UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Гарм ВИДАР

   С ИСКАЖЕННЫМ И СВЕТЛЫМ ЛИКОМ



   "И путь мой по чей-то воле
    Засеян одною болью
    Которой не сжать вовек."
   Беккер


Распластавшись, будто мертвая птица, ЕГО тело бессильно покоилось  на
каменно-твердом крупе гнедого равнодушного  жеребца.  Каждый  конский  шаг
отдавался болью, эхом перекатывающейся в разбитом, обожженном,  измученном
теле.
Гордо восседавший в седле барон, равнодушный, как и его жеребец, лишь
только конь  ступил  на  мощенное  грязными  каменными  плитами  подворье,
небрежно сбросил ЕГО тело вниз - прямо на плиты.
ОН застонал...
- Ты гляди?! Еще не подох, - удивленно взревел барон, и на  хозяйский
трубный глас из замка высыпала суетящаяся прислуга.
Барон грузно спешился, не  глядя  швырнул  конюху  поводья  и  встал,
широко расставив  ноги,  над  нечаянной  добычей.  Мечем  в  ножнах  барон
перевернул тело, и на грязном, опаленном, изможденном лице пленника широко
распахнулись синие, подернутые дымкой беспамятства, глаза.
- Живой! - удовлетворенно рыкнул барон и отрывисто скомандовал:
- На конюшню! Пусть отлежится.
Не дожидаясь пока приказ исполнят, барон направился в замок, слуги же
сгрудились над бесчувственным телом.
-  Не  выживет,  -  со  знанием  дела  процедил  конюх,  которому  по
совместительству была отведена роль домашнего экзекутора.
- Точно - подохнет, - равнодушно  подтвердил  повар,  тоже  накоротке
знакомый со смертью. - Но коли хозяин решит, что он отдал богу душу  из-за
нас, то и нас отправит ему вдогонку.
- Да, барон - он такой.
И слуги поспешили исполнить приказание своего господина...


...ОН  открыл  глаза.  Полумрак.  Запах  прелых  листьев,  осени.   В
полумраке таился страх.  ОН  попробовал  сосредоточиться.  Страх  ослабел,
стремительно  смятый  любопытством.  Кто-то,  неловко  перебирая   слабыми
ногами, осторожно  подобрался  сбоку  и  робко  ткнулся  чем-то  замшевым,
влажным, теплым и  нежным.  ОН  с  трудом  скосил  глаза:  рядом  топтался
жеребенок. Затраченное усилие оказалось непосильным  и  ОН  вновь  впал  в
забытье...


На  стенах,   бесстыдно   извиваясь,   отплясывали   безумный   танец
безобразные  тени.  В  беспокойном  свете  удушливо  чадивших  факелов,  в
беспорядке развешанных и расставленных в зале, эти людские  проекции  жили
абсолютно самостоятельной жизнью,  складываясь  в  каббалистический  узор,
словно заклятье, обладающее абсурдной, но  несомненной  властью.  Огромный
охотничий  зал,  в  главенствующей   -   центральной   башне   крепостного
пятиугольника, съежился под магической пятой тьмы, до размеров,  диктуемых
границами массивного обеденного стола, высветленного призрачным  факельным
светом.
Барон Марк с остервенением терзал баранью ногу, утопив  пальцы  обеих
рук  в  истекающую  растопленным  жиром   сочную   плоть.   Гости   барона
непринужденно следовали  примеру  радушного  хозяина,  чавкая  и  роясь  в
тарелках  холеными   руками.   Атмосферу   непринужденности   поддерживали
внушительных  размеров  кубки  из  фамильного  столового   серебра,   кои,
вышколенные слуги, наполняли исправно...
- За хозяина!!!
Барон не спеша вытер перепачканные жиром  руки  о  роскошный  камзол,
швырнул полуобглоданную кость псам,  в  изобилии  снующим  около  стола  в
ожидании подачки, и двумя руками поднял кубок...


...ОН вновь открыл глаза. Ночь беззастенчиво утопила округу в  вязком
плотном полумраке. Сквозь крохотное окно под  потолком  унылым  странником
заглянула одинокая звезда. ЕГО тело болело по прежнему,  но  ОН  "слышал",
как потрескивая отшелушивается поврежденный эпидермис, шурша  регенерирует
ткань, рассасываются гематомы, попискивая сращиваются поврежденные  кости.
Регенерировали   даже   нервные   клетки,   но   связи   между   нейронами
восстанавливались  только  те,  что  были  запрограммированы  генетическим
кодом...


