UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Гарм ВИДАР

 ЧЕРНЫЙ ЗАМОК


   Is not this something more than
    fantasy?
   What think you of it?
   Hamlet


    1. ПЕРЕКРЕСТОК

Была  зима.  Город  дремал,  съежившись  от  холода.  Словно   сытые,
умиротворенные зверюшки скользили пушистые снежинки по,  только  им  одним
ведомым, воздушным тропам. Достигнув земли, зверюшки норовили сгрудиться в
стайки, неотвратимо накрывая все вокруг  белым  ковром,  сотканным  из  их
причудливых и холодных тел.
Темнело очень рано. И в равнодушном  свете  редких  уличных  фонарей,
совершенно озябших и бестолковых, снежинки устраивали  неспешный  хоровод,
приглушая и без того тусклый и печальный отсвет ирреальной неоновой жизни.
Была зима, шел снег, а по  улице  ставшего  незнакомым  и  загадочным
города шел мальчик. Ему было холодно, но  он,  все  равно,  шел  медленно,
прислушиваясь к беспокойному поскрипыванию снега под ногами.
Где-то далеко,  по  главной  улице  города,  с  грохотом  проносились
яркоосвещенные трамваи, раскрашенные - как  индейцы,  вышедшие  на  боевую
тропу. Натужно сопели толстые, распухшие от пассажиров  автобусы.  Спешили
озабоченные, усталые и  простуженные  люди.  А  здесь,  в  затерявшемся  в
городском лабиринте переулке, было тихо - тихо. Лишь сердитый скрип  снега
под ногами да испуганный шелест падающих снежинок.
Мальчик шел по снежному, совершенно нетронутому ковру, и следы от его
ног ложились незамысловатым узором, нарушая  белое  однообразие.  Стремясь
выправить причиненный ущерб, снежинки, шурша и негодуя,  усердно  засыпали
ямки. Но мальчик шел дальше и, как верная собачонка, за ним бежала цепочка
его следов.
Подходя к перекрестку, мальчик обратил внимание на то, что  здесь  он
оказался  не  первым.  К  центру  заснеженного  перекрестка  вели  и   там
обрывались  следы.  Будто  человек,  шедший  по  улице,   сел   в   кстати
подвернувшийся автомобиль, и уехал. Но следов автомобиля  нигде  видно  не
было, и таинственные следы неизвестного  прохожего  обрывались  совершенно
внезапно и загадочно.
Может человек дошел до  центра  перекрестка,  а  потом  стал  пятится
назад? (Не на вертолете же он улетел, в  самом  деле!)  Но  нет,  ямки  от
следов были ровненькие, аккуратные, с четко очерченными краями.
Мальчик заинтересованно оглянулся по сторонам и  осторожно  ступил  в
чужой след недалеко от того места,  где  он  обрывался.  Ботинки  свободно
поместились в ямках.
Сделав несколько шагов, мальчик оказался у двух последних углублений.
Немного постояв, а затем вздохнув -  для  храбрости,  мальчик  сделал
последний шаг.
- А ИНТЕРЕСНО... - еще успел сказать наш любознательный мальчик  и...
исчез.
Нет, не то чтобы провалился в какую-нибудь яму, скрытую под снегом, а
действительно исчез - будто и не было его вовсе.
Все это мог видеть лишь  одинокий,  бродячий  пес,  лениво  трусивший
параллельным курсом по своим  обыденным  собачьим  делам.  Зная,  что  все
необычное  обычно  приносит  одни  неприятности,  пес  горестно  взвыл   и
шарахнулся в ближайшую подворотню.
А снег шел и шел. И вскоре исчезли, не только мальчик  и  пес,  но  и
таинственные следы, и  следы  самого  мальчика.  Лишь  город  все  так  же
возлежал на том самом месте,  где  обычно,  и  дремал  невозмутимо,  будто
ничего не случилось.



 2. ЗНАКОМСТВО

- А интересно... - сказал наш любознательный мальчик, но окончательно
выразить  свою  мысль  не  успел.  Хотя,   несомненно,   был   прав   ибо,
действительно, становилось интересно... Снега не было и  в  помине,  да  и
города не было (парадокс: оказывается, исчез вовсе не мальчик (да  был  ли
мальчик?), не наш мальчик, а город).
Зато, безусловно, наличествовал пес.
Но какой это был пес - сплошной контраст, а не пес, от  кончика  носа
до кончика-же хвоста. Не жалкий бродяга, снедаемый  глобальным  комплексом
собственной   неполноценности   совместно   с   блохами,   а    спокойный,
уравновешенный, элегантный и уверенный в себе джентльмен... собачий.
Собачий джентльмен сидел у костра,  устроившись  в  аристократической
позе - припав на одно колено и жарил три сосиски, нанизанные на шампур  (а
может, шпагу...). Рядом, с еще  более  респектабельным  видом,  импозантно
откинув роскошный хвост, вальяжно возлежал толстый и нахальный котище.
В  общем,  картина  была,  не   то,   чтобы   странная,   но   весьма
подозрительная.
В довершении всего: вместо города был лес,  вместо  зимы  -  лето,  а
вместо позднего вечера - раннее утро.
- Здравствуйте, - неуверенно пробормотал мальчик.
- Здравствуй, здравствуй!  -  с  достоинством  ответствовал  пес,  не
прерывая своего занятия, а кот раздраженно буркнул:
- Привет! - и стал чистить когти пилочкой, выудив ее из-за уха.
- Подходи, не стесняйся,  сейчас  завтракать  будем,  -  гостеприимно
гудел пес.
- Вечно, как завтрак - так кого-нибудь несет... - ворчал кот.
- Не обращай на него внимания, - спокойно продолжал пес:
- Он не злой, просто голодный. Да ты садись. Как звать-то тебя?
- А чего его звать, - встрял опять зловредный кот. -  Он  и  так  уже
здесь.
Пес молча глянул на явно зарвавшегося кота и тот, стараясь  сохранить
свое нахальное лицо, забормотал смущенно:
- А что я, я ничего, пусть хоть все сосиски съест - я буду молчать...
Пусть ест все, что хочет... А я молчу себе и молчу... Вечно молчу.  Всегда
молчу... Вы еще просить будете: мол  скажи  хоть  слово,  а  я  все  равно
молчать буду...
- Вася! - вдруг выпалил наш мальчик.
- Я не Вася, а Эразм! - обиделся почему-то кот.
- Да нет! Это я - Вася! - радостно сообщил мальчик Вася.
- Ну-ну, - обидно муркнул кот. - Эразм.
- Очень приятно! - рявкнул пес так, что  Эразм  заметно  вздрогнул  и
наконец умолк.
- Очень приятно. А меня зовут Эдвард Честерфилдский, можно  просто  -
Эд.
Кот фыркнул, но промолчал.
- А этого невоспитанного кота Эразм.
- Очень приятно! - сказал воспитанный Вася.
- Сосиски! - вдруг дико заорал кот Эразм. - Они подгорают!
Пес Эдвард чуть не уронил шампур прямо в костер.
Но сосиски не подгорели...



  3. ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ

Сосиски, конечно, не подгорели, но проверить это уже было невозможно.
Кот Эразм сосредоточенно изучал свой впалый живот и, как не  странно,
молчал. Пес Эд чистил шампур и неторопливо беседовал с мальчиком Васей.
- Слушай меня, Вася, внимательно. Наша жизнь  сложна  и  удивительна.
Поясню на  примере.  Вот,  например,  сосиски,  можно  их  съесть  или  не
съесть...
- Есть или не есть, вот в чем вопрос? - вставил задумчиво кот Эразм и
тут же ворчливо закончил: - Хотя, лично для меня, здесь  никакого  вопроса
нет!
Эд глянул на Эразма с осуждением и с достоинством продолжил:
- В том или ином виде, рано или поздно, так или иначе, перед каждым в
этом мире встает проблема выбора.
- Или не встает! -  хихикнул  зловредный  Эразм  и  тут  же  поспешно
добавил: - Молчу, молчу!
- И каждый волен выбрать Свой Путь. Свой  Путь  по  Древу  Судьбы.  И
только сам выбравший в ответе: приведет ли этот путь к Высокой и  Желанной
Кроне или уведет в сторону, по надломленной и засохшей ветви. Так было, но
не так есть!
- Есть или не есть, вот в чем...
- !!!
- Молчу!
