spicer, если в двух словах, одним словом... - Сидоров, а в морду хочешь?! - Вот! Вот оно наше основное различие: Homo spicer от Homo erectus, человека говорящего от человека... торчащего. Проблема быть или не быть деградирует в бить или... - No problem, Sidorov, no problem!!! - Будем считать, что мы не поняли друг друга. - Ну, ты мне еще попадешься, Сидоров!!! - Не попадусь! Я из института ушел, я от пришельцев отбился и от вас всех остальных как-нибудь оторвусь. Сидоров рванулся, встал на дыбы (Клодт, если бы мог сейчас его видеть - весь остаток жизни ваял бы исключительно одних Сидоровых в разных ракурсах и прочих позах), стремительно расправил грудь, крылья, выпустил закрылки, шасси и... выпал из гнезда, то бишь свалился с кровати и... проснулся. Точнее открыл глаза. А если еще точнее - попытался это сделать. Со второго раза это почти удалось. За окном в это время медленно и угрюмо наступало хмурое утро. 1. ХМУРОЕ УТРО "Солнце всходит и восходит, а от этого, даже у бывалого человека, может закружиться голова. Хотя по большому счету, ему, то есть солнцу, а нас в высочайшей мере и с высокой башни..." Из записных книжек Сидорова На самом деле, скорей всего, был уже полдень. А может даже не полдень. Но уж во всяком не полночь, это точно... Хотя... Голова трещала так, словно накануне Сидоров на спор забодал вожака бараньего стада, а заодно и всех его ближайших сподвижников, близких и дальних родственников, а потом для вящей убедительности еще пару раз постучал все той же головой об угол соседнего дома (почему соседнего? загадочен мир авторской ассоциации!). Сидоров сел на полу и мрачно стал разглядывать собственные ноги - ноги были разными: одна в носке, вторая без, но зато в ботинке. Второй ботинок почему-то стоял на подоконнике. Сидоров тяжело поднялся, проковылял к окну и даже хрюкнул от полноты обуревающих его чувств: ботинок до краев был тоже полон... воды. А на дне отчетливо просматривались две маленькие серебристые кильки пряного посола, несколько веточек петрушки и пятикопеечная монетка. "Черт! То ли вчера уху собирался варить, то ли хотел аквариум обустроить... А кто же монетку бросил? Неужели кто-то решил по древнему обычаю... в водоем... чтобы, значит, еще вернуться... Черт!" Сидоров ткнулся лбом в стекло и на мгновение застыл, блаженно ощущая, как в мозгу извилины, закрутившиеся в спираль, потихоньку начинают остывать. "Какой вчера был день? Или вчера была ночь? Жизнь полна парадоксов! Если вчера был один день, то сегодня, значит, будет другой? Или не будет? А если вчера была ночь, то что будет сегодня? День? Или опять ночь? Боже, как все сложно устроено в этом мире!" У Сидорова громко зазвенело в ушах. "Все, надо менять modus vivendi! Впрочем, нет, кажется, что пока достаточно будет, если я сниму телефонную трубку!" Сидоров четко, по-военному развернулся, насколько позволяли абсолютно негнущиеся колени, и проковылял в коридор, тяжело припадая сразу на обе ноги. - Ты кто такой? - прозвучал из телефонной трубки сакраментальный вопрос. Сидоров на некоторое время задумался, погрузившись в мучительный процесс самоанализа (надо отметить, что анализы у Сидорова в последнее время были никудышными), но тут же почувствовал, как извилины стали вновь накаляться. Сидоров с тоской посмотрел на себя в зеркало, занимавшее одну из стен коридора, с тайным предназначением подпитывать иллюзию, что та жилплощадь, на которой он - Сидоров - прописан, тоже якобы может называться квартирой, и вздохнул. Зеркало не только ничего не подпитывало, но напротив, окончательно лишало всяких иллюзий, и в частности относительно того, что в данную секунду там отражалось, то есть непосредственно самого Сидорова, который, чего греха таить, в данную же секунду выглядел не лучше своих анализов, то есть весьма посредственно, хотя жил, как считали некоторые, не по средствам, но посредством чего никто толком не знал. - Пришелец я! - вдруг неожиданно для самого себя сурово сказал Сидоров и даже вздрогнул при этом. - Трепло ты, Сидоров, я же прекрасно слышу, что это ты! - обиделись в трубке. - Нет я пришелец, - капризно заканючил Сидоров и столь же для себя неожиданно, как и в первый раз, мрачно добавил: - А реальность ваша - мнимая! - Не морочь мне голову, Сидоров. Ты лучше мне скажи, только честно, я вчера не у тебя ночевал? - А ты кто, собственно, такой? - злорадно вернул Сидоров коварный вопрос невидимому собеседнику. - А вот это, - тяжело вздохнули в трубке, - как раз второй вопрос, который я хотел тебе задать... Помню, что ты, вроде бы, Сидоров... А вот... кто я? - Давай пойдем от обратного, - трезво рассудил Сидоров. - Отметем и, так сказать, отринем все лишнее и высечем... - Это лишнее! - Не перебивай!!! Высечем... - Ну, если без этого уж совсем нельзя обойтись... - ...из шелухи повседневности и сиюминутности светлый лик... - Сидоров, ты грехи не пробовал отпускать? У тебя должно получаться. - Если жизнь заставит - отпустим! Короче! Ты женщина? - Это в каком же смысле? - В прямом. - Ах в прямом... Сейчас посмотрю. Вроде нет. - Тогда как личность ты меня вообще не интересуешь! - бодро сказал Сидоров и повесил трубку. Задумчивым и томным взором окинул Сидоров собственное отражение в зеркале еще раз, свирепо оскалился (что при достаточно извращенной фантазии можно было счесть за сардоническую ухмылку) и решительно шагнул в комнату, в глубине души отчаянно надеясь, что при всей вчерашней неадекватности, у него все же хватило ума единственные выходные брюки сохранить в первозданном виде, не пытаясь привлечь их (то есть штаны) в качестве подручных средств для создания эпически сюрреалистического полотна, как то: "Переход Суворова через Альпы", или хотя бы предусмотрительно в данном аспекте обеспечить себя равноценной заменой (хотел бы я видеть, что может служить мужчине вышеупомянутой заменой названного аксессуара, который хотя и нельзя считать определяющим моментом