UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Василий ЗВЯГИНЦЕВ

 ОДИССЕЙ ПОКИДАЕТ ИТАКУ




    И буду писать историю людей более  свободных,
    чем государственные люди, историю людей, живущих в
    самых выгодных условиях жизни для борьбы и  выбора
    между добром и злом, людей, изведавших все стороны
    человеческих  мыслей,  чувств  и  желаний,  людей,
    таких же, как мы, могущих выбирать между  рабством
    и  свободой,  между  образованием  и  невежеством,
    между славой и  неизвестностью,  между  властью  и
    ничтожеством, между любовью  и  ненавистью,  людей
    свободных   от   бедности,   от    невежества    и
    независимых.
 Л. Н. Толстой




    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРИТЕРИИ ОТБОРА


Заснула она поздно, почти под утро и, ощутив сквозь  сомкнутые  веки,
что в комнате уже  светло,  успела  с  досадой  подумать,  что  не  стоило
поддаваться  на  Димкины  уговоры  и  ехать  с  ним  на  Ленинские   горы,
возвращаться с них ночью пешком да еще и долго стоять в подъезде. Мало  ли
что он завтра уезжает... Сегодня тоже будет день. А вот на экзамен  теперь
придется идти не выспавшись.
И открыла через силу глаза.
В комнате было сумрачно, и за окном шел дождь.  Сначала  она  увидела
только это, и лишь через  секунду  поняла,  что  не  лежит  в  постели,  а
совершенно одетая стоит у окна, и за окном не знакомый с детства  проспект
с гудящим  многорядным  потоком  машин  и  бело-зеленым  зданием  Рижского
вокзала вдали, а какой-то сад или парк,  на  первом  плане  густые  мокрые
кусты и мокрая трава, а дальше, за серой пеленой дождя, виднеются  высокие
массивные глухие стены.
Так тоже бывало - думаешь,  что  проснулась,  а  на  самом  деле  сон
продолжается. И тут же она окончательно и очень ясно поняла,  что  никакой
это не сон, а самая настоящая, хоть и странная, реальность.
Захотела испугаться и не смогла этого сделать. Было только недоумение
и словно бы оглушенность от необъяснимого перехода в совсем другую жизнь.
Обернувшись, она увидела, что находится  в  большой  и  почти  пустой
комнате. На золотистом, с длинным ворсом  ковре  стоял  низкий  журнальный
столик, возле него - два глубоких кресла. И все.
Нет,  она  ошиблась.  Всю  противоположную   стену   занимал   тускло
отсвечивающий, почти незаметный на фоне обоев  экран.  Как  у  телевизора,
только во много раз больше.
Еще не зная зачем, она решила подойти, взглянуть на него поближе.
Идти было неудобно, в теле ощущались скованность и  слабость,  словно
после долгой болезни. И еще - мешали  очень  высокие  каблуки.  Она  таких
раньше никогда не носила.
Экран вдруг засветился, и с каждым шагом свечение становилось ярче, а
когда она подошла вплотную, поверхность стекла исчезла, растворилась, и  в
образовавшемся  проеме  она  увидела  другую   комнату   -   роскошно,   в
эклектическом стиле конца прошлого века меблированный кабинет.
В стилях она, будущий архитектор, разбиралась хорошо, и не  могла  не
восхититься  сложностью  и   тщательностью   отделки   стен   и   потолка,
тяжеловесной изящностью мебели.
Иллюзия была полной, и только коснувшись рукой холодного стекла,  она
убедилась, что перед ней все же изображение.
А там,  в  кабинете,  заполненном  сумеречным  тоскливым  светом,  за
массивным письменным столом на резных  львиных  лапах,  в  черном  кожаном
кресле сидел человек и читал толстую книгу.  Лампа  под  зеленым  абажуром
освещала часть  стола  -  с  блестящим  кофейником,  граненой  хрустальной
пепельницей, над которой поднималась вверх тонкая  и  неподвижная  струйка
дыма, и лежащим чуть сбоку большим черным револьвером.
Поза человека, наклон головы, подсвеченный лампой профиль  показались
ей знакомыми, и тут же она узнала его.  Конечно,  это  Дмитрий,  он  же  -
мичман Дим, как она звала его по созвучию с именем героя  романа  Конрада.
Они расстались совсем недавно, часа четыре назад, у двери ее квартиры,  но
как он странно изменился! Лицо покрыто красноватым густым загаром - вместо
ленинградской  весенней  бледности,  на  голове  не  курсантский  ежик,  а
довольно длинные, выгоревшие на солнце волосы. И другая одежда. Не  черная
форменка с якорьками на погонах, а оливковая рубашка непривычного  покроя.
Но дело даже не в этом. Она вдруг поняла, что этот Дмитрий гораздо старше,
лет, может быть, на десять, если не  больше.  Не  юноша,  а  довольно-таки
поживший мужчина.
Он поднимает голову, смотрит на нее, и тоже узнает ее не сразу.
"Постой... Наташа? Это ты, Наташа? - Он  слабо  как-то  и  растерянно
улыбается. - Откуда? Как давно я тебя не видел..." - "Почему же давно? Еще
сегодня ночью..." Он отрицательно качает головой: "Давно,  Наташа.  Я  уже
начал забывать твое лицо.  Да  и  ты,  надо  сказать,  изменилась,  совсем
красавицей стала..."
И вот только теперь она просыпается по-настоящему. До  конца.  И  все
понимает. Что действительно прошло очень много лет, что  у  нее  уже  была
другая жизнь, в которой много разного случилось, но Дима в  той  жизни  не
было.
И вспоминает еще одно, самое главное, от чего ей  наконец  становится
по-настоящему жутко...



 1

В  том,  что  Фритьоф  Нансен  был  прав  и   к   холоду   привыкнуть
действительно невозможно, Воронцов сумел наконец убедиться в полной мере.
Вышло так, что после многих лет, проведенных  на  южных  линиях,  ему
целую навигацию пришлось работать "на северах", от Мурманска до  Певека  и
обратно.  Погода  все  время  стояла  мерзейшая,  устал  он  сильнее,  чем
когда-либо раньше, и когда наконец дождался отпуска,  решил  провести  его
градусов на тридцать ниже по сетке координат. А на тех широтах его  больше
всего  привлекал  Сухуми.  Тихий  город  на  зеленых   холмах,   счастливо
избегнувший опасности превратиться в  курортный  Вавилон,  как,  например,
соседний Сочи;  теплое  море  без  всяких  признаков  битого,  а  равно  и
сплоченного льда; много пальм и другой  субтропической  зелени,  спокойные
закаты над жемчужными волнами.
Он приехал туда и понял, что не ошибся.
Целыми днями Воронцов  валялся  на  разноцветном  галечном  пляже,  в
прозрачной перистой тени громадных эвкалиптов, перечитывал "Бросок на  юг"
Паустовского, где описаны эти же места в начале  двадцатых  годов.  Часто,
откладывая книгу, он глядел на город по ту сторону  бухты  и  представлял,
как все здесь выглядело  шестьдесят  лет  назад.  А  вечерами  выходил  на
набережную, ел на веранде над морем горячие,  похожие  формой  на  корабли
викингов хачапури, а потом  выпивал  много  крошечных  чашечек  густого  и
горького кофе, который раньше был "по-турецки", а теперь  -  по  каким-то,
очевидно, внешнеполитическим, соображениям -  стал  "по-восточному",  хотя
варил этот кофе все тот же, что и двадцать лет назад, старый турок Гриша.
День, кажется, на пятнадцатый, начав уставать от монотонности жизни и
в поисках новых  впечатлений,  Воронцов  поддался  на  мегафонные  призывы
человека на пирсе и взял билет в Новый Афон.
Там, на ступенях старинного храма, он неожиданно  встретил  знакомого
журналиста, с которым шел в прошлом году из Бомбея на Ленинград.
Конечно, оба обрадовались. Воронцов - от одиночества,  журналист,  по
его словам - потому, что давно  искал  Воронцова,  дабы  презентовать  ему
путевые, недавно изданные очерки, в которых было и о нем кое-что.
Прервав  программу  экскурсии,  поехали  на  такси  в  Гульрипш,  где
журналист  держал  дачу.  Надо  отметить  -  великолепную.  Дикий  камень,
полированное дерево, красная черепица, кованый чугунный забор и ворота,  и
все - в обрамлении магнолий, лавров и неизменных эвкалиптов.
Антон  -  так  звали  журналиста  -   надписал   Воронцову   довольно
толстенькую, неплохо оформленную и иллюстрированную  многими  фотографиями
книжку, и Дмитрий, не удержавшись, тут же  ее  просмотрел.  Отметил  явный
перебор по части экзотики, которую автор выискивал где придется, и то, что
Антон подчас просто грешил дурной литературщиной. Читая о себе фразы типа:
"Старпом нашего балкера по-мужски элегантен и сдержанно  красив",  "В  нем
постоянно чувствуется его военно-морское прошлое", и даже: "Меня  поразили
тонкость и парадоксальность мыслей, редкие у людей его типа и  профессии",
Воронцов усмехался, а в особо сильных местах довольно  громко  фыркал,  но
остался доволен. В главном все было верно и даже остро. Хотя, если  данное
творение попадется на глаза коллегам, язвительных шуточек не оберешься...
По случаю встречи поехали ужинать  в  Эшеры,  в  знаменитый  пещерный
ресторан, куда так просто не попадешь и  куда  любят  приезжать  серьезные
люди из Сочи, Гагр, даже Тбилиси.
Антон много говорил о делах окололитературных,  и  слушать  его  было
интересно. От Воронцова же требовалось  только  кивать  в  нужных  местах,
говорить  "а-а"  и  "ух  ты!",  задавать  наводящие  вопросы   и   изредка
произносить тосты. Такое разделение труда, очевидно, устраивало обоих.
Следующие дни они тоже проводили вместе.
Все произошло как раз через неделю. С утра загорали на одном закрытом
пляже  в  обществе  двух  московских  поэтесс,  которые,  в   отличие   от
Маяковского, были интересны не этим. А вечером сидели на балконе Антоновой
дачи,   дегустировали   соломенно-желтое   "Цоликаури"   и   густо-красную
"Хванчкару" и любовались восходящей над морем луной.  Как  два  утомленных
жизнью самурая.
Может, из-за луны все и случилось.
-  Помнишь,  в  Красном  море  мы  говорили  с  тобой  о  моряках   и
космонавтах? - спросил Антон, глядя на серебристую дорожку на волнах,  без
всякой связи с предыдущим разговором.
- Вроде было что-то такое...
В том разговоре, одном из многих, что  они  вели  на  длинных  ночных
вахтах,  Воронцов  указал  Антону,  что  его  коллеги-журналисты  зачастую
переоценивают некоторые  достоинства  космонавтов,  как  реальных,  так  и
условных.
"Не  сказать  дурного  слова,  ребята  они  хорошие,   профессионалы,
уважения заслуживают, однако слишком много превосходных степеней. И отнюдь
не всегда по делу. А вот о моряках, напротив, стали забывать. Не  то,  что
лет двадцать назад. А космонавтам, как ни крути, жить на свете  проще.  Их
тщательно отбирают, годами  тренируют  в  сурдо-,  термо-  и  барокамерах,
вертят на центрифугах, обклеивают датчиками, отрабатывают на каждый  полет
все мыслимые и немыслимые ситуации, сотни людей и  компьютеров  следят  за
каждым километром каждого витка... И это при том,  что  ничего  такого  уж
страшного их там не подстерегает. Все по законам Кеплера, Ньютона и прочей
небесной механики.
А у моряков? Знает, к примеру,  широкая  публика,  что  ежегодно  без
вести пропадают в морях сотни кораблей? Что до сих пор погоду и  на  сутки
вперед угадать не всегда получается, а  хороший  шторм  ломает  сталь  как
картон, и тайфуну  все  едино:  парусная  джонка  перед  ним  или  атомный
авианосец. И что помощь к тонущим приходит гораздо реже, чем показывают  в
приключенческих  фильмах.  А  каково  яхтсменам-одиночкам,  идущим  вокруг
света?  Вроде  капитана  Чичестера  или  Нокст-Джонса?  Год  в   море   на
десятиметровой яхте без захода в порты, и случись что,  ни  одна  душа  на
Земле не только не поможет, а и знать ничего не будет.
И по-прежнему в морях можно встретить самых натуральных пиратов.
Да, кстати, и управлять этим вот балкером в  сорок  тысяч  тонн  куда
сложнее, чем спутником  на  орбите.  У  него  радиус  поворота  -  страшно
сказать, сколько кабельтовых, да инерция... И если еще в шторм, да  ночью,
вблизи берегов, по ненадежным картам...
На военном флоте - свои прелести, даже в мирное время. Пришлось мне в
этих как раз водах тралить израильские мины  в  порядке  братской  помощи.
Удовольствие намного ниже среднего... А там, наверху, даже  метеоритом  за
все годы освоения космического пространства ни в кого не попало..."
Такой вот примерно был у них тогда разговор.
- И ты по-прежнему считаешь, что хороший моряк ни в  чем  не  уступит
космонавту и всегда готов к любым неожиданностям? - спросил Антон.
- Разумеется. Если моряк действительно хороший.  Я  нашего  брата  не
идеализирую, народ  всякий  случается.  Но  тут  уж  закон  больших  чисел

 
в начало наверх
работает. Моряков сотни тысяч, а космонавтов десятки... И критерии отбора совсем разные, сам понимаешь... Потеряв интерес к теме, в которой все для него было ясно, Воронцов налил в бокалы еще вина, со вкусом потянулся, откинулся в плетеном кресле. - Хорошо-то как, господи! Истинно - рай земной! Не дураки афонские монахи были. А вот кому здорово живется, так это вашему брату. Работа чистая, никаких тебе вахт четыре часа через восемь, никаких проблем с регистрами, пограничниками, таможней,сличнымсоставом, грузоотправителями и грузополучателями. Сиди себе в Бомбее или там в Париже, раз в две недели дай информацию в газету, и привет... - Твоими бы устами... - улыбнулся Антон. - А то не так? Ну, упрощаю кое-что, само собой, однако не сравнить! И заработки опять же, гонорары... И харчи не те. Помнишь, чем нас последние недели кормили? Так тебе это раз в жизни, для экзотики, а нам... Да что говорить... Ты вот и недвижимостью владеешь... - Воронцов похлопал ладонью по перилам балкона. - Что, нравится? Не отказался бы? - Я бы, может, и не отказался... - Могу посодействовать. Тут по-соседству как раз продается... Еще и лучше моей... Воронцов с энтузиазмом согласился. - Ну безусловно! Давно мечтаю. Составь протекцию. У меня там тысчонки три на книжке завалялись, да еще страховку скоро получу, вот за эту цену и сторгуй, а уж я отблагодарю... Антон стал серьезен. - Цена как раз не вопрос. Было б желание... Воронцов взял со стола трубку, начал набивать. Ему сразу стало скучно. Слышал он уже такие разговоры. И даже не раз. И знал, чем они обычно кончаются. Как раз недавно прошла целая серия процессов над контрабандистами из плавсостава и руководящих чинов нескольких пароходств. - Я как раз не это имел в виду, - понял его мысли Антон. - Никакого криминала. Ни валюты, ни наркотиков. Ты же все равно сейчас в отпуске, спешить некуда? - Ну и? - Не хочешь поучаствовать в одном эксперименте? - В принципе - отчего бы и нет. А какого рода? - Психологического. На поведение в нештатных ситуациях. - Если это не больно да еще и на дачу заработать можно - запросто. Люблю всякие эксперименты... - Можешь быть уверен. Совершенно необыкновенные впечатления, плюс гонорар по высшим ставкам... - А если подробнее? - Подробнее как раз нельзя. В том и суть. Так согласен? Может быть, в другой обстановке и в другом настроении Воронцов отнесся бы к подобному предложению иначе, но тут все так сложилось, что он только пожал плечами. - Если ты настаиваешь... Когда начнем? - А чего тянуть? Сейчас и начнем... Он вытащил из кармана синюю коробочку, вроде тех, в каких продают ювелирные изделия. Открыл ее и протянул Воронцову блестящую таблетку, около сантиметра в диаметре. - Приложи позади левого уха. Вот сюда... Таблетка прилипла, словно магнит к железу. Ощущение было несколько странное, но оно тут же прошло, и Воронцов перестал ее чувствовать. Даже потрогал рукой, чтобы убедиться, что таблетка на месте. - И что дальше с этого будет? - Смотри... И Воронцов увидел. 2 ...Прямо перед ним поднимались темные, грубо сложенные из гранитных блоков стены замка. Совершенно реального и подлинного средневекового замка, с башнями, зубцами, бойницами, "ласточкиными гнездами", рвом вокруг и подъемным мостом на цепях потолще, чем якорные, и со всеми прочими, приличествующими такому сооружению атрибутами. А сам он стоял на ведущей к главным воротам дороге, вымощенной мелким красным кирпичом. Справа и слева расстилалась холмистая местность, покрытая жесткой травой, кустарником, отдельно стоящими кряжистыми дубами. Над всем этим пейзажем низко нависало предгрозовое небо, а позади, когда Воронцов обернулся, он увидел серое я даже на вид холодное море. - Однако... - сказал Дмитрий вслух. Выглядело все очень убедительно. Даже, пожалуй, слишком. Что-то ему и слышать не приходилось о таких иллюзиях с эффектом присутствия. Разве что у Лема читал, в "Сумме технологии"... Но эксперимент - значит эксперимент. От него сейчас ждут поведения. Нештатная ситуация налицо. Значит, все вопросы и сомнения оставить до лучших времен. Вводная принята. Он провел руками по карманам. Абсолютный минимум. Деньги, неполная пачка сигарет, зажигалка, и еще спринг-найф - пружинный нож с десятисантиметровым лезвием. И все. Если скажем, здесь какой-нибудь XII век и разгул феодализма, так будет трудновато. Историей он всерьез не занимался, языков, кроме сленгового англо-американского, не знает и даже "Янки при дворе короля Артура", как назло, с детства не перечитывал. Но слишком долго раздумывать не стоит, решил Воронцов, вполне можно заработать несколько штрафных очков. Как на капитанском тренажере в Гренобле. По мосту, переброшенному через широкий ров, заполненный неподвижной темной водой, он вошел в ворота. Внутри было очень прилично. Даже более чем. Горел яркий свет, а в нише, где полагалось стоять часовым, или, допустим, привратникам, Воронцов увидел гостеприимно раскрытую дверь лифта. - Модернисты они тут, - сказал он негромко. Створки дверей сомкнулись, и кабина плавно взлетела. Остановился лифт тоже сам по себе и выпустил Дмитрия в круглый зал, из которого по радиусам, словно спицы от втулки колеса, расходились шесть широких, совершенно одинаковых коридоров. Голый камень стен, высокие сводчатые потолки, полы выстелены темными дубовыми плахами. По сторонам, сколько хватает взгляда, двери в глубоких нишах через неравные промежутки. И неизвестно откуда льющийся ровный свет. Про задачу Буридана Воронцов знал, повода для аналогий давать не захотел и выбрал самое простое решение - пошел прямо. ...Если рассказывать здесь обо всем, что Дмитрий увидел за те несколько часов, пока бродил по этажам и коридорам замка, то получится нечто вроде плохого путеводителя: длинно, скучно, утомительно. И очень мало похоже на правду. Проще сказать - там было все. Вот именно: абсолютно все. Как в рекламе магазинов Вулворта: "Если вы сами не знаете, чего хотите, заходите к нам. У нас это есть". А уровень и качество сервиса превосходили все когда-либо виденное Воронцовым в его многолетних скитаниях по свету. Он перекусил в автоматическом экспресс-баре, где нужно было выбрать желаемое в толстой книге вроде нью-йоркского телефонного справочника, набрать кнопками номер на пульте и получить заказ, который возникал в пище за стеклянной шторкой. Бесплатно. В оружейной лавке, похожей на ту, куда он любил заглядывать, бывая в Сан-Франциско, Воронцов, скорее для забавы, чем по необходимости, выбрал себе смит-вессон "Хайвей патролмен" 45-го калибра. Застегнул на бедрах широкий пояс с полусотней толстеньких, тускло блестящих патронов и замшевой открытой кобурой и, вопреки логике, почувствовал себя гораздо увереннее и спокойнее. Почти каждому мужчине оружие заметно прибавляет самообладания. Даже в тех случаях, когда реальная польза от него равна нулю. На своем пути Воронцов видел рыцарские залы с титаническими каминами, украшенные латами, двуручными мечами и алебардами, богато обставленные гостиные, парадные столовые с сервизами на сто персон, картинные галереи, библиотеки, курительные салоны, спортзалы, финские и турецкие бани, будуары для интимных бесед, зимние сады, парижские бистро и средневековые неаполитанские траттории, и, как уже сказано, многое и многое другое. Здесь можно было прожить жизнь, не выходя наружу, и жизнь эта была бы приятной. Если бы не угнетающее ощущение абсолютного одиночества и полной затерянности в грандиозном объеме замка. Муравей внутри башенных часов. В конце концов Воронцов настолько устал от обилия впечатлений и бессмысленности происходящего, что, увидев в красном коридоре знакомую дверь и за ней помещение, до последнего гвоздя похожее на пятикомнатный апартамент в бомбейском отеле "Си рок", решил, что на сегодня хватит. Запер дверь и, с наслаждением приняв душ, вытянулся на нежно-абрикосовых батистовых простынях, предварительно включив над входом электрический транспарант "Не беспокоить" на трех языках. - А не послушаетесь, - сказал он грозно, - всех уволю! В тумбочке нашлась непременная Библия, а в мини-баре мартини, тоник, лимонный сок, лед. Воронцов смешал себе легкий коктейль и с полчаса почитал из Экклезиаста. Потом, успокоившись и укрепив свой дух, погасил свет и без усилий заснул. ...Проснулся он поздно, да это и неудивительно, потому что за окном тоскливо ползли по небу низкие и рыхлые тучи, из них сеялся сероватый мелкий дождь, за которым не видно было не только моря, но я близких холмов. Под такую погоду мощно свободно проспать и сутки... Ночью, очевидно, он получил дополнительную информацию и теперь отчетливо представлял, куда ему надо идти, хотя по-прежнему не знал - зачем. Пройдя несколько анфилад, поднявшись по трем лестницам (одна из них была чугунная винтовая), Дмитрий открыл высокие резные двери, вошел в помещение, которое опять показалось ему смутно знакомым. Через секунду он догадался, откуда. Это был кабинет управляющего царским Морским министерством адмирала Григоровича, точно такой, как на фотографии в училищном музее. Застекленные дубовые шкафы вдоль стен, в которых мерцали тисненые, кожа с золотом, переплеты книг, модели исторических бригов, фрегатов и клиперов на фигурных подставках, целая коллекция палашей, шпаг и кортиков, писанные маслом портреты бородатых и бритых адмиралов в звездах и лентах, большой глобус в углу. И, похоже, Дмитрия здесь ждали, если судить по горячему, только что с огня, кофейнику на огромном, как артиллерийский полигон, столе. Тут бы ему и понять все, но - нет, не сообразил Воронцов, не хватило критической массы информации. Тем более, что его внимание захватили книги в шкафах. Наверняка тут могут быть истинные раритеты... Взгляд сразу задержался на глубоко вдавленных в шоколадный сафьян вызолоченных буквах. Он открыл дверцу и извлек громадный, тяжелый том. "Расписание чинов Российского Императорского флота за 1717-1913 годы". "Ну что ж, теперь, по крайней мере, можно проверить достоверность семейных преданий", - подумал Воронцов, садясь в удивительно удобное кресло. Выложил на стол, чтоб не мешал, килограммовый "Смит энд Вессон", включил настольную лампу, потому что сизо-серый свет из стрельчатых окон наводил тоску, налил в чашку именно так, как нужно, заваренный кофе и погрузился в бесконечное и увлекательное перечисление фамилий, титулов, дат рождения и смерти, сражений и кампаний, чинов и наград, словно ничто другое его сейчас не интересовало. Самое интересное, что так оно и было. Чувство, которое привело Воронцова в этот кабинет, больше ничего не подсказывало, а искать логику и смысл происходящего он не собирался. Делал же то, что считал для себя естественным в предложенных обстоятельствах. Помнится, кандидатов на должность в английской разведке в прежние времена оставляли одних в кабинете, а потом спрашивали, что лежит в верхнем левом ящике стола. Того экзамена Воронцов наверняка не выдержал бы. ...Краем глаза Дмитрий уловил, что обстановка в кабинете как-то изменилась. Поднял голову и увидел - дальняя стена исчезла, и там, подавшись вперед и напряженно глядя на него, стоит неуловимо знакомая женщина. Чисто автоматически он отметил сначала изящество линий ее фигуры, длину и стройность ног, то, как они просвечивают сквозь почти прозрачное золотистое платье, успел даже ощутить естественное я волнующее восхищение (не каждый день удается увидеть такое), и только потом до него дошло, что это ведь не просто красивая женщина, это она - Натали! С которой он довольно нелепо простился накануне выпуска из училища, да так больше и не встретился никогда по не зависящим от него причинам.
в начало наверх
Сердце, пропустив очередной такт, забилось тяжело, словно с трудом перекачивая вдруг загустевшую и ставшую тяжелой, как ртуть, кровь, и горло перехватило внезапным спазмом, а руки задрожали так, что он даже удивился этим забытым со времен первых свиданий с ней ощущениям. И лишь вслед за этими, чисто физиологическими реакциями организма, на него обрушилось, как штормовая волна на мостик, осознание невероятности и тем не менее подлинности случившегося. Он все-таки наконец встретил ее! После всех - таких длинных и так незаметно промелькнувших лет. Сто раз он мог бы найти ее - через адресный стол, любым другим способом, но не хотел и не делал этого. "Вот если бы случайно, - думал он не единожды, - вдруг, на углу знакомой улицы, в подземном переходе или даже в чужом портовом городе..." Но и себе никогда не пытался объяснить Дмитрий, почему именно так, зачем нужна была ему непременно случайная, неназначенная встреча. Из-за той, давней, почти забытой уже обиды, или от подсознательной надежды на благосклонность судьбы? И вот - он видит ее наяву, совсем молодую и еще более красивую. Не сводя глаз с лица молодой женщины, он взял сигарету, стремительно, как бикфордов шнур, сгоравшую на краю пепельницы (или это у него изменилось восприятие времени?), успел раз или два глубоко затянуться, пока огонек добежал до фильтра, и только очень наблюдательный или хорошо знающий Воронцова человек заметил бы, что у славящегося своей подчеркнутой невозмутимостью старпома мелко дрожат пальцы. - Это ты, Наташа? - спросил он, а сам продолжал смотреть на нее не отрываясь. Да, конечно, это она. Но совсем другая. Прежде всего - возраст. Ей должно быть сейчас тридцать два, а выглядит - лет на двадцать пять от силы, даже, наверное, меньше. Откуда она могла здесь появиться, что означает ее появление, в чем смысл такого варианта и каких событий можно ждать дальше? В этом стремительном просчете ситуаций как раз и сказывался отработанный долгими годами службы профессионализм, привычка в нужный момент отсекать всякие эмоции, умение из многих возможных поступков выбирать единственно верный Это она, но такой Наташа сегодня быть не может. Дело не только в возрасте. Есть и еще кое-что... Пожалуй... Невероятно, конечно, невозможно представить, но тем не менее... Это не она, а материализованное его о ней представление. Много лет он все не мог успокоиться, вспоминал ее каждый день, считал сначала месяцы, потом годы разлуки, постепенно забывая ее подлинный облик, потому что единственную фотографию он сжег после письма, в котором Наташа писала, что не умеет любить на расстоянии и не хочет бесконечно ждать. Пусть он думает и сам все решает... А что, интересно, мог решать лейтенант Тихоокеанского флота по первому году службы? Позже он услышал, что она вышла за какого-то внешторговца с перспективами, вроде бы уехала с ним в Каир или в Аден... А потом и сам он отправился на Ближний Восток, тралить от мин Суэцкий канал после войны семьдесят третьего года, и был почти что рядом с ней, да только что толку от этого "рядом"? Точно: именно так она могла бы выглядеть - без учета реального возраста и со всеми идеализирующими поправками, что вносило его непослушное воле и рассудку воображение. И значит, все происходящее - всего лишь еще один фокус. Но Наташа смотрела на него растерянно и испуганно. - Я не понимаю, что со мной случилось. Где это мы? Во сне? Это нам снится? Воронцов усмехнулся. - Снится? Причем обоим сразу одно и то же? Не думаю... Я, по крайней мере, наверняка не сплю. Про тебя пока не знаю... И тут же, не удержавшись, спросил: - Ну и как же ты шила потом, когда мы больше не встретились? Ему стало грустно - но не так, как раньше, когда в основном была тоска и боль. Сейчас его охватила мягкая, сентиментальная печаль. - Я потом еще раз заехал в Москву, звонил, домой к тебе забежал, а вечером улетел... К первому месту службы не опаздывают... - Почему? - спросила она, и тут наконец по ее лицу Воронцов увидел, что она вспомнила. И все, что было тогда, и многое другое. Выражение очень отчетливо изменилось. И лица, и особенно глаз. Будто за несколько секунд она разом прожила все непрожитые годы. - Вот оно, значит как... - выговорила Наташа. Глубоко вздохнула, прикрыв длинными ресницами глаза. - Ты прости меня, Дим, если можешь. Я виновата. Но мне потом тоже стало плохо. И тебе хоть есть кого винить. Еще помолчала и постаралась улыбнуться как можно небрежнее: - Ну, а как ты? Сейчас-то у тебя все в порядке? Где ты теперь, кто? Еще не адмирал, как собирался? Воронцов тоже с удовольствием бы расслабился и дал волю светлым воспоминаниям. Однако обстановка не располагала. - В основном не жалуюсь, нормально. Но разве ты и вправду ничего обо мне не знаешь? По-моему, должна бы... Наташа посерьезнела. Словно прислушиваясь к голосу, который звучал только для нее. Даже голову слегка наклонила вбок. - Да, ты прав, как всегда. Только... Это ведь совсем другое... Я не могу объяснить. Не понимаю, как оно получается, и не знаю, поверишь ли ты мне. Меня вызвали сюда, чтобы я говорила с тобой от имени чужого разума. Неземного. Я - это я. Самая настоящая, но моментами - словно просто переводчик. Мне сообщают то, чего сама я знать никак не могу. Если от меня требуют - я не в состоянии молчать или сказать иначе.. Самое удивительное - отчего-то я почти спокойна, хоть и понимаю, что должно быть очень страшно, я ужасная трусиха, ты помнишь... Так, наверное, бывает у шизофреников. Почему это случилось именно со мной? С нами обоими? Воронцов рад был бы знать ответ. Впрочем, половину ответа он, кажется, знал: почему это случилось с ней. Одновременно нашлось решение и для других мучивших его загадок. Дмитрий испытал то приятное ощущение, что бывает, когда на экзамене твоя штурманская прокладка один в один совпадает с истинным курсом. Остается узнать, отчего неземному разуму так нестерпимо захотелось пообщаться именно с ним, что он не остановился перед затратами и даже предусмотрел, через кого с Воронцовым лучше всего договариваться. Он поднял руку и сдернул из-за уха плоскую фишку. И ничего не произошло. А Дмитрий думал, что все сразу исчезнет, он окажется опять на даче и уже там побеседует. Но не с Наташей, а с Антоном. Если только тот не окажется просто подсадной уткой. Предателем, польстившимся на миллионерскую дачу. И все равно нашлось бы, о чем побеседовать... - Зачем ты это сделал? - спросила Наташа. - Видишь ли, - начал он напряженным и вздрагивающим от сдерживаемой злости голосом, - я отчего-то не люблю, когда черт знает кто лезет мне в душу, ковыряется в моих воспоминаниях и чувствах. Можешь им это передать. И пошли они все... - Ты не прав, Дим. - И в голосе ее, и в выражении глаз он вновь уловил отблески прежней нежности. - Мыслей твоих никто не читает. Датчик всего лишь позволял использовать глубинные слои долговременной памяти, чтобы создать наиболее отвечающую твоим вкусам и наклонностям обстановку. И еще - чтобы контролировать психическое и физическое состояние по биотокам. А мысли читать они не умеют. В противном случае все это, - она обвела рукой вокруг, - просто не нужно было бы. Но если ты против - пожалуйста. Правда, теперь им не так удобно будет поддерживать контакт... - Меня их удобство не так уж занимает, - успокаиваясь, ответил Воронцов. - Мне важнее, чтобы я сам решал, что сказать, что нет, я как именно... Так можно надеяться, что больше никаких сверхчувственных восприятий? А то знаем мы всякие детекторы лжи и полиграфы Киллера... - Безусловно. Их этика, хоть и отличается от нашей, исключает поступки, нарушающие свободу воли разумных существ... - Смотри ты, как благородно... Ну хорошо, верю. Продолжай... - Не прекращая говорить, Воронцов встал, обошел стол, приблизился к Наташе, будто невзначай протянул руку и ощутил пальцами преграду. Он невольно вздрогнул, подсознательно до последнего мига надеясь, что Наташа все-таки живая, а не фантом на экране. Стало так обидно, словно он вновь потерял ее. - Где ты на самом деле? - спросил он словно между прочим. - Как где? - удивилась Наташа. - Здесь, в этой комнате... - Можешь сейчас выйти в ту дверь? - Могу, конечно. - Она повернулась и легко ступая по ковру, явно рисуясь своей походкой, пошла к двери и скрылась за ней. В проеме полузадернутых штор мелькнула решетка балкона или веранды. Через несколько секунд Наташа вернулась. - Дождь, - словно бы виновато сказала она и протянула на ладони мокрый кленовый лист. "Хитро", - подумал Воронцов, и сказал: - Ну, бог с ним, с дождем. Что там у тебя дальше по программе первого контакта? Удивительно, но его по-прежнему совершенно не волновало значение происходящего. Только непосредственный смысл Наташиных слов имел значение... И Наташа, явно довольная, что он так легко и правильно все воспринял, стала рассказывать ему про Великую Галактическую конфедерацию, включающую добрую сотню звезд в соседнем спиральном рукаве, то есть, по земным. меркам, невообразимо далеко. И про весьма влиятельную секту, а может быть, сословие или касту "форзейлей", как их назвала Наташа, видящих цель и смысл своего существования в том, чтобы на протяжении десятков тысяч лет разыскивать я собирать во Вселенной высочайшие достижения в области мысли и духа, каким бы разумам они не принадлежали. Это было явно рекламное вступление, Воронцов слушал и одновременно думал, причем не только о том, что пришельцы-археологи пытались внушить ему устами женщины, которую он когда-то любил... Вот-вот, именно когда-то! И, однако, они считают, что как раз с ней он будет наиболее уступчив. Неужели галактические мудрецы понимают в его душе больше, чем он сам? Посмотрим, посмотрим... "Форзейли"... Почему они выбрали именно такое слово для самоназвания? По созвучию? В парусном военном флоте так назывался корабль-разведчик. Фор-сейл. Передний парус, если дословно, или - парус, идущий впереди. Тонкий расчет на его образованность или невольный промах? А самое главное - что им нужно конкретно от него? Мало ли на Земле других людей, посговорчивее? Да и в легенду о благородной, чисто познавательной миссии он верить не хотел. Жизнь била Воронцова достаточно, вдобавок в морях он пристрастился к неумеренному чтению. Особенно уважал Марка Аврелия, Шекспира, Салтыкова-Щедрина. Отчего приобрел скептический, с изрядной долей пессимизма взгляд на мир и человеческую природу, Кроме того, Воронцов очень не любил, когда его принимали за дурака. А это бывало. Как правило, со стороны начальства. - Хорошо. Насчет их целей я понял. Вполне приветствую столь возвышенное занятие. А при чем тут я, не шибко культурный морях, сперва военный, а теперь вообще торговый? По части вершин мысли сроду не блистал, как ты должна помнить. Ничего, кроме докладных и объяснительных записок, в жизни не писал. Даже стихами, каковые могли бы внезапно оказаться бессмертными, и то не баловался... Наташа посмотрела на него осуждающе. - Не спеши, Дим. Я все объясню. И если можешь, не надо иронизировать. Мне и без того трудно. Я же не робот и не пришелец. И я тоже совсем о другом хотела бы с тобой говорить... - И в другом месте? Она с досадой вздохнула. - Все-все. Молчу. Да ты бы села, что ли... Стоишь, как эта... - Что значит - эта? - Глаза у нее стали опасно прищуриваться. Он хорошо помнил, что бывало обычно дальше. - Ну, у Блока там... "Желтая роза в бокале золотого, как небо, аи..." Очень похоже... Действительно, платье на ней было с бронзовым отливом, а под ногами - золотистый ковер. - Ох, мичман, смотри... Она села в кресло у дальней стены, и фокус невидимой телекамеры сразу сместился, вновь приблизив Наташу вплотную к рамке экрана. "Здорово разыграно, - подумал Воронцов. - Они действительно используют не только мои воспоминания, но и полную запись ее личности. И даже более того. Запись статична, а тут образ в развитии. Никакой компьютер не сымитировал бы ее мгновенную реакцию на двусмысленность. Только она сама, живая, такая, как была тогда..." - Значит, мы остановились на их благородной миссии и моей роли в ней.
в начало наверх
Верно? - спросил Дмитрий, будто именно и только это занимало его сейчас. - Продолжай, я весь внимание... - Я постараюсь покороче, излишние подробности мы пока опустим... Она стала вдруг похожа на знакомую лекторшу из парткома пароходства, не хватало лишь очков с цепочкой через шею и указки, чтоб объяснять морякам, где на карте Африка, а где Афганистан. Но как раз на политическую карту моряки и не смотрели, находя иные достопримечательности. - Известно, что любая цивилизация создает огромнее количество всевозможной духовной продукции, - говорила Наташа, - от философских систем до шлягеров Резника и Пугачевой, но ценность всего созданного, сам понимаешь, разная. Не только в масштабах Галактики, но и на местном рынке. Девяносто процентов становится ненужным уже следующему поколению, а в веках остается совсем уже мало... - Ну и что? Вполне нормально. Довлеет дневи злоба его... - вставил Воронцов. - Что? - не поняла Наташа. - По-старославянски. Каждому дню важнее всего его собственные проблемы. Когда мы с тобой танцевали лед "Маленький цветок" или какой-нибудь "Твист эгейн", нас мало волновало, на века эта музыка или на ближайший сезон. И детективы Чейза занимали меня куда больше трактатов Спинозы... - Не буду спорить. Но ведь есть и абсолютные ценности. Они и интересуют форзейлей. Они изучили нашу историю и культуру и почти все, заслуживающее внимания, уже взяли... Нет-нет, не возмущайся, естественно, копии - заметила она реакцию Воронцова. - Не так уж много, на наш взгляд, они сочли достойным бессмертия, но все же. Человечество в их глазах выглядит далеко не худшим образом. На порядок выше многих, куда более древних цивилизаций. Тут дело еще и в том, что их интересуют лишь совершенно оригинальные идея и мысли, не имеющие аналогий в других культурах... - Разумно, - кивнул Воронцов. - Приличные коллекционеры так и должны. - Но ты, наверное, знаешь, как много культурных ценностей безвозвратно погибло... - Наташа выполняла заданную программу, и реплики Воронцова не могли заставить ее отклониться от текста. - Пожар Александрийской библиотеки, например, и многие подобные случаи... - Гибель Атлантиды, - продолжил Дмитрий. - А о скольких великих творениях мы знаем только понаслышке, от более поздних авторов, а то и вообще не представляем, чего лишились. Форзейли эти ошибки истории исправляли. - Молодцы, ничего не скажешь... - Но неудачи бывали и у них. Никто не застрахован. В конце ХIII века погибла одна из групп. Или, вернее, пропала без вести. Затерялась в лабиринте пространственно-временных переходов. А может, члены группы были и убиты, в сражении или из-за угла. Как вражеские шпионы или злые демоны... - У предков были крепкие нервы, - одобрительно отметил Воронцов. - Не испугались они ни гнева богов, ни мести пришельцев... И что, ни защитные поля, ни бластеры не помогли? - Что у тебя за страсть все упрощать до абсурда? - досадливо поморщилась Наташа. - Не до абсурда, а до понятного мне уровня. Учти, что я последние десять лет воспитываюсь в основном на низкопробных американских боевиках. В рабочее время. А в отпусках вообще почти ничего не смотрю и не читаю. - Не кокетничай, Дим, - попросила Наташа. - Я тебя знаю. Они - тоже. Иначе мы просто не встретились бы. Лучше слушай дальше. Группа погибла, но полная запись собранных ею материалов - назовем ее условно Книгой - уцелела. Попав в руки людей, она стала для кого-то сверхценной реликвией, уж не знаю, по какой причине, и в этом качестве, передаваясь из поколения в поколение, дошла невредимой почти до наших дней. И вдруг - исчезла бесследно. Но всем признакам - окончательно. - Так. Версия интересная. На первый взгляд убедительная. Только мне-то какое до всего этого дело? У нас на планетке десять тысяч лет подряд ежедневно кого-нибудь да убивают. Пришельцы знали, куда шли. Их люди, их Книга, их проблемы... Чего им от меня нужно? - Дим, что с тобой? Перебиваешь все время, и тон... Раньше ты со мной так не разговаривал... - Наташа, кажется, наконец обиделась. - Мало ли... Раньше оно и есть раньше. Раньше я в интеллигентном обществе вращался, в увольнительные в БДТ и театр Ленсовета ходил, в Москву к тебе чуть не каждый месяц ездил... А теперь я царь, бог и воинский начальник для толпы в полсотни... тружеников голубых дорог, в условиях длительной изоляции от общества, месяцев по восемь подряд без берега, тут еще и не так заговоришь. Прости, если что не так... Но даже если я постараюсь быть дипломатом, все равно - пусть твои приятели мне кое-что сначала прояснят... - Не понимаю, - пожала плечами Наташа, - что на тебя вдруг нашло. Ну, спрашивай... - Это уже разговор. Итак - первое... - Воронцов принял позу пораскованнее, глубоко погрузившись в кресло и закинув ногу за ногу, тщательно раскурил трубку (трубка хорошая, данхилловская, и кэпстен в жестяной банке как раз ко времени обнаружились на японском лаковом столике позади кресла). - Первое... Отчего твои... гм, работодатели в такую самодеятельность ударились? Где обмен делегациями на высшем уровне, переговоры, освещаемые средствами массовой информации, подписание совместных протоколов с последующим братством цивилизаций? И уж тогда заводить разговоры на темы практические... - Дим, ну что ты, в самом деле! Какое им дело до наших правительств, законов, обычаев? Не нужны им сейчас официальные контакты. Да еще в таком мире, как наш. Последствия могут быть самые непредсказуемые. Контакт инопланетян с любой из двух сверхдержав вызовет кризис, конфликты, культурно-политический шок, я не знаю, что еще. А форзейлям это не нужно. Мирить нас потом, устранять последствия, нести моральную ответственность... У них достаточный негативный опыт... Сейчас речь идет только о Книге. Земные проблемы их не интересуют вообще, кто у нас прав, кто виноват, чей строй прогрессивнее... Стал бы ты при всех своих заботах выяснять, кто первый сказал "дурак" в младшей группе детского сада? - Вот так даже? Спасибо, теперь ясно, что почем. Хорошо, поехали дальше. К чему вообще все психологические и технические ухищрения. Замок и так далее... Если им по силам все то, что они проделывают с нами, в чем загвоздка? Сгоняли бы куда надо, забрали Книгу, заодно друзей выручили, и тихо, без шороха вернулись к своим баранам. Какая помощь потребовалась умным взрослым дядям от воспитанников яслей для умственно неполноценных детей? Если ты мне сие убедительно прояснишь, будем беседовать дальше. А так... Сдается, пора покупать кепку с тремя козырьками... - Какую кепку? - растерянно спросила Наташа. - Анекдот. Один козырек впереди, два по бокам, чтоб лапшу на уши не вешали... - лаконично пояснил Дмитрий. - Нет, с тобой не соскучишься. - Наташа достала из кармана в складках платья узкую коричневую пачку сигарет, зажигалку, плоскую, как бритвенное лезвие. Это удивило Воронцова. Раньше она не только не курила, но и терпеть не могла, когда кто-то курил при ней. И зачем вообще это делать изображению, даже такому совершенному? Не все, выходит, так уж тут понятно и просто.. - Ты касаешься слишком сложных вопросов, Дим. Почему они не возьмут Книгу сами... Тут сложности и технического, и, главное, этического свойства. Прежде всего, в настоящее время они избегают предпринимать активное вмешательство в потенциально конфликтные ситуации. После гибели своей экспедиции и еще некоторых эксцессов. Считают, что цель не оправдывает средств. То есть ценность жизней исследователей несопоставима с ценой материального объекта... - Я бы с таким утверждением поспорил, - заметил Воронцов. - Бывают такие "материальные объекты", ради которых жизней не жалеют... - И незаметно загнул для памяти мизинец на левой руке. Появилась у него хорошая мысль на будущее. - В некоторых странах за кражу кошелька головы рубят, и что это доказывает, кроме дикости подобных обычаев? - И, предупреждая дальнейшие возражения Дмитрия, кивнула, с ободряющей улыбкой: - А поспорить на моральные темы у нас еще время будет. И об этом, и о многом другом тоже... Но сначала давай с одним закончим. Без крайней, исключительной необходимости они в земное прошлое еще раз вмешиваться не котят. Кроме того - и это очень важно - сами форзейли взять у людей ничего не могут. Книгу должен взять обязательно человек, и уже потом - добровольно, заметь, - передать им. Передать здесь, в Замке. "Сложно, - подумал Воронцов. - Но ведь, честно говоря, не сложнее наших обычаев. Цивилизованное государство в мирное время тоже не может силой или тайно отнять у соседей понравившуюся вещь. И члены официальной правительственной делегации вряд ли рискнут ночью проникнуть в Лувр и спереть ту же Джоконду, хотя бы и хотелось... А вот к услугам наемников и прочих гангстеров прибегают часто и без лишних терзаний. Вот такую роль они мне и предлагают..." - Да, Натали, - сказал он, - все это, с их точки зрения, наверное, выглядит вполне убедительно. И я должен быть благодарен, что меня сочли достойным столь почетной миссии. Но как следует правильно обозначить отведенную мне роль? Ландскнехтом, что ли, мне предлагают? Или, пользуясь современной терминологией, белым наемником? Сами они ввязываться не хотят или, проще говоря, боятся. А какого-нибудь Воронцова уговорить или купить всегда можно. Сделает - хорошо, не справится - ну и хрен с ним, не он первый, не он последний, так? - Обязательно тебе нужно все довести до абсурда. - Наташа досадливо сломала в пепельнице едва на треть сгоревшую сигарету. - При таком подходе любую мысль можно наизнанку вывернуть... - Значит, мысль недодуманная, раз ее даже я вывернуть могу. Сама посуди, разве красиво выглядит такое сопоставление: их драгоценных жизней им же принадлежавшая вещь не стоит, а туземца послать они готовы и ничуть за него не переживают. Но я не обидчивый. Бог с ними, раз у них такие принципы. Мне не привыкать. Когда меня посылали по минным полям с тралами прогуливаться, тоже, видимо, считалось, что нам помирать будет легче, чем хозяевам, потому как мы привычные... Но если уж идти на рисковое дело, так хотелось бы знать: а ради чего? Какой тут для меня высший смысл? - Но у тебя же был с Антоном разговор? - спросила Наташа, и Воронцову показалось, что по лицу ее мелькнула тень. Словно его слова ее неприятно поразили. Дмитрий догадался, о чем она подумала, и хотя спрашивая имел в виду совсем другое, с радостью ухватился за неожиданно возникшую возможность. Так даже интереснее. - Ты дачку имеешь в виду? - спросил он с простодушно-хитроватой улыбкой. - Так дачка ни при чем. Он мне ее только за участие в психологическом опыте обещал. А тут уже не опыты, тут дела по другому разряду проходят... - Не волнуйся. Дача вообще такая мелочь... Антон про нее просто для подхода к теме сказал. Возможности у них неограниченные. И этика форзейлей запрещает им торговаться или отказывать в просьбе тем, кто им помогает... - Я не собираюсь просить! - резко возразил Воронцов. - На флоте у нас все четко. "Нет спасения - нет вознаграждения". Есть такое правило. В смысле, что без результата никакие затраты не компенсируются. И наоборот, разумеется. Вот я и спрашиваю: какая их цена? Мне лишнего не надо, но и задаром стараться... Один знакомый говорил: "Не то обидно, что за растрату сел, а то, что по той же статье в десять раз больше растратить можно было..." - Чего ты сам хочешь, милый? Миллиард долларов? Вечную жизнь? Звание адмирала Флота? Скажи мне, и все будет... Он готов был поклясться, что в голосе ее проскочили нотки презрения. И в глазах, слишком ему знакомых, читалось нечто брезгливо снисходительное. Но откуда у нее вдруг такая щепетильность в вопросах чести, при не слишком почетной роли переводчицы, да еще и вербовщицы при неизвестно какие цели преследующих пришельцах? Да и раньше... Разве не она написала в прощальном письме: "Пойми, что полудетские эмоции не могут заменить логику взрослой жизни. Я должна думать о будущем, и есть люди, которые его гарантируют. Согласна, что это звучит цинично в твоем выдуманном мире белоснежных парусов и белых офицерских перчаток, но увы, возможно, ты теперь единственный обитатель своего мира. Прости и, если можешь, не суди строго. Впрочем, если тебе будет легче - назови меня меркантильной дрянью и успокойся. Позже ты меня поймешь. Надеюсь, с другой тебе повезет больше, Целую тебя, мой верный рыцарь..." Ей, значит, тогда можно было так рассуждать, а теперь она же его осуждает за вопрос всего лишь. Неужели но прошествии времени она так изменилась? Или, опять же, это он сам так ее подкорректировал в своем воображении? Допуская, что за его эмоциями пришельцы все же следят, он распалял себя такими мыслями, а на самом деле все прекрасно понимал. Она и вправду в нем разочарована. Оттого, что всю свою, наверное, не такую уж счастливую жизнь хранила в глубине памяти веру в него, Воронцова, в его пусть несовременные, для других и для нее тоже, романтические
в начало наверх
представления о порядочности и чести. В те самые белые офицерские перчатки. Слабые люди - слабые, но не подлые - любят верить, что порядочность все же существует. И, конечно, увидеть, что и его сломала неумолимая логика жизни, ей неприятно. Как будто не она предала его когда-то, а он сейчас предает ее веру в него... Такой вот психологический этюд в желтых тонах. "Какою мерою мерите, такою и отмерится вам", - вспомнил он слова из читанной ночью Библии. И успокаивающим жестом поднял руки ладонями вверх. - Ну ладно-ладно... О цене сговоримся. Верю тебе и им на слово. Что я все-таки должен делать? - Поверь, Дим, я хочу тебе только добра. И вря ты злишься. Ты еще сам не понимаешь, как тебе повезло. Тебя выбрали одного из миллиардов... - Ценю, Наташа, ценю. Все это ужасно ласкает мое самолюбие. Я так нуждаюсь в признании. Свои не ценят, так хоть пришельцы поняли. По-хорошему, я давно уже мог и начальником пароходства стать, а все старпом. В капитаны самого малюсенького кораблика - и то не пускают. Рылом-с, видать, не вышли... - Не обижайся, Дим. Не на что. Я тебя слишком хорошо знаю... Характер у тебя не тот. А вот сейчас как раз он и пригодится. Так что все к лучшему... - ...в этом лучшем из миров, - закончил он ее любимую поговорку. Ему вдруг трудно стало сохранять с ней взятый тон. С некоторым даже удивлением вслушиваясь в себя, Воронцов все больше убеждался, что ничего из прошлого не ушло и не забылось, и ее глаза, интонации, тембр голоса имеют над ним такую же почти власть, как и прежде, в самые счастливые минуты их любви. И если б не было всего пережитого - тех страшных для него и мучительных дней и месяцев, когда в своей тесной, накаленной тропическим солнцем каюте он читал и перечитывал ее прощальное письмо, а потом, не подавая вида, что с ним творится, должен был нести службу, шутить и смеяться чужим шуткам в кают-компании, вообще жить, хотя жить как раз не очень хотелось, - сейчас ему не удалось бы оставаться внешне спокойным, ироничным, небрежно-самоуверенным. И как-то совсем не важно было, что перед ним сидела сейчас отнюдь не она сама, а лишь ее изображение. Наташа тоже почувствовала, что с ним происходит не совсем то, что он старается изобразить. - Дим, ты знаешь, у тебя стали теперь совершенно другие глаза. Суровые, злые даже, а все равно, если присмотреться, что-то в них осталось прежнее... Воронцов вздохнул, сосчитал в уме до пяти Как учили, через ноль. Сказал тихо, без выражения: - Ладно. Давай лучше к делу. А про тебя и про меня ты в другой раз доскажешь... Наташа закусила губу и отвернулась. Возможно, чтобы он не увидел выступивших от обиды слез. - Ну хорошо, - наконец сказала она. - Я остановилась на том, что Книга дошла невредимой почти до наших дней и вдруг исчезла. Очевидно, навсегда. Сложность в том, что исчезла она в июле 1941 года. В районе северо-западнее Киева... Воронцов тихо начал насвистывать сквозь зубы старую английскую солдатскую песню "Лонг вей ту Типперери", популярную среди мальчишек в пятидесятые годы. - Намек понял, - сказал он, обрывая свист. - Пойти и взять, только и всего... - Именно так. Не сочти за лесть, но ты один из немногих, кто может это сделать. - Да уж конечно. Дураков мало. А ты, случайно, не помнишь, что имело место как раз в июле-августе сорок первого года нашего века северо-западнее Киева? Как, впрочем, и западнее, южнее и юго-западнее тоже? - Ну, Дим! Если б это было так просто, они и не обратились бы к тебе... - Ох, Натали, за что я тебя всегда уважал, так за великолепную невозмутимость духа. Подумаешь, июль сорок первого, стоит ли говорить... И вообще, кому интересны переживания какого-то лейтенанта... Воронцова, что ли? С его дурацкими чувствами и бесперспективной биографией... До них ли, когда есть возвышенная цель. Очевидно, он немного перебрал, потому что Наташа теперь смотрела на него с испугом, словно ожидая еще более обидных, бьющих наотмашь слов. - Прости, Дим, я не хотела... Это не я, это они так говорят, а я повторяла, не задумываясь... А ты все злишься на меня, никак не хочешь забыть и простить... - Да нет, что ты, давно не злюсь. Дело прошлое. Вырвалось как-то. Значит, говоришь, сорок первый. А где там искать, и как? - Я тебе все объясню, - заторопилась Наташа, не скрывая радости оттого, что он, кажется, действительно не сердится и что миссия ее благополучно подходит к концу. - Тебе и искать особенно не придется. Тебя высадят в нужное время и в нужном месте, соответственно подготовив, специальный детектор укажет координаты контейнера, ты его подберешь и вернешься... - Действительно, плевое дело. Они у тебя четко соображают. Подобрать, пока дым не рассеялся, - и коду... С транспортом как? На машине времени сгоняю? - Зачем машина времени? Все гораздо проще. Замок сейчас находится вне любых пространственно-временных координат. Любая точка из него одинаково доступна. Выход в реальный мир можно открыть в любом месте пространства и в любом времени. Математически все это крайне сложно, ты не поймешь, хоть и сдавал высшую математику... - она улыбкой постаралась смягчить оценку его умственных способностей. - Я не претендую, - успокоил он ее, - я практик. Но выходит, что путешествия во времени вообще не будет? - Правильно. Представь, что перед тобой карта мира и на ней нужно поставить точку карандашом. Главное - определить, куда ее ставить. А какова кинематика движения руки, затраты энергии, механизм переноса частичек графита на бумагу - ты об этом и не задумываешься... - Оно так. Ну а как с парадоксами? - Да нет никаких парадоксов. Мир всегда только таков, как есть Если ты побывал в прошлом, значит, этот факт имел место, как ты выражаешься, и в свое время уже оказал влияние на развитие событий. Если нет - то же самое. - Постой, Натали. Вот как раз тут и неясность. Я имею определенные знания о прошлом. Я пойду за вашей Книгой и захочу там сотворить нечто противоположное тому, что уже случилось. Как тогда? - А разве ты можешь быть уверен, какую именно цепь причин и следствий возбудит твой поступок? Может, как раз он через десятки и сотни промежуточных событий и приведет к тому, что есть на самом деле? - Можно придумать такое, что ни в какие ворота, - не унимался Воронцов, которому очень хотелось хоть в чем-то поставить в тупик Наталью с ее пришельцами. - Значит, у тебя ничего и не получится. Помешает что-то... Или все равно так или иначе ляжет в общую схему. Все, что могло случиться в прошлом - уже случилось, и именно так, а не иначе. - Ясно. Объяснение принимается, - кивнул Воронцов. - А куда в этой штуке лошадь запрягать, потом уточним, - к случаю вспомнил он старый анекдот. В общем-то он уже до предела устал от бредовости ситуации, нравственных и технических проблем, парадоксов, которых не бывает, и мучительно-прекрасных глаз своей визави, глядя в которые ему хотелось лишь одного - встретиться и поговорить с ней наяву, без живых и электронных посредников. Потому и сказал наконец то, что давно собирался, но никак не мог найти подходящего момента в разговоре. - В общем, хватит, Натали! Сделаем перерыв. Я дух перевести хочу, воздухом подышать, рассеяться и расслабиться. А уж потом контракты подписывать будем. Отметил, как удивленно приподнялись у Наташи брови, усмехнулся злорадно. Не ждали они от него такого пассажа, определенно не ждали. И закончил фразу: - А ты пока со своими приятелями посоветуйся, подготовься получше. Потому что пока вы мне на два вопроса не ответите, дела не будет. Я и в худшие времена не предавался, сейчас - тем более... - Опять ты, Дим! Пожалуйста, спрашивай, что хочешь. Я готова ответить на любой вопрос сейчас же... - Сейчас не надо. Куда спешить? Завтра и ответишь. Вопросы у меня простые. Что именно записано в пресловутой Книге, и какие причины заставили обратиться именно ко мне и ни к кому другому. Вот и все. Только постарайся, чтоб ответы были... убедительные. Хорошо, дорогая? 3 ...Для одного человека и в один день всего случившегося было многовато. Следовало успокоиться и заставить себя как следует подумать. Воронцов вышел в коридор и прикрыл за собой дверь кабинета, сумев не оглянуться и не посмотреть, что за его спиной делает Наташа. Пусть не рассчитывают на легкую победу, психологи... Воронцова голыми руками не возьмешь. Эксперимент - так для всех эксперимент. Куда идти - ему было совершенно все равно Дмитрий уже понял, что ничего сверх того, что ему захотят показать, он не увидит, но, с другой стороны, ему было интересно, как далеко простирается их фантазия и технические возможности. Как если бы он попал в некий супердиснейленд, отданный в его единоличное и полное распоряжение. Пройдя метров пятьдесят по длинному и узкому переходу без окон, не очень ярко освещенному вычурными хрустально-бронзовыми бра, Воронцов толкнул первую попавшуюся дверь. За ней оказался небольшой холл с глубокими креслами, медными пепельницами на гибких подставках, видеокомбайном "Сони" в углу и копией (а возможно, и оригиналом) "Бульвара Капуцинов в Париже" на левой стене. Четыре ступеньки вели в уютный бар. Обтянутые коричневой кожей стены и стойка, сотни всевозможных бутылок на подсвеченных снизу зеркальных полках, четыре двухместных столика и глубокий эркер с абстрактной металлической скульптурой посередине. Что-то в таком роде Воронцов и рассчитывал увидеть. Исходя из своего настроения и внутренней потребности. Так что удивлен не был. Вот если бы, открыв дверь, он попал на заседание парткома родного пароходства, тогда да... За стеклами эркера было уже совсем темно. Как-то неожиданно наступила ночь. Ему казалось, что встреча с Наташей продолжалась не так уж долго, а оказывается - полный световой день. Впрочем, он ведь не знает географическую широту Замка и, соответственно, продолжительность дня. Но, судя по ощущению своих довольно точных биологических часов, он решил, что сейчас должно быть около семнадцати по времени Москвы. Проверить правильность своего предположения Воронцов не мог, его кварцевый "Дельфин" со вчерашнего дня показывал, по образному выражению старых штурманов, день рождения бабушки. Он заказал себе рыбно-моллюсковый ужин, взял со стойки бутылку сухого "Сент Эмильона" и, возвращаясь к столу, поплотнее закрыл входную дверь. Так спокойнее. Бесконечное пространство прилегающих коридоров, пустых и тихих, вселяло томительное чувство дискомфорта. Приступая к разделыванию омара, по приобретенной на ночных вахтах привычке думать вслух Воронцов вполголоса сказал: - Надо что-то делать... - Тотчас вспомнил, что его наверняка слушают, и закончил фразу наскоро придуманной бессмыслицей: - Недоваренные ракообразные опасны для здоровья... Тишину нарушил резкий звук гонга. Подняв глаза, Дмитрий увидел вспыхивающее над окном выдачи блюд алое табло: "Приносим извинения. Замена произведена!" Он не ожидал, что его слова будут восприняты столь буквально. Новый омар был раза в полтора больше и наверняка соответствовал самым строгим санитарным и кулинарным нормам. Доужинал Воронцов с аппетитом, не торопясь, под негромкую музыку камерного квартета. Изображая безмятежное состояние духа, перешел в холл, вставил в приемник видеомагнитофона кассету с названием позабористее, погрузился в пухлые подушки кресла и, сибаритствуя, закурил любезно приготовленную для него невидимыми лакеями десятидюймовую бразильскую сигарету. Но мозг его работал с бесстрастной четкостью. Время эмоций на сегодня прошло.
в начало наверх
Следовало представить все возможные повороты сюжета, которые подготовят ему пришельцы, определить тональность предстоящей с Наташей беседы, заготовить два-три изящных парадокса, которые в трудный момент позволят выиграть время и перехватить инициативу. Проигрывать он не собирался. Вполне прилично выспавшись за бесконечно длинную ночь в уже обжитом и ставшем привычном номере, Воронцов встретил утро на балконе. Не будь он моряком, перевидавшим всякое, картина здешнего рассвета могла бы вывести его из душевного равновесия. Слоистые сизо-серые тучи почти касались маслянистых, будто застывших волн. Неподвижный мглистый воздух гасил любые звуки. Близкие кроны деревьев казались аппликациями, наклеенными на театральный задних. Постепенно сиреневая мгла посветлела, подошвы туч подкрасились розовым, четче стала граница, разделяющая море и небо. Где-то там, за тучами, наверное, уже поднималось солнце, но здесь по-прежнему держалась полутьма, словно в кубрике, освещенном лишь синей лампочкой над входом. Но солнце поднималось все выше, и ярче становился багряный отблеск на тучах. Казалось, вот-вот лучи прервутся наружу, однако их хватило лишь на то, чтобы последним усилием высветить над горизонтом мрачно-торжественную, густо-красную полосу, а потом она померкла, и все вокруг залил светло-пепельный мертвый свет. Тучи глухо сомкнулись, и по листьям деревьев, по траве, по выскобленному, как палуба парусника, настилу балкона зашуршал неизбежный дождь. - Вешаться хорошо в такое утро, - со знанием дела сказал Дмитрий. Перед новой встречей с Наташей в груди ощущался неприятный холодок. Примерно как в день выхода на боевое траление. Привычно, но непредсказуемо. Чтобы взбодриться и обрести подобающую уверенность, Воронцов, прихватив взятый вчера в той же лавке - взамен забытого в кабинете револьвера - короткий винчестер, вышел на берег моря и долго стрелял по голышам на пляже, убеждаясь, что рука тверда и глаз верен. Расстреляв две пачки патронов, распугав чаек на берегу и ворон на стенах Замка, Дмитрий почувствовал, что готов к предстоящей борьбе умов. Тогда он разделся и вошел в обжигающе холодную воду, соленую, как Индийский океан на экваторе. 4 ...На этот раз Наташа появилась в строгом темно-синем костюме, по-иному причесанная, к встреча сразу приобрела суховатую официальность, будто и не было вчерашней взаимной растерянности и плохо скрываемого волнения в ее голосе. "Подрегулировали эмоциональный блок, - подумал Воронцов. - Тем лучше для меня, только неясно, какой они с этого планируют иметь выигрыш". - На первый твой вопрос я отвечу сразу, - сказала Наташа после нескольких протокольных фраз. - А на второй - несколько позже. - Как знаешь, - согласился Дмитрий, подвинув кресло к самому экрану. Теперь их разделяло не более полутора метров. И он мог наблюдать за тончайшими нюансами ее мимики и выражения глаз. - Тогда слушай. Содержание Книги одинаково важно и для них, и для нас. В ней - полный рабочий дневник экспедиции. Что это такое - сам понимаешь. - Еще бы, - кивнул Воронцов. - Вроде вахтенного журнала. Понимаю и сочувствую, но не более того... - Подожди. Кроме дневника, там же записаны практически все древнерусские летописи IХ - ХIII веков, вплоть до монгольского нашествия, духовная и светская литература... Ты же знаешь, что кроме "Слова о полку Игореве" до нас не дошло ничего. А там могли быть шедевры, по сравнению с которыми "Слово"... - она замялась, подбирая сравнение. - Как записки фронтового корреспондента рядом с "Войной и миром", - помог ей Воронцов. Наташа посмотрела на него с сомнением. - Неожиданное сопоставление. Но в принципе... Отчего бы и нет? - Вот именно. Только не по адресу вы обращаетесь. Вам бы филолога найти, библиомана настоящего. Тот бы так рванул - втроем не удержишь. А я что? Признаюсь, хоть и стыдно, я и "Слово" до конца не читал. "Лепо ли ны бяшешь, братие..." Так, что ли? Вот и все мои познания. Умом я все понимаю, но голову ради этого в петлю совать не стал бы. И не так уж он кривил душой, говоря это. Как всякий актер, которым поневоле вынужден быть человек, поставленный руководить другими людьми, Воронцов мог убедительно имитировать только те чувства, которые хоть в малой мере находили отклик в глубине его натуры. Иначе фальшь была бы видна любому мало-мальски проницательному зрителю. - Не буду спорить, - продолжал он, - если эти тексты ввести в обращение, определенная польза для отечественной культуры будет. Но какая? И для кого? Для десятка интеллектуалов, жаждущих тем для диссертаций? А еще для кого? Как будто ты не знаешь нашу публику. Спроси у любого. Девяносто процентов - не назовут даже имен и порядковых номеров царей, правивших в прошлом веке, а ты им - летописи десятого... - Если даже пять человек будут владеть подлинным знанием, и то рано или поздно оно станет достоянием всего народа... Воронцов рассмеялся. Снял со стены парадный офицерский палаш с филигранной медной гардой, попробовал, удобно ли он лежит в руке, повертел перед глазами, разбирая надпись на клинке. - Эх, черт, вот жизнь была... Золотое времечко. А сейчас... Ну кому оно все нужно, Натали? Что изменится? Принесу я их Книгу, не принесу... Прожили с тех пор семьсот лет - обошлись, как видишь. Может, без тех знаний даже лучше? Не думала? Впрочем, что это я спрашиваю, ты тут совсем ни при чем. А ты... Тебе самой как, кого больше жалко, меня или те летописи? Наташа ничего не сказала, отошла от экрана, повернувшись к Воронцову спиной, остановилась у окна в глубине своей комнаты, минуту или больше молча смотрела в затуманенный сад. Как будто он и вправду обидел ее своим вопросом. Воронцов ждал - что еще они придумают для него. И внимательно рассматривал Наташину фигуру. Ему даже хотелось, чтобы она подольше не оборачивалась. Самое смешное, что он совершенно не ощущал невозможности происходящего. Пришельцы, путешествия во времени, свидания с призраками... Но раз это все случилось, какой же смысл переживать по поводу теории вероятностей? Возможность и вероятность попасть в данный момент времени в автомобильную катастрофу для каждого конкретного индивидуума на Земле равна что-то около одной миллиардной. Но разве тот, кто уже вытянул этот редкостный шанс, остался в живых, но, предположим, лежит в кювете с переломанными ногами, думает о законе больших чисел? Пожалуй, его интересует в этот миг нечто другое. То же можно сказать и о Воронцове. Ему важнее всего было определить, наконец, чего он сам в этой истории значит, чего хочет и какой выбор сделает. Принять Наташино предложение, стать, попросту выражаясь, тайным агентом инопланетных пришельцев, неизвестно зачем проникших на Землю? Или же избрать для себя благородный путь сопротивления агрессору? Без всякой гарантии, что его инстинктивный негативизм принесет пользу, а не вред человечеству, которое он, без всяких на это прав, вынужден сейчас представлять. Сложность была в том, что Воронцов не видел третьего пути: каким-либо способом уклониться от решения вообще. Не только потому, что не знал, как вообще можно уклониться а такой ситуации, но и потому еще, что не в его характере было в трудные моменты уходить в кусты. Если проблема выбора существует, то выбор должен быть определенным. - А там ведь не только тексты, - будто размышляя вслух, сказала Наташа, поворачиваясь к нему лицом. - Там ведь и видеозапись. Представляешь - подлинная кинохроника битвы на Калке, взятие монголами Рязани и Владимира, сражение на Сити... Даже историки не представляют, как все было на самом деле, а здесь - документальный фильм. Форзейли считают, что их наблюдатели как раз и погибли в том сражении, вместе со всеми русскими князьями. После 4 марта 1238 года на связь они больше не выходили... - Безусловно, фильм может быть потрясающим, - согласился Дмитрий. Он представил - заснеженный лес, лагерь русских воинов, внезапное появление монголов, отчаянная и безнадежная битва, крупным планом - лицо князя Юрия, подлинные голоса исчезнувших семь веков назад людей... - Тут можно прославиться. Фильм наверняка станет бестселлером века. Но... - Ну что "но"?! Что ты все время находишь какие-то отговорки? - не выдержала Наташа. - Не думала я, что ты стал таким... осторожным. - На губах ее мелькнула неприятная, как бы не презрительная улыбка. - Я считала, что уж кто-кто, а мой мичман Дим с восторгом примет такое предложение. Небывалое приключение, возможность стать национальным героем, даже всемирным, путь к исполнению любых желаний... А ты, выходит, превратился в обыкновенного обывателя? "С одной стороны, с другой сторон стороны..." - передразнила она. И Дмитрию вдруг захотелось махнуть на все рукой и согласиться, а там будь что будет. Действительно: выглядеть в глазах той, которая... расчетливым и трусоватым хлюпиком, хрестоматийным интеллигентиком в мятой шляпе и захватанном пальцами пенсне... Ему, всегда рисовавшемуся перед Наташей манерами старорежимного офицера... Только реакция эта была тоже из того, давно прошедшего времени, и девушка за плоскостью экрана лишь внешне напоминала свой прототип. - Что ж тут поделаешь? - Воронцов слегка развел руками, недоуменно посмотрел на палаш, который все еще держал в руке, и бросил его на кресло. - Жизнь - она всех учит. Хватит, погеройствовали. И воздаяние было... Помнишь, как Рощин в "Хождении по мукам" сказал? "Благодарное отечество наградило штыком в брюхо". - Обидели тебя сильно... - не то спрашивая, не то утверждая, сказала Наташа. - Только при чем тут весь народ? Кажется, ты сам говорил, что Воронцовы всегда служили не властям, а России... - Говорил. А России моя служба сейчас нужна? Вот эта, что ты мне сейчас предлагаешь? Наоборот не получится? Наташа подошла к самому краю экрана, оперлась рукой о его внутреннюю поверхность. Их лица почти соприкоснулись. - Что ж, давай попробуем вместе разобраться. Заодно отвечу и на второй твой вопрос. Ты - Воронцов. Последний, кажется, представитель своей ветви, так? - С твоей помощью, - не сдержался от упрека Дмитрий. - Согласна. Пусть с моей. Молодая была, глупая... Не в этом сейчас главное. Скажи, что ты знаешь о второй линии своих предков, со стороны матери? Вопрос был настолько неожиданным, что Воронцов растерялся. Действительно, эта сторона собственной генеалогии была для Дмитрия покрыта туманом какой-то сомнительной тайны. Из коротких, отрывочных, случайных почти что разговоров с матерью он знал, что она происходила из кубанских казаков, что дед его имел чин есаула и был станичным атаманом, в гражданской войне участия будто бы не принимал, но в конце двадцатых или начале тридцатых годов был раскулачен и сослан со всей семьей, только мать каким-то образом уцелела, оказалась в Ленинграде, где и вышла замуж за молодого командира РККФ Воронцова. Говорить обо всем этом вслух в семье считалось непринятым. Дмитрий даже не знал отчества своего деда. Да, признаться, не слишком и интересовался. Правда, мать, не желая выглядеть среди Воронцовых безродной крестьянкой (а в анкетах ее приходилось писать: "из крестьян"), подчеркивала, что предки ее происходили из польской шляхты и один из прадедов, в XVII, кажется, веке, сменив веру и подданство, вступил в Запорожскую Сечь. - Неужели тебе никогда не хотелось узнать подробностей? - спросила Наташа. - Как тебе сказать? Возникало иногда такое желание... Мать и сама мало что успела в детстве узнать, да и вспоминать ей, по всему судя, было не особенно приятно. По-моему, и она, и отец просто вычеркнули ее прошлое. Времена тогда были, сама знаешь. Только какое отношение... - Отношение самое прямое, - перебила его Наташа. - Именно из-за твоего происхождения на тебя и обратили внимание. Не просто ж так, вдруг, взяли одного из пяти миллиардов, ты правильно отметил. Но чтоб разговор у нас дальше стал действительно предметным, ты кое-что почитай... Там, в шкафу, на второй полке, справа, зеленая кожаная папка. Посмотри внимательно, а потом продолжим. Она кивнула ему ободряюще, изобразила нечто вроде воздушного поцелуя,
в начало наверх
и экран медленно потемнел. Как будто там, у нее в комнате, опустились светомаскировочные шторы. 5 Первая часть папки вызвала у Воронцова только положительные эмоции: естественный интерес к малоизвестным фактам истории запорожского и кубанского казачества, приятное чувство гордости за свою кровную причастность к славным делам и подвигам людей, о которых до этого и не знал ничего, выходящего за пределы "Тараса Бульбы", "Запорожца за Дунаем" и знаменитой картины Репина. А оказывается, начиная с XV века запорожские казаки были грозой турок на Черном море, на своих "чайках" брали на абордаж до зубов вооруженные боевые корабли, высаживали десанты в окрестностях самого Стамбула... Выходило так, что в нем, Дмитрии Воронцове, сомкнулись две линии российской морской истории - черноморской отчаянной казачьей вольницы я балтийского, созданного Петром регулярного флота. И не так важно, что после переселения на Кавказское побережье казакам пришлось забыть свои морские подвиги, сменить палубы на седла и водные просторы на просторы ковыльных степей... Воронцову подумалось, что на основании прочитанного им можно было бы снять десятки остросюжетных фильмов, не уступающих рыцарским, ковбойским, пиратским и прочим заграничным боевикам, столь популярным среди детей и взрослых, не имеющих понятия о собственной истории и уверенных, что все интересные и захватывающие события происходили только там, в прериях и пампасах, флибустьерских морях и средневековых Парижах и Лондонах, а у нас в прошлом, кроме бояр в нелепых шапках и собольих шубах, пьяных стрельцов, бунтующих против просвещенной власти, забитых крепостных и сонных обломовых, ничего и не было... Воронцов вдруг с неприятным удивлением осознал, что он сам, оказывается, даже о любимом своем русском флоте видел только два фильма, снятых лет тридцать назад: "Адмирал Ушаков" и "Корабли штурмуют бастионы". А больше смотреть-то было и нечего. Открытие оказалось неожиданным и печальным. А материалы в папке подбирала рука очень квалифицированная, Имеющая доступ к любым хранилищам. Знакомство с документами естественно подводило к мысли, сформулированной Львом Толстым: "Вся история России сделана казаками. Недаром нас зовут европейцы казаками. Народ казаками желает быть". В казачестве исторически как бы сконцентрировалась идея русского свободолюбия, неприятия всякого насилия над личностью, осознанный героизм, последняя опора древней памяти о вечевой новгородской демократии. Подтверждалось это страницами из фундаментальной "Истории Кубанского казачьего войска" Ф._А._Щербины, неизвестной современному читателю, материалами из архивов, воспоминаниями современников. Специально выделено было все, что касалось прямых предков Воронцова. С волнением и неясным чувством вины увидел он наконец выполненный рукой неизвестного художника графический портрет прадеда Акима Петровича, войскового старшины, и фотографию деда, Василия Акимовича. С датированной шестнадцатым годом овальной карточки смотрел на него суровый, немолодой есаул с подкрученными усами. На белой черкеске два офицерских ордена - Владимира и Станислава, оба с мечами, и солдатский Георгий, наверное, за японскую войну. "Неплохо, - подумал Дмитрий. - Не подвел дед..." Но настоящее потрясение Воронцов испытал, перейдя к разделу послеоктябрьской истории. Он не считал себя совсем уж неосведомленным, знал кое-что сверх обязательной программы о подробностях гражданской войны и о "перегибах" коллективизации, о репрессиях тридцатых годов, слушал и сам рассказывал анекдоты про "Иосифа и Лаврентия", но все было настолько поверхностно, настолько забивалось бесчисленными славословиями "героическому пути", "невиданным успехам", "неслыханному энтузиазму", что существовало как бы в ином измерении, за пределами подлинной, научной, классово выдержанной истории. Враги оставались злобными и трусливыми, кулаки подлыми и коварными, красные конники беззаветными и героическими. А линия, разумеется, единственно верной на непроторенном пути. А сейчас перед ним открывалась совсем другая история. Поистине страшная. Не уступающая ужасам полпотовской Камбоджи. Он читал копию (или подлинник?) подписанной Я._М._Свердловым директивы 1919 года: "Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской Власти... Имелась также спецдиректива, которой предписывалось физическое истребление по крайней мере 100 тысяч казаков, способных носить оружие, физическое уничтожение так называемых "верхов" станиц (атаманов, учителей, судей, священников), хотя бы и не принимавших участия в контрреволюционных действиях... Читал Воронцов справки о действиях карательных отрядов на Кубани и Дену, количестве уничтоженных и выселенных станиц, расстрелянных офицеров, фронтовиков, юнкеров, Георгиевских кавалеров... Некоторые из этих справок и документов были подписаны именами людей, которых Дмитрий с детства считал героями. Документы подтверждались соответствующими фотографиями. Дойдя до материалов, повествующих о зловещей "экспедиции" Кагановича на Кубань в 1933 году, Воронцов захлопнул папку. Картина национальной трагедии не просто потрясла, она переворачивала душу, перечеркивала все его сложившиеся за тридцать пять лет жизни представления. До нынешнего утра (а год на дворе стоял, прошу заметить, 1984-й) политические взгляды Воронцова немногим отличались от позиций подавляющего большинства людей его возраста, образования и круга общения. Несмотря на то, что за последние десять лет он побывал в доброй сотне иностранных портов, имел возможность видеть и размышлять, стереотипы оказывались сильнее. Да, живут они там лучше, чем мы, да, имеют там место так называемые "буржуазные свободы", но зато наша страна - самая передовая, самая миролюбивая, опора и надежда всего прогрессивного человечества. А если что и не так, как хотелось бы - на то есть объективные причины: войны, неизведанность пути, происки империалистов, родимые пятна капитализма и прочее из того же набора. И вообще крупнейшей национальной катастрофой он считал Цусиму и связанные с ней последствия для русского флота, который на полвека утратил возможность занимать подобающее ему место среди флотов прочих мировых держав. Это в нем, конечно, говорил кастовый дух и оскорбленная профессиональная гордость. Но вдруг Воронцов столкнулся совсем с другой историей. Которой просто не могло и не должно было быть! Однако самое странное, что он ни на минуту не усомнился в подлинности открывшихся ему фактов, хотя, казалось бы, они настолько противоречили всему, что он знал о "самой великой и гуманной революции"... Или документы показались ему абсолютно убедительными, или подсознательно Воронцов был готов к принятию именно такой информации, потому что сотни маленьких неправд, умолчаний и искажений исподволь складываются в одну общую грандиозную неправду, и тогда достаточно внешне незначительного удара, чтобы кривое зеркало разлетелось вдребезги. Стоя у окна, он жадно курил, но здравый смысл и логическое мышление его не покинули. Вопрос, который тут же возник у Воронцова, был чисто практическим: а зачем форзейлям потребовалось, чтобы он узнал все это? На какие действия должна подвигнуть его такая информация и нынешнее душевное состояние? Завербовать его в стан белой эмиграции? Привлечь на сторону "правозащитников" и "диссидентов"? Подготовить к участию в военном перевороте? Смысла во всем этом мало, да и речь все время шла о другом. Как соотнести сведения о репрессиях против казачества - и необходимость помочь пришельцам в поисках Книги? Разумного ответа не находилось. Оставалось выслушать, что на сей счет скажет Наташа. Но экран оставался темным, несмотря на то, что Дмитрий подошел к нему вплотную, всем своим видом изображая готовность к продолжению переговоров. Возможно, ему предоставлен перерыв для обеда и более глубокого усвоения пройденного материала. Воронцов и не заметил, как погода за высокими окнами изменилась. Поднявшийся ветер унес дождевые тучи, яркие солнечные полосы легли на вощеный паркет, а вдали до горизонта раскинулось слегка пенящееся море, не серое, как вчера и сегодня утром, а веселое, сине-фиолетовое, вспыхивающее сотнями бликов. Он повернул бронзовую задвижку балконной двери, и порыв ветра едва не выбил ее из рук, шторы взметнулись сорванным парусом. Внизу шумели и раскачивались кроны могучих дубов и кленов, издали накатывался гул прибоя, в воздухе ощущался сильный запах морской соли и обсыхающих на полосе литорали бурых водорослей. Чудесное место. Если секстан в адмиральском кабинете исправен, можно определить координаты. Только вряд ли стоит. Единственным местом, где возможно сочетание берегового рельефа, такого типа растительности и открытого океана (а перед ним именно океан, тут уж он не ошибается), может быть лишь побережье Новой Англии. Но берег от Филадельфии до Бостона - сплошной мегалополис, таких заповедных уголков, пригодных для размещения базы, там давно уже нет. Если... Если за бортом не декорация или не любой век раньше семнадцатого... Наташа появилась на экране почти через час. - Все прочитал? - спросила она. - Достаточно. Какой реакции ты от меня ждешь? - Дело не в реакции. Что ты умеешь владеть собой, я знаю и так. - Тогда к чему все? Надеюсь, реставрация монархии не входит сегодня в ваши планы? Наташа улыбкой показала, что ценит его чувство юмора. - Пока нет. Но связь между нашими разговорами и тем, что ты сейчас узнал, самая прямая. Ты присядь, спешить вам некуда... Значит так. Книга уцелела после гибели наблюдателей, мы об этом говорили. Она находилась в специальном контейнере, непроницаемом для любых видов излучения. Поэтому ее невозможно запеленговать. Только когда контейнер вскрыт... - Тут у них технический просчет, - вставил Воронцов. - Датчик следовало вынести наружу, тогда и проблем бы не было. - Значит, они не рассчитывали на такой случай. Но не это сейчас главное. За минувшие века контейнер вскрывался лишь трижды. Время и место установлено. Первый раз - на следующий день после битвы на реке Сить, очевидно - тем человеком, который спас Книгу после гибели владельцев. Потом - через триста лет, на острове Томаковка, на Днепре, где размещалась ранняя Запорожская Сечь. И наконец - сорок первый год... Вот какая картина получается. - Понимаю, - сказал Воронцов, раскурил новую сигарету, помолчал, неторопливо затягиваясь и стараясь, чтобы не обломился длинный столбик пепла. Он добился своего, пепел не упал, а Наташа не выдержала паузы и заговорила сама: - Выходит, что человек, спасший контейнер, сберег его. Возможно, образовалось особое общество, братство хранителей, для которых Книга стала высшей ценностью, реликвией... Они сумели переправить ее на Украину, и там она хранилась до наших почти что дней. О причинах можно только гадать... Наверное, это было сверхтайное общество, могущественное и достаточно многочисленное, раз почти тридцать поколений традиция не прерывалась. - А почему именно так? - спросил Воронцов, по привычке тут же изобретая альтернативы. - Может быть, все проще? Никаких хранителей, исключительно воля случая. Подобрали Книгу монголы, переходила из рук в руки: Золотая орда, генуэзские купцы, крымские татары, в какой-то момент и запорожцы тоже, потом ростовщики-евреи с Волыни, и так далее, пока немецкая бомба или снаряд не попали в подвал, где ваша штука валялась забытая и никому не нужная... Наташа покачала головой, чуть приоткрыв губы в улыбке, словно ей
в начало наверх
правилось, какой у них пошел интересный разговор, где можно посоревноваться в остроумии. - Не получается. Я же сказала - открывали всего трижды. А пойди Книга по рукам, контейнер или вообще бы выбросили, и Книга пеленговалась бы непрерывно, или ее саму разломали бы в поисках спрятанных внутри сокровищ, а то из чистого любопытства. И все. А здесь - три раза за семьсот лет, и каждый раз на очень короткое время... Согласен? - Что тут возразишь? Четко мыслишь, молодец. Ну, а теперь давай завершающий штрих. Чтоб уж добить меня наверняка... - Дим, ты ведь уже все понял сам... Но если так хочешь - пожалуйста. Форзейли предполагают, что твои предки имели отношение к хранителям. Проанализировав массу информации, они установили, что их положение в иерархии Старой и Новой Сечи, целый ряд необъяснимых деталей биографии говорят о том, что реальный статус мужчин вашего рода был гораздо выше официального. Знаешь, как например у членов сицилийской мафии... - Ну спасибо, - рассмеялся Воронцов - А может, они просто анекдоты лучше других умели рассказывать, отсюда и авторитет. И вообще не сходится. Ведь мои деды-прадеды на Кубань с войском переселились. Отчего бы? Раз они такие важные персоны, ну и сидели бы возле своей реликвии... - Дим, - вдруг сказала Наташа неожиданно мягким голосом, - ну а с чего ты взял, что Книга обязательно осталась на Хортице? Вспомни - шестнадцатый век, потом сразу середина двадцатого. А что между? Тебя сбила с толку географическая близость Запорожья и Киева... А если наоборот? Против часовой стрелки? Сечь, Кубань, Сибирь - и только потом снова Украина... Вот только после этих слов Дмитрий как-то окончательно поверил в реальность, или, вернее, достоверную возможность предложенного ею варианта. Ничего слишком уж убедительного Наташа не сказала, а Воронцов поверил. Может, оттого, что вдруг ощутил психологическую и кровную связь с возникшим из небытия дедом? Он сам поступил бы, наверное, подобным образом... Боевой казачий офицер, кавалер нескольких орденов, да еще член древней и тайной организации, ничем не провинившийся перед новой властью, вдруг объявлен врагом, вместе с семьей, станичниками, старыми друзьями засунут в промерзший вагон, в насмешку названный теплушкой, и отправлен воистину куда Макар телят не гонял. И в одном из наскоро собранных узлов с остатками имущества - та самая вещь. Смысла и названия которой он и сам не знает (а вдруг знает?), но которую сберегла в веках теряющаяся из глаз вереница предков. А теперь должен сохранить он, в условиях, хуже которых, наверное, не было на Руси все предыдущие семь веков. После Батыя уж точно не было... И вот он живет бог знает где, может, в Игарке, а может, на Алтае, а сам ищет выход. Чтоб цепь не прервалась, чтоб исполнился не им возложенный на себя обет... Где-то перед войной такая возможность представляется. Старый хранитель с верными товарищами бежит из ссылки, или по закону его отпустили, мало ли... Возможно, зачем-то ему обязательно нужно на Хортицу, на землю предков, а может, и в Турцию, к казакам-некрасовцам, соблюдающим древнее благочестие. А тут война, стремительный прорыв немцев... Однако помочь ему узнать истинную правду не в силах даже форзейли, при всей неограниченной мощности их компьютеров и анализаторов. И хочешь не хочешь, принимать решение придется лишь по косвенным данным. Воронцов не сразу заметил, что уже принял его, а теперь ищет только обоснование - почему? Действительно ли повлиял на него внезапно осознанный голос крови? Или важнее чувство долга перед отечественной и мировой историей и культурой? А может, всего лишь желание красиво выглядеть перед Наташей? Последнее предположение выглядело наиболее иррационально, но тем не менее казалось ему существенным. Так, наверное, ощущает истинно верующий внутреннюю невозможность поступать дурно перед ликами икон. А еще вспомнились вдруг строки из стихотворения Гумилева: Что ж, обратиться нам вспять, Вспять повернуть корабли, Чтобы опять испытать Древнюю скудость земли? Нет, ни за что, ни за что! Значит, настала пора. Лучше слепое Ничто, Чем золотое Вчера!.. Неплохо бы, конечно, взять еще один тайм-аут, хотя бы сутки, чтобы как следует спокойно все обдумать. Но лучше сразу. Решать - так решать! - Хорошо, - сказал он. - Предположим, ты все же меня уговорила. Дальше как? Наташа облегченно вздохнула, как человек, справившийся наконец с трудной задачей. - Да, дальше-то просто. Ты, если окончательно согласен, можешь до завтра отдыхать. Потом начнется подготовка. Серьезная подготовка, но там уже все предусмотрено, и теория, и практика, тебе заботиться не о чем. Все необходимое будет предоставлено, ты только выберешь наиболее подходящий для тебя вариант действий. Сходишь, принесешь контейнер. И на этом все. Вернешься домой. Все свои обязательства форзейли выполнят. В обиде не останешься... - А ты? С тобой как будет? - Я? - Она покачала головой. - Вот как раз про себя я пока ничего не знаю... - Думаю, с тобой тоже будет полный порядок, - успокоил ее Дмитрий. - Ежели они, как ты говоришь, понимают толк в приличном обхождении. Даст бог, в Москве встретимся, обменяемся впечатлениями. Отпуск у меня еще три месяца. А в писании сказано: "Мавр сделал свое дело, мавр может гулять смело". 6 Подготовка заняла больше времени, чем Воронцов предполагал. Потому что программа, которую он сам себе определил, не довольствуясь планом пришельцев, непрерывно расширялась. Ведь формально его положение в прифронтовой зоне ничем не будет отличаться от положения немецкого шпиона. В чужой роли, с чужими документами, выполняющий задание иноземной разведки.. А какой именно и с какими намерениями - кто в таких мелочах будет разбираться? И неважно, какой длительности окажется его там пребывание. Чтобы угодить к стенке, может хватить и часа. В то суровое время и со своими не церемонились, невзирая на звания и заслуги, а уж со шпионами - безусловно. Правда, он с самого начала поинтересовался было, не снабдят ли его чем-нибудь этаким, из научно-фантастического реквизита: антигравитатором, защитным полем, невидимостью, на худой конец. Ответ, увы, был неблагоприятный. Форзейли могли синтезировать для него что угодно, но в основном следуя образцам, уже существовавшим на Земле к текущему моменту. Инопланетную же технику вообще приспособить к человеческим параметрам и к использованию за пределами Замка якобы практически невозможно. Отговорка не показалась Дмитрию убедительной, но и спорить у него не было оснований. Несколько дней он добросовестно изучал исторические документы и материалы, относящиеся к начальному периоду войны, и наши и немецкие. Читал газеты, журналы, дневники и письма, пересмотрел километры кинохроники и тысячи фотографий, чтобы вжиться в обстановку, усвоить манеры поведения, стиль и обороты речи, даже способ мышления людей, среди которых придется жить и которых предстоит имитировать. Оказалось, что отличия тут были гораздо значительнее, чем ему казалось раньше. Воронцов заучивал наизусть сотни фамилий более-менее известных работников наркомата обороны и главного политуправления, командующих фронтами и армиями, командиров корпусов и дивизий, комиссаров и членов военных советов, популярных тогда писателей, журналистов, актеров театра и кино, вспомнил или узнал впервые названия тогдашних московских улиц и площадей, уточнил маршруты и номера трамваев, троллейбусов, автобусов и метро. Он не допускал мысли, что ему и вправду придется проходить проверку на столь глубоком уровне, но все же... В случайном разговоре при тогдашней всеобщей шпиономании, которая называлась бдительностью, можно допустить оговорку всего лишь раз - и погореть. Только теперь, кстати, он с удивлением задумался - а как же мог работать под немецкого офицера Николай Кузнецов? Допустим, язык он знал в совершенстве, но и только. Пятиминутного разговора с любым настоящим немцем должно было хватить для полного провала. Что-то в его истории не так. Или немцев следует признать полными идиотами, или писатели и очевидцы темнят... Разумеется, для Воронцова изготовили документы, неотличимые от подлинных даже на молекулярном уровне, одежду, предметы снаряжения, орущие, спички и папиросы, бритвенные лезвия, мыло и одеколон, все прочие мелочи, необходимые человеку в командировке на фронт. Несколько газет трехдневной давности, отпечатанные именно в Москве, пара бутылок коньяка со штампом ресторана гостиницы "Националь", блокнот со страницами, плотно исписанными адресами и телефонами. И так далее, и так далее... Главным же для него самого были карты. Комплект крупномасштабных топографических карт с нанесенной на них обстановкой, отражавшей положение наших и немецких войск на неделю вперед, начиная с момента перехода, для всех подразделений в полосе фронта от роты и выше. Ценность этих бледно раскрашенных листов бумаги с красными и синими цифрами и условными знаками невозможно ни выразить словами, ни даже в полной мере вообразить штатскому человеку. Командир, получивший в руки такую карту, сразу же окажется в положении зрячего, играющего в жмурки со слепыми. А цена ставок в этой игре известная - тысячи жизней ежечасно. Никто никогда, за всю историю войн, не располагал достоверной информацией о положении на фронте на текущий момент. Любая информация, даже о своих войсках, всегда запаздывает. А о силах неприятеля, их дислокации, замыслах вражеского командования полководец обычно узнает слишком поздно. Часто - только после конца войны. Воронцов со своими картами должен был стать первым, после господа бога, всеведущим лицом на театре военных действий. А если учесть, что существование бога нельзя считать доказанным, то и вообще первым. Последние три дня он носил форму постоянно, даже спал в ней, не раздаваясь, чтобы не выглядеть как манекенщик из главного военного ателье. Вечером перед переходом Воронцов, по древнему обычаю, организовал себе баню. В дальнем углу парка нашлась как раз подходящая бревенчатая банька, стоящая посреди старой березовой рощи, у родника. Она никак не подходила по стилю к архитектуре Замка, но подобные несообразности давно уже не удивляли Дмитрия. Хозяева Замка просто наилучшим образом учли и такую его склонность. Низкие разорванные тучи быстро плыли над головой, почти цепляясь за вершины берез, из них то и дело врывался холодный мелкий дождь, как почти все время здесь, и только далеко на западе мрачный горизонт еще алел полосой неуютного, тревожного заката. Воронцов медленно прошел по тропинке, заваленной палыми листьями, нагнув голову, вошел в темный предбанник, освещенный керосиновой лампой "Летучая мышь", не спеша снял гимнастерку, покурил, сидя на пороге и глядя в сизо-черное рыхлое небо, на гнущиеся под ветром, почти облетевшие деревья, на лужи, то поблескивающие тусклым оловянным блеском, то мгновенно вскипающие от дождевого залпа. И, странно размягчаясь душой от этого невеселого пейзажа, подумал, что хорошо б Наталия сейчас подошла и села рядом на толстый, кое-где уже подгнивающий брус. Чтоб не было никаких пришельцев, никакой войны впереди, а просто встретились наконец два человека, понявшие, что все случившееся в прошлом было нелепой ошибкой, в которой никто на самом деле и не виноват, поговорили бы по-хорошему и решили, что и как им теперь делать дальше. Он усмехнулся этим мыслям, раздавил о порог окурок папиросы, которые курил теперь вместо сигарет, несозвучных той эпохе, куда он собрался, встал и закрыл за собой тяжелую дверь. ...Попарившись всласть, он снова сидел в предбаннике. Под закопченным стеклом лампы дрожал узкий клинок пламени, по стенам метались призрачные тени, пряный залах керосина и копоти напоминал о детстве. Ему было хорошо сидеть, никуда не спеша, и слушать шорох дождя по крыше.
в начало наверх
Если бы только не возникала моментами между сердцем и желудком неприятная тошнотворная пустота. Как-никак, а завтра будет война, причем совершенно незнакомая ему сухопутная, а не морская, к которой он имел некоторую привычку. И хотя он, в отличие от других людей на войне, сможет быстро уйти с нее и почти наверняка останется жив, все-таки серьезнее этого момента у него еще в жизни не было. Уж больно плохо сейчас там, в отмеченном на карте квадрате северо-западнее Киева... Утром он встал в четыре по восточно-европейскому времени. Еще раз проверил свое снаряжение: автомат ППД, несколько круглых дисков к нему, гранаты, бинокль, планшет с картами, кое-какое продовольствие на первый случай. Обычный командирский "тревожный чемодан". Все это он загрузил в маленький штабной броневичок "БА-20". Он тоже в полном порядке. Из башни торчит тонкий ствол пулемета ДТ, баки заправлены, снаружи на броне укреплены канистры с водой и бензином, лом, лопата, топор, две запаски. Все по уставу. Протекторы в меру стерты, примерно как после тысячи километров пробега, окраска тоже не новая, номера наркомата обороны. От серийной машины броневик отличали две подробности. Накануне он попросил Натащу: - Ты окажи им... Пусть, если можно, бронирование заменят. Титановую поставят или хромоникелевую, я не спец, чтоб хотя бы крупнокалиберную пулю выдержал, а то же его из винтовки прострелить можно. Для их же пользы, между прочим. За себя я не боюсь, не думай, мог бы и на мотоцикле сбегать... - Он не удержался, чтобы не отвести от себя возможное подозрение в трусости. Тоже своего рода офицерский гонор. - И движок желательно помощнее, мерседесовский, например, сил на двести. С его родным полстасильным далеко не уедешь, приличный дождь пойдет - и привет... - Разумеется, Дим, - заверила его Наташа, - все, что нужно, они сделают. Словно оттягивая время, Воронцов вновь вернулся в Замок и вызвал Наташу. Она появилась на экране сонная, в наброшенном на плечи пеньюаре. "Вот сволочи", - подумал он про авторов этой мизансцены и спросил: - Ну, как у меня вид, подходяще? - Расправил под ремнем гимнастерку, самую по тем временам модную, из тонкого коверкота с легким красноватым отливом, с двумя рубиновыми ромбами на петлицах и звездами на рукавах. На груди два ордена Красного Знамени, монгольская "Полярная звезда", медаль "ХХ лет РККА" и значок за Халхин-Гол. Дело не в честолюбии, если нужно, он мог бы надеть и форму рядового, просто в роли дивизионного комиссара из центра, облеченного неограниченными полномочиями, он обеспечивал себе полную свободу действий. - Как в кино, - сказала Наташа, и ему показалось, что говорит она искренне и от себя, а не поручению пришельцев. - Тогда я пошел. Не скучай тут... - Ты там поосторожней, Дим, - попросила она. - Как-нибудь... Кое-чему меня тоже учили. Восемь лет подряд. А ты повторяй про себя стихи Симонова. Те самые. А я отбыл... - Щелкнул каблуками, поднес руку к козырьку и вышел. 7 ...Пронизанный отвесными лучами солнца лес, густой залах сосновой смолы, хвои, цветущих трав, заброшенная грунтовая дорога, по которой, похоже, давно никто не проезжал - все создавало ощущение ленивого, дремотного покоя, и Воронцов на какое-то время этому ощущению поддался. Поэтому, когда из-за вершин мачтовых сосен вдруг беззвучно выметнулись и пошли на бреющем полете вдоль просеки два желтых, с черными консолями крыльев и коками винтов "мессершмитта", он на мгновение замешкался, и лишь строчка пылевых фонтанчиков, косо резанувшая дорогу в нескольких шагах, заставила его броситься на песок и откатиться к обочине, в колючие заросли кустарника. Ударил по ушам сдвоенный грохот моторов, сквозь которые едва слышен был пулеметный треск, и пара исчезла, словно ее и не было. Воронцов полежал еще секунд десять, вывернув голову и глядя в сияющее небо. Немцы не возвращались. Да и нужен он им - одинокий, едва различимый с высоты человечек в зеленой форме. Так, для забавы нажали да спуск, не пожалели десятка патронов и полетели дальше по своим фашистским делам. Чего-чего, а целей им сейчас хватает. Не в воздухе, где практически нет сейчас русской авиации, в именно на земле. Он поднялся, отряхивая бриджи и гимнастерку, выругался сквозь зубы, зябко передернул плечами. Пройди он еще метра три - и лежал бы сейчас, изорванный пулями, на всеми забытой дороге, на быстро впитывающем кровь песке, и вся его эпопея на том и закончилась бы... Впрочем, у него еще все впереди. Воронцов отошел чуть в сторону, где под низко нависшими ветвями стоял его броневичок с открытой дверцей, сел на подножку, закурил длинную, еще довоенную папиросу "Северная пальмира". - Ладно, не вибрируй, - сказал он сам себе вслух. - Всего и делов-то, сутки-другие продержаться. Так что покурим - и вперед. Но отпуск, конечно, получается своеобразный. А начинался совершенно банально... Воронцов вдруг насторожился. С дороги послышались голоса. Он встал и потянул с сиденья автомат. ...Утром этого дня 14 немецких моторизованных дивизий нанесли внезапный удар по измотанным в предыдущих, непрекращающихся от самой границы боях войскам юго-западного фронта, прорвали оборону южнее Новоград-Волынского и устремились вперед по расходящимся направлениям, отрезая от основных войск фронта несколько наших корпусов. Наступали немцы сравнительно узкими клиньями, и тот район, где высадился Воронцов, оказался своего рода ничейной зоной. Наши части, разрозненные и потерявшие управление, начали отход, пытаясь прорваться из окружения, кто к Коростеньскому укрепрайону, а кто - на Киев. Немецкие пехотные дивизии, догоняя ударную группировку, в этот район еще не подошли, да и двигались они только по основным магистралям, пока не отвлекаясь на выполнение второстепенных для них задач. Ориентируясь по карте, Воронцов определил, что очутился почти на семьдесят километров юго-восточнее того места, где должен был появиться контейнер. Сработал принцип неопределенности, не позволявший с абсолютной точностью обеспечить совпадение по месту и по времени. Но это как раз Воронцова не очень огорчило. Километры можно проехать за несколько часов, хуже, если бы он опоздал. И даже то, что придется двигаться в глубь захваченной врагом территории, его не смущало. Вот оказаться по другую сторону линии фронта он бы не хотел... Стволом автомата Воронцов раздвинул кусты. Прямо на него шли двое - лейтенант и старшина, оба с черными артиллерийскими петлицами. Старшина держал наперевес короткий кавалерийский карабин, а плечо лейтенанта оттягивал тяжелый вещмешок. Его внезапное появление, а особенно звание смутили их, однако лейтенант взял себя в руки и довольно четко доложил, что является командиром огневого взвода из гаубичного дивизиона, три часа назад полностью уничтоженного на позициях неожиданно появившимися с тыла и флангов танками. Лейтенант Долгополов, как значилось в его документах, окончил училище всего два месяца назад, к войне в таком ее варианте не был подготовлен ни тактически, ни политически, и смотрел на Воронцова, вернее, на его знаки различия, с надеждой, что товарищ дивкомиссар все объяснит и скажет, как жить дальше. Старшина же Швец, кадровый сверхсрочник, служил в армии двенадцатый год и знал по опыту, что от большого начальства добра ждать не приходится. Было ясно, что больше всего он мечтает как-нибудь незаметно скрыться в лес и действовать по своему разумению. Да и Воронцов тоже предпочел бы не встречаться ни с кем. Ощущение, что он говорит сейчас с людьми, которые на самом деле давно, наверное, погибли, сорок с лишним лет лежат под бесследно сравнявшимися с землей холмиками и вновь существуют только потому, что сам он оказался здесь чужой волей, нельзя было назвать приятным. Но положение обязывало, и он стал вести себя соответственно. Как и должен был поступить в сложившейся ситуации старший по званию и должности командир. Раскрыв планшет, Воронцов предложил лейтенанту показать на карте позиции его дивизиона и батареи, направление танкового удара, задал несколько уточняющих вопросов. - Хорошо, - наконец сказал он. - Документы у вас в порядке, личное оружие оба сохранили, это говорит в вашу пользу. Я - дивизионный комиссар Воронцов, представитель Ставки Главнокомандующего. Вы поступаете в мое распоряжение. Машину водите, лейтенант? Тогда вы - за руль, а старшина - к пулемету. Да, а что это у вас в мешке? Личное имущество? - Никак нет, товарищ дивкомиссар. Это прицелы от орудий моей батареи. Те, что уцелели. Согласно инструкции положено... "Господи, - подумал Воронцов, - прицелы... Хорошо еще, что гильзы, согласно той же инструкции, не собрал... Но парень, значит, надежный. Генералы дивизии бросают, а он - прицелы через фронт тащит". - Молодец, лейтенант, - сказал он вслух. - Благодарю от лица службы. Положите мешок в машину, и поехали. Только так - аккуратно. Скорость тридцать, и не газуйте, здесь двигатель форсированный... В течение ближайших часов они несколько раз встречали группы выходящих из, окружения бойцов и командиров, и неожиданно для себя Воронцов на практике убедился в правильности философского положения, что не только содержание определяет форму, но и наоборот. Причем в данном случае форма подразумевается не в философском, а в военно-интендантском смысле. Проще говоря, он оказался здесь не просто старшим по званию. Он ведь имел высшее военное образование, был взрослее всех не только реальным возрастом, но и опытом войны и послевоенных лет, знал и умел такое, что здесь и сейчас никому, вплоть до командующего фронтом, и в голову прийти не могло, и очень быстро почувствовал, что не в силах проезжать мимо этих людей, как богатый сноб мимо голосующих в дождь пешеходов. И форма на нем была дивизионного комиссара, что немаловажно. Бойцы, на время потерявшие возможность, но не желание сражаться с врагом, нуждались в руководителе, и Воронцову пришлось им стать. В течение первой половины дня он собрал на лесных дорогах и тропах больше полусотни окруженцев. Построив людей на глухой поляне, он быстро распределил их по званиям, должностям и специальностям, из майора, двух капитанов и четыре старших политруков сформировал штаб опергруппы, бойцов свел во взводы - управления, комендантский и охраны штаба. Теперь, имея штаб и штабные подразделения, Воронцов мог подчинять себе не только одиночек, но и целые воинские части. У него по ходу дела возник некий стратегический замысел, который он и решил осуществить не в ущерб своей основной задаче. Ход войны он, конечно, не изменит, но кое-что сделать можно. На этом как раз участке фронта. ...Он вел свою группу через лес, туда, где согласно его карте находилась разгромленная немцами колонна тыловых подразделений шестой армии, попавшая сначала под удар пикирующих бомбардировщиков, а потом - передовых отрядов 48-го немецкого моторизованного корпуса. Дорога с обеих сторон была плотно зажата лесом, и сворачивать с нее некуда. Поэтому, насколько хватало взгляда, она была забита сотнями машин - исковерканных бомбами и снарядами и совсем целыми, сползшими в кюветы, уткнувшимися радиаторами в стволы сосен, сцепившимися бортами и крыльями. Некоторые уже сгорели дотла, остались только рамы и диски колес, от других еще тянуло черным зловонным дымом. Убитых осталось сравнительно мало, большинство водителей и сопровождающих успели укрыться в лесу и разбрелись кто куда. Но все равно смотреть на картину внезапного, беспощадного и безнаказанного разгрома крупной воинской части было тяжело. Если бы еще в настоящем бою, где противник оказался сильнее, но все же заплатил за победу достойную цену... Все это напомнило Воронцову картину заключительного периода четвертой арабо-израильской войны, так называемой "войны судного дня". Но рефлектировать сейчас и размышлять, кто и почему виноват, не было времени. - Майор! - резко подозвал он к себе начальника штаба. - Выслать по дороге охранение на километр в каждую сторону. При появлении противника - задержать. Одному взводу убрать погибших в лес. По возможности - похоронить. Главная задача - выбрать не меньше десятка исправных машин, собрать как можно больше стрелкового оружия, боеприпасов, продовольствия. Исходите из того, что еще сегодня вам придется сформировать из окруженцев примерно бригаду. На все - три часа. Колонну выстроить вот здесь, - он показал на карте место. - Быть готовыми к движению в восемнадцать ноль-ноль. Все. Выполняйте. Он отъехал на полкилометра западнее головного дозора, свернул в
в начало наверх
сторону и остановился на невысоком песчаном откосе, откуда хорошо было видно вперед, где возможно появление немцев. Его самого надежно скрывали кусты орешника. Сидя на подножке, Воронцов расстегнул планшет, вновь достал нужные листы карт. Того, что на них, не знает пока никто. Только он один может сейчас принимать решения, исходя из точного, а главное - своевременного знания. И гораздо более современного стратегического мышления. Дмитрий вспомнил, что со вчерашнего дня ничего не ел. Достал из чемодана сверток с бутербродами, налил, согласно приказу наркома обороны, полстакана армянского коньяка. Выпил в два приема, закусил твердой, как фанера, колбасой с московским хлебом, закурил и опять обратился к карте. Да, никто не знает сейчас, что происходит в этой полосе Юго-Западного фронта. Ни командующий Кирпонос, ни Генштаб, ни сам товарищ Сталин, которому положено знать все. Рейхенау и Клейст думают, что уж они-то знают все на десять ходов вперед, но тоже ошибаются. Судя по карте, в радиусе пятнадцати километров сейчас находится до двух десятков более или менее организованных групп наших войск, от рот до остатков полков. К вечеру их можно собрать. И тогда - ударить под основание немецкого клина, перерезать основную коммуникацию, а главное, под весь этот шум и гром можно попытаться окружить и уничтожить штаб 48-го корпуса. Вряд ли немцам тогда будет до продолжения операции. А такие отчаянные штуки довольно часто удаются именно в силу своей полной внезапности... Только для этого нужен способный и решительный командир. Придется поискать. Вот, хотя бы здесь, где флажок с пометкой "33 ТД". А пои кронами вековых, двухобхватных сосен было совсем тихо и настолько спокойно, что даже странно представить, как всего в десятке километров отсюда сгорает в ожесточенных сражениях вера и надежда миллионов людей, будто война окажется короткой и победоносной, подойдут войска вторых эшелонов и на старой границе мы остановим немца и погоним его назад. На самом деле враг уже глубоко вклинился в линию последних укрепрайонов и кое-где уже вышел к Днепру, и сдерживать его Юго-Западному фронту больше нечем. ...Впереди пылил по дороге броневик Воронцова, за ним "ЗИС-5" с четырьмя бойцами, доверху загруженный бочками с бензином. По расчету, оставалось не более шести часов, чтобы успеть организовать рейд, а сил пока не хватало. И с командиром неясно. Впрочем, майор Карпов получил все необходимые указания, заканчивает формирование ударной группы примерно в пятьсот штыков, и крови немцам он сегодня в любом случае пустит и попортит порядочно. Машины свернули с большака. Просека была узкая, и если б Воронцов не знал заранее, он вряд ли догадался бы, что тут недавно прошли танки. Опираясь грудью на закраину люка, он внимательно всматривался в глухой и темный лес. Вот-вот можно ждать встречи с боевым охранением. Интуиция не подвела. Метров через сто просека оказалась перегорожена толстым бревном, и как только броневик остановился, на дорогу с двух сторон вышли люди с автоматами, в черных комбинезонах и серых танкистских гимнастерках. А впереди шевельнулся куст боярышника, и Воронцов увидел за ним башню танка "БТ-7" с направленным прямо на него стволом пушки. - В чем дело? - властно крикнул Воронцов. - Кто такие? Старший - ко мне! Сцена была мучительно узнаваема, Воронцов наверняка видел что-то похожее в кино, только не мог вспомнить, в каком именно. Как будто сейчас это могло иметь какое-нибудь значение. - Это я сейчас спрошу, кто вы такие! - с танка спрыгнул коротконогий, но удивительно широкоплечий человек и пошел навстречу, загребая носками сапог желтый песок. Левой рукой он придерживал болтающийся на длинном ремне немецкий автомат "МП-40". - Всем выйти из машины... И тут увидел петлицы Воронцова. Дмитрий, не торопясь, вылез наружу, за ним, с оружием наизготовку, лейтенант Долгополов и батальонный комиссар, которого Воронцов планировал назначить замполитом бригады. - Что же вы замолчали, товарищ капитан? - медленно спросил Воронцов. - Станьте как положено, представьтесь, доложите. Танкист нехотя подтянулся. - Помначштаба 142-го танкового полка капитан Ковалев, товарищ... - Он не сразу разобрал, кто перед ним, комдив или комиссар, и только потом увидел звезды на рукавах. - ...Товарищ дивизионный комиссар. - Кто у вас здесь старший по команде? - Командир дивизии. - Ведите. - Есть. Только, извините, машины придется здесь оставить, не положено. - Хорошо. Ведите, - повторил Воронцов. Капитан быстро шел впереди, предупредительно отстраняя с дороги низко нависающие ветки. Тропа сделала несколько поворотов, поднялась на взгорок, и вдруг сразу открылась длинная, полого уходящая вниз поляна, покрытая пестрым разнотравьем, с несколькими купами терновника посередине. Слева на опушке леса Воронцов увидел две большие штабные палатки под маскировочной сетью, а за ними несколько забросанных зеленью "эмок" и два танка "Т-26". Людей видно не было, только перед палатками прохаживался часовой с винтовкой СВТ на ремне. - Доложите комдиву: прибыл представитель Ставки, - коротко приказал Воронцов. Капитан скрылся в палатке, и через несколько секунд оттуда шагнул через брезентовый порог высокий, очень для своего звания молодой генерал-майор в тонкой хромовой куртке поверх гимнастерки. Как раз из тех удачливых, безусловно способных молодых командиров, которым волей судьбы и истории повезло (или, лучше сказать, пришлось) за три-четыре года перескочить через десяток лет службы, пять-шесть должностей и званий, чтобы занять посты, которые кроме них занять было просто некому. Которые в большинстве своем честно и отважно, хоть и не слишком умело, воевали в первые, самые трудные дни и месяцы и которые, как правило, не дожили до Победы. ...Интересно было наблюдать смену выражений его лица. Он шел, явно готовясь увидеть генерала высокого ранга со свитой, услышать разнес на повышенных тонах, а обнаружил совсем не то. Своего почти что ровесника, наверняка тоже окруженца, да к тому же и не генерала совсем, а комиссара. Оттого мгновенное облегчение на его лице сменилось разочарованием. На помощь рассчитывать не приходится, а хлопот прибавится. Однако привычка к субординации и авторитет должности гостя тем не менее сработали. Генерал отдал честь. Воронцов назвал себя. - Извините, товарищ дивкомиссар, но я прошу предъявить ваши полномочия, - твердо сказал генерал. - Пожалуйста, - Воронцов протянул документ, прочитав который, генерал еще более подтянулся и, возвращая, снова поднес руку к козырьку. В палатке, где собрались все уцелевшие в боях старшие командиры и политработники дивизии, Воронцов узнал, что фактически дивизия состоит из восьми легких танков, да и те с почти сухими баками, зенитной батареи, разведроты и сводного полка, штыков примерно в семьсот. И все. - А тыловые подразделения? - спросил Воронцов. Генерал вздохнул к отвел глава. - Тылов тоже нет. Есть две ремлетучки, несколько грузовиков с боеприпасами и кое-каким продовольствием, редакция дивизионной газеты и санитарный автобус. Это все. Да что вы хотите? - вдруг повысил он голос. - Дивизия идет с боями от самой границы. Без поддержки, без подкреплений... Пока танки еще были - вперед, в атаку, разгромить, уничтожить! Броня на броню! А что у немцев броня в три раза толще, да артиллерия, да авиация сверху долбает, как хочет - кому это объяснишь? А когда пожгли танки - две сотни танков, как спички, пожгли, вот тогда стоять насмерть! И стояли! То стоим, то ползем задним кодом с рубежа на рубеж. А немцы уже на полста километров в тыл зашли! Я пехоты своей неделю в глаза не видел! Самолетов своих - ни одного! Только немцы летают... Сегодня утром два последних бензовоза старели. Связи - и той не было. Пять дней назад прорвался лейтенант с пакетом на мотоцикле из штаба фронта, а в пакете приказ: фланговым ударом опрокинуть и разгромить! Чем? Это вы мне скажите, товарищ дивизионный командир из Москвы, можно так воевать? У меня ж одни легкие танки, для глубоких рейдов и преследования противника... Были. Можно их было использовать во встречных боях? ...Генерал Москалев три года назад был отличным командиром батальона. Возможно, из него получился бы неплохой командир полка. Однако его сделали комдивом и, кое-как справляясь с командованием в мирное время, на войне он сумел доказать только одно: безукоризненной личной храбрости и беспрекословного выполнения приказов на таком посту, увы, недостаточно. Только вот цена этого открытия оказалась непомерно высокой. - Если я вам скажу - нельзя, вам станет легче? - спросил Воронцов нарочито тихо. - Считайте - сказал. И давайте ближе к теме. В нынешних условиях какие наши планы? Он обратил внимание, что присутствующие в палатке командиры прячут глаза, будто не желая, чтобы представитель Ставки подумал, что они одобряют внезапную вспышку потерявшего над собой контроль комдива. Только один молодой, интеллигентного вида батальонный комиссар смотрел и слушал с жадным интересом. Как в театре. - Какие тут планы... - Генерал потерянно махнул рукой. - Танки взорвем и будем пробиваться на Киев. Главное, что обидно - снарядов сколько угодно, а горючего совсем нет... Если из всех машин слить в санитарку и пару грузовиков, километров на сто хватит... - Решение преждевременное. Там у меня в машине около двух тонн бензина есть. Пошлите людей, заправьте танки. Пока хватит, а к вечеру бензина будет выше головы. Прикажите приготовиться к маршу. И отпустите людей, пусть идут в подразделения. Когда командиры покинули палатку, Воронцов сел на раздвижной парусиновый табурет: - А мы с вами сейчас немного поработаем... Он развернул на столе свою карту, с обстановкой на сегодняшнее утро во всей полосе фронта. Москалев долго изучал ее, потом поднял голову: - Да, теперь для меня кое-что проясняется... - Вот и давайте думать, исходя из реальности. В моем распоряжении опергруппа в виде усиленного батальона, у вас - дивизия. Вы, я вижу, академию закончили, вот и принимайте решение с учетом всех обстоятельств. Насмерть стоять больше не надо и в лобовые атаки ходить - тоже. Надо грамотно воевать. - Я все понимаю, - будто с усилием начал генерал. - Не понимаю только одного. Откуда у вас такая карта? Это невозможно в принципе... - Федор Андреевич... - Воронцов посмотрел на генерала в упор, будто бы даже с сожалением. - Где вас учили ставить такие вопросы? Этак можно зайти далековато... Того и гляди, вы захотите узнать, почему мы с вами сейчас на пятьсот километров восточнее госграницы, а не настолько же западнее. И так далее... Давайте лучше займемся конкретным делом. В пределах нашей компетенции и реальных возможностей. Вот наше место. - Дмитрий показал карандашом. - В этом районе можно собрать еще пару тысяч человек, вполне боеспособных, даже с артиллерией. Они сейчас только и ждут, кто бы их объединил и поставил задачу. Мы это и сделаем. А с такой силой уже можно попытаться хоть немного, но изменить ход событий. Смотрите - вот штаб немецкого корпуса, здесь штабы дивизий. Понятно? - Воронцов тонкими штрихами изобразил несколько стрел, направленных остриями под основание ударной группировки. - Я думаю, после такой нашей диверсии они два дня точно наступать не будут. А мы утром отойдем в леса и к вечеру еще раз, теперь уже сюда... За три дня и штаб фронта сориентируется, может, сумеет закрыть прорыв... Москалев смотрел на карту, не поднимая глав. - Не сочтите меня скептиком, но я вашего энтузиазма не разделяю. Что могут сделать случайно собранные люди там, где потерпели поражение регулярные воинские части? - Могут, еще как могут... Следите за моей мыслью. Вы, не только вы лично, но и вся ваша дивизия были заведомо обречены на поражение с первых дней боев... - Отчего это? - вскинулся генерал. - Не могу с вами согласиться. Вы бы видели, как сражались и погибали мои люди... - Вот поэтому, генерал. Поэтому - тоже. Один иностранный полководец сказал как-то своим войскам: "Ваша задача не в том, чтобы умереть за свою родину. Вы должны заставить мерзавцев с той стороны умереть за свою родину". Довольно тонкая мысль, не правда ли? А вы были не готовы к настоящей войне, оттого и погибли практически зря. Не возражайте, я поясню. Ваша дивизия, двести танков, могла нанести немцам огромный урон, если бы вы просто сообразовывали свои решения и действия с обстановкой. А вы? Вы дали себя уничтожить...