- С недавних пор Древо Судьбы оказалось во власти страшного  в  своей
злой всеобъемлющей Власти Канцера. Бывшего Мусорщика, а  ныне  Всесильного
Магистра Некромантии, Хиромантии и  прочих  мантий...  Он  воздвиг  вокруг
Древа Судьбы свой Черный Замок и теперь может безраздельно  хозяйничать  в
его ветвях (Древа Судьбы, естественно) и  указывать  кому  какой  выбирать
Путь... Ты, Вася, должен найти и победить Канцера, разрушить Черный  Замок
и освободить Древо Судьбы!
- Но почему я? - прошептал ошеломленный Вася.
- А почему не ты? - ожил притихший было Эразм. - Кто-то ведь  должен.
Может еще нам прикажешь? А Канцер как...
- Сейчас меж нами вспыхнет конфликт, - угрожающе пророкотал Эд.
- На какой почве? - нервно спросил Эразм.
- На межнациональной! Я тебе каким языком говорю - УМОЛКНИ?
- Вестимо каким, - огрызнулся Эразм. - Собачьим! - но умолк  и  даже,
на всякий случай, отодвинулся подальше.
Эдвард потряс головой, почесал задней ногой за ухом,  но  мысль  была
утеряна безвозвратно.
- О чем это я? - спросил он задумчиво.
- Понятия не имею! - злорадно ввернул кот Эразм и отсел еще дальше.
- Канцер, Замок и Древо, - робко напомнил Вася.
- Ага! Собственно все. Замок - разрушишь, Канцера - прогонишь,  Древо
- освободишь! - пес Эд неожиданно облизнул шампур и протянул его Васе.
И вовсе это был не шампур, а конечно же шпага, причем,  выкованная  в
самом знаменитом городе Толедо.



    4. ЧЕРНЫЙ РЫЦАРЬ

- Древо - освободишь, Замок - разрушишь, Канцера - изгонишь!
Вася храбро шел по совершенно дикому и абсолютно дремучему лесу.  Шел
один, так как Эразм и Эдвард Честерфилдский остались у  костра,  мотивируя
это тем, что - их время еще не пришло и дорогу к Черному Замку Вася должен
искать сам.
Вася шел, насвистывая популярную некогда песню "вжик - вжик  -  уноси
готовенького" и сшибал мимоходом придорожные лопухи шпагой из  знаменитого
города Толедо.
-  Хорошо  им  рассуждать:  "разрушишь,  изгонишь",  если  сами   они
сражаются исключительно с... сосисками.
- Конечно, мальца вот подставили...
Вася сбился с четкого походного шага и чуть  не  налетел  на  рыцаря,
плотно упакованного в черные помятые доспехи.
- Кто вы? - растерянно спросил Вася.
-  Вообще,  воспитанные  люди,  Вася,   всегда   в   первую   очередь
здороваются. Вот  что  значит  дурное  влияние  некоторых,  необремененных
хорошими манерами, домашних животных.
Черный Рыцарь отвел своей рукой, затянутой в черную перчатку,  клинок
шпаги, острием которой Вася все еще метил ему  прямо  в  лицо  (точнее,  в
забрало).
- Поаккуратней надо, все-таки холодное оружие. Еще глаз выколешь.
- Здравствуйте! - немного невпопад выпалил Вася.
- Спасибо, постараюсь, - с достоинством ответствовал Рыцарь. - И тебе
желаю того же. Тебе это будет очень кстати в ближайшее время.
Вася шпагу отвел, но из рук не выпустил:
- Вы не могли бы поднять забрало?
- Это еще зачем? - подозрительно спросил Черный Рыцарь.
- Ну, так просто, не могли бы?
- Не могли! - отрезал Черный Рыцарь.

 
в начало наверх
Вася оглядел Черного Рыцаря еще раз с ног до головы, но ничего подозрительного не высмотрел, только обратил внимание, что шлем Рыцаря изрядно помят и, возможно, забрало и вовсе не открывается. Но, вдруг, Васю черной молнией пронзила догадка: - А вы, случайно, не Канцер? - Это из каких таких соображений? - Ну как, Черный Замок - Черный Ры... - Это поверхностные ассоциации, надо смотреть вглубь. - Как же я могу смотреть вглубь, - обиделся Вася, - если вы забрало не поднимаете. - Далось тебе это забрало, - взъярился Черный Рыцарь, но тут же взял себя в черные руки и очень корректно продолжил: - Кстати, о Черном Замке... 5. ПЛАЗМОДИЙ - Кстати, о Черном Замке! - Рыцарь скептически окинул Васю взглядом (верней, с грохотом повел железной головой). - Однако хиловат ты, Вася! - У меня разряд по... шашкам. - А! Шашки это хорошо. Это всегда полезно: владеть мечем, шпагой или шашкой! - загудел Рыцарь, незаметно ощупывая помятый шлем. Вася тяжело вздохнул, но спорить не стал. - Так вот, Замок. В Замок есть два пути: длинный и, соответственно, еще более длинный. Один из них я тебе покажу. - А второй? - Может тебе еще и ключи от... Замка? - Пока не надо. - Ну - ну, - покачал Рыцарь головой и громыхая поковылял в чащу. Вася, немного поколебавшись, двинулся следом. - Вот она... тропа здоровья, - хмыкнул Черный Рыцарь, и Вася действительно увидел довольно ухоженную тропинку, змеящуюся среди растопыренных, как испуганные крабы, столетних дубов. - Прошу! - издевательски присел в реверансе Черный Рыцарь. - Благодарю, - невозмутимо ответил Вася и храбро ступил на тропу (вполне возможно, что на тропу - войны). Рыцарь со скрипом выпрямился и медленно поднял забрало, но Вася уже не мог это увидеть - он был далеко. Дорога сама стелилась под ноги и было очень трудно удерживаться, чтобы не пуститься бегом вприпрыжку, а может даже запеть, а может... На мгновение Вася почувствовал, что летит - опора ушла из-под ноги... Вася рухнул в огромный колодец, вырытый прямо посреди тропы, но тщательно замаскированный. - Ну Рыцарь!.. - успел подумать Вася, но тут он достиг дна колодца и временно перестал контролировать текущие события. - Отползь! Я все равно тебя не вижу и видеть не жажду! Вася сидел в абсолютной тьме и сквозь эту "тьму египетскую" к нему с трудом пробивался чей-то гнусавый голос. - Отползь! Я самопогруженный индивид. Я создатель величайшей теории дофонаризма. Я жажду вернуться в, с таким трудом достигнутое мною, дофонарное состояние, которое ты - падший сверху, разрушил напрочь! - Здравствуйте, Индивид. Меня зовут Вася, - сказал Вася, помня урок, преподанный ему Черным Рыцарем. - А мне до фонаря! - забубнили из темноты, но потом нехотя, после некоторых колебаний добавили: - Плазмодий имя мне, а индивид лишь состояние. - Уважаемый Плазмодий... - начал было Вася, но гнусавый его перебил жалобным хныканьем. - Отползь! Ты нагнетаешь дискомфорт в моей израненной душе. - Вы ранены? - встревожился Вася. - Может я случайно упал на вас? - Упал! Упал! На мою голову... - Ничего не понимаю: упал на голову - изранил душу. - Метафора это! - взревел Плазмодий. - Отползь, кому говорю! - Хорошо, я отползу, только скажите куда? - Мой голос слышишь? Вот и ползи от него. Вася пополз, но больно стукнулся лбом о стену. - Эй! Плазмодий, а здесь стена! - А мне до фонаря! 6. