UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
				ШАМФОР
			Максимы и мысли
			Характеры и анекдоты

 Г л а в а 1

ОБЩИЕ РАССУЖДЕНИЯ

Максимы, сентенции, краткие нравоучения создаются людьми острого
ума, которые трудятся, в сущности, на потребу умам ленивым или пос-
редственным. Усваивая чужую сентенцию, ленивец избавляет себя от
необходимости самолично делать наблюдения, приведшие ее автора к вы-
воду, которым он и поделился с читателем. Люди ленивые или посред-
ственные, полагая, что сентенция освобождает их от обязанности углуб-
ляться в предмет, придают ей значение гораздо более широкое, нежели
автор, если только он - а это иногда случается-сам не грешит посред-
ственностью. Напротив, человек выдающийся умеет с первого же взгляда
подметить сходство и различие явлений и решить, приложима ли к этим
явлениям та или иная сентенция. Происходит то же, что в естественной
истории, где, стремясь внести какой-то порядок, ученые придумали от-
ряды и виды. Для этого понадобилось немало ума, так как им пришлось
сопоставлять предметы и постигать связь между ними. Однако поистине
великий естествоиспытатель, в своем роде гений, знающий, в каком изо-
билии природа порождает совершенно несхожие между собой существа,
понимает, как недостаточны все эти отряды и виды, к которым столь
охотно прибегают умы ленивые или посредственные. Впрочем, леность
и посредственность можно объединить, а подчас и отождествить: нередко
одна из них выступает причиной, другая-следствием.

				*   *   *

Те, кто составляет сборники стихов или острот, в большинстве своем
подобны людям, которые угощаются вишнями или устрицами: сперва
они выбирают лучшие, потом поглощают уже все подряд.

				*   *   *

Презабавно было бы написать книгу и перечислить в ней все идеи,
которые развращают человека, общество, нравы и тем не менее явно или
скрыто содержатся в знаменитейших творениях самых признанных авто-
ров,-идеи, насаждающие суеверие, дурные политические доктрины, дес-
потизм, сословное чванство и прочие распространенные предрассудки.
Такое сочинение доказало бы, что почти все книги действуют развра-
щающе и от лучших из них пользы немногим больше, чем вреда.

				*   *   *
О воспитании пишут без устали, и сочинения на эту тему вызвали
к жизни кое-какие удачные новшества, кое-какие разумные методы, од-
ним словом отчасти принесли пользу. Но какой в общем прок от подоб-
ных писаний, пока они не подкреплены реформами законодательства,
религии, нравов? У воспитания одна цель-образовать детский ум соот-
ветственно взглядам общества в каждой из трех названных выше обла-
стей. Но если взгляды эти противоречат друг другу, что же усвоит из
них ребенок? Как сформируется его ум, если мы первым делом невольно
научаем его видеть всю нелепость правил и обычаев, освященных автори-
тетом церкви, общества и закона, и тем самым внушаем презрение
к ним?

				*   *   *

Приятно и поучительно разобраться в идеях, определяющих сужде-
ния человека или круга людей. Не менее, а подчас еще более интересно
вдуматься в идеи, которые лежат в основе взглядов целого общества.

				*   *   *
Цивилизация напоминает кулинарию. Видя на столе легкие, здоро-
вые, отлично приготовленные блюда, мы радуемся тому, что гастроно-
мия стала подлинной наукой; когда же нас пичкают сиропами, подли-
вами, паштетами из трюфелей, мы проклинаем поваров с их пагубным
искусством. Все дело в применении.
				*   *   *

	Мне кажется, что в современном обществе человека развращает скорее
его разум, нежели страсти: только в них (я имею в виду страсти, прису-
щие и людям, не испорченным цивилизацией) проявляются те остатки
естественности, которые человечество сохраняет при нынешнем социаль-
ном устройстве.
	Общество отнюдь не представляет собой лучшее творение природы,
как это обычно думают; напротив, оно-следствие полного ее искажения
и порчи. Общество-это здание, возведенное из обломков другой, пер-
воначальной постройки. Обнаруживая следы ее, мы испытываем восторг,
смешанный с удивлением. Такое же действие оказывает на нас естествен-
ное, неподдельное чувство, когда оно вдруг прорывается у светского чело-
века. Видеть проявления подобного чувства подчас тем отраднее, чем
выше на общественной лестнице, а значит, и дальше от природы, стоит
тот, кто дает ему волю. Особенно приятно поражает оно в монархе, ибо
он находится на самом верху этой лестницы. Подобное проявление есте-
ственности все равно что обломок древней дорической или коринфской
колонны на фасаде неуклюжего современного здания.
				*   *   *

Я убежден, что, не будь общество насквозь искусственным, простое и
подлинное чувство производило бы на людей куда менее сильное впечат-
ление, чем производит в наши дни. Оно радовало бы, но не удивляло;
сейчас оно и радует, и удивляет. Наше удивление-это насмешка над
обществом; наша радость-дань уважения природе.
				*   *   *

Плуты всегда стараются хотя бы отчасти казаться честными людьми.
В этом они весьма схожи с полицейскими шпионами, которым платят тем
дороже, чем лучше общество, где они вращаются.
				*   *   *

	Простолюдин, нищий человек, который безразлично сносит презрение
власть имущих к его бедности, отнюдь еще не может считаться человеком
низким; но если этот нищий простолюдин позволяет кому бы то ни было,
пусть даже первому из европейских государей, оскорблять свое человече-
ское достоинство, он заслуживает презрения и за свою низость, и за
нищету.
	Надо признать, что, живя в свете, каждый из нас вынужден время от
времени притворяться. Однако честный человек притворяется лишь по
необходимости или чтобы избежать опасности. В этом его отличие от
плута-тот опережает события.
				*   *   *

Свет рассуждает порою престранным образом. Если я говорю о другом
человеке хорошее, а мнение мое хотят опровергнуть, мне твердят: оОн же
ваш друг!п. Ах, черт побори, да ведь он мне друг именно потому, что
я превозношу его вполне заслуженно: этот человек таков, каким я его
изображаю) Нельзя же путать причину со следствием и следствие с при-
чиной! Зачем предполагать, будто я хвалю человека лишь потому, что
он мне друг? Почему не предположить иное: он мне друг потому, что до-
стоин похвалы?
				*   *   *

Моралисты и политики бывают двух сортов. Одни - их большинства-
подмечают лишь гнусные и смешные стороны человеческой натуры; таковы
Лукиан, Монтень, Лабрюйер, Ларошфуко, Свифт, Мандевиль, Гель-
веций и т. д. Другие видят лишь ее лучшие стороны и совершенства; та-
ковы Шефтебери " и кое-кто еще. Первые судят о дворце по отхожим
местам; вторые-восторженные мечтатели, которые закрывают глаза на
то, что оскорбляет их взгляд, но тем не менее существует. Est in media
verum.( Истина посредине (лат.)).
				*   *   *
Угодно вам убедиться в полной бесполезности всяческих нравоучи-
тельных сочинений, проповедей и т. д.? Обратите взор на такой пред-
рассудок, как привилегии рождения. Найдется ли на свете нелепость, ко-
торая вызывала бы больше сарказмов, чаще подвергалась бы осмеянию
со стороны множества остроумцев, служила бы философам, ораторам,
поэтам лучшей мишенью для сатирических стрел? Но разве это отбило
хоть у кого-нибудь охоту быть представленным ко двору, отучило от при-
тязаний на место в королевской карете? Разве это заставило упразднить
ремесло Шерена? 
				*   *   *
Драматический писатель всегда стремится к сильным эффектам.
Однако хороший поэт достигает их с помощью разумных средств, чем и
отличается от поэта плохого: для того годятся любые средства. Выходит
то же, что с порядочными людьми и плутами: и тем, и другим хочется
преуспеть, но первые добиваются этого лишь честными путями, вто-
рые - любыми.
				*   *   *
Философия, равно как и медицина, частенько пичкает нас дрянными
снадобьями, реже-хорошими и почти никогда не предлагает по-настоя-
щему полезных лекарств.
				*   *   *
В Европе миллионов полтораста жителей, в Африке их больше в два,
в Азии - в три с лишним раза; в Америке и на Южном континенте
населения, вероятно, вполовину меньше, чем в нашем полушарии. Отсюда
можно сделать вывод, что на земном шаре ежедневно умирает больше
ста тысяч человек. Следовательно, тот, кто прожил хотя бы тридцать лет,
уже успел примерно тысячу четыреста раз избегнуть этой страшной
бойни.
				*   *   *
Я знавал мужчин, которые не отличались особой широтой и возвы-
шенностью взглядов, но были наделены умом простым и здравым. Этого
ума им хватало на то, чтобы должным образом оценить людскую глу-
пость и тщеславие, привить себе чувство собственного достоинства и
научиться уважать его в ближнем. Я знавал женщин, наделенных при-
мерно такими же свойствами; возвыситься до подобных представлений
им помогла подлинная и вовремя пришедшая любовь. Из двух этих на-
блюдений следует, что те, кто придает слишком большое значение людским
глупостям и тщеславным затеям, представляют собой наихудшую разно-
видность человеческой породы.
				*   *   *
Кто недостаточно остер умом, чтобы вовремя отшутиться, тот часто
вынужден либо лгать, либо пускаться в скучнейшие рассуждения. Выбор
не из приятных! Избежать его порядочному человеку обычно помогают
обходительность и веселость.
				*   *   *
Нередко в ранней молодости мы объявляем нелепым какое-нибудь
ходячее мнение или обычай; однако с годами мы начинаем понимать их
смысл и они представляются нам не столь уж нелепыми. Не следует ли
из этого, что люди напрасно смеются над некоторыми условностями?
Порою невольно думаешь, что установлены они были теми, кто прочел
книгу жизни целиком, а вот судят о них люди пусть умные, но прочи-
тавшие в этой книге всего несколько страниц.
				*   *   *
Насколько можно судить, общественное мнение и светские приличия
требуют, чтобы простой священник, скажем кюре, был не слишком не-
терпим, если он не склонен прослыть фанатиком, но все-таки хоть чу-
точку веровал в бога, если не желает прослыть лицемером. Генеральному
викарию  уже дозволено улыбнуться при кощунственной шутке, епи-
скопу-откровенно посмеяться, а кардиналу-вставить и свое словечко.
				*   *   *
Нынешняя знать большей частью так же похожа на своих предков,
как итальянский чичероне  на Цицерона.
Не помню уж, у кого из путешественников читал я о том, что неко-
торые африканские дикари верят в бессмертие души. Они не пытаются
понять, что с ней происходит после смерти, а просто предполагают, что
она бродит в зарослях вокруг селения, и несколько дней на заре ищут
ее там, но, ничего не обнаружив, прекращают поиски и перестают о ней

