UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Павел ВОРОНЦОВ

    ПЯТЬ ЧАСОВ ДО ЗАУТРЕНИ




Время было позднее - далеко за вечернюю молитву,  ближе  к  полуночи.
Ночь была ясна и, хотя Луна еще  не  взошла,  человеку  с  острым  зрением
хватило света звезд, чтобы различить темную  груду  валунов.  У  окрестных
мальчишек это местечко носило название "шесть камней" (на  самом  деле  их
там было семь, но седьмой по верхушку врос в землю), больше же  его  никак
не  называли,  потому  что  кого  еще  кроме  мальчишек   могут   привлечь
бесполезные булыжники, пусть даже такие здоровенные?
Человек направился к камням. Когда-то он бывал в этих местах и  знал,
что эти шесть камней именно то, что ему сейчас необходимо. Правой рукой он
поддерживал левую, кисть которой была растянута.
Перед тем, как спрятаться в  камнях,  человек  воровато  огляделся  -
преследователей не было видно, хвала всевышнему. Человек  облизал  верхнюю
губу - из раны на щеке на нее успела  натечь  липкая  кровь,  и  нырнул  в
проход.
Костер напугал его. Не ждал он его здесь. Отшатнулся, потом замер  на
краю круга света, щурясь. Сам пришел сюда потому, что знал -  здесь  можно
развести огонь, не боясь  быть  замеченным  снаружи.  Но  место  оказалось
занятым.
- Входи, не бойся, - Одного взгляда на сидевшего у  костра,  человеку
хватило, что бы понять - бродяга. Голову и тело  бродяжки  скрывала  шкура
бизона, наверняка убитого незаконно, так что бизоньи рога, казалось, росли
на сморщенной бродяжкиной голове. Из под  шкуры  выглядывали  голые  ноги.
Старик посмотрел на руку вновь прибывшего и сказал:
- У меня есть настойка на корнях оленника. Снимает  боль.  И  немного
еды.
Человек кивнул и подсел к огню, думая о  том,  что  еще  вчера  он  в
приказал бы высечь всякого оборванца, предложившего ему разделить трапезу.
Оборванец протянул глиняный кувшинчик со снадобьем. Человек принял.
- Как тебя зовут, бродяга?
- Шумпувайлуййа, - сказал старик. - По вашему - Одинокая Сова.
- Да ты, никак, язычник. Не думал, что вас можно  встретить  в  наших
краях.
- Новые ветры всегда жестоки, - ответил  бродяга.  -  Но  мир  вообще
жесток, так на что же нам обижаться? А твое имя?
- Грегор Кай,  -  ответил  человек  и  тут  же  пожалел,  что  назвал
подлинное имя.
- Грегор Кай - это имя здешнего сеньора.
Грегор Кай кивнул.
- Это ты?
Сглотнув, Грегор с силой отрицательно повел головой.
- Что тебе до того?
- Я просто хотел узнать, не за  тобой  ли  гоняются  по  всей  округе
крестьяне с топорами да вилами?
Грегор погладил рукой кинжал на  поясе  и  негромко  прорычал,  глядя
исподлобья: - "Нет!"
Старик глядя на него, негромко рассмеялся:
- Ну нет, так нет, добрый человек.
- Что ты тут делаешь, бродяга?
- Я ждал тебя.
- Меня?
- Ты ведь умрешь до рассвета.
Грегор Кай, вздрогнув, подался назад, положил руку на кинжал.
- Я не собираюсь на тебя нападать, -  сказал  старик  не  двигаясь  с
места. - Твою смерть можно прочитать в языках огня, листья, трава на  лугу
шепчут о ней и даже камни, на которых ты сидишь, знают о том, что тебе  не
увидеть восход.
Скажи кто-либо подобное  вчера  герцогу  Грегору  фон  м`Каю,  он  бы
рассмеялся этому кому-то в лицо, будь то даже епископ. Но сегодня...
- Ты - сумасшедший? - просто спросил Кай.
- Я - шаман, - ответил Одинокая Сова  с  таким  достоинством,  словно
быть шаманом означает тоже, что быть графом или бароном.
- Колдун... - усмехнулся Грегор с презрением, но  почти  без  примеси
суеверного страха -  герцогу  не  положено  быть  суеверным.  Если  бы  не
обстоятельства встречи, не было бы и речи об этом "почти".
- И давно? - спросил он.
- Что давно?
- Давно ждешь?
- Этот костер горит здесь уже четвертую луну, - ответил шаман.
-  Все  ты  лжешь!  -  рассмеялся  Грегор  Кай,  не  без  внутреннего
облегчения, однако. - Не за что не мог ты ждать меня тут так долго. Смерды
подняли бунт только сегодня утром, а час назад я и сам не знал,  что  буду
здесь.
Шумпувайлуййа бросил на него лукавый взгляд:
- Зато дорога по которой ты шел, знала.
- Ты-то здесь причем?
- Я ждал человека, чья смерть близка. Пришел ты. Значит  -  ты  скоро
умрешь.
Услышав это, Грегор не нашел ничего лучше, как расхохотаться.
- Они идут сюда с собаками, - равнодушно сообщил Одинокая Сова, глядя
в костер. - А до реки далеко.
- Идут... - Грегор  замолчал  на  несколько  секунд,  а  потом  вдруг
взорвался: - Скоты! Смерды! Это правда?
- Такая же правда, как то, что тебе не увидеть новый восход.
Несколько   секунд   Грегор   смотрел   на   Шумпувайлуййу,    потом,
наклонившись, протянул здоровую руку, схватил старика за горло и  притянул
к себе. Отсвет костра и спекшаяся  кровь  придали  благородному  его  лицу
звериные черты.
- Кончай нести ахинею! Говоришь, они идут сюда? Да или  нет?!  Это...
Это ты их позвал?
Рука герцога была сильна, старик начал  задыхаться.  Он  прохрипел  в
ответ что-то неразборчивое. Несколько секунд Грегор  Кай  глядел  прямо  в
задыхающиеся глаза, потом отпустил старого шамана. Тот медленно сложился и
осел на землю. Грегор пнул его сапогом.
- Отвечай!
Старик закашлялся.
- Смерд... - прошептал Грегор Кай. - Даже шкура на тебе, и то моя,  -
и снова пнул. - Ну?
Кашляя, старик прохрипел: - У меня хороший слух. Лай...
Некоторое время Грегор смотрел на него сверху вниз, затем отвернулся,