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ДОФОНАРИЗМА - А мне до фонаря! - Ах, до фонаря! - вскипел мальчик Вася, которому уже начинало надоедать, что все с ним обращаются как с мальчиком. - Я вот сейчас обратно поползу! - Не надо! - пискнул Плазмодий. - Ты действуешь деструктивно на мой психосоматический баланс. - Хватит! - рявкнул Вася. - Разговаривай по-человечески. - Хорошо - хорошо, только отползь! - Да не подползал я! - Плазмодий я! - Это я уже слышал. - Не перебивай, а то замолкну... Плазмодий Я! Зловредный Плазмодий замолк, но Вася мужественно хранил молчание и Плазмодий вынужден был продолжать: - Плазмодий я - создатель общей теории дофонаризма. Я обнаружил связь волнений с той дистанцией, что разделяет нас от той причины, которая рождает дискомфорт. И удаляясь от причины мы имеем ослабленье, как следствие той тактики отхода, тревожных мыслей и хотений, вот. Регенерацию имеем status quo. - Все это необычайно интересно, - не выдержал Вася, - особенно когда вы квакаете, но причем здесь фонари? Плазмодий замолк, и Вася подумал было, что опять его чем-то обидел, но тут Плазмодий совершенно нормальным голосом спросил: - Ты, Вася, отсюда ближайший фонарь видишь? - Нееет... - Вот так и я тебя, со всеми твоими проблемами. - Но... - А если только начну вас различать, то отползу подальше - и все! - Не покидай меня, Плазмодий! ... ... - Эй, Плазмодий! ... ... - Уполз, - мрачно подытожил Вася. - Погрузился-таки в свое дофонарное состояние. Вася пополз вдоль стены, периодически касаясь ее плечом. Когда он через минуту наткнулся на свою шпагу, то понял, что круг замкнулся. Вася сел и в отчаянии заорал: - Эй, есть тут кто-нибудь? - Никого нет! 7. WHO IS WHO? - Никого нет! - Как никого? - удивился Вася. - А я? - Ты - есть, а больше никого. - С кем же я разговариваю, Плазмодий, ты что ли? - Не Плазмодий я, а Эразм! Сколько можно повторять. - Эразм! - обрадовался Вася. - Но почему же ты говоришь, что здесь никого нет? - Потому, что я не там - где ты, а здесь - где я. Подыми свою голову в конце - концов! Вася запрокинул голову и, действительно, сквозь дыру, через которую он так неожиданно проник в убежище Плазмодия, как сквозь дырку от бублика, просматривалась недовольная физиономия кота Эразма. - И долго ты намереваешься там сидеть? - заинтересованно спросила голова. - Ты бы лучше помог! - возмутился Вася. - Спасение утопающих - дело рук самих... в общем - темное дело. Но тут Эразм, обиженно нявкнув, исчез из поля зрения, а на его месте появился озабоченный Эд Честерфилдский: - Сейчас, Вася, сейчас... Эд бросил в яму довольно толстый канат, один конец которого он крепко зажал в зубах, а вторым - больно стукнул Васю по темечку. Уже повиснув, на пол-пути к выходу, Вася с высоты, так сказать, птичьего полета, окинул орлиным взором окрестности, но Плазмодий словно рассосался в полумраке. - Я же говорил! - буркнул Эразм. - Одно слово - ВАСЯ! Вася, не обращая на него внимания, вертел головой, но Черный Рыцарь, как и Плазмодий, тоже исчез. - Черный Рыцарь, он кто? - встревожено спросил Вася. - Какой рыцарь? - удивился Эд. - Черный! - Как, черный? - Совсем! - Ну?!! Разговор зашел в тупик. Кот Эразм демонстративно смотрел в небо, а Эд задумчиво чесал задней ногой за ухом. - Видишь ли, Вася! - Эд замолчал и оглянулся на Эразма, но кот продолжал молча разглядывать небеса. - Дело в том, Вася, что Канцера - жуткого и всемогущего, никто не видел... пока... И не может даже представить, как выглядит этот зловредный хиромант... - Все это необычайно интересно, но причем здесь Черный Рыцарь? - В том-то и загадка: причем или не причем? - Who is who? Так сказать... - наконец не выдержал кот Эразм, и Эд Честерфилдский успокоено вздохнул, а кот, зыркнув на пса, ядовито добавил: - А за хвост каждый дурак дернуть может... 8. ЭЛЕМЕНТЫ ТЕОРИИ ЗЛА - За хвост каждый... может... а вот подумать - так сразу Эразм! Дело в том... Вася, - тут противный Эразм обидно хихикнул, но Вася терпеливо смолчал, и Эразм продолжил: - Дело в том, что Канцером - может оказаться Каждый: и Черный Рыцарь, и я, и Эд, и ты, хоть ты и Вася. - Но, как же я могу быть Канцером? - возмутился Вася. - Ведь я только появился, а Канцер уже был здесь... - Насчет "только появился" - это спорный вопрос, но это и не главное. - А что главное? - Главное то, что Зло нарушает причинно-следственную связь. - Какую связь? - Зависимость следствия от причины. На первых порах - следствие перестает зависеть от той причины, что его вызывает, ибо, любые причины будут порождать только одно следствие - Зло. А "на вторых порах" - вступит в силу закон Транзитивности Зла. (Вася решил не перебивать и дослушать до конца) А значит и причины, с виду совершенно невинные, становятся Злом, и... рождается Канцер. - Короче! - не выдержал Вася. - Я, что ли, Канцер? Эразм окинул Васю с ног до головы скептическим взглядом и с сомнением произнес: - Хиловат ты, Вася! - Это я уже слышал! - отрезал Вася. - Теории это хорошо... Кому все до фонаря, кому транзитивно... А с кем я бороться должен? - Для начала, можно с самим собой. - Вы меня окончательно запутали своими... метафорами! - рассердился Вася, и кот Эразм глянул на него впервые с уважением. Но тут вмешался Эд Честерфилдский: - Ты Вася, главное не нервничай. Нервные клетки, они знаешь... - Знаю! Не восстанавливаются! Вася замолчал сердито и вдруг заорал: - А подать сюда Панцера-Канцера! Мой меч - твоя голова с плеч и так далее... - Во дает! - восхитился Эразм, а Эд укоризненно покачал вислоухой головой. - Нет Канцера! - не успокаивался разбушевавшийся Вася. - Так может и
в начало наверх
Черного Замка нет? - Замок - как раз есть, - печально произнес Эд. - Как раз, где? - Да вот он, - буднично сказал Эд. 9. ФИЛОСОФСКИЙ ВОПРОС - Да вот он, - будничным тоном сказал Эд. - Кто ОН? - Точнее не он, а она - Стена. - Какая еще стена? - Черная, естественно. Которой окружен Черный Замок, - Эд Честерфилдский раздвинул заросли колючего кустарника слева от дороги, и Вася, действительно, увидел стену, сложенную из черного (гроссмейстер не баловал разнообразием) кирпича. Эд постучал костяшками полусогнутых пальцев по Черной Стене, и Васе показалось, что за стеной кто-то спросил: - Кто там? Вася с подозрением глянул на кота Эразма, но тот упорно рассматривал свой хвост и по его, так сказать, лицу прочесть что-либо было невозможно. Вася поплевал на руки и... - Что ты, собственно, собираешься делать? - оживился Эразм. - Лезть! - мрачно ответил Вася. - Зачем? - Эразм даже оставил хвост в покое. - Чтобы попасть в Черный Замок. - Это - если он там есть... - То есть как? - возмутился Вася. - Замок окружен Стеной? - Несомненно! - Ну, вот я и полезу! - Это - конечно. Если ты... снаружи... Вася растерянно поморгал глазами, а зловредный Эразм злорадно добавил: - А вот если вы по одну сторону, то куда лезть-то? - Ты - Канцер! - почти уверенно произнес Вася. Эразм испуганно спрятался за широкую спину Эда Честерфилдского, а тот, в свою очередь, примирительно заворчал, выуживая кота за шиворот: - Ну какой из него Канцер, так себе - сквалыга и демагог. - Демиург! - пискнул кот. - Де-ма-гог! - Короче, мне лезть или подождать? - Вася стал похож на закипающий чайник. Кот вырвался из дружеских лап Эда Честерфилдского, отряхнулся и торжественно изрек: - Это философский вопрос... - но увидев, что Васина правая рука судорожно сжимает рукоять шпаги скороговоркой закончил: - Нет, серьезно, надо