 
в начало наверх
думать. Примерно так же поступили наши философы, и это самое разум- ное, что оки могли сделать. * * * Порядочному человеку не подобает гнаться- за всеобщим уважением; пусть оно придет к нему само собою и, так сказать, помимо его воли: тот, кто старается снискать уважение, сразу выдает свою подлинную натуру. * * * Как удачна библейская аллегория с деревом познания добра и зла, таящим в себе смерть! Не следует ли толковать этот символ так: про- никнув в суть вещей, человек теряет иллюзии, а это влечет за собой смерть души, то есть полное безразличие ко всему, что трогает и вол- нует других людей. В мире есть всего понемногу. Даже в свете, с его искусственными хитросплетениями, встречаются личности, умеющие противопоставить природу обществу, правду - предубеждению, действительность - услов- ности. Умы и характеры такого склада пробуждают мысль в окружаю- щих и действуют на них гораздо сильнее, чем мы обычно предполагаем. Бывают люди, которым .нужно лишь показать, где истина, и они устрем- ляются к ней с простодушным и трогательным изумлением: они дивятся, как это столь очевидная вещь (если, конечно, кто-то сумел убедить их, что она очевидна) не открылась им раньше. * * * В обществе принято считать глухого человека несчастным. Не вну- шено ли такое убеждение самомнением, которое нашептывает нам: оНу, можно ли его не пожалеть? Ведь он не слышит, что мы говоримп. * * * Мысль всегда утешает и от всего целит. Если порой она причиняет вам боль, требуйте у нес лекарство от этой боли, и она даст вам его. * * * Нельзя отрицать, что и новейшая история являет нам подчас подлинно могучие личности. Трудно понять, как удалось им сформироваться: со- временность - такое же подходящее для них место, как антресоль для кариатид ! * * * Правильнее всего применять к нашему миру мерило той жизненной философии, которая взирает на него с веселой насмешкой и снисходитель- ным презрением. * * * Человек, утомленный славой, удивляет меня не больше, чем человек, жоторый недоволен шумом у себя в передней. * * * Бывая в светском обществе, я постоянно видел, как завсегдатаи его жертвуют покоем ради известности и уважением честных людей ради по- -казного почета. * * * По мнению Дориласа, лучшим доказательством существования бога двляется существование человека в наиболее полном, недвусмысленном, точном и, следственно, несколько ограниченном значении этого слова- короче говоря, человека знатного. Он - прекраснейшее из всего, что соз- дало провидение, вернее, единственное, что оно создало собственноручно. Но говорят и даже уверяют, будто на свете есть существа, в точности похожие на этот венец творения. Неужели?-удивляется Дорилас.- Как! У них такие же лица? Такая же внешность? Ладно, он готов сде- лать даже такое допущение. Правда, раньше он начисто отрицал существо- вание этих тварей-виноват, этих людей, раз уж их так именуют, - нлютея считаться. Но Дорилас неглуп, начитан и непременно найдет ключ к загадке. Так и есть1 Он найден, и Дорилас схватился за него-неда- ром он так радостно сверкает глазами. Тс-с, послушаем! Персидская фи- лософия учит нас, что есть два начала-доброе и злое... Как1 Вы все еще не помяли? Но это же так просто! Гений, талант, добродетель-все это изобретения злого начала, Аримана, дьявола, придуманные им для того, чтобы вытащить из безвестности на свет божий нескольких жалких, хотя и знаменитых плебеев-простолюдинов или, в лучшем случае, заху- далых дворян. * * * Сколько заслуженных воинов, сколько генералов умерли, так и не сделав свое имя достоянием потомства, и до чего в этом смысле счастли- вее их Буцефал или даже пес Бересильо, выдрессированный испанцами, чтобы травить индейцев на Сан-Доминго и получавший за это тройной солдатский оклад! * * * Как не пожелать, чтобы негодяй был ленивцем, а глупец-молчаль- ником! * * * Вот наилучшее объяснение того, почему подлец, а подчас и дурак, чаще преуспевает в свете,- нежели человек порядочный и умный: подлецам и дуракам легче подладиться к тону и повадкам высшего общества, где, как правило, царят лишь подлость и глупость, между тем как люди порядоч- ные и здравомыслящие не сразу находят с ним общий язык, а потому теряют драгоценное время и остаются ни с чем. Первые-это купцы, го- ворящие на языке той страны, куда их занесло; поэтому они немедленно сбывают привезенные товары и запасаются местными. Вторые должны сперва выучить язык своих покупателей и поставщиков-лишь после этого они могут разложить товары и приступить к продаже. А если они, что случается довольно часто, не желают снизойти до изучения этого языка, им остается лишь уехать восвояси, так и не сделав почина. * * * Бывает благоразумие двух родов-общепринятое и другое, куда бо- лее возвышенное. Первое-это благоразумие крота; второе-благора- зумие орла, и состоит оно в том, что человек, наделенный им, смело сле- дует своей натуре и, не ведая страха, принимает все сопряженные с этим невыгоды и неудобства. * * * Чтобы простить разуму все горести, которые он приносит большинству людей, достаточно только представить себе, чем стал бы человек, будь он его лишен. Разум-зло, но зло необходимое. * * * Бывают отлично одетые глупцы, бывают и принаряженные глупости. * * * Если бы сразу после смерти Авеля Адаму сказали, что через не- сколько веков на земле появятся такие места, где на нескольких квадрат- ных лье скучится и поселится тысяч по семьсот-восемьсот человек, он ни- когда бы не поверил, что такое множество людей сумеет ужиться друг с другом, и, вероятно, предположил бы, что там будет еще больше зло- действ и ужасов, нежели их творится на самом деле. Вот чем следует утешаться ври мысли о преступлениях, которыми чревато это невероят- ное скопление народа. * * * Непомерные притязания-вот источник наших горестей, и счастье в жизни мы познаем лишь тогда, когда он иссякает. Даже в те годы, когда красота уже блекнет, женщина все еще может быть привлекатель- ной; однако пустые притязания делают ее несчастной или смешной. Но проходит еще лет десять, ома окончательно превращается в безобразную старуху, и к ней приходят мир и покой. Достигнув возраста, когда уже нельзя рассчитывать на безусловный успех у женщин, мужчина то и дело ставит себя в двусмысленное, а порой и в унизительное положение. Но вот он перестал быть мужчиной, с неуверенностью покончено, и он вновь спокоен. Наша беда - в отсутствии у нас твердого и ясного пред- ставления о том, что мы такое; поэтому самое разумное-быть поскром- нее, то есть по-настоящему быть самим собой. Положение французского герцога и пэра более выгодно, чем любого иностранного государя: тот вынужден вечно бороться с другими за первенство. Избери Шаплен тот удел, который указал ему Буало своим знаменитым полустишием: оПусть пишет только в прозеп, он избежал бы многих огорчений и со- ставил бы себе имя, отнюдь не вызывающее смех. * * * оНе стыдно ли тебе притязать на красноречие, к которому ты не- способен?п, - увещевал Сенека одного из своих сыновей, который, на- чав длинную речь, не справился даже со вступлением к ней. Тому, кто пытается следовать правилам, чересчур для него строгим, можно бросить такой же упрек: оНе стыдно ли тебе притязать на мудрость, которой у тебя нет?п. * * * Светские люди в большинстве своем живут так легкомысленно и без- думно, что вовсе не знают того самого света, который постоянно у них перед глазами. оОни не знают его,-шутил г-н де Б*-по той же при- чине, по какой мотылек несведущ в естественной историип. * * * При мысли о Бэконе, еще в начале шестнадцатого века указавшем человеческому разуму тот путь, каким должно следовать, чтобы заново отстроить храм науки, мы почти перестаем восжищаться его великими преемниками-Войдем, Локком и др. Он как бы заранее раздает им земли, которые они призваны распахать или завоевать, я напоминает Цезаря после битвы при Фарсале, когда, став властелином мира, тот наделял царствами и провинциями своих приверженцев и любимцев. * * * Наш разум приносит нам подчас не меньше горя, чем наши страсти; в таких случаях о человеке можно сказать: оВот больной, отравленный своим врачомп. * * * Обычно нам бывает горько избывать иллюзии н страсти юности; од- нако случается и так, что человек с ненавистью вспоминает об их обман- чивых чарах, уподобляясь Армиде, предающей огню и разрушению свой волшебный дворец. * * * Как обыкновенные люди, так и врачи не умеют заглянуть внутрь нашего тела и распознать его недуги. И те, и другие незрячи, но врачи - это слепцы из богадельни оТрехсотп: они лучше знают город и уве- реннее пробираются по его улицам. * * * Хотите знать, как делают карьеру? Поглядите на то, что творится в партере театра при большом скоплении публики: одни все время остаются на месте, других оттесняют назад, третьи проталкиваются впе- ред. Это сравнение настолько верно, что выражение, передающее его суть, вошло в язык народа: простолюдин говорит не осделать карьеруп, а опробиться в людип (омой сын, мой племянник пробьется в людип)- Человек светский употребляет иные слова - опродвинутьсяп, овыдви- *нутьсяп, озанять подобающее местоп, но хотя эти смягченные обороты и освобождены от побочных представлений о насилии, неистовстве, гру- бости, суть дела отнюдь не меняется. * * * Физический мир кажется творением некоего могучего и благого су- щества, которому пришлось часть своего замысла препоручить другому. злонамеренному существу. Зато мир нравственный-тот уж, несо- мненно, плод забав самого настоящего и к тому же рехнувшегося дья- вола. * * * Подкреплять общими словами утверждение, которое приобретает вес, только если его доказать, это все равно что объявить: оИмею честь уверить вас, что земля вращается вокруг солнцап. * * * В серьезных делах люди выказывают себя такими, какими им подо- бает выглядеть; в мелочах - такими, какие они есть. Что такое философ? Это человек, который законам противопостав- ляет природу, обычаям-разум, общепринятым взглядам-совесть н предрассудкам - собственное мнение. * * * Дурак, которого вдруг осенила умная мысль, удивляет и озадачивает, оак извозчичья кляча, несущаяся галопом. * * * Людей, которые ни к кому не подлаживаются, живут как им велит сердце, поступают согласно своим правилам и чувствам, - вот кого мне почти не доводилось встречать. * * * Стоит ли- исправлять человека, чьи пороки невыносимы для обще- ства? Не проще ли излечить от слабодушия тех, кто его терпит? * * * Три четверти безумств на поверку оказываются просто глупостями. * * *
в начало наверх
Молва царит в свете по той простой причине, что глупость-царица дураков. * * * Нужно уметь делать те глупости, которых требует от нас Наша при- рода. * * * Почтительность без уважения - вот награда за чванство без заслуг. * * * Людей напрасно делят на значительных и ничтожных. Следует всегда держать в памяти слова кучера из оЖавельской мельницып, который говорит куртизанкам: оНи вам, ни нам друг без друга не обойтисьп. * * * Кто-то заметил, что провидение-христианское имя случая; святоша, пожалуй, сказал бы, что случай -уличная кличка провидения. * * * Мало кто решается неуклонно и безбоязненно руководиться своим разумом и только его мерилом мерить любое явление. Настало, однако, время, когда именно такое мерило следует применить ко всем нравствен- ным, политическим и общественным вопросам, ко всем монархам, мини- страм, сановникам, философам, к основам наук, искусств и т. д. Кто неспособен на это, тот навсегда останется посредственностью. * * * Бывают люди, которые хотят первенствовать и возвышаться над остальными, чего бы это ни стоило. Им важно одно-быть всегда на виду, как ярмарочный зазывала на подмостках; они согласны взойти на что угодно - на сцену, на трон, на плаху, лишь бы приковать к себе все взгляды. * * * Собираясь толпой, люди как бы уменьшаются в размерах: они - мил- тоновы бесы, которые вынуждены превращаться в пигмеев, чтобы уме- ститься в Пандемониуме. * * * Чтобы не привлекать к себе взглядов и внимания, иной человек по- давляет свою истинную натуру, а уж чтобы не попасть на перо, он и во- все готов сойти на нет. * * * Стихийные бедствия и все превратности, которые претерпел род чело- веческий, вынудили людей создать общество. Общество умножило не- счастья, на которые обрекла их природа. Несовершенство общества поро- дило потребность в государстве, а государство усугубило пороки общества. Вот и вся история человечества. * * * Честолюбие воспламеняет низменные души гораздо легче, нежели воз- вышенные: омет соломы или хижина загораются быстрее, чем дворец. * * * Человек часто остается наедине с самим собой, и тогда он нуждается в добродетели; порою он находится в обществе других людей, и тогда он нуждается в добром имени. * * * Образ Тантала почти всегда служит олицетворением алчности, хотя с таким же успехом мог бы олицетворять тщеславие, славолюбие-сло- вом, почти все страсти. * * * Природа наделила человека одновременно и разумом, и страстями, надо думать, для того, чтобы с помощью последних он заглушал стра- дания, которые причиняет ему первый. После того как человек избывает свои страсти, природа оставляет ему всего несколько лет жизни и, ви- димо, руководится при этом жалостью: она не хочет обрекать его на существование, поддерживаемое одним только разумом. * * * Любая страсть всегда все преувеличивает, иначе она не была бы страстью. * * * Философ, который силится подавить в себе страсти, подобен химику, который вздумал бы потушить огонь под своими ретортами. Разум-величайший дар природы: он не только поднимает нас над нашими страстями и слабостями, но и помогает с пользой распорядиться нашими достоинствами, талантами и добродетелями. * * * Почему люди так недалеки умом, так порабощены обычаем, что составляют завещание только в пользу родственников, или, наоборот. так боятся смерти, что вовсе не составляют его; короче говоря, почему они так глупы, что, умирая, чаще отказывают свое достояние тем, кто радуется их кончине, нежели тем, кто оплакивает их? * * * Природа устроила так, что питать иллюзии свойственно не только безумцам, но и мудрецам: в противном случае последние слишком сильно страдали бы от собственной мудрости. * * * Кто хоть раз видел, как обращаются в наших больницах с хворыми, тот поневоле начинает думать, что эти мрачные заведения созданы не для того, чтобы исцелять болящих, а для того, чтобы убрать их е глаз долой: зрелище чужих страданий помешало бы здоровым наслаждаться жизнью. * * * В наши дни каждого, кто любит природу, упрекают в излишней во- сторженности. * * * С точки зрения нравственной, главный недостаток трагедии в том, что она придает слишком большое значение жизни и смерти. * * * Наименее полезно прожит тот день, который мы провели, ни разу не засмеявшись. * * * В основе большинства безумств лежит глупость. * * * Люди извращают свою душу, совесть, разум точно так же, как пор- тят себе желудок. * * * Выслушать чужую тайну-это все равно что принять вещь в заклад. * * * Подчас разум и сердце находятся в связи не более тесной, чем биб- лиотека замка и личность ее владельца. * * * Все, что поэты, ораторы, даже философы говорят нам о славолюбии. мы уже слышали в школе от наставников, побуждавших нас добиваться первых мест и наград. Детям внушают, что они должны предпочесть сладкому пирожку похвалу няньки; взрослым доказывают, что им над- лежит пожертвовать личной выгодой ради славословий современников или потомков. * * * Кто стремится стать философом, тот не должен пугаться первых пе- чальных открытий на пути к познанию людей. Чтобы постичь человека до конца, нужно преодолеть ту неприязнь, которую он в нас вызывает: нельзя стать искусным анатомом, пока не научишься взирать без гадли- вости на человеческое тело и его органы. * * * Постигая зло, заложенное в природе, преисполняешься презрения к смерти; постигая пороки общества, научаешься презирать жизнь. * * * Цена людям подобна цене на алмазы: до известной крупности, чи- стоты и блеска у них есть точная, раз навсегда известная стоимость; за этим пределом установить ее уже невозможно, и покупателей на них не находится. * * * Г л а в а 2 ОБЩИЕ РАССУЖДЕНИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ) Во Франции все как один кажутся остряками, и объяснить это не- трудно: жизнь у нас полна противоречий, а чтобы заметить и сопоста- вить два противоречивых явления, не надо особой наблюдательности. Сами собой получаются такие контрасты, что стоит человеку обратить на них внимание, как его уже начинают считать необыкновенно остроумным. Сейчас, что ни расскажи, все выглядит забавной выдумкой, любой вестов- щик кажется шутником; зато потомкам бытописатель наших дней пока- жется сатириком. * * * Свет не верит в подлинность иных добродетелей и чувств: как пра- вило, он поднимается лишь до весьма низменных понятий. Если взять любого человека в отдельности, он никогда не будет столь достоин презрения, как какая-нибудь корпорация; но ни одна корпорация не будет столь достойна презрения, как общество в целом. * * * Бывают времена, когда нет мнения зловреднее, чем общественное мне- ние. * * * Надежда - это просто-напросто обманщица, которая только и знает что водить нас за нос. Должен сказать, что, лишь утратив ее, я обрел счастье. Я с радостью написал бы на райских вратах стих, который Данте начертал на вратах ада: Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate. ( оВходящие, оставьте упованьяп (итал.). Пер. М. Лозинского.) * * * Человек бедный, но независимый состоит на побегушках только у соб- ственной нужды; человек богатый, но зависимый - на побегушках у дру- гого человека, а то и у нескольких сразу. * * * Честолюбец, не достигший своей цели и погруженный в отчаянье, при- водит мне на ум Иксиона, прикованного к вращающемуся колесу за то, что он обнял облако. * * * Между злобным остряком и благородным, доброжелательным остроум- цем та же разница, что между наемным убийцей и светским человеком, хорошо владеющим шпагой. Так ли уж важно, чтобы люди думали, будто у вас меньше слабостей, чем у других, и поэтому меньше о вас злословили? Хоть одна-то слабость у вас всегда есть, и все о ней знают. Чтобы заткнуть молве рот, надо быть Ахиллесом без пяты, а как раз это и невозможно. * * * Таково жалкое положение человека, что у общества он ищет утеше- ния в тех бедах, виною которым природа, а у природы - в тех, виною которым общество. Сколько людей ни тут, ни там не нашло облегчения своим печалям! * * * Придумайте глупейшее и несправедливейшее имущественное притяза- ние, которое с презрением отвергло бы за бездоказательностью судилище людей порядочных, и сделайте его предметом разбирательства в обыч- ном суде. Не пытайтесь угадать, каково будет решение: каждую тяжбу можно и выиграть, и проиграть. Так же обстоит дело с любым бессмыс- ленным утверждением, любым предрассудком: поставьте его на обсужде- ние в какой-нибудь корпорации или собрании, и может случиться, что оно встретит почти единодушное одобрение. * * * Всеми признано, что наш век поставил каждое слово на его место, что, отринув схоластические, диалектические и метафизические ухищре- ния, он вернулся к простоте и правде в вопросах естественной истории, нравственности и политики. Ограничимся областью нравственности и возьмем, к примеру, слово очестьп, в котором, как все мы чувствуем, заключено немало сложных, метафизических представлений. Наш век уразумел, до чего это неудобно, и, чтобы достичь простоты, чтобы пре- сечь злоупотребление словами, решил считать безусловно честным чело- веком всякого, кто не был наказан правосудием. Некогда слово очестьп было источником недоразумений и споров; теперь оно ясней ясного. Надо только узнать-ставили человека к позорному столбу или нет, а ведь это обстоятельство простое, очевидное, его легко проверить, спра- вившись в судебных реестрах. Такой-то у позорного столба не стоял- значит, он человек чести и может претендовать на что угодно, скажем, на государственную должность и т. д., может состоять членом любой корпорации, академии, парламента. Всякому понятно, как много ссор и споров предотвращено такой точностью и ясностью и насколько проще и удобнее стало поэтому жить!
в начало наверх
* * * Славолюбие-добродетель? Странная добродетель, которая прибе- гает к помощи всех пороков, которую подстегивают гордость, честолюбие, зависть, тщеславие, порою даже скупостью Стал бы разве Тит Титом, будь у него в министрах Сеян, Нарцисс и Тигеллин? * * * Слава нередко подвергает порядочных людей тем же испытаниям, что и богатство, то есть сперва заставляет их совершить или стерпеть недо- стойные поступки и лишь потом подпускает к себе. Человек, несокруши- мый в добродетели, равно отвергает и славу, и богатство, обрекая себя безвестности или нужде, а иногда тому и другому. * * * Даже когда человек равно удален и от нас, и от наших врагов, нам ка- жется, что к ним он ближе. Таково уж действие оптических законов: ведь и струя фонтана бьет, на наш взгляд, ближе к тому краю бассейна, который дальше от нас. * * * Общественное мнение-это судебная инстанция такого рода, что по- рядочному человеку не подобает ни слепо верить его приговорам, ни бес- поворотно их отвергать. * * * оСуетныйп первоначально означало опустойп; таким образом, сует- ность-свойство столь презренное, что никакого более уничижительного слова для нее не придумаешь. Она сама выдает себя за то, чем является в действительности. * * * Умение нравиться обычно считают отличным способом преуспеть, однако умением скучать можно добиться еще большего успеха: к нему, в общем, и сводится искусство преуспевать, равно как кружить головы женщинам. * * * В складе ума или души человека с могучим характером почти всегда есть некая романическая черта. Рядом с ним тот, кто лишен этой черты, будь он трижды умен и порядочен, все равно что художник искусный в своем ремесле, но не стремящийся к идеалу прекрасного, рядом с худож- ником гениальным, который с этим идеалом сроднился. * * * Добродетели иных людей сверкают в частной жизни ярче, нежели они сверкали бы на поприще общественных добродетелей. Оправа лишила бы их блеска. Чем прекраснее бриллиант, тем она должна быть незаметней, ибо чем она богаче, тем меньше бросается в глаза сам камень. * * * Кто не хочет быть фигляром, пусть избегает подмостков: взобран- шись на них не фиглярствовать уже нельзя, иначе публика забросает вас- камнями. * * * Мало на свете пороков, которые больше мешают человеку обрести многочисленных друзей, чем слишком большие достоинства. * * * Иной раз довольно не примириться с высокомерием и чванством, чтобы обратить их в ничто; порой их довольно не заметить, чтобы они стали безвредны. * * * Лишь тот, кто глубоко изучил нравы, умеет распознать все приметы, отличающие гордость от тщеславия. Первая высоко держит голову, не- возмутима, отважна, спокойна, непреклонна; второе - низменно, неуве- ренно в себе, трусливо, суетливо и переменчиво. Гордость как бы при- бавляет людям росту, тщеславие лишь раздувает их. Первая-источник многих добродетелей, второе-почти всех пороков и дурных дел. Иногда гордость заключает в себе всд заповеди господни; в тщеславии кроется подчас семь смертных грехов. * * * Жизнь-это болезнь, которую каждые шестнадцать часов облег- чают сном, но он - мера временная, настоящее же лекарство одно- смерть. * * * Природа пользуется для своих целей людьми словно инструментами, нисколько о них не заботясь; почти так же действуют и тираны: они отделываются от тех, кто им больше не нужен. * * * Чтобы жизнь не казалась невыносимой, надо приучить себя к двум вещам: к ранам, которые наносит время, и к несправедливостям, которые чинят люди. * * * Я не мыслю себе мудрости без недоверия: в священном писании ска- зано, что источник мудрости - в страхе божием, а я вижу его в челове- кобоязни. * * * Как перемежающаяся лихорадка спасает людей от чумной заразы, так и некоторые недостатки помогают им избежать иных прилипчивых пороков. * * * Беда страстей не в том, что они причиняют страдания, а в том, что они толкают на проступки, на гнусности, унизительные для человече- ского достоинства. Если бы не это досадное свойство, они имели бы слишком большие преимущества над холодным рассудком, который от- нюдь не приносит счастья. Подчиняться страстям-значит жить, следо- вать благоразумию-значит только длить существование. * * * Кто не обладает возвышенной душой, тот неспособен на доброту: ему доступно только добродушие. * * * Было бы очень хорошо, если бы люди умели совмещать в себе такие противоположные свойства, как любовь к добродетели и равнодушие к общественному мнению, рвение к труду и равнодушие к славе, заботу о своем здоровье и равнодушие к жизни! * * * Не тот печется о благе больного водянкой, кто дарит ему бочку вина, а тот, кто излечивает от жажды; примените это к богачам. * * * И дурные люди совершают иногда хорошие поступки: они словно хотят проверить, впрямь ли это так приятно, как утверждают люди по- рядочные. * * * Доживи Диоген до наших дней, ему пришлось бы сменить свой фо- нарь на потайной. * * * Скажем прямо: счастливо живет в свете только тот, кто полностью умертвил некоторые стороны своей души. * * * Богатство со всеми его пышными декорациями превращает жизнь в некий спектакль, и как бы ни был порядочен человек, живущий среди этих декораций, он в конце концов невольно становится комедиантом. * * * В природе каждое явление-запутанный клубок, в обществе каждый человек-камешек в мозаичном узоре. И в мире физическом, и в мире духовном все переплетено, нет ничего беспримесного, ничего обособлен- ного. * * * Если бы жестокие истины, горестные открытия, изнанка жизни об- щества-словом, все, что составляет опыт сорокалетнего светского чело- века,-стали известны тому же человеку в двадцать лет, он или впал бы в отчаянье, или намеренно предался бы пороку. Однако существуют люди возвышенного разума, пусть немногочисленные, которые, достигнув зре- лого возраста, все узнали, все постигли и тем не менее отнюдь не раз- враращены и не слишком несчастны. Благоразумие прокладывает их добро- детели путь сквозь всеобщую развращенность, а сильный характер в сое- динении с широким и просвещенным умом возносит их над скорбью. ванушаемой людской порочностью. * * * Хотите узнать, до какой степени искажает природу человека положе- ние, занимаемое им в обществе? Понаблюдайте за людьми после того, как они уже много лет пользовались этим положением, то есть в старости. Хорошенько вглядитесь в старого царедворца, судью, чиновника, лекаря и т. д. * * * Человек без твердых правил почти всегда лишен и характера: будь у него характер, он почувствовал бы, как необходимы ему правила. * * * Можно побиться об заклад, что любое ходячее мнение, любая обще- признанная условность глупы: в противном случае они не были бы обще- признаны. * * * Признание ценнее известности, уважение ценнее репутации, честь Цен- им славы. * * * Нередко все душевные силы человека проявляются только под напо- ром тщеславия. Прикрепите к стали дерево-получится копье; прикре- пите к дереву два пера- получится стрела. * * * Слабовольные люди-это легкая кавалерия армии дурных людей? они приносят больше вреда, чем сама армия, потому что все разоряют и опустошают. * * * Иные вещи легче возвести в закон, чем узаконить в общественном мнении. * * * Известность-удовольствие быть знакомым тем, кто с тобой незна- ком. * * * Мы с радостью готовы разделить приязнь наших друзей к тому, ото сам по себе нам безразличен, но редко когда сочувствуем даже самой справедливой ненависти. * * * Такого-то люди боялись из-за его талантов и ненавидели за доброде- тели. Они успокоились, только до конца поняв, что он за человек. Но сколько времени понадобилось, чтобы оценить его по справедливости! * * * Ни в своей физической жизни, ни в жизни общественной человек не должен притязать на то, на что он неспособен. * * * Глупость не была бы подлинной глупостью, если бы не боялась ума. Порок не был бы подлинным пороком, если бы не питал ненависти к добродетели. * * * - Неверно утверждение (высказанное Руссо вслед за Плутархом), будто чем больше человек думает, тем меньше чувствует. Верно другое: чем больше он рассуждает, тем меньше любит. На свете мало людей, ко- торых можно было бы назвать исключением из этого правила. * * * Люди, которые в любых вопросах ссылаются на общественное мнение, напоминают актеров, играющих плохо потому, что у публики дурной вкус, а им хочется сорвать аплодисменты; между тем иные из них могли бы играть хорошо, будь у публики вкус поутонченней. Порядочный человек старается играть свою роль как можно лучше, не думая при этом о галерке. * * * Стойкость характера порою приносит человеку такие радости, кото- рые превыше всех благ судьбы. Пренебречь золотом-это все равно что свергнуть короля с трона: очень острое ощущение! * * * Иной раз терпимость доходит до такого предела, что ее скорее на- зовешь глупостью, нежели добротой или великодушием. Г-н де Ш* так терпим, что мне он просто смешон и напоминает арлекина, который твердит: оТы дал мне затрещину? Ну что ж, а я все еще не рассер- дился!п. У человека должно хватать ума на то, чтобы ненавидеть своих врагов. * * * Робинзон, лишенный всего на своем необитаемом острове и выну- жденный самым тяжким трудом добывать себе хлеб насущный, тем не менее стойко переносил эту жизнь и даже, по собственному признанию, испытал несколько счастливых минут. Теперь представьте, что он очу-