детерминизации пола, так сказать, вторичным половым признаком, но без которого обычно ни один нормальный мужчина не чувствует себя достаточно полноценным, если конечно он, то есть мужчина, находится в здравом уме и трезвом состоянии). Хотя конечно не в штанах счастье. А где? 2. ГДЕ ЖЕ ТЫ, СЧАСТЬЕ? "Счастье приходит и уходит, а мы остаемся, причем преимущественно в дураках." "Счастье - категория полиморфная, но эфемерная." Из записных книжек Сидорова Сидоров имел в жизни счастье - дважды, впрочем, как и оно его. К счастью оба счастья были хотя и бурные, но недолгие. Скоропостижно осчастливленный по первому разу, Сидоров, не вняв слабому голосу рассудка (какой рассудок - такой и голос) безрассудно сунул голову под венец повторно, наивно полагая, что ведь не каждый же раз зубцы у венца обязательно будут повернуты во внутрь. По истечению срока давности, отведенного на процесс повторного осчастливливания, Сидоров решил, что в данном обряде, используются исключительно, так называемые, венцы терновые или заботливо свитые из иных аналогичных дикорастущих и не менее противных представителей местной флоры (какая фауна - такая и флора). Но это как раз тот случай, когда мнение автора (то есть Сидорова) не совпадает с мнением редакции, если конечно у нее есть отдельное мнение по этому поводу (с чем мы ее и поздравляем: какая редакция...), но в глубине души оставляем за собой право на сомнение. То есть, якобы особое мнение при мнении, но отдельное, ставящее под сомнение априорное мнение, высказанное ранее, в связи с которым есть мнения, сомнению не подлежащие, по поводу которых все же есть отдельное мнение, ставящее изначально все под сомнение. ("Закон транзитивности мнений", цитата взята из записок Сидорова, том 8, стр. 76, пятая строка сверху.) Короче в третий раз, если бы Сидорову вновь подвернулось счастье (или
в начало наверх
он, Сидоров, - ему), то лично он, Сидоров, предпочел бы сразу, но наличными. А лучше (это точка зрения самого Сидорова), чтобы на этот раз - тайфун прошел стороной. Всегда приятней узнавать о трагических катаклизмах из газет, чем выступать в роли случайно уцелевшего очевидца. Сидоров невольно вздохнул, и тут наконец на глаза ему попались блудные брюки: аккуратно сложенные, они преданно взирали на своего, впавшего в тоскливо-созерцательное настроение хозяина с самой верхней... книжной полки, бесстыдно зажатые с одной стороны - 137 томиком неполного собрания сочинений величайшего писателя анималиста и натюрмордиста Фистулы Хрисенды Фигнера, крупнейшего знатока человеческих душ, тел и отдельно взятых органов (наиболее прославившемуся благодаря бессмертному сериалу "Предельно - педальные миры" и романам "Шагающие скоты из могилы", ну и, конечно же, - "Крайняя плоть", где с присущим ему искрометным юмором и безусловным знанием вопроса Ф.Х.Фигнер раскрывает тему дефекации в условиях невесомости, мастурбации в условиях повышенной гравитации и интимных взаимоотношений при отсутствии вообще каких бы-то ни было условий, а так же: консервации при наличии радиации, презентации в резервации, эманации в презервации и прострации в аннотации); а с другой стороны - томиком посмертно изданных повестей рано ушедшего от нас, тоже не хилого писателя-фантаста, певца обнаженного абсурда, Бель Ведера (Б. Ведер: "Черный замолк", "Город-Дур", "Стою косой, совсем босой, слегка распутный.", "Эзотерически - климактерическая точка" - особо отмеченный шедевр: читательская премия "Большая нефиговая ветвь" за 1998 г.). Сидоров снова вздохнул, снял с полки (?!) штаны и водрузил их на надлежащее (?!!) место. Штаны смотрелись на надлежащем месте так, словно это место в них и родилось (хотя некоторые профаны считают, что родится можно либо в рубашке (если ночью, то в ночной?), либо - без). Дополнив экипировку белыми тапочками, Сидоров понял, что он - готов! То есть, не то чтобы совсем: каждый раз отправляясь в путь Сидоров верил, что он не последний, и действительно, до сих пор каждый раз перед Сидоровым открывалось на выбор сразу по несколько дорог, только вот незадача, каждый раз анализируя постфактум сложившуюся ситуацию, Сидоров с завидной самокритичностью сознавал, что дорога, которую он намедни выбрал, явно неадекватна тем последствиям к которым она привела, но пока все еще существовал выбор, и не поздно было все наверстать, исправить, загладить, искупить, замазать, переиграть... перегнать и... выпить. Было бы из чего выбирать, а за Сидоровым не заржавеет! Эх, дороги!!! Ах, дороги... 3. ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ "Хорошие дороги, как кстати и люди, которые их выбирают, на земле не валяются! "Каждый имеет право выбирать и быть выбранным, но избраны будут только избранные." "Нас выбирают - мы выбираем, нас посылают - мы медленно-медленно таем за горизонтом." Из записных книжек Сидорова Жизненный путь Сидорова не был усыпан розами. Но за истинность этого утверждения Сидоров не стал бы ручаться головой, хотя неоднократно говаривал, что она, то есть голова Сидорова, исторической ценности не имеет, а имеет лишь номинальную стоимость. Существовал существенный процент, что таки - да! То есть нашелся такой... э-э-э... джентльмен, и усыпал таки путь, но похоже, что лепестки с цветов облетели еще до того, как их, то есть цветы, стали швырять Сидорову под ноги. В результате у идущего Сидорова уже давно сложилось твердое убеждение, что, сколько под ноги не смотри, ничего хорошего там не найдешь (хотя сосед Сидорова - поэт Иван Прокидайло, утверждает, что так можно сколотить целое состояние). Совместно с венцом, комплект терний являл собой хорошо продуманную и законченную композицию, за которую хотелось кому-нибудь набить морду. Несмотря на это, Сидоров, получивший традиционное воспитание (в отличии от тех, кто получил приличное или же вообще никакое), предпочитал идти по жизни прямо, стараясь особенно не задумываться к чему это