- Говорят вы, барон, занялись нынче благотворительностью? -  тощий  и
мрачный маркиз Кранц, похожий на оголодалого ворона, покачнулся и едва  не
опрокинул содержимое кубка барону на плечо.  -  Неужели  вы,  пожертвовали
нашему аббату на строительство храмины?
Барон, не переставая жевать, жизнеутверждающе рыгнул и скосил налитой
кровью глаз на аббата, который от переполнившей его утробу жадности,  даже
перестал на мгновение жевать.
- Может вы уменьшили размеры оброка? - пролепетал благородный, но  не
слишком далекий рыцарь  Шерман,  имение  которого  не  славилось  крупными
доходами.
-  О,  расскажите!  Расскажите  нам!!!  -  заинтересованно   зашумели
остальные гости, составляющие цвет местного рыцарства.
- Я намедни подобрал в моем лесу... одного бродягу,  -  негромко,  но
достаточно внятно, на сколько позволял непрожеванный кусок, сказал барон и
не торопясь допил вино из огромного кубка. В мгновенно воцарившейся тишине
отчетливо был слышен каждый глоток.
- ...три, четыре, пять", - мысленно сосчитал маркиз  Кранц,  а  вслух
иронически добавил:
- Боже! Как это романтично...


...Почти без напряжения ОН сел.  Тело  уже  не  болело,  лишь  тысячи
крохотных игл  покалывали  в  самых  неожиданных  местах.  "Словно  слабый
электрический разряд", - подумал ОН, но в то же  время  ОН  никак  не  мог
вспомнить, что скрывается под загадочным сочетание звуков:  "электрический
разряд". Механически подняв руку, ОН  провел  по  тонкой  жеребячьей  шее,
обновленной кожей пальцев ощутив толчки молодой горячей  крови.  Жеребенок
радостно фыркнул,  и  из  мрака  в  ответ  послышалось  звонкое  уверенное
ржание...


- Колдун он, - негромко сказал барон.
В сгустившейся тишине было слышно только яростную собачью возню.
- Я подобрал его в лесу, в центре выжженного пожаром круга.
Маркиз Кранц, на мгновение отбросив родовую спесь, нехотя пробурчал:
- Я видел этот пожар. Яркая вспышка и  огонь,  мгновенно  захвативший
огромный участок леса...
- Если бы не дождь, то лес - выгорел бы дотла!  А...  этот,  лежал  в
самом сердце пожара.
Рыцарь Шерман дрожащей рукой  нашарил  на  столе  кубок  и  торопливо
осушил его не отрывая взгляда от сурового лица владельца замка. Гости же и
так прижавшиеся друг к другу, непроизвольно сгрудились еще теснее...
"Словно бараны у ворот бойни", - подумал барон Марк.
От  "стада"  медленно  отделился  аббат,  с  привычно  постным  лицом
кающегося прелюбодея, и гнусаво затянул:
- Сын мой, уж не решился ли ты ненароком ступить на стезю греха?..


...ОН встал. Во  всем  теле  ощущалась  удивительная  легкость.  Ноги
твердо и уверенно стояли на земле. Тело слушалось и  работало,  как  четко
отлаженный механизм. И лишь одно смутно тревожило: вместе с необыкновенной
легкостью и ясностью  мысли,  пришло  ощущение  некой  утраты,  некоторого
интеллектуального  вакуума...   Кстати,   само   слово   вакуум   -   тоже
ассоциировалось с утратой,  а  значение  слова  и  вовсе  ускользало,  как
впрочем и слова интеллектуальный...


- Вам нечего беспокоится, отец мой. Я прошел уже добрую половину  той
стези, - хмыкнул барон, не глядя на аббата.
- Но, сын мой! - возопил обескураженный аббат.
- Да-да, отче! А ставка в этой игре  такова,  что  я  не  задумываясь
пройду оставшуюся часть пути, - Марк помолчал немного,  дожевывая  мясо  и
отстраненно добавил:
- Ежели... этот, будто истинная саламандра, сумел выжить в том адском
пламени, я не пожалею, ни денег, ни жизни, чтобы вырвать тайну  магической
силы, хранившей его.
Аббат, и так не слишком избалованный послушанием здешней  паствы,  на
сей раз и вовсе онемел. Он лишь  разевал  огромный  лягушачий  рот,  пучил
блеклые глазенки завзятого пьяницы и чревоугодника,  похожие  в  обыденном
состоянии скорей на смотровые щели боевого шлема.
"Рыба, аки издыхающая на берегу рыба, - вяло подумал  Марк  и  словно
нехотя буркнул:
- А сейчас, для любителей особо острых и экзотических блюд  -  колдун
на конюшне... под пикантным соусом.
И сорвав со стены факел, тяжело ступая  ногами,  обутыми  в  огромные
сапожищи, решительно двинулся к выходу мимо испуганно жмущихся  к  стенкам
слуг, не оглядываясь, в полной уверенности, что гости последуют за ним...