посоветоваться с нашими философами. - Давайте философов, - обреченно простонал Вася. 10. ДОСРОЧНОЕ БОЧКОВАНИЕ - Давайте ваших философов, - обреченно простонал Вася. Эд Честерфилдский вдруг стал торжественным и неприступным, как швейцар (интересно, почему в их честь назван сыр?) при исполнении швейцарских обязанностей: - Философов не дают, к ним приходят! - А потом долго отходят! - прокомментировал неугомонный Эразм. Философский бивуак был разбит непосредственно под Черной Стеной. На большой пустоши, вытоптанной до состояния такыра, и там, и сям живописно были разбросаны огромные пустые бочки. Точнее, не совсем пустые: в каждой сидело по философу, а еще точнее - должно было сидеть, так как часть философов "бродило" по лагерю и "обменивалось" последними достижениями философской мысли. При этом каждый философ был не только при бочке, но и при фонаре. Направив яркий свет в лицо собеседнику, каждое светило (философской мысли, естественно) яростно отстаивало только одному ему приоткрывшееся Мгновение Истины. Поэтому над пустошью стоял ровный рокот. И, при желании, пройдя весь извилистый и тернистый Путь - от бочки к бочке, можно было, вобрав в себя отдельные Мгновения, попытаться сложить эту своеобразную мозаику и получить - Истину. А возможно и не получить, как сказал бы наш Эразм (хотя бы потому, что Мгновения часто противоречили друг другу). И над всем этим словесным разнотравьем прямо на Черной Стене каллиграфическим почерком с затейливыми завитушками было выведено: ДОСРОЧНО ЗАВЕРШИМ БОЧКОВАНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ В ЗАКРОМА... Вася понял, что - погиб. - Бочковать-то зачем? - вяло поинтересовался он. - Как зачем, как зачем? - засуетился Эразм. - А донести до грядущих поколений... - Что, нынешним они не нужны значит? - ... - Ох, и не прав же ты, Вася! Вася резко обернулся, ища глазами того, кто это сказал. Но Эд Честерфилдский смотрел на Эразма, а Эразм смотрел на Эда. Вася тяжко вздохнул и шагнул к ближайшему "светочу". - Зовут меня - Вася, - сказал Вася обреченно. 11. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕОРИИ ЛАЗАНЬЯ - Зовут меня Вася, - сказал обреченно Вася. - Вот и ступай себе, Вася, туда, куда тебя зовут, - проворчал заросший обильными рыжими волосами светоч, собираясь юркнуть в ближайшую бочку. Но Вася, наученный опытом общения с нелюдимым Плазмодием, пригвоздил своей знаменитой шпагой (все из того же города Толедо) к земле подол философской туники. - Имя мое - Вася! - настойчиво повторил Вася. - Это - банальный трюизм, - вынужден был вступить в диалог пригвожденный философ. - Что в имени твоем... - Пусть банальный, пусть хоть ананасный! - судорожно вздохнул Вася. - Но меня так учили - сначала представиться. - Представляться - мы все мастера! - пробурчал где-то за спиной кот Эразм. - Этические нормы вариабельны в темпоральном смысле и коррелированы с этнической принадлежностью субъекта, а также... - С этим я согласен, - сказал Вася, чтобы не погружаться в трясину философского диспута, - но мне надо выяснить дорогу в Черный Замок. В конце - концов, лезть мне на Стену или не лезть? Рыжий на мгновение опешил, но тут же взял себя в руки: и в переносном, и в прямом смысле - подперев косматую голову растопыренными пятернями. Посмотрев на Васю отсутствующим взором, рыжий задумчиво протянул: - К данной проблеме надо подходить диалектически. Если Замок по ту сторону Стены - надо лезть, а если по эту... Но тут подошел еще один философ, отличающийся от первого только мастью (этот был явный альбинос) и сказал: - Вопрос в том - а надо ли вообще лезть на Стену? Первый (он же - рыжий) оживился, и размахивая в такт словам своим фонарем, отчеканил: - Это идеалистический подход к проблеме, без учета социальных аспектов! - Но, раз есть Стена, то на нее можно либо лезть, либо не лезть! - Вопрос не в том - лезть или не лезть. Вопрос - как лезть, с кем лезть, куда и зачем! - И полезут ли за нами другие! - ввернул, почуявший родную стихию, Эразм. - И сможем ли мы оттуда вылезть, - мрачно добавил Эд. - Но, ведь Замок... - попробовал возразить Вася, но его оборвали оба философа, хором воскликнувшие: - Да причем здесь Замок! - А разве не причем? - Конечно не причем. У тебя, Вася, утилитарный подход к проблеме. Замок это отрыжка вульгарного материализма. Куда важнее - осветить теоретические аспекты насущной в текущий момент Проблемы Лазанья, - добавил рыжий философ, наконец отодравший полу своего хитона от пришпилившей его шпаги и быстро юркнул в ближайшую бочку, наглядно доказывая, что знаком не только с Теорией Лазанья, но и с практикой. За ним с воплем: - Коллега, необходима детерминизация экстрагированных нюансов во избежание стагнации, диффамации, обструкции и... Но когда следом за ними сунулся Вася, оказалось, что философы прикрыли за собой вход крышкой на которой было написано: СЕЛЬДЬ АТЛАНТИЧЕСКАЯ ОБЕЗГЛАВЛЕННАЯ посол пряный А ниже, корявым почерком нацарапано: ЗАНЯТО 12. ФОНАРИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ - Занято, - задумчиво прошептал Вася и, подумав, рядом с пряным посолом нацарапал шпагой: ВАСЯ ЭРАЗМ И ЭДИК БЫЛИ ЗДЕСЬ А затем, осерчав, пнул забытый одним из философов фонарь. Эразм проводил грохочущий фонарь философским взглядом, а заботливый Эд Честерфилдский, желая как-нибудь поправить положение, сказал: - Ты не серчай, Вася. Может они и правы. Может, теоретические аспекты... Но Вася так глянул на сердобольного Эда, что тот - почел за благо сменить тему разговора: - Тебе, Вася, просто необходимо побывать на строительстве Башни. - Замки, Стены, Башни... Мне уже все до фонаря! - Кстати, о фонаре... - начал было Эразм, но Вася мрачно его оборвал многозначительной и загадочной фразой: - Фонари бывают разные! И Эразм не стал спорить. Тем временем на пустоши произошли изменения. Философы попрятались по бочкам, плотно притворив за собой крышки, с уже знакомыми надписями - насчет сельди и занято. Стало тихо, как перед бурей. Лишь одна фигура, завернутая в черный плащ с капюшоном, с фонарем в поднятой правой руке неприкаянно бродила среди закупоренной бочкотары и время от времени выкрикивала скрипучим голосом: - Ищу Человека! Ищу Человека! На мгновение Васе почудилось, что под черным плащом сокрыты черные доспехи, но Вася решительно отмел все колебания и сомнения: - Башня так Башня! Пошли! И они действительно пошли! Вася чисто физически ощутил, как его тело вырывается из клейкой массы перенасыщенного, спертого воздуха бочкующейся философии. Вновь захотелось бежать, лететь или хотя бы подпрыгивать. Эд и Эразм трусили рядом неспешным аллюром, причем Эд успевал вести размеренную беседу: - На первый взгляд, Вася, ты - прав. Но на второй... - Лев! - хихикнул Эразм. - Но на второй... Я имею ввиду то, что столь углубленный подход к делу - может показаться несколько... э... необычным. - Подход? К делу? - слегка запыхавшись отреагировал Вася.