в начало наверх
тился на волшебном острове, где мог бы, ни о чем не хлопоча, вести беа- заботную жизнь; вполне вероятно, что праздность сделала бы его суще- вование невыносимым. * * * Убеждения людей похожи на карты и прочие игры. Иные из них еще на моей памяти считались опасными и слишком дерзкими, а теперь они об- щепризнаны, почти тривиальны и распространены даже среди людей, мало их достойных. Точно так же убеждения, которые ныне мы име- нуем смелыми, нашим потомкам покажутся робкими и заурядными. * * * Читая книги, я не раз отмечал, что первым движением тех, кто со- вершил какой-нибудь подвиг, отдался благородному порыву, спас обез- доленных, на многое отважился и многого добился для всего обществам или для отдельных людей,-повторяю, я не раз отмечал, что первым их движением было отказаться от предложенной награды. Чувством этим были движимы люди самые неимущие, из самых низших слоев общества. Что же это за нравственный инстинкт, который даже невежественному человеку подсказывает, что награда за добрые деяния заключена в сердце того, кто их совершил? Нам кажется, что, когда нам платят за благород- ный поступок, его у нас отнимают. * * * В основе добродетельных поступков и готовности жертвовать своимп интересами и самим собою лежат потребность благородной души, само- любие великодушного сердца и, в какой-то степени, эгоизм сильной на- туры. * * * Братья столь редко живут в согласии между собой, что до нас дошло только одно предание о двух братьях-друзьях, да и то оно гласит, будто они никогда не встречались, ибо в то время как один из них жил нa земле, другой пребывал в Елисейских полях; таким образом, у них не было по- вода для раздоров и ссор. * * * Людей безрассудных больше, чем мудрецов, и даже в мудреце больше. безрассудства, чем мудрости. * * * Прописные истины-это в повседневной жизни то же, что приемы и навыки в искусстве. * * * Убеждение - это совесть разума. * * * Человек бывает счастлив или несчастлив по тысяче причин, которые- никому неизвестны, о которых он не говорит и о которых нельзя сказать.. Наслаждение может питаться иллюзией, но счастье всегда зиждется на истине, ибо только такое счастье способно удовлетворить человеческую природу. Человек, воображающий себя счастливым, подобен тому, кто поместил свои деньги в ненадежные бумаги, а человек подлинно счастли- вый-тому, чье богатство-земля и другие прочные ценности. * * * В светском обществе мало такого, что могло бы принести отдохновение- уму и сердцу порядочного человека. * * * Когда при мне утверждают, что человек тем счастливее, чем меньше- способен чувствовать, я вспоминаю индийскую поговорку: оЛучше сидеть,- чем стоять, лучше лежать, чем сидеть, а еще лучше быть мертвымп. * * * Ловкость в сравнении с хитростью то же самое, что проворство рук в сравнении с шулерством. * * * Упрямство имеет примерно такое же отношение к силе воли, как любо- страстно к любви. * * * Любовь-милое безумие; честолюбие-опасная глупость. * * * Предрассудки, тщеславие, расчет-вот что правит миром. У чело- века, который в своем поведении сообразуется лишь с разумом, истиной, чувством, мало точек соприкосновения с обществом. Счастье он почти, всегда ищет и находит в себе самом. * * * Сперва нужно быть справедливым, а уже потом великодушным: сперва нужно обзавестись рубашками, а уже потом кружевами. Голландцы не знают сострадания к должникам: по их мнению, всякий человек, обремененный долгами, живет за счет своих сограждан, если он беден, и своих наследников, если богат. * * * Судьба нередко похожа на богатую мотовку, разоряющую то самое семейство, куда она принесла изрядное приданое. * * * Изменения моды-это налог, которым изобретательность бедняков- облагает тщеславие богачей. * * * Для ничтожных людишек корысть - самое сильное искушение, для людей достойных-самое слабое; от человека, презирающего деньги, еще очень далеко до человека истинно порядочного. * * * Богаче всех человек бережливый, беднее всех скряга. * * * Порою два человека сближаются и становятся неразлучны только потому, что в их характерах есть черты кажущегося сходства. Постепенно заблуждение рассеивается, и эти люди с удивлением обнаруживают, что они бесконечно далеки друг от друга и все точки их соприкосновения превратились в точки отталкивания. * * * Разве не забавно размышлять о том, что иные из великих людей стяжали славу, всю жизнь сражаясь с самыми жалкими предрассудками и нелепостями, которые, казалось бы, и в голову-то никому не могут лрийти? Бейль, например, прославился тем, что показал бессмыслен- ность философских и схоластических ухищрений, над которыми по- смеялся бы любой крестьянин из Гатине ,где все здравым смыслом; Локк-тем, что объяснил, как нехорошо возражать, не пони- мая, на что возражаешь, и, ничего не понимая, считать, будто понимаешь; еще несколько философов-сочинением толстенных книг, направленных против таких суеверий, от которых с презрением отмахнулся бы дикарь из Канады; Монтескье и два-три автора до него-намеком на то, что не подданные существуют для правителей, а правители для подданных (при этом они ни словом не обмолвились о множестве гнусных предрас- судков). Если мечта философов, верящих, что общестао можно улучшить, исполнится, что скажут наши потомки, читая о том, какие огромные уси- дня потребовались для достижения столь простых и само собой разу- меющихся результатов? * * * Человек разумный и в то же время порядочный должен быть не только чист перед своей совестью, но, из уважения к себе, еще и предусмотри- телен, чтобы заранее разгадать и отвратить клевету. * * * Роль предусмотрительного человека весьма печальна: он огорчает дру- зей, предсказывая им беды, которые они навлекают на себя своей не- осторожностью; ему не верят, а когда беда все-таки приходит, эти же у самые друзья злятся на него за то, что он ее предсказал. Их самолюбие потупляет глаза перед человеком, который должен быть их утешителем и к которому они сами прибегли бы, если бы в его присутствии не чув- ствовали себя униженными. * * * Тот, кто хочет, чтобы его счастье целиком зависело от разума, кто слишком пристально вглядывается в это счастье, подвергая его, так ска- зать, допросу с пристрастием, кто согласен лишь на самые высокие ра- дости, тот в конце концов совсем их лишается. Он подобен человеку, который так рьяно взбивал пух в перине, что от нее ничего не осталось и он принужден спать на досках. * * * Время притупляет в нас способность к наслаждениям абсолютным, как выражаются метафизики, но, пожалуй, преподносит нам больше насла- ждений относительных; с помощью этой уловки природа, надо полагать, привязывает людей к жизни даже после того, как все, что особенно кра- сило ее, все наслаждения стали для них недоступны. * * * После того как человека вволю истерзает и утомит собственная его чувствительность, он приходит к убеждению, что надо многое забыть, надо жить сегодняшним днем, одним словом, каплю за каплей впитывать утекающую жизнь. * * * Из всех разновидностей лицемерия самая пристойная-это ложная скромность. * * * Нам говорят, что мы должны, не жалея стараний, каждодневно из- бавляться от какой-нибудь своей потребности. Это верно. И всего настоя- тельнее следует уничтожать в себе потребности, порожденные самолюбием: они особенно тиранят нас и потому с ними надо бороться особенно упорно. * * * Нередко приходится видеть, как люди слабодушные, которым довелось провести много времени в обществе людей более крепкого закала, силятся возвыситься над собственным своим характером. Притязания эти так же смешны, как потуги дурака на остроумие. * * * Добродетель, как и здоровье, нельзя назвать высшим благом. Она не столько благо, сколько его местонахождение. Утверждать, что добро- детель непременно приносит счастье, тоже нельзя; с уверенностью можно сказать лишь, что порок влечет за собой несчастье. Стремиться к добро- детели нужно главным образом потому, что она-полная противополож- ность пороку. Глава 3 О ВЫСШЕМ ОБЩЕСТВЕ. ВЕЛЬМОЖАХ, БОГАЧАХ И СВЕТСКИХ ЛЮДЯХ Жизнь по книгам не узнаешь - об этом уже не раз говорили; умалчи- вали лишь об одном - о причине этого. Она же такова: знание жизни складывается из множества разрозненных наблюдений, но самолюбие не позволяет нам делиться ими с кем бы то ни было, даже с лучшим дру- гом, - мы боимся, как бы нас не сочли людьми, чье внимание поглощено одними лишь мелочами, хотя мелочи эти очень важны для успеха в боль- ших делах. * * * Просматривая мемуары и другие литературные памятники времен Людовика XIV, мы убеждаемся, что в ту пору компании самого дурного тона было присуще нечто такое, чего не хватает лучшему обществу наших дней. Когда общество не скреплено разумом, не оживлено чувством, когда в нем нет неподдельной благожелательности и обмена достойными мыс- лями, что видит в нем большинство его сочленов? То ярмарку, то игор- ный притон, то постоялый двор, то лес, то разбойничий-вертеп, то пуб- личный дом. * * * Мы можем представить себе светское общество в виде здания, состоя- щего из ниш и каморок б6льших или меньших размеров. Эти ниши и каморки соответствуют разным местам в обществе с их прерогативами, правами и т. д. Места постоянны, а люди, занимающие их, приходят и уходят. Люди то велики ростом, то малы, но никогда или почти никогда не соответствуют своему месту. Вот скорчившийся исполин, сидящий в клетушке на корточках, а вон карлик, затерянный под аркадой; словом, ниши и статуи редко подходят друг к другу. Вокруг здания теснится толпа. Это все люди разного роста, и каждый из них ждет, когда же для него освободится хоть какая-нибудь каморка. В надежде получить ее они наперебой выхваляют свое происхождение и связи: кто попытался бы объяснить свои притязания тем, что место должно соответствовать чело- веку, как футляр инструменту, того немедленно освистали бы. Даже со- перники не решаются попрекнуть друг друга подобным несоответствием. * * * Избыв свои страсти, люди уже не в силах жить в обществе: с ним можно мириться лишь в том возрасте, когда источником наслаждения
в начало наверх
для нас служит желудок, а средством убить время-собственная персона. Чиновники и судейские знают двор и то, чем он живет в данную минуту, примерно так же, как знает свет школьник, который получил отпускной билет и разок пообедал вне стен коллежа. * * * Все, что говорится в гостиных, в салонах, на званых ужинах, в собра- ниях и в книгах, даже в тех, цель которых-рассказать нам об обще- ствен-все это ложь или, в лучшем случае, полуправда. Про такие раз- говоры уместно сказать по-итальянски оper lа predicaп или по-латыни 'Для красного словцап (итал.) оad populum pllalerasп.(4) оКраснобайство для публикип (лат.). По-настоящему же правдиво только то, что, не лукавя, говорит у камелька другу порядочный человек, многое повидав- ший и многое уразумевший. Такие беседы порою давали мне больше, чем книги и обычная светская болтовня: они быстрей выводили меня на верную дорогу и учили глубже мыслить. * * * Все мы не раз замечали, как сильно действует на душу несходство наших представлений о предмете с самим этим предметом; но особенно наглядно убеждаешься в этом, когда такое несходство обнаруживается неожиданно и мгновенно. Представьте себе, что вы гуляете вечером по бульвару и видите прелестный сад, в глубине которого стоит со вкусом освещенная беседка. Вы замечаете группы хорошеньких женщин, боскеты; из глубины аллеи к вам доносится смех. Прелестницы так стройны, что вам кажется-это нимфы, и т. д. Вы осведомляетесь, кто вон та дама; вам отвечают: оГоспожа де Б* хозяйка дома. . .п. К несчастью, вы с ней зна- комы. Чары рассеялись. Вы встречаете барона де Бретейля. Он принимается рассказывать о своих любовных похождениях, невзыскательных интрижках и пр., а в за- ключение показывает вам портрет королевы в оправе, имеющей вид усыпанной бриллиантами розы. * * * Глупец, чванящийся орденской лентой, стоит в моих глазах ниже того чудака, который, предаваясь утехам, заставлял своих любовниц втыкать ему в зад павлиньи перья. Второй, по крайней мере, испытывал наслажде- ние. .Но первый!.. Барон де Бретейль куда ничтожнее Пейсото. * * * Пример Бретейля доказывает, что можно таскать в карманах полтора десятка усыпанных бриллиантами монарших портретов и при этом оста- ваться дураком. * * * Глуп, глуп. . . А не слишком ли вы щедры на это слово? Не слишком ли строги? В чем, собственно, глупость этого человека? Он действительно считает свою должность приложением к своей персоне, а вес и влияние в свете-наградою за свои таланты и добродетели. Но разве остальные чем-нибудь отличаются от него? Из-за чего же тогда весь шум? * * * Даже лишившись должности-будь то портфель министра или место старшего письмоводителя, глупец сохраняет всю свою спесь и нелепое чванство. * * * Умный человек всегда может привести тысячи примеров глупости и низкой угодливости, очевидцем которых он был и которые то и дело повторяются на наших глазах. Эти пороки столь же древни, как мо- нархия, что убедительно доказывает их неистребимость. Из множества слышанных мною рассказов я заключаю, что если бы обезьяны, как по- пугаи, умели говорить, их охотно назначали бы министрами. * * * Нет ничего труднее, чем вывести из употребления предвзятое сужде- ние или общепринятый оборот речи. Людовик XV несколько раз объявлял частичное банкротство; тем не менее мы продолжаем клясться ословом дворянинап. Не отучит нас от этой привычки и скандал с г-ном де Ге- мене. * * * Стоит светским людям собраться где-нибудь в толпу, как они уже мнят, что находятся в обществе. * * * Я видел людей, которые поступались совестью, чтобы угодить человеку в адвокатском мантии или судейской шапочке, Стоит ли после этого воз- мущаться теми, кто торгует ею ради самой мантии или шапочки? И первые и вторые одинаково подлы, но первые, сверх того, еще и глупы. * * * Люди делятся на две части: у одной, меньшей, есть обед, но нет ап- петита; у другой, большей,-отличный аппетит, но нет обеда. * * * Мы кормим обедами ценою в десять-двадцать луидоров таких людей, ни одному из которых не дадим даже экю, если бы это понадобилось ему, чтобы переварить наши роскошные яства. * * * Вот превосходное правило, которым следует руководиться в искусстве насмешки и шутки: осмеивать и вышучивать нужно так, чтобы осмеян- ный не мог рассердиться; в противном случае считайте, что шутка не удалась. * * * М * сказал как-то, что главная моя беда - неумение примириться с за- сильем глупцов. Он был прав: я убедился, что, вступая в свет, глупец с самого начала обладает существенным преимуществом передо мной - он оказывается там среди себе подобных, совсем как брат Лурди во дворце Глупости: И всем он так доволен в зданье том, Что мнит себя в монастыре родном. * * * Когда мы видим, как плутуют маленькие люди и разбойничают санов- ные особы, нас так и подмывает сравнить общество с лесом, который кишит грабителями, причем самые опасные из них-это стражники, об- леченные правом ловить остальных. * * * Светские люди и царедворцы определяют стоимость человека или по- ступка по некоему ценнику условностей, а потом изумляются, что попали впросак. Они похожи на математиков, которые сначала придали бы пере- менным величинам задачи произвольные значения, а потом, подставив на их место значения истинные, удивлялись бы, почему в итоге у них получается несуразица. * * * Порою мне кажется, что те, из кого состоит светское общество, втайне знают истинную себе цену. Я не раз замечал, что они уважают людей, которые нисколько с этим обществом не считаются. Нередко, чтобы стя- жать уважение света, нужно лишь глубоко презирать его, и притом пре- зирать откровенно, искренне, прямодушно, без притворства и бахвальства. * * * Свет настолько достоин презрения, что немногие честные люди, кото- рых можно в нем встретить, уважают тех, кто его презирает, и уважают именно за это. Дружба придворных, прямодушие лисиц, общество волков. * * * Я советовал бы всякому, кто добивается милостей от министра, обра- щаться к нему с видом скорее печальным, чем радостным: люди не любят тех, кто счастливее их. * * * В обществе, особенно в избранном, все искусственно, все рассчитано и взвешено, даже самые располагающие к себе непритязательность и простота. Это правда-жестокая, но бесспорная. Я знавал людей, у ко- торых непринужденный, казалось бы, порыв оказывался на самом деле лишь ловким ходом, обдуманным, правда, молниеносно, но тем не менее очень тонко. Встречал я и таких, что соединяли самую трезвую расчетли- вость с напускным простодушием, легкомыслием и беззаботностью - точь- в-точь кокетка в неглиже столь искусном, что оно кажется совершенно безыскусным. Все это досадно, но, как правило, необходимо: горе чело- веку, обнаружившему свои слабости и пристрастия даже перед самыми близкими людьми1 Я не раз наблюдал, как, случайно проникнув в нашу тайну, друзья ранят потом наше самолюбие. Не допускаю даже мысли, что в нынешнем обществе (я имею в виду общество высшее) хотя бы один человек решился раскрыть лучшему другу глубины своей души, свой истинный характер и, в особенности, свои слабости. Повторяю еще раз: в обществе нужно лгать, и притом настолько тонко, чтобы вас не заподозрили во лжи и не начали презирать, как дрянного фигляра, зате- савшегося в труппу отличных актеров. * * * Человек, обласканный государем и после этого воспылавший любовью к нему, напоминает мне ребенка, который, поглядев на величавую процес- сию, мечтает сделаться священником, а побывав на параде, решает стать солдатом. * * * Фавориты и сановники стремятся подчас окружать себя выдающимися личностями, но предварительно так унижают их, что отталкивают от себя всякого, кто не вовсе лишен стыда. Я знавал людей, которые рады были бы стать угодниками любого министра или фаворита; однако обра- щение, которому они подвергались, приводило их в такое негодование, что и человек, наделенный самыми совершенными добродетелями, не мог бы возмущаться сильнее. Некто говаривал мне: оВельможам хочется, чтобы мы позволили попирать себя не за благодеяния, а за надежду на них; они пытаются купить нас не за наличные, а за лотерейный билет. Я знаю плутов, которых они по видимости не третируют и которым, не- смотря на это, удалось вытянуть из них не больше, чем честнейшим людям на светеп. Какие бы деяния и подвиги ни совершил человек, какие бы подлин- ные и величайшие услуги он ни оказал стране или даже двору, они остаются лишь облестящими грехамип, как выражаются богословы, если этот человек не пользуется благоволением высших кругов. * * * Мы и не представляем себе, сколько нужно ума, чтобы не казаться смешным ! * * * Люди, проводящие много времени в свете, на мой взгляд, неспособны глубоко чувствовать: я не вижу там почти ничего, что могло бы трогать душу, если не считать зрелища всеобщего равнодушия, легкомыслия и тщеславия, которое лишь ожесточает ее. * * * Если монарх и забывает о нелепом этикете, то всегда ради потаскушки или шута, а не человека истинно достойного. Если женщина и обнаружи- вает свое чувство, то всегда ради какого-нибудь ничтожества, а не чело- века порядочного. Если уж мы сбрасываем с себя оковы общественного мнения, то чаще всего не затем, чтобы подняться над ним, а затем, чтобы себя уронить. * * * В наши дни люди уже не совершают иных промахов или совершают их гораздо реже. Мы стали настолько утонченны, что даже подлец- если он следует рассудку, а не зову своей натуры и дает себе труд хоть немного поразмыслить-воздерживается от известных низостей, которые в старину могли бы оказаться отнюдь не бесполезны. Я наблюдал, как независимо, пристойно, без всякого раболепства и т. д. держатся подчас при государе или министре весьма бесчестные люди. Этим они вводят в заблуждение юношей и новичков, то ли не знающих, то ли забывающих о том, что человека следует судить по всей совокупности его правил и поступков. * * * Когда видишь, как настойчиво ревнители существующего порядка из- гоняют достойных людей с любой должности, на которой те могли бы принести пользу обществу, когда присматриваешься к союзу, заключен- ному глупцами против всех, кто умен, поневоле начинает казаться, что это лакеи вступили в сговор с целью устранить господ. * * * Кого встречает молодой человек, вступая в свет? Людей, которые уверяют, что жаждут взять его под свое покровительство, почтить своим вниманием, руководить им, стать его советчиками. (О тех, кто стремится повредить ему, обмануть его. устрмить. погубить, я просто умалчиваю). Если душа у него возвышенная и он ищет покровительства лишь у своей добродетели, не нуждается ни в почестях, ни в чьем бы то ни было вни- мании, руководится собственными правилами, а советов просит только у своего разума, сообразуясь при этом со своей натурой и положением, ибо знает себя лучше, чем его знают другие, свет объявляет его чудаком, оригиналом, дикарем. Если же это человек недалекого ума, заурядного
в начало наверх