подошел к одному из лежащих наклонно  валунов  и,  помогая  себе  здоровой
рукой, принялся карабкаться вверх. Когда этот валун стоял вертикально, как
столб, мало кто смог бы влезть на него и без поврежденной руки.  Но,  тому
уже несколько веков, камень лежал на боку и залезть на него сейчас не было
проблем. Грегор замер наверху,  прислушиваясь.  Первое,  что  он  различил
вдобавок к щелчкам цикад, был шелест травы.  Потом  ветер  донес  до  него
далекий-далекий лай. Если бы не ветер, он бы и не услышал  ничего.  Грегор
прикинул - мили три, плюнул и крепко выматерился.  Надо  было  уходить,  и
быстро. В одном шаман был прав, до реки  действительно  далеко.  Осторожно
ступая, Грегор принялся спускаться. Сделав несколько шагов  он  оступился,
попытался  схватится  за  камень  больной  рукой,  вскрикнул  и   полетел,
кувыркаясь.
Когда в глазах у Кая перестало мелькать, он попытался подняться.
- Нога, - простонал он. - Не могу встать.
Старик склонился над ним. "Убьет!" - подумалось Грегору.
- Да у тебя разбита коленная чашечка.
- Что же мне делать? Они будут здесь через минут  сорок  пять,  может
раньше?! - Грегор наполовину орал, на половину стонал.
- Я же говорил что тебе не дожить до рассвета.
Кай Грегор бессильно зарычал.
- Собаки. Смерды. Гады.
Потом взгляд его остановился на Шумпувайлуййе.
- Колдун... Ведь ты знал, знал! И ты приговорил меня?
- Ты сам себя приговорил.
- Я был в своем праве. Я - хо-зя-ин. Это мое право - подчинять.
Шаман кивнул.
- А их право - убить тебя за это.
- Нет у них такого права! - рявкнул Грегор Кай. - Я - волк, они овцы.
Мне надлежит брать, им - ...
Его собеседник только негромко усмехнулся.
- Что ты понимаешь,  старик!  -  выдохнул  Грегор.  -  Я  боролся  за
единственное, за что действительно стоит бороться. - он задыхался.
- Жалеешь о чем-нибудь? - спросил его шаман.
- Только  об  одном.  Детей  у  меня  нету.  Тех,  кто  был  бы  моим
продолжением. Я кончусь, когда умру. Сейчас это как-то ясно понимается.
Некоторое время Одинокая Сова молча смотрел на огонь.
- Послушай, - сказал он наконец. - Возможно, еще можно спасти тебя.
Кай Грегор перестал хрипеть и уставился на  Одинокую  Сову  взглядом,
каким обычно голодная собака глядит на праздничный стол.
Одинокая Сова выдержал драматическую паузу.  Потом  заговорил,  глядя
прямо в языки пламени, словно читая в них слова.
- Я пришел сюда открыть дверь, - начал он наконец. -  Я  -  шаман,  а
шаманы знают - мир безбрежен. Нам случается  открывать  двери,  ведущие  в
разные его уголки. Но, где бы какая дверь не была  открыта  -  это  всегда
дверь в мир. Я же пришел сюда открыть дверь за  пределы  всякого  мира.  Я
никогда не открывал таких дверей, никто никогда не  открывал.  Но  одно  я
могу сказать точно: прошедший ее исчезнет. По этому-то  мне  и  нужен  ты,
который не увидит как завтра взойдет Солнце.
Кай Грегор думал почти минуту, прежде чем ответить.
- А там?
- ??? - Шумпувайлуййа вопросительно поднял брови.
- Там, по ту сторону? Что там будет, колдун?
- Я не знаю, - честно ответил шаман. - А если бы знал - возможно, сам
бы прошел этой дверью. Быть может, ты умрешь. Быть может, порвав пуповину,
что связывает любую жизнь с миром, ты сам станешь другим  миром.  Подумай,
какая это власть, ведь ты всю жизнь боролся за нее, не  так  ли.  А  я  не
знаю.
Молчание, которое воцарилось после слов шамана  среди  шести  камней,
возможно, длилось бы еще долго, но ветер, донесший до ушей Кая далекий лай
(теперь его было слышно уже и между  камнями),  положил  конец  раздумьям.
Грегор осклабился.
- Говоришь, все или ничего? Хорошо, колдун. Я  согласен,  твори  свое
чародейство. Мне терять нечего, давай, зови своих демонов, духов,  чертей,
кого там положено.
Одинокая Сова покачал головой.
- Никого, только я сам.
Он подхватил Кая Грегора подмышки  (Кай  изумился  силе  его  рук)  и
оттащив к костру усадил на свое место. Позади Кая шаман  воткнул  в  землю
шест, на который водрузил череп совы, перед ним, по другую сторону  костра
- нож с вырезанным на рукоятке волком. Рукоятка была из  бивня  моржа,  и,
при взгляде на нее, Грегор криво усмехнулся, подумав,  что  моржа,  скорее
всего, тоже добыли браконьерски. Из под шкуры старик вытащил бубен и пошел
вкруг костра,  тряся  им  и  напевая  заунывную  песню.  Постепенно  песня
становилась громче, обретала силу. Языки огня выросли, нож сверкал  по  ту
сторону костра. В какой-то момент, оглядевшись по сторонам, Грегор  понял,
что пламя окружает его со всех сторон. Костер больше  не  потрескивал,  он
ревел что лесной  пожар.  Шумпувайлуййа  возвышался  над  ним,  он  вырос,
казалось, он стал таким  огромным,  что  может  шагать  по  шести  камням,
переступая с камня на камень. Он и шел по ним, а сами камни уже не лежали,
они стояли, как когда-то давно и  их  было  семь.  Они  сверкали  золотом,
отражая жуткий свет костра,  пожара,  вулкана,  окружавшего  Кая  Грегора.
Песня гремела так, что Каю казалось, он видит ее грохот. Когда  он  больше
не смог терпеть, Кай закричал в ужасе, и тогда песня выжгла  ему  глаза  а
огонь вошел в уши и сжег слух. И наступила темнота.
- Темно... Боже, как тут темно...  Почему  тут  так  темно,  Господи?
Помоги мне! Кто нибудь, света, дайте мне света, хоть  чуть  чуть!!!  ПУСТЬ
БУДЕТ СВЕТ!!!