в начало наверх
- Как вы можете так говорить? Мы выполняли приказ... - возмутился Москалев, словно и не он только что сетовал на свои огромные и напрасные потерн. - Бросьте, Федор Андреевич. Что такое для них сейчас два-три десятка танков, даже пусть сотня! Смотрите на карту. Вот: Житомир прикрывает один железнодорожный батальон. А была бы тут ваша дивизия? Если бы вы вовремя думали, вовремя маневрировали силами... - Нарушая приказы? - А что такое приказы в нынешней обстановке? Кто их отдавал? Те люди, которые намного хуже вас представляли обстановку, руководствовались или довоенными разработками, или тем, что видели на позавчерашних картах! - Но все равно, приказ есть приказ... - С тех, кто вам приказал, уже не спросишь... А вы свой долг примитивно понимаете. Наш с вами долг сейчас, я уверен, нанести врагу максимальный урон, задержать его насколько можно. Представьте: имея в руках дивизию, хоть половинного состава, вы сейчас могли бы, действуя из засад, маневренными группами перерезать все основные магистрали, фланговым ударом заставить немцев остановить движение, развернуть фронт на юг и хоть на сутки перейти к обороне. Потом вы смогли бы отойти. Но в порядке, и готовым к выполнению следующей задачи... Впрочем, мои слова, я вижу, для вас пока неубедительны. Значит, перейдем к практике, которая единственный критерий истины. Сейчас у вас первый, а может, и единственный шанс сыграть с Клейстом на равных, - попробовал подзадорить генерала Воронцов. - Под Луцком вы тоже могли, но не сумели, так хоть здесь... - Так точно, - дернул головой генерал. - На равных. У него пятьсот танков, у меня восемь... Воронцов встал, протянул Москалеву коробку папирос. - Не мне вам объяснять. Пятьсот - это на сто километров по фронту и двадцать в глубину. Причем вы о них все знаете, они о вас - ничего. Да и вообще - восемь танков в нужном месте, ночью, внезапно, прямо по расположению штаба корпуса... Артиллерия у нас тоже есть. Очень неплохо может получиться... Да что это я вас уговариваю? - с изумлением спросил Воронцов. - Вот цель, вот задача... Мои указания для вас обязательны. Принимайте решение и готовьте приказ. Времени у нас очень мало... Все, что от него зависело, он сделал. И, увлекшись, чуть не забыл, зачем сюда явился. Слишком его захватила возможность хоть немного помочь всем тем, с кем свела его судьба. Он понимал, что на фоне грандиозных и трагических событий этих дней все его поступки имеют исчезающе малое значение, но если при его участии немцев задержат хоть на сутки, уничтожат сколько-то солдат, еще пару десятков танков, общий счет войны изменится в лучшую сторону. Правда, он знает, как было на самом деле... Значит ли это, что его вмешательство бесполезно? "Нет, - сказал он себе. - Все равно - нет". Просто без его вмешательства было бы еще хуже. Не задержанные здесь немцы, может, на сутки раньше возьмут Киев, на несколько километров ближе подойдут к Москве, погибнут новые тысячи людей, и среди них, возможно, те, без кого мир будущего станет еще беднее. Погибают-то всегда самые смелые и честные, кого так не будет хватать после войны, чье отсутствие будет сказываться еще многие десятилетия. Если не всегда. И в то же время он чувствовал, что и то дело, за которым он пришел, тоже надо сделать. Не опоздать. Здесь уже все пошло заведенным порядком. Пишется боевой приказ, люди и техника готовятся к маршу и бою. Бойцы и командиры и без его присутствия исполнят все, на что способны. А он сейчас уедет. Пусть считают, что дивкомиссар исполняет свою миссию в другом месте. Интересно бы, вернувшись, прочесть во вновь написанных исторических трудах: "В период оборонительных боев на Киевском направлении важную роль сыграла опергруппа дивизионного комиссара Воронцова, действовавшая на коммуникациях группы армий "Юг". И так далее... Да нет, не напишут. По крайней мере, в известном ему мире не напишут. И, значит, не суждено ему вести в бой этих людей, и никого из тех, кто мог бы доложить о его участии и роли в Киевском сражении, в живых не останется. Или, если кто и остался, то за всем последующим просто забыл об этом кратком эпизоде. Не мог же знать Воронцов, что после его отъезда генерал, так и не избавившийся от своих сомнений, решил не ввязываться в авантюру, в успех которой не верил, и предпочел с остатками своей дивизии и группой майора Карпова прорываться по кратчайшему направлению на Житомир. И уж совсем непредставима для Воронцова была такая повлиявшая на Москалева причина, как обнаруженное генералом сходство между дивкомиссаром из Ставки и теми, ныне исчезнувшими комдивами и комкорами, которые читали в академии лекции о тактике глубоких операций и перспективах грядущей мировой войны, командовали округами и армиями, считались гордостью и надеждой РККА, и вдруг... Ради своих бонапартистских замыслов предавшие дело Ленина-Сталина, пошедшие в услужение троцкистам, фашистам, японским милитаристам, и понесшие справедливую кару, они ведь предали и лично его, генерала Москалева. Хотя бы тем, что оставили его один на один со страшной немецкой военной машиной. Он, генерал Москалев, готов был идти в бой под командой прославленных полководцев, а они его бросили... Возложили на него огромной тяжести груз, вынудили играть роль, к которой он совсем не был готов, а сами ушли... Они и виноваты в его сегодняшнем поражении. И вдруг появляется дивизионный комиссар, который говорит, думает и держится очень похоже на тех, бывших... Вновь требует от него самостоятельных, ни с кем не согласованных решений, пытается подорвать веру в слова, сказанные товарищем Сталиным в речи от третьего июля... Нет, хорошо, что дивкомиссар уехал, избавив его от необходимости обращаться в особый отдел фронта. Как только Воронцов покинул КП, генерал начал действовать по-своему. Отчаянным рывком он пробился через слабое еще кольцо окружения, вывел свою группу в расположение наших войск и тут же оказался в самом центре сражения, развернувшегося на южном фланге фронта. И судьбы его и его людей неразличимо слились с судьбами всех тех, кто сражался и умирал в жестоких, трагических боях лета сорок первого года. Кто знает, не вспомнил ли в свой последний час Москалев погибая в новом окружении под Уманью, странного дивизионного комиссара с его непонятными речами, со смелым до безрассудства и все же реальным планом, не подумал ли, что все могло повернуться иначе, и не он бы сейчас расстреливал последние патроны из самозарядной винтовки, готовясь к смерти, а немецкий генерал, застигнутый врасплох со всем своим штабом, поднимал бы перед ним руки, сдаваясь в плен... Ничего этого не предвидя, Воронцов, убедившись, что все идет по плану, подозвал батальонного комиссара. - Я сейчас отлучусь. Передайте генералу, что все остается в силе. Когда будете готовы - начинайте движение. Проводите на соединение с нашей группой. Пусть принимает командование у майора Карпова Начало операции - как условлено. Я вас найду... Он уже садился в броневик, когда к нему подбежал лейтенант Долгополов. - Товарищ комиссар, а как же мы со старшиной? Мы с вами. Вам нельзя одному ехать... Воронцов твердо было решил, что не будет брать с собой никого, чтобы потом, возвращаясь домой, не оставлять бойцов одних в глубоком тылу. Но глядя на лейтенанта, он изменил свое решение. На войне быстро привыкаешь к людям, да и действительно, мало ли что может случиться? В одиночку и машину из колдобины не вытолкаешь. А как быть потом, он сообразит исходя из обстановки. В крайнем случае - кто или что помешает ему забрать лейтенанта и старшину с собой, если не будет иного выхода? Не форзейли же... При этой неожиданной мысли он усмехнулся. - Хорошо, Долгополов. Зовите старшину... 8 Вновь броневик неспешно пылил по дороге. Воронцов стоял, опираясь спиной о кромку правого люка, лейтенант сидел за рулем, а старшина Швец шевелился и погромыхивал какими-то железками в тесной коробке пулеметной башни. Как известно, обстановка на войне - дело темное, даже и в сравнительно спокойные моменты, а уж тем более - в разгар ожесточенных маневренных боев. Броневик, взревев мотором, пробуксовал в песке, выскочил на крутой перегиб дороги, и Воронцов буквально в двух десятках шагов увидел перед собой целое стадо тяжелых мотоциклов "цундап", именно стадо, потому что двигались они во всю ширину дороги без всякого видимого порядка, грохоча выхлопами, окутываясь струями и клубами синего дыма, на каждом - по три веселых немца образца сорок первого года, которым война еще в охотку и в удовольствие, напрочь свободные от неарийских мыслей, настроенные только на скорую и неизбежную победу. Каски свалены в коляски, рукава закатаны до локтей, воротники расстегнуты, наверно и фляжки со шнапсом далеко уже не полные... Воронцов еще только начал реагировать, а старшина, не успев даже упереть в плечо приклад пулемета, нажал на спуск. Длинная, патронов на тридцать, очередь прошла поперек колонны, вышибая из седел и водителей, и стрелков. Потом Швед поймал обтянутую черным дерматином подушку приклада и стал стрелять прицельно. На дороге мгновенно возник завал, несколько мотоциклов вспыхнули высокими факелами светлого пламени, задние еще пытались развернуться под пулями, но ни времени, ни простора для маневра у них не оказалось. Безусловно, немцам не повезло, просто невероятно не повезло. На их стороне были все шансы, только один какой-то крошечный - против. И он как раз и выпал. Полсотни солдат - против троих, пятнадцать пулеметов - против одного. В любых других условиях тут бы и говорить не о чем было. Развернулись бы веером и прямо с колясок изрубили струями пуль жестяную броню, закидали гранатами, не дали бы и наружу никому выскочить. Подвел сбой по фазе. Если бы немцы первыми оказались на гребне - тогда все! Впрочем, и это еще неизвестно. Скорость реакции тоже кое-что значит. Старшина Швед пять лет служил в кавалерии, воевал с басмачами, бывал в сабельных рубках, умел на полном аллюре поднимать зубами фуражку с земли, без промаха бил в цель с седла из карабина и нагана. Так что и при прочих равных молодые подвыпившие немцы могли не успеть. А дальше уже понятно. Кинжальный пулеметный огонь с предельно короткой дистанции, практически в упор, способен вырубить толпу и побольше этой. И растерянность конечно, и паника - все, спрессованное в секунды. И принимать осмысленные решения уже некому. Меньше чем за минуту старшина расстрелял два двойных диска, и вдруг стрелять стало не в кого. Много мятого железа и тела, лежащие по одному и грудами. Как кого застигли пули. Сдернутый с места грохотом пулемета, Воронцов вывалился через правую дверцу наружу, дернул затвор автомата. На другую сторону выскочил лейтенант с револьвером. - Вроде все, товарищ дивкомиссар... - крикнул из башни старшина, поводя стволом. Воронцов тоже не видел никакого шевеления. Кто убит - убит, а живые если и есть, то затаились. Для Дмитрия все произошло слишком внезапно. Вот тебе и неторопливая война! Минута - и полсотни трупов. Но рефлектировать некогда. Подняв автомат, он резко скомандовал: - Долгополов, Швец, быстро осмотреть... Взять пленных, если есть. Мотоцикл исправный, пулемет, пару автоматов, патроны... А сам сел за руль и начал разворачивать броневик. "На сей раз повезло, вывернулись, - думал он. - Спасибо старшине. Но теперь бы дал бог ноги унести, потому что если это разведка, за ней следует серьезная часть. Но на карте-то моей ничего в этом районе не обозначено. Что ж получается? Мои здесь действия уже настолько меняют реальность? Тогда через сутки-двое карты вообще можно выбрасывать, потому как все пойдет совсем по-другому? Вот и парадокс: знание прошлого ничего не дает тому, кто в нем оказался, поскольку для него оно становится неопределенным будущим. Неужели форзейли этого не заметили? Или как?.." Вдали бахнуло несколько выстрелов. Воронцов вышел из броневика. Швец махнул ему рукой: все, мол, в порядке. Потом они с лейтенантом выкатили на дорогу мотоцикл, стали что-то грузить в коляску.
в начало наверх
Минут через пять старшина подошел, и не просто так, а с двумя автоматами на плече, в левой руке он, как рыбу на кукане, нес десяток магазинов в узких кожаных пеналах, а в правой - гроздь обтянутых серым сукном продолговатых не по-нашему фляжек. Свалил все добытое добро внутрь броневика, перевел дух. - Живых нет, товарищ дивкомиссар. Там один лейтенант у них был, остальные рядовые и унтера. - А в кого стрелял? - То так, из жалости. Пользы с них уже не было... Я там мотоцикл подготовил, загрузил кой-чего. И еще пошукаю... Воронцов понял, что если дать ему волю, то по своей старшинской натуре Швец нагрузит броневик так, что рессоры не выдержат. И по-своему он прав. Но не в данном случае. - Хватит. Ты что, лавку открыть собрался? - Та товарищ комиссар, жалко же... Добра столько, а шо оно дальше будет? - Сказал - хватит. Давай лучше с лейтенантом вперед проскочите... У немцев карта была? - Была, да пустая... Действительно, убедился Воронцов, типичная лейтенантская карта. Кое-как обозначена ближайшая задача и предположительно - линия боевого соприкосновения с советскими войсками. - В общем, проскочите на пару километров, посмотрите. И сразу назад. Объезд искать будем. Не зря же они тут катались... Воронцов едва успел перекурить, как из-за поворота, нарастая и отдаваясь гулом в органных стволах сосен, донесся рев терзаемого на неподходящей передаче мотора. "Цундап" выскочил на закругление дороги как глиссер, с веером песка из-под заднего колеса. Старшина почти лежал грудью на руле, выкручивая манжетку газа, а лейтенант, выставив ногу вперед, собирался выпрыгивать из коляски. - Товарищ комиссар, немцы! Близко, метров пятьсот! Транспортеры и танки. Много... - Давай вперед, не останавливайся! - махнул рукой Воронцов. Включил вторую скорость, резко взял с места. "Как у "жигуля" приемистость, - отметил Воронцов, - и песок нипочем. А старшина чего так виляет, никак с рулем не справится?" Разогнавшись, броневик резво полез на очередной пологий подъем. Через открытую дверцу Дмитрий то я дело поглядывал назад. Из-за поворота, где они только что были, появился низкий, скошенный и пятнистый лобовик полугусеничного "Бюссинга". "Это ерунда, - подумал Воронцов, - от этого уйдем, у него парадный ход тридцать километров..." С угловатого железного корыта прогремела первая очередь. Возможно, все дальнейшие события развернулись бы совсем иначе, если б местность имела здесь другой рельеф. Но дорога протянулась впереди совершенно прямой линией, сжатая с обеих сторон лесом и, наверное, очень хорошо смотрелась через оптику прицелов. И сама дорога, и все, что на ней было. Первый снаряд из танковой пушки ударил далеко впереди, но ведь то был только первый. Наводчику не нужно даже менять установку, достаточно неподвижного заградогня. Так и получилось. Мотоцикл старшины буквально влетел в следующий разрыв. Его швырнуло в сторону, поволокло боком, однако осколки никого не задели. Швец сумел выровнять руль, еще прибавил газу и, высмотрев справа какой-то просвет, на полной скорости проломился через кусты и скрылся за деревьями. Им с лейтенантом еще раз повезло, и Воронцов от души пожелал, чтоб везло и дальше. Наверное, они добрались потом до своих, но знать этого Воронцов уже не мог. А сам он по-прежнему оставался на бесконечной и отвратительно прямой дороге. Позади появился второй танк, теперь они били по броневику из двух стволов, и все-таки никак не могли попасть. Или Воронцова хранила всегда благосклонная к нему фортуна, или Наташа с форзейлями вовремя отклоняли траектории снарядов. Скорее всего - без мистики - и калибр танковых пушек был маловат, тридцать семь миллиметров всего, и требовалось обязательно прямое попадание и наводчики у немцев не слишком здорово умели стрелять по малоразмерной движущейся цели. Однако разрывы ложились рядом, по броне гремели осколки и камни, и Воронцов, вдавив педаль акселератора до пола, бросал броневик от одной обочины к другой, каждую секунду ожидая последней, смертельной вспышки перед глазами, или сокрушительного удара сзади, которого и почувствовать не успеет. Ошибкой немцев было еще и то, что стреляли беглым огнем оба танка сразу, наводчики путали разрывы и не могли корректировать установки прицелов. Из одного ствола они бы попали быстрее. Воронцов увидел слева заросшую бурьяном не то просеку, не то тропу и, не задумываясь, вывернул руль. Броневик подбросило так, что Дмитрий чуть не выпал в открытую дверцу, под днищем заскрипело и заскрежетало. Воронцов с ужасом представил, что сейчас оторвется кардан или камнями пропорет картер. Он, не щадя шестеренок, переключил передачу с третьей на первую. Трясясь и подпрыгивая, ломая колесами валежник, возмущенно рыча мотором, броневик вынес его из-под огня. Примерно через километр Воронцов проскочил по трухлявому мостику заболоченный ручей и оглянулся. Лес позади стоял стеной, и было даже непонятно, как он сумел через него проехать. Дмитрий выключил зажигание и откинулся на сиденьи. Он весь был мокрый, и сердце колотилось так, будто не ехал он, а толкал двухтонную машину перед собой. Он вылез наружу, откинул броневую крышку капота и отвернул пробку радиатора. Столбом ударил перегретый пар. Теперь нужно ждать минут двадцать, пока двигатель чуть остынет, залить свежую воду и только потом ехать дальше. А в лесу было тихо. Нет, конечно, с дороги доносился гул моторов и лязг танковых гусениц, пулеметные трассы еще секли верхушки деревьев, но все это было уже далеко и Воронцова словно не касалось. Сюда немцы соваться не рискнут, да и не нужно им это. Не то время, чтобы за каждым русским солдатом поодиночке гоняться. На сегодня все закончилось. День почти угас, небо из голубого стало золотисто-зеленым, из глубины леса потянуло прохладой и сыростью, неожиданно громко вдруг заквакали лягушки в ручье. Дмитрий сориентировался по карте. До цели осталось не так далеко. В шею впился с омерзительным визгом крупный комар. - Вот сволочь, пятая колонна! - Воронцов прихлопнул вампира и вытер платком окровавленные пальцы. Захлопнув дверцу. Осторожно тронул машину. Судя по пунктирной линии на карте, тропа должна вывести почти точно на место. Больше в этой глуши ему не встретилось ни своих, ни чужих. Детектор ожил ранним утром. Едва успело встать солнце. Воронцов как раз умылся в ручье, сжевал пару бутербродов, запил остатками остывающего кофе из термоса и - услышал зуммер оформленного под ручные часы прибора. На циферблате светился индикатор и стрелка показывала направление. Значит, вот как раз сейчас и открылся контейнер. Направление стрелки в основном совпадало с отмеченным на карте грейдером. Километров через восемь дорога пересекала мелкую прозрачную речку. Тут все к произошло. ...Разведка немцев застигла их на месте ночевки. Чуть в стороне от брода. Опрокинутая и раздавленная гусеницами крестьянская телега с обыкновенным для такого случая имуществом - узлами, одеялами, вспоротыми мешками с мукой и картошкой, вмятым в землю самоваром. Брошенный на бок возле догорающего костра закопченный чугунный казан, на холщовой скатерке нарезанные куски хлеба, несколько луковиц, деревянные ложки, нож, небольшой шматок желтоватого сала. Кони, очевидно, разбежались, а людей немцы расстреляли из пулеметов. Шагах в пяти от телеги лицом вниз лежал маленький, совершенно седой старик в расстегнутом суконном бушлате. Еще трое немолодых, но крепких мужчин в разных позах, как кого застала смерть, лежали по равные стороны костра. Пятого, богатырского сложения человека, очередь достала на бегу, когда он уже почти успел скрыться в плотно окружавших поляну кустах. Левой вытянутой рукой он вцепился в траву, рядом с правой валялся вспоротый ножом или штыком, потрескавшийся, очень старый кожаный саквояж с медными застежками. В нем, очевидно, и хранился контейнер. Отвернувшись, Воронцов торопливо выкурил папиросу. Тут же зажег от окурка вторую. Он уже начал привыкать к виду внезапно убитых людей, но все равно было тяжело. Тем более, что сейчас присоединялся и личный фактор. Многовато всего выпало ему за последние сутки. Он снял фуражку и, держа ее на сгибе левой руки, прошел к центру поляны. Этот старик, наверное, и есть Хранитель. Остальные... Охрана - или как их еще назвать? Ассистенты, послушники, младшие жрецы? "А если бы я не задержался, догнал их вчера? - думал Воронцов. - Могло бы получиться по-другому? Нет, вряд ли. Они меня просто не стали бы слушать. И от немцев я бы их не защитил. Ручной пулемет и картонный броневик против танков..." Он совершенно упустил из виду, что до тех пор, пока немцы не вскрыли контейнер, он просто не смог бы обнаружить этих людей, даже находясь рядом с ними. С некоторым душевным трепетом Дмитрий наклонился над стариком. Нет, ничего общего с тем бравым есаулом, что он видел на фотографии. Дело не в разнице возрастов, это был совершенно другой человек, и значит, деда своего он не увидел даже мертвым. Но зато Воронцов увидел другое. Люди на поляне не были просто беспомощными жертвами. Они попытались оказать вооруженное сопротивление, несмотря на внезапность нападения. В подвернутой под грудь руке старик сжимал вытертый до белизны офицерский нагая. Дмитрий осторожно разжал пальцы худой, еще теплой руки. В барабане остался всего один патрон, а из ствола ощутимо тянуло сгоревшим порохом. А рядом с убитым на краю поляны Воронцов обнаружил в траве отлетевший при падении обрез трехлинейной винтовки. Ив него был сделан всего один выстрел, но и понятно - на бегу, с саквояжем в другой руке затвора не передернешь... Дмитрий вздохнул, еще немного походил по поляне, разбирая следы. Судя по ним, немцев было немного. Танкетка или легкий танк с узкими гусеницами, несколько мотоциклов. Обнаружили беженцев на привале, решили допросить или обыскать, а те вдруг открыли огонь... Хотя могло быть по-другому. Но в любом случае саквояж привлек их внимание. Расстреляв людей, немцы выпотрошили его, надеясь обнаружить нечто важное. Или ценное. Контейнер показался им заслуживающим внимания. Они забрали его и отправились дальше. И сейчас находятся совсем недалеко, вон как разгорелся индикатор, и стрелка даже не вздрагивает, показывая направление. Воронцов выкопал могилу на краю поляны. Заворачивая в брезент тело старика, увидел под расстегнутым воротом рубахи золотой нательный крест. Не простой, значит, крестьянин, действительно, скорее всего из казаков-офицеров. Топором он вырубил две подходящие жердины, проволокой туго стянул накрест. На гладком белом затесе написал химическим карандашом: "5 неизвестных казаков". Подумал и прибавил через черточку: "запорожцев". Помолчал и надел фуражку. Вот и все, чем мет пришелец из будущих времен почтить память своих предполагаемых предков. ...Воронцов аккуратно съехал с дороги в лес. Дальше придется пешком. На здешних разъезженных колеях мотор гудит слишком громко. Он взял автомат, сумку с запасными дисками и другую, с гранатами. План действий он себе составил почти безупречный. Если только опять не случится непредвиденного Слишком много его уже случалось. Или так всегда на войне? Если бы ему пришлось ответить сейчас, ради чего он ставит на кои свою голову, Дмитрий не нашел бы, что сказать. Такие вещи, очевидно, просто невозможно выразить однозначно. Все сказанное было бы правдой, и одновременно так же далеко от нее, как и прямая ложь. Совсем, как у Тютчева в известном стихотворении. ...Вначале он уловил запах дыма от сухих дров и жарящегося мяса, а потом услышал и голоса. Это было очень красивое место, будто специально для туристов и пикников на лоне природы. Конечно, не таких, как сейчас... Среди редкого лиственного леса, рядом с дорогой, стоял большой деревянный дом с резной верандой, несколько хозяйственных построек, амбар с просевшей, крытой камышом крышей. Воронцов подстроил бинокль. Деревья раскачивались под ветром, и по зеленой лужайке перед домом скользили их фигурные тени.
в начало наверх
Немцев явно не оставляло игривое настроение, поэтому они не стали открывать ворота усадьбы, а просто снесли их вместе с одним столбом и частью забора. Дмитрий немного ошибся, разбирая следы. У немцев была не одна, а две танкетки "Т-1" со спаренными пулеметами в башнях и три мотоцикла. Неизвестно, что они имели за приказ, но явно никуда не спешили и расположились на привал основательно. Десять человек, кадровые, еще довоенного призыва рослые парни лет по двадцать пять. Точно такие же, как те, что остались на дороге после встречи с пулеметом старшины Швеца. Но эти пока живы, радуются внезапно выдавшейся свободе, разделись, кто по пояс, а кто и до трусов, разожгли посреди двора большой костер, двое жарят на вертеле целого поросенка, прихваченного где-то по пути, остальные обливаются водой у колодца, готовят стол к завтраку, загорают на ярком утреннем солнце. Громко разговаривают, часто хохочут. И война и Россия им пока нравятся. Тоже как тем, вчерашним. Правда, радуются не асе. Для двоих встреча на поляне с хранителями реликвии оказалась последней. Их трупы, замотанные в брезент, из-под которого торчат кованые подошвы сапог, приторочены позади башни одной из танкеток. Но их судьба не омрачает радужного настроения живых. Воронцов опустил бинокль, чтобы не выдать себя блеском стекол. Перевес у них серьезный. Подавляющий, как говорится. В любом другом случае и пробовать бы не стоило. Семь пулеметов. И броня. Они в полминуты разнесут его пулями в клочья и сядут доедать своего поросенка. Да и с одними автоматами, без пулеметов и танков, справятся с Воронцовым шутя. Загонят, веселясь, как оленя в горах Гарца. Вояки не ему чета. Но пока шансы на его стороне. Белые начинают и выигрывают. Если повезет. Он слез с дерева, с которого наблюдал, обошел хутор, далеко углубившись в лес, и вновь вышел к нему с другой стороны. Сюда смотрели глухие стены амбара, а рядом с ним немцы поставили всю свою технику. Это они хорошо сделали, удачно. Воронцов опустился в глухие заросли крапивы, окружавшей усадьбу с этого фланга и почти полностью скрывающие забор из жердей. "Как-то интересно такая ограда называется по-украински", - неизвестно к чему вдруг попытался он вспомнить, подавляя пронзительную боль от ожогов. Полз он очень медленно, чтобы не шуметь и не раскачивать жирные темно-зеленые стебли. Перевалился через нижнюю жердину и очутился в лопухах. После крапивы - совсем другое дело. Оставалось самое опасное - преодолеть открытое место между оградой и амбарами. Не дай бог вздумается кому-нибудь как раз сейчас по нужде прогуляться. Но, судя по интонациям голосов, немцы все оставались на своих местах и ничего не замечали. Жаль, что он не знает языка. Интересно бы послушать, о чем они так перед смертью расшумелись. ...Теперь - все. Он стоял, прижимаясь плечом к нагретой солнцем стене. Слева, всего в нескольких метрах, борт одной из танкеток. За ней вторая, с покойниками. Стволы башенных пулеметов повернуты к нему, и кажется, что из них еще тянет запахом кордита. Мотоциклы чуть в стороне, ближе к воротам. Как бы там ни было, к своей технике немцам уже не прорваться. Будь Воронцов героем историке-развлекательного боевика, сейчас бы в самый раз выйти из-за укрытия, поднять автомат и громко сказать: "Хенде хох!" Или просто начать стрелять от бедра, пошире расставив полусогнутые в коленях ноги и сильно откидываясь туловищем назад. Но съемочной камеры поблизости все равно не видно, а патроны у немцев отнюдь не холостые. Да и возраст у него уже не тот. Так что лучше действовать без эффектных трюков и поз, но наверняка. Пока он ползал, немцы успели расставить на большой, расшитой петухами скатерти бутылки, стаканы, закуску и громкими криками поторапливали поваров. Воронцов выложил на траву противотанковую "РПГ-40", рядом четыре "Ф-1". До основной группы метров пятнадцать, до жостра еще десять. Нормально. Он примерился и, шагнув вперед, изо всей силы бросил противотанковую, целясь в центр скатерти. Тут же упал, вжимаясь в землю, пряча голову за толстыми венцами сруба. Взрыв ударил оглушительно, горячая тугая волна подбросила Воронцова. Над головой пролетело, кружась, что-то тяжелое. Вроде железного ворота от колодца. Не успев посмотреть, что там получилось, он одно за другим швырнул в тучу пыли и дыма три ребристых чугунных яйца. Взрывы, верещание осколков, щепки, летящие от стен, сыплющаяся сверху соломенная труха. И отчаянный, заходящийся крик, даже вой, возникший неизвестно откуда. Воронцов вышел из-за укрытия. Гранаты легли настолько точно, что по меткому, хотя и слегка циничному выражению мичмана с тральщика "Т-254", немцев можно было собирать ложками и хоронить в котелках. Погибшие у брода казаки могли бы чувствовать себя отомщенными. Да воздастся каждому по делам его... А кричал так нестерпимо единственный сравнительно уцелевший любитель поросятины на вертеле. Его только посекло осколками и отбросило прямо в костер, и он сейчас, ворочаясь среди разбросанных пылающих головней, орал не переставая. Подавив тошноту, Воронцов навскидку дал длинную очередь. Стало тихо. ...Контейнер Дмитрий нашел на сиденье стрелка во второй танкетке. Выглядел он как не очень большой ларец из материала, фактурой и цветом напоминающего карельскую березу. Крышку и боковые стенки покрывала инкрустация, которая могла изображать и орнамент, и вязь неизвестного алфавита. Немцы основательно потрудились над ним, вскрывая подручными средствами. Торец и крышка там, где вгоняли зубило, были в забоинах и вмятинах. Изделие древних мастеров не устояло перед мощью тевтонского гения. Как правильно отметил Блок - "сумрачного". Бриллиантов немцы, к своему разочарованию, не нашли, но выбрасывать ларец не стали. Решили, наверное, представить по начальству. Воронцов поднял крышку. Внутри, в гнезде, выстеленном похожей на парчу металлизированной тканью, лежало то, что называлось Книгой. Но книгой это не было. Был массивный, размером в стандартный кирпич, блок густо-синего стекла, обтянутый по периметру тремя узкими полосками желтого металла. На полосках - непонятные знаки, ни с чем знакомым не ассоциирующиеся. Может, иероглифы, а может - символы ритуального значения. Еще на полосах имелось несколько групп отверстий, штук десять коротких штырьков - и все. Вникать в смысл этой арматуры не было времени. Пора возвращаться, раз уж повезло. Правда, оставалось еще одно дело, совсем маленькое. Нельзя уходить, бросая исправную боевую технику. Пусть и цена ей на фоне всего происходящего никакая, и валяется сейчас по лесам и полям сражений десятки тысяч единиц какого угодно оружия, а вот все равно нельзя, он это с первых дней военной службы знал. Он собрал автоматы и пулеметы с турелей мотоциклов, свалил их внутрь ближайшей танкетки, вылил на моторные жалюзи бензин из запасных канистр, открыл сливные краники на всех бензобаках и, отойдя подальше, бросил туда тлеющее полено из костра. Пламя поднялось парусом, а он, зажав под мышкой контейнер, пошел к лесу, стараясь не спешить и не оглядываться на дело рук своих. ...Когда он сказал Наташе, встречавшей его в своем Зазеркалье, что все прошло более чем успешно, она только кивнула. - Я все видела. Ты был великолепен. Не знаю, удалось бы кому-нибудь еще сделать это... Ее оценка была Воронцову приятна. Во времена наивной юности ему часто хотелось, чтобы она могла увидеть его в те минуты, когда он сам себе правился. Но сейчас он понимал, что наблюдала за ним совсем не та Наташа, чье мнение было ему дорого, а лишь перцептроны компьютера, и значит, цена лестным словам соответственная, Выглядела Наташа по-прежнему великолепно, красиво причесана и со вкусом подкрашена, костюм на ней был совершенно сногсшибательный, будто ей предстояло посетить какой-нибудь великосветский раут, но Дмитрию показалось, что равнодушнее стал ее взгляд и холоднее голос. "Ну-ну", - подумал он и сказал: - Не преувеличивай, Натали. На моем месте так поступил бы каждый. Скажи лучше, что теперь будем делать? - Как я и говорила. Оставь контейнер здесь, на столе, и можешь возвращаться домой. Хоть сейчас. Разумеется, условия остаются в силе. Вознаграждение ты получишь, какое захочешь. Воронцов кивнул. - Мавры делают свое дело, но какова текучесть кадров... Что бы такое попросить пооригинальней? Но для полноты картины расскажи, что же я все-таки принес. По правде... И как эта штука функционирует? - Как чтоб Я же тебе уже говорила. Если тебе не нравится название "Книга", можешь считать ее своеобразной видеокассетой. К ней подключается источник питания. Информация воспроизводится на внешней поверхности. Можно подряд, можно выборочно. Ничего сложного. - Могли бы и автономное питание встроить... Где его теперь искать? И какие должны быть у него характеристики? Сила тока, напряжение, емкость? - Почему это тебя интересует? - спросила Наташа подозрительно. - Ну как же. Интересно. Головой рисковал, а за что? Думаю, здесь все же мощно найти подходящий аккумулятор... - Ничего у тебя не получится. Оставь, без тебя раз берутся... - А так хотелось картинки посмотреть, - протянул Воронцов. Перед возвращением он для снятия напряжения принял очередную наркомовскую норму, в Замке выпил кофе, и настроение у него было несколько веселое. Но когда он перешел к главному, взгляд у него стал жестким, будто прицеливающимся. Таким Воронцов бывал нечасто, и этот его взгляд очень не любили подчиненные, да пожалуй что и начальство... - А если без шуток, то ничего я оставлять не буду. - Он выдержал паузу. - 3наешь, когда я так решил? У брода. До того колебался, а там четко понял. Чего вдруг? Мало ли что там записано? Сколько наших людей за нее кровью платили, и своей, и чужой. Пусть вначале форзейли все покажут, а там уже делиться станем: что нам, что им... Похоже, такого поворота событий пришельцы представить не могли. Сначала его уговаривала и убеждала Наташа. Она использовала все доступные ей эмоциональные, этические и логические доводы, припомнила даже древнеримское правило: "Договоры должны соблюдаться", сулила все мыслимые блага как земного, так и галактического ассортимента. Он же, изображая на лице упоение собственной значимостью, сидел в кресле, вытянув ноги в пыльных сапогах, пил пиво "Тюборг" из ледяной бутылки и изощрялся, изобретая все новые формы вежливых, но категорических отказов. При этом с усмешкой думал о себе, что человеку, умеющему часами бродить по торговым кварталам Бомбея, Манилы, Стамбула, при этом ничего не покупая, наводящему страх и уныние на самых прожженных стивидоров и агентов по снабжению в портах трех континентов, не страшны никакие пришельцы. Слабо им по-настоящему торговаться. - Ладно, Натали, давай заканчивать. Я сказал все, да и устал порядочно. Соглашайтесь. Ваша позиция отдает дешевым снобизмом - непременно вам подавай право первой ночи. Поразмысли там вместе с хозяевами спокойно, и поймете, что я прав. А мне пора домой, честное слово... - Наташа молчала, и он продолжил: - Не думаю, что они меня тут задержат навечно. Принципы не позволят. Уважение прав человека, свободы воли и так далее. А если я, упаси бог, ошибаюсь, то и это предусмотрено... Когда-то я был довольно неплохим минером и на всякий случай сообразил тут кое-что. - Он похлопал ладонью по крышке контейнера. - Пятьсот грамм гексогена, взрыватель тройного действия с секретом. Как говорится, в случае моей смерти прошу не обижаться... - Да, Дим, - сказала Наташа. - Они тебя неправильно просчитали. И я тут виновата. Они ведь через мое восприятие и мои чувства тебя оценивали, поскольку датчик ты отключил. А я и вправду поверила, что ты все сделаешь, как надо. - А я и сделал, как надо. Разве нет? Или ты, кроме как по-ихнему, думать сейчас не можешь? - Я сейчас как раз по-своему думаю. И мне грустно, что я снова в тебе ошиблась. Сейчас мне придется уйти, свою роль я сыграла... Я уйду, мы опять расстанемся, теперь уже навсегда, а что и как будет со мной, я не знаю... - Лицо у нее стало потерянным и несчастным. Воронцов ее искренне пожалел. Кем бы она ни была на самом деле и какую бы цель в этой роли ни преследовала, в ней оставалось то, что делало
в начало наверх
ее так похожей на живую женщину, его Натали... - Пожалуй, ты все же не во мне, а в себе опять ошиблась, - сочувственно сказал он. - Ну да бог с ним... Ты лучше попроси, чтобы они тебе там, в Москве, память сохранили. Заслужила... И я бы к такой просьбе присоединился, да боюсь, моя просьба для них теперь неубедительна. Вряд ли они меня спокойно видеть и слышать могут... А так бы конечно, что им стоит? Не фашисты же они, у живого человека память стирать. - Попрошу, - покорно согласилась она. - Только не знаю, лучше мне будет или хуже? - Отчего же хуже? Новые впечатления всегда полезны. Жизненный опыт, опять же... А там, глядишь, и наяву встретимся. Будет настроение - позвонишь мне. Запомни телефон, в ближайший месяц я отвечу, пока снова в моря не соберусь. А то и сам позвоню. Если ты меня вспомнишь, конечно. - В любом случае позвони. И все расскажи... Ей, той, что в Москве. Она сейчас о многом шалеет... Воронцов встал. Начиналась мелодрама. А мелодрам он не любил. В любых видах. - Хорошо. Судя по твоим словам, они меня все же собираются отпустить. Если так, то надо бы переодеться. Появись так в курортном городе, - он провел ладонью по петлицам и орденам, - не поймут... Выходя из комнаты, Наташа на секунду приостановилась на пороге, опершись рукой о косяк, обернулась, словно собираясь еще что-то сказать на прощание, но только кивнула головой и исчезла. Исчез и экран. Перед Воронцовым вновь была глухая стена, обтянутая коричневым, с золотым рисунком штофом. - Красивая девушка... - услышал он за спиной знакомый голос. - И она ведь до сих пор тебя любит... Дмитрий резко повернулся. У окна, положив ногу на ногу и легонько постукивая пальцами по подлокотнику кресла, сидел и смотрел на него с сочувственной полуулыбкой Антон, точно так, как он сидел за столом своей дачи под Сухуми. Воронцову пришлось сделать еще одно усилие, чтобы постараться и при этом повороте сюжета выглядеть спокойным. - Вот уж что тебя совершенно не касается... Зачем явился? Спасать ситуацию? Девчонка не справилась, так теперь ты - резерв главного командования? - Он положил контейнер на край письменного стола и, по-прежнему придерживая его одной рукой, второй начал отстегивать ремешок портупеи. - Так я не шутил, - движением головы он указал на контейнер, - если что - рванет прилично... Помолчали, глядя друг на друга. - Считай, что ты выиграл, морях, - первым прервал паузу Антон. - Я знал, что ты надежный парень но не представляешь, сколько раз приходилось ошибаться в самых, казалось бы, безупречных. - Отчете же? Как раз вполне представляю, - пожал Воронцов плечами. - И что дальше? - Вот и пришлось тебя немного проверить... Извини. Понимаю, что ты сейчас очень зол на меня. - Ну, чего уж... Моментами было довольно весело. - Воронцов бросил ремень с портупеей и тяжело громыхнувшей кобурой прямо на пол, сел напротив Антона, положив локти на контейнер. - Так что, все фокус, как я и думал вначале? Театр одного актера? - Да нет, зачем же? Все правда. И Замок, и война, и Книга. А я, если угодно, как раз главный здесь форзейль, если оставить в силе такое название... Не совсем точное, ну да уж ладно. Воронцову вдруг стало гораздо легче на душе. Самым непереносимым, оказывается, была мысль, что он разыгрывал под гипнозом, или чем там еще, дурацкий спектакль. - Тогда в чем смысл? - А в том, что мы на самом деле не можем вступать в официальные контакты с таким человечеством, как ваше. Хотя вы, люди, интересуете нас больше, чем многие и многие другие. Есть в вас черты, цену которым вы поймете еще не скоро. И приходится долго, очень долго искать тех немногих из вас, с кем можно иметь дело уже сегодня. Воронцов изобразил попытку привстать и щелкнуть каблуками. Антон не отреагировал и продолжал, как ни в чем не бывало. - Мы ничего не имитировали в прошлом. Обстановка была подлинная. Был ли риск для тебя? В конечном счете нет, мы тебя спасли бы, однако умирать все равно пришлось бы по-настоящему... - Он развел руками, мол, ничего не поделаешь. - Смысл - самый поверхностный - этой проверки ты можешь определить и сам. Заодно мы выяснили о тебе такое, чему в ваших языках нет и названий. Здесь тоже все в порядке. С Книгой как? Думаю, мы и тут найдем общий язык. Держи ее пока у себя, как гарантию, что ли. Только смотри, сам не подорвись, хоть ты и минер... Главное, что она вернулась в мир стабильной реальности. Ведь до нынешнего момента ее как бы не было в природе. Потому и детекторы наши ее не определяли. Оттуда, из-под Киева, ты ее забрал сорок лет назад, а здесь она появилась только что... В промежутке находилась Нигде. Красиво звучит? Впрочем, все это ненужные тонкости. А себя ты теперь можешь считать прошедшим отбор, проверку и посвящение. Перспективы перед тобой... - Антон даже зажмурился, словно от восторга перед открывающимися Воронцову перспективами. - Ты сможешь узнать все, что знаем мы, побывать на нашей планете-метрополии, еще на многих других, увидеть такое, о чем пока не в силах и помыслить... Как равный, ты будешь принят на Конгрессе ста миров... Если захочешь - вместе с Наташей... Антон говорил еще что-то, но смысл плохо доходил до Воронцова из-за внезапно навалившейся огромной усталости, безразличия, из-за мучительного звона в голове. Похожее ощущение он испытал, когда в трале взорвалась мина и его здорово приложило ударной волной о щит кормового орудия. Только одна мысль сохраняла отчетливость в его перенапряженном мозгу. "Эх, ребята, - думал он, обращаясь так к Антону и прочим его друзьям и коллегам. - Вы-то своего добились, в вот как же мне теперь поверить в ваш сверхразум, гуманизм, бескорыстие, порядочность? Рад бы, ей-богу рад, но - как?.." Антон догадался о его состоянии. Он встал, будто король, объявляющий аудиенцию оконченной. - Понимаю, осознать все сразу трудно и тебе... Отдыхай пока, а завтра начнем разговаривать всерьез. ...Свет утра проник сквозь сомкнутые веки, и Наталья Андреевна с усилием открыла глаза. Опять этот дождь на улице, толпы раздраженных спещащих людей в метро и автобусе, этот бесконечный рабочий день. А сон - длинный, яркий, необыкновенно подробный, ускользал. Кажется, вот-вот сейчас все вспомнится, надо только сделать совсем маленькое усилие. Но чем старательнее она пыталась вспомнить хоть что-то, тем более неопределенным, смутным и расплывчатым становилось то, что там, внутри сна, казалось таким отчетливым и логичным. Ну хоть бы какая-нибудь зацепка... Только бы вспомнить - это казалось ей отчего-то очень важным. Но одна за другой рвались тонкие нити, еще связывавшие сон с реальностью, его яркая узорчатая ткань расползлась, превращаясь в серый туман... Только осталось ощущение, будто как-то все тем было связано с Дмитрием, мичманом Димом. Древность какая, господи... А больше ничего. Разве только непонятная фразе: "Мавр сделал свое дело. А ты?" Да зачем стараться, вспоминать? Будто других забот нет. Мало ли что приснится. Бывает такое, что потом весь день болит голова и кошки на сердце скребут. Она встала, накинула не плачи халат, включила свет в ванной, автоматически, продолжая думать все о том же, принялась за привычные утренние дела. Причесавшись и нанеся не лицо легкую дневную раскраску, Наташа пошла одеваться. И поймала себя на том, что делает это необыкновенно тщательно. Словно собирается на свидание. Выбирает из того, что есть, самое лучшее. Кстати, вспомнила услышанную на днях грустную шутку: "В наших условиях шикарная женщина - это та, кто надевает под джинсы новые колготки". Неужели сон вновь возродил в ней надежды на светлое будущее? Наверняка девчонки в мастерской не преминут подколоть: "Ой, Наталья Андреевна, ты не иначе как влюбилась! Ну и кто же, если не секрет? ...? или ....? А может сам ....?" Да в конце-то концов, а почему бы и нет? Пока еще, слава богу, не самые худшие в институте мужчины оказывают ей недвусмысленные знаки внимания. И не скрывают готовности разделить с ней постель. Как минимум... И сказал бы кто, что ей мешает согласиться? Непривычно долго она всматривалась в отражение в зеркале, будто стараясь найти что-то необычное в своем облике. И ничего не нашла. В меру интересная, неплохо сохранившаяся женщина тридцати с чем-то лет. Разве только глаза слишком блестят? Пошла на кухню, развела в чашке кофе покрепче, чем всегда. И пока пила, все не оставляла ее неясная тревога. В памяти настойчиво крутились незнакомые цифры, похожие сочетанием на номер телефона. Только чей? На всякий случай она записала их - 284-39-55 - прямо на обложке журнала с новым романом Пикуля. Роман-то, по еще одной странной случайности, тоже о моряках, крейсерах, сражениях, романтической любви и офицерской чести. Она его читала до полуночи, так, может, потому и всплыл из глубин подсознания именно Дмитрий? А по "Маяку", наверняка, чтобы стимулировать трудящихся на очередные победы, передавали настолько разухабисто-патриотические песни, что она с раздражением выдернула шнур из розетки. Совсем это не соответствовало ее настрою. Уж лучше бы "Лунную сонату" послушать... Закончив скудный завтрак, вышла в прихожую, взяла а руки плащ с вешалки. Постояла, словно не зная, что с ним делать, и вновь повесила на крючок. Вернувшись в комнату, торопливо стала перебирать книги в шкафу, отыскала наконец на самой верхней полке бог знает когда, еще в замужние времена, засунутую за второй ряд фотографию в узкой металлической рамке. С тонированного сепией листа картона на нее смотрел, улыбаясь иронически, слегка склонив голову, совсем молодой лейтенант, снятый на корабле, среди надстроек, шлюпок, орудийных башен. Наверное, в тот день был какой-то праздник, потому что на нем парадная форма при кортике и белые перчатки в левой руке. И она вдруг заметила - впервые - что вид-то у него здесь совсем не лихой, а скорее невыносимо печальный. Будто храбрится мальчик, изо всех сил старается показать, какой он мужественный и бравый, а глаза выдают. Прямо просят: "Ну посмотри на меня внимательно! Ну догадайся же, как мне без тебя плохо. Приезжай, или хоть напиши что-нибудь ласковое, хорошее..." Как она сразу, еще тогда, этого не поняла и не услышала? Впрочем, тогда ей было ведь не столько лет, как сейчас, и совсем другой жизненный опыт... Наталья Андреевна перевернула снимок. На обороте четким, почти печатным шрифтом - строки из стихотворения: Давай с тобой так и условимся, Тогдашний я умер, бог с ним, А с нынешним мной остановимся И заново поговорим... Ниже дата, название далекого портового города и корабля, где служил Воронцов, размашистая подпись. Последняя его фотография. Дмитрий прислал ее вместе с письмом, в котором с отчаянной, но уже напрасной надеждой пытался изменить то, чего изменить было уже нельзя. Глядя на эту самую фотографию, она и написала показавшиеся ей тогда очень остроумными слова о белых офицерских перчатках, при воспоминании о которых стыдом вспыхнуло сейчас лицо. Почему-то тогда именно его щеголеватый вид и эти самые перчатки особенно ее разозлили. На самом деле, как она поняла сейчас, в глубине души и тогда ей была ясна, скажем так, неэтичность ее поступка, и резкостью слов она пыталась заглушить, выражаясь старинным стилем, "голос совести", переложить вину на него, якобы не желающего войти в ее трудное положение... Наталья Андреевна вздохнула и поставила фотографию на полку, лицом к двери. Выходя еще раз, оглянулась. "Вот и стой так. Хоть какой мужик в доме". Пожала плечами, удивляясь сама себе. И заспешила. До работы полтора часа, а ехать через весь город, и с пересадками. Как бы не опоздать.
в начало наверх
Торопясь, Наташа шла, почти бежала в сгущающейся перед входом в метро толпе, невыспавшейся, раздраженной, норовящей наступить на ногу, столкнуть в лужу, ударить под коленки узлом или чемоданом, обругать без повода. А сверху все сыпал и сыпал мелкий, серый, нудный дождь. Совсем как там. Во сне... ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ДАЛЕКОМ БЕРЕГУ 1 - Надеюсь, ты все же примешь правильное решение, - сказал Антон. - Но в любом случае ты абсолютно свободен в выборе. - Он сидел на полукруглом диванчике у окна и рассеянно перелистывал какую-то книгу в картонном, под мрамор, переплете. - Сначала скажи, а что все же с Натальей? - спросил Воронцов. Он с удивлением отметил, что не испытывает больше вчерашнего раздражения и злости. Как будто ничего и не было, и просто встретились они с Антоном в очередное свое сухумское утро. - Абсолютно ничего, - пожал плечами Антон. - Проснется у себя дома, может быть, со временем кое-что вспомнит, если сама этого сильно захочет. А нет - так нет. Мы никому ничего не навязываем. - Но она сказала, что хочет помнить... - Это она тебе так сказала. А на самом деле она в этом совсем не была уверена. Женщина, что ты хочешь... - И Антон развел руками с самой что ни на есть естественной улыбкой. Ничуть не выходя из своего человеческого образа. - Как спалось? - тут же, без связи с предыдущим, спросил он. - Будто не знаешь... - Для чего мне знать? Я не гувернантка. И в то, что меня не касается, не лезу... без крайней необходимости. - Пусть не гувернантка. А кто? Надзиратель? Вербовщик? Дьявол, желающий приобрести очередную безгрешную душу? - Безгрешную... - хмыкнул Антон. - Впрочем, по большому счету, пожалуй, и так... Если же всерьез говорить, мы с тобой на сей момент просто союзники. - Интересное дело. Союзники... Против кого или в чему Не сочти за труд пояснить. - Тогда лучше начать с самого начала. Не возражаешь? Воронцов кивнул. Все-таки Антон ему правился. Даже и такой вот манерой разговора. Сейчас, увы, люди почти разучились вести беседу. Не болтать, не трепаться, не плести косноязычно невесть что, а вот именно - вести беседу. С таким человеком приятно общаться, даже если и расходишься с ним в позиции. Что, кстати, как раз и предстояло выяснить. - Прежде всего, - заговорил Антон, откладывая книгу, - то, о чем вчера говорили - чистая правда. Хотя и не вся. Да, тебя проверяли. Доступными нам способами. Этичны они или нет, с твоей точки зрения, выяснять сейчас не будем. Главное, что они эффективны. - Он сделал короткую паузу, будто собираясь с мыслями. - Поведение твое с момента нашей встречи безупречно. Прежде всего, по мотивам, которыми ты руководствовался. А кое-где ты ухитрился расширить рамки тестов. Они оказались многозначнее, чем мы предполагали. Но это не все. Проверка твоих моральных качеств, психологической устойчивости, адаптационных возможностей, гибкости мышления - первый этап операции. Спасение Книги, которая кроме древних текстов содержит жизненно важные для нас документы экспедиции - второй этап, который планировался как завершающий. Однако по ходу дела неожиданно сложились обстоятельства, повлекшие за собой совершенно непредвиденные последствия. Нам пришлось изменить свои планы в отношении тебя. Хотя, повторяю, все, что я предложил раньше, остается в силе. Если захочешь, вернешься домой. Или сегодня же можем отправиться к нам, в метрополию... - Что-то преамбулы у тебя длинные, - перебил его Воронцов. - Иначе не получается, извини. Но уже все. До сути добрались. Дело в том, что мы, форзейли, и вся наша конфедерация находимся в состоянии... я бы не сказал - войны, но перманентного, не ограниченного во времени и пространстве конфликта... - Ни хрена себе формулировочка, - вновь не сдержался Дмитрий. - А я всегда думал, что конфликт от войны только ограниченностью и отличается... - Не будем спорить о формулировках. Я знаю, о чем говорю. Так вот - конфликта с некоей суперцивилизацией, тоже галактического масштаба, но несовместимой с нами по всем параметрам. Мы, как и вы, люди, отрицаем войны, не считаем их способом решения проблем, но что прикажешь делать, если выбора нет? Противник не способен к компромиссам и считает, что в Галактике не может быть двоевластия... Мы вынуждены защищаться адекватным образом. - Все так говорят. Я еще не слышал иных трактовок. Даже Гитлер, по его словам, вел вынужденную превентивную оборонительную войну. - Ты прав, конечно. Однако... Мы защищаем принципы, которые близки вашим. Мы вообще с вами очень близки. Я беседую с тобой в своем подлинном облике, у нас почти одинаковая психология, сходные взгляды на... - он усмехнулся, - на исторический материализм. В общем, мы способны понять друг друга, потому что мы в свое время прошли путь, подобный вашему. Наши же враги одинаково далеки и от землян, и от форзейлей. При прямом контакте ты, к примеру, просто не понял бы их абсолютно, как каких-нибудь осьминогов... Хотя они как раз умеют приспосабливаться и выходить на нужный уровень общения с гуманоидами. - Ты хочешь сказать, что они не гуманоиды и превосходят нас с вами в развитии? - Я такого не говорил. Кто кого превосходит и в чем - таракан, кальмар или соловей? Да и нравственные оценки условны. Мы лишь констатируем, что в настоящее время их образ жизни, идеология, а главное - практическая политика несовместимы с исторически обусловленными и в правовом порядке оформленными общегалактическим и нормами. - Туманно ты выражаешься, брат по разуму. Или меня по-прежнему за дурака держишь, или в своей позиции не уверен. Давай лучше попросту. - Я тебя понял. Но поверь, что очень трудно вот так сразу изложить общественно-политическую обстановку в Галактике, о которой ты до сего момента и понятия не имел, да еще и за многие тысячелетия. Наверное, лучше отложить это до более подходящих времен. Достаточно сказать, что Земля довольно давно является объектом внимания наших противников. Удобное расположение ее в пространстве, позволяющее создать здесь операционную базу, богатые ресурсы Солнечной системы, а главное - люди, которые могли бы стать их, а не нашими союзниками... Есть у вас такие качества, которые делают союз с Землей очень заманчивым. - И для вас, и для них? - спросил Воронцов. - Для нас тоже, - согласился Антон. - Я и не скрываю. Вообще пора бы мне и представиться. В близком переводе моя должность звучит как "шеф-атташе департамента активной дипломатии на планете Земля". Довольно высокий пост, смею заметить. - Польщен знакомством. Ну а чем, все-таки, мы всех вас так прельщаем? - Скажу в свое время. А сейчас я слегка отвлекусь, - он вновь взял в руки книгу в картонном переплете. - Ты слышал такую фамилию - Андреев? - И неоднократно. Леонид Андреев, писатель. Вадим Андреев, его сын, тоже писатель. Виктор Петрович Андреев, командир учебного отряда на Балтике... - Даниил Андреев. - Такого не знаю, - ответил Воронцов. - Это второй сын Леонида Андреева. Отсидел десять лет по пятьдесят восьмой статье, вскоре после освобождения умер. В тюрьме создал философское учение, которое изложил в книге, названной "Роза мира". Естественно, издана она не была. Однако специально для тебя я это сделал. Вот она... - Любопытно. Что-то на самом деле интересное? - Мощно сказать, что этим трудом он поставил себя в ряд крупнейших мыслителей человечества. Впрочем, когда прочтешь, сможешь составить собственное мнение. Сейчас же для нас интересна космологическая составляющая его теории. Кое в чем она удивительно точно совпадает с реальностью. Поразительна сила провидения, тем более, что никаких фактов он не имел и иметь не мог, сидя в тюрьме. - Когда это было? В тридцать седьмом? - Все представления Воронцова об эпохе "большого террора" связаны были только с этой датой. - На десять лет позже. С сорок седьмого. Умер в начале пятьдесят девятого. - Так вроде после смерти Сталина всех сразу начали выпускать и реабилитировать... - Значит, не всех... Не отвлекайся. Так вот, по Андрееву, Вселенная представляет собой многослойную систему. Слой, где живем в данный момент мы с тобой, - это средний слой системы. Выше него целый ряд Миров Просветления, ниже - Миры Возмездия. Те, что нас интересуют, Андреев называет Дуггур и Аггр. Один из высочайших Миров Просветления - Раорис. Его можно отождествить со Вселенной, в которой действуем мы - форзейли. Если угодно, нас можно считать силами Света. У Андреева силам света противостоят силы Тьмы. Все люди в той или иной мере, даже независимо от своего желания, участвуют в борьбе Света и Тьмы... Важный, прошу заметить, момент... И еще: каждому человеку, сознательно вступающему в борьбу против сил Тьмы, способствует посланник Миров Просветления. Имя его Даймон... Всякие аналогии, сам понимаешь, поверхностны, однако совпадения поражают. Даше меня, привычного ко многому... Если бы ты сам прочитал весь труд, и знал то, что знаю я, ты бы со мной согласился. Воронцов слушал его и покусывал по дурной привычке мундштук трубки, сплевывая в открытое окно крошки эбонита. Черт его знает, этого Антона. Снова плетет очередную заумь. Ну, даже если и написал от тюремной тоски человек книжку, что из того? Мало ли, кто что писал? Любую легенду можно приспособить к чему заблагорассудится. Тем более такую универсальную. Силы света - силы тьмы, их вечная борьба, да в любой религии можно найти что-то подобное. Гадание самой обычной цыганки тоже применимо к каждому, было бы немного воображения и желание найти в них рацио... - Хорошо, полистаю твоего Андреева на досуге. Только давай все же поконкретнее, на уровне фактов, а не легенд. Можешь? - Могу, естественно. - Антон словно был несколько разочарован тем, что на Воронцова сказанное им не произвело ожидаемого впечатления. Словно не убедился еще межзвездный дипломат, с какого типа землянином имеет дело. - Просто в свете моей информации тебе кое-что в дальнейшем станет легче оценить. Поскольку законы исторического материализма в нашей ситуации еще менее применимы. А я, как и положено Даймону, буду продолжать наставлять тебя и способствовать исполнению возложенной на тебя миссии. - Предупреждая готовое вырваться у Воронцова возражение, Антон поднял руку. - Не спорь, слушай. Разве ты не понял еще, что ни от твоей, ни от моей воли объективный ход событий практически не зависит? Ты же ведь за много лет до знакомства со мной мечтал встретить свою Наташу. И верил, что это случится. И с мужем она разошлась не по моей прихоти, и друзей себе ты выбирал сам... - При чем тут еще и мои друзья? - Все в свое время узнаешь и поймешь. Один из земных философов еще в прошлом веке сказал: "Не воображайте, что неучастие в политике убережет вас от ее последствий". Я хочу сейчас просто несколько спрямить твой путь и насколько это возможно - помочь тебе. ...Когда Антон перешел в своем рассказе к моменту, когда так и не названные по имени представители сил Тьмы нарушили конвенцию и перешли к активным в их понимании действиям, чтобы вытеснить форзейлей с Земли и, естественно, включить ее в сферу своего влияния, Дмитрию стало смешно. Слишком все это не соответствовало его представлениям о Высших Разумах, о целях и нормах взаимоотношений инопланетных цивилизаций, далеко обогнавших человечество в своем развитии. Несли бы не реальность всего уже происшедшего, проще и удобнее было бы прекратить затянувшуюся мистификацию. - Ничто не ново под луной, - сказал он, когда Антон сделал короткую паузу. - если хочешь, все это здорово напоминает ситуацию вокруг Турции в августе четырнадцатого года. Когда и Антанта, и Германия из кожи лезли, чтобы перетянуть ее на свою сторону... Плохо кончилось для большинства участников. А у вас во что это выльется? Опять "звездные войны"? - Уникальная способность у вас, людей, немедленно сводить все к знакомым примерам. Абсолютно ведь ничего общего между нашими делами и началом первой мировой... Хотя... Примитивно, конечно, до крайности, но какая-то аналогия есть. - Мало ли что примитивно, - ответил Дмитрий несколько даже с вызовом. - Главное, такой подход себя оправдывает. Воображение просто надо иметь. Пацану папка автомат заменяет, зрителю в театре намек на декорацию - весь
в начало наверх
реальный мир, и так далее... Зато экономия средств и мозгов. - Ну, пусть так, при случае мы это тоже обсудим, а сейчас я бы все же хотел с нашим вопросом покончить. Поверь, свои проблемы мы предпочитаем решать сами, но в игру оказались, против всех правил, активно вовлечены земляне, твои соотечественники. У нас существует твердая, многократно подтвержденная и гарантированная договоренность - разумное население планет, не входящих в галактические сообщества, не может и не должно быть объектом или субъектом прямых контактов. И вдруг они нарушили конвенцию... - Как Паниковский, - пошутил Воронцов, но вскоре у него настроение шутить, ерничать, подначивать и провоцировать собеседника прошло. И надолго. Потому что дальше Антон начал говорить вещи слишком серьезные и теперь даже для Воронцова убедительные. Несколько десятилетий назад те, чужие пришельцы, до сих пор лишь пассивно наблюдавшие за Землей, перешли к активным действиям. Причем настолько осторожно, что форзейли долго ничего не замечали. Но по ряду косвенных признаков, малозаметным, но постепенно нарастающим отклонениям происходящих на Земле событий от предсказанных теорией и статистически наиболее вероятных стало очевидно, в чем причина, и главное - цель этих флюктуаций. Антон без ложной скромности поставил такое открытие себе в заслугу. Метод вмешательства был прост, эффективен, хотя и требовал для своей реализации достаточно продолжительного времени. Не более десятка специально подготовленных для работы в земных условиях агентов путем тщательно просчитанных микровоздействий на узловые точки ноосферы, причем разнесенные по времени и пространству, должны были в итоге настолько сместить мировые линии исторического процесса, что к некоему моменту Земля автоматически оказалась бы естественным союзником тех, враждебных Антону пришельцев. - Да, а почему ты никак их не называешь? - спросил Воронцов. - Странно звучит: "те", "они", "противник", "неприятель"... Имя-то у них должно быть? Антон странным образом замялся. - Понимаешь, я не могу назвать их по имени... Это, как бы тебе сказать, не принято. - Что, суеверие такое? "Про серого речь, а серый навстречь"? Или наоборот - "Не поминайте имени божьего всуе"? - Мне сложно тебе ответить. Ни то, ни другое, и все же... Если хочешь, давай назовем их агграми. Тебе удобно будет? - Да ради бога. Хоть агграми, хоть дуггурами... - Нет, дуггурами нельзя, это совсем другое... "Ну и ну, - подумал Воронцов. - Суперцивилизованные пришельцы, и такой ерунде придают значение..." - Ну пусть аггры, о чем тут спорить. Продолжай, я слушаю со всем вниманием. И Антон продолжил. Сам по себе коварный и вызывающе неэтичный образ действий аггров усугубился еще и тем, что они сначала косвенно, а потом и впрямую начали привлекать к своим операциям людей. Иначе случиться и не могло, поскольку никакие, даже самые деликатные исторические корректировки без сознательного участия людей просто невозможны. Как бы ни были мужественны аггры, на практике их разработки должны были осуществлять земляне. И некоторые из них посвящались, пусть и не полностью, в суть происходящего. Трудно сказать, как долго могло сие безобразие продолжаться, если бы... - Если бы им все не испортила женщина, - сказал Антон со странным удовлетворением в голосе. - Одна их весьма способная сотрудница, отвечающая за европейскую часть Союза, отобранная, очевидно, не слишком тщательно, а скорее, просто чересчур вжившаяся в роль, самым банальным образом влюбилась. Как это ни смешно звучит. Влюбилась в твоего ровесника и соотечественника, забыв, естественно, свой служебный долг. Все рассказала своему избраннику, морально и технически разоружилась, захотела, как у вас принято говорить, простого человеческого счастья. Естественно, ни одна спецслужба, хоть земная, хоть галактическая, таких измен своим сотрудникам не прощает. Предатель и дезертир отзывается или изымается, а затем с ним поступают в соответствии со сложившейся практикой и местными обычаями. Та же судьба ждала и означенную отступницу. Но ее друг оказался на высоте... - В голосе Антона прозвучало неприкрытое одобрение. - Совершенно неожиданно для всех он вдруг вмешался в предопределенный ход событий, с помощью нескольких своих товарищей разработал и осуществил удивительно простую и эффектную операцию, не только переиграл прибывших для устранения девушки профессионалов, но и вообще удалил их за пределы Земли... Боюсь, ты в это не поверишь, но так и было. По-моему, он сам не подозревал, с какой могущественной и беспощадной силой вступает в борьбу. - Кто его знает... Раз ты сам признаешь, что он победил, значит, план боя в конечном итоге был правильным. Молодец парень. Таких я люблю. А что случилось дальше? - Вот это сказать затруднительно. Потому что дальше пока ничего не случилось. Все произошло буквально только что. Накануне нашей с тобой встречи в Новом Афоне. Собственно, и встретились мы с тобой в связи с этой историей. - Не совсем понял... - Воронцов, выигрывая время, поднялся и взял оставленную на столе банку с трубочным табаком, неторопливо стал набивать трубку и раскуривать, затем вернулся и снова сел, но не на стул, а на подоконник, спиной к свету. - Какая связь, прямая или косвенная, существует между тобой, мной, нашей встречей в Бомбее, в Сухуми и здесь, между Книгой, Наташей и той космической оперой, что разыграли мои земляки? - Есть связь, есть... - Антон прямо светился от радости, которая распирала его, как рассказчика, приготовившего слушателю мастерски закрученную историю с эффектной развязкой. - Еще немного, и все узнаешь. Чуть-чуть терпения... И стал говорить о том, как инопланетянка, перед окончательным прекращением своей деятельности, сумела завербовать еще одного человека, довольно известного в соответствующих кругах художника, а в прошлом воздушнодесантника, переправила его в прошлое, где он осуществил серьезное вмешательство в историю, не ведая, правда, что творит. Но акция получилась весьма опасная - прежде всего тем, что последствия ее до конца не представимы. Воронцов слушал, начиная догадываться, что судьба вновь подкидывает ему задачку с нетривиальными условиями. Решать которую так или иначе придется. Зная Антона, мощно предположить, что он наверняка приготовил некий гвоздь, за который предстоит зацепиться штанами и повиснуть, как на чужом заборе. Иначе он и не стал бы затевать свою интригу. Просчитал, небось, сто двадцать вариантов, и веселится, глядя, как жертва трепыхается... Ну-ну, ваше благородие, давай, а мы еще тоже поглядим. Бой покажет... - Одним из следствий прогулки в прошлое - в 1966 год, если точно - названного художника, Берестин его фамилия, как раз и оказалась встреча аггрианки с ее милым другом, сражение с пришельцами, ну, и наше с тобой предприятие тоже... Тут Воронцов его перебил: - Подожди. Вначале речь шла о психологическом эксперименте, потом о спасении Книги, затем - гожусь ли я на роль земного представителя при вашей федерации. Теперь еще вариант, из которого следует, что и ты и я - оба вообще статисты в чужом спектакле. Не так? Тогда поясни. И второе. Какая-то фантазия у вас бедноватая. Стоит приличному человеку с вами познакомиться, так вы его сразу обязательно в прошлое засыпаете... Не знаю, как там в деталях, а по форме выглядит однообразно. Его в шестьдесят шестой, меня в сорок первый. Женщины опять же... Там аггрианка, у меня Наталья... Ей-богу, с сюжетами у вас туго. - Верно подметил, - одобрительно кивнул Антон. - Все так и есть. Если рассматривать с позиций читателя детективов. Но ты же высшее военное образование имеешь. Стратегию, тактику, историю войн изучал. А на любой войне противники используют практически одни и те же методы и приемы. Окружение, обход, фланговый удар, высадка десанта в тыл врага... И даже в шахматах - дебюты одни, что у Фишера, что у Карпова. А у нас ведь тоже война, я говорил... Своеобразная пусть, на ваши непохожая. Битвы космических эскадр, бомбардировки планет, минирование волновых туннелей - это далекая история. Сейчас уровень другой. Воздействие на закон причинности, блокада исторических последовательностей, создание ложных развилок времени, деформация мировых линий, информационный террор... Сам понимаешь, разница такая же, как между второй Пунической войной и четвертой арабо-израильской. Но суть не в том, каким оружием стороны пользуются, а в том, что всегда пользуются они одинаковым оружием и одинаковой тактикой. Разница - в стратегии и таланте... А по первому вопросу отвечу так - все мои объяснения и доводы в каждый конкретный момент были правдивыми. То есть я тебя ни разу не обманул. Не говорил сразу все - да, но не обманывал. Сейчас тоже говорю правду. - И опять не веют. - В пределах допустимого на данный момент. Воронцов открыл балконную дверь. После теплого, насыщенного уютными запахами воздуха кабинета сырой ветер с моря подействовал на него, как нашатырный спирт. - Чего ты добиваешься? Сказал же я - не хочу в твои игры играть. Точка. Надоело. Пусть те ребята сами разбираются... - Монтеня читал? - Антон тоже подошел к двери. - Так вот, у него написано: "Мелочное и настороженное благоразумие - смертельный враг великих деяний". - На великие деяния не претендую. Вот, правда, Киевское сражение чуть не выиграл, да и то по твоей милости пришлось на самом интересном месте бросить. - Еще не все потеряно, перспективы у тебя безграничные. Дмитрий поднял руки: - Нет уж, хватит. Предпочитаю мирную жизнь в тылу. Антон помолчал, глядя на Воронцова не то с сожалением, не то с иронией. - Твоя воля. Но неужели тебя не волнует, что всякие там пришельцы на Земле что хотят, то и делают, вмешиваются в вашу жизнь, в вашу историю, а ты отходишь в сторону? - Волнует, конечно. Я даже возмущен. Но воевать против одних и тем самым помогать другим, которые столь же непрошено явились к нам - для чего? "Великолепную семерку" смотрел? "Ковбои всегда проигрывают", - говорил Крис. Нет. Лучше подождать. Осмотреться. Глядишь, что-нибудь прояснится. А то завтра прилетит некто третий и столь же доходчиво объяснит, что вы тоже гнусные захватчики и агрессоры, и давить нужно прежде всего тебя. А в Сухуми пальмы, кофе, чача... Женюсь, если Наташка согласится. Загорать будем, в пещеры афонские сходим, куда ты мне попасть помешал... Отчетливо я тебе объяснил? Ну и с богом... - Как угодно. Только смотри - не было бы поздно. Потому что есть люди, которым некогда ждать. Ты знаешь такого Левашова, Олега Михайловича, инженера по электронному оборудованию с танкера "Кавказ"? Воронцов вскинул голову и напрягся. Это уже что-то новое. Тот самый гвоздь? - Олега? Конечно, знаю. Только должность у него по-другому называется. - Несущественно. Главное, что инженер он на редкость талантливый. Именно с помощью его установки те парни смогли выиграть первый поединок с агграми. К сожалению - только первый. Второй раз у них не выйдет. Знали бы они, на кого замахнулись... - Ты это точно говоришь? Олег, значит... Мощно поверить... Постой, а как же все-таки ты на меня вышел? Он тебе сказал? - Зачем же? Ты меня совсем не ценишь. Даже с вашим сегодняшним уровнем за пять минут можно получить любые сведения почти о любом человеке. Биография, связи, увлечения, друзья, враги, знакомые. Книжки нужно читать. Я, как уважающий себя резидент, узнав о происшедшем инциденте, подобрал досье на всех участников, установил, что ближайшим другом одного из них является мой старый приятель, человек весьма неординарный и готовый, по его же словам, к любым неожиданностям. Вот и все. Остальное - дело техники. Хитер, мерзавец, думал Воронцов. Специалист по тонким душевным струнам. Вот он меня и поймал. Сообразил, что тут уж без вариантов. А я все пытался догадываться, какие он коды подберет. А Олег и в самом деле для таких игр не подходит. С железками возиться - да, но не с пришельцами воевать. Только если этот гад опять подставку сделал, как бы ему самому не пожалеть. - Не надейся, никаких договоров я с тобой не заключал и не заключаю. Что мне делать и как - сам соображу. Ты меня проинформируй подробно, переправь, куда надо - и на этом все. - Тебе виднее. Левашов твой и его товарищи, от пришельцев избавившись, собрались на квартире главного героя сей авантюры - Новиков его фамилия, звать Андреем - и празднуют победу. Сегодня они в безопасности. Что случится завтра - не знаю. Враг силен, коварен, жесток,
в начало наверх
и своего Штирлица я у них в штабе не имею. А рискуешь ты крепко. Если попадете к ним в руки - это будет действительно страшно. Не хочу путать. но смерть или любые ужасы инквизиции - мелочь по сравнению с тем, что будет. Они займутся вашей психикой и сделают это профессионально. - Постараюсь не попасться. Особенно если подскажешь - как. Антон кивнул. - Кое-что подскажу. Но в общем-то ты будешь в безопасности до тех пор, пока ничем себя не проявишь. Как только войдешь в контакт с Левашовым и его друзьями - окажешься под ударом. - Снова крутишь, атташе. Сначала всеми силами старался меня завербовать, теперь путаешь и отговариваешь... Главный форзейль развел руками. - Если бы ты согласился работать под моим руководством и прикрытием! Но ты желаешь оставаться вольным стрелком. Пожалуйста. Без помощи я тебя, конечно, не оставлю. Возьми... - Он протянул Воронцову знакомый синий футляр. - Если что - по старой схеме. Приложи за ухо - и вернешься сюда. Тогда и побеседуем, с учетом вновь открывшихся обстоятельств. - Думаешь, сговорчивее будут? - криво усмехнулся Дмитрий. - Впрочем, спасибо. Я разберусь, и посмотрим... - Где тебя в Москве высадить? - спросил Антон, давая понять, что бесконечная беседа все же заканчивается. - В Сухуми тебе возвращаться незачем. Что там у тебя из вещей ценного было? Сейчас сдублируем... - А как же в пансионате? Искать же будут, подумают - утонул... - Я все оформлю. Какие еще пожелания? - Какие там пожелания... Пусть будет площадь Курского вокзала. Поздний вечер. А багаж у меня самый примитивный, и говорить не о чем. Ты лучше пистолет мне какой-никакой организуй. Этот же я не потащу с собой, - он указал на лежащий на столе "смит-вессон". - "Вальтер" можно, модель "РР". Раз твои коллеги такие страшные, так хоть застрелиться чтоб было из чего, - мрачно пошутил Воронцов. - Ради бога, ничего не стоит. Однако вкусы у тебя - времен раннего детства, не иначе. Зачем такая древность? Могу предложить и посовременнее. К примеру - "Беретту" последнего образца. Калибр девять, магазин на шестнадцать патронов. В случае чего беглый огонь важнее меткости... И вообще вещичка элегантная, в руки взять приятно. - Знаток ты, я вижу, - с ироническим уважением сказал Воронцов. - Экспертом можешь работать. Или коммивояжером "Интерармко". - В вашем мире оружие занимает слишком важное место, чтобы позволить себе быть дилетантом. В последний момент Антон предложил Дмитрию машину. - Удобнее будет. Свобода маневра, независимость, престиж, и все такое... - Хорошо, давай и машину. Для пользы дела. Будем считать - по ленд-лизу. Подбери что-нибудь неброское, но помощнее. "БМВ", допустим, в специсполнении, дизелек чтоб сил на двести. Цвет не слишком вызывающий, и с номерами, какие под любой знак пропускают, и по резервной полосе... Терпеть не могу с гаишниками объясняться. 2 Воронцов медленно вел машину по ночным, почтя пустым в этот заполуночный час улицам, привыкая к новой для себя технике, и одновременно жадно смотрел по сторонам. Он всматривался в облик улиц и пытался найти следы и признаки нового - не те, что могли появиться естественным путем, а совсем другие. Ему казалось, что после того необыкновенного, пришедшего в мир - с инопланетными агентами, орудующими в Москве, с временем, которое утратило свое постоянство и необратимость, с его собственными приключениями, после которых тоже ведь должно было поменяться что-то на Земле - после всего этого мир не маг остаться прежним. Умом понимал, что вряд ли сможет заметить нечто существенное из окна скользящей по засыпающему городу машины, и все же искал, то в афишах кино и театров, то в лозунгах и призывах, начертанных белой нитрокраской по кумачу и алым неоном по черному небу. Еще - Дмитрию было страшновато. Всю жизнь он проводил на глазах десятков и сотен людей: в училище, на палубе тральщика, на мостике балкера, и всегда был обязан не только не давать волю естественным эмоциям, а напротив - демонстрировать спокойствие, выдержку, небрежное мужество. И много иронии. Зачастую - довольно злой. А ему ведь тоже бывало не по себе. И тошно, и тоскливо. Например - в ночь перед выходом на первое боевое траление. И вот сейчас. Когда он один, вокруг - огромный город, впервые не родной и желанный, а настороженный, скрывающий в себе неведомую и жуткую опасность, как мина неизвестной системы с включенным таймером. Если Антон не врет и пришельцы-аггры действительно беспредельно хитры и жестоки, то перспективы перед ним далеко не вдохновляющие. Но в то же время - и это еще одна странность - Воронцов испытывал состояние удивительной, полной внутренней свободы. Пожалуй, впервые в жизни он не считал себя обязанным никому и ничему, кроме своего нравственного чувства. После всего уже пережитого и в предощущении того, что должно произойти, абсолютно незначительным казалось все, что раньше представлялось естественным и необходимым. Его не волновало ни мнение начальства, ни служебные заботы, от которых раньше не удавалось отвлечься и в отпуске, ни даже чисто материальные и бытовые проблемы. Что может волновать человека, побывавшего у Антона в Замке и знающего, что в любой момент он может туда вернуться? А о финансовой независимости здесь, в мире людей, Антон тоже побеспокоился - в перчаточном ящике ("бардачок" в просторечии) Воронцов уже в Москве обнаружил прощальный подарок, толстую, сантиметров в пятнадцать, пачку умеренно потрепанных двадцатипятирублевок. Слегка возмутился поначалу, а потом подумал - может, это просто командировочные? И успокоился. Что его ждет здесь, кто знает? Деньги же, как известно, тоже оружие, особенно в мирные времена. Перед лобовым стеклом распахнулась Колхозная площадь. Значит, нервничать, вибрировать, тешить себя иллюзией выбора можно еще минут пять, не больше. Ехать ли прямо, к Олегу на Преображенку, или сворачивать влево, туда, где живет Наталия? У нее можно было бы дать себе хоть сутки передышки, заняться личными проблемами, еще раз, возможно - последний, почувствовать себя частным лицом, а не суперменом галактического ранга, призванным воевать неизвестно с кем и неизвестно за что. При условии, правда, что Натали захочет его узнать и впустит в квартиру в два часа ночи. Как-то даже глуповато - переминаться с ноги на ногу на площадке и пытаться объяснить заспанной женщине в пеньюаре, кто ты и чего тебе надо. Через цепочку в лучшем случае, а то и сквозь запертую дверь. Тем более, что там будет совсем другая женщина, живая, наверное, ничуть не похожая на электронный фантом в Замке. Воронцов повернул руль, скатился под гору к площади трех вокзалов. Увидел слева, у въезда на Каланчевскую улицу, патрульную милицейскую машину и сержанта возле нее, как-то очень внимательно всматривающегося в неожиданно для этого места и времени движущийся "БМВ", сказал негромко вслух: - Вот и знак судьбы. И на том спасибо. Прибавил газу и, больше не терзая себя расслабляющими сомнениями, поехал прямо. К Левашову. ...Левашов сам не знал, отчего его так потянуло домой, но он отчетливо чувствовал, что ему не хочется оставаться у Новикова, а хочется оказаться одному в своей квартире где не нужно будет больше ни с кем разговаривать, снова и снова переживая перипетии победоносного сражения и натужно празднуя викторию. Да и, к слову сказать, ночевать в чужом, даже и дружеском доме он никогда не любил. Олег поднялся на свою площадку и увидел человека, сидящего на большом белом чемодане перед дверью квартиры. Хотя лицо его прикрывала надвинутая на глаза шикарно измятая капитанская фуражка, а точнее - именно поэтому он его сразу узнал. И обрадовался. Они давно уже не виделись с Воронцовым, с которым отплавали подряд несколько лет и сдружились на почве... Впрочем, почву эту определить каким-либо конкретным термином было бы очень трудно. Наиболее точно будет - на почве одинакового способа восприятия жизни. Именно - способа, потому что взгляды на жизнь у них подчас различались очень сильно. Приходилось им по нескольку месяцев жить в одной каюте, а это - серьезное испытание на психологическую совместимость, попадали они и в ситуации, которые могли стоить им навсегда закрытой визы. Правда, с тех пор, как Левашов перешел на Черное море, а Воронцов остался на Балтике, они еще не встречались. Потому и обрадовался так Олег, увидев друга, что Дмитрий появился удивительно ко времени. В нынешней ситуации именно Воронцов был более чем кстати. И еще Левашов поразился своему внезапному предчувствию, заставившему его без всякого видимого повода ехать домой через пол-Москвы, когда "метро закрыто, в такси не содют". По мнению Левашова, и не только его, Воронцов принадлежал к тому редкому у нас типу людей, с которыми случаются только неординарные происшествия. Доказательств тому имелась масса. И выкручивался он из них тоже какими-то неожиданными, не до конца ясными способами. Вот этот самый человек сидел и дремал сейчас на лестничной площадке многоквартирного дома, нимало не заботясь, прилично ли выглядит со стороны. Левашов легонько постучал ногтем по козырьку роскошной, не иначе как в Лондоне шитой фуражки. - Вам кого? - отозвался Воронцов, поднял голову и с интересом снизу вверх посмотрел на Олега. Потом перевел взгляд на часы. - Все ясно, - печально сказал он. - Парень отвязался. Пора женить... - И только после этого пружинисто выпрямился, приобнял Олега, похлопал по спине. - Как, все в порядке? - Пока так. А ты откуда? - Непосредственно из Сухуми. Наотдыхался - во! - Воронцов черкнул большим пальцем по горлу и как-то непонятно для Левашова усмехнулся. - Ну ладно, чего это мы тут, давай зайдем... - Олег повернул ключ и вдруг с легким замиранием сердца подумал: "Что если за дверью - снова пришельцы?" Но тут Же устыдился своего испуга, словно бы проявил слабость на глазах товарища. В присутствии Воронцова мысль об инопланетянах, возможно, притаившихся в темной прихожей, показалась не такой уж страшной. Что значит авторитет... Дмитрий разделся по пояс, наскоро сполоснулся под струей холодной воды, причесал мокрые волосы и явился перед Левашовым свежим, бодрым, покрытым океанским загаром, к которому курортное море вряд ли что-нибудь прибавило. Раскрыл чемодан и выставил на стол дары юга в виде свежего лаваша, сыра сулугуни, умопомрачительно пахнущей аджики домашнего приготовления, бастурмы и бутыли сине-фиолетового вина. - Садись, рассказывай, - приказал Левашову несгибаемый старпом, которому кто-то когда-то привесил эпитет "вечный", по аналогии с Агасфером. - О чем я могу рассказывать? - покривил душой Олег. - На флотах спокойно, в море штиль, а отпуск как отпуск... Кино, театры, карты, девочки... Он просто не готов был так сразу делиться с Воронцовым своей историей. Чего-чего, а беспочвенного фантазирования Дмитрий не любил. В принципе. Доказывать же свою правоту у Олега сегодня не было сил. - Олежек, ты же давно и отчетливо знаешь, что я умнее и настырнее тебя, все вишу насквозь, так и так заставлю расколоться. Зачем же мы будем играть в доктора Ватсона, задавать наивные вопросы и восхищаться ходом моей проницательной мысли? Ну, если хочешь, изволь! Ты являешься домой в третьем часу ночи, ты взволнован и нервничаешь, хоть и пытаешься изобразить безмятежную радость от встречи со мной, от тебя совсем слегка припахивает коньяком, но ты практически трезв, что неестественно для нормального человека в данной ситуации, а главное - когда я пришел, дверь была приоткрыта, внутри никого не просматривалось, но вешалка была сорвана и вообще отмечался некоторый беспорядок, свойственный предшествовавшему мордобою. Я позвонил в ваше отделение милиции и очень вежливо поинтересовался: не попадал ли к ним в том или ином качестве гражданин имярек? Мне не слишком любезно ответили, что оного гражданина пока не имеют чести знать, а в чем дело и кто есть я сам? Попрощавшись с сотрудником, я позвонил еще в скорую и в морг. Так, из любопытства, чтоб не оставлять неиспользованных возможностей. Там о тебе тоже еще не слышали. Я успокоился и стал ждать. Конечно, внутри, а не снаружи. Услышал лязг дверей вашего древнего лифта, предположил, что явился именно ты, и вышел на площадку разыграть тебе мизансцену и захватить врасплох. Что и достигнуто. Как, четкая работа? - Да уж, кто может сравниться с Матильдой моей! Лихая работа... -
в начало наверх
искренне восхитился Левашов, и снова подумал, что именно Воронцова им и не хватало. Теперь все будет проще. - Тебе бы в цирке выступать... - Ага, - кивнул Воронцов. - Впервые на арене. Укротитель с группой плохо дрессированных нарушителей трудовой дисциплины. Смертельный номер: развод на работы в день прихода в родной порт. Не приходилось видеть? - Приходилось. Незабываемое зрелище. Дамы падают в обморок... - Вот то-то. В общем, давай, рассказывай. И Левашов сел и за полчаса рассказал все. Про своего школьного друга Андрея Новикова и его давнюю подружку Ирку, которая внезапно оказалась шпионкой из другой Вселенной (!). О том, как еще один их знакомый, Алексей Берестин, художник, ходил по Иркиному поручению в шестьдесят шестой год и что с ним там случилось. О том, как Олег с Андреем его спасали, а еще потом появились два жлоба типа межзвездных гестаповцев, чтобы забрать Ирину с собой, и пришлось спасать и ее тоже. ("Ну какая из нее инопланетянка, ты б посмотрел, нормальная девчонка, десять лет ее знаю, а вот те мордовороты - это да!") Про хитрый, придуманный Новиковым план и про установку совмещения пространства - времени, которую он сам, Левашов, изобрел и собрал, и с помощью которой чужаков выбросили на неведомую планету, найденную наобум, будто радиостанцию при вращении вариометра приемника. Вся эта кутерьма началась прошлой осенью, а закончилась сегодня вечером. Сделали дело, хотели отпраздновать победу, да не получилось. Устали все насмерть. Так, посидели часик, как на поминках, и разошлись... Во время рассказа у Левашова вдруг прорезался аппетит, и он даже с некоторой жадностью навалился на гостинцы, отчего не все его слова звучали внятно. Воронцов выслушал его спокойно, с непроницаемым выражением, только время от времени уголки его рта подергивались, то ли от сдерживаемой улыбки, то ли, напротив, от нервности. В основном слова Олега совпадали с тем, что говорил Антон, но было и кое-что новенькое. Замолчав, Олег с нетерпением ждал, что же на все это скажет его трезвомыслящий друг. А тот словно и не усмотрел во всем рассказанном ничего удивительного. - Ну, пожалуй, действовали вы довольно грамотно. Молодцы, можно сказать. Однако и дураки в то же время. Твой Новиков, видать, остроумный парень. Интересно будет познакомиться. Время у меня есть, так что - к вашим услугам... Левашов рад был это слышать, но одновременно испытал нечто похожее на разочарование: слишком нейтрально отнесся к их приключениям Воронцов. Будто ему рассказали о вполне рядовой, пусть и рискованной проделке скучающих лоботрясов по типу курсантского прошлого. Зато ему показалась забавной ситуация, которая неизбежно возникнет, когда в их компании окажутся сразу два лидера, Новиков и Воронцов. Левашов об этом и сказал. "Есть рыцари без страха, но с упреком", - многозначительно изрек Воронцов. - А вообще все это ерунда. Я в вашей компании человек новый, почти посторонний, куда мне в лидеры? На службе надоело. Заведомо готов подчиняться. Разве если советом помочь или там грубой силой. - И улыбнулся простодушно, закинув руки за голову, вытянув длинные ноги на середину кухни, пуская дым в потолок, и кто угодно, кроме Олега, свободна поверил бы в его простодушие и искренность. Да нет, не кто угодно, а лишь тот, кто не сходил с Воронцовым Дмитрием Сергеевичем хотя бы в один рейс за пределы Маркизовой лужи. - Оставим, Олег, эту тему. Чего загадывать? Сначала хоть до утра дожить надо. А тебе, кстати, и спать пора. Ты в зеркало давно не смотрел? - А чтоб - удивился Левашов. - Нет, просто к слову. И не смотри, не надо. Потому как вид у тебя сейчас... Вторую ночь не спишь? Ну и хватит. Еще бокал данного нектара - и в койку. Черт знает что, то бабы мужику спать не дают, то пришельцы... - Какие бабы? - не понял Олег, чувствуя, что глаза у него и вправду закрываются сами собой. - Откуда я знаю? Обыкновенные... А что, нет баб? - вдруг встревожился Воронцов. - Тогда плохо. Для организма вредно. Будем лечить... - И вид у него действительно стал озабоченный, как у судового доктора, обнаружившего на горизонте кандидата в пациенты. Только глаза оставались хитро-веселыми. - Все-таки здорово, Димка, что ты приехал, - сказал Левашов и пошел готовить постели. - Ты ложись, Олег, - крикнул ему вслед Воронцов. - А я еще тут посижу, чайку изготовлю, обмыслю кой-чего. Я-то на месяц вперед отоспался. И ехал не спеша... "Странно, - подумал Левашов, стремительно засыпая. - Ехал не спеша, а лаваш совсем свежий. Впрочем, он его мог и в "Арагви" взять..." 3 Утром Воронцов сказал Левашову, что у него есть некоторые неотложные дела в Москве, что появится он, скорее всего, ближе к вечеру, а если нет, то позвонит, и если Олег не передумал и готов ввести его в игру, то может пригласить своих друзей сюда или в любое другое место по их усмотрению. - А главное, советую тебе соблюдать сугубую осторожность. Судя по всему, от ваших клиентов можно ожидать любой гадости. Обидели вы их крепко... Олег долго дозванивался до Новикова. Наконец трубку взял Шульгин. Сонным голосом он сообщил, что Андрей, по всем признакам, должен быть у Ирины, поскольку больше ему податься некуда, но тревожить его не стоит, когда нужно - сам объявится. Он же, Шульгин, собирается соснуть еще часика три, после чего будет готов на любое применение. В конце концов все устроилось, нашелся и Новиков, и остальные, встретиться договорились у Берестина в мастерской - близко от центра, просторно, и точка совершенно не засвеченная, как выразился Андрей, имея в виду, что там их пришельцы вряд ли обнаружат, поскольку Берестин у них по данному делу не проходит. Левашов повесил трубку телефона и подумал, что все опять мыслят одинаково, предполагая, что вчерашней историей ничего не кончилось, а наоборот, только начинается. Не вря вчера Шульгин первый тест поднял "за нашу Пиррову победу". Примерно через полчаса Левашову неожиданно пришла в голову мысль, что дело может обстоять еще хуже, чем они надеются, потому что упущен один весьма существенный момент, и снова набрал номер Андрея, но там уже никого не было. Он послушал длинные гудки, и ему стало тревожно и муторно на душе, как у разведчика перед визитом на ненадежную явку. Потом опять позвонил Воронцов, спросил, как дела и какой намечен расклад. - Черт знает что! - не выдержал Олег. - Сделали из меня диспетчера. Весь день сижу на телефоне. Если со стороны послушать, так меня уже мощно брать. Не то содержатель притона, не то резидент... - А может, это для тебя и был бы самый лучший выход? - засмеялся на другом конце провода Воронцов. - В общем, как говаривал Черчилль, не теряйте мужества, худшее впереди Я подъеду к восемнадцати. Плюс-минус чуть-чуть... Олег начал говорить, что встреча намечена у... но Воронцов его перебил. - Стоп токинг. Вот этого не нужно. Тебе говорить, а мне знать. Читай книги из серии библиотечки военных приключений. Адиос, мучачо. ...Воронцов повесил трубку на рычаг телефона-автомата и вышел из будки. Вечерняя встреча интересовала его сейчас очень мало. У него была другая, главная цель - встретиться с Натальей. После долгих бесед с ее фантомом в Замке он острее, чем когда-либо за все прошедшие годы, хотел поговорить с ней наяву. Посмотреть ей в глаза и понять - кем она стала? Раз у него ничего не ушло и не забылось, так может, и у нее тоже? Слова девушки с экрана давали некоторые основания думать так, но насколько она, придуманная Антоном, соответствовала оригиналу, вот вопрос. Увидеться, поговорить, и тогда уже решать все остальное. Была тут для Воронцова одна тонкость. Если живая Натали совпадет со своей проекцией, тогда можно допустить, что и в остальном Антон заслуживает доверия, если же нет - его слова и поступки всего лишь способ оказать на Воронцова психологическое давление и использовать в своих целях. То есть - если средства неэтичны, то и цели недостойны. Не выходя из машины, он наблюдал за подъездом дома, где она жила, наблюдал так долго, что начал уже сомневаться в правильности своих расчетов и полученной от Антона информации, но вот наконец дверь открылась очередной раз и в ее проеме появилась несомненно Натали - высокая, красивая, такая знакомая и столь непохожая на свое компьютерное воплощение. Спустилась по ступенькам и быстрой, летящей походкой пошла по аллейке между корпусами. Выжав сцепление, Дмитрий ждал, куда она свернет - направо, к станции метро, или налево, к троллейбусу. Наташа свернула налево. Он облегченно вздохнул и плавно тронулся с места. Езда по московским улицам за троллейбусом - занятие утомительное, требующее выдержки и внимания. И все время нужно смотреть, не выйдет ли твой объект на очередной остановке, и быть готовым мгновенно принять решение - как поступить в этом случае. Если она вдруг нырнет в двери ближайшего универмага или свернет в непроезжую улицу? Но Наташа доехала до конечной остановки, пересела на автобус, и все началось сначала. Наконец, на достаточно безлюдной остановке она грациозно перепрыгнула с подножки на бордюр через обширную лужу, отчего-то осмотрелась по сторонам и пошла к ближайшему перекрестку. Попетляла немного по пустынным переулкам и скрылась за косо висящей на одной петле дверью дома, по всем признакам забытого не только богом и людьми, но и всеми коммунальными службами тоже. Воронцов притер машину к тротуару метрах в тридцати наискось, заглушил мотор и закурил, опустив боковое стекло. Куда она пришла и зачем? Неужели к любовнику на свидание? Верить в такой вариант Дмитрию не хотелось. А может, она тут присматривает за парализованной старушкой из бывших, в расчете на богатое наследство? Или посещает притон наркоманов? В любом случае - Эжен Сю и парижские тайны. Не многовато ли их вокруг? Тут усомнишься, осталось ли вообще в сей жизни что-нибудь нормальное, бесхитростное, незамысловатое... Воронцов включил приемник. Последние известия по "Маяку" его слегка успокоили. Жизнь идет как ни в чем не бывало. Такая, как и должно быть в разумно устроенном мире. На Северном Кавказе завершается уборка зерновых, урожай выдался на славу. Металлурги Череповца разлили сколько-то тонн стали сверх плана. БАМ вот-вот пропустит первый рабочий поезд. Народ Сальвадора продолжает свою справедливую борьбу. В полете "Космос" тысяча с чем-то. Температура воздуха в Москве плюс 18 градусов, туман, возможны осадки. Дмитрий тоже так думал. Сумрачно как-то вдруг стало, небо заволокла мутная пелена и туман несло пологами. Погода в самый раз к пейзажу, подумал Воронцов. Перед ним тянулась унылая улица, настолько унылая, что трудно было поверить, будто она существует в современной Москве, а не в дореволюционном Бердичеве. Узкие тротуары, не обрамленные зеленью, выщербленные кирпичные цоколи двух-трехэтажных домов с ободранной штукатуркой, глубокими провалами подворотен и, наверное, с сотворения мира не мытыми серыми стеклами окон. Непостижимо, как человек с неповрежденной психикой может постоянно жить на такой вот улице. Но живут ведь, и даже, возможно, довольны жизнью: отсюда всего минут двадцать пешего хода до улицы Горького, а не полтора часа на электричке и метро, как из иных шикарных районов. Темно-бронзовый "БМВ" Воронцова выглядел в этом ландшафте довольно дико. Как франт в лаковых ботинках и фраке в окопах позиционной войны под Верденом или на Сомме. Он сам удивился пришедшему на ум сравнению, но не успел его как следует обдумать. Из недр зловещего дома появилась знакомая фигура. Почти не касаясь ногой акселератора, он медленно догонял стройную женщину в светло-сером кожаном плаще и серых же высоких сапожках с медными декоративными шпорами. Ее легкой походки не портила даже туго набитая, судя по всему - тяжелая сумка, оттягивающая правое плечо. Он бесшумно накатывался на нее сзади, и руки на кольце руля у него слегка подрагивали. Не так, как при первой встрече в Замке, но все же ощутимо. Воронцов обогнал Наташу, чуть не коснувшись бортом полы ее плаща, в боковом зеркале уловил любопытствующий взгляд на красивую заграничную машину, прокатился вперед метров сто, затормозил и вышел на замусоренный асфальт Облокотился на полуоткрытую дверцу, вновь закурил и стал ждать. Несмотря на свои тридцать пять и на не совсем удавшуюся жизнь, в глубине души Воронцов все же оставался романтиком. Не мог он отказать себе в некотором налете театральщины, организуя столь долгожданную встречу. Он стоял к Наташе спиной и все равно почувствовал обостренной интуицией ее нарастающее беспокойство: эта внезапная машина на пустой улице, ее водитель, кого-то неуловимо напоминающий...
в начало наверх
Воронцов обернулся не раньше и не позже, чем нужно, как раз когда до Наташи оставалось меньше десятка шагов, увидел, что она узнала его - сразу, и сбилась с ноги, и он сделал движение ей навстречу, широко, почти простодушно улыбаясь. - О боже! Ты? Откуда? - Прошедшие годы не изменили тембра ее голоса, интонаций и любимых выражений. И тоже как когда-то: "Ну, здравствуй", - сказал Воронцов. Она сидела с ним рядом, в зеркале заднего вида Дмитрий рассматривал ее лицо и убеждался, что воспроизводя Наташу, Антон не погрешил против реализма. Постарше она, конечно, чем в зазеркалье, но в целом один к одному. Кое в чем даже лучше. Может, потому, что рядом, касается его локтем, слышен запах ее духов, к которому примешивается залах натуральной кожи нового, необношенного еще плаща. Но о том, что было между ними всего лишь позавчера, Наташа не помнила ничего. Здесь Антон тоже оказался прав. Но как раз это неважно. Главное, что она не просто рада встрече, она ею потрясена не меньше, чем сам Воронцов в Замке. И, значит, все было не зря. - Нет, ты представляешь, я же тебя видела во сне недавно. Вот пусть и говорят, что вещих снов не бывает. За все время ни разу не снился, и вот на тебе... "Постой, постой, что она говорит? Как это недавно?" - От удивления Воронцов чуть не спросил это вслух. Но сумел не показать своих чувств, сказал шутливо и как бы между прочим: - Есть многое на свете, друг Горацио... В каком хоть виде я перед тобой предстал? Сны, они тоже разные бывают, не всегда к добру. - Старалась-старалась вспомнить, и никак, - погрустнела Наташа. - Знаю, что был именно ты, разговаривали мы много, а вот о чем, и какой ты был - хоть убей... - Ну и выбрось из головы. А когда хоть снился-то? Я, когда сюда ехал, томе тебя вспоминал. - Недели две назад, кажется, или дней десять... Тогда утром особенно сильный дождь лил. "Совсем ерунда началась. Две недели назад я только-только в Сухуми обосновался, никакого Антона и в помине не было". Впрочем, на фоне прочих событий двухнедельный сбей по времени можно счесть пустяком. Как ошибку в пару миль при определении координат по звездам. - А я еду - смотрю, изумительная девушка впереди движется. И кого-то мне ужасно напоминает. Неужели, думаю! Обгоняю - точно! Вот тебе и теория вероятностей. Ты что, живешь здесь? - Да ну, вот еще... - Наташа замялась, будто не зная, стоит ли говорить правду. - К спекулянтке приезжала. Девчонки на работе адрес и пароль дали. Туфли купила, платье австрийское, кофе фээргэшный, на десять банок разорилась. По-другому не достанешь ничего. Воронцов прикинул, что при средних заработках одинокой женщины деньги на сегодняшний визит Наташе пришлось копить чуть не полгода. - Знать бы, я тебе такого добра сколько хочешь привез бы... Куда поедем? - Не знаю. Если хочешь, можно сначала ко мне. Брошу барахло, а там видно будет. Твоим планам это не помешает? - Без вопросов. А муж твой что скажет? Впрочем, логика подсказывает: раз приглашаешь, значит можно. В командировке? Наташа пожала плечами. - Три года, как разбежались... - Ясненько... Случай ненадежен, но щедр. А помнишь, как мы расстались? Выходит, я прав был? - Помню все, да что теперь об том говорить? Не переделаешь. Скажи лучше, как ты? Не адмирал еще? Воронцову снова стало не по себе. Она дословно повторила тот же самый вопрос, что и в Замке. А подумать, так чему удивляться? Один и тот же человек, одинаковые обстоятельства, и вопрос самый естественный, имея в виду их общее прошлое. Он тоже ответил почти по-прежнему: - В основном нормально. А адмиральство мое там же, где и многое другое-прочее. Я теперь исключительно в мирных целях используюсь. Из порта А в порт Б. Туда руду, оттуда зерно. - Жаль... - с искренним сочувствием в голосе сказала Наташа. - Ты же всегда хотел быть только военным. Кому же, как не тебе? - Значит, нашлось кому. Да и вообще это не тема. Давай о чем другом. Тем более, служи я на ВМФ, уж точно тебя не встретил бы сегодня. - Давай. Расскажи, как у тебя. Женился, дети есть? - При этих словах Воронцову показалось, что голос ее чуть заметно дрогнул. - Не пришлось как-то. Кому я такой нужен? По году в море, ни кола ни двора... В этот момент машина вывернулась из переулка на Кутузовский проспект, Воронцов резко прибавил скорость - так, что Наташу вдавило в кресло. Вцепившись в подлокотники, она с замиранием сердца ждала, что вот сейчас, в следующую секунду, Дмитрий врежется в любую из тех машин, которые он обгонял, или его остановит первый же милиционер. Все ее друзья-автовладельцы боялись сотрудников ГАИ почти панически, она не раз видела, как лощеные, знающие себе цену мужики становились заискивающе-жалкими, как только их тормозил и подзывал к себе повелительным жестом лейтенант, а то и сержант с полосатым жезлом. И ей бы очень не хотелось увидеть в подобной роли Воронцова. Но их не останавливали, вопреки всякой логике, а на одном из перекрестков, который Дмитрий проскочил под переморгнувший с желтого на красный светофор, стоявший у патрульной "Волги" офицер отдал им честь. Это было загадочно, но приятно, и Наташа спросила, что такая вежливость означает. - Наверное, на флотах со мной служил. И до сих пор забыть не может... Накренившись, как торпедный катер на циркуляции, "БМВ", едва не столкнувшись с троллейбусом, прошел поворот на Садовое кольцо. Наташа тихо вскрикнула. - Все, все, больше не буду. Раз взялся, значит, живой довезу. Ты где, собственно, обитаешь, я так и не спросил? - Пока правильно едем. Я думала, ты знаешь... - Откуда? - простодушно удивился Воронцов. ...В прихожей он помог Наташе снять плащ, повесил его на крючок и, повернувшись, увидел через открытую дверь свой портрет на книжной полке. "Вот это действительно сюрприз..." Он непроизвольно оглянулся. Наташа, опустив голову, расстегивала молнию на голенище. Почувствовав его взгляд, выпрямилась, тоже увидела фотографию, досадливо прикусила губу и кажется, даже покраснела, но в полумраке прихожей Воронцов мог и ошибиться. Он сделал несколько шагов, остановился перед глянцевой картонкой, навек зафиксировавшей давно исчезнувшее мгновение жизни. Ни корабля, здесь снятого, давно нет на свете, ни бравого лейтенанта в нахимовской фуражечке. Однако самым поразительным для Дмитрия оказался сам факт, что вычеркнув из жизни оригинал, Наталья сохранила фотографию, да еще держит в красном углу. Наташа подошла к Воронцову, неслышно ступая по паласу. Услышав ее неровное дыхание, Дмитрий повернулся, и еще секунду назад имея совсем другие планы и намерения, вдруг привлек ее к себе, сомкнул руки у Наташи на спине, начал жадно, пожалуй, даже слишком, целовать. Она успела только коротко ахнуть от его внезапного порыва, потом сама прижалась к нему грудью, ответила на поцелуй. Как будто не было ничего между их последней встречей и этим моментом. Под пальцами Воронцова оказался язычок застежки платья, с тихим шелестом он пошел вниз. Наташа не сопротивлялась, скорее напротив, но оторвавшись от ее губ, чтобы перевести дыхание, Дмитрий вдруг увидел широко открытые глаза. Они словно кричали: "Да, да, милый, все правильно, я твоя, только твоя, но если можно - не сейчас..." Он вздохнул глубоко и отстранился, убрал руки. Воронцов понял, что с ней происходит. Она просто не готова к безоговорочной капитуляции. Ему показалось даже приятным сделать такой шест. Как полководцу, который давно потерял надежду осадой или штурмом взять крепость, от взятия которой зависела его судьба и карьера, и вдруг узнавшему, что неприятельский комендант только к думает, как бы сдаться, но только сдаться прилично, сохранив оркестр и знамена. Наташа благодарно опустила ресницы, сама потянулась к нему и коснулась губами его щеки. Доверчиво повернулась спиной, и Дмитрий, усмехаясь над собой, подчеркнуто медленно застегнул ей платье. На улице как-то сразу пошел дождь, капли забарабанили по оцинкованному козырьку подоконника, под ветром зашумели, раскачиваясь, ветки вытянувшейся до третьего этажа березы. В комнате стало почти темно. Совсем как в Замке, подумал Воронцов, только между нами нет стекла. Наташа за руку подвела его к дивану, села в уголке, положила голову на плечо Дмитрия. Он осторожно обнял ее за талию. - А ты правда из-за меня не женился? - шепотом спросила Наташа. "Везде вам нужно найти повод для тщеславия", - чуть не ответил он то, что вдруг пришло ему в голову, но сдержал готовую сорваться фразу. Сказал иначе: - Обязательно тебе нужно знать - почему, отчего... Угадай лучше, в чем смысл. За столько лет ни разу не встретились, а именно сейчас это вдруг случилось. В мой прошлый приезд ничего бы у нас не вышло. Нет? Наташа не ответила. Она думала о своем. - Все-таки почему ты тогда так бесповоротно отказался от меня? - неожиданно спросила она. - Сейчас я вспоминаю... Я ведь ничего по-настоящему не решила. Если бы ты приехал, пусть на день, на два, все могло получиться совсем по другому. - Брось. Не обманывай себя. - Воронцов посмотрел в потолок, по которому скользили зеленоватые тени. - Ничего бы не было В твоем тогдашнем возрасте отвергнутых поклонников обратно не принимали. Их тем больше презирали, чем они настойчивее добивались. Это с годами вы начинаете ценить каждого влюбленного в вас мужчину. А в двадцать лет жизнь кажется бесконечной и за каждым углом чудится новый капитан Грэй... Только правда, разговоры эти сейчас ни к чему, теория... Они снова начали целоваться. Потом Наташа, совсем, кажется, потерявшая голову и свою обычную сдержанность, вдруг резко отстранилась, высвободилась из объятий Воронцова, встала, одернула платье, провела обеими руками по лицу, убирая с глаз волосы, и, ничего не сказав, вышла из комнаты. Дмитрий подумал, что она сейчас вернется, но ее все не было, а с кухни стали доноситься характерные звуки. - Иди, я тебя обедом буду кормить, - позвала Наташа. - Если хочешь в комнате, выдвинь стол на середину. - Придумала - в комнате. Тарелки-то мне придется носить, а я отвык. Давай на кухне. За столом они вели легкий, совершенно нейтральный разговор, молчаливо согласившись, что еще не время обсуждать перспективы дальнейших отношений. Воронцов заодно решил не делать пока и попыток пробудить ее память о встрече в Замке, хотя средство для этого имел безотказное. Он просто не видел необходимости в таком шаге. Достаточно и тех проблем, которые возникли сами собой и которые предстоит решать. С Левашовым, его друзьями и пришельцами, буде они себя проявят. Если и Натали окажется сюда замешанной, у него просто не хватит душевных сил. Пока он может отвечать и решать только за себя. А Наташа - пусть она остается его запасной позицией, тем рубежом, куда можно отступить. Мыслю только фронтовыми категориями, с иронией подумал он, но ирония, признаться, получилась вымученная. - Давай куда-нибудь сходим сегодня, - предложила Наташа. - Сто лет никуда не выбиралась. В театр, например, или даже в ресторан... Ему очень не хотелось ей отказывать. - Давай, - согласился он. - Только вот встреча у меня одна назначена. Исключительно деловая, с товарищем и коллегой... - Он посмотрел на часы. - Можно бы ее, конечно, отменить, но там еще и другие люди завязаны, я же не знал, что тебя встречу... Давай так. Я туда быстренько сбегаю, постараюсь в час или два уложиться. И - в полном твоем распоряжении. Идет? А ты пока думай, что и как. Полный тебе карт-бланш. Но ежели хочешь знать мое мнение, так я за ресторан На искусство не очень тянет. А вот "Прага", к примеру, зимний сад... Помнишь? - Помню, конечно, - вздохнула она. - Только мы туда не попадем. Отстал ты от жизни, сейчас не семьдесят первый год. - Как раз здесь вопросов нет, - успокоил он ее. - Не бывает ресторана, куда не пустили бы капитана Воронцова, тем более - с дамой. Он вздернул подбородок жестом не то Цезаря, не то Остапа Бендера. - Ох, Дим, какой ты был, такой остался... - Чем и хорош. Жаль, что кроме тебя, это никто не ценит. Наташа наморщила лоб. - Слушай, опять то же ощущение. Мучительно стараюсь вспомнить.
в начало наверх
Кажется, в том сне ты очень похоже говорил... Вообще, как будто все уже второй раз повторяется. - Конфабуляция, она же - ложное воспоминание. Есть у психиатров такой термин. У всех бывает. У меня довольно часто. - Дим, давай ты сегодня никуда не поедешь, - жалобным тоном попросила Наташа. - Не по себе мне как-то. Словно боюсь, что не увижу тебя больше. Исчезнешь - и все. Я ведь и адреса твоего не знаю, вообще ничего о тебе... Был бы он верующим, наверняка бы перекрестился. Можно бы также трижды сплюнуть через плечо или произвести иные ритуальные действия. К его настроению только Наташиных слов и не хватало. "Исчезнешь - и все". Знала бы она, насколько близка к истине в своих интуитивных опасениях. - Брось ты... - как можно небрежнее сказал Воронцов. - Я на два часа, не больше. Слово русского офицера. А адреса у меня в Москве нет. В Питере - да, имеется. Телефон разве Олегов тебе дать... - и тут же прикусил язык, вспомнив свои и Антона опасения. - Хотя я к нему и заходить не буду. Так, переговорим накоротке... Вот багаж свой я у тебя брошу. В залог. Я же с моря еду, так все в машине и лежит. Не против? - Оставляй, конечно. А я пока буду ждать и собираться. Как там у вас говорят - форма одежды парадная? - Примерно. - Воронцов посмотрел на часы. - Сейчас семнадцать. Ждут меня к восемнадцати. Значит, в двадцать нуль-нуль буду как штык. Плюс-минус десять минут на превратности судьбы и уличного движения. 4 "Самое смешное, - думал Воронцов, - заключается в том, что я всегда был уверен в особости своего предназначения". Тут он не отличался особой оригинальностью. Неизвестно, найдется ли человек, считающий себя хуже других, заведомо ориентированный на беспросветную банальность и никчемность отпущенной ему жизни. Разница состояла лишь в том, что и в прошлом, к тем более теперь уверенность Воронцова имела конкретные подтверждения. Наверняка не он один рисовал в воображении картины необыкновенных приключений, дальних странствий, геройских подвигов. И уж конечно большинство потерпевших неудачу в любви (особенно первой) мечтали о реванше, в чем бы он ни выражался. Однако мечты эти обычно мечтами и оставались. У него же получилось совсем иначе. Откинувшись на спинку сиденья, свободно положив руки на обтянутое кожей кольцо руля, Дмитрий перебирал в памяти подробности только что происшедшей встречи, сравнивая их со своими грезами, которые время от времени посещали его на протяжении всех минувших И не мог не признать, что все получилось даже лучше, чем ему представлялось. Было все - и внезапность встречи, и ее ко времени подоспевшая свобода от семейных уз, готовность Наташи ответить на его постоянство и верность юношеской любви - и ее признание в том, что она ошиблась и сожалеет о своей ошибке... Воронцов даже не замечал, насколько сама встреча и его теперешние мысли о ней отдают классической индийской мелодрамой. Несмотря на то, что сам мелодрам не любил - ни в книгах, ни в кино, ни в реальной жизни. А если бы заметил, то скорее всего засомневался: все ли в происшедшем вызвано естественным ходом вещей, и нет ли чего, так сказать, привнесенного извне? Но ведь может человек на какое-то время расслабиться, забыть хоть на немного о своем трезвомыслии и скептицизме, обыкновенным образом порадоваться жизни? Вот он и размышлял, как хорошо бы забыть обо всем, в том числе и об Олеге с его компанией, провести оставшиеся два месяца отпуска с Натали, целыми днями бродить по улицам и музеям, вечерами - по театрам и ресторанам, или рвануть в Сухуми, на вроде бы теперь принадлежащую ему дачу... Сполна насладиться абсолютным исполнением всех желаний, что приходили к нему бесконечными вахтами. Желаний заведомо тщетных, оттого и по-особому волнующих... И ведь не заставляет никто поступать по-другому. Разве перед инопланетянином Антоном стыдно? А чего стыдиться? Он ведь, в принципе, поймал его на "слабо" - изящно оформленное, но все же... А ведь с детства известно: "На слабо фрайеров ловят". А вот поди ж ты! Остается утешиться другой мудростью, неизвестно когда и где подхваченной: "Мечтать о чем-либо - значит обладать многим, получить что-либо - значит тотчас все потерять". Прямо будто про него... Одна надежда, что "тотчас" - понятие достаточно растяжимое. Время у него еще было, и он сначала заехал в "Прагу", заказал двухместный столик - именно там, где хотел. Трудности, естественно, возникли, но разрешились сразу же, как только в руке мэтра исчезла зеленовато-серая десятидолларовая бумажка. Сам Воронцов не до конца понимал механизм особой власти данной продукции Федерального резервного банка США над работниками отечественной сферы обслуживания, но пользоваться им умел. Были и другие способы, тоже вполне эффективные, однако они требовали гораздо больше времени и сил, да и уважение, достигаемое с их помощью, имело оттенок несколько вымученный. А так всего через десять минут, сделав предварительный заказ, он уже легко сбегал вниз по беломраморной, украшенной зеркалами лестнице, уверенный, что все будет сделано по высшей категории. Развернувшись на заставленной машинами площадке, Воронцов выбрал подходящий момент и стремительно бросил взревевший мотором "БМВ" в проносящийся сквозь Калининский проспект автомобильный поток. Ему еще хватило времени заскочить в ближайшую "Березку" и оставить там все свои инвалютные ресурсы, загрузив взамен багажник коробками, пакетами и свертками, содержимое которых не могло оставить равнодушной и гораздо более привычную к красивой жизни женщину, чем Наташа в ее нынешних обстоятельствах. Настроение постепенно пришло в норму, он уже с обычной иронией думал о посетившей его на миг душевной слабости, отнеся ее на счет общей усталости и слишком эмоционально пережитой встречи. Дмитрию даже стало казаться, что и опасения Антона преувеличены, история с пришельцами всех родов и видов благополучно завершена, сегодняшняя беседа с Левашовым, Новиковым и прочими это подтвердит, и он со спокойной душой вернется в дом напротив Рижского вокзала. Воронцов успел представить с приятно замирающим сердцем, как Наташа сейчас уже начала собираться, сидит перед зеркалом, нанося на и без того красивое лицо вечернюю боевую раскраску, и то, как все будет вечером и после. Начал впрок набрасывать краткие тезисы застольной беседы, шутки и тесты, в меру остроумные и с подходящим подтекстом, одним словом - разрабатывать диспозицию... А через минуту все пришлось забыть. Он затормозил, потому что улицу перед ним перекрывало ограждение из красных металлических решеток, охраняемое милицией. Воронцов собрался заглушить мотор, но вовремя вспомнив о магической силе номеров своей машины, коротко и требовательно просигналил. Прием сработал безотказно. Командовавший нарядом лейтенант махнул рукой, сержанты дружно сдвинули решетки и вдобавок козырнули. Предчувствие, кольнувшее в сердце, не обмануло Дмитрия. Он понял это, увидев перед знакомым домом скопление пожарных, санитарных, милицейских и просто начальственных машин. Припарковался рядом с ними, но и чуть в стороне, чтобы не слишком бросаться в глаза и в случае необходимости без затруднения исчезнуть. Угол дома, как раз тот, где помещалась квартира Левашова, выглядел необычно. Необычно для мирного времени и в зоне, безопасной в сейсмическом отношении. Два нижних этажа остались на месте, а выше громоздилась груда камней, из которой торчали погнутые двутавры, обломки балок и половиц. Обрушился как раз стык фасадной и торцевой стен, метров по десять в каждую сторону, раскрыв угловые квартиры, как театральную декорацию. Часть мебели в них раздробило и сплющило рухнувшими стенами и деталями перекрытий, часть разлетелась по тротуару и газонам перед домом, остальное так или иначе удержалось на своих местах. Оттесненная милицией и пожарными во внутренний двор толпа жильцов пострадавших квартир, соседей и случайных прохожих шумела и волновалась. Слышались оттуда истерические крики и женские рыдания. В воздухе носилась известковая пыль и ощущался залах газа. Покусывая губу, Воронцов подошел к группе офицеров с ключами и молотками на петлицах, где давал указания молодой и резкий подполковник. Подождав, Дмитрий вклинился в разговор. - Жертвы есть? - отрывисто спросил он. - Покойников нет, а покалеченные имеются. Разной степени тяжести, - с разгону ответил подполковник. - Причину выяснили? - продолжал Воронцов сбор информации. Подполковник взглянул на него будто бы с сомнением, но Дмитрий успокаивающе коснулся левого нагрудного кармана, словно намереваясь вытащить лежащее там удостоверение. Этого жеста оказалось достаточно. - Непосредственная причина - разрушение стен третьего этажа. Но чем оно вызвано... Что-то тут странное произошло. Воронцов кивнул и отошел. Он уже и сам сообразил, что имеет в виду пожарный начальник. Здесь напрашивалась отчетливая военно-морская ассоциация. Такие именно повреждения мог бы вызвать, к примеру, бронебойный снаряд главного линкоровского калибра (типа "Нью-Джерси", например), если бы он попал как раз в стену квартиры Левашова, прошел, не разорвавшись, навылет, и, разумеется, разнес в пыль и обе стены, и все, что находилось между ними. А уже после этого, лишенные опоры, рухнули верхние этажи. Но поскольку на самом деле из шестнадцатидюймовых пушек здесь никто не стрелял, оставалось предположить, что сбылись (и так быстро!) слова Антона, и не кто иной, как означенные пришельцы-аггры начали действовать. Неизвестным, но вполне очевидным способом они изъяли из дома всю квартиру Олега целиком... Воронцов специально подошел вплотную, потрогал стену рукой. Все верно. Срез прошел точно, будто сделанный лазерным лучом, и только обвал двух верхних этажей и вторичная деформация конструкций слегка маскировали сверхъестественность случившегося. Но специалисты, конечно, быстро разберутся. И станут в тупик. Скоренько разберут развалины, наверное, уже сегодня ночью, и обсуждать будет нечего. До ученых просто дело не дойдет. Да и что они скажут? А технику-смотрителю ЖЭКа объявят выговор. На том все и кончится. Воронцов повернулся и не спеша пошел к машине. Ему снова стало не то чтобы страшно, а жутко не по-хорошему. Как там, в сорок первом, на лесной дороге. А может, и хуже. Все-таки война есть война, и вещи, хотя и трагические, но для войны обычные, совсем иначе воспринимаются в мирное время. С тем, что Олега больше нет, придется смириться. Он, скорее всего, жив. Для того, чтобы просто убить человека, нет необходимости извлекать из дома брусочек объемом кубов этак в двести. Если только им не понадобилась именно квартира. Из-за ее содержимого. А содержимое как раз им понадобиться могло. Левашов показывал ночью комнату, забитую полученной от инопланетянки Ирины аппаратурой... Чтобы попытаться выяснить судьбу Левашова, придется обращаться к Антону. Ничего не поделаешь. То есть - никуда он от этого дела не ушел, как Антон и предвидел. Воронцов, не сдержавшись, выругался вслух. Стоявший поблизости милицейский сержант заинтересованно вскинул голову, ожидая продолжения. Дмитрий сделал грозное лицо. Открыл дверцу, сел, положив руки на руль. Полез в карман, нащупал пустую пачку от сигарет и еще раз не сдержался. Но уже шепотом. В конце концов, мощно и по-другому. Показать Антону и всем прочим, что не такие уж они психологи и пророки. Послать их всех к черту. Наплевать и забыть. Олега нет. Его не вернешь. Смешно думать, что человек - существо жалкое, слабое, полудикое - может всерьез рассчитывать играть на равных с субъектами, свободно устраивающими такие вот штуки. Свободно манипулирующими пространством и временем. А мы? Словно папуасы какие-нибудь развивающиеся, заманили белого колонизатора в яму, замаскированную сучьями и травой, стукнули по голове бамбуковой оглоблей и в полном восторге от своей лихости начали веселиться, пить пальмовое вино и закусывать малосольными ананасами. В то время как другие колонизаторы, которые в яму не попали, похватали автоматы, погрузились в вертолет - и вот они! Прилетели наводить порядок. Очень убедительная аналогия. И в его, воронцовском, положении самое разумное - возблагодарить бога, что (и если) пришельцы лично до него не добрались. Ехать надо сей же час к Наталье и - вести ее в ресторан. Помянуть Олега, как положено - и точка. Прицелы зачехлить, стволы вернуть в диаметральную плоскость, команду свистать к вину и на обед...