его, в конечном итоге, может привести. У Сидорова вообще была масса традиционных добродетелей. Во-первых, Сидоров, естественно, не брал взяток, причем так же естественно, как естественно ему их никто и не предлагал. Во-вторых, Сидоров был в меру умен, ровно настолько, чтобы это особенно не афишировать. В-третьих, Сидоров никогда не лез в Первые, что вытекало из во-вторых и влекло за собой в-четвертых. В-четвертых, Сидоров пока еще БЫЛ, в отличии от знаменитой серии ЖЗЛ, традиционно почитаемого пантеона безвременно покинувших нас Замечательных Людей, большинство из которых узнало, что они замечательные, лишь пополнив собой неоскудевающие ряды пантеона. По причине гипертрофированной скромности большинства окружающих, у нас как-то не принято преувеличивать роль личности в истории, по крайней мере при жизни личности, и наоборот: если - еще при жизни, независимо от наличия, то после - обязательно перезахоронят на старом забытом сельском кладбище. Но если личность по неизвестной причине сыграла в ящик, желательно скоропостижно - тогда пожалуйста, а так - скромнее надо быть, товарищ! Вот Сидоров и был скромнее. Почти совсем скромным, но живым. И это было - в-пятых. Живым, но очень скромным. Порой даже казалось, что не настолько живым, сколь скромным. И это радовало. По крайней мере большинство окружающих. Приятно видеть вокруг себя скромных таких Сидоровых, скромно так порхающих, скромно стараясь не бросаться особенно в глаза. Хотя подчас, даже это - раздражает. Ну вот например, сосед Сидорова Иван Прокидайло, по этому поводу, не раз говаривал: - Тебя, Сидоров, с твоей скромностью, Сидоров!!! - и впадал при этом в такую крайнюю экзальтацию, что исключительно жестами показывал, что же, конкретно, он имеет в виду. Сидоров не возражал. Сидоров верил в свою звезду. В свой Путь... Вот и сейчас, безмятежно топая белыми тапочками, он верил и ждал. Ждал и Верил... Хотя на сером небосклоне, безучастно нависающем над безмятежным Сидоровым, в это время суток не видно было ни звезды, и только он - Сидоров, целеустремленно топал вдаль, этаким Звездным мальчиком. 4. А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК? "Большинство из нас словно свет далеких звезд, изображение еще есть, а звезда давно умерла." "В глубине души я родился мальчиком. Со временем этот мальчик все рос, да рос и дорос до того, что стал гипертрофированным." "Бывает и так, что прочтя эпиграф, ты понимаешь, что это уже эпитафия." Из записных книжек Сидорова Сидоров целеустремленно топал по улицам родного города тщательно следя за своими ослепительно белыми тапочками, но неожиданно был остановлен бесстыдно бодрым восклицанием. - Сидоров, привет! Как дела? - Ты же знаешь, - лукаво улыбнулся Сидоров. - Как всегда: отвратительно. - Я рад! - расцвел собеседник Сидорова, и даже как-то лицом похорошел. - Я рад, что ты рад, - почти искренне сказал Сидоров. - Ты хорошо выглядишь. - Зато на тебе Сидоров, лица, можно сказать, нет! - Это я просто забыл надеть маску. - Какую маску? - Обычную - питательную. - Ты что Сидоров, спятил? - А ты хочешь чтобы я сшестерил? - Точно спятил. Вон и в белые тапочки вырядился... Ты бы еще веночек на голову одел! Шизик сплел себе веночек: тут цветочек, там... - Я себе на грудь табличку повешу: руками не лапать - опасно для психического здоровья лапающего индивида. - У тебя Сидоров, болезненное самомнение. Твоя грудь и даром никому не нужна. Тоже мне еще, Мерлин Мурло выискалось. - А голова? - Что, голова? - Да, действительно, голова вроде, как и ни при чем, - Сидоров вздохнул и неожиданно совершенно чужим противным голосом гнусаво заявил: - А реальность ваша, все равно, мнимая! - Ты Сидоров брось! - непонятно почему озлобился собеседник. - Какая ни есть, а все равно реальность. Не всякие там философско-литературные бредни. Самая, что ни на есть, реальная реальность, со всеми своими соответствующими реалиями. - Весьма спорное утверждение. К тому же с совершенно волюнтаристской подоплекой. Вот я сейчас мигну и вас всех вообще не будет! - Сидоров тоненько хихикнул и победно зыркнул на собеседника. - Ты Сидоров знаешь кто? - вконец разъярился собеседник. - Кто? - невозмутимо поинтересовался Сидоров. - Неприкрытый экзистенциалист! - Я прикрытый, - обиделся Сидоров. - У меня штаны вот и тапочки... - Пошел ты со своими тапочками! Фрейдист новолупленный!!! - Все! - тихо сказал Сидоров. - Терпение мое кончилось. Вы мне все надоели до ощущения полного опущения! МОРГАЮ!!! - Только попро... Когда Сидоров открыл глаза, улица была похожа на лысину, где рос только один единственный волос, да и тот - Сидоров. - Получилось, - удивленно сказал Сидоров. - Сто раз пробовал и ничего, кроме ощущения частичного отвращения, и вот поди ж ты, раз и готово! Да был ли мальчик?! Неужели я и на самом деле опять прав? Сидоров подошел к ближайшему дому и ковырнул ногтем стену. - Черт, кажется ноготь сломал, - Сидоров огорченно пососал палец, а потом решительно постучал по стене дома костяшками пальцев здоровой руки. Сначала послышался звук, словно Сидоров постучал себя по лбу, только громче, а потом невозмутимый голос из-за стены спросил: - Кто там? - Это я, - машинально ответил Сидоров. - Тогда заходи, - сказал голос. Сидоров хотел было ковырнуть стену другим ногтем, но рука не встретив сопротивление провалилась во внутрь по локоть. "Бред собачий!" - спокойно подумал Сидоров и решительно шагнул вслед за рукой. 5. СОБАЧИЙ БРЕД Аксиома "Всеобъемлющего идиотизма": "Мысль, высказанная вслух - есть ложь, поэтому мысли лучше сразу записывать, а потом уж - врать как по-писаному." "Порою мысль бывает столь причудлива, что начинает явно граничить с идиотизмом. Но порою она бывает настолько проста, что вновь начинает граничить с идиотизмом, но уже с другой стороны." Следствие 1: "Если Вы находитесь в окружении нескольких субъектов, то, могу спорить, что они все, без малейшего сомнения, идиоты."