в начало наверх
13. БАШНЯ ГР. БАБИЛОНА - Подход? К делу? Какому делу? Ни дела, ни даже подхода. Сплошное словоблудие, - слегка запыхавшись воскликнул Вася, не сбавляя однако темпа удаления от Философской Пустоши. - Излишняя поспешность хороша при ловле блох, - с заметным знанием проблемы заявил Эразм. - Да-да, фундаментальные разработки в науке - это сила! - поддакнул Эд. - Кроме фундамента, хорошо бы еще и крышу построить, чтобы не капало, - аллегорически высказался Вася. Эразм от неожиданности не нашел чем возразить, хотя (как всегда) очень хотел. Но Эд, как-то раздраженно, буркнул: - Да строят тут, одни... Вася промолчал - он думал. Он думал о том, что поставленная задача: Отыскать и Сразиться с Канцером оказалась гораздо сложнее, чем казалась, даже на первом этапе. А как же будет на втором? - Ну вот, пришли... Вася замер пораженный. Десятка два здоровенных атлантов, оставив свои посты под балконами и прочими сводами, сошлись в предвкушении не менее почетного, этакого - архитектурного, подвига. Огромная Черная Башня упиралась в небо недостроенным циклопическим, верней атлантическим (а может, индийским или тихим) пальцем. Тяжко груженые атланты суетились, целиком поглощенные сумбурным производственным процессом. - Что они делают? - восхитился Вася. - Строят! - Это заметно. И давно? - Да уже порядочно. Атлантическое (или все же циклопическое?) строительство хаотичностью напоминало универмаг в конце квартала. И что самое удивительное, кроме натужного сопения и грохота каменных глыб, на строительной площадке не было слышно ни звука, ни слова. - А почему они работают молча? - изумился Вася. - Что же им петь, что ли? - резонно возразил Эразм. - Ну, хотя бы словом каким перебросились... - В том-то и загвоздка, Вася! - вмешался Эд Честерфилдский. - Они, Вася, еще в начале Строительства не нашли Общего Языка! - Зачем им язык, даже общий, что они: с помощью языка, строить будут? - Не с помощью, но при посредстве! (это, конечно, Эразм). - Говоря на разных языках всякое можно построить. Колосса Родосского (не путать с Эдом Честерфилдским), например. Но отсутствие Общего Языка нарушает коммутативные связи между Строителями, а так же между Целями и Средствами. Средства, как правило, одни, а Цели - разные. - Цель оправдывает Средства, но иногда - Средства не оправдывают Цели, - опять высказался Эразм. - Но они, все же, строят? - Строят! - А как же... - Инстинкт! - Ага! А как называется то, что они строят? - Башня гр. Бабилона. 14. O TEMPORA, O MORES... - Башня гр. Бабилона! - важно объявил Эд. - В честь Основоположника... так сказать... - Того, кто первый кинул камень, вместо того, чтобы их собирать и носить за пазухой, - опять вмешался Эразм-неутомимый. Вася хотел спросить: почему Основоположника-так-сказать, но спросил совершенно другое: - Который сейчас час? - Это что - аллегория? - Какая аллегория? Я спрашиваю: how much watch? Времени сейчас сколько? - Ах, времени... Времени - сколько угодно. - Как это - сколько угодно? Вася смотрел на Эда, Эд смотрел на Эразма, а Эразм задумчиво глядел в пространство. - Я хотел бы знать, который сейчас час? - настойчиво, сам удивляясь зачем это стало ему так необходимо, повторил Вася. - Видишь ли, Вася... - Я многое вижу, но от этого только меньше понимаю и больше погружаюсь в печаль... - Тогда не смотри - не умножай сущностей без насущности. - (Ох, уж этот Эразм!) Эд хотел оглянуться на Эразма, но передумал, махнул, в прямом смысле - лапой, а в переносном - рукой и, как-то сбивчиво, продолжил: - Время, Вася, штука загадочная... Эразм вставил: - Штучка коническая... - Почему коническая? - спросил Вася. - А почему штучка, тебя не удивляет? - ответил Эразм. - Не штучка, а штука. Причем, штука - постоянная! - Как постоянная? Вот у меня часы, - Вася растерянно посмотрел на свою левую руку: - Идут! - Часы идут, а Время - стоит! - Но, я - хожу, они строят, вы - ... Эразм обидно хихикнул и издевательски промурлыкал: - Я, мы - первое лицо. Ты, вы - второе. Он, она, они... - Какое лицо? - Третье! Вася наконец взорвался: - Вот я сейчас это лицо, да по физиономии!!! Но Эд поспешно выпалил: - Ты, Вася, конечно знаком с гипотезой Дискретности Времени? Вася хотел сказать: "Конечно", - но не стал этого говорить. - А с гипотезой Множественности Миров? - Отчасти. Эд ожесточенно почесал за ухом и из неудобной позы - задрав заднюю лапу над головой, задумчиво стал излагать суть гипотез: - Некоторые ученые в вашем Мире, Вася, предполагают, что Время представляет собой цепочку шариков - катящихся друг за другом. Каждый шарик - это Момент Времени. Шарики никогда не соприкасаются. Если предположить, что Сейчас соответствует какому-либо шарику, то следующий шарик - это следующее Мгновение вашего Мира. Шарики катятся столь стремительно, что смена Мгновений неощутима - как смена кадров кинопленки при демонстрации фильма и даже неощутимее. Ведь между шариками ваш Мир не существует. Шарики-то не соприкасаются! А раз не соприкасаются, то между ними всегда можно втиснуть шарик, пусть даже меньшего диаметра, так, чтобы шарики все еще не соприкасались. И количество таких вложенных цепочек может быть бесконечным! А каждой цепочке соответствует Свой Мир и Свое Время! - O tempora! O mores! 15. ВСЕ В МИРЕ ОТНОСИТЕЛЬНО - O tempora! O mores! - глубокомысленно мяукнул Эразм, кот-философ - по призванию и дезорганизатор - по исполняемой функции. - У меня от ваших шариков, собственные шарики в цепочку строятся, - мрачно пробурчал Вася. - Я приближаюсь к Сути! - торжественно сообщил Эд и поменял наконец позу на более естественную. - Так вот, вернемся к нашим... шарикам. Ничего не мешает нам представить, что одна из цепочек оборвалась! Тогда последний шарик это Последний Миг существования Мира этого Времени. Для стороннего наблюдателя Этот Мир в дальнейшем не существует. Его Время (Время Этого Мира) - кончилось! А для обитателей Этого Последнего Мгновения? - Тоже кончилось! - радостно, от осознания собственной сообразительности, завопил Вася. - Ничего подобного! - столь же радостно отвечал Эд. - Время внутри Мгновения не кончается, оно кончается за его пределами. А внутри оно есть! И для тех кто живет Этим Мгновением - оно бесконечно! - Все в мире относительно, относительно какого бы Мира не шла речь! - подытожил Эразм позевывая. - Бесконечно относительно... относительно бесконечно... Философы... Строители... Стены... Но где же Замок? Причем здесь Канцер? Я уже не говорю о Древе!!! - Я же говорил, что он не столь невежественен каким кажется с первого взгляда! - обрадовано завопил Эд в сторону Эразма, хотя тот стоял совсем рядом. Эразм брезгливо поморщился и холодно промурлыкал: - Он сообразителен в силу своего невежества. Вася так и не сообразил, в чем он оказался сообразителен, да это было и не к чему. Эд тут же все разъяснил: - Ты правильно поставил вопрос, Вася: причем здесь Канцер, а еще точнее - Древо Судьбы! Древо - первопричина! Потом возник Канцер - построил Замок и остановил Время! - Time is money! - немного невпопад объявил Эразм. - Ага! - глубокомысленно вздохнул Вася и впервые почувствовал, что Время действительно остановилось. Не смотря на все предпринятые действия, разговоры и наблюдения, он - Вася был не ближе к Цели, чем в момент постановки задачи: Найти, Разрушить, Изгнать, Освободить. Вася посмотрел на великолепную шпагу, сделанную в городе Толедо, и задумчиво перевел взгляд на кота Эразма. Тот занервничал и засуетился: - Вот как раз то, что ты подумал, Вася, это все не так и совершенно напрасно... - Напрасно, говоришь! Ну что же, это твое субъективное мнение. Ты говоришь - напрасно. Я говорю - не напрасно. Или ты против плюрализма мнений? - Не то, чтобы против... - Эразм как-то сник. - Ну вот и прекрасно! - агрессивно закончил Вася. - Надо же с чего-нибудь начинать, вот я и начну - с тебя! - Лучше - с себя! 16. КАК МАГОМЕТ - Лучше начни с себя, - неуверенно мяукнул Эразм, и неизвестно чем бы завершилось эта очередная словесная дуэль, как вдруг на мгновение погас свет. В темноте Вася растерял весь пыл. Стало вновь светло. Но за мгновение Всевластия Тьмы, Мир неузнаваемо изменился. Тьма визуальная ушла, но акустическая осталась. Тишина была такая.... Все замерло. Застыли атланты в позах иллюстрирующих полное незнание ими - атлантами законов всемирного тяготения. Застыл Эд, открывший рот, чтобы внести ясность в очередной вопрос (...видишь ли, Вася...). Зловредный кот-Эразм, превращенный в подобие соленого столпа, умудрился даже в окаменелом состоянии сохранить возражающий вид. Вася толкнул Эразма пальцем, и кот упал с деревянным стуком. - Momento mori, - грустно сказал Вася и вдруг заорал: - Канцер! Выходи, подлый трус! Ответом была тишина. Вася заметался роняя окаменелые фигуры атлантов. В грохоте падающих тел Вася не сразу различил, что из недр Башни гр. Бабилона, эхом учиненному разгрому, доносится металлический лязг. Со шпагой наперевес, судорожно сжимая ее словно тяжелый лом, Вася ринулся к Башне: - Эй, выходи! - Э, нет, уж лучше вы к нам...