в начало наверх
Воронцову показалось, что на него начали обращать внимание. Ожидать, пока кто-нибудь решит познакомиться с ним поближе или проверить документы, Дмитрий счел глупым. Да и делать ему здесь больше нечего было. Цепочка оборвана. Ни адресов, ни телефонов друзей Левашова он не знает. А если бы и знал? Логично предположить, что операция изъятия коснулась не только Левашова. Любая грамотная спецслужба брала бы всех причастных, одновременно. Закон жанра... Мотор тихо зашелестел, машина покатилась мимо изувеченного дома. Воронцов в последний раз посмотрел туда, где всего лишь полсуток назад они сидели с Олегом за столом и Левашов излагал ему свою эпопею. Наверное, если бы не было у него позади двух войн, он испытывал бы сейчас отчаяние, печаль и горечь потери друга. Теперь чувства были другие. Как у разведчика, потерявшего товарищей за линией фронта. Горевать там просто некогда. Надо думать, как и в одиночку выбраться, остаться в живых. А если для этого придется сутками лежать в болоте, ночью ползти по минному полю и ножом снимать вражеских часовых - ничего не поделаешь, такая работа... - Ну и как, капитан, вам эта хохмочка с яйцами? - услышал он за спиной знакомый голос. Стиль требовал ответа быстрого и достаточно остроумного, но на это у Воронцова резерва эмоций уже не оказалось. Он стиснул пальцами руль, подержал так секунд пять, глубоко вздохнул, ослабил хватку и, стараясь, чтобы голос прозвучал ровно, слегка повернулся к Левашову, уже поднявшемуся с пола и вытянувшемуся вдоль заднего сидения: - Шуточки у вас... низкопробные... мон шер. - Подумал и добавил: - Только прячешься ты, по-моему, зря. Думаешь, орелики, которые полдома смогли выхватить и унести, через миллиметровую железку тебя не разглядят? - А очень может быть, - Левашов отвечал бодро и весело, незаметно было, что с ним только что произошло нечто из ряда вон выходящее, а по большему счету даже и невероятное. Впрочем, как раз для него, изобретателя установки совмещения пространства-времени, может быть, и вправду ничего такого не произошло? У монаха Бертольда Шварца взрывом разнесло дом, что здесь неожиданного? Профессиональный риск в пределах допусков. - Я уже все обдумал. Или на них принцип неопределенности действует, или они, как тот охотник, при выстреле оба глаза закрывают. Техника-то у них классная, что скажешь... Стенка между мной и соседом - в два кирпича, так ровно ряд срезали, а другой остался. Я посмотрел... - А поподробнее если? У меня времени анализировать не было, и для дедукции информации не хватает... - Да я ведь тоже ненамного больше твоего знаю. Сидел, ждал тебя. Посмотрел на часы, семнадцать пятьдесят пять было, точно. В дверь позвонила соседка. За деньгами пришла, за уборку подъезда. Я ей дал трояк. Она говорит - сейчас сдачу принесу. Пустяки, говорю. Она: нет, нет, как же, сейчас отдам - и идет к себе. Я машинально выхожу на площадку - и вот тут все и случилось. Сейчас не соображу, показалось или действительно - нечто вроде мгновенного свиста - и сразу стало очень светло на лестнице. Вместо моей стены и двери - открытый вид на улицу. На секунду я обалдел, тут же затрещали перекрытия, потолок стал прогибаться, мусор всякий посыпался, штукатурка с потолка начала отваливаться... Я соседку за руку, и под лестницу. Лестничные клетки прочнее, чем перекрытия... - Это еще когда как, - вставил Воронцов. - Бывало и наоборот. Дом совсем целый, а пролеты все обрушены. В Порт-Саиде... - Не спорю. Только мне перебирать варианты некогда было. Но не ошибся. Лестница уцелела. Я довольно резво выскочил во двор. Там уже крик поднялся, народ сбегаться стал, а я вдоль стеночки - и к трансформаторной будке. Ключ на всякий случай универсальный у меня при себе. Сообразил, что возле трансформаторов всякие вихревые токи, искривления полей и тому подобное. Не должны они меня там были заметить. Я в их электронике уже прилично разбираюсь... Воронцов слушал Олега и думал, что несмотря на грандиозные масштабы втянутых в конфликт сил, экзотически звучащие термины межзвездных стратегий и тактик, внешние результаты проявления этого величия вполне мизерные. И даже - отдающие некоторым провинциализмом Казалось бы - суперцивилизация, власть над пространством, временем, перебросы энергии галактических масштабов - и в то же время с время земными парнями справиться не могут. Это было странно, непонятно, подозрительно и наводило на мысль - а нет ли и здесь тонкого, хитро спланированного и замаскированного подвоха. От таких предположений все еще больше запутывалось и голова казалась заполненной вместо мозгов сырыми опилками, как у одного из персонащей детской книжки. - Залез я туда и стал тебя ждать... И все. Ты куда сейчас едешь? - спросил вдруг Левашов и приподнялся на сиденье, чтобы выглянуть в окно. - Пожалуй, что никуда. Поскольку не знаю, как нам дальше быть. Сейчас на Таганку выезжаем... - Наверное, не стоит тебя сейчас к нам тащить... - с сомнением сказал Олег. - Лучше ты меня возле метро выбрось, прямо у самого входа. А попозже позвонишь... - Он назвал телефон мастерской Берестина. - Если же и там что-нибудь на мой случай похожее произошло - давай договоримся, как связь восстановим. - Считаешь, в метро безопаснее? Тогда так: я через час звоню. Телефон не ответит - звоню еще раз, через три часа. Не получится - встречаемся в полночь на "Рижской". Внизу, возле эскалатора. Если что помешает тебе или мне - тогда завтра в девять утра на переходе с кольцевой на радиус на "Проспекте Мира". Годится? - Да все равно... Ну а совсем на последний случай - завтра вечером, в двадцать один... Опять на Рижской. Устроит, или другие пожелания есть? - Чувство юмора Олег не утратил и сейчас. - Боюсь, к завтрашнему вечеру нас и как звали, забудут, если сегодня не увидимся. - Да кто его знает... Люди и через десяток лет встречаются. Ты еще два телефона запомни: Андрея Новикова и Сашки Шульгина. Вдруг да пригодится. В разговор, который сам по себе звучал достаточно нарочито, они вложили все свои познания, почерпнутые из заграничных детективов и отечественных шпионских книжек. Ну а что же поделаешь, если пришлось жить в мире, который стал таким не похожим на предписания метода социалистического реализма. - Договорились. Надеюсь, все будет о'кей. Предчувствие такое. - И неожиданно Воронцов сказал то, чего говорить не хотел без крайней необходимости. - Но если даже что и случится... неприятное... - ты не мандражь. Чего-нибудь придумаю. На каждый газ есть противогаз. Видимо, в голосе его прозвучали такие нотки, что Левашов насторожился. Он знал, что болтать из любви к искусству Воронцов не приучен и от сентиментального желания подбодрить друга ничего не значащими словами далек так же, как старушка-выпускница Смольного - от боцманского сленга. Но если так, то в чем смысл его слов? Но задуматься Воронцов ему не дал. - Все. Приехали. Сейчас выскочишь - и метро прямо перед тобой. Может, тебе пистолет дать? - предложил он, имея в виду не столько реальную огневую мощь "Беретты", как ее психологическое воздействие на Левашова. - С каких это пор ты пушку при себе носишь? - С сегодняшнего утра... - Оставь себе. А лучше выбрось, от греха. Спокойнее будет. - Спокойнее уже никогда не будет... Ну, пошел! - скомандовал он, притирая машину к бордюру перед Павелецким вокзалом. Левашов быстрым шагом, настороженно осматриваясь, но все же сохраняя достоинство и не переходя на бег, пересек тротуар и скрылся в потоке людей, втекающем в двери станции. Воронцов постоял с минуту, непонятно чего ожидая, прикинул, как быть дальше - ехать ли сразу к Наталье или еще покататься по городу и позвонить ей из автомата? Решил, что любая шпиономания должна иметь пределы, и резко включил скорость. ...Наташа ждала Воронцова. И не просто так, а творчески. То есть - мобилизовав все возможности своего гардероба и парфюмерно-косметического фонда, придавала себе тот внешний вид, который должен был убедить Дмитрия, что лучше ее женщины он не видел и не увидит впредь. Однако ирония иронией, а и действительно в их внезапной встрече она увидела знак судьбы, от которой давно уже ничего хорошего не ждала. Жизнь после развода с мужем, оказавшимся совсем не тем человеком, который был ей нужен, казалась сейчас (да и была на самом деле) сплошной серой полосой, бесконечным чередованием не приносящих радости рабочих дней с пустыми вечерами, субботами и воскресеньями. Не очень частые выходы "в свет", то есть посещения более или менее интересных спектаклей, концертов, фильмов и выставок, или вечеринки в обществе таких же, как она сама, одиноких женщин, ничего не меняли. Несколько коротких связей с мужчинами, казавшимися подходящими кандидатами в новые мужья, не принесли ни радости, ни результата. Мужчины эти очень быстро оказывались всего лишь ухудшенными вариантами ее Сергея, людьми, на которых нельзя было ни положиться, ни опереться. И будущее представлялось абсолютно беспросветным. И вдруг - невероятная, немыслимая встреча с Воронцовым. Единственным человеком, который любил ее по-настоящему и который - так она поняла теперь - мог бы в свое время стать именно тем в ее жизни, кого ей так не хватало И что она поняла слишком поздно. Та вспышка страсти, внезапная, неожиданная для обоих, что охватила их сегодня, окончательно подтвердила - с Дмитрием она сможет быть... ну, если и не счастливой, то хотя бы спокойной. Если... Если для него случившееся столь же важно и серьезно, как стало для нее. Наташа долго выбирала платье, колеблясь между стилем ярким, праздничным, вызывающим (ведь шила же и такое неизвестно для чего) и строгим, приглушенно-элегантным. Остановилась наконец на летнем костюме английского покроя, из легкой зеленовато-песочной ткани, к которому как раз хорошо подходили купленные сегодня туфли и подаренный свекровью к свадьбе топазовый гарнитур. Потом она долго возилась с прической, с особым тщанием наносила макияж. Наконец все было готово. Наталья Андреевна смотрела на себя в зеркало и понимала, что достигла предела своих возможностей. И если Воронцов не оценит сегодня ее стараний - иного шанса у нее может и не быть. Того, что мужчина мог желать в такой ситуации, Воронцов уже добился, а вот захочет ли он продолжения - зависит только от нее. Время подходило к восьми, а он все не шел. Тщательно скрываемая тревога охватила Наталью все сильней. А вдруг он больше не появится? Вообще. Мало ли что могло с ним случиться. От дорожной катастрофы до вмешательства соперницы. Отчего и нет? Жил же он как-то все эти годы, и вполне у него может быть любовница в Москве. Даше наверняка. Для чего он тогда сюда приехал? Не к ней же, если смотреть правде в глаза. Он явно не монах, скорее напротив. На такого видного мужчину бабы летят, как мотыльки на свечу. Это только она сочла его недостаточно для себя хорошим. Она как бы забыла, что всего восемь часов назад вообще не представляла себе Воронцова, как реально существующего человека, а сейчас ревновала его чуть ли не ко всем женщинам Москвы сразу. Ревновала, не успев еще полюбить. Ни читать, ни делать что-нибудь другое она уже не могла, только смотрела поминутно на часы, садилась и снова вставала, выходила на кухню и пила воду, чувствуя, что ее начинает сотрясать внутренняя дрожь, такая, как перед решающим экзаменом. От звонка в дверь она дернулась и с трудом заставила себя не побежать, а выйти в прихожую спокойным шагом. И даже придала лицу надменное, несколько недовольное выражение - мол, опаздываете, Дмитрий Сергеевич, и только мое доброе к вам отношение заставляет извинить вашу возмутительную необязательность... А в душе она почти молилась: "Лишь бы это был он, лишь бы все было в порядке!" Воронцов вошел веселый, с букетом метровых фиолетовых гладиолусов и, увидев Наташу, округлил глаза. - Натали! Сражен наповал! Ничего ослепительнее я в жизни не видел последние пятнадцать лет. Позвольте, мадам, предложить вам руку и увлечь за собой на поиски приключений, кои ждут нас за пиршественным столом... - Ну, Воронцов... - покачала она головой снисходительно. - Ты все такой же. Что с тобой поделаешь... - И не удержалась: - А я уж было подумала, что ты передумал. - Как можно? Пока Воронцов жив - он держит слово. Ты извини, я совсем быстренько переоденусь и побреюсь, если ты не против. Рядом с такой женщиной я не могу выглядеть, как биндюжник... - Он взял ее руку, провел ладонью по своей щеке и на секунду прижал к губам. ...Воронцов смотрел на Наташу, сидящую напротив, и на ее отражение в зеркальной стене, к которой был вплотную приставлен столик, смотрел и
в начало наверх
чувствовал, что заноза, много лет сидевшая в сердце, то месяцами не дававшая о себе знать, а то без видимых причин начинавшая вновь шевелиться, вызывая саднящую боль, теперь исчезла. Никогда у него не было так легко на душе. Несмотря на все, происшедшее сегодня с Левашовым, и на то, что еще ждет его, всех их, в недалеком будущем. "Довлеет дневи злоба его". А все посторонние мысли и дела - завтра. Вообще все - только завтра. Достаточно того, что Левашов благополучно добрался до своих друзей. Аггры там, скорее всего, его не найдут, есть у Олега по этому поводу какие-то свои специальные соображения, будем надеяться - основательные. А он, Воронцов, хочет сейчас только одного - смотреть на Наташу, говорить с ней, танцевать, наливать в ее бокал пузырящееся шампанское и благодарить судьбу. Как там у Тютчева: "...На мой закат печальный блеснет любовь улыбкою прощальной..." А может, не совсем так, и не у Тютчева, а совсем даже у Пушкина, он не помнил точно. Сентиментальны его мысли и желания, глупы и примитивны? Ну и пусть. Ему хорошо, Наташа с ним - вот что важно... Он читал ей стихи. В основном Гумилева, три книжки которого купил лет десять назад по случаю - с рук - в Ленинграде, и с тех пор считал, наравне с Лермонтовым, лучшим из русских поэтов. - Вот ведь ерунда какая, - говорил он. - Кого только у нас не печатают. Антисоветчика Бунина, крепостника Фета, феодалов всяких и рабовладельцев, иностранцев - само собой, далеко не марксистов, а Гумилева - нет. Никто уже и не помнит, когда его расстреляли и за что, участвовал он в заговоре или нет. Темное дело. Цветаева вон какие стихи белогвардейские писала - "Лебединый стан", и ничего. Великая поэтесса. Савинкова помиловали, а уж тот действительно враг был... Бред в буквальном смысле. Или - нечистая совесть... И снова читал. Наташе было все равно. Гумилев ее не интересовал, но ей приятно было слушать Воронцова, и она поддерживала разговор. - А мне кажется, что он слишком манерен. Позер, я бы сказала. Красивостей чересчур... - Значит, я тоже такой, потому что мне именно это в нем и нравится. Будто я сам все написал. Ну, разве невеликолепно? Застонал я от сна дурного И проснулся тяжко скорбя: Снялось мне - ты любишь другого И что он обидел тебя... Впрочем, если не нравится - брошу. Расскажи еще что-нибудь о себе. Как ты жила, что интересного с тебе? случалось... Подтянутый, как кайзеровский офицер, официант, облаченный, к тому же, волею общепитовского начальства, в черную пару с серебряными лампасами и витыми шнурами на плечах, то и дело возникал у столика, что-то убирал, добавлял, переставлял, очевидно, должным образом сориентированный метрдотелем; его подчеркнутая предупредительность наглядно подтверждала роль материальных стимулов в сфере обслуживания, но раздражала Воронцова, потому что все время прерывала нить разговора. Наташа говорила тихо и грустно: - Я ведь тоже вспоминала тебя. Нечасто, - она старалась быть искренней. - Когда мне тоже бывало плохо. Очень мы были глупые тогда... - вздохнула она. "Кто глупый, а кто и нет..." - подумал Воронцов. Она словно уловила его мысль. - Не думай обо мне слишком плохо. Ты тоже виноват. Ты был... не в меру деликатен тогда. А надо было вести себя решительней. Вот как сегодня. И никуда бы я от тебя не делась... "Чудо как здорово. - Воронцов с трудом сдержал улыбку. - Посмертный инструктаж, можно сказать..." Он прикрыл ладонью ее лежащую на столе руку. - Оставим это. Все было правильно, наверное. Пойдем лучше потанцуем. Когда они вернулись, места их были заняты. Парень лет около тридцати, поразительно похожий одновременно на артистов Ланового и Тихонова, когда они были в соответствующем возрасте, сидел на Наташином стуле и рисовал ручкой ноша узоры на крахмальной скатерти, а другой, человек годами ближе к пятидесяти, толстый, носатый, с неухоженной седеющей бородой, но в безупречном синем костюме, опирался локтем о стол и с радушие улыбкой смотрел на приближающегося Воронцова. У Дмитрия захолодели пальцы рук, и он отчетливо ощутил тяжесть "Беретты" во внутреннем кармане пиджака. - В чем дело? - спросил он как можно вежливее у старшего. Тот с готовностью поднялся, старорежимно шаркнул ножкой. - Простите великодушно, что позволил нарушить ваше уединение. Но если позволите - буквально на пару слов. Дело совершенно неотложное. Он сделал жест рукой, его спутник тоже подскочил, согнулся в талии, пропуская Наташу на ее место, и пересел на стул Воронцова. - Мой товарищ пока займет вашу даму, а вас я попросил бы отойти в сторонку. Хотя бы на лестницу или в курительную... Дмитрий поймал недоуменный взгляд Наташи. Кивнул ей небрежно-успокаивающе. - Я сейчас, Натали. В холле неожиданный собеседник указал на кожаный диван в углу. - Итак? - поинтересовался Воронцов, извлекая из протянутой ему пачки длинную черную сигарету с серебряным ободком, а перед глазами вдруг всплыла сцена фильма из нэповской жизни - стрельба в ресторанном зале, визг женщин, звон стекол, прыжок в окно и отчаянный бег по крышам. Увы, не те времена, не тот этаж и вообще тут другой случай, судя по всему. - Мы, видите ли, разыскиваем известного вам Олега Левашова. У нас с ним в Одессе были свои дела, а встретиться перед его отъездом не удалось. Ну, сами знаете, как бывает... - В произношении этого странного человека, только что безукоризненно русском, вдруг отчетливо зазвучал классический, литературно-фольклорный акцент. - И вот нам стало известно, что вы его близкий друг, вы с ним виделись ночью, так не могли бы вы помочь нам его отыскать? - Виделся. Эт-точно. И ночевал. Пока не нашел более подходящего места. - Воронцов принял предложенные условия игры. - Восхищен вашими способностями. Найти человека в Москве... Я себя подразумеваю. Это надо уметь. Вам бы ваши способности сразу по назначению употребить. Неужто Олега труднее разыскать, чем меня? А я тут проездом. И ждут меня, как видели... Ничем не могу помочь. - Не надо, - увещевающе сказал мужчина. - Не держите меня за мальчика. Вы же его подвозили сегодня... - Ну, раз вы даже про это в курсе, так должны знать, где и как мы расстались, и что я делал после этого. Нет? - Знаем. А дальше? - А дальше я здесь, а он... Я же не хирург, как у вас в Одессе говорили. Во времена Бабеля. - Он позволил себе этот маленький подкол. Чтоб не забывались. - Человек попросил, я подвез. У него свои дела, у меня свои. Если б у нас были другие планы, мы бы в другом месте и оказались. А так... Вы мою спутницу видели? На кой мне, простите, ляд, знать и думать про что-то другое? Олег, допустим, тоже свои вопросы сейчас решает. Мне он станет нужен - я позвоню. И наоборот. Ву компрене? - Это все, что вы имеете сказать? - голос "одессита" был так же ровен и даже ленив. - Абсолютно. Сами посудите... - Жаль. Искренне и глубоко. Выходит, не помогли вы нам. - К сожалению. Вам бы сразу, - Дмитрий решил оставить последнее слово за собой, - не за мной ехать, а за ним смотреть. Делов-то - догнать человека в метро. Эскалатор один, направлений всего два. Я бы догнал, если б потребовалось. - Возможно, вы и правы. Пойдемте, раз так. К вам у нас претензий нет. На данный момент. А там посмотрим... С Олегом сами разберемся. Они вошли в зал, и Воронцов сразу же глянул в угол, на свой столик. Мало ли что... Но Наташа была на месте, более того, она так весело и заливисто смеялась, что на нее оглядывались. - Ой, Дим, - сказала она, с трудом переводя дыхание и прикладывая платочек к уголкам глаз, - Миша такие анекдоты рассказывает... - И снова прыснула, не сдержавшись. - Благодарю вас, - вежливо кивнул Мише Воронцов. - Я бы тоже с удовольствием послушал... - К сожалению, нам пора, - развел руками "одессит". Все церемонно раскланялись. Уже уходя, "одессит" шепнул по-суфлерски: - Отдыхайте в свое удовольствие. За ужин заплачено. Воронцов сделал рукой шест, будто приподнимая над, головой канотье. - Правда, Дим, этот Мишка такой остроумный... Это твои знакомые? - Наташа взглянула на Воронцова и вдруг встревожилась. - Что случилось, Дим? - Пустяки, не бери в голову. Уже после полуночи они шли пешком по самым темным и тихим переулкам, держась за руки, как в юности, и время от времени останавливались и целовались там, где было потемнее. Воронцов только все старался повернуться чуть боком, чтобы Наташа не почувствовала через тонкий тропикаль жестких углов пистолета. И еще он часто оглядывался, будто ожидая внезапного нападения с тыла. Войдя в прихожую, Дмитрий вдруг вспомнил, что подарки для Наташи так и лежат в багажнике, за всем происшедшим он о них напрочь запамятовал. Да оно, может, и к лучшему, сейчас вручить их будем уместнее. Исходя из того, что отношения стали гораздо определеннее. Он вновь спустился во двор, проверил, на месте ли колеса, подергал дверцы. Автомобильные воры пока до машины не добрались. Воронцов присел на скамейку напротив подъезда, закурил на сон грядущий. Интересно все же, действительно ли Наташа так ничего и не помнит об их встрече в Замке? И ее эмоции и поступки совершенно искренни? На самом деле только и мечтала, когда в ее жизни появится отставленный за ненадобностью и, по идее, напрочь забытый поклонник? Фотография на полке вроде бы за это. Но может быть и второй вариант - продолжается внушенная Антоном линия поведения, которую Наташа изображала с экрана. А также и третий - одинокая женщина, измученная одиночеством, потянулась навстречу первому более или менее подходящему партнеру, а то, что он оказался давним знакомым, лишь упростило дело... За спиной в кустах зашелестело, и Воронцов резко дернулся, рука сама метнулась к карману с пистолетом. На освещенную дорожку выбежала мелкая пестрая собачонка. - Тьфу ты... - выругался Дмитрий и нервно рассмеялся, вспомнив к случаю английскую шутку: "Джентльмен - это тот, кто называет кошку кошкой, даже наступив на нее в темноте". "Однако как же держать себя дальше?" - думал он, поднимаясь по лестнице с коробками под мышкой. Вроде бы Наташа недвусмысленно намекнула, вспомнив о его "чрезмерной сдержанности" в прошлом. Странные, казалось бы, сомнения для уверенного в себе и порядочно пожившего на свете человека, а вот поди ж ты... Тихо войдя в темную прихожую, Воронцов понял, что его сомнения разрешились сами собой. В глубине комнаты подрагивал огонек свечи, чуть слышно играл магнитофон, незнакомая девушка пела низким вибрирующим голосом: "Здравствуй и прощай, здравствуй и прощай, помни обо мне..." А Наташа ждала его, стоя у задернутого шторой окна, поразительно похожая на саму себя в тот последний вечер, в который еще все могло случиться так, как он хотел, но не случилось, по его ли вине, по ее ли, кто теперь скажет... Когда Наташа, успокоившись, лежала, обняв Воронцова, поглаживая пальцами его щеку, он сказал голосом, в котором звучало удивление: - Смотри-ка, а у нас ведь совсем неплохая встреча получилась. Я, грешным делом, думал, что будет все гораздо хуже или вообще ничего не будет. - Почему? - Она даже оттолкнула его от себя, привстала, опираясь на локоть. - Успокойся, не в тебе дело. - Дмитрий вновь привлек ее к себе, поцеловал ладонь. - Просто есть в таких запоздалых встречах что-то... ненормальное. Я, по крайней мере, раньше так думал. Может быть - для самоуспокоения. Чтобы не слишком тосковать о тебе. Вот, послушай... В листве березовой, осиновой, В конце аллеи у мостка Вдруг падал свет от платья синего, От василькового венка. Твой образ легкий и блистающий Как на ладони я держу,
в начало наверх
И бабочкой неулетающей Благоговейно дорожу. И много лет прошло, и счастливо Я прожил без тебя, а все ж Порой я думаю опасливо: Жива ли ты, и где живешь? Но если встретиться нежданная Судьба заставила бы нас, Меня бы, как уродство странное, Твой образ нынешний потряс. Обиды нет неизъяснимее: Ты чуждой жизнью обросла, Ни платья синего, ни имени Ты для меня не сберегла. И все давным-давно просрочено, И я молюсь, и ты молись, Чтоб на утоптанной обочине Мы в тусклый вечер не сошлись... - Фу, как жутко... Опять твой Гумилев? - На сей раз нет. Эмигрант один... Они там все от ностальгии малость того. - Ты и теперь так же думаешь? - Слава богу, что ошибся... Но думал, врать не буду. - Дим, честно, - прошептала Наташа, касаясь губами его уха, - ты правда рад? Не будешь больше ни о чем вспоминать? Воронцов молча стал ее целовать. Как раз на последний вопрос ответить он не мог. Перед самым рассветом Воронцов осторожно, чтобы не потревожить Наташу, поднялся, вышел на кухню и уже там оделся. В несколько затяжек выкурил сигарету, глядя через открытую балконную дверь в затянутый серо-голубой дымкой двор, потом, окончательно решившись, достал из кармана футляр. Мелькнула мысль: "Недолго удалось на воле погулять". Потом подумал, что если придется задержаться, Наташа может неправильно понять, написал на салфетке крупно: "Извини, опять дела. Скоро вернусь. Целую. В.Д." И поднес к уху зажатую в пальцах фишку. Все произошло точно так же, как в первый раз. Да же оказался он на том же месте перед входом в Замок. Очевидно, была в этом некая высшая целесообразность. Привычно взглянув на часы, Воронцов знакомым маршрутом отправился на поиски Антона. Предположение о том, что они скованы теперь одной цепью, и Антону, где бы он ни был, придется бросать все свои занятия и спешить сюда на рандеву, показалось Дмитрию забавным. Но, скорее всего, тут должна работать более сложная схема. Основанная на независимости пространственно-временных координат. Как бы там ни решались такие проблемы, а Антон оказался на месте и ждал Воронцова, прогуливаясь перед входом в адмиральский кабинет. Встретились они просто, даже буднично, как сослуживцы утром в понедельник. И самочувствие у Дмитрия было соответственное. Даже не понедельничное, а как второго января. Прошли в кабинет, сели по обе стороны письменного стола, причем Воронцов, словно невзначай, на хозяйское место. Капитуляцию подписывать тоже надо не теряя самоуважения. - Ты мне одно скажи, - начал Воронцов без предисловий, - кто все же дурак, я или все вы? - Ну-ка, ну-ка, поясни, - искренне заинтересовался Антон. - Неужто надо пояснять? Пожалуйста. Вот это все, что у нас с тобой происходило, а теперь и вчерашние события... Как получается? С одной стороны - все ваши возможности (я сейчас различия не делаю, все вы для меня пришельцы), на мой взгляд, невероятные, а с другой - вопиющая бестолковость. Гнать эких работничков без мундира и пенсии. Любой наш дурак из соответствующих ведомств намного бы лучше и проще прокрутил подобную акцию. - Подожди, - перебил его Антон. - Мы, кажется, об этом уже говорили. На наглядных примерах. Ты Арсеньева читал? - Ну? - Тебя не удивляло, что Дерсу Узала в тайге во всем превосходил автора, а ведь тот по развитию на века опережал тунгуса. Как бы не на столько же и мы обогнали вас... Во времена Арсеньева и теория относительности уже была, и самолеты летали, и Уэллс машину времени придумал. - Это я понимаю. А конкретно? Почему вчерашние визитеры смогли разыскать меня и не нашли Олега? Почему изъяли квартиру, а хозяина прозевали? Почему вообще так одинаковы все их промахи и просчеты? На примере Левашова и его ребят они же могли уточнить свои методики, внести поправки на личности, и еще вчера разделаться с ними полностью и окончательно. А то у меня складывается впечатление, что дело тут не в способностях и возможностях, а совсем в другом... И это другое мне совсем не нравится. - Поподробнее про вчера, пожалуйста... Воронцов рассказал, стараясь быть как можно более точным в деталях. - Понятно, - кивнул Антон. - Кое-какие выводы можно сделать. Хотя я и не ожидал, что они бросятся в такие крайности. Но нам это даже на руку, пожалуй. А насчет твоих сомнений... Видишь ли, тут и психология, и чисто технические тонкости. Как во всяком чересчур централизованном, иерархическом обществе, функционеры у аггров ограничены в степенях свободы. Выходки твоих соотечественников требуют немедленных и оригинальных контрмер, а начальника, имеющего право на свободу решений у них на Земле и поблизости нет. Вот и получается... Но ты не обольщайся, если попадешься, они тебе и в пределах своей компетенции веселую жизнь устроят. Сейчас же картина складывается следующим образом: квартиру Левашова они изъяли вместе со всей начинкой - я тем самым лишили себя единственной надежной привязки. Те вещи, что он хранил, очень легко детектировались. Теперь, чтобы найти Левашова и его товарищей, им придется использовать обычные человеческие способы. Пройти по всей документированной у них цепочке связей, знакомств, и все в реальном масштабе времени. Так что дня три-четыре в запасе есть. И даже больше, если принять меры противодействия - тут я помочь могу. Он вытащил из внутреннего кармана горсть мелких, с вишневую косточку, серебристых деталек, похожих на транзисторы - с длинными тонкими усиками. - Вот имитаторы. Или маячки, как угодно. Если их разместить в местах массового скопления людей, например, на вокзалах, в аэропортах, стадионах, а еще лучше - пристроить к постоянно перемещающимся объектам, они отвлекут на себя внимание противника, создадут как бы фантомы каждого из вас. Побегают... - Воронцов не разобрал последнего слова, прозвучавшего не то как ругательство, не то как некий специфический термин, относящийся к тем, кому предстоит бегать. - Но это все так, неделя, максимум - две... - Антон знакомым шестом щелкнул пальцами. - Могу предложить такой вариант: перебирайтесь сюда, в Замок. Тут вас никто не найдет и не тронет. - Спасибо за приглашение. Замок - это вещь. Особливо в хорошей компании. А вот ты говорил насчет последствий. Что они, к примеру, могут сделать со мной? Если по правде? Убить - это я понимаю. А еще? Допрашивать меня не о чем, пытать просто так? Глупо. Высечь муху за то, что спать мешала? - О, здесь ты их недооцениваешь. Сам факт причинения мучений врагу - уже удовольствие Существенная компонента аггрианской культуры. Но не основная. А вот использовать врага в своих целях, заставить его делать то, что нужно тебе, да вдобавок наказать жестокими и бесконечными нравственными страданиями... Ты пойми, это же совершенно иной тип психологии, несоизмеримый с нашим, как бросок камня из пращи с запуском внепространственного зонда. Я изучал аггров много лет, и то постиг только поверхностные грани их нравственности. Если они сочтут кого-то заслушивающим наказания, они могут сделать его, к примеру, живым тренажером в своих учебных центрах. Обладающим сознанием и памятью, но лишенным свободы управления собственным телом. Будут отрабатывать на нем варианты поведения человека в заданных ситуациях или новые способы психологического воздействия. Другой вариант - в тебя введут соответствующую программу и забросят в Древний Египет. И ты вынужден будешь в роли жреца, сановника, а может, и десятника на постройке пирамид выполнять предписанное: собирать и передавать информацию, вносить нужные коррективы в действия тех или иных исторических персонажей, шпионить за нашими, допустим, исследователями... Будешь все понимать, чувствовать, страдать от одиночества, ностальгии, ужасов тогдашней жизни, невозможности хоть что-нибудь изменить даже в рамках предложенной реальности, и все это будет длиться долю... Может быть - века. Потом тебя вернут обратно. Дадут пожить в свое удовольствие год или неделю, и - снова... Работа для таких "каторжников" всегда найдется. В новом воплощении ты можешь оказаться кем угодно: евнухом при дворе императора Цинь Ши-хуанди, или, наоборот, наложницей шаха Аурангзеба, а то и Вечным жидом... Впрочем, Агасфер - далеко не так плохо... До крайней мере - смена впечатлений, обстановки, свежий воздух. Все услышанное не то чтобы поразило Дмитрия, скорее - наполнило его душу горестным недоумением. До каких же пределов бессмысленной жестокости может дойти... не человек, но вообще - мыслящее существо. И это после миллионов лет - развития разума, которому следовало бы становиться все более и более гуманным. А почему? - тут же возразил он сам себе. С чего это я взял? Это ведь наше, европейское изобретение - гуманизм. И только. В Китае, Индии, вообще в Азии, да наверное и на других континентах такого понятия не было. Может, и в иных мирах оно совершенно необязательно. А мы, европейцы, не более чем мутанты. Умеющие, впрочем, запросто с сей обременительной деталью при необходимости расставаться. Мало ли что там Федор Михайлович насчет слезинки ребенка писал... Так Воронцов подумал, а вслух сказал: - Тебя послушать, так для вас Земля прямо-таки натуральный театр... Развлекаетесь тут, проблемы свои решаете, а люди кто? Даже не так. Мы - это мы, а как вас называть? Вот ты, например, когда на мне экспериментировал, сильно от тех аггриан отличался? - Сильно, - серьезно сказал Антон. - Разве ты сам не заметил? Во-первых, у нас все добровольно. Ты и сейчас сам ко мне пришел. Во-вторых, я ни в чем не вышел за пределы принятых у вас норм морали. В-третьих, вся моя проверка была направлена на выявление у тебя именно возвышенных качеств личности, а не низменных... И при сохранении свободы воли. Ну, и в-четвертых: как раз против всего, что тебя так возмущает, мы и боремся. Не совсем теми методами, что привычны тебе, но это уже непринципиально. Ты удовлетворен? И снова Воронцов не понимал, как же ему быть: верить или не верить Антону, и насколько, в чем? Поверить ему - и как бы перестать быть человеком двадцатого века, вернуться к тем эпохам, когда землю и небо, и души людей населяли злые и добрые демоны, нечистая сила, человек был бессилен перед роком и никто даже не слышал об историческом материализме И однако, однако... Есть ли у него основания обижаться? Разве не стала его жизнь куда более интересной и наполненной именно тем, чего так не хватало в предыдущей? Не о такой ли судьбе ему всегда мечталось?.. - Удовлетворен, - наконец ответил он. - По крайней мере, ничего другого мне сейчас не остается. А насчет твоего предложения подумаем. Если выхода не будет - скорее всего, воспользуемся. А сейчас мне нужно возвращаться. Желательно в то же время и место. - Не составляет труда. Прими один совет на прощание. Постарайся все-таки мне верить. Разве то, что я тебя все время убеждаю, когда мог бы просто внушить все что угодно - не доказательство? - В какой-то мере да. И я тебе в основном верю. Но и ты пойми... Я с тобой разговариваю, как с человеком. Прочие твои ипостаси мне недоступны. Твоей человеческой составляющей я готов доверять. Ладно, - Воронцов взмахнул рукой. - Поговорили. Я пошел. И начнем смотреть: фильм "Звездные войны", серия вторая. "Империя наносит ответный удар". - Подожди, - сказал Антон. - Что такое честь - мы тоже знаем. Чтобы ты не думал, что я тебя все время только в углы загоняю, прими в подарок... - Он посмотрел на Дмитрия с совершенно искренним сочувствием к уважением, - или по ленд-лизу, как ты выражаешься.. - Взял со стола лист плотной голубоватой бумаги с адмиральским вензелем, быстро набросал на нем какую-то схему, под ней колонку формул и вычислений. Протянул Воронцову. - Вот, отдай Левашову. Он разберется. Если решитесь воевать в одиночку - пригодится. С помощью этой приставки сможете сами, без меня, синтезировать любые существующие на Земле предметы. Ничего подарочек, да? Рот изобилия! Система простая, Левашов с его способностями за час постигнет. Ваше счастье, что он свою установку не дома хранил... Воронцов спрятал бумагу в нагрудный карман.
в начало наверх
- Спасибо. Боюсь, что нам еще придется с тобой встречаться. - Я тоже на это надеюсь. Хочешь ты того или нет, а жизнь у тебя пошла нескучная. - Я и раньше не слишком жаловался. - Постарайся только не делать глупостей. - Это я тебе обещаю. В пределах своего разумения... Так я пойду? - Иди, дверь открыта. Воронцов шагнул вперед. Еще секунду кабинет адмирала Григоровича и кухня Наташиной квартиры сосуществовали в одном объеме пространства, и выглядело это довольно странно, потом посюсторонний интерьер обрел полную материальность, а обстановка, окружающая Антона, исчезла вместе с ним. Электронные часы на холодильнике показывали то же самое время. До минут. На секунды Воронцов, уходя, внимания не обратил. В комнате тоже ничего не изменилось. Наташа лежала на боку, подложив под щеку ладонь. Легкое одеяло сползло на пол. Воронцов, остановившись в двух шагах, смотрел на нее, будто видел впервые. "А и действительно, вот так - впервые..." - подумал он с нежностью и грустью. Впервые она полностью принадлежит только ему. И, как ни печально, скорее всего - только до утра. До совсем уже недалекого утра. А что будет потом - не сумеет предсказать даже вездесущий и всеведущий Антон. Который, может быть, наблюдает за ним и сейчас. Из праздного любопытства или в оперативных целях. Ну и бог ему навстречу, как говорил все тот же боцман с соседнего тральщика. Воронцов разделся, осторожно накрыл Наташу одеялом и лег рядом с ней. До подъема флага вполне свободно можно еще часика три поспать. ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ ИНТЕРМЕЦЦО Глиссирующий диск, едва касаясь пенных гребешков прибрежных волн, с точностью хоккейной шайбы влетел в узкие ворота бухты, образованные башнеобразными, покрытыми густым лесом утесами. Теряя скорость, лег на тихую, насквозь просвеченную солнечными лучами воду, прочертил по ней плавную дугу, по причальному пандусу выскользнул на берег и замер, сверкая зеркальным покрытием днища. Антон - под этим именем его знали на Земле, и мы будем называть его так и здесь, хотя у него есть и собственное, достаточно громкое имя - оттолкнувшись руками, выпрыгнул из глубокого кокпита диска на вымощенную разноцветными каменными плитами террасу. После свиста ветра в ушах и гула воды под палубным настилом тишина на острове показалась ему чересчур глубокой. Захотелось даже потрясти головой, как пассажиру слишком быстро снижающегося самолета. Сюда, на площадку у подножия берегового откоса, не доносился ни шелест тропического леса, ни тихий плеск набегающих волн. И вместе с тишиной на него снизошло ощущение покоя, неведомого на тревожной планете, где он безвыездно провел несколько последних лет. Правда, глаза раздражали краски, слишком яркие и насыщенные после мягкой цветовой гаммы Земли. На взгляд человека все здесь было слишком: густо-фиолетовый океан, безоблачное, с изумрудным отливом небо, раскаленное до нестерпимой белизны светило в зените, слепящее даже сквозь самые плотные светофильтры, сверкающий оранжевый песок пляжей, безвкусно-сочная зелень деревьев... Антон поморщился, достал из кармана рубашки и надел мгновенно потемневшие очки. Он рассчитывал провести здесь, на административной планете метрополии, всего несколько часов, а затем вновь возвратиться на Землю, и потому не стал проходить процедур рекондиционирования, обычных для форзейлей, прибывающих из чужих миров. Оттого и лучи родного солнца жгли слишком уж немилосердно, и от избытка кислорода першило в горле. Час-два на открытом месте грозили серьезными ожогами, а то и тепловым ударом, и Антон заспешил вверх по крутой зигзагообразной лестнице, совсем вроде бы обычной, однако для человеческого глаза безусловно чужой по архитектурным пропорциям. Чужой на уровне подсознания. Как лица людей в незнакомом городе. В тени широких зонтичных крон, между продуваемых прохладным бризом узловатых розовых стволов ему сразу стало легче. Новое здание Департамента, повисшее над крутым океанским берегом, умело и с большим вкусом вписанное в горный ландшафт, напомнило Антону лучшие образцы земных построек, тот же знаменитый "Дом над водопадом" Райта, своим сочетанием горизонтальных и вертикальных объемов, расположенных на разных уровнях и под равными углами плоских параллелепипедов, неожиданным сочетанием дикого камня, дерева и стеклобетона. В сооружении чувствовалась рука талантливого, а может, даже и гениального архитектора. Оно появилось здесь недавно, и Антон, усмехнувшись, подумал, что ничего не меняется в метрополии, и эта мода - каждому новому администратору возводить новую резиденцию - тоже. Он еще не был представлен Председателю совета администраторов Департамента активной дипломатии, но встречался с ним в его прежнем качестве и не мог не признать, что выбор сделан не самый худший. Хотя, как опытный профессионал, относился к выдвиженцам с легким пренебрежением. Возможно, из-за неистребимой, многовековой кастовости, столь же свойственной форзейлевским дипломатам, как и всем прочим их коллегам в обозримой части Вселенной. Разумеется, он никогда не позволил бы себе даме намеком выразить подобное отношение к своему пусть временному, но руководителю, да и справедливость требовала согласиться, что талантливый философ-политолог, писатель и мыслитель более способен к принятию нетривиальных и взвешенных решений, чем погрязший в рутине чиновник. Его уже ждали, и ярко-зеленая стрела, вспыхнувшая на полу вестибюля, повела его по лестницам и переходам, через предупредительно распахивающиеся двери, туда, где должна была произойти аудиенция у председателя, экстренной связью потребовавшего шеф-атташе с Земли для личного и конфиденциального доклада. Случай явно неординарный и потому - неприятный. Заведомо. Обычный протокол предусматривал приглашение на отдых на одну из курортных планет, а уже после этого, как бы между прочим, организовывались необходимые встречи и собеседования... Председатель встретил его на пороге просторной веранды, открытой в сторону поросших серебристыми травами альпийских лугов. Конечно, это он - профессор Бандар-Бегаван, крупнейший знаток и теоретик неканонического права, автор десятка нашумевших книг, непременный лидер всех академических оппозиций, эстет и экстремист... Но многое, значит, изменилось в метрополии, раз именно его сочли подходящим на этот пост. Худой, жилистый, подтянутый, похожий на прусского генерала в отставке, одетый в светлый, земного покроя костюм, председатель первый протянул Антону руку, потом полуобнял за талию и повел к низкому столу, уже накрытому для первого ужина. Антон еще более насторожился. Наряд профессора показывал, что он полностью поглощен делами именно планеты Земля. Это же подтвердил и выбор блюд, и то, что Бандар-Бегаван заговорил по-русски. С одной стороны - знак уважения приглашенному сотруднику, но одновременно и деликатный упрек. Дока деликатный. - Рад видеть тебя, уважаемый шеф-атташе. Надеюсь, я не слишком нарушил твои планы? Насколько я помню, ты занимался в моем семинаре? - Имел такую честь. Но должен признать, что особых успехов, по вашему же мнению, не проявил. - Это и не удивительно. Ты выдающийся практик, как мне известно, мой же предмет принципиально далек от практического применения. - Тем не менее вы тоже теперь призваны к самой что ни на есть практической работе. - Диалектика, уважаемый. Нет ничего практичнее хорошей теории, если, конечно, углубиться в нее как следует, а не в пределах факультативного курса... Что будешь пить? Чай, кофе, матэ, кокосовое молоко? - Я бы, конечно, с удовольствием выпил чего-нибудь более отечественного, например, свежего синтанга, но раз уж вы тоже в образе, пусть будет чай. Бандар-Бегаван налил Антону хорошо заваренного Липтоновского чая и как бы между прочим заметил: - А вот в этом виноват ты сам Незачем было нарушать конвенцию и переходить к силовым приемам. Договоры должны выполняться. А теперь я вынужден носить этот костюм, забивать себе голову варварской грамматикой и пить с тобой чай, да еще и думать, во что это выльется. В то время как думать положено тебе, а мне следует мыслить... Чувствуешь разницу? Нужно признать, есть в этом языке некая примитивная изысканность. На этом Бандар-Бегаван оставил маску старомодного, чудаковатого, хорошо воспитанного землянина-профессора, видимо, навеянную просмотром видеолент не совсем того периода, сочтя долг вежливости исполненным, а разминку законченной. Дальше начался разнос - тщательный, хорошо подготовленный, ничуть не смягчаемый тем, что производился в рамках изысканной беседы двух интеллектуалов-теоретиков. В конце концов, дело ведь не в форме. И какая разница, что вместо фельдфебельского: "Кретин, у тебя не голова, а лохань с дерьмом (шайзекюббель)", звучит: "Коллега, ваши действия с известной долей деликатности можно назвать непродуманными", если обе стороны понимают, в каком смысле это произносится? Шеф-атташе выслушал подробный разбор и оценку своих действий за отчетный период, из которых следовало, что абсолютно все делалось не так, и если в стратегическом плане вина уважаемого коллеги не так велика, потому что он некритично следовал линии и инструкциям прежнего руководства, чья несостоятельность, к сожалению, была вскрыта совсем недавно, то в области практической политики ему ссылаться не на кого, тут он сам проявил тщательно замаскированную некомпетентность. Иначе чем объяснить, что неприятель превратил вверенную ему область планеты в свое змеиное гнездо, где беспрепятственно осуществляет планы и проекты, грозящие серьезными, если не сказать - непоправимыми последствиями? Попытка Антона объяснить, что приведенные примеры как раз и свидетельствуют о том, что деятельность неприятеля находится под неослабным контролем, что все серьезные акции пресечены в корне, а то, о чем говорит уважаемый председатель, есть только остаточные возмущения абстрактно взятой реальности, вызвала лишь новый взрыв раздраженного профессорского красноречия. Антону пришлось выслушать целый ряд тезисов, и старых, известных еще по семинарским курсам, и новых, что называется - с пылу, с жару. Все они в конечном счете сводились к одному: инициативу в земных делах нельзя упускать ни в коем случае, Земля наиболее ценный (подразумевай - единственный) наш естественный союзник, действия неприятеля следует предвидеть, прогнозировать, а еще - провоцировать (профессор употребил термин - организовывать), тогда и бороться с ним будет возможно не в пример эффективнее, чем до сих пор. Необходимо в ближайшее время подготовить и провести широкомасштабные операции темпорально-идеологического характера, локализовать, инкапсулировать и дезактивировать вражескую агентуру, лучше всего - тут Бандар-Бегаван мечтательно прикрыл глаза - вообще ограничить сферу деятельности противника (раз пока приходиться мириться с его существованием) рамками раннего средневековья. Услышав все это, Антон расслабился, приготовился выслушивать еще долгие и многословные теоретические построения, любопытные как продукт мысли, но не имеющие реального применения, однако председатель его перехитрил. - Впрочем, - с иезуитской усмешкой сказал он, - не думаю, что мои слова для тебя сейчас имеют значение. Поскольку очень сомнительно, что тебе в дальнейшем придется заниматься чем-то подобным... - Антон приподнял бровь и изобразил внимание. Это уже что-то новенькое. Кажется, председатель слишком вошел в роль и забыл, что он все же не земной авторитарный правитель. - Твоя последняя акция беспрецедентна по своей нерациональности и столь грубо нарушает сложившуюся практику взаимоотношений с представителями противной стороны, что я считаю своим долгом вынести вопрос о твоей компетентности, а пожалуй, и вменяемости, на суд сессии малого галактического совещания... Антон смутно начал догадываться, о чем идет речь, но пока еще не все понимал. - В результате санкционированной, а возможно, и проведенной при твоем участии акции был похищен один агент-координатор 3-го класса, погиб экстерриториальный инспектор-ревизор, а старший контролер получил тяжкие телесные и психические травмы. Кроме того, было захвачено оборудование первой степени секретности. Тоже экстерриториальное. Причем направляемые тобой туземцы были настолько глупы и неосторожны, что разгласили нашу причастность к операции, которая в противном случае могла бы сойти за спонтанный конфликт местного значения. Факт нашей причастности
в начало наверх
документально зафиксирован и доказательства приложены к вербальной ноте протеста, каковая вчера внесена в межгалактический комитет по невмешательству. Оправдания заранее отклоняю, поскольку быть их не может... Антон не выдержал и начал бестактно смеяться. Действительно, в изложении Бандар-Бегавана история выглядела мрачно. Используя земные аналогии, примерно так: посох одной великой державы организует с помощью наемных террористов налет на посольство другой великой державы, захватывает в плен часть сотрудников, другую часть уничтожает, вывозит диппочту и шифровальные машины, причем террористы широко информируют прессу, чей заказ они выполняют. Вполне доброкачественный казус белли. Мировые войны, как известно, начинались по гораздо более безобидным поводам. Так что смех смехом, а ситуация действительно серьезная, несмотря на свою анекдотичность. Так он и сказал председателю и сообщил ему те же факты, но в иной трактовке. У него получилась история в духе Дюма: прекрасная инопланетянка, страстная любовь, наметившееся счастливое будущее, внезапное появление зловещих контролеров-ревизоров, верный рыцарь вступает в сражение за честь и жизнь своей дамы, мастерски разыгранная интрига, враги посрамлены и спасаются бегством... - Как частное лицо, я готов заплакать от умиления, - ответил председатель, когда Антон замолчал. - Но как лицо, облеченное властью и ответственностью, я обязан руководствоваться более прозаическими чувствами. Имеете еще что-нибудь добавить? - Познакомьте меня с "доказательствами" нашей причастности, - попросил Антон. - Не думаю, что тебе это поможет. Но документы я представлю. У меня сейчас время вечерней медитации, встретимся под первой луной. Кабинет и все необходимое в твоем распоряжении. ...Антон включил проектор. В глубине трехмерного экрана возникло изображение глухого, ограниченного высокими бетонными заборами переулка. На переднем плане, заложив руки за спину, стоит высокий широкоплечий парень в белых джинсах и белой нейлоновой ветровке. Презрительно кривя губы, он говорит, глядя прямо в объектив: - Хорошо, пусть будет по-вашему. Что вы хотите? Голос из-за кадра отвечает: - Молодец. Дошло, кажется. Мы хотим немногого. Покажите, где Седова, и свободны. Еще и подзаработаете. Тысяч по пять на нос вас устроит? Если снова дурака валять не начнете... Антон знает этого пария. Тот самый Новиков, который и затеял безнадежную операцию по спасению инопланетянки. Седова - это ее земной псевдоним. А то, что он видит на экране - запись, которую вели потерпевшие. Позади Новикова, не в фокусе, можно различить большой кроссовый мотоцикл и еще одну фигуру, напарника Новикова по фамилии Шульгин. - И что дальше? Что вы с ней сделаете? - продолжается диалог на экране. - Ну, это вас совсем не касается. Понятно? - Не все. У нас свои принципы. Только не вздумай баловаться, не знаю, что там у тебя за игрушка. Послушай теперь меня. Без нашей помощи вы ее не найдете. Так что не перестарайся невзначай. - У нас есть и другие способы... - Голос за кадром звучит угрожающе. Антон знает, что способы заставить разговориться любого у них действительно есть. И только неосведомленность Новикова позволяет ему сохранять независимость и даже некоторую наглость. - Возможно. Только и нас за мальчиков не держи. Ты что думаешь, мы сюда сдуру приехали? Не знаем, где тупик, где дорога? Место тут больно хорошее, присмотрись... Если с оптикой, метров с пятисот в вас дырок больше, чем в Кеннеди, наделать мощно. И скрыться вам негде... Если так вопрос станет. Объектив камеры заметался по сторонам и уперся в ряд стандартных шестнадцатиэтажек вдали. Ряды их окон отсвечивали закатным солнцем и выглядели действительно многозначительно и тревожно. - Так что, коллеги, нам лучше поговорить вежливо. Прозвучало несколько коротких фраз на языке, который Антон знал, но разобрал он только общий смысл, нечто вроде: "Если даже туземец блефует, лучше не рисковать. Послушаем его условия, а там видно будет". - Ну и что же вы предлагаете? - Голос за кадром вновь перешел на русский. - Я предлагаю поехать в надежное место, где можно беседовать спокойно, обсудить все на равных, а потом уже принимать решения. У нас есть свои интересы в этом мире, у вас тоже, вот и подумаем вместе... Теперь ревизор с контролером совещались дольше. Говорили они по-прежнему на профессиональном сленге. Антон понял, что после слов Новикова они действительно приняли его за форзейля. Это было смешно, но тем не менее... И решили не обострять отношений. Перевеса в силах у них пока не было. После нескольких уточняющих фраз Новиков с приятелем вновь оседлали свой мотоцикл. Агенты в плоском синем "мерседесе" поехали следом. Антон пропустил получасовую запись монотонной езды по московским улицам, потом по загородному шоссе. Белая фигура Новикова, как привязанная, маячила впереди, а разговоры аггров между собой если и велись, то записи были стерты. События начались неожиданно и развивались стремительно. Глазами сидящих в автомобиле Антон увидел, как мотоцикл на узкой лесной дороге вдруг резко прибавил скорость и стал уходить вперед, в перспективу смыкающегося у закатной полоски леса. Слева мелькнул высокий песчаный откос, узловатый и раскидистый дуб наверху, и внезапно мотоцикл исчез, а на его месте распахнулся на всю ширину дороги сияющий квадрат, в нем, как в экране стереокино - освещенный полуденным солнцем в зените изумрудный луг, взросли высокой сочной травы и широкая медленная река вдали. От резкого торможения автомобиль сел носом, изображение дернулось и перекосилось, начало переворачиваться, все поле зрения заслонила ставшая вертикально зеленая стена - и дальше темнота. Запись кончилась. Вот, значит, как оно было все. Пожалуй, что и сам Антон недооценил решительность и остроумие этих ребят. Такого поворота он просто не мог себе представить. Какое вдохновение подсказало Новикову экспромт насчет "общих интересов в этом мире"? Если бы не эта фраза, его враги никогда не согласились бы на предложение о переговорах, а обезвредили бы Новикова с его приятелем там же, на месте. Вывернулись сами и одновременно сильно осложнили жизнь всему Департаменту активной дипломатии и лично ему, Антону. Но при здравом размышлении из данной ситуации мощно извлечь определенную пользу. Только надо все как следует проработать... Перейдя к пульту ситуационного вычислителя, шеф-атташе ввел в операционный блок всю имевшуюся на текущий момент информацию - и ту, что он собрал на Земле, и ту, что имелась в анналах Департамента. Главную трудность представлял выбор подходящего алгоритма. Все остальное - чисто техническая работа - вариационный анализ на основе знания психологии противника, всех имевшихся в ходе войны прецедентов, данных о технических возможностях сторон, стратегических и тактических концепций и приемов Неопределенной переменной оставались психологические характеристики землян. Но на первом этапе их можно было смело вынести за скобки, все равно достоверность любых прогнозов здесь не превышала тридцати процентов. Последний раз Антон убедился в этом на примере Воронцова. Отождествляя себя с обобщенным образом вражеского командования, он должен был определить наиболее возможное развитие событий и наметить допустимые контрмеры с учетом граничных условий. Их тоже следовало определить и смоделировать. Затем представить первый вариант плана действий на утверждение председателя, получить его санкции, после чего внести в план коррективы и приступить к реализации. При условии, что санкции будут получены. Если нет - придется подать в отставку, а на его место придет другой, лучше него способный руководить активной дипломатией на такой сложной планете. А вот этого Антон как раз и не хотел. Ему правилось работать на Земле. По многим причинам. И он считал, что лучше него, тем более сейчас, с работой там не справится никто. Не видел он таких специалистов в своем департаменте. Да если бы таковой и нашелся - с какой стати из-за анекдотического происшествия уходить в отставку, подвергаться скучной и утомительной процедуре переквалификации по усмотрению Департамента интеллектуальных ресурсов, в один не такой уж прекрасный день узнать, что тебя сочли оптимально подходящим на роль инспектора-попечителя Управления тупиковых квазицивилизаций. А то и того хуже - адъюнктом на кафедру самого Бандар-Бегавана... Веселенькие перспективы тебя ждут, товарищ шеф-атташе, если не придумаешь сейчас же чего-нибудь этакого... Последнюю фразу Антон произнес вслух, после чего попросту, по-человечески, выругался, кстати вспомнив плавание с Воронцовым и тамошний палубный лексикон. Подстегнутое воображение заработало живее, путаница многоразрядных альтернатив на дисплеях начала приобретать некую осмысленность в первом приближении, и дело если не пошло, то, по крайней мере, сдвинулось с мертвой точки, обещая вольным и невольным участникам этой истории много новых и волнующих впечатлений... - Профессор, - сказал Антон Бандар-Бегавану, входя в его кабинет, когда первая луна поднялась над зубчатой линией горного хребта. - Если вы готовы меня выслушать, я могу изложить соображения по своей дальнейшей деятельности, как я ее представляю в свете последних событий... Бандар-Бегаван на этот раз принимал его в гораздо более неофициальном виде, а именно - одетым в многослойное кимоно из полупрозрачных натуральных тканей, лежа на свежих циновках. Похоже, что медитации повлияли на него в лучшую сторону. Теперь он выглядел не строгим начальником, недовольным нерадивостью подчиненного, а скорее пожилым сибаритом, настроившимся провести время в нескучной беседе. - Что ж, изложите. Пить будете по-прежнему чай? - С вашего позволения... Старательно подбирая слова, чтобы неудачным оборотом или малоизящной конструкцией фразы вновь не вывести профессора из равновесия, Антон приступил к докладу. - Вся суть моей программы заключается в том, что на первом этапе кампании делать не нужно вообще ничего. Ноту противника вы отклоните на том основании, что, как следует из их же видеозаписи, использованная в операции землян аппаратура по своим характеристикам к принципам отстает от применяемой нами как минимум на тысячу лет. И, разумеется, не применяется и не применялась Слова же землянина доказательством не являются, так как не содержат никаких намеков и указаний на нашу к ним причастность. Что же касается сути проблемы... Я просмотрел варианты развития событий во всех одиннадцати равновероятных реальностях, которые мы можем создать, активно вмешавшись в земную действительность. Ни один из них не обещает существенного, тем более - коренного изменения положения в нашу пользу. Иными словами - ситуация стабильна настолько, насколько это позволяет определить разрешающая способность наших методик и наших анализаторов. Уверен, что неприятелю столь глубокий анализ пока недоступен. По крайней мере, я такими данными не располагаю. Можно запросить еще и Центр неэтичных методик, но вряд ли они знают больше, чем мы. Отсюда следует, что уступая нам в глубине анализа, противник наверняка ошибется при просчете вариантов, и вот тут мы их поймаем... Смотрите. Антон легким волевым усилием включил комбинационное поле, сформировал его и продемонстрировал председателю несколько наиболее убедительных инвариантов. - Да, пожалуй, это выглядит обнадеживающе... - согласился Бандар-Бегаван. - Но отчего вы все время задаете условия, не предусматривающие расширения масштабов операции? Разве у вас нет достаточного количества сотрудников? Я считаю, что ваши возможности позволяют работать... с большим размахом, скажем так. - Разумеется, профессор, я мог бы подключить весьма широкие круги специалистов моей группы, даже и на транснациональном уровне. Если хотите - генерализовать конфликт, добиться того, чтобы неприятель вообще покинул вверенный мне регион, но... Посмотрите сюда и вот сюда... Сочетание этих факторов никак не обещает выигрыша. У них ведь тоже есть способы нанести нам неприемлемый ущерб, и никто не может сейчас с уверенностью сказать, сколь тяжелыми могут быть последствия в далекой перспективе. А в предложением варианте все получается чрезвычайно удачно. Я намеренно блокирую всякую возможность расширения не только участвующих, но даже и могущих быть осведомленными лиц. Вот здесь, здесь и здесь, - Антон указал, где именно, - мы минируем информационными фугасами три развилки времени, и даже если противник попытается их обойти или форсировать силовыми методами
в начало наверх
(это невероятно, но даже если) - у них ничего не получится. Вы лучше меня знаете, как это делается... Немного цинично, разумеется, но... На войне, как на войне. - Нет, подождите, - оживился и даже возбудился председатель. - Я не уверен, что вы предусмотрели все варианты. Согласно разведданным, неприятель планирует полную оккупацию Таорэры, развертывание на ней мощной станции преобразования времени и с ее помощью - в пределах формально допустимых методов - макровоздействие чуть ли не по классу ноль. И что тогда? "Дилетант! - с сожалением, но и с чувством профессионального превосходства подумал Антон. - Оригинальное, цепкое мышление, но поверхностное. Все они таковы, кабинетные стратеги..." Однако ответил по-прежнему почтительно, стараясь не затронуть самолюбия начальника: - Именно в этом и состоит ключ замысла. Пусть делают, что наметили. Вот тут и сработает третья мина. И мой агент перехватит инициативу в тот самый момент, когда игра уже будет как бы сделана. Проще говоря, всю работу за нас проделает противник, а мы с вами только снимем банк. Бандар-Бегаван еще раз всмотрелся в радужное мерцание взаимопроникающих информационных объемов, увидел наконец то решение, на которое указывал Антон, и одобрительно почмокал губами: - Пожалуй, шеф-атташе, пожалуй... Что ж, я рад. Я всегда говорил, что мои ученики заслуживают тех усилий, что я на них затратил... Очень, очень нетривиально. Только не забывайте и об эпифеноменах... Они иногда бывают весьма неприятны. Но я санкционирую... Воплощайте. Посмотрел на Антона тем взглядом, которым обычно смотрел на студентов, сдавших экзамен на "отлично", но не внушавших, тем не менее, полного доверия. Чувствуется, что обманули, но уличить невозможно... А это само по себе заслуживает высокой оценки. Однако страдает гордость экзаменатора. Зато может быть доволен наставник. Такая вот эмоциональная гамма. - Да, кстати, если хотите, можете воспользоваться... как это у вас на Земле... двухнедельным отпуском. - Благодарю, профессор. Если позволите, я лучше вернусь обратно. Отпуск на родине слишком выбивает из колеи. А отдохнуть можно между делом и там. На "Солнечном берегу", в Болгарии, к примеру. Если не были, очень рекомендую. Получите незабываемые впечатления. 5 Когда Левашов привел Воронцова в мастерскую художника, все были в сборе. Солнце давно уже село, сумерки сгустились до синевы, разбавленной серым, вот-вот должны были зажечься уличные фонари, и только вдали, над деревьями и крышами Бульварного кольца, никак не могла догореть полоска багрянца на сизых тучах. Во время несколько натянутой процедуры знакомства Дмитрий подумал, что вполне понимает состояние и настроение друзей Олега. После того, что с ними произошло, и в предчувствии предстоящего они и не могли выглядеть и держаться иначе. "Слава богу, что никто тут не подозревает, кто я на самом деле, - подумал Воронцов. - Первое, что люди теряют во время социальных потрясений и катаклизмов - это беспристрастность и чувство юмора..." Берестин Новиков и Шульгин внешне оказались почти такими же, как он представлял их себе по словам Левашова, а Ирина - бывшая инопланетянка - превзошла все ожидания. Таких красивых женщин он вообще не видел, даже в иностранных рекламных проспектах и каталогах. И при всем этом она ему скорее не понравилась. Возможно - из-за недоверчивого, почти враждебного взгляда глаз немыслимого фиалкового цвета. Воронцов постарался сделать вид, что не понял их выражения, улыбнулся ей как мощно простодушнее и поскорее к картинам, которыми были завешаны стены огромной, довольно захламленной, но тем не менее уютной мастерской. Воронцов довольно долго и внимательно рассматривал картины Берестина, делая время от времени замечания, долженствующие показать, что он тоже кое-что понимает в живописи, но в конце осмотра как можно небрежней сказал, что по большей части вся современная живопись - мура, и не стоило бы хозяину держаться за протертые штаны импрессионистов, лучше уж изобрести что-нибудь свое, вроде социалистического неосюрреализма. Впрочем, если основная цель автора - выставляться и добиваться официальных почестей - то ему виднее. Такое достаточно хамское начало знакомства Дмитрий выбрал сознательно, исходя из того, что ничто так не способствует сближению, как хороший интеллектуальный спор. Неважно, на какую тему, лишь бы она задевала его участников за живое. Он не ошибся в своих расчетах, и после примерно пятнадцатиминутной дискуссии они с Берестиным ощутили себя давно и хорошо знакомыми. Стол хозяин приготовил исключительно безалкогольный и вегетарианский, так что принесенная Воронцовым бутылка джина "Бифитер" выглядела среди фруктов и пепси-колы чужеродной и неуместной. Однако встретили ее появление хорошо, а Берестин тут же вспомнил имевшую место во время его военной службы смешную историю с безалкогольной рыбалкой для проверяющих из центра. Когда все расселись, Берестин оглядел стол и сказал, еще не закончив улыбаться: - Прямо тайная вечеря... - Ну и напиши, - предложил Новиков, выбирая в вазе персик посочнее. - Вот только угадать бы, с кого Иуду писать... - вдруг добавил Воронцов, не поднимая глаз от трубки, которую он сосредоточенно набивал. Наступила тишина. Все взгляды обратились к гостю, будто он произнес бог весть какую бестактность, а Дмитрий, ничуть не смутившись, сделал наивные глаза. - Раз действительно такая вечеря, то как же без Иуды? Иначе это будет совсем другой сюжет. Например - отчетное собрание общества Красного Креста и одноименного полумесяца... - Оно конечно... - протянул Шульгин, и в его лице Воронцов уловил одобрение. Или просто готовность поддержать даже и такую шутку. Для разнообразия. Остальные же слова Дмитрия скорее не понравились. Хотя она и была в духе собравшейся здесь компании, но из уст чужака они ее принимать не захотели. Не заслужил он еще права делать такие намеки. Даше Левашов покачал головой расстроенно. Зря старпом идет на обострение. Знал бы он, сколько трудов ему стоило убедить друзей встретиться с Воронцовым. - Вообще эта мысль интересна, - сказал наконец Новиков, и Олег понял, что он принимает вызов и сейчас начнется острый, на грани допустимого в приличном обществе, поединок. - А если - с вас? Воронцов улыбнулся удовлетворенно и кивнул. - Действительно - отчего бы и нет? Роль не самая худшая. Иуду, к сожалению, всегда трактуют неверно. А из всех апостолов он единственно необходимая фигура. Что бы Христу, да и богу-отцу тоже, делать, если б Иуда свою роль не исполнил? Весь сценарий только на нем и держался... А его на веки вечные предателем ославили. Как рязанского князя Олега... Но в вашей истории, по-моему, нужда в таком персонаже пока не просматривается? Или я не все понимаю? - Ну, это вам виднее, - ответил Новиков. - А мы, конечно, лучше бы обошлись без... - Как скажете. Я тоже на подвиги не рвусь. - Вот и отлично. Будем считать должность вакантной. Но вашу готовность послужить общему делу учтем. Попутно хотелось бы узнать поподробнее, какие у вас имеются соображения, которыми, со слов Олега, вы можете с нами поделиться... - Олег, наверное, был не совсем точен. Таких соображений у меня нет. Я, признаться, имею весьма смутное понятие о ваших делах. И до вчерашнего вечера вообще испытывал сильные сомнения в достоверности его рассказа. - Воронцов увидел удивление-протестующее лицо Левашова и сделал успокаивающий шест: мол, не торопись, я знаю, что говорю и делаю. - Однако происшедшие события меня убедили. Пришлось подойти к вашей ситуации всерьез. Заранее прошу прощения, если в чем-то задену ваши самолюбия, но не тот момент, чтобы в политесах упражняться... Он помолчал, обводя глазами присутствующих. И все молчали. Хотя и по разным причинам. Первым сделал попытку ответить Воронцову Шульгин, но его остановил Новиков. Было в словах моряка нечто не совсем ему понятное, нестыковка неуловимая, и Андрей решил дать ему выговориться до конца. - Вы в тупике, ребята, - благодарно кивнул, продолжил Воронцов. - Олег употребил вчера шахматный термин. Гамбитом назвал он то, что вы с пришельцами разыграли. А мне еще один термин из той же оперы пришел на ум. Цугцванг. Это когда любой ход ведет к проигрышу, а не ходить тоже нельзя. Флажок упадет - и все... Новиков хмыкнул разочарованно. Это им и без Воронцова ясно. Не стоило и надеяться, что "человек со стороны" откроет им глаза. Однако зачем-то он же захотел с ними встретиться? Не затем же, чтобы ограничиться банальностью. Пусть продолжает. - В вашем, вернее, теперь уже в нашем положении, нужно сделать то, что ни при каких обстоятельствах не придет в голову так называемым "пришельцам". Вы, Ирина Владимировна, кажется, являетесь экспертом по данному вопросу? Что ваши бывшие коллеги могут сделать в ближайшее время с максимальной вероятностью? Ирина явно не ожидала, что Воронцов обратится к ней, и на секунду растерялась. Потом ответила, не поднимая глаз. - Ну, тут нельзя сказать слишком определенно. Выяснилось, что я тоже многого не знаю о их методах. Но раз они уже перешли к таким действиям, то не остановятся ни перед чем. Вас они тоже вычислили. В любую секунду они могут появиться... - и зябко передернула плечами. - Если до сих пор не появились, значит, сбей у них какой-то... В чем причина? Несовершенство техники? Или тактический расчет? - Не могу сказать... С помощью такой аппаратуры, с которой приходилось работать мне, найти вас, пожалуй, невозможно. Но если за вами следили... - Я принял все возможные предосторожности. С учетом всего, что знал от Олега и по личному опыту. - А весь личный опыт - из американских детективов? - простодушно спросил Шульгин, которого на этот раз не остановил никто. - "Три дня Кондора" и в этом духе? - Плюс консультации Олега... - в тон ему ответил Воронцов. И опять повернулся к Ирине. - Но в принципе они нас все равно обнаружат? - Конечно. Не можем же мы вообще не общаться, не разговаривать, не выходить на улицу... Разве только всем спрятаться в бронированное убежище. - Да, это не выход Как там Гамлет декламировал насчет того, что не нужно покоряться судьбе? Новиков процитировал по-английски. - Благодарю. Очень верно сказано... - Воронцов встал, подошел к окну, выглянул во двор, внимательно осмотрел крыши ближних домов. Как будто рассчитывал увидеть там изготовившихся к броску пришельцев. А на самом деле - чтобы поестественнее изобразить экспромтом принимаемое решение. - Из всего сказанного вытекает следующее... - Он поднял голову, и только тут все увидели, какой у него стал жесткий и не допускающий возражений и сомнений взгляд. - Если принять, что у наших контрагентов было две цели: изъять Ирину Владимировну и принадлежащее ей оборудование, и второй цели они достигли, то остается только первая. Предположим, что в сей момент они не догадываются о ее местонахождении, но ведут активный поиск. В этом поиске им приходится пользоваться общепринятыми способами. Если предположить другие, сверхъестественные, тогда, конечно, и говорить не о чем. Но мне такой вариант не нравится. Значит, стоило бы на какое-то время вывести Ирину Владимировну из игры, раз она - главная цель. И ей спокойнее, и нам проще. У меня в Питере пустая квартира стоит. Ничего особенного, но отдельная и в центре Если сегодня же ее туда переправить? На "Красной стреле"? Там паспорта пока не спрашивают. Пусть поживет, погуляет, рассеется, так сказать. Музеи, театры и прочее. Уж там ее искать точно не будут. Чтобы не страшно было, отрядите с ней сопровождающего. А мы здесь тоже зря сидеть не будем. Есть забавная идея, но о ней позже. Как? Предложение Воронцова всех в первый момент ошеломило. Но когда, преодолев инстинктивный протест, его стали поворачивать так и этак, пробовать на изгиб и на разрыв, оказалось, что оно удовлетворяет практически всем условиям в пределах заданных обстоятельств. Тем более, что всерьез оно касалось только троих. Берестина, Новикова и, безусловно, самой Ирины. Новиков с облегчением осознал, что если сделать так, то можно будет еще какое-то время ничего не решать, Ирина окажется в относительной безопасности, а он, в случае чего, сможет думать только о деле и спасаться
в начало наверх
лишь за себя лично. А это гораздо проще. Берестин представил, как он окажется вдвоем с Ириной в Ленинграде, и там, в возвышенной атмосфере великого города, отдыхая от московской суеты и затянувшейся бестолковщины, сможет, наконец, привести их непростые отношения к любому, но однозначному решению. И даже Ирина, неожиданно для себя самой, обрадовалась. Ей не нужно будет поминутно вздрагивать, опасаясь, что вновь появятся те двое... Ребята не пережили того парализующего ужаса, который испытала она, увидев вблизи глаза своих бывших соотечественников. И она сможет, избавившись от страха, неторопливо, без цели, гулять по проспектам и набережным Ленинграда, осмотреть, наконец, как следует, Эрмитаж и Русский музей... Самое же интересное, что все они трое, не сговариваясь, предрешили, что с Ириной поедет Берестин, и даже ей самой не пришло в голову, что мог бы поехать и Новиков. Хотя в других условиях она, безусловно, выбрала бы только Андрея. ...Несколько позже Новиков с Левашовым поднялись по узкой винтовой лестнице в стеклянный фонарь на крыше, где у Берестина был оборудован совсем крошечный, но уютный кабинетик - самодельный письменный стол, две полки с иностранными журналами по искусству, старомодное кресло с вытертой до белизны кожаной обивкой. - Ты его действительно хорошо знаешь? - спросил Новиков, имея в виду Воронцова, словно вчера Олег уже не говорил ему этого. - Последние годы - лучше, чем тебя. В любых ситуациях. А что? - Да вот настораживает он меня. Не пойму чем, а вот чувствую этакое... - Новиков пошевелил в воздухе пальцами. - Слишком все нарочито как-то. - Ревнуешь? - будто в шутку, спросил Левашов. - К тебе, что ли? - Нет, вообще... - А-а... Вас понял. Нет, этого нету. Но вот ты пойми... Появился он в самый, что называется, раз. Ни раньше, ни позже. Поверил тебе сразу и безоговорочно. Мы сами и то в эту идею дольше врубались, хоть и себя вспомни. Сколько мы с тобой толковали, а ты ведь не чета ему, до совмещения пространства-времени самостоятельно додумался... И держится он... не так. Я вроде его психотип знаю, прикинул кое-что, экстраполировал... Не сходится. - Если факты не соответствуют теории, то тем хуже для фактов? - Не понимаешь ты меня. Или я объяснить не могу. Черт знает... - Новиков даже поморщился, как от зубной боли. - Я вот что думаю - не подставка ли он? Проверить бы надо... Левашов махнул рукой. - Если они такие подставки умеют делать, нам и рыпаться нечего. Застрелиться для простоты, и все. На чем ты его проверишь? Я с ним год в одной каюте прожил, и разницы не вижу... Левашов увидел на столе открытую коробку "Герцеговины флор", отвлекся, шелестя фольгой, вытащил покрытую золотистой пыльцой папиросу. - Ты смотри, чем наш художник наедине балуется. Не мания ли величия у него? Ну и мы приобщимся... Новиков щелкнул зажигалкой. - Если хочешь, - продолжил Олег, медленно выпуская дым через нос, - Алексея в таком разе тоже можно в пришельцы зачислить - какой нормальный человек одновременно курит папиросы, трубку, и сигареты то с фильтром, то без? Но это к слову. - Он вернулся к прежней теме: - А вот как тебе про Иуду экспромтик? - Хорошо сказано. Это он в Ирину целил... - А что "и"? На его месте я так же думал бы. Или постарался, чтобы другие подумали... - Так может, он и прав? - Отвечу твоими же словами - тогда тоже стреляться пора. - А вот Димыч лучше решил. Пусть Ирка едет. Может, она и сама не знает, а ее используют. Новиков, задумавшись, смотрел на панораму крыш, уходящую к дымному горизонту Потом раздавил окурок в давно не чищенной чугунной пепельнице. - Пусть едет. Я сразу так подумал... По вот тут мы и посмотрим. Проверка... Проверка на дорогах. Вот к название нашли. - Похоже, в каждом деле для тебя важнее всего название? - Не важнее всего, но немаловажно... При случае объясню. - Ну а по сути, что ты изобрел? - Все узнаешь во благовремении... Тихо! - Новиков толкнул Левашова локтем. Снизу кто-то поднимался, поскрипывая старым деревом ступеней. Ирина вышла на площадку, улыбнулась почти непринужденно. - О чем вы, мальчики, шепчетесь? Можно и я с вами постою? На прощанье. Вам так не терпится от меня избавиться, что даже поезда ждать не хотите. Сбежали... - Ради бога, Ирочек, не говори так, мне больно тебя слушать... Мы просто перебираем кости нашего нового коллеги, капитана цур зее Воронцова. Как он тебе, кстати? - Новиков подумал, что Ирина могла бы заметить нечто, упущенное им самим. - Серьезный мужчина. Эффектный. Только, по-моему, он очень недобрый человек. - Ты несправедлива, Ирен, - тут же возразил Левашов. - Он добрый парень, но просто в другом стиле. Кадровый и потомственный морях с петровских времен. Причем военный. А это накладывает... - Какое общество! - утрированно восхитилась Ирина, - один - моряк с двухсотлетним стажем, другой - чуть ли не Рюрикович... - Именно Не нам с тобой чета, - кивнул Левашов. - И, как и наш друг Андрей, Воронцов страдает несколько преувеличенными понятиями о чести и достоинстве личности, что начальством не поощряется. За это и претерпел. Ему еще повезло, что сумел уволиться из ВМФ. А то бы до смерти командовал буксиром где-нибудь поближе к линии перемены дат. - Рыцарь без страха и упрека, - съязвила Ирина. - Не слишком ли их много в нашей компании на душу населения? Впрочем, ты его, кажется, обожаешь?.. - По крайней мере - рад, что он считает меня своим другом... - Ну-ну, - сказала Ирина, глядя вдаль между Левашовым и Новиковым. Олег отчетливо почувствовал себя лишним и, неловко пожав плечами, шагнул к лестнице. Его не остановили. ...Часа через полтора Ирина в сопровождении Берестина и на всякий случай Шульгина поехала к себе домой за вещами, а Воронцов с Левашовым отправились за билетами. Когда все вновь собрались у берестинского камина, заменившего тот символический очаг, от которого отправляются в путь и к которому непременно положено возвращаться из странствий и походов, Новиков взял гитару и постарался рассеять овладевший душами минор, исполнив несколько старинных, никому не знакомых романсов. Потом Андрей посмотрел на часы, и все сразу вновь погрустнели. Заканчивался еще один порядочный кусок жизни. - Вот у древних китайцев было проклятье: "Чтоб тебе жить во времена перемен", - сказал Шульгин в пространство. - Мудро, - согласился с ним Воронцов. Остальные промолчали. - Доверенность на машину мы не оформили, - вдруг вспомнила Ирина, - а она бы вам пригодилась... - Ничего. Надо будет - мы и так... - Новиков думал сейчас совсем о другом. Уже на улице Шульгин неожиданно сказал: - Извините, ребята, на вокзал я вас не смогу проводить. Деловое свидание. Да и все равно в машине шестерым не положено. Так что счастливого пути. Будет трудно - пишите... - он пожал руку Берестину, поклонился Ирине и не спеша пошел в сторону перекрестка. - Чего это он вдруг? - спросила Ирина. - Мало ли что... У человека жена в отпуске. Лови момент. А он и так третий вечер подряд на наши дела тратит, - доверительно наклонился к ней Новиков, но Ирина видела, что он говорит первое, что пришло в голову, даже не стараясь быть убедительным. И не пытаясь замаскировать ложь привычной и успокоительной иронией. ...Проводница начала загонять отъезжающих в вагон. Ирина совсем расстроилась, глаза ее повлажнели. Она расцеловалась с Левашовым и Новиковым, а Воронцову протянула руку, и тот галантно коснулся губами ее запястья. - Я буду очень скучать и ждать... - шепнула Ирина Новикову, и он незаметно сжал ее локоть. - Я тоже... - ответил он тихо, когда Берестин шагнул в тамбур. - Я позвоню... завтра. Берестин обернулся и протянул Ирине руку. Вагон медленно поплыл вдоль перрона. ...Они отогнали машину на Рождественский бульвар, поставили в гараж и дальше отправились пешком. Захотелось им просто прогуляться по свежему воздуху, никуда не спеша и,следуяпримерудревних философов-перипатетиков, поразмышлять, прогуливаясь. По случаю позднего времени и вообще-то было пусто на улицах, а Новиков еще выбирал глухие, мало кому известные переулки, сокращая путь, и вокруг не видно было ни души и вообще мало что было видно. Лишь кое-где на узкие тротуары, падал свет из еще не погасших окон, черными дырами зияли провалы подворотен, глухо отдавался между каменных стен стук каблуков по асфальту. И впечатление было такое, будто идут они по Переславлю-Залесскому, к примеру, а не по центру столицы полумира. Все это создавало совсем особенное, напряженно-приподнятое настроение и заставляло говорить вполголоса. - Я недавно на досуге один журнальчик научный пролистывал, и мне статья там попалась, - рассказывал Воронцов. - Большей части я, конечно, не понял, материи слишком для меня высокие, но одна штука заинтересовала. Бывают такие случаи в природе, когда дальнейший ход какого-нибудь процесса невозможно предугадать по его предыдущим состояниям. То есть все вроде бы вполне очевидно, а результаты получаются совсем даже неожиданными. - Не слишком понятно, - сказал Новиков. - Ну, если грубо - ты бьешь по бильярдному шару, он катится, направление известно, траектория тоже, через секунду он должен пойти от двух бортов в середину, а вместо этого шар взлетает в воздух, делает три круга, потом врезает тебе в лоб. Причем на строго научном основании... - Жутко примитивно излагаешь, но по сути верно, - вмешался Левашов. - "Странный аттрактор" такое явление называется. - Все равно здорово. Сначала мне просто так это понравилось, а вчера ночью, на кухне у тебя я вдруг подумал - а если сие к вашей ситуации приложить? То есть сделать так, чтобы развитие сюжета больше не вытекало из всего, этот сюжет создавшего? Я вообще люблю такие задачки. Как мичман Лука Пустошкин, что при обороне Порт-Артура придумал атаковать японцев на суше морскими минами заграждения. Вот и нам надо изобрести такое, чтоб ни в какие ворота. Пришельцы, раз они специально очеловечивались, должны, по-моему, мыслить гораздо более по-человечески, чем сами люди. Поскольку нутром не ощущают, какая степень отклонения от логики допустима. Я, скажем, могу коверкать русский язык, как хочу, оставаясь при этом в пределах приличий, а иностранец, кому язык не родной, всегда старается за пределы норм не вылезать, чтобы не дать маху... И я думаю, сейчас мы должны поступить совершенно неожиданно и бессмысленно. Есть предложения? Левашов молчал, потому что знал: Воронцову сейчас собеседник не нужен, отвечать на его вопрос - то же самое, что на загадку армянского радио. А Новиков всерьез попытался предложить несколько вариантов, но сам понял, что они не тянут. Правда, особенно и он не старался, занятый больше мыслями о затеянной им самим проверочной операции. - Да, все тот же тупик, и выходит, что самое время выкидывать вам белый флаг и торговаться о условиях капитуляции, - сочувственно сказал Воронцов. - Да и то вряд ли выйдет, обидели вы их сильно... - Ну тогда и трепаться нечего, - раздраженно ответил Новиков. - Давай свою идею, если есть... - Тут, правда, отчаянность нужна, лихость гардемаринская... - с сомнением произнес Воронцов. Левашов вдруг уловил какой-то посторонний звук позади, оглянулся и с внезапно похолодевшим сердцем увидел, как из переулка выворачивает большая темная машина и медленно их догоняет. Фары у нее не горят, а за лобовым стеклом угадываются две человеческие фигуры. И серебристо взблескивала характерная решетка радиатора. "Ну вот и все..." - успел подумать Левашов и чуть было не рванулся в ближайшую подворотню. Что его удержало, он не понял. Может быть, просто оцепенение. Машина, шелестя покрышками, поравнялась с ними, и Олег осознал, что это желтый милицейский "мерседес". Водитель с сержантскими погонами внимательно осмотрел друзей снизу доверху, потом отвернулся и чуть прибавил газ. Машина бесшумно ушла вперед, а Левашов громко вздохнул. "Черт знает что, так и свернуться недолго", - подумал он. А Воронцов с
в начало наверх
Новиковым, кажется, ничего и не заметили, поглощенные разговором. - ...Вот я и говорю, - уловил он конец сказанной Воронцовым фразы, - надо сделать резкий бросок вперед, через мертвое пространство, и если что - врукопашную. Или сразу приступать к сбору и дележу трофеев... - То есть, ты предлагаешь - туда, за ними? - Именно. Олег, ты берешься опять организовать канал на планетку, куда вы сунули этих ребят? - Это проще всего, - с чрезмерным энтузиазмом отозвался Левашов. После пережитого страха ему стало легко и весело. - Система работает, как хорошо смазанный маузер, - щегольнул он подходящим к случаю сравнением. - Вновь открыть проход, приготовившись, конечно, как следует, и посмотреть, как там ваши клиенты поживают. Если слоняются по планете, оглашая ее тоскливыми воплями, взять их и порасспрашивать, что почем на Привозе. А если их там нет, на что я отчего-то надеюсь, на той Валгалле можно просто культурно отсидеться, пока они вас здесь ищут... По-моему - вполне нетривиально. А по-вашему? - А это действительно интересно, - медленно сказал Новиков, одновременно прокручивая в голове варианты предложенной идеи. - Это в любом случае очень даже забавно. Особенно с учетом того, что я им подкинул мыслишку, будто мы тут тоже вроде пришельцев, свое задание выполняем... В сумме совсем неординарно получается. - Как, ты им сказал? - заинтересовался Воронцов. - Я тем парням сказал, что у нас на Земле свои интересы, и что мы не любим, когда нам мешают. В этом роде... Воронцов тихо засмеялся. - Лихо. Вполне по-гардемарински. Ох и молодцы вы, ребята. За пару суток таких дел накрутили. 6 Вниз по течению реки, размеренно постукивая дизелем, спускалась длинная самоходная баржа, груженная не то углем, не то щебнем, сверху было не разобрать. - Чего ты опять придумал? - недовольно спросил Левашов, когда фигура Новикова исчезла во мраке за крайними опорами места. - Переночевали бы у Андрея, а теперь куда среди ночи? - Воронцов, не отвечая, ждал, когда баржа втянется под пролет, у перил которого они стояли. Дождался и, разжав кулак, бросил вниз маячок, на который записал те характеристики Новикова, по которым его могли бы обнаружить пришельцы. Теперь сам Новиков стал для них как бы невидимкой, а его имитация уплывала вместе с тысячей тонн щебня, среди которого желающие могли его теперь искать. Несколько раньше подобную же операцию Дмитрий проделал с имитаторами Ирины и Берестина. Возможно, это действительно позволит выиграть сколько-нибудь времени. Он повернулся к Левашову и сказал как можно небрежнее: - Мы же договорились - я поступаю, как нахожу нужным. Сейчас, мне кажется, у Берестина будет удобнее... Пойдем на метро, а то скоро закроют. Метров сто оба прошли молча, потом Левашов, очевидно, решив, что не стоит без нужды спорить или добиваться от Дмитрия объяснений, которых тот давать не намерен, спросил: - Ну и как тебе наши ребята? - А что, нормальные ребята. Ты, кстати, ничего сегодня не заметил? - В каком смысле? Как ты на Ирину смотрел? Это заметил. Только не советую. Тут и без тебя такой треугольник... - Опять ты о бабах. Нет, тобою надо заняться, и я этим займусь. Но сейчас-то я как раз совсем другое имел в виду. Какие мы все похожие, не обратил внимания? И дело не во внешности, хотя и здесь определенное сходство по типажу просматривается, а вот психологическое подобие... - Да ну, это ты загнул. Как раз психологически мы все очень равные. Берестин и Новиков вообще антиподы, Сашка тоже по своим параметрам ни на кого не похож. - Мелко берешь, технарь. Поверху. Ты вдумайся: что вас всех четверых вместе свело, отчего после Новикова Ирина ваша не кого-нибудь, а именно Берестина из четырех миллионов московских мужиков выискала, зачем еще и я в эту историю влетел, и почему нам друг другу ничего почти объяснять не приходится, сразу все ухватываем?.. Попробуй на все эти вопросы сразу ответить. Или, чтоб тебе легче было - вот технический намек: если пистолет разобрать, а потом с любым количеством посторонних железок перемещать, все равно кроме того же пистолета ничего осмысленного собрать не удастся... - Идею понял, только при чек тут сходство? Детали-то все равно все разные. И ствол на затвор никак не похож... - К словам цепляешься. Я, кстати, не "сходство" сказал, а "подобие". Конгруэнтность, если угодно. И мы, возможно, элементы некоей социальной конструкции, которая, как и пистолет, стреляет только в сборе. - У Андрея своя теория на эту тему есть. Он говорит - "люди одной серии". - Тоже неплохо, что еще раз подтверждает мою мысль. Оттого и жизнь у всех нас, без всякой посторонней помощи, сложилась почти одинаково. Смотри - одних практически лет, все - холостые... - Сашка - женатый, - вставил Олег, увлекаясь рассуждениями Воронцова. - Не влияет. Если и женат, то неудачно. Нормальные женатые мужики с холостыми друзьями быстро контакты теряют... Дальше слушай. Все - холостые, все, по нормальным меркам - неудачники (но сами про себя мы так не считаем, ибо неудачники мы только в той системе координат, которую не приемлем в принципе). Насколько я понял, разногласий по проблеме отношения к пришельцам и к Ирине у вас не было? Все совершалось при полном единомыслии сторон? - Так, - кивнул Левашов. - Чего же тебе еще? И мое предложение прошло сходу, практически без возражений, а я с твоими друзьями вижусь и говорю впервые в жизни. Да и вот еще... - Воронцов чуть было с разгону не сказал, что и его история с Антоном поразительно совпадает по схеме и даме по деталям с приключениями Берестина. Только там обошлось без войны. Но вовремя остановился. Рано еще Олегу об этом сообщать. И махнул рукой. - Впрочем, хватит и этих примеров. Вывод ясен. Не знаю, почему так получается, но чувствуется тут своеобразная предопределенность. Законы природы, может быть... Мимо неторопливо прокатилась машина с зеленым огоньком, и Левашов перебил Дмитрия: - Во, мотор - хватаем!.. Воронцов придержал его за локоть. - Пусть едет. Вон уже и метро. - Чего ради, на такси пять мигнут - и дома... - Было б куда спешить. - Слушай, что ты раскомандовался? То не так, это не так. Объяснил бы хоть... - Тынянова читал? Есть у него момент. Павлу Первому докладывают: "Поручик Синюхаев, умерший от горячки, оказался живым и подал прошение о восстановлении в списках", на что Навел накладывает резолюцию: "Отказать по той же причине"... Усек? Они вошли в пустой, неярко освещенный вестибюль станции, и когда опускали пятаки в прорези турникетов, пожилая дежурная крикнула им из своей кабинки: - Поспешите, ребята, скоро переходы закроем... В вагоне Воронцов, отвыкший от Москвы, так долго смотрел на схему, что Левашов не выдержал: - Чего тут думать, до Краснопресненской, пересадка, и на Пушкинской выйдем... - Не, по-другому поедем. Сначала вот сюда, у меня машина на улице брошена. Заберем, и своим кодом на базу... Воронцов сел за узкий диванчик в углу вагона, снизу вверх посмотрел на Олега: - А ты чего стоишь? Минут десять еще ехать. - Я в метро отвык сидя ездить. Рефлекс выработался, - ответил Левашов, но тем не менее опустился рядом, вытянул ноги, помолчал и вдруг спросил: - Слушай, Дим, тебе что, действительно совсем не страшно? - А тебе страшно? - Да в общем не по себе... Хожу по улицам и озираюсь, как беглый каторжник. А то представляется, что я - вообще не я, а персонаж из фильма ужасов. Видел я недавно один... - Левашов передернул плечами. - Страх есть благодетельное чувство, предостерегающее от многих опрометчивых поступков. Ладно, бог даст, прорвемся. Плохо, что мы не знаем пределов их могущества... - Я думаю, что уже знаем. То, что уже случилось, и есть предел. Иначе бы они нас давно прищемили. - Хорошо бы... - с сомнением сказал Воронцов и встал. Поезд начал замедлять ход. Только они двое вышли на перрон, и огромный безлюдный зал выглядел непривычно, даже пугающе, будто декорация к фильму, о котором говорил Левашов. - Давай быстрее, час уже... - Олег быстрым шагом заспешил к переходу. Прыгая через две ступеньки, друзья поднялись по лестнице, свернули в плавно изгибающийся тоннель. И остановились, оба сразу, словно уперлись в невидимый барьер. В самом изгибе тоннеля, поперек прохода, стояли два милиционера в полном снаряжении, при оружии и рациях, капитан и старший сержант, и вид у них официальный и неприступный донельзя. Пройти мимо них просто так, как ни в чем не бывало, казалось совершенно невозможным. Секунда или две, пока капитан не нарушил свое особое, многозначительное молчание, показались Левашову очень длинными. - Вы задержаны, - сказал капитан ровным голосом. - Вам придется пройти с нами. - Почему вдруг? - спросил Воронцов точно таким же тоном. - Мы, кажется, ничего не нарушали. - Где нужно, вам все объяснят. - Не выйдет, нас нельзя задерживать. Я, например, депутат... - и Воронцов опустил руку во внутренний карман. Дальше все произошло настолько быстро и неожиданно, что Левашов, собравшийся вмешаться в разговор, так и застыл с полуоткрытым ртом. Воронцов выдернул руку из кармана, выбросил ее вперед, и капитан тоже сделал резкое движение навстречу блеснувшему металлу. И не успел. Гулко, словно кувалдой по стальному листу, ударил выстрел. Левашов даже не понял, что произошло, и капитан еще не начал падать, а Воронцов крутнулся на каблуке и из-под руки два раза выстрелил в сержанта. Тот согнулся, прижав руки к груди. Третий выстрел сбил с него фуражку, и она покатилась по красным плиткам дола. Острый пороховой залах повис в неподвижном воздухе. Левашов, оцепенев, смотрел на лежащие у его ног тела в серых кителях. Воронцов схватил его за руку и сильно рванул. - Ты что, мать... - рявкнул он и поволок его за собой. Они скатились вниз по уже выключенному короткому эскалатору, слыша нарастающий гул подходящего последнего поезда. Пустые вагоны ярко светились изнутри, и до них было совсем недалеко - через зал и перрон, - но уже раздался ласковый женский голос: "Осторожно, двери закрываются", и тогда Левашов рванулся вперед, как спринтер на Олимпиаде за ускользающей победой, вцепился в обрезиненные створки, удержал, пока вслед за ним не протиснулся в сжимающуюся щель Воронцов. ...В отдалении дремал на диване подгулявший полуинтеллигент в сползшей на очки капроновой шляпе. Левашов опасливо на него оглянулся и показал глазами на руку Воронцова, в которой тот по-прежнему сжимал пистолет непривычных очертаний. Говорить он пока не мог, переводя дыхание. Дмитрий дернул щекой и сунул "Беретту" в брючный карман. Склонил голову, словно прислушался к своим ощущениям, и переложил его на старое место, во внутренний карман пиджака. И до следующей станции они промолчали. Так же молча поднялись наверх, не глядя на дежурного милиционера и друг на друга, вышли на улицу. И только в тупике между старыми трехэтажными домами Воронцов остановился, стал закуривать. - Зачем? Что ты наделал? - голос Левашова срывался. Воронцов осмотрелся по сторонам, еще раз затянулся поглубже. - Не врубаешься, что ли? Это опять они... Только как они нас перехватили? Дмитрий был уверен, что система защиты, предложенная Антоном, сработает. И вот... Неужели он со страху стрелял в настоящих людей? Нет, не может быть. Милиции к ним цепляться просто не за что, да и работают там иначе. И выглядели "сотрудники" слишком плакатно-уставно: сапоги надраенные, аж с синими искрами, ремни необмятые, в лицах непреклонность... - У тебя с собой, случаем, ничего из ихних железок не осталось? - спросил он. - Нет... - машинально ответил Олег. И вдруг хлопнул себя по боку. - ...Вот же!.. - Он достал из кармана и показал Воронцову тускло блеснувший
в начало наверх
золотой портсигар. - Что это? - Воронцов взял его, подкинул на ладони, попробовал открыть. - Не нужно... Это Иринин. Такая штука, вроде как многоцелевой манипулятор. И средство связи, и дистанционный преобразователь... - Он не успел договорить. - Так какого ж ты.. - Вспышка ярости Воронцова была внезапной и бурной, Олег почувствовал себя матросам, попытавшимся закурить на палубе танкера во время погрузки. Но так же быстро, как Воронцов вспылил, он успокоился. - Впрочем, ты-то тут при чем... Штука хоть ценная? - Кроме моей установки, ничего ценнее я на Земле не знаю - Ну, это еще как сказать... Ладно. Если доберемся живыми - спрячем. Хрен найдут. Только... Ты здесь подожди. Вдвоем не нужно... - и Воронцов протянул Олегу свой пистолет, от которого до сих пор попахивало пороком. - Держи. Если что - до последнего патрона. Их там еще двенадцать. Только не ошибись, в кого стрелять... - Нет... Я все равно не смогу, - отказался Левашов. - Как знаешь. Толстовец... Если другие - то пожалуйста, а сам - так нет, - беззлобно сказал Воронцов. - Тогда давай так. Клади свое сокровище хоть вот сюда... - Он привстал на носки и едва дотянулся до карниза над головой. - И жди, посиди в сторонке. Наблюдай. Надеюсь, за десять минут они дом не сдернут, как твой. А я сейчас... - и скрылся в темноте. Вернулся он даже быстрее, чем обещал. Остановил машину у газона, с контейнером от "Книги" в руках прошел в тупичок, снял с карниза "портсигар", спрятал в контейнер, туго обмотал крышку изолентой. "Будем надеяться, - подумал он, - что детекторы у них не мощнее, чем у форзейлей. Не учуют..." Окликнул Левашова: - Поехали. - И, чтобы отвлечь внимание Олега от своих манипуляций и от контейнера, объяснить суть которого было бы затруднительно, заговорил с напором: - Я чего не понимаю - как они нас еще там, у Берестина, с твоей игрушкой не засекли. Засветил ты и ту явку, куда теперь деваться - не представляю... - Нет. Блока там не было. Он у Сашки в багажнике мотоцикла лежал. - Все равно непонятно. Отчего-то пареньки все время запаздывают. Или вправду каждую акцию в десяти инстанциях согласовывают? Больше ничего нигде не осталось? Подумай. - У меня - ничего. А у Берестина еще одна вещь есть. Где - не знаю. Давно не видел. Может - в сейфе? - У него и сейф имеется? - Есть, старинный, когда дома по соседству ломали, в мусоре нашел. Капитальный, хоть и маленький. Стенки - сантиметров двадцать. - Может, потому и не обнаружили. Давно та штука у него? - Как тебе сказать? По одному счету - месяца три, по другому - год. - Понятно. Доедем живыми - сразу начнем к эвакуации готовиться. Ловить больше, как говорится, нечего. Обложили нас намертво... На проспекте Мира Воронцов резко прибавил газу. Ему сейчас сильно хотелось как следует выпить. Это Олегу кажется, что ему на все наплевать. А по людям стрелять, даже зная, что они не люди, все равно тяжело. Он вспомнил про очередной подарок Антона и протянул Левашову листок. - Посмотри пока. Есть тут какой-нибудь смысл, или полная ерунда? Левашов при свете уличных фонарей, проносящихся над крышей машины, несколько минут всматривался в схему, шевеля губами, потом с недоумением повернулся к Воронцову, по лицу которого скользили то розовые, то синеватые блики. - Откуда это у тебя? Ты сам понимаешь, что здесь нарисовано? - Естественно. Хотя и в общих чертах... - Нет, Дим, ты со мной дурочку не валяй... Я десять лет этим занимаюсь, а до такого не додумался. И как просто все! - А гениальное все просто. Так сумеешь сделать? - Или я совсем дурак, или Андрей прав... - Теперь Левашов смотрел на Воронцова, как на дрессированного осьминога, незнамо как оказавшегося за рулем летящего по Москве автомобиля. - Смотри, только не вздумай с перепугу на ходу из машины прыгать. Придется заняться расширением твоего кругозора. Только давай - когда приедем. А я - все равно я, тут можешь не сомневаться. 7 Новиков никогда не мог объяснить даже самому себе механизм возникновения у него новых идей. Он даже подозревал, что никаких новых идей у него вообще не возникает, а они как бы заложены в нем изначально. И по мере необходимости извлекаются из подсознания. А ему остается только отшлифовать их и "подогнать по месту". Так было всегда, насколько Андрей себя помнил. Вот и сегодня, когда зашел разговор о проверке воронцова. Только что и мысли об этом не было, а через минуту он уже знал все детали предстоящего... Он отозвал в сторону Шульгина и как бы между прочим спросил: - Отоспался как следует? - Нормально. Почти двенадцать часов придавил. - Молодец. Потому что сегодня вряд ли придется... А завтра с работой как? - Что ты опять придумал? - почувствовал для себя недоброе Шульгин. - Дело. Как раз по тебе. Сказано же - не зарывайте свой талант в землю. Так сумеешь еще на пару дней от службы освободиться? - Не вопрос. Мне шеф чертову уйму отгулов должен. - Ну и порядок. А то у нас с Олегом сомнения возникли, не австрийский ли шпион наш новый друг капитан Воронцов? Наводит на размышления его ленинградский вариант. Что может быть удобнее - выманить Ирину из-под нашего прикрытия и взять на конспиративной квартире... Тем более, если они поверили в нашу дезу, что мы с тобой тоже приезжие. - Литературщиной отдает. Сколько уже про это читано: хоть "Семнадцать мгновений" взять, хоть "Крестного отца"... - А откуда им новых вариантов набраться? Они ж на наших материалах подготовку проходили, а литература есть учебник жизни. - Ладно, ты у нас теоретик. От меня что требуется? - А вот слушай. ...Шульгин свернул за угол, в проезд Художественного театра, и простоял там, пока не отъехала "семерка" Ирины. Почти бегом вернулся в мастерскую Берестина и начал переодеваться. Пока Воронцов занимался билетами, Новиков сумел через друзей из МИДа достать бронь для Шульгина и съездил к нему домой за костюмом и всем необходимым. Не более чем за двадцать минут Шульгин почти неузнаваемо изменил свой облик, благо жена его была артистка и все необходимое дома имелось. Еще через полчаса он уже был на перроне Ленинградского вокзала и демонстративно прохаживался перед глазами друзей, небрежно помахивая кейсом со всякой мелочью, потребной в обиходе частнопрактикующего ниндзя. Он ощущал себя в своей тарелке, и ему было весело. Многие знатоки высказывали не раз обоснованные сомнения в том, что он мог изучить тонкости профессии исключительно по старинному руководству. Шульгин же в ответ простодушно разводил руками, ссылаясь на врожденные способности и, возможно, гены, ибо кто из истинно русских людей может ручаться за свое происхождение? Разве только Новиков с его выписками из Бархатных книг. В действительности все было довольно просто. Еще на Дальнем Востоке он начал заниматься самостоятельно и быстро понял, что ничего из этого не выйдет. Но как часто случается - ищущий да обрящет. В Хабаровске он встретился с группой ребят, изучавших каратэ под руководством дипломированного сэнсэя, прозанимался с ними почти два года, параллельно подгоняя под эту базу нужные ему рецепты японского трактата. А уже в Москве, в период увлечения богемной жизнью, близко сошелся с известным в прошлом артистом-престидижитатором, брал уроки у него и его коллег, вечерами пропадал за кулисами цирка на Цветном бульваре и репетировал вместе с жонглерами, метателями ношей и другими специалистами оригинальных жанров. В итоге из творческого соединения всех достаточно разнородных навыков и умений и получилось то, что он не без успеха выдавал за древнее искусство средневековых самурайских рейнджеров. Но, как бы там ни было, с точки зрения авторов закона о недопущении самостоятельного изучения боевых видов экзотической борьбы он был человек опасный. Невзирая на то, что никогда не испытывал намерения употребить свои способности во зло. И вообще Шульгин считал, что как владение приемами рукопашного боя, так и право на ношение оружия всегда полезнее возможной жертве, нежели преступнику. К сожалению, все его способности годились до последнего времени только для забав и развлечений приятелей обоего пола. И вот только сейчас пробил наконец его час. Вся мощь галактической цивилизации, и против нее - он. Две изящные руки хирурга и пианиста, да к ним голова, в которой ума, хитрости и веселой бесшабашной изобретательности куда больше, чем мог предположить даже самый близкий ему человек. Пожалуй, и Новиков не до конца представлял себе истинные Сашкины возможности. Не зря Шульгин со школьных лет накрепко запомнил правило американских ковбоев: "Умеешь считать до десяти - остановись на восьми". В купе он забросил кейс на верхнюю полку, распустил узел галстука и потом долго объяснял проводнице на ломаном английском и русском, что он гражданин республики Фиджи, едет в Ленинград на конгресс вулканологов и очень боится проспать и проехать мимо. Зачем это было ему нужно, он и сам не знал, но с тупой настойчивостью продолжал доказывать девчонке из студотряда, что ему объяснили, будто поезд идет до Хельсинки. Вконец замороченная студентка плюнула, выразилась словами, которые в напечатанном виде можно увидеть только в словаре Даля с дополнениями Бодуэна де Куртене, и пообещала разбудить тупого азиата сразу после Бологого. После чего Шульгин отправился по составу в вагон, где ехали Берестин с Ириной. Заглядывая в каждое купе и извиняясь по-японски, он выяснил, что никаких подозрительных лиц в поезде не просматривается. Ни Алексей, ни Ирина его не узнали. Он занял позицию в отсеке перед туалетом, где только и разрешалось курить. Там он и провел все пять с половиной часов. Минут за двадцать до финиша он наведался в свой вагон, забрал кейс, сообщил проводнице, что проснулся сам, и на Московском вокзале вплотную пристроился к своим подопечным. К его счастью, Берестин хорошо знал город и не стал ловить такси, чтобы проехать пятьсот метров до улицы Рубинштейна, где квартировал Воронцов. Оставаться невидимым на еще безлюдном Невском для него не составило труда. Квартира Воронцова помещалась на верхнем этаже краснокирпичного дома, рядом с "пятью углами". Шульгин проводил Ирину с Алексеем до самой облезлой коричневой двери и постоял немного, вслушиваясь. Все пока было спокойно. Прыгая через три ступеньки, он легко слетел вниз, пересек узкую улицу и поднялся на верхнюю площадку подъезда напротив. С помощью портативного бинокля он долго наблюдал сквозь просветы в шторах, как Берестин с Ириной устраиваются, с усмешкой удовлетворения отметил, что Алексею пришлось устанавливать для себя раскладушку на кухне, мысленно извинился перед Ириной, что из чувства долга вынужден наблюдать за процессом ее переодевания в ночную рубашку, и только когда она легла, с головой укрывшись одеялом, Шульгин посмотрел на часы. "Да, - сказал он себе. - Им-то хорошо. Сейчас 6:35. Часа три они еще проспят, мало им было поезда. А я тут сиди, как дурак. А потом весь день придется таскаться за ними по городу. И вся выгода - бесплатный стриптиз. И даже без музыки. Моим коллегам - частным детективам на Западе - небось побольше платят. Ну да ладно, не корысти ради... Но с Андрея за подтверждение Иркиного целомудрия я слуплю... Если все будет хорошо, - суеверно предостерег он себя. - Еще не вечер..." И отправился искать, где в этот ранний час можно перекусить быстро и недорого. И он действительно ходил за ними весь бесконечно длинный день, и по центральным улицам, и да "Ракете" до Петергофа, а потом по длинным аллеям парка, а в самом конце дня еще и по линиям и галереям Гостиного двора. Ходил, все больше убеждаясь, что на этот раз Андрей в своих расчетах и предположениях дал маху, потому что если бы пришельцы действительно знали о местонахождении Ирины и собирались ее захватить, то сделали бы это еще утром, за глухими стенами квартиры, а раз такого не случилось, то и дальше ничего не случится. Но в общем-то все правильно, думал он дальше, известно же, что отрицательный результат - тоже результат, и теперь можно общаться с Воронцовым без опаски. Ноги у него давно уже гудели, и вообще устал он до крайности, потому что ждать да догонять плохо, как известно, но куда хуже водить кого-нибудь на коротком поводке, так, чтобы и оставаться незамеченным, и по
в начало наверх
возможности быть рядом на случай чего. Тем более, что Берестин вел себя неспокойно, часто оглядываясь, очевидно, спасаясь того же самого. Врагу не пожелаешь такой работы. Да еще и без подстраховки, без подмены. И чем дольше все это тянулось, тем длиннее становился счет, который он собирался предъявить Новикову. Только один раз представился ему случай слегка развлечься. Надо же было такому случиться, что в Гостином дворе, на Садовой линии, где Ирина покупала какую-то женскую мелочь, ею заинтересовался настоящий, серьезный щипач-карманник. Шульгин точно определил момент, когда вор приготовился взять у нее кошелек, и, притершись к нему в толпе, провел ущемление локтевого нерва рабочей руки. Никто так и не понял, отчего представительный мужчина вдруг сел на затоптанный пол, подвывая от боли. А больше ничего интересного не случилось. Глубокой уже ночью, когда поднадзорные вернулись домой из артистического кафе, улеглись по-прежнему в разных помещениях, и в окнах погас свет, Шульгин спрятал в кейс бинокль и, пошатываясь от усталости, пошел по Невскому к вокзалу. Постоял на углу площади, оглянувшись на город, который так и не увидел за сутки, сокрушенно махнул рукой. - Ну что ж. По крайней мере, я сделал все, что мог. Кто хочет, пусть сделает лучше, - слегка исказив, произнес он вслух латинскую поговорку. Утром он доложил Новикову все, что счел нужным, в последний момент удержав при себе заготовленную фразу: "А еще, честь имею доложить, мадемуазель Ирен оказалась восхитительно сложена". Вовремя вспомнив свое же жизненное правило. - Вот и хорошо, - несколько рассеянно кивнул Новиков. - А мы тут без тебя еще кое-что придумали. Грандиозное. И события всякие произошли... - Я же говорил, добром это не кончится, - ответил Шульгин, выслушав краткое изложение событий последних суток. - Одиссей, Одиссей... Вот тебе и Одиссей. С вами только свяжись. Причем, кто из нас Одиссей, пока не ясно, а вот что моя жена не Пенелопа, это исторический факт... 8 На то, чтобы собрать приставку в первом, упрощенном варианте, Левашову потребовалось меньше суток. Правда, выглядела она, как и многое другое, выходившее из рук Олега, довольно примитивно - технически некультурно, как он сам выразился. Гирлянды проводов, наскоро припаянные контуры, пакеты печатных плат, какие-то неизвестные Воронцову блоки, выкорчеванные из цветного телевизора, новиковского компьютера "Филипс" и даже принадлежавшего Берестину двухкассетного "Шарпа". Работать это устройство могло бы, наверное, только в фильме о сумасшедшем изобретателе. Но ни Воронцов, ни Левашов в успехе не сомневались, хотя и по разным причинам. Во время монтажа Олег не раз и не два вспоминал пришельцев самыми неодобрительными из известных ему слов. Если бы не их хамская выходка с похищением квартиры, все получилось бы втрое быстрее и впятеро лучше А так, несмотря на то, что Воронцов несколько раз ездил с записками Олега по разным адресам и привозил от спекулянтов тщательно подобранные по кондициям наборы радиодеталей, выходная камера получилась объемом всего только в один кубометр. - Мало, конечно, но пока хоть так, - сказал Левашов, откладывая паяльник. - Потом переделаю, на японских микросхемах. Теперь часок послать бы, и можно начинать испытания... - Что, и выдержки хватит? - не поверил ему Воронцов. Посчитал, что позирует Олег, научившись этому от Новикова с Шульгиным. Сам бы он не утерпел. - При чем тут выдержка, - рассеял его сомнения Левашов. - Тут наладки часа на три, а то и больше, а у меня и руки дрожат, и глава не смотрят... В расчетах своих Левашов и тут не ошибся, возиться с наладкой и настройкой ему пришлось даже чуть больше, чем три часа. Но зато когда все, на его взгляд, было - в полном порядке, он посмотрел на Воронцова с нескрываемой гордостью. - Ей-богу, я-таки молодец. Без "брешешь". Конечно, Ирина мне помогла здорово, и твой чертежик тоже, но я бы и без них справился. Тут главное - идея. А ты говоришь - пришельцы... Нобелевскую по физике я наверняка заработал!.. Воронцов слушал его, а сам думал, какие же грандиозные возможности таятся в людях, неведомые им самим, если рядовой инженер Олег буквально из ничего создал такую штуку. И что совсем не дураки пришельцы всех мастей, окружившие Землю своим пристальным вниманием. Он не понимал физического и математического смысла совмещенного пространства-времени, но практические выводы были ему доступны вполне. И нет никаких сомнений, что другой изобретатель-одиночка, или, скорее, научный коллектив в любой момент может открыть или выдумать нечто другое, для чего и названия нет, но окончательно перевернуть все наши представления о мире. От таких мыслей становилось и весело, и жутко, и озноб пробегал по спине - как в тот раз, когда он выходил на боевое траление, а оркестр на пирсе играл "Прощание славянки". - Так с чего начнем? - прервал его философические размышления Левашов. - Заказывай... - Да я как-то и не соображу. Оно ведь все равно в принципе. Если только для истории, для мемуаров и некрологов... Не будешь же писать потом, что первым предметом, извлеченным из потустороннего континуума, оказалась бутылка виски "Джонни Уокер". Так что давай что-нибудь более идеологически выдержанное. - Хорошо. Тогда я сразу начну свои проблемы решать. А то ведь я сейчас как инженер Смит на Таинственном острове. Отвертка - и та не своя... Он начал, шевеля губами, как малограмотный при письме, избирать какие-то комбинации цифр, букв и иных знаков на клавиатуре. Внутри серебристых ящиков возникло и стало нарастать ровное трансформаторное гудение, между медными прутьями кубической конструкции, которая и являлась центральным элементом установки, заструилась голубоватая завеса ионизированного воздуха и начали проскакивать искры. - Кожух надо будет поставить, - озабоченно сказал Левашов, - тут напряжение под сто киловольт... Воронцов не заметил, как и что произошло, но в следующую секунду внутри камеры ниоткуда возник аккуратный, в красно-черном корпусе компьютер "Атари". - Порядок, - сказал Левашов. - Теперь я подключу его вместо этого барахла, и дело пойдет... И дело действительно пошло. Когда за окнами рассвело, уже не только Левашов, но и Воронцов наловчился управлять установкой почти свободно. Попутно Олег в доступной форме объяснил ему не только практическую, но и этическую сторону вопроса. - По сути можно было бы и не возиться. Тот же эффект достигается и напрямую. Я бы мог организовать совмещение с любой точкой на Земле, к примеру - со складом готовой продукции той же "Сони". Заходи и бери, что нужно. Кстати, и размер камеры не лимитировали бы... - Так в чем вопрос? Может, и вправду не стоило велосипед изобретать? - Потому я об этике и заговорил. Это ведь уже будет кража или даже грабеж? Кому-то расплачиваться придется за наши дела, люди пострадают. "Надо же, - подумал Воронцов, - у Олега еще и на нравственные размышления время остается". Сам он, честно сказать, этот аспект в виду не имел совершенно. Велика ли беда, если у классовых врагов позаимствовать кое-что? Тем более, что на общечеловеческое, в конце концов, дело. Он настолько уже ощущал себя участником пусть и не объявленной, но войны, что считал реквизицию необходимых для ее ведения средств вполне законной. - А в твоем варианте откуда товар берется? - В принципе оттуда же. Только подсказанная твоим приятелем схема, обнаружив нужный предмет, дублирует его, снимает копию ка молекулярном уровне. И запоминает. Так что в дальнейшем копирование раз найденного изделия происходит автоматически. По мере надобности. - Так это ж какой объем памяти нужен? Чтобы по молекулам запомнить один только компьютер? Левашов усмехнулся. - Тут совсем другие принципы. Когда в мастерской появились Новиков с Шульгиным, подготовка к экспедиции была уже в полном разгаре. Шульгин вошел первым, веселый и чем-то возбужденный, остановился на пороге, стряхивая капли дождя с потертой кожаной куртки, и вдруг замолчал, увидев установку, пол вокруг которой был завален ящиками, коробками, палатками, спальными мешками и прочими необходимыми в дальнем путешествии вещами. - Так, - сказал он, оборачиваясь к Новикову. - Как видишь, они здесь времени не теряли. Судя по всему, решение принято без нас... Подошел, сдвигая ногой в стороны мешающие ему предметы, прочел вслух надпись на ящике с консервами, поцокал языком. - Ну и что тут у вас? Рот изобилия? Скатерть-самобранка? Полевой синтезатор "Мидас"? Или шкатулка Пандоры, наконец? - спросил он, демонстрируя сообразительность и умение оценивать обстановку. Правда, особых способностей и не требовалось, чтобы догадаться, что импортные товары двух десятков наименований и в таких количествах естественным образом в квартире среднего советского гражданина появиться не могут. Левашов в двух словах ему все объяснил. - Годится, - кивнул Шульгин. - Но желаю видеть лично. Блок сигарет "Данхилл" можешь? - Прошу... - Олег, словно пианист-виртуоз, пробежал пальцами по кнопкам. Шульгин повертел упаковку перед главами, распечатал, вытащил сигарету и с сомнением закурил. При этом он, вдыхая дым, поднимал лицо кверху и прикрывал глаза. После третьей затяжки он кончил валять дурака и нормальным голосом сказал: - Без обмана, разницы никакой... А Воронцов в это время наблюдал за Новиковым. Тот отчего-то в разговоре не участвовал, смотрел на происходящее со смутной улыбкой, будто его здесь вообще ничего не касалось. И поводов для ажиотажа он не видел. И с неожиданным раздражением Воронцов подумал, что слишком все здесь похоже на провинциальный театр. Каждый не живет, а старательно исполняет раз навсегда избранное амплуа. И вдобавок переигрывает. Чтобы зритель, упаси бог, не перепутал, кто есть кто. Нормальный, без затей, человек никогда не следит за каждым своим словом и жестом, он может и глупость сказать, и повести себя неадекватно... А эти ребята - нет. Самоконтроль - как раковина у рака-отшельника. Он подошел к Новикову и спросил, чем он так озабочен. - Я просто просчитываю, сколько и чего нам еще потребуется по максимуму. На случай, если в ближайшее время нам не удастся вернуться. - Но максимуму нам нужно практически все, что бывает на свете. А вот на полгода автономного плавания потребность рассчитать стоит. И тут же переменил тему, спросил, не произошло ли за минувшие сутки с ним или Шульгиным чего-нибудь необычного, что можно истолковать в известном смысле. - Нет. Насколько я могу судить - ничего. С Сашкой - тоже... - Вот и слава богу. Возможно, они нас пока потеряли. Но отрываться пришлось с боем. Выслушав рассказ об эпизоде в метро, Новиков только покрутил головой, не выразив вслух своего отношения. И Воронцов не стал дальше развивать тему, тем более, что Левашов громко сообщил, что готов к выходу на режим перехода. ...И вот снова открылась дверь из московской квартиры в иной мир, неизвестно где расположенный, в сотнях световых лет или нескольких миллиметрах от нашего мира, и оттуда задувал теплый, пахнущий цветами и лесом ветер, и в пасмурной мастерской снял луч чужого жаркого солнца. Олег перегнулся через край рамки и коснулся рукой густой зеленой травы на той стороне. Пересечь границу и ступить на почву чужой планеты довольно долго никто не решался. Все четверо стояли и смотрели, не говоря ни слова. Войдешь туда, а дверь вдруг захлопнется, и где тогда искать обратный путь? Армстронгу на Луне было, наверное, все-таки проще... Первым проявил решимость Шульгин. Он переступил черту и замер на расстоянии вытянутой руки, по колено а густой траве. Где он был в этот момент? Он постоял там с полминуты, и вдруг быстро шагнул обратно. Вытер рукавом пот со лба. - Нет, ребята, это не дело. Хоть я и гусар в душе, но не до такой степени. Надо по науке. Проверить там все. На радиоактивность, наличие или отсутствие ядовитых газов, вредной микрофлоры... - И микрофауны, - вставил Новиков.