характера, нетвердых правил, если он не замечает, что им руководят и ему покровительствуют, если он орудие в руках тех, кто им вертит, свет находит его очаровательным и, как говорится, добрым малым. * * * Общество, вернее, так называемый свет,-это не что иное, как арена борьбы множества мелких и противоречивых интересов, вечной схватки тщеславных притязаний, которые сталкиваются, вступают в бой, ранят и унижают друг друга, расплачиваясь за вчерашнюю победу горечью се- годняшнего поражения. Про того же, кто предпочитает жить уединенно и держаться подальше от этой омерзительной свалки, где человека, только что приковавшего к себе все взоры, через секунду уже топчут ногами, - про того говорят, что он ничтожество, что он не живет, а прозябает. Бедное человечество! * * * Глубокое равнодушие, с которым люди относятся к добродетели, ка- жется мне гораздо более странным и возмутительным, чем порок. Чаще всего таким гнусным равнодушием грешат те, кого людская низость угод- ливо именует высокими особами,-вельможи, сановники. Не объясняется ли оно у них смутным, утаенным от самих себя сознанием того, что человека добродетельного нельзя превратить в орудие интриги? Вот они и пре- небрегают им, считая, что в стране, где без интриг, фальши и хитрости ничего не добьешься, от него нет пользы ни им, ни кому бы то ни было. * * * Что повсеместно видим мы в свете? Искреннее и ребячливое прекло- нение перед нелепыми условностями, перед глупостью (глупцы привет- ствуют свою царицу1) или вынужденную мягкость по отношению к ней (умные люди боятся своего тирана!). * * * Нелепое тщеславие побуждает буржуа делать из своих дочерей навоз для земель знати. * * * Предположим, что десятка два людей, притом даже порядочных, знают и уважают человека признанного таланта, например Дориласа. Допустим, они собрались вместе и принялись восхвалять его дарования и добро- детели, которых никто из них не ставит под сомнение. - Жаль только, - добавляет один из собеседников, - что ему так не- сладко живется. - Да что вы!-возражает ему другой.-Просто он скромен и чу- ждается роскоши. Разве вам не известно, что у него двадцать пять тысяч ренты? - Неужто? - Уверяю вас - да. У меня есть тому доказательства. Вот сейчас этому талантливому человеку самое время появиться и сравнить прием, который окажут ему в подобном обществе теперь, с той большей или меньшей холодностью-вполне учтивой, конечно, - с какой его встречали там раньше. Он так и делает; сравнение исторгает у него горестный стон. Однако среди присутствующих нашелся все же человек, который держится с ним по-прежнему. оОдин на двадцать?-восклицает наш философ. - Ну, что же, я вполне доволен!п. * * * Что за жизнь у большинства придворных! Они досадуют, из себя выходят, мучатся, раболепствуют - и все ради самых ничтожных целей. Они вечно жаждут смерти своих врагов, соперников, даже тех* кого зовут друзьями. Вот уж тогда они заживут, вот тогда им, наконец, улыбнется счастье! А пока что они сами сохнут, чахнут и умирают, но до последнего своего часа не забывают справиться о здоровье г-на такого-то или г-жи такой-то, которые так еще и не удосужились отправиться на тот свет. * * * Современные физиономисты понаписали немало глупостей; однако не подлежит сомнению, что то, о чем постоянно думает человек, наклады- васт известный отпечаток на его лицо. У многих придворных лживые глаза, и это так же естественно, как кривые ноги у большинства портных. * * * От многих, в том числе от людей очень неглупых, я слышал, что боль- шая карьера непременно требует ума. Такое утверждение, на мой взгляд, не совсем верно. Правильнее было бы сказать иначе: бывают ум и сметли- вость такого рода, что обладатели этих свойств просто не могут не сделать карьеры, даже если наделены добродетелью, которая, как известно, пред- ставляет собою наиопаснейшее препятствие на пути к житейскому успеху. * * * Говоря о высоком положении в обществе, Монтень замечает: оРаз уж нам его не добиться, вознаградим себя тем, что посмеемся над нимп. Эти слова остроумны, во многом верны, но циничны и, сверх того, могут стать оружием для глупцов, взысканных милостями фортуны. Действи- тельно, наша ненависть к неравенству часто объясняется лишь тем, что мы сами ничтожны. Однако человеку подлинно мудрому н порядочному оно ненавистно главным образом, потому, что, как стена, разделяет род- ственные души. Трудно найти людей благородного характера, которым ни разу не пришлось бы подавлять в себе симпатию к лицу, стоявшему выше их на общественной лестнице, и, к прискорбию своему, отвергать его дружбу, хотя эта дружба обещала стать для них источником радостей и утешения. Такой человек не станет вторить Монтеню, а скажет: оЯ не- навижу неравенство: из-за него мне пришлось избегать тех, кого я любил или мог полюбитьп. * * * Есть ли на свете человек, который имел бы дело только с людьми действительно достойными? У кого из нас нет таких знакомств, за кото- рые мы краснеем перед друзьями? Кто видел женщину, которой ни разу не приходилось объяснять гостям, почему они неожиданно застали у нее г-жу такую-то? * * * Вы - друг придворного, человека, как говорится, благородного, не так ли, и вы хотите, чтобы он отнесся к вам с самой горячей симпатией, на какую только способно человеческое сердце. Вы окружаете его нежней- шей дружеской заботой, поддерживаете в несчастьях, утешаете в горе- стях; вы посвящаете ему каждую свободную минуту, при случае даже спасаете его от смерти или бесчестья. Но это пустяки, этого мало. Не тратьте же зря время и сделайте для него кое-что посерьезнее и по- важнее: составьте его родословную. * * * Министр или сановник заявляет, что он держится такого-то взгляда; вы слышите его слова, принимаете их на веру и остерегаетесь обращаться к нему с просьбами, которые противоречили бы его излюбленному пра- вилу. Однако вскоре вы узнаете, что введены в заблуждение: его по- ступки доказывают вам, что у министров нет правил, а есть только при- вычка, вернее, страсть, разглагольствовать о них. * * * Мы зря ненавидим иных царедворцев: они раболепствуют без всякой для себя выгоды, а просто так, ради удовольствия. Это ящерицы, которые, пресмыкаясь, ничего не выигрывают, зато частенько теряют хвост. * * * Вот человек, неспособный снискать уважение к себе. Значит, ему остается одно: сначала сделать карьеру, потом окружить себя всякой сво- лочью. * * * Как бы ни опорочила себя корпорация (парламент, академия, собра- ние), вступать с ней в борьбу бесполезно: она устоит благодаря своей многочисленности. Позор и насмешки лишь скользят по ней, как пули по кабану или крокодилу. * * * Глядя на то, что творится в свете, развеселится даже самый мрачный мизантроп, Гераклит - и тот лопнет со смеху. * * * Даже при равном уме и образованности бедняк, на мой взгляд, знает природу, человеческое сердце и общество лучше, нежели человек, богатый от рождения: в те минуты, когда второй наслаждался жизнью, первый заходил утешение в том, что размышлял о ней. * * * Когда видишь, что коронованная особа по собственному почину со- вершает похвальный поступок, невольно хочется объяснить большинство ее ошибок и слабостей влиянием тех, кто окружает трон, и мы воскли- цаем: оКак жаль, что этот государь избрал друзьями Дамиса и Ара- мона!п. При этом мы забываем, что, если бы Дамис и Арамон отличались благородным и сильным характером, они не были бы друзьями монарха. * * * Чем больше успехов делает философия, тем ревностней силится глу- пость установить всевластие предрассудков. Посмотрите, например, как поощряет правительство всяческие дворянские привилегии. Дело дошло до того, что женщинами у нас считают только знатных дам или девок, другие' в счет не идут. Никакие добродетели не могут возвысить женщину над ее положением в обществе; это в силах сделать лишь порок. - Выдвинуться и снискать уважение к себе, если у вас нет знатных предков и дорогу вам преграждает толпа людей, которые с колыбели об- ладают всеми благами жизни,-это все равно что выиграть или по край- ней мере свести вничью шахматную партию, дав партнеру ладью вперед. Когда же - что случается довольно часто-светские условности даруют вашим соперникам слишком большие преимущества, вам приходится и вовсе прекращать игру: фора ладьи-это еще куда ни шло, фора ферзя- это уж слишком. * * * Наставники юного принца, которые надеются дать ему хорошее воспи- тание, а сами примиряются с унизительным придворным этикетом и це- ремониями, похожи на учителя арифметики, который, вознамерившись сделать из своих питомцев отменных математиков, для начала согла- сился бы с ними в том, что дважды три-восемь. * * * Кто более чужд своему окружению-француз в Пекине или Макао, лапландец в Сенегале или, может быть, все-таки одаренный человек без денег и дворянских грамот, попавший в среду людей, которые обладают одним из этих преимуществ или обоими сразу? Общество как бы молча- ливо условилось лишить всяких прав девятнадцать двадцатых своих со- членов. И такое общество тем не менее продолжает существовать. Чудеса, да и только! * * * Свет и общество в целом кажутся мне книжной полкой, где на первый взгляд все в образцовом порядке, поскольку книги расставлены на ней по формату и толщине, а на самом деле царит полная неразбериха, потому что при расстановке их не посчитались ни с областью знания, ни с пред- метом изложения, ни с именем автора. Дружба с человеком значительным и даже прославленным давно уже не почитается достоинством в стране, где людей нередко ценят за их по- роки, а знакомства/с ними ищут потому, что они смешны. * * * Бывают люди неприятные в обхождении, но не вынуждающие ближних вести себя так же, как они; поэтому мы подчас легко переносим их общество. Бывают и другие, не только нелюбезные сами по себе, но одним своим присутствием уже мешающие проявлять любезность всем остальным; такие люди совершенно невыносимы. Вот почему мы тak избе- гаем педантов. * * * Опыт наставляет частного человека, но, развращает государей и са- новников. * * * Наша публика похожа на нынешнюю трагедию: она глупа, жестока и лишена вкуса. * * * Царедворство-это ремесло, которое пытаются возвести в ранг науки: всякому хочется занять место повыше. * * * Светские знакомства, приятельские отношения и т. д.-все это в боль- шинстве случаев имеет такое же касательство к дружбе, как волокитство к любви. * * * Умение вскользь обронить фразу-один из важнейших секретов свет- ского красноречия. При дворе всяк придворный: и принц крови, и дежурный капеллана и очередной врач, и аптекарь. * * * Судьи по уголовным и гражданским делам, начальник полиции и многие другие должностные лица, чья обязанность-блюсти установлен- ный порядок, почти всегда видят людей в самом мрачном свете. Они.
в начало наверх
полагают, что изучили общество, хотя знают только его подонки. Но разве можно судить о городе по сточным канавам, о доме - по нужнику? Такие чиновники обычно приводят мне на ум сторожей при коллеже, которым отводят жилье вблизи отхожих мест и о которых вспоминают, лишь когда надо кого-нибудь высечь. * * * Шутка призвана карать любые пороки человека и общества; она обе- регает нас от постыдных поступков, помогает нам ставить каждого на его место и не поступаться собственным, утверждает наше превосходство над людьми, чье поведение мы осмеиваем, не давая при этом им повода сердиться на нас, если только они не совсем уж чужды юмора и учти- вости. Люди, пусть даже незнатные, но ловко владеющие этим оружием, всегда стяжают себе в свете, в хорошем обществе такое же уважение. какое военные питают к искусным фехтовальщикам. Один неглупый чело- век - я сам это слышал-говаривал: оЗапретите шутку, и я завтра же перестану бывать в светеп. Обмен шутками-это поединок, правда бескровный; однако, подобно настоящей дуэли, он вынуждает нас быть сдержанней и учтивей. * * * Трудно даже представить себе, сколько вреда может принести стрем- ление заслужить столь банальную похвалу, как: оГосподин такой-то - очень приятный человекп. Не знаю уж почему, но получается так, что покладистость, беззаботность, слабодушие и ветреность, сдобренные известной долей остроумия, всегда по сердцу людям; что человек бесха- рактерный и живущий сегодняшним днем кажется им привлекательнее, чем тот, кто последователен, тверд, верен своим правилам, кто не забы- вает отсутствующего или больного друга, готов покинуть веселую компа- нию, чтобы оказать ему услугу, и т. д. Но не стоит перечислять недо- статки, пороки и дурные черты, на которые мы взираем с одобрением, - это слишком долго и скучно. Скажу только, что именно поэтому светские люди, размышляющие об искусстве нравиться, куда чаще, чем то предпо- лагают другие да и они сами, так подвержены названным выше слабо- стям-они жаждут, чтобы о них отозвались: оГосподин такой-то-очень приятный человекп. * * * Есть вещи, о которых юноша из знатной семьи даже не догадывается. Как, например, в двадцать лет заподозрить, что человек с красной лен- той тоже может быть полицейским шпионом? И во Франции, и в других странах самые нелепые обычаи, самые смешные условности пребывают под защитой двух слов: оТак принятоп. Именно этими словами отвечает готтентот на вопрос европейцев, зачем он ест саранчу и пожирает кишащих на нем паразитов. Он тоже говорит: оТак принятоп. Глупейшее и несправедливейшее имущественное притязание, -которое наверняка было бы осмеяно в собрании порядочных людей, может стать поводом для судебного иска и, следовательно, сделаться законным-ведь любую тяжбу можно и проиграть, и выиграть. Точно так же самое неле- пое и смехотворное мнение торжествует в обществе или корпорации над мнением куда более разумным. Добиться этого нетрудно: стоит только представить это последнее как точку зрения противной партии - а почти всякая корпорация расколота на два враждебных лагеря, - и оно тотчас будет освистано и отвергнуто. Что останется от фата, если отнять у него самомнение? Оборвите ба- бочке крылья-получите безобразную гусеницу. Придворные-это нищие, которые сколотили состояние, выпрашивая милостыню. Чего стоит слава-определить нетрудно: для этого достаточно самых простых понятий. Тот, кто стяжал себе ее с помощью таланта или добро- детели, становится предметом равнодушного доброжелательства со стороны немногих порядочных людей и страстного недоброжелательства со сто- роны людей бесчестных. Подсчитайте, сколько на свете тех и других, и сравните их силы. Философ мало в ком вызывает любовь. Ведь он, живя среди людей и видя лживость их поступков, их непомерные притязания, говорит каж- дому: оЯ считаю тебя лишь тем, что ты есть на самом деле, и поступки твои оцениваю так, как они того заслуживаютп. Человек, столь решитель- ный в суждениях, почти всегда всем враг, .и для него стяжать любовь о уважение к себе - дело очень нелегкое. Когда душа ваша глубоко удручена бедствиями и ужасами, которые творятся в столице и прочих больших городах, скажите себе: оА ведь стечение обстоятельств, в силу которого двадцать пять миллионов чело- век оказались подвластны одному единственному и семьсот тысяч душ скучились на пространстве в два квадратных лье, могло привести к по- следствиям куда более страшным!п. Слишком большие достоинства подчас делают человека непригодным для общества: на рынок не ходят с золотыми слитками-там нужна раз- менная монета, в особенности мелочь. Кружки, гостиные, салоны -- словом, все то, что именуют светом, - это дрянная пьеса, скверная и скучная опера, которая держится лишь бла- годаря машинам и декорациям. Если вы хотите составить себе верное представление обо всем, что творится в свете, вам надлежит употреблять слова в значении, прямо про- тивоположном тому, какое им придается там. Например, очеловеконена- вистникп на самом деле значит одруг человечествап, одурной французп - это очестный гражданин, который обличает безобразные злоупотребле- нияп, офилософп - оздравый человек, полагающий, что дважды два - четыреп, и т. д. В наши дни портрет пишут за семь минут, рисовать обучают за три дня, английский язык втолковывают за сорок уроков, восемь языков одновременно преподают с помощью нескольких гравюр, где изображены различные предметы и названия их на этих восьми языках. Словом, если бы можно было собрать воедино все наслаждения, чувства и мысли, на которые пока что уходит целая жизнь, и вместить их в одни сутки, сделали бы, вероятно, и это. Вам сунули бы в рот пилюлю и объявили: оГлотайте и проваливайте!п. Не следует считать Бурра безусловно честным человеком: он ка- жется честным лишь по контрасту с Нарциссом. Сенека и Бурр-это порядочные люди того века, который не знал, что такое порядочность. Кто хочет нравиться в свете, тот должен заранее примириться с тем, что его станут там учить давно известным ему вещам люди, которые по- нятия о них не имеют. С теми, кого мы знаем лишь наполовину, мы все равно как незнакомы; то, что нам известно на три четверти, вовсе нам неизвестно. Этих двух положений вполне довольно для того, чтобы по достоинству оценить почти все светские разговоры. В стране, где каждый силится чем-то казаться, многие должны счи- тать и действительно считают, что лучше уж быть банкротом, нежели ничем. Страх перед запущенной простудой-такая же золотая жила-для врача, как страх перед чистилищем - для священника. Разговор подобен плаванию: вы даже не замечаете, что корабль отча- лил, и, лишь выйдя в открытое море, убеждаетесь, что покинули сушу. Один умный человек в присутствии людей, наживших миллионы, стал доказывать, что счастливым можно быть и при ренте в две тысячи экю. Собеседники резко и даже запальчиво утверждали противное. Расстав- шись с ними, он стал думать о причине такой резкости со стороны людей, обычно расположенных к нему, и наконец догадался: своим утверждением он дал им понять, что не зависит от них. Каждый, чьи потребности скромны, представляет собой как бы угрозу для богачей - он может ускользнуть от них, и тираны потеряют раба. Это наблюдение нетрудно применить к любой из страстей. Например, человек, подавивший в себе вожделение, проявляет к женщинам равнодушие, всегда им ненавистное, и они немедленно утрачивают всякий интерес к нему. Вероятно, по той же причине никто не станет помогать философу выдвинуться: он чужд всему, чем живет общество, и люди, видя, что почти ничем не могут способство- вать его счастью, оставляют его в покое. Философу, который дружен с вельможей (если, конечно, в мире най- дется вельможа, терпящий подле себя философа), опасно выказывать свое бескорыстие: его тут же поймают на слове. Вынужденный скрывать истинные свои чувства, он становится, так сказать, лицемером из са- молюбия. Глава IV О ЛЮБВИ К УЕДИНЕНИЮ И ЧУВСТВЕ СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА Философ смотрит на положение человека в светском обществе как ко- чевники-татары на города: для него это тюрьма, тесное пространство, где мысль сжата, сосредоточена на одном предмете, где душа и разум лишены широты и способности к развитию. Если человек занимает в свете высо- кое положение, камера у него попросторнее и побогаче обставлена; если низкое, у него уже не камера, а карцер. Свободен лишь человек без вся- кого положения, но и то при условии, что он живет в довольстве или, на худой конец, не нуждается в себе подобных. Даже самый скромный человек, если он беден, но не любит, чтобы с ним обходились свысока, вынужден держать себя в свете с известной твердостью и самоуверенностью. В этом случае надменность должна стать щитом скромности. Слабость характера, отсутствие самобытных мыслей, словом любой недостаток, который препятствует нам довольствоваться своим собствен- ным обществом, - вот что спасает многих из нас от мизантропии. В уединении мы счастливей, чем в обществе. И не потому ли, что наедине с собой мы думаем о предметах неодушевленных, а -среди людей - о людях? Грош цена была бы мыслям человека, пусть даже посредственного, но разумного и живущего уединенно, если бы они не были значительнее того, что говорится, и делается в свете.
в начало наверх
Кто упрямо не желает изменять разуму, совести или хотя бы щепе- тильности в угоду нелепым и бесчестным условностям, которые тяготеют над обществом, кто не сгибается даже там, где согнуться выгодно, тот в конце концов остается один, без друга и опоры, если не считать некое бестелесное существо, именуемое добродетелью и отнюдь не препятствую- щее нам умирать с голоду. Не следует избегать общения с теми, кто неспособен оценить нас по достоинству: такое стремление свидетельствовало бы о чрезмерном и бо- лезненном самолюбии. Однако свою частную жизнь следует проводить только с теми, кто знает нам истинную цену. Самолюбие такого рода не осудит даже философ. О людях, живущих уединенно, порою говорят: оОни не любят об- ществап. Во многих случаях это все равно, что сказать о ком-нибудь: оОн н? любит гулятьп - на том лишь основании, что человек не склонен бро- дить ночью по разбойничьим вертепам. Не думаю, чтобы у человека безупречно прямодушного и взыскатель- ного достало сил ужиться с кем бы то ни было. оУжитьсяп, в моем пони- мании, значит не только общаться с ближним без применения кулаков, но и обоюдно стремиться к общению, находить в нем удовольствие, лю- бить друг друга. Беда тому, кто умен, но не наделен при этом сильным характером. Если уж вы взяли в руки фонарь Диогена, вам необходима и его клюка. Больше всего врагов наживает себе в свете человек, который прямоду- шен, горд, щепетилен и предпочитает принимать всех за то, что они есть, а не за то, чем они никогда не были. В большинстве случаев светское общество ожесточает человека; тот же, кто неспособен ожесточиться, вынужден приучать себя к напускной бес- чувственности, иначе его непременно будут обманывать и мужчины и женщины. Даже краткое пребывание в свете оставляет в порядочном чело- веке горький и печальный осадок; оно хорошо лишь тем, что после него уединение кажется особенно приятным. Светская чернь почти всегда мыслит подло и низко. Ей по сердцу только мерзости и непотребства; поэтому она готова усматривать их в лю- бом поступке, в любых словах, которые становятся ей известны. Как, например, толкует она дружбу, пусть даже самого бескорыстного свойства, между вельможей и талантливым человеком, между сановником и част- ным лицом? В первом случае-как отношения между патроном и клиен- том; во втором - как плутовство и соглядатайство. В великодушии, про- явленном при обстоятельствах самых возвышенных и волнующих, она чаще всего видит лишь ловкий ход, с помощью которого у простака вы- манили деньги. Стоит порядочной женщине и достойному любви мужчине случайно выдать связующее их и подчас глубоко трогательное чувство, как толпа объявляет любовников развратницей и распутником, и все по- тому, что суждения ее предвзяты, - она наблюдала слишком много слу- чаев, где ее презрение и порицание были вполне заслужены. Из этого рассуждения следует, что честным людям лучше всего держаться по- дальше от толпы. Природа не говорит мне: оБудь беденп - и уж подавно: оБудь бо- гатп, но она взывает: оБудь независим!п. Философ-это человек, который знает цену каждому; стоит ли удив- ляться, что его суждения не нравятся никому? Светский человек, баловень счастья и даже любимец славы - словом. всякий, кто дружен с фортуной, как бы идет по прямой, ведущей к неиз- вестному пределу. Философ, дружный лишь с собственной мудростью. движется по окружности, неизменно возвращающей его к самому себе. Этот путь-как у Горация: *' оTalus tores atque rotundusп.'' 'оКак шар, и круглыи, и гладкийп (лат.). Пер. М. Дмитриева. Не следует удивляться любви Ж.-Ж. Руссо к уединению: такие на- туры, подобно орлам, обречены жить одиноко и вдали от себе подоб- ных; но, как это происходит и с орлами, одиночество придает широту их взгляду и высоту полету. Человек бесхарактерный - это не человек, а неодушевленный пред- мет. Мы недаром восхищаемся ответом Медеи оЯ!п: '''* кто не в силах ска- зать то же самое при любой житейской превратности, тот немногого стоит, вернее, не стоит ничего. По-настоящему мы знаем лишь тех, кого хорошо изучили; людей же, достойных изучении, очень мало. Отсюда следует, что человеку подлинно выдающемуся не стоит, в общем, стремиться к тому, чтобы его узнали. Он понимает, что опоишь его могут лишь немногие и что у каждого из этих немногих есть свои пристрастия, самолюбие, расчеты, мешающие им уделить его дарованиям столько внимания, сколько они заслуживают. Что же касается избитых и банальных похвал, в которых не отказывают таланту, когда его, наконец, замечают, то в них он не найдет ничего для себя лестного. Когда у человека настолько незаурядный характер, что можно зара- нее предвидеть, с какой безупречной честностью поведет он себя в любом деле, от него отшатываются и на него ополчаются не только плуты, но и люди наполовину честные. Более того, им пренебрегают даже люди вполне честные: зная, что, верный своим правилам, он в случае необходи- мости всегда будет на их стороне, они обращают все свое внимание не на него, а на тех, в ком они сомневаются. Почти все люди - рабы, и это объясняется той же причиной, какой спартанцы объясняли приниженность персов: они не в силах произнести слово онетп. Умение произносить его и умение жить уединенно-вот спо- собы, какими только и можно отстоять свою независимость и свою лич- ность. Когда человек принимает решение вести дружбу лишь с теми людьми. которые хотят и могут общаться с ним в согласии с требованиями нравственности, добродетели, разума и правды, а приличия, уловки тще- славия и этикет рассматривают лишь как условности цивилизованного общества,-когда, повторяю, человек принимает такое решение (а это неизбежно, если только он не глуп, не слаб и не подл), он быстро убеж- дается, что остался почти в полном яднночестве. Любой человек, способный испытывать возвышенные чувства, вправе требовать, чтобы его уважали не за положение в обществе, а за характер. Г л а в а V РАЗМЫШЛЕНИЯ О НРАВАХ Философы насчитывают четыре основные добродетели и уж из них выводят все остальные. Это-справедливость, умеренность, сила харак- тера и благоразумие. Последнее, думается, заключает в себе две пер- вых-справедливость и умеренность - и в известной степени заменяет силу характера, ибо во многих случаях спасти человека, лишенного этой силы, может только благоразумие. Моралисты, подобно философам, создавшим физические и метафизиче- ские системы, позволили себе слишком широкие обобщения, придали слиш- ком всеобщий смысл максимам, касающимся нравственности. Что остается, например, от изречения Тацита: оNeque limner, amissa pudicitia, alia abnueritп,' после того как столько женщин на деле доказали, что один проступок не мешает им проявить многие добродетели? Я был свидете- лем того, как г-жа де Л*, чья юность мало отличалась от юности Маней Леска, в зрелые годы питала чувство, достойное Элоизы. Эти при- меры таят в себе мораль слишком опасную, чтобы приводить их в кни- гах, но о них всегда следует помнить, иначе можно попасться на удочку моралистов-шарлатанов. В светском обществе распутству придали такое благообразие, что оно больше не оскорбляет хороший вкус; реформе этой уже лет десять. " оЖенщина, хоть раз позабывшая о стыдливости, уже ни в чем не откажетп (лат.). Когда душа больна, она ведет себя совершенно так же, как больное тело: мечется и не находит себе места, но все же наконец немного успо- каивается, сосредоточиваясь на чувствах и мыслях, помогающих ее исце- лению. Иным людям, как воздух, нужны иллюзии в отношении всего, что им дорого. Порою, однако, у них бывают такие прозрения, что кажется, они нот-вот придут к истине, но они тут же спешат удалиться от нее, подобно детям, которые бегут за ряженым, но пускаются наутек, стоит тому обернуться. Чувство, которое человек в большинстве случаев испытывает к своему благодетелю, похоже на его признательность зубодеру. Он говорит себе, что ему сделали добро, избавили от страданий, но тут же вспоминает, как это было больно, и уже не питает к своему спасителю особой неж- ности. Подлинно великодушному благотворителю следут помнить, что тот, кому он хочет помочь, не должен знать о материальной стороне, которая есть в каждом благодеянии. Пусть мысль о ней, так сказать, утонет, рас- творится в чувстве, вызванном добрым делом, как мысль о наслаждении растворяется для любовников в очищающем очаровании любви, которая эту мысль породила.
в начало наверх