в начало наверх
- Выходи, а то хуже будет! - Хуже уже не будет, - вздохнули в Башне. - Ну тогда я, как Магомет... - Это как? - неуверенно переспросили из Башни. - Сам приду! - рявкнул Вася и стал взбираться по лестнице, винтообразно "нарезавшей" ствол Башни изнутри. - Привет, Василий! Запыхавшийся мальчик Вася стоял на самой верхней площадке недостроенной Башни, носящей имя неизвестного (почему неизвестного, если есть имя?) гр.Бабилона - бойца строительного фронта. Посреди площадки было вмуровано железное кольцо, а к кольцу ржавой цепью был прикован Черный Рыцарь. Вася не спеша обошел вокруг Рыцаря, на что тот заворочался, залязгал цепью и мрачно сообщил: "Все что готова рука твоя делать - в меру сил твоих делай. Ибо нет ни дела, ни замысла, ни мудрости, ни знанья В преисподней куда ты уходишь". - Ему отвечая, сказал Одиссей хитроумный: "Друг, не обидеть ли хочешь меня ты своим предложеньем?" - спокойно парировал Вася. Рыцарь вздрогнул: - Однако! 17. СЕНСОРНАЯ ИЛЛЮЗИЯ - Однако! - проворчал Черный Рыцарь. - Однако или двояко, это уже не имеет принципиального значения. - Это еще почему? - Я выполнил часть поставленной задачи! - Вася победно усмехнулся: - Я нашел Канцера! - Не может быть! - восхитился Рыцарь. - Мне хотя бы одним глазком взглянуть... - Пожалуйста! - Вася рукавом протер клинок своей замечательной шпаги и сунул его (клинок, естественно) под нос Рыцарю. В зеркале - полированной стали явственно отразилась искаженная фигура Черного Рыцаря. - Это уже становиться навязчивой идеей, - раздраженно буркнул Черный Рыцарь, но тут опять погас свет... Вновь тьма окутала окрестности Башни гр. Бабилона. - Ага! - возбужденно заорал Вася: - А кто-то пытался мне доказать, что Время стоит. Но все таки - Оно вертится! - Я надеюсь - это метафора? - спокойный голос Черного Рыцаря во тьме обрел философскую глубину и загадочность. - Как бы не так! Время - движется! - сказал Вася, вызывая Черного Рыцаря на диспут. - Это сенсорная иллюзия. Время неподвижно. Движется событийное пространство, Остановившееся Время инициирует Событийный Коллапс. Сворачивающееся Пространство Событий порождает иллюзию движения Времени. Действие развивается не последовательно, согласно с якобы Движущемся Временем, а псевдопараллельно. То есть, Вероятные События в Остановленном Отрезке Времени поочередно сменяют друг друга, не нарушая Константу Времени. Свет вспыхнул вновь, но был он уже не столь ярок, а как в первые минуты рассвета. Вася потоптался в нерешительности, взмахнул шпагой, и стальной клинок, на удивление легко, рассек проржавелую цепь. Освобожденный Черный Рыцарь бряцая обрывком цепи стал расхаживать перед Васей взад и вперед, вещая менторским тоном: - Некоторую аналогию можно обнаружить в процессах проистекающих при непомерной концентрации массы. Возникает гравитационный коллапс - образуются так называемые Черные Дыры. Ток Времени замедляется, деформируется Пространство и его взаимосвязь со Временем. - Вам не кажется, что вы меня с кем-то перепутали? - спросил Вася не без ехидства. - Возможно, я несколько переоцениваю твои интеллектуальные возможности, Вася. Но я хотел бы ввести тебя в курс дела. ("Лучше поздно, чем никогда!" - проворчал Вася, явно под впечатлением продолжительного общения с котом Эразмом.) - Трудно точно определить, когда и с чего все началось... 18. ГЛАВНОЕ, ЧТО-БЫ КОСТЮМЧИК - СИДЕЛ - Трудно точно определить, когда и с чего все началось, - глухо из-под опущенного забрала сказал Черный Рыцарь. - Канцер появился потом, а вот в начале... Может прав наш доморощенный философ, и первопричиной бед является все же Древо? Древо Судьбы! А может Судьба здесь не при чем... Может виной всему - Следствия из Общей Теории Зла? Концентрация Зла спровоцировала Нравственный Коллапс, вызвав к жизни Дофонарное Состояние у одних обитателей Нашего Мира и Трансверсию Добрых Устремлений у иных... - Я бы попросил несколько попроще, как бы на пальцах... - Извини, Вася. Видимо я и сам инфицирован... то есть, заражен... вирусом... ну, микробом... словесной... В общем, в двух словах: игнорирование... недостаточное внимание, одним словом, по отношению ко Времени, привело к выпадению Нашего Мира из Потока Времени, образованию своеобразной Темпоральной Черной Дыры - Дыры во Времени. - Ну, а мне, что теперь делать? - без особой надежды спросил Вася. - Что делать? Кто виноват? Кто последний? Quo vadis? Вечные вопросы... - С вопросами мне все более или менее ясно. Мне хотя бы один ответ. Вот, например, Стена... - Этот пример неудачный. - Но по ту сторону Стены... - У этой Стены - нет той стороны. (Каламбур!) Она построена в виде Ленты Мебиуса. - А Башня - в виде Бутылки Клейна? - блеснул эрудицией Вася. - Башня не построена и не будет построена Никогда! Так что ни о какой посуде не может быть и речи. - Но, тогда Замок! Я уже не спрашиваю - где Он! Он есть или его нет? - А вот Замок... - торжественно начал Черный Рыцарь, но тут, что-то у него внутри щелкнуло, и Рыцарь затих. - Где ВОТ? - крикнул Вася, но Рыцарь молчал, как будильник у которого кончился весь завод. Вася с опаской приблизился к застывшему Рыцарю и кончиком шпаги осторожно приподнял забрало. Забрало ничего не скрывало. Не было там ничего! Рыцарь был пуст, как зимний скворечник. Вася деловито снял (с чего снял, если ни на что не надето?) рыцарский шлем, повертел его в руках и не зная, что с ним теперь делать, зачем-то водрузил на свою голову (ох, уж мне эти метафоры!) Чтобы как-то поставить логическую точку, Вася разобрал доспехи и собрал всю эту амуницию на себе. Доспехи пришлись впору. Вася поерзал внутри, устраиваясь поудобней, и радостно объявил: - Главное, что-бы костюмчик сидел! 19. ВАЛЬПУРГИЧЕСКОЕ БЕЗОБРАЗИЕ - Главное, что-бы костюмчик сидел! - радостно объявил Вася, и тут в третий раз погас Свет. - Тьма Египетская, она же импортная, так сказать... - задумчиво произнесли из Тьмы. Вася наугад ткнул своей все еще замечательной шпагой, но ничего не произошло. - Фонарь! - прохрипел Вася. - Полцарства за фонарь! И при этом подумал, что отдал бы и все царство... если бы оно у него было. В темноте было все равно, куда идти и что делать. Вася шагнул вперед и покатился куда-то вниз, грохоча, как пустое ведро... - Вальпургическое безобразие! - констатировали во Тьме. Из состояния прострации Васю вывел мерный шорох, словно волна накатывала на каменистый берег моря. Как накатывала, так и откатывала. Вася попытался приподнять голову, но больно стукнулся обо что-то затылком. Попытался почесать ушибленное место, но понял, что голова все еще находится внутри шлема. - А, это ты! - с сожалением произнесли за Васиной спиной. Вася не любил когда что-либо происходило за его спиной. Собрав волю "в кулак" Вася принял горизонтальное положение. В тишине эта операция была аналогична тому, будто пустое ведро уронили еще раз. Сквозь узкие прорези шлема Вася с трудом различил Некую Фигуру. Самым примечательным в ней была метла, которой Фигура равномерно помахивала. Более мелкие детали различить не удавалось. - Я, это КТО? - спросил растерянно Вася. Фигура, не прерывая увлекательного занятия и игнорируя Васин вопрос, ворчливо забубнила: - Сколько раз я тебе говорил: не путайся у меня под ногами? - Сколько? - спросил на всякий случай Вася. - Тоже мне... Рыцарь Печального Образа... - Вас это шокирует? Фигура замерла. Вася, силясь разглядеть хоть что-нибудь, сделал шаг и наподдал что-то железное. Пошарив по земле руками, Вася обнаружил один из философских фонарей. Сноп света, ударивший из фонаря, неестественно изогнулся в пространстве и уперся в таинственную Фигуру, не высветив однако ни единой детали. Зато прорезались детали акустические. Фигура заметалась и истошно заорала: - Отползь! Отползь, кому говорят! Ты деструктивно действуешь на мой психосоматический баланс! - Плазмодий, ты? 20. ТЫ КТО ТАКОЙ? - Плазмодий, ты! - удивленно воскликнул Вася. Фигура продолжала отплясывать пляску святого Витта, причем, луч света без Васиного участия дублировал все замысловатые па, что вытворял Плазмодий. Впечатление было такое - словно ошалевший дикий мустанг силится оборвать пленившее его лассо. - Фонарь! - прохрипела Фигура, она же, по-видимому - Плазмодий: - Погаси-и-и Фонарь! Гаденыш-ш-ш... - Одну минутку, только вы ошиблись, меня зовут - Вася! - Гаси-и-и! Вася-я-я! Га-а-а-а!!! - Гашу. - И совершенно напрасно, - сказал кто-то бесцветным голосом, но Вася уже погасил Фонарь. Фигура прыгнула, распластавшись в воздухе Черной Жабой и черенком метлы ловко вышибла Фонарь из Васиных рук. - Вот и все! - утробным голосом объявила Фигура и совершенно неожиданно сатанински захохотала, и весьма-таки гнусно заухала. - Уважаемый Плазмодий, вы ведете себя некорректно! - обиженно заявил Вася. - А я ведь предупреждал! - объявил все тот же бесстрастный голос и мрачно добавил: - Cogito ergo sum. А на нет, и суда нет! - Я бы на вашем месте Фонарь-то отдал, - не вступая в пререкания с Неведомым Невидимкой негромко, но настойчиво сказал Вася. - Поэтому, ты и не на моем месте! - рявкнул Оборотень-Плазмодий. Вася набычился и решительно двинулся вперед. Плазмодий фыркнул и громовым голосом пророкотал: ОТПОЛЗНИ! Черенок метлы с металлическим лязгом уперся в Васину грудь, закованную в панцирь Черного Рыцаря. - Ты кто такой? - рявкнул Плазмодий.