в начало наверх
- Именно. Это я беру на себя. Анализы мне наши институтские биохимики и микробиологи сделают, а остальное мы и сами... Радиометр возьмем, мышей белых можно запустить, не сдохнут ли. - Дилетантство все это, - сказал Новиков. - Три-пять параметров ты проверишь, а их там еще сотня, таких, что и в голову не придет... Начиная от спектра солнца. - Любое дело можно считать хорошо соображенным, если предусмотрено хотя бы тридцать процентов возможных последствий, оставив остальные семьдесят на волю случая... Это Наполеон так считал, - вскользь заметил Воронцов. - Что можно проверить - давайте проверим. Экспресс-анализы не показали ничего такого, чего можно было бы спасаться, и экспедиция, которую Новиков назвал, совершив небольшой плагиат, "Путешествием дилетантов", началась. На планете было великолепно. И пейзаж, и воздух, пахнущий горячим от солнца сосновым лесом, и ощущение беспредельного простора, первозданности, нетронутости нового для людей мира. Такой, возможно, была Америка пятьсот лет назад. Но стоило большого волевого усилия заставить себя отойти от квадрата, очерченного светящейся каймой, проема в бесконечности, за которым осталась полутемная мастерская, заплаканные дождем окна и Олег перед пультом. Новиков, Воронцов и Шульгин прошли около километра, путаясь ногами в высокой траве, распугивая многочисленных прыгающих насекомых, похожих на кузнечиков, достигли первых высоких деревьев, под которыми косо торчали три каменных клыка, как три противотанковых надолба, и остановились. Толстую чешуйчатую кору сосен прорезали совсем свежие, еще не заплывшие смолой царапины очень неприятного вида. - Не нравится мне это дело, - сказал Шульгин. - Как бы саблезубый кто-то когти точил. Не с нашим снаряжением здесь бродить... Воронцов оттянул затвор автомата "Узи". Он предпочел бы держать в руках нечто более надежное, вроде крупнокалиберного карабина, но выбор оружия определялся размерами камеры. - А все равно здесь здорово, - продолжил Шульгин, покосившись на металлический лязг. - Гляньте вон туда - совсем как у Шишкина "Лесные дали". Действительно, ландшафт наводил на такие ассоциации. К северу обширная поляна, плавно понижаясь, упиралась в стену мачтового соснового, а может, и кедрового леса, который простирался во все стороны за черту видимого горизонта. А видно было отсюда километров на пятнадцать, не меньше. На юг поляна, сужаясь клином, заканчивалась обрывистым мысом, вновь густо покрытым высоченными, метров по пятьдесят, а то и больше, двухобхватными соснами. А внизу, изгибаясь и взблескивая солнечными искрами, сливались две реки. Левая, главная - пошире, чем Нева перед стрелкой Васильевского острова, за ней на восточном, пологом берегу - всхолмленная равнина, покрытая зеркальцами озер, рощами и перелесками. Правый приток - втрое уже, его противоположный берег покрыт непроходимой и непроницаемой для глаз стеной зарослей. - Для базы местечко уникальное. Специально ищи - и не найдешь... - сказал Воронцов, подходя к краю обрыва и заглядывая вниз. Стена красноватого гранита, кое-где прорезанного глубокими расселинами, почти отвесно уходила в прозрачную темную воду. Воронцов поднял вверх автомат и дал три короткие очереди. - Салют в честь прибытия... - Что тут у вас? - раздался вдруг голос Левашова. Забытый увлекшимися друзьями, Олег услышал далекие выстрелы и вдруг сообразил, что нет ему никакой необходимости ждать их на месте, слегка повернул верньер настройки, и проем скачком переместился вперед на полкилометра. Еще две корректировки, и Левашов тоже ступил наконец на почву планеты, на которую, строго говоря, должен был выйти первым. Как первооткрыватель. - Это ты хорошо придумал, - сказал Новиков, оборачиваясь. - А я думал, оттуда все таскать придется... - Может, и хорошо, но лучше бы ты обратно лез, - вмешался Шульгин. - Стоит сейчас в Москве на минуту отключиться электричеству, да просто пробки полетят, и что тогда? Давай, давай, оттуда тоже хорошо видно, - и почти втолкнул Левашова назад, в мастерскую. ...Неожиданно возникла проблема, о которой никто заранее не подумал. Как быть с установкой? Постоянно держать канал перехода открытым было нельзя, потому что счетчик в прихожей у Берестина гудел, как истребитель перед стартом, и уже начала перегреваться проводка. А переместить аппаратуру на планету тоже было невозможно - фокусировка "окна" зависела от определенного положения самой установки. Задача - как поднять самого себя за волосы. Но и выход тоже нашелся неожиданный и изящный. Левашов вынес на поляну детали своего "репликатора", как назвал он приставку, вновь собрал его, но с камерой теперь уже пять на пять метров. - Надо будет - больше сделаем, материала хватит. - И в этой новой камере сдублировал СПВ-установку. Олег двадцать раз подряд включил и выключил канал и, не спуская глаз с приборов, сообщил, что поле работает абсолютно устойчиво, никаких сбоев нет, фиксация сохраняется с микронной точностью. Так что, обеспечив себя автономным энергопитанием, московскую установку можно отключить и начинать робинзонаду. - Меня твои слова не убеждают, - сказал Шульгин. - Эта штука вполне может сломаться на двадцать первый раз... - И что из этого следуете - спросил Левашов. - А ничего, - с достоинством ответил Шульгин. - Рекомендую изготовить еще одну, обеспечить каждую отдельным движком, запастись запчастями, а потом говорить. Не желаю помирать из-за того, что какой-нибудь диод-триод сделали сверх плана в конце квартала. - Резонно, - кивнул Воронцов, который последнее время больше помалкивал, чувствуя себя несколько лишним при решении чисто технических проблем. Зато, как человек военный, он немедленно объявил себя комендантом планеты, ввел осадное положение и приступил к организации обороны по всем азимутам. Под его руководством развернули три большие армейские палатки, поодаль установили два мощных дизель-генератора и склад горючего с соблюдением положенных мер противопожарной безопасности, перетащили в одну палатку припасы и продовольствие, в другой разместили аппаратуру, в третьей устроили жилой комплекс, под тентом - столовую и бар с музыкой. - А вот как же так, - спросил Шульгин, лежа на надувном матрасе, - все пишут, что землеподобные планеты - большая редкость, а может, их и вообще не бывает, а мы с первого раза - и так здорово попали? И природа, и климат, и стройматериалы под рукой, и пресная вода... После острова Линкольна - лучшее место для самых капризных Робинзонов. - Ну и поинтересуйся, какой информацией пользовались авторы тех теорий, - насмешливо ответил Левашов с превосходством тактика. Воронцов встал, с хрустом потянулся и небрежно, ни к кому специально не обращаясь, изрек: - Или вот еще вопросик того же плана - почему это по железной дороге, куда ни езжай, всегда приедешь на станцию, и как правило - с буфетом? Друзья переглянулись несколько даже ошарашенно. Вот вам и капитан. Такой поворот сюжета в голову никому еще не приходил. Задумались и долго молчали. Однако существовала проблема, которая не позволяла слишком уж отвлекаться на теоретические вопросы. Никто не забыл про зловещие царапины на дереве. Вокруг простиралась территория не просто безлюдная и экзотически прекрасная. В ней существовала своя жизнь и, скорее всего, достаточно высокоорганизованная. Простая логика подсказывала, что если флора столь напоминает земную, то и фауна должна быть примерно на таком же уровне, а это значит - и саблезубые тигры, и пещерные медведи, и что-то вроде волков, плюс любое количество неизвестных, но наверняка агрессивных форм. И, значит, располагаться на ночевку под защитой одного только палаточного нейлона было бы по меньшей мере опрометчиво. Пришлось заняться фортификацией. День на планете продолжался дольше, чем на Западе. По расчетам Воронцова часов двадцать. И большая часть из них уже прошла. Светило ощутимо склонялось к закату. Поэтому первым делом Дмитрий потребовал у Левашова десять коробок со спиралями Бруно. Это очень удобная штука. И к тому же забавная. Дергаешь рычаг на боку огромной зеленой кастрюли, и из нее с веселым звоном вылетает десятиметровая колючая пружина. Не пройти через такое заграждение и не проехать, разве только на танке. А зверей любых видов такое препятствие отпугнет, кроме всего, запахом металла, солидола и нитрокраски. Основание мыса в самом узком месте имело всего метров шестьдесят в ширину и отделялось от большой поляны естественным эскарпом почти в два человеческих роста с проходом-водомоиной посередине. Вокруг этих природой созданных ворот Воронцов и развернул работы. Перекрыв подходы с поля трехслойным колючим валом, он внимательно обследовал береговую черту, и только убедившись, что с этой стороны угроза маловероятна, крутые каменистые откосы доступны разве что подготовленным альпинистам, успокоился и объявил общий перекур. - В перспективе нужно будет оборудовать стационарное проволочное заграждение метров на сто дальше, а здесь неплохо бы соорудить частокол. Леса хватит. А то ведь мы здесь как на ладони. Неприятно... - Замок надо строить, чего уж там, - с легкой иронией сказал Новиков. - Замок не замок, а какой-никакой дом строить придется, - неожиданно серьезно возразил ему Шульгин. - Не в палатках же жить. - Дом - не проблема, - сказал Левашов. - В заграничных каталогах какой угодно коттедж найти можно. - Не то, - покрутил головой Воронцов. - Тут посолиднее надо, блокгауз такой бревенчатый, или вообще терем в древнерусском духе... - Он обвел рукой вокруг. - Пейзаж требует... - Не потянем мы... - Казалось, что Новикову просто нравится спорить с Воронцовым. Похоже, что опасения Левашова насчет соперничества двух лидеров начало сбываться. - Артель плотников из семи человек ставила двухэтажный терем дней за десять. - Так то ж были плотники, а мы... Тут на заготовку материала полгода уйдет. Неожиданно в разговор вступил Левашов. - Бросьте вы зря спорить. Есть у меня идея. Главное - хорошо все продумать и спланировать, а за постройкой дело не станет. Только на сегодня, я думаю, забот хватит. Давай, Сашка, принимайся за праздничный ужин, а я еще одно дело сделаю - и все. Он поднялся и ушел к своей установке, а минут через двадцать вернулся, неся перед собой сверкающий лист, точнее - даже плиту бериллиевой бронзы, на которой неизвестным способом была учинена каллиграфическая надпись: "Планета Валгалла. Открыта 23 августа 1984 года экспедицией в составе..." - и ниже имена и фамилии в столбик. Под волнистой чертой этот же текст повторен на английском. Но буквами поменьше. - Вот. Пусть все будет официально. Другие мнения есть? - Нормально. Тем более, как первооткрыватель имеешь право. Принимается... Шульгин тут же сбегал за бутылкой "Вдовы Клико" и с поклоном протянул ее Левашову. - Извольте-с... Из собственных ручек... Только чтоб непременно - вдребезги. Жизнь постепенно начала приобретать определенную надежность. Да и Валгалла стала как-то ближе, моментами первопроходцы даже забывали, что работают за бог знает сколько световых лет или парсеков от Земли, а не в сибирском, к примеру, студотряде, как в молодые годы. Разумеется, такому ощущению много способствовал тот факт, что в любую секунду мощно было открыть внепространственную дверь и оказаться в Москве. Сама мысль об этом успокаивала нервы. Воронцов по этому поводу заметил, что не случайно сейчас удаются самые головоломные начинания, от лыжного перехода через Антарктиду до поездки к Северному полюсу на мотоцикле. - Седов или Скотт знали, что им никто не поможет, и в сложной ситуации умирали, а нынешние землепроходцы в любой момент могут вызвать по радио спасателей и оттого в каждый данный час ощущают себя, как на воскресной лыжной прогулке. Уверенность в том, что тебе ничего не угрожает - великая вещь. Все равно, что пройти по одной доске, лежащей на земле. Не в пример легче, чем по ней же, но над пропастью... Кстати, Левашов экспериментальным путем установил одну интересную закономерность. При отключенном канале СПВ время на Валгалле никак не зависело от земного и, возвращаясь в Москву, наши герои попадали в один и тот же день, 23 августа, и получалось, что отпуска у них, таким образом,
в начало наверх
могут длиться вечно. Шульгина же особенно восхитила мысль, что и до возвращения из Кисловодска его супруги тоже вечность. - Уважил ты меня вещий Олег, - говорил он Левашову. - Я теперь тебя готов шампанским бесплатно поить на завтрак, обед и ужин. - Именно что бесплатно, - подчеркнул Новиков. - За свой счет он бы еще подумал, что выгоднее... Освоение планеты началось с астрономических и метеорологических наблюдений. В итоге было установлено, что сутки здесь длятся двадцать семь часов семнадцать минут и сколько-то секунд, тяготение - примерно ноль девять "же", кислорода в атмосфере около двадцати двух процентов, местное солнце по спектральному классу идентично настоящему Солнцу, и размеры его такие же, а лун зато три, но только одна имеет приемлемые характеристики, а две другие совсем маленькие и невооруженным глазом почти не видны. Короче - по всем показателям, не планета, а курорт общеоздоровительного типа. Особенно хороши были вечера. Дневные труды закончены, территория вокруг убрана от строительного мусора, на траве под навесом расстелена холщовая скатерть, багровое солнце сползает к дальним холмам, заречные дали уже подернулись густой жемчужной дымкой, свежесрубленные бревна пахнут сосновой смолой и парусными кораблями. Настроение у всех четверых благостное, умиротворенное. Суровая мужская еда - сало, картошка в мундирах, лук, чеснок, малосольные огурцы - разложенная на скатерти, и запах поспевающих шашлыков заставляют судорожно сглатывать слюну. Последние секунды перед ужином, достойно венчающим очередной день. - А молодцы мы все же, ребята... - щурится, глядя на солнце, Шульгин. - Ну, а то... - Теперь недельку отдохнуть бы, осмотреться, хоть километров на полста в радиусе, поохотиться, надо же знать, кто тут водится, и снова за работу... - Да, к слову, а где же все-таки наши клиенты? Хоть машина от них должна же была остаться? - вспомнил вдруг Шульгин. Поразительно, но за всеми хлопотами о пришельцах совершенно забыли. Но забыли, оказывается, не все. Воронцов, похоже, уже размышлял об этой проблеме, потому что ответил сразу: - Если я не ошибаюсь, они должны находиться примерно километров на сорок севере-восточнее, если принять, что наше место идентично центру Москвы и здесь применима наша система координат... - Верно, - сказал Левашов. - Я тоже упустил, что при перевозке я установку не перенастраивал. Сдвиг на Земле должен соответствовать такому же смещению на Валгалле. - А так даже лучше, - решил Шульгин. - Мы как-нибудь потом к ним съездим. На бэтээре. - Тебе еще и бэтээр понадобился? - И не только. Нужно скомплектовать арсенал на все случаи жизни. Я лично не сильно доверяю всей твоей технике. Завтра у нее полетят лампы - и все. Привет. - Дурак, там нет ни одной лампы... - А мне это без разницы, что лампы, что эти, как их, процессоры. Я не технократ, а гуманитарий и интеллектуал... - Видали мы таких интеллектуалов. - Ребята, давайте без дискуссий, надоело. Пусть Сашка занимается арсеналом, Дим - стратегическими проблемами, я - техникой, а Андрей украшает наш быт и отвечает за пищу духовную. Он человек творческий... - Верно. Если нам суждено здесь застрять, я желаю скоротать остатние полвека в комфорте. За таким легким трепом в стиле "звездных мальчиков" шестидесятых годов прошел один из вечеров "эпохи первоначального освоения", соединивший в себе и радость от уже сделанного, и надежды на будущее, и легкий хмель, при котором, как писал Ремарк, "человек счастлив прежде всего удесятеренным ощущением самого себя", и роскошный закат над могучей и все еще безымянной рекой. А под утро пошел дождь. Сначала он нерешительно начал постукивать по крыше, стенкам палаток, потом зачастил; торопливая дробь в какой-то момент захлебнулась, и на лагерь землян и окрестности лег ровный шелестящий гул вертикально падающих струй воды. Воронцов, внезапно проснувшись, сначала не понял, в чем дело, и ему показалось, что он снова на корабле, в море. Потребовалось определенное усилие, чтобы осознать, где он на самом деле. Дмитрий вышел на площадку под туго натянутым тентом, разминая сигарету, хотя не единожды зарекался до завтрака не курить. И замер, настолько неожиданно прекрасным показалось ему это раннее утро. Солнце не встало, но уже достаточно рассвело, чтобы видеть стволы деревьев на фоне серовато-сизого облачного неба, туман, поднимающийся над оловянной гладью реки, пузыри на лужах, седую от водяной пыли траву. И над всем этим - неутихающий, мерный, умиротворяющий шум никуда не спешащего дождя. Ясно, что он может идти так и сутки, и двое, и трое... И недоуменная мысль - если на Валгалле нет своей разумной жизни, то неужели до их появления здесь все равно вставало и садилось солнце, шли дожди, вспыхивали радуги - ни для кого? А вообще существует ли красота, если на нее некому смотреть? Он простоял так, наверное, не меньше получаса, ни о чем специально не думая, вдыхая пахнущий сырой землей и мокрой зеленью воздух, потом замерз и вернулся в палатку, так и не закурив приготовленную сигарету. Лег ка койку и неожиданно быстро заснул. Серый, сплошной и прохладный дождь действительно не перестал ни утром, ни к полудню, и вопрос о походе по окрестностям временно отпал. Зато у Новикова родилась идея и заслуживающая внимания мысль. В ходе разговора о постройке стационарной базы, не только удобной, но и долженствующей представлять здесь человечество, то есть отражать определенные эстетические и даже идеологические моменты, Левашов предложил, увеличив до возможных пределов пропускную способность своей аппаратуры, воспроизвести любое нужное и подходящее строение, до храма в Кижах включительно. Однако идея эта, несмотря на свою внешнюю простоту и привлекательность (Олег даже успел спланировать возможные варианты внутреннего оформления собора), большинством голосом не прошла. Сыграла роль психология первооткрывателей, не захотевших стать просто эпигонами. И вот тут Андрей и сказал: - А какого хрена мы мучаемся? У нас же есть дипломированный художник. Вызовем сюда Лешку Берестина и пусть сделает красиво. - О'кей, - согласился Левашов. - Канал я хоть сейчас перенастрою, а Алексей действительно может придумать то, что надо... Шульгин при этих словах скрестил руки на груди и изобразил на лице некоторое сомнение. Впрочем, вряд ли относящееся к художественным и архитектурным способностям Берестина. Новиков его сразу понял. - А вот это ты зря... - в голосе его прозвучали неожиданно мягкие, увещевающие нотки. - Не путай грешное с праведным. Я имею в виду только Алексея. - Ну-ну, - ответил Шульгин. Они вообще понимали друг друга более чем с полуслова, слишком многое в прошлом их связывало, включая и поверяемые тайны первых юношеских увлечений. - Нет, отчего же, - тут же отреагировал Шульгин, причем так, что Воронцов с Левашовым даме и не уловили предыдущего, - просто я уже устал состоять офицером для поручений... - А что делать, раз ты поручик? - улыбнулся Новиков, довольный, что Сашка воздержался от комментариев по сути вопроса. - Олега не пошлешь, он при технике, а Дим вообще человек новый. Я бы и сам пошел, но... - Ладно, сбегаю, - сказал Шульгин. Он действительно сбегал, дождался на уже привычной ему площадке дома напротив, пока уснет Ирина, и осторожно постучал в дверь. ...Задача, поставленная Берестину, была одновременно и крайне проста, и таила в себе хитрости архитектурно-эстетического плана. Дом, или, как он уже назывался попросту, форт, который решено было воздвигнуть как спорный пункт человечества на Валгалле, должен был обеспечить комфортабельное размещение, защиту от возможных природных катаклизмов, агрессивных действий местной разумной и неразумной жизни, не располагающей, конечно, осадкой артиллерией и ядерным оружием, гарантировать полную автономность на длительный срок и вместе с тем своим внешним видом достойно представить самобытную культуру и национальные традиции первопереселенцев. Пока Берестин трудился над эскизами и чертежами, расчетами потребных материалов и набросками интерьеров, на строительной площадке развернулись работы "нулевого цикла". Метрах в двадцати от края обрыва, у подножья колоссальных сосен, больше похожих на секвойи, разместили, а потом и выкопали с помощью двух экскаваторов котлован десять на десять метров. Вначале шел мягкий грунт, а потом ковши заскребли по сплошной гранитной подушке. И Воронцову пришлось вспомнить свою флотскую специальность минера и подрывника. Конечно, работа с минами заграждения и торпедами отличается от гражданской пиротехники, но только в деталях. И он вполне успешно бурил шпуры, начинял их итальянским пластитом, в щебенку дробил розовый зернистый монолит. - Надгробные памятники из него делать - цены бы не было, - усмехнулся Новиков, налегая на перфоратор и сплевывая попавшую на губы каменную крошку. - Ага. Особливо, если с травлеными портретами, - согласился Воронцов. - Счас как рванем - аккурат на миллион, если по десять тысяч за памятник считать... Дойдя до глубины в пятнадцать метров, решили, что хватит. Отбойными молотками подровняли стены, выложили из готовых бетонных панелей пол, стены и три этажа перекрытий, обшили изнутри пенопластовыми щитами и вагонкой, проложили водопроводные трубы к ближайшему ручью и вывели за обрыв канализацию. Получились трюм и машинное отделение. В них установили три пятисотсильных дизель-генератора, емкости на пятьдесят тонн соляра, аккумуляторы от подводной лодки. Выше хватило места для складов, мастерских и стационарного поста управления СПВ. Работали, разумеется, как хорошие армянские шабашники - часов по шестнадцать в сутки. И не потому, что было куда спешить, а от веселого трудового азарта, от непривычного ощущения, что работают для себя, от желания как можно скорее увидеть свои мечты и планы воплощенными в реальность. К этому времени Левашов прямо между деревьями натянул медные шины, подвесив их на многозвенных фарфоровых изоляторах, по углам установил медные же параболические отражатели, и получилась третья по счету репликационная камера размером как раз с товарный вагон. Теперь он мог воспроизвести в ней все, что угодно, вмещающееся в эти габариты. Ну а если бы что-нибудь там все же не поместилось, камеру можно было раздвинуть и еще. - Дошили, наконец, - сказал Шульгин, когда они сидели у костра за вечерним чаем. - С детства я коммунизм именно так и представлял. Правда, последнее время начал несколько разочаровываться. - Последнее время - это как? - с интересом спросил Новиков. - А вот как Олимпиада началась. Тогда и понял, что поспешил Никита Сергеевич. Посмеялись, хотя и невесело. Потом Берестин показывал свои чертежи и эскизы. Наибольшее впечатление произвел акварельный рисунок, на котором янтарно светился свежим деревом трехэтажный боярский терем. Казалось, снова вернулось детство с учебниками "Родная речь" на кремовой трофейной бумаге, в которых царь Салтан работы Билибина выходил на крыльцо такого же свежесрубленного дворца. - Оно, конечно, плагиат, - выразил общее мнение Шульгин, - но смотрится здорово. Знать бы еще, кто это может воплотить... - Есть кому, - ответил Левашов, до сих пор стойко хранивший в тайне свою идею. - У меня на Селигере проживает великолепный плотник и столяр, дядя Коля Абакшин. Попивает, как водится, но мастер... Топором "Сейку" починит. Давайте я с ним переговорю, он артель соберет, и за приличное вознаграждение чего хочешь сладит. - А как же?.. - спросил Новиков. - Да элементарно. Я ему вкручу. Скажем, так: строим писательский дом творчества. На машине ночь покатаю по лесным дорогам, и сюда. При хорошей зарплате и чарке в нужное время им любая география с астрономией до фени. А хоть бы и что - все равно ему никто не поверят... - Ну раз так - действуй. - Только сначала нужно материал заготовить. Что ж, при них машину включать будешь? - Тоже не проблема. А сколько? Ты считал, Леша? - Да кубов триста надо. Причем желательно бревно метров двенадцать в длину и толщиной полметра... - И чтоб дубовое... - Да хоть палисандровое, - сказал Левашов и пошел листать справочники, чтобы выяснить, какая фирма и где располагает запасами
в начало наверх
нужного строевого леса. ...Так все и получилось. Дядя Коля, незначительного роста, худощавый мужик с хитрыми глазами, не очень бритый и как бы не совсем трезвый (хотя и без запаха), прибыл со своей бригадой в восемь топоров, долго и заинтересованно изучал чертежи, походил по площадке, пересмотрел и перещупал бревна, бормоча под нос неразборчивые слова, покурил, глядя ка речную гладь, и лишь потом назвал свою цену. - Ничо, ничо, - успокоил он Новикова, приняв его за главного. - Контора твоя не обеднеет, бревна вон вертолетом тягаете, а оно в тыщу рублей час выходит, я цены знаю... "Вот дьявол хитрый, - ругнулся про себя Новиков, - а мы и не подумали, что дорог сюда никаких нет..." - По реке привезли, на барже. - Может, и да барже, а наверх-то все одно вертолетом, круча вон кака... Новикову осталось только соответствующей мимикой показать, что да, было дело, сам понимаешь, какое, и нечего вспоминать, и с тобой сговоримся, была б работа сделана. Бригада у дяди Коли подобралась уникальная. В том смысле, что и мастера опытные, и понимали друг друга с полуслова. Кроме самого необходимого, и разговоров на площадке слышно не было. А топоры у них... Сказка, а не топоры. Те самые, что и бриться можно, и карандаш чертежный заточить, ну и все остальное, само собой. Наука плотницкая тоже куда как непростой оказалась. Простую клеть срубить, четырехстенок - и то, а если сложные хоромы, составные, из нескольких клетей, связанных переходами, да с потайными углами, крыльцо на стояке, гульбище на выпусках, с вырезными сенями, шатер с повалами, терем и горницы... Колонисты Валгаллы и слов таких не слышали в своей жизни, а тут пришлось узнать. Конечно, инженерская смекалка Левашова и командирско-хозяйственные способности Воронцова тоже пригодились. Прежде всего - для рационализации традиционных приемов и способов деревянного зодчества. Самое трудоемкое в этом деле - пазы вдоль бревна рубить, углы опять же. Ну и ворочать бревна, наверх заволакивать... По-старому если, вручную, хорошие мастера только-только два венца в день выведут. Вчетвером. Восемь человек смогут и пять, но не больше. Еще ведь и подмостки делать надо, чтоб наверх бревна поднимать, укладывать, подгонять... Здесь и пригодилась техника. Станок, чтоб за одну прогонку пав прострогать, фрезы специальные для углов, автокран с грейфером. Так что плотникам осталась чисто творческая работа - бревна размечать и сборкой руководить, чтоб все куда нужно ложилось. Вывели первый венец, и сразу обозначился размах и мощь постройки. По обычаю, пришлось плотников угостить. Оказывается, с древности еще полагается три раза мастеров поить. Первый - как положат нижние венцы, второй - когда доведут до верхнего угла. И последний - как поставят коньковое бревно. Такая вот традиция. Не исключающая, впрочем, чтоб и каждый вечер тоже по стаканчику подносили. Но как бы там ни было, а попотеть пришлось всем. С раннего утра и до самой темноты. Топоры мелькали, завывали моторы станков, над площадкой витал специфический плотницкий фольклор. Еще и потому необходимо было плотников вечерок чаркой уважить, что сутки на Валгалле, как известно, были длиннее земных, и нетрудно представить, что в таком случае показывали часы. Закаты и рассветы ежедневно смещались на три часа и могли происходить и в полдень, и в два ночи, и в девять утра. Поэтому каждую ночь, когда плотники укладывались спать, приходилось перекручивать на их часах стрелки в соответствии с разработанным Левашовым графиком. А уж каких там очертаний созвездия на небе, мужиков интересовало мало. Наконец - закончили. Центральный терем вышел аж в тридцать восемь венцов. Стропила положили, коня и все что положено. Спросили только плотники: "А чем крыть будем, хозяева? Если железом - так одно, а можно и лемехом, как скажете..." Лемехом - это, как известно, тонкими осиновыми пластинами, фигурными. Традиционно, но и сложно, а времени лишнего сколько потребует... Но и железом не хотелось, стиль нарушался. Берестин, как автор проекта, подумал, прикинул и приговорил: крыть листовой бронзой, бериллиевой, нетускнеющей, да вдобавок и полированной. Выйдет - как купола на храмах. Хоромина получилась на удивление. Внизу - большой холл, сени, кухня, еще четыре комнаты под библиотеку, и наверху - холл поменьше, две горницы, шесть спален. И еще застекленная веранда в сторону реки, и открытая галерея поверху с навесом на резных балясинах. Заодно срубили и отличную баню, соединили с теремом крытым переходом, чтоб по холоду не бегать, потому что, согласно расчетам Воронцова, зимой в этих широтах вполне можно ожидать морозов градусов до пятидесяти. Так что не очень и набегаешься. Мужики оказались не только плотниками, но и столярами, и печниками тоже. На все руки, в общем. И камин сложили, и плиту в кухне, и четыре печи-голландки, каменку в бане. Живи и радуйся. И в завершение еще и украсили крыльцо и наличники по фасаду деревянным кружевом. Закончили все, повтыкали топоры в бревно у порога. - Шабаш, хозяева. Ставь магарыч. Поставили, конечно. Рассчитались с дядей Колей, и сверху против договора добавили. За такую работу не жалко. Платили, безусловно, настоящими деньгами, никаких фокусов с копиями. Другое дело, что для этого пришлось десяток "Шарпов" в московские комиссионки сдать. Но тут все по закону. Кроме того, Левашову пришлось как следует подумать насчет возвращения плотников к родным пенатам. Вряд ли поверил бы кто, если б мужики вернулись домой на другой день - и с большими тыщами. Участковый бы наверняка заинтересовался. А две недели - вполне подходяще. Еще и погордятся мастера, что такое дело так быстро отгрохали. Да никто и вникать не будет, уехали - приехали, а где были, да чего делали... Их слушай, они тебе такого расскажут. Однако бригадир дядя Коля явно заподозрил неладнее. И ежедневные возлияния не помогли. Во время перекуров и вечерами он как бы невзначай не раз заговаривал то с Новиковым, то с Левашовым по старой дружбе, с Сашкой само собой, только Воронцова сторонился. Не вообще, по работе он его уважал, а вот приватных разговоров избегал. То удивлялся, что река такая большая, а за все время ни одного парохода не проплыло, то начинал прикидывать, в какой стороне Москва, а где Кострома, где Вологда - по расчету времени в дороге и положению солнца. И отвлекать его внимание становилось все труднее. В конце концов, когда Новиков высказал друзьям свою озабоченность, Воронцов, усмехнувшись, сказал: - Ладно, я с ним поговорю. И поговорил. Отвел вечером в сторонку, огляделся - не подслушивает ли кто. - Тебя, Николай Семенович, зачем нанимали? Дом строить? Вот и строй. А остальное... Что такое секретный объект - знаешь? Тебя сюда ночью привезли, ночью и увезут. И про все забудь, где был, что видел... Слыхал поговорку: меньше знаешь - дольше живешь? Прием сам по себе достаточно пошлый, но зато я беспроигрышный. Избавляющий от необходимости каждый раз придумывать убедительные ответы. Да и самому бригадиру на пользу. Ему ведь сразу стало легче. Раз объект секретный, то все остальное объясняется само собой. И никаких недоумений. Такая у нас национальная психология. ...Еще несколько дней, оставшись одни, друзья посвятили окончательному оформлению и оборудованию своего Дома и территории базы. Смонтировали ветросиловую станцию, чтобы не заводить каждый раз дизеля, закончили все электротехнические работы, перенесли в подвалы СПВ-установку, и Левашов наконец-то ликвидировал так раздражавшие его временные схемы. Теперь все в ней стало технически грамотно и отвечало требованиям эргономики и инженерной эстетики. Хоть на ВДНХ выставляй. Подобрали и расставили мебель, с учетом вкусов и запросов каждого. - Хорошо все же себя ощущаешь, когда любые идеи и желания воплотить можно, не задумываясь о низменных материях - где взять да чем заплатить, - сказал Новиков, присев отдышаться на площадке второго этажа, куда по заявке Левашова они тащили аккуратный кабинетный "Стенвей". - Унижает это человека. Почему я, невзирая ни на что, остаюсь приверженцем идей полного и подлинного коммунизма? Потому как простор для творчества и созидания, максимальная самоотдача и самораскрытие человека возможны только при безусловной свободе от забот о хлебе насущном... - Опять философия, - словно бы осуждающе ответил Воронцов. - А сейчас, напротив, господствует мысль, что самый наш страшный бич - вещизм. Само желание обладать чем-то, отсутствующим в магазинах - крамола и признак деградации личности. Не вря мы с первым помощником всеми силами стараемся морячков отвратить от заграничных лавок и направить их помыслы на нечто духовное. Как сне согласуется с твоими постулатами? Причем начальство наше так старательно ограждает простых смертных от заразы, что все стоящее забирает себе. - Народ потребляет жизненные блага через своих представителей... - коротко хохотнул Шульгин. - Берись, братцы, понесли. А чтоб все по науке было, предлагаю объявить нас объектами эксперимента. Что с нами будет, если у нас будет все? Деградируем мы или, наоборот, превратимся в титанов духа? - Вечером приходи, я тебе книжку одну дам почитать, там как раз про это все написано, - сказал Новиков, приподнимая угол рояля. Вот уже сделаны последние, самые последние штрихи, вроде цвета и фактуры ковров, оформления кухни и столовой, заполнения складов и холодильников всем, чтоб обеспечит кругосветное автономное плавание, как фигурально выразился Воронцов... И, кажется, конец! Остальное - в рабочем порядке. Все четверо спустились вниз, сели на забытое бревно напротив дома. Какой он высокий, легкий на фоне ярко-синего неба. Светится весь янтарным светом. - Ох, и красивы ж были, наверное, свежесрубленные русские города, когда таких теремов не один, не два, а сотни... Да церкви, да тын с башнями, а над всем - детинец и княжий дворец... - мечтательно сказал Берестин. - Поначалу, конечно, да, - согласился Левашов. - Через зиму весь этот янтарь пропадет, выцветет, останется сплошь серый. Но все равно... - А что, братцы, давайте ради благополучного завершения рванем куда-нибудь. В Рио-де-Жанейро, к примеру? Отужинаем, как люди, развлечемся... Предложение, разумеется, было принято. Пока Левашов регулировал настройку, остальные брились и принаряжались. И через час - вершина горы Корковадо, маленький, но дорогой и фешенебельный ресторанчик под кронами деревьев-великанов, под завесою лиан и бахромой лишайников, среди тропических цветов и душистых мимов. Внизу сверкает электрическое море гигантского города, видна огненная подкова Копакабаны, а дальше - абсолютная тьма океана. Наверное, сотня прожекторов заливала ртутным светом тридцатиметровую статую раскинувшего руки Христа... Сюда не доходил шум улиц города, но, если прислушаться, можно было угадать мерные вздохи океанского прибоя. Воронцов на английском, а Новиков на испанском успешно договорились с мулатом в белом пиджаке, и тот начал носить тарелки с чем-то национальным, из фасоли, мяса, перца, бананов и бог знает каких южноамериканских специй. Попутно мулат сообщил, что бразильская кухня - самая изысканная в Америке и рекомендовал обязательно попробовать "итапоа" - пудинг из крабов. Пудинг не обманул ожиданий. Не встретила возражений и местная поговорка: "Лучше много хлеба, чем мало вина". Шульгин сделал глоток и вдруг вспомнил Бендера: - Жаль, что ему не повезло. Старику бы понравилось. - Какому старику? Ему тогда было тридцать. - Но сейчас-то - восемьдесят четыре... - Жить и жить бы на свете, да, наверное нельзя... - после короткой паузы произнес Воронцов, будто только что сам это придумал. - Да уж... - кивнул Шульгин. Остальные поддержали тезис сочувственным молчанием. Мысль слишком глубока, и ее обсуждение кажется сейчас неуместным. Ив всех четверых только Шульгин впервые попал в "свободный мир", и его охватила агрессивная меланхолия: - Черт знает что! Мы - граждане самой передовой державы, это про нас поется: "...владеть землей имеем право, а паразиты - никогда!", а что получается? Полжизни прожил, и ничего не видел! В Болгарию - и то пока оформишься, все проклянешь и никуда не захочешь, а они, паразиты то есть, катаются... Хоть в Новую Зеландию, хоть к нам в Союз... - Утешься, Саша, - печально вздохнул Воронцов. - Значит, так надо.
в начало наверх
Капиталистическое окружение и тлетворное влияние... Нельзя подвергать незакаленную психику запредельным нагрузкам и стрессам. А также вселять бессмысленные мечтания... Помнишь, что было, когда русские впервые за границу попали? 1814-й год, Париж, а потом - 1825-й... Олег же предлагал тебе - оформляйся к нам на флот, и будешь кататься. Месяц в море, день на берегу и восемьдесят шесть валютных копеек в сутки. Тогда и разгуляешься... - Нет уж, увольте. Свобода дороже. Лучше следующий раз пошли ужинать в Веллингтон. ...В такой несерьезной, немного даже фарсовой тональности прошел этот вечер и ночь прощания с Землей, хотя каждый из них не мог не чувствовать, что сейчас окончательно меняется их жизнь. А может - именно поэтому. Пока база только строилась, все было словно не до конца решено, словно оставались еще варианты. Теперь же, как выразился Новиков, - "ле вен э тире, иль фо ле буар", или, в переводе с французского - "вино откупорено, нужно его пить". Так или иначе, им придется начинать жить на чужой планете, выйти за пределы ограды в огромный, неизведанный, таящий непредсказуемые сюрпризы мир. И тем самым первыми из людей перейти в совершенно новое качество. Потому что и Лейф Эйриксон, и Колумб, и Гагарин с Армстронгом не покидали своей "ойкумены". Человек, даме ступив на Луну, оставался, если так можно выразиться, в пределах прямой видимости. И ничего неведомого там его не ждало. Не случайно буквально через несколько лет этот триумф американской техники как бы забылся, и имена лунопроходцев сегодня назовет едва ли один из сотни... А наши герои вели себя более чем легкомысленно. Но легкомысленным их поведение выглядело в иной, чем признавали они, системе нравственных координат. Не следует забывать, что все четверо принадлежали к первому послевоенному поколению, и юность их пришлась на годы с совершенно особенной нравственной атмосферой, которая не походила ни на ту, что существовала предыдущие сорок лет, ни на ту, что опустилась на страну в конце шестидесятых. Но им и их ровесникам хватило и пяти-шести лет, чтобы навсегда приобрести иммунитет и к тщательно срежиссированному бескорыстному энтузиазму, и к циничному прагматизму последующих десятилетий. Не зря среди их первых взрослых книг были Хемингуэй, Ремарк, Камю, Эренбург, Катаев, Солженицын, они читали наизусть стихи Евтушенко и Когана, слушали и пели сами песни Окуджавы, Городницкого, Галича, безошибочно ответили себе на прозвучавший из самых высоких инстанций вопрос: "Для кого поет Высоцкий?" И, разумеется, даже "свой путь земной пройдя до половины", они так и не научились говорить и поступать "как положено" и "как принято". Вполне можно предположить, что на месте наших героев могли бы оказаться совсем другие ребята. Лет на пять-десять помоложе. Лучше приспособленные к сложностям жизни. Отчетливо знающие, где и как себя вести. Твердо помнящие, что советскому журналисту за границей нельзя вместе с повстанцами переходить границу сопредельного государства, пусть и с фашистским режимом, и уж упаси бог даже под страхом смерти брать в руки оружие да еще и фотографироваться в таком виде. Что военному моряку нельзя намекнуть старшему по званию дураку, что он дурак, если даже от этого зависят жизни десятков людей, а моряку торговому нельзя привести в иностранном порту в свою каюту бывшего царского мичмана, поить его столичной водкой и заводить для него пластинку "Старинные вальсы и марши". И что безусловно нельзя выступать с разгромной речью на защите диссертации любовницы сына замминистра... Уж эти-то ребята приняли бы безукоризненно правильные и идеологически выдержанные решения при встрече с любыми пришельцами. (При условии, что пришельцы захотели бы иметь с ними дело). Но даже и при таком условии у нас получилась бы, как говорится, совсем другая история. 9 Следующим утром, когда Шульгин и Левашов еще спали, утомленные приключениями, Новиков вышел на освещенный солнцем обрыв, сел на краю, свесив ноги в бездну, и задумался. Мысли его обратились к событиям недавнего времени, к Ирине, которая по-прежнему, если верны расчеты Левашова, спит сейчас в ленинградской квартире Воронцова. Потом он стал думать и о самом Воронцове, который, несмотря на три прожитые бок о бок недели, оставался для него если и не загадочным, то не до конца понятым человеком. Биографию его Андрей знал практически в деталях, но интересовала его сейчас не биография. Присутствовал во всех его словах и манерах неприятный привкус тайны, которую Новиков чувствовал, но не мог отчетливо осознать. За работой они говорили в основном о работе, в свободное время - о чем угодно, и всерьез и в шутку, планировали будущее, анализировали настоящее, спорили по мировоззренческим и нравственным проблемам. Мыслил Воронцов четко, остро. Новиков даже употребил термин - пронзительно, очень часто цитировал Салтыкова-Щедрина, и цитаты тоже подбирал злые и резкие, но это как раз Андрея не удивляло к кому же и апеллировать в наши дни умному человеку, как не к Михаилу Евграфовичу, самое сейчас для него время. Сегодня он актуальнее даже, чем в момент публикации. Испытанные психологические тесты тоже не давали ожидаемого результата, отвечал на них Воронцов так, что вместо выводов получалась полная ерунда. Прямо тебе не Воронцов, а Швейк с высшим военно-морским образованием. И еще Новикова задевала позиция Левашова. Старый друг вел себя так, словно его забавляло создавшееся положение и сам он знает гораздо больше, чем говорит, но по известным ему причинам не хочет своим знанием поделиться. Но такое положение дальше терпеть невозможно. Предстоящая жизнь на Валгалле не допускает неясности и недомолвок. Вот ведь с Берестиным отношения наладились, смешно сказать - даже особого рода внутренняя близость образовалась, и отнюдь не потому, что существует Ирина, раньше у них именно на этой почве холодок чувствовался. А сейчас выяснилось, что они с Берестиным очень хорошо друг друга дополняют. Вот и с Воронцовым пора уточнить позиции... Позади захрустел песок, и Новиков, обернувшись, даже не удивился. Воронцов же, подойдя, улыбнулся радостно, словно бог знает сколько не виделись, сел рядом, вытащил из кармана уже избитую трубку, подчеркнуто тщательно ее раскочегарил. Табак он теперь курил совершенно немыслимый по аромату. - Замучил я тебя, компаньеро Андрей, - сказал он, словно читая в душе Новикова. - Совсем ты извелся. Что я, кстати, Олегу и предсказывал, когда он меня собрался с вами знакомить. Только не с той стороны ты замок ковырял. Никаких тайн психики во мне не имеется. Все что есть - на виду. В одном ты прав - не все я вам говорил, и не с улицы к вам пришел. Была и у меня история, ничуть не хуже вашей, а во многом прямо-таки один к одному. Даже смешно. Послушай, а потом вместе обсудим что, как, зачем и почему... - Ну и как ты себя после всего чувствуешь? - спросил Новиков, когда Воронцов закончил свой рассказ. - Да в общем нормально. Сплю, по крайней мере, спокойно. Это, наверное, в молодости такие вещи обостренно воспринимаются... Если ты войну имеешь в виду. А остальное... - Воронцов пожал плечами. - Теперь все усложняется еще на порядок, - сказал Новиков. - А в остальном наше положение становится даже выигрышнее. Союзники у нас теперь мощные... есть на что надеяться. Но вот что мне непонятно, так эти самые совпадения. Отчего они именно такой сценарий закрутили? Фантазия бедная, или как? - Знаешь, я не удивлюсь, если у них действительно "бедная фантазия". Как говорил один мой товарищ: "Увы, это правда. Придумать мощно было и поинтереснее". - А чего ж ты так долго молчал? - спросил Новиков. - Не доверял нам? - Об "не доверял" не может быть и речи. Просто присматривался. Ирина меня ваша смущала. Чего это она вдруг флаг сменила? Перебежчик - ему тоже причина нужна. Хоть идейная, хоть шкурная... А она же не абы кто, лицо доверенное и подготовленное. Возьми опять же военные аналогии. Кто перебегал - пехота, рядовые все больше, офицеры - редко, а чтоб кадровые разведчики - такого и не слышал. Да и то наши примеры - в пределах одной расы и близких исторических формаций... - Ну, не скажи, - возразил Новиков. Область чистой теории его устраивала, потому что уводила разговор от личности Ирины и подлинных причин ее перехода в лагерь землян. - Были в истории еще и не такие случаи. И на нашу тему тоже. Вспомни, к индейцам европейцы жить уходили, в поисках справедливости и нравственной чистоты, к полинезийцам - Джек Лондона читай, Стивенсона и тому подобное. - Ладно. Согласимся. Из царства необходимости в царство свободы... Следующая причина - решил я выждать и осмотреться. Чего мой друг Антон дальше делать будет. Отступиться он не должен, а раз так - его ход. А я пока развлекусь, чистым воздухом подышу, с интересным народом пообщаюсь... Вполне подходяще. Новиков вдруг вскочил, хлопнул себя ладонью по ноге. - Вот! А я уже измучился вконец, планы всякие строил, теории изобретал А зачем? Только сейчас дошло - информация, которой мы располагаем, вообще ничего не стоит. По твоей же военной методике если рассуждать - попадает нам в руки "язык", но какой? Пусть даже взводный лейтенант. И что он может рассказать? Если и правду, то на своем же, взводном уровне. А без знания стратегических замыслов их верхнего командования ей грош цена. Одно дело - стоять насмерть, если за тобой Москва и враг переходит в решительное наступление, совсем другое - если он решил на километр продвинуться, потому что на старой позиции комары сильно кусают. - И что в итоге? - спросил Воронцов с интересом. - То самое, что ты сказал. Ждать и не брать в голову. А то воображаем о себе бог знает что, судьбы галактик мечтаем решать, а на нас, может, давно плюнули и забыли. Дел у них других нет... Раз твой Антон такой умный, пусть сам свои проблемы и распутывает. А у меня в зубах навязло. Надо будет - нас позовут. Давай лучше сегодня же организуем большой банкет по случаю добровольного присоединения Валгаллы к России. Ирину из Питера заберем, твою Н. А. пригласим, еще кого-нибудь... - Годится. Люблю повеселиться, особенно пожрать. Тем более, я давно обещал Олегу его личной жизнью заняться, хватит ему в девках ходить. Конечно, в один день они не уложились. Подготовка заняла гораздо больше времени. Слишком много недоделок выявилось, слишком много дополнительных идей возникло по ходу. То Шульгину захотелось реализовать свои юношеские мечты и украсить Дом коллекцией огнестрельного оружия, охотничьего и боевого, причем требовалось не что придется, а такие, к примеру, экзотические образцы, как винтовки Краг-Йоргенсона, Шмидт-Рубина или Бердана N 1, пистолет-пулемет Томсона 1921 года или какой-нибудь штуцер Снайдера для охоты на слонов, и непременно с прикладом из сандалового дерева. А это, естественно, требовало серьезных поисков. Берестин, в свою очередь, выдвигал идею организовать не просто заурядную вечеринку, но все до мельчайших деталей стилизовать под начало шестидесятых годов: пластинки и магнитозаписи, напитки и сорта сигарет, даже характерные наборы закусок и заграничные иллюстрированные журналы. Ну и так далее. Причем трудно сказать, в чем тут было дело - в подсознательном желании компенсировать нереализованные юношеские мечты, в очередном приступе ностальгии по прошлому, или просто это была игра, веселое соревнование в остроумии, изобретательности и памяти. Ведь, в конце концов, все они были достаточно умны, чтобы всерьез увлечься неограниченными возможностями к стяжанию материальных благ. Скорее наоборот. Но наконец все было готово. Осталось только привезти гостей. ...Как-то так получилось, что Левашов, перевалив за середину четвертого десятка, не обзавелся не только семьей, но и постоянной подругой тоже. В юности он создал себе идеальный образ девушки, которую готов был полюбить, но ничего подобного так и не встретил. Такое случается почти с каждым, однако у большинства безболезненно проходит годам к двадцати пяти. А вот у Олега процесс приобрел злокачественный характер, и многие вполне приличные, но не соответствующие вымышленному образу девушки, готовые составить его счастье, отступали, поняв тщету своих усилий и чар. Морская же служба сделала перспективу устройства личной жизни Левашова совсем уже проблематичной.
в начало наверх
Поэтому, когда Воронцов сообщил ему, что не забыл своего обещания и что претендентка на руку и сердце ждет его с нетерпением, Олег усмехнулся скептически, но возражать не стал. Через мастерскую Берестина, которая и на этот раз сыграла роль КПП на границе двух миров, они вышли на вечернюю Пушкинскую улицу, сели в как ни в чем не бывало стоящий у бордюра БМВ и отправились туда, где, по словам Воронцова, ждала Олега прекрасная незнакомка. Подруга Воронцова, которую он даже за глаза называл отчего-то по имени-отчеству, шила в плоской шестнадцатиэтажке близ Крестовского моста. Наталья Андреевна, о которой Левашов был достаточно наслышан, оказалась вполне миловидной дамой в возрасте около тридцати. Она открыла дверь, провела их в комнату, и Олег увидел подружку Наталии Андреевны. Девушка сидела на диване у открытой балконной двери с каким-то толстым журналом в руках и сразу, с порога, произвела на Левашова впечатление, на которое, очевидно, и рассчитывал Воронцов. Самое интересное, что Воронцов тоже увидел эту девушку впервые в жизни, а увидев, с удовлетворением отметил, что Наташа поняла и выполнила возложенную на нее задачу безукоризненно. При том, что девушка ни в коей мере не походила на воображаемый идеал, Левашов почувствовал непривычное и почти непреодолимое желание смотреть на нее не отрываясь. Она его сразу заинтриговала, вероятно своим сумрачным, замкнутым лицом. "Как Медея, - подумал Олег. - А может - Цирцея..." - вспомнил он излюбленные Шульгиным мифологические сравнения. Густые темные волосы обрамляли лицо девушки и свободно стекали на плечи тяжелой волной. Еще он заметил длинные ноги в до белизны вытертых джинсах и туго натянутый на груди черный свитер. После краткой процедуры представления Лариса (так ее звали), протянула узкую руку. Воронцов ее просто пожал, а Олег, неожиданно для себя, наклонился и неловко эту руку поцеловал. Лариса не то удивленно, не то пренебрежительно взмахнула ресницами и отвернулась, вновь села на диван, поджав ноги. Повисла мучительная пауза. Разрядил ее Воронцов утонченно-казарменной шуткой. ...Разговор вращался вокруг подходящих к случаю пустяков, как почти всегда в малознакомой компании такого круга. Левашов исподволь продолжал изучать девушку, отмечая, что на красивых пальцах Ларисы с темно-вишневыми ногтями нет ни единого кольца или перстня, что журнал, который она отложила при их появлении, - каталог Сотби, и что, согласившись на встречу, о которой Н. А. ее, разумеется, предупредила, не следовало бы говорить таким скучающе-безразличным тоном. "Тоже мне, королева в изгнании..." - старался он разозлиться и тем самым избавиться от овладевших им комплексов. Но получалось это плохо. К счастью, Воронцов вовремя понял его состояние. И предложил идею - отправиться в гости. - Совершенно эстетно... - неожиданным в его устах тоном говорил Дмитрий. - Крупный писатель, роскошная дача под Древнюю Русь, всегда рад хорошей компании... - Вы имеете в виду именно древнюю или средневековую? Это часто путают, - вдруг спросила Лариса. - А черт ее знает, - не сбился с расслабленно-томного тона Воронцов, - я не специалист... Ну, всякие там Мономахи, Марфы-посадницы и прочие Шуйские... Много дерева, свеч и оружия... Князь вам сам все точно изложит. - Однако диапазон у вас - от Мономаха до Шуйского... А князь - это кличка такая? - Отнюдь, скорее титул. Взаправдашний князь, вроде бы даже Рюрикович... - И одновременно крупный писатель? Уже интересно. - А вы что, Чивилихина недавно прочли или Балашовым увлекаетесь? - в диссонанс со своей исторической неграмотностью спросил Воронцов. Наталья Андреевна, не желая портить игру, отвернулась, скрывая улыбку. - Да как сказать... - уклонилась от ответа Лариса, и Левашов подумал, что эта девочка (имея в виду разницу в возрасте лет около десяти) отнюдь не глупа. "Слава богу, хоть поговорить можно будет, а то вечно попадаются экземпляры с мозгами полевого облегченного образца..." - ...Так я про дачу его, - продолжал валять дурака Воронцов. - Совершенная глушь, васнецовско-шишкинский пейзаж, река, никаких признаков цивилизации, и в то же время - все возможные удобства жизни. Первоклассная аппаратура, само собой - видео, а бар... - И кто же этот писатель - князь? - спросила Наталья Андреевна. - Ты мне не говорил. - Ты даже не представляешь, о чем я тебе еще не говорил... Андрей Новиков его зовут. Если не Маркес и не Грэм Грин, то по тиражам никак не ниже Семенова. - Не слышала даже такого... - сказала Лариса. - Он - призрак, - включился в розыгрыш Левашов - Пишет, а подписываются другие. Но своя одна книга тоже есть. Широко известная в узком круге ограниченных людей. - И какой же смысл писать за других, если он хороший писатель? - О-о! - поднял палец Воронцов. - Особливый. Гораздо увлекательней быть неизвестным автором выдающихся трудов, нежели известной посредственностью. - Не знаю, не знаю, - с сомнением тряхнула волосами Лариса. - Отдает проституцией... - Не судите, да не судимы будете, - вступился за Новикова Левашов. - Познакомитесь, тогда и составите мнение. А он отличный парень. Как Маяковский. Наступил на горло собственной песне... Во имя высших интересов. - С собой что брать будем? - спросила Наташа, считая вопрос о поездке решенным. - Да ничего не нужно. Только предметы личной гигиены и комплекты туалетов на ваше усмотрение, исходя из предстоящей программы: отдых на лоне природы, торжественный ужин... - Лучше сказать - пир, - вставил Левашов. - Пир на Валгалле... - повторил он, словно пробуя это сочетание на вкус. Воронцов кивнул, принимая поправку, и продолжил: - И облачение для бани. - Без бани теперь никуда, - съязвила Лариса. - Будто до этого век не мылись. - Точно! - простодушно улыбнулся ей Воронцов. - Я тоже не очень понимаю, что за удовольствие пить водку в голом виде. Однако - ноблэс оближ. Но если вы этого не любите - обещаю не настаивать. - Тогда мы будем собираться, - сказала Наташа. - А мне придется домой ехать... - засомневалась Лариса. - А это далеко. - Нет проблем. Пусть они нас пока тут подождут, а мы с вами сгоняем, - с энтузиазмом успокоил ее Левашов. Пока он вез Ларису в Северное Чертаново, то все время пытался разговорить девушку, используя урок, преподанный ему Воронцовым. И хоть Лариса держалась по-прежнему довольно замкнуто, путем настойчивых подходов с равных направлений он все же выяснил, что работает она ассистентом в историко-архивном, интересуется вопросами антирусской дипломатии в XIX веке, Пикуля недолюбливает, обожает Цветаеву и Ирвина Шоу, битлов и брейк, итальянское кино и сюрреализм. Еще она любила собак, кофе по-турецки, горные лыжи и осеннее море. - Похоже, что у нас с вами есть точки соприкосновения, - обрадовался Левашов. Лариса постаралась не обратить за эти слова внимания и спросила, откуда у него такая машина. - Ну откуда у меня взяться машине? Это Воронцова, с рук у кого-то взял... Стараясь произвести на девушку впечатление, Левашов гнал отчаянно, поехал не через город, а по окружной, и хоть вышло километров на двадцать дальше, приехали они быстрее, чем довез бы самый пикой таксист. В дом она его не пригласила, и он с полчаса просидел в машине, размышляя, есть ли у него какие-нибудь шансы понравиться столь захватившей его воображение особе. Судя по всему, жениха или постоянного приятеля у нее нет, но это может быть как плюсом, так и наоборот, свидетельствовать об отвратительном характере и прочих недостатках. Свои личные качества он оценивал более-менее объективно, знал, что при должной сноровке можно покорить практически любую женщину, но знал-то он это чисто теоретически, а тут все дело в практике. А какой походкой она всходила на крыльцо подъезда... На грани идеологической диверсии. Лариса появилась, когда и должна была, по расчетам Олега. Он подумал, что это хороший признак. Не копается, не тянет нарочно время, но и не спешит, уважая себя. На ней была та же одежда, только поверх свитера она надела короткую замшевую курточку, и на плече у нее висела туго набитая брезентовая сумка с надписью "Ройял айр форс". Когда она села в машину, вытянула ноги, откинулась на подголовник и попросила у него сигарету, Левашов уловил, что держится она уже не так отстранение, как раньше. Сработал эффект психологического перерыва - хотя и прошло всего полчаса, но это теперь у них как бы вторая встреча, а, значит, он ей человек уже знакомый, а не абы кто... Спасибо Новикову за его уроки. Воронцов с Наташей ждали их на улице. - Ну, нашли общий язык? - весело поинтересовалась Наталья Андреевна, устраиваясь на заднем сидении. Судя по ее лицу, она уже отрешилась от повседневных забот и полностью настроилась на предстоящие развлечения. - Олег так увлеченно его искал, что три раза гораздо вероятнее был общий гроб, чем язык. - Ошибаетесь. Настоящий шанс был только один, и как раз не там, где вы думаете. А прочее - просто слишком эмоциональное восприятие реальностей дорожного движения. До темноты ан крутил "БМВ" по узким лесным дорогам Подмосковья и боялся только одного - что опять произойдет какой-нибудь сбей и они въедут на Валгаллу днем. Объяснить такой пассаж будет трудно. Когда он убедился, что ориентировку женщины потеряли давно и прочно и теснота сгустилась достаточно, он остановил машину под предлогом, что где-то здесь должен быть съезд на ненадежный мост, прошел метров на тридцать вперед и возле приметного дерева включил дистанционный пулы. На Валгалле была ночь. И опять шуршал тихий дождь. - Капает с неба, а вроде ясно было, - сказал он, садясь за руль. - Где капает, окна чистые? - удивилась Лариса. - Сейчас увидите. - И медленно, на второй скорости пересек границу. Лобовое стекло сразу покрылось влажной моросью. - Удивительно - такой резкий переход. Дорога была совсем сухая... - сказала Наташа. - Сзади она и сейчас сухая. Но ведь все где-то начинается и кончается. Попали они точно, и через пять минут Левашов увидел впереди огонек на матче ветряка. - Здесь и дороги никакой нет? - спросила Лариса, глядя, как в свете мощных галогеновых фар мелькают необъятные стволы деревьев и уходит под колеса едва примятая трава: Сашка накануне учился ездить на бэтээре. - Наш Андрей - большой анахорет. К нему мало кто ездит. Он предпочитает создавать бессмертные творения в глуши. Когда строили дачу - была грунтовка. Теперь заросла... Говорить правду, если вообще ее говорить, друзья не спешили. Все из того же суеверного опасения перед необратимыми поступками. Рассказать все - значит неизбежно втянуть еще и этих двух женщин в историю, со всеми возможными последствиями. ...Остальные колонисты вернулись раньше, и Ирина уже осмотрелась и освоилась на "даче". Шульгин для комплекта привез с собой довольно симпатичную девушку, по его словам - не то родственницу жены, не то твою аспирантку. Как-то он так ухитрился запутать этот вопрос, что никто ничего не понял. Перезнакомившись, женщины, как водится, внимательно друг друга осмотрели, сделали, очевидно, определенные, только им понятные выводы, после чего вновь прибывшие отправились приводить себя в праздничный вид для первого номера программы. Сумка Ларисы с эмблемами английских королевских ВВС оказалась поразительной емкости, потому что появилась ее владелица через положенное время совершенно преображенная. И будь Левашов попроницательнее в вопросах женской психологии, он догадался бы, что желательное для него впечатление он на Ларису произвел. Зато это сразу отметили и Ирина, и Наташа. Ирина, не удержавшись от иронии, сказала об этом Андрею. - Да ради бога, может, хоть здесь Олегу повезет... - пожал тот плечами и подумал: "Ну, бабы, во всех галактиках одинаковые. Что б, казалось, тебе до этой девчонки, будто своих проблем мало, а вот поди ж ты." Теперь Новиков как бы поменялся с Ириной местами, он прожил на Валгалле несколько месяцев, здесь уже наступает осень, ночи холодные, часто идут дожди, а Ирина в Ленинграде, похоже, и соскучиться не успела. А
в начало наверх
сам он от нее отвык и смотрел сейчас совсем по-другому, чем при прощании на вокзале. И почти готов был решить их взаимоотношения раз и навсегда, если бы... Если был бы уверен, что это не очередная вспышка к ней после долгой разлуки. Сам злился на себя, но не мог перешагнуть через давно поставленный им нравственный барьер. Чересчур благородный по нынешним временам. А вечер шел своим чередом. Как и было запланировано. Танцевали, причем Воронцов с Наташей неожиданно блеснули, вспомнив молодость, демонстрацией таких экзотических танцев, как чарльстон и твист. После пиковых физических и эмоциональных нагрузок сидели в креслах перед живым огнем, легко, но калорийно закусывали, вели приятные беседы. И это тоже было экзотикой для москвичек, давно уже отвыкших, а то и никогда не знавших по молодости лет о таких способах времяпрепровождения. Потом Лариса захотела осмотреть дачу, и Олег повел ее вверх по широкой дубовой лестнице. В верхнем холле она надолго задержалась перед книжными стеллажами, содержащими невиданные и неслыханные издания, особенно ее ошеломили четырехтомные "Очерки русской смуты" А. И. Деникина. - Я ведь историк, а даже не подозревала, что у нас такое издавалось, - с прямо-таки детской обидой сказала она. Чтобы ее успокоить и отвлечь, Олегу пришлось тут же ей этот труд подарить. Перед застекленными шкафами и открытыми пирамидами с оружием она тоже задержалась, погладила пальцем полированные приклады к вороненые стволы. Судя по ее лицу, она и вправду начала верить, что Новиков действительно приличная величина как в литературном мире, так и по общей шкале жизни. - По крайней мере, на валютчика он похож еще меньше, - сообщила она Левашову результат своих умозаключений, причем настолько серьезно, что он даже не понял, шутит она или нет. - Я передам ему вашу лестную оценку, - пообещал Левашов. - Андрей будет польщен. Обычно его принимают за рядового хозяйственного расхитителя. Никто не верит, что честным трудом можно хоть что-нибудь заработать... - А вы верите? - В данном случае - да. Андрея я знаю всю жизнь. За границей он много работал, здесь тоже. А потом повезло, написал мемуары одному маршалу, опоздавшему к первой волне, удачно написал, и пошло... Платят прилично, а кто поблагороднее - и госпремиями делится. Но, увы, не все, не все... Жаден народ... Вот так-то. Лариса присела на подоконник большого полуциркульного окна, одернула платье на коленях, потом, устраиваясь поудобнее, закинула ногу на ногу, снова поправила подол жестом девушки-скромницы, словно не она только что показывала в танце, где и что на ней надето, оперлась спиной на раму. За окном стояла абсолютная тьма. Будто мир кончался здесь, и дальше, за толстым стеклом, не было вообще ничего. Ни огонька нигде, ни отблеска далеких городов. - Знаете чтоб - Посмотрела на Левашова внимательно и грустно. - Чтобы не было недоразумений... Ив того, что я с вами согласилась поехать, еще ничего не следует. Левашов улыбнулся. - Бывали прецеденты? - Это не прецеденты - это система. Если девушка едет на дачу, с ночевкой, остальное подразумевается само собой. Не хотелось бы вас обижать... - По-моему - не придется. Ребята у нас приличные во всех отношениях. Я тоже. Комнату свою вы видели. Там, правда, засова изнутри нет, но мощно подпереть стулом... Вот за разговоры не могу поручиться. Разговоры у нас иногда бывают довольно двусмысленные... Чтобы не сказать больше. - Так далеко мои претензии не заходят. А ребята у вас действительно неплохие. Вот только ваш друг Воронцов... - Что? - Трудно объяснить... Я Наталью давно знаю, а в его присутствии она так меняется... Будто боится чего-то. Может, он ее бьет? Левашов расхохотался. Ничего более дикого он и вообразить не мог. Впрочем, как Дмитрий умеет драться, он знал. - Вы только ей не говорите... Он ее фотографию, единственную, двенадцать лет назад порвал, так потом, когда задумается, на чем придется по памяти портреты рисовал... Спохватился, сомнет, и щекой дергает... А боятся его только бичи в портах, официанты и начальники. О! - Левашов протянул Ларисе руку. - Пойдемте. Сейчас Андрей будет сольный концерт давать... Бывает весьма любопытно. Лариса встала, опершись на его ладонь своей тонкой, но сильной кистью, и Олег, слегка задержав ее руку, вдруг пожалел о том, что она успела провести границу. После того, как Андрей спел, компания снова разбилась на отдельные группы. Шульгин собрал вокруг себя дам и показывал им забавные, хотя и несколько фривольные фокусы в стиле Акопяна, но соответствующим образом модернизированные. Воронцов пригласил Берестина и Левашова во двор, проветриться и развлечься стрельбой в цель, и Новиков оказался с Ириной вдвоем в дальнем углу холла, возле музыкального центра и стола, заваленного кассетами и пластинками. - Тебе твоя комната понравилась? - спросил он. - Я старался... - Спасибо, комната великолепная. Отдаю должное твоему вкусу и заботе. Вообще поразительно, как вы все это успели. Такой дворец... - Старались, - повторил Новиков, перебирая конверты. "Нет, Ирина сильно изменилась, - думал он. - И не только внешне, хотя внешне тоже. Или непривычный костюм? Немного вызывающе. Как тогда, на даче у бывшего мужа... Что-то с ней произошло там, в Ленинграде". - Я зайду к тебе сегодня, когда все кончится, - сказал он как бы между прочим. - Да нет, не стоит, - неожиданно для него, спокойно и почти безразлично ответила Ирина. Он даже не понял сразу, вскинул голову, с недоумением посмотрел ей в глава. Она ответила ему прямым и долгим взглядом. - Видишь ли, в Ленинграде, куда ты меня так просто и, по-моему, с облегчением отправил, кое-что случилось... - Увидела, как дернулось у него лицо, успокоила снисходительно: - Нет-нет, не это. Хотя и могло бы... Алексей был достаточно настойчив. И жили мы с ним в однокомнатной квартире, что ты тоже не мог не знать. Вообрази мое положение - практически безвыходное. И я даже не могла сослаться на то, что у меня есть другой мужчина. А посвящать его в тонкости наших проблем - согласись, это глупо... Вот я и сказала, что по ряду причин - каких, неважно, до официального замужества ни в какие интимные связи вступать ни с кем не собираюсь. Он не удивился, по-моему, это его даже - восхитило, и тут же предложил мне именно такой вариант. Как ты понимаешь, мне пришлось в деликатной форме отклонить и это предложение, как... несвоевременное. И одновременно подтвердить, чтобы окончательно не травмировать человека, который этого не заслужил, что я не обещаю выйти именно за него, но что любовников у меня не будет - это обещать могу. На чем и закрыли тему. Так что... - она слегка развела руками и вновь улыбнулась, теперь уже грустно и сочувственно. Андрей до боли прикусил нижнюю губу, но сразу же взял себя в руки. - Да... Такой вариант я не предусмотрел. Прекрасная дама надела пояс верности, а ключ выбросила в море. И кому теперь суждено стать тем Поликратом? А в общем, ты права, дорогая. Именно так дураков и учат. Я не знаю, какие обеты, в свою очередь, принимал уважаемый мною товарищ Берестин, но раз уж настала пора обетов - в свою очередь клянусь и торжественно присягаю - до полного одоления супостата не искать благосклонности вашей милости, а по достижении оного одоления в первый же мирный день и час сделать вами только вам официальное предложение... - Не глядя, он потянулся рукой к столу, нащупал первую попавшуюся пачку, резко встряхнул и поймал сигарету зубами. Прикурил от свечи, выпустил дым и тихо закончил фразу: - Или прямо сейчас. Сейчас я громко объявлю о нашей помолвке или сразу свадьбе... Как прикажешь. Шампанское есть, кольца тоже найдем. Вот только платья с фатой нету. Да они вроде и не обязательны? Ирина протянула руку и погладила его по щеке, как когда-то. - А вот это лишнее, Андрей. Не надо, это почти истерика. Ты хорошо начал, но сорвался... Пусть будет так, как ты сказал - сразу после победы. - Да, ты права, извини. Пойдем к народу, там Сашка для вас еще много интересного приготовил... - Так ты действительно ничего из того сна не помнишь? - спросил Воронцов Наташу. Они сидели вдвоем в библиотеке, на старомодном кожаном диване между книжными полками. Наташа посмотрела на него с удивлением: - Почему ты опять об этом? Я ведь говорила - не помню. Так, обрывки... Мало ли что снится. Я больше всего удивилась совпадению - впервые за столько лет увидела тебя во сне, а через день ты сам явился... Воронцов постукивал пальцами по подлокотнику, смотрел в пол, и Наташа вновь ощутила неясную тревогу. Все же слишком сильно изменился Дмитрий, почти ничего в нем не осталось от того давнего, мягкого и доброго ее друга. Она была рада, даже счастлива, вновь его увидев, но это был совсем другой человек, к которому надо было привыкать совсем заново. Он медленно, словно сомневаясь в необходимости того, что делал, вынул из внутреннего кармана коричневый тисненый бумажник, раскрыл его и протянул Наташе несколько пластиковых квадратиков моментальных кодаковских фотографий. Наташа взяла их, взглянула. - Что это такое? - прошептала она. На снимках, словно на рекламных кадрах какого-то фильма, она увидела себя. В одеждах и декорациях того самого сна. Стоящей во весь рост посреди комнаты, сидящей у журнального столика в кресле, и даже едва прикрытую прозрачным пеньюаром, рядом с Дмитрием, одетым в старинную военную форму. - Как это может быть? Не понимаю... - Она с недоумением и даже мольбой в глазах подалась к Воронцову. - Ну, вспоминай, Наташа... Ты же все помнишь. Постарайся... И она вдруг вспомнила. Все сразу. В мельчайших подробностях. Уронила фотография на ковер. Воронцов аккуратно их подобрал и вложил обратно в бумажник. - Вот теперь порядок. Оно, конечно, все равно сон, но документально подтвержденный. Реальность высшего порядка. И успокойся ты наконец. Вдвоем как-нибудь выкрутимся. В Замке ты лучше держалась... Может, тебе кофе принести? Или бокал шампанского? Стрессы хорошо снимает... Воронцов, несмотря на всю его проницательность, ошибся. Потому что привык за последние годы проницать по преимуществу в душах грубых и жуликоватых, всегда готовых сачкануть, объегорить и выгадать. Потому и наверно понял настроение Наталии Андреевны. Он вообразил, что она потрясена и напугана открывшейся истиной. На самом деле совсем иные чувства охватили ее. С детства ее больше всего привлекали книги и фильмы, где героинями оказывались женщины, отважные, сильные и решительные, переживающие необыкновенные приключения. Оттого, не в последнюю очередь, она и порвала с Воронцовым, ибо что могло ей сулить супружество с флотским лейтенантом? Жизнь на базе и многомесячные ожидания? Вариант с мужем-внешторговцем сулил гораздо более яркие впечатления. Но действительность и здесь оказалась, увы, гораздо прозаичнее. Два года в прокаленном солнце Адене, в замкнутом и жестко регламентированном мирке советской колонии, потом год в Москве и еще два года в Аддис-Абебе, где было ничуть не веселее... А потом и совсем тоска. Развод и монотонная, отупляющая жизнь служащей женщины. Вопреки распространенному мнению, жизнь в столице во многом еще унылей и однообразней, чем в провинции. Два часа ежедневно в метро и троллейбусе, дефицит общения, сенсорный, если хотите, голод. Какие там театры, концерты и вернисажи, если, добравшись в полвосьмого вечера до своей квартиры, не можешь и не хочешь уже ничего. И так каждый день, без надежды и просвета... Жизнь, считай, кончена, но вдруг - резкий перелом: сначала появляется давно вычеркнутый из жизни Воронцов, радость встречи, "свет в конце тоннеля", а теперь и вот это... Прошли какие-то сутки, а она уже ощущает себя не той, замученной жизнью одинокой женщиной, а совсем другой, молодой, красивой, сильной и энергичной - какой и мечтала быть, готовой к приключениям, острым ситуациям и бурным страстям. Словно кто-то резким взмахом стер пыль и муть со стекла, через которое она смотрела на мир, и он засверкал яркими и сочными красками. Она встала с дивана, и только тут Воронцов, увидев, как изменилось выражение ее лица, осанка, взгляд, кажется, начал догадываться, что с ней происходит. Абсолютно другая женщина стояла перед ним. ...Как всегда в конце долгого и насыщенного вечера, компания начала рассылаться. Групповые развлечения иссякли, брала свое усталость,
в начало наверх
появились проблемы, которые необходимо решать с глазу на глаз. Когда часы пробили два, Левашов увидел, что они с Ларисой остались в кают-компании вдвоем. Кто, когда и куда исчез, они не заметили. А у них разговор, внезапно начавшийся, перешел в самую острую стадию. Смуглое лицо Ларисы раскраснелось, глаза блестели, и говорила она зло и взвинченно. - Если бы вы знали, как я не выношу таких вот людей, как вы. Не вы лично, Олег, а все вместе... Богатые, благополучные, утонченные и рафинированные якобы. Все у вас есть, все вы можете. Напитки - самые заграничные, закуски - не иначе, как из подсобок Елисеевского, аппаратура - "Акаи", телевизор - "Сони", книги - и те читаете напоказ, обязательно вам Джойс, Марк Аврелий, Набоков, стихи - так не Асадов, не Евтушенко даже, а чтоб непременно Мандельштам, Гумилев, Ходасевич с Анненским... И женщин себе выискиваете штучных - Ирина эта, Наталья... Так не пойдет - заплатим, сколько скажет... "Что с ней? - подумал Левашов, - откуда вдруг такой срыв?" Он положил руку на ее ладонь, чтобы успокоить, без всякой задней мысли, но она резко выдернула руку. - Вот! И вы туда же... - вскочила, готовая убежать или сказать что-то еще более резкое, и Олегу пришлось применить силу. - Сядьте! И успокойтесь! Если вам вино пить вредно, так валерьянки сейчас принесу! А влиться не надо. И не убегайте. Безопасность я вам уже гарантировал. Чем мы вас так обидели? Давайте поговорим спокойно. По пунктам... Лариса и сама, кажется, устыдилась своей выходки, молча приняла из рук Левашова бокал вермута с лимонным соком и льдом. - Прежде всего - вы форму принимаете за суть. Смешно, но здесь нет ни одного, в вашем понимании, благополучного человека. Смотрите: Воронцов. По всем данным мог бы и должен занимать самые высокие посты в ВМФ. Все у него есть - верность идее, преданность делу, талант, способность принимать ответственные и верные решения. Готовый командующий флотом. Именно такие, как он, в переломные моменты истории и становятся вершителями... Да вы же сама историк, вспомните... А он чем занимается? Да и то все время кому-то на мозоль наступает и настроение портит. Потому что судьбу его решают люди, в присутствии которых просто невежливо быть талантливым. Дальше - Новиков. Журналист типа и класса Стенли. У нас этот тип вообще не имеет права на существование, к сожалению, Мог бы быть "теневым послом" - есть такой термин. Из-за ерунды вылетел с загранработы, а причина та же, что и у Воронцова. Не отвечает критериям. Нам умные не надобны, нам надобны верные... Шульгин. На вид из нас самый благополучный. Занимается любимым делом, но если разобраться - процентов на пятнадцать проектной мощности. Сами в науке трудитесь, понимаете, о чем я... Один Берестин может картинки рисовать в свое удовольствие, да и то. Ни выставляться, когда и где хочет, ни продать за настоящую цену... Обо мне говорить не будем. Вот вам картинки нашего благополучия. А если вы на барахло слишком много внимания обращаете... Почему человек, если имеет желание и лишнюю валютную копейку, не может ту вещь купить, которая ему нравится? Ерунда все это. Как будто, если у него вместо "Акаи" - "Маяк" или "Юпитер", так он на порядок порядочнее... Прошу прощения за каламбур. Не в ту сторону смотрите. Мерзавец и подонок может с таким же успехом в ватнике ходить и щи лаптем хлебать. Известны прецеденты. Беда в другом. В нашу историческую эпоху определенный круг подонков имеет облегченный доступ к определенной категории товаров. И в целях социальной самозащиты насаждает идею о пагубности "вещизма". Для всех, кроме себя. Конечно, блюдя свою нравственную невинность, можно принципиально отказаться от всего, что доступно подонкам. Только это уже было. Снобизм с обратным знаком... Левашов замолчал и сам удивился этой тираде. Прямо тебе Цицерон. Лариса слушала его неожиданно внимательно. - Над вашими словами стоит подумать... Пожалуй, кое в чем я действительно не права. Однако... Вы мне довольно доходчиво изложили все про вас и ваших друзей. Допустим, вы действительно все такие талантливые и не понятые обществом. Честные и бескорыстные. Ужас как благородно. Прямо пожалеть вас хочется. Но только это еще хуже. Те, другие, нас хоть не презирают. С подонками у нас нормальные деловые отношения. Пусть наше поколение, на ваш взгляд - циники и рационалисты. А вы вот на нас плюете и умываете руки... - Ерунду вы говорите, Лариса, - попробовал возразить Левашов. - С чего вы это взяли? - Не спорьте, знаю. Ах, мы о возвышенном думали, мы стихи на площадях читали, романтические песни пели... В ваше время в МИФИ, в МФТИ конкурсы по 15 человек на место, а сейчас в торговый да на курсы официантов... - Ну, а если так, что из этого? У каждого поколения свои вкусы и наклонности. Стоит из-за этого так расстраиваться? Вот вы же историк все-таки, а не товаровед, так чего же? - Левашову не хотелось с ней спорить, и тема была не его, здесь бы Андрей к месту пришелся, поговорил бы на нужном языке. А Олега сейчас занимали другие проблемы. Он думал о том, что его первое впечатление оказалось верным, девушка Лариса действительно далеко неординарная, и жизнь у нее явно складывается не лучшим образом, отсюда и нервно-взвинченный тон, и сама тема разговора, совсем не подходящая к месту и времени, и ее предупреждение о степени дозволенного поведения. И ему хотелось сделать для нее что-нибудь хорошее, успокоить по крайней мере, убедить в том, что, несмотря ни на что, доверять ему можно, и как раз здесь, у них, Лариса сможет избавиться от одолевающих ее комплексов. А комплексов у нее явно было в избытке. Почти все слова Левашова наталкивались на непонимание или предубеждение, во всем она видела либо лицемерие представителей старшего поколения, к которому она относила и Левашова тоже, либо прямой корыстный умысел. И не воспринимала никаких разумных доводов. - Так что вы все-таки сказать хотите? Не пойму, - развел наконец Олег руками. - Сами же согласились, что мы вас ничему плохому не учили, не совращали малолетних, не вводили во искушение... Вы сами нашли свои идеалы, да еще и гордились, насколько вы современнее и раскованнее нас... Лариса с досадой ударила ладонью по перилам. - Вот уж действительно... Представьте, есть у вас младшая сестра. Связалась с плохой компанией, пить стала, курить, колоться. А вам наплевать, вы со стороны посматриваете и губы кривите - взрослая, мол, уже, что хочет, то и делает, сама выбирала, я в ее годы такой гадостью не занимался... Вот ваша позиция! Левашов пожал плечами. - Сравнение яркое, конечно, но некорректное. Вы о частностях, а тут проблема социальная. Если я правильно думаю. Мы выросли в свое время, усвоили определенный набор принципов, сформировали свое мировоззрение, для всех разное, заметьте. Как и любое другое поколение, до нас и после. Потом времена изменились. Как известно, бытие определяет сознание. Как правило... Нас, вернее некоторых из нас, это бытие испортить уже не смогло. Сломать - да, ломало... А другие формировались уже по другой колодке. И винить теперь сотню-другую из тех, кто сумел хоть кое-как противостоять "террору среды" в том, что они не сумели саму эту среду отменить... Помните, как Остап обещал Хворобьеву в "Золотом теленке" устранить причину его дурных снов? А ваш пример с младшей сестрой... Трогательно, впечатляет, а на практике... Проповеди старших братьев никогда не срабатывали. Начни говорить, что так себя вести нехорошо, надо книжки умные читать, а не по мальчикам бегать, а тебе в ответ: "Что ты понимаешь, старик, ты несовременный, отвянь...", или как теперь у вас говорят. Я не философ, я технарь, практик, и решения у меня технические... Если время у вас есть, оставайтесь здесь, с нами, хоть недельки на две, тогда, может быть, какие-то моменты вам станут яснее... Разумеется, все условия остаются в силе. Лариса помолчала, словно обдумывая его слова, потом устало сказала: - Ладно, бросим это... Не знаю, что на меня нашло. Может, правда, вы другие. ...По внутренней лестнице Олег подвел Ларису к двери отведенной ей комнаты. Терем их был спланирован так, что ни одна жилая каюта не соседствовала с другими, все они располагались по периметру холлов и прочих общественных помещений, сообщались с ними и главными лестницами отдельными коридорчиками, переходами, узкими потайными трапами. - Ну вот ваша келья. Приятных снов. Тщусь надеждой, что, несмотря ни на что, вечер показался вам приятным... - Олег прищелкнул каблуками и наклонил голову, пародируя манеры Воронцова. Лариса вдруг обняла его за шею и слегка коснулась губами его щеки. Он подавил острое желание обнять ее тоже, прижать к себе что есть силы, удержался. Слово есть слово, а она его от него не освобождала. Понимая в то же время, что ведет себя по-дурацки. Лариса отстранилась, две или три секунды смотрела ему в глаза, потом провела ладонью по той же щеке, будто стирая след поцелуя. - Спасибо, - шепнула чуть слышно и скрылась за дверью. Олег спустился на три ступеньки, потом остановился у узкого, как бойница, окошка, сел на лестницу, вытащил последнюю в пачке сигарету. "Что за девушка? - думал он. - Что с ней происходит? Или они все теперь такие? Все же десять лет - огромная разница. Когда мне было двадцать, мы тоже... И за что спасибо? За утешение? За то, что удержался и не стал хватать ее руками? Есть о чем подумать. Только зачем? Не имея информации о ее характере и мыслях, ничего не надумаешь, и в любом случае не тебе решать. Что за поколение мы такое дурацкое, действительно? Может, лучше по-ихнему? Схватил за руку - и вперед! Сегодня ты моя девушка... Но ведь как раз от этого она и предостерегала... Вот и сиди теперь, как пацан-десятиклассник выпуска шестьдесят такого-то года на пороге чужого подъезда. Ну и что? Я у себя дома, могу сидеть где угодно. Здесь в том числе..." Он сидел я представлял, как в нескольких шагах от него, за бревенчатой переборкой, она раздевается сейчас, ложится в постель и, чем черт не шутит, тоже думает о нем. За спиной чуть скрипнула дверь. Он обернулся. Снизу вверх Олег увидел Ларису. С дрожащим огоньком свечи в руке. Ему показалось, что длилась эта немая сцена очень долго. Он успел, несмотря на полумрак, рассмотреть, что она совсем раздета. Кроме наброшенной на плечи темной рубашки мужского покроя, застегнутой на две пуговицы, на ней, кажется, ничего больше не было. Потом Лариса приложила палец к губам и чуть кивнула ему. Он поднялся и вошел за ней в спальню. Она словно читала его мысли, пока он сидел под дверью, потому что, поставив свечу на стол и сев на кровать, сказала ровным тихим голосом: - Ну что ты мучаешься? Дело совсем не в тебе. Хочешь послушать? Отчетливо понимая, что совершенно не нужна сейчас ему ее исповедь, он тем не менее слушал с несколько даже болезненным любопытством, одновременно и жалея Ларису и презирая себя за то, что не может прервать ее спокойных, не соответствующих смыслу слов. Она рассказывала о вещах, сколь ужасных своей пошлостью и даже цинизмом, столь и банальных, совершенно обыденных в затхлой, обесчещенной пустыми лозунгами атмосфере общества "развитого социализма". - ...Теперь ты понимаешь, отчего я так? И сегодня совсем не собиралась ехать сюда с вами. Наталья уговорила. Ей уж очень хотелось. Ну, черт с ней, думаю. Хоть вечер пройдет не в одиночестве. Надоело. А тут вдруг ты. Не зазнавайся только, ничего сверхъестественного ты из себя не представляешь, просто твоя застенчивость меня немного отогрела. В первый раз я вдруг почувствовала себя легко. Не знаю, поймешь ли... Был давно такой мальчик, в белом плаще с поднятым воротником... Стоял, под дождем напротив моих окон и курил в кулак. А в школе краснел и отворачивался... И с тобой я почувствовала, как отпускает... Ты пил сегодня, а я не сдерживала, даже поощряла незаметно, чтобы проверить. - "Джентльмен - это тот, кто ведет себя прилично, когда напьется". Уайльд, - вставил Левашов. - Но до самого конца я все же не была уверена. И когда поцеловала тебя - тоже. Хотя благодарила вполне искренне. Давно мне не было так хорошо. Если бы ты не сдержался - это уже не испортило бы моего мнения. На сегодня. Но... Но ты вдобавок позволил мне уйти, не стал лезть в дверь, говорить жалкие или, напротив, нахальные слова. Я уже легла, и вдруг меня толкнуло. Подумала - если ты не ушел, позову и все расскажу... Она словно только сейчас заметила, в каком виде сидит перед Левашовым, изменила позу и натянула на бедра полы рубашки, застегнула еще одну пуговицу на груди. - Только не считай меня истеричкой. Просто мне давно не с кем было поговорить по-человечески. А дальше как знаешь... Олег молча пожал плечами. Дождь за окном перешел в ливень и бил в стекла, словно крупной дробью. Сейчас самое время проститься и уйти. Красиво так будет, возвышенно, в стиле итальянского кино, которое она любит. А вдруг ей хочется совсем другого? Чтобы окончательно забыть прошлое и поверить в возможность иной жизни? И уйдя, будешь выглядеть... Ну, кем можно выглядеть в таком варианте? Чистоплюем, ханжой или просто
в начало наверх
дураком? И на кой черт ему решать эти Буридановы задачи? Видел бы его сейчас Воронцов... Вздохнул бы сочувственно и развел руками? Или ободряюще подмигнул: вперед, мол, парень, за орденами? Лариса смотрела на него с сочувствием. - Тупик, милый? Оба мы в тупике. Оба не внаем, что делать и говорить дальше. ИЗ ЗАПИСОК АНДРЕЯ НОВИКОВА ...Пожалуй, на том вечере, посвященном, выражаясь официальным языком, торжественной сдаче в эксплуатацию военно-спортивного комплекса Валгалла, и можно подвести некую условную черту. Окончательно делящую нашу жизнь на две неравные части. Фигуры расставлены, первые ходы сделаны, позиции определились. Все персонажи введены в действие. И дальше уже вся наша история начала развиваться по своим внутренним законам, никак от нашей воли не зависящим. До Валгаллы мы еще могли что-то решать и выбирать. Оставалась, наконец, возможность просто отойти в сторону. Я об этом думал. Мы могли бы, используя установку Левашова, начать метаться по Земле. День на Гавайях, два в Одессе, потом Рио и так далее. Скорее всего, пришельцы бы нас потеряли... Только вряд ли это было бы достойное решение. При том, что их один человек в целом свете не смог бы никого из нас ни в чем упрекнуть. Короче, какой-никакой выбор у нас был. А вот дальше - все! Когда ты уже пошел по канату, поздно оглядываться. Но хоть до конца еще далеко, судя по всему, и ни один ясновидец не предскажет, чем эта история для нас кончится, я не могу сказать, даже наедине с дневником, что жалею о чем-нибудь или согласился бы переиграть, если б дали... И дело не только в шахматном правиле: "Взялся - ходи". Просто Одиссей не был бы Одиссеем, вернись он к Пенелопе с полдороги. Ерунда, будто заблудился хитроумный царь, карты у него там оказались ненадежные или гирокомпас забарахлил. Там по солнцу и звездам все Средиземное море вместе с Эгейским за две недели в любой конец проплыть можно. Просто интересно ему было жить, владельцу уютного острова. И долг он, похоже, ощущал. Перед будущим, предположим. Потомству в пример и вообще... Оттого до сих пор его и помнят, книгу третью тысячу лет читаю... 10 ...Курортный сезон на Валгалле кончился. Не оттого, что начала портиться погода. До настоящей осени было еще далеко, и дождливые дни по-прежнему сменялись сухими и даже жаркими. Дело было в другом. Отдых хорош лишь как краткая передышка между более-менее длительными периодами осмысленной трудовой деятельности, неважно, физическойили интеллектуальной. А вечный отдых... Наверное, его не будет даже в раю. Здесь самой насущной работой представлялось исследование планеты. В отличие от колонистов острова Линкольна и других известных робинзонов, нашим героям не требовалось в поте лица добывать свой хлеб и искать способы добраться до цивилизованных краев. Зато географические исследования обеспечивали полную занятость и позволяли каждому реализовать как свои профессиональные способности, так и самые затаенные желания, в предыдущей жизни совершенно нереальные. Возможности сухопутных экспедиций сразу ограничились несколькими километрами, непосредственно прилетающими к Большой Западной поляне. Именно на столько сумел пробиться Шульгин на тяжелом гусеничном транспортере, старательно выискивая просветы между деревьями и продираясь сквозь подлесок. А потом пошла такая чаща, что застрял бы и пятидесятитонный "Катерпиллер" с бульдозерным ножом. С наблюдательной площадки на вершине сорокаметровой сосны и в двадцатикратный бинокль не видно было конца и края зеленого моря тайги. Но одно большое дело Шульгин все же сделал. Он вышел на гребень водораздела, откуда ручьи, сливаясь в узкую, но все асе реку, начинали течь на юго-запад. Сейчас это не имело практического значения, но зимой, по льду, вполне можно было организовать поход, как это делали наши предки. Известно ведь, что транспортное сообщение между древнерусскими княжествами осуществлялось в основном санным путем. И Батый вторгся на Русь именно зимой. А вот дорога по Большой реке, которой до сих пор не придумали названия, и по ее притокам была открыта и летом в любую сторону. Для экспедиции был подготовлен большой мореходный катер, названный "Ермак Тимофеевич", Воронцов объявил себя капитан-командором, а в поход, обещавший быть приятным и увлекательным, изъявили желание идти все. Кроме Берестина. У Алексея были на то свои причины. Перед самым отплытием Шульгин попросил увольнительную в Москву на пару часов. Вернулся он позже, чем обещал, остановил "БМВ" перед крыльцом и пригласил женщин выйти из дома. - Вот вам подарочек в дорогу, о, прелестные амазонки! - И распахнул заднюю дверцу. Наташа, самая экспансивная из женщин, даже вскрикнула от неожиданности и испуга. На заднем сиденье копошилась разноцветная мохнатая куча, поскуливающая и ворчащая. Первой разобралась в обстановке Лариса и с криком: "Ой, какая прелесть!" - кинулась вперед. Выхватила из кучи крупного шоколадно-белого щенка, зарылась лицом в мохнатую шерсть. - Выбирайте, - предложил Шульгин. - Кому какой нравится... - Этот мой! - А мне вот этого, черненького! Нет, рыжий лучше. Смотри, какое у него умное лицо! Шульгин скромно улыбался, готовясь принимать благодарности. - И заметьте, поровну кобельков и, пардон, этих... девочек. Так что в дальнейшем можно открывать торговлю. По полторы сотни за штучку... Московская сторожевая. Необычайно морозоустойчивая. А уж зло-обная... Наконец, выбор был сделан. В дополнение к каждому щенку Сашка вручил еще и по солидному собаководческому справочнику. - Теперь придумывайте имена, и я изготовлю персональные ошейники. А это тебе, Леша, чтоб не скучно было, - Шульгин показал на остальных собачек, больше похожих на медвежат. - Их тут вроде еще девять. ...Протяжно загудела сирена. "Ермак Тимофеевич" на малых оборотах отвалил от бревенчатого пирса. Воронцов поднес руку к козырьку фуражки. Женщины махали остающемуся Берестину со шканцев, Новиков поднял к плечу сжатый кулак, а Шульгин с бака дал в воздух короткую очередь из "Бофорса". Потом он перебежал в рубку и на полную мощность врубил стодвадцативаттные динамики. "Ревела буря, дождь шумел..." - понеслось над рекой. Сбившиеся у ног Берестина щенки испуганно завыли хором. Видно было, как Воронцов на мостике от чудовищного звука брезгливо поморщился и погрозил Шульгину кулаком. В целом все это напоминало отправление экскурсионного трамвайчика где-нибудь в Сочи или Ялте. Берестин подождал, пока "Ермак" описал по плесу крутую дугу и, избирая скорость, вышел на стрежень. Река - возможно, впервые от сотворения мира - получила законное право именоваться судоходной артерией. Или, если угодно, голубой магистралью. Алексей сделал несколько снимков этого исторического момента и начал подниматься вверх по крутой, в полтораста ступеней, лестнице. Он, наконец, остался один. По-настоящему один, с глазу на глаз с целой необъятной планетой. Оттого, что вверх по реке, не так еще далеко отсюда двигался катер с друзьями и подругами, одиночество не становилось меньше. Да и вообще применимы ли количественные оценки к такому понятию? Достаточно и того, что в пределах горизонта нет, кроме него, ни одного человека и не будет еще много дней, а значит, не нужно стараться выглядеть определенным образом в чужих глазах, не нужно думать, что и как сказать. Вот эта освобожденность и была ему нужна сейчас. Чтобы вернуть почти утраченное ощущение самого себя. Первые дли он в форте только ночевал. Все остальное время проводил в долгих, многочасовых и многокилометровых прогулках по окрестным холмам, по берегу реки, по бесконечному вековому лесу. Когда ноги сами выбирают дорогу, глаза внимательно и цепко смотрят по сторонам, пальцы сжимают шейку приклада, а голова свободна от мелких и суетных забот, можно, оказывается, думать о вещах серьезных и важных. О том, например, что лучшая часть жизни, считай, уже и прожита, и, если бы не последние события - прожита почти напрасно. Что толку от так называемых "творческих успехов", если они - только бледная тень того, что могло быть? Хорошо, конечно, что удалось вовремя найти свой нынешний стиль, пусть и подражательский по большому счету, "певца старой Москвы, непревзойденного мастера пепельной гаммы". Пусть с ним не случилось того, что со многими близкими и не очень близкими знакомыми и приятелями. Это скорее вопрос темперамента, чем осознанный выбор. Или, еще хуже, отсутствие той степени веры в себя, в свой талант, когда готов на все, на эмиграцию или самоубийство, лишь бы сохранить личную и творческую свободу... Но, может быть, не стоит судить себя столь строго? Ведь то, что он делал столько лет, получалось у него хорошо, душой он не кривил и совестью не торговал, никогда не вступал ни в какие коалиции и группировки, сам никого не трогал, и его не трогали. Может, дело лишь в том, что в юности он принял не самое верное решение? Не лучше ли было остаться в кадрах, служить, прыгать с парашютом и - не забивать себе голову интеллигентскими рефлексиями? А живопись бы и так никуда не делась. Рисовал бы на досуге, выставлялся в окружном Доме офицеров... Не зря до сих пор так остро вспоминаются офицерские дни, особенно те, когда он хоть краешком ощутил причастность к настоящим событиям. Жаркие дни августа, бетон аэропорта, бледные вспышки дульного пламени и пронзительный вой рикошетов... Восхитительное ощущение, когда все кончилось, ты оказался живой, сидишь, расстегнув ремни и подставив голую грудь прохладному ветру, жадно куришь и разговариваешь с друзьями, тоже живыми, о том, что было только что и что из всего этого получится потом... А чувство, когда генерал перед строем вручал ему первую и последнюю боевую медаль, которую с тех пор он не надевал ни разу... Может, только в те мгновения и была настоящая осмысленная жизнь, а все остальное - суета сует и ловля ветра? Как бы сложилась его жизнь, лучше или хуже? И сразу же вопрос: что случилось бы на Земле тогда с пришельцами, со всеми его новыми друзьями, если б не было здесь его и не его встретила бы Ирина холодным и ветреным вечером на Тверском бульваре? Эти и подобные им мысли одолевали его днями, что становились все короче, и долгими вечерами, приходили и возвращались, ветвились по законам ассоциаций, иногда заводя в такие философские дебри, что куда там Гегелю с Кантом. Но кроме них были и другие мысли, простые и обычные, и было много практических забот, в том числе возня с собачками, которые росли на глазах и страшно много ели. Самое интересное - меньше всего волновала его проблема пришельцев, хотя, казалось бы, что могло быть важнее? Кажется, у медиков это называется запредельным торможением. Слишком остро он пережил то, что было связано с Ириной, с путешествием в шестьдесят шестой год и четырьмя месяцами, прожитыми в параллельной реальности. Зато теперь он обрел искомое душевное равновесие. Опростился, как Лев Толстой, однако в отличие от великого старца брился ежедневно и, с удовольствием рассматривал в зеркале свое обветренное и загорелое, явно посвежевшее лицо, думал, что нет, жизнь еще далеко не вся, пожалуй, только сейчас она и начинается... В Москву его совершенно не тянуло. Не потому, что он боялся пришельцев, а просто нечего ему там было делать. Свобода от мирских забот удивительно проясняет мысли, и он понял то, о чем предпочитал не думать в прошлой жизни. Он сменил стиль одежды, несмотря на то, что видеть его сейчас было некому, а может быть, именно поэтому. Стал постоянно носить сапоги - в ненастную погоду яловые, в сухую и теплую легкие шевровые, узкие синие бриджи, свитер и кожаную куртку. Кроме всего прочего, такой наряд позволял не бояться змей и был наиболее удобен в лесу. Невзирая на погоду, Алексей по утрам мылся до пояса ледяной водой во дворе, по вечерам почти каждый день топил баню и вообще - старательно, даже кое в чем пережимая, изгонял из себя въевшуюся за многие годы богемность, которой раньше рисовался. Возвращаясь домой из походов, Берестин переодевался, кормил собак, чистил и осматривал свой карабин, разжигал камни и неторопливо ужинал, выходил на связь с "Ермаком", в очередной раз узнавал, что на борту все в порядке, сенсационных открытий нет и что девушки шлют ему приветы и
в начало наверх
воздушные поцелуи Потом читал или поднимался в холл второго этажа, брался за кисти. Вначале он попробовал писать местные пейзажи, но очень быстро понял, что ему это совершенно неинтересно. Зачем? Природа здесь настолько девственна и безразлична к случайному появлению человека, что пытаться придать ей какое-то настроение - заведомо безнадежная задача. Уж проще обойтись фотоаппаратом. Но зато ему пришла неожиданная и на первый взгляд странная идея. Алексей подготовил холст и начал писать большое и как бы сюрреалистическое полотно. "Рыцари на лесоповале" - так он ее назвал. Глухой, буреломный уголок здешнего леса и семь фигур в доспехах ХIII века. Двое валят двуручными мечами мачтовые сосны, двое с помощью рыцарских, тоже бронированных коней трелюют срубленные хлысты, а еще трое в углу картины перекуривают и закусывают, напоминая известных охотников на привале. В чем смысл и суть картины, он и сам пока не знал, просто ему так захотелось. При желании в замысле и исполнении мощно было усмотреть и аллюзии, и некоторую аллегорию, обыгрывающую сопоставление определенных смыслов понятий "рыцарь" и "лесоповал". Но можно было и ничего не искать, а принять картину как живописную разновидность юмористических картинок "без слов". Это уж как кому взглянется. Однако он хотел закончить работу до возвращения друзей из экспедиции. ...Очередной день выдался, как на заказ. За стенами порывами, то усиливаясь, то чуть стихая, завывал ветер, гоняя по двору всякий мелкий мусор. Шуршал и шуршал по крыше, по стеклам, по доскам веранды очередной обложной дождь. Над холодной пустыней речного плеса, над дальними пустошами заречья сгущалась сизо-серая мгла. Кажется, будто сумерки иачииаются сразу после полудня и тянутся, тянутся так долго, как никогда не бывает на Земле, сопровождаемые размеренным стуком высоких башенных часов в эбеновом футляре и бессмысленно-мерными взмахами медного маятника. Во всем вокруг - ощущение неумолимого, заведомо предрешенного умирания жизни до неведомо когда могущей вернуться весны. И даже не очень верится, что она вообще когда-нибудь наступит, слишком все уныло и безнадежно вокруг. В холлах и комнатах почти темно. От окон тянет знобкими сквозняками. Но есть огонь в камине, груда поленьев свалена рядом, снаружи под навесом сложен в поленницы не один десяток кубометров дров, гарантирующих тепло и жизнь в самую долгую и холодную зиму, для настроения можно сварить гусарский пунш и стоять с чарой в руке у полукруглого окна, смотреть через толстое стекло в ненастный день, на серые лужи и пузыри на них, на полосы ряби поперек оловянного зеркала плеса. И, может быть, именно это - счастье? Главное - кончилось то утомительное безразличие, которое все сильнее овладевало им последние годы. После душевного и духовного подъема юношеских лет, которые Берестин назвал для себя "Время больших ожиданий", после ослепительных и близких перспектив, надежд на совсем уже великолепную жизнь в скором будущем, все последующее сначала удивляло и разочаровывало, потом стало глухо озлоблять и вынудило все плотнее замыкаться в раковину личных проблем. И еще хорошо, что так. После смерти Брежнева надежды начали было возрождаться, но, увы, ненадолго. Слава богу, что подвернулась Валгалла. Во-первых, появилось дело, которому можно посвятить все обозримое будущее. Во-вторых, раз время на Земле все равно стоит, нет необходимости интересоваться новостями и можно спокойно читать, раз уж появится такое желание, глянцевые, желтоватые, чуть пахнущие пылью и тленом книжки журнала "Столица и усадьба" за десятые годы текущего века. Очень успокаивающее чтение. Кроме того, у Берестина вновь пробудился вкус к военной истории, и он увлекся трудами немецких полководцев минувшей войны: Манштейна, Гудериана, Меллентина, Типпельскирха, Гальдера... Чтобы настроение стало еще более отчетливым, Алексей оделся по погоде, закинул за плечо ремень карабина и вышел под ненастное небо. Сильно похолодало. Над головой без конца, гряда за грядой, тянулись пропитанные водой низкие тучи. Как мокрая серая вата из солдатских матрасов. Но где-то далеко все же пробивался солнечный луч и чуть подсвечивал розовато-желтым предвечерний горизонт. Он прошел километров пять на юг, где лес стоял не сплошняком, а прорезался широкими полянами и волнами пологих сопок. Непромокаемая куртка с капюшоном и высокие, хорошо промазанные сапоги делали прогулку под моросящим дождем своеобразно приятной. Особое ощущение независимости от погоды, автономного уюта. Следы сапог на мокрой земле сразу расплывались, наполнялись влагой, дождевые капли чуть слышно шелестели о ткань капюшона, стены и крыши форта быстро растаяли в сероватой пелене, и Берестин подумал, что зря не взял с собой компас. По такой погоде заблудиться - плевое дело. Ничто вокруг не напоминало, что он - на чужой планете. При желании можно было вообразить себя помещиком старых времен, бродящим по своим охотничьим угодьям. Опять же без всякого намерения романтизировать частную собственность на землю и присвоение прибавочного продукта, а так. Вроде Тургенева, Некрасова, да и самого Пушкина, весьма одобрявшего деревенскую, причем отнюдь не крестьянскую жизнь. Алексей остановился, заслоняясь ладонями от дождя и ветра, прикурил. А когда поднял голову, метрах в тридцати от него стоял диковинный зверь, непонятно как и откуда появившийся. Размером с уссурийского тигра, он пропорциями своими гораздо больше напоминал увеличенного до безобразия домашнего котенка. Такой же головастый, пушистый, словно бы округлый и совсем на первый взгляд не страшный. Пепельно-серого цвета, с почти черными пятнами, в беспорядке разбросанными по телу. И с желто-зелеными глазами размером с фары "Жигулей". В других обстоятельствах, к примеру на фотографии, он мог бы показаться даже забавным. Но сейчас он смотрел на Берестина немигающими глазищами, и чувствовалось, что смотрит зверь не просто так, а может прыгнуть. - Ух, черт... - прошептал Алексей. Он вспомнил те, виденные в первый день, следы чудовищных когтей. За время строительства, когда здесь гудела и воняла соляром техника, шумели голоса многих людей и часто гремели тренировочные выстрелы, зверье, конечно, поразбежалось, попряталось, а теперь вот наступила первозданная тишина и местная фауна начала возвращаться на свои исконные территории. Этот котик, возможно, еще и не самое серьезное из того, что здесь обретается... Карабин висел у Алексея на плече стволом вниз, и, самое главное, он никак не мог вспомнить, на предохранителе оружие или нет. Как взводил затвор, загонял в ствол маслянисто блестящий золотистый патрон, он помнил, а вот поднимал ли после этого флажок предохранителя? Обрубило начисто. Стараясь не делать порывистых движений, Берестин опустил руку, отвел назад, сжал пальцами цевье. На такое он не охотился никогда. На кабана да, приходилось, но там было совсем иначе. Большая компания, хороший обзор, сколько угодно времени. Кстати, кабан и тигр - все же разные объекты. А эта животина - черт ее знает, кто она вообще и на какие пакости способна? Секунды тянулись, как в дурном сне, и страшнее всего было представить, что и дальше может быть, как в том же сне - когда жмешь на спуск, а выстрела нет. И плохо, что он не представляет характера неведомого зверя. Что лучше: резко шагнуть вперед - вдруг испугается, или, наоборот, медленно отступать, как от кобры, не раздражая хищника? Инстинктивно Алексей выбрал третье решение. Резко отпрыгнул назад, одновременно вскидывая карабин. И зверь прыгнул тоже. Будто этого и ждал. В чудовищно мощном броске пересек почти все разделявшее их пространство. Но чуть-чуть ему все же не хватило. Огромная туша бесшумно приземлилась метрах в пяти перед Берестиным, и тут же, словно сам по себе, загрохотал карабин. Как потом выяснилось, для такой охоты его калибр был совсем никуда, но оттого что частые выстрелы заполыхали практически в упор, к острой боли от прошивающих могучее тело пуль прибавилось бьющее в глаза пламя, резкий пороховой запах, грохот - и зверь потерял момент, на какое-то решающее мгновение съежился, испуганно прижал уши и взвыл, оскаливая кривые десятидюймовые клыки. Этой секунды Алексею и хватило. Гром выстрелов его, наоборот, успокоил, окружающий мир вновь приобрел четкость, он поправил прицел и от нескольких пуль в голову зверь взвыл еще раз, теперь уже мучительно-жалобно, почти как котенок, прихваченный дверью, согнулся в дугу, потом резко выпрямился - и издох. - Ни хрена себе каламбурчик... - хрипло сказал Берестин. Он никогда не считал себя слабонервным человеком, как сказано уже - воевал, но сейчас его затрясло. Надо думать - от неожиданности случившегося. Сигарета его так и дымилась в траве, куда он ее уронил, и этот дымок в мокрой траве нагляднее всего демонстрировал мгновенность происшедшего. Он закурил новую сигарету, внимательно огляделся - не крадется ли где еще один суперкотик. Так, не задумываясь, он окрестил зверя, и так впоследствии это имя к нему и пристало. Он осмотрел мертвого зверя. Четыре пули пробили череп и все остались внутри. Значит, прочность костей мало уступает рельсу. Дырки от остальных попаданий затерялись в мохнатой шкуре. Добычу Алексей притащил в форт трактором и сразу принялся неумело, но старательно сдирать драгоценную шкуру, имея в виду поразить друзей изысканным трофеем. Литература по таксидермии имелась, он только не решил, что будет лучше - чучело или ковер под ногами. Закончив, распялил шкуру на наскоро сколоченной раме, тщательно отмыл от крови и жира руки, и вдруг вспомнил слова одной из песен Новикова: Но трусливых душ не было средь нас, Мы стреляли в них, целясь между глаз... - Вот именно, гражданин Новиков, - сказал он громко. - А вы как думали? ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ ИНТЕРМЕЦЦО - 2 Встреча между высокими договаривающимися сторонами (разумеется - неофициальная) состоялась в маленьком отеле на берегу одного из норвежских фиордов. Антон приехал первым и, прогуливаясь во внутреннем дворике с позеленевшими медными пушками XVII века, обращенными в сторону моря, с интересом ждал появления своего коллеги-соперника. До этого момента прямых контактов с представителями неприятеля ему осуществлять не приходилось. Хорошим тоном считалось вообще как бы не подозревать о самом существовании на Земле постоянных резидентур как той, так и другой стороны. И если сейчас это молчаливое согласие оказалось нарушенным и поступило предложение о переговорах, значит, разработанный Антоном план начал действовать. Скрипнула чугунная кованая калитка в стене, сложенной из глыб серого дикого камня. Антон обернулся. Сопровождаемая шофером в коричневой фуражке с позументами, по пологой лестнице спускалась элегантная женщина. На улице крупного города или в холле отеля "Хилтон" она могла бы и не привлечь особого внимания, но здесь, где даже в разгар сезона бывают все больше небогатые туристы да агенты мелких торговых фирм, такая дама выглядела неожиданно. Лицо ее скрывали поля шляпы с короткой вуалью, но фигура, строгий и очень дорогой костюм, не рассчитанные на пешее хождение туфли, осанка, с которой она держалась, достаточно отчетливо указывали на ее общественное и финансовое положение. Антону стало весело. Был у аггров все-таки некий дефект в подготовке, а может быть, даже в психике. Они словно не до конца понимали, в каком мире работают, и постоянно переигрывали. В то время как опыт земных разведок неопровержимо доказывал, что лучшая тактика - это внешняя неприметность и высокий профессионализм, они все делали наоборот. Такое впечатление, будто весь свой опыт они черпали из наиболее низкопробных фильмов и книжек, считая наиболее массовую продукцию наиболее адекватной действительности... Впрочем, не так уж они не правы, - подумал Антон. Простой человек, обыватель, с большим уважением отнесется к такой вот странствующей миллионерше, чем к студентке в потертых джинсах. А нестандартно мыслящее меньшинство без серьезных оснований тоже не станет проявлять пристального внимания к сильным мира сего. Короче, как любит выражаться мой друг Воронцов: "Стоп, сам себе думаю, а не дурак ли я?" ...Разговор у них сразу начался довольно резкий. По существу, а не по форме. По форме как раз все было в порядке. Дама-дипломат предложила называть ее Сильвией, для беседы пригласила перейти в абонированный ею трехкомнатный номер на втором этаже отдельно стоящего флигеля, держалась обворожительно-любезно, непрерывно демонстрируя свое умение улыбаться, произносить остроумные сентенции, вставать, садиться и двигаться, подчеркивая наиболее выразительные линии своей фигуры. Но все эти очаровательные ухищрения не мешали ей с первых же слов повторить все те обвинения, которые Антон уже слышал от Бандар-Бегавана.
в начало наверх
Они прозвучали даже еще более агрессивно, произносимые мелодичным и волнующим женским голосом. - Надеюсь, дорогая (разговор шел по-английски, поэтому такое обращение имело несколько иной оттенок, чем в русском языке) Сильвия, наша беседа носит абсолютно частный характер? - спросил Антон, выслушав ее филиппику. - Потому что только в этом случае мы сможем прийти к должной степени взаимопонимания. Если нет - я готов представить письменное изложение моих доводов, и на этом - все. Пусть решают высшие инстанции. Приняв же мои условия, вы откроете путь к дальнейшим, весьма небесполезным контактам... В чем я, не скрою, заинтересован. - Ну разумеется. Только на такой исход нашей встречи я и рассчитываю. - В таком случае я попросил бы вас отключить всю аппаратуру, могущую фиксировать код нашей встречи. Чтобы не смущать вас - не буду называть ее характеристик и местоположения... - Хорошо, согласна, - секунду подумав, ответила Сильвия. - Но этим условием вы ставите меня в затруднительное положение. - Ну, о чем вы говорите... Неужели вы не сможете для отчета смонтировать любую устраивающую вас запись? Если нет - я помогу. Только обещайте познакомить меня с окончательным вариантом. Попытаетесь - Боюсь, что ваши требования чрезмерны. Не выношу ультиматумов. - Что вы, что вы! Какие ультиматумы? Это же просто правило хорошего тона. Заодно позвольте дать совет - если хотите вести действительно серьезную политику, определенная доля доверия необходима Даже между противниками. И совсем не обязательно посвящать начальство во все тонкости. Ему хватит и результата. Что касается меня, то меньше всего я хотел бы видеть в вас врага. Профессионала, преследующего цели, в чем-то отличные от моих - да, но не более. А вне службы мы вполне можем испытывать друг к другу симпатию... Кажется, его слова Сильвии понравились. Она улыбнулась более естественно, чем прежде - Между нами говоря, такой подход мне тоже импонирует. Хотя, не скрою, он в корне расходится с нашими принципами. - Боше мой! Не помню кто, кажется, Дизраэли, говорил, что принципы надо уметь вынимать из кармана и уметь вовремя прятать в карман. Я довольно долго работаю на этой планете и в достаточной мере усвоил здешнюю философию и политическую практику. Рекомендую не пренебрегать... - Допустим, вы меня убедили. Я принимаю ваши условия. Но и вы в ответ обещайте соблюдать правила нашей игры. И для начала ответьте на поставленные вопросы. Именно этого Антон и добивался. Установление доверительных, партнерских отношений являлось исходной позицией его замысла. И он действительно собирался соблюдать условия. Да иначе и невозможно, он отнюдь не собирался недооценивать противника и знал, что любая ложь будет легко разоблачена. Ну а то, что его партнером оказалась именно эта дама - всего лишь подарок судьбы. Облегчающий дело, но ничего не меняющий в принципе. Будь на ее месте функционер с иным психо- и фенотипом, нашлись бы другие способы. И только... - Нет ничего легче. Мне кажется, если бы мы с вами сразу догадались обсудить возникшие проблемы с глазу на глаз, не привлекая высокие инстанции, все вопросы снялись бы мгновенно. - У нас и у вас разные методы работы. Но не будем отвлекаться. Антон поудобнее устроился в кресле, налил себе в бокал чистого тоника, бросил два кубика льда. - Не знаю, насколько внимательно вы изучали все подробности инцидента, но сегодня же еще раз тщательно просмотрите каждый зафиксированный вами эпизод. Наложите полученные данные на то, что вам известно о стиле и методах нашей работы. Запросите справки из ваших архивов. Уверяю вас - ничего общего. Даже если бы мы специально постарались уйти от всех стереотипов, нам бы это не удалось. В любой, даже тщательнейше спланированной операции невозможно избежать импровизаций, вызванных действиями противной стороны. И вот здесь обязательно проявится личность импровизатора. Убежден - в экстремальной ситуации вы, несмотря на всю вашу подготовку, ни за что не сумеете безупречно сыграть землянку. Подчеркиваю - даже землянку вообще, не говоря уже об англичанке, которую вы изображаете сейчас, или русскую, как та ваша агентесса... Вы не сумеете воспроизвести подсознательных реакций... А если при подготовке смоделируете и подсознание тоже, то перестанете быть сама собой. То есть произойдет как раз то, что случилось с этой девушкой... Ириной, кажется? Если вы сами до этого не додумались - дарю, можете вставить в отчет... Так что заряжайте материалы в анализатор и сразу увидите, что мы тут абсолютно ни при чем. Можно было подумать, что Сильвия смутилась. Она будто в растерянности вертела в пальцах соломинку от коктейля. Заговорила глядя мимо Антона. - Мы при своих оценках исходили прежде всего из уровня технической оснащенности тех людей. Он настолько превосходил земной, что мысль о вашем вмешательстве напрашивалась сама собой. Никто, кроме вас, не мог бы снабдить их внепространственной техникой. - Здесь вы тоже ошиблись. Техника землян и способ ее применения не имеет ничего общего с нашими. Мы так давно ушли от прямых пробоев пространства, что возврат к ним уже просто невозможен. Скорее, вам следует подумать об утечке информации через своих сотрудников... - Исключено. Мы проверяли. На последнем этапе земляне использовали кое-что из снаряжения нашего агента, но основа у них оригинальная. - Тем более. Вариантов тут два. Или они еще талантливее, чем вы и мы подозреваем, а потому умеют перескакивать через целые ряды необходимых этапов развития науки и техники, или... Антон сделал многозначительную паузу. - Или здесь вмешивается некая третья сила. Такой вариант вы не допускаете? - Это слишком смелое допущение, влекущее к непредставимым последствиям. - Пора бы привыкнуть, что на Земле никакое допущение не бывает слушком смелым. Лично я вижу здесь интересный поворот сюжета... Неплохо бы предусмотреть взаимные консультации и на такой случай. - Может быть, лучше оставаться в пределах известных нам фактов? У землян существует так называемый принцип Оккама. Давайте пока следовать ему. Раз нет ничего лучшего. - Давайте, - легко согласился Антон. И тут же сменил тему. - Не откажите удовлетворить мое любопытство - зачем вы вообще тратите столько сил, чтобы отомстить этим людям? В чем смысл? В конце концов, они в своем праве. Они у себя дома, осуществляют законную самооборону... А вы, вмешавшись, нарушили конвенцию и продолжаете ее нарушать. В большей мере, чем это сделали бы мы, если б решили их поддержать. Не проще ли забыть этот инцидент, не усугублять конфликта? Есть ведь более важные дела и у вас, и у меня тоже... Сильвия напряглась, лицо у нее стало злым. Теперь она больше соответствовала своей истинной сущности, как ее понимал Антон. - А вот этого я бы вам не советовала касаться. Это дело наше и только наше! Антон иронически хмыкнул, с нескрываемым интересом глядя ей прямо в глаза. Опомнившись, она несколько сбавила тон. - Здесь вопрос высших принципов. Предательница должна быть изъята с Земли и примерно наказана. Мы не имеем права прощать и тем самым вводить в искушение многих и многих. Это однозначно. А земляне... Прежде всего, мы должны избавиться от ненужных свидетелей. Свидетелей нашего двойного просчета, пусть даже так. Нам необходимо изучить принципы действия их аппаратуры и способ, каким они пришли к своему открытию. И еще: только допросив землян, мы достоверно узнаем, кто их поддерживает. Вы или... другие. Видите, я с вами откровенна. - Ценю... - Он снова не стал скрывать насмешки в голосе. - Мелковата цель для великой цивилизации, но вольному воля. Мешать я вам не буду. Больше того - готов вам помочь. На определенных условиях, естественно. Вы ведь их так до сих пор не нашли? При всех ваших возможностях... - Да, - без удовольствия призналась Сильвия. - Это меня сильно и удивляет, и тревожит. Трижды они практически были у нас в руках и трижды ускользали. Такого с нами давно не случалось. А опыт у нас есть. - В том и беда, что вы абсолютизируете прошлый опыт. Обстоятельства изменились, а стиль вашего мышления - нет. Не нужно считать противника глупее вас, к добру это не приведет. Особенно в данном случае. - Знаете, - с чувством сказала Сильвия, - мне слегка уже надоели ваши нравоучения. Всему есть предел, вы не находите? - Ради бога, простите. Возможно, я слегка увлекся. Давно не приходилось говорить со столь приятным собеседником. Столько лет на Земле, а большинство здешних обитателей далеко не так интересны, как ваши "объекты". Обещайте, что дадите мне возможность посмотреть на них, когда поймаете. А я за это вам подскажу одну идею, довольно забавную... - Вы уже второй раз намекаете на помощь. В чем она заключается? - А вот в чем. Раз вы до сих пор не нашли своих подопечных, хотя и использовали все средства, не логично ли допустить, что их уже нет на Земле? Что если, просчитав ваши действия и намерения, они нашли эффектный контрход? Тем более, что с ними та девушка... Вообразите, что по доступному им каналу они скрылись в то самое место, куда отправили ваших первых агентов? В расчете, что уж там вы их искать не будете, да и откуда вам знать, где та планета находится? - Как вы сказали? На Таорэру? - И осеклась, поняв, что сказала лишнее. - Так вам и название ее известно? Ну, тем более... Поищите. Зная землян, я отнюдь не исключаю столь парадоксального решения. ...Они еще некоторое время говорили на эту и близкие к ней темы, но Антон видел, что после высказанной им идеи Сильвия не может думать ни о чем другом. Ей, наверное, хотелось как можно скорее свернуть разговор и немедленно приступить к проверке. То ли лично, то ли передав сообщение на свою базу. Выдержка и невозмутимость явно не входили в число профессиональных качеств его собеседницы. Так что игра с ней получалась малоинтересной. Как в покер с холериком. Он же, достигнув своей цели, склонен был поиграть еще. - Нам с вами осталось решить всего один маленький вопрос, и все. Можно будет с чистой совестью приступить к развлечениям, доступным на Земле лицам нашего положения. - Что вы имеете в виду? - насторожилась Сильвин. - Ну, выбор развлечений здесь довольно широк, особенно если вы лишены предрассудков... - Нет, - раздраженно тряхнула головой дама, - я о "маленьком вопросе". Про развлечения знаю не меньше вашего. - Вот и чудесно. Вопрос такой - гарантии нашего "Ставангерского пакта". Возможно, под таким именем он войдет в историю. При всей моей симпатии лично к вам, дорогая, я не испытываю иллюзий насчет общего морального уровня вашей расы. Это не оскорбление; а лишь констатация. Поэтому надежные гарантии абсолютно необходимы... - Вот вы как заговорили, - Сильвия недобро сузила глаза. - К вашему сведению, мои взгляды на вашу расу тоже далеки от христианских. - Но это не должно помешать нам сохранить дружбу и взаимное уважение, - перебил ее Антон. - Зная, что мы не в силах обмануть доверие друг друга, мы тем самым избежим возможных разочарований. Мне бы этого крайне не хотелось. Сильвия перехватила взгляд, направленный на ее сплетенные под креслом ноги и чуть заметно улыбнулась. Она ведь, кроме всего прочего, обладала эмоциями и самосознанием земной женщины, внимание к ее внешности такого мужчины, как Антон, не могло не вызвать в ней отклика. - Предположим, только я не представляю, какие именно гарантии вы полагаете достаточными, и которые невозможно при необходимости нарушить... Видите, я тоже стараюсь быть откровенной с вами. - Выхода у вас нет, кроме как быть откровенной. А гарантии удивительно простые и безусловно надежные. Сейчас я все расскажу и вы убедитесь... 11 В один из дней позднего предзимья, когда холодные серые дожди все чаще стали сменяться первыми, еще нерешительными снегопадами, когда солнце, вставая, сразу же давало понять, что не намерено долго задерживаться на небосводе, прокатывалось над острыми вершинами близких сосен и торопливо садилось за западными холмами, когда в буквальном смысле и собаку во двор не выгонишь, настолько там промозгло и ветрено, Новиков решил, что дела их плохи. Ничто так не разлагает гарнизоны отдаленных крепостей, как вынужденное безделье. А он, ощущая себя ответственным за моральное состояние друзей, которых сам же и втравил в это предприятие, не мог
в начало наверх
применить даже такие, широко использовавшиеся в аналогичных условиях крепостного сидения и вполне эффективные методы, как учебные тревоги, марш-броски на полста километров или хотя бы четыре-пять часов строевой подготовки ежедневно Настолько далеко его моральный авторитет не простирался. Но и продолжать нынешнее бессмысленное существование тоже невозможно. Их пребывание на Валгалле потеряло цель, вот в чем дело. Скрываться от врагов - это не занятие для уважающего себя человека. Пока они, охваченные азартом первооткрывателей, высаживались на неведомой планете, строили форт, изучали окрестности да при этом все время ждали встречи с могущественным и коварным врагом, задумываться о смысле жизни было некогда. Но вот прошло уже порядочно времени, новых идей ни у кого не возникало, а читать, спать и играть в преферанс доставляет удовольствие лишь до определенного предела. И хотя пока внешне все выглядело почти по-прежнему, все вроде бы занимались своими делами с должным увлечением - Берестин писал свои картины, Шульгин целыми днями возился с машинами и арсеналом, Левашов приступил к физико-математическим обоснованиям пространственно-временных переходов, Воронцов запоем читал книги, которых не имел возможности прочесть в прошлой жизни, и выглядел наиболее из всех счастливым и безмятежным, девушки тоже нашли себе занятия по вкусу, - но внутреннее напряжение в компании нарастало Новиков, как психолог, ощущал это отчетливо. Меры следовало принимать незамедлительные и решительные. Иначе - неминуемый срыв. Андрей воткнул топор в громадную холоду, на которой колол свою ежедневную норму дров. Эта работа его всегда успокаивала и помогала думать. Тем более, что зима ожидалась длинная и холодная, искушенный в метеорологии Воронцов предсказывал с полной определенностью, что климат здесь близок к североканадскому. Так что дрова, сколько их ни запасай, лишними не будут. Когда повалят снега и завеют бураны, куда приятнее будет пользоваться готовым, чем заниматься лесозаготовками в зимней тайге. Он выпрямил спину, с наслаждением потянулся и увидел, что сквозь окно третьего этажа на него смотрит Лариса со своим постоянным сумрачным выражением лица. "Вот еще тоже загадка природы, - подумал он. - Интересная барышня, но до чего неконтактная, хоть и прожили бок о бок больше месяца... Удивительно, как она хоть с Олегом общий язык находит?" Он помахал ей рукой, девушка сдержанно кивнула и отвернулась. - Психоаналитика тебе хорошего надо, подсознание раскрыть и неотреагированные эмоции снять, - негромко сказал Новиков вслух. - Впрочем, если бы только тебе... За завтраком, который, по успевшей уже сложиться традиции, был обязательным для всех мероприятием и на котором не только и не столько питались, как обсуждали планы на текущий день, обменивались мнениями, используя этот час наподобие утренних производственных совещаний, что происходят ежедневно по всей великой советской стране от Командорских островов до Калининграда, Новиков, выбрав подходящий момент, спросил, стараясь, чтобы вопрос прозвучал как мощно небрежнее: - Думал я сегодня от нечего делать на разные темы, и стало мне как-то вдруг совсем непонятно - а что же дальше? Впереди, похоже, суровая зима. Что будем делать? - Оно и видно, что делать нечего, раз думать начал. - А что тебе еще надо? Отдыхай... - Построим трамплин на берегу и будем прыгать. - Когда станет река - пройти по льду до устья... Серию шутливых и язвительных ответов Новиков проигнорировал. Ничего другого он от своих друзей и не ждал. Гораздо больше его заинтересовало демонстративное молчание Воронцова, наглядно давшего понять, что на провокации он не поддается, и внимательный взгляд Наташи, тонко реагирующей на настроения своего друга. Этой парой стоит заняться отдельно. - Я не об этом, - наконец сказал Андрей, убедившись, что Ирина тоже воздерживается от ответа. - Чем заняться, мы, конечно, найдем. Сам могу предложить пару вполне великолепных идей. Я в плане мировоззренческом. Вообще - что такое наша Валгалла? Шикарный курорт на семерых? Или что-то большее? Тут не выдержал Берестин: - Не улавливаю, к чему это ты? Вроде все мы знаем, что, как и зачем... Или у тебя новые идеи появились? Так поделись, будь любезен. - В том и дело, что идей нет. Одни сомнения. Ну, скрылись мы от супостата, отсиживаемся, можно сказать. Никто на нас пока не напал. А может, и нападать некому. И сколько же нам тут еще сидеть и какие вообще перспективы? У всех землепроходцев, зимовщиков, конкистадоров, робинзонов даже - всегда была цель. А у нас? Жизнь тут прожить, ее же и спасая? Как старцы в скиту? Для чего? А может, наплевать на все и домой вернуться? - Он сделал паузу. - У кого есть здравые соображения? - Мне все едино, - тут же отозвался Шульгин. - Я здесь этот, как его... ландскнехт. Меня попросили. Если в моих услугах не нуждаются, я хоть сегодня могу домой. - А ты, Ира, что скажешь? Я к тебе как к эксперту обращаюсь. - В эксперты я не гожусь. Просто ничего не знаю. Не могу представить, какие шаги предпримут или уже предприняли... мои земляки. Может, действительно махнули на нас рукой, а может, ждут нас на Земле с нетерпением. Как хотите, так и решайте... Не прощу только себе, если из-за меня и вы пострадаете... - Ну, это совсем уже пессимизм и упадок духа. С таким настроением жить нельзя, - сказал Левашов, который и вообще был спокойнее и рассудительней прочих, а теперь, после того, как у наго появилась Лариса, - особенно. - Я так думаю, что Андрей изобрел очередной изящный ход и морально нас к нему готовит... - добавил он. - Переоцениваешь, брат. Ничего я не придумывал. Без всякой задней мысли спросил, причем даже не в разрезе пришельцев, а - вообще. Что для нас Валгалла и кто мы на Валгалле? Туристы, первопроходцы-исследователи, политэмигранты или, скажем, латифундисты-землевладельцы? Тоже вариант, доложу вам. - А-а, тебя на классовый анализ потянуло, - догадался Шульгин. - Полезное дело, Главное - своевременное. Совесть тебя мучить начала. Ходил-ходил, окидывая глазом необъятные просторы, и задумался - а не передать ли все это богатство в дар отечеству? Новиков, начиная разговор, о таком его перевороте даже не задумывался, однако изобразил неприкрытый интерес. - Лихо ты меня вычислила ведь и вправду - неужто нам одним целой планетой владеть? Он снова бросил короткий взгляд на Воронцова. Дмитрий, заметив его взгляд, едва заметно наклонил голову, будто одобряя слова Новикова. - Если ты предлагаешь объявить официально о нашем открытии - резон в этом есть, - сказал Левашов. - Тут уж нам не смогут не поверить... Представляете, что будет? - Что будет? Я тебе скажу, что, - с неожиданной угрозой в голосе вновь вмешался Шульгин. - Поверить-то нам поверят, когда мы им покажем твою... дырку в заборе. - Это сравнение ему так понравилось, что он помолчал и повторил: - Дырка в заборе. А за ней - прекрасный новый мир. Целая нетронутая планета. Только кому она нужна, если мы и России половину еще не освоили, а вторую уже загадили!.. Что здесь будет? Вторая целина? Виноват - третья, вторая уже есть. Или неуязвимый тыл на случай атомной войны? А то можно каторгу открыть - неограниченной вместимости... - Ну-ну, Сашка, не заводись, - остановил Шульгина Андрей. - Хотя, пожалуй, в чем-то ты прав. И психологический аспект не стоит забывать. Созрели люди для всего этого? Как сия новость на них повлияет? А внешнеполитический резонанс? Конвенция какая-то существует насчет интернациональных прав на небесные тела... Нет, тут думать и думать надо, и не один день. - Это ты верно говоришь - думать. Однако и снобизм из тебя прет... Люди, значит, не созрели. А ты, наоборот, созрел, и оставляешь за собой право единолично определять судьбы миров... - Левашов, пусть и редко, но все же мог иногда настроиться на такую вот ортодоксальную волну, и тогда спорить с ним становилось трудно. - Не в снобизме дело. Спешить не надо. Поживем, посмотрим.. Если хочешь - можешь на компьютере все варианты проиграть. Обстановка самая располагающая. А то ведь потом не получится: не пустят нас сюда. Объект особой важности тут будет, а не приют эскапистов... - Цапример, каторга, - опять вставил Шульгин. - Как бы и вообще куда-нибудь не деться, - кивнул Берестин. - Олег ладно, он ценный научный кадр, без него не обойдутся, а прочие для чего? Пользы от нас в государственном смысле ноль, а тайну хранить надо. И куда нас в этих целях пристроят? - Ребята, бросьте, - наконец подал голос и Воронцов - Не та проблема, чтобы за чаем решать. Толку не будет, а переругаемся вполне свободно. - А что значит - эскаписты? - спросила Наташа. - Если я правильно понял, Андрей имеет в виду принципиальный уход от действительности. Одни уходят в религию, другие в наркотики, а мы - в буквальном смысле - в мир иной. - Да, в этом роде, - согласился Новиков, в очередной раз удивившись схожести их с Воронцовым мышления. - Эскапизм, конечно, дело забавное, даже приятнее, одна беда - из него очень трудно возвращаться в нормальный мир. Ты из-за этого и затеял нынешний разговор? - Пожалуй, - медленно сказал Новиков. - Что-то такое я и имел в виду. Чем дольше мы тут сидим, тем труднее будет реадаптация. После нашей жизни здесь опять начинать жизнь обычного человека... Работа с девяти до шести, троллейбусы, метро, очереди в магазинах... Наташа передернула плечами. Слова Новикова будто прямо адресовались к ней. Она вела именно такую жизнь последние годы. - Но ведь и окончательно порвать с предыдущей жизнью мы не готовы, не так ли? - с вызовом сказала она Новиков уже и не рад был, что начал разговор. Расшевелить друзей ему удалось, но проблема оказалась слишком острой и грозила непредсказуемыми последствиями для сложившегося образа жизни. Жить здесь, все время ощущая, как рвутся одна за другой связи с человечеством (как бы высокопарно это ни звучало), или вернуться домой - и постоянно тосковать об утраченном? Или выбираться время от времени на Валгаллу, как на загородную дачу? - Я смотрю, о пришельцах вы уже окончательно забыли. Или есть основания полагать, что они решили оставить нас в покое? Слова Берестина прозвучали настолько неожиданно, что на секунду все замолчали, с недоумением глядя на него, а потом рассмеялись настолько дружно, будто услышали остроумный анекдот. - Да... Вот блестящий образец стиля "а ля Новиков", - сказала Ирина. - Надо же так заморочить всем головы. Воронцов тут же вспомнил подходящий к случаю эпизод из своего военно-морского прошлого, и завтрак закончился в атмосфере веселого облегчения. Похоже, что все, подойдя к краю бездны и заглянув в нее, обрадовались возможности тут же забыть об увиденном. Благо, что всерьез задуматься о том, что в ней открылось, пока не было неотложной необходимости. ...Новиков вышел на крыльцо, прикидывая, чем заняться до обеда, и главное - чем занять остальных. Можно было, к примеру, взять вездеход и прокатить девушек до дальнего распадка, где пострелять глухарей, или переправиться на тот берег, разведать, что скрывается за цепью голубых холмов, или даже попросить Левашова настроить канал перехода на пустынный атолл в Индийском океане, где сообразить нечто вроде праздника Нептуна с купанием и виндсерфингом. В любом случае требовалось действие, чтобы сбить минорный настрой. Даже самой интеллектуальной компании нужны иногда простые развлечения. И внезапно подумал, сколь часто подобные проблемы возникали перед диктаторами. За спиной у него открылась дверь. Воронцов, уминая пальцем табак в большой вересковой трубке, подошел и сел боком на перила. Чиркнул спичкой и долго водил ею над жерлом своего курительного устройства, добиваясь, чтобы табак затлел равномерно и на должную глубину. Затянулся, неторопливо выдохнул дым, полюбовался, как он медленно поднимается вверх в сыром и неподвижном воздухе. - Ты молодец, командир, сработал четко, минимум на неделю толпа успокоится. А мы с тобой что делать будем? - С чего ты взял, что нам нужно что-то делать? - Хозяин барин. Можно и ничего. Просто я подумал, ты жаждешь определенности. В самом деле, чего вам ждать? Вдруг и вправду пришельцы давно про вас забыли? - А если не забыли?