в начало наверх
Следствие 2: "Если Вы сами составляете чье-нибудь окружение, то идиот на этот раз, скорей всего, Вы." Соб. соч. Сидорова, т.4, стр.986 Пройдя сквозь стену, без особого физического ущерба, как для себя, так и для стены, но слегка травмированный морально, Сидоров очутился в просторном зале, обстановка которого была выдержана в строгом ранне-готическом стиле. Посреди зала стояло одинокое совершенно деревянное кресло с высокой резной спинкой. В кресле, на вид не менее одинокий, сидел неопределенных лет человек, чертами лица и фигуры, Сидорову кого-то смутно напоминавший. От неожиданности Сидоров поперхнулся, закашлялся и сдавленно просипел: - Ты кто? - Друг. - Какой друг? - А у тебя, Сидоров, что много друзей? - Да нет вроде, - смутился Сидоров. - Не так чтобы много, но один-второй наберется. - Ну, набраться это не проблема, это каждый может... - Я не то имел в виду, - еще больше смутился Сидоров. - Да ладно, уж! Чего передо мной ножкой шаркать, - ухмыльнулся новоявленный Друг. - Короче, я - обобщенный образ друга (ну, вроде как обобщенный образ врага, только наоборот). И я собираюсь быть гидом в твоих познавательных блужданиях по твоим же собственным душевным потемкам. Опять же, вроде как гражданин Вергилий при товарище Данте. - Это что же, как по Кругам Ада? - Да брось ты, Сидоров! У тебя явно гипертрофированное самомнение. Круги - это у тебя под глазами. Опять небось намедни был в гостях у сказки... по имени Бахус. А я, если говорю: потемки, значит - потемки! Ну и, соответственно, значит деревеньки там всякие... потемкинские, поселки городского типа, городишки захолустные, улицы, улочки, переулки, закоулки и тупички... - Насчет тупичков: я бы попросил без намеков! - А какие тут могут быть намеки, я прямо говорю - ТУПИЧКИ! - Когда начнем? - покорно спросил Сидоров, мучительно стараясь вспомнить, кого этот чертов Друг напоминает... - А Щ-А-СССССССС!.. Сидоров вздрогнул, а обобщенный друг радостно закудахтал: - Посмотрите направо: там вы можете видеть... Впрочем, направо лучше не смотреть, все равно, то, что вы там увидите, будет неправильно истолковано. Лучше посмотрите налево... Впрочем, нет. Налево - тоже излишне! Давайте сначала посмотрим на начало, а в конце - на конец. А ничего себе каламбурчик?!! - А без этого никак нельзя? Без дешевого театра одного актера при одном зрителе? - мрачно спросил Сидоров. - Без актера или без зрителя? - Я кажется ясно спросил: без театра? - Если есть актер и хотя бы один зритель - значит будет и театр! - отрезал Друг. - Итак, представление начинается! Жуткая драма из жизни Сидоровых! Спешите видеть! Только один спектакль в этом сезоне!!! Маэстро музыку! Пшшшшел зановесс!!! 6. ТЕАТР ОДНОГО АКТЕРА (ТЕАТР ТЕНЕЙ) "То что Жизнь - Театр, мысль настолько банальная, что не стоило ее здесь и упоминать. Но все же, иногда так хочется заглянуть в глаза тому, кто в этом театре подвизается на должности главного режиссера." "И лишь отыграв до конца свою роль в массовке, начинаешь понимать, что слово "бис!" не столь идиотская выдумка, как казалось в начале спектакля, с претенциозным названием "жизнь." Из записных книжек Сидорова ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ: СЕКСУАЛЬНО-АМОРФНОЕ Сцена соответственно тоже первая: ностальгическая (те же и женщина) - Это ты, Сидоров? Сидоров вздрогнул, слишком давно он не слышал этого нежного пастельных тонов с металлическими переливами голоса, и растерянно посмотрел на Обобщенного Друга. - Твоя реплика, Сидоров, - экзальтированно зашипел Друг и призывно вытаращил глаза, став похожим на Обобщенный Образ вареного рака, вместе с Обобщенным Образом бочкового пива. - Ну же, Сидоров! Реплика! - Да, это... я, - запинаясь пробормотал Сидоров. - Боже, как нетривиально! Как свежо и безапелляционно! Как ново! - хрипло захихикал за спиной Сидорова Обобщенный Друг. - И я бы сказал... - Заткнись!.. пожалуйста... - О-о-о!!! - Здравствуй Маша. - Ну заходи, если уж принесла нелегкая. - Я тут деньги кое-какие принес, - Сидоров осторожно тронул огромную бронзовую ручку ближайшей двери. Дверь стремительно распахнулась, словно от пинки, и Сидоров, не выходя из мрачного готического помещения, оказался на пороге квартиры номер 85, на шестом этаже современного блочного девятиэтажного дома. - Господи, Сидоров, если бы только знал, как я тебя ненавижу!!! - Твоя реплика, Сидоров! - ... ... ... - Немая сцена. Герой в состоянии полной прострации проходит процесс регистрации и