в начало наверх
- Ты сам, кто такой? - не остался в долгу Вася. - Нет, ты, кто такой? - не унимался Плазмодий. - Я-то - Вася, а ты, кто такой? - А я - КАНЦЕР! 21. РАЗЗУДИСЬ ПЛЕЧО - КАНЦЕР - я! - высокомерно объявил Плазмодий, он же Фигура, он же, по-видимому, еще и Канцер. ("Един в трех лицах", - как сказал бы Эразм.) - Veni, vidi, дело за малым, осталось только - vici, - прошептал Некто Васе прямо в ухо. - А как же "Дофонаризм"? - неуверенно спросил Вася. - Перешел в активную фазу, - отрезал Плазмодий, одновременно попирая правой ногой "поверженный" Философский Фонарь. - Фонарь, Фонарь реквизируй! - жарко зашептали в Васино ухо. - Фонарь-то отдайте! - эхом откликнулся Вася. - А ты возьми... Вася. И метла, отведенная коварной рукой Плазмодо-Канцера, ударила в Васину грудь. Панцирь загудел, но выдержал. Васина голова мотнулась в шлеме, как пестик - в колоколе. - Ах, ты так! - срывающимся голосом мужественно закричал Вася и обрушил на метлу свой, сверкнувший даже во Тьме, клинок из Толедской стали. Клинок высек сноп искр, как при электросварке, из неожиданно прочного черенка Канцеровой метлы. - Кто с мечом к нам придет, тот пусть лучше обратно уходит! - заявили во Тьме, и Вася стал подозревать, что где-то там под покровами ночи таится Эразм. И тут же, предательским приемом, Канцер огрел Васю самим помелом по шлему, да так, что лязгнуло забрало, а в ушах зашумело - будто включился ненастроенный радиоприемник. - Наших бьют! - пискнул Невидимка. - Как бы не так! - прорычал Вася и, изловчившись, выбил метлу из рук (или что там у него, в темноте не разглядишь) Канцера. - Эх, раззудись плечо! - повеселел голос во Тьме, и Вася явственно почувствовал, как начало зудеть правое плечо. Покрепче сжав рукоять шпаги Вася размахнулся и... - На безоружного! Фи, как негуманно! 22. ПОИСКИ ВО ТЬМЕ - Это негуманно! - сказал Канцер, быстро лег на землю и на всякий случай добавил: - Лежачего не бьют. И пока Вася мучительно размышлял о Гуманизме, Канцер ловко пополз прочь, прихватив с собой Последний Философский Фонарь. - Верни Светоч! - завопил Вася, но Канцер ужом вполз в Башню гр. Бабилона и пропал. Безутешно озираясь в Потемках, Вася силился осмыслить ситуацию. Черный Замок был явно где-то рядом, но где? Башню Вася имел счастье лицезреть еще при Свете. Спрятаться в ней было негде, и второго выхода тоже не было. Вася поднял свой светлый лик к недостроенным башенным горизонтам, сложил губы трубочкой и громко крикнул: - У!!! Башня в ответ промолчала. По какой-то прихоти строителей, а может по чистой случайности, Башня, тянущаяся (как вздернутая рука - молящая о пощаде) в верх - к Свету, не порождала эха. К СВЕТУ! Вот где разгадка! Вася от избытка чувств хотел треснуть себя ладонью по-лбу, но вспомнил, что его голова все еще "обута" в шлем Черного Рыцаря. - Свет! Тьма! - радостно сопел Вася, становясь на четвереньки и начиная методично ползать по пыльному полу в основании Башни. (Жутковатое, надо сказать, зрелище. Особенно со стороны. Черный Рыцарь бегает на четвереньках, будто спятивший робот!) Но упорство и труд, как известно, не бывают без последствий. Поиски во Тьме увенчались успехом. В полу образовалось отверстие (по-видимому открылся тайный люк) и Черный Вася рухнул внутрь, успев подумать, что это случается с ним уже не в первый раз и начинает надоеда... - Ать! 23. ВОЗМОЖНО, ПОСЛЕДНЯЯ (ТЕОРЕТИЧЕСКИ) - Ать! - звонко лязгнуло, то ли забрало, то ли Васины зубы. Вася запоздало попытался сгруппироваться, поочередно подтягивая разметавшиеся конечности. Сейчас Вася уже не был похож на спятившего робота, а напоминал скорей бомбардировщик на взлете. - Орел! - восторженно произнесли за Васиной спиной (опять за спиной, что за манеры!). Вася сгруппировался окончательно и всем корпусом (да что там корпусом - армией!) развернулся на голос... и, на несколько мгновений лишился собственного, то бишь, потерял дар речи (хотя никакого-такого особенного дара вроде и не было). Замок Канцера, более известный в народе как Черный Замок, в преддверии которого Вася в Данный Момент находился (а, в связи с тем, что Время в Данном Мире остановилось, то, как это не парадоксально, находился - Всегда), так вот этот Замок, начинался уникальной выставочной галереей. Бесконечный (это конечно метафора) коридор, слегка освещенный флюоресцирующими нишами в стенах, уводил в мрачную глубь. А из ближайшей ниши (вполне возможно что экологической) сквозь толстое стекло грустным взглядом зеленых глаз смотрел на Васю кот - Эразм. - Привет... - растерянно прошептал Вася. Кот моргнул, шевельнулся, и стало отчетливо видно, что с потолка ниши свешивается множество белесых трубочек-корешков, которыми опутан весь кот, включая роскошный кошачий хвост. - Per aspera ad astra! - проскрипел кот и задергался, отчего сразу стал неприятно похож на марионетку. Вася кинулся к следующей нише. Там, в аналогичном положении, естественно (разве такое положение может быть естественным?) находился Эд Честерфилдский. - Может это Судьба? - спросил Эд и медленно стал раскачиваться на корешках-нитях. Вася перевел взгляд вверх и увидел табличку над нишей: CANIS VULGARIS А из следующей ниши на Васю пристально глядел... Вася. - Вы кто? - спросил Вася-Из-Ниши. - Воспитанные люди сначала здороваются, - чувствуя что-то неладное сказал Вася. - Здравствуйте. Меня зовут Вася, - робко произнес Вася-Из-Ниши. - Здравствуй! Меня зовут... - сказал Вася-Из-Вне, немного подумал и, совершенно неожиданно для себя, выпалил: - ...Черный Рыцарь!!!... 24. ОТ СУДЬБЫ НЕ УЙДЕШЬ - Черный Рыцарь! - выпалил Вася-Из-Вне и испуганно прикусил язык. - А случайно не Канцер? - Это из каких-таких соображений? - Ну как, Черный Замок - Черный Ры... - Это поверхностные ассоциации... - прошептал Черный Вася и стал пятится... - Не покидай меня... Плазмодий! - заорал Вася-Из-Ниши. Вася-Из-Вне побежал... Коридор причудливо извивался в Пространстве. Мелькали полуосвещенные ниши... Слышались обрывки фраз... Темное пятно! Рыцарь Вася с хода влетел в одну из ниш... - Нашшш! Нашшш! - зашипели нити-корни, оплетая загнанного Васю. - Ты кто? - деловито спросила Васю Черная Фигура, бесшумно возникшая рядом с нишей. - Кто Я? - эхом откликнулся Вася. - Поживей нельзя? - спросила Фигура: - Некогда мне: Инвентаризационная Компания в разгаре! Вася дернулся и забился, как муха заплутавшая в паутине. - Не балуй! - проворчала Фигура: - От Судьбы не уйдешь! - Древо Судьбы! Инвентарный Номер 746. Одна штука! - крикнул Кто-то Невидимый из коридора, а Фигура стала