в начало наверх
Воронцов помолчал, похрипел трубкой. - Может, и не забыли. Только это - ваши проблемы. Мне как-то все надоело. Идея себя изжила, как говорил Остап. - Постой, как тебя понимать? - с недоумением спросил Новиков. - Как хочешь. Я с вами пожил, посмотрел... Надоело. Вы кого-то там боитесь, опасаетесь - ваша воля. При чем тут я? Ну, Олегу помощь была нужна. Что мог - сделал. Теперь, думаю, будет здесь четыре человека или пять - все разно. Если за вами сюда придут, из автоматов не отстреляемся. Не придут - слава богу. Живите, как знаете. А мне на Земле привычнее. Бот так. Осуждай, не осуждай - я решил вернуться. Новиков старательно рассматривал почерневшие от многодневных дождей ступеньки лестницы у себя под ногами, потом перевел взгляд на едва видимую сквозь туман реку. Он не знал, что ответить Воронцову. Какой второй и третий смысл могут нести его слова? Ничего не мог сообразить. Думать, что Дмитрий струсил, Новиков не имел оснований. Поверить, что говорит правду - не позволяли прожитые рядом с ним недели. Он посмотрел за Воронцова в упор, ища в его глазах хотя бы намек на шутку или подтекст. Однако не смог уловить ничего. - Постой, а как же все, что ты говорил раньше? Твой пришелец, война, сорок первый год? Не вяжется... - А ты мне поверил? - Воронцов изумленно поднял бровь. И не обратил внимания на все натяжки и несообразности? Ну что ж, или способный я рассказчик, или ты... - он замялся, подбирая слово. Не нашел подходящего и махнул рукой. - Впрочем, неважно. Просто скучно мне стало отдыхать, приехал к Олегу, а у вас тут такое... Вот и решил разговор поддержать.. Так и запомни - ничего не было. В дальнейшем это тебе пригодится. Когда станешь очередные решения принимать, чтобы не обольщался бессмысленными надеждами... - Теперь я, кажется, понял, за что тебя вышибли с флота, - сказал Новиков, неожиданно успокаиваясь. Очевидно, Воронцов затеял новую, пока непонятную партию. Пытаться разгадать ее смысл сейчас незачем, нет достаточной информации. Значит, правильнее всего ему подыграть. А дальше видно будет. Но ни в коем случае не надо раздражаться, лезть в спор, взывать к совести, чести и чувству долга. Тем более, что он от них, надо полагать, не отступает. - Кто его знает, понял ты или нет, - пожал плечами Воронцов. - Но наверняка тот, кто меня вышибал, исходил из своих критериев, а не из твоих. А в целом все правильно, важен результат. Рад, что расстаемся без взаимных обид. - Он помолчал. - Впрочем, я не обещаю, что ухожу навсегда. Может, и вернусь. Если и там скучно станет... - Снова помолчал и добавил: - Знаешь, если Лариска с Ириной захотят Наталье компанию составить - ты сильно не спорь. Что тут девчатам зимой делать? Холод, снега, скука... А я им на Земле что-нибудь придумаю. Потеплеет - вернутся. Новиков был прав в своих догадках. Прошлой ночью Воронцова вызвал Антон и в категорической форме посоветовал немедленно покинуть Валгаллу. - Вполне вероятно, что в ближайшее время там станет горячо, - сказал он. На возражения Воронцова отреагировал так: - Там ты своим друзьям ничем не поможешь. Хоть с пистолетом, хоть с пулеметом. Это не Земля. А отсюда помочь сможешь. Тем более, что лично им особой угрозы как раз нет. А вот если в плен попадешь ты, тогда плохо. Поэтому сделай так, чтобы даже при желании ничего серьезного о тебе и твоих связях со мной никто сказать не смог... - Как же это ты себе представляешь? Ребята все знают... Но если им все объяснить, будут молчать. Даже на самом серьезном допросе. - На достаточно серьезном допросе даже на Земле заговорит любой, а уж там... Нужно, чтобы ни у кого о тебе достоверных данных не осталось бы. Уж постарайся. Затем Антон начал объяснять, что проще всего было бы вообще стереть всякие воспоминания о Воронцове из памяти его друзей, но это, увы, теперь невозможно. Пришельцы дважды видели Воронцова в обществе Левашова, даже вступали с ним в контакт. - Особенно второй раз, - с мрачным юмором вставил Дмитрий. - Вот именно, Поэтому остается только поддерживать твою легенду: да, был такой товарищ, в гостях, проездом, в силу неуравновешенного характера вмешался не в свое дело, стрелял в милиционеров, опомнился, перепутался, вместе со всеми бежал на Валгаллу, потом успокоился и счел для себя более безопасным возвратиться обратно, где и затерялся бесследно... Все остальное узнаешь позже. У нас еще будет время. И еще - ни в коем случае там не должна остаться Ирина. Пока ее не найдут, твоим парням ничего серьезного не угрожает. Они обсудили еще целый ряд имеющих отношение к делу подробностей, после чего Воронцов, не убежденный до конца, но понимающий, что другого, более разумного и надежного выхода у него все равно нет, возвратился на Валгаллу. "Это ж только представить себе, какие невероятные последствия может иметь невинное желание отдохнуть на берегу теплого моря", - думал он, ворочаясь в постели и пытаясь заснуть. Следующий день обещал быть нелегким: врать придется много, и делать это надо будет непринужденно и убедительно. - ...Ты ведь пишешь там что-то вроде мемуаров, - говорил он Новикову. - Вот и включи в них мою историю. Да распиши покрасивее. Война, бомбежки, романтический замок, прекрасная девушка и таинственный инопланетянин. В самый раз будет. Все равно никто не проверит... И фантазии не жалей. Дозволяю разукрасить мой образ любыми живописными подробностями. А когда, даст бог, встретимся, я почитаю... Воронцов засмеялся, покровительственно похлопал Новикова по плечу, словно не замечая театральной фальшивости этого жеста. Андрей резким движением убрал его руку. - Хозяин - барин. Делай, как знаешь, только в друзья больше не набивайся. Не люблю пижонов. - Ладно-ладно, только не надо громких слов. Разойдемся красиво... Он не успел закончить. Распахнулась дверь, и на крыльцо выбежали девушки, над чем-то смеющиеся, в разноцветных, отсроченных мехом коротких дубленках, в джинсах, по-походному заправленных в сапоги. За ними Шульгин тащил на плече пять винтовок с оптическими прицелами. - Одевайтесь, быстро! - крикнула Наташа. - Едем на охоту... Воронцов и Новиков обменялись короткими взглядами и тут же отвернулись друг от друга "Черт с ним, - подумал Воронцов, имея в виду Антона. - Все что нужно, я сказал, Андрей запомнил. А за его догадки я не отвечаю. Как там у классиков - "неосязаемый чувствами звук..." - Чего ж не съездить, - сказал он, ни к кому не обращаясь. - Можно и поохотиться. На прощание. - Почему на прощание? - тут же спросила Наташа с недоумением. - Так... Потом расскажу. - И повернулся к Шульгину: - Что еще захватить? Патронов хватит? - Все, что нужно, давно в машине. 12 После ухода Воронцова, Наташи и, что особенно было странно - Ирины, в жизни колонистов Валгаллы словно надломилось что-то. И до того сомнительные основания их пребывания здесь стали еще более зыбкими и неопределенными. Появилось ощущение, что Ирина, ради спасения которой все и затевалось, и Воронцов, предложивший идею отступления на этот далекий берег, их предали. И что де теперь? Кто они здесь, зачем и для чего? Правда, пессимистические настроения все же не достигли той степени, чтобы повлечь полный развал их хоть и ставшего совсем маленьким, но пока еще жизнеспособного мирка. Левашов был счастлив тем, что Лариса не поддалась на уговоры подруг и осталась на планете. И он имел основания считать, что из-за него, хотя никаких практических подтверждений до сих пор не получил. Их с Ларисой условие оставалось в сипе. Новиков путем углубленных размышлений укрепился в своей догадке, что поступок Воронцова - не более чем очередной код в сложной и запутанной игре, дирижером которой был таинственный Антон. Он верил в свои способности психолога и провидца, а посему - решил ждать. И пока, от нечего делать, трудился над беллетризованной хроникой своих приключений. Озаглавил он ее несколько претенциозно - "Одиссей покидает Итаку", но смысл в таком названии усматривал глубокий. Берестин уход Воронцова принял почти безразлично, а Ирины - даже и с облегчением. Постоянное присутствие отвергшей его женщины не приносило ничего, кроме утомительной, как зубная боль, тоски. С Ириной у Берестина повторилось то же самое, что и с первой юношеской любовью. Запутался в рефлексиях, упустил момент, когда девушка была готова сдаться на милость победителя. Не хватило как раз того, без чего невозможна победа - в любви ли, в настоящей ли войне. Умения определить время и место решительного удара. Зато он завершил работу над картиной, которая получилась, без ложной скромности, необыкновенно удачной. Это признали друзья, да и сам он так считал. Жаль только, что в обозримом будущем ее нельзя будет выставить ни в одном московском зале. Члены выставкомов боятся всяких аллюзий куда сильнее, чем пресловутый черт ладана. Шульгин же, несколько огорченный резким уменьшением женского населения Валгаллы, общение с которым доставляло ему чисто эстетическое наслаждение, с еще большей страстью и азартом переключился на амплуа покорителя новых миров, этакого конандойлевского лорда Джона Рокстона. Его комната, оба холла и библиотека постоянно пополнялись все новыми образцами стрелкового оружия, как наисовременнейшего, так и довольно старинного. Новиков не переставал удивляться, откуда у потомка тишайших земских медиков такая безудержная любовь к смертоносному железу. - Погоди, - отвечал ему Сашка одной и той же фразой, - когда припрет, еще спасибо скажешь... А осень тем временем наконец закончилась. Последние несколько дней холодный дождь то и дело сменялся ледяной крупой, покрывающей землю сплошным слоем, но через час или два тающей. Потом вдруг небо внезапно очистилось от туч, засияло неправдоподобной густоты синевой. И тут же из-за реки задул жгучий морозный ветер. Столбик термометра падал на глазах. Сначала тонкой прозрачной корочкой подернулись многочисленные лужи, потом затвердела земля. Высокая трава побелела и ломалась под сапогами со стеклянным хрустом. Будто гонимые порывами ветра, через реку потянулись неисчислимые стаи больших красно-синих птиц. Они шли волнами, как американские бомбардировщики при налетах на Дрезден и Кельн. Шульгин из винтовки сбил несколько штук. Птицы напоминали дроф и, как оказалось, годились в пищу. Они летели над фортом весь день, и смотреть на них было тревожно. Как будто вслед за ними двигалась неведомая, грозная опасность. На Земле такие миграции бывают, пожалуй, только при пожарах в тайге. К вечеру температура понизилась до минус пятнадцати, северо-западный край неба затянула сизая мгла. - Да, ребята, пора поднимать катер на берег и растапливать все печи, - сказал Берестин. - Не удивлюсь, если к утру шарахнет мороз градусов в полста... - Хорошо бы так, а если сто? - с интересом спросил Шульгин. - Не будет. Лес не выдержит. А раз он здесь растет, примерно пятьдесят - предел, - серьезно ответил Берестин. - Все равно холодно. Около полуночи началась метель. Хлопья снега летели почти горизонтально, мгновенно покрыв плотным белым покровом черную землю, залепив стекла окон с наветренной стороны, наметая косые, быстро растущие сугробы везде, где встречали хоть какую-нибудь преграду. Свет трех ярких фонарей во дворе едва пробивался через плотную снеговую завесу. - Изумительно... - Лариса стояла в холле, освещенном только светом огня в камине, прижавшись лбом к стеклу и всматриваясь в буйство стихии за окном. - Давно я не видела такой чудной погоды. - Еще насмотришься, - посулил ей Левашов. - Денька два так подует, и будем через трубу на крышу вылезать. - Ничего удивительного, - сказал Берестин. - Помню, раз на Сахалине в тайфун один солдатик решил сбегать, извиняюсь, в гальюн, не удержался за леер, так только весной нашли... - Нам, к счастью, это не грозит. Насчет гальюнов у нас все в порядке. - Шульгин не преминул сострить в своем обычном стиле. - Только на это и надежда, - не оборачиваясь, ответила Лариса. - Смех смехом, - сказал Новиков, - а собак надо в дом пустить. Метель продолжалась ровно двое суток, а потом сразу прекратилась, и
в начало наверх
установилась солнечная, тихая и морозная погода. До пятидесяти градусов дело не дошло, столбик красного спирта в большом термометре на веранде как остановился на минус двадцати восьми, так больше и не двигался. Причем, что удивительно, ночью тоже. Где бульдозером, где просто лопатами вычистили от снега двор. Лариса подобрала всем лыжи и соответствующее снаряжение, доказав, что она в этом деле понимает, и жизнь вновь стала интересной. Просто удивительно, как мало надо человеку. Вроде ничего не изменилось, кроме погоды, а настроение стало совсем другим. Каждое утро - многокилометровые лыжные прогулки по радиальным маршрутам, хозяйственные работы в доме и вокруг, непременная баня по вечерам и долгие, заполночь, беседы у камина. Типичные интеллигентские беседы близких по взглядам и уровню интеллекта людей: о литературе, истории, политике... Левашов поражался, как на глазах менялась Лариса. Глядя на остроумную, раскованную, иногда ехидную, но доброжелательную девушку, он уже с трудом верил, что совсем недавно она едва держалась на ногах под грузом своих комплексов, чуть что - ощетинивалась, как рассерженный еж, и приходилось тщательно взвешивать каждое обращенное к ней слово, чтобы не нарваться на резкость. ...Вся эта приятная и спокойная жизнь кончилась сразу. Как, впрочем, случается все или почти все в этой жизни, даже если какие-то явления предвидимы и даже ожидаемы. Что может быть, вообще говоря, банальнее, чем, допустим, смерть, однако почти каждый конкретный случай воспринимается как событие трагическое и совершенно внезапное. Но в данном случае речь идет не о смерти, а совсем даже напротив - об открытии на планете разумной жизни... Рано утром, когда небо еще отливало темно-сиреневым перламутром и край солнца только-только показался над заснеженными холмами, Шульгин проделывал свой обычный получасовой комплекс силовой гимнастики на свежем воздухе. Он уже закончил упражнения, крепко растерся сухим и жестким снегом и собирался возвратиться в дом, чтобы завершить процедуру горячим душем. Поднявшись на крыльцо, скользнул взглядом по освещенным розовыми лучами окрестностям и увидел нечто, вполне заслуживающее названия "неопознанный летающий объект". Словно сигнальщик, опаздывающий на вахту, он взлетел по скобтрапу на смотровую площадку, укрепленную между ветвями растущей рядом с домом гигантской сосны. Ткнулся бровями в окаменевшую резину окуляров, завертел кремальеру стереотрубы, догоняя ускользающую цель. Чуть тронул барабан наводки на резкость, и между делениями угломерной сетки, на удалении километров в пяти вырисовалось некое сооружение, медленно проплывающее курсом с востока на юго-запад на высоте около километра. Более всего наблюдаемый объект напоминал земной дирижабль, однако земное происхождение, по известным причинам, заведомо исключалось. Первым ощущением Шульгина было такое прозаическое чувство, как досада. Оттого, что опять ломается налаженный образ жизни, возникает масса новых вопросов и проблем. Только что все было так обычно и спокойно. Не обернись он в эту сторону - стоял бы сейчас под тугими обжигающими струями и ни о чем бы не думал. Вот уж воистину - умножая знания, умножаешь скорби... Шульгин выдернул из зажима трубку телефона. Пока разбуженные тревожным звонком колонисты одевались и карабкались наверх, через всю наличную оптику всматривались в артефакт, он, неторопливо удаляясь, растаял в блистающей синеве. Но увидеть все успели достаточно. Обмен мнениями состоялся уже внизу, в библиотеке. - С точки зрения теории вероятности - полный бред, - говорил Шульгин, прижимая к горячему печному кафелю окоченевшие кисти рук. - Сначала - пришельцы двух видов, теперь еще и местная цивилизация. Да так просто не может быть... - Теория тут ни при чем, - возразил Левашов, - и допускает все что угодно. Не обязательно, при вероятности один на миллион, делать миллион попыток. Может выйти и с первого раза... - Точно, - кивнул Берестин. - Особенно если не придавать специального значения собственной исключительности. В большой войне для конкретного индивида вероятность быть убитым первым равна единице, деленной на численность действующей армии, даже двух - своей и неприятельской, однако "счастливчик" выявляется сразу же, и никого, кроме него самого, это не удивляет... - В вашей теоретической подготовленности я не сомневаюсь, - вновь ваговорил Шульгин, - но меня больше занимает практика - обнаружили они нас или нет? - Вряд ли... Белое на белом, среди леса, да и далеко, в общем-то. - Главное - мы их обнаружили... - А техника у них не фонтан. Дирижабль... Движки как бы не паровые - дымят здорово. И скоростишка не больше полусотни в час... - Это еще ни о чем не говорит, - возразил Левашов. - Ты у нас мог бы увидеть телегу на лесной дороге, а делать из этого выводы... - Тут есть разница, мне кажется. Телегу увидеть можно, а вот паровоз Стефенсона - вряд ли. - Стоп, ребята! Делать-то что будем? Шульгин словно опомнился от охватившего всех возбуждения. - Думаю, спешить нам особо некуда. Ну - аборигены. Ну - полетели по своим делам. Впервые, заметим, за полгода. Вполне возможно, еще полгода вторично не прилетят. Так что позавтракать мы вполне успеем. А потом и продолжим военный совет в Филях. К середине дня появилась программа действий, лаконичная, но чрезвычайно емкая. 1. Ввести военное положение. 2. Принять меры к обороне форта на случай внезапного нападения. 3. Развернуть широкие разведоперации на предельный радиус. После получения хоть какой-нибудь достоверной информации о разумных жителях планеты вернуться к вопросу о практических действиях. ...У колонистов опять появилась жизненная цель, в атмосфере планеты повис призрак новой опасности, сулящей острые ощущения и начисто снимающий настроения чуть апатичного эпикурейства. С жаром, может быть, даже чуть преувеличенным, все с головой погрузились в заботы и идеи, размножающиеся со скоростью цепной реакции. Лариса, единственная из всех, сохранила благоразумие. Присутствуя на совете четырех мужчин, с которыми ее свела судьба, она смотрела на них и слушала со странным чувством. Каждый из них был старше ее на добрый десяток лет или близко к тому, и все же они производили впечатление азартных, не способных задуматься о последствиях своих поступков мальчишек. Решать проблемы, для которых следовало бы собрать чуть ли не сессию ООН, походя, за завтраком, отнюдь не забывая при этом закусывать и даже слегка выпивать. А с другой стороны - быстрота и четкость принятия решений в ситуации, к которой у них не было и не могло быть никакого навыка. Она достаточно много занималась историческими документами и имела представление, как, какими путями и способами разрешались те или иные критические ситуации. И не могла не признать, что ее друзья выглядели не худшим образом. Пользуясь предоставленными ей правами, она тоже приняла участие в беседе и сказала, как думала, о том, что вряд ли они имеют основания брать на себя сложнейшее и ответственнейшее дело, способное изменить весь ход мировой истории - контакт с иной цивилизацией. И даже если в прошлом они уже в такой контакт вступали, то это ничего не меняет, там ведь встреча произошла не по их вине и выбору, а по инициативе инопланетян. А сейчас дело другое, можно подождать, подумать, каким образом организовать эту встречу с разумными обитателями планеты, может быть, самим и не соваться... Она хотела что-то еще продолжить в том же роде, но замолчала, споткнувшись о холодный и как бы сожалеющий взгляд Берестина. Он вообще среди всех присутствующих казался ей самым непонятным и жестким человеком. - Милая девочка, - тихо сказал Берестин. - Ты всерьез считаешь или просто повторяешь трепотню своих старших коллег, что только они там, - он дернул головой вверх и в сторону, - имеют прерогативу делить события на важные для мировой истории и неважные? И что есть люди, которым по чину положено совершать исторические поступки, и - остальные, которым это заказано? То есть - герои и быдло? Так эта теория уже в начале нашего века признана несостоятельной и в корне реакционной. И мы здесь все привыкли считать, что от каждого может зависеть все. Исторические поступки совершаются каждым, и без мыслей о том, как бы не нарушить какие-то инструкции и табели о рангах... Лариса, несколько оторопевшая от неожиданно серьезного и будто бы даже угрожающего тона Берестина, сразу не нашла, что ему ответить. Помог ей Шульгин, незаметно, но резко ударивший Берестина носком сапога по щиколотке. - Видишь ли, Лариса, мы как бы представляем разные научные школы... Это как в медицине. Ученики академика Амосова говорят: в любом случае и обязательно резать. А последователи Аничкова не прибегают к ножу ни в каких обстоятельствах... - Как историк-дипломат, ты поможешь нам на более поздних этапах, - сказал Левашов. - Вот-вот, - поддержал его Новиков. - Сперва найдем, с кем и о чем разговаривать, а там и тебе карты в руки. - Красивые женщины в дипломатии - неподражаемы... - Шульгин поднял глаза к потолку и вытянул губы в трубочку. Лариса не выдержала и рассмеялась. - Ну вот и слава богу. (Берестин, как заметил Новиков, стал довольно часто в последнее время употреблять это присловье. Будто демонстративно отбросил некие привычки и традиции). Тогда давайте займемся делом Лично мне не терпится отправиться на поиски братьев по разуму. Вдруг они встретят меня с распростертыми объятиями и я тут же начну сеять среди них доброе, вечное, а если выйдет, то и разумное... 13 По своему маршруту Берестин шел один. Настоящая мужская работа сжимать тугие обрезиненные рукоятки фрикционов и гнать десятитонную броневую машину через белое безмолвие по двенадцать и более часов в сутки. В плечах и руках - весь этот стальной вес и пятьсот лошадей дизеля, а транспортер идет, как глиссер, выхлестывая из-под гусениц снежные фонтаны, а то вдруг ухает в забитую снегом лощину, погружается вместе с башней, как подводная лодка, и жутко рыча, стреляя выхлопами, выползает вновь на поверхность. Да если еще идти с открытым лобовым люком, чтоб лучше видеть, - ледяной ветер хлещет в лицо, обжигает щеки и садится инеем на черный ребристый шлем. И можно думать. О чем хочешь. Можно об инопланетянах, космосе, проблемах контактов и априорной гуманности разумов, достигших высокой степени развития. Можно и о женщинах. Конкретно об одной, Ирине, а то и о других тоже. Например, о Ларисе. Которая непонятно что нашла именно в Олеге. Не то чтобы Берестин считал его хуже других, а все равно странно... И еще много о чем удается передумать, гусеничным следом рисуя на поверхности планеты гигантский расходящийся сектор. И, конечно, он смотрел. Вперед по курсу и по сторонам. Валгалла раскрывала перед ним свои пейзажи, еще не виденные никем из землян. Тот уголок планеты, который они успели освоить, был изумительно красив, но колонисты довольно поверхностно изучили лишь несколько сот квадратных километров, прилегающих к форту и берегам реки вверх по течению, а сейчас Берестин каждый день проходил двести, а то и триста километров. По вековым заснеженным лесам, где деревья стояли так плотно, что только вдоль ручьев и по водоразделам рек удавалось находить дорогу для транспортера. С заслоняющих небо крон срывались снеговые шапки, и в воздухе долго потом висел искрящийся туман. Грохот мотора многократно отражался от деревьев и относов на излучинах рек, распугивая всякую местную живность на много километров вокруг, и Берестину попадались только свежие следы да недавние лежки, и еще иногда удавалось увидеть тяжелый медлительный полет белых свиноподобных птиц - возможно, просто крылатых свиней, на которых, наверное, в другое время можно было бы славно поохотиться. Курсограф рисовал на голубой ленте запутанную ломаную линию, вдоль которой Алексей отмечал места ночевок и приметные детали рельефа. Картографам еще предстоит масса работы, если им доведется когда-либо посетить Валгаллу. От блеска снега и бесконечно повторяющегося мелькания древесных стволов сильно уставали глаза, и даже ночью, во сне, он видел все те же
в начало наверх
бегущие полосы - черные на белом. Иногда он выезжал на открытые пространства, но как бы велики ни были эти поляны, все равно, по сторонам и впереди Берестин видел все тот же лес и только его. Уже не верилось, что он когда-нибудь кончится. На ночевки он останавливался уже в сумерках, выбирал подходящее место, расчищал до голой земли площадку, зажав фрикцион и раз двадцать крутнув транспортер на месте, потом разжигал костер и готовил горячий ужин (обедал обычно всухомятку, заглушив на полчаса двигатель). Таял снег в котелке, трещали в огне сырые дрова, он сидел, протянув руки к костру, и с наслаждением ощущал, как постепенно отходят скованные многочасовым напряжением мышцы. На сотни километров вокруг не было ни одной человеческой души, ни одного живого огня. Кроме вот этого, перед глазами. Вода в котелке закипала, и он вытряхивал туда содержимое консервной банки или сыпал промерзшие пельмени, неторопливо и вдумчиво ел горячее варево, а потом долго пил огненный чай, пахнущий дымом и далекими тропическими странами, поглядывая в кружку, в которой плавали разваренные чаинки, попадались мелкие угли и чешуйки золы. Первую кружку он выпивал с огромным количеством сахара - сахар снимает усталость и обостряет зрение, потом закуривал трубку или длинную темно-зеленую бразильскую сигару, и дальше пил чай уже без сахара, смакуя тонкий вкус. Употреблял он исключительно натуральный цейлонский, не гранулированный и ферментированный, а в листе. Спиртное Берестин позволял себе только в исключительных случаях, как, например, в тот день, когда пять часов подряд, на двадцатиградусном морозе менял порванную гусеницу и лопнувший от удара в гранитный валун ленивец. Отужинав, глушил дизель, задраивал люк, влезал, непременно раздевшись, в спальный мешок и минут двадцать-тридцать, пока не начинал на выдохе идти пар изо рта в стремительно промерзающем броневом корпусе, читал при свете потолочного плафона. И, наконец, укрывшись с головой в двойной пуховый мешок, засыпал. Утром не менее двух часов занимало приготовление завтрака, осмотр и техобслуживание машины, заправка горючим (почти все боевое отделение было загружено бочками с соляром) - и снова вперед. Но в конце концов лес однажды кончился, как кончается все, и плохое и хорошее на этом свете, распахнулась перед глазами бескрайняя, понижающаяся к юго-востоку лесостепь, и по мерзлому, чуть прикрытому тонким слоем снега грунту БТР понесся не хуже легкового автомобиля. Окрестный пейзаж, с голыми стволами теперь уже лиственных деревьев, словно нарисованными разбавленной тушью на рыхлой серой бумаге, напоминал старые японские картины из серии "112 станций Токайдо". Летом, наверное, здесь совсем великолепно, думал Алексей. Холмы покрывает трава и яркие цветы; скрытые сейчас под снегом многочисленные речки и озера ярко голубеют под солнцем, а вокруг пасутся бесчисленные стада каких-нибудь антилоп или даже бизонов. Может быть, имеет смысл поставить здесь, на границе между тайгой и прерией, новую базу, пригласить с Земли добровольцев-единомышленников, приступить к систематическому освоению "прекрасного нового мира"... Но почему же эта, по всем признакам, благодатная местность совсем не населена аборигенами? Может быть, здешние края аналогичны Сибири, Канаде или американским Великим равнинам до их освоения. Но ведь летают же здесь зачем-то местные дирижабли! А вдруг им посчастливилось заметить аппарат отчаянных, впервые проникших на край света землепроходцев, вроде наших Амундсена и Нобиле? Тогда надежды на встречу становятся крайне гипотетическими. А горючего остается максимум на трое суток пути. И - точка возврата. Все решилось вдруг, для Берестина почти уже неожиданно. Слишком размагнитил его многодневный бесцельный поиск. Сразу после полудня, когда Алексей пересекал пологую, без единого дерева или любого другого укрытия лощину, дизель тянул одну и ту же низкую ноту, когда плавное раскачивание транспортера стало нагонять дрему, он совершенно случайно поднял глаза выше обычной линии обзора - и увидел идущий встречным курсом дирижабль. До него оставалось совсем немного, может, чуть больше километра, и, конечно же, пилоты Берестина заметили, наверное - давно. Спасла его случайность, и только во вторую очередь - быстрая реакция. Дирижабль чуть опустил нос - весь он был тускло-синего цвета, а носовая часть и гондола почему-то оранжевые, - и от массивной угловатой гондолы отделился цилиндрический темный предмет. За ним потянулась полоса белесого не то дыма, не то пара. В долю секунды Берестин понял, что предмет (бомба? ракета?) идет прямо на него. Алексей рванул рычаги фрикционов враздрай и до пола вдавил педаль газа. Оглушительно взревел двигатель, БТР крутнулся на месте и прыгнул под прямым углом влево. Над головой скользнула тень дирижабля, а справа - там, где еще клубился взрытый гусеницами снег, с шипением и свистом возник шар кипящего пламени. Ни грохота, ни удара, обычных при взрыве бомбы, Берестин не ощутил. Да и не до того ему сейчас было, чтобы анализировать, что именно на него бросили. Главное, что аборигены нанесли удар первыми. Ничем не спровоцированный удар. И сразу - на поражение. Без положенного предупреждения и выстрелов в воздух. Ждать повторения стал бы только дурак или толстовед из самых заядлых. Сбивая колени об острые углы брони, Берестин перебросил тело через кожух коробки передач вправо, на место башенного стрелка. Дирижабль разворачивался, молотя воздух лопастями двух разнесенных на решетчатых фермах винтов. Алексей, наваливаясь всем телом, вывернул ствол пулемета вверх, воткнулся глазами в оптику прицела и, когда неуклюжая туша четко застряла между перекрестиями, вдавил ребристую кнопку спуска. В свое время его долго учили всем видам огня по воздушным целям: скоростным, низколетящим, по вертолетам, парашютистам... Стреляли и по мишеням, и по конусам, и по чучелам... Из оружия личного и группового, леща, с колена и стоя. Гулкий грохот заполнил стальной объем башни, остро запахло сгорающим порохом. Рукоятки пулемета били в ладони, и Алексей знал, что тяжелые, черно-желто-красные пули все идут в цель. Металлическая лента стремительно уползала в приемник, а дирижабль все летел, бесформенный, как грозовое облако (Алексей успел подумать - вот для чего ему такая раскраска: чтобы маскироваться в вечно пасмурном небе), и все не загорался и не падал. Берестин на волосок снизил прицел, от гондолы полетели щепки и клочья, и одновременно оболочка лопнула почти по всей ее длине. Дирижабль резко пошел вниз, раскачиваясь и дергаясь - оттого, наверное, что газ из вспоротого брюха выходил неравномерно, а широкие лоскуты ткани работали как рули и парашюты. Гондола с треском ударилась о землю, и ее накрыло огромное скомканное полотнище. С парабеллумом в руке Берестин спрыгнул на снег... Пройдя большую излучину, снегоход, не встречая больше никаких препятствий, словно действительно вниз под горку, как с детства представлял себе направление на юг Левашов, заскользил по ледяному панцирю реки, между едва заметных вдоль берегов полосок леса, свободно разгоняясь до стокилометровой скорости. Провожая Левашова, Шульгин веселился: - Не дальняя разведка, а прямо тебе пикничок! Если и не на обочине, то в поисках оной... Да, не сравнить с тем, что достается сейчас Сашке и Алексею, подумал Левашов. Теснота, грохот, тряска, вонь солярки и дизельных выхлопов... А здесь - панорамные окна, мощная печка, просторный сален с мягкими креслами, газотурбинные двигатели... И не потому он выбрал этот пижонский "Сноуберд", что для реки такая штука в самый раз, а наоборот - маршрут подгонял под технику. Если бы не Лариса, решил Олег, я бы тоже пошел на броневике. А куда денешься, если нош к горлу: или берешь меня с собой, или, мол, возвращаюсь в Москву насовсем... Отчего это бабы всегда могут ставить такие условия? Чего, казалось бы, проще - сказать в ответ: ну и как знаешь. Нет, не дает что-то так ответить... Но тем не менее, несмотря на все свои рефлексии, Олег был очень близок к тому, что называется счастьем. Свистят за спиной турбины, лыжи едва касаются твердого наста, солнце бьет через дымчатый козырек, рядом - тревожащая душу и неравнодушная к тебе девушка, сидит, откинувшись в полотой чаще кресла, на губах у нее тень улыбки. И она только с тобой, и так будет долго... Счетчик едва успевает отбивать километры. И день, и два, и еще. Река тянется и тянется без конца. Иногда ее сжимают стометровые скальные обрывы, потом она вновь выбегает на равнины, титаническая река, Амур или Амазонка здешних краев, и невозможно представить, где и в какое море она впадает. Первые сутки Левашов еще чувствовал некоторую скованность. Все же впервые они с Ларисой оказались настолько одни, почти как в космической капсуле. И были у него перед походом сомнения: как поведет себя выросшая на московских асфальтах и избалованная прошлой жизнью девушка? В плавании на "Ермаке", и тем более - в форте был и сервис другой, и женское общество... Зимний поход есть зимний поход, пусть и не на собаках по Юкону, забот и сложностей хватает. Однако держалась Лариса вполне подходяще, не хуже многих знакомых Левашову парней, а то и лучше, пожалуй. Выходило, что можно на нее положиться. Долгими часами на маршруте и на привалах они говорили много и о многом. - Удивительная вещь - романтизм. - сказала как-то Лариса, когда они вспомнили вдруг Джека Лондона. - Морях он был, знал жизнь во всех подробностях, а помнишь, как он описал последнее плавание Ван-Вейдена с Мод на шлюпке? В "Морском волке"? Левашов в принципе помнил, хоть и напрочь забыл настоящую фамилию Хэмпа, и удивился, что Лариса сказала именно Ван-Вейден, а не Хэмп. Словно на литературоведческом семинаре. - Ну так они и после двух недель плавания сохранили возвышенно-салонный стиль отношений... А как это у них получилось? Представляешь, что значит две недели вдвоем в десятиметровой шлюпке? Левашов, конечно, представлял. Но факт, что она отчего-то вспомнила об этом не так уж популярном в нынешние времена романе, и наверняка провела параллель между его героиней и собой, говорил о многом. - Сама же сказала - романтизм, - ответил он. - А иначе был бы соцреализм или даже натурализм... - Вот я и думаю, а может, они и в самом деле так воспринимали мир? - Возвышенно и чисто? - Ага... - Черт его знает. А в реальной жизни в открытую посещали бордели те самые романтики, и никого это не шокировало. Все может быть Вон у нас довоенное кино... Смотришь, и оторопь берет - "Волга-Волга", "Светлый путь", а вокруг - тридцать седьмой год! И большинство верило, что настоящая правда - на экране... Или сейчас врут, что верили. Хоть они и не на шлюпке по океану плыли, все же совместное многодневное пребывание в ограниченном объеме снегохода сильно упростило их взаимоотношения, чего, кажется, Лариса и хотела. Такой несколько парадоксальный способ сближения был вполне в ее стиле, и все обошлось без пошлых, в ее понимании, признаний и обещаний. ...Монотонная гонка по бесконечному катку начинала надоедать, несмотря на все усилия Левашова разнообразить жизнь, включая обучение Ларисы вождению "Сноуберда", охоту, подледную рыбалку и даже солдатскую баню в палатке, организованную из столитровой бочки, камней и двух паяльных ламп. - Так и до экватора доберемся, - меланхолически сказал Левашов, трогая снегоход после очередной ночевки. - А далеко до него? - Да тысяч пять наверняка будет. Или чуть больше... Ежедневные сеансы связи с оставшимся на хозяйстве в форте Новиковым утешали только тем, что не приносили никаких известий об успехах Берестина и Шульгина, шедших, соответственно, на юго-восток и юго-запад. Или у здешних жителей совсем нечеловеческие вкусы и реки их не привлекают, либо северное полушарие у них вообще необитаемо, решил Левашов. Позади осталось больше тысячи километров - и ничего, Однако библейские истины сохранили свое значение и в мирах потусторонних. Ибо сказано в писании: "Ищите и обрящете". Пейзаж, уже порядком примелькавшийся, вдруг изменился. Береговой рельеф стал другим. Далекие берега, почти скрывавшиеся в морозной дымке, словно двинулись навстречу друг другу, сжимая ледяное русло реки зубчатыми откосами. Снегоход оказался на дне титанического каньона. Похоже, что здесь река пробила себе путь сквозь строг горного хребта, в минувшие геологические эпохи взломанный тектоническими катаклизмами. Зрелище было фантастическое и грозное.
в начало наверх
Высокие темно-бордовые столбы обнаженного гранита или базальта встали из-за очередного поворота Они упирались в небо, поразительно похожие на выстроенные рядком обоймы трехлинейных винтовочных патронов. Их истинная высота осознавалась лишь тогда, когда становилось понятно, что зеленая щеточка внизу - не кустарник, а все тот же мачтовый лес. И все же не пейзаж сам по себе создавал новое, непривычное ощущение. Было здесь что-то еще, неосознанное, но тревожное. Олег довернул чуть правее, каменная гряда надвинулась, гусеницы застучали по неровностям берегового припая, и Лариса схватила его за руку. - Смотри... Он увидел. Сначала громадное, черно-блестящее пятно оплавленного гранита да отвесной стене, а еще через мгновение - вмерзшее в лед сооружение, которое, несмотря на непривычные формы, не могло быть ничем иным, как кораблем, судном, одним словом - приспособлением для передвижения по воде. Было в нем нечто от китайской джонки, и от десантной баржи, и от парохода, плававшего по Миссисипи в середине прошлого века. С полчаса Левашов лазал по этому бесспорному доказательству наличия на планете развитой цивилизации, пытаясь найти хоть что-нибудь, пригодное для изучения. Но увы - только исковерканный, разбитый и выгоревший дотла корпус и свалка металлолома внизу, наводящая на мысль о пропущенном через мясорубку паровозе. - Жутко мне здесь... - жалобно сказала Лариса. - Да, местечко малоприятное. И кажется мне, что не просто это несчастный случай на транспорте. Пойдем-ка на берег, там тоже что-то виднеется. Пройдя пятьдесят метров по льду, они вышли на широкую галечную косу, и Лариса молча вцепилась Олегу в руку. Весь берег, насколько хватал глаз, был покрыт костями, явно человеческими. Кости лежали и в открытую, и присыпанные снегом, россыпью и целыми грудами берцовые и бедренные кости, решетки грудных клеток и выбеленные, как голыши, черепа. Как будто здесь полностью полегла пехотная дивизия. Сходство с полем боя усиливали несколько обгорелых и проржавевших железных коробок, разбросанных среди этого могильника. - Что тут произошло? - почти прошептала Лариса. Отчего-то в таких местах у многих садится голос. - Повоевали, видать, ребята. Истинно - братья по разуму... Десант, к примеру. Подошли, значит, на той коробке, стали высаживаться, а их из засады, в упор... А может, и наоборот. Эти, допустим, лагерем стояли, а с реки их из пушек или что там у них... - И вдруг у него перехватило дыхание. Совсем иными глазами он увидел и оплавленное пятно на скале, и горелый металл. - А ну-ка, Лариса, давай бегом... Там, под правым сиденьем, в ящике кожаный футляр. Принеси. Она посмотрела на Левашова с удивлением. Непонятным, да и бестактным показалось ей его поручение. Но Олег не обратил внимания на ее реакцию. Если тут действительно был ядерный взрыв, да не очень давний, за полчаса они могли схватить такую дозу, что не об этикете сейчас думать, а совсем о другом. В случае серьезного облучения помочь смогла бы только Ирина с ее чудодейственным браслетом или друг-пришелец Воронцова. А отсюда до форта не меньше четырех суток непрерывной гонки самым полным ходом. Вот и смотри... Лариса вернулась с радиометром. Олег дрожащими пальцами отстегнул крышку футляра. Слава богу, все чисто. Обычный фон. Он сел на ближайший камень, с кривой улыбкой посмотрел на Ларису снизу вверх, закурил. - Порядок. Еще чуток поживем... Потом они продолжили обход плацдарма. - Вот почему они своих не хоронили? Или хоронить некому было? Рассуждая вслух, чуть громче, чем обычно от пережитого и благополучно миновавшего страха, Левашов шел по смертному полю, но не находил ничего, кроме костей. Ни оружия, ни снаряжения, ничего, что имеют при себе в походах люди, хоть военные, хоть штатские. И сгоревшие машины - а это были именно боевые машины, а не грузовые, скажем, контейнеры, тоже ничего не объясняли. Размером с тяжелый танк, но ниже и шире, они пострадали настолько, что невозможно было понять даже способ их передвижения. Горела не только органика, горел и металл, застывая по бортам тяжелыми каплями. - Чем же это так? Термитом, что ли? - удивлялся Олег. - Давай уедем, не могу я здесь... - просила Лариса. - Да ты что? Костей не видала? Мы же затем и ехали... Странно, что даже пуговицы никакой не валяется! - злился Олег. Лариса наконец вспомнила, что она историк. - Тут как раз ничего странного нет. У нас тоже в древности на полях величайших сражений почти ничего, кроме костей, не оставалось. Живые все подбирали подчистую. Даже на Куликовом поле нашли не больше десятка мечей и шлемов... Наконец они вернулись к снегоходу и, отъехав километров на десять ниже, остановились на ночевку. Обычно Лариса спала на заднем диване в салоне, а Левашов устраивался в моторном отсеке, на плоском кожухе двигателя, покрытом толстым поролоновым чехлом. Но сейчас Лариса не могла уснуть Чернота ночи вплотную обступила машину, заглядывала в панорамные окна, и ей казалось, что тени, еще более черные, чем ночь, скользят за тонкими алюминиевыми бортами, приникают к стеклам, шуршат и поскрипывают жестким снегом. А закрывая глаза, она вновь и вновь видела безбрежное поле скелетов. Левашов услышал, как Лариса встала и, ударившись в темноте обо что-то, от боли шумно втянула воздух. Он протянул руку, включил плафон. Лариса в теплом тренировочном костюме, заменяющем ей пижаму, стояла в проеме двери и щурилась от внезапно вспыхнувшего света. - Потуши. Не могу я там одна... В темноте зашелестел снимаемый костюм. Олег подвинулся на своем ложе. В отсеке было тепло, тихонько гудел вентилятор электропечки, и он обходился без спального мешка. Лариса легла рядом. Левашов обнял ее горячее тело. Лариса сама нашла его губы. - Только молчи, - шепнула она, прерывая поцелуй. - Вообще молчи, ни слова... Берестин подходил к дирижаблю как учили - собравшись для броска, чуть отставив руку с пистолетом, готовый к чему угодно, даже если бы на него кинулся из-под складок оболочки гигантский паук с брызжущими ядом челюстями. Но никто ниоткуда не выскочил, и Алексей долго разгребал груды тяжелой, похожей на прорезиненный брезент ткани. Добрался до расколотой ударом гондолы с выбитыми стеклами и увидел наконец не чудовище и не разумную плесень, а совершенно обычных людей в желтых комбинезонах. Один был безусловно мертв, потому что четырнадцатимиллиметровая пуля попала ему в живот, а второй шевелился и в беспамятстве мычал. Стало быть, он только что самолично убил человека. Однако Берестина это почти не взволновало. Его душевному равновесию способствовало пятно обожженной и даже, похоже, закипевшей от невероятного жара почвы в полусотне метров отсюда. Отчетливо тянуло горячим смрадным дымом. Еще чуть - и была бы ему самому там могила. Да и стрелял он не персонально в этого вот неудачника, а так, по направлению цели. Алексей оттащил живого аэронавта подальше от его корабля, осмотрел. Кроме ссадин на лице, никаких увечий не обнаружил. Скорее всего, должен жить. Присев на лобовой лист транспортера, Берестин стал ждать. Удивительно получается, думал он. Каждая встреча с братьями по разуму сопровождается конфликтами и столкновениями. А где же ефремовское братство цивилизаций? Неужто и оно такая же прекрасная, но, увы, абстрактная мечта, как и стремление пролетариев всех стран к мировой революции?.. Но факт есть факт: валгалльские аборигены, увидев впервые в жизни посланца Земли - тут же его бомбой. Впрочем, раз бомбы у них наготове, значит, есть в кого их кидать? Весело они тут живут... Абориген пришел в себя довольно быстро. Сел, опираясь рукой о землю, другой рукой потрогал голову. Потом он поднял взгляд и увидел Берестина. Алексей ожидал, естественно, негативной реакции, и пистолет был у него наготове, но пилот повел себя совершенно нестандартно. Вскочив на ноги, он начал что-то быстро говорить, энергично жестикулируя и показывая то на транспортер, то на Берестина. Язык жестов был у него развит даже лучше, чем у сицилийцев, не только один показался Алексею более-менее понятным - когда воздухоплаватель приложил большие пальцы к вискам и зашевелил остальными, отставленными в стороны. - Ну-ну... Это еще неизвестно, кто из нас кто. Чего ж ты-то сразу начал бомбы кидать? Он показал на дирижабль, на обугленное пятно земли, на ствол пулемета и развел руками. Услышав голос Алексея, абориген насторожился, затем неуверенно произнес фразу явно на другом языке. - Нет, этого я тоже не понимаю, - с сожалением покачал головой Берестин. Но то, что потерпевший туземец не кидался на него врукопашную и вообще - не выглядел настроенным враждебно, сильно обнадеживало. Правда, бдительности Алексей не терял. Мало ли какие у них обычаи. Дальнейшие действия пилота подтвердили первое впечатление. Он явно не собирался видеть в Берестине врага. Поняв, что речевой контакт не налаживается, валгаллец замолчал, подошел к транспортеру вплотную, потрогал броню, обошел вокруг, с интересом присел перед гусеницей. Обернулся к Алексею и что-то спросил. Берестин уловил вопросительную интонацию и обрадовался. Значит, взаимопонимание в принципе возможно. Абориген сопроводил свои слова "движениями рук вправо-влево. Надеясь, что понял правильно, Алексей ногами вперед нырнул в люк, нажал кнопку стартера. Из трубы с грохотом ударил столб синего дыма, и пилот невольно сделал шаг назад. Берестин на первой скорости проехал метров двадцать, показал повороты, переключился на задний ход и вернулся на место. Заглушил дизель и вылез. Демонстрация явно восхитила туземца, и он вновь разразился длинной тирадой. - Нет, приятель, так у нас не получится, - ответил Алексей. - Начинать надо как-то по другому... Он подвел летчика к дирижаблю, показал на тело его товарища, сделал скорбное лицо и вновь развел руками. Присев перед трупом, абориген бегло осмотрел его, кивнул, поднял на руки и отнес на десяток метров в сторону. Расстегнул комбинезон и что-то вытащил у убитого из-за пазухи. Может, документы, а может - смертельный медальон. Вернулся к гондоле, вынес из нее серый цилиндр размером с гильзу стомиллиметрового снаряда, положил на грудь покойника и жестом предложил Берестину отойти подальше. Вспыхнуло ослепительно белое пламя, будто магниевое, и все. Осталось только черное пятно обгоревшей почвы, как и там, куда упала зажигательная бомба. И больше никаких следов. Простота похоронного обряда удивила Алексея. - выходит, у вас тут тоже - жизнь копейка... - сказал он. 5 течение ближайшего получаса они пытались найти взаимоприемлемые способы общения. Но если абориген свободно схватывал и повторял произносимые Алексеем слова, для Берестина чужая фонетика оказалась практически недоступной. Назвав себя и сопровождая имя постукиванием по груди, Алексей в ответ услышал длинную фразу. Ясно было, что летчик тоже представился, но из потока звуков Алексей выделил только сравнительно доступно звучащее слово "Сехмет" и повторил его, показав на собеседника. Тот ответил прежней фразой. - Нет, это не для меня. Будешь Сехмет, и хватит. Ты - Сехмет. Так? - Сехмет, - согласился абориген и тряхнул головой. Мол, что с тобой поделаешь... Позже Алексей узнал, что Сехмет - не имя пилота, а часть воинского звания, в приблизительном переводе означавшее нечто вроде: "Начальник отряда из четырех боевых дирижаблей охраны Севера такой-то", но так уж я остался абориген Сехметом. Вместе с летчиком Алексей осмотрел остатки дирижабля. И поразился, насколько интересно развивалась здесь техническая мысль. Имея самые общие познания в механике, он тем не менее сразу сообразил, что ка Валгалле царил затянувшийся на многие столетия век пара. Силовая установка дирижабля состояла из очень компактной паровой турбины, работающей на топливе из серых кристаллических брикетов. От редуктора к винтам шли толстые гибкие валы. Команды с пульта управления по гидравлическим приводам передавались на рулевые машинки, отклонявшие винты в любом направлении. Турбина свободно реверсировалась. Специальный змеевик позволял нагревать газ в баллоне и маневрировать по высоте.
в начало наверх
Для навигации имелся оригинальный гирокомпас, тоже с паровым приводом, альтиметр и спидометр, замеряющий скорость встречного потока воздуха. Радиосвязи, правда, не было. Да и трудно ее вообразить в мире, где электричество неизвестно. Вооружение состояло из двух десятков бомб того же типа, каким Сехмет чуть не спалил Берестина вместе с транспортером. Выбрасывались бомбы с помощью паровой катапульты. До прицел был примитивный, открытого типа. Ничего огнестрельного Алексей не обнаружил. Но когда они покидали место боя, Сехмет взял с собой тяжелое пружинное ружье, мечущее массивные оперенные болты весом с килограмм каждый. Еще Сехмет забрал из гондолы рулон карт, в которых Берестин ничего не понял, так как система координат и проекция исходили из совершенно нечеловеческой логики. Как нормальный военный человек, Сехмет на прощание зажег свой дирижабль, и даже отъехав на километр, Берестин зажмурился, когда полыхнул боезапас. Не переставая удивляться легкости достигнутого взаимопонимания, Алексей показал на себя, на Сехмета и махнул рукой на северо-восток, в сторону своей базы. Сехмет согласился охотно и сразу полез в БТР. Внутри ему понравилось, только грохот дизеля и запах солярки поначалу заставляли его морщиться. А в кресле он сидел свободно и даже небрежно, будто век тут ездил, все осмотрел и обтрогал. Оптический прицел его восхитил, как и мощь, и дальнобойность пулемета. Достаточно удалившись с места боя, и вообще с открытого пространства, где не исключалась (если в аборигенском воздухофлоте принято вылетать на патрулирование парами) еще одна встреча, Берестин выбрал подходящее место на дне заснеженного лесистого оврага, остановился и предложил пообедать. Консервы (тушеную баранину со специями) Сехмет есть не стал, а сыр чеддер, брауншвейгскую колбасу и маринованные грибы весьма одобрил. Сто граммов коньяку вылил не поморщившись и даже почмокал губами, но от повторения отказался. В спокойной обстановке Алексей рассмотрел своего нового знакомого повнимательней. Если сначала он показался ему вполне европеоидом, то сейчас стали заметны и отличия. Не настолько значительные, чтобы отнести его к какой-нибудь другой расе, но достаточные, чтобы, встретив подобный типаж на Земле, затрудниться определением национальной принадлежности. Скорее всего, дома Алексей принял бы его за центральноамериканца или жителя Антильских, к примеру, островов. Кофе Сехмет попробовал, но пить не стал, из предложенных на выбор пива, воды, апельсинового и мангового сока выбрал манго, курить после еды не стал, но к табачному дыму принюхивался с благожелательным интересом. Они разговаривали, как это обычно делают не знающие языков друг друга люди, - сопровождая свои слова жестами, усиленной артикуляцией и назидательным тоном. Берестин еще раз и окончательно убедился, что язык Сехмета лежит далеко за пределами его лингвистических возможностей, абориген же воспроизводил русские слова отчетливо и осмысленно. Устраиваясь на ночевку, Алексей предложил пленнику свою постель в боевом отделении, сам же устроился в кресле, задраив люк, соединяющий отсеки. ...К концу второго дня пути Сехмет располагал уже приличным запасом слов, причем говорил практически без акцента. - Мой отряд дирижаблей - самый северный из всего флота, - рассказывал он. - Мы контролируем территорию на расстоянии десяти часов полета на северо-запад и северо-восток. Дальше этой зоны никто никогда не бывал. Не хватит топлива. Можно лететь по ветру, с выключенными турбинами, но это незачем. С севера нет опасности появления врага. Враг всегда приходит с юга. Или со стороны большой воды. Там, где живешь ты, никто не живет. - А что за враг? У вас сейчас война? - У нас всегда война. Враг приходит уже триста лет. И с каждым годом продвигается все дальше. Приходит со стороны моря и любой большой воды, которая соединяется с морем. На железных машинах, похожих на твою, но только в три-четыре раза больше. Сверху я сразу не понял, что твоя машина маленькая. Ориентиров для сравнения не было. И кто может знать, какие еще машины могут быть у врага? Таких, как твоя, мы никогда не видели. - А зачем приходит враг? Как у вас ведется война? За что? - Никто не знает, зачем он приходит. Там, куда приходит враг, мы уже жить не можем. Иногда он забирает с собой людей. Не сейчас люди уже не живут в маленьких поселках, которые были там, на юге. Мы постоянно патрулируем земли со всех четырех сторон. Если появляются машины врага - мы их сжигаем. Бывает, он уничтожает и дирижабли. Как - мы не знаем. Просто дирижабль падает, и люди умирают. Но у нас много дирижаблей, и смерти мы не боимся... - Он приходит большими отрядами? - Бывает по-разному. Две машины, пять. Раз в несколько лет бывает сто, двести. - И вы их все уничтожаете? Сехмет несколько замялся. Но ответил, кажется, честно. - Нет, пять машин, семь, редко больше... Если приходит очень много - мы больше не бываем в тех краях... Никогда... Похоже, они проигрывают свою войну, подумал Алексей. Сдают территорию, отступают в малодоступные места. Только противник у них странный. Медлительный какой-то... - Что же это за враг? Соседняя империя? И при чем тут море? Они на другом материке живут? Ты сам-то хоть раз их видел? - Сам не видел. Если мы уничтожаем машину, остается только корпус и зола внутри. Ты видел наши бомбы. Но "те, кто знает" ("То ли большое начальство, то ли разведчики", - подумал Берестин) говорят, что враг не похож на людей. Он такой... - Сехмет сделал тот же жест: большие пальцы у висков, остальные оттопырены и шевелятся, - огромный, ужасный, убивающий взглядом, со многими конечностями, в белой костяной броне... - Ни хрена себе, - выругался Берестин. Ему впервые за многие месяцы стало вдруг по-настоящему жутковато. "Ну и залезли мы, - подумал он. - Тут, похоже, еще и разумные ракообразные имеются". Знобкий холодок между лопатками появился у него не потому, что он испугался. Гуманоиды, негуманоиды - какая в сущности разница? Дело было в том, что поколебалось все его представление о мире как о целостной, познаваемой и, если угодно, разумной системе. Все, что происходило раньше - начиная от встречи с Ириной и до этого вот момента - в какие-то рамки все же укладывалось. А теперь он испытывал состояние человека, который, если использовать категории живописи, вдруг осознал, что существует он не в том мире, который изображали Репин, Шишкин, Левитан, и не в том даже, что на картинах Пикассо, а только и исключительно в мире Босха и Сальвадора Дали! Впрочем, эти мысли и ощущения проскользнули, словно тень облака по залитому солнцем лугу, хотя и оставив после себя смутное беспокойство. А сейчас нужно было приспосабливаться к новой реальности. Берестин во время армейской службы считался сильным тактиком и очень поднаторел в решении всяческих вводных, вплоть до самых неожиданных. - Неужели никто из твоих товарищей не встречался с врагами лицом к лицу? Для чего тогда вам эти самострелы? - Наверное, в твоих словах есть истина. Раз это оружие полагается иметь при себе, значит, кому-то приходилось встречаться с врагами близко. До я о таких случаях не слышал. Алексей вздохнул разочарованно. Сехмет не оправдывал его надежд. Впрочем, что взять с офицера глухого пограничного гарнизона? То же самое, что в лермонтовские времена беседовать с Максим Максимычем о тонкостях европейской политики. Но раз существуют "те, кто знает", есть и перспективы... По своим следам, не тратя времени на поиски дороги и многочисленные объезды, обратный путь Берестин проделал почти в три раза быстрее и поздним вечером наконец различил сквозь разгулявшуюся опять метель сигнальный огонь на мачте ветряка. 14 На заметенном свежим снегом крыльце Берестина встретил Новиков. Алексей сразу понял, что здесь что-то произошло. Спросил, стараясь, чтобы вопрос прозвучал спокойно, даже небрежно: - Что, капитан с девчатами вернулся? - Но по лицу Новикова понял, что ошибся. Андрей пропустил его в тамбур, а когда Берестин собрался открыть дверь, ведущую из коридора в нижний холл, придержал за рукав. - Подожди секунду. Тут у нас действительно кое-что приключилось... - И ты по этому случаю в парадную форму вырядился? - равнодушно спросил Алексей. Раз Ирины здесь нет, остальное его волновало мало. Это в первый момент, когда он увидел элегантно одетого и свежевыбритого Андрея, у него дрогнуло сердце. Оказывается, ему только казалось, что он сумел смириться с разлукой, на самом деле он все время ждал, что Ирина не выдержит и вернется. - Именно так, - с многозначительной улыбкой ответил Новиков. - Не знаю, как и сказать... - Так и говори, без заходов из-за угла. - Придется. Дело в том, что гости у нас. - Ну и что? У меня вон тоже гость в машине сидит. Пограничник здешний. Обменялись любезностями согласно протоколу. Только я успел раньше... Ничего мужик, даже по-русски говорить уже научился. Новиков присвистнул. - Тоже неплохо. "Война продолжается", как пел Дин Рид, царство ему небесное. Но у меня новость все равно шикарнее. Я тут потомков от неминуемой смерти - В каком смысле потомков? - не понял Берестин. - А черт его знает, в каком, Только они из двадцать третьего века. Звездолетчики. Потерпели авариювокрестностяхВалгаллы, катапультировались, выражаясь доступным тебе языком, и начали замерзать в степи глухой... Девушка по имени Альба и двое парней. Ребята спят, а Альба здесь, в холле. Берестин помолчал, машинально сунул руку в карман за сигаретами, вспомнил, что пачка осталась в БТР за солнцезащитным щитком, вытащил руку, щелкнул пальцами. - А разве так бываете - тихо спросил он. - Вообще все, что с нами творится, - так бывает с нормальными людьми? Надоело мне все... - Ты, Алеша, переутомился, наверное... - голос и лицо Новикова выражали искреннюю тревогу. - Сейчас перекусишь, коньячку выпьешь - полегчает. А что бывает, что нет - нам о том еще долго узнавать придется... Только ты это, про пленного своего пока не говори. - Почему? - Не знаю, только чувствую - пока не надо. Давай его пока запрем наверху, а потом видно будет... Не убежит? - Куда ему бежать. Берестин вошел в холл и увидел сидящую в кресле у камина высокую девушку скандинавского типа. - Знакомьтесь. Это Альба Нильсен, а это, как я и предполагал - Алексей Берестин, десантник, художник и землепроходец.. - очевидно, продолжая разговор, который был у них с девушкой до приезда Берестина, сказал Новиков. - Точнее - землепроходимец... - хмуро поправил его Берестин. Альба протянула ему руку, и он, предварительно с сомнением посмотрев на свою исцарапанную и грязную ладонь, слегка ее пожал. - Видишь, я как знал - головы не жалеет, - указал Новиков на заклеенный пластырем лоб Алексея. - Ерунда, - махнул тот рукой. - Влетел в яму, немного стукнулся. Не стоит обращать внимание. - Ты посиди пока, мы сейчас, - сказал Андрей девушке. Похоже, что они успели уже подружиться Берестин сбросил куртку и свитер, с наслаждением обмылся до пояса горячей водой, Новиков заново перевязал ему голову, и они вернулись в холл. Алексей подсел к столику и от прямого, рассматривающего и оценивающего взгляда девушки-звездолетчицы почувствовал некоторое смущение. Давно его никто так не рассматривал. "Да какого черта! - разозлился он про себя. - Кто тут, в конце концов, хозяева?" - Извините, Альба, мою невоспитанность, но я не могу отказать себе в удовольствии съесть и выпить все, что здесь осталось. Если вы не возражаете, конечно. Знаете, десять часов за рычагами - это достаточно утомительно. Особенно когда перед глазами только снег... И трясет так, что рюмку не удержать... Через пять минут на столе не осталось ни ветчины, ни сыра, ни маленьких бутербродов с икрой. Ничего, кроме нескольких лимонных долек на
в начало наверх
блюдце. - Ну вот, укрепил слабеющие силы, - сказал Берестин несколько манерным и расслабленным тоном, сам не зная, для чего избрав такую именно маску. Скорее всего потому, что в тепле наступила разрядка от многодневного напряжения и оттого еще, что слишком уж удивленными глазами смотрела на него девушка из будущего. - А теперь, в благодарность за угощение, я могу поведать вам свою историю. Новиков шутливо поднял руки. - Может, хватит на сегодня всяких историй? Лично я сегодня уже и наговорился и наслушался. Альба, по-моему, тоже... - Оно, конечно, как желаете. Могу и завтра. Только имейте в виду - братья по разуму вооружены и агрессивны. Так что не теряйте мужества, худшее впереди. - Что за братья по разуму? - спросила Альба, вновь удивив Берестина совершенно непривычным произношением. - Те, что на Земле были? - Вряд ли... - протянул Берестин. - Эти порядков на пять примитивнее, я считаю. - И посмотрел на Новикова. Тот кивнул успокаивающе. - Все нормально, продолжай. Я ввел Альбу в курс дел. Берестин хмыкнул скептически. - Все торопишься, Андрей, как всегда торопишься. Сам же пел: "Ямщик, не гони лошадей..." А вообще-то все равно. Хуже уже ничего не будет. Вы умеете стрелять, Альба? - вдруг повернулся он к девушке. - Я дам вам парабеллум... - И отрывисто рассмеялся. Альба, не поняв, посмотрела на Новикова. - Ничего. Это он "12 стульев" цитирует. Будет желание - прочтешь, в нашем времени вещь весьма популярная. По лицу Альбы было видно, что слова Новикова мало что прояснили для нее, но от дальнейших вопросов она воздержалась. - Не дергайся, Леша, - сказал Новиков. - Альба знает все, что можно и нужно на сей момент. Деваться нам некуда, Альбе с товарищами - тоже. Люди они, как ты сам понимаешь, высокоразвитые и опытные, особенно в делах космических. Глядишь, чем и помогут. Устроим завтра консилиум. Олег с Сашкой подъедут. Я их по радио вызвал, они, в отличие от тебя, дисциплину соблюдают, на связь регулярно выходят. Упрек Алексей пропустил мимо внимания, снова усмехнулся кривовато, подошел к бару, вернулся с двумя бутылками "Боржоми". - Черт знает, никак напиться не могу. Вода здесь все же поганая, солей каких-то не хватает... Выпил большой бокал и облизал обветренные губы. - Консилиум нам не повредит, - возвратился он к теме разговора. - И тему сформулируем, например, так: "Куды бечь?" - Ну, так или не так, видно будет. А разговаривать пока хватит. У тебя уже глаза не смотрят. Да и у меня язык не ворочается. Как у акына какого-нибудь, который три тома "Манаса" наизусть... Пойдем, Альба, я тебя провощу. Альба встала, и Алексей тоже вскочил с кресла, прищелкнул каблуками сапог. Девушка протянула ему руку. - Спокойной ночи. Очень рада была с вами познакомиться. Я уже говорила Андрею - вы удивительные люди. В книгах о ваших современниках пишут совсем непохоже. - Спокойной ночи, - ответил Берестин и опять не удержался: - Извините, если что не так. Мы все же народ темный, гимназиев не кончали... Вечером следующего дня, когда вернувшиеся утром Левашов с Ларисой и подъехавший ближе к полудню Шульгин отдохнули немного и познакомились с потерпевшими кораблекрушение потомками-звездоплавателями, в холле первого этажа был назначен торжественный ужин в честь общего сбора и прибытия гостей. - Ну, без свидетелей - как будем дальше? - спросил Берестин, пока гости из будущего - Альба, Корнеев и Айер - смотрели наверху видеофильм о последних Олимпийских играх. - Для них-то мы кто? Предки, не знающие сомнений... - Особливо ты, - бросил Шульгин, расставлявший по столу приборы, время от времени справляясь в дореволюционном наставлении для официантов. - Для меня вопрос стоит так - ввязываться еще в одну заварушку или сматываться. - Постой, а ты что, Альбу за свидетеля не считаешь? - с интересом спросила Лариса. Действительно, не замеченная никем Альба уже спустилась до половины лестницы, и только услышав слова Ларисы, остановилась, в смущении переводя взгляд с Ларисы на Новикова. Тот сделал едва заметный для окружающих успокаивающий шест. - Ты правильно улавливаешь мою мысль, - кивнул Берестин как ни в чем не бывало. - Андрей настолько глубоко ввел ее в курс наших дел, что она уже почти своя... Садитесь, Альба, - указал Алексей на кресло. - Если вы дочитали до конца новиковские мемуары, мы вас мало чем можем удивить. - Пусть так, - кивнул Левашов, имея в виду поставленную Берестиным альтернативу. - Думаешь, третьего не дано? - Я не вишу. Если мы остаемся здесь, наше участие в местной общественной жизни - только вопрос времени. Все они уже знали о сражении Берестина с аборигенами, и о находке Левашова, и успели познакомиться с Сехметом, так что ход мыслей Берестина в принципе был понятен. - Альба, - повернулся Берестин к девушке. - Вы говорили, что изучали лингвистику. Вы в состоянии разобраться в местном языке? Не нравится мне, что военнопленный нас понимает, а мы его нет. - Не могу обещать, - честно призналась Альба. - Без соответствующих... - она замялась, подбирая слово, которое было бы понятно людям далекого, с ее точки зрения, прошлого. - Без таких машин, которые помогают совершать логические операции... Все рассмеялись. - Говори проще, Альба, - посоветовал Новиков. - Компьютеры это у нас называется. - Да, именно так. Нужны компьютеры, лингвистические программы. А так... - она развела руками. - И на том спасибо, - кивнул Берестин. - Жаль, конечно. Придется из Сехмета переводчика готовить. - Постой, дорогой, - Шульгин отложил книгу. - Выходит, ты все решил, а мы тут так, за болвана? - Отнюдь, - качнул головой Берестин. - Я просто обозначил свою позицию. А дальше думайте. Заранее согласен с любым решением общества. Только мы все, как гонщики по вертикальной стене. Тормозить нельзя... - Тормозить нельзя, а газок потихоньку сбросить - и вниз, на твердую землю, - сказал Левашов. - И где ж ты ее теперь найдешь - твердую? - Мужики, а вам не надоело? - спросила вдруг Лариса. - Слушаю вас, и тоскливо делается. Что делать, куда бежать... Хоть бы женщин постеснялись. Пойдем, Альба, на кухне мне поможешь... - И вышла, презрительно вскинув голову, почти силой утянув за руку растерявшуюся девушку. - Вот вам, господа офицеры, - покусывая губу сказал после паузы Шульгин. - Дорассуждались. Нет, чтобы, как гусарам положено, водку пить да девочек развлекать - на рефлексии вас тянет. Правильно Лариска врезала. Я тут кой-кого с Одиссеем сравнивал, так тот всегда знал, что делать. - Оно конешно, я про то и говорил... - начал Берестин и внезапно швырнул из-за спины в голову Шульгина тяжелый, как кирпич, том военно-морского справочника Джена. Сашка выбросил руку и перехватил книгу в полете. - Молодец, форму держишь. - Алексей соскочил со стола, на краю которого сидел боком. - А если действительно без трепа, так надо ехать туда, к ним. Хоть посмотрим, как настоящие инопланетяне у себя дома живут. И предлагаю: кто еще станет нытье разводить - высылать без права переписки. В обществе, тем более дамском, разговоры вести бодрые, поступки совершать отважные, а главное - при гостях тему аборигенов больше не поднимать, и вообще - пускай Олег с Воронцовым свяжется - и отправить их деликатно через пару дней на Землю. Не хочу, чтобы они видели то, что здесь может произойти. И Ларису туда же, с ними. А наше дело солдатское. Лариса с Альбой быстро нашли общий язык. Во-первых, обе они были женщины, к тому же, хоть и разделенные тремя веками, ровесницы, и сразу ощутили "классовую солидарность" в мужском обществе, а во-вторых, нашлось и в характерах нечто такое, что вызвало у них взаимную симпатию. Пока Лариса занималась гусем с яблоками, томящимся в духовке, они успели выяснить целый ряд животрепещущих проблем чисто женского плана. Во время беглого, вроде бы бессвязного разговора Альба получила больше реальной информации о жизни в двадцатом веке, чем из обширных, но чересчур романтизированных записок Новикова, которые она читала всю ночь и утро. Лариса дала четкие характеристики каждому из оставшихся в холле. Они не были злыми или обидными, но доведись мужчинам узнать, как они выглядят со стороны, они испытали бы по крайней мере недоумение. - А вот Алексей? - спросила Альба. - Когда я читала о нем, мне представлялся человек очень тонкий, погруженный в постоянные переживания, в полном смысле творческая личность. На самом деле - ничего похожего. Скорее он напоминает звездного шерифа из американских гипнофильмов. Лариса засмеялась. - Подожди. Вот Ирина появится, увидишь, какой он есть. - Она правда такая красавица, как Андрей ее описал? - Не знаю, как он ее описал, не читала, от нас он пока скрывает, так что тебе оказана большая честь. Но телка действительно эффектная... - Телка? - с недоумением подняла брови Альба. - А, это сленг нынешний, извини, сорвалось. В смысле - девушка. Спорить нельзя, на мужиков убойное впечатление производит... Тут все правильно, у ребят вкус насчет этого в порядке, на кого зря не бросаются. По ее интонации Альба поняла, что себя Лариса считает ничуть не хуже, но говорить об этом находит излишним. Альба стала расспрашивать, каким образом складываются сейчас на Земле отношения между мужчинами и женщинами, и Лариса все ей подробно растолковала, все в той же своей манере называя многие деликатные вещи своими словами. Шокировать Альбу не удалось просто потому, что та не имела представления об общепринятых нормах, но разговорить ее на темы сексуальных проблем трехвекового будущего Лариса сумела. Хотя ничего принципиально нового не узнала. Но когда беседа вновь коснулась здешних мужчин, Лариса уловила в глазах Альбы тень смущения. Космонавтка спросила о Новикове - насколько верно то, что она прочитала о его любви к Ирине. - Сказала же - не знаю, что он там насочинял. Не удостоилась. - В голосе Ларисы прозвучало раздражение. - Но не расстраивайся. По-моему, там все чисто. С его стороны, во всяком случае. Я баба наблюдательная. Спать он к ней ни разу не ходил. Тебя ведь это интересуете - И тут же спросила: - А почему именно Новиков? У тебя со своими никак? Штурман ваш - парень вполне. И на корабле никого не было? Альба еще более смутилась. Лариса впрямую сказала о том, о чем у нее самой были пока первые, неуверенные еще мысли. - Нет, не в таком смысле. Просто мы с ним вчера полдня и весь вечер разговаривали; потом читала... Он меня заинтересовал как первый человек из вашего времени... - Да брось ты, не оправдывайся. Ну и понравился. Нормальный парень. Не знаю, как там у вас получится, главное - не теряйся. И попроще держись. Ты иногда совсем отвязанная, а то вдруг глазки опускаешь, как пятиклассница. - И сразу переключилась на кулинарные дела: - Готов гусь. Понесли. Хватит мужикам языки чесать. Представляю, до чего они там договориться успели без присмотра... ИЗ ЗАПИСОК АНДРЕЯ НОВИКОВА Свое пребывание у нас в гостях местный житель начал с бестактности. По отношению к Ларисе. Поначалу все было вполне "бон тон", вполне гладко прошла сцена взаимного представления и знакомства, я бы сказал - сплошное братство цивилизаций, а потом этот парень, Сехмет, подходит к Ларисе, в самом что ни на есть прусско-казарменном духе пялится на ее декольтированную грудь к намеревается проверить, неужели это все по правде. До сих пор удивляюсь, как он не заработал по морде. Чисто рефлекторно и как минимум от двоих сразу. Очевидно, заинтересованные стороны просто слегка обалдели от такого. А может, сработал гнусный российский инстинкт, что иностранцу все можно. Мало ли мы такого в реальной жизни видали? Алексей, правда, ухитрился нейтрализовать ситуацию, а уж потом выяснилось, что у них тут, на Валгалле, существует сложная кастово-иерархическая структура, да вдобавок еще и своеобразная система
в начало наверх
вертикальной полигамии, при которой женщины низших разрядов автоматически доступны мужчинам вышестоящим. А по горизонтали строгая моногамия. Вот как. Но при всем при этом я все же считаю, что наш гость глуп, хотя бы потому, что автоматически реализует свои привычки, не давая себе труда задуматься, соответствуют ли они обстоятельствам. Что касается нашего форта, Сехмет сказал, что место "очень плохое": рядом большая река, и в случае нападения врагов дело наше безнадежно. Несмотря на самые тщательные расспросы, ничего сверх того, что он говорил Берестину, мы не узнали. И это тоже говорит о его ограниченности. Впрочем, это может быть следствием их общественного устройства, в котором ни я, ни Лариса, специалисты по истории и социологии, ничего толком не поняли. Словарного запаса у нас мало для серьезных бесед, отсюда и недоумения. Во главе державы стоит как бы император, абсолютный монарх, но мера его власти не та, что, допустим, у российских императоров - чем-то и как-то она ограничена. Но, как я могу вообразить, их глава нечто среднее между европейскими королями эпохи абсолютизма и японским "тенио" времен сегунов. Есть у них еще советы старейшин внутри каст и советы представителей каст, и власть их тоже велика, а также имеются отдельные военные органы руководства, вроде бы независимые от светской власти. И император у них не из высшей касты, как я понял, и сне тоже осложняет ему жизнь. И почти нет писаных законов, одни адаты, и система прецедентов, как в английском праве, и абсолютно непонятная экономика.. Мрак. Да еще полное отсутствие того, что мы привыкли называть религией. Надо сказать, все мы сейчас живем в предвкушении момента, когда наконец отправимся туда и на месте во всем разберемся. (Дай бог нашему теляти...) Если попытаться воспроизвести их самоназвание, то ничего не получится. Начало - нечто напоминающее "Юунжлосскванги..." В переводе: разумные и достойные обитатели восточных и северных цветущих земель. И не менее. Мы говорим проще - кванги. Бессмысленно, но хоть выговаривается за один раз, Наверное, придется в дальнейшем называть все, что можно, переводами или по аналогии, не будешь же каждый раз выдавливать из себя по полсотни жутко звучащих слогов. Здесь мы повторим ранний период земной географии. Кстати, вопрос - мы что, умнее предков или к языкам способнее? Запросто сейчас употребляем правильные названия, хоть Уагадугу какое-нибудь, хоть Йокнапатофа. А деды вместо Ораниенбаум - Рамбов говорили, вместо Хаапсалу - Гапсаль, и ничего. Или они просто ленивее нас были? Но я отвлекся. Наши друзья-потомки, Борис и Герард, так окончательно в себя и не пришли после кораблекрушения. Потерянные какие-то, безразличные. Понять-то я их понимаю. От белых отбился, к красным не пристал. Ситуация известная. Из-за забот наших и внимания им достается гораздо меньше, чем надо бы. Обидно, конечно. Вроде бы я попал назад лет на четыреста, а вокруг все только и спорят, что о земщине и опричнине, а на мои неприятности - воль внимания. Правда, Альба - другое дело. Она незаметно отдалилась от своих (и это их тоже задевает) и всеми силами адаптируется в нашем круге. Конечно, и характер у нее гибче, и желание есть прижиться в ХХ веке, и влияние Ларисы чувствуется (не всегда благотворное). Корнеев к этому спокойнее относится, а Герард психует. Считает ее предательницей, а может, просто ревнует. Женщины, они во все времена легко приспосабливались, и даже гордые римлянки вполне уживались с варварами, если приходилось. Ну, хватит об этом. ...Вопрос о поездке в местную столицу решен окончательно. Бурные дебаты вызвал отбор кандидатов. Хотели, конечно, все. Что невозможно в принципе. Путем закулисных интриг и открытых дискуссий решили так. Снег с Ларисой остаются в форте. Следить за аппаратурой, развлекать гостей и при первой возможности отправить их на Землю к Воронцову. Заодно Корнеев (кибернетик) попытается помочь Олегу на базе самых современных представлений ХХIII века понять, что же он такое открыл. А вдруг удастся помочь ребятам вернуться домой? Ну а мы трое, значит, едем. Маловато, но где больше взять? Я был не прочь, чтобы лихой вояка Воронцов был с нами, но... Ежели что, так троим, четверым - одинаково ничего не сделать. Для похода берем один гусеничный БТР и танк "Леопард-2", который Олег скопировал с самой распоследней экспортной модели. Пушка солидная и вид симпатичный. Аборигенам должен понравиться. Будем надеяться, что если придется с "ракообразными" встретиться, то их коробки пробьет. Не хотелось бы, честно говоря. С кем ни познакомимся, сразу стрельба... Правда, каждый раз они начинают первыми, а мы вроде защищаемся, что слегка успокаивает совесть. Берестин постоянно выпытывал у Сехмета подробности их образа жизни и логично вывел, что в том обществе мы должны представительствовать в качестве членов высших каст нашего мира. Иначе ничего не достигнем. Он прав. И для торжественных случаев изобрел нам потрясающие туалеты. У квангов форма - это все. Хуже, чем в древнем Китае. Имеется, кажется, более двух тысяч высочайше утвержденных типов одежды. Олег с Ларисой не затруднились сгонять в Париж и по собственным эскизам построить у Кардена одежонку. Якобы для киносъемок. Расплатились долларами без запроса. И теперь я, например, должен изображать из себя члена клана мудрецов и поэтов (приятно, конечно). Есть у них там и такая официально признанная категория. А Берестин, напротив, из касты полководцев. ...Попрощались мы с ребятами, крутнули банкет напоследок, погрустили маленько - и вперед. Сашка сейчас сидит за рычагами, а я дописываю вот это, положив блокнот на колено. Мороз - примерно десять по Цельсию, яркое солнце, легкий ветер, в воздухе сверкают снежные искры. И что там нас ждет впереди? 15 Колонна из двух боевых машин, тянущих за собой сани, нагруженные бочками с горючим и ящиками с бое- и прочими припасами, двигалась достаточно быстро. Хотя и медленнее, чем прошел по этому пути Берестин. Но зато было не в пример веселее. И поговорить можно, и всегда есть кому сменить товарища за рычагами, и если поломается что вдруг - не страшно. А особенно хорошо вечерами, когда машины прикрывают бивуак от лесных опасностей своими бортами, на площадке пылает костер, жарится мясо, звучит музыка... Сехмет неподвижным взглядом смотрел на алые всплески огня. Новиков спросил его: - Нравится тебе с нами? У вас бывают такие вечера? Сехмет уже овладел русским настолько, что иногда становилось не по себе. - Что значит "нравится" для воина? У нас так не говорят. Подобает - не подобает, вот наши слова. Мне с вами находиться не подобает, у нас слишком разное положение. С людьми вашего ранга я должен стоять в стороне, опустив глаза. Так. Но мне с вами хорошо, потому что я узнал много нового, что будет полезно в войне. Это подобает, потому что способствует выполнению долга. А ночи у огня нам приходится проводить часто. Служба. Мой отряд стоит далеко от городов. По этому под крышей нам нравится больше. "Вот сукин сын, - подумал Новиков. - Хоть бы из приличия сказал, как он благодарен нам за помощь и гуманное отношение. И еще - как ему понравился наш общественный строй, и что теперь он у себя тоже непременно будет строить социализм..." - А как высоко ты можешь подняться в своей касте? - спросил Берестин. Это слово, конечно, употреблялось в условном смысле. Может быть, правильнее было бы сказать не каста, а орден. - Как угодно высоко. Если служить долго и правильно, можно стать "самым почтенным устанавливающим порядок". - Гроссмейстером, - пояснил Шульгин. - Или великим магистром. - А дети магистра тоже начинают службу с самого начала? - Так. У нас все служат с самого низшего звания. - И что, сын магистра и простого пилота абсолютно равны в правах? - заинтересовался Новиков. - Как может быть иначе? Или ты считаешь, что происхождение выше способностей и усердия? Это смешно, - ответил Сехмет. Увы, о главном - какой у них способ производства, Сехмет понятия не имел. - Меня, - сказал Новиков, - куда больше ракообразные интересуют. Пока мы все с гуманоидами сталкиваемся. И заметьте: даже убедившись, что гуманоидные братья далеко не гуманисты, заранее считаем, что "ракообразные" для нас враги. Танк вон для них приготовили. А может, все наоборот? - Воспитание у нас такое. Вспомни, как с яслей учили. Красные хорошие, белые плохие. В Америке тоже белые плохие, хорошие - черные. Я лично до сих пор подсознательно удивляюсь, что черные тоже плохими бывают... - сказал Берестин. - Может, и правильно воспитали, - ответил Новиков. - Время такое было. Крушение колониализма, пробуждающаяся Африка, наш друг Поль Робсон... - А потом эти ребята как начали друг друга к стенкам ставить, - поддержал тему Шульгин. Поговорили еще, перескакивая с темы на тему, но все - о прошлом, о земном. Потом Новиков взялся за гитару и, как всегда, извлек неизвестно из каких закоулков памяти эмигрантскую, рвущую сердце: Занесло тебя снегом, Россия, Запуржило седою пургой. Лишь печальные ветры степные Панихиду поют над тобой... ...Любая дорога кончается, как и любая жизнь, и, когда обернешься назад, кажется неважным, что там было на ней, что видел и что испытал, и сколько длилась она. Грустно только, что кончилась. Не зря ведь римляне придумали афоризм: "Виа эст вита". Если вдуматься, смыслов в нем больше, чем два. Город возник на горизонте, будто гигантский террикон. Или, можно сказать, муравейник. Потому что представлял он собой в полкилометра высотой и километра три в окружности, единый массив слепленных друг с другом кубов, параллелепипедов, полу- и четвертьсфер. Позже выяснилось, что основу города составила гора-лакколит, сплошь застроенная от подошвы до вершины, а внутри источенная галереями, штреками и штольнями, как бревно термитами. Населяло город около двух миллионов квангов. Правда, название это имело отношение в основном к простолюдинам, а там были еще рафиринги, ранхаги, райнилайяривуни, амбухиманги и еще бог знает сколько чинов, классов и званий. Земляне по здешней табели о рангах приравнены были к амбинантасиндрану, что приблизительно означало нечто вроде дворян, род которых насчитывает не менее двухсот, но и не более пятисот лет, в звании между полковником и генерал-лейтенантом, допускаемых к особе императора нерегулярно, но и не нуждающихся в специальном на это разрешении, носящих одежду пяти верхних цветов, имеющих право жениться в пределах трех ближайших каст, обладать женщинами семнадцати определенных разрядов, а также имеющих еще кое-какие привилегии. Немного сложновато на человеческий, точнее - на европейский взгляд, но здесь ориентировались в таких вопросах инстинктивно. Как старый армейский прапорщик в должностях, званиях и реальном авторитете офицеров своего полка. Короче, приняли землян хорошо. В положенное время приняли их должностные лица подобающих рангов. Состоялись официальные переговоры, в ходе которых администраторы и военные эксперты определили статус и условия пребывания в столице гостей с далекой, но дружественной Земли. Идею с множественности обитаемых миров аборигены приняли спокойно, хотя Новиков по некоторым признакам предположил, что смысл в эту идею местные дипломаты вложили собственный. Не столько - астрономический, сколько духовный. Как космонавтов ХХIII века в первый момент удивило спокойствие людей века двадцатого, без ажиотажа воспринявших факт их встречи, так сейчас Новикова с товарищами поставил в тупик равнодушный прагматизм хозяев города. Ну хорошо, мол, вы приехали, мы вас приняли и признали за равных себе, подтвердили ваши права и привилегии, теперь посмотрим, какая от вас может быть польза. И только. Никакого интереса к Земле, ее истории, местоположению, к способу, каким люди здесь оказались. - Или они ко всему привычны, или у них это норма поведения, - говорил Новиков за ужином. - Многие земные народы тоже считают неприличным
в начало наверх
проявлять интерес к гостям... - Возможно, что мы им действительно безразличны. Своих забот выше головы. Я тут побродил немного по городу, даже жутковато делается: действительно муравейник, - ответил Шульгин. Изнутри город действительно производил угнетающее впечатление. Казалось, земная геометрия не имела тут никакой силы. У кого хватило бы воображения представить огромный клубок перепутанных лент Мебиуса? Вот такое устройство имела столица. Только на слово можно было поверить Сехмету (который, обретя титул переводчика, причисленного к генеральному штабу, вознесся из лейтенантов чуть ли не в полковники), что в городе есть какая-то планировка, что имеют физический смысл слова "этаж", "уровень", "горизонт", "улица"... Месяцами, да что там - годами мощно было бы бродить по этому городу, оказываясь то на самом верху, то глубоко в недрах, выходя на галереи, повисшие над бездной, с которых открывались необозримые снежные просторы, и вновь оказываясь в лабиринте то узких, то широких коридоров, в которых жили, трудились (над чем?), развлекались и, наверное, умирали жители города, большинство которых никогда в жизни не выходило за пределы городских ворот. Титанические паровые машины снабжали столицу энергией, теплом, водой, приводили в движение станки, эскалаторы, ленточные транспортеры для перевозки людей и грузов, обеспечивали принудительную вентиляцию помещений, погребенных под сотнями метров камня. Но в чем смысл жизни валгалльцев, оставалось для землян непонятным. Большую часть времени они проводили в беседах с экспертами. Шульгин с военными инженерами занимался дирижаблями - единственной, пожалуй, отраслью, в которой землянину разобраться не представляло труда и где он мог внести эффективные рацпредложения Новиков безуспешно пытался понять способ производства, производственные отношения и систему государственной надстройки. Попутно изучал искусства: музыку и танцы. Художественной литературы здесь не существовало, живопись имела лишь прикладной характер и применялась при украшении помещений орнаментами и цветными пятнами, почему и не заинтересовала Берестина. Алексей, подружившись (так, по крайней мере, ему казалось) с ранхаги Разафитриму, высокопоставленным генералом, остро полюбившим виски ВАТ-69, пытался понять суть и смысл войны, и самое главное - что же из себя представляет враг. Ведь с точки зрения земного офицера невозможно представить что-нибудь более дикое, чем трехсотлетняя война неизвестно с кем, за что и почему. Но как и Сехмет, генерал не знал о противнике практически ничего. Враг начал продвижение со стороны моря, использует большие железные машины, внутрь захваченной им территории проникнуть невозможно ни по земле, ни по воздуху; в плен противник не сдается, живьем его никто никогда не видел, что ему нужно - неизвестно. Когда Берестин рассказал о поле смерти, обнаруженном Левашовым, ранхаги очень заинтересовался. Оказывается, лет пять назад большой отряд войск из соседнего вассального города отправился на рекогносцировку вдоль большой реки и исчез бесследно. - Нет, это черт знает что у вас делается! - вышел из себя Берестин. - Исчезла целая дивизия, и никто за пять лет не поинтересовался, что с ней и как! Разафитриму тонко улыбнулся. - Почтенный Алексей не понимает... Если бесследно пропала такая мощная группа войск, то посылать туда же меньшую силу бессмысленно, а большую - опасно. Вдруг и ее постигнет та же участь? - Теперь я одно понимаю - вы эту войну проигрываете. Это точно. Где вас учат? Вы знаете, что такое разведка? Войсковая, стратегическая, агентурная? - Если любезный амбинантасиндрану Алексей не откажется рассказать, я буду знать. Берестин непереводимо выругался. Начинать здесь, похоже, надо с нуля. Оказалось, однако, что начинать уже поздно. Началось очередное наступление врага. И отличалось оно невиданным ранее размахом. "Ракообразные" ввели в дело раза в три больше боевых машин, чем когда-либо. - Мы отступаем и несем большие потери. Если не удержим перевал, будет очень плохо, - сообщил Сехмет. - Далеко ли до перевала? - спросил Берестин. - По-вашему - километров пятьдесят... Пришлось собрать военный совет. - Надо выйти на "Леопарде" к линии фронта и посмотреть самим, что почем, - предложил Шульгин. - Посмотришь, а дальше? - спросил Новиков. - А дальше видно будет... - Стратег, - с подчеркнутым уважением произнес Берестин. - Ну а что же - здесь сидеть и ждать, когда наших друзей на фонарях вешать начнут? Глядишь, и сами сбежать не успеем... - Есть резон, - согласился Берестин. - Только сначала я со своим генералитетом переговорю. Может, у них на сей счет какие-нибудь табу есть или иные точки зрения. - Переговори, - кивнул Новиков. - Но я бы предпочел не ввязываться. - Не понимаю тебя, князь, - возмутился Шульгин. - Ты ли это, непреклонный борец с пришельцами? - В том-то и беда. Мы ведь уже и так... - Новиков, не закончив, махнул рукой. - Не бойся, ничего не случится. Меня утешает мысль, что если таких вояк, как наши друзья, за триста лет и не разгромили окончательно, то раки тоже герои не из первых И мы будем очень осторожны... Медленно перематывая сверкающие ленты гусениц, словно на цыпочках, если так можно выразиться о пятидесятитонном танке с пушкой, как телеграфный столб, "Леопард" выполз на гребень холмистой гряды. Сражение отсюда выглядело совсем не страшным, даже красивым, как на ящике с песком во время штабных игр. С юга наползала бесконечная, от горизонта до горизонта цепь вражеских бронеходов, а сверху их атаковали дирижабли, торопливо и, похоже, неприцельно сбрасывая свои термитные бомбы. Несколько коробок горело, разбрасывая искристое, как бенгальский огонь, пламя. Но и дирижабли тоже падали, и довольно часто. Несмотря на сильную оптику биноклей, понять, чем их сбивают, было невозможно. - Ну как они воюют, мать их... - Шульгин стукнул кулаком по просторной, как хоккейная площадка, крыше башни. - Не хрена браться, если не умеют... Тьфу, смотреть противно... - Оно и так, - ответил Берестин, - но говоришь ты что-то не то. Словно презираешь их, друзей наших. А зря. Гибнут-то они всерьез. И смелости им не занимать. Воевать им, в сущности, нечем, а умирают они вполне достой но. - Велика ли доблесть? - Шульгин опустил бинокль - восьмой упал. Если уж помирать без толку, так лучше уцелеть и без толку жить. Я понимаю: красиво умереть, когда твоя смерть - вклад в конечную победу. - Возможно, ты и прав. - Берестин продолжал наблюдать за полем боя. - А что сказать про доблесть обреченных? Я вот не могу не уважать господ офицеров, воевавших до конца в двадцатом, и особенно в двадцать втором. Представь, Владивосток, узкая полоска земли до Спасска - и все. От всей великой и неделимой. - Чего там представлять, я там лично был. Впереди вся Россия, одиннадцать тысяч верст, а ты висишь, словно на вагонный буфер прицепился... Новиков, не вмешиваясь в разговор, думал о Шульгине, который разговаривать серьезно мог только один на один, да и то не всегда. Если есть аудитория - его уже несет. И за трепом, анекдотами, парадоксами и не всегда приличными шутками очень трудно понять, что же Сашка на самом деле думает и чувствует. Когда-то очень давно Новиков спросил Шульгина, зачем ему эта манера. На мгновение в глазах Сашки промелькнула тень. "А еще психолог, - скривил он губы. - Во-первых, так проще. Раз никто не знает, когда я ваньку валяю, а когда всерьез - у меня всегда два темпа в запасе. А потом - большинство вообще ведь не такое умное, как ты, например, оно вторых смыслов не улавливает, значит, я для них ясен и безвреден. Да и веселее как-то..." Андрей тогда, после этого короткого признания поразился, насколько однообразна и монотонна история, раз и тысячу лет назад, и сегодня находятся люди с одной и той же психологией, что шут при дворе Карла Великого, что Сашка. Оба ощущают себя (и есть на самом деле!) умнее большинства окружающих, но не в состоянии ничего вокруг себя изменить, вынуждены уступать и подчиняться дуракам... А бой продолжался, и дирижабли продолжали падать. - Ребята, может, хватит? - вмешался в разговор друзей Новиков. - Там люди гибнут, а вы разболтались, как патриции в цирке. - Замолчать недолго, а кому от этого легче будет? Если мы военные советники, так понять же надо, что и как. А если ты себя зрителем считаешь, то конечно... - огрызнулся Шульгин. - Чем они их сбивают? - пресек назревающую ссору Берестин. - Радиацией, пучком электронов, инфразвуком? - Ничего мы тут не поймем и не вычислим так, умозрительно. А вот на практике, боюсь, сейчас выяснил, - сообщил Берестин и показал рукой направо. Из-за края плато, не далее чем в километре, появились плоские, тускло отсвечивающие прямоугольники. Фиолетовые стекла "Цейсса" приблизили и сузили пейзаж, в котором чужеродным элементом возникла большая, машин в двадцать, группа бронеходов. На одинаковых интервалах и с одинаковой скоростью они наползали, словно исполинским бреднем захватывая часть гряды с позицией землян в центре, Их медленное, как бы мертвое движение, оттого что ничего в них не перемещалось - ни колеса, ни гусеницы, ни ноги - порождало не ужас, а безнадежную тоску. - Вот и прихватили нас гады, - сказал, кусая губы, Шульгин. - Скорость у них примерно пятнадцать, через пять минут здесь будут, - прикинул Новиков. - Смываемся? - Обожди... - сквозь зубы ответил Берестин, стискивая пальцами бинокль. - Все вниз, - коротко скомандовал он. - Сашка к прицелу, Андрей - заряжай. Заряд основной, бронебойным, прицел двадцать, смещение ноль... - Воронцов рассказывал, у них командира лодки за грехи буксиром командовать назначили. Так он увидал в небе израильские "фантомы", скомандовал: "Срочное погружение!" и с мостика по трапу в машинное шарахнул. - Шульгин со смешком полез в свой люк. Новиков внезапно почувствовал облегчение. После прощального разговора с Воронцовым он впал в некоторую депрессию. Да еще и Альба разбередила душу разговорами на моральные темы. Но раз так получилось: Берестин с Шульгиным готовы драться - быть по сему. Снова состояние необходимой обороны. Он еще успел удивится - перед кем он оправдывается? Неужто перед Альбой с ее наивной верой в него, в человека славного и героического двадцатого века? Как там у Когана: "...мальчики иных веков, наверно, будут плакать ночью о времени большевиков". И написал-то эти стихи юный идеалист году как бы не в тридцать восьмом. Причем почти угадал, что будут плакать. Не угадал только отчего. Он захлопнул за собой крышку люка. ...А и страшно же было Берестину, хотя со стороны никто ничего не замечал. Ведь выползает на тебя порождение неведомого разума, четвертого по счету за последние полгода, и внутри железных гробов - нелюдь, а может, и нежить. Красное, в хитиновой броне, глаза на стебельках, двигает пупырчатыми клешнями рычаги управления и смотрит в его сторону нечеловеческим взглядом. "И пахнет укропом, добавил бы Сашка", - подумал он и чуть не рассмеялся истерически. Чтобы не дать страху власти над собой, Берестин целиком погрузился в забытую работу - осторожными оборотами маховичков сводил воедино сдвоенное изображение бронехода в растровом кольце, подгонял белый светящийся уголок к середине лобового листа крайней в ряду машины. - Сашка, не мешай, давай к рычагам, заводи, - толкнул он локтем Шульгина, который все старался оттереть его от прицела, мечтая самому сделать первый выстрел в межзвездной войне, тогда как ему вновь предлагалась роль извозчика. - Счет гонишь? И кот твой, и дирижабль, теперь бронеход... - Кому сказано! - Теперь уже Новиков, выругавшись, сильно поддал Шульгину в спину. - Заводи и сразу втыкай заднюю, сцепление выжми и жди. - Учи ученого, - огрызнулся Шульгин и полез вперед. Все установки на месте, в казеннике замерла тяжелая чушка тридцатикилограммового снаряда, носок сапога на электроспуске. Словно метя всем сразу пришельцам на свете и за себя, и за Ирину, и за здешних пилотов дирижаблей, погибающих в бессмысленной неравной схватке, Берестин нажал педаль. С лязгом пронесся мимо плеча угловатый казенник, загудела броня, как под ударом гидравлического молота, из открывшегося затвора выкатилось сизое облако дыма и исчезло, всосанное эжекторами. Чиркнул в просветленных линзах белый огонь трассера, и грязно-пятнистый ящик лопнул вдоль, уткнулся развороченными лобовыми листами в землю и застыл. Остальные продолжали свое медленное движение.