...ОН  ощутил  уже  почти  забытую  радость  здорового  тела.  Легким
пружинистым шагом ОН прошелся по конюшне. Но, где-то глубоко в подсознании
сидела тревога. Мучило и не давало покоя,  словно  внезапно  воспалившийся
зуб, отсутствие цели и полная дезориентация в себе. ОН не помнил: кто  он,
где и зачем...


Барон Марк, с факелом в высоко поднятой левой руке,  пересек  двор  и
остановился у дверей конюшни. Группа гостей,  в  начале  последовавшая  за
бароном, основательно поредела, осталось, собственно, только трое:  маркиз
Кранц, рыцарь Шерман и аббат. Остальные гости  почли  за  благо  незаметно
исчезнуть.
Когда же барон обернулся и глаза его в  мятущемся  факельном  пламени
зловеще  полыхнули,  Шерман  внезапно  пожалел,   что   ему   не   хватило
благоразумия и смелости не ввязываться в столь  сомнительное  предприятие.
Эту мысль нетрудно было прочесть  на  его  благородном  лице,  с  суетливо
бегающими глазками. Глаза же аббата, вновь утонувшие в "смотровых  щелях",
разглядеть  было  уже  невозможно,  только  алчный  проблеск  таился   меж
набухшими тяжелыми веками. Лишь маркиз Кранц не боялся - ибо  был  пьян  и
туп, что и отражалось на его, далеко не святом, лике и столь же  нетвердой
поступи, - туп сегодня, а пьян всегда...
- Святая троица, - невольно хмыкнул барон.
- Не кощунствуй, сын мой, - неуверенно проворчал аббат.
Рыцарь Шерман - промолчал, так  на  всякий  случай,  а  маркиз  Кранц
многозначительно и задумчиво икнул...


...ОН замер. За дверью  таился  невероятный  сгусток  эмоций:  страх,
вожделение,  неприятие,  ярость,   тупое   равнодушие   и   всепобеждающее
самодовольство. ОН  тряхнул  мгновенно  отяжелевшей,  "набухшей"  головой,
пытаясь сбросить тягостные эмоциональные путы. И в это время двери конюшни
широко распахнулись...


Барон Марк невольно отшатнулся, факел в его руке дрогнул. Со спины на
барона напирали: аббат и маркиз. Рыцарь Шерман пока благоразумно  держался
поодаль.
- Он... там... - довольно невразумительно пробормотал барон.
- Какая приятная неожиданность!  -  немедленно  отреагировал  маркиз,
слегка посвежевший на воздуху - правда  посвежевший,  не  настолько  чтобы
мыслить абсолютно логично. Аббат, оттеснив замешкавшегося барона, с трудом
разместил свое объемистое тело в дверном проеме и простер вперед  дрожащую