медленно-медленно восходит на Голгофу. Сидоров метнул косой звериный взгляд на Обобщенного Друга и тяжело переступил порог. ДЕЙСТВИЕ: ТО ЖЕ Сцена вторая: Планомерно-Истерическая Мизансцена: там же те же, но уже не те, что прежде Сидоров: Маша... М._Сидорова: Подонок! Обобщенный Др.: Встать! Суд идет. Сидоров (с тоской): Маша... М._Сидорова (с нежностью, но в остервенении): Я всегда знала, что ты, Сидоров - гнида! Обобщенный Др. (задумчиво): Суду не ясно: если всегда, то к кому, собственно, претензии? Сидоров (глухо): Маша... М._Сидорова (в экстазе): Ты испоганил всю мою жизнь! Обобщенный Др. (заинтересованно): А ты, видать, способный парень, Сидоров, а? Сидоров (еще глуше): Маша... М._Сидорова (в остервенении, но доброжелательно): Хоть бы ты скорее подох, Сидоров! Обобщенный Др. (торжественно): С глубочайшим прискорбием вынуждены сообщить: сегодня ровно в двадцать минут по-полудню перестало биться сердце, совершенно отказала печень, взбунтовалась селезенка и другие официальные и не менее важные органы и системы, а то, что еще на удивление продолжает функционировать немедленно будет предано медленному огню и бренный пепел развеют на главной площади города, причем в том месте, где в последствии будет выставлен на всеобщее обозрение бюст и другие наиболее важные, уцелевшие после кремации органы и прочие аксессуары. Музыка играет печальный сигнал! (Слышны звуки Шопена. Сидоров затравленно озирается.) Сидоров (решительно): Маша! М._Сидорова (не менее решительно): Пошел ты, Сидоров... Сидоров (менее решительно): Ну, я пошел... М._Сидорова (отчужденно): Деньги положи на тумбочке в прихожей. Сгорбленный Сидоров, подойдя к двери, оборачивается, но за спиной уже ничего нет. Один туман. Из тумана, правда, торчит голова Обобщенного Друга, самозабвенно раскачивающаяся в такт торжественным звукам похоронного марша. Обобщенный Друг (вяло): Не оглядывайся, Орфей! Сидоров (устало): Я не Орфей, я - Сидоров. Обобщенный Друг, загадочно хмыкнув, пожимает плечами: Иди, Сидоров, иди... ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ: АПОКАЛИПТИЧЕСКИ-АФОРИСТИЧНОЕ Сцена первая: Flay robbin, flay... - Ну как? - самодовольно ухмыляясь спрашивает некто, снисходительно поглядывая на Сидорова снизу-вверх. Сидоров ожесточенно повертев головой, не сразу начинает понимать, что находится, по-прежнему, в огромном, готического стиля, зале, а перед ним, в кресле с высокой резной спинкой, развалясь сидит все тот же Обобщенный Друг. - Не убеждает! - презрительно фыркает Сидоров. - Все как-то надуманно, не жизненно... Нет правды характеров, развития сюжета, а нет сюжета, нет и... гонорара! - Кто бы говорил, Сидоров?!! - искренне начинает возмущаться Обобщенный друг. - В конце-то концов, не в деньгах счастье! - Ага, конечно, - скептично кивает Сидоров. - Ах, так! - вдруг свирепеет Обобщенный Друг. - Ну, если не так, - бодро откликается оклемавшийся Сидоров, - то может как-то иначе: под другим углом, в ином разрезе, в непривычном ракурсе, новыми словами... - Я-те покажу рак-курс!!! Я-те... новые слова... яркие ощущения... пятый угол... - У каждого человека должен быть свой угол, пусть даже он и на самом деле всего лишь пятый! - Ох, как афористично! Ты Сидоров когда наконец сыграешь в ящик - станешь жутко знаменитым и цитируемым. - А раньше никак нельзя? - Раньше не положено! - сурово отрезал Обобщенный Друг и раздраженно спросил: - Так что: будем сюжет развивать или в бирюльки играть? - Давай играть в бирюльки! - с надеждой воскликнул Сидоров, преданно заглядывая Обобщенному Другу в глаза. - Ну, что же, - зловредно хихикнул Обобщенный Друг, - сам напросился. Дуй вперед Сидоров! Но, только заклинаю тебя, не оглядывайся! А впрочем, как хочешь. ДЕЙСТВИЕ ВСЕ ЕЩЕ ВТОРОЕ Сцена вторая: Игра в бирюльки Действующие лица: Сидоров, по лицу которого не всегда можно догадаться, что данное лицо иногда в состоянии действовать; остальные действующие лица - своего лица не имеют, одно из них - голос за кадром, под лицом которого, за кадром скрывается Обобщенное лицо Обобщенного Друга. "Как хочешь?! Легко сказать: как хочешь! - раздраженно думал Сидоров целеустремленно шагая к уже опробованной двери с большой медной ручкой. - Если бы я еще знал: КАК хочешь!" - Если бы знал, то наверняка придумал бы новое оправдание, - сказал ехидный голос за кадром, но Сидоров уже успел "дойти до ручки" и не стал оглядываться. Дверь бесстыдно распахнулась, и Сидоров, споткнувшись о порог, стремительно полетел внутрь...