в начало наверх
- Ага, мать вашу! Ну давай. Что ж ты не горишь, сволочь? Бронебойным заряжай! Огонь! - командовал Новикову и самому себе Берестин срывающимся голосом. Снова саданула возле уха пушка, и второй бронеход вывернул наружу свои железные потроха. - Молодец, Лешка! Как на полигоне бьешь! А ну, еще! - закричал в ТПУ Шульгин. Ракообразные наверняка не изучали тактики танкового боя и вместо того, чтобы рассредоточиться и открыть беглый огонь, наоборот, начали поворачивать к своим терпящим бедствие собратьям. Берестин точно положил еще два снаряда в открытые борта - Командир, не увлекайся, - зашелестел в наушниках голос Новикова. - Пера менять позицию. Взревев, танк задним ходом выполз из укрытия. Подминая траками невысокий подлесок, сдвинулся на полсотни метров в сторону и въехал за естественный бруствер. Шульгин приглушил дизель, и Алексей тут же выстрелил снова, практически не целясь. А чего тут целиться, на полкилометра, из стабилизированного орудия с электронным баллистическим вычислителем, по мишени размером с приличную избу? - Броня у них никакая, совсем дерьмо, - прокомментировал Шульгин. Берестин продолжал стрелять, удивляясь только тому, что подбитые машины не горят. Не это ли и спасло их? Горящие бронеходы были для неприятеля штукой знакомой и понятной, а то, что происходило сейчас, потребовало времени для осмысления. Внезапно слева началось непонятное. Бесшумно, как в немом кино, рушились мощные деревья в бору, на дальней опушке которого они стояли. С тех, что поближе, обламывались, падали ветки и огромные сучья, сгибались и припадали к земле кусты. А тело будто наливаюсь ртутью. Танк взревел. - Это гравитация, Лешка, гравитационная волна! - раздался хриплый голос Шульгина в переговорном устройстве. Если бы не Сашка, тут бы им и пришел конец. Но Шульгин в какие-то секунды догадался, что происходит, а еще раньше, чем понял, уже начал действовать. До конца толкнув вперед сектор постоянного газа и упираясь обеими ногами, с хрустом в спине он включил демультипликатор и заднюю передачу. Перегрузка наваливалась, как в космическом корабле на старте. Берестин чувствовал, что у него стекают вниз, к плечам, щеки и закрываются глаза. Танк ревел всей мощью своих лошадиных сил, но весил он теперь, наверное, тонн двести, широкие гусеницы погружались в твердый, промерзший грунт, как в болото. Вся надежда была теперь только на Шульгина. Новиков никак не мог подняться с пола боевого отделения, Берестин тоже чувствовал, что сил перебраться в отделение водителя и чем-то ему помочь у него нет. И если Шульгин не справится... В наушниках уже не дыхание слышно, а хрип и стон пополам с кое-как проталкиваемой через оплывшие губы бессвязной руганью. До ужаса медленно "Леопард", коверкая землю, развернулся и заскользил вниз по склону. - Де-муль-ти-пли-ка-тор... вы-ру-бай... Пятую... - выдавил из себя Берестин, понимая, что вот-вот потеряет сознание. В мыслях мелькнуло: летчики выдерживают до двенадцати "же", но они же тренируются... А у нас тут сколько? Вдруг не выдержат амортизаторы? И соляр тоже сейчас тяжелый, как жидкий свинец, форсунки могут в любой момент захлебнуться. Непонятно, каким запасом сил обладал Шульгин, но он сумел все сделать правильно, и танк, увлекаемый тягой дизеля и весом, покатился под гору все быстрее. Тяжесть стала спадать. Еще их, наверное, заслонил холм, они опустились метров на пятьдесят ниже гребня, и волна их уже не доставала. Берестин смог наконец глубоко вздохнуть. Мотор выл на грани разноса, скорость быстро увеличивалась. Берестин оглянулся. Леса позади уже не было, кое-где только торчали голые ободранные хлысты. Когда танк остановился, Шульгин сам выйти нарушу не смог. Вдвоем они вытащили его через передний люк, и он лежал на лобовом листе, глотая воздух перекошенным ртом. Лицо его выглядело, как после хорошей драки - не лицо, а сплошной синяк. Берестин поднес к его губам фляжку, и Шульгин долго пил, шумно глотая, и коньяк двумя струйками из углов рта стекал ему на кожанку. - Как я мышцы не порвал, не знаю... - наконец сумел выговорить он. - Железный я мужик, похоже. Мне бы массаж теперь да баньку, иначе не выживу. Прикури сигарету, у меня руки дрожат... - Он затянулся несколько раз, прикрыл глаза. - А машина - зверь. Один бы только болт срезался - приходи, кума, любоваться. - Наводчики у них ни к черту, - сказал Берестин. - Они просто не поняли, что к чему, и начали шарить лучом наобум, не видя нас, - не согласился Новиков. - И еще: от центральной оси луча напряженность поля, у них сильно падает. Видел, как лес обстрогало? Нас только самым краем задело. Повезло, в общем. - И как же теперь с ними после всего этого воевать? - спросил Берестин. - А тебе мало? Не навоевался? - поинтересовался Новиков, сплевывая. - Сейчас прибросим, - сделав вид, что не слышит реплики, Берестин поднял к глазам бинокль и долго стоял на крыше башни, расставив ноги в сверкающих сапогах. - Скобелев! - восхитился Сашка. - Вот считай, - сказал наконец Берестин. - До нас было метров восемьсот, когда они дали луч. Леса там теперь нет, где мы стояли. А позади другая роща, до нее еще километр, так она целая. Все ветки на месте. Вот тебе их дальнобойность. А наша дура на пять километров прямой наводкой спроста возьмет. - А вдруг они не на полную мощность били? - Вряд ли. Они же не знали, где мы и кто мы. - И мы не знаем еще, сколько стволов они собрали, - оживился Шульгин. - Тоже верно. Вот тебе и тактика - стрелять с предельной дальности, из засад, а для страховки на километр вокруг вешки с грузом расставить. Если груз упадет - по газам и ходу... - Слушай, давай проверим, - загорелся Шульгин. Коньяк уже начал действовать, и все пережитое уже было для него - дым. Новиков видел, что друзья его в боевом азарте теряют чувство реальности и вполне способны вновь полезть в драку. Сам же он окончательно убедился, что делать им тут нечего. Уже давно не ландскнехтство, а какое-то сумасшествие получается, война ради войны. Единственное оправдание перед собственной совестью - кавказский обычай, по которому гость должен защищать хозяина, если на его дом напали. Но это уж такая натяжка... Однако ни логических, ни моральных доводов его друзья сейчас слушать не станут, слишком они возбуждены. Поэтому Новиков привел довод неотразимый: - Нечем воевать. Снарядов всего пять штук осталось, и все - картечь. - Кстати, - неожиданно поддержал его Берестин, - враг бежит. Впервые, кажется, за всю эту бестолковую войну. Действительно, видневшиеся вдали машины неприятеля исчезли. А когда Алексей, сменивший Шульгина за рычагами, вывел танк на вершину, они смогли увидеть, как укоротившаяся цепь бронеходов уплывает за южный горизонт. - Тогда можно и по трофеи отправляться, - мечтательно сказал Шульгин, стирая платком с лица грязь и копоть. Берестин с сомнением покрутил головой. - Обождать надо. Врежет какой-нибудь недобитый, к чему тогда все? - А что, так и бросать? Представляешь, там же чего только нет. И движки, и гравипушки. Да и раки в натуре... - Оно конечно... - неуверенно сказал Берестин. Но что-то продолжало удерживать и его от опрометчивых шагов. Теперь их было двое с Новиковым, и они убедили Шульгина, что хоть до утра подождать надо. - Если никакого шевеления не будет, тогда и сходим. - Черт с вами. Тогда я спать полез, а вы сообразите, чего пожрать. Разбудите. - Пойдет. Спи давай... 16 Шульгин появился на крыше Замка, словно видение из иного мира, потому что с райской обстановкой этого уголка совершенно не сочетался небритый, с рассеченной щекой к красными глазами человек в грязных джинсах и меховой кожанке, сжимающий в левой руке пулемет Калашникова. Он постоял несколько секунд, обводя прищуренным взглядом овальный бассейн с изумрудной водой, тропическую зелень зимнего сада, загорелые тела женщин в шезлонгах, едва прикрытые ленточками бикини, словно выжидал, когда все здесь присутствующие заметят его прибытие, и только убедившись, что мизансцена по мотивам популярной картины Репина "Не ждали" выстроилась правильно, подрагивающим голосом спросил: - Отдыхаете? Ну-ну... - и с грохотом бросил на узорчатый пол свое оружие. Пошатываясь, он сделал три шага и почти упал в ближайшее плетеное кресло. За ним в проеме двери показались Левашов и Лариса. Первой опомнилась Ирина. Вскочив, она подбежала к Шульгину. - Что? Что там у вас случилось? Где Андрей? Алексей? Что с ними? Сашка, подняв голову, скользнул взглядом по ее темно-бронзовому телу, провел ладонью по своему лицу, покрытому трехдневной щетиной, и отвернулся. Пробурчал что-то вроде: "Жарко тут у вас", - и начал стягивать куртку. При этом он морщился и шипел от боли. Отстранив Ирину, к нему подошел Воронцов, тоже в одних плавках, помог вынуть руку из рукава. - Что, ранен? Шульгин отрицательно мотнул головой. - Что вы все молчите? - неожиданно визгливо крикнула Ирина, обращаясь теперь уже к Левашову. Вокруг уже столпились все - Наташа, Альба, Корнеев, Айер. Лариса обняла Ирину за плечи. - Успокойся, Ира, еще ничего не известно, главное, что они наверняка живы... - Живы?! А где же они? Что там у вас произошло, можете вы наконец сказать? - И разрыдалась, уткнувшись лицом в грудь Ларисы. - Так я и знала... Я, я во всем виновата... из-за меня... и оба... Женщины повели Ирину куда-то в угол, закрыв от мужчин и шепча успокаивающие слова. - Ну так все-таки? В чем дело? - Воронцов обращался теперь только к Левашову. - Конец Валгалле. Отвоевались... А ребята в плену. - Левашов отстегнул ремень с пистолетом, бросил его поверх Сашкиного пулемета, стянул через голову свитер, передернул плечами. Сел рядом с Шульгиным. - Попить чего-нибудь дайте. - Коньяк, вино? - Воды! А потом кофе. - И обращаясь к Воронцову, спросил: - Ты именно этого ждал? Потому и сорвался заблаговременно? - Ты все же обрисуй сначала, что произошло. Пришельцы на форт напали? - И это тоже. Но сначала был поход... - Про поход я лучше доложу, - вмешался Шульгин. Губы у него неприятно кривились, а в голосе звучал непонятный сарказм, словно он испытывал алое удовлетворение от всего, что произошло. Глазами он показал на столик с напитками, и Герард, с неожиданной для него самого предупредительностью, подкатил его к Шульгину. Выпив полный бокал сухого вермута, Сашка коротко, но вполне исчерпывающе описал все, вплоть до момента боя с машинами "ракообразных". - С чего вы взяли, что они именно ракообразные? - перебил его Воронцов. - Вот именно - с чего? Кванги нам мозги задолбали... - Шульгин изобразил жест, которым Сехмет сопровождал свои слова о "врагах". - А они такие же ракообразные, как и мы. Скафандры это у них. Если пуля попадает, он взрывается - и даже пара не остается... Когда утром ребята пошли посмотреть, что мы там настреляли, - продолжал он, - я остался в танке. Прикрыть, если что. Они дошли до свалки вторчермета - так это все выглядело, полазили там, собрались уже возвращаться, а потом р-раз - и исчезли. Только что были - и никого нет. Чистое поле... - Как с моей квартирой в Москве, - вставил Левашов. - Я было выскочил, метнулся туда, а потом думаю - стой! Если и меня прихватят - кому от этого польза? Вернулся в танк, люк задраил, жду... Часа два ждал - тихо. Или забыли про меня, или не заметили. Я по газам и в ставку главкома. У них там общий восторг - как же, впервые враг отброшен, наступать собираются. Но мне их игры уже... Я Сехмета за ворот: давай дирижабль! Вытряс, полетел в форт. Едва успел выгрузиться и все рассказать Олегу - прошу пана! Прямо перед фортом на поляне возникает такой же точно
в начало наверх
бронеход, с какими мы бились. Из него четверо в белых скафандрах - точно, издали на рака смахивают. А точнее - на глубоководный скафандр с манипуляторами. Я Олегу кричу - заводи машинку, пора на Землю линять! Танка-то у нас больше не было, на танке теперь кванги катаются, а тут со стороны реки еще один сундук подплывает... - Шульгин замолчал, закашлялся, начал прикуривать дрожащими руками. Пока он напивал себе еще вермута, рассказ продолжил Левашов. - Я включил канал - хорошо, что ты, Дим, оставил мне координаты; мы с Ларисой стали бегом собирать хоть что-то: видеокассеты, фотографии, записи наши; слышим - Сашка уже стреляет... - Ага, - перебил его Шульгин. - Не зря я пулемет наверху приладил. Хоть придержу чуток, думаю. Тут они как дадут лучом. Крышу сразу снесло, как меня бревнами не поубивало, не знаю. Я вниз, к воротам, как рубану с рук, от пояса! В одного попал. Ты знаешь, словно в мыльный пузырь! Хлоп - и ничего нету... Они прицел не успели снизить, вторым залпом полдома снесло. Стою на карачках, а надо мной бревна порхают... Вижу, труба дело. Заскочил на веранду, а дальше не могу. Ноги отнялись. Хорошо, Олег меня за ворот втащил в подвал... - В последнюю секунду выскочили, - подтвердил Левашов. - Я Сашку в "окно" просунул, Лариса с той стороны помогла. И вижу - перекрытия бетонные надо мною поднимаются. Медленно так, словно крышка гроба у панночки... - Он передернул плечами. - Лариска кричит от страха. - Она не от страха, - вмешался Шульгин, - она такое крикнула, что я и не повторю... Олег схватил блок управления, прижал к животу, как регбист, и - на нашу сторону. Я успел увидеть, как потолок рухнул - и все. Кабель перерубило, "окно" исчезло. А мы стоим в каком-то коридоре. Осмотрелись, ощупали друг друга, руки-ноги целы, и пошли вас искать... Рассказ Шульгина и Левашова произвел впечатление прежде всего на космонавтов. Они выглядели по меньшей мере ошарашенными. Двух дней на Валгалле и трех в Замке (а здесь прошло именно лишь три дня, пока длилась эпопея на Валгалле) им явно не хватило, чтобы полностью адаптироваться к иному времени и образу жизни. Воронцов же выслушал все совершенно спокойно. Как будто просто выяснил для себя некоторые мелкие подробности. Это заметил и Шульгин. И в глазах у него появился прежний блеск. - Сдается мне, капитан, что дело здесь нечисто. Не нравишься мне ты... Знал, что так и будет? - Откуда бы? Я, что ли, тебя под руку толкал, когда вы кордебаталию открыли? Или все же вы сами додумались? Но кое-какие соображения имелись, не скрою. Почему я от вас ушел? Вот как раз поэтому. Если ребят в плену сейчас на детекторах крутят, память им зондируют, они про меня ничего, кроме того, что был такой, сказать и вспомнить не смогут. А сейчас только мы с Антоном помочь сможем. - Понял... Вы, значит, тоже гамбиты разыгрываете. Ясненько. Хочется мне с Антоном твоим повидаться, сказать, что я о нем думаю... - Давай, говори. Внимательно выслушаю. Шульгин и Левашов обернулись. Возле мохнатой веерной пальмы стоял широкоплечий парень лет тридцати, в безукоризненном светлом костюме при галстуке в тонкую красную полоску, похожий на американца с рекламного плаката сигарет "Лорд". - А! Наконец-то имеем честь лицезреть!.. - Шульгин подошел к нему, рассматривая, как восковую куклу в музее Тюссо. - Хорош... - И неожиданно для всех сделал резкое движение рукой. - Не стоит, - с широкой улыбкой сказал Антон, легко парировав выпад Шульгина. - Хоть ты и ниндзя, как я слышал, реакция у меня лучше. - Жаль, но похоже... - вздохнул Сашка, безнадежно уронив руки. Дальнейшего не уловил никто. Словно черная молния блеснула перед глазами, и Антон, отлетев метра на три, рухнул навзничь, разбросав руки. В полной тишине он начал подниматься, сначала на колени, потом выпрямился во весь рост. Губы у него были в крови. Вдруг в полной тишине раздались аплодисменты. Это хлопала в ладоши Альба, с восторгом глядя на Шульгина, который суженными в щелочки глазами следил за Антоном. А тот вытер кровь платком, аккуратно сложил его, спрятал в карман и снова улыбнулся. - Да, пожалуй, я был не прав... Молодец. Надеюсь, теперь ты доволен? Спустил пар? Тогда пойдем. Пора поговорить серьезно. ИЗ ЗАПИСОК АНДРЕЯ НОВИКОВА ...За окном глухая ночь, а может, уже и утро. Если сейчас проснуться, то уже раннее утро, а если до сих пор не ложился - то, пожалуй, еще ночь. "Час быка", называл такое время Ефремов. Об этом диалектическом переходе еще и Прутков писал: "Желающий трапезовать слишком поздно рискует трапезовать рано поутру". Так вот - ночь, как условились, и ветер хлещет в окно дождевою осенней печалью, и единственное в жизни утешение, что в отличие от прочих нормальных граждан мне не нужно в мутных рассветных сумерках продирать глаза и, проклиная судьбу и горсовет, ждать троллейбуса на остановке, насквозь простреливаемой струями ледяного дождя. Напротив, в самый для трудящихся отвратительный час я с полным правом задерну шторы, укутаюсь пледом, как шотландский лорд, и буду спать, сколько пожелаю. Отчего это так много в моей жизни дождей, туманов, метелей и прочих чудес природы? А тогда звенело утро, весеннее, солнечное, почти теплое. И словно не было накануне нашей, не скрою, страшной битвы. Страшной не только и не столько обычным в бою страхом смерти, а своей ирреальностью. Ничего подобного мы не испытывали раньше - ни на Земле, когда работали с Иркиными "приятелями", ни здесь... Вечером Сашка сразу уснул, а мы с Алексеем, прокопченные кордитным дымом, вымотанные до последней крайности, сидели на свернутых чехлах на полу боевого отделения и разговаривали. И что удивительно, не о войне, а на самые нейтральные темы. А когда рассвело, перекусили на скорую руку и пошли. Сашка остался для подстраховки. Чувствовал он себя так, словно его долго ногами били, потому и остался без особых протестов. Поле боя впечатление производило... Было в том изломанном железе что-то настолько нездешнее, гораздо более нечеловеческое, чем все ранее виденное. Вчера, в горячке боя, мы этого не заметили, а сейчас сразу в глаза бросилось. Бронеходы разбитые прямо кричали, что они из мира, ничего общего с человеческими понятиями не имеющего. В них не было ни одной линии, ни одной плоскости, согласующейся с нашей геометрией. Как бы это поточнее описать - ну, если представить себе рисунок, выполненный сразу и в прямой и в обратной перспективе. Как будто видишь сразу то, что одновременно видеть никак невозможно. Как будто у прямоугольника все четыре угла - тупые. Но все это настолько неуловимо, что понять, в чем фокус - невозможно. - Ты что-нибудь понимаешь? - спрашиваю я у Алексея. - Честно говоря - мало, - отвечает. - Такой геометрии в природе быть не должно. Так только Морис Эшер рисует. Полазали мы внутри. Там тоже ничего хоть приблизительно понятного. Никаких ракообразных не обнаружили. Неракообразных тоже. А содержимое бронеходов больше всего напоминало внутренности ламповой ЭВМ пятидесятых годов, как я ее себе представляю, если ее долго, сладострастно крушить ломом. Еще там были такие как бы струны или стеклянные световоды, и ничего больше. Как эти штуки ездили, чем или кем управлялись, где у них двигатели и где оружие - полный туман. Часа полтора мы лазали по тому кладбищу, можно сказать - одурели от никчемной информации и мало-помалу прониклись комплексом неполноценности пополам с унылой злостью. Решили перекурить. - Тупые мы с тобой, братец, - на удивление смиренно сказал Берестин. - Ну, это еще вопрос, - не согласился я: гордость не позволяла. - Возьми самого признанного титана мысли, хоть Ломоносова, и покажи ему Р-16, сбитый зенитной ракетой. Много ли он там сообразит? А разница всего две сотни лет, и техника земная. - Ну что ж, - говорит Берестин. - Мы еще неплохо держимся. Другие на нашем месте давно бы в футурошок впали... - Конечно. Представь, как бы на все это гоголевские, старосветские помещики реагировали. - Ну и что купцы? - вдруг завелся Алексей. - Мало ли как их там Островский обрисовал! А те самые купцы, имей в виду, и Калифорнию с Аляской завоевывали, и Афанасий Никитин тоже купец, сам знаешь, куда ходил. Не нужно зря на людей клепать. - Что это ты вдруг? Сам вроде не из купцов происходишь? - Ну и что? Снобизма не нужно. Может, девяносто процентов галактического населения еще и не то видели, а мы из своего захолустья попали в чуть более населенные места и уже вообразили, что достигли вершин немыслимого. А все это, быть может, просто невинная игра в крысу, как говаривал тот же Остап Ибрагимович, по другому, впрочем, поводу... Я с ним согласился. Нельзя жить и делать свое дело, если воспринимать действительность как невероятность. Что есть, то и есть. Достаточно того, что мы сознаем уникальность текущего момента в рамках нашего опыта и стараемся соответствовать. И вот тут, среди нашей глубокомысленной беседы о текущем моменте, произошло то самое, что окончательно уводит сюжет моего повествования за всякие пределы соцреализма в его ждановской трактовке (ну, помните: "...не о том, что есть, а о том, что должно быть"). Слов у меня, чтобы все описать, разумеется, нет. А если попросту - в одну из секунд нашего перекура я перестал осознавать себя как личность. Но даже в таком бессознательном состоянии мне было очень, пардон, хреново. Как если бы... ну скажем, броситься с гранатой под гусеницы танка, граната не взрывается, и тебя долго и больно гусеницы перемешивают с грунтом. А потом все кончилось, в глазах посветлело, и я осознал себя внутри белого шарового объема, довольно значительного, хотя и неопределенного, потому что стены его не выглядели твердыми, а словно из кучевых облаков вылеплены, и я не сидел и не лежал, а скорее висел в одной из точек внутри сферы. Никаких неприятных или болезненных ощущений у меня не осталось, чувствовал я себя вполне свежим и бодрым, но и обалдевшим, признаюсь. И сразу у меня внутри головы возник голос Именно внутри, я четко понимал, что слышу его отнюдь не ушами. Какая-то есть хитрость в физиологии, позволяющая это определить. Наверное, так бывает у шизофреников. Я их понимаю. Дословно услышанного я сейчас не восстановлю, потому как подозреваю, что и не было никакого "дословно", я сразу получил весь пакет информации и только потом развернул его в некую последовательность. Короче, мы оказались в плену, или скажем так, в гостях у тех самых соплеменников Ирины, которые гонялись-гонялись за нами и наконец достали. Впрочем, претензий к нам ни за историю с агентами, ни за танковое сражение предъявлено не было. Все происшедшее было расценено ими как недоразумение, тем более что бронеходы - всего лишь автоматические устройства. А нам предлагался дружеский контакт и переговоры по взаимно интересующим нас вопросам. Я в принципе не возражал, но сразу же поставил условие: воссоединить нас с Берестиным и переговоры проводить в привычной для нас обстановке и традиционным способом. Через некий провал в сознании я очутился в весьма пристойном помещении, похожем на большой гостиничный номер. На диване, обтянутом золотистым велюром, сидел Берестин и смотрел на меня без всякого удивления. Обменявшись мнениями, мы установили, что с ним беседа велась по той же программе. Мы с ним тщательно осмотрели помещение и убедились, что подлинность вещей и предметов стопроцентная. Как правило, нормальный человек может принять сон за реальность, но никогда не примет реальность за сон, поэтому нам пришлось поверить в действительность происходящего. Я тут же вспомнил историю Воронцова. Сходство прослеживалось. Хотя бы в смысле того, что ему для контакта тоже сымитировали роскошный земной интерьерчик. Правда, у нас дверь из комнаты не открывалась, и за окном клубилась белая муть, смотреть на которую было неприятно. Тут входная дверь открылась и перед нами возникла царственная дама - иначе не скажешь, даже при всем моем отвращении к высокопарности и изысканности слога. На вид было ей около тридцати пяти, чуть ближе к сорока. Укутанная, обернутая (Бабель бы сказал - завороченная) в подобие индийского сари, атласно-муаровое, черно-красно-золотое, шуршащее и переливающееся, при движении то облегающее и подчеркивающее формы тела, то скрывающее все, но развязывающее руки воображению... Мы с Берестиным глянули на нее, потом друг на друга и - расхохотались. И не истерическим смехом, а самым обычным. Как выяснилось - одновременно вспомнили анекдот про бандершу, которая, исчерпав резервы, выходит к клиентам сама. Гостью такой прием если и удивил, то самую малость. Она приподняла
в начало наверх
бровь, грациозно прошелестела через помещение и опустилась в третье кресло, слегка напротив нас с Алексеем. Вставать мы не стали. Предположив в ее появлении очередной фокус. Очередная серия прекрасных незнакомок - не много ли? Лема мы в свое время почитывали. И помним, что он там, в "Сумме технологии", насчет фантоматики пишет. Любая достаточно развитая цивилизация в состоянии создавать иллюзии, неотличимые от реальности никакими разумными способами. Сей случай вполне мог быть из этой же оперы. На самом деле, небось, наша матрона - то самое ракообразное, в которое положено стрелять железным болтом из арбалета (не зря же наши меньшие братья-кванги вечно их при себе таскают!). И, разумеется, они - то есть пришельцы - уверены: земляне настолько примитивные и сексуально озабоченные существа, что сам факт появления перед ними достаточно привлекательной особы гарантирует сговорчивость вплоть до полной капитуляции. Увы, не так уж они и не правы. Берестин, например, на этом и попался. Будь на месте Ирины мужик, или будь она сама чуть пострашнее - стал бы он таскать им каштаны из огня (из прошлого то есть)? И Воронцов, само собой. Правда, у него причина несколько иная, но без ля фам все равно не обошлось. А теперь вот и третий заход все в ту же масть. - Меня зовут Даяна, - представилась гостья. - Я уполномочена провести с вами переговоры. Голос у нее надо отметить, тоже был великолепный, здорово поставленный, чуть низковатый. В качестве диктора ТВ в западном вкусе цены бы ей не было. Сообщила нам она практически ту же легенду, которой Ирина забивала мозги Берестину, вербуя его в помощники. Насчет цивилизаций с обратным знаком, мировых линий, при столкновении грозящих катастрофой их и нашей вселенным, и о необходимости произвести коррекцию земной истории. Эту, мол, благородную миссию выполняла на Земле Ирина и подобные ей специалисты, а в определенной мере и товарищ Берестин, когда прогулялся в прошлое и помог тем самым святому делу. Тут Алексей разволновался и агрессивно спросил, какого же в таком случае черта они пытались похитить Ирину, да и с нами обошлись не слишком вежливо? - Это было недоразумение, - спокойно ответила Даяна. - Наши сотрудники ошиблись. Они решили, что Ирину завербовали враги, представители другой, весьма зловредной цивилизации, которые мечтают захватить Землю и сделать ее своей зависимой территорией. - А что означает война, которую вы ведете против здешних аборигенов? В чем они перед вами провинились? На этот вопрос Даяна сообщила, что для физического присутствия в нашей вселенной им нужна операционная база. На Таорэре - то есть, по-нашему, Валгалле - развернуты станции Обращенного времени, а так называемая война есть не что иное как процесс расширения переходной зоны, где время имеет знак "Ноль", то есть нейтрально по отношению и к нашему, и к их времени. Бронеходы же, с которыми мы сражались - передвижные станции-генераторы времени. Фронт их передвижения - терминатор времен. Тут мы возмутились: а как же права квангов? Даяна с великолепной небрежностью ответила, что, во-первых, расширение зоны не планируется за пределы половины территории планеты, квангам место останется, а во-вторых, нас это не должно касаться. - Но ведь со временем цивилизация квангов будет развиваться, конфликт все равно неизбежен. У нас такие действия называются колониализмом и категорически осуждаются всеми цивилизованными народами. - Вы забываете, - ответила наша матрона, - что мы имеем возможность зондировать время и знаем: местная раса лишена будущего. Это - тупиковая ветвь, замкнутое на себя общество, лишенное внутренних движущих сил. Еще несколько тысячелетий угасания, и они исчезнут. В голосе Даяны звучало спокойное безразличие. Да и у нас, если честно признать, сейчас не было настроения вникать в проблемы Валгаллы-Таорэры. В своих бы разобраться. Мы попробовали задать ей ряд прямых вопросов об их цивилизации, о врагах, с которыми они соперничают за контроль над Землей, наконец, об их подлинном облике. И все вопросы она ловко отклонила. Вообще она показала себя дипломатом цепким и жестким. Не бандерша, а Талейран в сари. Правда, одно другого не исключает. Алексей, гораздо больше, чем я, поднаторевший в дискуссиях с Ириной на инопланетные темы, затеял было спор о правомерности вмешательства кого бы то ни было в наши человеческие дела, пригрозил прервать переговоры, поскольку считает их неравноправными. Вот тут она показала зубы. Фигурально выражаясь, разумеется. Она спросила: как бы мы отнеслись к перспективе провести месяц-другой в каменоломнях Древнего Рима, к примеру? На предмет большей сговорчивости. Против такого довода возражать было сложно. И мы сказали, что размышлять можно и здесь. На том и порешили. Даяна сказала, что на первый раз хватит. Мы вольны делать, что нам угодно. Любые пожелания в смысле обеспечения комфорта будут удовлетворены. Заявки можно подавать по телефону, который стоит в соседней комнате. В общем, тюрьму наш быт не напоминал. Скорее, положение русских послов в ставке монгольских ханов. В ходе следующих бесед мы не сдавались, но медленно отступали. Удалось выяснить, что Сашка плена избежал и, скорее всего, сумел вернуться в форт. А вот вырвались ли они на Землю, мы не знали. Даяна намекнула, что наша несговорчивость может вредно отразиться на судьбах друзей, но убедительности в ее интонациях не хватало. Зато она долго и въедливо выбивала из нас информацию о Воронцове. Вот его она считала агентом своих соперников. Мы отговорились незнанием, ведь Воронцов - друг Левашова, мы же его видели всего несколько раз и не имели оснований считать его не обычным торговым мореманом, а кем-либо другим. Но как мы ни ловчились, а к стене она нас приперла. То есть: или мы выполняем их задание, или... Не такое уж мы сокровище, чтобы долго на нас красноречие тратить. Найдутся и другие. Конечно, мы произвели благоприятное впечатление: как Лешкиными делами в прошлом, так и умением держаться в нестандартных ситуациях. Но и только. Незаменимых нет. Суть же задачи была проста, но грандиозна. Те мелкие и деликатные воздействия на историю, а тем самым и на мировые линии земной цивилизации, на сей день себя исчерпали. Угроза нарастает, враги не дремлют, и необходимо основательное макровоздействие. Итогом которого станет решение всех проблем разом. Необходимо добиться, чтобы на Земле возникло единое правительство, или одна из держав стала настолько могучей, что могла бы диктовать свою волю остальным. В крайнем случае - чтобы все прочие державы не смогли воспрепятствовать ее действиям. - Кажется, это называется мировое господство? - задумчиво спросил я. Даяна сказала, что она тоже так считает. А нужно это для того, чтобы от имени всей Земли заключить договор с нашими пришельцами, позволить им разместить на нашей планете установки для преобразования времени и тем самым спасти обе наши цивилизации и Вселенную в целом. Вот и вся проблема. Наша цивилизация с помощью пришельцев, разумеется, достигнет необыкновенного расцвета, навсегда исчезнет опасность войн, эпидемий, экологических кризисов... Тонко улыбнувшись, Даяна добавила: - Дружба наших цивилизаций может иметь и еще один аспект. Вы уже убедились, что наши женщины довольно привлекательны. Генетически мы практически идентичны, так что в перспективе можно представить союз не только политический и экономический, но подлинное братство по крови... И в заключение она поставила последние точки. - У нас разработана техника, обеспечивающая перенос через пространство-время матрицы любой личности с наложением ее на личность избранного объекта... Обмен разумов, одним словом. Смотри Шекли и ряд других авторов. Мы, стало быть, должны перевоплотиться в какие-нибудь подходящие фигуры нашей истории, чтобы, значит, их руками... - А вы, значит, нашими руками? - сказал Берестин. Даяна ответила, что исполнителями должны быть земляне, иначе враги получат право на контрмеры, а это - грандиозная галактическая война, за исход которой нельзя поручиться. Что ж, вполне известная в дипломатической практике ситуация. В натуре обмен разумов выглядел так. Личность "драйвера" (термин придумал я, от английского "водитель", "рулевой") накладывается на личность "реципиента" так, что отключает у него высшие уровни сознания и получает в свое распоряжение его память, навыки, инстинкты. Для окружающих нет никаких способов распознать подмену, если только драйвер не станет вести себя слишком уж неадекватно. Но и тогда это будет проблема психиатров, не более. Когда драйвер уходит (а для этого не нужно никакой специальной аппаратуры), у реципиента остаются все воспоминания, но без осознания того факта, что он находится под чьим-то управлением. Реципиент, конечно, может удивиться, как ему пришло в голову поступать так а не иначе, но это уже его проблема. Проблемы выживания наших тел, лишенных сознания, тоже не стояло, поскольку в зоне "Ноль" внешнее время нас не касалось. Мы всегда вернемся в точку начала отсчета. С этим феноменом мы уже сталкивались при своих переходах с Земли на Валгаллу. Считая, что мы уже на все согласны, Даяна предложила нам подумать о точке вмешательства. Их, в принципе, были тысячи. Но если Даяне было все равно, в каком времени производить воздействие, то нам - нет. Мне, к примеру, отнюдь не льстило оказаться в шкуре Чингисхана и прожить в ней годы. Это зря писал Азимов, что достаточно переложить ящик с полки на полку или заклинить сцепление в автомобиле. Время, история - штуки упругие. С огромной инерцией. Ты считаешь - свергли даря, тирана и даже что-нибудь еще более грандиозное учинили - и готово? Ан нет. Побурлит все, поволнуется - и опять все как было. Так, штришок, зарубка на древе истории. Тут нужны именно годы. Кроме того, нам никак не интересно было изменять историю слишком далеко от наших дней и оказаться потом в абсолютно чужом мире. Как это уже описано у Андерсона в "Патруле времени". И после долгих споров мы нашли то самое решение. Не скрою, поначалу мы с Алексеем сами оторопели от своего невероятного нахальства. Вроде как коснулись абсолютного табу. Однако поразмышляли, отрешились от стереотипов и спросили друг друга: ну а почему бы и нет? Теоретически все получалось. Ну а последние сомнения рассеяла Даяна. Мы с ней постепенно как бы подружились даже. Хоть и своеобразно. Разговаривали запросто, без церемоний. - Выбор у вас всегда есть, - сказала она, сочувственно улыбаясь. - Если не каменоломни, то можно предложить должность евнуха в гареме даря Соломона... Семьсот жен и триста наложниц. Только там хуже, чем в сказках "Тысяча и одной ночи". Жарко, глинобитный дворец без воды и канализации, женщины вонючие, грязные, мухи, скорпионы и очень строгие правила внутреннего распорядка... Короче мы согласились. Без всяких пыток, насилия, совершенно добровольно. Согласились и начали готовиться. Подготовка была не такая уж сложная, просто очень много надо было запомнить. А главное - нас не оставляла надежда, что Воронцов со своим другом Антоном нас не бросят. Иначе зачем все? ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "КОГДА НАС В БОЙ ПОШЛЕТ ТОВАРИЩ СТАЛИН..." Как трубный глас, возвещающий второе пришествие, прозвучала команда, и с дальних архивных полок, таких далеких, что никто на них и не собирался никогда заглядывать, несмотря на наклеенный в правом верхнем углу ярлычок с отметкой о бессрочном хранении, чьи-то руки сняли со своих мест несколько тонких серых папок и передали их в другие руки. Люди с кубарями не малиновых петлицах вручили "дела" тем, кто носил шпалы и ромбы. Потом серые папки легли в портфель, машина прошелестела покрышками вниз по Охотному ряду, мимо Александровского сада, налево, через мост, в Боровицкие ворота, еще раз налево, потом их понесли уже пешком, по ступенькам, коридорам и со многими поворотами, по длинной красной дорожке, через дубовую дверь в приемную, еще одну дверь - и все! Папки ложатся на стол, и к ним прикасаются, наконец, те руки, которые единственно и могут что-то изменить в судьбах, наглухо запертых внутри плотных картонных обложек. Секретарь ЦК ВКП(б), вождь и учитель, гениальный продолжатель дела Ленина, лучший друг физкультурников и прочая, и прочая, и прочая, развязывает ботиночные шнурки: "Марков Сергей
в начало наверх
Петрович, 1902 года рождения, русский, командарм 2-го ранга, член ВКП(б) с 1920 г., в Красной Армии с 1918 г..." 1 ...К апрелю 1941 года жизнь в лагерях уже устоялась, вошла в некие обыденные, регулярные рамки. Беспорядочное оживление, суета и неразбериха предыдущих годов сменилась угрюмым покоем, и не только во внешних проявлениях жизни, но и в душах людей. Все приговоренные к высшей мере давно расстреляны, слабые - умерли на этапах, замерзли в наскоро сколоченных холодных бараках, не выдержали смертельной тоски, непосильной работы, цинги и тифа. Писавшие апелляции или личные письма Сталину - либо освобождены, либо потеряли последнюю надежду. Все прочие как-то свыклись с обрушившимся на них. Как-никак, а жить-то все равно надо. И тянули, и тянули лагерную тягомотную житуху - в меру сил и характера. Одни впали в глубокую депрессию, ни во что больше не веря и ни на что не надеясь. Другие, напротив, собрали волю в кулак, припомнив - вот уж довелось - еще и дореволюционный опыт. Третьи сумели и там найти удобные, теплые, хлебные места. А в общем и целом - жизнь текла. Хотя, конечно, какая это жизнь для человека, отдавшего все борьбе за освобождение рабочего класса и всего угнетенного человечества, за дело Ленина-Сталина, успевшего увидеть за минувшую четверть века и мрак царизма, и две войны, две революции, дожившего по Конституции победившего социализма?! И вот тут-то - после ромбов в петлицах, орденов, служебных ЗИСов и "паккардов", квартир на улице Горького и Дворцовой набережной, после славы, власти, всенародного признания - арест, тюрьма, допросы, безумные обвинения, ужасное чувство отчаяния и бессилия, когда невозможно ничего доказать, объяснить, опровергнуть... А еще чуть раньше - состояние, когда вдруг начинаешь понимать, что в стране, партии происходит явное не то, когда при всей преданности и убежденности ощущаешь... нет, не неверие или протест, а пока только - сомнение. Затем - да и то не у всех, лишь у наиболее самостоятельно мыслящих - внезапное и страшное прозрение: то, что случилось с сотнями других, может случиться и с тобой. И приходит твой час. Комкор Марков Сергей Петрович, дважды краснознаменец, герой гражданской и боев на КВЖД, арестован был уже в конце второй волны - летом тридцать восьмого года. Как раз тогда наступило вроде бы некоторое смягчение. Так показалось. Но в один из дней, придя в штаб, он увидел невыгоревший свежий прямоугольник от снятой таблички и дыры от шурупов на двери кабинета члена Военного совета округа, ярого обличителя и ортодокса, потом поймал ускользающий взгляд начальника Особого отдела - и все стало пронзительно ясно. Он плотно закрыл дверь своего большого, с видом на море кабинета, наскоро перебрал бумаги, чтобы невзначай не подставить еще кого-нибудь из немногих уцелевших друзей, и поехал домой. Смет письма, фотографии, брошюры с ныне запретными именами и фактами, сохранившиеся с прошлых времен, и стал ждать, пытаясь настроиться на то, что его ждет. Приехали за ним сразу после полуночи. В отдельном купе тюремного вагона привезли в Москву. Во внутреннюю тюрьму на Лубянке. В камере сидели сначала вчетвером: он сам, знакомый по Дальнему Востоку комбриг, два крупных сотрудника НКИДа. Допрашивали Маркова не так долго - месяца три. По стандартной схеме. Раз служил в Народной Армии ДВР - японский шпион. В Белоруссии - польский... Да командировка в Италию в тридцать пятом году. Да бесчисленные связи с врагами народа. Следователь был то подчеркнуто вежлив и любезен, то дико кричал. Сутками заставлял стоять навытяжку. Давал читать доносы и устраивал очные ставки. Смотреть в глаза клевещущих на него бывших сослуживцев Маркову было невыносимо стыдно. Однако били его на удивление мало. И вот настал день суда. Он пошел на него, за все время следствия ничего не подписав и не дав ни на кого показаний. Приговор был: десять плюс пять. Формула мягкая - КРД (контрреволюционная деятельность), без троцкизма и терроризма. Он вполне готов был к высшей мере. Точнее - убедил себя, что готов. К его званию и должности высшая мера была бы в самый раз. Поэтому, услышав приговор, испытал в первый момент облегчение. Главное - жить будет. Но представил себе эти десять и еще пять, и до того стало муторно! Помыслить страшно - до 1953 года сидеть. (Он не имел возможности оценить символичность даты). Когда срок кончится, ему уже шестой десяток пойдет. Кончена жизнь, как ни крути. Да и то, если доживет, если позволят дожить... Поначалу он считал, что жизнь ему спасло упорство. Потому что обнаружил, беседуя с себе подобными, что судьи и те, кто ими руководил, придерживались определенной, хоть и извращенной логики. Признавшихся, раскаявшихся, активно помогавших следствию - расстреливали, а упорных, "закоренелых", вроде него, - нет. При полном пренебрежении всякими правовыми и моральными нормами через это правило Военная коллегия и сам Сталин, как говорили, обычно не переступали. Из всех, проходивших по первым процессам вместе с Тухачевским, Уборевичем, Якиром и прочими, не признал себя виновным один комкор Тодорский, и он единственный уцелел, сидел одно время вместе с Марковым. От остальных не осталось и могил. Только потом, много раз передумывая одно и то же, Марков сообразил, что ничего от него не зависело. Он сам по себе не интересовал следователя: не вырисовывалось за ним никакого крупного дела. И показания его в общем тоже не требовались - все, с кем Марков был связан, исчезли раньше него. Готовилась смена караула в недрах самого НКВД, Ежов доживал последние дни, механизм крутился по инерции. Могли бы и вообще про Маркова забыть, а могли расстрелять без процедуры... Но все же, как ни смотри, а повезло. За три лагерных года было с ним много всякого И несмотря ни на что, он не позволял себе согнуться и смириться. Ни перед начальством лагерным, ни перед уголовниками, которым была в зонах полная воля и даже негласное поощрение. Они ведь были "социально близкие элементы", а не "враги народа". Били его поначалу сильно, и он до последней возможности давал сдачи. Как его не зарезали в камере или вагоне - бог весть. Потом, на пересылке, вдруг встретил своего бывшего бойца, ставшего большим паханом, который, оказывается, сохранил добрую память о комвзвода Маркове. С тех пор его не трогали. Даше вернули отнятые хромовые сапоги. Рапортуя в качестве дневального или дежурного по бараку, он всегда называл свое звание: "комкор Марков", и это производило на лагерных лейтенантов и капитанов определенное впечатление. К исходу первого года заключения он поддался слабости и написал письмо в Верховный Совет - тогда как раз освободили большую группу бывших военных, но ответа не получил. 1 мая 1941 года был нерабочий день даже для врагов народа, и они провели его хорошо - грелись на первом весеннем солнце, на подсохшем южном склоне сопки внутри зоны, вспоминали, кто и как праздновал этот день на воле. А второго мая началось непонятное. С утра среди начальства замечалась необычная суета. Марков как раз мыл полы в канцелярии. Из-за двери начальника лагпункта неразборчиво гудели голоса и столбом тянулся табачный дым. На обед были вызваны даже дальние бригады, которым обычно пищу возили в тайгу. Потом лагерь построили, и толстенький "кум", косолапо ступая кривыми ногами в надраенных сапогах, вышел к строю и начал вызывать заключенных по длинному списку. Они выходили и выстраивались в шеренгу. Вызвали больше ста человек, в том числе Маркова. Затем бригады увели на работу, а вызванные остались на линейке. Начальство исчезло. Поскольку не было команды разойтись, но не было и другой команды, заключенные помаленьку начали сбиваться в группки в закуривать. Марков с удивлением, а больше с тревогой заметил, что здесь только бывшие военные, 58-я статья. Это могло означать что угодно, но скорее - плохое. От хорошего успели отвыкнуть. Потом появился "кум" и объявил, что сейчас все пойдут в баню. Беспокойства прибавилось. Но баня - всегда баня, тем более, без уголовных, натоплена она была хорошо, и никого не торопили, и мыла дали по половине большого куска, поэтому мылись долго, с удовольствием. - Наверное, в другой лагерь переводить будут. Особый, политический, - предположил кто-то. Мысль посчитали дельной. После помывки выдали белье. Всем - новое. Вернулись в бараки. От непонятности и непривычного безделья разговоры достигли невероятного накала, доходя моментами до вещей совсем фантастических. Через час Маркова вызвали в канцелярию. С ним еще пятерых. Двух комкоров, двух комдивов и одного корпусного комиссара. Больше представителей высшего комсостава на лагпункте не было. Майор, начальник лагпункта, покрутился перед ними с минуту, видимо, не злая, с чего начать, потом, глядя в сторону, сообщил, что поступила команда срочно доставить их шестерых в Хабаровск. Настолько срочно, что через час за ними прибудет самолет. После чего выразил надежду, что все может повернуться по-разному, но если что - граждане бывшие командиры не должны быть в обиде. Служба есть служба. Начальник вообще был человек не злой, скорее просто глупый, но жить давал. Они вышли на улицу ошарашенные, даже потрясенные, сжимая в кулаках щедро розданные майором папиросы - по три на брата. У каждого в душе колотилась сумасшедшая надежда, только комкор Погорелов желчно сказал: - Рано радуетесь, зэки, как бы не загреметь всерьез и окончательно. - Брось. Для этого самолетом не возят. - Ну-ну, поглядим... Примерно через час над рекой проревел моторами гидроплан, планируя против ветра, подрулил к причалу, и вскоре они все сидели на узкой алюминиевой скамейке внутри холодного и пустого фюзеляжа. По бокам - два конвоира с карабинами. Один из конвоиров всю дорогу ужасно трусил, кусал губы, потом его укачало и он начал блевать, не выпуская из рук карабина и вытирая рот рукавом шинели. Три часа выматывало душу тряской и гулом, наконец, днище гидроплана заколотило на короткой и крутой амурской волне. Самолет уткнулся носом в пирс. "Черный ворон" доставил их не в тюрьму, как они привычно ждали, а на окружную гауптвахту. В роскошной, по нынешним их понятиям, камере старшего комсостава они наконец расслабились. Марков за дорогу передумал многое и, кажется, начал догадываться. Вошел капитан-начкар, сказал, что ужин будет через полчаса, и выдал на всех две пачки папирос "Норд". Это было совсем невероятно. Погорелов, как самый старший, поделил курево, две оставшихся папиросы, прикурив, пустил по кругу. - А теперь какие мнения будут? Амнистия? - Нет, братцы, война. Большая война, - ответил Марков. Рано утром их разбудили и вновь повезли. На военный аэродром, где выдали полушубки и погрузили в транспортный ТБ-3. - На Чукотку, что ли? - спросил Погорелов у бортмехапика. - Чего ради? - удивился тот. - В Москву летим... После двухсуточного, с несколькими посадками полета "черный ворон" вез их по Москве. От утомления и нервной перегрузки никто уже не мог разговаривать. Сквозь зарешеченное окошко под крышей Марков видел улицы, легковые машины, свободных и веселых людей. Еще не везде была снята первомайская праздничная иллюминация. Когда сворачивали с улицы Горького на Садовое кольцо, "ворон" притормозил, и совсем рядом Марков увидел стайку девушек в легких платьях, с голыми ногами... Он и забыл, что такое еще бывает на свете. Ночь на гауптвахте МВО он не спал Неужели все кончилось? Неужели скоро он выйдет на улицу без конвоя? Иначе привезли бы в тюрьму. А так вроде считают их военнослужащими. С утра фантасмагория продолжилась. Снова баня. Парикмахерская. Завтрак по комсоставской норме. Вместо лагерного тряпья выдали командирскую форму. Хоть и полевую, хлопчатобумажную, хоть и без знаков различия. И новые хромовые сапоги. Но никто ничего не объяснял. Замкнутые лица, сжатые губы, убегающие взгляды чекистов. После каптерки их развели по одиночкам. Маркову досталась свежевыбеленная камера на пятом этаже. Дали еще папирос, теперь уже - "Казбек"! И свежую "Правду". Марков взял газету и в глаза бросилась черная рамка. "Берия Лаврентий Павлович. Генеральный комиссар госбезопасности... скоропостижно... верный сын..." - глаза выхватывали отдельные строчки. Когда его арестовывали, Берии еще не было, был Ежов. Но про Берию он кое-что слышал. Уже в
в начало наверх
лагерях. Скончался первого... А все началось второго. Газета от третьего. Сегодня пятое. День печати. Почему дали именно эту газету? Не вчерашнюю, не сегодняшнюю, а эту? Дверь щелкнула, вошел пожилой майор госбезопасности. Марков почти непроизвольно протянул ему газету и сказал: - Соболезную... Майор дернул щекой. Но не более. Сделал вид, что не услышал. Помолчал секунд двадцать, пристально глядя на Маркова. Тот напрягся. - Жалобы, заявления, претензии есть? - спросил майор негромко. - Нет? Хорошо. Прошу вас приготовиться. В двадцать три часа вас примет товарищ Сталин. 2 Маркова провели через боковое крыльцо, по полутемной узкой лестнице; после короткого ожидания в небольшой комнате без окон сказали: "Входите", и он вошел в кабинет. Сталин сидел в тени, за пределами светового круга. Лампа под зеленым абажуром освещала только середину стола, где лежали какие-то бумаги. Услышав, как скрипнула паркетная плитка, Сталин поднял голову. Стараясь, чтобы голос не дрогнул, Марков отрапортовал, с трудом убеждая себя, что все происходящее - правда, что он действительно стоит в кремлевском кабинете, а всего четыре дня назад был на Дальнем Востоке и ничего хорошего вообще уже не ждал от жизни, даже такой малости, как посылка, потому что и посылок слать ему было некому. Сталин вышел из-за стола, сделал несколько шагов я остановился рядом. Одет он был так же, как пять лет назад, когда Марков видел его на выпуске Академии. Марков пожал протянутую руку и, подчиняясь приглашающему жесту, подошел к столу для совещаний, где они оба сели. - Как ваше здоровье, товарищ Марков? - спросил Сталин, негромко и без отчетливо выраженной интонации, как он говорил почти всегда. Но то, что он назвал Маркова товарищем, сразу поставило все на свои места. Комкор ощутил буквально физическое облегчение, будто сбросил с плеч пятипудовый мешок и разогнул, наконец, спину. А вместе с облегчением пришло ощущение независимости. Вопреки всему, что с ним было, и что, строго говоря, отнюдь еще не кончилось. Но раз его назвали товарищем, он снова почувствовал себя обязанным подчиняться законам, дисциплине, присяге - долгу, как он его понимал, но не личной воле кого-то одного, произвольно взятого человека. Кем бы он ни был. Хоть и самим Сталиным. Сталин и раньше представлялся ему великим именно как вождь великой партии и великой страны, а потребности искать в нем черты личного величия, гениальности Марков никогда не испытывал. Оттого, наверное, и загремел... Он оказался с глазу на глаз с человеком, который причинил так много горя и несчастий не только ему лично, но и всей армии, всему народу: масштабы репрессий в лагерях были известны гораздо точнее, чем на воле. Своим обращением "товарищ" Сталин дал понять, что все обвинения сняты, что, скорее всего, Маркова снова возвращают в строй. И тем самым ему возвращается право вновь быть самим собой и держать себя так, как он считает должным. - Спасибо, товарищ Сталин, здоровье пока в порядке. - Это хорошо, здоровье вам понадобится. Лечиться сейчас некогда. - И вдруг спросил без перехода: - Наверно, обижены на нас? Марков не захотел отвечать так, как хотел этого Сталин, но и не рискнул сказать правду. Уклонился от прямого ответа: - Я всегда верил, что недоразумение будет исправлено. Рад, что не ошибся. Сталин посмотрел на него пристально, с интересом даже, словно изучая экспонат из музея той давней истории, когда с ним еще не боялись говорить вот та", и спорить, и голосовать против, и доказывать его неправоту. - Вы правильно делали, что верили, - тихо сказал Сталин. - Мы можем ошибаться. Мы тоже живые люди. Но ошибки надо уметь исправлять. Эту ошибку мы тоже исправляем. Надеюсь - почти вовремя. Вы посидели в тюрьме. Я тоже сидел в тюрьме. Но после тюрьмы я еще многое успел... "Да уж", - подумал Марков, и еще подумал, что был прав: война очень близка. - Личные просьбы у вас есть? - спросил Сталин, поднимаясь. - Нет, товарищ Сталин. Прошу окончательно решить мой вопрос, и если можно - направить в войска. - Хорошо. Мы подумаем, как вас использовать. До свидания, товарищ Марков. Думаю, вскоре мы с вами еще встретимся. Марков хотел выйти в ту дверь, через которую вошел, но Сталин остановил его: - Пройдите сюда. - И показал, куда именно. В другой, большой приемной, его встретил человек, которого Марков раньше не видел. Лысый, коренастый, с серым лицом и в серой гимнастерке без знаков различия. Человек оценивающе осмотрел Маркова, а тот не знал, что же ему теперь делать. Подумал даже, что вновь может появиться конвой, без конвоя он уже отвык передвигаться, но секретарь быстро сел за свой стол слева от двери, выдвинул ящик и выложил перед собой пухлый конверт из грубой коричневой бумаги с сургучными печатями по углам. Взрезал наискось. - Получите, товарищ командарм второго ранга. - На стол из конверта выскользнули два ордена Красного Знамени, петлицы с черными ромбами, удостоверение личности в сафьяновой обложке и толстые пачки денег. - Ордена ваши, петлицы и удостоверение новые, денежное довольствие - за шесть месяцев. Остальное, за весь срок, получите позже в кассе наркомата. Марков взял в руки ордена, машинально глянул на номера. Действительно, ордена те же, что арестовавший его чекист попытался сорвать с гимнастерки, не сумел, и Маркову пришлось тогда самому дрожащими руками отвинчивать тугие гайки. - Но здесь ошибка, - кивнул он на петлицы. - Я комкор. - Нет, все правильно, звание командарма было вам присвоено... - И секретарь назвал дату, мельком глянув в удостоверение. Через два дня после ареста, отметил Марков. Значит, по одной линии его арестовывали, везли в тюремном вагоне, а по другой все шло заведенным порядком. И этот указ о присвоении одного из высших в армии званий подшили в дело и не отменили после приговора... Это его почему-то потрясло сильнее, чем все остальное. Он чуть было не выматерился вслух. - Сейчас вас отвезут в гостиницу "Москва" Отдыхайте. Но каждый день, начиная с восемнадцати часов, прошу быть на месте. Вам могут позвонить. ...Марков бесцельно ходил по большому, двухкомнатному номеру, окнами и балконом на Манежную площадь, обставленному карельской березой, с коврами и бархатом портьер, и не знал, что ему делать. Больше всего ему хотелось прямо сейчас выйти на улицу и ходить, ходить по улицам до утра, без цели и без конвоя, но что-то - может быть, слишком внезапный переход к свободе - мешало это сделать. Внезапно в номер стремительно, без стука вошел Погорелов, обнял его и срывающимся голосом выговорил, глотая слезы: - Живы, Серега, живы, ты понимаешь, мать его так и этак, и не просто живы, в строю снова... - Ты был у него? - спросил Марков глупо, и только тут увидел, что на гимнастерке Погорелова привинчены ордена Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды, и петлицы вновь искрятся эмалью трех ромбов. - Был! Поговорили по душам. Как с отцом родным... - Какие-то нотки в окрепшем голосе комкора Погорелова намекали на то, что разговор мог быть и не таким мирным, как с Марковым. В гражданскую Погорелов участвовал в обороне Царицына и знал Сталина лично. - О многом говорили... О тебе спрашивал. Прав ты, война скоро. Он сказал - всех, кто еще жив, на днях вернут. - А обо мне чтоб! - Мнение спрашивал. Правда ли говорил Уборевич, что ты из молодых самый талантливый стратег? - Ну? Уборевича вспомнил? - Лицо Маркова передернула судорога ярости. - Я тебе говорю. Спокойно так, будто он у него час назад был... Тут Марков не сдержался и все-таки выругался. При Погорелове можно было. - Спросил, потянешь ли ты генштаб... Я сказал, что ты и на главкома годишься. На фоне тех, кто остался. Тимошенко нашего, Кулика - маршала... - Ты чтоб Обратно захотел? - У Маркова похолодели щеки. - А! Ни хрена не будет... Я по тону понял. Нет, я так не могу... - Погорелов снял трубку телефона. - Ресторан? Ужин в номер. На двоих. Что значит поздно? Ничего не поздно! Управитесь. Коньяк, водка, боржом, икра, словом, все, что найдете. Все, я сказал. И побыстрее. - Он бросил трубку. - Вот сейчас дружок, мой дорогой, сядем, как люди, выпьем, поговорим. Очевидно, ресторанщики получили еще какое-то указание, кроме команды Погорелова, потому что, невзирая на второй час ночи, буквально через десять минут на столе уже стояли и коньяк "Двин", и "Московская", три бутылки боржоми со льда, икра черная и красная в хрустальных розетках, балык, маринованные грибки, селедка... - Сказка! Сон в майскую ночь. - Марков проглотил слюну. Официанты вышли, пообещав минут через двадцать подать горячее. Погорелов торопливо налил в фужеры водку. Отрывисто чокнулся с Марковым, рука у него дрожала так, что он придержал ее левой. - Давай... Пять лет, ты представляешь, пять лет... - Он хотел сказать еще что-то - не получилось, шумно вздохнул и выпил залпом. Самым трудным оказалось заставить себя есть спокойно, не спеша и не озираясь по сторонам. После третьей рюмки, когда голову заволокло первым хмелем и словно разжалась напряженная, как пружина, душа, Марков вдруг спросил, глядя в глаза Погорелову: - А что, если завтра - снова? Тот понял его сразу, резко мотнул головой: - Вот уж нет... Голову об стенку разобью, а обратно - нет. Теперь я ученый... А еще слово скажешь - морду набью. Утром Марков, наскоро перекусив остатками затянувшегося ужина, торопливо спустился вниз. Ему невыносимо захотелось поскорее пройти по улицам Москвы, ощутить, что все происшедшее не сон, не бред, что он снова человек, и снова не из последних. Провел рукой по щеке. Даже побриться было нечем. Ну ничего, можно зайти в хорошую парикмахерскую. Бритье, стрижка, компресс, одеколон "Красный мак"... С дрожью отвращения он вспомнил лагерные парикмахерские с одной на всех грязной простыней и вонючим мылом. Идя вверх по улице Горького, он заново переживал свою встречу со Сталиным. Теперь она удивляла его своей явной бесполезностью. Стоило ли приглашать к себе освобожденного из заключения, чтобы обменяться с ним парой ничего не значащих фраз? Впрочем, ему, может быть, просто требовалось взглянуть на Маркова. Все он о нем знал, и доносы прочел, и оперативки, и личное дело, и материалы "суда", а вот наяву не видел. И захотел составить мнение перед тем как принять окончательное решение. Вполне возможно. От такого человека, как Сталин, можно этого ждать. За годы заключения Марков думал о нем, наверное, каждый день. Старался понять смысл происходящего в стране, понять, зачем Сталину потребовалось то, что он делал. Он не мог согласиться с товарищами по лагерю, которые убеждали себя и других, что Сталин ничего не знает, верит Ежову, Берии, еще кому-то. Сказочка про доброго даря и злых придворных на новый лад. Если бы Сталин ничего не знал, он заслуживал бы еще меньшего уважения. Какая цена вождю, который, полагаясь на чье-то слово, позволил ликвидировать практически все руководство армии, вплоть до полкового звена? На это не пошел бы даже идиот. Не попытавшись разобраться, не встретившись лично ни с кем из тех, кто был с ним рядом еще с дореволюционных времен... Поверить в это совершенно невозможно. Вон, Николай Первый сам контролировал все следствие по делу декабристов и счел возможным казнить только пятерых... В конце концов, у вождя, уничтожающего собственную армию, должен быть хотя бы инстинкт самосохранения. Но если он не дурак, то кто? Марков увидел на левой стороне улицы вывеску небольшой парикмахерской. Через окно было видно, что зал пуст. В зале стояло три кресла, но парикмахер - только один. Женщина лет под пятьдесят с желтоватым утомленным лицом. Как-то рассеянно она накрыла его простыней, спросила: - Что будем делать? Постричь, побрить? - Делайте все сразу. - Прикрыв глаза, он вновь погрузился в свои мысли. Женщина работала очень умело и аккуратно, и Марков, кажется, даже начал задремывать, когда вдруг услышал ее голос. - Извините, товарищ командарм, вы оттуда? - Что? - не совсем проснувшись, вскинул он голову.
в начало наверх
- Осторожнее, я могу вас поранить... Я спросила - вы недавно вернулись оттуда? Марков внимательнее посмотрел на ее отражение в зеркале и догадался, отчего у нее выражение постоянной тоски и усталости, нездоровый, болезненный цвет лица. - А у вас что, там кто-то есть? - спросил он. - Да, муж. Полковник Селиверстов. Он преподавал в Военно-политической академии. Арестовали в тридцать девятом, дали десять лет... Меня уволили с работы, хорошо хоть здесь держат. Мне показалось, что вы только что вернулись в Москву. - Неужели так заметно? - удивился Марков. - Мне - заметно. Когда целыми днями выстаиваешь в очередях в приемной НКВД, разговариваешь с людьми, становишься очень наблюдательной ко всему, что относится к этой стороне жизни. - Что ж, вы правы. Только вчера вернулся. - Разобрались, полностью оправдали? - Похоже, так... - Господи, - женщина беззвучно заплакала. - Неужели все кончится? И мой Иван Егорович тоже вернется? А у него язва желудка... - Она испуганно оглянулась, хотя в зале по-прежнему никого не было. - Вы знаете, когда сообщили о смерти Берии, я сразу подумала: что-то должно измениться, не может быть, чтобы не изменилось... - Успокойтесь. Я совершенно уверен, что в ближайшие дни многое действительно изменится. И ваш муж Уходя, Марков кивнул ей и ободряюще улыбнулся. Через стекло увидел, что женщина снова плачет. Его появление, конечно, внушило ей некоторую надежду, но и расстроило, разбередило рану. Вот кто-то вышел и гуляет по Москве с ромбами и орденами, а ее муж сидит и, возможно, будет сидеть, и этот факт, наверное, угнетает еще больше чем сознание, что все сидят. Он впервые задумался, как будут складываться его отношения с людьми, как повлияет все происшедшее на дальнейшую жизнь и службу. До обеда он бесцельно проходил по улицам, просто глядя новым, обострившимся взглядом на людей, новостройки, витрины магазинов. При всем, что случилось с ним и тысячами ему подобных, жизнь продолжалась. Он не мог не отметить, что Москва похорошела, люди в массе выглядят довольными и веселыми, а в магазинах товаров гораздо больше, чем три года назад. Почти непрерывно ему приходилось отвечать на приветствия встречных военнослужащих, и он ловил удивленные и заинтересованные взгляды. Командармы и в свое время не так часто попадались на улицах, их и было пятнадцать на всю Красную Армию, а сейчас год спустя, как ввели генеральские звания, командарм с двумя орденами Красного Знамени выглядел видением прошлого, о котором большинство старалось не вспоминать. В центральном военторге Марков купил небольшой чемодан желтой тисненой кожи варшавского производства - трофей освободительного похода. У него не было ничего, никаких личных вещей, и пришлось приобрести многое, от бритвенного прибора и носовых платков до габардинового обмундирования и плаща. Ходить по Москве в плохо сшитом полевом х/б он не считал удобным в своем звании. К часу для он уже был в гостинице. Звонок прозвучал около восьми часов вечера. - Марков? - услышал он грубый бас порученца Сталина. - Спускайтесь вниз, за вами вышла машина. Иосиф Виссарионович встретил Маркова почти по-дружески. И лицо его, и глаза выражали радушие, словно он был хозяином, принимающим дорогого гостя, а не главой партии и государства. - Садитесь, товарищ Марков. Я вижу, вы уже освоились в своем новом положении? - Очевидно, Сталин имел в виду новую форму Маркова и вообще весь его подтянутый, даже щеголеватый вид - Стараюсь, товарищ Сталин, - ответил Марков, следя глазами за медленно прохаживающимся по кабинету хозяином. - Это хорошо. У вас крепкая нервная система. Некоторые товарищи, с похожей биографией, сломались и сейчас ни на что не годятся. Хотя и оправданы полностью. А нам, старым большевикам, приходилось сидеть в тюрьмах и подольше... Я же сказал, садитесь, - и показал на ближайший стул. - Что бы вы сказали, товарищ Марков, если бы мы предложили вам возглавить генеральный штаб? Марков, хоть и был подготовлен вчерашними словами Погорелова все же несколько опешил. - Не знаю, товарищ Сталин, не думал об этом. Я, вообще говоря, войсковик. И кроме того... несколько отстал, по-моему. - Это не очень страшно. В курс дела вы войдете быстро. А отсиживаться на маленькой и спокойной должности сейчас не время. Главное, чтобы у вас сохранились те качества, которые отмечали многие авторитетные товарищи. Сейчас это особенно важно. Армия перевооружается, меняются уставы, и способность нешаблонно мыслить, принимать быстрые и обоснованные решения важнее, чем многое другое. "Это он про тех, казненных, говорит: авторитетные товарищи..." - подумал Марков и увидел, что перед Сталиным лежат его старые аттестации, среди них, конечно, и те, что подписывал и Уборевич, и Егоров, и Каширин... - Вы имели возможность следить за ходом войны в Европе? - продолжал Сталин. - В чем, на ваш взгляд, главная особенность немецкой стратегии сегодня? - Применение массированных подвижных соединений, быстрый прорыв обороны противника и развитие наступления на всю глубину стратегического развертывания. - А как вы считаете, если Гитлер все-таки нападет на нас, сколько времени пройдет от начала войны до ввода в действие его главных сил? - Я, товарищ Сталин, не имею необходимых данных... но могу предположить, что это произойдет на первые-вторые сутки. - Значит, опыт первой мировой войны нам не пригодится? И мы не будем иметь времени на проведение мобилизации? - Считаю, что нет, товарищ Сталин... Наступила пауза. Сталин пристально смотрел на Маркова, прямо ему в глаза. И тому показалось, что его затягивает взгляд желтых, тигриных глав. И вот Сталин медленно произнес длинную непонятную фразу... ...Мгла перед глазами рассеялась. Совсем рядом с собой Берестин увидел Сталина. Такого же, как на фотографиях, портретах и в кинофильмах, но и не совсем такого. Живой человек всегда отличается от своих изображений массой подробностей. "Получилось, значит", - подумал он. И тут же осознал себя не только Алексеем Берестиным, но и Сергеем Марковым тоже. Вернее, не осознал, а вспомнил все, что составляло личность Маркова, все, что с ним было, вплоть до последних слов Сталина, которые были акустической формулой включения психоматрицы. - Ну здравствуй, товарищ Сталин... - произнес он, прислушиваясь к звучанию чужого голоса. - Как ты тут обжился? - Нормально, - улыбнулся Сталин, и это выглядело довольно странно, если не сказать - дико: новиковская улыбка на совсем не приспособленном для нее лице. - Хоть и тоскливо, черт знает как... В город тянет выйти, по улицам походить, а нельзя. - Да, тебе не позавидуешь. Зато - положение? Но дай я посмотрю, как мой Марков выглядит. У тебя тут зеркало есть? - Пройди вон туда, - Новиков показал незаметную дверь за портьерой. То, что увидел Берестин в зеркале, ему понравилось. Молодой еще человек с правильными и мужественными чертами лица. Скупы, конечно, чересчур выдаются, обтянутые сухой шелушащейся кожей со следами морозных ожогов. Глаза запавшие, настороженные - видно, что досталось ему крепко, но ли страха, ни забитости не чувствуется, скорее непреклонность и жесткая воля. Неординарный мужчина. Да и по внутренним ощущениям ничего. А если что в организме не в порядке после лагеря, так с новой матрицей тело Маркова регенерирует до генетического оптимума за два-три дня. Новиков подтвердил, что, попав в тело Сталина, вначале чувствовал себя отвратительно, а теперь готов кроссы бегать. - Да вот смотри. - Андрей присел и левой рукой, которая у Сталина была полупарализована, поднял тяжелый стул за переднюю ножку, подкинул вверх, поймал и снова поставил. - Видал? Вот то-то... Одно плохо: рост. До сих пор кажется, что хожу, присев на корточки. Знаешь, командарм, сейчас мы поедем ко мне на дачу, там я тебя подробно введу в курс. Заодно и поужинаем. В салоне длинного ЗИС-101, за поднятой стеклянной стенкой, в полутьме, озаряемой вспышками папирос и уличными фонарями, Новиков короткими штрихами изображал общую ситуацию. Он провел в сорок первом году больше недели и кое-что успел. Если не смотреть на собеседника, а в окно, на мелькающие по сторонам картинки ночных улиц, было полное впечатление, что говорит настоящий Новиков: его манера, интонация, лексика, даже акцент исчез, но если повернуться... Сцена из самодеятельного спектакля, где актер не в силах справиться с образом. Берестин предпочел снова отвернуться к окну. Машина сворачивала с улицы Горького на Садовое. Только вчера его везли здесь в черном вороне, а теперь вон как. Да нет, впрочем, не его, а только Маркова. Сталин никогда не ездил этой дорогой, и шофера, наверное, удивляла внезапно прорезавшаяся страсть вождя к ночным автопрогулкам. Она же приводила в отчаяние управление охраны. Каждую ночь Сталин по пути на ближайшую дачу час-полтора приказывал крутить по улицам и неотрывно смотрел в окно. Андрею невыносимо хотелось как-нибудь и самому сесть за руль мощной машины в стиле ретро, но... Это Брежнев себе такое мог позволить. Берестин смотрел на Москву, и в нем переплетались и путались четыре ощущения: он помнил эти места своей памятью восемьдесят четвертого года, и шестьдесят шестого, когда провел здесь день по поручению Ирины, а Марков, наоборот, вспоминал эти же места с позиций тридцать восьмого года, и оба жадно впитывали майскую ночь сорок первого. - Как только немного пришел в себя, - продолжал рассказывать Новиков, - вызвал я к себе Берию. "Лаврентий, - говорю, - прикажи там, чтобы доставили мне списки на всех из старшего комсостава, кто еще жив, и полностью дела на всех комкоров и выше". - "Зачем тебе это, Коба?" - спрашивает он по-грузински. Мы с ним, оказывается, на такие темы всегда по-грузински разговаривали. - "Есть у меня сомнение, - отвечаю. - Вдруг ошибка вышла. Не тех посадили и не с теми остались". - "Ну и что? - отвечает мой друг Лаврентий. - Если даже и ошиблись кое-где, это ерунда. Люди в принципе все одинаковые, и если бы сейчас Блюхер был здесь, а Тимошенко там, никто бы и не заметил". Начинаю я раздражаться. Внутренне. Потому что раньше я про этого Лаврентия анекдоты рассказывал из известного цикла, да вот еще в пятьдесят третьем, помню, в пионерлагере ребята портрет со стены содрали и весь день над ним измывались, пока вечером не сожгли. Такие вот у нас с ним до этого отношения были, а тут он мне возражать вздумал. Хозяин же, напротив, знает его вдоль и поперек, и получается у нас некоторая равнодействующая в мыслях. Словно бы я начинаю понимать, что Лаврентий парень ничего. Хам, конечно, сволочь местами, но фигура вполне нужная и для нашего дела незаменимая. Я делаю над собой усилие, загоняю Иосифа Виссарионовича в подсознание к нему же и говорю: "Не прав ты, Лаврентий. Вот сидел бы передо мной сейчас, скажем, Фриновский или Берзинь, а ты - лес пилил. Как, по-твоему?" "Не нравится мне такой разговор", - отвечает Берия. Я заканчиваю беседу, еще раз напоминаю, чтоб списки и дела были, и уже у порога задерживаю его. Не смог удержаться. "Послушай, - говорю, - Лаврентий, а мне Вячеслав говорил, что ты еврей..." - и дальше все по анекдоту. Цирк, одним словом. Берестин представил эту сцену и рассмеялся. - Знаешь, командарм, я, наверное, все анекдоты постепенно в дело введу, пусть потом разбираются, где причина и где следствие... - отвлекся на мгновение от повествования Новиков. Машина проезжала мимо Курского вокзала, по тускло освещенной площади, и был он совсем не похож на тот, что стоит здесь в конце века, но до боли знаком по временам ранней юности. Андрей впервые уезжал с этого вокзала на юг с родителями в шестьдесят первом году, году ХХII съезда, когда Сталин лежал еще в мавзолее, и он видел его там, а сейчас - носит ту самую оболочку, что лежала под хрустальным колпаком... Было в этом нечто настолько запредельное, что Новиков передернул плечами. - Послушай, вождь, - прервал его мысли Берестин, - может, выпишешь, пока не поздно, контейнер сигарет из Штатов? А то война начнется, так и будем до начала ленд-лиза на папиросах сидеть, а у меня от них язык щиплет... Видели бы товарищи по лагерю, с кем комкор Марков катается по Москве в одной машине и что при этом говорит. И настолько сильным был всплеск эмоций Маркова, что и Берестин почувствовал острое желание, чтобы все, с кем он вместе сидел, и все другие во всех лагерях, сколько их есть, как мощно быстрее вернулись обратно - не только потому, что они нужны, а просто из пронзительного
в начало наверх
сочувствия к ним. - Андрей, нужно завтра же подписать указ об исключении из кодекса пятьдесят восьмой статьи и полной амнистии всем, кто по ней сидит. - Думал я уже... Сразу вряд ли выйдет. Надо поэтапно. Сначала высший комсостав, через пару недель остальных военных, потом гражданских... Иначе у нас дороги захлебнутся. А по ним войска возить. Так слушай дальше... Машина завершила круг по кольцу и рванула по прямой в сторону кунцевской дачи. - Просмотрел я дела, - продолжал Новиков, - и решил, что лучше Маркова не найти. Из тех, кто остался. Сталин на него тогда еще виды имел, отчего и в звании повысил, когда других к стенке ставил. Но передумал. Даше не передумал, как мне сейчас кажется, а тень сомнения высказал. Ежовской братии того оказалось достаточно, и сомнения подкрепили, и материальчик наскребли. И поехал Сергей Петрович совсем в другие места. - Вот так и делалось? - поразился Берестин. - Я все же считал, что какая-то логика во всем этом была... - Поначалу - да. Первые заходы мой И._В. действительно долго обдумывал, просчитывал... К Тухачевскому у него "претензии" еще с польской кампании были. Другие тоже мешали спокойно жить и править, претендовали на право "свое суждение иметь". А уж дальше понеслось... Как бог на душу положит. Иногда по принципу "нам умные не надобны", иногда вообще черт знает. Старался я разобраться в его побуждениях, но получается слабо. Новиков замолчал, по-сталински пыхнул трубкой, раз, другой, однако дым проходил через мундштук слабо, и был неприятно резок. Он раздраженно бросил ее в пепельницу. - Нет, но объясни, что все это было? Переворот? - Берестину отчего-то важнее всего казалось сейчас услышать из сталинских уст правду, или, вернее, его собственную трактовку того, что он совершил со страной, с народом, да и со всем миром... - Да, переворот. Как же иначе? Уничтожение системы государственной власти, разгром партии, физическое уничтожение ЦК, Верховного Совета, аппарата управления... Пиночет какой-нибудь в тысячи раз меньше людей и структур ликвидировал, а сомнения ни у кого его акция не вызвала. А всего-то делов, что Сталин старую фразеологию оставил. А детали... Я кое-что набрасываю сейчас для памяти, однако многого еще не понимаю. Столько крови и грязи, что просто оторопь берет... Боюсь, и в наше время этого не расскажешь. Андрей замолчал, а Берестин подумал, что не к месту завел разговор, который тяжело дается Новикову, несмотря на его всегдашнее хладнокровие и легкость характера. А может, это сталинское подсознание бунтует, не хочет тайнами делиться? - Однако я тебе про Берию недосказал... Значит, после обеда все разъехались, он остался. Мы еще поговорили, на разные практические темы. Я еще решение окончательного не принял, а Сталин мне уже подсказывает, как такие вещи делаются. Личности-то у него нет, а навыки остались, и раз я задачу себе задаю, его подкорка мне тут же автоматический ответ... Вышел я в кабинет, позвонил куда следует. А мы с ним в столовой сидели. "Давай, - говорю, - Лаврентий, выпьем еще понемногу. Хванчкара больно удачная попалась. Кто знает, когда еще попробовать придется". Чутье у него, конечно, звериное. Опять же опыт. А поскольку голова у него только в одну сторону работать способна, начинает он мне закидывать, какая обстановка тяжелая, враг, мол, не дремлет. Есть, говорит, у него материал еще на одну большую группу военных - Смушкевич, Штерн и так далее, он уже начал меры принимать, через неделю-другую все будет в порядке. Мне даже легче на душе стало. Слушаю, поддакиваю, смотрю в лицо его круглое, глазки за стеклами поросячьи, но словно поросенок не просто так, а бешеный или вообще оборотень, и так мне интересно стало, как он себя поведет, когда его - к стенке. Но понимаю, что это скорее Сталину интересно, а не мне... Снова я вышел из столовой. Ребята уже подъехали. Верные, сталинские ребята. Им что Берия, что Калинин с Буденным. Майор у них старший, такой, знаешь, паренек сухощавый, симпатичный даже, но смотреть на него неприятно. Даше страшно вообразить, что есть у него нормальная жизнь, что с кем-то общается, выпивает или там с женщинами... Проще представить, что вне функции его просто выключают и ставят в шкаф до случая. Я его папиросой угостил, в двух словах объяснил задачу. В технические детали не вдавался, он их лучше меня знает. "Есть, - говорит, - товарищ Сталин". Честь отдал, повернулся и вышел, папиросу на улице докуривать. Ну и все, в общем. Попрощался я с Лаврентием, по плечу похлопал, а потом стал у окна за шторку и смотрел, как его на крыльце под руки взяли. Он и не вырывался, только шею выворачивал, на окна смотрел - знал ведь, что я там где-то. Крикнуть хотел, но ему не дали. И потом Лаврентия Павловича я только в пробу увидел. Лицо было спокойное, словно и вправду во сне умер. Берестин дослушал рассказ. Говорить ничего не хотелось. Средневековье какое-то, двор Цезаря Борджиа. На ближней даче их уже ждал ужин - не такой уж скромный, как принято было писать в романах из жизни вождя, и напитки имелись, за которыми просидели до багровой рассветной полоски над лесом, то обмениваясь своими ощущениями, то набрасывая планы ближайших мероприятий по всем аспектам грядущей войны. Новиков уже успел поставить перед Жуковым, Тимошенко и Шапошниковым задачи, полностью меняющие принятую военную доктрину, и завтра решил представить им Маркова как нового командующего Западным округом. - Так что на Запад поедешь. Эх, Леша, хорошо тебе - жить можешь, как человек, а я... Кремлевский затворник, - с внезапной тоской сказал Новиков. - Ну чего ты вдруг гайки отдавать начал? Нагуляемся, когда домой вернемся... Слушай, - загорелся неожиданно Берестин, - а почему тебе не начать ломать стереотипы? Кремль открой, балы, приемы устраивай, начни выезжать, на фронтах бывай лично... в Касабланку сгоняй, если и здесь позовут союзнички. Авторитет поднимешь на небывалую высоту. А соратников стесняешься - разгони их всех. Молотова послом отправь в Берлин. Кагановича - директором метро его имени, Буденного - инспектором кавалерии в ТуркВО и так далее, а себя, как Кеннеди, окружи учеными и поэтами... Вообще переставь все вверх ногами, чтобы, когда уйдем, здесь обратного хода не было. Берестин, в восторге от своих планов, начал рисовать впечатляющие картины политического и духовного ренессанса, будто забыв о войне, до которой оставалось всего сорок семь дней. - Подумать надо, - соглашался с ним Новиков. - Как оно пойдет. Только знаешь, какая ерунда получается? Вот ты говоришь - езжай в Касабланку, а я уже думаю: вдруг что-нибудь со мной в дороге случится? И из-за такой мелочи все рухнет. Кто, кроме меня, знает все на полста лет вперед, кто имеет такую волю и авторитет? Этот гений в квадрате - и вдруг его не станет? Берестин захохотал. - Ну все, готов Андрюха! Быстро же он тебя! Ты смотри, а то и вправду возомнишь. Меня ликвидируешь на всякий случай и начнешь вершить судьбы мира единолично. Силен в тебе хозяин... - Да нет, просто способ мышления тебе демонстрирую. А в принципе, тебе, конечно, легче: Марков твой - парень что надо. Звони мне почаще - исповедоваться, что ли, буду, чтобы среда не задавила... В глазах и в голосе Новикова мелькнула не снятая вином и шутками тревога. Действительно, как образуется взаимодействие между личностями? И что в конце концов победит? Не слишком ли опрометчиво кинулись они в сию авантюру? Но ведь выбора все равно не было. - Давай, Андрей, пока дела не завертели, еще раз прикинем, какой в нашей деятельности... - заговорил Берестин, - реальный смысл. - Вроде бы обговорено сто раз. Если мы в истинном прошлом находимся, так представляешь, что будет, если мы без тогдашних потерь победим? И культа не будет, и ошибок всех, что были... - Представляю, только где и как мы с тобой жить станем, если вернемся? - Ну вот... То я Альбу успокаивал, а теперь надо и тебя. Если правду хочешь знать, не верю я, что мы на своей линии находимся. Не верю, и все. Должны быть альтернативные миры... Но жить здесь надо так, будто все по правде. Кто-то же должен восстановить историческую справедливость. Вот пусть - мы! ...Берестин вышел в сад. Чуть-чуть рассвело, и неподвижный воздух был весь пропитан тишиной, запахами сырой земли, прошлогодних прелых листьев, свежей зелени. Если повернуться лицом к востоку, тогда не видны ворота и караульная будка, а только густые темные заросли и багровые отсветы зари на серовато-синих тучах. Красиво и тревожно, при желании можно этот сумрачный рассвет истолковать символически. Берестин впервые не отстраненно-рассудочно, а эмоционально понял и поверил, что вокруг действительно весна сорок первого года, и все, что должно случиться, - еще впереди. С самого раннего детства, с первых книг и фильмов о войне и до сего дня лето этого года постоянно жило в нем, как неутихающая, болезненная ссадина в душе. Не только пониманием тяжести вынесенных страной и народом испытаний, миллионами напрасных жертв, ощущением того страшного края, на который вынесло державу. Нет, была еще одна сторона в трагической странице книги судеб, необъяснимая необязательность всего, тогда случившегося. Есть события, железно детерминированные, которые наступают неуклонно и неизбежно, почти что независимо от желаний и дел людских. Вроде как начало первой мировой или поражение Японии во второй. Здесь все было не так. А скорее - как на шахматной доске, когда чемпион мира делает ход необъяснимо слабый, даже для любителя очевидно проигрышный, теряет корону, и всем - остается только гадать, почему оказался возможным такой грубейший зевок. Так и здесь. До последнего дня оставалась возможность сыграть правильно. В разработках теоретиков содержались все варианты действий, позволявших отразить и сокрушить агрессора. И все делалось как раз наоборот. Если русско-японская война на море была проиграна из-за рокового стечения нелепых случайностей то здесь даже на случайности нельзя сослаться. Кое-кто пишет теперь, что легко, мол, судить из будущего, когда все уже известно и рассекречено, а вот тогда... Наивное оправдание, извинительное лишь тем, что старые люди ощущают собственную долю вины и, стремясь подавить в себе это чувство, хотят доказать, что допущенные просчеты были закономерны и неизбежны. В чем же тогда назначение политика и полководца, как не в том, чтобы проникнуть в замысел врага, чтобы найти ход, ведущий к победе? И ведь через пару лет это уже, в большинстве случаев, удавалось. А теперь Берестину с Новиковым придется на практике выяснить, можно ли что-нибудь сделать за полтора оставшихся месяца. Если ко всем возможностям, что тогда существовали, прибавить самую малость: здравый смысл и знание хода истории на сорок лет вперед. Впрочем, откуда такая цифра - сорок? Месяца на два-три, пожалуй. А потом начнутся такие расхождения, что конкретные знания будут ни к чему. Правда, останется знание техники и военной науки, понимание логики развития событий... Например, Алексей ясно помнил все, что относилось к созданию Бомбы и у нас, и у американцев. Достаточно, чтобы помочь Курчатову и сэкономить лет пять-шесть, если возникнет такая необходимость. Но еще проще он мог бы сорвать Манхеттенский проект и вообще исключить ядерное оружие из реальностей данного мира. Вот тут Берестин сообразил, что Новиков-то, пожалуй, прав: удивительно глупо было бы погибнуть от нелепой случайности, лишив этот мир своего присутствия. И все те беды и несчастья, которые он в состоянии предотвратить, обрушатся на человечество. А отсюда вытекает, что если он, Берестин, прав в своих рассуждениях, то прав был в тот, реальный Сталин. Будучи неопровержимо уверен в своей гениальности, он не мог не прийти к мысли о своей особой ценности для истории. Если с ним произойдет несчастье, он не сможет осуществить своего предназначения, а раз так - оправданно все, что ему во благо, и подлежит уничтожению все, стоящее на его пути. Единственная разница - Берестин и Новиков владели сейчас истиной объективной, Сталин же - лишь субъективной. Но с точки зрения экзистенциализма - никакой разницы нет. Увлекшись этими философскими построениями, Берестин не заметил, как забрел в самый глухой угол сада. Все здесь было, словно декорация к "Сказке о спящей царевне". Полуразвалившийся фонтан, потрескавшиеся и проросшие травой асфальтовые дорожки, бузина, буйно захватившая некогда ухоженные клумбы. Внизу - темная, смутно шелестящая зелень, вверху - пасмурное небо, через которое так и не смогло пробиться солнце. Будто ожившая картина в стиле художников "Мира искусств"... Алексей залюбовался ею, присев на край фонтана. Потом рывком поднялся. "Изящно, но маловато исторического оптимизма..." - сказал он вслух. ...В приемной кремлевского кабинета Сталина уже кидали вызванные Поскребышевым Тимошенко, Шапошников, Жуков. Все они были давно знакомы с
в начало наверх
Марковым, все знали, где Марков должен был сейчас находиться, и его появление рядом со Сталиным их поразило Но только лишь более крепкие, чем обычно, рукопожатия выдали их реакцию. Впрочем, появление Маркова-командарма (а все его помнили комкором) вызвало у присутствующих не просто радость за товарища. Факт мгновенного возвращения и даже взлета вычеркнутого из жизни Маркова, самого, кстати, молодого из них, наводил на размышления. Это могло быть, в особенности - на фоне скоропостижной кончины Берии, знаком меняющейся государственной и кадровой политики. Три дня назад Сталин дал им задание представить ему план действий на случай внезапной агрессии фашистской Германии, теоретически возможной в первой половине июня. С одной стороны, такое задание выглядело как дальнейшее развитие зимней военной игры, в которой Жуков, командуя синими, наголову разгромил красных во главе с Павловым. С другой - не стоило исключать вероятности, что Сталин изменил точку зрения на перспективы развития советско-германских отношений, и все предыдущие установки уже потеряли силу. Ошибаться тут было нельзя, ошибка в прогнозах могла обойтись дорого. А тут еще Марков, раскованный, почти веселый. - Есть мнение, - сказал Сталин, когда все заняли свои места, - назначить товарища Маркова командующим Западным военным округом. Такое выражение означало, что вопрос им решен и от присутствующих требуется принять его к сведению. Все трое обменялись мгновенными взглядами, означавшими одно и то же Конечно, они знали Маркова как способного, даже талантливого, командира, но три года в заключении чего-нибудь да значат. И менять командующего, хоть и не гения, конечно, на самом пороге большой войны - не самое лучшее решение. - А с Павловым чтоб - вырвалось у Тимошенко. - А товарищу Павлову мы дадим работу, более соответствующую его способностям, - усмехнулся Сталин. - Он же у нас танкист... - И тут же, без паузы, перешел к делу, ради которого их собрал. - Я познакомился с планом. Мне кажется, товарищи не совсем поняли, что от них требуется. Я думал, три таких выдающихся военачальника создадут документ исключительной силы, чтобы ни прибавить, ни убавить было нечего. Нам не нужно повторять наши же благие пожелания. Ускорить, усилить, признать необходимым... Это не те слова. Вы писали для товарища Сталина. Как он к этому отнесется, понравится ему, или нет. А сейчас нет времени играть в игры. Если мы думали, что оно у нас есть, мы ошибались. В устах Сталина такие слова звучали невероятно. По крайней мере, никто из присутствующих, исключая, конечно, Маркова, ничего подобного не слышал. - Да, это наш просчет. Не будем сейчас вдаваться в анализ, кто больше виноват, это непринципиально. Сейчас следует искать путь, который нас выведет из очень... неприятного положения. У нас есть полтора месяца. До пятнадцатого июня максимум. Вы готовы к войне, товарищ Тимошенко? Нарком обороны Тимошенко под взглядом Сталина рывком поднялся. - Сидите, товарищ Тимошенко. Я вас слушаю. Маршал был поражен не столько критикой в адрес их плана и не тем даже, что война, по словам Сталина, так близка, а тем, словно говорил не Сталин, а совсем другой человек. Конечно, Тимошенко не мог и вообразить, как близок оказался к истине. - Товарищ Сталин! Вы знаете, что мы уже год делаем все, чтобы подготовиться к отражению агрессии. - Он начал перечислять все, что делалось и намечалось. - Не надо нам этого рассказывать. Мы это знаем не хуже вас. Скажите откровенно, как будто здесь нет товарища Сталина, как вы видите развитие событий, если немцы нанесут внезапный удар всеми силами? Сколько у них там сил? - По нашим данным - около восьмидесяти дивизий... - Рекомендую вам это число удвоить. Тем более, что немецкая дивизия полного состава на тридцать процентов больше нашей, а у нас далеко не все дивизии укомплектованы по штату... Правильно, товарищ Жуков? - Так точно, не все. - Вот товарищ Жуков однажды разгромил Павлова при равном соотношении сил. Возможно, Марков будет удачливее Павлова? Вы на это надеетесь? Не стоит. Марков действительно способнее Павлова, но этого мало. Мы с вами, кажется, готовимся еще к одному Халхин-Голу. А будет совсем другая война. Короче... - прервал он сам себя, зажег спичку и старательно раскурил трубку. - Короче, план нужно переписать. Весь. Пусть будет короткий и ясный документ. И перестаньте думать категориями мирного времени. Если мы сейчас начнем прикидывать, как о наших действиях подумают там-то и там-то, если станем считать, во сколько рублей обойдется каждое мероприятие - позже придется платить совсем другую цену. Кровью наших людей будем платить, землей нашей будем платить... Берестин смотрел на говорящего эти слова и думал, что сейчас Сталин выглядит как раз таким, каким его воображали себе миллионы советских людей, искрение считавших его гением, мудрым и заботливым вождем, который во все вникает и всегда знает единственно верное решение. Если бы он на самом деле был таким... - Нужно написать так. - Он начал диктовать. - В течение мая месяца провести скрытую мобилизацию сил и средств для отражения массированной агрессии фашистской Германии. Основные войска вторых эшелонов развернуть на линии укреплений старой границы. Срочно привести оборонительные сооружения в боеспособное состояние, для чего создать специальное полевое управление во главе с генерал-лейтенантом Карбышевым. Для проведения работ использовать войска вторых эшелонов всех приграничных округов и вновь направляемые на Запад соединения. Произвести досрочный выпуск военных училищ без экзаменов. Выпускников использовать для доукомплектования имеющихся и формирования новых частей и соединений. Направить для участия в подготовке линии обороны слушателей старших курсов всех военных академий. В течение двух недель провести мобилизацию всех командиров запаса и младших командиров, проходивших действительную военную службу в период тридцать пятого - сорокового годов. Использовать их для подготовки районов формирования новых подразделений. По объявлении всеобщей мобилизации в первую очередь призвать лиц, проходивших действительную военную службу в строевых подразделениях после тридцатого года. - Сталин прекратил диктовать и пояснил: - Нам не нужно сразу призывать слишком много людей. Лучше мы призовем треть подлежащих мобилизации, но это будут готовые к бою солдаты... Все непроизвольно коротко переглянулись, так как сразу заметили слово "солдаты", которое Сталин употребил впервые после революции - и на два года раньше, чем это случилось в реальной истории. - Может быть, нам вообще не придется призывать всех. Воюют не числом, а умением, - снова усмехнулся Сталин. - Но об этом мы еще успеем подумать. Дальше. Для подготовки линии обороны по старой границе использовать специалистов, не занятых в оборонной промышленности, и технику, имеющуюся в народном хозяйстве. Я имею в виду, например, метрострой... Для вооружения дотов использовать артиллерию флота, в том числе предназначенную для строящихся кораблей и с устаревших судов. Морских сражений может и не быть, а вот если не удержим границу... Отвести на линию дотов всю тяжелую артиллерию округов, не имеющую механической тяги. Изъять со складов наличные запасы пулеметов, в том числе трофейные, к которым имеются боеприпасы, для вооружения временных огневых точек. Провести в приграничной полосе скрытую подготовку к широкому использованию минно-взрывных заграждений и лесных завалов на танкоопасных направлениях. Отвести за линию старой границы танковые части, не полностью укомплектованные техникой и вооруженные танками старых образцов. Неисправные танки и танки, выработавшие моторесурс, использовать как неподвижные огневые точки в промежутках между дотами. С учетом указанных требований произвести переформирование соединений первого эшелона. Возложить на них задачу упорными оборонительными боями обеспечить стабилизацию фронта по линии старой границы. Территорию Западной Украины и Западной Белоруссии считать стратегическим предпольем. Рассредоточить авиацию на полевых аэродромах и к концу мая привести ее в состояние полной боеготовности. Заблаговременно определить цели и задачи авиации на период приграничного сражения и спланировать тесное взаимодействие с сухопутными войсками. Вывести за старую границу все имеющиеся склады армейского и окружного подчинения. С корпусных и дивизионных складов все имущество раздать а войска из расчета двух-трехнедельных автономных действий. Обеспечить полную секретность всех проводимых мероприятий и разработать меры тактической, стратегической и дипломатической дезинформации противника. - Он сделал паузу. - В течение десяти суток после начала войны развернуть за счет войск вторых стратегических эшелонов и вновь формируемых соединений Резервный фронт по линии Псков - Витебск - Могилев - Гомель - Киев - Одесса. В Прибалтике после отхода от границы обеспечить безусловное удержание линии Либава - Рига - Даугавпилс. - Вновь небольшая пауза. - Главной задачей флота считать безусловное господство на Черном море; на Балтике - не допустить прорыва вражеского флота в Рижский и Финский заливы, сохранить за собой Ханко и Моонзундский архипелаг. - Сталин замолчал, пососал погасшую трубку, положил ее в тяжелую хрустальную пепельницу и взял папиросу. - Вот что должно быть отражено в документе. Я, конечно, многое упустил и не все сказал. Даю вам сутки на подготовку грамотного во всех отношениях проекта. Развить, детализировать, указать номера соединений, ответственных лиц, сроки. Чтобы легче было работать, не задумывайтесь о технической стороне плана. Исполнение его мы обеспечим. Сталин подошел к сейфу, достал оттуда большую карту. На ней Марков рано утром нанес расположение немецких войск на двадцать первое июня. На полях были аккуратно выписаны номера дивизий, корпусов и армий, количество танков, артиллерии и самолетов. Раз= вернул карту на столе и похлопал по ней ладонью. - Может быть, было бы правильней, если бы вы мне показали такую карту, товарищ Жуков. Вам подготовлено помещение здесь, в Кремле. Завтра в это время жду ваших предложений. Еще раз советую принять следующую вводную: территорию бывших Западных Украины и Белоруссии мы удержать не сможем. Будем сражаться за каждую удобную позицию и медленно отходить. Главное - заставить противника потерять темп, ввести в бой оперативные и по возможности стратегические резервы. Любой ценой выиграть время. Любой! Изобретайте новую тактику, вспоминайте опыт первой мировой, что хотите, но на три хотя бы недели немцев надо удержать перед старой границей. И не бойтесь товарища Сталина, если он будет вас критиковать, у него такая должность. Хуже того, что вам могут сделать немцы, он вам не сделает... Можете идти. Товарищ Марков, задержитесь... Они остались одни. Новиков, забыв привычки Сталина, отдернул глухую кремовую штору, открыл окно, нервно курил, глядя в темный и пустой внутренний дворик. - Ну как? - наконец спросил он. - Лихо! Я прямо обалдел. Представляю себе самочувствие товарищей... Кино! - Слушай, а может, действительно кино? Играем, дураки, а те - смотрят, любуются и ставят галочки в журнал наблюдений. - Было уже. И я так думал, а особенно Воронцов. Это у тебя с непривычки. Пусть хоть десять, хоть один процент за то, что все на самом деле, я буду играть. - Ну ладно, идите, товарищ Марков, - сказал Сталин, и тут же Новиков спохватился: - Ты смотри, только чуть отвлечешься - и пожалуйста... Берестин усмехнулся. - Ничего, так не страшно. Ты смотри в другую сторону не ошибись. - Да... Хорошо, ты действительно иди к ним, а я тут вооруженцев вызвал. Воодушевлю и идей накидаю. И еще. Я приказал под Москвой создать лагерь... тьфу, черт, лагерем-то нельзя называть, ну, в общем, учебно-тренировочную базу санаторного типа для оздоровления и переподготовки освобождаемого из заключения комсостава. - И большая база получается? - Большая, но меньше, чем хотелось бы. Нам бы с тридцать шестого года сюда попасть... - С тридцать шестого не выдержали бы. Мы же с тобой дилетанты, как ни крути. Спринтеры. Про себя не знаю, а тебя Сталин рано или поздно стопчет... Извини, если не так сказал. - Ладно, иди. - махнул рукой Новиков. - До завтра. 3 Когда дверь отведенного им кабинета закрылась и полководцы остались одни, какое-то время они молчали, не глядя друг на друга. Поворот, происшедший не только в стратегической концепции, но и в самой личности Сталина, в его манере разговора, даже в стиле мышления был настолько разителен, что требовал серьезного осмысления. У Сталина и раньше бывали смены настроения, и смены политической линии тоже, но был сейчас штрих, который сразу заметил Шапошников, ощутил Жуков и не понял только
в начало наверх
Тимошенко: все предыдущие политические эволюции Сталина так или иначе вели к усилению его личной власти и сопровождались безудержным воспеванием прозорливости и дальновидности вождя. Теперь же он начал с признания своих ошибок. Но, в любом случае, надо выполнять приказ и ждать развития событий. А события надвигались явно грозные. Жуков испытывал тайную радость от того, что Сталин так недвусмысленно признал его правоту и наконец развязал ему руки, сняв с души невыносимую тяжесть собственного бессилия. Шапошников, как теоретик по преимуществу, не отвлекаясь на детали, пытался на ходу выстроить наметки новой теории начального периода войны - теории, свободной от догматического и бессмысленного лозунга "Малой кровью, на чужой территории". Особенно бессмысленного после разгрома Франции и Дюнкеркской катастрофы англичан. Царская Россия, чья армия была гораздо лучше готова к войне, чем нынешняя Красная Армия, едва-едва удерживала германский фронт при том, что больше половины вражеских сил отвлекали союзники. Отказ от нереалистической военной доктрины позволит сохранить силы до более благоприятных времен. Тимошенко же, как нарком обороны, думал о реальном. Если в течение летне-осенней кампании удастся удержать фронт по старой границе - это уже будет крупный успех. Но войска неукомплектованы наполовину, формирование мехкорпусов в самом начале, техники для них нет, соединения и части первых эшелонов вытянуты в нитку, на дивизию приходится по семьдесят - сто километров... Вошел Марков, и все повернулись к нему с такими лицами, словно то, что они видели у Сталина, еще никак не подтверждало факт его возвращения и только теперь появилась возможность рассмотреть командарма и убедиться, что это действительно он, и он жив и здоров. Но прямого вопроса задать не решился никто. Обменялись несколькими фразами общего характера - и все. Берестин их понимал. - Так вот. Чтобы неясностей не было, - сказал он. - Не только меня выпустили, как кое-кого раньше, а вообще всех. Товарищ Сталин сказал, что если кто виноват - свое уже получил, невиновные должны понять и забыть, и в любом случае каждый принесет больше пользы на фронте, чем там... - Что ж, это очень хорошо, - осторожно сказал Тимошенко. - И на какое же количество людей мы можем рассчитывать? - Он делал вид, что не имеет представления о масштабах репрессий. Даже после слов Маркова тема казалась настолько запретной, что остальные молчаливо согласились не развивать ее, а подождать более весомых подтверждений. Только Марков ничего не боялся. - За вычетом расстрелянных, умерших, больных, ослабевших и морально сломленных, до начала войны можно рассчитывать на восемь - десять тысяч старших командиров. Бесшумно вошли два лейтенанта в форме войск НКВД, внесли подносы с термосами, стаканами, горой бутербродов, коробками папирос. Сервировали стол в углу и так же бесшумно исчезли. - Приступим, что ли... - сказал Берестин, разворачивая на столе карту. - Меня сейчас вот что интересует. Какому... пришло в голову так размещать войска в Белостокском выступе? Что, вместе с Тухачевским и стратегию как науку тоже отменили? ...Берестин категорически не собирался признавать общепринятой тогда манеры просиживать на службе по двадцать часов в сутки, демонстрируя якобы незаменимость и полное самоотречение. Он считал, что такой стиль работы идет либо от неумения организовать ее плодотворно и целенаправленно, либо это вынужденное подражание Сталину. Но никак это не подлинная необходимость. Ведь даже во время войны и союзники, и немцы ухитрялись, как правило, исполнять свои обязанности в пределах нормального рабочего дня. А Черчилль вообще всю войну уик-энды непременно проводил в своем имении. Поэтому после завершения работы в Кремле он не поехал в ГлавПУР, куда собирался, легко изменив свои планы на вечер - после того, как в длинном коридоре встретил вдруг старого знакомого Маркова - дивизионного комиссара, редактора военной газеты, с которым тот виделся последний раз на маневрах тридцать шестого года. Как и прежде, редактор был невероятно подвижен, говорил, словно не поспевая за собственными мыслями, и ни на секунду он не подал виду, что за прошедшие пять лет в судьбе Маркова происходило что-то не совсем обычное. - Слушай, как у тебя со временем? У меня тут просвет выдался, собирается небольшое общество, ну - писатели кое-кто, артисты... Толстой обещал быть. Ты как смотришь? Берестин, конечно, смотрел положительно. Войти, наконец, в здешнюю жизнь по-настоящему, на уровне не вождей, не маршалов, а обычных людей - творческой интеллигенции, более свободной от официальностей и предрассудков, - это было не только необходимо в целях миссии, но и просто интересно. Тем более - Толстой. Через месяц он заканчивает "Хождение по мукам". Надо же... - Согласен. - Тогда бывай. Там и поговорим. В двадцать два подъезжай в редакцию. Погорелова он в гостинице не застал, комкор получил две недели отпуска для розыска семьи - жену с детьми закатали куда-то за Барнаул. Берестин решил перед вечером немного отдохнуть, прийти в себя после водоворота событий, в который теперь, кроме него с Новиковым уже автоматически втягивались все новые и новые люди. Пару часов он вздремнул. На самой грани сна Берестин утратил контроль над Марковым, почти растворился в нем и с необыкновенной остротой пережил чувства человека, который без перехода сменил лагерные пары и набитый опилками тюфяк на купеческую роскошь постели в "Москве". Интересная жизнь - царей свергли, социализм, по словам товарища Сталина, построили, а вкусы и представления о комфорте у руководящих товарищей не дворянские даже, а вполне мещанско-купеческие. Хоть какой ты марксист и новатор, а выше своего культурного уровня не прыгнешь... И вдруг ему стало невыносимо страшно: показалось, что все окружающее его сейчас - это сонные грезы, и он не здесь, в гостинице, а там, на нарах, и вместо вечера в приятной компании его ждет поверка, знобящая сырость барака, кашель, хрипы, мат соседей, привычная сосущая тоска, а впереди бесконечный срок и никакой надежды. Он рывком сел на постели, увидел, что вокруг по-прежнему стены гостиничного номера, и глубоко вздохнул, стараясь успокоить бьющееся у горла сердце. Взглянул на часы. Оказывается, сонный кошмар длился не секунды, как ему показалось, а почти два часа. И только петом окончательно сообразил, что он все-таки Берестин, а не Марков. В огромной, сверкающей цветным кафелем ванной он долго, со вкусом брился, рассматривая в зеркале принадлежащее ему лицо. Еще неделю назад Марков выглядел намного старше своих тридцати девяти, как, впрочем, большинство ответственных работников того времени, да и лагерь добавил возраста, а теперь лицо Маркова заметно посвежело, разгладились наметившиеся морщины, волосы приобрели здоровый сочный цвет, и выглядел он лет на тридцать пять, причем в стиле не сороковых, а восьмидесятых годов. То есть, по-здешнему, совсем почти юношей. По вечерней Москве он дошел до редакции. На открытом редакторском ЗИСе по улице Горького, Охотному ряду, Манежной площади они выехали к Москве-реке, потом ехали по набережным, через Крымский мест, и Берестин увидел, что привезли его в тот самый дом, где жил Новиков и где все они собирались после победы над пришельцами в предыдущей жизни. Или - последующей, можно и так сказать. Только теперь дом этот был только что отстроен. И в подъезд они вошли в другой, но квартира была однотипная. С длинным и широким, как пульмановский вагон, коридором, огромными проходными комнатами, двадцатиметровой кухней и с мебелью, которую тогдашний человек со вкусом и деньгами мог за бесценок приобрести в так называемых "магазинах случайных вещей". Эвфемизм для обозначения имущества, изъятого у "врагов народа". Павловская гостиная, кабинет в стиле одного из "Луев", по выражению Маяковского, много резного дуба и палисандра, кресла и диван, обтянутые мягким сафьяном, башенные часы и готический буфет в столовой. Людей собралось много. И хотя Толстой, к великому сожалению Берестина не пришел, но был тут юный Симонов с Серовой, Лапин и Хацревин, Москвин, еще несколько актеров известных театров, и другие незнакомые люди, чьих имен история не сохранила, хотя в своем времени, они, похоже пользовались определенной известностью. За ужином с общей беседой и позже, разговаривая по отдельности то с Симоновым, то с другими, Берестин думал - знали бы они, что этот командарм, чья судьба им была, конечно, известна, на самом деле представляет собой Кассандру, графа Калиостро и пушкинских волхвов в одном лице. И знает все. И может сказать тому же Симонову, что он напишет и когда умрет. Но после третьей, кажется, рюмки Алексей вдруг осознал, что ерунда все это - ничего он не знает. Пусть Симонов в его мире уцелел под Могилевом и в Одессе, и в Заполярье тоже, в грядущей войне он будет в других местах, там его вполне свободно может достать смерть. В куда менее опасной ситуации, чем те, что он сумел пережить в предшествовавшей реальности. К примеру, его убьют под Минском, а Лапин с Хацревиным благополучно выйдут из окружения, из которого они не вышли на самом деле, да и окружения того просто не будет. И только что вошедший запоздавший Петров, редактор "Огонька", не полетит на самолете, упавшем под Харьковом, вместо него убьют его брата Валентина Катаева, и мир никогда не прочитает "Кубик", "Траву забвения", "Алмазный мой венец", зато Петров допишет неоконченный фантастический роман о грядущей войне, который Берестин не так давно разыскал в томе "Литературного наследства". И так далее, и так далее, и так далее... Потом его затащил в угловой, заставленный книжными шкафами кабинет хозяина дома, плотно закрыл двери, извлек откуда-то бутылку и стал цепко и въедливо добывать информацию о том, что слышно в Кремле и около. Жадно, как человек, получивший наконец возможность говорить о запретном, дивкомиссар расспрашивал Берестина о людях, которых они оба знали, о жизни в лагерях и главное - о Сталине. - Как тебе он показался? - Знаешь, раньше я с ним не встречался. Сейчас же - производит впечатление умного человека... - При этих словах редактор непроизвольно дернулся. - Вывод такой: скоро начнется. У тебя, конечно, свое начальство есть, товарищ Мехлис, но его скоро снимут. Так ты меня послушай. Готовься к работе в военных условиях. Фронтовые бригады создавай, над техническим обеспечением своих репортеров подумай. Если что - помогу. Прессе будет режим наибольшего благоприятствования. Лишь бы правду писали, без оглядки на редактора и выше... Заговорили о перспективах - как их понимал Берестин и как - дивизионный комиссар. Но тут дверь открылась и на пороге возникла молодая женщина, лет двадцати пяти, наверное. - Товарищи командиры! - капризно и кокетливо, как, видимо, было принято, воскликнула она. - Нельзя же так! Спрятались, а у нас начинаются танцы! Пойдемте... - Сейчас, сейчас, - недовольно отмахнулся редактор. - А что, пойдем, действительно, - поднялся Берестин. Надоела ему вдруг большая политика, а Маркову - Маркову, после своих трех лет вынужденной монашеской жизни, просто захотелось ощутить в руках стройное тело. - Ну идем, идем, - мотнул головой хозяин, и когда женщина, поняв, что помешала, прикрыла дверь, Берестин спросил: - Кто такая? - Артисточка. Из мюзик-холла, по-моему, Леной зовут. Ничего не составляет, на третьих ролях. Она тут при Головинском. Не знаешь? Довольно модный дирижер... А что, заинтересовала? - Меня сейчас нетрудно заинтересовать, - криво усмехнулся Марков и вздохнул. В столовой играл патефон. Хороший, немецкий, не звук... Берестин подумал, что бытовой электроники, конечно, тут не хватает. Но жизнь здесь, за этим исключением, для хорошо оплачиваемого человека как бы не лучше, чем в конце века. Можно удовлетворить практически все мыслимые потребности. В восьмидесятые годы дела пойдут не так... Зона нереализованных и нереализуемых в принципе потребностей в берестинское время возросла многократно. И будь ты хоть генералом, хоть лауреатом, обладать можешь только тем, что удастся раздобыть, выпросить или получить в виде милости - иногда от того, кому в нормальном обществе зазорно и руку подать. А такое положение дел никак не способствует самоуважению... Скорее наоборот. Толстая и хрупкая пластинка апрелевского завода продолжала крутиться на диске, обтянутом синим сукном, причудливо искривленная блестящая штанга звукоснимателя подрагивала на глубоких бороздках, дребезжащая стальная мембрана наполняла комнату звуками танго. Люди танцевали. Берестин нашел глазами ту самую Лену. В кружке женщин возле открытой балконной двери они оживленно участвовала в разговоре, и в те же время постреливала по сторонам глазами. Алексей поймал ее взгляд и слегка
в начало наверх
кивнул, улыбнувшись. Как здесь принято затевать флирт, не знал ни он, ни Марков. Тому все некогда было, да и вращался он больше по провинциальным гарнизонам. А когда попал в Одессу и могла представиться возможность поучиться - сталинские органы воспрепятствовали. Берестин решил действовать без всяких поправок на время, как выйдет, предполагая, что некоторое нарушение правил и обычаев можно будет списать на тяжелое прошлое. После первого танца с Леней, когда он убедился, что зрение его не обмануло и у нее все везде в полном порядке, а особенно хороши и необычны глаза, он решил дать Маркову полную волю. Себе же определил роль стороннего наблюдателя и консультанта. Потому что отметил - девушка попалась очень нестандартная. Каждому времени свое, и ее слегка восточный разрез глаз, приподнятые скулы, резко очерченная нижняя часть лица и довольно крупный рот современникам скорее всего казались некрасивыми на фоне той же кукольной Серовой и ей подобных, чья внешность вписывалась в эстетику конца тридцатых годов. - Промахнулась ты по времени лет на двадцать пять, - сказал он ей чуть позже, когда они вышли на балкон глотнуть свежего воздуха. - Почему? - не поняла Лена. - Потому, что только тогда войдут в моду такие женщины. В шестьдесят пятом ты бы произвела фурор в Москве. Как Софи Лорен... - Мне тогда будет уже пятьдесят, - засмеялась Лена. - А кто такая Софи Лорен? - Актриса итальянская. У нас пока неизвестная... Через четверть века все девушки будут стремиться к твоему стилю. Все будут длинноногие, гибкие, спортивные и раскованные. В рестораны станут ходить в синих американских брюках, гонять на немецких мотоциклах и итальянских мотороллерах "Веспа" и "Ламбретта", петь под гитару опасные песни и танцевать такое, что сейчас и не приснится. - Вы так говорите, будто только что оттуда. Воображение у вас яркое! А платья какие будут носить, тоже знаете, или только американские брюки? И почему именно американские, а не французские, к примеру? - Французская будет косметика, а брюки точно американские... - Берестин развеселился, его несла волна приятного легкого опьянения, и он ничем не рисковал. Удивлять же девушку было забавно. Как раз по системе Шульгина: говоришь чистую правду, но так, что никто не верит. - А платья... Можно и про платья, только рассказать трудно, я лучше нарисую. В кабинете, на листах из большого бювара Алексей летящими линиями изобразил несколько эффектных моделей шестидесятых и восьмидесятых годов. Манекенщицы все, как одна, были удивительно похожи на Лену, особенно на первом рисунке, в мини-юбке, черных колготках и туфлях на высоченной шпильке. Хоть выглядели туалеты непривычно, местами и неприлично, но женским чутьем и вкусом Лена уловила их прелесть. - Товарищ командарм, вы гений! Вам бы модельером работать и романы писать, как Беляеву... Расскажите еще что-нибудь про будущее. - Долго рассказывать, потом как нибудь. Пойдем лучше шампанского выпьем, а потом я песню спою, тоже из будущего... С шутками и смехом, напрочь забыв про свое звание и положение, Алексей организовал у стола свой кружок, рассказал пару анекдотов якобы из жизни царских офицеров, делая вид, что не замечает предостерегающих жестов хозяина, потом потребовал гитару и в стиле Боярского и почти его голосом, что было несложно, спел: "Лишь о том, что все пройдет, вспоминать не надо". После короткой недоуменной тишины раздались бурные аплодисменты женщин. - Что это было? - привязался к нему крепко подвыпивший тот самый Головинский, друг и покровитель Елены. - Слегка коряво, но явно талантливо. Это что же, вы написали? - Я, не я - какая разница? Давайте лучше выпьем. Вам не понять, как может быть приятен вкус тонкого вина... Берестин увидел, что редактор делает ему знаки, и замолчал. Пригубил бокал шампанского и, кивнув окружающим, пошел в кабинет. - Что с тобой происходит? Кровь играет? Так ты поосторожнее, Сергей, ты же в форме, и люди тут всякие... - Вот не думал, товарищ комиссар, что вы у себя всяких принимаете. - Все же прими совет... будь осторожнее. - Не трусь, комиссар, ты же храбрый мужик, на Халхин-Голе говорят, геройствовал... Пока я живой - ничего не бойся. Теперь все мощно. Говори, что думаешь. Как Ленин писал, помнишь? Редактор дернул головой вверх и в сторону, знакомым жестом крайнего раздражения. Но предпочел не связываться с пьяным, на его взгляд, человеком. - Тебе что, вправду понравилась Елена? - сменил он тему, но и тут поддел: - Как лейтенант, перед ней перья распушил... - Перья - распушил! Стилист! Откуда в тебе занудливость взялась? Раньше не замечал. Ясность тебе во всем подавай. А она тебе нужна? Вот начнется через месяц-другой большая заваруха, хоть вспомним, как развлекались на прощание... Семен Давидовыч, пойдем еще, по-гусарски, пока оно все есть - вино, женщины, музыка... А паренек твой, этот Симонов, видать, зверский талант, ты его береги. Я слышал, как он сегодня стихи свои читал. Может, новый поручик Лермонтов созревает. - Я знаю. Но шалопай большой. Держать его надо железно и спуску не давать, тогда, может, толк и выйдет. - Ну давай, инженер. А также садовник, мичуринец. Жаль, у Лермонтова такого друга-редактора не было... Пока Берестин беседовал с дивкомиссаром, Лена успела очень грамотно, с точки зрения Станиславского, разыграть этюд "Ссора с любовником". Вышло очень убедительно - уцепилась за первое попавшееся слово, спровоцировала другое, завязка, кульминация, переход на личности, голос на грани истерики, завершающий мазок - и готова сцена. Известный дирижер был заведен и деморализован настолько, что, косо водрузив на голову шляпу и ни с кем не попрощавшись, исчез, а Елена смогла полностью посвятить себя Маркову, наивно считая, что это она охмуряет молодого командарма. Когда пришло время расходиться, практически трезвый редактор, которому предстояло ехать вычитывать номер - чего он не доверял никому, справедливо считая, что голова дороже трех часов сна, - предложил Маркову машину. Алексей, не менее трезвым голосом, чем у хозяина, отказался, сказав, что желает прогуляться по ночной Москве, и попросил не тревожиться, но дать на всякий случай пистолет, ибо не успел еще получить свой. В то время, хоть и считался каждый второй потенциальным врагом народа, до мысли разоружить комсостав армии никто не успел додуматься, и вообще пистолеты имели почти все, и военные, и партийные, и даже хозяйственные работники. Редактор с легкостью, немыслимой в последующие времена, предложил на выбор маленький маузер или "коровин". Алексей выбрал "коровина", который был полегче, передернул затвор и сунул пистолет в карман. Хоть и принято думать, что до войны порядка было больше, но профессиональная преступность процветала вполне официально и встреча с грабителями в два часа ночи не исключалась. Зато и стрелять в них каждый, располагающий оружием, имел полное право. Без каких-либо последствий. Он шел под руку с Еленой по пустынным улицам, вдыхая воздух, свободный от радиоактивных осадков, солей тяжелых металлов, гербицидов, пестицидов и прочих продуктов прогресса. Лена, касаясь бедром его ноги и чуть сильнее, чем нужно, сжимая его руку, рассказывала кое-что о себе. О тяжелой жизни в театре, где сплошные интриги, террор примадонн и любовниц главрежа, о коммунальной квартире на девять семей и других сложностях. Заработок совсем маленький... Рублей семьдесят по-нашему, прикинул Алексей. Действительно мало. В восьмидесятые годы, к тому же, для актрисы есть какие-то возможности подработать - то на телевидении, то на радио, то мультфильмы озвучивать, в кино хоть эпизодиком сняться, концерты халтурные. А здесь иначе. Здесь еще не знают принципа "нигде ничего нет, но у всех все есть..." Возможностей меньше, и если уж чего нет, так нет. А хочется, конечно, Лене многого. Она действительно поспешила родиться. В общем, нормальные для 41-то года бытовые сложности задевали ее куда больнее, чем многих других. И, значит, ее характер и наклонности больше соответствовали грядущим десятилетиям. - Вам бы, Лена, на телевидении работать. Как раз для вас: возможность крупных планов, непосредственный контакт со зрителями, синтез разных видов искусства. Здесь все ваши особенности играли бы на вас. А на обычной сцене, да на задних планах, вы, наверное, теряетесь... - Где же это на нем можно работать? Насколько я знаю, там уже три года одни картинки передают. Только в конце года обещают кино показать. Я, правда, сама не видела, но в газетах читала. - Э, Лена, это все опыты. А представьте через несколько лет. Специальные студии, самые разные программы: развлекательные, политические, познавательные. "В мире животных", "Музыкальный киоск", "Утренняя почта"... И везде нужны ведущие - красивые, элегантные, остроумные. И все в цвете и вот на таком экране. - Ну и воображение у вас! Вы это телевидение сами видели? Там, говорят, вот такой экранчик, как почтовая открытка, все серое и расплывчатое. Почти ничего и не разобрать. - Мелочи, Лена. Раз идея воплощена, довести ее до совершенства - дело простое. Чего далеко ходить, когда я попал на гражданскую, у нас на всю армию был один "Сопвич". Два пуда дерева и перкаля, сто верст в час, летал на смеси самогона с керосином. А сейчас? Я не говорю про высадку на полюс, я человек военный, и мне важнее, что эти бывшие этажерки всего через двадцать лет в щебень разнесли Гернику, Варшаву, Роттердам... Вот вам и темпы прогресса. - Вы воевали в гражданскую? Так сколько же вам лет? Вот истинный парадокс времени. Девятнадцать лет, отделявшие окончание гражданской войны от начала Отечественной, воспринимались всеми как огромный отрезок, и не так уж наивна была Лена, поразившаяся, что моложавый командарм воевал в легендарные времена, вместе с Буденным, Ворошиловым, Чапаевым. - Не путайтесь, милая Элен! Не так уж и много. Всего лишь тридцать девять. Да и то не совсем. И три из них можно не считать. Лена замолчала и прижалась к его плечу щекой. - Сергей Петрович, а там очень страшно? У нас, я раньше в другом театре работала, худрук тоже врагом народа оказался... - "Тоже..." Хорошо сказано. - Ой, простите, я совсем не так хотела сказать... - Ничего, Лена, я понимаю. Запомните - не было никаких врагов народа и нет, да наверное, и быть не может. Никто не враг своего народа. Может быть разное понимание интересов народа, но все в принципе желают своему народу блага, а не вреда. Даже и белогвардейцы, а я на них в свое время насмотрелся. Нормальные люди, за родину головы клали... - Да что вы такое говорите! - Лена искренне возмутилась. - Они же даря вернуть хотели, за имения свои воевали, рабочих и крестьян вешали! Берестин вздохнул. Зря он затеял такой разговор. Но ведь надо как-то начинать восстановление исторической справедливости. Сейчас - так, а потом и в печати осторожно... - Надеюсь, вы меня монархистом не считаете? Воевал я с ними до последнего, а все равно жалко. Какие там у армейских прапорщиков и подпоручиков имения? Которые с имениями, те в штыковые атаки не ходили и в Севастополе на пирсах не стрелялись... Беда тогда начинается, когда появляются люди, думающие, что только они знают, что народу нужно. И не согласных с ними без суда к стенке ставят. - Но как же? Ведь товарищ Сталин... - Оставим пока. Об этом надо говорить в другой обстановке. И подумал: вот взять бы и привезти девочку к товарищу Сталину на дачу... Через Зарядье они вышли к Красной площади, и обоим уже было ясно, что идут они к Маркову в гостиницу, хотя об этом не было сказано ни слова. Когда можно было свернуть к Лене на Балчуг, она промолчала, а Берестин еще раньше решил, что пусть все выйдет, как выйдет. У входа в огромный сумрачный вестибюль гостиницы швейцар, похожий на адмирала Рождественского, отдал командиру честь, помня службу в гвардейской роте дворцовых гренадеров, а затем во всех классных гостиницах и ресторанах Москвы. Заботу о нравственности клиентов он не считал входящей в свои функции, да и мистического часа - двадцать три, определенного постояльцам для решения личных проблем, тогда еще не было установлено, и ночных рейдов по номерам на предмет укрепления нравственности администрация не проводила. Лена попала в роскошь люксовских номеров первый раз в жизни, и хоть старалась не подавать виду, но весь здешний бархат, ковры, карельская береза, запах воска, которым натирали полы, китайская ваза в рост человека в углу - все приметы недоступной, сказочной жизни произвели на нее впечатление. Ее выдавали только глаза, слишком уж оживленно скользящие по деталям обстановки. - Ох, а вид какой! - воскликнула она, выйдя на балкон. Вид отсюда
в начало наверх
правился и Берестину. С двенадцатого этажа Москва тогдашняя видна была, почитай, вся, а там, где сейчас был мрак, он мог представить огни и небоскребы Калининского проспекта, университета, Смоленской площади... А прямо напротив сияли недавно установленные звезды Кремля. ...Перед самым рассветом Берестин проснулся, стараясь не шуметь, вышел в холл, присел на подоконник. Внизу, на Манежной, было пусто. Ни людей, ни машин, если не считать изредка проскакивающих через проезд Исторического музея "эмок" и ЗИСов. В его Москве поток машин не иссякал никогда, даже недоумение возникало - как могут люди метаться по городу круглые сутки? Он думал о Лене. Добрая, молодая, красивая, во вред себе доверчивая Лена. Что с ней будет через полтора месяца? Война, эвакуация, какая-нибудь Алма-Ата или Ташкент, если не Чита, к примеру. Голодный паек служащей, карточки, случайные связи с театральным начальством или офицерами запасных полков, то ли от одиночества, то ли даже от голода. А ведь заслуживает она совсем другой жизни. Жаль, а что поделаешь? Он вернулся в спальню, лег и мгновенно провалился в сон, в котором не было ничьих сновидений, ни своих, ни марковских. Резко, как колокол громкого боя, зазвонил телефон. Берестин мгновенно сел на постели, сразу поняв, кто звонит, и боясь только одного - чтобы трубку не подняла Лена. Конечно не командарм Марков боялся, просто Алексею было бы неудобно перед Андреем, лишенным по общему согласию таких вот радостей жизни. Мельком он глянул на часы - половина одиннадцатого. Лена, уже одетая, шла к телефону, и пришлось остановить ее. - Где болтаешься всю ночь, начальник? - зазвучал в трубке близкий, через Красную площадь всего, голос. - Прошу извинения, у приятеля одного посидели... - Откуда у тебя тут приятели? - У меня точно нет, а у пациента имеются. Лена стояла рядом, и Берестину приходилось говорить так, чтобы она не поняла, с кем и о чем идет речь. - Водку, значит, пьешь, а товарищу Сталину одному войну выигрывать... Ты вот что, если выспался - приезжай, я тебе подарок приготовил. - И по-сталински резко Новиков повесил трубку. Берестин посмотрел на Лену при свете дня. Без накрашенных глаз, губ и прочего макияжа смотрится не так, как могла бы, исходя из фактуры Наивное время естественности... - В генштаб вызывают, дела... Давай, собирайся, позавтракаем вместе. Он привычно быстро оделся, затянул ремни, глянул в зеркало. Брился вечером, можно обойтись, остальное тоже в порядке. Вошла Лена, в своем - нет, ей-богу, ужасном платье. И босоножки эти, а особенно белые носки с голубой каемочкой... Как раз такой временной интервал, когда старая мода кажется до предела карикатурной. Огромный зал ресторана был пуст. Только в середине сидели два немца в авиационной форме и ели сосиски. Много сосисок. После берлинских карточек. Увидев Маркова, вскочили и щелкнули каблуками. Он им кивнул и улыбнулся. Вот чем хороши немцы, так это уважением к мундиру. Наши бы орлы, году в восьмидесятом, в кабаке, да глубоко плевать хотели бы на любого заграничного хоть фельдмаршала. Что этим немцам за их вежливость пожелать? Остаться в Москве, интернироваться, и потом активно строить новую, демократическую Германию? Или геройски пасть в боях за фатерланд? При всех своих недостатках Берестин все же был интернационалистом и, даже готовясь к беспощадной борьбе с фашизмом, против конкретных немцев зла пока не имел. Вдобавок, он хорошо помнил, как во время своей лейтенантской службы приходилось тесно взаимодействовать с ребятами в такой же, только без орла над карманом, форме Хорошо завтракать в пустом ресторане. Тихо, прохладно, спокойно. Официанты внимательны, и ничто не мешает верить, что простокваша действительно вкуснее и полезнее белого хлебного вина. В разговоре Берестин упомянул, что завтра ему уже, наверное, придется уехать. Лена на мгновение опечалилась. Но потом, преодолев что-то в себе, с улыбкой сказала: - Сергей Петрович, я с вами попросту сейчас говорю... (Ночью они были на "ты", а при свете дня, при рубиновом блеске его орденов и ромбов она снова перешла на "вы"). Если хотите - я с вами поеду. О женитьбе и прочем - никаких разговоров, но если я вам хоть в чем-то нужна, хоть только рубашки стирать, я поеду... Мне рядом с вами быть, и все... - Голос у нее осекся. "Вот так она всегда и проигрывает", - подумал Берестин. - Не так ты говоришь, Лена, совсем не так. Во-первых, "вы" тут никак не к месту. А во-вторых, это я тебя должен на коленях уговаривать, а ты бы из особого ко мне расположения обещала подумать. - Вы надо мной смеетесь? - веря и не веря, спросила она. - Ты, Лена, ты, а не вы. И не смеюсь я, счастлив был бы, если бы ты со мной поехала. Но подумай, я еду командовать округом. Времени у меня будет - минус десять часов в сутки. А там, может, и война... - Ссргей, я поеду! Если даже раз в неделю видеться будем... Лишь бы знать, что я тебе нужна... - У нее похоже, даже слезы блеснули. На игру это не было похоже, но у Берестина все же мелькнуло сомнение: для горячей любви не мал ли срок? Лена, очевидно, уловила на лице Маркова отражение берестинских мыслей. - Сергей, я не навязываюсь, но ты не думай, если раньше у меня что было, это ничего не значит, лучше меня для тебя... Я готовлю хорошо, шить умею... Алексею стало даже чуть не по себе. В своем забывшем об искренности чувств времени он не привык к таким излияниям. Ирония, даже легкий налет цинизма сильно облегчали жизнь, но отучили от простоты и откровенности. "Женюсь на ней в Минске, - решил он, - хоть генеральский аттестат и привилегии получать будет до конца войны. Не все ж американцам фильмы про золушек снимать. И Марков пусть спасибо скажет, когда я уйду. Ив лагеря я его вытащил, чины вернул, национальным героем сделаю, да еще женщину подарю такую..." - Ладно, Лена, поговорили. Хватит пока. Мне надо идти. Вот ключ. Жди меня вечером. Если хочешь. - Он встал. - Да, вот еще. Раз уж мы так поговорили интересно... - Он достал из нагрудного кармана пачку сторублевок. - С театром ты завязывай... (Он машинально употребил слово явно не из того ряда, но Лена не обратила внимания на это - она была слишком взволнована). Походи лучше по магазинам, подбери себе что-нибудь. И, не давая возможности ей возразить или, упаси бог, благодарить за этот - черт его знает, может, и не совсем приличный - поступок, коротко кивнул и быстро пошел через вал к выходу. Он понимал, конечно, что вряд ли возьмет ее с собой, но и оставить теперь ее просто так казалось и неразумным, и неблагородным. Лучше всего организовать ей в Москве отдельную квартиру, одновременно и себе - запасную базу на всякий случай. На такое дело у Сталина власти хватит. А перед возвращением действительно женить на ней Маркова. Хватит ему, в самом деле, в холостяках ходить. 4 Не задерживаясь в приемной, только слегка кивнув Поскребышеву, который в последние дни пребывал в состоянии тягостного недоумения от всего происходящего, Берестин прошел в кабинет. Кроме Сталина там был еще один человек, невысокий, коренастый, в несвежем генеральском кителе без нашивок, петлиц и наград, от которых остались только многочисленные дырки на груди. Берестин никогда не видел его фотографий (даже для статьи в военной энциклопедия не нашлось), но ошибиться не мог - это был не кто иной, как герой Советского Союза, начальник Главного управления ВВС РККА генерал-лейтенант Рычагов Павел Васильевич, тридцати лет отроду. Бывший. Все бывший - и по должности, и по званию. Забрали его перед самой войной, и куда делся - неизвестно. Про других хоть год смерти указан, а ему и этого не досталось. Но пока, значит, жив, раз здесь сидит... Рычагов ходил у Сталина в любимцах, звания и должности сыпались на него, как ни на кого другого в то время. А потом все сразу кончилось. Не понравилось вождю, что молодой главком авиации начал говорить, что думает, и руководить своим ведомством, исходя из интересов дела, а не применительно к настояниям хозяина и его подручных. Как радушный хозяин, Сталин представил друг другу Маркова и Рычагова. Рычагов был сейчас не то чтобы мрачен, а подавлен и угнетен. Глаза у него прятались под полуопущенными веками, и рукопожатие вышло вялое, он смотрел мимо Берестина и мимо Сталина, словно видел где-то в углу кабинета свой настоящий конец, а в инсценировку, что разыгрывалась сейчас - не верил. "Зачем все это? Не мучили бы уж..." - нечто подобное прочитал Берестин в его взгляде, и словно холодок пробежал между лопаток. Новиков тоже ощутил ужас, мелькнувший по комнате, как крыло гигантской ночной бабочки, и решил разрядить обстановку. - Товарищ Берия, - обратился Сталин к Берестину, словно приглашая его включиться в разговор, который вели здесь до него, - товарищ Берия (при этом имени Рычагов вздрогнул) несколько погорячился. Неправильно оценил слова и поступки товарища Рычагова и, не посоветовавшись с Политбюро, задержал его. А у нас, к сожалению, не нашлось времени спросить: а куда это вдруг пропал товарищ Рычагов? А когда узнали, куда, недопустимо долго не могли выяснить, кто прав: товарищ Берия, или... Он взглянул на Рычагова, смущенно развел руками. Так уж, мол, получилось... Берестин попробовал поставить себя на место Павла - Паши, как звал его за глаза весь воздушный флот. Как он это воспринимает? Как извинение или как продолжение дьявольской игры? И что ждет от будущего? Не сломался ли насовсем, как многие из тех, кто побывал в гостях у Николая Ивановича и Лаврентия Павловича? Не должен бы... Нервы у него молодые, летчик-истребитель, сидел недолго, да и сел как раз из-за сильного характера. Правда, если он верил в Сталина как в бога, а потом понял, что богом прикидывался дьявол, тогда случай тяжелый. Единственный, наверное, из выдвиженцев тех лет, он воспринял свой взлет так, как и следовало. Не скрывал, что многого еще не знает, и не стеснялся учиться всему, чему надо. И одновременно поведением своим и словами напоминал каждому: меня назначили на этот пост, я - главком, и буду говорить и делать то, что считаю нужным. Так и поступал. Вот и рубил с трибуны на всесоюзном совещании высшего комсостава РККА в декабре сорокового года, что завоевание господства в воздухе в грядущей войне - под большим вопросом, оттого, мол, и оттого, а за этими "оттого" - и неправильное определение приоритетов в авиапромышленности, и неправильная установка в подготовке личного состава, и технический авантюризм некоторых КБ, и ни в какие ворота не лезущая передача контроля за строительством аэродромов НКВД, и т.д., и т.п. Такое мало кому прощалось даже в келейных разговорах, а тут - с высокой трибуны! Через три месяца с небольшим генерал-лейтенант Рычагов после резкого, на грани крика разговора по ВЧ с Берией о том, что девяносто процентов аэродромов прифронтовой зоны запланированы под одновременную реконструкцию, самолеты стоят сотнями, крыло к крылу и им неоткуда взлетать, заявил, что прямо из Минска он идет на доклад к Сталину. И... никуда больше не пришел, кроме отдельной камеры Лубянской внутренней тюрьмы, где с ним раз в неделю беседовал лично Берия, а в промежутках - его ближайшие помощники. Сталин вдруг изменил тон. Теперь чувствовался только Новиков. - Значит, Павел Васильевич, что было - забудем. Разбираться некогда. И не с кем. На Кавказе говорят: кто бежал - бежал, кто убит - убит. Война рядом. На вашем посту сейчас другой человек. Вновь переигрывать - нецелесообразно. Чтобы вы могли проявить себя в деле, поедете в Минск, командовать авиацией округа. Вот ваш прямой начальник, командующий округом. Надеюсь - сработаетесь. Взгляды у вас совпадающие. Если будет острая необходимость - звоните лично мне. Но, думаю, и с товарищем Марковым все решите. Нынешнего начальника ВВС округа используйте по своему усмотрению. Рычагов поднял голову. - А кто сейчас на моем месте? - Ваш бывший заместитель. - А, Жигарев... Наверное, справится. - Вам надо отдохнуть, Навел Васильевич. Вам есть куда поехать сейчас? - Не знаю... - Товарищ Сталин, - вступил в разговор Берестин. - Пусть генерала отвезут в мой номер, доставят ему свежую форму, ордена и прочее, он придет в себя, а потом мы все решим. - Согласны, товарищ Рычагов? - Как прикажете... - Вот так и прикажем. Езжайте, все будет сделано. Закажите обед в номер, сами никуда не ходите, можете выпить, но не слишком, и ждите своего