Всякое благодеяние, не милое сердцу, отвратительно. Благодеяние - это или святыня, или мертвый прах. Мысль о нем надо хранить как драгоценность или навсегда отбросить. Большинство благотворителей, которые, совершив добрый поступок, делают потом вид, что хотят остаться в тени, на самом деле убегают от признательности так же, как убегала вергилиева Галатея: оЕt se cupit ante videriп. оНо жаждет, чтоб я ее раньше увиделп (лаг.). Пер. С. Шервинского. Считается признанным, что люди привязываются к тем, кому они помогли. Это говорит о доброте природы: способность любить - вот пои- стине заслуженная награда за благое дело. Клевета похожа на докучную осу: если у вас нет уверенности, что вы тут же на месте убьете ее, то и отгонять ее не пытайтесь, не то она вновь нападет на вас с еще большей яростью. Новые друзья, которыми мы обзаводимся в зрелом возрасте, пытаясь заменить ими утраченных, в сравнении со старыми нашими друзьями осе равно что стеклянные глаза, искусственные зубы и деревянные ноги п сравнении с настоящими глазами, собственными зубами и ногами из плоти и крови. В простодушных рассуждениях ребенка из хорошей семьи заключена порой презанятная философия. Людская дружба в большинстве случаев порастает множеством колю- чих оеслип и оноп и в конце концов переходит в обыкновенные прия- тельские отношения, которые держатся только благодаря недомолвкам. Между нравами старинными и нашими такое же сходство, как между Аристидом, министром финансов у афинян, и аббатом Терре. Род человеческий, дрянной уже по своей натуре, стал еще хуже под влиянием цивилизованной жизни. Каждый человек вносит в эту жизнь недостатки, присущие, во-первых, всем людям, во-вторых, ему самому и, в-третьих, тому сословию, к которому он принадлежит. С возрастом недостатки эти возрастают, и чем старше становится человек, чем больше он уязвлен пороками ближних, чем несчастнее из-за собственных поро- ков, тем сильнее его презрение к человечеству и обществу, на которые он и готов обрушить свой гнев. Со счастьем дело обстоит как с часами: чем проще механизм, тем реже он портится. Самые неточные - это часы с репетицией, особенно если у них есть минутная стрелка; ну, а если они еще показывают дни недели и месяцы года, то поломкам нет конца. У людей все суетно-радости и печали; но уж лучше пусть мыль- ный пузырь будет золотистый или лазурный, чем черный или грязни- серый. Человек, который именем дружбы прикрывает свое тиранство, по- кровительство или даже благодеяния, напоминает мне того злодея сця- щенника, который подносил яд в причастной облатке. Мало на свете благотворителей, которые не говорили бы, подобно Сатане: оSi cadens adoraveris meп. Нищета сбавляет цену преступлению. Стоики-это своего рода поэты: в учение о нравственности они вносят поэтический пыл и вдохновение. Если бы человек неумный мог понять изящество, утонченность, широту и прочие достоинства чужого ума и умел выказать это понимание, мно- гие искали бы общества такого человека, даже при том, что сам он неспо- собен сказать ничего умного. Это относится и к душевным свойствам. Наблюдая или испытывая страдания, причиняемые глубоким чувст- вом, например любовью или дружбой, утратой близкого человека или иными обстоятельствами, невольно начинаешь думать, что беспутство и * оЕсли, падши, поклонишься мнеп (лаг.). ветреность не так уж бессмысленны и что светские люди правильно от- носятся к жизни- другого отношения она н не стоит. Иная страстная дружба дарит не меньшим счастьем, чем страсть и вдобавок еще не противоречит разуму. Пылкую и нежную дружбу можно ранить даже лепестком розы. Великодушие - это не что иное, как сострадание благородного сердца. Наслаждайся и дари наслаждение, не причиняя зла ни себе, ни дру- гим - в этом, на мой взгляд, заключена суть нравственности. Для истинно порядочных людей, у которых есть какие-то правила. и заповеди господни кратко изложены в надписи над входом в Телем- скую обитель: оДелай, что хочешьп. Воспитание должно опираться на две основы - нравственность и бла- горазумие: первая поддерживает добродетель, вторая защищает от чу- жих пороков. Если опорой окажется только нравственность, вы воспи- таете одних простофиль или мучеников; если только благоразумие одних расчетливых эгоистов. Главным принципом всякого обществ должна быть справедливость каждого к каждому, в том числе и к сeбе. Если ближнего надо возлюбить как самого себя, то, по меньшей мере столь же справедливо возлюбить себя как других. Иные люди вполне раскрывают все свойства своего ума и сердца только в истинной дружбе; в обществе же они могут проявить лишь качества, которые приятны для светских отношений. Эти люди подобны деревьям, которые под лучами солнца дают чудесные плоды, а в теп- лице - несколько красивых, но бесполезных листков. Когда я был молод и страсти настойчиво влекли меня к мирской суете, могла в светском обществе и в наслаждениях я искал забвения жестоких горестей, тогда мне проповедовали любовь к уединенному труду и усып- ляли скучнейшими тирадами на эту тему. К. сорока годам, когда страсти угасли и свет мне опротивел,-когда я обнаружил его пустоту и ничтоже- ство, когда горести мои развеялись и прошла нужда в суетной жизни, как в прибежище от них, вкус к уединению так развился во мне, что заглушил все остальное. Я перестал бывать в свете, и вот тогда-то меня начали донимать уговорами вернуться туда, обвиняя в мизантропии и т. д. Чем объяснить эту удивительную перемену? Только потребностью людей все порицать. Я изучаю лишь то, что мне нравится, и утруждаю свой ум лишь теми новыми идеями, которые меня занимают, не размышляя о том, полезны они или бесполезны мне или кому-нибудь другому, придет или не придет время, когда я смогу разумно применить приобретенные мною знания. Так или иначе, у меня всегда будет бесценное преимущество над мно- гими людьми, и заключается оно в том, что я не перечил самому себе и был неизменно верен своему разумению и своей натуре. Я свел на нет свои страсти примерно тем же способом, каким горя- чий человек запаливает коня, которого не в силах объездить. Обстоятельства, ставшие причиной первых моих горестей, послужили мне броней против всех остальных. К. г-ну де Ла Б* я сохраняю чувство, которое испытывает любой поря- дочный человек, проходя мимо могилы друга. Я безусловно могу жаловаться на обстоятельства и, быть может, на людей, но о последних я молчу и жалуюсь только на первые; правда, я избегаю людей, но лишь затем, чтобы не жить с теми, из-за кого мне приходится нести бремя обстоятельств. Если успех и придет ко мне, то не раньше, чем примет условия, кото- рые ставят ему свойства моей натуры. Когда сердце мое жаждет умиления, я вспоминаю друзей, мною утра- ченных, женщин, отнятых у меня смертью, живу в их гробницах, лечу душой на поиски их душ. Увы! В моей жизни уже три могилы! Если мне удается сделать доброе дело и это становится известным, я чувствую себя не вознагражденным, а наказанным. Отказавшись от света и житейских благ, я обрел счастье, спокойст- вие, здоровье, даже богатство, и вот я прихожу к выводу, что, наперекор пословице, выигрывает игру тот, кто из нее выходит. Известность - это возмездие за заслуги и наказание за талант. К своему таланту, как бы мал он ни был, я отношусь как к доносчику, существующему для того, чтобы лишать меня покоя. Изничтожая его. я чувствую такую радость, словно разделываюсь с врагом. Это чувство восторжествовало в моей душе даже над самолюбием, а что касается ли- тературного тщеславия, то оно исчезло, как только пропал интерес, ко- торый я некогда испытывал к людям.
в начало наверх
К истинной и возвышенной дружбе нельзя примешивать другие чув- ства. Я почитаю великим счастьем, что М * и я были уже связаны тес- нейшей дружбой к тому времени, когда мне довелось оказать ему услугу, какой не смог бы оказать никто другой. Будь у меня хоть тень подозрения, что все, сделанное им для меня, сделано было в корыстной надежде встретить с моей стороны отношение, которое он действительно встретил в определенных обстоятельствах, и что он имел возможность предугадать эти обстоятельства, счастье моей жизни было бы навеки отравлено. Вся моя жизнь находится в полном противоречии с моими правилами. Я отнюдь не поклонник знати - и состою при некой принцессе и некоем принце; все знают, что по убеждениям я республиканец, а среди моих друзей кое-кто отмечен монаршими наградами; я ценю добровольную нищету, а живу в кругу богачей; бегу почестей, а сам отличен иными из них; единственное мое утешение-это занятия словесностью, а я не знаюсь ни с кем из нынешних знаменитостей и не бываю в Академии. Добавьте к этому, что, с моей точки зрения, человеку необходимы иллю- зии, а у меня их нет: что, на мой взгляд, страсти плодотворнее разума. а сам я давно забыл, что такое страсть, и т. д. Я уже не знаю того, чему научился, а то немногое, что еще знаю, просто угадал. Одно из великих несчастий человека состоит в том, что порою даже его достоинства не идут ему впрок, а искусство управлять и разумно поль- зоваться ими дается лишь опытом, нередко запоздалым. Для души и разума нерешительность и колебания-то же, что допрос с пристрастием для тела. Если человек лишен иллюзий и при этом порядочен, он - человек в полном смысле слова. Ну, а если к тому же он еще и неглуп, общество его необычайно приятно. Не придавая ничему особого значения, он не будет педантом и, памятуя о своих прошлых иллюзиях, отнесется снисхо- дительно к людям, которые покамест еще не расстались с ними. Он без- заботен и потому никогда не позволит себе ни нападок, ни колкостей, а нападки на свой счет тут же забывает или пропускает мимо' ушей. Нрав у него на диво веселый, потому что в душе он все время смеется над ближними: его забавляют блуждания тех, кто ощупью бредет по неверному пути - сам-то он отлично знает дорогу. Он подобен человеку. который из освещенного помещения следит за нелепыми движениями людей, натыкающихся друг на друга в темной комнате. Смеясь, он от- вергает ложные мерки и понятия, с какими обычно подходит к явлелиям и людям. Люди обычно боятся решительных действий, но тем, кто силен духом, они по сердцу: могучим натурам по плечу крайности. Созерцательная жизнь часто очень безрадостна. Нужно больше дей- ствовать, меньше думать и не быть сторонним свидетелем собственной жизни. Человек может стремиться к добродетели, но не может сколько- нибудь основательно притязать на то, что обрел истину. Янсенизм христиан-это тот же стоицизм язычников, только из- мельчавший и опустившийся до уровня понятии христианской черни. И подумать только, что защитниками зтой секты были такие люди, как Паскаль и Арно! Г л а в а VI О ЖЕНЩИНАХ, ЛЮБВИ, БРАКЕ И ЛЮБОВНЫХ СВЯЗЯХ Мне совестно, что у вас сложилось такое мнение обо мне. Я отнюдь не всегда был только томным воздыхателем. Расскажи я кое-какие случаи из времен моей молодости, вы убедились бы, что они не слишком-то бла- говидны и вполне в духе светского общества. Любовь лишь тогда достойна этого названия, когда к ней не приме- шиваются посторонние чувства, когда она живет только собою и собой питается. Всякий раз, когда я вижу женщин, да и мужчин, слепо кем-то увле- ченных, я перестаю верить в их способность глубоко чувствовать. Это правило меня еще ни разу не обмануло. грош цена тому чувству, у которого есть цена. Любовь - как прилипчавая болезнь: чем больше ее боишься, тем быстрее подхватишь. Влюбленный человек всегда силится превзойти самого себя в прият- зни, поэтому влюбленные большею частью так смешны. Иная женщина способна испортить себе жизнь, погубить и опозорить в глазах общества - и все это ради любовника, которого она тут же любит из-за того, что он плохо счистил пудру, некрасиво подстриг ноготь или надел чулки навыворот. Гордое и благородное сердце, испытавшее сильные страсти, избегает страшится их, но не снисходит до любовных интрижек; точно так же сердце, ведавшее дружбу, не снизойдет до низменных, корыстных отно- шений. На вопрос, почему женщина выставляет напоказ свои победы над кретинами, можно дать много ответов, и почти все они оскорбительны для мужчин. Правильный же ответ таков: у нее просто нет другого спо- соба наслаждаться своей властью над сильным полом. Женщины не очень знатные, но одержимые надеждой или манией еметь роль в высшем обществе, лишены и естественных радостей, и рa- достей, даруемых мнением света. На мой взгляд, это самые несчастные существа на земле. Свет сильно принижает даже мужчин, а уж женщин ввергает в пол- ное ничтожество. Женщинам свойственны прихоти, увлечения, иногда склонности; по- рой они даже способны возвыситься до настоящей страсти, но предан- ность им почти недоступна. Они взывают к нашим слабостям и безрас- судству, но отнюдь не к нашему разуму. С мужчинами их связывает телесное притяжение, а никак не сродство душ, сердец, натур. Доказа- тельством этому служит их равнодушие к мужчинам за сорок, присущее даже тем из них, что сами не моложе. Приглядитесь повнимательней и вы обнаружите, что, оказывая предпочтение мужчине зрелого возраста, женщина всегда действует под влиянием какого-нибудь низменного рас- чета - из корысти или тщеславия. Что касается исключений, то они, как известно, лишь подтверждают правило или даже придают ему силу за- кона. Добавим, что здесь совсем неуместна поговорка: оКто слишком усердно убеждает, тот никого не убедитп. Любовь покоряет нас, воздействуя на наше самолюбие. В самом деле, как противостоять чувству, которое умеет возвысить в наших глазах то, чем мы обладаем, вернуть то, что нами утрачено, дать то, чего у нас нет ? Когда мужчину и женщину связывает непреоборимая страсть, мне всегда кажется, что, какие бы препятствия ни разлучали их - муж, родня и т. д., все равно любовники созданы один для другого самой при- родой, что они принадлежат друг другу по божественному праву, вопреки всем людским законам и предрассуждениям. Отнимите у любви самолюбие- и что же останется? Почти ничего! Очистите ее от тщеславия - и она уподобится выздоравливающему чело- веку, который от слабости еле волочит ноги. Любовь в том виде, какой она приняла в нашем обществе,-это всего лишь игра двух прихотей и соприкасание двух эпидерм. Желая зазвать вас к какой-нибудь женщине, вам иногда говорят: оЕе нельзя не полюбить!п. Но я, быть может, вовсе этого не желаю! Лучше бы уж мне сказали: оОна не может не полюбить!п, ибо люди в большинстве своем не столько хотят испытать любовь, сколько ее вну- шить. По тому, как самолюбивы женщины пожилые, которые уже никому не нравятся, можно судить, каково было их самолюбие в молодые годы. оМне кажется,-говаривал господин де*,-что благосклонности женщины в общем приходится добиваться как приза на состязаниях, только достается этот приз отнюдь не тому, кто ее любит или достоин ее любвип. Беда молодых женщин, равно как и монархов, в том, что у них не может быть друзей. По счастью, ни те, ни другие не понимают этого: одним мешает тщеславие, другим-спесь. Говорят, что в политике победа остается вовсе не за мудрецами; то же можно сказать и о волокитстве. Забавно, что не только у нас, но и у некоторых древних народов, чьи нравы были первобытны и близки к природе, выражение опознать жен- щинуп означало опереспать с нейп, словно без этого ее до конца не узнаешь! Если это открытие сделали патриархи, они были людьми куда более искушенными, чем принято считать.
в начало наверх
В войне женщин с мужчинами последние обладают немалым переве- сом: у них в запасе девки. Иная девка охотно продается, но отнюдь не согласна отдаться. Любовь, даже самая возвышенная, отдает вас во власть вашим соб- ственным страстишкам, а брак - во власть страстишкам вашей жены: честолюбию, тщеславию и всему прочему. Будь вы тысячу раз милы и порядочны, люби вы совершеннейшую из женщин, все равно вам придется прощать ей либо вашего предшествен- ника, либо преемника. Быть может, чтобы вполне оценить дружбу, нужно сперва пережить любовь. Мужчины живут в мире с женщинами точно так же, как европейцы с индусами: это вооруженный мир. Чтобы связь мужчины с женщиной была по-настоящему увлекатель- ной, их должны соединять наслаждение, воспоминание или желание. Одна умная женщина бросила мне как-то фразу, которая, возможно, проливает свет на природу слабого пола: оКогда женщина выбирает себе любовника, ей не так важно, нравится ли он ей, как нравится ли он другим женщинамп. Госпожа де * поспешила уехать вслед за своим любовником п Ан- глию, чтобы доказать великую свою нежность к нему, хотя никакой неж- ности не испытывала. В наши дни люди бросают вызов общественному мнению из страха перед ним. Я знавал когда-то человека, который перестал волочиться за певич- ками, потому что, по его словам, они оказались такими же лицемерками, как порядочные женщины. Повторение одних и тех же слов может наскучить нашим ушам, уму, но только не сердцу. Чувство будит в нас мысль - с этим все согласны; но вот с тем, что мысль будит чувство, согласятся далеко не все, а ведь это не менее пра- вильно! Чтоо такое любовница? Женщина, возле которой забываешь то, что знаешь назубок, иными словами, все недостатки ее пола. Прежде любовные интриги были увлекательно таинственны, теперь увлекательно скандальны. Любовь, по-видимому, не ищет подлинных совершенств; более того, их как бы побаивается: ей нужны лишь те совершенства, которые любит и придумывает она сама. В этом она подобна королям: они при- выкли видеть великими только тех, кого сами и возвеличили. Естествоиспытатели утверждают, что у всех видов животных вырож- дение начинается с самок. Философы вполне могут применить этот вывод к основам цивилизованного общества. Общение с женщинами завлекательно тем, что в нем всегда есть мно- го недомолвок, а недомолвки, стеснительные или, во всяком случае, неприемлимые между мужчинами, весьма приятная приправа в отношениях мужчины с женщиной. Существует поговорка, что самая красивая женщина не может дать больше, чем имеет. Это кругом неверно: она дает мужчине решительно всего он от нес ждет, ибо в отношениях такого рода цену получаемому дает воображение. Непристойность и бесстыдство неуместны в любой философии-как в той, что проповедует наслаждение, так и в той, что требует воздер- жания. Читая священное писание, я в нескольких местах заметил, что, упре- кая род людской в неистовстве и преступлениях, автор всякий раз гово- рит осыны мужейп, а бичуя глупость и слабодушие, он обращается к осынам женщинп. Мужчина был бы слишком несчастен, если бы, будучи с женщиной, он хоть сколько-нибудь помнил то, что прежде знал назубок. Природа, наделив мужчин неистребимой склонностью к женщинам, видимо, предугадывала, что, не прими она этой меры предосторожности, презрение, внушаемое женским полом, в особенности его тщеславием, послужило бы серьезным препятствием к продолжению и размножению рода человеческого. оМужчина, который мало имел дела с девками, ничего не понимает в женщинахп, - с серьезным видом говорил мне человек, который был без ума от своей неверной жены. И в браке, и в безбрачии есть свои недостатки; из этих двух состоя- ний предпочтительней то, которое еще возможно исправить. Любовникам довольно нравиться друг другу своими привлекатель- ными, приятными чертами, но супруги могут быть счастливы лишь в том случае, если они связаны взаимной любовью или хотя бы подходят один к другому своими недостатками. Любовь приятнее брака по той же причине, по какой романы занима- тельнее исторических сочинений. Сперва любовь, потом брак: сперва пламя, потом дым. Из всего, что говорилось о браке и безбрачии, всего разумней и спра' цедливей следукялее замечание: оЧто из двух ни выберешь, все равно пожалеешьп. В последние годы жизни Фонтенель" жалел о том, что не женился: он забыл, что прожил девяносто пять лет, не зная забот. Удачен лишь разумный брак, увлекателен лишь безрассудный. Любой другой построен на низменном расчете. Женщину выдают замуж прежде, чем она успевает чем-то стать. Муж - это своего рода мастеровой, который не дает покоя ее телу, обте- сывает ум и начерно шлифует душу. В высшем обществе брак-это узаконенная непристойность. Мы были свидетелями того, как люди из высоких сфер, именуемые порядочными, от души радовались счастью мадмуазель *, совсем юной девушки, прелестной, остроумной и Целомудренной, которая удостоилась чести стать супругой М *, старика насквозь прогнившего, отвратитель- ного, бесчестного, тупого, но богатого. Что лучше характеризует наш век во всей его гнусности, чем подобный повод для радости, чем нелепость этого ликования, чем такое попрание всех основ естественной нравствен- ности ? Положение женатого человека несносно тем, что муж, будь он тысячу раз умен, оказывается лишним повсюду, даже в собственном доме: без- молвствуя, он всегда докучен; говоря очевиднейшие вещи, смешон. Только любовь жены может хотя бы отчасти избавить его от этих непри- ятностей. Поэтому М * и твердил своей жене: оДорогая моя, помогите мне не быть смешнымп. Развод у нас до того в порядке вещей, что во многих домах он еже* нощно почивает в супружеской постели между мужем и женой. Женская страсть такова, что и самому порядочному мужчине прихо- дится выбирать между ролью супруга или чичисбея, распутника или кастрата. Наихудший из неравных браков-это неравный брак двух сердец. Мужчине мало быть любимым: он хочет, чтобы его оценили, а оце- нить могут лишь те, кто на него похож. Потому-то на свете и не суще- ствует любви, вернее, потому она так недолговечна между двумя существами, одно из которых ниже другого. Дело тут не в тщеславии, а в естественном самолюбии; попытка же лишить человека самолюбия бессмысленна и обречена на неудачу. Тщеславие-свойство натур слабых и порочных, тогда как разумное самолюбие присуще людям вполне поря- дочным. Женщины отдают дружбе лишь то, что берут взаймы у любви. Дурнушка, властно притязающая на успех, похожа на нищенку, ко- торая требует милостыни. Мужчина охладевает к женщине, которая слишком сильно его любит, и наоборот. Видимо, с сердечными чувствами дело обстоит как с благо- деяниями: кто не в состоянии отплатить за них, тот становится небла- годарным.
в начало наверх
Та женщина, которая ценит в себе не столько красоту, сколько свой- ства души и ума, на голову выше других женщин; та, что больше всего ценит красоту, похожа на всех своих сестер, а та, что свою знатность или титул ценит больше, чем даже красоту, ниже других женщин, да, по- жалуй, и не женщина вовсе. В женском мозгу, видимо, на одно отделение меньше, а в сердце - на одно чувство больше, чем в мозгу и сердце мужчины. Без этого осо- богo устройства женщины не могли бы растить, выхаживать и холить тей. Природа вверила материнской любви сохранение всех живых тварей земле и, чтобы вознаградить матерей, подарила им радости и даже горести этого упоительного чувства. Любовь - единственное чувство, в котором все истинно и все лживо; скажи о ней любую нелепость - и она мажется правдой. Когда влюбленный жалеет человека здравомыслящего, он напоминает любителя сказок, который зубоскалит над теми, кто увлекается исто- рическими сочинениями. Любовь-это рискованное предприятие, которое неизменно кончается банротством; кто им разорен, тот вдобавок еще и опозорен. Вот один на лучших доводов против женитьбы: окончательно оболва- нить мужчнну может только одна женщина-его собственная жена. Встречали вы когда-нибудь такую женщину, которая, обнаружив, что-то из ее знакомых домогается другой женщины, поверила бы, что получит отказ? Отсюда ясно, какого они мнения друг о дружке. Вы- вод сделайте сами. Как бы плохо мужчина ни думал о женщинах, любая женщина думает еще хуже. Любой мужчина обладает всеми качествами, нужными, чтобы под- няться над мелочными уловками, принижающими человеческое достоин- ство. Стоит ему жениться или завести любовницу, как он сразу опус- кается до соображений, его недостойных: брак или любовная связь, словно проводник, указывает ничтожным страстишкам путь к его сердцу. Я встречал в свете и мужчин, и женщин, которые искали не ответного чувства, а ответного действия; более того, они отказались бы и от дей- ствия, если бы оно порождало чувство. Г л а в а VII ОБ УЧЕНЫХ И ЛИТЕРАТОРАХ Иные талантливые люди живут во власти некой пламенной силы- матери или неизменной спутницы такого рода талантов, которая обрекает их не то чтобы на безнравственность или неспособность к прекрасным душевным порывам - нет! - но на уклонения от прямого пути, притом столь частые, что невольно начинаешь упрекать этих людей в полном отсутствии моральных принципов. Бессильные справиться с неутолимой страстностью своей натуры, они бывают подчас омерзительны. Как пе- чально думать, что если бы англичане Поп * и Свифт, французы Воль- тер ** и Руссо предстали перед судом не зависти или ненависти, а спра- медливости и доброжелательства, то под тяжестью фактов, засвидетель- ствованных или сообщенных их друзьями и поклонниками, они были бы обвинены и осуждены за поступки глубоко порочные, за чувства порок? глубоко извращенные. О altitudo! . . Не раз уже отмечено, что те, кто занимается физикой, естественной историей, физиологией или химией, обычно отличаются мягким, уравно- вешенным и, как правило, жизнерадостным нравом, тогда как авторы сочинений по вопросам политики, законоведения и даже морали-люди угрюмые, склонные к меланхолии и т. д. Объясняется это просто: первые изучают природу, вторые-общество; первые созерцают созда- ния великого творца, вторые вглядываются в дело рук человека. След- ствия не могут не быть разными. Если хорошенько вдуматься, какой остротой восприятия, тонкостью слуха, чувством ритма и другими редкостными свойствами ума и души О, безднам (лат.). надо обладать, чтобы любить, понимать и по достоинству оценивать хоро- шие стихи, то поневоле придешь к выводу, что, невзирая на притязания людей из всех слоев общества, мнящих себя арбитрами в области изящ- нойй словесности, у поэтов в общем еще меньше истинных судий, чем у геометров. Конечно, поэты могли бы вовсе пренебречь публикой и. общаясь лишь со знатоками, поступать со своими трудами так, как по- ступал со своими знаменитый математик Вьет в те времена, когда заня- тия математикой были делом куда менее распространенным, чем сейчас: он издавал ограниченное число экземпляров, а затем дарил их тем, кто мог уразуметь его книгу, насладиться ею или опираться на нее в своей работе. Об остальных Вьет просто не думал. Но он был богат, а боль- шинство поэтов бедно. К тому же, возможно, геометры не наделены таким тщеславием, как поэты, а если и наделены, то находят ему лучшее при- мение. У иных людей остроумие (инструмент, пригодный в любом деле)-это то лишь природный дар, который деспотически завладевает ими и е не подвластен ни их воле, ни разуму. Мне хочется сказать о некоторых метафизиках то, что Скалигер * сказал- о басках: оГоворят, они понимают друг друга, но, по-моему, это сказк и . Имеет ли право философ, обуреваемый тщеславием, презирать при- придворнoго, обуреваемого корыстью? На мой взгляд, вся разница между ними в том, что один из них уносит луидоры, а другой уходит, вполне довольный тем, что слышал их звон. Намного ли выше Даламбер,* кото- рый из тщеславия угодничал перед Вольтером, любого из угодников Лю- довика XIV, добивавшихся пенсии или выгодного места? Когда наделенный приятными свойствами человек из кожи вон лезет из-за невысокой чести прийтись по вкусу людям, не входящим в число друзей (а к этому стремятся многие, особенно литераторы, ибо для них умение нравиться превратилось в ремесло), то ясно, что движет им этом либо корысть, либо тщеславие. Он выступает в роли не то куртизанки. не то кокетки или, если хотите, комедианта. Порядочен ли тот, кто старается быть приятным в кругу людей, которые по душе ему самому. Кто-то сказал, что заимствовать у древних-значит заниматься пи- ратством в открытом море, а обкрадывать новейших авторов - значит промышлять карманным воровством на улицах. Иной раз блестящие стихи слетают с пера человека отнюдь не бле- стящего; значит, он обладает тем, что мы называем талантом. Бывает и так: стоит блестящему человеку взяться за писание стихов, как мысли его теряют всякий блеск; это с несомненностью доказывает, что он лк- шен поэтического дара. Большинство произведений, написанных в наше время, наводит на мысль, что они были склеены за один день из книг, прочитанных нака- нуне. Хороший вкус, такт и воспитанность связаны между собой куда тес- нее, чем желательно считать литературной братии. Такт-это хороший вкус в поведении и манере держать себя, а воспитанность-хороший вкус в беседе и речах. В оРиторикеп Аристотелям есть отличная мысль о том, что всякая метафора, основанная на аналогии, должна быть убедительной и в том случае, если ее перевернуть. Так, мы говорим, что старость - это зима жизни. Переверните метафору, сказав, что зима-это старость года, и она прозвучит столь же убедительно. В литературе, как и в политике, стать великим или хотя бы произвести значительный переворот может лишь такой человек, который родился вовремя, то есть когда почва для него уже была подготовлена. Вельможи и остроумцы - вот два сорта людей, которые тяготеют друг к другу и обладают немалым сходством: первые пускают немного больше ныли в глаза, вторые поднимают немного больше шуму, чем прочие смертные. Литераторы любят тех, кого они развлекают, как путешественники - тех, кого они приводят в изумление. Что представляет собой литератор, не обладающий возвышенным ха- рактером, достойными друзьями и хотя бы небольшим достатком? Если этого последнего преимущества он лишен в такой степени, что не может пристойно существовать в кругу общества, к которому принадлежит по праву таланта, зачем тогда ему свет? Не единственный ли для него вы- ход-замкнуться в уединении, где он сможет совершенствовать свою душу, свой характер, свой разум? Зачем ему терпеть иго общества, не получая взамен ни одного из тех преимуществ, которыми оно награждает своих сочленов, принадлежащих к другим слоям? Многие литераторы, принужденные принять этот выход, уже обрели счастье, которое прежде тщетно пытались отыскать. Они с полным основанием могут сказать, что получили все именно тогда, когда им во всем было отказано. Как часто