в начало наверх
- Орел наш Сидоров парил, призывно перья растопырив, - противным голосом прокомментировал Голос за Кадром. Сидоров не ответил. Лежа ничком, лицом в придорожную пыль, Сидоров старался ни о чем не думать. "Не думать! Не думать! Не думать!!!" - обреченно думал Сидоров. - Как ты, Сидоров, думаешь? - спросил Голос за Кадром. "Обычно молча..." - ...озимые не померзнут? Зима в этом году наверняка будет суровой. - Зима в этом году будет! - неуверенно сказал Сидоров, не вставая. - А за зимой возможно придет весна. - Ага, - глубокомысленно поддакнул Голос за Кадром, - а за весной, скорее всего, наступит лето! - Не хочу лето! - капризно сказал Сидоров. - Хочу чтобы была весна! - Ну что же, весна, так весна! Ты сам напросился, Сидоров! "Ну чего он меня постоянно запугивает?!!" Сидоров быстро, но осторожно поднял голову и увидел, что рядом с ним, действительно, стоит самая настоящая "весна", причем даже не одна, а так: штук семь-восемь, в разных исполнениях. От очень дорогих инвалютных моделей, до упрощенного авосечного варианта (то ли секс-баба, то ли бой-баба, то ли просто супер-гражданка) соответственно в супере, а некоторые почти без. Одна из "весен" чистила ногти, вторая - перышки, а третья - картошку. Две - вязали, а одна уже ничего не вязала вовсе. Три пели, причем голос был только у одной, но эта одна, как-раз молча смотрела в даль несусветную. Зато все "весны" элегантно и ненавязчиво пританцовывали. Сначала каждая свой неповторимый танец оскорбленной индивидуальности, но постепенно убыстряя темп, они сплелись в экстазе, имитируя жутковатый хоровод, нечто на подобии остервенелых импровизаций на тему греческого танца "сиртаки", не прекращая при этом: вязать, стирать, жевать, читать, подмигивать, петь, мыть посуду; сорить деньгами, прибирать к рукам, неожиданно исчезать и внезапно появляться, манить и посылать к чертовой матери; пытаться любить, грозить судом и разделом имущества; даря и отнимая одновременно; обжигая огнем, когда от них веяло холодом; заставляя стучать зубами в огне; лишая воли, сил и разума одним взмахом крыла... Силы воли и воли разума... Разума силы и доброй воли... вплоть до истощения... отвращения... ощущения запущения, а так же вплоть до откровенного маразма... Сидоров с трудом встал, но у него мгновенно закружилась голова, и он чуть не рухнул под стройные ноги стремительно порхающих весен. - Какая я вся внезапная! - хором сказали "весны", ни на миг не замедляя исступленно-мятежного хоровода. - Вся такая непредсказуемая и непредподлежащая!!! - самозабвенно щебетали порхающие "весны". - Вы знаете, у некоторых сексуально-активные точки находятся на коленных чашечках, а лично у меня - на кофейных, и не только на чашечках, но и на блюдечках! Хи-хи! Нет-нет, что вы!!! Я совершенно не пью! Ну, разве что по стаканчику... У Сидорова потихоньку стало рябить в глазах: блондинки, брюнетки, рыжие, саловые, гнедые, чалые, в яблоках... Весны на секунду отложили: вязание, посуду, картошку и подняли высокие хрустальные бокалы с запотевшими стенками: - За любовь! "Чокнуться можно!" - подумал Сидоров. - Нельзя! - сказал Противный Голос за Кадром. - Тебе с ними не положено! - Почему? - мрачно спросил Сидоров. - Посуды на всех не хватит! - скабрезно хихикнул Голос за Кадром. - Ничего, я как-нибудь из горлышка, - мучительно сглатывая прошептал Сидоров. - Фи!!! Как дешево и неэстетично! - нежно проворковали танцующие весны, постепенно убыстряя свой чарующий бег. - На ходу, без соответствующей экипировки, сортировки, сервировки и закуски... Но Сидоров похоже уже закусил удила... - А гори оно все одним, но большим и синим пламенем! - в сердцах рявкнул ошалевший Сидоров. - Ahtung! - дурным голосом откликнулся Голос за Кадром. - Pancer! Foiar!!! Нервные языки голубого пламени взметнулись в небо, и Сидоров мгновенно оказался в огненном кольце. Один. - Не оглядывайся, Орфей, - тихо сказал грустный Голос за Кадром. - Христом богом прошу, не надо! "Господи, - сгорбился Сидоров, чувствуя как его начинает знобить. - Неужели я саламандра? Неужели я даже сгореть не могу спокойно, без фокусов, по человечески?" - Иди Сидоров, иди... Сидоров, послушно сделав шаг, нырнул в огненное безумие... ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ: САЛАМАНДРА Сцена первая: Аберрационная (те же, но без женщин. И снова, сегодня и всегда на арене - несравненный Сидоров) - Мне холодно! - Это чистейшей воды иллюзия, Сидоров. Аберрационный дисбаланс ощущений: при откровенно воспаленном мозге - температура окружающей среды кажется несколько ниже реально наблюдаемой. - Разве сегодня среда? - Фи, Сидоров! Я никак не ожидал от тебя столь банальной остроты. Сегодня естественно понедельник, и число, опять же конечно, тринадцатое. Но не в этом суть! Ведь ты же метишь в Великие, Сидоров, соответственно каждая твоя фраза, каждая, пусть даже самая мелкая, мыслишка, должны органично прилипать к памяти, как в бане липнет березовый лист к голой... - Очень нетрадиционное соседство: мысль и голая... - Ты же знаешь, Сидоров, что в определенных кругах это очень распространенный симбиоз. - Порой мне кажется, что даже доминирующий, причем особенно не скованный рамками определенных кругов. - Ну, Сидоров, не преувеличивай! Не надо проецировать неполадки собственной системы пищеварения на наш, такой разнообразный и еще более неожиданный мир. Или тебе Сидоров скорее импонирует Иной? - Мне кажется, что лично я, предпочитаю