в начало наверх
командующего. Когда Рычагов ушел в сопровождении старшего политрука - но не из НКВД, а армейского (Новиков все же осуществил в Кремле смену караулов), Андрей походил по кабинету, потом сел напротив Берестина. - Ужас, что делается... А Паша мне не нравится. Раскис. - Нет. Он не раскис, а сорвался. Приготовился, может, к концу, когда из камеры вывели и за ворота повезли, а тут сразу вот как... Как с размаху в отпертую дверь. К утру он отойдет. Жену его надо разыскать, она у него тоже летчика, не знаю - посадил ты ее тоже или как? - Сейчас выясню. - Давай. Если сидит - тоже пусть в порядок приведут и завтра встречу устроим. Послезавтра - в Минск. Время жмет. - Так где же ты ночь провел? Доложи вождю. Берестин рассказал, не скрыв и планов по отношению к Лене. - Хитер.. - усмехнулся Новиков и жестом пресек возражения Алексея. - Не хуже тебя все понимаю. Ладно. Квартирный вопрос решим, не проблема. А в загс, конечно, ходить не нужно, мы рекламы не любим. Сделаем красиво и оригинально. Напишем справку, что такая-то есть жена такого-то, и попросим лично Калинина подписать... Во ксива будет! Музейная. Когда станешь экспонатом истории, пусть биографы изумляются, в чем причина... Но на фронт ее с собой - не брать. Марков пусть потом как знает, а Берестин мне нужен свободным от мирских сует. Я же обхожусь. - Ну, у тебя же другое. Власть! Самый сладкий наркотик. А власть у тебя немыслимая. Гений всех времен, дядя Джо... - Кстати, о дяде. Надо ему усы малость обпалить. Чтоб, когда мы уйдем, возврата не было. Я уже набросал тут. Партия чтоб осталась только политической силой. Власть - действительно передать Советам, землю - крестьянам. И главное - устранить монополизм. Думаю, без многопартийной системы и независимой прессы даже настоящих выборов не организуешь... Но вопросов много, надо посоветоваться. Потом покажу. А сейчас ты у меня за гения сыграешь. Там ракетчики в приемной ждут. Я с ними поговорю о форсировании работы по "катюшам", чтоб к началу успеть. - Если бы установок двести было... Полсотни надо сделать на танковых шасси. От БТ. И по сорок восемь направляющих... Очень пригодится. - Ты пока, чтоб время не терять, нарисуй в деталях РПГ-7, СПГ и фаустпатрон на всякий случай. Предложим, как твое изобретение. - Счас сделаем. Зови своих ракетчиков. Группа специалистов из ракетного КБ была, разумеется, крайне поражена, когда Сталин не только очень грамотно поговорил о возможностях, какие сулит широкое применение ракетного оружия, но и сугубо категорически осудил все задержки, имевшие место как по вине ГАУ, так и по недостаточной активности самих ракетчиков, не умеющих отстаивать, как должно, свое изделие. (О репрессированных основателях КБ он решил пока не вспоминать). - Считайте приказом - в течение трех недель довести выпуск изделий до двадцати штук в сутки. Любыми способами. Вводите трехсменную работу, занимайте любые производственные мощности, подходящие по профилю, упрощайте технологию. Для поощрения лучших рабочих и ИТР выделим какие угодно суммы. Вносите предложения. График выпуска докладывать еженедельно. Пока все. А теперь давайте послушаем товарища Маркова... Берестин с интересом присутствовал на совещании. Перед ним сидели люди, мгновенно вознесенные из жалкого и унизительного положения полупризнанных изобретателей к вершинам славы. Одобрение Сталина воспринималось именно так. Что они могли испытывать еще час назад, кроме глухого раздражения и горестного недоумения? Понимая, что создали великолепное оружие, далеко опередившее свое время, и не имея возможности этого доказать, поскольку увешанные звездами вожди армии поставили на изобретении жирный крест: оно, мол, не обеспечивает точности попадания (отдельного снаряда!), сравнимого с меткостью орудия образца 1902/27 года. И хоть ты лопни, наподобие снаряда названного орудия! Дав ракетчикам немного переварить полученные указания, Берестин встал и заговорил с интонациями лектора общества "Знание". - Товарищи, мне придется напомнить вам некоторые аспекты только что завершившихся операций в Западной Европе Если вы следили за печатью, то не могли не обратить внимания на то, что немецкая армия с постоянством - впрочем, вполне оправданным - применяла один и тот же прием: прорыв фронта на всю глубину обороны танковыми клиньями и последующую дезорганизацию всей стратегической структуры противника. Исходя из этого, позволим себе задать вопрос - что, на ваш взгляд, можно противопоставить такому приему? Присутствующие явно были удивлены таким резким переходом от сталинской категоричности к академическому тону незнакомого командарма. В то время и на таком уровне обычно разговаривали по-другому. После короткой паузы сидевший у дальнего конца стола бригинженер сказал: - Ну, это, очевидно - сильную противотанковую артиллерию. - Совершенно верно. Но, прошу заметить, мы пока не располагаем артиллерией, способной решать данную задачу. Не имеем подходящей организованной структуры артчастей, соответствующей матчасти. И не всегда нам удастся вовремя определять направления главных ударов. Если противник использует, допустим, пятьсот танков одновременно... Поэтому напрашивается вывод - надо иметь мощное и маневренное противотанковое оружие в каждой роте, даже каждом взводе. - Это не новость, - разочарованно сказал тот же бригинженер. - Противотанковые ружья известны давно, но итоги польской кампании не подтвердили их эффективности. Берестин подошел к нему, остановился рядом. - Вы правы. Эффективность была невысокая, хотя это, возможно, объясняется не только техническими причинами. Но мне начинает казаться, что вы - представители самого революционного направления в артиллерии, сами до конца не представляете, на что годится ваше изобретение. Вот я, прошу прощения за нескромность, имел возможность довольно долго думать над вашими реактивными снарядами. И возникают довольно простые идея. Например, взять снаряд с одной направляющей, поставить на легкий станок, и... - Берестин с ожиданием посмотрел на присутствующих, без спросу взял со стола Сталина папиросу и закурил. - Рассеивание... - подал кто-то голос. - Точно! Такие ракеты известны с прошлого века и из-за рассеивания сошли со сцены. Ваш отдельно взятый снаряд тоже имеет порядочное рассеивание. Хотя на Халхин-Голе летчики попадали эрэсами в самолеты японцев... А теперь идем дальше. Уменьшаем вес заряда вдвое, танку хватит, вместо фугасного делаем кумулятивный. - На листе бумаги Берестин заранее изобразил схему и предъявил ее сейчас присутствующим. - Вместо активно-реактивного двигателя делаем вот такой, попроще, а чтобы запускать снаряд, нам потребуется приспособление... - Алексей предъявил соответствующие эскизы. Дело пошло. Посыпались вопросы, на которые ракетчики отвечали друг другу уже сами. Берестин только направлял разговор. Понадобится порох с иными, весьма специфическими свойствами? Пожалуйста: вот его формула и характеристики. Хорошо, подумал Берестин, что в этой реальности не принято задавать лишних вопросов. Взять хотя бы этот порох: молодые гении наших дней стали бы добиваться, как выведена формула, да где, кто испытывал и почему им об этом неизвестно... А здесь товарищ Сталин прервал свою олимпийскую созерцательность, спросил: "Все ясно, товарищи? Опытный экземпляр представить на испытания через две недели, ответственный за проект бригинженер... - он не вспомнил фамилии и указал трубкой: - Ну вот вы... Вы вольны вносить любые необходимые изменения, при условии сохранения оговоренных здесь тактико-технических данных. Все свободны". - И окрыленные ракетчики покинули кабинет. Удивителен и неизъясним ход человеческой мысли, об этом Берестин задумывался уже давно. Одни озарения опережают свое время на тысячелетия, а вроде бы лежащие на поверхности идеи, для которых созрели и технические возможности, и социальная обстановка, не реализуются годами, а то и веками. Отечественные народовольцы с упорством, достойным удивления, но не поощрения, рыли тоннель под насыпь, чтобы взорвать царский поезд, и - опоздали, хотя трудились два месяца без отдыха, потом Степан Халтурин таскал за пазухой динамит в подвал Зимнего дворца, собрал три пуда, разнес в щепки целое крыло здания, убил семнадцать солдат охраны, а царь уцелел. Невероятной сложности достигла тактика бомбометания, появилась и философия этого дела, а казалось бы, чего проще? Винтовка Бердана N 2 имела прицельную дальность семьсот сажен, пятнадцатиграммовая пуля била весьма точно и надежно, царь любил прогуливаться пешком и проводить разводы караула перед дворцом, и после двух недель тренировки хороший стрелок с подходящей крыши положил бы его без труда и риска... Но до такой простой мысли пришлось доходить целых восемьдесят два года, до шестьдесят третьего, когда застрелили Кеннеди. Еще пример - все читали "Как закалялась сталь" и помнят трудности с прокладкой узкоколейки. Бандиты, ночевки на голом цементе в полуразрушенном здании. А если бы положить первые двадцать метров, поставить на рельсы платформы и теплушки, и дальше класть путь с колес? И спать есть где, и все под руками, на крышу - пулемет для отражения бандитов... Но - не нашлось рационализаторов. Сейчас Берестин с удовольствием отметил, что ракетчики искренне воодушевлены, и поверил, что к двадцать второму июня получит партию гранатометов. Они остались с Новиковым вдвоем. В небольшой комнате отдыха, где у Сталина раньше ничего не было, кроме кожаного дивана и столика, теперь появилась электроплитка, кофейник, мини-бар, здоровенный приемник "Телефункен" и еще многое из того, что можно было изыскать для придания уюта помещению, где вождь проводил больше половины своего времени, никак не разделенного на рабочее и личное. Они пили кофе, и Новиков рассказывал Берестину, что он уже успел в области форсирования подготовки к войне. И вобласти технико-экономической, и организационной, и политической... - А ведь то, что ты придумал, - сказал Берестин, - нашим пришельцам здорово не понравится. Они нас зачем послали? Выиграть войну и установить мировое господство. А ты затеял десталинизацию, демократизацию общества. Не сковырнут ли они нас с тобой? - До конца войны - не должны бы. И я еще думаю: неужели Воронцов без дела сидит? - Побачим. Пока главное - первый удар выдержать. Я знаешь до чего додумался? Нам ведь вообще всеобщая мобилизация может не потребоваться. Сам считай - пленными тот раз в первые месяцы потеряли почти четыре миллиона. Территорию сдали, на которой еще миллионов семьдесят жило, по военным расчетам - семь миллионов призывного контингента Одномоментно. И каждый год еще по столько же... Значит, не допустив немцев до Москвы и Сталинграда, мы уже компенсируем как минимум десять миллионов призывников. Отсюда следует, что при нормальном развитии событий можно в два-три раза снизить мобилизационное напряжение. Нравится? - Выходит, можно будет отказаться и от курсов офицерских трехмесячных, пацанов на убей не гнать, дурость свою покрывая. Оставим нормальные училища с полной программой, а потери во взводных командирах лучше покрывать на месте из кадровых сержантов и старшин. Первый год наступать нам не придется, в обороне справятся, зато от роты и выше будем иметь полноценный комсостав. - И обязательно восстановить старое правило, чтоб раненые возвращались только в свои части... - И отпуска чтоб были. Две недели через полгода. Немцы до самого конца домой ездили, а у нас, как в орде, забрали - и все, домой после победы... - Все сделаем, но сейчас поближе заботы есть, - прервал поток идей Новиков. - Я приказы подготовил. Жуков принимает Киевский округ. Пока он там нужнее, чем в штабе. Петров - Прибалтийский. С Павловым - как хочешь решай. В ЦК Белоруссии я звонил, подтвердил тебе полный карт-бланш по всем вопросам. Уже начата переброска четырех армий из Сибири и ТуркВО к тебе и трех - к Жукову. Сразу по приезде начинай скрытую мобилизацию и программу дезинформации. Остальное будем согласовывать по телефону Жаль мне с тобой расставаться, одиноко здесь... - Новиков помолчал, глядя через окно на плывущие над Кремлем пухлые, белые пронизанные солнцем кучевые облака. - Сейчас едем на дачу. Приглашены Жуков, Шапошников, Петров, если успеет прилететь, Тимошенко, Кузнецов, Василевский, еще люди... Надо Карбышева тоже взять. Последняя тайная вечеря. На Ивановской площади уже стояли длинные черные машины. ...Вагон плавно раскачивало на закруглениях, потом он выходил на очередную прямую, и только частый, ритмичный стук колес, иногда срывающийся на торопливую дробь, напоминал, что Берестин с Рычаговым все же в поезде, а не в каюте старого парохода, Вагон им достался роскошный - много начищенной бронзы, полированного дерева, хрусталя и бархата, купе раза в полтора больше, чем в послевоенных
в начало наверх
СВ немецкой постройки, постельное белье и салфетки накрахмалены до жестяной твердости. Поезд шел сплошными лесами, возникали и мгновенно исчезали позади то подсвеченные закатным солнцем меднокожие кондовые сосны - совсем как на Валгалле, то глухие заросли темной, почти черной лиственной зелени, а то вдруг поезд вылетал на большую прогалину и в глаза ударял вечерний свет, купе наполнялось золотистой искристой дымкой, чуть сплющенный багровый сгусток солнца повисал между зубчатой грядой горизонта и низкими лимонно-серыми облаками. Тогда казалось, что даже через толстые зеркальные стекла доносится в купе запах нагретой солнцем сосновой коры, свежей весенней зелени, пропитанных шпал и паровозного дыма. Мгновенное видение исчезало, в вагоне становилось почти темно, мимо окон вновь неслась сплошная мелькающая полоса. - Что ли, свет включить? - с сомнением спросил Берестин. - Не стоит, так лучше, - отозвался Рычагов. - Приятно, лес за окнами, солнце вот... А я два месяца вообще дневного света не видел. - Что, даже на допросы не водили? - тоном знатока спросил Андрей. - Днем не водили. Все по ночам. А окно в камере синей краской замазано. И после шести утра спать нельзя, а приводили с допросов в полшестого. Только зарядка и выручала. Я, когда в Китае был, научился. Почти без внешних движений, а все мышцы разминает, как хороший татарин в Сандунах. - Слушай, давай не будем про это: и я в тюрьме три месяца, да в Особлаге три года. Так и будем друг друга развлекать? - Вы правы, не будем. Давайте о приятном... - Рычагов едва заметно улыбнулся, будто действительно представил что-то приятное. Впрочем, после встречи с женой он сильно изменился и опять стал похож на того Нашу, которым был в свои недавние лейтенантские и полковничьи годы. На вагонном столике громоздилась исконная русская дорожная пища: жареная курица (Лена постаралась, Берестин как увидел эту курицу, так прямо изумился), баночка паюсной икры, твердокопченая колбаса и купленные на придорожных базарчиках отварная картошка, соленые огурцы, розовое сало. И то, что к такой закуске полагается, тоже имелось. Напивали они понемногу, отпивали по глотку, чтобы растянуть удовольствие и возможность неформального общения. Но больше половины бутылки "Московской" уже одолели. - Я, товарищ командующий, вот о чем думаю... Я с ним последний год очень часто встречался, видел, что он старается сделать все возможное, чтобы подготовиться к войне. Но в то же время войну он себе представлял совершенно не так. Будто она должна вестись не с настоящим противником, а с таким... Воображаемым. Который будет делать только то и тогда, что нам. нужно. Ни Халхин-Гол, ни финская на него никак не повлияли. Отчего он и на Жукова так взъярился, когда тот Павлова раздолбал... Хотя сразу после игры Павлова немедленно снимать надо было! Ему не фронтом, ему полком только-только командовать, на расстоянии прямой видимости... Я погорел как раз за то, что пытался принимать немцев всерьез. Не зря Берия говорил, что Сталина больше всего возмутили мои слова насчет того, что "мессершмитты" лучше "ишаков"... А сейчас товарища Сталина будто подменили. Неужели понял?... - И опять Рычагов непроизвольно оглянулся, не стоит ли за спиной кто. Берестин коротко хмыкнул. Рычагов поднял на неге глаза, но ничего не спросил. Продолжал свое. - И мне приказано сейчас делать то, что я безуспешно пытался делать тогда, когда это было гораздо более возможно... - Я советую тебе, Павел Васильевич, в такие дебри не лезть. Считай, что не зря доказывал свое, кое-что и запомнилось. Товарищ Сталин слишком долго слушал Берию и Ворошилова с Буденным, а они умели говорить то, что ему хотелось слышать. Кавалеристы! - Это прозвучало, как грубое ругательство. - Теперь, похоже, он решил жить своим умом. Ну и слава богу. Но мы с тобой исполнители, вот и давай порассуждаем, что еще можно успеть, исходя из реальности. Что ты предлагаешь сделать в первую очередь? Рычагов долго молчал, жевал мундштук папиросы. Видно было, что ему не хотелось отвечать. Но все же он решился. - Я, Сергей Петрович, вот что скажу. Завоевать превосходство в воздухе мы сейчас не в силах. Немцы сильнее нас качественно. Но я с ними воевал в Испании. Грамотные летчики. Техника пилотирования хорошая и даже отличная у многих. Но умирать они не любят. - Я, кстати, тоже не люблю, - вставил Берестин. - Тут другой момент. Немец вообще, если есть явный шанс гробануться, в бой предпочитает не ввязываться. Если зажмешь - да, дерется, но как только сможет - из боя выскочит. Поэтому мы втроем с Серовым и Полыниным нападали на десять - пятнадцать немцев из "Кондора" и били их, как собак. Они чувствуют, что я на таран пойду, но не отступлю, и начинают не столько драться, как друг за друга прятаться, а если ведущего завалишь, остальные сразу врассыпную. Этим мы и держались три года. - Так какой из твоих слов вывод? - Самое главное - чтобы они нас врасплох не застали. - События будут развиваться примерно так. Одним не слишком приятным летним утром, на самом рассвете, немцы поднимут всю свою авиацию и ударят. До тем самым бериевским аэродромам, где полки стоят крыло к крылу - без маскировки, без зенитного прикрытия, а то и без патронов. Летчики - кто спит, а кто с барышнями догуливает. И через час от всей твоей авиации останется... Ну, сам придумай, что. Какой-нибудь генерал Захаров или полковник Копец на верном "ишаке" собьет штук пять "юнкерсов" или "мессеров", его потом тоже приложат, и останется генерал Рычагов при полсотне самолетов против всего люфтваффе. И что ему делать? Стреляться от невыносимого отчаяния или гнать ТБ-3 днем без прикрытия, чтобы хоть как-то помочь избиваемой пежоте? Похоже я излагаю? - Товарищ командующий! - почти со стоном выкрикнул Рычагов. - Почти то же самое я доказывал до последней минуты, даже там, на Лубянке... Или здесь самая настоящая измена, или настолько беспросветная глупость, что представить невозможно! А мне говорят: "Ты паникер и провокатор". Я боюсь об этом говорить, но мне все время кажется, что враги не мы с вами и подобные нам, а совсем другие люди. Которые притворяются коммунистами, но думают только об одном - о своих чинах, о благах, о том, чтобы, упаси бог, не ошибиться, угадывая мнение... - И у них не хватает ума даже на то, чтобы понять: успокоительные цифры, громкие слова и красивые сводки не спасут даже их самих, когда придет время, не говоря о миллионах других, - продолжил Берестин. - Ты так хотел сказать? - Да, товарищ командарм. - Как видишь, кое-что меняется. С этими "товарищами" мы очень скоро разберемся, придет час, а пока надо исправлять то, что можно исправить. Права у нас с тобой неограниченные и надо их на всю катушку использовать. Чтобы наша с тобой картинка будущего только гипотезой осталась, ты, генерал Рычагов, с завтрашнего дня облетишь и объедешь весь округ, лично подберешь два десятка подходящих для полевых аэродромов площадок, в полной тайне завезешь туда все необходимое, а в час икс перекинешь на эти аэродромы всю свою авиацию. Еще ты разведаешь на немецкой стороне все их аэродромы, составишь схемы и графики прикрытия войск округа и воздействия по тылам противника, создашь службу наблюдения и оповещения, чтоб через минуту после пересечения их самолетами границы все твои истребители были в воздухе и перехватили цель, а через двадцать минут бомбардировщики уже бомбили немецкие аэродромы И чтоб в каждой дивизии были твои представители для наведения авиации с земли, чтоб непрерывно велась воздушная разведка в интересах армий и корпусов. Вот тогда у нас, может, что и получится... А общие соображения по тактике и стратегии предстоящей войны я тебе чуть позже изложу, когда ты твердо возьмешь округ в свои руки, без оглядки на Москву, и докажешь, что стоило делать тебя в тридцать лет генералом, и доложишь мне всю картину в мелких подробностях, вплоть до того, сколько летчиков на самом деле воевать готовы, а кто только взлетать и садиться научился, и лучше их в тылу доучить, чем на убой посылать для успокоения начальства числом самолетовылетов. - Я все сделаю, товарищ командующий! Но когда вы успели все спланировать? Вы же три года... - Он осекся. - Все верно. Только я там, - Берестин показал большим пальцем себе за спину, - не только лес валил, я еще и думал каждый день и час. И за вас, летчиков, думал, и за моряков, и за пехоту. Оказалось - не зря. Говоря эти слова, Берестин не старался, опираясь на свои знания, выставить Маркова умнее и предусмотрительнее, чем он был. Командарм действительно, находясь в заключении, считал себя по-прежнему полководцем, ждал грядущей войны и, как мог, прогнозировал ее ход и свои действия, если вдруг ему довелось в ней участвовать. Так что его, Берестина, знания только наложились удачно на мысли Маркова. Невыносимо горько было думать, что совсем другая вышла бы война, если бы Красной Армией на самом деле руководили Марков, Тухачевский, Егоров, Уборевич, Блюхер, Кутяков, Каширин и еще почти тысяча таких, как они, заслуженно носивших свои ромбы и маршальские звезды, а не полуграмотные выдвиженцы, не то что не написавшие, а и не прочитавшие ни одного серьезного теоретического труда, вроде Ворошилова с Буденным. Мало, чрезвычайно мало уцелело талантливых военачальников: Жуков, Василевский, еще два-три... И все? Остальные платили за науку миллионами солдатских жизней! Остановили врага горами тел, реками крови! И до самого конца войны несли потери в два, три, пять раз больше, чем немцы. А могло бы быть... - Давай, Павел Васильевич, пока эти разговоры отставим. - Берестин усилием воли отогнал от себя сто раз передуманные мысли. - А пойдем-ка в ресторан. Горячего съедим да кофейку выпьем. Они заказали цыпленка с грибами (подавались, оказывается, и такие блюда), бутылочку сухого шампанского и мало кем спрашиваемого, но имевшегося в меню кофе. Глядя на мелькающий за окном томительный закатный пейзаж - сиреневые сумерки, багровая полоса над лесом, к которой с грохотом и выкриками гудка несся скорый поезд, одинокие будки обходчиков и скудные деревеньки с почерневшими соломенными крышами, взблескивающие озерца и речки, - они негромко беседовали, теперь уже не о войне и тюрьмах, а о вещах простых и приятных, и намеревались просидеть так по меньшей мере до полуночи. Однако судьба или политическая практика тех дней срежиссировали иначе. В проходе вдруг появился вальяжный, несмотря на колесный образ жизни, директор ресторана и хорошо поставленным голосом уважающего себя лакея попросил товарищей пассажиров рассчитаться и освободить помещение, так как сейчас состоится спецобслуживание. Почти тут же подошел официант. Рычагов полез было в карман, но Берестин его остановил. - Вы, уважаемый, нам не мешаете, - сказал он официанту. - Мы еще не поужинали. Принесите лучше еще по сто коньячку к кофе. - Не могу, - сочувственно сказал официант. Клиенты ему правились, хотя он, конечно, не мог знать, кто они такие: Берестин пришел в ресторан в гимнастерке без знаков различия, как тогда ходила тьма ответственных и полуответственных работников, а Рычагов поверх белой рубашки с галстуком надел легкую кожаную куртку, еще испанскую, и тоже выглядел то ли гэвээфовцем, то ли вообще не поймешь кем. - Прошу рассчитаться. - Пригласите директора. Директор явился. С лицом хотя и почтительным, но также и хамоватым, по причине той воли и власти, что сейчас стояла за ним. - Товарищи, попрошу. Не обостряйте. Если не догуляли, возьмите с собой. И приходите завтра. Рады будем обслужить. А сейчас попрошу. - Не свадьбу же вы тут собираетесь играть? У вас тридцать восемь мест, а нас двое. Как-нибудь поместимся. - Берестин старался говорить вежливо и даже изобразил некое заискивание. Но директор закаменел. - Попрошу, иначе могут быть серь-ез-ные неприятности. - Ну-ну! - Берестину стало интересно, и он увидел, что и Рычагов заиграл желваками. Не понравилось ему, только что вдохнувшему свободы, вновь почувствовать некий аромат произвела. - В таком случае, уважаемый, оставьте нас. Мы свои права знаем... Слова о правах прозвучали дико для директора. Он резко повернулся и исчез. - Что тут они затевают? - спросил Рычагов. - Вот сейчас и посмотрим. Действительно, буквально через минуту по вагону словно пронесся леденящий ветер. Скрипя заказными сапогами, отсвечивая руном шпал, глядя сверляще, возле столика возник старший лейтенант госбезопасности. - Хотите больших неприятностей? - резким, жестяным голосом спросил он, явно привыкший, что сам факт его появления вселяет, как минимум, трепет. - Нет, - честно ответил Берестин. - А будут. - Отчете же? - Вам приказано! - Нам ничего не приказано. И не может быть приказано, потому что здесь ресторан, а не Лубянка. Это к слову. Нас попросили. Мы не снизошли. Что дальше? Чекист, похоже, обалдел от невиданной наглости. И, возможно, даже в
в начало наверх
чем-то усомнился. Но поскольку к тонким душевным движениям не привык, то быстро взял себя в руки. - Предъявите документы! - Знаете, лейтенант, не мешайте нам. Идите, займитесь делом. - Берестин отвернулся от него и взял за ножку бокал. Очевидно, чекист попал в ситуацию, выходящую за пределы его компетенции. И убыл - за консультацией или подкреплением. - Может, не стоит, товарищ командарм? - осторожно спросил Рычагов. - Ничего, сиди и не вмешивайся. События развивались. Вновь появился давешний старлейт - в сопровождении капитана того же ведомства и еще какого-то штатского. - Вот, - торжественно сообщил старлейт, указывая на Берестина. Капитан был моложе, но строже. И либеральничать не намеревался. - Встать! Вы задержаны! - 01 Это интересно. Ваши полномочия? Капитан положил руку на кобуру. - Остальное - у меня в купе. Прошу! Под конвоем Берестин с Рычаговым вышли в коридор, через гремящую площадку перешли в соседний вагон, и капитан довольно грубо втолкнул Алексея в полуоткрытую дверь. - А теперь - документы! Алексей спокойно протянул удостоверение. И с удовольствием смотрел, как капитан его раскрывает. Челюсть у него не отвисла, но глаза округлились. - Товарищ командарм... - Всем выйти! - резко сказал Берестин. Никто ничего не понял, но и тон его, и вид капитана словно вымел остальных из купе. - Товарищ командующий... Я не знал, меня не предупредили... - Фамилия, должность? - Капитан Лавров, старший уполномоченный при протокольном отделе НКИД. - Ну и что? Что за цирк вы устроили? - В поезде едет немецкая военная делегация. По программе у них ужин. - Сколько их? - Четыре человека. - И ради этого вы позволили себе?!.. - Товарищ командующий, я не знал... Мне приказано обеспечить условия и не допустить... - Для этого надо выгнать из ресторана больше двадцати советских людей? В том числе двух генералов, четырех полковников? Да и остальные, наверное, не менее уважаемые товарищи! - Я не знал... - тупо повторил капитан. - Вы - кретин. Это даже не оскорбление, а диагноз. И должность участкового в Верхоянске - самое лучшее, на что вам следует рассчитывать. Причем с вашей точки зрения, я непростительно гуманен. Учтите это. Если у меня будет время, я о вас не забуду. Можете кормить своих немцев на общих основаниях. Или в купе им подавайте. Сам, раз такой заботливый! О нашем разговоре доложите по команде. И если вы еще не в курсе, знайте, что с завтрашнего дня ваше ведомство распускается. Кончилась лафа с бериевскими цацками, - Берестин показал на полковничьи знаки различия капитана и нашивки на рукавах. - У меня все. Он вышел в коридор, оставив окаменевшего капитана в купе. Рычагова до сих пор блокировали два сотрудника, хотя руками и не трогали. - Пошли, товарищ генерал, - благодушно сказа Берестин. - А то у нас кофе остынет. Если уже остыл - потребуем свежего за их счет... В ресторане было пусто. Только минут через двадцать пришедшие в себя нкидовцы и их кураторы привели наконец своих немцев, скромно усадили их в дальний угол вагона, не забывая время от времени пугливо озираться. 5 Белостокский выступ, образовавшийся в результате Освободительного похода 1939 года, представлял чрезвычайно удобную позицию, если бы с началом войны Красная Армия решила провести восточно-прусскую наступательную операцию по образцу августовского наступления 1914 года. Ударом на северо-запад отрезалась вся группа армий "Север" и при удачном развитии событий выход к Балтике и захват Данцига сломали бы все стратегические планы гитлеровского командования. Но на такой вариант Берестин в силу известных обстоятельств рассчитывать никак не мог. В прошлый раз этот треклятый выступ стал, пожалуй, главной причиной разгрома Западного фронта. Почти двадцать стрелковых и механизированных дивизий оказались отрезаны танковыми клиньями немцев, под Волковыском и Новогрудском схвачены тугой петлей окружения и через две недели героических и безнадежных боев - вслепую, без знания обстановки, без связи с высшим командованием, а на пятый день войны уже и без боеприпасов, горючего и продовольствия - эти двадцать дивизий, почти триста тысяч вооруженных людей, перестали существовать. В других условиях они могли бы совершить многое. ...Под крыльями Р-5 долго тянулись сплошные массивы леса, кое-где прорезанные нитками дорог. Беловежская пуща. Берестин смотрел сейчас на великолепно-дикий вид внизу не как турист (хотя и посещал эти места туристом), а как и положено командующему, рекогносцируя незнакомый театр в предвидении грядущих сражений. Весь этот огромный район - почти тридцать тысяч квадратных километров - пересекают всего три мощенные булыжником дороги, и их мощно намертво блокировать незначительными силами, все остальные оттянув для действий на флангах фронта, там, где вторая и третья танковые группы немцев нанесут главные удары. Если бы это в свое время понял Павлов... А он вытянул дивизии в нитку вдоль границы, и две армии, третья и десятая, сразу же оказались в глубоком вражеском тылу, и уже им пришлось отступать по трем узким дорогам в безнадежной попытке выскочить из захлопнувшейся мышеловки. Пешком, под непрерывными атаками с воздуха... В небо прямо по курсу воткнулись шпили двух гигантских костелов, красного и белого, форпостов католичества на границе православного мира, и самолет покатился по траве аэродрома. Здесь Маркова по протоколу встречали командарм-10 генерал-майор Голубев с чинами штаба. Город с тех пор, как его видел Берестин в семьдесят девятом, изменился мало. Не было, конечно, новых зданий, зато он увидел много старинных, не сохранившихся после войны и придававших городу особую прелесть. Белый костел, построенный совсем недавно, в тридцать восьмом, сверкал свежей штукатуркой. А центральная улица, Липовая, была совсем такая же, и на месте стоял отель "Кристалл". Алексей подумал, что его поселят в нем, лучшего в городе не было, но кортеж проскочил дальше, свернул за угол и через глубокие арки с филигранными чугунными воротами въехал во двор "Восточного Версаля" - дворца графов Браницких. Здесь помещался штаб десятой армии. Многое во дворце осталось так, как было при поспешно сбежавших хозяевах, по крайней мере, в тех помещениях, которые Берестин успел увидеть. Ему отвели две богато обставленные комнаты на втором этаже, с окнами в парк и огромным балконом. Приказав собрать на двадцать часов старших командиров и политработников армии, Алексей остался один. Вышел на балкон. Да, к концу века от всего дворцового великолепия действительно оставалась жалкая тень. Нрав был экскурсовод. Парк, запущенный, конечно, за два года, выглядел прелестно со своими прудами, искусственными водопадами и гротами, с аллеями, посыпанными желтым песком и толченым кирпичом, шпалерами деревьев и кустарников, подстриженных самым причудливым образом, с яркой, совсем еще свежей майской зеленью, первыми цветами на клумбах. Здесь бы действительно отдыхать и наслаждаться жизнью, а не воевать. Берестин вынес из комнат позолоченное кресло с выгнутой спинкой, поставил его так, чтобы склоняющееся к закату солнце не било в глаза, и раскрыл большой блокнот с именной бумагой, подбирая в уме слова, с которых начнет совещание. За кустами довольно мерзко кричали бывшие графские, а ныне рабоче-крестьянские павлины. У Алексея выработалась уже довольно стройная и эффективная техника взаимодействия с личностью Маркова. Сейчас ему надо расслабиться, почти забыть о себе самом, посмотреть вокруг чужими главами, будто впервые увидев окружающий мир, представить себя Марковым и только им, и начинать писать. Рука сама изложит все, что должен сказать командующий, и в той именно форме, что принята сейчас. А потом нужно будет снова переключиться, чтобы пройтись по готовому тексту уже только своей рукой. В нижнем беломраморном зале с мозаичным паркетом и лепными плафонами на потолке собралось больше полусотни человек. Генералы, полковники, полковые и бригадные комиссары. Опять все - бывшие уже раз покойниками. К этому Берестин привыкнуть так и не смог. Пусть он был свободен от любых предрассудков, почти усвоил теорию прямых, обратных и многослойных временных потоков, не душой понять, как давно умершие люди могут жить рядом с ним, он не сумел до сих пор. Относиться ко всему происходящему, как к прокручиваемой второй раз кинопленке, у него не получалось, допустить идентичность окружающих с погибшими сорок лет назад - тоже. Принять, что это другие люди, другая временная линия и другая история - затея теряла всякий смысл. Только великолепная психическая и психологическая упругость спасали его от шизофрении. Может, из-за этих именно душевных качеств и подошел он на роль агента-исполнителя? За краткий срок второй раз посещает прошлое, встретился с гостями из будущего, да плюс с тремя расами разумных инопланетян - и ничего... Отвлекшись от своих мистических размышлений, которые со стороны выглядели как суровая сосредоточенность полководца, Алексей взглянул на сидящих перед ним и ждущих его слов командиров иначе. Как на безусловно живых людей, которыми ему положено командовать в неотвратимой войне. То, что все здесь собравшиеся уже один раз умерли за родину, делало им честь, но не принесло славы. Многим просто не повезло или пострадали они через чужую глупость. Но многие и сами виноваты. Будто забыли они за последние четыре года все, чему учились всю предыдущую военную службу... Как может военный человек, всю жизнь прослуживший в армии, уверовать в бессмысленную до идиотизма доктрину: "Малой кровью, на чумой территории"? Сколь бы высока ни была трибуна, с которой данная истина провозглашается! Уверовать всего через двадцать лет после окончания первой и на втором году второй мировой войны, имея представление, что такое германская армия, каков немецкий солдат и немецкая техника, и зная правду о своей армии - всю правду, а не то, что так упоительно подается на парадах показных маневрах и в кинофильмах типа "Если завтра война". Можно понять, когда страшно человеку оспорить высочайше утвержденную теорию - ведь это значит пойти вслед за тысячами других в лагеря и к стенке, умереть с клеймом врага народа. Но ведь молча, для себя, в своей дивизии можно же и нужно делать то, что требует долг и здравый смысл? Или уже и этого нельзя? Неужели русский человек неисправим и только смертельная опасность, грань национальной катастрофы в состоянии пробудить в людях героизм, талант, гражданское мужество? А во всех других случаях ему проще и приятнее без рассуждений, без попытки сохранить в себе здравый смысл и совесть выполнять указания любого, кто прорвался к кормилу власти, как бы преступны или просто глупы эти указания ни были? Разберутся ли когда-нибудь историки и психологи в этой загадке первой половины века? Все это приходило Берестину в голову и раньше, и по другим поводам, но то были вполне отвлеченные мысли или пустопорожний интеллигентский треп за рюмкой или чашкой кофе, а сейчас перед ним была реальность. Вот они - подлинные статисты величайшей, может быть, в истории человечества трагедии. Виновники и жертвы небывалой расплаты миллионов людей за бессмысленную верность тирану, узурпировавшему святую идею. Почему при проклятом, сгнившем на корню самодержавии его верные слуги могли понять опасность, исходившую от самого помазанника божия, находили силы спорить с государем и верховным главнокомандующим, доказывать ему его же бездарность, грозить отставкой? Как тот же генерал Брусилов в шестнадцатом году: "В случае же, если мое мнение не будет принято во внимание, я буду вынужден считать мое пребывание на посту главнокомандующего не только бесполезным, но и вредным. Прошу меня в таком случае сменить". Такие слова говорил Брусилов дарю публично, что зафиксировано в протоколах высочайшего совещания в Ставке 28 марта 1916 года. Или здесь дело в том, что вольности дворянства предполагали известную независимость внутри этого круга, или насколько очевидной была истина, что честь в любом случае дороже и положения, и самой жизни, и только дальнейший прогресс, социальный в культурный, отмел этот феодально-помещичий пережиток? Или, наконец, все дело в том, что четыре года мировой и пять лет гражданской настолько повыбили всех наиболее честных и отважных с обеих сторон, что некому стало на практике воплощать
в начало наверх
нравственные императивы? Под влиянием таких мыслей новый командующий в начал свое выступление перед командным и политическим составом третьей и десятой армии. Представившись и вкратце сообщив о себе основные сведения - где служил и воевал, чем командовал, Берестин-Марков сразу перешел к сути. - Генерал Павлов смещен за то, что поставил округ фактически в катастрофическое положение. Любому из вас, если он достоин своего звания и положения, это должно быть очевидно при первом взгляде на карту. Независимо от того, что говорят политические деятели (все поняли, кого он имел в виду, и содрогнулись), мы с вами люди военные. Должны исходить из того, что война может начаться в любой день и час, и делать все каждый на своем месте, чтобы встретить врага во всеоружии. И материально, и морально. А к чему готовитесь вы? - Он обвел взглядом зал, остановился на средних лет плотном генерале с наголо бритой головой. Указкой, словно рапирой, нацелился ему а грудь. - Вот вы... - Командир девятого армейского корпуса генерал-майор Леденев. - Очень приятно. - Берестин знал, что девятый АК занимал стокилометровую полосу на юго-западном фасе выступа. - Немцы делают вот что... - Берестин двумя взмахами указки изобразил направление ударов с севера, от Сувалков, и с юга, от Седльце, отрезающих обе армии и смыкающихся далеко в тылу группировки, восточнее Волковыска. - Что вы станете делать, имея в виду, что у противника и так двойное превосходство в силах, а на направлениях главных ударов будет и десятикратное? Садитесь. Но каждый из присутствующих может поставить себя на место генерала Леденева. Да и на своих местах радости у вас будет мало. И пусть каждый ответит сам себе... - Алексей почувствовал, что начал говорить слишком возбужденно, и сбавил тон. - Я сейчас не собираюсь устраивать военную игру или командно-штабные учения. Времени на это нет. Я хочу, чтобы все усвоили простую мысль - если война начнется завтра, мы ее уже почти проиграли. Не нужно путаться моих слов. Нужно осознать положение дел и не теряя дня и часа начать действовать. Я смотрю, товарищ увлеченно меня конспектирует, - он повернулся к полковнику с орденом Ленина. - Назовите себя, пожалуйста. - Начальник особого отдела десятой армии полковник Лобанов. - Взгляд у полковника был неприятный. Особенно с точки зрения Маркова. - Если вы конспектируете, чтобы сообщить куда следует о вредных мыслях и пораженческих настроениях командующего, то не советую. Времена несколько изменились. Ну, честно? Лобанов молчал, только дергался мускул на щеке. - Не хотите отвечать - настаивать не буду. Но имейте в виду, не тем занимаетесь. В таком качестве вы мне не нужны. Автономия ваша кончилась, будете бороться со шпионами и диверсантами на фронте, а не выискивать их среди своих товарищей. Вместе с начальником особого отдела третьей армии и командирами погранотрядов завтра приказываю прибыть в Минск. В двадцать два ноль-ноль. Садитесь. По залу прошел легкий гул. Полковник сел - красный и потный - Для того, чтобы избежать катастрофы, - продолжил Берестин, - мы с вами должны сейчас забыть все, что до этого говорилось о грядущей войне. Война будет тяжелая и долгая. Враг сегодня сильнее нас, и именно сознание этой неприятной, но объективной истины должно мобилизовать нас на предельное напряжение воли и решимости победить. Наступать мы сейчас, конечно, не в состоянии. Поэтому красные пакеты в ваших сейфах немедленно по возвращении уничтожьте. Цель у нас теперь одна - стратегическая оборона. Но оборона не значит, что немец будет нас бить, где хочет, а мы - "стоять насмерть". Стоять насмерть нужно только тогда, когда это диктует обстановка или прямой приказ. А в любом другом случае нужно умно и грамотно наносить врагу максимальный ущерб, насколько можно сберегая собственные силы. А иначе вас раздавят, пройдут по вашим трупам и будут бить следующих. Необходимо создать мощные группировки на главных направлениях, встречать противника на самых выгодных рубежах, не путаться прорывов и обходов, отсекать подвижные части от пехоты и тылов, обходящих - обходить в свою очередь. Если немцы прервут фронт, не стараться догнать его и снова стать "нерушимой стеной" перед острием удара, вы его танки все равно не догоните, а войска растеряете и пехота вас добьет. В таких случаях надо быть готовыми мгновенно организовывать фланговые удары, перерезать коммуникации, громить тылы. Танки без горючего сами станут, и чем глубже прервутся, тем вернее погибнут... Я говорю вам сейчас почти прописные истины. Вы должны бы мне сказать сейчас: товарищ командующий, мы не лейтенанты, мы все это знаем, мы подробно разобрали на картах и макетах все операции гитлеровской армии во Франции и Польше, мы давно учли все ошибки англичан при отходе к Дюнкерку, мы наизусть знаем приемы Гудериана... Мы не сидели два года зря, готовясь к войне по речам товарища Ворошилова да романам Шпанова и Павленко. И я бы с вами согласился. Но - увы. Поэтому - приказываю... - Он начал называть номера корпусов и дивизий, указывать им новые места дислокаций, рубежи развертываний и прикрытий, диктовать наиболее неотложные мероприятия. Бегло, конспективно, но четко. Наконец, часа через полтора, он закончил. Разрешил всем курить и сам достал папиросу. Присел на край стола, показывая, что официальная часть закончена. - Соответствующие приказы вы получите в установленном порядке и в должное время, а сейчас я хотел бы, чтобы вы все уяснили нашу основную стратегическую концепцию. Немцы во все времена очень точно и детально разрабатывали свои планы и диспозиции. Значит, наша задача - с первого дня сломать все их расчеты. Они привыкли и умеют вести войну регулярную они доказывали это. И еще докажут нам не раз. Что можем предложить им мы? В существующих условиях? Армию готовую "умереть за СССР"? Мало. Ленин писал, что в современной войне побеждает тот, кто имеет "высочайшую организацию и лучшие машины". Как у вас насчет "лучших машин", товарищ генерал? - обратился Берестин к генерал-майору с танковыми эмблемами. - Командир одиннадцатого мехкорпуса генерал Гоцеридзе, - представился тот. - В составе корпуса девятьсот десять танков всех типов, из них Т-34 шестьдесят шесть штук, КВ-1 пятьдесят, КВ-2 - двадцать один. Остальные - Т-35, Т-28, ВТ-5, БТ-7 и Т-26. Нуждаются в среднем ремонте двести пятьдесят пять танков, в капитальном - сто девяносто семь... - Хорошо, товарищ Гоцеридзе. В том смысле хорошо, что владеете обстановкой. А так, конечно, хреново. Значит, я буду рассчитывать на корпус и задачи ставить соответственные, а у вас едва дивизия. Павлову до сего дня рапортовали, что у вас корпус? Так? - Не совсем, товарищ командующий. - Значит, вы молодец и докладывали правду, а Павлов врал выше уже самостоятельно? Для фронта в целом к для вас лично от этого ничего не меняется. Садитесь. У остальных, как я понимаю, не намного лучше. А война, как я вам говорил, может начаться в любой следующий день. Когда она начнется, мы можем оказаться без планов развертывания и взаимодействия, без связи, без информации об общей обстановке. И в таком случае каждый из вас должен усвоить, как раньше "Отче наш", а теперь "Краткий курс" - единственное, чем вы сможете принести пользу, потеряв связь со мной и соседями, это искать и находить способы нанести немцам максимальный ущерб. Только! Если не получите больше никаких приказов - действуйте, как Денис Давыдов. Наплевать вам на линию фронта, на количество врагов - бейте, где найдете и сможете, причем так, чтобы ваши потери были меньше вражеских. Если позволит обстановка - с боями прорывайтесь к старой границе. Сумеете - занимайте выгодные для обороны рубежи, населенные пункты, укрепрайоны и держитесь до тех пор, пока в состоянии наносить врагу ущерб больший, чем ваши потери. Завтра же начните подробную рекогносцировку, спланируйте все мыслимые варианты действий, пути подвоза и эвакуации, маневры вдоль фронта и в глубину. Возьмите на учет весь гражданский транспорт и продумайте способ его мгновенной мобилизации в нужный момент. Раздайте в войска двух - трехнедельный запас боеприпасов, горючего и продовольствия, остальное оттяните на тыловые рубежи, туда же заблаговременно эвакуируйте неисправную и ненадежную технику. Особенно танки. Из мехкорпусов необходимо выделить действующие отряды, укомплектовать их наиболее боеспособными машинами, пусть это будут полки или бригады, но полного штата и готовые выполнить любую задачу. В открытых боях - танки против танков - разрешаю использовать только Т-34 и КВ, да и то в крайних случаях, остальные танки - только из засад. Если мы все это успеем запомнить и усвоить - врасплох нас не застанут. Разумеется, все это я говорю вам именно на тот случай, если мы больше не сумеем встретиться. Но в ближайшие дни я намереваюсь лично посетить большинство соединений. Тогда поговорим с каждым и более конкретно. Вопросы есть? После товарищеского ужина Берестин остался вдвоем с членом военного совета третьей армии, дивизионным комиссаром Кирилловым, с которым сейчас прогуливался по темному, освещенному лишь полной луной парку. Комиссар, мужчина лет тридцати пяти, попавший на свою должность год назад с поста завкафедрой истории партии ИФЛИ, показался Берестину мыслящим человеком, захотелось пообщаться с ним неофициально. Однако разговор не получался, Алексей уже чувствовал раздражение. - Вы тут, за последние годы, настолько перепугались сами и запутали всех окружающих, что я и не знаю, как теперь людей перевоспитывать. И вы, политработники, к этому руку приложили. - Как раз напротив, мы воспитываем людей в духе превосходства нашей идеи. - Бросьте. С одной стороны, вы внушаете людям, что вероятный противник не только слаб, но и готов рухнуть при первом ударе, а немецкий пролетариат непременно поднимет восстание, как только Гитлер на нас нападет. А с другой - вы настолько этого же Гитлера боитесь, что готовы вообще у бойцов винтовки отобрать, только бы, боже упаси, не спровоцировать фашистов на нападение. И немцы все отлично видят и смеются над нами! Разве так к большой войне готовятся? - А вы считаете, что нужно пропагандировать силу врага? - Безусловно. Солдат должен знать прежде всего сильные стороны неприятеля. Тогда он сможет мобилизовать для борьбы все свои силы и возможности. - А партия считает, что необходимо прежде всего внушить бойцам веру в несокрушимую мощь нашей армии и неминуемое поражение любого агрессора... Берестин резко повернулся, размалывая каблуками кирпичную крошку. Схватил комиссара за ремень портупеи и с яростью почти выкрикнул ему в лицо (вот когда, наконец, не выдержали нервы!): - Вы кто: идиот или провокатор? Какая партия так считает? Вспомните работы Ленина, перечитайте материалы ЦК времен гражданской войны! Или же убирайтесь лучше из армии к чертовой матери! В партшколу для дефективных активистов! С немцами завтра воевать, двести дивизий и пять тысяч танков завтра начнут нас с вами в дерьмо растирать, а вы чему войска учите? - Товарищ командарм!.. - отшатнулся Кириллов. В голосе звучали возмущение и обида. - Что - командарм? - Берестин выпустил из руки портупею. Отступил на шаг и сел на подвернувшуюся скамейку. Закурил и затянулся, успокаиваясь. Потом даже улыбнулся. Не понравилось? Интересные вы все же люди. Когда в глаза правду сказал - возмутился комиссар. А когда не мою - ленинскую правду при вас черт знает во что превращают - это вы принимаете спокойно. Берестин увидел на лице комиссара прежде всего растерянность. Для него слова командующего выходили за пределы мыслимого. "Жаль, - подумал Алексей. - А вроде на вид ничего парень". - Закури, комиссар. И не бойся. Я же не боюсь. Большевики за свою правду и на каторгу, и в петлю шли, а ты чего испугался? Кириллов очевидно, сообразил, что от командарма не следует ждать непосредственной опасности, но продолжал гнуть свое: - В условиях капиталистического окружения любая дискуссия в партии... - Да хватит тебе... Редкий шанс теряешь - с командующим по душам поговорить. Насчет этого трепа я тоже мастер, почти кандидат философии, причем такой, что тебе и не снилось. - Как это так? - профессионально вскинулся Кириллов. - Я как раз кандидат и именно философии. - А много ли ты знаешь об экзистенциализме, бихевиоризме, неотомизме, прагматизме, о трудах Сартра, Адорно, Хайдеггера, Маркузе, Тойнби, Ростоу? О теории стадийного роста, постиндустриального общества, неоиндивидуализме и еврокоммунизме? Вижу, что мало... - Берестина опять понесло. Не потому, что он потерял над собой контроль, ему просто интересно было подбрасывать подходящим людям опережающую информацию. Кириллов показался ему подходящим. - Западней философией я мало занимался, и переводят у нас далеко не все. Языков же я не знаю... - честно признался комиссар. - Я не в упрек, а к тому, что есть многое на свете, друг Горацио... Ну а как историк партии, ты никогда не думал, что слепой догматизм опаснее любой оппозиции? - Обострение классовой борьбы требует монолитного единства. - Опять штампы. Если ты лично во всем этом так уверен - мне тебя жаль, Михаил Николаевич. А если думаешь одно, а пропагандируешь другое... - Сергей Петрович, - Кириллов вроде на что-то решился. - Неужели не страшно знать, что ты прав, и все же умереть врагом? - Значит, все же были и у тебя сомнения? Конечно, страшно. А как
в начало наверх
декабристам было? Уж тех вообще никто понять не мог, ни свои, ни чужие. Выходит, бывают моменты, когда следует решать, что тебе дороже, шкура или идея. Но я вижу, что к разговору ты не готов. Поэтому оставим. Библию читал? Не вводи во искушение малых сих... Об этом тоже подумай, как и о том, что я вот думал и делал, что считал правильным, отсидел, сколь пришлось, но сейчас - командующий, а ваш Павлов делал, что прикажут, и даже предвосхищал, а сейчас снят, и слава богу, а то мог кончить куда хуже и с собой в могилу еще с полмиллиона прихватить - Сергей Петрович, я вижу, что политическая линия поменялась, но прямых указаний ведь не было. Я не хочу в нашем теперешнем состоянии вдаваться в причины, я прошу сказать, что политсостав армии должен сейчас делать. И лучше бы в письменной форме. - Писать мне некогда. Вы внимательно меня слушали? Вот и директива. Пакт - это далекая политика. Мы - солдаты. Наша задача - защита родины. Враг рядом, он силен, умен и коварен. Ежеминутная готовность и уверенность в конечной победе. Для рядового состава - убей врага! "Сколько раз ты встретишь его, столько раз его и убей!" У нас население двести миллионов, у них - восемьдесят. Если каждый боец убьет своего противника - война кончится через неделю. Это для рядовых задача. Для командиров разъясняйте посерьезнее и поподробнее. У немцев техника, опыт, организация, но нет объединяющей цели войны. За нами традиция дедов-прадедов и российская держава, которую нужно защитить. Про пролетарский интернационализм пока советую забыть. Для вас персонально, как для философа - линия водораздела проходит сегодня непоклассовомупризнаку,апо национально-государственному. Против государства рабочих и крестьян идет войною немецкий рабочий, которому сегодня глубоко наплевать на ваш интернационализм и идеи солидарности. Учтите это и не питайте иллюзий. Про свою классовую принадлежность они вспомнят, когда мы их в плен брать начнем десятками тысяч или Одер форсируем. Не раньше. Комиссар снова протестующе взмахнул рукой. - Я здесь не могу с вами согласиться. Классовое самосознание... Берестин ощутил злость, теперь уже холодную, прозрачную, не затуманивающую голову. - Вы бы, дивизионный, не сейчас спорили. А хоть пару месяцев назад, с Павловым и Мехлисом. А то поняли, что я вас в особый отдел не отправлю и за несогласие с должности не сниму, потому и осмелели, вспомнили о чистоте идеи и теории. А мне сейчас этого не требуется. Считайте мои слова приказом и исполняйте. Спокойной ночи. Я в вас разочарован. Надеюсь, хоть в бою вы окажетесь на высоте... Как подобает профессиональному борцу за дело Ленина-Сталина... Если появится желание донос на меня написать - не советую. Читать все равно некому. 6 Только сейчас Берестин начал понимать, какой неимоверный груз он возложил на себя, приняв командование округом накануне войны. Даше опыт и знания Маркова мало помогали, потому что объем дел, которые надо было сделать сверхсрочно, проблем, требующих решения, превосходил все мыслимое им раньше. Ведь кроме стратегических разработок на него свалилась вся черновая работа. Проверить, добиться, согласовать, скоординировать, заставить, снять, назначить кого-то взамен - все это надо было самому, и на это не хватало ни дня, ни ночи. Насколько наивными теперь казались Алексею мысли о нормальном рабочем дне. Он мог бы быть возможен, но лишь в том случае, если бы все остальное было нормально, все исполнители понимали бы свои задачи и обладали необходимыми качествами для их выполнения. А здесь... Берестин видел, как глубоко укоренилась привычка к бездумному подчинению директивам. Причем неоднократно он убеждался, что приказы глупые и вредные исполняются даже охотнее и эффективнее, чем умные и жизненно необходимые. Почти постоянно он сталкивался с фактами противодействия. Начальник фронтовых складов артвооружения, которому приказано было сдать в войска все трофейные польские пулеметы с боезапасом, начинал ссылаться на черт знает какие и чьи инструкции, звонить в Москву, и даже после подтверждения правомочности приказа не прекращал своей волынки. Что он с этого имел, Алексей понять не мог. В таких случаях он приходил в ярость, снимал с должностей и лишал званий, тут же сталкиваясь с необходимостью искать замену. Не успевал он решить проблему с пулеметами, как являлся начальник штаба округа (прошлый раз по приказу Сталина расстрелянный) с протестом против распоряжения о передаче сотни танков из одной армии в другую... За неделю Берестин объехал и облетел всю полосу будущего фронта побывал в дивизионных и даже полковых штабах. Положение дел всюду оказывалось даже хуже того, что он представлял. Одно дело - прочесть в исторических трудах, что такая-то дивизия встретила войну, имея сорок процентов штатного состава, двадцать процентов техники и вооружения, и будучи растянута на сто километров по фронту и семьдесят в глубину. И совсем другое - видеть асе это в реальности, тут же на месте, принимая решение: что делать? То ли переформировывать дивизию в полк, то ли неизвестно за счет чего доукомплектовывать. А кадровые вопросы, а взаимоотношения с местными партийными властями, которые, ссылаясь на предстоящие сельхозработы, категорически были против изъятия у колхозов тракторов и грузовых машин. И еще необходимость эвакуировать семьи командиров из прифронтовой полосы - так, чтобы скрыть эвакуацию от немецких шпионов. Из пяти с лишним тысяч списочных танков набиралось новых образцов всего 960 штук, а исправных старых - около полутора тысяч. Автомашин не насчитывалось и половины потребного количества, зенитных орудий тоже не хватало почти половины. За оставшиеся дни кое-что еще успеет подойти из внутренних округов, но мало. Все равно до отчаяния мало. Укрепрайоны по новой границе были частично построены и еще в меньшей степени частично вооружены, смысл в них Берестин видел только тот, что они до последней возможности, ничего не прикрывая, просто будут приковывать к себе какое-то количество вражеских войск. Если полк в укрепрайоне на неделю-две свяжет полевую дивизию - вечная ему слава. И такая же память. В целом, сделал вывод Марков, армия к сорок первому году утратила многое из того, что она знала и умела в тридцать шестом. Но в одной из дивизий произошла у него встреча и удивившая, и растрогавшая его, вселившая даже некоторый оптимизм, нужду в котором он сейчас испытывал. Мелочь, как говорится, но приятная На строевом смотру увидел он подполковника с грубым унтер-офицерским лицом, с медалями "За отвагу" и "ХХ лет РККА", значком за Халхин-Гол. Увидел и сразу узнал. Ямщиков Александр Иванович. В двадцать восьмом году они служили в одном полку. Марков комбатом и Ямщиков комбатом. Потом Марков комполка, а Ямщиков у него - начальником штаба. Теперь Марков командарм и командующий округом, а Ямщиков - только командир полка. Если это не загадка и не тайна, то что же? Человек служит в армии с первого дня первой мировой войны, кажется, имел "Георгия", а может и двух, в Красную Армию вступил сразу же, в восемнадцатом году, считался, как помнит Марков, надежным и грамотным командиром - и до сих пор, в сорок пять лет, все еще подполковник. При том, что такие пережил времена, в которые человек или исчезал бесследно, или за год-два становился генералом высших разрядов. Или и то и другое вместе. Они поговорили немного на плацу, как старые сослуживцы, но и с чувством дистанции, которую тактично обозначил Ямщиков, и на другой же день Берестин вызвал его в Белосток. - Александр Иванович, - сказал он в своем кабинете, когда все уставные слова были произнесены. - Давай забудем, кто ты и кто я, пусть будет, как в Знаменке, в нашем старом полку. Они вышли на балкон, одинаковым жестом облокотились о перила, переглянулись. Вздохнули. - Как ты обстановку оцениваешь? - спросил Марков. - Хреново оцениваю. Воевать скоро надо, а мы не готовы, а воевать все одно надо. - Совсем не готовы? А твой полк? Мне показалось, что полк в порядке. - Мой-то в порядке. За то, может, и держат, чтоб было что показывать. А ты другие видел? - Видел. Так отчего ж так? Я за три года приотстал, так ты меня просвети - Что просвещать? Я в армии двадцать семь лет, да на полку пять, а до того - сам знаешь. И службу постиг, и ничего не боюсь, и поперек дороги никому не стою, вот у меня и порядок, а про остальное пусть комдив думает. Берестин поразился столь простой и четкой формуле душевного комфорта. - Что же ты других не научил? В своей хоть дивизии? Ямщиков усмехнулся с чувством превосходства. - Или ты вчера родился, Сергей Петрович? Чему научить? Устав, он для всех один. Его исполнять надо, и все. А если, полк получив, о том думать, как кому на мозоль не наступить, или в академию пристроиться, или на дивизию махнуть - я им не учитель. В старое время если на полк стал - так, считай, и все. Оттуда только в отставку. Я графьев-князей не беру, из них начальники дивизий выходили, точно, а из простых полковых - в мирное время никогда. Поэтому тут только настоящая служба и есть, тут ум поболе генеральского нужен, потому как генералы умными людьми командуют, а полковник - всякими, кем приведется, и офицерами, и унтерами, и кашеварами. - Мудро говоришь, я до этого в свое время не додумался. - А когда тебе было? На полку-то год сидел? Но я тебя в виду не имею, ты службу хорошо понимал, хоть и старой не хлебнул. Ты лет на десять меня моложе? - На семь. - Ну ничего, все же послужил, не то что иные-всякие... И опять же у тебя хорошо повернулось. Я, когда узнал, переживал, но раз так - ничего... Тюрьма, она, бывает, тоже в науку. - Да уж это верно. Но я тебя за другим пригласил. Дивизию как, потянешь? - А ты как думаешь? - Ну молодец. Хитрый ты мужик... - Нам без хитрости нельзя. - И я так считаю. Поэтому мы с тобой сделаем дивизию, какой еще не было. Раз войны не миновать, нужна мне хоть одна надежная дивизия на самый крайний случай. Вроде гренадерской. Из лучших частей соберем, и ты ее за месяц сколотишь так, чтоб хоть в Сухум, а хоть в Одессу... Я вот чего представляю - три мотострелковых полка, танковый из Т-34, гаубичный полк, противотанковый, мотоциклетный полк пограничников, мощный зенитный дивизион, ну и остальное по штатам... Всю пехоту посадим на машины, в каждой роте взвод автоматчиков, остальным - СВТ, двойной комплект пулеметов, в штат взводов по два снайпера - очень могут пригодиться, командиров сам подберешь вплоть по комполков, и вообще только мне лично будешь подчинен. Приказ на полковника я тебе уже подписал. Так что поздравляю. Устраивает тебя такой вариант? Ямщиков задумался. - Я что ж, человек военный, и если начальство видит тебя комдивом, спорить с ним не положено. Однако ты большую силу забрал, Сергей Петрович. Наместник как бы. Гвардию себе создаешь... Оно, может, и правильно по нынешнему времени... - Похоже, Ямщиков намекал на то, что если бы у некоторых репрессированных были лично им преданные войска, все могло и иначе повернуться. А почему бы ему так не думать? Ума он был хоть и крестьянского, неотшлифованного, но большого, идеологические стереотипы силы над ним не имели, страстной любви к вождю народов ему испытывать было не за что, да и вряд ли человек его склада способен на такие иррациональные чувства. Берестин подумал, что побуждение Маркова было правильным. Если б не встретился такой Ямщиков Маркову, то Берестину следовало бы его выдумать. - А разрешите предложить, товарищ командующий, если я новых стрелковых полков брать не буду, а свои три батальона в полки разверну? Так понадежнее будет... А танки и артиллерию действительно готовые можно. - Годится. Делай, как считаешь нужным. Сегодня и приступай. С начштаба округа решишь все вопросы. Месте дислокации вот, - Берестин показал на карте. - Через две недели жду рапорта о готовности дивизии. Смотр проведу лично. Ты вот что - каждого бойца танками обкатай. Чтобы в окопе посидели, пока танк сверху ползает, гранату вслед бросить могли, а то и на ровном месте между гусеницами пусть полежат... Очень способствует, - вспомнил он любимое присловье Новикова. - Я тебе вскоре одну новинку подброшу, а для нее смелые люди нужны... - Он уже решил, что первую партию гранатометов направит именно Ямщикову. - На этом и порешим. И давай, по старой дружбе, за встречу, за звание и все прочее... - Берестин показал на дверь в соседнюю комнату, где уже был накрыт стол на двоих. ИЗ ЗАПИСОК АНДРЕЯ НОВИКОВА
в начало наверх
И вот, значит, достиг я высшей власти, как говаривал Борис Годунов. И царствую, не в пример ему, спокойно, потому как у него зарезанный царевич за плечами имелся, а у меня только Берия, что не так трагично, его все равно казнили, по приговору, а я только в исполнение привел на двенадцать лет раньше. В остальном же хлопотно. Правда, с первых дней я снял с себя девяносто процентов сталинских забот, раздал дела по принадлежности, оставил себе только войну и надзор за внешней политикой, а гражданские дела вообще потихоньку стал свертывать. Но и того, что осталось, хватало под завязку. Много помогал авторитет отца народов и гения всех времен - все, что я предлагал, изобретал, воспринималось как должное. Вчера вот товарищ Кузнецов у меня сидел напротив, Николай Герасимович. Доложил, что сформировано десять дивизионов морской артиллерии для обслуживания укрепрайонов, и что со всем оборудованием и приборами они уже отбыли на позиции. Это он молодец, даже график опередил. Поблагодарил я его и завел разговор, ради которого и пригласил. Что немец на Балтике силен, но пресечь его нужно, потому что морские перевозки из Швеции и Финляндии для него жизненно важны. А для этого следует немецкий флот стратегически упредить. Лучше всего, числа так десятого - пятнадцатого, вывести в море все боеготовные лодки, указать им позиции в районах Данцигской бухты, Гамбурга, Бремена, Киля и приказать по получении сигнала развернуть неограниченную подводную войну. Основная цель - в первый же момент нанести шоковые удары и запереть немцев в их базах. Всем заградителям и переоборудованным торговым судам принять на борт мины и ночью накануне часа икс поставить минные поля и банки в западной части Балтики и на траверзе Готланда. Надводному флоту утром первого дня войны нанести всеми силами, включая и линкоры (которые прошлый раз так и простояли до победы в Маркизовой луже), удары по Кенигсбергу и Пиллау. Тогда есть шанс сразу же вывести немецкий и финский флот из активной борьбы на море. То есть повторить на Балтике кампанию четырнадцатого года. На Черном море то же самое изобразить в отношении Румынии. Огнем с моря и авиацией атаковать Констанцу, высадить десанты в устье Дуная. Мои указания он принял с восторгом, потому что вряд ли приятно было тридцатишестилетнему адмиралу подчиняться импотентскому приказу "Не поддаваться на провокации". Расстались мы довольные друг другом. Берестин же свирепствовал на своем Западном. Что работал он хорошо, я видел не только из его докладов, но и из других источников тоже. За две недели его командования я получил на него шесть доносов из разных источников. Маркова обвиняли: в клевете на Сталина, в подрыве политико-морального состояния, в троцкизме, в намерении спровоцировать войну и в заговоре с целью свержения советской власти. Все эти доносы я с удовольствием переслал ему с приказом принять меры. И он их принял. С блеском прошли испытания БМ-13 и БМ-26Т (на танковом шасси). Залп с сорока восьми направляющих впечатлил даже меня, не говоря о прочих товарищах. Из гранатомета же я сам пальнул разок, тряхнув якобы стариной и вспомнив свои мнимые, но широко распропагандированные заслуги в обороне Царицына. Эта штука била не хуже настоящего РПГ, даже громче, и за мной принялась стрелять вся свита, а потом весь день они трясли звенящими головами и ковыряли пальцами в заложенных ушах. Все участники разработки и исполнения были обласканы, и к первому июня первая сотня гранатометов и дивизион РС отправились в распоряжение Берестина. С Вячеславом Михайловичем мы развернули грандиозную дезинформацию на дипломатическом фронте. Широко объявили о готовящихся на начало июля больших маневрах Западного и Киевского округов по типу маневров тридцать шестого года, пригласили на них высшее руководство вермахта, причем район маневров определили аж под Бобруйском, фронтом на Могилев. Немцы, наверное, хихикая про себя, приглашение с благодарностью приняли. Тогда мы, продолжая изображать из себя идиотов, обратились с просьбой до начала маневров познакомить наших генералов с опытом боев на Западе и принять к себе на стажировку сотню-другую наших летчиков. В знак подтверждения горячей дружбы. Они и на это согласились, и завязались долгие дебаты о сроках, программах и прочем. Они-то считали, что еще более усыпляют нашу бдительность. Да еще Молотов намекнул через Шуленбурга, что не против обсудить новые предложения о разделе сфер влияния и о Ближнем Востоке. А в качестве акта доброй воли, мол, не исключен пропуск немецких войск через нашу территорию в Индию. Вот бы смех был, если б они вправду согласились! На столе у меня постоянно лежал график движения армий из Сибири, Средней Азии и Дальнего Востока. Эшелоны шли по ночам, плотно, как в войну, а днем замирали на глухих разъездах и полустанках. Но времени все равно не хватало, и я придумал еще одну хитрость, до которой тогда не дошла еще военная мысль. Для каждой дивизии и корпуса были заранее определены позиции развертывания, командиры переброшены туда самолетами и там с помощью личного состава местных частей, приступили к разметке районов дислокации, оборудованию КП, уяснению задач, рекогносцировке и прочему. Войска в эшелонах шли тоже не как придется, и по схеме: впереди всех комендантские взводы полков, батареи управления и артразведки, саперные подразделения, и лишь потом - собственно пехота. В результате сроки боеготовности сокращались, наверное, раз в пять. Я хорошо помню (по книгам, конечно), что бывало, когда в начале войны полки и дивизии сгружались из поездов в чистом поле и сразу попадали в заваруху. Пехота здесь, артиллерия за двадцать километров, а где штаб - вообще никто не знает... Надежда не пустить гитлеровцев за старую границу постепенно представлялась все более реальной. А дни мелькали. Закончился май покатился к середине июнь. Я до того ежился с натурой Сталина, что почти уже и не чувствовал, что я - это не он. Я просто был самим собой, знающим и умеющим все, что требуется. Тело Сталина настолько помолодело, что приходилось всеми силами это маскировать. Но Молотов все же сказал: "Поделись секретом, Коба, столько работаешь, а посвежел, как после двух месяцев на Рица. Отшутился как-то. Но Молотова решил окончательно от себя удалить. Работа и власть, конечно, увлекали, и посторонние мысли редко приходили в голову, но иногда до того хотелось расслабиться, учинить что-нибудь этакое... Еще - зверски надоела серая сталинская униформа. Сменить бы ее. Только на чтоб Думать надо. Объявить, что ли, себя маршалом? Тогда погоны нужно вводить, не дожидаясь сорок третьего года. Решил все же отложить до первой победы. В общем, шапка Мономаха действительно тяжела. Проблемы возникали ежедневно и ежечасно. То звонил Карбышев и докладывал, что наличными силами не успевает привести в порядок старую границу и одновременно оборудовать предполье, и приходилось искать способы двинуть вперед две армии Резервного фронта, на ходу меняя графики перевозок. Выяснилось, что не хватает средств связи, и я снова должен был лично приказывать, в каких областях и районах демонтировать гражданские телефонные и телеграфные линии. В формируемых моторизованных частях образовался острый дефицит механиков-водителей, и по всему Союзу приходилось выдергивать шоферов и трактористов, да так, чтобы и это не слишком бросалось в глаза. Кто так уж сразу заметит, что вдруг в Ярославле, Тбилиси и Ленинграде почти невозможно стало поймать свободное такси? И так далее, и тому подобное. Да к тому же все время надо напрягать память, соображая, какой еще опыт грядущего может пригодиться, и какая еще самоочевидная глупость осталась незамеченной и неисправленной. Нередко вспоминалось действительно важное, но тогда следовало ломать только-только налаженное и делать все наоборот. Вот и решай каждый раз, что предпочесть... Попутно я продолжал изучать личность своего "альтер эго", разработав систему тестов. Непросто было сообразить, каким образом ставить самому себе вопросы и получать объективные, не зависящие от позднейшего знания ответы. Однако придумал, чем и горжусь. И результат тоже получился нетривиальный. Товарищ Сталин, оказывается, отнюдь не столь гениален, проницателен и злокознен, как принято считать. То есть никакой он не грандиозный стратег, на многие годы вперед определивший методику захвата власти, неторопливо и тщательно плетущий интриги, продумывающий партию, как Алехин. Это для него слишком лестное сравнение, придающее И. В. пусть мрачное, но величие. Единственно, что Сталин действительно умел, так это создавать у ближайшего окружения иллюзию железной воли и абсолютной непогрешимости своих решений и поступков. И - "чувств никаких не изведав" - ликвидировать тех, на кого гипноз и обаяние его личности не действовал или действовал не в должной мере. Сам по себе товарищ Сталин был человеком довольно средних умственных способностей, вдобавок почти напрочь лишенным альтернативного мышления и умения предвидеть более-менее отдаленные последствия своих действий. Продолжая шахматные сравнения, скажу, что он видел игру максимум на два-три хода. Отсюда и все его шараханья в теории и практике. К примеру: возникли осложнения с хлебом - отнять его у крестьянина силой. Не хочет, сопротивляется - послать войска, начать сплошную коллективизацию. Увидел, что перегнул - тут же статейку "Головокружение от успехов". Ну и так далее. Снизилась трудовая дисциплина на заводах - нате вам закон об уголовной ответственности за опоздания и прогулы. За Кирова кто-то там на съезде голосует - чего разбираться, Кирова убрать, делегатов перестрелять. Заметил, что Тухачевский задумываться сверх меры начал, там где надо только в ладоши хлопать, - к стенке Тухачевского и еще полармии за компанию... Всегда, в любой ситуации, принимается решение самое примитивное, самое лобовое, без малейшего представления о последствиях, даже для себя лично, как перед войной... Главное ведь в том, что приход к власти именно такого человека в таком качестве оказался практически неизбежен - после всего, что уже было наворочено. Похоже, только Ленив понял это, в трагическом бессилье своей болезни пытаясь повлиять на ход событий, но "завещание" его не сработало. А вообще не хочу больше об этом писать. Сердце ныть начинает от бессильной злости и стыда за великий народ и великую державу. Добро бы хоть покорились тирану, стиснув кулаки и зубы, с мечтой об освобождении, как в иные-прочие времена, так ведь нет же - обожали, преклонялись, добровольно признали живым богом и "Лениным сегодня". Похоронную Ходынку сами себе устроили... И не нашлось ни Штауфенберга своего, ни Гриневицкого! Разве что Рютин, напрасный герой, преданный своими же товарищами... Ох и тошно обо всем этом думать, даже сейчас, когда вроде бы делаю невозможное. Только наяву ли? Но хватит, не время душу травить. 11 июня я собрал у себя расширенное совещание генштаба, наркомата обороны и командующих округами. На нем утвердили состав ставки верховного главнокомандования. Окончательно согласовали план первого этапа войны. Ближайшая задача - измотать врага маневренной обороной и остановить на линии Лиепая - Шяуляй - Вильнюс - линия старой границы - Кишинев - Измаил. Последующая - позиционная оборона в течение двух-трех месяцев с возможными прорывами противника на главных операционных направлениях. В любом случае - удержание сплошного фронта западнее Днепра. Цель кампании сорок первого года - подготовка зимнего контрнаступления. Выходило довольно убедительно. И, казалось, можно в будущее смотреть спокойно, делать свое дело без нервов и лишней суеты. Однако, были еще и сны. По заведенному Иосифом Виссарионовичем порядку вначале я приезжал на ближнюю дачу в час, бывало и в два, пил ночной кефир, хотя хотелось кофе (но тело чужое - и запросы чужие), и быстро засыпал, чтобы встать в десять-одиннадцать. Затем постепенно мы пришли с ним к историческому компромиссу: дела я стал заканчивать не позднее двадцати трех. Сменил постоянного, еще с тридцать первого года, шофера и за городом сам садился за руль - час-полтора носился, как черный призрак, на длинном "паккарде" по пустым дорогам и просекам. Освещенный прибывал на дачу, сам себе заваривал кофе, гулял по саду, среди кустов и деревьев, освещенных луной, где мучительно пахло ночной фиалкой... Но потом начались сны. Они возникли неожиданно на третьей, примерно, неделе моего перевоплощения. Яркие, цветные, без обычной в снах неопределенности и недоговоренности. И довольно целенаправленные, как я понял. Значит, так. Я, ощущающий себя именно Сталиным, а не Новиковым, оказываюсь в неизвестном городе. Похожем на старый Тифлис конца прошлого века. И хожу, хожу по узким улицам, вьющимся по склону горы, захожу в тесные дворики, в полуразрушенные дома, ищу людей, которые должны объяснить, зачем я здесь. Вместе с тем, что я Сталин, я одновременно и кто-то другой, помнящий то, что Сталин помнить не может, например - пронзительно синий и морозный день его смерти, и пасмурно-туманный день похорон, серые полубезумные толпы на улицах, военные патрули, бронетранспортеры, рыдания и крики раздавливаемых о броню и стены людей.
в начало наверх
Но самое главное, что в этом городе я встречаю Гитлера. Встречаю и не ощущаю в нем злодея, напротив, это глубоко утомленный жизнью человек, который мечтает только о покое, и мы едем с ним на рыбалку на озеро, похожее и на Рицу, и на Селигер. Там за ухой и рюмкой "Московской" он открывает мне душу. "Андрей, - говорит он, - я про тебя все знаю. А ты про меня? Ты думаешь, мне легко быть Гитлером? Это ведь теперь и не фамилия, а некая формула. Гитлер! Никому не интересно, что я был человеком, о чем-то думал, что-то любил, а что-то нет. Гитлер, и все. А я такой же Гитлер, как ты - Сталин. Я, может, ничего не хотел в жизни, кроме как бродить по Гарцу с этюдником, писать акварели, выставляться, заслужить имя... Но меня призвала судьба. А тебя разве нет? И вот мы, величайшие люди в истории, стали величайшими врагами. А нужно ли это нам и нашим народам? Представь себе, что два последних века именно Германия и Россия были наиболее близки и могли бы определять судьбы Европы и мира. Не случайно у нас был Марке, а его идеи воплотил в жизнь ваш Ленин. А теперь ты и я! Мы взысканы судьбой. И если мы с тобой объединимся и объединенной силой сокрушим мировую плутократию? Они же враги одинаково и тебе и мне! И во всем мире останется только Германия и Россия, неужели мы не договоримся с тобой и не разделим мир по справедливости? Ведь когда ты победишь меня, тебе будет очень и очень плохо. С тобой мы поймем друг друга, а Черчилль и Трумэн тебя никогда не поймут. А мировой сионизм? Что ты сможешь без меня? Одного тебя просто раздавят..." Я просыпался и глядел в синеющее окно, пытаясь поймать грань между сном и явью, и когда наконец понимал, кто я и на каком я свете, начинал думать. Не о том, что слышал во сне, а откуда это взялось. Не из моего же подсознания, потому что я, Новиков, так думать не могу. Значит из него, из Сталина? Он что, всерьез обдумывал такой поворот? Может, поэтому и в войну не верил, и не готовился к ней? Ждал, когда Гитлер на самом деле придет к нему с предложением союза? Начало-то ведь и на самом деле было положено. Договор о дружбе, пунктуальнейшие поставки сырья и хлеба, предательство западных коммунистов и социал-демократов. Отчего не допустить, что он верил, будто Гитлер и вправду его "альтер это", и судьба страны - в союзе с Германией? Ведь и вправду, от союзов с Англией и Францией Россия только и неизменно проигрывала. Все нами пользовались, обманывали, наживались на нашей крови... А если б в первую мировую Россия с Германией - против Антанты? Бьоркский договор в действии. Что бы получилось тогда, как изменился бы мир? Скажет кто-то: союз с Гитлером аморален! Так он и аморален только потому, что гитлеровцы столько натворили именно у нас. А наоборот посмотреть? Союзнички наши, американцы, англичане, французы разлюбезные, прочие объединенные нации? Такие уж они гуманисты? Китай, Алжир, Корея, Вьетнам, Ближний Восток, Камбоджа, Африка, Куба, Чили, Никарагуа, Сальвадор... Что, меньше убитых, меньше садизма, меньше подлости и предательств? И атомные бомбежки, и атомный шантаж, и гонка вооружений, и все, и все прочее... В то же время я чувствовал, что и это - не мои мысли, хоть и выглядят моими, не мои чувства. Для меня - в чистом виде Новикова - союз с Гитлером все равно невозможен, потому что фашизм - всегда фашизм, а перечисленные грехи западных демократий - отклонения, большинство народов и даже правительств тех стран их так или иначе осуждали. Грехи и даже преступления демократических стран я простить могу, а самый великолепный гитлеровский и сталинский порядок - никогда! Как-никак, на Западе я прожил почти три года и свободен от пропагандистских стереотипов. А сны с теми или иными вариациями повторялись, и суть в них была одна. Пока я наконец не догадался, что, наверное, начали меня корректировать мои хозяева-пришельцы, что не устраивает их наша с Алексеем политика, что не такого от меня ждали поворота. А когда тебе слишком грубо навязывают чужую волю, даже и с тем, с чем раньше был согласен, начинаешь не соглашаться. И я решил - нет, ребята! По-вашему не будет. Пока я здесь и жив - не будет? И все равно сделаю так, что даже когда вы меня убьете или выдернете из сталинского тела - не допущу. Еще не знаю, как, но не допущу. Это же страшно представить, что они вдвоем сделают с миром... Но сны по-прежнему снялись еженощно, и еще более яркие и убедительные, и все против моей дневной политики. Выходит, значит, что не могут они теперь на меня впрямую влиять? Выпустили джина, а справиться не могут. Ну, а уж из-за угла им со мной не сладить! Какая там у них личная история, не знаю, но человеческую они не понимают. Что-то есть в нас запредельное, алогичное, но выводящее на такие рубежи, с которых и захочешь, а не собьешь! На всякий случай я прекратил выезды на дачу. Перестала она мне правиться. Или именно глушь лесная виновата, где глазу некуда глянуть, кроме как на заборы высокие, или прицел у них туда наведен? В Кремле действительно стало легче. Я спускался в глухую полночь с малого крыльца, проходил через Ивановскую площадь, по наклонным аллеям спускался к Тайницкому саду и медленно прогуливался по его аллеям, глядя через зубцы стен на мигающее тусклыми огнями Зарядье. А в уме набрасывал политическое завещание. Такое, чтоб вернуться к идеям свободы, чтоб никто больше не смог повторить сталинский вариант. Потом я изложил "Завещание" на бумаге для одновременного опубликования его во всех газетах, по радио, на съезде партии и сессии Верховного Совета, через персонально верных мне людей. ...После заседания Ставки я с Берестиным стоял у парапета Кремлевской стены и говорил с ним так, будто не надеялся больше встретиться. - Старик, - отвечал мне Алексей. - Наверняка мы с тобой слишком хороши для этого мира. Ты бы знал, товарищ Сталин, какая огромная инерция. Я считал себя резким парнем, но, ей-богу, мне муторно жить. У меня уже не хватает воли. Я читал книги, но раньше не верил! Мне казалось, что можно убедить и увлечь любого, если все правильно рассказать Но я увидел, что нет. Что люди, которым положено быть умными и честными по положению, являются или идиотами, или саботажниками. Им лучше сталинская пуля и папка, чем моя свобода, демократия и ответственность. Я вызываю к себе первого секретаря обкома и говорю, что нужно делать. А он мне начинает плести санкционированные тобой благоглупости, Насчет грядущего урожая, задач пятилетки и прочее... Я говорю: какая тебе пятилетка, через неделю немцы твой хлеб жрать будут, а он: товарищ Сталин не допустит. Я их не то что смещать, я их завтра пересажаю всех на окружную гауптвахту! - Ну и давай, - говорю я ему. - Трудно, - отвечает Алексей. - Они все же наши люди. Смотрю я на него и знаю, что в тот раз он геройски погиб, отстреливаясь от танковой дивизии СС из именного ТТ... А другой, знаю, Власову пойдет служить. И что с ним сейчас делать? Повесить в гараже или оставить, как есть, только отправить в глубокий тыл и, лишив возможности предать, позволить стать героем труда? - Да, - говорю, - достали они тебя. А мне, думаешь, легче? Как только сталинский террор закончился, все такие смелые стали, только и норовят спасти сталинизм от товарища Сталина. Да еще и пришельцы. Вкратце описал ему историю со снами. И свои планы. - Все верно, - говорит. - Если что - отдай власть мне. Или Жукову. Только не политикам. И я, и ты знаем им цену. Я не выношу американцев, но их политическая система двести лет спасает от диктатуры... - А сам диктаторских полномочий просишь. - Только на военное время. А потом пусть по-твоему. - Если ты захочешь власть сдать... Кстати, не думал, как потом жить будем? Если домой вернемся? После такой власти - и опять никто! Приятно будет доживать пикейным жилетом? Он засмеялся. - Ничего. Как-нибудь. За себя я спокоен. Опять картины писать буду. А ты фантастический роман соорудишь - в американском вкусе. "Человек, который был Сталиным..." Посмеялись. Он достал из кармана бриджей серебряную фляжку граммов на триста, протянул мне. - Попробуй, из графских подвалов. Бочковой коньяк. - Ты не много пить стало - спросил я. - Нет, отнюдь. Даже наркомовскую норму не выбираю. Но стрессы снимаю. Черчилль вон всю жизнь в пять раз больше пил - и алкашом не стал. Так что за меня не бойся... Помнишь, что товарищ Сталин по этому поводу писал? В "Книге о вкусной и здоровой пище", издания 1951 года? - Помню. - Андрей, - сказал он, отдышавшись и закурив. - У меня с Жуковым серьезные разногласия. Я предлагаю в первый день войны ввести в промежуток между группами армий "Юг" и "Центр" корпус кавалерии и танковую дивизию в глубокий рейд по их тылам. Рубить коммуникации, сеять панику и так далее. - А он? - А он возражает. Говорит, что эти силы можно и на фронте использовать. Что они не смогут выйти из рейда и погибнут. - Так он прав. - Это как раз вопрос. Представь - десять тысяч кавалерии и полтысячи танков в глубоких немецких тылах! Во вторых эшелонах групп армий. Там ведь почти не останется подвижных соединений. Две-три недели они смогут гулять там, как хотят. И даже, если не вырвутся, наворочают такого, что на фронте и две армии не свершат! Я спланировал для них прорыв до Варшавы. По-ковпаковски. По лесам, втихаря, ночами. Придадим им поляков из пленных, коммунистов... Ковпак сходил до Сана и Вислы, стал дважды героем. А чем регулярная кавалерия и танки хуже крестьян? Доватора можно на это дело назначить, или Белова. И тут мне вдруг разговор наш показался сценой из любительского спектакля. Вот бы отключиться от всего, сбрить усы и пойти с Алексеем в знакомый кабачок в подвале на Пушкинской. Мне будет хорошо. Но без усов меня не поймут. Я попался, я в тисках формы, как живой бог, как очередное воплощение Будды... - Слушай, командарм, - сказал я Алексею, - давай я не буду сегодня больше Сталиным. Я устал. Хоть сегодня, в последний раз. 7 А июнь все быстрее скатывался к своему самому длинному дню и самой короткой ночи. Но для Берестина уже исчезло это разделение суток на день и ночь, остался один бесконечный рабочий день, прерываемый случайным, как и где придется, отдыхом. Приходилось самому все контролировать, и тащить за шиворот, и бить мордой об стол, и срывать в приступе священной, какой-то петровской ярости кое с кого петлицы, совершая обратный процесс - из генералов в комбаты, потому что разучились многие работать самостоятельно и творчески, а многие изначально не умели, воспитанные в роковое последнее десятилетие, а иные и не хотели - рискуя, но ожидая, что может и обратно все повернуться. Но дело тем не менее шло, и все чаще Берестин думал, что, пожалуй, он успел, и теперь далее без него - обратного хода нет, война пойдет по-другому. На легких Р-5 или У-2 командарм носился по всей гигантской площади округа. ...По узкой, но хорошо укатанной и посыпанной щебнем дороге его провели через линию отсечных позиций второй полосы обороны. Здесь должны были сойтись острия танковых клиньев второй и третьей танковых групп немцев и, соединившись, рвануть на оперативный простор, по кратчайшему направлению к Москве. То, что Берестин видел, его устраивало. Шесть линий хорошо оборудованных окопов, орудийные дворики и танковые аппарели, соединенные ходами сообщения, обеспечивали надежный и скрытый маневр силами и огнем, промежутки между позициями хорошо фланкированы, лес на сотни метров в глубину подготовлен к сооружению завалов на танкодоступных направлениях, размечены сектора обстрела и составлены огневые карточки и таблицы на каждое орудие. Прорыв такой обороны даже у хорошо подготовленного врага займет не одни сутки. Берестин со свитой, своей и из местных командиров, миновал окопы боевого охранения. Лес кончился, открылась пологая, чуть всхолмленная равнина, покрытая редким кустарником, пересеченная несколькими ручьями и поблескивающими в зарослях осоки не то озерцами, не то болотцами. На западе, примерно в километре, поднималась гряда холмов. По карте Берестин знал, что и как здесь размещается, но на местности видел впервые. До холмов они домчались в минуты. - Справа и слева минные поля, - сообщил саперный подполковник. - Три линии через сто метров, и все пристреляны. От площадки у подножия холма, перед которой машины стали, вела вверх
в начало наверх
бетонная лестница, заканчивающаяся массивной железной дверью. У двери стоял часовой. Потом они шли длинными бетонными коридорами, тоже с железными дверьми по сторонам, и вышли в конце концов в тускло освещенный пасмурным дневным светом капонир. В центре на вращающейся металлической платформе грузно прижималась к смазанным тавотом рельсам длинноствольная пушка солидного калибра. Старший лейтенант в рабочем флотском кителе, увидев сияющую нашивками и петлицами процессию, отчаянно выкрикнул "Смирно!" и кинулся рапортовать. - Орудие, конечно, не новое, - извиняющимся тоном сказал оказавшийся тут же морской полковник - командир боевого участка, - но мощное. Восьмидюймовка системы Канэ, дальнобойность сто кабельтовых, то есть почти девятнадцать километров, вес снаряда четыре пуда... Берестин выглянул в длинную амбразуру, вдоль которой на полозьях могла двигаться полуметровой толщины стальная заслонка. Вид отсюда открывался великолепный. Распахнутая на десяток километров равнина, с дорогами, рощами, реками и озерами, крышами деревень и бывших панских фольварков. В километре перед УРом тянулся глубокий, разветвленный овраг. Чуть правее виднелась линия железной дороги на Барановичи - Брест - Варшаву. По ней можно было подбросить для усиления обороны железнодорожные транспортеры со ставосьмидесятимиллиметровыми морскими орудиями. Берестин, как и Марков, не представлял пока, как бы он повел себя на месте немецкого генерала, внезапно упершегося в такую позицию. Расчет-то у немцев на то, что эти УРы давно демонтированы и даже взорваны. Так ведь оно и было в той действительности. Еще одна загадка сталинской стратегии... А теперь вражеским танкам придется наступать десять километров по открытой местности, под огнем тяжелой артиллерии. Невозможно вообразить, о чем думали наши полководцы. Ну ладно, признали линию ненужной, оставили, разоружили, бросили, пусть зарастает травой и кустарником. Но ведь завозили по две-три машины тротила под бронемассив и взрывали! Да и то некоторые доты только трещины давали. Что, взрывчатку некуда было девать? Рабочей силы выше головы? Новую линию строить не успевали, а чтобы ломать старую - и время, и люди были в избытке... Взять бы кое-кого за усы, наметать на кулак, да поспрашивать с пристрастием. Берестин сплюнул. Этот центральный узел обороны потянулся по фронту на двести с лишним километров, прикрывая минское, а значит, и московское направление, и взять ее в разумные для немцев сроки им не удастся. Можно только обойти. Конечно, командиры боевых участков и войск полевого заполнения доложили Берестину о множестве недоделок и прочих трудностях объективного и субъективного планов, но теперь трагедии в этом Берестин не видел. Ничего подобного не имел ни один генерал прошлого сорок первого года. А ведь там, где войска заняли укрепрайоны вовремя - по Днестру на Южном фронте, - немцы с румынами за полтора месяца выбить их так и не смогли, и УРовские батальоны оставили свои позиции по приказу, когда фронт прогнулся аж до Николаева. Берестин не стал осматривать другие доты, он увидел главное для себя и вновь погнал свой кортеж к аэродрому. Недалеко от Смоленска он посетил лагерь пленных поляков. Почти пятнадцать тысяч солдат и офицеров старого Войска польского жили в довольно приличных условиях - намного лучше тех, которые довелось узнать Маркову. Берестин лично обошел бараки, выслушал претензии и пожелания, ответил на вопросы, и честные, и "провокационные", еще раз подивился, как мало изменился польский характер по сравнению с семьдесят девятым годом, а потом собрал в столовой человек полтораста из наиболее авторитетных. Им и сказал, что хотел. Даже здесь, среди самой образованной и культурной части пленных, ему пришлось не очень просто. - Пан командарм, - поднялся из первых рядов худощавый симпатичный капитан. - Пусть я лично готов воевать и за черта и за дьявола, лишь бы против немца, но так то я. А другие спросят - не хотят ли русские руками поляков побить немца, а потом, когда не останется ни немцев, ни поляков, снова забрать Варшаву себе? Как уже забрали Белосток? - Пан капитан не читал Ленина? - Нет, прошу пана, у меня были другие интересы. - Если пан поверит мне на слово, я скажу, что Ленин и партия большевиков неизменно выступали за независимость Польши. Что и было подтверждено в восемнадцатом году... Алексей кивнул адъютанту, тот исчез и вскоре вернулся с целой стопой коробок папирос и сигарет. - Панове, курите и чувствуйте себя свободно. Не скрою, у меня масса дел, и я нашел бы лучшее применение своему времени, чем беседа с вами, не в обиду будь сказано, но я давно и серьезно интересуюсь польским вопросом и сейчас имею наверняка последний случай спокойно поговорить с настоящими поляками. Конечно, считаю своим долгом предупредить, что после нашей беседы ни один из вас в ближайшие две недели не увидит никого из своих товарищей, кроме сидящих здесь... По залу прошел гул. - Спокойнее, панове. Вы военные люди, а я уже сказал вам столько, что не могу рисковать. Те из вас, кто согласится на мои предложения, получат соответствующие возможности, прочие будут изолированы вплоть до эвакуации лагеря в глубь страны, потому что на территории, которая на днях станет театром военных действий, мы вас, конечно, не оставим. Вскочил толстый полковник. - А не будет так, что вы нас просто ликвидируете? Берестин пожал плечами. - Зачем, пан полковник? Мы вас врагами не считаем. А за некоторые... исторические недоразумения... ни вы, ни я личной ответственности не несем. К тому же я ведь немедленно обещаю дать любому из вас в руки оружие. - Ваш СССР способен выставить на фронт десятимиллионную армию. А нас две-три дивизии. Зачем мы вам? - Мы - братья по крови, хоть судьба и история долго нас разводили. Под Грюнвальдом мы сражались вместе, к вам на помощь пришли русские полки. Какую личную выгоду имели те, кто там погиб? Вот и я, с одной стороны, хочу, чтобы каждый, кто способен и желает воевать против общего врага, делал это. Раз! Пример нескольких тысяч воюющих поляков поднимет на борьбу еще десятки тысяч - это два. А десятки тысяч бойцов в тылу врага - уже серьезная для нас помощь. Польская армия, сражающаяся в одном строю с нашей - серьезный аргумент за изменение послевоенных границ в пользу той же Польши. Три. - А какие это будут границы? - выкрикнул кто-то. - Ну, я не Лига наций. Не скажу точно. Но думаю, что все исконно польское будет польским. Что вашими не будут ни Смоленск, ни Киев - могу ручаться... В зале сдержанно засмеялись. Очевидно, идеи Пилсудского разделяли далеко не все. В общем, Берестин беседовал здесь три часа, и результаты его удовлетворили. В западной части округа Берестин с удовлетворением отметил, что намеченные меры маскировки и дезинформации уже действуют. С десятого июня были запрещены всякие самостоятельные передвижения военнослужащих, чтобы исключить возможность действия абверовской агентуры. Теперь каждый боец и командир, обнаруженный за пределами части, подлежал задержанию и строгой проверке, если только не имел специального, ежедневно заменяемого пропуска. И за первые дни действия этой меры было задержано не меньше сотни агентов в нашей военной форме. Введена была строжайшая охрана линий связи, вокзалов, автодорог и мостов, постоянная радиопеленгация, и агенты не отловленные сразу, глубоко легли на дно, неведомо чего ожидая. В то же время пограничники, чекисты и прибывшие в округ выпускники военных училищ имитировали бурную деятельность в давно покинутых военных городках, болтали лишнее в местах скопления людей, гоняли по привычным маршрутам машины, оборудовали для немецких воздушных разведчиков ложные аэродромы. Рычагов, встретивший Берестина в приемной штаба округа, доложил, что за те дни, в которые командующий отсутствовал, авиация перехватила над нашей территорией тридцать два немецких разведчика. Два сбиты, восемь посажены у нас, остальные отогнаны. В Москву поступило пять серьезных нот. - Про ноты знаю. Наплевать и забыть. Но работать надо аккуратней. Не всех отгонять. Там, где у нас ложные позиции - пусть летают. Прочих деликатно сажать. И скажи особистам - пусть они организуют от двух-трех экипажей просьбы о предоставлении политического убежища, они наверное, еще не разучились? Пусть признаются, что готовится нападение на СССР. Посмотрим, как Берлин отреагирует. Рычагов доложил о готовности аэродромов перехвата и о развертывании придуманных им зенитных батарей-ловушек. Все шло по плану. - Запомни, Рычагов, - высказал Берестин наболевшую мысль. - Если со мной что случится, главное - массированное использование авиации. В первое время ты неизбежно окажешься слабее, и упаси тебя бог пытаться успеть везде. У тебя будут требовать прикрытия и поддержки все, но ты не поддавайся. Не позволяй раздергивать авиацию по эскадрильям и звеньям. Пусть где-то останутся дырки, но меньше, чем полками, самолеты не выпускай. Полк не разобьют, а поштучно запросто расколошматят. Он-то помнил, как оно было в тот вариант - хоть парой, хоть одним самолетом, но прикрой переправу, хоть звено, да подними на штурмовку... Даже из Москвы такие приказы поступали. И опять все дело сводилось к тому, что несчетному легиону "ответственных людей" всегда проще и понятнее казалось и кажется имитировать деятельность, не считаясь с ценой и кровью - исполнять любые указания и намеки сверху. Что корпус спалить без пользы к юбилейной дате, что кукурузу в Вологде сажать, что личных коров резать для приближения коммунизма - для этого ряда "партийных" деятелей все едино. - Товарищ командующий, - вдруг напрягся и встал Рычагов, - разрешите доложить: своей властью арестовал ряд ответственных работников НКВД за саботаж и пособничество врагу. - Ну-ка? - заинтересовался Берестин. - Такие-то и такие-то вопреки моему прямому приказу отказались выполнить распоряжение об изменении планов строительства аэродромов. Задерживали отправку техники и рабочей силы, ссылаясь на неотмененный для них приказ наркома... То есть Берии... Некоторые сотрудники того же ведомства вызывали к себе моих командиров, в особенности зенитчиков, угрожали им и требовали невыполнения моих приказов и даже ваших... Под большим секретом и под роспись сообщали, что мы с вами - пробравшиеся в войска враги, злоупотребившие доверием товарища Сталина. - Интересно, - развеселился Берестин. - Прежде всего, они там плохие стилисты. Как могут враги - злоупотребить? Это их естественная обязанность - вредить. Я бы с удовольствием с этими ортодоксами побеседовал. Но недосуг. Ты уж сам разберись. Дураков - вышли за пределы округа, врагов - сам знаешь. В общем, по закону. - Товарищ командующий, среди них - начальник особого отдела ВВС округа. - Ну и чтоб - не понял пафоса Алексей. - Это он доносил на меня Берии еще раньше. И не успокоился до сих пор. - Тем более... - Я бы не хотел, чтобы это выглядело, как месть. - Оставь эти слюни! - рявкнул Берестин. - Война на носу! Считаешь нужным - суди и расстреляй. Или перевоспитывай. Твое дело. А у меня сейчас другие заботы. ...Счетчик отщелкал свое. Та часть отечественной истории, которая на десятилетия получила неконкретнее, но пронзительно ясное и грустное наименование "до войны", - эта часть завершилась. Рычагов в последний раз пролетел вдоль западной границы девятнадцатого июня. На "Чайке" - своем любимом истребителе, очень удобном для разведки. Приличная скорость, отличный обзор. Приграничные районы на польской стороне были забиты войсками. В деревнях, на хуторах, в рощах стояли плохо замаскированные и совсем не замаскированные танки, бронетранспортеры, орудия. По дорогам непрерывно метались мотоциклисты - во всех направлениях. Пылили легковые машины, скорее всего - штабные. Полякам в этих местах ездить не на чем. Где-то в глубине огромного пространства, у самой Атлантики, зарождалось грозное движение, прокатывалось по всей Европе и притормаживало здесь, у нашей границы, упираясь в нее, как в плотину. И все это, волнующееся, подспудно бурлящее, булькающее и хлюпающее, как грязевой вулкан, поднимается все выше и выше, вот-вот перехлестнет через край. Ощущение близости войны было у Рычагова почти физическим. И вдруг, излагаясь на все это, с отвратительной четкостью возникло ощущение, несмотря на яркое солнце и бьющий в лицо ветер, что он не здесь, не в
в начало наверх
кабине истребителя, а в мрачной, провонявшей парашей и карболкой камере, и все окружающее ему только грезится, как после особо пристрастных допросов мерещилось небо Испании. Рычагов свалил "Чайку" в пике, крутанул несколько нисходящих бочек, то влипая в чашку сиденья, то повисая на ремнях, снова горкой набрал высоту, и немного отпустило, пусть и не до конца... Вернувшись в Минск, остальные двое суток Рычагов уже практически не спал. Доложив обстановку Маркову, он уехал в свой штаб и полдня работал над последним предвоенным приказом, без всякой дипломатии ставя задачи полкам и дивизиям. Вновь приехал в штаб округа и, глядя как Марков черкает толстым красным карандашом черновик, пишет на полях поправки и дополнения, Рычагов впервые - раньше недосуг было - попытался понять: а что же такое командарм Марков? Он видел всяких общевойсковых командиров, и они часто ставили ему задачи, а он их исполнял, но всегда это были задачи общего, оперативного характера, выражающие конкретные потребности войск, без учета специфики и возможностей авиации как самостоятельного рода войск: бомбардировать, прикрыть, уничтожить. А как, чем, почему - несущественно. Марков же писал такое, что даже ему, начальнику ВВС, было в новинку, и только сделав усилие, он проникал в глубину и целесообразность мысли командующего. К примеру: "Бомбардировщикам нанести массированные удары по аэродромам противника, имея следующее построение: группа разведки объектов действия, эшелон обеспечения, эшелон бомбардировки, группа контроля, группа прикрытия отхода от цели. Эшелон обеспечения состоит из группы наведения и целеуказания, группы подавления ПВО, группа прикрытия отхода задерживается над целью и не допускает взлета уцелевших самолетов противника. Всем командирам полков и эскадрилий в обязательном порядке иметь графики подхода по времени и высоте, такие же отхода, схемы маневрирования над целью"... Рычагов служил в авиации десять лет, но о таком и не думал. Нормальным считалось, когда самолеты грамотно выходили на цель и вываливали бомбовой груз, а там как бог на душу положит... Он попытался представить в натуре то, о чем писал Марков. Удивительно красиво и рационально. Общие потери удастся свести к небывало низким цифрам. Но он-то, Рычагов, понял это только сейчас, а смог бы он сам, без чужой помощи, это придумать? И честно ответил: повоевал бы с год да выжил - смог бы. Но Марков вообще никогда не воевал в авиации! Рычагов испытал нечто вроде мистического восхищения. Как обычный человек, наблюдающий игру шахматного гения на тридцати досках вслепую. Но Рычагов понимал и то, что указания Маркова, увы, пока не исполнимы в полном объеме. Не тот уровень подготовки летчиков, не та слетанность. Тем не менее пробовать надо. Не выйдет сразу - выйдет по частям, но потери все равно будут меньше. И последние сутки Рычагов потратил на то, чтобы хоть в первом приближении осуществить идеи командующего. С вечера субботы все самолеты округа были на исходных позициях. Подвешены бомбы и "РС", заряжены пушки и пулеметы, готовы к работе заправщики и машины-пускачи, экипажи сидят под крыльями. Всем пилотам выдан американский тонизирующий шоколад, полковые врачи имеют запасы фенамина и схемы его использования для поддержания сил летчиков. Те, кто сегодня выживет, смогут сделать по пять-шесть вылетов, а значит, наши ВВС, на день 22 июня несколько превосходящие силы люфтваффе количественно, но уступающие им качественно, за счет невозможного для немцев боевого напряжения получат как бы тройное превосходство. Если же обратиться к идее стратегической внезапности, на которую и делают ставку гитлеровцы, то введя новый критерий - "стратегическая внезапность обороны", - наша авиация имеет великолепный шанс за первые сутки если и не завоевать господство в воздухе, то добиться такого паритета, который, с учетом морального перевеса, создаст возможность превосходства в ближайшие дни. И тогда вся идея блицкрига рухнет просто потому, что строилась она именно на этом - абсолютном господстве в воздухе! Наши войска, лишенные прикрытия сверху, видимые, как на ящике с песком, не знающие положения не только противника, но и своих соседей, геройски умирали, избиваемые с фронта, флангов, тыла и сверху! Пытались вырываться из клещей и мешков, тоже не зная - куда, в какую сторону. Не имели огневой поддержки, снабжения и связи - тоже поэтому. Из-за висящих над головой "юнкерсов", "хейнкелей", "мессершмиттов" и "фокке-вульфов". Кадровые дивизии растрепывались начисто на марше, не имея даже шансов дойти до соприкосновения с врагом - и все из-за этого трижды проклятого вражеского господства в воздухе. А как же иначе, если к полудню первого дня войны мы потеряли тысячу двести боевых самолетов? А если все будет наоборот? На границе двух эпох, двух миров, двух сильнейших вооруженных сил двадцатого века все зависло в неустойчивом равновесии. И ближайшие двадцать четыре часа должны определить - куда качнется чаща весов. К бесконечно тяжелым четырем годам Отечественной войны? Победоносной, но до конца ничего не решившей, в самой своей победе несущей семена грядущих сорока лет бесконечных конфронтаций, многих маленьких локальных войн и одной большой холодной. Или? 8 В три пятьдесят загудел телефон и представитель штаба ВВС округа из Ломжи доложил, что слышит нарастающий гул многих авиационных моторов, а вот сейчас над ним плотным строем проходят девятки бомбардировщиков. Не меньше сотни, "юнкерсы"... Несмотря на то, что иного этот ранний звонок сообщить не мог, именно в ожидании такого сообщения он и сидел сейчас на своей КП, Рычагов почувствовал нечто вроде невесомости. Даже слегка зазвенело в голове. Сдернув трубку соседнего телефона, он отдал короткий кодированный приказ командиру сорок первой истребительной авиадивизии генералу Черных, за ним - командирам сорок третьей Захарову и сорок пятой - Ганичеву. По этой команде пошли на взлет все, семьсот истребителей округа - "И-153", "И-16", "МИГи", "ЯКи" и "ЛАГГи". Из Белостока, Гродно, Кобрина - сразу же, из Минска, Барановичей, Слуцка и Пинска - через десять минут. Строго по графику. И тут же начали раскручивать моторы пятьсот пятьдесят бомбардировщиков "ДБ-Зф", "СБ" и "ПЕ-2". Три сотни тяжелых "ТБ-3" пока ждали своего часа. Самое-самое раннее летнее утро. Когда небо на востоке уже сильно зарозовело, а на западе еще темно-синяя мгла, когда просыпаются первые птицы и начинают что-то такое высвистывать и чирикать, а припоздавшие петухи торопятся докричать свое, когда густая роса насквозь пробивает модные брезентовые сапоги и, пересиливая запахи бензина, масла и нитролака, в кабины залетает ветер, пахнущий полевыми цветами и печным дымком из ближних сел и хуторов. Не воевать бы в такое утро, а, к примеру, ждать первых поклевок на Нарове или Припяти... Замолотили воздух винты, взревели на взлетном режиме моторы, прижалась к земле под тугими струями воздуха седая от росы трава. Началось! ...С трехкилометровой высоты в утренней мгле на фоне сплошных лесов не сразу заметны плывущие внизу, километром ниже, ровные, как нарисованные на целлулоиде планшетов, девятки "Ю-88" и "Хе-111". А потом, как на загадочной картинке, где, когда присмотришься, ничего, кроме основного рисунка, уже не увидишь, все поле зрения заполнили идущие, как на параде, бомбардировщики. Взблескивают в восходящем солнце фонари кабин, туманятся круги винтов, за плитами бронестекла-флинтгласса сидят молодые, бравые, прославленные в кинохрониках "Ди Дойче вохеншау" терся сокрушительных ударов по Лондону, Нарвику, Варшаве, Афинам, Роттердаму, двадцати пяти- и тридцатилетние обер-лейтенанты, гауптманы и майоры, кавалеры бронзовых, железных и рыцарских крестов всех классов и категорий, готовые к новым победам и очередным наградам. Четко идут, умело, красиво. И - без истребительного прикрытия. А зачем оно? Не курносых же "ишаков" бояться, что спят сейчас внизу и которым не суждено больше взлететь. Восемьсот должно их сгореть прямо на стоянках немногих действующих, давно разведанных, вдоль и поперек заснятых аэродромов. Еще четыреста будут сбиты в воздухе пятикратно превосходящим противником. Так все и было. Поэтому, надо думать, первое, что испытают герои люфтваффе, успевшие увидеть пикирующие на них "И-шестнадцатые" и "Чайки", - удивление. Искреннее и даже возмущенное. Так ведь не договаривались! Ведущий полка свалился на крыло и, прибавляя тягу мотора к силе земного притяжения, обрушился вниз. Поймав в кольца прицела крутой купол пилотской кабины вражеского самолета, откинув предохранительную скобу с гашетки, майор впервые в жизни ударил огнем четырех стволов по живому, шевелящемуся там, внутри стеклянного яйца. "Юнкерс", с разнесенным фонарем и искромсанным пулями стабилизатором, нехотя накренился, медленно опрокинулся вверх брюхом, а потом, войдя в крутой штопор, посыпался вниз так стремительно и неудержимо, будто никогда и не умел летать. Может быть, эти три немца, уже готовившиеся, наверное, открыть бомболюки, оказались первыми жертвами последней гитлеровской авантюры. А уже через несколько секунд среди первых убитых в этой новой войне нельзя было определить, кто погиб раньше, кто позже. Сто шестьдесят первый авиаполк - шестьдесят два истребителя, сто шестьдесят второй - пятьдесят четыре, сто шестьдесят третий - пятьдесят девять, сто шестидесятый - шестьдесят: вся истребительная авиадивизия неслыханного после двадцать второго июня состава (в ходе войны дивизии были меньше, чем сейчас полки) обрушилась на бомбардировщики второго воздушного флота, нанося свой внезапный и страшный удар. И много, наверное, проклятий прозвучало в эти минуты в эфире в адрес своих авиационных генералов, господа бога и самого фюрера из сгорающих в пламени авиационного бензина и дюраля уст героев люфтваффе. Наверное, происходящее можно сравнить только с тем, что должно было произойти не с немецкими, а с советскими ВВС в это утро, когда пылали забитые рядами самолетов аэродромы, и те, кто не был убит сразу, еще во сне, в отчаянии матерились, глотая слезы бессильной ярости, или пытались взлететь под огнем, зачастую даже с незаряженными пулеметами. Наверное, первым ударом было сбито не менее полусотни бомбардировщиков. Но бой потерял стройность. Если бы на "ишаках" и "чайках" были радии, если бы летчики имели боевой опыт... Но таких (испанских, халхингольских, китайских) бойцов были единицы: Строй полков и эскадрилий рассылался, каждый начал свою личную войну, хорошо еще, если ведомые не теряли ведущих. Гонялись, догоняли, сбивали, но и сами попадали под огонь кормовых, верхних, нижних блистеров, расположения которых на юнкерсах толком и не знали отчаянные лейтенанты. Постепенно немцы начади оправляться от растерянности. Сбиваясь в тесные группы, вывалив вниз бомбовый груз, бомбардировщики разворачивались на обратный курс, прибавляли газу, огрызаясь плотным организованным огнем. И, натыкаясь на густые потоки трасс, вспыхивали и падали вниз верткие лобастые машины - гроза испанского неба. Но свою задачу они выполнили до конца. Сокрушающего и внезапного удара по ничего не подозревающим аэродромам, военным городкам, местам и складам у немцев не получилось. Генерал Захаров докладывал Рычагову через час, что его дивизия, потеряв около сорока машин, уничтожила примерно сто пятьдесят - сто шестьдесят. Потери один к четырем. По сравнению с тем, что было - десять к одному, - успех блестящий. Примерно такое же соотношение выходило и по другим дивизиям. Даже как итог первого дня это было бы прекрасно, а на самом деле разыгрывался только дебют. Еще садились опаленные огнем истребители первого эшелона, а навстречу им уже шли скоростные бомбардировщики "СБ" и пикировщики "Пе-2" под прикрытием "Чаек", на две тысячи метров выше - "Ил-4", а с превышением еще в километр - три полка "ЛАГГов" и "МИГов". Все дальнейшее происходило как на плохих учениях, где заранее расписаны победители и побежденные. Взлетевшие на прикрытие своих избиваемых бомбардировщиков "мессеры" в упор наткнулись на волны "СБ" и ввязались в бой с "Чайками". Известно, что "Мессершмитт" превосходит "Чайку" в скорости на полтораста с лишним километров, но тут бой диктовался скоростями "СБ", и верткие бипланы, по маневру явно переигрывая немцев, при необходимости легко уходили под защиту огня своих бомбардировщиков. И пока воздушная карусель, стреляющая, ревущая моторами и перечеркнутая сверху вниз дымом горящих машин над самой землей медленно (триста пятьдесят километров в час) смещалась к западу, группы "Ил-4" и "ДБ-Зф" почти незамеченными проскочили выше и накрыли бомбовым ковром аэродромы, где только что приземлились остатки первой волны немцев.
в начало наверх
Всегдашней слабостью германского командования, что кайзеровского, что гитлеровского, оказывалось то, что оно легко впадало в состояние, близкое к панике, при резком, непредусмотренном изменении обстановки. Вот и сейчас торопливые команды снизу заставили повернуть свои истребители на парирование новой непосредственной опасности. Воздушное сражение происходило на весьма ограниченном театре, и маневр силами не составлял труда. В иных обстоятельствах это могло быть и плюсом для немцев. Не исчерпав и половины своего запаса горючего, "Мессершмитты" повернули на запад, к своим базам, рассчитывая на значительный выигрыш в скорости. И успели перехватить бомбящие с горизонта "ИЛы". Ловушка сработала. С высоты на немцев обрушились "МИГи" и "ЛАГГи", как раз те самолеты, которые превосходили "мессеров" по своим тактико-техническим данным, и вдобавок с полным боезапасом. Наконец-то, впервые за два года, люфтваффе почувствовали, что значит воевать хотя бы с равным противником. И, наконец, садиться выходящим из боя истребителям пришлось как раз в тот момент, когда к цели начали подходить приотставшие "СБ". В подобной ситуации, наверное, за всю мировую войну оказывались только японские летчики во время сражения у атолла Мидуэй. Когда же ожесточение воздушных схваток на какое-то время стихло - все, кому было суждено, догорали на земле, а уцелевшие, на последних литрах бензина, садились, кто куда мог, - в очистившемся небе появились "ТБ-3", массивные, неуклюжие и медлительные, но несущие огромный по тем временам бомбовый груз. Десятки тысяч мелких осколочных бомб они стали вываливать на разворачивающиеся в боевые порядки, только что начавшие форсирование границы гитлеровские войска. Мотопехота на грузовиках и бронетранспортерах, забившая асе прифронтовые дороги, огневые позиции открыто стоящей артиллерии, танковые колонны - такая цель, что лучше и не придумать. И потери сухопутных войск, еще даже не успевших вступить в боевое соприкосновение с частями Красной Армии, оказались для немцев немыслимо большими. ...Есть в объективных законах войны один, не до конца, кажется, проясненный. Закон, по которому ничем не примечательная точка фронта вдруг становится объектом приложения главных сил противоборствующих сторон и центром лавинообразного нарастания масштабов операций. Такими точками, например, становились Верден и Перемышль в первой, Сталинград во второй мировой войнах. Упорное сопротивление на одном участке вдруг вызывает у противника непреодолимую потребность подавить это сопротивление именно здесь, потребность ничем разумным не диктуемую. И наши, и немецкие историки, задним числом пытались обосновать некую особую важность именно Сталинграда. Узел коммуникаций и так далее. Но кто мешал тем же войскам Паулюса свободно, под прикрытием уже идущих боев внезапно перенести направление удара на полсотни километров южнее, десятком дивизий форсировать Волгу там, где почти не было советских войск, и взять Астрахань - вместо того, чтобы с бессмысленным упорством сжигать людей и технику в уличных боях Сталинграда? И с другой стороны: кто и что заставляло Сталина губить десятки тысяч бойцов на ликвидации котла? Ведь куда как проще было оставить немцев вымерзать в разрушенном и блокированном городе, а наличными силами стремительно прорываться к Таганрогу, отрезая на Кавказе всю группу армий "А". Вот этот иррациональный закон и заставил командование люфтваффе бросать все, что у него было, в отчаянные воздушные бои над Белостоком, далеко превосходящие по ожесточенности битву за Англию. Рычаговская карусель, при которой две трети истребительной авиации округа непрерывно крутились над полем боя севернее этого, не такого уж значительного города, притягивала к себе все, чем располагали здесь сначала второй, а затем и части первого и четвертого воздушных флотов. И в этом как раз и заключалась для них главная стратегическая ловушка. Прежде всего, бои шли над советской территорией, значит, наши самолеты имели лишних полчаса по запасу горючего, во-вторых"МИГи" значительно превосходили "Ме-109" по скорости на высотах и, ходя над главным горизонтом схваток, могли безнаказанно перехватывать их тогда, когда те пытались реализовать свой главный козырь - скороподъемность и маневр на вертикалях. Да горизонталях же "И-16" и "И-153" имели серьезное превосходство. И, разумеется, все больше и больше срабатывал тот фактор, который немцы так и не научились учитывать - безусловное моральное превосходство русского, а теперь советского солдата. К двум часам дня обе стороны понесли очень тяжелые потери, наверное, самые тяжелые за все известные воздушные битвы современности. Только если учесть, что по сравнению с предыдущим вариантом истории советская авиация в первый день войны потеряла самолетов в три раза меньше, а немецкая вчетверо больше, то реальный итог выглядел совсем иначе, нежели при чисто арифметическом подходе. Как под Курском в сорок третьем году был сломан хребет немецких танковых войск, так сегодня, 22 июня, может и не сломался, но крепко затрещал хребет люфтваффе. Нельзя быть сильным везде, говаривал Наполеон, а может, и Мольтке-старший. Сейчас Рычагов вполне сознательно решил быть сильным в одном месте и ни разу не позволил своим комдивам выпустить самолеты меньше, чем полком, как и учил Марков. И плоды были налицо. К вечеру немцы почти не летали, даже на поддержку своих штурмующих границу и избиваемых с воздуха войск. А на ночь у него было и еще кое-что. Тоже из других времен. Собранные по всем учебным полкам и аэроклубам две сотни "У-2" и "Р-5". Опять же по совету Маркова. Пять групп по сорок машин для непрерывного воздействия по ближним тылам осколочными бомбами и просто ручными гранатами. Вот примерно с семнадцати часов 22 июня и начало проясняться то, что история все-таки перевела стрелку. ...Берестин провел этот день так, как и хотел, как полагалось крупному полководцу. Без лишних нервов, без паники, без надрыва и суматошно-бессмысленных выездов в войска. Как это отличалось от того, что было на самом деле - когда несчастный Павлов находил тень успокоения, метаясь по тем корпусам и дивизиям, куда мог прорваться, и окончательно теряя управление остальными. Берестин сидел в своем огромном и прохладном кабинете в Минске. Высокие готические окна, столетние липы за ними, зеленый полумрак и тишина создавали атмосферу отстраненности от шары, дыма и крови, что царили сейчас за пределами двухметровых стен, на западе самого западного из округов. Он мог позволить себе быть полководцем, экспертом и аналитиком, потому что работала связь, операторы штаба исправно наносили на карты обстановку, Минск не превращали в щебенку армады "юнкерсов" и начальник ВВС не застрелился от нестерпимого чувства вины и отчаяния, как сделал это в иной реальности полковник Колец. И сам Берестин, командующий теперь уже не округом, а фронтом, мог руководить войной - тяжелой, конечно, на которой ежеминутно сгорали сотни жизней, однако - нормальной войной. Правильной, если брать это слово в научном, а не нравственном смысле. Враг превосходил пока что в живой силе и технике, однако не мог делать того, что готовился и хотел. Не было прорывов фронта в первые же часы, потому что не было линии фронта в том смысле, как его рассчитывали видеть немцы. Одно дело, когда подвижные соединения уходят на оперативный простор, как хотят рубят незащищенные тылы, оставляя позади растрепанные и неуправляемые массы людей, и совсем другое, если танковые клинья на главных направлениях обязательно натыкаются на хорошо подготовленную и эшелонированную оборону, а прорывы, если и происходят, то в пустоту, словно с разбегу в отпертую дверь, а пока встаешь - сзади поленом по затылку. К исходу дня, судя по картам, немцам нигде не удалось захватить стратегическую инициативу, в отдельных местах они продвинулись на пятнадцать-двадцать километров, но это и предполагалось, зато в других точках фланги атакующих соединений подвергались непрерывным ударам и потери вражеских вторых эшелонов были тяжелыми. Нигде наши войска не побежали и не были окружены, от самой границы немецкая пехота вынуждена была развернуть боевые порядки в полном соответствии со своими уставами, то и дело натыкаясь на плотный заградительный огонь артиллерии, залегая и местами даме окапываясь. Тем самым все графики выполнения ближайших и последующих задач оказались сорванными в самом начале. И если бы гитлеровский генштаб к вечеру первого дня боев посчитал темпы продвижения и потери, соотнес их с расстоянием до Москвы или хотя бы Смоленска, то, возможно, пришел бы к оптимальному решению оттянуть, пока не поздно, армию вторжения назад, за линию границы и выдать все случившееся за крупный пограничный конфликт. Как это сделали японцы при Халхин-Голе. Пожалуй, так было бы лучше для всех. Но такого вывода сделано не было. Напротив, решено было, наращивая усилия, все же прорвать фронт, в надежде, что дальше все пойдет, как задумано. Берестин даже имел время и возможность пить кофе, в полдень прослушать по радио речь Сталина, в которой тот с совершенно новиковскими интонациями сообщил народу о фашистской агрессии, глубоко проанализировал предысторию и перспективы, не скрыл допущенных в подготовке к войне просчетов и ошибок, признал свою долю вины и призвал все народы Советского Союза временно забыть обо всем, что было раньше, и мобилизовать все силы на отпер врагу. Обратился в своей речи Новиков и к Русской православной церкви, и ко всем иным церквам, и к соотечественникам за границей, и ко всему свободолюбивому человечеству. Говорил он почти два часа. Берестин слушал, стоя у окна, иногда восхищенно хмыкая и крутя головой. Андрей превзошел самого себя, и впечатление от его речи, конечно, у народа было огромное. Он мог судить об этом по лицам людей, слушавших речь из уличных громкоговорителей. Такого они не слышали никогда, но, наверное, именно это и мечтали когда-нибудь услышать от родного и любимого. Закончил Андрей так, как и ожидал Берестин: "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!" Первая сводка Совинформбюро, переданная после обеда, почти дословно повторяла ту, что прозвучала и в прошлой реальности. Почти на всем протяжении госграницы наши войска успешно дают отпер агрессору, имеются незначительные вклинения противника на советскую территорию, полевые части Красной Армии выдвигаются навстречу врагу, чтобы разгромить и уничтожить, Единственным отличием этой сводки от той была степень достоверности информации. Там была сплошная ложь, здесь - чистая правда. От Жукова и Петрова Берестин узнал, что на их фронтах положение дел тоже достаточно удовлетворительное. А в 22 часа поступило сообщение, что осуществилось и последнее важное предприятие первого дня. Немцы грамотно спланировали первый удар - с флангов своей группы армий "Центр" охватом на Минск. Но на вершине белостокского выступа войск у них практически не было, да они там были и не нужны по любым канонам. Это вполне подтвердилось прошлый раз. Но сейчас у них все пошло не так, и пока наступление с флангов хоть как-то, но развивалось, в мягкое, как у развернувшегося ежа, подбрюшье группы армий вонзился клинок. С наступлением темноты через восточно-польские леса рванула вперед конно-механизированная группа генерала Доватора: две кавдивизии усиленного состава, три польских полка и дивизия легких танков "БТ-7", самых новых, что были в округе. А от границы до Варшавы по мощеным дорогам всего сто километров. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. КАК КОНЧАЮТСЯ ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ 1 Воронцову не хотелось дожидаться рассвета в броневике. Там и удобнее, чем снаружи, и дождь не достает, а все же - не совсем приятно. Глухая темнота вокруг, и все время кажется, что враг может подобраться по лесу вплотную. Пусть и неоткуда взяться немцам за десяток километров от фронта, а все же... Снаружи как-то спокойнее. Он включил фары, прикрытые светомаскировочными щитками. Натянул брезентовый тент между двумя елями, закрепил оттяжки, бросил под тент на толстый слой спавшей хвои подушку сиденья. Мелкий, но частый дождь успокоительно зашелестел по брезенту. Дмитрий разжег крошечный костерок - не для тепла, а так, для уюта. Выключил фары. Светящиеся стрелки часов показывали половину третьего. Есть во всей этой истории с пришельцами какая-то непонятная система, думал Воронцов, глядя на огонь. Все события словно удваиваются, повторяют сами себя, пусть и на другом уровне. Вернее, каждый из нас, ввязавшись, обречен на повторение похожих событий. Как в болезненном сне.