в начало наверх
приходится нам вспоминать слова Фемистокла: оУвы1 Мы погибли бы. если бы не погибли*п. Прочитав какой-нибудь труд, отмеченный духом добродетели, люди нередко говорят: оЖаль, что автор не пожелал рассказать в своем сочине- нии о самом себе, лишив нас тем самым возможности проверить, действи- тельно ли он таков, каким кажетсяп. Что греха таить-сочинители дали немало поводов для подобных рассуждений; однако я не раз убеждался, что читатели прибегают к таким рассуждениям лишь для того, чтобы им не пришлось восхищаться высокими истинами, запечатленными в писа- ниях порядочного человека. Писатель, наделенный хорошим вкусом, являет собой в кругу нашей пресыщенной публики то же зрелище, что молодая женщина среди ста- рых распутников. Тот, кто слегка приобщился к философии, презрительно относится к знаниям, но тот, кто ею проникся, глубоко их уважает. Поэт, да обычно и всякий литератор, редко когда наживается на своем труде; что же до публики, то ее отношение к автору можно определить как нечто среднее между оБлагодарю вас)п и оПошел вон1п. Таким обра- зом, ему остается одно: наслаждаться самим собою и каждой минутой своей жизни. Молчание автора, сочинявшего прежде хорошие книги, внушает публике больше уважения, чем плодовитость сочинителя посредственных произведений; точно так же безмолвие человека, известного своим красно- речием, действует куда сильнее, нежели болтовня заурядного говоруна. Немало литературных произведений обязано своим успехом убожеству мыслей автора, ибо оно сродни убожеству мыслей публики. Как посмотришь на состав Французской академии, так невольно начи- маешь думать, что девизом своим она избрала стих Лукреция: * Certare ingenio, contendere habilitate.* Почетное звание члена Французской академии подобно кресту Святого Людовика, который можно увидеть и на том, кто ужинает в Марлийском дворце, и на том, кто заканчивает день в третьеразрядной харчевне. Французская академия подобна парижской опере, которая существует оа средства, не имеющие к ней никакого отношения, вроде обязательных отчислений в ее пользу со всех провинциальных оперных театров, платы за право пройти из партера в фойе и т. д. Вот и Академия живет за счет раздаваемых ею привилегий. Она точь-в-точь как Сидализа у Гроссе: * Чтоб цену eй могли вы по заслугам дать, Сначала следует вам с нею переспать. Литература и в особенности театр дают сейчас людям возможность приобрести репутацию, как некогда заморские острова давали возмож- ность нажить добро: достаточно было туда приехать, чтобы тотчас же разбогатеть. Но большие состояния, нажитые предками, обернулись ущербом для потомков, ибо земли, прежде плодородные, оказались со- вершенно истощенными. є оКак в дарованьях они состязаются, спорят о родеп (лат.). Пер. Ф. Петров- ского. В наши дни театральный и литературный успех смехотворен, и только. Философня распознает добродетели, полезные с точки зрения нрав- ственной и гражданской, красноречие создает им известность, поэзия. превращает их в общее достояние. Красноречивый, но грешащий против логики софист по сравнению ритором-философом-это то же, что ловкий фокусник по сравнению прагматиком, что Пинетти * по сравнению с Архимедом. Важно иметь в голове множество идей и быть при этом неумным че- ловеком, как можно командовать множеством солдат и быть при этом тупым генералом. Столько нареканий вызывают обычно литераторы, удалившиеся от этой жизни) Им хотят навязать интерес к обществу, которое ни в чем их не поддерживает, хотят заставить их вечно присутствовать при лоте- ях розыгрышах, в которых они не могут принять участие. У древних философах меня больше всего восхищает их стремление жить в согласии со своими теориями. Примером тому могут служить Теофраст и другие. Практическая нравственность входила философию столь важной составной частью, что многие из них стали одной из школ, не написав при этом ни одной строчки: достаточно назвать (Сократа, Полемона, Левкиппа и других. Сократ не написал ни одног труда и изучил из всех наук одну лишь науку о нравственности, что не помешало ему занять первое место среди философов своего времени. Меньше всего мы знаем, во-первых, то, что поняли чутьем; во-вторых, что изведали на собственном опыте, сталкиваясь с разными людьми явлениями; в-третьих, то, что уразумели не из книг, а благодаря кни- гам , то есть благодаря размышлениям, на которые они нас наталкивали. Литераторы, в особенности поэты, подобны павлинам: им бросают в клетку жалкую горсть зерна, а если порою и выпускают оттуда, то лишь затем, чтобы посмотреть, как они распускают хвост. Между тем петухи, куры, индюки и утки свободно расхаживают по двору и до отказа набивают себе зоб. Успех порождает успех, как деньги идут к деньгам. Чтобы написать иную книгу, даже самому умному человеку прихо- дится прибегать к помощи наемной кареты, то есть посещать всевозмож- ных людей и всевозможные места, бывать в библиотеках, читать руко- писи и т. д. Философ или, скажем, поэт не может не быть мизантропом: во-первых, потому, что склонности и талант побуждают его пристально наблюдать за жизнью общества, а это занятие лишь омрачает душу; во-вторых, по- тому, что общество редко вознаграждает такого человека за талант (хо- рошо еще, если не наказывает!) и этот вечный повод для огорчений удваивает и без того свойственную ему меланхолию. Когда государственные люди или литераторы-пусть даже слывущие людьми необычайно скромными-оставляют после себя мемуары, которые должны послужить канвой для их биографий, они тем самым выдают тайное свое тщеславие. Как тут не вспомнить некоего безгрешного мужа, который отписал в завещании сто тысяч экю на то, чтобы его причислили к лику святых1 Большое несчастье-потерять из-за свойств своего характера то место в обществе, на которое имеешь право по своим дарованиям. Лучшие свои произведения великие писатели создают в том возрасте, когда страсти их уже угасли: земля вокруг вулканов особенно плодородна после извержений. Тщеславие светских людей ловко пользуется тщеславием литераторов, которые создали не одну репутацию, тем самым проложив многим людям путь к высоким должностям. Начинается все это с легкого ветерка лести, чо интриганы искусно подставляют полного паруса своей фортуны. Ученый экономист-это хирург, который отлично вскрывает труп острым скальпелем, но жестоко терзает выщербленным ножом живой орга ниэм. Литераторы редко завидуют той подчас преувеличенной репутации, которой пользуются иные труды светских людей: они относятся к этим успехам, как порядочные женщины к богатству потаскушек. Театр либо улучшает нравы, либо их портит. Одно из двух: он или вьет нелепые предрассудки, или, напротив, внедрит их. Во Франции мы все повидали и то, и другое. Иные литераторы не понимают, что ими движет не славолюбие, а тще- вие. Однако чувства эти не просто различны, но и противоположны: 'одно из них-мелкая страстишка, другое-высокая страсть. Между че- стным славолюбивым и тщеславным такая же разница, как между 'влюбленным и волокитой. Потомство судит литераторов не по их положению в обществе, а по их делам. оСкажи, не кем ты был, а что ты совершилп-таков, видимо, должен быть их девиз. Спероне Сперони отлично объясняет, почему автор, которому ка- жется, будто он очень ясно излагает свои мысли, не всегда бывает поня- тем читателям. оДело в том,-говорит он, - что автор идет от мысли к мыслям,"а читатель - от слов к мыслип. Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви. В изящных искусствах, да и во многих других областях, хорошо мы знаем лишь то, чему нас никогда не обучали.
в начало наверх
Художник должен придать жизнь образу, а поэт должен воплотить в образ чувство или мысль. Когда плох Лафонтен-это значит, что он был небрежен; когда плох Ламотт -это значит, что он очень усердствовал. Совершенной можно считать только ту комедию характеров, где интрига построена так, что ее уже нельзя использовать ни в какой другой пиесе. Из всех наших комедий этому условию отвечает, пожалуй, только оТартюфп. В доказательство того, что на свете нет худших граждан, чем фран- цузские философы, можно привести следующий забавный довод. Эти фи- лософы обнародовали изрядное количество важных истин в области поли- тической, равно как и в экономической, и подали в своих книгах разумные советы, которым последовали почти все монархи почти во всех европей- ских странах, кроме Франции. В результате благоденствие, а значит, и мощь чужеземных народов возросли, меж тем как у нас ничего не изме- нилось, господствуют те же злоупотребления и т. д., так что по сравне- нию с другими державами Франция все больше впадает в ничтожество. Кто же в этом виноват, как не философы* Тут невольно вспоминается ответ герцога Тосканского некоему французу по поводу новшеств, вве- денных герцогом в управление страной. оНапрасно вы так меня хва- лится-сказал он, - все это я придумал не сам, а почерпнул из француз- ских книг!п. В одной из главных антверпенских церквей я видел гробницу славного книгопечатника Плантена, которая великолепно украшена посвящен- нными ему картинами Рубенса. Глядя на них, я думал о том, что отец Этьены (Анри и Ребер), своими познаниями в греческом и ла- тыни оказавшие огромные услуги французской изящной словесности, окончили жизнь в нищете и что Шарль Этьен, их преемник, сделавший в нашей литературы немногим меньше, чем они, умер в богадельне. Слышал я также о том, что Андре Дюшен, которого можно считать авто- ром первых трудов по истории Франции, был изгнан из Парижа нуждой закончил дни на своей маленькой ферме в Шампани; он насмерть раз- бит, упав с воза, груженного сеном. Не легче была и участь Адриена де Шуа создателя нумизматики. Сансон, родоначальник наших геогра- фов в семьдесят лет ходил пешком по урокам, чтобы заработать себе на хлеб. Всем известна судьба Дюрье, Тристана, Менара и многих из их. Умирающий Корнель не мог позволить себе даже чашки бульона. не меньше лишения терпел Лафонтен. Расин, Буало, Мольеру, Кино жилось лучше лишь потому, что дарования свои они отдали на службу королю. Аббат Лонгрю, приведя и сопоставив эти печальные истории судьбах великих французских писателей, добавляет от себя: оТак сними тогда обходились в этой несчастной странеп. Знаменитый список лите- раторов, которых король намеревался наградить пенсиями, составили Перро, Тальман и аббат Галлуа и затем подали его Кольберу; они не внесли в него имен тех, кого ненавидели, зато записали несколько иноземных ученых, отлично понимая, что король и министр будут весьма польщены похвалой людей, живущих в четырехстах лье Парижа. Глава VIII О РАБСТВЕ И СВОБОДЕ ВО ФРАНЦИИ ДО И ВО ВРЕМЯ РЕВОЛЮЦИИ У нас вошло в привычку насмехаться над каждым, кто превозносит первобытное состояние и противопоставляет его цивилизации. Хотелось бы однако, послушать, что можно возразить на такое, например, сообра- жение: еще никто не видел у дикарей, во-первых, умалишенных, во-вто- рых самоубийц, в-третьих, людей, которые пожелали бы приобщиться цивилизованной жизни, тогда как многие европейцы в Капской колонии и в обеих Америках, пожив среди дикарей и возвратясь затем к своим сооте- чествснникам. вскоре вновь уходили в леса. Попробуйте-ка без лишних слов и софизмов опровергнуть меня! Вот в чем беда человечества, если взять цивилизованную его часть: в нравственности и политике зло определить нетрудно-это то, что при- носит вред; однако о добре мы уже не можем сказать, что оно безусловно приносит пользу, ибо полезное в данную минуту может потом долго или даже всегда приносить вред. Труд и умственные усилия людей на протяжении тридцати-сорока ве- ков привели только к тому, что триста миллионов душ, рассеянных по всему земному шару, отданы во власть трех десятков деспотов, причем большинство их невежественно и глупо, а каждым в отдельности вертит несколько негодяев, которые к тому же подчас еще и дураки. Вспомним об этом и спросим себя, что же думать нам о человечестве и чего ждать от него в будущем? История-почти сплошная цепь ужасов. При жизни тирана эта наука не в чести, однако преемники его дозволяют, чтобы злодеяния их пред- шественника стали известны потомству: новым деспотам надо как-то смягчить отвращение, которое вызывают они сами, а ведь единственное средство утешить народ-это внушить ему, что его предкам жилось так же худо, а то и еще хуже.. Природа наделила француза характером, роднящим его с обезьяной и с легавой. По-обезьяньи склонный к проказам, непоседливый и втайне злобный, он подл и угодлив, как охотничий пес, который лижет руку хо- зяина, когда тот бьет его, безропотно позволяет брать себя на сворку и скачет от радости, стоит его спустить с нее во время охоты. В старину государственная казна именовалась оКоролевской копил- койп. Потом, когда доходы страны полетели на ветер, слово окопилкап, утратив всякий смысл, стало вызывать краску стыда, и его заменили простым названием-оКоролевская казнап. Самым неопровержимым доказательством принадлежности к дворян- ству считается во Франции происхождение по прямой линии от одного из тех тридцати тысяч человек в шлемах, латах, наручах и набедренни- чьи могучие, закованные в железо кони топтали копытами семь- восемь миллионов наших безоружных предков. Вот уж что поистине дает спорное право на любовь и уважение их потомков! Эти чувства усу- шаются еще и тем, что дворянство пополняется и обновляется ими, которые приумножали свои богатства, отнимая последнее у бедняка-недоимщика. Гнусные людские установления, предмет презре- и ужаса) И от нас еще требуют, чтобы мы чтили их и уважали! Капитаном первого ранга может быть лишь дворянин-вот усло- вие не более разумное, чем, скажем, такое: матросом или юнгой может быть только королевский секретарь. Почти во всех странах лицам недворянского происхождения возбра- няется занимать видные должности. Это одна из самых вредных для об- щества нелепостей. Мне так и кажется, что я вижу, как ослы воспрещают людям доступ на карусели и ристания. Природа, вознамерившись создать человека добродетельного или ге- ниального, не станет предварительно советоваться с Шереном. Неважно, кто на троне - Тиберий или Тит: в министрах-то хо- дит Сеяны. Если бы мыслитель, равный Тациту, написал историю наших лучших людей и перечислил там все до одного случаи произвола и злоупотреб- бил властью, в большинстве своем преданные сейчас полному забвению, Нашлось бы мало государей, чье царствование не внушило бы нам та- кое же отвращения, как и времена Тиберия. Можно с полным основанием утверждать, что правопорядок в Риме воцарился вместе со смертью Тиберия Гракxa. В ту минуту, когда Сци- лла Назика вышел из сената, чтобы расправиться с трибуном, римляне поняли, что отныне диктовать законы на форуме будет только сила. Видно Назика, еще до Суллы, открыл им эту зловещую истину. Чтение Тацита потому так захватывает, что автор постоянно и каж- дый раз по-новому противопоставляет былую республиканскую вольность пришедшим ей на смену низости и рабству, сравнивая прежних Скавров, Сципионов и т. д. с их ничтожными потомками. Короче говоря, Тациту помогает Тит Ливий. Короли и священники запрещают и осуждают самоубийство для того, чтобы увековечить наше рабство. Они жаждут заключить нас в тюрьму, из которой нет выхода, уподобляясь дантовскому злодею, при- казавшему замуровать двери темницы, куда был брошен несчастный Уголино. Об интересах государей написаны целые книги; об интересах госуда- рей говорят, их изучают. Но почему же никто еще не сказал, что надо изучать интересы народа? История свободных народов-вот единственный предмет, достойный внимания историка; история народов, угнетенных деспотами,-это всего лишь сборник анекдотов. Франция, какой она была совсем недавно,-это Турция, перенесен- ная в Европу. Недаром у добрых двух десятков английских писателей мы читаем: оДеспотии, как например Франция и Турция...п. Министр - это всего-навсего управитель имения, и должность его важна лишь потому, что у помещика, его хозяина, много земли. Вредные для государства глупости и ошибки, на которые министр толкает своего повелителя, лишь укрепляют подчас его положение: он как бы еще теснее связывает себя с монархом узами сообщничества. Почему во Франции, даже натворив сотни глупостей, министр не ли- шается своей должности, но непременно теряет ее, стоит ему сделать хоть один разумный шаг? Как ни странно, находятся люди, которые защищают деспотизм только на том основании, что он якобы способствует развитию изящных искусств. Мы даже не представляем себе, до какой степени блеск века Людо- вика XIV умножил число сторонников подобной точки зрения. Послу- шать их, так у человечества только и дела, что создавать прекрасные трагедии, комедии н т. д. Такие люди готовы простить священникам все чинимое ими зло за то лишь, что, не будь их, не было бы и оТартюфап. Во Франции талант и признание дают человеку столько же прав на видную должность, сколько прав быть представленной ко двору у кре- стьянки, которая удостоилась венка из роз.'*
в начало наверх
Франция-это страна, где порою полезно выставлять напоказ свои пороки, но всегда опасно выказывать добродетели. Париж-удивительный город: здесь нужно тридцать су, чтобы по- ообедать, четыре франка, чтобы совершить прогулку, сто луидоров, чтобы, имея все необходимое, позволить себе излишества, и четыреста луидоров, чтобы, позволяя себе излишества, иметь все необходимое. Париж - это город наслаждений, удовольствий и т. д., где четыре пятых населения чахнет от невзгод. К такому городу, как Париж, вполне подходит определение, которое святая Тороса дает аду: оМесто, где дурно пахнет и никто никого не любитп. Можно лишь удивляться, что у столь живого и веселого народа, как наш, существует такое множество правил поведения, предписанных эти- кетом. Не менее поразителен и дух чопорного педантизма, который царит в наших корпорациях и учреждениях. Так и кажется, что, насаждая его, законодатели хотели создать противовес исконному легкомыслию фран- цузов. Доподлинно известно, что когда г-н де Гибер был назначен комен- дантом Дома инвалидов, там под видом ветеранов содержалось шесть- сот человек, из которых никто никогда не был ранен и почти никто не участвовал ни в одной битве или осаде; зато все они в прошлом состояли кучерами или лакеями при вельможах и сановниках. Какой пример и какой предмет для размышлений! Во Франции не трогают поджигателей, но преследуют тех, кто, завидев пожар, бьет в набат. Почти все обитательницы Версаля, равно как и Парижа, если, ко- нечно, они занимают сколько-нибудь видное положение в обществе,-это всего-навсего знатные буржуазки, своего рода г-жи Накар, представлен- ные или не представленные ко двору. Во Франции нет больше общества, французы больше не нация по той простой причине, что корпия-уже не белье. Как общество рассуждает, так им и управляют. Его право-говорить глупости, право министров - делать их. Когда какая-нибудь глупость правительства получает огласку, я вспо- минаю, что в Париже находится, вероятно, известное число иностранцев, и огорчаюсь: я ведь все-таки люблю свое отечество. Англичане-единственный народ, сумевший ограничить всевластие одного человека, чье изображение умещается на самой маленькой монете. Почему, даже томясь под игом самого гнусного деспотизма, люди все- таки обзаводятся потомством? Да потому, что у природы свои законы, более мягкие и в то же время более непререкаемые, чем все эдикты тира- нов: дитя улыбается матери, кто бы ни правил страной - Тит или До- мициан. Один философ говаривал: оНе понимаю, как француз, хоть раз побы- павшнй в приемной короля и в прихожей его версальской опочивальни, может называть кого бы то ни было высокой особойп. А А А Придворные льстецы утверждают, что охота-подобие войны;'*" они правы, ибо крестьяне, чей урожай она губит, несомненно, находят нема- лое сходство между ними. I? А А К несчастью для человечества и, видимо, к счастью для тиранов обездоленные бедняки лишены инстинкта или, если хотите, гордости, при- '.'ущей слонам: те не размножаются в неволе. Наблюдая за обществом и вечной борьбой между богачом и бедня- ком, аристократом и простолюдином, человеком влиятельным и человеком безвестным, нельзя не сделать двух выводов. Во-первых, к поступкам и словам этих противников прилагаются разные мерки, их взвешивают на разных весах: одни весы показывают только фунты, другие-десятки и '.отни фунтов, причем такое несоответствие принимается за нечто незыбле- мое, и это уже само по себе ужасно. Подобная оценка людей, освященная лаконом и обычаем, есть одна из самых страшных язв общества; ее одной довально, чтобы объяснить все его пороки. Во-вторых, описанное выше неравенство влечет за собой новую несправедливость, а именно то, что фунт для бедняка, простолюдина превращается в четверть фунта, в то нремя как для богача, аристократа десять фунтов считаются за сто, сто - аа тысячу и т. д. Это естественное и неизбежное следствие их положения и обществе: бедняку завидует и мешает все несметное множество тех, кто равен ему; богача, аристократа поддерживает и поощряет кучка лю- .чей ему подобных, которые становятся его сообщниками, чтобы разделить *є ним выгоды его положения и добиться таких же выгод для себя. lfc А А Вот бесспорная истина: во Франции семь миллионов человек живут милостыней, а двенадцать - не в состоянии ее подать. А А А Дворянство, утверждают дворяне, это посредник между монархом и народом. Да, в той же мере, в какой гончая-посредница между охотни- ком и зайцами. Что такое кардинал? Это священник в красной мантии, которому ко- роль платит сто тысяч экю за то, что он издевается над ним от имени папы. А Д 4 Большинство общественных учреждений устроено так, словно цель их - воспитывать людей, заурядно думающих и заурядно чувствующих: таким людям легче и управлять другими, и подчиняться другим. А А А Гражданин Виргинии, обладатель пятидесяти акров плодородной земли, платит сорок два су в наших деньгах за право мирно жить под эгидой гуманных и справедливых законов, находиться под защитой правитель- ства, не опасаться за свое достоинство и свою собственность, пользоваться свободой личности и совести, голосовать на выборах, быть избранным в конгресс и, следовательно, стать законодателем и т. д. Французский крестьянин из Лимузена. или Сверни изнывает под бременем податей, двадцатин, всяческих повинностей, и все для того, чтобы, пока он жив, любой помощник интенданта '*' мог оскорбить его, безвинно посадить в тюрьму и т. д., а когда умрет-его обездоленной семье достались в на- следство нищета и унижения. А А д Северная Америка-это часть вселенной, где лучше всего знают, что такое права человека. Жители ее -достойные потомки республиканцев, которые покинули родину, чтобы не подчиняться тиранам. В этой стране воспитались люди, способные победоносно противостоять даже англича- нам и даже в такие времена, когда те вновь обрели свободу и создали наилучший в мире образ правления. Американская революция пойдет на пользу и Англии: она вынудит последнюю заново пересмотреть свое госу- дарственное устройство и пресечь все еще существующие злоупотребле- ния. Но это не все: англичане, изгнанные с североамериканского материка, захватят испанские и французские владения на островах '''" и насадят там свой образ правления, зиждущийся на естественном свободолюбии чело- века и укрепляющий в нем это чувство. Тогда на испанских и француз- ских островах, а в особенности на латиноамериканском континенте, став- шем ныне английским, возникнут новые государственные устройства, краеугольным камнем которых станет свобода. Таким образом, англичане присвоят себе безраздельную славу основателей почти всех свободных государств на земле-единственных государств, которые, строго говоря, достойны человека, ибо только в них соблюдены и ограждены его права. но такая революция быстро не кончится. В самом деле, сначала при- дется очистить огромные территории от испанцев и французов, насаждаю- щих только рабство, а затем заселить их англичанами, призванными посеять там первые семена свободы. А когда эти семена в свою очередь принесут плоды, произойдет революция, которая изгонит и англичан из обеих Америк и со всех островов. Англичанин чтит закон и презирает власти, а то и вовсе их не при- знает. Француз, напротив, чтит власти и презирает закон. Его надо на- учить поступать наоборот, но это почти невозможно: слишком уж бес- просветно невежество, в котором держат народ,-невежество, о котором нельзя забывать, восхищаясь успехами просвещения в больших городах. оЯ - все, остальные - ничтоп - вот что такое деспотизм, аристокра- тия и приверженцы их. оЯ - это мой ближний, мой ближний-это яп - вот что такое народовластие и сторонники его. Выбирайте же. Ополченец, негоциант, получивший чин королевского секретаря, крестьянин, ставший священником и проповедующий покорность произ- волу, сын горожанина, сделавшийся историографом,-словом, всякий, кто вышел из народа, тут же восстает против него и помогает его угне- тать. Это воины Кадма: едва успев взять в руки оружие, они уже обра- щают его против своих братьев. Бедняки-это негры Европы. Рабы подобны тем животным, которые могут существовать только з низинах, ибо задыхаются на высоте: воздух свободы убивает их. Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия. Бэкон учил, что человеческий разум надо сотворить заново. Точно так же надо заново сотворить и общество. Облегчите страдания простолюдина - и вы излечите его от жестокости, как вы исцеляете его болезни, давая ему укрепляющий бульон. Я убедился, что даже самым выдающимся людям, совершившим в своей области переворот, который кажется плодом лишь их гения, не- пременно способствовали благоприятные обстоятельства и весь дух вре- мени. Каждый знает, сколько попыток найти путь в Индию было сделано до путешествия великого Васко да Гамы. Общеизвестно, что многие