 
в начало наверх
пасторскую длань, огромную распухшую и красную, словно несвежий окорок, надеясь, по видимому, быть неуязвимым при столь эфемерной защите. - Сын мой, - торжественно начал аббат, но натужная бодрость гармонично и непосредственно переросло в тихую панику. - Да, он же совершено невредим!!! - Я привез его едва живого... обожженного... Он почти не дышал!!! - шептал ошеломленный барон Марк. Рыцарь Шерман вдруг проворно рухнул на колени и стал истово молиться. Аббат от неожиданности резко обернулся и осенил рыцаря крестным знамением, а затем яростно плюнул с досады. Маркиз Кранц тихонько сполз по дверному косяку и удобно устроившись на грязных плитах залился жизнерадостным сатанинским смехом. В зыбком факельном свете общая картина приняла аллегорическую многозначность, допуская одновременно противоречивые толкования происходящего: то ли приобщение к некому таинству, то ли картина всеобщего безумия. - ТИХО!!! - взревел барон Марк. ...ОН замер в центре конюшни, бесцеремонно вырванный из ласковых объятий тьмы светом и безжалостным перекрестьем эмоциональных флюидов. Эмоциональные импульсы такой интенсивности буквально пригвоздили, распяли ЕГО. Пытаясь сбросить наваждение ОН сделал шаг на встречу источнику мучений... Аббат шарахнулся от протянутой бледной руки и как поршень выдавил из дверного проема и барона, и маркиза Кранца. Рыцарь Шерман, проявив завидную сноровку и несколько шокирующую поспешность, мигом захлопнул дверь конюшни, нежно приперев ее своим тщедушным аристократическим телом. Маркиз Кранц, которого уронили-таки окончательно, не вставая и отрешенно созерцая звездное небо вдруг трезвым и мрачным голосом объявил: - Балаган! Аббат дернулся и злобно прошипел: - Антихрист!!! - Это вы мне? - слабо шевельнулся маркиз. Барон Марк, наконец решился: ткнул факел в руки сноровистому рыцарю Шерману и подхватив Кранца подмышки, рывком поставил его на ноги. Не дожидаясь дальнейшего развития сюжета, барон Марк решительно оттеснил задумчиво закостеневшего бравого рыцаря и, отобрав факел обратно, прежде чем присутствующие успели что-либо сообразить, распахнул дверь ведущую в конюшню и сделал шаг... И дверь захлопнулась за ним. ...ОН чуял чужое смятение. Тот второй, что таился сейчас в полумраке, привнес дисгармонию в восприятие внешнего мира. Сбалансированное мироощущение дрогнуло. Мир чужих страстей взорвал четко отлаженный механизм стабилизации изнутри. ОН вдруг осознал, что эта непохожесть, с тем - другим, клокочущими простыми первобытными, но такими мощными и разнообразными эмоциями, таит в себе предвестие порока. Порока его идеально защищенной регенерирующей, нотакойрастительной психосоматической самоорганизации. ОН ощутил себя чистым листом, заготовкой. Наконец появилась Цель - ОН долженстать интеллектуально-эмоциональным сканером. ОН должен вобрать в себя мир, мир этого - другого. И всех остальных тоже... И тогда... больше не противясь, ОН открыл все каналы приема информации... Барон рухнул на колени. Факел выпал из обессиливших рук на землю, и его свет стал еще более неровным и призрачным. Барон внезапно ощутил, что его сознание взбунтовалось. Вся его противоречивая натура всколыхнулась, словно застоявшееся болото в которое угодил метеорит, забурлила в водовороте захлестывающих петлей желаний, взбесившейся лавиной наползающих друг на друга. И может быть впервые со дня, когда не стало матушки, Марк ощутил, как дрогнуло нечто в груди, отдалось гулом в висках, заставило покачнуться и прикрыть глаза. Не память, а отсвет памяти; не страх - а неосознанная надежда на страх. И все это вместе - жестокая и безнадежно адская мука, именуемая Совестью. Лакированная поверхность повседневного образа покрылась трещинами, цветные лоскуты отшелушились, барон Марк перестал быть тем кем он был на самом деле, предохранительные мембраны лопнули, и в кипящем котле эмоций барон предстал на Страшный Суд. На суд - перед самим собой. - Господи, спаси и помилуй! - прохрипел Марк и потерял сознание. ...ОН едва держался на ногах. На обнаженную матрицу сознания лег отпечаток личности существа, чье тело после Контакта покоилось бесчувственным на земле. Каналы приема "гудели" как тяжело натруженные мышцы. ОН провел по лицу ладонью, пытаясь снять, убрать хотя бы соматический дискомфорт, а потом склонился над телом того - Другого... Маркиз Кранц отшвырнул в сторону, повисшего было на его руке сердобольного рыцаря Шермана и тяжело качнулся в сторону двери. - Не пущу, сын мой!!! - взревел аббат, закрывая обширной грудью вход в конюшню. - Не пущу! Подумай о душе, несчастный. То - ДИАВОЛ!!! - А вот мы сейчас это и проверим, - индифферентно пробурчал маркиз и судорожно дернув из ножен короткий, но тяжелый меч, шагнул прямо на аббата. - Пропади пропадом нечестивец! - змеей прошипел аббат и резво отскочил в сторону. - Благодарю за благословение, отче! - зло ухмыльнулся Кранц и судорожно вздохнув нырнул в конюшню. ...