Внутренний. - Одним словом, предпочитаешь жить иллюзиями? - Это - три слова! - Откуда столь воинствующий педантизм, Сидоров? Надо быть проще, доступнее... - Этакой интеллектуальной девкой? - Зачем же сразу девкой? Для начала можно, например, и... мужиком. Главное чтобы без интеллектуалистских перегибов. Проще надо быть, но серьезней. Как в столь зрелом возрасте могла сохраниться в такой дремучей неприкосновенности неожиданно инфантильно-гипертрофированная тяга к игре? Ведь все равно партнеров у тебя, Сидоров, раз два и обчелся. А по большому счету - один ты Сидоров, один как клистир во время исполнения своих служебных обязанностей. - И один в поле такого напахать может, что потом никакого дерьма не хватит, чтобы все это напаханное поле удобрить, - мрачно сказал Сидоров и сделал шаг сквозь огненное кольцо. Но за первым кольцом было второе... ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ: САЛАМАНДРА - II Сцена вторая: Сумбурно-аффективная - Ты кто? - Местные мы, - гордо объявил Сидоров. - Из Орфеев. - Тогда - наливай!!! - Да, я... не пью, кажется... сегодня... - А ты и не будешь! - И похоже, что все имевшееся в наличии я уже выпил... вчера... - Чего же ты тут тогда даром шастаешь... сегодня, народ смущаешь? - Разве это главное... в инициации межличностных контактов и различных отношений... включая половые? - Ну?! А-то что же? - А поговорить? - Это с тобой-то, Сидоров? Ты Сидоров уж сам с собой... как-нибудь... на досуге... - Вот я и наяриваю! Говорю-говорю... И днем говорю и по ночам уже во сне незатейливо прочирикиваю... А то бывает, что... И опять же... Но такое ощущение, что в бурном процессе говорения при посредственном освещении помещения есть некоторые жизненно важные упущения... утолщения... разночтения... Где-то я прохлопал, что-то не учел. Может просто невзначай потерял в бурном потоке слов изначальную цель и смысл. А может в бесплодной попытке разложить словесный пасьянс вдруг утратил связь с обыденными аналогами из повседневной мирской суеты, сливающимися в свою очередь в свой автономный поток, параллельный символам и истинам словесного потока. Слова, вместо того чтобы заострить внимание на сущности, обнажить, так сказать, истинное лицо, вдруг превратились в маску. И добро бы в какую-нибудь пристойную: императора-там, философа или влюбленного. Так нет же! Обязательно должно было так получиться, что маска окажется - маской шута, клоуна или паяца... - Да брось ты Сидоров ныть! Маска как маска: ничем не лучше, но и не хуже любой другой. Уж по крайней мере не маска высокомерного кретина или высокопоставленного дурака. Чего ты в конце концов добиваешься, чтобы тебя пожалели? - Нет конечно, - вздохнул Сидоров, незаметно для себя подражая больной лошади. - Как ни странно, цель гораздо менее эпохальная. - Сидоров снова шумно вздохнул и промямлил: - Я хочу, чтобы меня хоть кто-нибудь понял, а поняв, помог разобраться... в самом себе... Если, конечно, это возможно... - Ну, Сидоров, ты и сам-то, оказывается, себя не понимаешь, а хочешь, чтобы тебя понимали другие... А вообще-то не много ли на себя берешь, многослойный ты наш? Не боишься, что ларчик-то может открываться без особых там затей, а внутри-то может и вовсе пусто? До остервенения или "от"?! - Ну и бог с ним! - решительно сказал Сидоров и, сделав один небольшой шаг, вынырнул из огненного кольца. Но за вторым кольцом было третье... ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ: САЛАМАНДРА - III Сцена третья: Апофеоз! (Третье кольцо: а у кольца начала нет, ну, а на нет и суда нет!) - Встать, суд идет!!! - Маска, маска! Я тебя знаю! - радостно воскликнул Сидоров решительно срывая маску с лица Обобщенного Друга. - Еще бы, - тихо и печально сказал Обобщенный Друг, устало проводя ладонью по небритой физиономии Сидорова. - Ведь меня зовут - Сидоров. - Кто тебя зовет, Сидоров, кому ты нужен? - зло выкрикнул Сидоров Сидорову, отталкивая руку. - Ну-ну, Сидоров, не хандри! - Я не нуждаюсь в жалости!!! - А в чем ты нуждаешься, в колбасе? В хлебе и зрелищах?!! - Ни в чем не нуждаюсь. Я самозамкнутая система! Безотходная! Мне никто не нужен! Я ничего не хочу! Я сам по себе! Я - ОДИН!!! И я счастлив, что я наконец один, и меня все оставили в покое! - А я? - И ты отвяжись! - Ты просто устал... - Я не просто устал, я бесконечно устал, я фантастически, я позорно, я не пером описать, ни словами изгадить, как устал. У меня голова устала
в начало наверх
думать, а шея устала таскать на себе эту голову, вместе со всем обыденно обязательным набором масок, самого широкого профиля и анфаса. У меня устало лицо под масками, настолько устало, что под последней маской самого лица - давно уже нет! У меня устала душа - устала то раскрываться, принимая кого-нибудь, то съеживаться, когда туда норовят плюнуть. У меня устало все мое естество... от всей этой вашей, так называемой, реальности!!! - А ты Сидоров, чем даром языком полоскать по ветру, МИГНИ! - И мигну! - Сидоров, ты знаешь, у меня просто мороз по коже... Наверное съел что-нибудь?! - Издеваешься? - Куда уж нам уж, тут бы хоть бы... - Ах так?!! - Давай Сидоров, мигай родимый, а там мы еще поглядим какая у кого реальность, и кто из нас мнимый, а кто - живее всех живых. - МИГАЮ!!! - Мигай мигом... Только Христом богом молю тебя, Сидоров: не оглядывайся! - Мига... Занавес и Сидоров возвращаются на исходные позиции. 