в начало наверх
мореплаватели догадывались о существовании на западе больших островов и, вероятно, целого континента задолго до того, как его открыл Колумб, руководившийся, кстати сказать, записями одного знаменитого навига- тора, своего знакомца. Перед смертью Филипп уже все подготовил для похода на Персию. Лютеру, Кальвину и даже Уиклифу в их восстании против бесчинств римско-католической церкви предшествовало множество еретических сект. Принято считать, что Петр Великий в один прекрасный день вдруг решил преобразовать Россию. Однако сам Вольтер признает, что еще отец Петра Алексей намеревался насадить в России искусства и науки. В любом деле нужно выждать, пока для него не созреют благо- приятные условия. Счастлив тот, кто приходит именно тогда, когда они уже созрели. Национальное собрание 1789 года дало французскому народу кон- ституцию, до которой он еще не дорос. Оно должно немедля поднять его до этой конституции, учредив разумную систему народного просвещения. Законодателям надлежит уподобиться искусному врачу: пользуя истощен- ного больного, такой врач дает ему сперва лекарства, чтобы лучше вари.* желудок, а потом уже укрепляющий бульон. Когда вспоминаешь, как много предрассудков было у большинства депутатов Национального собрания 1789 года, начинаешь думать, что они избавились от этих предрассудков лишь для того, чтобы тут же вновь проникнуться ими, уподобляясь людям, которые разрушают здание только затем, чтобы присвоить его обломки. Одна из причин, по которым корпорации или собрания принимают обычно только глупые решения, состоит в том, что при открытом об- суждении самые веские доводы за и против обсуждаемого дела или кан- дидата нельзя высказать вслух, не подвергая себя серьезной опасности или хотя бы большим неприятностям. В миг сотворения мира богом хаос, пришедший в движение, несомненно казался еще более беспорядочным, чем когда он мирно пребывал в не- подвижности. Точно так же обстоит дело и с нашим обществом: оно сейчас перестраивается и в нем царит неразбериха, которая со стороньк должна казаться верхом беспорядка. Придворные, да и все, кто жил за счет чудовнц*ных злоупотреблений. под бременем которых изнывала Франция, без конца повторяют, что псе можно было поправить, ничего не разрушая. Послушать их, так для* чистки авгиевых конюшен хватит и метелочки. И при старом режиме философ высказывал смелые истины. Однако подхватывал их кто-нибудь из тех, кто по праву рождения или в силу благоприятных обстоятельств был предназначен занимать видные места. Он разжижал эти мысли, в двадцать раз ослаблял их и приобретал репу- тацию человека беспокойного, но умного. Действуя с осторожностью, он добивался всего, чего хотел; философа же бросали в Бастилию. При ново*) режиме всего добивается уже философ. Он высказывает глубокие истины не затем, чтобы угодить в тюрьму или пробудить ум в глупце и, следова- тельно, помочь тому добраться до важных должностей, а затем, чтобы эти последние достались ему самому. Вот и судите, могут ли те, кого он устраняет со своей дороги, - а таких множество-примириться с новым порядком вещей) Ну, не забавно ли, что и маркиз де Бьевр (внук хирурга Марс-- шаля ) счел своим долгом переехать п Англию по примеру г-на де Люк- сембурга и прочих вельмож, бежавших из Франции после событий 14июля1789года? Богословы, неизменно стремящиеся одурманивать людей, и пособники правителей, неизменно стремящиеся их угнетать, полагают без всяких на то оснований, будто большинство людей обречено коснеть в беспро- светной тупости, ибо она-неизбежное следствие чисто механического ручного труда. Им кажется, что ремесленник неспособен усвоить знания. необходимые для того, чтобы заявить о своих человеческих и гражданских правах. Сколько раз нам твердили, что приобрести такие знания-дело очень трудное! Предположите, однако, что на просвещение низших клас- сов начали тратить хотя бы четверть времени и сил, уходящих на то, чтобы отуплять их; что простолюдину вложили в руки не катехизис с не- вразумительными метафизическими бреднями, а книгу, где изложены сосновы прав человека и его обязанности, вытекающие из этих прав, - и вы поразитесь той быстроте, с какой он усвоит их, следуя по пути, ука- занному ему подобным полезным учебником. Предположите также, что ему перестанут проповедовать столь удобное для угнетателей учение о не- обходимости терпеть, страдать, отрекаться от самого себя и покорствовать и расскажут о его правах и обязанности отстаивать их, - и вы убедитесь, что природа, предназначившая человека для жизни в обществе, дала ему .достаточно здравого смысла для того, чтобы сделать это общество ра- зумным. ДОПОЛНЕНИЯ Некто, кому дама уступила раньше, чем он оказался в состоянии этим воспользоваться, попросил ее: оНе могли бы вы, сударыня, еще четверть часа хранить добродетель?п. Г-н де Пл., будучи в Англии, стал уговаривать некую молодую англи- чанку не выходить замуж за человека, который во всех отношениях был ниже ее. Выслушав его, девица невозмутимо ответила: оНичего не могу поделать) Он украшает своим присутствием мою спальнюп. Большинство благотворителей похожи на незадачливых генералов, ко- торые, взяв город, забывают овладеть цитаделью. Люди заполняют свои библиотеки книгами, а М* заполняет книги своей библиотекой. (Сказано об одном компиляторе). С г-ном Д * Л * обошлись вопиюще несправедливо. Он рассказал об. этом г-ну Д* и спросил: оКак бы вы поступили на моем месте?п. Д*, который претерпел в жизни столько обид, что стал теперь безразличным ко всему эгоистом, ответил: оВ обстоятельствах, подобных вашим, су- дарь, я стремлюсь к тому, чтобы пищеварение у меня было исправное* язык чистый, а моча прозрачнаяп. Увидев, как герцогиня д'Олонн строит глазки собственному супругу, любовник ее воскликнул: оВот ведь негодница! Только мужа мне еще не хваталоп - и тут же ушел. Старики в столицах распутнее молодежи: зрелость там всегда озна- чает развращенность. Некий сельский священник воззвал к прихожанам во время проповеди* оДети мои, помолимся за владельца этого замка, который скончался в Па- риже от тяжких увечийп. (Его там колесовали). Определение деспотизма: такой порядок вещей, при котором высший: низок, а низший унижен. Министры уронили престиж королевской власти, попы-престиж религии. Бог и король расплачиваются за глупость своих лакеев. Некий доктор из Сорбонны, взбешенный книгой оСистема природып,'** "Оъявил: оЭто мерзкое, гнусное сочинение: оно доказывает, что без- божники правып. Один остроумный человек, заметив, что два скверных шутника поте- шаются на его счет, сказал им: оВы ошиблись, господа: я не дурак н не тупица, но оказался сейчас между тем и другимп. Некто закрывал глаза на беспутства своей жены; более того, всем было известно, что он не раз извлекал из них выгоду, приумножая таким путем свое состояние. Когда жена его умерла, он всячески выказывал свою скорбь и с самым серьезным видом уверял меня: оЯ с полным правом могу повторить слова, сказанные Людовиком XIV в день кончины Марии- Терезии: ѕСегодня она впервые в жизни огорчила меня"п. оМ* был человек пылкого нрава, но считал себя благоразумным. Я отличалась легкомыслием, но не уверяла себя в противном, и в этом смысле была гораздо благоразумнее, чем онп. оПлатят, не скупясь, только наследникип,-говаривал некий врач. Его высочество дофин, отец нынешнего короля(Людовика XVI), страстно любил свою первую жену; она была рыжей и отличалась недо- статком, обычным при таком цвете волос. Он долго не мог привыкнуть ко второй дофине и оправдывался тем, что от нее не пахнет женщиной. Ему казалось, что запах, который был присущ покойнице,-примета всего женского пола. Г-н Д* отверг домогательства некой хорошенькой женщины, и за это муж ее возненавидел его так, словно Д* ответил на ее желания. Д* часто говаривал под общий хохот: оЧерт побори, если бы он хоть понимал, как он смешон!п. Одна хорошенькая женщина сказала своему любовнику, человеку угрю- мого нрава и к тому же с замашками законного супруга: оЗапомните, сударь: когда вы находитесь в обществе, где присутствует мой муж, вы обязаны быть любезнее, чем он, - этого требуют приличияп. М* нередко осаждали просьбами прочесть свои стихи, и он всякий раз досадовал на это. Он уверял, что, приступая к чтению, всегда вспоми- нает одного фигляра с Нового моста, который перед началом представ- ления говорил своей обезьянке: оНу, милый Бертран, теперь не до забав: хочешь не хочешь, а надо развлечь честную компаниюп. Про М* говорили, что он тем крепче держится за своего покровителя-
в начало наверх
вельможу, чем больше низостей делает ради него. Он - точь-в-точь как плюш: цепляется за то, вокруг чего вьется. Дурнушка, которая старательно наряжается перед тем как явиться в общество, где есть молодые и хорошенькие женщины, ведет себя - на свой лад, конечно,-подобно тому, кто, боясь потерпеть поражение в споре, спешит незаметно переменить его предмет. Всех интересует во- прос, которая из женщин самая красивая, а дурнушке хочется, чтобы всех занимало другое-которая из них самая богатая. оПрости им, ибо не знают, что делаютп-такой текст избрал для проповеди священник, обвенчавший семидесятилетнего д'Обинье с сем- надцатилетней девушкой. Мной раз меланхолия служит приметой высокой души. Среди философов, равно как и среди монахов, встречаются люди, которые выбрали свою судьбу не по доброй воле и поэтому вечно ее клянут; другие примиряются с нею, но только немногие вполне ею до- вольны. Эти последние никого не призывают подражать их примеру, тогда как те, кто ненавидит свое призвание, всегда жаждут приобрести последователей. М" привел как-то слова Попа о том, что, не будь на свете поэтов. критикам и журналистам нечего было бы есть, и, смеясь, добавил, что, не будь в Париже честных людей, полицейские шпионы умерли бы с го- лоду. Некто простодушно признался другу: оСегодня мы приговорили к смертной казни трех человек. Двое вполне ее заслужилип. Один богач сказал о бедняках: оСколько этим мерзавцам ни отказы- вай, они все равно будут клянчитьп. То же самое могли бы сказать о при- дворных и многие государи. Chi mangia facile, cаccia diavole. I I pastor romano поп vuole pecora senza lana. Бедность-мать всех пороков. Не кот виноват, а служанкин недогляд. оДуховные власти в отличие от недуховных, - говаривал М*, - на- зываются так потому, что у них хватило духу взять и присвоить себе властьп. Г-н де* довольно долго не обращал внимания на женщин, а потом страстно влюбился. Когда друзья стали вышучивать его за холодность, которая к лицу только старикам, он ответил: оЗря стараетесь. Еще не- давно я действительно был стар, а сейчас опять помолоделп. Даже благодарность может быть низменной. В собрании нотаблей (1787) зашла речь о правах, которые следует предоставить интендантам в провинциальных собраниях, и некое влиятель- ное лицо весьма склонялось к тому, чтобы эти права расширить. Тогда кое-кто прибег к заступничеству одного умного человека, дружившего Кто сыт, тот и черта посрамит (итал.). Римский пастырь (т. е. папа) стриженую овцу не жалует (шил.). c названным выше лицом. Тот обещал помочь и преуспел в своем наме- рении. Когда его спросили, как ему это удалось, он ответил: оЯ, конечно, не стал распространяться о злоупотреблениях и тиранстве интендантов. Но, как вы знаете, мой друг прямо помешан на дворянских привилегиях. Вот я ему и сказал, что даже весьма родовитые люди вынуждены титула- гать интендантов ѕмонсеньерами" Он нашел, что это чудовищно, и стал на нашу сторонуп. Когда герцог де Ришелье был принят в Академию, многие начали похваливать его вступительную речь. Однажды в многолюдном обществе герцога стали уверять, что тон этой речи безупречен, полон изящества,. .легкости и отличается такой приятностью, какая не свойственна заправ- ским литераторам, хотя пишут они, быть может, и правильней, чем гер- цог. оБлагодарю вас, господа,-ответил молодой вельможа, - я глубоко ценю ваши похвалы. Мне остается лишь сообщить вам, что речь мне со- ставил господин Руа, и я не премину поздравить его с тем, что тон у него подлинно придворныйп. Аббата Трюбле спросили, сколько времени он тратит на каждую новою книгу. оА это смотря по тому, с кем я встречаюсь, когда пишуп, - ответил он. Можно составить списочек под таким заглавием: оПороки, нсобхоаи- мые для .успеха в хорошем обществеп. Не худо прибавить к нему и другой: оПосредственные достоинства, годные для той же целип. Некий житель провинции, попав на королевскую мессу, сильно докучал своему соседу вопросами. - Кто вон та лама? - Королева. - А эта? - Мадам. - А вон та? - Графиня д'Артуа. - А вон эта? - А это покойная королева,-потеряв терпение, отрезал обитатель Версаля. ., Маленькая девочка спрашивает М*, автора сочинения об Италии: - Вы вправду написали книгу об Италии? - Да, написал. - И вы там были? - Разумеется. - А книгу вы написали до поездки или после? Богиня мудрости Минерва, которая отбрасывает флейту, ибо видиг, что этот инструмент ей не к лицу,-вот поистине прекрасная аллегория. Вот другая, не менее прекрасная: вещие сны вылетают через роговые ворота, а сны лживые, т. е. приятные заблуждения, через ворота из слоно- вой кости. Некий острослов сказал о М*, своем бывшем друге, который вновь сблизился с ним, едва он разбогател: оЭтот человек не просто хочет, чтобы его друзья были счастливы. - он этого требуетп. Любовь, замечает Плутарх, заставляет умолкнуть все другие страсти. Это диктатор, перед которым склоняются остальные владыки. Кто-то в присутствии М* стал поносить платоническую любовь за го, что она лишь бесцельно дразнит воображение. оА вот я этого не боюсь, - возразил он. - Когда женщина нравится мне и вид ее преисполняет меня счастьем, я смело отдаюсь чувствам, которые она мне внушает, ибо знаю, что не дал бы им волю, если бы она не подходила мне. Мое воображе- ние - это обойщик, которого я только тогда посылаю меблировать для меня помещение, когда вижу, что мне будет в нем удобно; в ином случае я никаких приказаний ему не отдаю. Зачем лишний раз платить но счету ? п. оКогда я узнал о неверности г-жи де Б*, - признавался мне г-н де Л*, - я, несмотря на все свое горе, сразу понял, что больше не люблю ее и что чувство мое к ней навсегда исчезло. В ту минуту я был похож на охотника, который слышит в поле шум крыльев вспугнутой и улетающей куропаткип. Вы уднвляечесь, сударь, почему г-н де Л* ездит к г-же де Д*? Дело, .-моем), в том, что г-н де Л* влюблен в г-жу де Д*, а ведь вы знаете: он женщина-это порою тот промежуточный оттенок, который соче- тает или, вернее сказать, примиряет два противоположных, контрастных вета . Кто-то сравнил неумелого благотворителя с козой, которая сперва ют себя подоить, а потом, по безмозглости своей, опрокидывает копытом подойник. Не успевает этот человек утратить одну иллюзию, как воображение же награждает его другою: он словно тот розовым куст, который в цвету круглый год. М* уверял, что больше всего на свете любит покой, тишину и полу- ому. оТо есть комнату больного?п,-спросили его. оВчера вы не слишком-то старались поддержать разговор с господами такими-топ, - упрекнули М*, человека, умеющего блистать в свете. Вспомните голландскую поговорку: ѕНе поскопидомничаешь-и гроша не- сбережешь"п,-отпарировал он. Сама по себе женщина-пустое место: она лишь то, чем кажется мужчине, мысли которого заняты ею. Вот почему она так ненавидит лю-
в начало наверх
дей, не склонных считать ее тем, чем она жаждет казаться: они как бы превращают ее в ничто. Мужчина относится к подобным вещам гораздо спокойнее: он всегда остается самим собой. Величие души помогло ему сделать первые шаги на пути к карьере, оно же отвратило его от нее. М*, старый холостяк, любил повторять в шутку, что брак-слишком вершенное состояние для несовершенного человека. Г-жа де Фурк... то и дело твердила своей компаньонке: оНикогда-то вы не умеете подсказать мне, что для меня хорошо, а что плохо, никогда вовремя ни о чем не предупредите. Вот вы даже неспособны угадать, когда вероятнее всего умрет мой муж. А ведь это будет страшный удар1 Значит, я должна быть заранее. . .п и т. д. У г-на д'Омона где-то в провинции скончалась жена. Не прошло и трех днем после ее смерти, а он уже сидел в чьеи-то гостиная за картами. - Д'Омон, - говорят ему, - это неприлично. Нельзя же играть в карты через день после смерти жены) - Ба! - отмахивается он. - Я еще не получил уведомления о ее кон- чине. - Все равно, это нехорошо. - Полно! Я же играю по маленькой. оСочинитель, - говаривал Дидро, - может завести себе любовницу, которая умеет состряпать книгу, но жена его должна уметь состряпать обедп. Некий врач предложил г-ну де* сделать ему фонтанель, но тот не согласился. Прошло несколько месяцев, и больной поправился. Врач встретил его и, видя, что он в добром здравии, спросил, какое лекарства он принимал. оНикакого,-ответил де *. - Просто я все лето ел за двоих, завел себе любовницу и воспрянул духом. Но подходит зима, и я боюсь, как бы у меня снова не загноились глаза. Как вы считаете, не при- бегнуть ли мне к фонтанели?п.-оHeт.-c важным видом возразил врач. - У вас есть любовница, этого довольно. Конечно, было бы разум- нее бросить ее и сделать себе фонтанель, но вы, вероятно, обойдетесь и одной вашен пиявкойп. Некто, кому надоела жизнь, сказал, умирая: оНу и шутку же я сыграл с доктором Буваром1п.'* Прелюбопытная, однако, вещь власть условностей. Г-н де Ла Тре- муйль, который жил врозь с женой, не любил ее и не уважал, внезапно узнает, что у нее оспа. Он не выходит из ее комнаты, подхватывает за- разу- п умирает, оставив ell изрядное состояние с правом вторично выйти замуж. Бывает излишняя скромность, которая объясняется наивностью и под- час вредит даже людям недюжинным, препятствуя им выбиться из без- вестности. По этому поводу мне вспоминается фраза, брошенная во время элвтрака в обществе придворных человеком признанного таланта: оАх, господа, как мне жаль, что я так долго не понимал, насколько больше я стою, чем вы!п. Завоеватель всегда будет слыть первым среди людей, равно как и лев-почитаться царем зверей. Возвратясь из путешествия по Сицилии, М* стал однажды опроцер- гать ошибочное мнение о том, что чем дальше едешь в глубь страны, тел! больше встречаешь норов. Дабы подкрепить свое утверждение, М* добавил, что, где бы он ни бывал, всюду говорили: оВ наших краях раз-' брйн*ков не водитсяп. Тогда г-н Б'*, мизантроп и насмешник, вставил: о.Вот Ж: в Париже вам этого не скажут!п. Все знают, что в Париже есть воры, которые отлично известны по'- линии и даже, можно сказать, открыто признаны ею. Эти воры оказывают ей всяческие услуги, а порой выдают ей своих же товарищей. Как-то раз начальник полиции велел призвать нескольких мошенников и объявил им: - Такого-то числа в таком-то квартале совершена такая-то кража. - В котором часу? - В два часа пополудни. - Сударь, это не наша работа, и мы не в ответе. Тут, должно быть, орудовали молодцы с ярмарки. Вот отличная турецкая пословица: оБлагословляю тебя, беда, если ты пришла однап. Итальянцы говорят: *otto umbilico lie religione, не veritaп." " оНужда закона не знаетп, буквально оПод пупом нет ни религии, ни правдып (итал ). Силясь оправдать божественный промысел, блаженный Августин утверждает, будто провидение не наказует грешника смертью для того, чтобы он сделался праведником или чтобы, глядя на его дела, праведник стал еще праведнее. Люди так развращены, что не только надежду, но даже простое же- лание исправить их, сделать разумными и добрыми, следует считать нелепостью, пустыми мечтами, которые можно простить лишь простодуш- ным зеленым юнцам. оЯ потерял вкус к людскому обществуп,-сказал г-н де Л*. оВовсе вы не потеряли вкусп,-возразил ему г-н де Н*. Он сказал так не из желания поспорить, а из мизантропии: на его взгляд, у де Л* талько теперь и стал хороший вкус. М* старик, давно утративший всякие иллюзии, говаривал мне: оОста- ток моей жизни кажется мне наполовину выжатым лимоном. Я продолжаю выжимать его, а зачем - и сам не знаю: из него вытекает такой сок, что, право, не стоит старатьсяп. Говорят, французский язык стремится к ясности. оЭто верно, - за- метил М*. - Мы всегда особенно стремимся к тому, в чем больше всего нуждаемся. Стоит обойтись с этим языком не слишком ловко, как он rie- медленно становится темнымп. Человек, наделенный воображением, поэт, обязательно должен верить в бога. Ab Jove principium Musae, или, что то же самое: АЬ Jove Musarum primordia. оСтихи-как оливки,-говаривал М* - Всегда дай им вылежатьсяп. оМуза - Юпитера чадоп (лат.). Люди глупые, невежественные и бесчестные черпают в книгах новые и разумные мысли, возвышенные я благородные чувства, подобно тому как богачка едет в лавку суконщика и за звонкую монету покупает там себе наряды. М* говорил, что ученые - это мостильщики храма Славы. М* - истый педант, помешанный на греках: по любому поводу он вспоминает древних. Заговорите с ним об аббате Терре, и он тут же рас- скажет об Аристиде. генеральном контролере финансов у афинян. Одному литератору предложили коллекцию номеров оМеркюрп по три су за том. оПодожду, пока подешевеетп,-ответил он. ХАРАКТЕ Р Ы AHEКДOTbl Наш век породил восемь великих комедианток-четырех актрис четырех светских дам. Первые четыре-это м-ль Данжевиль,' м-ль Дю- мениль, м-ль Клером и г-жа Сент-Юберти вторые - г-жи де Монтес- сон, де Жанлис, Неккер и д'Анживилье. М* говаривал мне: оИсточник всякого наслаждения я по необходи- мости ищу в самом себе, то есть исключительно в деятельности coб- ственного рассудка. Природа вложила в человеческий мозг небольшо шарик, именуемый мозжечком и как бы играющий роль зеркала: с его помощью человек по мере сил то в увеличенном, то в уменьшенном виде то в целом, то в частностях воспроизводит для себя предметы внешнего мира и даже порождения собственной мысли. Это волшебный фонарь который показывает человеку-своему владельцу-сцены, где тот высту- паст как актер и зритель одновременно. Здесь - весь человек, здесь его царство; все остальное ему чуждоп. оСегодня, пятнадцатого марта тысяча семьсот восемьдесят второго года.-заметил г-н де*,-я совершил доброе дело довольно редкое свойства: утешил человека порядочного, преисполненного добродетелей обладающего ста тысячами ливров ренты, знатным именем, отменным здоровьем, острым умом и т. д. А я беден, живу в безвестности к тому же боленп.
в начало наверх
Известно, с какой фанатической речью против возвращения протестам тов обратился к королю епископ Дольский. Он говорил от имени всего духовенства. Когда же епископ Сен-Польский спросил его, почему он вы- сказался от имени своих собратий, не посоветовавшись предварительно с ними, тот ответил: оЯ посоветовался со своим распятиемп. - оВ таком деле, - отпарировал епископ Сен-Польский, - вам следовало дословно повторить то, что вы от него услышалип. Факт, засвидетельствованный очевидцами: Мадам, дочь короля, играя с одной из своих нянек, случайно взглянула на ее руку и маши- нально сосчитала пальцы. оКак! - удивленно вскричала девочка. - У вас тоже пять пальцев?п. И, чтобы проверить себя, пересчитала их еще раз. Однажды маршал Ришелье посоветовал Людовику XV взять в лю- бовницы не помню уж какую знатную даму. Король отказался, заявив: оСлишком дорого придется заплатить, чтобы потом отделаться от нееп- В 1738 г. г-н де Трессан сочинил сатирические куплеты на герцога де Нивернуа. В 1780 г., добиваясь избрания в Академию, он явился к нему с визитом. Герцог принял гостя чрезвычайно любезно, поговорил об успехе его последних сочинений и распрощался с ним, всячески его об- надежив. Однако, когда г-н де Трессан уже садился в экипаж, хозяин сказал: оПрощайте, граф. Поздравляю вас с потерей памятип. Однажды маршал де Бирон опасно занемог; решив исповедаться, он сказал в присутствии друзей: оМой долг перед богом, мой долг перед королем, мой долг перед государством...п.-оЗамолчим-прервал его кто-то из друзей,-или умрешь несостоятельным должникомп. Дюкло имел привычку без конца употреблять на заседаниях Ака- демии слова од. . .п и онас. . .п. Аббат де Ренель, которого за длинное лицо прозвали оНеядовитым змеемп, заметил: оВы, кажется, забыли. сударь, что Академия дозволяет употреблять лишь те выражения, что включены в ее словарьп. Г-н де Л*, беседуя со своим другом де Б*, человеком весьма достой- ным, но ославленным молвой, стал пересказывать ему слухи и сплетня. которые ходили на его счет. Г-н де Б* холодно ответил: оКому и судить человека моего закала, как не светской черни, этой безмозглой шлюхе!п. М* говаривал мне: оЯ изучил женщин всех наций. Итальянка верит, что ее по-настоящему любят, если ради нее поклонник готов на преступ- ление; англичанка-если он готов на безрассудство; француженка- если готов на глупостьп. Дюкло сказал о каком-то подлеце, сумевшем сделать карьеру: оЕму плюнут в лицо, разотрут плевок ногой, и он еще благодарить будетп. Как-то Даламбер, уже стяжавший тогда широкую известность, был у г-жи дю Деффан вместе с президентом Эно и г-ном де Пои де Вой- дем. Приходит врач по имени Фурнье и еще с порога обращается к хо- зяйке: оСударыня, имею честь засвидетельствовать вам свое нижайшее почтениеп; после этого он поворачивается к президенту: оИмею честь приветствовать вас, сударьп; затем здоровается с г-ном де Пои де Вей- лем: оСударь, ваш покорный слугап - и, наконец, бросает Даламберу: оДобрый день, сударьп. Некто целых 30 лет проводил вечера у г-жи де*. Затем он овдовел. Все думали, что теперь он женится на ней, и всячески ему это советовали. Но он отказался, заявив: оГде же я стану тогда проводить вечера?п. Г-жа де Тансен, несмотря на свои располагающие манеры, была женщина коварная и в полном смысле слова способная на все. Однажды, услышав, как ее хвалят за приятное обхождение, аббат Трюбле заме- тил: оО да1 Если ей потребуется вас отравить, она выберет самый прият- ный ядп. Г-н де Бройль, ценивший в людях лишь военные таланты, как-то cкa- зал: оУ этого Вольтера. которого все так превозносят, а я и в грош не ставлю, есть все же один хороший стих: Кто первый был монарх? Удачливый солдатп. Г-н* высказался о какой-то книге; с ним заспорили, ссылаясь на то, что публика держится на этот счет другого мнения. оПублика! Пуб- лика! - воскликнул он. -Сколько нужна глупцов, чтобы составить пуб- лику ? п . Г-н д'Аржансон в разговоре с любовником своей жены, графом лс Себуром. сказал: оУ меня есть для вас два подходящих места: дол- жность коменданта или Бастилии, или Дома инвалидов. Если дать вам Бастилию, все решат, что туда вас упрятал я; если Дом инвалидов, все подумают, что туда вас упрятала моя женап. Принц Конде как-то рассказывал мне об одной медали, некогда при- надлежавшей ему. Он очень сожалел, что лишился ее. На лицевой ее сто- роне выбит профиль Людовика XIII с обычной надписью: оRex Franc. et Nav.п; на оборотной-профиль кардинала Ришелье, окруженный сло- вами: оNil sine consilioп. М*, прочитав письмо святого Иеронима, где тот необычайно выра- зительно описывает силу одолевавших его плотских искушений, заметил не без зависти: оБудь я способен на подобное неистовство страстей, меня не устрашило бы никакое покаяниеп. М* говаривал: оВ женщинах хорошо лишь то, что в них самое лучшееп.. Принцесса де Марсам. ныне столь богомольная, когда-то была в связи с г-ном де Бисси и сняла для него на улице Плюме небольшой домик. Однажды она приехала туда, когда любовник ее был занят там с деви- цами легкого поведения. Он велел не впускать принцессу. Тем временчч фруктовшицы с Севрской улицы столпились вокруг ее кареты, пригова- ривая: оВот срам! Он не впускает в дом принцессу, которая за все пла- тит, а сам отощает потаскушек даровым ужиномп. ' оКороль Франции и Наваррып (лаг.). ' оНе действуй, не посоветовавшисьп (лаг.). Один человек, прельщенный саном священника, говорил: оЯ должен стать священником, даже если это будет стоить мне спасения душип. Некто с ног до головы в трауре-большие плерезы, черный парик, вытянутое лицо - встречает своего друга. оО боже) - питается тот. - Какую потерю вы понесли?п. - оНикакой. - отвечает наш печальник.- Просто я овдовелп. Г-жа де Бассомпьер, живя при дворе короля Станислава, открыто состояла в связи с г-ном де Ла Галезьером, канцлером польского короля. В один прекрасный день король явился к ней и позволил себе кое-какие вольности, не увенчавшиеся, однако, успехом. оЯ умолкаю,-объявил тогда Станислав.-Остальное доскажет вам мой канцлерп. В прежнее время окоролевскийп пирог разрезали до начала еды. Как-то раз окоролемп выпало быть г-ну де Фонтенелю. Он почему-то медлил и не оделял остальных поставленным перед ним отменным ку- шаньем. оКороль забывает своих подданныхп,-упрекнули его. оВот так всегда у нас, королейп,-отозвался он. Недели за две до покушения Дамьена один купец из Прованса попал проездом в маленький городок в шести лье от Лиана; он остановился на постоялом дворе и услышал, как в соседнем комнате, за тонком перегорлл- кой. кто-то объявил, что некий Дамьен намерен убить короля. ПриЛмв в Париж, коммерсант отправился к г-ну Беррье, но не застал его и письменно изложил все, что слышал; затем он вторично явился к г-ну Бек- рье и рассказал, кто он такой. После этого он уехал к себе в провингяд. но не успел еще добраться до дому, как произошло покушение. Г-н Бер- рье, сообразив, что коммерсант не станет молчать и что допущенный им, Беррье, промах погубит его, выслал на лионскую дорогу наряд полиции во главе с офицером. Купца схватили, заткнули ему кляпом рот, доставили его в Париж и бросили в Бастилию, где он томился целых 18 лет. Г-н де Мальзерб, в 1775 г. вызволипший оттуда многих узников, в пер- вом порыве негодования дал этой истории огласку* Будучи послом в Вене, кардинал де Рогам был однажды арестован за долги. Потом, вернувшись в Париж, он занимал должность великого попечителя бедных. Как-то раз он отправился в Шатле, чтобы по слу- чаю рождения дофина освободить нескольких узников. Прохожий, уви- дев у тюрьмы шумную толпу, осведомился, что произошло. Ему ответили, что народ сбежался взглянуть на кардинала де Рогана, только что прибыв- шего в Шатле. оНеужто его опять посадили?п,-изумился простак. Г-н де Рокмон, супруга которого славилась своими любовными похо- ждениями, раз в месяц ночевал у нее в спальне, чтобы пресечь пересуды в случае, если она забеременеет. Утром, уходя, он объявлял: оЯ вспахал поле, а уж засевают пусть другиеп. На г-на де* обрушилось столько бед, что здоровье его пошатнулось и он никак не мог его восстановить. По этому поводу он говаривал: оПусть мне покажут реку забвения, и я обрету источник юностип. Некий молодой человек, отличавшийся чувствительным сердцем и по- рядочностью в любовных делах, навлек на себя насмешки распутников, которые принялись потешаться над его сентиментальностью. оВиноват ли я, - простодушно возразил он, - что предпочитаю любимых мною жен- щин нелюбимым?п. Во Французской академии собирали на что-то деньги. При подсчете