приколачивать над Васиной нишей табличку: HAMUNKULUS NON SAPIENS - Не надо! - пискнул Вася. - Надо! Надо Вася! 25. БУТЫЛКА КЛЕЙНА - Надо, ох, как надо, Вася! - сказала Фигура и, конечно же, сатанински захохотала. - Нет! - закричал Вася: - Человек сам кузнец своего счастья! Человек это звучит! - Куй железо, Вася! - подал голос из дальнего конца коридора Эразм. - Пока есть, что ковать. - И чем! - поддержал Эразма Эд Честерфилдский. - Тихо! - рявкнула Фигура. - Вы не на митинге! - Рукописи не горят! - зачем-то объявил Вася. - Еще как горят! - взвилась Фигура. Но Васю уже было не остановить... Изловчившись, одним движением, Вася холодной сталью клинка обрубил пленявшие его нити... Фигура опрометью кинулась по коридору прочь, а освободившийся Вася двинулся следом. - Коридор - он же Черный Замок. Инвентарный Номер 17. Основная деталь сложного Комплекса: Башня-Стена-Мир. Пространственно-темпоральный деструктор, замыкающий посредством "выверта" в Четвертое Измерение Комплекс: Б-С-М, в виде Бутылки Клейна... - неслось Васе вслед, но уточнить некоторые ускользающие детали не было никакой возможности... Фигура вдруг замедлила бег. Дальнейший путь преграждала Стена. - Ты выиграл, Вася! Но Вася, влекомый инерцией рыцарских доспехов, пронесся тяжелым танком мимо и врезался в Стену. В последний миг Фигура ускользнула от рокового Васиного удара, и знаменитое лезвие толедской шпаги по рукоять ушло в Стену. - Однако, как все изменчиво в Подлунном Мире! - спокойно сказала Фигура. - Лишь Миг назад ты мог отпраздновать Победу, и вот Победу мне отпраздновать Пора. - Это еще почему? - Однако, ты отчаянно невежлив! - Хватит Канцер! - резко сказал Вася: - Хватит прикидываться безобидным Плазмодием! - Ну хорошо, перейдем к Делу. Ты, Вася, привнес неоценимый вклад в Мое, это самое, Дело. Ты довершил то, что мне оказалось не по силам. Пробив Стену, ты, Вася, замкнул Наш и Ваш Миры в единую Однопространственную Систему - Бутылку Клейна. А, замыкая наши Миры, ты, Вася, автоматически распространяешь Законы Нашего Мира на Ваш. Произойдет так давно ожидаемая мною Диффузия Миров. Время остановиться. Концентрация Зла, достигнув Критической Массы, вызовет Нравственный Коллапс, что
в начало наверх
довершит процесс формирования Единого Мира Бутылки Клейна - Моего Мира! Мира без Фонарей! Мира без Света! - Тут есть маленькая логическая неувязка, - спокойно возразил Вася. - Почему Законы Вашего Мира станут распространяться на Наш, а не наоборот? - That is the question? - заорал Эразм из своей ниши так, что и Канцер, и Вася вздрогнули. - Никакой неувязки нет! - рявкнул Канцер: - Во-первых - Зло стабильнее Добра, Ложь распространяется быстрей Истины, Свет распадается на Цвета, Тьма - монолитна. И во-вторых... Канцер вдруг напрягся и с нелюдской силой отшвырнул Васю в сторону. - И во-вторых, и самое главное это то - чья рука довершит создание Мира Бутылки Клейна, КТО поставит Последнюю Точку. Канцер взмахнул черными складками мантии в которую был закутан. Из недр мантии вынырнуло осклизлое пятнистое щупальце и неспешно опустилось на рукоять шпаги, выкованной в городе Толедо. - Вот и ВСЕ! - бесцветным голосом прошипел Канцер. Вася, грудой металлолома возлежавший на полу, понял, что теперь-то уж точно - ВСЕ. Канцер выдернул шпагу из Стены, глянул через плечо на поверженного Рыцаря Васю, размахнулся и... Радужная Тень повисла в воздухе между Канцером и Стеной. - А! - взревел Канцер. - Я сколько раз говорил: не путайся у меня под ногами?! Шпага рассекла Радужную Тень пополам и Тень померкла. Но мгновение задержки дало Васе возможность сориентироваться. Фонарь! Последний Философский Фонарь! Каким-то сверхчеловеческим усилием Вася разорвал паутину Здешнего Времени, выпав в Свое - Живое, Неостановленное. Взирая отстраненным наблюдателем на застывшего в Своем Коллапсирующем Мгновении Канцера, Вася неспешно взял в руки Фонарь, припрятанный Канцером в одной из пустующих ниш, включил и направил луч на черную кляксу, вздыбившуюся со шпагой зажатой в пятнистом щупальце... Клякса дернулась и опала, растеклась, испарилась... И вот уже на полу лежит только шпага, выкованная в городе (кто его знает где он находится и чем знаменит этот город) Толедо. Со звоном лопнули стекла ниш. В коридор высыпали: философы и атланты, коты и собаки... - Finis coronat opus! - вопил где-то рядом кот Эразм. Вася как сомнамбула шагнул вперед, поднял шпагу и наотмашь рубанул по Стене... Увлекаемый инерцией Рыцарь Вася стал заваливаться в Пролом... - Холодно! 26. СОБСТВЕННО НЕ ГЛАВА, А ЭПИЛОГ "Холодно" - подумал Вася. Была зима. Шел снег. Город дремал, съежившись от холода. В равнодушном свете редких уличных фонарей, совершенно озябших и бестолковых, снежинки устраивали неспешный хоровод, приглушая и без того тусклый и печальный отсвет ирреальной неоновой жизни. Мальчик Вася стоял посреди занесенного снегом перекрестка и по-видимому давно стоял так, как вокруг на снежной целине не было видно ни единого следа. А может... Впрочем... Вася постоял мгновение, раздумывая в какую сторону сделать первый шаг (благо выбор был богатый и с виду вполне равноценный) и решительно шагнул вперед. - Post tenebras spero lucem, - сказал мальчик Вася и пошел Вперед Не Оглядываясь. Где-то далеко, по главной улице города, с грохотом проносились яркоосвещенные трамваи, раскрашенные - как индейцы, вышедшие на боевую тропу. Натужно сопели толстые, распухшие от пассажиров автобусы. Спешили озабоченные, усталые и простуженные люди. А здесь, в затерявшемся в городском лабиринте переулке, было тихо - тихо. Мальчик шел по снежному, совершенно нетронутому ковру, и следы от его ног ложились незамысловатым узором, нарушая белое однообразие. Стремясь выправить причиненный ущерб, снежинки, шурша и негодуя, усердно засыпали ямки. Но мальчик шел дальше и, как верная собачонка, за ним бежала цепочка его следов. И уже нельзя было Васе разглядеть, что возле первой-начальной пары его следов, в снегу, холодным голубым пламенем поблескивает узкий луч клинка шпаги, выкованной возможно в самом знаменитом городе Толедо. Все это мог видеть лишь одинокий, бродячий пес, лениво трусивший параллельным курсом по своим обыденным собачьим делам. Зная, что все необычное обычно приносит одни неприятности, пес горестно взвыл и шарахнулся в ближайшую подворотню. А снег шел и шел. И вскоре исчезли: и мальчик, и пес, и следы самого мальчика. Лишь город все так же возлежал на том самом месте, где обычно, и дремал невозмутимо, будто ничего не случилось.

ВВерх