Шумпувайлуййа вытащил из земли нож и, сняв с  шеста  череп  совы,  со
всеми надлежащими предосторожностями убрал его в  специальный  мешочек  на
поясе. Шест он сломал и бросил в костер,  а  сам  устало  опустился  перед
огнем, тяжело дыша. Пот  градом  катился  по  его  лбу.  Он  очень  устал.
Настолько, что ему даже чудился далекий смех в  ушах.  Нет,  смех  не  был

 
в начало наверх
галлюцинацией, чем дальше, тем он становился сильнее, лился с неба, торжествующий и издевающийся одновременно. Шумпувайлуййа удивленно поднял к вверх лицо и вдруг узнал в смехе голос Грегора Кая. Мгновенный страх исказил лицо Шумпувайлуййи. Он протянул руку и еще успел дотянуться до своего бубна, прежде чем молния испепелила его на месте. Люди, шедшие по следу своего ненавистного бывшего сеньора видели молнию, которая упала в шесть камней с ясного неба, от самых звезд. Найдя среди камней обгорелые кости Шумпувайлуййи, они решили, что это остатки Грегора фон м`Кая их бывшего герцога. Перекрестившись, воздали хвалу господу за его справедливость и поспешили назад, в город. Никто из них не посмел коснуться костей. Господь их явил им сегодня мощь свою и силу, и они надеялись успеть в городскую церковь до заутренней.

ВВерх