7. ПОЗИЦИЯ СИДОРОВА "Плюнуть бы на все с самой высокой (можно даже Пизанской) башни, а потом не спеша спуститься вниз и посмотреть, что из всего этого получилось..." "Большинство из нас всю жизнь ищет свою звезду, и некоторые таки находят, но только единицы понимают, что почти все эти звезды - всего лишь звездочки и кресты на памятниках благополучно почившим иллюзиям." Из записных книжек Сидорова Сидоров стоял в шестой позиции, без шеста, но ощущая себя шестеркой. Осенний ветер шелестел опавшими листьями и дул Сидорову против шерсти. Одним словом шустро шерстил шершавым языком шевелюру Сидорова. Хотя, конечно на самом деле, это целых (каких же еще? надкушенных, что ли?) шесть слов. В общем стоял сплошной шальной шикарный шорох. "Господи, ну и примерещится же такое, - подумал Сидоров и тряхнул головой, как почуявший волю застоявшийся арабский скаковой жеребец, обозревающий необозримые просторы с порога родной и уютной конюшни. Жизнеутверждающе заржав но, одновременно саркастически хмыкнув, Сидоров сделал шаг и вдруг, не довершив начатое движение застыл в нелепой позе, словно внезапно обнаруживший некоторую неадекватность в собственном туалете стопроцентный импортный джентльмен (полное отсутствие штанов, как для тех, кто может не корректно истолковать вышеприведенное сравнение). Сидоров затравленно покрутил экзотически всклокоченной головой, пытаясь одновременно по-черепашьи втянуть ее в плечи. - Над кем смеетесь?!! - хрипло "каркнул" Сидоров, стараясь особенно не прислушиваться к ответу... А Город собственно и не собирался отвечать, да и вопрос, честно говоря, был скорее риторический, в порядке, так сказать, тренинга акустических средств коммуникации. К тому же, похоже, что Город был пуст, словно бездарно проведенный субботний вечер, что однако скрадывалось тем, что каждое окно в каждом доме, каждая витрина, каждая дверь - были зеркальными. А из каждого зеркала на Сидорова смотрел какой-нибудь меленький, серенький, плохонький, чахленький "сидоров". Но сидоровы были столь обильны, а по сему - доминирующи, что Внезеркальный Сидоров еще сильнее втянул голову в плечи и сгорбился. "Нет! Я не хочу! Я не хочу быть сидоровым!!!" - Я - Орфей! Вы слышите мой голос?! Это МОЙ голос!!! Я ОРФЕЙ, варвары!!! ОРФЕЙ!!! - НЕ ОГЛЯДЫВАЙСЯ, ОРФЕЙ!!! Сидоров стремительно встал посреди пустынной улицы на колени. Сотни сидоровых зеркально отразили коленопреклоненного Сидорова. "Ну, нет, дудки!" - Сидоров попытался подняться, споткнулся и упал широко раскинув руки лицом прямо на мостовую. И тысячи сидоровых крестообразно распластались в своих крохотных убогих зеркальных обителях. - Нет! - прохрипел Сидоров, спиной ощущая бесконечное клонирование своих самых потаенных мыслей и чаяний. - Нет!!! НЕТ... Царапая ногтями камни мостовой, в кровь раздирая ладони, Сидоров выворотил из земли увесистый булыжник и медленно стал подниматься... Миллионы сидоровых в зеркалах напряженно изогнулись, сжимая в миллионах рук огромные грязные обломки... - Нет, врешь! Рукописи не горят!!! Лицо Сидорова перекосилось, словно шрамом изуродованное улыбкой. - Ну, ребята, поглядим: кто кого? И Сидоров коротко без размаха бросил камень в ближайшее зеркало... Звон разбитого стекла, погребальным колоколом возвестил, что цель достигнута и поражена... И бесчисленное число уцелевших зеркал отразило безлюдную улицу и жалкую груду зеркальных черепков посреди заплеванной мостовой. - НЕ ОГЛЯ... ЭПИЛОГ Пламя которое нас пожирает. Из записных книжек Сидорова Ненавижу! И город этот, и дома его, и улицы... Ненавижу грязные вонючие подъезды, превращающиеся по ночам в бездонные клоаки. Ненавижу окна, внезапно вспыхивающие в темноте и гаснущие в самое неподходящее время, словно скабрезно подмигивающие из мрака злые глаза. Ненавижу асфальт, засохшей коркой покрывающий изгаженную землю. Ненавижу хилые палисаднички, фиговыми листками приютившиеся на уродливом урбанистском теле. Ненавижу память! Память, которая связывает меня с этим городом. Ненавижу потому, что пуповина зависимости, петлей захлестнувшая горло, безнадежно крепка... Ненавижу себя! За бессилие и боязнь. За тупость и безысходность. За ненависть. За... Человек, одиноко бредший по пустынной улице, сделал еще несколько шагов и упал, уткнувшись лицом в растрескавшуюся черную кожу асфальта... И тонкий заячий всхлип взметнулся и захлебнувшись утонул в нарастающем реве огня... Внезапно вспыхнувшие в семи местах гигантские пожары почти мгновенно превратили город в бушующее огненное море. Огонь урча, давясь и захлебываясь пожирал деревья, пластик, материю и плоть, камни, бетон, металл и землю, безумным зверем набрасываясь на любую добычу... И когда человек с трудом приподнял отяжелевшую, словно наполненную ртутью голову и посмотрел вокруг, то увидел... лишь пепел... Кругом один только пепел... И тогда человек наконец заплакал. Но похоже, что было уже все-таки слишком поздно. Эпитафия: "И тьма звала другую тьму..." Р.Лоуэлл "Платан на берегу" ЗАНАВЕС! Спектакль окончен. Дайте же занавес, черт вас всех подери!!! Вы что, никогда не видели как сорокалетние мужики плачут? Из записных книжек Сидорова: "Человек сам кузнец своего счастья, даже, если по призванию, этот человек - всего лишь - самый распоследний сапожник." Эх!!! Дернем - подернем, а там... АВОСЬ? И только кровь на снегу, как последний автограф... Ну что же вы не смеетесь? "Улыбайтесь господа! Серьезное лицо это еще не признак ума. Самые отъявленные мерзости совершались именно с этим выражением лица..."

ВВерх