ОН в ужасе отшатнулся. Еще один! Нет, ОН не выдержит повторного сканирования чужой, более того чуждой личности. Но цель! Но средства? Та автономная часть сознания, что обеспечивала бесперебойность функционирования базовой матрицы сканера похоже грозила дать сбой. Но ОН нашел в себе остаток сил, чтобы подавить зачатки собственной личности и открыл входные каналы сканера... Личность того - другого хлынула затопляя матрицу подготовленную для заполнения новой личностной структурой... Кранц пошатнулся, но устоял. Эмоциональный всплеск из глубин подсознания омыл усталую нечистую душу маркиза. Непривычное ощущение оказалось сродни мощному удару тупым турнирным копьем куда-то под сердце. - Ты, что же это делаешь? - прохрипел маркиз. - Ты мне это прекрати... У ног маркиза тяжело заворочался и застонал барон Марк. Кранц попытался отдать долг, но поставить на ноги барона было не так-то просто. Обессиливший полуобновленный-полуопустошенный маркиз Кранц упал на колени рядом с негромко, но протяжно подвывающим бароном. Маркиз вдруг беззвучно заплакал. Слезы катились по обветренным огрубелым щекам, а сквозь пелену застилающую глаза, Кранц ясно увидел... себя - трехлетнего задумчивого карапуза, ночью тайком пробравшегося на крышу старой башни, чтобы увидеть... звезды. И Кранц, маркиз Кранц, который всегда считал, что вместо сердца у него - серебряный кубок, тихонько и жалобно завыл... ...На мгновение ОН утратил контроль над потоком захлестывающего эмоционального омута. Личностная матрица принявшая нагрузку "прогнулась", как от удара, но выдержала. То что клокотало в ЕГО вновь сформированном интеллектуально-эмоциональном соматическом банке грозило обернуться катастрофой и поглотить те элементы, что составляли личностную часть структуры сканера. Система была на грани распада, более того - грань уже была достигнута... Дверь конюшни, будто пасть неведомого хищника, стремительно распахнулась, выплюнув наружу человека. По вырисовывающимся в едва тлеющем свете, лежащего на земле факела, общим очертаниям, в человеке можно было предположить барона Марка... В первое мгновение доблестный рыцарь Шерман решил, что барона подменили: словно Мудрый Усталый Путник, завладев платьем барона, устроил бессмысленный и жуткий маскарад. Вглядевшись рыцарь Шерман все же пришел к выводу, что сие явление воистину - барон Марк, правда с несколько непривычно обнажившимися особенностями, ранее сокрытыми до неразличимости невооруженным глазом, а теперь невольно приковывающими внимание и пугающе высвеченными. А глаза! Глаза барона искрились во тьме и этот отсвет, бушующего в их глубине пламени, завораживал и вынуждал невольно отводить, прятать взгляд собственных глаз. Рыцарь Шерман почувствовал, что он, словно пес, не в силах вынести взгляд обновленного барона Марка. Из конюшни пошатываясь выбрался маркиз Кранц. Рыцарь Шерман бросил на маркиза косой звериный взгляд и, утратив какой-либо контроль над поступками и мыслями, позорно бежал, предоставив аббату одному разбираться во всех этих необъяснимых безумных метаморфозах. Аббат, не переступая заклятого порога, подхватил с земляного пола почти угасший факел и высоко вскинув дрожащую руку с вновь обретенным "светочем", вгляделся в ставшие незнакомыми лица, еще совсем недавно таких понятных и обыденных, хотя и не самых прилежных его прихожан. - Это колдовство, - пересохшими губами, с тоской прошептал аббат, но тотчас шепот сорвался на визг. - Это колдовство!!! Я знал: ОН - ДИАВОЛ! - Перестаньте, аббат, - устало усмехнулся тот, кто еще недавно был маркизом Кранцем. - Дьявол Он или бог, это значение не имеет. Главное то, что я теперь точно знаю: я - Человек. А первый, присвоивший личину барона, скользнул по агрессивно сжавшейся фигуре аббата отсутствующим взглядом колдовских пылающих глаз и спокойно, уверенной поступью пошел прочь из замка. - Погоди Марк, я с тобой, - твердо сказал оборотень Кранц. - Вернитесь! Одумайтесь! Покайтесь!!! - истерично завизжал аббат, но обе фигуры уже поглотила тьма. Аббат, зажав факел в высоко поднятой руке, заглянул в конюшню, но тот час отпрянул. - Будьте вы прокляты!!! - вопль перешел в злобный клекот. Аббат поспешно запер дверь конюшни. Озираясь, как безумец, загнанный пугающими