в начало наверх
Просыпаешься, стряхиваешь с себя утомительный и липкий кошмар, таращишь глаза в потолок, успокаиваешься, начинаешь задремывать - и все начинается снова. Чуть-чуть иначе, но то же самое... Думал, с чем уж там, а с войной кончено. И пожалуйста - снова тот же броневик, тот же год и та же война... И Берестин опять в прошлом, только поглубже, чем пришлось в первый раз, а Новиков продолжает разыгрывать гамбиты, будто других комбинаций не существует. Как в болоте. Чем сильнее барахтаешься, тем глубже засасывает. Воронцов был совершенно прав. Он только не думал сейчас о том, что выбор был сделан им совершенно добровольно, еще при первой встрече с Антоном. А потом вступила в свои права неумолимая логика событий... Сцепление обстоятельств, приведших его опять в прифронтовой лес осени сорок первого года, было логически обоснованно и даже неизбежно при данном раскладе карт (каких угодно - и военно-стратегических, и пасьянсных, если предположить, что судьба имеет обыкновение раскладывать пасьянсы). После серьезного, моментами весьма напряженного разговора, состоявшегося с Антоном в Замке, стало наконец ясно, в чем заключался его замысел и какая роль отводилась каждому из землян. Антон, конечно, получил по морде за дело, Воронцов и сам с удовольствием повторил бы Сашкин демарш. Однако, отвлекаясь от эмоций, нельзя было не признать, что операцию Антон задумал и провел красиво. В ней нашлось место каждому человеку и каждому ранее происшедшему событию, вроде бы не имевшему вообще никакого отношения к конечной цели. Антон просчитал, предвосхитил и упредил все самые потаенные планы и замыслы противника, нашел контрходы, которые до последнего момента не могли ему внушить и тени беспокойства. В общем, партия выглядела выигранной безусловно, если бы... Если бы ее завершение снова не ложилось бы целиком на плечи Воронцова, Шульгина и иже с ними. Разумеется, Антон заверил, что риска практически нет. На больших трехмерных экранах анализаторов он продемонстрировал варианты, доказывая безопасность предстоящих действий для их участников. - Вы же понимаете, - говорил он, - никакой аналогии с вашими мушкетерско-ковбойскими эскападами нет и быть не может. У нас не тот уровень. Стрельба, мордобой... - он выразительно глянул на Шульгина, - гонки на мотоциклах и прыжки с вертолета на плохо натянутый канат совершенно исключаются. Одно дело, когда инициатива исходила от вас. А если я беру руководство в свои руки, все будет нормально. Вам и делать-то почти ничего не придется... - Ну и сделал бы все сам, - желчно заметил Шульгин. - И никакого испорченного телефона. Не нужно трудиться, нас дураков учить. Я вот за себя не ручаюсь. Могу забыть что-нибудь в ответственный момент, перепутать. Шульгин говорил это вполне серьезно, якобы болея за дело. Мол, смелости нам не занимать, а вот ума и сообразительности... Антон тоже, не поймешь - всерьез или подыгрывая Сашке, ответил успокаивающе: - Не бойся. Я так объясню, что и захочешь, не перепутаешь. А насчет чтобы самому, я уже объяснял. Вот Дмитрию, кстати. Земля - ваша, Валгалла - тоще выходит, что ваша, раз вы ее открыли и застолбили. Пришельцы на вашу историю посягают, чтобы своих целей добиться, я здесь совсем как бы и ни при чем. Меня физически не существует. Я могу и уйти, если настаиваете. Сами во всем разбирайтесь. Когда Дмитрий мне Книгу отдавать не захотел - я разве спорил? Сейчас тоже не стану. Между прочим, Книга еще свою роль сыграет. Когда аггры протест заявят, что мы конвенцию нарушаем и землян против них вооружили, как раз и выяснится, кто ее первый нарушил, когда и как. Факты там неопровержимые. Воронцов тогда согласился, что Антон в принципе прав. Да ведь и нельзя было не согласиться, раз Новиков с Берестиным, вернее их тела оставались на Валгалле в руках пришельцев и без помощи Антона спасти их шансов не просматривалось. Дмитрий сам вызвался еще раз сходить в сорок первый год. Кому же, как не ему? Опыт есть, обстановку знает, форму носить не разучился. Шульгин, при всех его достоинствах, человек не военный. Левашов тем более. Вот на втором этапе, на Валгалле, у них лучше получится. Дмитрию даже готовиться не нужно было. Броневик его стоял во дворе Замка, где Воронцов его оставил, вернувшись с Книгой, требовалось только скорректировать карты с учетом вновь возникших обстоятельств. Последний час перед отправлением Воронцов провел с Наташей в том самом кабинете, где они встретились. - Я боюсь, Дим, - говорила она, держа его за руку. - Ты не обижайся, но какое-то предчувствие меня мучит. Понимаю, что не нужно этого говорить, и ничего не могу поделать... Война ведь там настоящая. - Какая там война... Я в тыл иду. В наш и в глубокий. А что может случиться в глубоком тылу с личным другом товарища Сталина? Почтительный прием, оркестр играет встречный марш. Садись перед экраном и наблюдай за отдаваемыми мне воинскими почестями. Сказал, и понял, что сказал не то. Хорошо, что Наташа не уловила прямого смысла последней фразы. Но он и вправду не видел в намеченном предприятии особого риска. Появиться в штабе фронта, встретиться с Берестиным, потом вместе с ним поехать в Москву к Новикову и обеспечить внезапное для пришельцев возвращение их на Валгаллу. И на этом все. Он с неожиданным удивлением отметил, что его тянет туда, в войну. Когда он раньше с ностальгической грустью вспоминал дни, проведенные на разминировании Суэцкого канала, ему казалось, что он тоскует по молодости и любимому делу, а теперь выходило, что и воспоминания о риске и пережитой смертельной опасности тоже имеют свою прелесть. "Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые..." ...Он высадился километрах в двадцати южнее Минска. Мощно было бы и поближе, хоть прямо во дворе штаба фронта, но при этом возрастала опасность ошибки хронологической. Выгоднее всего было избрать условный квадрат десять на десять километров, свободный от войск, появиться в нем в точно определенное время и добираться до места своим ходом, заодно и посмотрев вблизи, что там теперь и как. Воронцов ненадолго задремал, слушая шорох дождя, а проснулся от гула многих самолетных моторов над головой. Еще не совсем рассвело, вдобавок самолеты шли выше туч, но ясно было, что летят немцы, звук их Дмитрий с прошлого раза запомнил хорошо. "Минск пошли бомбить", - подумал он. Здесь немцы для массированных налетов предпочитали ночные и предутренние часы, днем им слишком мешали советские истребители. Тоже примета иных стратегических взаимоотношений. Минут через пятнадцать издалека донеслись глухие взрывы и частые залпы зениток. Воронцов свернул тент и не спеша тронулся в путь. Через полчаса налет наверняка закончится, и он проскочит в город. Наверное, так бы все и получилось, если бы не вмешались высшие силы. В данном случае - ОКХ (главное командование сухопутных войск вермахта). Война продолжалась уже третий месяц, а ничего почти из намеченного по плану летней кампании выполнено не было. Стратегической внезапности не получилось, завоевание господства в воздухе оставалось недостижимой мечтой, Красная Армия хоть и отступала, но возмутительно медленно, фронт каким-то чудом держался, многообещающие прорывы неизменно парировались ударами из глубины, и были все основания предполагать, что на "линии Сталина" русские надеются перейти к позиционной обороне. Позиционная же война для вермахта являлась синонимом поражения. Опыт первой мировой войны его генералы и фельдмаршалы помнили слишком хорошо. Следовало немедленно принимать решительные меры. И как раз утром 30 августа войска Второй немецкой армии перешли в наступление, нанося удар тремя танковыми корпусами по кратчайшему направлению на Минск, одновременно выбросив в тыл обороняющихся частей Красной Армии крупные воздушные десанты. Одновременно отвлекающие операции начались на стыках с Юго-Западным и Северо-Западным фронтами. Вводя в бой свои основные резервы, гитлеровское командование шло на серьезный риск, но расчет строился на том, что после прорыва главной полосы обороны Западный фронт рухнет и сил для выполнения задачи летней кампании все-таки хватит. Другого выбора у него все равно не было. "Вот тебе и гарантии безопасности", - удивительно спокойно подумал Воронцов, увидев бледно-серое небо, сплошь покрытое медленно опускающимися парашютами. Под самыми облаками скользили десятки угловатых, только что отцепившихся от буксировщиков десантных планеров. Раскинувшееся справа обширное поле отлично подходило для их посадки. Воронцов затормозил, соображая, что теперь делать. Напрямую не прорваться, дорога уже перерезана. Множество брошенных парашютных полотнищ белело вдали по ее обочинам. Он включил заднюю передачу, надеясь успеть скрыться в лесу, до которого было не больше километра. Но все равно опоздал. Из кустов, покрывавших взгорок в сотне метров левее, короткими прицельными очередями застучал пулемет "МГ". Похоже, что немцы давно уже заметили броневик, рассчитывали взять языка и открыли огонь, поняв, что добыча уходит. Целились они точно, несколько пуль ударили по башне и лобовым листам брони, и тут же машина осела набок. Пробило сразу оба левых ската. Дергаясь из стороны в сторону, скрежеща сминаемыми дисками, броневик кое-как прополз еще полпути до спасительного леса и стал окончательно. Одна из тяжелых бронебойных пуль влетела в щель приоткрытых моторных жалюзи. Густо запарил пробитый радиатор. Еще два пулемета заработали с правого фланга. Инстинктивно Воронцов сделал движение в сторону своего башенного "ДТ", из которого так удачно стрелял прошлый раз, но тут же осознал нелепость своего порыва. Что он, с десантным полком воевать собрался? Не тот случай. Надо хватать автомат, планшетку, вещмешок и ходу. Но и на это времени ему не дали. Сразу три тяжелых удара почти без пауз встряхнули неподвижный броневик, в лицо Воронцову плеснуло желтое пламя. Он вывалился на дорогу. Не разум, а интуиция, основанная на множестве прочитанных книг из партизанской жизни, подсказала ему единственно правильное решение. Хотя левая обочина была ближе, Дмитрий рывком перекатился через грунтовку, упал в неглубокий кювет, прополз метров двадцать и осторожно выглянул. Но полю в его сторону бежало до десятка парашютистов, но далеко. Раньше чем через пять минут не успеют. Внутри броневика ухнуло, огонь и дым выхлестнулись через дверцы и верхний люк. Пригибаясь, падая и вновь вскакивая через неравные промежутки времени, чтобы не дать пулеметчикам прицелиться, Дмитрий пересек обращенный к немцам склон лощины, перевалил через гребень, еще не меньше километра бежал перпендикулярно дороге, путаясь ногами в густой траве, и только врезавшись в плотные заросли орешника, упал на землю, запаленно дыша. Еще раз вывернулся. Судьба, значит. Только здесь, успокоившись, он понял, что заставило его выбрать, смертельно рискуя, именно это направление, а не скрыться в близком лесу по ту сторону дороги. Кажется, Вернигора в "Людях с чистой совестью" писал, что самое трудное и опасное во вражеском тылу - форсирование дорог. Если немцы действительно прорвали фронт - а на это похоже, иначе к чему десант - очень скоро рокадное шоссе будет сплошь забито колоннами танков и мотопехоты, и кто знает, когда ему удалось бы выбраться за кольцо окружения. Не зря утверждают, что мозг превосходит любой компьютер. Как он сумел в считанные секунды вспомнить строки давно уже всеми забытой книги, оценить не только сиюминутную, а и стратегическую ситуацию, принять парадоксальное, но спасительное решение? Судя по всему, Берестин должен будет спешно перебазировать штаб фронта на северо-восток, в Борисов, или в Оршу. Еще один вариант - Могилев, но вряд ли. Главные бои все равно развернутся на Смоленском направлении, туда и нужно выбираться. Третий месяц полыхала над страной самая страшная с достопамятного тринадцатого века война. Несравнимая количественно, потому что в одном дневном бою погибало подчас больше бойцов, чем их было во всех княжеских дружинах и Владимира, и Суздаля, и Рязани, но сходная по масштабам бедствий, человеческих потрясений, судеб страны и истории. В двухсоткилометровом предполье перед линией укреплений старой границы сгорали полки и дивизии, атакуемые с фронта и флангов, попадающие в клещи и вновь вырывающиеся из них, сражающиеся с гораздо более сильным и опытным противником, но страшным напряжением сил не дающие ему вырваться на оперативный простор и значит - выполняющие свою главную и единственную задачу. Что позволяло до сих пор войскам сдерживать немыслимый напор врага? Прежде всего - эшелонированная, пусть и не в той мере, как планировалось, линия обороны, сильные группировки танковых и механизированных корпусов во
в начало наверх
втором эшелоне, которыми Берестину удавалось парировать наиболее опасные прорывы и вклинения гитлеровцев. И еще - практически неограниченное количество боеприпасов с выдвинутых в свое время к самой границе окружных складов, которые в прошлой истории в первые же дни войны попали в руки немцев. По числу же артиллерийских и пулеметных стволов Красная Армия даже в сорок первом году значительно превосходила вермахт. Вдобавок достаточно надежное воздушное прикрытие. Люфтваффе так я не сумели завоевать превосходства, понесли совершенно неожиданные и немыслимые для них потери, уже к исходу первой недели значительно снизили свою активность и, несмотря на непрерывные жалобы ОКХ самому фюреру, ничего, кроме непосредственной поддержки пехоты и ночных бомбежек прифронтовой полосы, сделать пока не могли. Да и Геринг вполне резонно не желал в угоду Гальдеру и прочим браухичам, бокам и леебам оставаться перед решающими сражениями без самолетов, а главное - без лучших своих летчиков. Казалось бы, Новиков имел все основания гордиться достигнутыми под его мудрым руководством успехами. Потери Красной Армии в людях и технике были не сравнимы с потерями в "предыдущей редакции" тех же событий. Стратегическая обстановка на фронтах напоминала ситуацию примерно ноября 1941 года, когда немцы при полном напряжении сил еще могли наступать, но каждый километр оплачивали ценой вдесятеро выше той, чем могли себе позволять. Только происходило все не на окраинах Москвы, а у старой границы. Однако при всем этом Новиков впервые в жизни испытывал нравственные терзания в духе Достоевского. До поводу цели, которая то ли оправдывает средства, то ля нет. Раньше ему просто не приходилось всерьез о таком задумываться. И очутившись в роли практически единоличного вершителя судеб миллионов людей, поначалу тоже не до конца осознавал, какую принимает на себя тяжесть. Разработанный стратегический план казался ясным и логически оправданным. Конечно же, это вполне разумно - отразить первый, самый страшный и внезапный натиск гитлеровских войск силами кадровых частей, одновременно создавая в тылу практически новую армию, которая и нанесет по измотанному и потерявшему наступательный порыв противнику сокрушительный удар, перейдет в контрнаступление и погонит его на Запад, до Берлина, а то и до Атлантики. Новиков и сейчас по-прежнему считал, что в военном смысле план безупречен. А в моральном? На войне никто никому не может дать гарантий личной безопасности. Солдаты погибали и продолжают погибать в больших и малых войнах. До должно существовать равенство шансов. Недопустимо обрекать людей на участь смертников. Почему так неприятно читать о последних днях обороны Севастополя в сорок втором? Все уже ясно, город удержать не удалось, командование отбыло на Кавказ, а кому-то приказано - оставаться, биться до последнего, в буквальном смысле, солдата и патрона, потому что права на плен тоже нет. То же самое - идея камикадзе. Наша мораль ее отрицает. Почему? Вроде бы летчики сорок первого года были такими же камикадзе, готовыми на гибель, на таран, на подвиг Гастелло, и никто почти из них не дожил до победы. Неужели все дело как раз в этом "почти"? Если бы погибающие сейчас на западе дивизии имели нормальные шансы - через положенное время отойти на переформирование, на отдых, получить подкрепления, потом снова воевать - все их жертвы выглядели бы совсем иначе. Но возможности вывести их сейчас из боя не было. Им нужно любой целой продержаться еще минимум месяц. А для скольких такая необходимость означает верную смерть? В общем, известная страсть российского интеллигента к рефлексиям не миновала Новикова и здесь. Он даже подумал, что главное преимущество Сталина и ему подобных в том и заключается, что на пути к достижению цели - неважно, какой - они свободны от расслабляющей способности войти в чье-то положение, ощутить чужую боль, задуматься: а вдруг кто-то другой прав не меньше, чем ты? Как без такой способности лидеру? Ибо, если он будет исходить из чувств, обычных для нормальных людей, то как сможет принимать решения, гибельные для отдельно взятых личностей, но необходимые для чего-то высшего? Жаль только, что невозможно четко определить, с какого поста и с какого момента человек получает право мыслить и поступать как лидер. А ну как он вообразит, что ему уже все можно, а на самом деле - еще нельзя? В старое время проще было, там такие права давались в силу происхождения. Но то, что Новиков на своем посту имел возможность сейчас не только руководить воюющей страной, но вдобавок и рефлектировать таким образом - это уже был хороший признак. Это свидетельствовало, во-первых, о том, что все идет по плану, и во-вторых, что он остается самим собой, натура Сталина не имеет власти над личностью Новикова. "Телексная связь по СТ-35. Минск, Марков, Сталину лично. Прошу к аппарату. - Сталин здесь, да, слушаю вас. - Здесь Марков. Товарищ Сталин, обстановка крайне обострилась. Непрерывные атаки значительно превосходящего противника. Войска держатся только силой воли. Резервы практически исчерпаны. Прошу оказать помощь минимум тремя армиями из глубины. - Товарищ Марков, вы хорошо знаете обстановку, наши возможности. Не поддавайтесь влиянию момента. Больше выдержки. Удерживайте фронт наличными силами. Ближайшую неделю помощи оказать не можем. Сталин. - Товарищ Сталин, ответственно заявляю: фронт может рухнуть. Держаться нечем. В дивизиях по тысяче штыков. Танковые корпуса втянуты в оборонительные бои, контратаковать нечем. Наметился разрыв фронта непосредственно в районе Минска. У орудий прогорают стволы. Настоятельно прошу помощи. - Марков, окажем поддержку авиацией, назовите цели. Отдам приказ соседям усилить нажим противнику с флангов. Изыскивайте резервы. Напоминаю, в аналогичной обстановке под Смоленском Тимошенко держался. У вас до сих пор преимущество плюс четыре армии. Не паникуйте. - Товарищ Сталин, на самом деле все гораздо хуже, чем кажется сверху. Я утверждаю с полной ответственностью. Если фронт посыплется, будет труднее. Введу в бой последний резерв - дивизию Ямщикова, а там как хотите. - Марков, Ямщикова не трогайте, он нужен для другого, удерживайте фронт еще трое суток, почаще вспоминайте, что было, что будет". Берестин оборвал ленту с аппарата, еще раз перечитал. Конечно, Андрею там проще. Он видит только листы карты с красными и синими обозначениями. Дужки, стрелки и прочее. По ним легко планировать грядущие победы. И не так отчетливо осознаешь, что кроется за каждой стрелкой. Вот провел он сейчас по глянцевой бумаге хорошо отточенным карандашом "Делегатский", и через несколько часов сколькими еще потоками крови, пачками похоронок его жест обернется... Линия фронта на карте почти зримо дрожит от чудовищного напряжения. Как перетянутая тетива. Чиркни по ней ножом... Если немцы пробьют брешь в обороне - все. До Смоленска их не остановишь. Разве только Жуков сумеет оттянуть на себя вторую танковую группу, если сейчас же начнет наступать на север. Резервов действительно нет. Дивизия Ямщикова к Борисовское танковое училище. Это все. Похоже на китайско-вьетнамский конфликт марта 1979 года. Там тоже пограничники и ополченцы месяц держали фронт, а вся вьетнамская армия стояла и смотрела, чем дело кончится. И за спиной Западного фронта тоже стоит трехмиллионная армия, но она предназначена для грядущего наступления. Разумно, но уж очень тяжело... Пожалуй, пора штаб фронта из Минска выводить Не трусость, а осознанная необходимость. Переместиться восточнее Борисова, прикрыть Минское шоссе курсантами, туда же оттянуть Ямщикова. Даст бог - обойдется. И еще был у Берестина последний, так сказать, подкожный резерв, который он ни в каких схемах не учитывал, а только в глубине подсознания держал, чтобы не поддаться настроению момента - три сводных полка пограничников, на самый распоследний случай. И при них сто гранатометов. Андрей прав - Тимошенко было гораздо хуже, когда он принимал фронт после ареста Павлова. Берестин снял трубку телефона... Знания, талант, воля даже такого полководца, как Марков - это еще не все на войне. Есть и другие факторы. При всем героизме войск никак нельзя забывать, что армия-то была все же армией сорок первого, а не сорок четвертого года. То есть - не имеющей серьезного боевого опыта, не располагающей кадрами командиров, способных решать возникающие поминутно и сложные даже для подготовленных военачальников проблемы. Не случайно ведь только на третьем году войны Советская Армия научилась проводить операции с решительными результатами. И если сегодня в обороне войскам еще удавалось стоять насмерть, то маневренные действия получались гораздо хуже. Если бы Маркову удалось сохранить сплошной фронт, его войска, медленно отходя с рубежа на рубеж, выиграли бы еще несколько дней, но так не получилось. К исходу дня прорыв расширился до тридцати километров по фронту и почти на сорок в глубину. Берестин отдал приказ начать общий отход к Днепру. 2 Воронцов шел на восток, немного уклоняясь к северу и избегая дорог. Положение, в котором он оказался, сильно отличалось от запланированного. Один, без оружия, если не считать пистолета ТТ с двумя обоймами, без броневика и даже без карты. И не сутки-двое предстоит здесь провести, а неизвестно сколько. Если Антон не вытащит. Но непонятным образом Дмитрий предчувствовал, что нет, не вытащит, придется самому выбираться из окружения, разыскивать штаб фронта и решать все остальные задачи. Какой в происходящем заключается высший смысл, он пока не понимал, просто в очередной раз подтвердилась открытая им закономерность повторяемости событий. Тут же он вспомнил слова Антона, что опыт поведения Воронцова в окружении может еще пригодиться. Выходит, продолжается поставленный над ним эксперимент? Впрочем, предполагать, что Антону и его соотечественникам просто нравится развлекаться, устраивая нечто вроде гладиаторских игр, вряд ли правомерно. Разумнее будет исходить из идеи о неких капитальных свойствах времени, параллельных миров, их независимости от воли даже самого могущественного разума. По крайней мере, Воронцову казалось достойнее осознавать себя объектом игры законов природы, нежели каких угодно пришельцев. Продолжая идти по пустынному, пронизанному серебристо-серым светом лесу Воронцов от мировоззренческих и философских проблем незаметно перешел к практическим, имеющим непосредственное отношение к текущему моменту. Судя по далеким звукам артиллерийской стрельбы, прорыв немцам удался. Минск либо оставляется без боя, либо наступающие войска обходят его южнее, не желая терять время на лобовые атаки. Это плохо. Танковый клин может углубиться километров на сто, если не больше, отрезая Воронцова от Берестина с его штабом. Они словно оказались сейчас на разных берегах прорвавшего плотину бушующего потока. Переправиться через него - затея безнадежная. Хуже того, клин неминуемо будет расширяться, отжимая Воронцова (разумеется, вместе со всеми корпусами и дивизиями левого фланга фронта) все дальше к югу. Надо спешить. Лучше всего - разжиться транспортом и постараться обогнать передовые отряды второй танковой группы. Воронцов проверил свои запасы. Еды никакой, но пока терпимо. Папирос две полные пачки, компас, пистолет, верный "спринг-найф". Пятьсот рублей денег, документы и вмонтированный в часы прибор, с помощью которого он должен осуществить возвращение личностей Берестина и Новикова на предназначенное им природой место. Докурив, Дмитрий сказал, глядя в пространство перед собой: "Ничего, ребята, капитана Воронцова без хрена не съешь!" Если Наталья и остальные наблюдают сейчас за ним, пусть знают, что он, как всегда, в порядке. Оружие он нашел даже быстрее, чем рассчитывал. На берегу заболоченного ручья, возле недавно прогоревшего кострища, где валялись пустые банки из-под тушенки, махорочные окурки и обрывки красноармейских книжек, он увидел брошенные винтовки. Три трехлинейки с примкнутыми штыками и СВТ без штыка. Понятное дело, ножевой штык от самозарядки такая вещь, что и дезертирам сгодится. Но ориентируются ребята быстро, без естественной на его месте злости подумал Воронцов. "Когда страна быть прикажет героем", таковым становится
в начало наверх
далеко не "любой". И удивляться тут нечему. Если уж весьма высокопоставленные и проверенные люди оказывались отнюдь не на высоте в эти дни, чего уж ждать от рядовых, может, всего месяц назад призванных по мобилизации из мест, только второй год как ставших советскими. Хорошо еще, если просто по домам двинули, когда представилась возможность, а то и в полицаи пойдут, если немцы здесь задержатся надолго. Но зрелище брошенных винтовок все равно производило не то, чтобы неприятное, а слегка нереальное впечатление. Привыкшему к строгостям своего времени Воронцову бесхозное и доступное оружие все еще казалось такой же невозможной вещью, как, допустим, сторублевки, рассыпанные по улице Горького. При том, что прошлый раз он уже немного познакомился с реальностями войны. Он поднял одну трехлинейку. Сжал в руках грубовато выстроганную, но удобную шейку приклада, ощутил исходящую от оружия надежность. Да, конечно, много чего напридумывали люди для уничтожения себе подобных за следующие за данным моментом десятилетия, а все же... Если разобраться, так эти четыре килограмма дерева и стали, обработанные и скомпонованные определенным образом, куда эффективнее многомиллионной стоимости самонаводящихся ракет, лазерных устройств и прочих суперсложных изделий. В том смысле, что в конце ХХ века стоимость уничтожения одного вражеского солдата составляет более ста тысяч долларов (по иностранным источникам), а в те годы, когда капитан Мосин создавал свой шедевр, названная сумма никак не превышала полусотни золотых рублей. Остальное каждый может посчитать сам. Вот еще один довод против милитаризованного мышления. За десятую долю денег, что Англия потратила в Фолклендском конфликте, мощно просто купить не только острова, но и пол-Аргентины. Усмехнувшись этим неожиданным здесь и сейчас мыслям, Воронцов выщелкнул на ладонь тяжелые - с медными, а не латунными, как в наше время, гильзами патроны, размахнувшись, забросил винтовку в ручей. За ней - остальные. Себе он оставил "СВТ". Пусть и охаяли ее авторы повестей и романов про войну, а все же при грамотном обращении, тем более летом - оружие вполне подходящее. Десятизарядная, автоматическая, с мощным боем. Хорошая вещь. Забросив винтовку за плечо, Воронцов размеренным пехотным шагом двинулся дальше. Тучи рассеялись, выглянуло солнце. Воронцов шел, посвистывая, и, поскольку делать было нечего, продолжал размышлять на общие темы. Почему, например, ему совсем не страшно и далее спокойно на душе? Казалось бы, война, окружение, одиночество, угроза смерти - такой букет отрицательных факторов, а ему хоть бы что... Загадка психики, недомыслие, вера в своевременную помощь? Не то. Суть, скорее всего, в том, что он не отсюда. Только для современника его время самое сложное. Со стороны страхи и трагедии прошлого выглядят иначе. Нет слов, вторая мировая была ужасным бедствием. Но для кого? Для тех, кто не знал худшего. А как воспринимает ее он, проживший жизнь после Хиросимы, после вьетнамской и всех других войн? В которых людей убивали столь изощренно, с применением таких технических усовершенствований и достижений химии, физики, биологии и психологии, что ныне происходящая война способна вызвать даже ощущение несерьезности грозящих опасностей. Самолет здесь оповещает о своем приближении характерным и издалека слышным гулом, скорость у него совсем игрушечная, пятьсот максимум, да я то для истребителей. А бомбардировщик ползет по небу так медленно, что мощно перекурить, увидев его, дождаться, пока долетит, рассмотреть и посчитать сброшенные бомбы, прикинуть, куда они упадут, и лишь потом начинать прятаться. Танк - тем более. Скорость около тридцати, обзора почти не имеет, пушка не стабилизирована, самонаведение снарядов - про такое здесь и не слышали. Стрелковое оружие - простая, честная пуля, которая даже попав, чаще всего не убивает насмерть, не то что гидродинамические пули, оперенные иглы и прочая гадость. А самое главное, сознание того, что если тебя нельзя увидеть в полевой цейссовский бинокль по открытой прямой директрисе - значит и вообще нельзя. Какие там фотографии со спутников ночью при свете твоей же горящей сигареты... И еще - темп жизни и способ реагирования. У людей сороковых и восьмидесятых годов они настолько отличаются, что даже трудно сравнивать. Кто желает, может посмотреть таблицы спортивных рекордов или средние скорости движения автотранспорта. Еще в пятидесятые годы машины по улицам ездили километров по тридцать в час. Кто жил тогда - помнит, как катались на коньках, зацепившись крюком за идущую полуторку. Сейчас получится? Неспешно жили люди и воевали также. За день Воронцов отшагал не меньше двадцати километров и не встретил никого и ничего. Левее все время грохотали морские пушки укрепрайона, и означало это, что укрепрайон нормально держится. В таких условиях слишком зарываться гудериановские танкисты не будут, скоро остановятся, подождут подтягивания пехоты. Шансы на выход к своим тем самым повышаются. Найти хотя бы мотоцикл... А для этого придется выходить к дороге. Знать бы, где ее искать, глушь вокруг неимоверная. По небу время от времени пролетали немецкие самолеты, на восток - четким строем, а обратно как придется, группами и в одиночку, значит, над фронтом им доставалось прилично. Один раз он увидел и наши самолеты. Штук двадцать "Пе-2" низко пронеслись над лесом, а минут через пятнадцать они же вернулись, тесной стаей, крыло к крылу, до предела форсируя двигатели и отстреливаясь из всех стволов от преследующих "мессершмиттов". Насколько мог судить на глаз Воронцов, потерь теперь они не имели, и на скорости, почти не уступающей истребителям, могли благополучно долететь до своего аэродрома. Он пожелал им всяческой удачи. Ночь наступала медленно, словно нехотя. В десятом часу небо еще оставалось бледно-серым, однако в лесу тропа стала едва различимой. Ночевать на голой земле Воронцову не хотелось, и он продолжал идти, надеясь выйти на поляну со стожками сена, какие не раз встречались раньше. А потом он увидел впереди свет. Едва уловимый, на пределе восприятия, свет костра. Сойдя с тропы, маскируясь за деревьями, Воронцов с винтовкой наперевес, словно индеец Фенимора Купера, подобрался к огню вплотную, удачно миновав охранение, если оно вообще было выставлено. Костер на поляне горел не один, а пять. Между ними двигались темные силуэты, много людей толпилось у огня, еще сколько-то невидимых оповещали о своем присутствии всевозможными звуками, а родные армейские словосочетания не оставляли сомнений в их национальной и профессиональной принадлежности. Воронцов забросил винтовку за плечо на ремень и походкой своего человека направился к ближайшему костру. Здесь сидели, лежали, дремали, подложив под голову вещмешок или просто прикрытый пилоткой кулак, курили, разговаривали, жевали хлеб, сухари, свежесваренную картошку человек пятнадцать бойцов. Были они из разных частей и родов войск, окруженцы первого дня, не потерявшие пока воинского вида. Все в форме, со знаками различия и оружием. Люди, сомнения не вызывающие. Воронцов успел заметить непропорционально большое количество ручных пулеметов среди лежащего на земле и стоящего в пирамидах оружия. Только тот, кто собирается воевать всерьез, подберет на поле боя не положенный по штату, тяжелый и неудобный "Дегтярь". Разумному контрразведчику хватило бы только этой детали, чтобы обойтись без всяких прочих проверок выходящих из окружения людей. На Воронцове поверх гимнастерки была надета танкистская кожанка без знаков различия, поэтому внимания его появление не привлекло, тем более, что и вооружен он был по-солдатски. Разговор у костра тянулся, похоже, давно, и тема его была та же, что у сотен других подобных костров, в окопах переднего края, в бесчисленных ротах, батареях, эскадронах и эскадрильях. О войне. Почему она все же началась, почему немцы нас жмут, когда это все кончится, что нужно делать командованию. У этого костра разговором владел немолодой, лет за сорок кавалерийский капитан. Говорил он вещи по тем временам смелые. О том, что царская армия, при всех ее недостатках, к войне была подготовлена лучше, не зря же ее первые операции были активно-наступательные, и если бы не Ренненкампф, Восточно-прусскую операцию она бы безусловно выиграла. А мы, напротив, если бы не спохватились в последний миг, сейчас вообще неизвестно где были бы. Может, и под Москвой уже. Воронцов поразился, насколько четко капитан уловил суть событий. И подумал, что, как всегда, люди, имеющие непредвзято, здраво и широко мыслить, отчего-то оказываются совсем не на том месте, не в той роли и не в тех чинах, что заслуживают. И как требуют интересы дела. Ну кто этот капитан? Командир эскадрона, помначштаба полка, никак не выше, а мог бы и на генеральских должностях служить, если б вовремя его рассмотрели кому положено. Или лес пилить, что вернее, тут же решил Дмитрий. А может, уже и попилил... - Забываетесь, капитан, - прозвучал с другой стороны костра уверенный и начальственный голос, подтверждая правоту последней мысли Воронцова. - Думайте, что говорите, вас бойцы слушают. - Ну и пусть слушают, на пользу пойдет. То, что я сказал, в любом учебнике написано. В середине августа четырнадцатого, если помните, русские войска на всех фронтах наступали, так что немцы из Франции, в разгар наступления на Париж, войска снимать начали. Не так? А чем мы с вами, товарищ старший батальонный, сейчас занимаемся? Поясните, если я чего не понимаю... Возражал капитану, как рассмотрел Воронцов, старший батальонный комиссар с малиновыми пехотными петлицами. И возражения его были вполне для тех, и не только для тех, времен стандартными. Насчет коварства, внезапности, гения товарища Сталина и неизбежной грядущей победы. По сути близко к истине, но настолько не к месту, что даже и среди тех бойцов, к кому он апеллировал, поддержки его слова не встретили. Впрямую, конечно, никто не возразил, но все как-то отвлеклись. Кто начал колоть штыком картошку в котелке, проверяя, не сварилась ли, кто заговорил о своем вполголоса. Комиссар это тоже ощутил, и то ли он тоже был умный человек и говорил по должности, то ли решил подождать другого момента, но бросил беззлобно: - Вот, пожалуйста, и результаты ваших речей. - И без паузы спросил: - Закурить ни у кого не найдется? Весь день без табака... Воронцов протянул ему свою "Пальмиру". Нашлись и еще желающие, пачку расхватали вмиг, оставив деликатно хозяину четыре штуки. Дмитрий продвинулся поближе к капитану. Тот его заинтересовал, и свою компанию заводить требовалось, одиночкой долго не просуществуешь. - Вы не историк? - спросил Воронцов. - Нет, я экономист. А история... Ленин, кстати, писал: "Смешно не знать военной истории". - Это верно. Однако, - понизил голос Воронцов, - иногда и Ленина нужно цитировать поаккуратнее... Капитан посмотрел на Воронцова пристальнее. - Полковник? Или полковой комиссар? - Комиссар, - не стал уточнять Воронцов. - Что-то я вас раньше не приметил. - Я только что на вас вышел. Весь день в одиночку пробирался. Машина сгорела. Кто тут у вас старший? Или каждый сам по себе? - Нечто среднее. Начальников много, толку мало. Есть тут один майор, пытается руководить, но выходят у него слабо. Беда, что ядра нет. Был бы хоть один взвод со своим лейтенантом, тогда вокруг него и остальные бы формировались. А так... У меня есть пять бойцов, но я пока присматриваюсь. - Капитан махнул рукой. - Еще посмотрю, да может снова сам пойду. Обидно из-за чужого бардака пропадать... - Ну-ну, - сказал Воронцов. - Утром сориентируемся. Вы возле меня держитесь со своими людьми, может, что и придумаем. У вас кони есть, или пешком пробираетесь? - Коня как раз найдем, - обрадовался капитан. - Будем знакомы. Коротков, Виктор Петрович. Начфин полка. Из запаса, разумеется. Но вы не думайте, я не только деньги считать умею. Учился в Николаевском кавалерийском, не окончил, правда. При Керенском прапорщика получил, воевал два месяца. Потом год присматривался, с девятнадцатого в Красной Армии взводом командовал. С двадцать первого в запасе, при переаттестации дали шпалу... - Ну, с таким опытом вы скоро полком командовать будете. - Посмотрим. Война - дело долгое... - не стал жеманиться Коротков. Воронцов о себе распространяться с младшим по званию не счел нужным, назвал только фамилию. - Присмотрите за моей винтовкой, - попросил он капитана, - а я тут прогуляюсь.
в начало наверх
Ничего особо интересного он при обходе ночного бивуака не обнаружил, но получил общее представление о составе, количестве и настроениях людей, подсаживаясь к равным группам, вступая в разговоры. В итоге ему стало ясно, что лучше всего будет изложить капитану Короткову свою легенду и уходить с его пятеркой конников. И время он выиграет, и верхами сейчас надежнее, чем на механическом транспорте. Без шума, по лесным тропкам... Штаб фронта развернулся в каменных строениях бывшего панского имения (в предвоенные годы - МТС) в пяти километрах южнее дороги Борисов - Орша. Силами срочно выдвинутой из состава Резервного фронта ударной армии прорыв немцев удалось пока сдержать, на неподготовленных рубежах третий день продолжались ожесточенные встречные бои. Берестин надеялся, что, получив еще одну армию я пару танковых корпусов, он сможет фланговыми ударами под основание Борисовского выступа восстановить положение и вернуть Минск. Тем более, что три дивизии Минского укрепрайона продолжали держаться, заняв круговую оборону. За дверями его кабинета на втором этаже эмтээсовской конторы послышался непонятный шум, потом она распахнулась и, отталкивая майора-порученца, в кабинет буквально ввалился небритый и расхристанный человек в грязных сапогах. Порученец на глазах командующего осмелел, еще раз демонстративно попытался загородить вход своей грудью, но незваный гость взял его за ремень портупеи и, приблизив к себе, отчетливо выговорил сложное военно-морское ругательство. Потом резко толкнул назад и захлопнул дверь. Берестин настолько ежился за истекшие два месяца с личностью Маркова, что испытал самый настоящий генеральский гнев. Лишь через секунду он узнал и голос, и самого возмутителя спокойствия. Воронцов же без тени улыбки сел на ближайший стул, вытянул ноги, постучал пальцами по столу. - Хреново воюете, генерал армии. Не понимаю, почему вас до сих пор не расстреляли. - Ты? Откуда? - Берестин почувствовал необыкновенную радость, почти восторг. Впервые за два месяца родной человек. С Андреем он ведь только по телефону я прямому проводу общался, а тут Димка собственной персоной. В реальном своем обличье, без всяких обменов разумов! - Я, ваше превосходительство, самым натуральным образом. Ты лучше налей мне что-нибудь от генеральских щедрот, я ведь и не пивши и не жрамши цельную, почитай, неделю. Зато войну повидал. Лично. Очень рекомендую. Это вам не по картам стратегия разводить. Генералы... Воронцов выпил сто граммов, строго по норме, закусил кружочком сухой колбасы. С отвращением посмотрел на свои грязные руки. - Помыться бы. И покурить чего... У нас и махорки не было. Там мои ребята на улице, распорядись. Красиво мы по тылам погуляли. К орденам бы их, пока ты еще здесь главный. - Все сделаем. Только ты скажи, что случилось? Почему в таком виде? Тебя Антон прислал, или вы с Олегом сами? - Что ты засуетился? - Глаза у Воронцова заблестели. От выпитой водки я от того, что он наконец добрался до цели, настроение у него стало дурашливое, его забавляла растерянность и нетерпение Берестина. - Веди себя по-генеральски. Как начал: строгость взора, металл в голосе. Тебе идет. Ну - все, все... Кончаю. Еще стопарь - и хватит. - Не развезет тебя с голодухи? Я сейчас распоряжусь - обед принесут. - Распорядись, обязательно. И лучше сразу два обеда. Тогда и поговорим по делу. Как в русских сказках - напои, накорми, а потом расспрашивай. 3 Они въехали в Москву пронзительно солнечным и холодным сентябрьским утром. Колонна машин, возглавляемая пятнистым закамуфлированным "ЗИСом", по Можайскому шоссе и Большой Дорогомиловской вывернула через Смоленскую площадь к Арбату. Теперь уже Воронцов, как недавно Берестин, жадно, не отрываясь, всматривался в мелькающую за открытыми окнами московскую жизнь. Что ни говоря, а только здесь по-настоящему ощущается невероятность происходящего. На фронте все иначе, фронт он и есть фронт. А видеть наяву то, что видел недавно лишь на старых фотографиях, в кадрах кинохроники или снятых в жанре "бюрократического романтизма" художественных фильмов вроде "Светлого пути" - совсем другое дело. А Берестина кольнуло в сердце на углу Староконюшенного, где и началась вся эта "космическая опера" его встречей с Ириной. Не вря он тогда ощутил какое-то потустороннее дуновение неведомой опасности, увидев молодую стройную женщину в черном кожаном плаще. Алексей невольно усмехнулся, вспомнив свое тогдашнее сожаление, что не для него уже свидания с загадочными красавицами и что жизнь почти прошла, не оставив надежд на какие-то неожиданности и яркие впечатления. - Смотри, - прервал его воспоминания Воронцов, - и не скажешь, что фронтовой город. - А ты ждал, будет как шестнадцатого октября? - Нет, но все псе... - Так и должно быть. Фронт далеко, сводки спокойные, бомбежек не было, ополченцев не призывают... Мужчин конечно, поменьше, а так все в порядке. Кое в чем даже лучше. Страху меньше, по ночам не арестовывают, десятки тысячи из лагерей вернулись, наш великий друг в регулярных выступлениях обещает народу близкое и светлое будущее, кино бесплатно крутят, рестораны работают до утра. - Берестин невольно заговорил с нотками человека, имеющего основания гордиться своей причастностью ко всем названным преимуществам нынешней московской жизни перед довоенной. Впереди блеснули купола кремлевских соборов, и Воронцов, невольно напрягшись, вернулся к теме, которая его волновала гораздо больше, чем бытовые подробности. - Как хочешь, а спасаюсь я... Меня как учили - самым сложным моментом десантной операции является обратная амбаркация, сиречь возвращение войск на корабли с вражеского берега... Вас-то я отправлю, а сам останусь с глазу на глаз с натуральным Иосиф Виссарионычем. Что ежели его ранее угнетенная личность развернется, как пружина из пулеметного магазина? Помнишь, как оно бывает? - Чего ж не помнить? Сколько мои солдатики пальцев поотбивали, а один как-то чуть без глаз не остался... - кивнул Берестин. - Вот именно. У вас, конечно, на Валгалле тоже свои проблемы возникнут, но там хоть на ребят надежда, они вроде все продумали, а я выкручиваться должен... - Выкрутишься. - Берестин не выразил готовности разделить тревоги Воронцова. Его больше занимали государственные заботы. - Хоть и понимаю я, что нас дальнейшее вроде и касаться не должно, может, и вообще ничего после нас не будет, а обидно, если Сталин все на круги свои вернет. Сумеет Марков запомнить и сделать, как намечено? Или история все-таки необратима и не имеет альтернатив? - Серьезный вопрос. Если судить по моему прошлому походу - может, и не имеет... Философскую беседу пришлось прервать, потому что "ЗИС" притормозил перед закрытыми Боровицкими воротами. Лейтенант в форме НКВД чересчур внимательно принялся изучать документы Маркова и Воронцова, чем вызвал раздраженный генеральский окрик. - Вас что, не предупредили? Или до сих пор от бериевских привычек не избавились? Открывайте! На фронт вам всем пора, опухли тут от безделья! Ротами командовать некому, а они впятером ворота сторожат! Вон, гляди, морда в окне не помещается... Воронцов, не сдержавшись, расхохотался. Действительно, круглая и конопатая физиономия выглянувшего на шум часового раза в полтора превышала размеры обычного человеческого лица. Да и внезапный переход от берестинской интеллигентной манеры к начальственной грубости Маркова тоже его позабавил. Но желаемый эффект был достигнут. Створки ворот распахнулись. Берестин уже захлопнул дверцу, как из глубины башни возник еще один чин кремлевской охраны, с двумя шпалами на петлицах и рыхло-серым лицом человека, лишь изредка бывающего на свежем воздухе. Мощно было предположить, что вся его жизнь протекает в недрах подвалов и казематов. Возможно, так оно и было. - Попугаев, вы что? - закричал подземный обитатель, даже крик которого был странно похож на шепот. - Грузовики не пропускать! - Тьфу! Еще и Попугаев! - изумился Берестин. - Придумают же! Он оглянулся. Колонна запыленных пятитонок, в которой вместе с ним прибыл передовой отряд дивизии Ямщикова, вытянулась на добрую сотню метров и, естественно, перепугала охранителя. Берестин мог бы позвонить коменданту Кремля, самому Сталину, недоразумение разрешилось бы в минуту, однако не он, а Марков, со дня своего ареста, ненавидел подобный тип сотрудников НКВД спокойной и презрительной ненавистью, и не потому, что лично ему они причинили массу неприятностей, а в принципе - как особую породу безмерно жестоких и абсолютно безнравственных существ. И не упускал случая поставить любого из них на подобающее место. - Ты что себе позволяешь? Ты как стоишь перед генералом армии? А ну, смирно! - на последних словах голос у него даже зазвенел от сдерживаемой ярости. Он взмахнул зажатой в руке перчаткой, и через несколько секунд бойцы с первой машины с автоматами наизготовку окружили и обезоружили охрану ворот. - Репетиция государственного переворота? - поинтересовался Воронцов, когда Берестин отдал комбату все необходимые распоряжения и пошел в караулку к телефону. - Но ты же, хочешь спокойно вернуться домой? - ответил Алексей вопросом на вопрос. - Зачем вводить товарища Сталина в искушение? Тем более, что армейская охрана не в пример надежнее. Когда подойдет вся дивизия, всякие недоразумения будут исключены... - Берестин сделал жест, предлагающий Воронцову замолчать, потому что на том конце провода подняли трубку. - Кто? Пригласите товарища Сталина. Марков. Не поняли? Повторяю: Мар-ков... Я вас приветствую, товарищ Сталин. Так точно, прибыл. Через пять минут. Хорошо. Да, кстати, скажи там, кому надо, что охрану Кремля я беру на себя. Чтоб сдуру оружием махать не начали, а то мои орлы шутить не обучены. Нет, серьезно. Со мной пока батальон, а дивизия подтянется в течение суток. А этих на фронт, разумеется... Ладно, придем и все обсудим... С кем? Тогда и увидишь. Берестин опустил трубку на рычаги. - Вождь, нас ждут. Заинтригованы. Так что готовься предстать. Подозвал к себе комбата, который, казалось, только и делал, что регулярно захватывал правительственные здания, так он был деловит и спокоен. - Направьте по взводу к каждым воротам. Свой КП развернете в Спасской башне. Временно назначаю вас комендантом. Конфликтов с бывшими сотрудниками не допускать. Со спецификой службы вас ознакомят. Ничьих указаний, кроме моих, причем отданных лично, не выполнять. У меня все. Действуйте. Берестин подождал, пока последний грузовик въехал внутрь и ворота вновь закрылись. - С этим порядок. Трогай... - скомандовал он водителю. - А если твоему майору сам что-нибудь прикажет? - спросил Воронцов. - Я же сказал - ничьих. Что ж, думаешь, я не знаю, кому что поручать? Для справки - майор Терешин у Маркова адъютантом был. Когда Маркова посадили, его из партии исключили и со службы выгнали. Почему не арестовали, как пособника врага народа, сказать затрудняюсь. Война началась - он в газете мою фотографию увидел и письмо прислал... Вряд ли он Сталина слушать станет... Обидчивый я хорошо соображает. ...Новиков принял их в своей комнате отдыха, оформленной так, чтобы как можно больше соответствовать стилю просвещенного лидера воюющей державы. Мебель, ковры и драпировки светлых пастельных тонов разительно контрастировали с оставленным в неприкосновенности интерьером рабочего кабинета. А о том, что хозяин этого помещения не только отдыхает здесь, но и государственно мыслит, говорили стеллажи с военно-историческими трудами им же уничтоженных авторов, справочниками по иностранным армиям и флотам, карты всех существующих и еще только могущих возникнуть театров военных действий. После взаимных приветствий, удивленных возгласов и иных, принятых в кругу друзей выражений эмоций, Воронцов, осмотрев комнату, повернулся к Новикову. - Знаешь, Андрей, чего здесь не хватает? Хорошего компьютера с программой "Война на Востоке". Видел я такую игрушку в Нью-Орлеане. Там как раз наш случай предусмотрен. Записаны все данные о Красной и немецкой армиях, вся тактика и стратегия и еще уйма всего. Компьютер играет за
в начало наверх
русских, а хозяин - за немцев. Цель игры - взять Москву. Для достоверности на дисплей проектируются карты, хроника, звуковое сопровождение. Роскошная забава. Там даже сводки погоды подлинные заложены. Вот бы ее тебе... Как это мне в голову не пришло? Сидели бы и гоняли варианты... - Я всегда знал, что ты парень умный, - усмехнулся в усы Новиков, - только поучения апостолов плохо знаешь. - А что? - Да апостол Павел говорил: "Не будьте слишком мудрыми, но будьте мудрыми в меру". Воронцов развел руками. - Так что? Нужно понимать - финиш? Ну, рассказывай... Воронцов в деталях повторил все, что уже раньше говорил Берестину. - Понятно... - помолчав, будто еще раз представив себе картину во всех деталях, сказал Новиков. - Стало быть, практически наша служба закончена. Мы возвращаемся в свои телесные оболочки, Сашка с Олегом тут же выдергивают нас в Замок, и на этом все? Прочую работу делают Герард и Корнеев. А как с гарантиями? Вдруг наших тел на месте не окажется? Или ребята не сумеют к нам прорваться? Тогда как? - Я доктор? Я знают - неожиданно вспомнил Воронцов одесское присловье. - По Антоновой схеме предполагается, что я вас перекидываю туда, когда парни будут на месте. То есть риск как бы исключен. - Утешил. Если они не прервутся, мы останемся здесь, только и всего. Отрадная перспектива... Может, Алексею нравится, а я свою рощу в зеркале видеть уже не могу. - Ну, это ты зря. Смирение паче гордости, так, что ли? Вид у тебя очень даже ничего... Бравый. К этому моменту Новиков сбросил зеленый армейский китель, который с началом войны стал носить вместо надоевшей серой "сталинки", подвернул рукава белой крахмальной рубашки и в узких синих бриджах и щегольских кавалерийских сапогах походил скорее на старорежимного казачьего полковника, чем на всем известные изображения вождя. - Благодарю, - кивнул Новиков. - Посмотреть бы, что ты скажешь, когда наедине с данным персонажем останешься, когда нас с Лешей здесь не будет... - С обычной прозорливостью он угадал болевую точку Воронцова. Дмитрий передернул плечами. - Надеюсь, бог не выдаст, свинья не съест. Берестин повернул верньер большого "Телефункена", стоявшего на столике в углу. Медленно разгорелся зеленый глазок, через шипение и треск разрядов вдруг отчетливо и чисто прорвалась музыка. Алексей поправил настройку. Комнату заполнили звуки "Сент Луис блюза". - Надо приказать, чтоб и наши радиостанции почаще приличные концерты передавали... - сказал Новиков, выходя из комнаты. Через минуту он вернулся с толстой красной папкой в руках, из которой торчали края и углы торопливо собранных со стола бумаг. - Тут у меня целая куча неподписанных... - начал он, но Воронцов предостерегающе поднял руку, и Новиков замолчал. Музыка прервалась, и директор Би-би-си мягким баритоном начал читать сводку последних известий. После сообщения о действиях королевского флота и очередных налетах на Берлин он перешел к новостям с Восточного фронта. Ссылаясь на германские и нейтральные источники, диктор говорил о том, что Красной Армии, очевидно, удалось приостановить наступление противника на Смоленском направлении. В целом военный обозреватель Би-би-си оценивал обстановку как тяжелую, но не катастрофическую. Особо было отмечено твердое и квалифицированное руководство войсками Западного фронта со стороны его командующего генерала Маркова. При этих словах Новиков одобрительно подмигнул Берестину, а Воронцов перевел столь лестную характеристику, потому что Алексей, со своей школьно-вузовской подготовкой, улавливал в передаче только отдельные слова. Затем англичане сообщили, что на Балтике резко активизировались действия русского флота. Ударное соединение в составе двух линкоров, двух крейсеров, двух лидеров и десяти эсминцев подвергло бомбардировке Мемель, Пиллау и приморский фланг наступающих на Лиепаю немецких войск. По сообщению шведского радио, советские подводные лодки полностью парализовали морские перевозки между портами Германии и восточного побережья Швеции... - Вот так, - удовлетворенно сказал Новиков. - Пусть знают, что мы в Маркизовой луже не отсиживаемся. А завтра и Черноморский флот свое слово скажет. Констанцу в щебенку размолотим, Плоештинские нефтепромыслы сожжем... Пусть тогда водой из-под крана свои танки и самолеты заправляют. - Кстати, поясни, если нетрудно, почему вы тут в темную играть начали? - спросил Берестин, когда последние известия закончились и опять пошла музыка. Из "Серенады солнечной долины". - Мы же договаривались, ты сотню "катюш" обещал и пару армий из резерва. - А мы тут с людьми посоветовались - неглупыми людьми - и решили не спешить... - Решили! Вы тут решаете, а немцы через неделю к Смоленску могут прорваться! Ты бы видел, что на фронте творится! Гранатометов, и то не дал, сколько нужно. И новых самолетов. Рычагов каждый день по полсотни машин теряет и на меня, как на последнего трепача, смотрит. - Вот завелся... - с сожалением сказал Новиков. У тебя, Алексей, началась профессиональная деформация. Ты слишком уж тесно отождествляешь себя с Марковым. Это для него такие вопросы и настроения естественны, а не для тебя. Тем более в последний день службы... - Вот именно, что в последний! Мне, знаешь, не безразлично, что тут дальше будет! Я не для пришельцев стараюсь, чтоб им... Я всерьез воюю, хочу, чтоб здесь не двадцать миллионов погибло, а максимум два... Берестин оборвал себя, нервничая, закурил, сломав две спички. - Глупость какая... - будто с удивлением сказал он. - Что это значит: "хочу, чтоб погибло два миллиона..."? Я хочу, чтоб вообще никто не погибал, хоть и понимаю, что так не бывает... - Нет, ты точно переутомился. Ну сказал и сказал, мы ж тебя правильно поняли, - сочувственно покачал головой Новиков. - Когда мы с тобой по картам войну планировали, не во всем, оказывается, разобрались как следует. Тебе-то там, на передке, думать на перспективу, конечно, некогда было, а я находил возможность. Хоть и без компьютера. И вот чего надумал. Незачем нам сейчас резервы к тебе направлять и о контрнаступлениях мечтать. Ерунда получится, очень свободно можем все наши преимущества растерять. Как на юге в сорок втором... - Так, идея ясна, а твои варианты? - Берестин сам не раз думал в этом направлении, но непосредственные заботы фронта и в самом деле не давали ему возможности размышлять о далеких стратегических перспективах. - А очень просто. Кроме нас троих, здесь присутствующих, все остальные те же, кто и тогда воевал. И рядовые, и генералы... Никто выше себя не прыгнет. Вспомни, как они в тот раз наступали. Если б по-грамотному, и немцев бы от Москвы не на сто-триста километров отбросили бы, а на пятьсот минимум, и потерь бы в два раза меньше понесли. - Так и то, что сделали, было выше сил человеческих! - А я разве спорю? И никого не хочу обидеть или принизить. И героизм был, и все прочее. А умения - не хватало. Дальше пойдем - харьковское наступление, крымское... а потом что? Напомнить или сам знаешь? Так и сейчас то же самое выйдет. Сил мы уже собрали достаточно, если по цифрам смотреть. А тактическая подготовка, а стратегия? Обороняться у нас получается, худо-бедно. А наступать - не знаю. Не справимся, снова кровью захлебываться будем, технику зря погробим. Немцы вон даже после Сталинграда и Курской дуги очень даже здорово нам давать умели. Сейчас - тем более. Не так я говорю? - Так, - нехотя согласился Берестин. Он представлял, как может все получиться. Пусть даст ему Новиков тридцать, даже сорок свежих дивизий. Необстрелянных, не знающих и не умеющих ничего, кроме как ударить в штыки на дистанции прямой видимости. Лобовыми атаками они смогут потеснить немецкие войска, заставить их перейти к обороне, но и только. В удобный момент какой-нибудь Клейст или Манштейн найдет подходящее место, танковым тараном пробьет фронт и снова пойдет гулять по тылам. Войны немцы ни в каком варианте не выиграют, но лишней крови опять прольется море. - Хорошо, согласен. И что ты изобрел? - Да уж изобрел. С учетом того, что нас здесь не будет. Я хоть и не знал, когда нас устранят, но весь месяц последний только к этому и готовился. Смотри... - Он указал на карту Европы. - На твоем фронте остановим немцев и перейдем к позиционной войне. Спешить нам некуда. А все резервы, новые танковые армии, "катюши" и прочее сосредоточиваем на юге. От Винницы до Кишинева. И весной двинем. Через Венгрию, Румынию, Болгарию. Глубокий обход к южной Германии. А потом из Прибалтики через Восточную Пруссию и север Польши... Тогда, глядишь, к сорок третьему и вправду войну мощно выиграть без лишних жертв и с совсем другой внешнеполитической ситуацией. А группой "Центр" в самый последний момент займемся, вот где настоящий хотел получится, от Смоленска до Варшавы... Все ясно? - В принципе красиво, - ответил Берестин, - а как на практике получится, думать надо... - Вот пусть товарищ Марков остается здесь и думает, на то его главковерхом и назначаем... Наброски я подготовил, а на подробную разработку зимы ему хватит. - Жаль только, что мы не узнаем, как все случится.. Годик бы я еще тут посидел, - с сожалением ответил Берестин. Ему действительно трудно было осознать, что с их уходом исчезнет вся сейчас существующая реальность, и генерал Марков, и новый Сталин, и еще два миллиарда человек, для которых история начала уже меняться, чтобы стать гораздо счастливее и правильнее, без пятидесяти миллионов напрасно погибших людей, без Хиросимы и Нагасаки, без холодной войны, без всего страшного, бессмысленного и жестокого, что однажды состоялось, но чего может и не быть, если все пойдет так, как они задумали и в меру сил пытаются исполнить. - Кто его знает, а вдруг и удастся посмотреть... - сказал Воронцов, имея в виду возможности Антона и его техники в Замке, а может, и не только это. - Мы уже в такие дебри влезли, что ни за что ручаться нельзя. Лишь бы Иосиф Виссарионович опять все на круги прежние не повернул. - Включи плитку, там, в шкафчике... - Новиков раскрыл свою красную парку. - Кофе свари, отвлечемся немного. Коньяк есть, хороший, только понемногу, ночь длинная, и я вам еще кое-что хочу показать. Тихо загудел телефон на подоконнике. Звонил один из трех новых помощников Сталина, заменивших Поскребышева. Бывший сотрудник НКИД, эксперт и аналитик, два года отсидевший в бериевских подвалах, но не сломавшийся и никого не предавший. Все новое окружение Сталина состояло теперь из таких людей. - Приехали редакторы газет. Ждут, - сообщил од. - Пусть подождут полчасика. Я вызову... - ответил Новиков и, подумав, прибавил: - Скажите, чтоб задержали выпуски и освободили на первых полосах побольше места. Опустил трубку, помолчал, не снимая с нее руки. Сейчас он вдруг снова стал похож на Сталина с бесчисленных парадных картин. - Может повернуть по-старому, запросто... - сказал Андрей и вздохнул. - Я все время об этом думаю. Если б, как ты Леша, говоришь, еще годик, может, и сломали бы его окончательно... А так он еще покажет, что почем. Усмехнулся, вернулся к столу, взял поданную Воронцовым чашку крепчайшего кофе. Отхлебнул, обжигая губы. - Вся беда, что народ не готов понять и принять все, что можно бы сказать и сделать. Поэтому нам удается только смягчать крайности режима. Обставить вождя флажками, за которые не так просто будет выбраться, чтобы не показаться совсем уже сумасшедшим... Вот у меня тут целая куча декретов и указов, подпишу - и сразу в печать, для того и редакторов вызвал. А раз вы тоже здесь, давайте прикинем, что еще надо успеть. Новиков начал размашисто подписывать бумаги и передавать их Берестину и Воронцову. - Вот указ об отмене смертной казни. Взамен десять лет или штрафные роты. И только по суду, никаких "троек" и "особых совещаний". Пересмотреть мощно только после окончания войны. Покойников я на фронте хватит... Навое положение о прохождении службы в действующей армии. Двухнедельные отпуска каждые полгода, льготы фронтовикам и членам их семей, демобилизация и запрещение впредь призыва единственных сыновей и единственных кормильцев, еще тут разные пункты... Решение Политбюро о разграничении функций ЦК, ГКО и Ставки Верховного главнокомандования. Главком становится членом Политбюро и может быть смещен только на съезде. А съезд еще когда будет... Так что спи, Марков, спокойно. А вот совсем интересно - передовая "Правды". Здесь я признаю утратившей силу идею об обострении классовой борьбы. Наоборот - нерушимое единство народа, право на свободу мнений внутри и вне партии, роль церкви как выразительницы народного духа, призыв ко всем соотечественникам дома и за рубежом сплотиться, независимо от прошлых разногласий, на единой платформе защиты Родины, намек на послевоенную демократию... - Крепко завернул, - похвалил Воронцов, пробежав глазами текст. - После такого даже не знаю, что наш клиент делать станет.
в начало наверх
- Да, - согласился Берестин, - когда это на весь мир прогремит, задний код сразу давать неудобно. Тем более, что "органов" у него не осталось... - На что я надеюсь. - Новиков, не поднимая головы, подписал еще несколько листов. - Тут еще о некоторых текущих вопросах... Согласны? Можно редакторов звать? - Зови, - разрешил Воронцов. - Неплохо бы еще завтра, если успеем, пресс-конференцию устроить, с разъяснением и углублением позиций. И иностранных корреспондентов нужно пригласить побольше. - Годится. Так и сделаем. Пошли, Леша, я тебя заодно как главкома представлю и прикажу впредь по всем вопросам освещения войны к тебе обращаться. Товарищу Сталину некогда всякой ерундой заниматься, у него заботы глобальные... А потом... - Новиков улыбнулся добро и лукаво, как и подобает хрестоматийному Сталину, персонажу святочных рассказов для младших школьников, - есть мнение на все наплевать, переодеться в штатское и прогуляться по ночной Москве. Чем я хуже Гарун-аль-Рашида? - А террористов не боишься? - спросил Воронцов. - Товарищ Сталин никого не боится. Товарищ Сталин всегда был на самых опасных участках гражданской войны. Товарищ Сталин на экспроприации ходил, с каторги бегал... Прошу всегда это помнить! - Новиков гордо разгладил усы, надел и оправил перед зеркалом китель. - Пошли. Нельзя заставлять прессу ждать слишком долго! ...Воронцов, как это часто бывает, проснулся за несколько секунд до звонка. То, что на этот раз роль будильника играл тактильный зуммер устройства для переноса психоматриц, дела не меняло. Он открыл глаза, не совсем понимая, где находится, потом увидел сереющий прямоугольник окна, ощутил острый запах кожи дивана, на котором лежал, неудобно подвернув руку, и вспомнил. Нащупал у изголовья предусмотрительно откупоренную бутылку "Боржоми", сделал несколько глотков, смывая горечь несчитанных сигарет и чашек кофе. И только после этих автоматических действий, уже окончательно проснувшись, Дмитрий почувствовал, как жужжаще завибрировала на запястье нижняя крышка прибора. Этот сигнал означал, что у него осталось три часа, чтобы закончить все свои дела, подготовить Новикова и Берестина к перебросу туда, где должны находиться их тела, а потом и самому уйти по вневременному каналу. Воронцов полежал еще немного, испытывая сильное желание заснуть, хотя бы на час, чтобы поменьше думать о том, что ему предстоит сделать. Тоже привычка, оставшаяся с детства. Но сон не возвращался. Наоборот, голова прояснилась так быстро, словно он принял пару таблеток фенамина. Видно, не судьба, подумал Воронцов и сел. Живы будем, дома отоспимся... Окончательное решение он принял ночью, когда они втроем возвращались из Москвы на дачу. Шутили, много смеялись, вспоминая забавные ситуации своей нелепой (имея в виду служебное положение Новикова и Берестина) выходки. Роль пожилого грузина, только что спустившегося с гор, Андрею удалась вполне. Воронцов томе веселился и развлекал друзей подходящими к случаю анекдотами, в то же время просчитывая варианты. И не находил никаких альтернатив. Нельзя сказать, что такое решение далось ему легко. Он добросовестно рассмотрел все доводы против, которые сумел придумать, и счел их неосновательными. Для него самого риск тоже был огромный, но как раз это занимало Воронцова меньше всего. К риску он привык и надеялся, что в критический момент сумеет действовать правильно. Дмитрий не спеша оделся, приоткрыл дверь в комнату, где спал Берестин, и прислушался. Дыхание ровное, даже чуть похрапывает. Бесшумно, по ковровой дорожке Воронцов подошел, на спинке стула нащупал ремень с маленькой кобурой. По своему генеральскому чину Алексей не обременял себя ношением настоящего боевого оружия, обходился "браунингом N 1". Дмитрий вынул обойму, выщелкал на ладонь патроны, проверил ствол, обезвреженный пистолет положил на место. Патроны он выбросил в унитаз, после чего зажег свет в ванной и начал бриться, насвистывая. Через час он разбудил друзей, заставил их встать, не сказав, впрочем, о причине. Ограничился общими рассуждениями о необходимости спешить, возвращаться в Кремль, лично знакомиться с первой реакцией членов ЦК, правительства, дипкорпуса на утренние выпуски газет. Почему не стоит говорить о скором возвращении, Воронцов и сам не знал, просто ему не хотелось этого делать. А в неясных случаях он предпочитал доверять своей интуиции. Зато завтрак он постарался затянуть так, чтобы выехать не более чем за полчаса до момента "Ч", выражаясь языком военных приказов. Выходя из дома, он чуть приотстал от Берестина оглянулся, нет ли поблизости кого из охраны, и быстрым движением переложил свой "ТТ" из кобуры в карман галифе. Раньше этого сделать было нельзя, длинный пистолет был бы заметен. - Давай я за руль сяду... - сказал Воронцов Новикову. - Вряд ли когда еще доведется сталинский "ЗИС" пилотировать. Водитель, когда Новиков приказал ему выйти, спросил растерянно: - А мне как же? - Оставайтесь здесь. Я за вами "эмку" пришлю. А пока отдыхайте... После вчерашней "смены караула" в Кремле обычной охраны на трех таких же точно черных "ЗИСах" с Новиковым не было, и это тоже оказалось на руку Воронцову. Если б охрана присутствовала, его план не имел бы ни малейших шансов. Он бы я затеваться не стал. Дмитрий вел машину, сообразуясь с сигналами зуммера, который давал теперь уже непрерывный отсчет времени. Солнце поднималось над лесом тусклое и малиновое, но небо было чистое и день, судя по всему, ожидался теплый. - Все-таки интересно, - вернулся Воронцов к теме, занимавшей все его мысли, - может ли Сталин перевоспитаться? Я условно говорю - перевоспитаться. Точнее - пересмотреть свои позиции? Все же старый человек, седьмой десяток... Друзей-помощников никого не осталось, новых завербовать вряд ли успеет. А тут - война, победоносная, само собой. Рядом верный соратник Марков, да и другие... Возможен ли такой вариант, чтобы он, как вот ты, Андрей, ему импульс дал, так и погонит по инерции до самого 53-го года делать не то, что его левая нога хочет, а к пользе отечества? - Нет, Дим, вряд ли он перевоспитается, - серьезно и грустно ответил Новиков. А Берестин только фыркнул. - То, что мы сделали и делаем, конечно, как-то его ограничит. На год, на два, до Победы. А там... Не знаю, как именно, настолько далеко заглянуть ему в душу я не могу, но то, что он не смирится с ограничением своего самодержавия - уверен. - Новый террор развернет или еще почище пакость придумает, - вставил Берестин. - А где ж он для террора силы возьмет? - спросил Воронцов. У него оставалось еще четыре минуты. - Ну, капитан, ты совсем в политических науках дикий... Чего-чего, а на это добровольцев всегда хватит. Только свистни... Воронцов снял ногу с акселератора, чуть подвернул руль вправо. Машина плавно остановилась. - Ты чего? Прогуляться захотел? - удивленно приподнял бровь Новиков. - Да нет. Приехали. Пора вам, ребята. - Что, уже? - Берестин даже возмутился, потому что имел совсем другие планы на ближайшее время. Но Воронцов не дал ему времени на споры и размышления. - Уже, уже. Приготовьтесь. На все - минута. Спокойно. Леша, подвинься поближе к Виссарионычу, как на семейной фотографии, чтоб за раз захватить... Учащающиеся импульсы с прибора перешли в непрерывный пульсирующий сигнал. Воронцов повернул руку с часами циферблатом внутрь машины. От пронзительного ультразвукового визга заныли корни зубов, и сразу наступила глухая тишина утреннего подмосковного леса. Такая тишина, которую нарушал только ветер, шелестящий в желто-красной листве. Одновременно он опустил руку а карман, сжал пластмассовую ребристую рукоятку пистолета. Воронцов решил закончить эту затянувшуюся, давно вышедшую из-под контроля историю очень просто, хотя и аморально. Два выстрела в голову Сталина - и все проблемы мира и социализма будут решены хотя бы в здешней исторической реальности. Прибор сработал - Новиков и Берестин только что перенеслись из этих тел в свои, плавающие в капсуле нулевого времени на "дальнем берегу", на Валгалле, в трех десятках парсек от Земли. Момент перехода Воронцов уловил по ставшим бессмысленными глазам Новикова (нет, теперь уже только Сталина), еще секунду назад смотревшим на него с удивлением, Этого Воронцов и ждал. Сейчас он стреляет в Сталина - вот когда, наконец, история по-настоящему изменит свой ход. Тут уж без вариантов - кто бы ни пришел на смену тирану, его политической линии он продолжить не сможет. друзьям о своем плане он не сказал не только потому, что боялся возражений. Хотя, конечно, трудно сказать человеку, что через пять минут он будет тобой убит. Прежде всего Дмитрий спасался, что его намерение станет известно пришельцам. И тем, и другим. А вот им, как раз, он и хотел показать, кто хозяин ситуации. Вы строили свои планы? Ну так нате, получите! Мне плевать, на какой вариант вы рассчитывали, вот вам мой, и подавитесь! Сейчас он выстрелит Сталину в голову, отскочит на пару шагов от машины и постарается ранить Маркова, лучше всего - в плечо и в ногу. Чтобы у него было моральное оправдание. Юридического ему не нужно. Если не дурак - сумеет найти выход. Воронцов вскинул пистолет, нажимая спуск, непроизвольно зажмурился, представив, как брызнут кровь и мозги от выстрела почти в упор. Только выстрела не получилось. Вокруг него сомкнулись стенки вдруг отвердевшего пространства, втянувшие Воронцова в тот же внутренний двор Замка, из которого он начал свое очередное путешествие. - Все, капитан, отбой, - услышал он голос Антона и открыл глаза. Почувствовал не то чтобы разочарование, а облегчение и злость сразу. Пришелец снова оказался умнее. Но зато и убивать не пришлось. Пусть величайшего в истории преступника, а все же... Однако палец Воронцов не остановил. Пистолет подбросило в руке раз, второй и третий. От гулкого грохота заложило уши. "А если бы я сейчас в тебя, под запал?" - подумал он, по-ковбойски, как Юл Бриннер с "Великолепной семерке", дунул в ствол и опустил "ТТ" в кобуру. - Знал бы ты, братец, как ты мне надоел... - сказал Воронцов подчеркнуто небрежно. Чем еще мог он выразить свои чувства? Жизнь не научила его сложным формам проявления эмоций, подобных тем, какими пользуются персонажи "интеллектуальной прозы". - Сам виноват, - ответил Антон. - Все время стараешься что-то мне доказать. Зачем? Никак не поймешь, что я ведь не человек... - Пожалуй. Что сделаешь - антропоцентризм. Не могу выйти из круга врожденных предрассудков... - вздохнул Воронцов. Но при этом подумал: врешь ты, парень. Или я совсем уж законченный дурак, или ты человек гораздо больше, чем сам о себе догадываешься. Ну да ничего, еще не вечер... - Из-за своего гонора ты чуть все не испортил, - продолжал выговаривать ему Антон. - Мы ведь все очень четко с тобой спланировали. Весь смысл интриги в том и заключается, чтобы Сталин оставался в измененной реальности. Твои друзья и без этого порядочно поднапортили. Неужели трудно обойтись без импровизаций? Мне даже страшно представить, что произошло бы, успей ты выстрелить... - Так нечего и темнить! - огрызнулся Воронцов. - Поискал бы себе по вкусу, сговорчивых и дисциплинированных. А с нами лучше сразу начистоту. Они перешли двор, поднялись в лифте и шли теперь по тому коридору, что вел к адмиральскому кабинету, постоянной уже резиденции Воронцова, где начинались и заканчивались циклы его приключений. - Нельзя все сразу объяснить, я же говорил... - Ну а на нет и суда нет, есть "особое совещание", как любил говаривать мой друг Андрей. Хотел чистой импровизации - получил, чего тебе еще? Однако, надеюсь, до правды мы все-таки доберемся? - Обязательно. Не далее, чем в ближайший час. Антон толкнул тяжелую даже на вид дверь, но не ту, что вела в кабинет, а напротив. Воронцов и не помнил, чтобы она здесь была. Ну, на то он и Замок. За дверью Дмитрий увидел полукруглый зал, похожий на Центр управления полетами на Байконуре, только поменьше. Но с таким же количеством экранов, цветных дисплеев, пультов управления и прочихэлементов
в начало наверх
научно-технического интерьера. На центральном, самом большом из экранов, застыло изображение того участка Можайского шоссе, где только что был Воронцов, и так же стоял сталинский "ЗИС" с открытыми дверцами, и сидели на своих местах Сталин и Марков. Стоп-кадр. В креслах перед экраном, словно в просмотровом зале для "узкого круга ограниченных людей", оживленно о чем-то спорили Лариса, Ирина, Наташа и Альба. Впрочем, Наташа в дискуссии практически не участвовала, она ждала и первая заметила, как открылась дверь. Слишком порывистое движение, с которым она встала с кресла, выдавало степень ее тревоги. Такое непосредственное и почти непроизвольное проявление чувств не могло не тронуть Воронцова, но одновременно он ощутил и раздражение. Все ж таки Антон выставил его перед девушками дураком. Он-то жил там, принимая все за чистую монету, бегая под пулями, вжимаясь в землю среди рушащихся от немецкой бомбежки деревьев, и выражений не выбирал в разговорах и командах, а они смотрели и слушали, в знали, что в любую секунду все можно прекратить. Пустили дебила а Диснейленд... Воронцов коснулся губами щеки Наташи, показав глазами, что иные знаки внимания здесь неуместны, поздоровался с девушками, словно вообще ничего не было и расстались они не далее, как прошлым вечером. Предупреждая возможные неискренние слова, слышать которые он не хотел, Дмитрий предпочел заведомо снизить планку. - Интересное кино? - кивнул он на экран. - Только чуток длинноватое... - Присел рядом с Наташей. - Ну, крути дальше, поглядим, что они делать будут. Антон понял его мысли. - С этим придется подождать. Самое главное сейчас начнется на Валгалле. А чтобы смотреть интереснее было, имей в "иду, что тут далеко не кино. И даже не видеозапись, а прямой репортаж. Если с кем случится что, почти наверняка вытащим, но последствия... - он поджал губы и покрутил головой. - Впрочем, будем оптимистами. Все должно быть хорошо. 4 Здесь Валгалла выглядела совсем другой планетой, я на Землю она походила единственно тем, что атмосфера оставалась кислородной, да и это сейчас особой роли не играло. Потому что в противном случае пришлось бы всего лишь добавить еще один баллон дыхательного прибора ко всему снаряжению, которое несли на себе "галактические рейнджеры". Вскользь оброненный, с обычной долей самоиронии, термин, которым Шульгин окрестил членов своей группы, так к ним и пристал, поскольку соответствовал действительности не только по форме, но и по сути их теперешней деятельности. Как еще назвать людей, выполняющих сложную диверсионную задачу в глубоком вражеском тылу, причем являющихся не солдатами регулярной армии одной из воюющих сторон, а в полном смысле наемниками? Правда, сейчас нравственные проблемы никого из них не занимали, даже Герарда Айера, который был самым упорным и последовательным противником какого угодно вмешательства в дела земные, а тем более космические. Но с тех пор, как его убедили, что единственный путь в родное время (пусть даже не наверняка) лежит через Валгаллу, он успел доказать, что в ХХIII веке кого зря в экипажи дальних разведчиков не принимают. Так вот - тот пейзаж, что лежал сейчас перед ними, настолько отличался от типично валгалльского, что не мог быть ничем иным, как частью совсем другой, неизвестной планеты, перенесенной оттуда или смоделированной на месте пришельцами, не чуждыми самой обычной ностальгии. Почву покрывал плотный слой синевато-желтой растительности, похожей на тундровый мех или на водоросли, которыми обрастают прибрежные камни в южных морях. Чтобы ландшафт не выглядел слишком монотонным и мрачным, его устроители добавили деревьев - низких, с корявыми черными стволами и плоскими игольчатыми кронами, похожими на расправленные для просушки шкуры гигантских ежей. Этот лес, а может, и сад, наподобие бесконечных садов Молдавии, тянулся до горизонта, и даже в сильный бинокль нельзя было увидеть, где он кончается. Между деревьями, где поодиночке, а где обширными скоплениями, были разбросаны отливающие малахитовой зеленью валуны, примерно от метра до трех в диаметре. И в довершение всего небо над этим потусторонним пейзажем тоже было иным. Всего в сотне метров позади оно сияло нормальной синевой, а по другую сторону границы его покрывали низкие, свинцово-серые, а кое-где желтоватые неподвишные тучи. - Понятно... - сказал Шульгин, опустив бинокль. - Что именно? - поинтересовался Левашов. - Если можно, конечно. - Почему Ирина предпочла просить у нас политического убежища. Нормальному человеку здесь в два счета свернуться можно. - Но если это ее родина... - воспринял всерьез Сашкины слова Айер. - Но ведь факт налицо. Не захотела возвращаться к родным... э-з-э... березам. Тем более, что Андрей злонамеренно возил по Сочам, Селигерам и прочим Домбаям... Представь, после Домбая - сюда. Пожизненно! Герард наконец уловил шульгинский юмор и вежливо хмыкнул. - Ну что? Отдохнули? Налились бронзовой силой? Тогда вперед. ...Их высадка на Валгалле была организована в лучших традициях разведывательно-диверсионных операций середины ХХ века. Короткий, двухсекундный пробой пространства-времени с помощью установки Левашова, высадившей группу рядом с разрушенным фортом. Если аггры его зафиксируют, то скорее всего предположат, что земляне интересуются именно фортом, чем-то в нем, что не успели забрать при своей поспешной эвакуации. Так считал Антон, исходя из своей модели, и Шульгин с Левашовым не нашли в его расчетах изъяна. Правда, Шульгин попробовал включить в схему предположение о знании агграми принципа логических связей высших порядков, но Антон его быстро и доказательно отвел как неплодотворное. Осмотревшись на месте, "рейнджеры" убедились, что форт разрушен что называется дотла, как будто здесь побывали не высокоразвитые инопланетяне, а варвары и вандалы, одержимые страстью к бессмысленным погромам. Но грустить и горевать на родном пепелище времени не было. Азбука тайной войны предписывает как можно скорее покидать место десантирования, по возможности путая следы. С этой целью Антон предоставил землянам легкий антигравитационный диск, вмещающий как раз четверых, скоростной и маневренный. - А как же насчет правил? - ехидно спросил его Шульгин. - Ты же доказывал, что нельзя нам доверять не соответствующую нашему развитию технику? - Теперь можно. Теперь уже все можно. Если сработаете как надо, претензий предъявлять будет некому. - А вдруг не сработаем? - не успокаивался Сашка, профессионально изводивший Антона бесконечными придирками. - Тогда тем более ни меня, ни тебя такая мелочь не должна волновать. Снявши голову... На диске они пролетели километров пятьсот к югу, по сложному ломаному маршруту. В заранее выбранном месте вышли к реке, и Айер резко спланировал на низкий каменистый остров ближе к левому берегу. Минуты хватило, чтобы сбросить на берег надежно упакованные контейнеры с оружием, снаряжением и запасом продовольствия. Герард включил автопилот, и диск, беззвучно скользнув над водой, растаял за кромкой леса. На случай, если аггры засекли момент высадки и отслеживали своими локаторами полет, на диске имелись имитаторы биополей каждого из землян. - Нарочно мы по нужде остановку сделали... - прокомментировал эту уловку Шульгин. В одном из контейнеров имелась большая надувная лодка с подвесным мотором, на которой "рейнджеры" переправились на правобережье, в узкий распадок между гранитных скал. Там, никуда больше не торопясь, поужинали. - Кто бы мог подумать, что в ваше время происходили такие невероятные события, - сказал Корнеев, глядя, как Шульгин и Левашов, распаковав очередной контейнер, собирают портативные автоматы "Хеклер-Кох", набивают патронами магазины, вставляют запалы в фотопарализующие гранаты. - В ваше или в наше - какая разница, - ответил ему Левашов. - Вопрос совсем не в этом. Куда забавнее, что разумные существа, которые запросто вперед-назад гоняют время, мгновенно пересекают вселенную и умеют из ничего создавать такие штуки, как антоновский Замок, в конце концов не придумали лучше, как обратиться за решением своих проблем к питекантропам вроде нас. - Гордиться должен... - бросил Шульгин. - А я считаю, все это великолепно подтверждает принцип Оккама, - сказал Герард. - К чему искать сложные решения, когда есть простые. Очевидно, наш вариант наиболее рационален. Вместо битвы галактических титанов - аккуратная, бескровная диверсия. - Молодец, Герард, очень все четко. А поначалу сомневался - как это можно, вмешательство в объективный ход истории, волюнтаризм и нигилизм? Все можно, поскольку в любом случае мы не внаем, что из наших поступков воспоследует. - Шульгин закончил сборку последнего автомата, передернул затвор, щелкнул бойком, потом вставил на место магазин. - Иль погибнем мы со славой, иль покажем чудеса... Корнеев вдруг высказал мысль, которая, судя по всему, мучила его уже давно, потому что он успел ее не только обдумать со всех сторон, но и аргументировать достаточно убедительно. О том, что возможно, Антон тоже не совсем тот, за кого себя выдает. Резидент или пусть тайный дипломатический представитель - это представить можно. Если бы он только присутствовал на Земле, собирал информацию, составлял отчеты. Но он далеко выходит за эти пределы, организует сложные акции, ведет, прямо сказать, тотальную войну. И при всем этом опирается только на нескольких местных авантюристов, чего уж тут деликатничать. Несоответствие получается. Судьбы галактик ставятся в зависимость от ловкости, смелости, беспринципности, если хотите, не слишком развитых и вряд ли до конца разумных личностей. Сообразуется это с тем уровнем цивилизации, что так называемый Антон представляет? И не следует ли предположить, что он сам - тоже авантюрист, преследующий неизвестно какие, скорее всего не очень чистые цели? - Резонно... - заметил Левашов. - Только что из того? - Пока мы Андрея с Лешкой не вытащим, говорить не о чем, - кивнул Шульгин. - Если для этого нужно стрелять - будем стрелять. И все остальное тоже придется исполнять, пока на Землю не вернемся. А там и Антона спросим, куда он денется... Оттого, что Шульгин говорил тихо, без выражения, скучающе глядя в предвечернее небо, слова его прозвучали тем более веско. - Но вообще у него распланировано на редкость грамотно. Сначала сделать все, что он хочет, а только тогда ребят забирать. - Если бы иначе - где гарантии, что мы доведем дело до конца? - ответил Корнеев. - Да уж, конечно, стал бы я уродоваться... - Что бы мы сейчас ни говорили, а теоретически возразить нечего. Если принять исходную посылку о сущности аггров, их целях, свойствах времени, то иного выхода, как точно выполнять все указания Антона, у нас нет. Без этого и нам домой не вернуться, и вам спокойно не жить. - Герард невольно подчеркнул сейчас свое германское происхождение и иной, неславянский стиль мышления. Эта разница еще ярче проявилась, когда Шульгин оборвал беседу вопросом-утверждением: "А я что говорю..." - и встал. Хотя говорили они как раз о совершенно противоположных вещах. ...Всю ночь и следующий день они под мотором шли вниз по течению, и философских вопросов, словно по взаимному договору, не касались. Любовались еще невиданными пейзажами южной Валгаллы. Шульгин долго и подробно расспрашивал звездолетчиков об обыденных реальностях ХХIII столетия. Левашов, наоборот, пытался уяснить, в каком направлении развивались в следующие века физика и математика. И с тайной тоской думал, что, наверное, не суждено им всем вернуться домой. Потому что не мог себе представить, как можно будет жить в своем нормальном спокойном, но слишком уж безнадежно-скучном мире после всего, что они пережили и узнали. Никому их знания не нужны, никто им не поверит, да никто и выслушать не захочет. А вздумай Андрей даме в виде фантастического романа все изложить - ни за что не напечатают... Речная часть маршрута закончилась, когда на левом траверзе обозначилась отдельно стоящая снеговая вершина, очертаниями напоминающая Ключевскую сопку. Она отчетливо выделялась на фоне розовеющего закатного неба и казалась совсем близкой, однако привычным взглядом моряка Левашов определил, что до нее не меньше тридцати километров. Лодку затащили в прибрежные заросли, переночевали, не разводя костра,
в начало наверх
и, как принято было писать в романах ХIХ века, с первыми лучами солнца выступили в пеший поход. Груза на каждого приходилось порядочно, не меньше чем по два пуда, но шли легко. Местность была ровная, лес редкий и чистый. Все происходящее напоминало Шульгину постановку по мотивам книг Майн Рида или Буссенара. "Приключения бура в Южной Африке", а также "Похитители бриллиантов". Экзотический пейзаж вокруг, верный автомат на ремне (это немножко из другой оперы, но не существенно), за спиной идут след в след надежные друзья, впереди жестокая схватка с ужасными злодеями, разумеется - победа, увенчание лаврами, слава и богатство. Над головой индигового цвета небо, нежаркое солнце, легкий ветерок доносит тревожащие душу запахи... - Знаешь, что меня беспокоит, - обернулся он к Левашову. - Как у нас с расчетом времени? - Но-моему, все нормально. Ничего нас не лимитирует. Когда выйдем к цели, тогда и отсчет начнется... - Да я не об этом. На Земле как? Я считал-считал, и запутался. - А-а! - Левашов не сдержал короткого смешка. - Ты лучше брось, не ломай голову. На Земле для нас никакого времени вообще нет. Вот когда Антон соизволит нас домой переправить, какое-нибудь появится. Ты ему напомни, чтоб пару дней форы дал. Валентина когда приезжает? - Двадцать восьмого... - Сказал и сам удивился. Повторил, пробуя слова на вкус: - Двадцать восьмого августа тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года... - Сделал попытку пожать плечами, но помешала поклажа за спиной. - Вот двадцать шестого и вернешься. Как раз успеешь квартиру прибрать и цветы купить. - Шуточки, вашу хронофизичью мать... И вот, наконец, цель их пути. Не окончательная цель, промежуточная, но оттого не менее, скорее даже более, путающая. Граница между Вселенными. По эту сторону Валгалла, далекий от Земли, но все же понятный, привычный уже мир. А там, за барьером - начинается настоящее Неведомое. Не только потому, что там другая растительность и другое небо, "логово врага" - база пришельцев. Это как раз не проблема. Не по себе становилось от сознания, что за барьером - противоположно текущее время. Больше, чем Антимир. Про Антимир еще в школьные годы читали: вместо электрона - позитрон и тому подобное. Опять же поэма "Антимиры" Вознесенского. Вот другое время... Не прошлое, не будущее, вообще другое, совершенно, ничего общего с нашим не имеющее. Труднее смириться, чем простому средневековому инквизитору с идеями Джордано Бруно. Но смиряйся, не смиряйся, а работать надо... Для того и продвигались неудержимо бронеходы аггров, чтобы устанавливать и раздвигать границу "меж двух времен", чтобы расширять плацдарм, опираясь на который, в некий, возможно, уже назначенный час "Ч" осуществить инверсию темпорального поля, включить нашу Галактику в свою противоестественную реальность. Грандиозно и непостижимо, как постулат о бесконечности вселенной во времени и пространстве. Для форсирования межвременного барьера имелись хроноланги - тонкие черные скафандры из почти невесомой пленки с плоскими ранцами за спиной. И не скажешь, глядя на них, что они защищают от самого непонятного и нематериального, что только может быть - от времени. Без этого снаряжения любой биологический объект мгновенно перестал бы здесь существовать в виде хоть сколько-нибудь упорядоченной структуры: распался бы до уровня элементарных частиц, а то и мельче, до хроноквантов, если они действительно имеют физический смысл. Левашов высказал интересное предположение, отчего Антону потребовались именно люди. - Любое оружие форзейлей основано на крайне сложных принципах: гравитация, внутриядерный резонанс, нейронная десенсибилизация и тому подобное. В условиях антивремени действовать оно не будет, а старое доброе огнестрельное - вполне свободно. Пороху все равно, где гореть, кристаллическая решетка металла тоже не зависит от скорости и направления временного потока. Так же очевидно, что стрелять из столь архаичного и варварского оружия должны те, кто его изобрел и привык им пользоваться, в случае чего с них и спрос. Цивилизованному гуманоиду претит на дистанции прямой видимости прошибать в брате по разуму сквозные дырки без антисептики и местного наркоза. Как нам с тобой прокрутить живого человека через ручную мясорубку... Образ показался Шульгину убедительным, а Герард непроизвольно сделал глотательное движение, подавляя тошноту. - Вполне вероятно, что и так, - согласился Корнеев. Борис нес самое главное - "информационную бомбу". Массивный куб с закругленными ребрами, обтянутый тем же материалом, что на скафандрах, и снабженный мягкими плечевыми ремнями. Ради того, чтобы "взорвать" это устройство в нужный момент и в нужном месте, все и затевалось. Вся интрига с момента встречи Антона и Воронцова на ступенях Новоафонского храма. - Вперед, - сказал Шульгин. ...Барьер они пересекли свободно, словно его и не было вообще. При попытке же форсировать его без хроноланга он встал бы непреодолимой стеной, причем совершенно прозрачной. Не стена из вещества и не поле, а всего лишь - пленка поверхностного натяжения на границе раздела противотекущих времен. Мир по ту сторону ощущался настолько чужим и опасным, что не хотелось даже ни к чему прикасаться, ни к деревьям, ни к камням. Классический случай ксенофобии, сказала бы Альба. Валгалла таких эмоций не вызывала. Шли быстро, бесшумно, как индейцы Фенимора Купера по тропе войны Без крайней необходимости старались не разговаривать, а если и обменивались парой слов, то вполголоса. Впрочем, прямой необходимости в подобных предосторожностях не было. Пришельцы здесь наверняка чувствуют себя в полной безопасности и караульной службы не несут. А если бы знали о вторжении землян, наверняка встретили бы их на дальних подступах. Одним броском, без привалов, отшагали не меньше тридцати километров, а пейзаж оставался прежним. Поразительное однообразие - тот же мех под ногами, те же камни. И мутное небо над головами. Без специального "компаса" Шульгин, бессменно возглавлявший группу, давно бы начал кружить на одном месте. - Стоп. Пришли. - Шульгин поднял руку. Главная база пришельцев выглядела как гигантская бронзовая шестеренка, смаху брошенная на мягкую почву и косо застывшая под острым углом к горизонту. У Айера это сооружение вызвало иную ассоциацию. - Копия - новый Берлинский стадион, - прошептал Герард, становясь рядом с Левашовым. - Откуда там такой? - машинально возразил Шульгин и лишь потом сообразил, что через триста лет новый стадион в Берлине вполне мог появиться. - Что-то мне не нравятся, - сказал Корнеев, проглотив последний кусок паштета. - Все идет слишком гладко. Они сидели в тесной герметической палатке, натянутой с обратной по отношению к базе стороны крупного валуна. Без такой палатки, изолирующей от местного времени, землянам не удалось бы съесть ни крошки пищи. И вылить что-нибудь, кроме чистой воды. Любая органика, извлеченная из контейнера, исчезала мгновенно и бесследно. - Не понимаю, - ответил Шульгин, доставая сигарету. - Мы так и рассчитывали. Если будет негладко, нам труба... - Не кури, мы тут задохнемся, - попросил Айер. - Не задохнемся. Это для времени стенки герметичные, а воздух вполне проходит, - успокоил его Левашов, - а то б ты давно уже задохнулся. Корнеев продолжал свою мысль: - Понимаешь, есть разные степени нормы. Иногда показатели агрегатов и систем гуляют плюс-минус в пределах допусков. Это обычное рабочее состояние, можно не тревожиться и играть с напарником в нарды. А бывает, правда, редко, когда параметры настолько точно выдерживаются, что хоть инструкции иллюстрируй. Тогда я в нарды не играю, а сижу и жду аварии... - Слушай, точно... - поддержал коллегу Левашов. - Вот у меня раз был случай, шли мы на Новороссийск из Алжира с вином в танках... - Обожди, Олег, не гони порожняк. Излагай дальше, Борис Николаевич. Деловые предложения имеешь? - Слова Корнеева в какой-то мере были созвучны неясной тревоге, не оставлявшей Шульгина с момента пересечения барьера. Рубикона, фигурально выражаясь. Тут же всплыла сказанная Воронцовым, пусть и по другому поводу, фраза: "Жребий брошен. Вместе со всем прочим имуществом, при попытке обратно перейти Рубикон". Изящно, но не про нас будь сказано. - Людская психика - дело такое, - назидательно произнес Шульгин, внимательно выслушав Корнеева. - Она, может, и иррациональна, но в то же время... Одним словом, если предчувствие есть, к нему лучше прислушаться. Мало ли... Мне в Туве один лама на эту тему много чего рассказывал. Короче, сделаем так - вы пока тут посидите, а я на разведку схему. Не сейчас, попозже, как стемнеет. Осмотрюсь, потом вы пойдете. Все возражения он отвел как несерьезные. - Один я себя буду ощущать куда свободнее. А придется смываться, вы отсюда огнем прикроете, позиция удобная. Один сверху, двое из-за камней с флангов... Главное, чтоб у вас радии все время на прием работали, только на прием. Если все в порядке будет, я на секунду включусь, скажу: "Вперед" и встречу у входа. Ну а если что - сами соображайте. Туда больше не лезьте. Пусть Антон думает... Аггры даже световой режим в зоне приспособили лед свои привычки. В положенное на Валгалле время ночь не наступила, вместо этого яркость пепельного неба стала равномерно снижаться, как бывает при полном солнечном затмении, потом серые сумерки начали лиловеть, лиловый оттенок превращаться в фиолетовый, и на том все и кончилось. Не темнота, но и не свет, а неприятное пограничное состояние, будто в фотолаборатории с плохо прикрытой дверью. Шульгин надеялся, что постепенно глаза адаптируются и видимость улучшится, но время шло и ничего не менялось. - Похоже, что у них система двойной звезды, - сказал понимающий в таких делах толк штурман Герард. - Одна - серый карлик, другая - выгоревший красный гигант. А планета вращается почти на боку, отсюда такой эффект. - Серый карлик? - удивился Левашов. - Разве такие бывают? Белый знаю, красный, а серый - это как? Такого цвета в природе нет, откуда ж он в спектре? - Галилей, наверное, и про белые ничего не знал, - вместо ответа по существу не совсем удачно отшутился Айер. Олег сделал вид, что не обратил на его слова внимания, но Шульгин посмотрел в глаза штурмана настолько выразительно, что тот, смутившись, начал длинно, чересчур даже подробно излагать новейшую звездную классификацию. Убедившись, что ждать больше нечего, Шульгин еще раз проверил, легко ли двигается затвор автомата, попробовал, как выходит из ношен пристегнутый над правым коленом метательный кинжал, поднял ремень с шестью магазинами. - В общем, я пошел... Еще когда было относительно светло, он тщательно наметил свой маршрут от камня к камню, запомнил азимуты на каждый ориентир, достаточно точно определил расстояние между ними, и сейчас шел быстро, не боясь сбиться с пути, хотя видимость не превышала десятка метров. Сложность была в другом. Даже Антон, при веет своих почти неограниченных возможностях, почти ничего не знал о внутреннем устройстве базы. Общие представления об архитектуре такого рода сооружений - и только. Шульгин возлагал определенные надежды на Ирину, настойчиво пытался заставить ее вспомнить, что там и как. Но и из этого ничего не получилось. Как она ни напрягала свою память, кроме отрывочных картин учебных классов, где ей преподавали русский язык, правила поведения и спецдисциплины, вспомнить ей ничего не удавалось. Да и то, Ирина не могла поручиться, здесь ли все происходило или на родной ее планете. Оставшись наедине с Антоном, Шульгин спросил его в лоб: - Ты что, не можешь как следует прозондировать ей память? Там же наверняка все есть... - Увы, Саша, к нашему глубокому сожалению, ничего не получится. Мозг у нее настолько перестроен, что кроме минимума воспоминаний, необходимых для осознания своей видовой принадлежности, и программы действий, как агента, асе остальное там чисто человеческое. Грубо говоря - ваша Ирина технический брак. На ваше счастье. - Как оказать. Будь она полноценным экземпляром, мы вообще ничего не знали бы и жили спокойно... Антон покачал головой. - Не уверен. Только давай вернемся к этому в другой раз. Возможно, к
в начало наверх
тому времени я смогу сообщить вам кое-что интересное. Шульгин потом долго думал, на что Антон намекает, и, как ему показалось, догадался. Только правильно, не время сейчас, есть проблемы поактуальнее, чем Иркина биография. Он чуть не наткнулся на трехглавый камень с заостренной средней вершиной. И порадовался, как у него все четко получилось. Почти два километра в этом фиолетовом мраке - и не сбился ни на шаг. Ему показалось, что он уже различает впереди темную громаду станции. Оставалось найти вход. Однако искать его Шульгин решил совсем не там, где следовало бы. Парадный подъезд его никак не устраивал - слишком уж велик риск. То ли автоматика какая может помешать, то ли просто на одного из хозяев наткнешься - кто знает, спят они по ночам или, наоборот, сволочи, прогуливаться по холодку предпочитают... Подойдя вплотную, Шульгин убедился, что план, который он для себя наметил, имеет шансы на успех. Насаженный, как колесо на ось, на цилиндрическую опору, плоский барабан станции своим левым касался почвы, в то время как правый не был даже виден, теряясь в грязно-фиолетовой мути. На глаз прикинув диаметр и угол наклона, Шульгин определил что до него не меньше тридцати метров. Впрочем, эта тригонометрия практического значения сейчас не имела, разве только помогла Сашке убедиться, что он в полном порядке. Важным было только одно - фактура внешнего покрытия станции. Если она гладкая - ничего не выйдет. Шульгин даже ускорил шаг, чтобы быстрее это проверить. Сто шагов под плавно закругляющимся внешним ребром - и уже можно коснуться рукой стены. Она чуть теплая на ощупь, шероховатая, как грубо отесанный ракушечник, и явно не монолитная. Пальцы подтверждают то, что на минуту раньше отметили глаза. Блоки, из которых стена сложена, скорее всего не каменные, а керамические (пользуясь привычной аналогией) и разделены швами глубиной в два, а то и в три сантиметра. Почему это та", какой в этом смысл, технологический или эстетический, Шульгин задумываться не стал. Мало ли у кого какие обычаи. Еще в студенческие годы путешествуя по Кавказу, в глухом ущелье он наткнулся на развалины дореволюционного железнодорожного места. Вот тогда он удивился: четыре двадцатиметровые опоры, облицованные рустованным диабазом, уместны были бы в центре Москвы, но никак не в десятках километров от ближайшей станции. "Кому это надо, и главное - кто это видит?" - вспомнился старый анекдот. По молодости лет он счел труд безвестных строителей никчемным и лишь гораздо позже изменил точку зрения. Сейчас же Сашку удивило другое - каким образом ему пришла в голову мысль, что по стене можно подняться на крышу? Ведь ни о чем подобном и речи не было, они с Антоном проигрывали совсем другие варианты. Интуиция? Но интуиция, как говорится, дочь информации, а информации у него как раз не имелось. Было только желание поступить нестандартно. Вызванное и словами Корнеева, и собственной любовью к парадоксальным поступкам. ...Лезть было довольно легко. Значительно легче, чем по скальным стенкам на Ушбе в семьдесят пятом. Конечно, без страховки не слишком приятно, но тут уж ничего не поделаешь. Японские ниндзя умели ползать по практически гладким стенам, а здесь через полметра такие стыки, что ботинок входит на глубину ранта и можно даже постоять, дать пальцам отдохнуть. Последний раз подтянувшись, Шульгин перебросил ногу через край крыши, осмотрелся, стоя на коленях. Подумал с досадой, что если бы с самого начала догадаться, можно было потребовать от Антона снимки станции сверху. При его возможностях - плевое дело. Или хотя бы вооружиться прибором ночного видения. Правда, фонарь у него есть, но стоит ли его включать? Да черт с ним, чего бояться? Если у пришельцев охрана налажена, они его и так обнаружат, со светом или Узкий голубоватый луч выхватил из мрака плоскую красноватую поверхность крыши, уперся в сложную решетчатую конструкцию из десятка блестящих труб и или стержней, напоминающую татлинский памятник третьему Интернационалу. Вдали виднелось еще несколько подобных же сооружений. С некоторой опаской Шульгин подошел, медленно приблизил ладонь к одной из труб, рассчитывая, что если она, допустим, под напряжением, он сумеет это вовремя ощутить. Дотронулся пальцем. Ничего не произошло. Труба была прохладная, полированная, явно металлическая. Пока этого было достаточно. Он снял с пояса стометровый моток тонкого капронового шнура, привязал к трубе. Подергал как следует. Держит нормально. Выключил фонарь, сел на край крыши и начал разматывать шнур. Потом нажал кнопку рации. - Вперед, - оказал он негромко и сверх условленного добавил: - Ориентир - две короткие вспышки через каждые пять минут. Пять-десять метров выше горизонта. "Ничего, - подумал Шульгин. - Я был в эфире четыре секунды, не засекут. Они вообще забыли, что такое радио..." Ему вдруг стало смешно. От всего происходящего. Уму непостижимо! Где он сейчас находится, что делает и о чем думает? После полугода, вместившего событий больше, чем предыдущие десять лет, приняв участие в массе приключений, вполне достаточных для того, чтобы всю оставшуюся жизнь рассказывать страшные и нелепые истории случайным собутыльникам, он, Сашка Шульгин, так ничему и не научившись, воображает себя персонажем давнего приключенческого романа. "Зеленые цепочки", точно. Чердаки, крыши, чекисты и немецкие агенты-ракетчики. Совершенно такой же уровень... Видно, правильно было написано в одной статье из журнала "Знание-сила": человек способен полностью понять я усвоить только те идеи и явления, которые существовали в мире до начала его интеллектуального самоопределения. Все остальные воспринимаются только по аналогиям. И его сейчас можно сравнить с человеком, оказавшимся в холерном бараке и озабоченного единственно тем, чтобы не испачкать свои начищенные сапоги... Последним на крышу поднялся Левашов. Перевел дыхание, освободился от шнура. - Чего это ты придумал? - спросил он у Шульгина, оглядываясь. - Так. Показалось, что сверху вернее будет. Нормальные герои всегда идут в обход. Теперь я на вас полагаюсь. Вы специалисты, вы и действуйте. Найдем какой-нибудь вывод коммуникаций или вентиляционную шахту, а может, солярий у них здесь есть, вертолетная площадка, мало ли... В любом случае охраняются они хуже. Войдем внутрь, там разберемся. - Он прав, - сказал Корнеев. - Надо двигаться к центру крыши. Думаю, что центральный ствол проходит насквозь. Простая инженерная логика. А попутно и все остальное осмотрим. Любой люк или шахту наш детектор обнаружит. - Тогда так, - распорядился Шульгин. - Вы ищете дорогу, я обеспечиваю боевое охранение. В случае чего - прикрываю отход. По тросу спускаться быстро, интервал десять метров. Впрочем, это я к слову. Если нас засекут, никуда мы не уйдем... Стоявший напротив него Айер демонстративно пожал плечами, выражая этим свое отношение к взятой на себя Шульгиным роли. (И к качеству ее исполнения). Сам Герард считал, что все нужно делать совсем иначе. На принципиально другом интеллектуальном и техническом уровне. Шульгин понял смысл его жеста и еще более демонстративно упер в бок локоть руки с зажатым в ней автоматом. - Однако жизнь свою продадим подороже... Как учили. Так что не дрейфь, Гера! Левашов толкнул Сашку с другой стороны, мол, хватит дурака валять, ее тот случай и не тот объект. - Все-все, умолкаю. Надо же было товарищей сориентировать... Пока Корнеев медленно продвигался вперед, водя перед собой раструбом детектора, Шульгин, приотстав, тихо спросил Левашова: - А если действительно там, внутри, что-нибудь вроде как у Стругацких в "Пикнике"? - Нет, не думаю. Слишком они все-таки человекообразные... Технологическая цивилизация. Или ты по-прежнему Антону не веришь? - Я вообще никому не верю, ты меня знаешь. Чем не вариант - бомба у нас никакая не информационная, а самая простая тротиловая? Включил замыкатель - и привет. Скажешь, не бывало так? Сколько угодно. Нормальный гангстерский прием. Левашов ничего на это не ответил, да Сашка и не нуждался в его ответе. Корнеев тихо свистнул и поднял руку, Шульгин с Левашовым подошли. - Люк, - сказал Борис, показывая себе под ноги. Это было видно и без пояснений. Приподнятое на полметра над уровнем крыши цилиндрическое возвышение, около пяти метров в диаметре, вертикальные стенки ребристые, того же цвета, что и крыша, а торец гладкий, тускло серебристый, и на нем отчетливо видны перекрывающие друг друга дугообразные лепестки. - Ирисовая диафрагма, - сказал Левашов. - Именно, - кивнул Корнеев. - А под ней - ракетная шахта... - добавил Шульгин. - С тем же успехом - терминал внепространственного канала или банальный лифт, - возразил Айер. - Самое главное - сумеем ли мы его открыть, или нет. - Левашов обошел возвышение вокруг, светя под ноги фонарем. Не обнаружил ничего примечательного. - Сейчас мы его проинтроскопируем, найдем энерговоды, сервоприводы, тогда и думать будем... - Корнеев начал разворачивать свою аппаратуру. Задача сложной не казалась. Если внешне устройство соответствует известным образцам, то и внутренне оно не может представлять ничего принципиально непостижимого. Левашов присел на карточки рядом, всматриваясь в возникшее на экране интроскопа изображение. Когда лепестки диафрагмы дрогнули и медленно, беззвучно раскрылись, каждый из четверых испытал сложное чувство. Нечто вроде торжества оттого, что чужая техника покорилась, и, значит, они и здесь оказались отнюдь не дикарями, не питекантропами перед пультом компьютера. И вновь обострилось ощущение опасности, такое же, а то и более сильное, чем перед барьером обратного времени. Промелькнуло даже что-то похожее на досаду - как будто, если бы люк открыть не удалось, можно было с чистой совестью вернуться. Операция, мол, сорвалась по независящим обстоятельствам. В этой последней мысли никто из них, конечно, вслух не признался бы, но было такое, было... "Мелкие мысли бывают у каждого, - подумал Шульгин, - главное, не позволить им превратиться а мелкие поступки..." - и шагнул вперед, выставив перед собой ствол автомата. - Дайте сначала я. Взгляну, что там и как. - Да хватит тебе джеймсбондовщину разводить, - почти зло бросил ему Левашов. - Пусть Борис, тут по его специальности. Темнота в шахте была абсолютная. Но когда Корнеев направил в нее раструб детектора, прибор показал на глубине четырех метров сплошное металлическое препятствие. - Свети... - скомандовал он Айеру. Действительно, снизу цилиндрическая камера перекрывалась черной, слегка вогнутой плитой. Но в боковых стенках имелись три симметричных овальных окна, из которых тянуло теплым, странно пахнущим воздухом. - Ну что, попробуем? - спросил Корнеев. Шульгин кивнул Левашову, у которого на поясе висел второй моток шнура. Олег отмерил десяток метров, поискал глазами, за что б закрепить конец. Ничего подходящего в поле зрения не попадалось. - Да перекинь через плечо, и все. Удержишь. Мне только попробовать - если дно не провалится, просто спрыгнете, а я приму. - Еще и вылезать придется... - Это как раз вряд ли. При любом раскладе... Левашов сообразил, что Сашка прав. Плаз действий предполагал совсем другой способ возвращения. Овальные окна выходили на кольцевую площадку, окружавшую ствол шахты. С нее открывался вид на весь внутренний объем станции. Зрелище было впечатляющее. Весь гигантский барабан, более чем стометрового диаметра и пятидесятиметровой высоты, оказался практически пустым. То есть, конечно, кое-какая начинка в нем была. Сверху вниз проходили разной толщины колонны, некоторые глухие, а некоторые прозрачные, наполненные фиолетовым мерцающим светом, к стенам крепились какие-то фигурные многогранники, ярусами спускались застекленные и открытые галереи, на самом дне отсвечивали белым четыре ребристые полусферы, а между ними зеленели не то газоны, не то заросшие тиной пруды, разделенные причудливым геометрическим узором будто бы дорожек. И освещал вое это неприятный, но довольно яркий сиреневый свет. - Ну и что с этого будет, Беня? - ни к кому не обращаясь, спросил Шульгин. Корнеев не понял, какого именно Беню имеет в виду Шульгин, но в
в начало наверх
интонации разобрался правильно. - Вот. Как раз для нас приготовлено, - он показал на подходящую снизу к площадке гофрированную трубу, похожую на противогазную, но диаметром не меньше двух метров. Изгибаясь, она уходила к внутренней стене станции и, насколько было видно, с небольшим наклоном спускалась к крыше верхней галереи. - Пойдем по ней Снизу нас не увидеть, черных на черном фоне. Высоты никто не боится? - спросил Корнеев, будто забыв, каким образом Шульгин с Левашовым попали на крышу. Впрочем, он мог учитывать, что подъем по стене и ходьба без опоры над пропастью - несколько разные вещи. Левашов промолчал, а Шульгин возмущенно фыркнул. - Тела Новикова и Берестина должны находиться в одной из тех полусфер, - сказал Айер. Ему, как профессиональному штурману, был доверен индикатор направления, настроенный на фоновые излучения мозга каждого из пленников. - Языка бы... - мечтательно сказал Шульгин. - Оно вернее, чем ваша техника. - Снаряжение лучше оставить здесь, - не обратив внимания на его слова, предложил Корнеев. - Кроме бомбы, нам больше ничего не понадобится. Он был прав. Оставалось всего лишь доставить бомбу вниз, к основанию капсулы, в которой заключены материальные оболочки друзей, и включить взрыватель. - Ну, раз уж мы пришли к этому разговору, тогда слушайте, - сказал Антон, пригласив их всех в свой рабочий кабинет, или, вернее оказать, центральный пост управления операцией. - Безусловно, вы имеете право обвинять меня сейчас в чем угодно: и в цинизме, и в жестокости по отношению к вам и к вашим товарищам, попавшим в плен... Я вполне вас понимаю. И не обижаюсь. На твой жест тоже... - он вновь слегка улыбнулся Шульгину, и все увидели, что губы у него совершенно целые, будто и не промокал он только что обильно сочащуюся алую кровь. "Вот регенерация! - с завистью подумал Сашка, - а там ведь не только ссадины на слизистой, там и зубов пара-тройка вылететь должна..." - Но я, по-моему, все довольно подробно изложил Воронцову. И тогда, при нашей с ним первой встрече, и позже... - продолжал Антон. - И считал, что в общем мы сошлись во мнениях. Видимо, я переоценил свои возможности популяризатора. Или ваша позиция изменилась. Так? - Не знаю, как вы там с Воронцовым сговаривались, но нас с ребятами ты подставил капитально. Мы тебе что - белые наемники? Или эти, сипаи? В тот раз Шульгин впервые заявил себя на роль лидера и обозначил расстановку сил, как сам ее понимал. Он, Левашов и девушки, включая Альбу - одна группа, которую он и счел возможным возглавить. Корнеев и Айер - нейтралы, не могущие претендовать на самостоятельную политику, Воронцов, представляющий лишь самого себя, и - Антон. И манеру поведения он избрал резкую, почти грубую, что тоже произвело впечатление на всех, кроме Левашова. - В общем, пока мы Андрея с Лешкой оттуда не вытащим, никаких дел у нас с тобой не будет. Уяснил? - Об этом мы и будем говорить. Разумеется, мы их вернем, как принято говорить - в целости и сохранности. Своих друзей мы в беде не оставляем. Да и о беде здесь говорить вряд ли стоит. Новиков и Берестин сейчас вполне довольны своим положением, вы в этом убедитесь. Такого приключения почти никому из людей пережить не удавалось, можете мне поверить. Я помог им, реализовать самые их смелые и невероятные желания... Продемонстрировав на огромном трехмерном экране встречу Новикова с Берестиным в кремлевском кабинете, Антон продолжал: - Как я уже говорил Дмитрию, в нашей так называемой "войне" мы взбегаем прямых насильственных действий. Скорее напрашивается аналогия с шахматной партией. - Надо же, мы дураки-дураки, а до того же самого додумались... - подмигнул Шульгин Ирине, намекая на "Гамбит бубновой дамы". - Шахматы, конечно, не ваши, а многомерные, миллионноклеточные, с тысячами фигур и особыми правилами, но тем не менее... - Вид у Антона стал совсем простецкий, словно у пионерского вожатого из фильмов пятидесятых годов, беседующего с трудными, но в душе положительными подростками. - Случаются иногда и жертвы, но не как правило; несчастный случай на производстве, а не злой умысел. А в данной кампании стратегическая ситуация складывается так... - На экране возникла сложная графическая схема. - Наш противник, как вам известно, существует во вселенной с противоположным темпоральным знаком. Эта ситуация их не устраивает, хотя бы потому, что без специальных, очень сложных ухищрений в наш мир они проникать не могут. А любая автаркия ведет к застою и упадку. Даже если осуществляется а масштабах галактики. Поэтому они приняли решение - очень, кстати, нетривиальное - осуществить инверсию своего времени в достаточно больших масштабах и через созданный, скажем так, шлюз выйти в нормальную, нашу с вами вселенную. По ряду причин такое решение не устраивает нас. Не об этом позже. Вас указанное решение должно устраивать еще меньше, поскольку Земле отводится роль одновременно к "шлюза" и тет-де-пона... - Предмостного укрепления, - перевел для штатских Воронцов. - Вот именно, - кивнул Антон. - Вы же, земляне, самостоятельно противостоять столь наглой агрессии не можете. На нынешнем этапе вашего развития. Попытка проинформировать ваши правительства и привлечь их к сотрудничеству с нами может повлечь... Вы лучше меня знаете, что. Поэтому я и решил обойтись контактами на индивидуальном уровне. Тем более, что так странно совпало... - он развел руками. - Случай с Ириной, героические и весьма квалифицированные ваши с товарищами действия... И вдобавок, ваша дружба с Дмитрием... Я бы сказал - невероятное стечение обстоятельств. - Только ли обстоятельств? - не поверил Корнеев, который весь предыдущий час не вмешивался в разговор. - Можете мне верить. Просчитав ситуацию, я был поражен не меньше вашего. Как говорится, перед случаем бессильны даже боги. Однако продолжу. Не утомляя вас слишком подробным пересказом всего, что было, подчеркиваю главное. Цель деятельности Ирины и ее коллег состояла в том, чтобы путем малозаметных вмешательств создать на Земле политическую и техническую обстановку, благоприятствующую инверсии. Он заметил непроизвольный протестующий жест Ирины и остановил ее: - Я представлю вам все имеющиеся у меня материалы... Потом. Пока послушайте. Вмешательство в ваши внутренние дела Андрея с товарищами после короткого замешательства вселило в авторов и руководителей проекта "Земля" новые, лучезарные надежды. Вместо нудной, кропотливой, может быть, многовековой работы - один блистательный удар. И цель достигнута, война выиграна! А замысел таков. Новиков и Берестин, заняв высшие посты в государстве, должны переиграть вторую мировую войну, одержать в ней настоящую победу, а не ту, что у вас принято называть таковой, в следующие сорок лет превратить СССР в абсолютного экономического, политического и военного гегемона в мире, и вот тогда, не спасаясь больше никаких случайностей, наши аггры выйдут из подполья, заключат с законной властью (возможно, ею окажется подконтрольная Новикову-Сталину ООН) я спокойно приступят к реализации программы инверсии. При таком положении дел наш Галактический союз не будет иметь никаких оснований для протестов... - Лихо... - протянул Шульгин. На остальных участников беседы информация Антона тоже произвела должное впечатление. - Но позвольте! - вскочил Айер. - Мы в своем времени ни о чем подобном не знаем. В том числе и о вашем Галактическом союзе. Значит... - Нет, - понял его мысль Антон. - Пока "значит" только одно: вы, Борис и Альба существуете только и единственно здесь, в двадцатом веке, нет никакого двадцать третьего, нигде нет, и вас тоже там нет, разумеется. То время, в котором вы успели родиться и некоторое время пожить, с точки зрения настоящего момента не более чем иллюзия. Или, если угодно, маловероятная возможность... - Выходит, мы действительно обречены остаться здесь навсегда? - стараясь оставаться спокойным, спросил Корнеев. - Тоже не совсем так. Но и эта тема сейчас неактуальна. Всему свое время. Тогда к вернемся к вашей проблеме... Я не хочу быть несправедливым, не нужно представлять дело так, будто Земля станет колонией, а люди превратятся в бесправных рабов. Кое в чем они даже выиграют. Те, которые будут жить в этом новом мире. Но свою историю, свой естественный путь развития вы, безусловно, утратите. И никогда не сможете войти, как равные, в Галактический союз... Ну и вам, всем здесь присутствующим, места в том мире не найдется. - Вот даже как? А отчего вдруг? Ликвидируют, как врагов режима? - не выдержала теперь уже Наташа. - Все гораздо проще. Ирина с Олегом помнят, как они совмещали разошедшиеся потоки времени. Но там сдвиг был микроскопический, и то Берестин прожил четыре месяца в другой реальности. Здесь будет серьезнее. Если Новиков и Берестин свою программу выполнят, возникнет совершенно иное настоящее, в котором просто будут жить другие люди. С другой психологией, другой памятью о прошлом. А ваши места займут, в лучшем случае, ваши аналоги. Война закончится там на два года раньше, останутся в живых многие миллионы, да и погибнут совсем не те, кто в прошлый раз. Изменятся миграционные потоки, ваши родители, вполне вероятно, не встретятся, не поженятся и так далее. Или даже встретятся, но вместо вас родятся другие личности... Как видите, перспективы не самые обнадеживающие. - Хорошо, допустим так. Впечатляюще ты все объяснил, но давай ближе к теме. "Конец вечности" мы читали, - перебил Антона Левашов. - Мне бы заодно хотелось узнать, - поддержал его Шульгин, - чего это вообще так много совпадений? Как правило - с довольно популярной литературой? Может, ты нас правда за дураков держишь? - Ну зачем же так сразу? - в голосе Антона прозвучала обида. - Совсем напротив! Я ведь говорил Дмитрию, что вы очень талантливая раса. Интуиция, способность к гениальным озарениям, эвристическое мышление - здесь вы почти что вне конкуренции. Галактика очень многое потеряет, если вы упустите свой шанс.. Вот и писатели ваши смогли очень многое предвосхитить. Лема, например, "Сумму технологии", я читал с истинным удовольствием... Как и многое другое. И мы, и наши противники очень внимательно штудируем земную фантастику. Многое используем в своей работе. Правда, Ирина?.. Левашов заметил, как на мгновение пальцы Ирины стиснули подлокотник кресла. Он ожидал вспышки гнева, потому что даже на его взгляд бестактность Антона по отношению к ней переходила допустимые границы. Однако Ирина сохранила выдержку полностью. Более того, сейчас она выглядела гораздо спокойнее и увереннее в себе, чем все последнее время. - Конечно правда, Антон, - Ирина мило улыбнулась. - А я все мучилась, не могла сообразить, откуда у тебя такой менторский тон и словесное недержание. А ты, наверное, Немцова лишку перебрал... - О'кей, Иришка, молодец! - радостно заржал Шульгин. - Два ноль в твою пользу! Антон сокрушенно наклонил голову. - Неужели так заметно? Приношу свои извинения. Критику обещаю учесть. Но, собственно, я уже подошел к концу. Буквально несколько слов... В общем, я сумел просчитать планы и намерения неприятеля, кое в чем даже помог их осуществлению. И теперь мы выходим на финишную прямую. В результате действий Новикова и Берестина параллельная реальность сформирована. И задача заключается вот в чем. Поскольку база аггров на Таорэре (Валгалле) напрямую связана сейчас именно с той реальностью... - Антон указал на появившуюся на экране новую схему, - вот, видите эту развилку, здесь прежняя, пока еще существующая мировая линия, а здесь - новая, то нам нужно всего лишь заблокировать обратный путь. Вот так... В итоге они навсегда исчезнут из нашего мира. Причем все должно произойти одновременно - переброс психоматриц Новикова и Берестина в их тела на Таорэре, блокада временной развилки, возвращение ребят сюда и ликвидация любых следов пребывания аггров в нашей вселенной и в нашем времени. Технически это будет выглядеть так... Главное, что понял Шульгин в ходе беседы (и многих других, последовавших за ней в процессе подготовки): и форзейли, и их противники в ходе своей так называемой войны зашли в абсолютный стратегический тупик. Их цивилизации достигли такого уровня развития, что никакое техническое и научное достижение уже не могло обеспечить ни одной стороне ощутимых преимуществ. Вот тут и пришло Антону в голову ввести в игру некий "фактор Х". И натолкнул его на эту идею внезапно возникший и неожиданно разрешившийся конфликт между четверкой отчаянных земных парней и инопланетными агентами. Остальное было делом техники. Как в свое время выразился Черчилль: "Ситуацию надо не только уметь использовать, надо уметь ее создавать". И, надо признать, завет этот Антон выполнил блестяще. После серии сложных психологических комбинаций и интриг позиция упростилась до предела. Выражаясь тем же шахматным языком, следующим ходом черным ставился мат, неизбежный, как крушение капитализма. Сложность была лишь одна. В распоряжении Антона и всего их Галактического союза не было средств, чтобы дистанционным путем пробить
в начало наверх
межвременной барьер. Вернее, пробить его, проломить сверхмощным энергетическим пучком было можно, но тогда мгновенно погибнет и станция со всем своим гарнизоном, и, разумеется Новиков с Берестиным. А цель все равно достигнута не будет. Более того, столь грубое и неспровоцированное нарушение "статус кво" повлечет немедленные ответные меры. А вот если группа специально подготовленных людей отважится проникнуть в район станции, то все решится наилучшим образом. В момент "взрыва" информационно-энтропийной бомбы не только база, как материальный объект, но и сам факт ее существования будет стерт из прошлого, настоящего и будущего данной реальности. Соответственно, исчезнет и зона обратного времени на Валгалле. Исчезнет окружающий ее барьер Сформированный аппаратурой Замка внепространственный канал, ориентированный по точке "взрыва", накроет своим раструбом бойцов десантной группы и капсулу с телами Новикова и Берестина. Все произойдет в течение какой-нибудь наносекунды. При этом, что самое поразительное, аггры - и здесь, на базе, и в своей метрополии - тоже не заметят ничего. Они продолжат существование во вновь созданной реальности и будут абсолютно уверены, что успешно достигли своих целей. Лишь несколько позже они с удивлением узнают, что из Вселенной исчезли их неразлучные враги - форзейли. Но вряд ли это открытие их огорчит... Одним словом, выходило так, что война завершится абсолютной, окончательной победой, достигнутой, кроме того, наиболее гуманным, "соломоновым" способом. Без единой жертвы с обеих сторон. ...Путь вниз занял почти два часа. По трубам, по крышам галерей, снова по трубам, но уже другим, пологой спиралью обвивающим нижнюю часть станции. И на протяжении всего пути десантники не заметили никаких признаков присутствия хозяев. Казалось, станция функционирует в автоматическом режиме. За окнами галерей в призрачном свете видны были установки и устройства неизвестного назначения. Между прочим, судя по размерам и формам кресел, пультов, распределительных щитов - все здесь предназначалось для существ вполне гуманоидных. То ли персонал станции спит по ночам, как нормальные люди, то ли вообще все разъехались по служебным и личным надобностям. Индикатор Айера вполне определенно указывал на купол, под которым находились тела друзей. Оставалось спрыгнуть да верхнюю плоскость самого многогранника, который нависал над пологим пандусом, ведущим к центру зала. Но не зря Шульгин до последнего не верил в благополучный исход предприятия. Не потому не верил, что всерьез воспринял предчувствия Корнеева, хотя и их имел в виду, а просто он всегда рассчитывал на худшее. Принципиально. Если его расчеты не оправдывались, он воспринимал это как нежданную, а потому особенно приятную удачу, а если они подтверждались, он с печальным удовлетворением констатировал: "А я что говорил?" - и после этого действовал по обстановке. Правда, здесь он, поддавшись общему настроению, тоже слегка расслабился и не заметил, как на переходном мостике по ту сторону зала, метрах в пятидесяти по прямой и на ярус выше, появилась фигура в снежно-белом комбинезоне. Первым увидел ее Корнеев и от неожиданности замегр. Шульгин окликнул Бориса: "Ты что?" - и тоже увидел пришельца. А они все четверо оказались как раз под ярко-сиреневым плафоном, на желтой поверхности, в пронзительно-черных скафандрах, и не разглядеть их мог только слепой. Счет пошел на секунды. Что сделает пришелец в следующий миг? Решение Шульгина было вполне инстинктивным, по-земному традиционным и, пожалуй, единственно правильным. Длинной, на полмагазина, очередью от бедра он хлестнул на ладонь выше головы аггра, так что гулко заныл не то металл, не то пластик. Брызнули, разлетаясь, абстрактные витражи галереи, а сам гуманоид, будто недавно пройдя курс молодого бойца, проворно упал ничком, прикрывая руками затылок. - Борис! Вперед, к куполу! Взрывай! - сквозь гром автомата, удесятеренный обрушивающимся со всех сторон эхом, закричал Шульгин. - Олег! Гера! Беглый огонь! По фонарям! Перебежками! Вы прикрывайте Бориса, а я вас! Пригодились автоматы, которые Шульгин почти силой заставил взять на операцию. Шульгин не собирался кого-нибудь убивать, смысла в этом не было, сейчас, по крайней мере, главное - побольше шума, паники, бестолкового сплетения трасс, визга и воя рикошетных пуль. Выиграть время - секунд пятнадцать-двадцать, всего-то. Корнеев спрыгнул с четырехметровой высоты, удачно приземлился, устоял на ногах, несмотря на тяжелый контейнер за плечами (вот что значит космонавт!), исчез из поля зрения Шульгина. Сашка крутнулся на каблуках, охватив взглядом всю внутренность станции. Откуда-то, словно муравьи из ходов подожженного случайным окурком муравейника, вдруг начали возникать пришельцы. Одних Шульгин видел отчетливо, присутствие других только ощущал - по мельканию теней, по толчкам в спину и грудь чужих, сосредоточенных и ненавидящих взглядов. Очертил себя, словно меловым кругом, длинной прерывистой очередью. Снизу отозвались автоматы Левашова и Айера. Только бы не успели, подумал Шульгин про пришельцев, запустить какую-нибудь пакость, вроде гравитации... Тогда нам конец. Не должны успеть, вряд ли они готовились к уличным боям на своей территории. Подсознательно он еще и считал, оказывается, количество своих выстрелов: последняя гильза не вылетела из патронника, а Сашка уже отщелкнул пустой магазин, воткнул в приемник новый. Получилось на удивление четко, будто всю жизнь практиковался. Шульгин шагнул назад и сорвался. Выстрелы считал, а про то, что рядом край, забыл напрочь Да и поверхность под ногами вдруг стала слишком скользкой. Упал он плохо, на спину, боль отдалась сразу и в голову, и в живет, секунду или две невозможно было ни вздохнуть, ни пошевелиться. Но видел он нормально. Сверху наискось сверкнула белая молния, в том месте, где он только что стоял, вспух пузырь, похожий на гриб-дождевик, замер на миг, чуть пульсируя, сжался в тугую сверкающую каплю и рванулся обратно, в темноту верхних галерей. Вот, очухались, наконец! - пришла на удивление спокойная мысль, а руки, вновь обретшие способность двигаться, уже вскинули автомат. Все тридцать пуль он вколотил точно в то место, откуда прилетало неведомое, но омерзительное, как хвостовой крючок скорпиона, устройство. Или явление, бог знает. Наверное, попал, потому что вверху треснуло, заискрило, вспыхнуло и погасло что-то бледно-лиловое. В огромном объеме станции стало почти совсем темно. Он попытался перевернуться на живет и попробовать встать. - Живой? - услышал Сашка голос Левашова рядом. - Почти, - выдохнул он, чувствуя, что сейчас окончательно потеряет сознание. Левашов взвалил Шульгина на спину и боком, как краб, чтобы не покатиться кубарем по крутому спуску пандуса, побежал-заскользил вниз. На полпути к куполу, где ждал их Корнеев, из темноты выскочил Айер, попытался помочь, подхватив волочащиеся по полу ноги Шульгина. - Брось, я сам, прикрывай сзади... - Левашов тоже всей кожей воспринимал наведенные со всех сторон прицелы неведомого инопланетного оружия, трижды ему удавалось выскользнуть из-под удара, но страх, пусть и тщательно скрываемый, остался. Олег, будто в сонном кошмаре, спешил изо всех сил, а расстояние, совсем никакое по нормальным меркам, метров, может быть, тридцать, не сокращалось, словно бежал он не по твердому полу, а вверх по эскалатору, идущему вниз. Он не понимал, что цело просто в до предела обострившемся восприятии времени. Но все же и бесконечные пять или шесть секунд кончились. Левашов упал на колени, ткнулся лбом в тугое и теплое покрытие купола. Шульгин кулем сполз с его спины, откинулся набок, разбросав руки. Левая намертво сжала цевье автомата. Корнеев сидел на полу, его пальцы вздрагивали на рифленой спусковой кнопке бомбы. - Давай, рви! - со всхлипом крикнул Левашов. - Герард далеко, не в фокусе... До Айера действительно было далековато, больше, чем положенные по инструкции пятнадцать метров - радиус выходной воронки тоннеля. И он словно не спешил, неужели у него такая тевтонская выдержка, - подумал Левашов, - или просто оцепенел от стрессов? На самом деле Айер, точно выполнял команду Олега, прикрывал отход, медленно пятясь и вытянув перед собой вздрагивающий и рассыпающий золотистые блестки гильз автомат. Он явно никуда не целился, а яростно водил стволом, как пожарный брандспойтом. Наконец патроны у него кончились, он отшвырнул оружие и в два прыжка оказался рядом с куполом. Корнеев нажал кнопку. Последнее, что увидел Левашов - протянувшиеся к ним сразу с нескольких сторон дымные ярко-зеленые лучи. "Не успели?" - подумал Левашов, и сам не понял, о ком это он. О себе или о пришельцах. В следующее мгновение наступила абсолютная и ледяная тьма. ИЗ ЗАПИСОК АНДРЕЯ НОВИКОВА ...Жизнь, оказывается, гораздо более приятная штука, чем я считал до последнего времени. Чтобы это понять, потребовалось всего-то провести четыре месяца в сталинском обличье. Может быть, когда-нибудь я сумею описать все, что я там понял и прочувствовал. Но не сейчас. Слишком все близко и неясно. Тут нужен совсем другой уровень психологизма. Через год, или через пять, когда удастся все переосмыслить, отстраниться от слишком личных и субъективных впечатлений. Да и то... Мне бы талант Достоевского, пусть даже Кафки... Не вря ведь, когда я пытался что-то объяснить Алексею, у меня ничего не выходило. Факты, они ведь могут толковаться и так, и этак. И нужно учитывать, что фактами в подлинном смысле я ведь не располагаю. Иосиф Виссарионович, он ведь в доступной мне части своего сознания отнюдь не держал объективную картину своей деятельности. Даше напротив. Каждый поступок, каждое преступление (а по сути, вся его жизнь - сплошная цепь преступлений против чего угодно, против чести, совести, человечности, истории, научного социализма) он так мотивировал и трактовал, что выходило совсем наоборот. Удивляюсь, как я вообще сохранял здравый рассудок под постоянным давлением его личности и психики. Одно это с моей стороны уже подвиг, выражаясь без ложной скромности. И еще вот деталь. Сейчас, когда я пишу, мне очень трудно заставить себя верить, что все было на самом деле. А если даже и было, то именно так, как вспоминается. Придется серьезно поработать с архивами и существующей литературой - не у нас, конечно, существующей, чтобы хоть как-то добраться до истины. И написать. Правда, не знаю, кому моя писанина пригодится. Даже в виде фантастического романа такого не издашь. В обозримом, сопоставимом с временем моей жизни будущем. Но зато каким восхитительным было чувство возвращения к нормальной жизни! Легкость в теле и в мыслях необычайная! И свобода. Вернее - освобожденность. Не знаю, какому нормальному человеку может доставлять удовольствие хоть малейшая власть. Власть - это протез для духовных инвалидов. И пусть мне теперь говорят что угодно другое - уж я-то знаю! Самое же главное - я вновь ощутил свой рост. Сто восемьдесят пять после сталинских полутора метров - непередаваемо! Будто отросли ампутированные по колено ноги. Однако речь сейчас пойдет не об этом. Мы наконец собрались вместе, живые и здоровые, что после пережитых приключений по меньшей мере удивительно. Сашку тоже вылечили в одночасье, да у него всего-то и оказался перелом позвоночника и разрыв почки - сущий пустяк для форзейлевской медицины. Забавным оказалось то, что собравшись вместе, мы никак не могли разобраться, кто сколько прожил локального времени. Пришлось обратиться за помощью к Антону. Он рассчитал и каждому выдал карточки, вроде тех, что
в начало наверх
используются для учета суммарных доз радиации. Воронцов в шутку стал требовать, чтоб ему обязательно засчитали фронтовой день за три. Справедливость - так уж чтоб полная. Вообще первые дни после победы протекали во взвинченно-эйфорической атмосфере. Как и следует быть. На то и победа. Даже погоду нам Антон обеспечил штучную. А может, и само так