UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Павел ВОРОНЦОВ

ЯВЬ




Ключ долго не хотел входить в замочную скважину, а  когда  вошел,  то
повернулся с натугой, словно был хорошо осведомлен  о  всех  неприятностях
обратной стороны двери. Но открывавший дверь только-только выбрался из-под
темного осеннего дождя, а по ту  сторону  хлипкой  конструкции  из  ДСП  и
фанеры должна  была  найтись  как  минимум  одна  чашка  кофе,  сосиски  в
холодильнике  и,  если  это  не  поможет,  горячий   душ.   Он   не   внял
предупредительному ключу. Зря, вещи зачастую оказываются прозорливее нас.
Сергей ввалился в свою квартиренку мокрый, казалось, вместе с  ним  в
прихожую вплыло скромное такое облачко пара. Ботинки тот час же испохабили
паркет грязноватыми лужицами песчаного цвета, но здесь было тепло.  Одного
этого было достаточно. Сергей сбросил  плащ,  который,  вообще-то  говоря,
следовало-бы очистить от капели где-то на площадке, растер по паркету лужи
тапочками и открыл дверь в комнату.
Усталое подобие улыбки на его лице стаяло испугом.  В  наше  недоброе
время никто не жаждет застать в своей квартире троих незнакомых.
Сидевший в кресле прямо напротив него сумрачный гражданин  бросил  на
журнальный стол багряную книжицу документа, которую вертел в руках.
- Вот, наконец, и вы. Проходите, Сергей Вадимович.
Наверное, герою порядочного кино-боевика  следовало  бы  запустить  в
пришельцев подвернувшейся под руку прабабушкиной швейной машинкой.  Сергей
же вместо этого молча развернулся и,  как  был  босиком,  ринулся  вон.  К
сожалению ДСП и  фанера  с  первого  удара  не  поддались,  а  второго  не
последовало.
- Ну что же вы, Сережа, -  сказал  ему  Сумрачный,  который  даже  не
двинулся с кресла пока двое его  сотоварищей  усаживали  Сергея  напротив.
Казалось, поведение Сергея печалит его, старого доброго человека.
- Кто вы такие? - взвинченный, Сергей как-то сразу перестал рыпаться.
- Сережа, давайте не будем притворятся. Вы прекрасно знаете,  кто  мы
такие, а мы не хуже - кто вы.
- Я вас никогда не видел.
- Послушайте, мы с вами представляем одну и ту же фирму,  пусть  даже
вы и решили уволится таким, мнда,  странным  способом.  Тот  факт,  что  я
представляю пятое управление, а вы - тринадцатое  не  играет  существенной
роли. И...
- Какая фирма?
Сумрачный глубоко вздохнул, думая  о  том,  зачем  в  такой  ситуации
ломать комедию столь глупую, подобрал красную книжицу  с  разделявшего  их
журнального столика и толкнул ее к Сергею. Сергей подался  вперед,  тут-же
тяжелая ладонь легла ему на  плечо.  Но  сумрачный  чуть  заметно  кивнул,
ладонь исчезла и Сергей смог взять корочку. Затем Сумрачный заговорил:
- Вы - Сергей Вадимович Нагиревский, бывший наш сотрудник, два месяца
назад вы участвовали в проекте Полимер-2, выполняя  функцию  сновидца.  Вы
помните это?
Сергей оторвал от удостоверения наивные детские глаза и Сумрачный  не
глядя продолжил:
- Примерно два месяца назад, а точнее - двадцать второго августа,  вы
исчезли и больше на работе не  появлялись.  Вы  продали  свою  квартиру  и
покинули Москву. В Москве у вас осталась невеста и  мать,  обе  ничего  не
знают о вашем нынешнем месте пребывания. Мне, а точнее фирме, хотелось  бы
знать - почему? - несколько секунд Сумрачный смотрел  на  Сергея  в  упор,
словно бы ожидая оправданий. Ему не нравился Сергей, нарочито косящий  под
дурака, не нравилось то, что могло быть сказано в ответ, не нравилась  вся
эта история с "Полимером-2".
Прождав с минуту, Сумрачный хлопнул себя по коленке ладонью: - О`кей.
Витя, Саша, заберем това-рис-тча.
При этих словах Сергей вскинулся, как внезапно пробудился:
- Нет! - И, тише: - Не надо меня забирать...
Сумрачный только рукой махнул.
В  подъезде  Сергей  пытался  сбежать,  за  что   получил   несколько
зуботычин.