иллюзиями, аббат поджег крышу со всех четырех сторон. Пламя - взметнулось горячими кровавыми ладонями к безучастным небесам, привычным и видавшим многое в этом мире. Поднялся ветер. Язычки встрепенулись и слились в бешеном хороводе, опоясавшем крышу, неотвратимо наползающем на стены, сея разрушение и смерть... Жалобное лошадиное ржание зазвенело и оборвалось лопнувшей струной. - Смерть! Смерть! - заревел аббат. - Смерть? Но Он же не горит в огне?! Как саламандра!!! Аббат заметался вдоль стен, силясь различить в беснующемся пламени то, что происходит в смертоносном огненном кольце. Ветер! Особо злобный порыв швырнул аббата наземь и он с ужасом увидел, что над пылающей конюшней в черной безоглядной бездне неба зависло Нечто, и в свете его даже зарево пожара показалось тенью. Словно огромная чаша опрокинулась, расплескав сверхъестественно белый огонь, и языки пламени замерли. Замерло все! Жил только этот жуткий свет... И тут аббат увидел ЕГО... Утром, когда доблестный рыцарь Шерман рискнул вернуться в замок, чтобы попытаться хоть чуть-чуть прояснить обстановку, его взору предстало достаточно удручающее зрелище. Вместо роскошной баронской конюшни - жалкое пепелище. Правда замок почти не пострадал, челядь барона оказалась на высоте. Пугая слуг нечленораздельными воплями, среди пепла и еще тлеющих головешек, деловито сновало грязное жалкое и явно безумное существо. Шерман не сразу поверил, когда ему сказали, что это аббат. Барона Марка и маркиза Кранца обнаружить не удалось. Может правы были те, кто упорно твердил, что и барона, и маркиза забрал сам дьявол...
в начало наверх
ЭПИЛОГ - Вам не кажется, что метод личностного сканирования при помощи интеллектуальных спор излишне жесткий? - Вы, очевидно, хотели сказать - жестокий? Да, конечно, но за то - самый эффективный. Спора прорастая в заданной интеллектуальной среде, вбирает столько информации, причем мгновенно, на сбор которой нам понадобились бы годы... - Но прорастая спора формируется в личность, которую фактически насильно формируем мы, помещая в выбранную нами среду. - Считайте, что вы участвуете в воспитании некого своеобразного ребенка. - Вы считаете эти процессы сходными? То есть, по вашему, выходит, что процесс воспитания это насилие? - В некотором смысле - да. - Но процесс воспитания ребенка происходит в соответствующей социальной среде, неограничен во времени и коррелирован с особенностями психики ребенка. - Спора тоже помещена в некую среду. Что касается времени... Еще не известно, что более целесообразно. А третий пункт при воспитании соблюдается далеко не всегда. - Но это и есть насилие. К тому же сформированная спора безжалостно изымается из сформировавшей ее среды. Я уже не говорю, что среда может быть чуждой, даже враждебной по отношению к базовой интеллектуальной структуре споры. А среда? Разве внедрение споры всегда проходит безболезненно? В конце-концов, неужели не было случаев, когда спора выходила из-под контроля или среда уничтожала спору? - Вынужден признать - были. Но пресечь эти инциденты для нас не составляло труда. Лишь однажды, вышедшая из-под контроля спора блуждала длительное время в исследуемой среде. И что из этого получилось? В среде распространилось некое идеалистическое поверье, охватившие, правда, многие слои среды. Сама же спора средой была отторгнута и погибла. Точнее, погибла та отобранная гигантская информация, а базовая структура споры оставаясь неповрежденной инициировала процесс регенерации, и в тот момент, когда мы спору изъяли, она была в идеальном состоянии, а вот информационный банк сканера - был пуст. Среда же со временем гасит возбуждение, вызванное введением споры. Если спора выходит из-под контроля после изъятия - производят повторное сканирование, а исходная спора очищается. - Но это... это... убийство. - Совершенно абсурдное высказывание. Вы забываете что спора - бессмертна. - Скорее мультисмертна. - И все таки это - жизнь... Особенно, когда другая уже не возможна. - Вы хотите сказать... - Да. Базовая структура споры это то, что удается выделить, когда остальное уже не спасти. Причем, сугубо с согласия донора. Так что спора 0 это скорее вариант многократного клонирования исходной структуры личности донора, на базе одного и того же варианта носителя. А вот вы, лично, хотели бы жить после смерти? - Я? - Да, вы. - Это что - официальное предложение? - Нет, что вы. Пока нет. Это так... на будущее. - Не знаю... затрудняюсь ответить... Боюсь, что нет. - Ну что же, теперь вы знаете о таком варианте. У вас еще есть время подумать. А сейчас пойдемте: ОН ждет!

ВВерх