Фотография. Молодой, полнощекий парень  с  достаточно  интеллигентной
мордашкой.
- Вы знаете этого человека?
- Нет... Да... Не помню.
- Где он сейчас?
- Да я даже не помню, знаю я его или нет.
- Вы с ним вместе работали.
Сергей уже устал объяснять, что это какая-то чудовищная ошибка.
- Я не знаю его, никогда не видел и не  знаю,  где  он  сейчас  может
быть.
Скрип пера. "Не зна-ю". Шел третий час допроса.
Видимо, утомившись, Сумрачный ушел пить кофе. Остался один Сухопарый.
-  Согласно  документации  АО  "Триза"  вы  продали  свою  московскую
квартиру за двадцать шесть миллионов рублей. Куда вы дели эти деньги?
- Купил квартиру в Симбирске.
- А остальное?
Скрип-скрип... Пометка на полях: "Проверить".
- Видели-ли вы этого человека после двадцать второго числа?
- Нет.
Скрип-скрип.
- Каков был ваш с ним характер взаимоотношений?
- Не помню. У нас с ним не было взаимоотношений.  Почему-то  все  это
перемежалось совершенно не к селу ни к городу темой снов.
- Что вы видели во сне двадцать первого августа?
- Послушайте, - взмолился Сергей. - Какое это-то  отношение  имеет  к
делу?
- Большое.
- Не помню я.
Сухопарый оторвал лицо от измаранного листа бумаги.
- Имейте в виду, если вы  и  дальше  будете  упорствовать,  мы  будем
вынуждены применить к вам спецсредства.
Сергей, у которого в  Белокаменной  на  полке  остались  стоять  семь
томиков Солженицына, поежился. Странно,  но  свою  квартиру  в  Москве  он
помнил смутно, как через туман.
Вернулся Сумрачный, с Сухопарым на  пару,  попеременно  сменясь,  они
провозились с Сергеем еще часа два. Потом его отвели в  камеру.  По  голой
бетонной стене струились ржавые подтеки.
Два часа Сергей провел уткнувшись носом в жесткий лежак, переживая  и
успокаиваясь. А когда за ним  пришли,  по  ту  сторону  двери  обнаружился
человек в белом халате...
- Не бойтесь, это не больно, - сказал врач,  наполняя  шприц.  Сергей
полулежал, прибинтованный к  анатомическому  креслу.  -  Времена  подвалов
давно прошли.
- Между прочим, - добавил он, когда тонкая  струйка  прочертила  дугу
под потолком, - это одно из средств "Полимера".
- Оно ничего вам  не  сделает,  -  игла  коснулась  беззащитной  кожи
предплечья. - Только поможет вспомнить кое-что... Ну и развяжет язык.
- Но я не хочу... - прошептал Сергей, пока бесцветный раствор  входил
в его кровь.


Распластанный, он лежал на кушетке. Он был - нигде. Он был -  память.
Он вспоминал. Голоса говорили ему - что.
Голос Сумрачного:
- Где вы работали последние месяцы до августа?
- В проекте Полимер-2.
Сергей вспомнил белые халаты, кушетки, люди на  них,  он  сам...  Это
проснулось в его памяти и он  сам  удивился  тому,  как  не  помнил  этого
раньше.   Пропуска,    ежедневные    проверки    здоровья,    инструктажи,
генерал-майор, слишком молодой для своих погон, говорит: "Есть  шанс,  что
вы открываете новые горизонты для человечества".
- Какова была ваша задача?
-   Сканирование   информационно-энергетического   поля   в    режиме
повышенного восприятия в поиске новых информоформ.
Врачи, запах камфорного спирта, шприцы и  уколы,  открывающие  дверь.
Разные уколы - разные двери. Но за каждой из них лежит вселенная.  Как  он
забыл такое? Но - страх, как жаба он заворочался где-то внутри. Почему?
- Чем вы занимались в августе?
- Отрабатывали новый препарат.
Голос Сухопарого:
- Какой?
- МБС-4.
"Никогда не надо забывать: вы - разведчики. Разведчик  должен  хорошо
видеть и хорошо слышать. Для этого вам нужны соответствующие  инструменты"
- кто это сказал? Не помню.
Таскать мысли из небытия - бред. Но им случалось вытягивать  "оттуда"
любопытные идеи и оригинальные технические решения. Настолько, что хватало
на финансирование Проекта. С лихвой.
Но почему - страх?
- Двадцать второе августа?..
Молчание
- Двадцать второе августа?
Страх.
- Что вы делали двадцать второго августа?
Страх, страх. Сергей прошептал: - Ну пожалуйста...
Голоса замолчали на секунду. Затем:
Голос Сухопарого:
- Ну что вы на это скажите?
Голос врача:
- Нетипичная реакция. Однако, надо продолжать. Если вы нажмете  -  он
ответит.
Снова - голос Сухопарого:
- Что было двадцать второго августа?
Клыки и когти - детские игрушки. Запах огня. Страх.
- Я видел...
- Что вы видели?
Это был последний вопрос.  Рухнули  последние  барьеры,  поставленные
сознанием и голос врача потонул в  пробудившемся  воспоминании.  Медленно,
словно подводный  ракетоносец,  всплыло  оно  на  поверхность,  и  так  же
неотвратимо.  Бивнем  пробило  оно  мысли,  телом  своим   раздавило   оба
полушария. Знание о нем, о его существование, о том что это есть, что  оно
живет, память его взгляда заполнили Сергея до самых корней волос. И  тогда
Сергей закричал. Он кричал долго,  пока  не  сорвал  голосовые  связки.  И
продолжал кричать после.


- Ну и что говорят эксперты, Виталий Николаевич?  -  Сухопарый  стоял
отвернувшись к окну, и глядел  на  Солнце,  садившееся  куда-то  за  крыши
окрестных домов. За его  спиной  сумрачный  человек,  которого  он  назвал
Виталием просматривал документы, скопившиеся с самого утра.
- Эксперты говорят, - ответил Виталий  после  недолгого  молчания.  -
Эксперты всегда говорят, - несколько секунд еще он тасовал в руках  листки
бумаги. - "По всей видимости у  всех  наблюдаемых  имела  место  частичная
амнезия,  вызванная  рефлекторной  психологической  блокадой  памяти",   -
прочитал он. - "Вероятно, причиной, вызвавшей этот результат был стресс, в
свою  очередь  вызванного,  сильным  всплеском  эмоций,   как   показывают
результаты снятия блокады - скорее всего - страхом."  -  Он  потянулся  за
новым листком в пачке. - Ч-черт...
- Что такое?
- Четвертый.
Сухопарый повернулся от окна  и  посмотрел  на  Виталия  чуть  подняв
бровь, как через монокль. Виталий протянул ему бумагу.
- Неделю  назад.  В  Белоруссии.  Нам  они,  естественно,  ничего  не
сообщили. Видимо, подвергли его процедуре аналогичной нашей.
- Тыр-тыр-тыр, - прошелся по докладу  Сухопарый.  -  Так...  Седьмого
октября...  Тема...  Контакт  невозможен...  По  косвенным  данным...  Был
подвергнут...  Так...  Минский  военный  психиатрический  госпиталь...   -
Сухопары посмотрел на  Виталия  поверх  листа.  -  Не  сказать,  чтоб  они
добились больших результатов.
- Так же, как и мы.
Сухопарый кивнул. Повернулся к окну.

 
в начало наверх
- Осталось еще семеро. - Мне не нравится эта история. - Мне тоже. - Мы ничего не узнаем. - Любой наркотик может быть побежден другим наркотиком. - Ты же знаешь, им всем кололи разные наркотики. - И?.. - Такое впечатление, что они наткнулись на нечто, что сделало с ними это. Нечто реальное, - выдержав паузу Виталий закончил: - Мне это не нравится. Полимер-2 - это только первая встреча. Мы растем и расширяемся. Когда нибудь нам придется столкнутся с этим всерьез. Сухопарый снова отвернулся от закатывающегося Солнца и алых вечерних крыш. - Ты боишься? Виталий наклонил голову, подбирая слово. - Я беспокоюсь.

ВВерх