в начало наверх
нехватило не то шестифранкового экю, не то луидора, и одного из ака- демиков, известного своей скупостью, заподозрили в том, что он укло- нился от пожертвования. Тот стал уверять, что положил деньги, и сбор- щик сказал: оЯ этого не видел, но верю этомуп. Конец пререканиям положил Фонтенель, заявив: оЯ это видел, но не верю глазам своимп. Аббат Мори, приехав к кардиналу де Ла Рощ-Эмону, только что возвратившемуся со съезда духовенства, застал прелата в дурном распо- ложении духа. Гость осведомился о причинах этого. оУ меня их доста- точное-ответил старик кардинал.-Во-первых, мне пришлось председа- тельствовать на собрании духовных лиц, которое прошло из рук вон плохо; во-вторых, в нем участвовали молодые представители нашего со- словия, вроде аббата де Ла Люзерна, а им, изволите ли видеть, для любого дела нужны разумные основанияп. Аббат Рейналь, будучи еще молод и беден, подрядился служить где-то обедню за двадцать су в день. Став побогаче, он уступил эту должность аббату де Ла Порту, удержав в свою пользу восемь су из двадцати. Де Ла Порт, выбившись из нужды, в свой черед переуступил место аббату Динуару, с которого уговорился взыскивать четыре су, не считая доли Рейналя, так что эта убогая, отягощенная двумя рентами обедня приносила Динуару всего восемь су в день. Некий епископ города Сен-Бри›, произнося поминальную речь по Ма- рии-Терезии, отменно ловко обошел вопрос о разделе Польши. оПо- скольку Франция не сказала свое слово при этом разделе,-объявил он, - я последую ее примеру и также не скажу о нем ни словап. Когда милорд Малборо находился в траншее с одним из друзей и своим юным племянником, пушечное ядро внезапно снесло череп этому другу и мозг его брызнул в лицо молодому человеку. Тот в ужасе по- пятился, и бесстрашный Малборо спросил: оЧто я вижу, сударь? Вы как будто удивлены?п. - оДа, - ответил юноша, утираясь.-Меня удивляет, как это человек с таким количеством мозга мог так безрассудно и бес- цельно подвергать себя подобной опасностип. Герцогиня Мэнская долго хворала и, наскучив этим, принялась упре- кать своего врача: оЗачем было обрекать меня на жизнь в этом замке, где нет ни души?п.-оПомилуйте, ваше высочество, ведь у вас здесь добрых сорок человек наберетсяп. - оНу и что же? Разве вам не известно, что принцессе полагается сорок-пятьдесят душ прислуги?п. Когда граф д'Артуа оскорбил герцогиню Бурбонскую и брат ее, герцог Шартрский, узнал об этом, он воскликнул: оКак хорошо, что я не отец и не муж!п. Однажды, когда в Академии шел какой-то бурный спор, г-н де Ме- сон предложил: оГоспода, а что если мы попробуем говорить не больше чем по четыре человека сразу?п. Когда графу Мирабо, человеку весьма уродливой внешности, но честящего ума, вчинили иск об увозе и совращении, он решил сам защи- ать себя в суде. оГоспода.-заявил он, - меня обвиняют в совраще-- яи. В качестве единствспгого ответа и оправдания я прошу присовоку- чть к делу мой портретп. И так как секретарь суда ничего нe понял, судья пояснил ему: оБолван, посмотри же на лицо этого господина! . М* говаривал мне: оЯ не нашел предмета для подлинного чувства и пэотому стал смотреть на любовь, как смотрят все. Я избрал этот путь за неимением лучшего, подобно человеку, который решил поехать в театр и, не достав места на ѕИфигению''," отправился в ѕЗабавное варьете"п. Г-жа де Брионн порвала связь с кардиналом де Роганом из-за гер- цога де Шуаэеля: кардинал требовал, чтобы она рассталась с ним, г-жа де Брионн не соглашалась. Произошла бурная сцена, и под конец г-жа де Брионн пригрозила, что велит вышвырнуть кардинала в окно. оНу что ж, - ответил он, - я могу и выйти тем же путем, каким столько паз входил к вамп. Герцог де Шуазель узнал о своей опале в ту минуту, когда сидел за карточным столом Людовика XV. Г-н де Шовлен, также принимавший участие в игре, объявил королю, что не может ее продолжать, так как играл в паре с герцогом. оА вы напишите ему и спросите, не согласен ли ян закончить талиюп,-отозвался король. Де Шовлен действительно написал в Шантелу, и герцог дал согласие. Через месяц король поинтере- совался, подсчитан ли уже выигрыш. оДа, - ответил де Шовлен. - Гос- подин де Шуазель выиграл три тысячи луидоровп.-оВот как1 Очень рад. Отошлите же ему скорее эти деньгип, - воскликнул король. оЛюбовь,-говорил М*, - должна быть отрадой лишь утонченных натур. Когда я вижу, что ею занимаются люди пошлые, меня так и под- мывает крикнуть: ѕКуда вы лезете? Для такой сволочи, как вы, суще- ствуют карты, еда, карьераГп. Не расхваливайте при мне характер Н*: это человек суровый и неумо- лимый, который спирается на свои холодные принципы, как бронзовая статуя на мраморный пьедестал. оЗнаете ли Bы,-говорил мне г-н де*, - почему у нас во Франции молодые люди честнее тех, кому перевалило за тридцать? Причина проста: только к этому возрасту мы избываем иллюзии, сознаем. чю к нашей стране можн? быть либо молотом, либо наковальней, и ясно видим непоправимость бедствий, под бременем которых стонет нация. До тридцати лет мы похожи на псоц, которые охраняют хозяйский обед от других собак; после тридцати мы, как и прочие собаки, стараемся лишь урвать себе долю из этого обедап. Г-жа де Б*, женщина весьма влиятельная, тем не менее не смогла ничего сделать для своего любовника де Д*: он был слишком бездарен. Тогда она вышла за него замуж. На роль любовника годен лишь тот, кого не стыдно показать людям; в роли мужа сойдет всякий. Граф a'Opce, сын откупщика, известный своим неумеренным стрем- лением во всем походить на знатного человека, как-то раз вмесге с г-ном де Шуазель-Гуффье явился к купеческому старшине. Спут- ник его пришел туда хлопотать о снижении сильно увеличенной подуш- ной подати, сам же он пожаловался на то, что подать ему значительно уменьшили: он усматривал о этом посягательство на свое дворянское достоинство. Об аббате Арно, который очень не любит пересказывать всякие сплетни, отзывались так: оОн говорит много, но не потому, что он бол- тун, а потому, что, когда все время говоришь, сплетничать некогдап. Г-н д'Отре говорил о г-не де Хименесе: оОн из тех, кто прадпо- читает дождь хорошей погоде и, заслышав соловья, бурчит: ѕАх, поганая птица! " п. Царь Петр 1, будучи в Спич-хеде, пожелал посмотреть, что за штука килевание которому подвергают провинившихся матросов; однако в порту не нашлось никого, кто заслуживал бы подобного нака- зания. оВозьмите кого-нибудь из моих людейп,-предложил Петр. оГо- сударь, - возразили ему,-ваши люди находятся в Англии-следова- тельно, под защитой законап. Г-н де Вокансон оказался однажды предметом исключительного книмания со стороны иностранного государя, хотя в том же обществе находился и Вольтер. Смущенный и сконфуженный тем, что его короно- ванный собеседник ни разу не обратился к Вольтеру, де Вокансон подо- шел к философу и сказал: оВот что я услышал сейчас от его величествап (последовал очень лестный для Вольтера комплимент). Тот оценил де- ликатность де Бока неона и ответил: оКак! Вы заставили его произ- нести такие слова? Узнаю ваш талант)п. Перед покушением Дамьена на Людовика XV г-н д'Аржансон со- стоял в открытой вражде с г-жой де Помпадур. Через день после ра- нения король призвал д'Аржансона и отдал ему приказ удалить маркизу от двора. Д'Аржансон повел себя как истинный царедворец. Отлично понимая, что рана Людовика неопасна, он сообразил, что, поуспокоив- шись, король непременно вернет маркизу. Поэтому он ответил, что пера- давать ей такое повеление через ее врага-чрезмерная жестокость: мар- киза и без того имела несчастье навлечь на себя неудовольствие коро- левы. Затем он убедил короля возложить эту миссию на г-на де Маша, поскольку тот-друг маркизы и его участие смягчит столь жестокий удар. Это поручение погубило де Маша. Но тот же д'Аржансон, кото- рого ловкий его маневр примирил с г-жой де Помпадур, совершил по- истине ребяческую ошибку, злоупотребив своей победой: когда, вернув оту свою дружбу, маркиза готова была повергнуть всю Францию к его ногам, он позволил себе злословить о ней. Когда г-жа Дюбарри и герцог д'Эгийон добились отставки де Шуазеля, должности его некоторое время оставались незанятыми. Так как король не соглашался отдать д'Эгийону министерство иностран- ных дел, принц Конде хлопотал о назначении на этот пост де Вер- женна, с которым познакомился в Бургундии, а г-жа Дюбарри интри- говала в пользу преданного ей кардинала де Рогана. Герцог д'Эгиймн, ее тогдашний любовник, решил отделаться от обоих претендентов и устроил так, что г-н де Верженн, всеми забытый и прозябавший в своем поместье, стал послом в Швеции, а кардинал де Рогам, тогда еще просто принц Лун, - послом в Вене. оМои взгляды и принципы хороши отнюдь не для всех. Они- вроде порошков Айо и кое-каких других лекарств, приносящих только вред тем, кто слаб здоровьем, но очень полезных людям крепкого сло- женияп, - сказал однажды М* чтобы избежать знакомства с де Ж*, молодым придворным, с которым его хотели свести. Я был свидетелем того, каким уважением пользовался под старость
в начало наверх
г-н де Фонсемань. Однако как-то раз мне случилось заподозрить его в неискренности, и я поинтересовался у г-на Серена, не был ли он и прежде накоротке с Фонсеманем. Сорен ответил, что был. Тогда я стал выпытывать, не имел ли он против него что-нибудь в прошлом. Сорен подумал и возразил: оОн уже давно порядочный человекп. Больше я ничего из него не вытянул, если не считать замечания о том, что г-н де Фонсемань в былое время вел себя слишком уж хитроумно и уклончиво в каких-то делах денежного свойства. Когда во время битвы при Року д'Аржансону доложили, что как раз позади того места, где находились они с королем, выстрелом из пушки ранило обозника, он воскликнул: оВот увидите, этот мерзавец даже не окажет нам чести умереть от раны)п. В дни поражений под Турином, Уденардом, Мальплаке, Рамильи и Гохштедтом, омрачавших конец царствования Людовика XIV, даже самые порядочные люди при дворе повторяли: оЗато король чувствует себя хорошо, а это главноеп. Когда после занятия Гренады граф д'Этен впервые представлялся королеве, он приковылял во дворец на костылях в сопровождении столь же израненных офицеров. Королева же не нашла ничего лучшегс., как спросить его: оДовольны ли вы маленьким Лабордом,* граф?п. М* говаривал.: оВ свете я видел только, как люди обедают, не чув- вствуя аппетита, ужинают, не испытывая удовольствия, беседуют, не вы- казывая доверия, водят знакомства, не дружась, и сожительствуют, не любяп . Когда кюре Церкви святого Сульпиция навестил г-жу де Маза- рини*во время ее предсмертной болезни, дабы дать ей кое-какие на- ставления, она встретила его такими словами: оА, господин кюре! (сча- стлива видеть вас. Должна сказать, что масло ѕМладенца Иисуса" стало гораздо хуже, чем раньше. Вам надлежит навести порядок: ѕМладенец Ииcyc" находится в ведении нашей церквип. Когда г-н Р*, мизантроп и насмешник, представил мне одного своего молодого знакомца, я сказал ему: оВаш приятель-новичок в свете и рапным счетом ничего о нем не знаетп. - оВы правы,-согласился г-н Р*, - тем не менее он так сумрачен, словно уже знает о нем всеп. М* говаривал, что люди разумные, проницательные и способные вос- принимать вещи такими, как они есть, при взгляде на общество неиз- менно преисполняются горечью. Поэтому совершенно необходимо уметь подмечать во всем смешную сторону и видеть в человеке лишь картон- ного паяца, а в обществе-подставку, на которой он прыгает. При этом условии картина совершенно меняется: сословный дух, тщеславие, присущее лицам всех званий, всевозможные оттенки его у разных людей, всяческие плутни и т. д.-все становится забавным, и мы перестаем портить себе кровь. оЧеловек выдающийся,-утверждал М*,-лишь с трудом сохраняет свое положение в свете, если оно не подкреплено титулом, саном, богат- ством; напротив, тот, у кого есть эти преимущества, удерживается на по- керхности как бы помимо своей воли. Между ними такая же разница, как между тем, кто плывет сам, и тем, на ком надет спасательный поясп. М* признавался мне: оЯ раззнакомился с двумя людьми: один ни- когда не говорил мне о себе; другой никогда не говорил со мной обо мнеп . У него же спросили, почему губернаторы провинции роскошествуют больше, чем король. оПо той же причине,-ответил он. - по какой захо- лустные комедианты ломаются больше, чем столичныеп. Некий священник-лигер избрал темой своей проповеди слова: оEripe nos, Domino, а Into foecisп," которые он перевел следующим образом: о*гос- поди, избавп нас от Бурбоновп.** Г-на*, интенданта провинции и человека весьма глупого, ожидают в приемной несколько посетителей, а он с озабоченным видом сидит у себя в кабинете, двери которого распахнуты, и, держа в руках бумаги, важно диктует: оОт нас, Людовика, милостью божией короля Франции и Наварры, всем, кто прочтет-после ѕр" букву ѕо"! -грамоту сию. привет... Остальное-как обычноп,-добавляет он, кладет бумаги и выходит в приемную, являя собравшимся зрелище великого человека, поглощенного бесчисленными и важными делами. Г-н де Монтескью просил г-на де Морена посодействовать скорей- шему рассмотрению его ходатайства - он притязал на фамилию Фезан- зак. оА куда спешить?-удивился Морена. - У графа д'Артуа есть детип. Разговор этот происходил до рождения дофина. Однажды регент велел передать Дарену, первому президенту бор- доского парламента, чтобы тот подал в отставку. Даром письменно воз- разил, что его нельзя сместить иначе как по суду. Регент, прочитав послание, вместо ответа начертал на нем: оЗа этим дело не станетп - и отослал бумагу президенту. Тот, зная, с кем имеет дело, немедленно написал прошение об отставке. Некий литератор одновременно писал поэму и вел тяжбу, от которой зависело его состояние. Ему задали вопрос, как подвигается его поэма. .Спросите лучше, как подвигается моя тяжба,-ответил он. - Я ведь те- перь стал похож на того дворянина, который, угодив под суд по уголов- оИзвлеки нас, господи, из болота тинистогоп (лат.). ному делу, решил не бриться, пока не выяснит, удержится ли у него голова на плечах. Прежде чем притязать на бессмертие, я тоже хочу узнать, будет ли у меня на что житьп. Г-н де Ла Реньер, который благодаря влиянию вельмож, наезжав- ших к нему поужинать, состоял директором почт и откупщиком одно- временно, встал перед необходимостью отказаться от какой-нибудь из своих должностей. Эта альтернатива грозила серьезно урезать его до- ходы, на что он и пожаловался одному из своих покровителей. оБоже мой, да разве при ваших деньгах это что-нибудь изменит?-простодушно уди- вился тот. - Мы ведь не перестанем ужинать у вас только потому, что вы спишете миллион в безвозвратные убыткип. Г-н*, провансалец и отменный шутник, говаривал мне, что, если го- сударственная машина хорошо налажена, не так уж важно, кто будет королем или даже министром. оЭто собаки, вращающие вертел: от них требуется одно-перебирать лапами. Наделены они статью, понятли- востью и чутьем или не наделены, все равно вертел вращается и жаркое более или менее съедобноп. Как-то раз в очень дождливое лето была устроена процессия с мо- лебствием о ниспослании сухой погоды. Едва из храма вынесли раку святой Женевьевы и процессия двинулась, как начался ливень. оСвя- тая ошиблась,-сострил епископ Кастрский.-Она решила, что у нее просят дождяп. оПоследние лет десять,-заметил М*,-в нашей словесности царит такой тон, что, на мой взгляд, приобрести литературную славу значит в некотором роде обесчестить себя. Правда, она пока еще не влечет за собой столь же тяжких последствий, как позорный столб, но и это лишь вопрос временип. Разговор зашел о чревоугодии, которому предаются многие госу- дари. оА что же еще делать в жизни бедным королям?-возразил добряк де Брекиньи. - Поневоле будешь много естьп. Одну из герцогинь де Роган спросили, когда она рассчитывает раз- решиться от бремени. оЛьщу себя надеждой,-ответила она, - удо- стоиться этой чести месяца чсрез двап. Она недаром употребила слона о честьп - ей ведь предстояло родить Рогана. Некий шутник, побывав в балете и поглядев, как там пляшут знаме- нитое корнелевское оУмереть*п, попросил Новерра переложить на танцы оМаксимып Ларошфуко. Г-н де Мальзерб советовал г-ну де Морена убедить короля посетить Бастилию. оНапротив, этого нужно всячески избегать, иначе он больше никого туда не посадитп, - возразил его собеседник. Во время какой-то осады по городу шел разносчик воды и кричал:. оВода! Вода! Два ведра за шесть су!п. Пролетевшая бомба разнесла на куски одно из ведер. оВода! Вода! Двенадцать су ведро)п,-как ни в чем не бывало затянул разносчик. Аббата де Мольера, человека бесхитростного и бедного, занимало в жизни лишь одно-его сочинение о системе Декарта. Лакея у него не было, дров тоже, и он работал в постели, натянув на голову, поверх ночного колпака, свои панталоны, так что одна штанина свисала справа, другая слева. Однажды на рассвете он услышал стук в дверь. - Кто там? - Отоприте. Он тянет за снурок, дверь отворяется. Аббат, не поворачивая головы, бросает: - Что вам нужно? - Денег. - Денег? - Да, денег. - А, понимаю: вы - вор.
в начало наверх
- Вор я или нет-неважно. Мне нужны деньги. - Они, кажется, в самом деле вам нужны. Ну что ж, суньте руку вот сюда. Аббат поворачивает голову и подставляет вору одну из штанин. Тот шарит в кармане. - Так злесь же нет денег! - Конгчяп. нет. Зато есть ключ. - Ключ: Ага, вот он. - Возьлмите его. - Взял. - Подойдите к секретеру и откройте его. Вор вставляет ключ не в тот ящик, в который надо. - Не туда-там мои бумаги. Не трогайте, черт вас побери! Кому я сказал: это мои бумаги! Деньги в другом ящике. - Нашел. - Ну и берите! Да не забудьте запереть ящик. Вор удирает. - Эй, господин вор, затворите же дверь! . . Ах, дьявольщина, он так ее и не закрыл! Экий мерзавец, будь он неладен! Вставай теперь с по- стели по такому холоду. Аббат вскакивает, запирает дверь и вновь принимается за работу. Шел разговор о нынешней цивилизации и о том, как медленно раз- внваются искусства и ремесла. Кто-то заметил, что со времени Моисея протекло уже шесть тысяч лет, и М* возразил: оПодумаешь, шесть ты- сяч лет! На то, чтобы изобрести спички и научиться высекать искру огнивом, ушло куда больше временип. Графиня де Буффлер говорила принцу Копти, что он - наилучший из тиранов. Г-жа де Монморен учила своего сына: оВы вступаете в свет. Могу посоветовать вам только одно-влюбляйтесь во всех женщин подрядп. Одна дама сказала М*, что он, как ей кажется, всегда испытывает к женщинам слишком земные чувства. оВсегда,-согласился он, - кроме тех случаев, когда я уже на седьмом небеп. Это правда, влюблялся он не слишком пылко, но наслаждение распаляло в нем страсть. В бытность г-на де Маша у власти королю представили на утвержде- ние церемониал, торжественного собрания вельмож; с тех пор оно всегда происходит в соответствия с этим церемониалом. Людовик XV, г-жа де Помпадур и министрм предусмотрели все: королю заранее продикто- ваны ответы на вопросы первого президента; каждый шаг его расписан в особом мемуаре, где указано: оЗдесь его величество хмурится; здесь чело его величества проясняется: здесь его величество делает такой-то жест, и т. д.п. Этот мемуар существует и поныне. М* говорил: оНадо уметь пробуждать в людях своекорыстие или подстегивать их самолюбие: обезьяны прыгают лишь тогда, когда видит орех нли боятся хлыстап. Беседуя с герцогиней де Шон о ее браке с г-ном де Жиаком я досадном обороте, который приняла их супружеская жизнь, г-жа де Креки заметила, что ее собеседница могла бы все это предвидеть- слишком уж велика была разница в годах между нею и мужем. оЗапом- ните, сударыня: придворная дама никогда не бывает старой, тогда как чиновник-всегда в летахп.-ответила г-жа де Жиак. Сын г-на де Сен-Жюльена по приказанию отца представил ему список своих долгов и первой указал там сумму в шестьдесят тысяч ливров, уплаченную им за место советника в бордоском парламенте. Отец решил, что это насмешка, возмутился и стал горько упрекать сына. Однако тот упорно твердил, что в самом деле купил эту должность. оВсе произошло.-пояснил он, - в то время, когда я свел дружбу с госпожой Тилорье. Место советника в бордоском парламенте требовалось для ее мужа - лишь на этом условии она соглашалась подарить мне свою бла- госклонность. Вот я и купил должность, так что у вас нет причин гне- ваться на меня: я отнюдь не позволил себе смеяться над вамип. Граф д'Аржансон. человек умный, но без всяких правил и любивший выставлять свое бесстыдство напоказ, говаривал: оМои недруги напрасна стараются - им меня не свалить: в лакействе меня никто не превзойдетп. Г-н де Буленвилье, человек неумный и очень тщеславный, весьма гордился синей лентой, положенной ему по должности, которую он купил за пятьдесят тысяч экю. Однажды, щеголяя в этой ленте, он спро- сил у кого-то: оРазве не приятно было бы вам иметь столь высокое отли- чие?п. - оНет, - возразил собеседник, - но я бы не прочь иметь те деньги, которые вы за него заплатилип. Маркиз де Шатлю, влюбленный в свою жену как двадцатилетний юнец, был с нею на званом обеде, где все ее внимание поглотил некий молодой и красивый иностранец. Когда встали из-за стола, де Шатлю по- дошел к жене и кротко стал ее упрекать; тогда маркиз де Жанлис броснд оПроходи, проходи, добрый человек, ты свое уже получилп. (Эту фразу обычно говорят нищему, если тот пытается выпросить милостыню вторично ) . М*, признанный образец светскости, говаривал мне, что этим своим качеством он больше всего обязан сорокалетним женщинам, с которыми при случае был не прочь переспать, и восьмидесятилетним старцам, кото- рый их умел слушать. М* считал, что добиваться житейского успеха ценой тревог, забот, пре- смыкательства перед власть имущими и пренебрегать ради него своим умственным и духовным развитием, не более разумно, чем ловить пескаря на золотой крючок. Однажды герцоги де Шуазель и де Прален "* заспорили, кто глупее - король или г-н де Ла Врийер. Прален утверждал, что де Ла Вряйерюг.? собеседник, истый верноподданный, отдавал первенство королю. Вскоре после этого, на заседании кабинета, король отпустил изрядно глупое заме- чание. оНу, кто же был прав, господин де Прален?п, - осведомился Шуа- зель. Г-н де Бюффон окружает себя льстецами и дураками, которые без презрения совести расхваливают его. Один из них, отобедав у него вместе аббатом Лебланом, г-ном де Жювиньи и еще двумя столь же замет- ными людьми, вечером, за ужином, объявил, что видел в самом сердце Парижа четырех устриц, прилепившихся к утесу. Ему пришлось самому растолковать эту загадку: остальные так и не поняли, что же он хотел сказать. Во время последней болезни Людовика XV, которая вскоре привела к смертельному исходу, Лорри, вместе с Барде вызванный к уми- рающему, употребил в своем врачебном предписании слово онадлежитп. Король, уязвленный этим выражением, долго повторял угасающим го- лосом: оНадлежит! Мне надлежит!п. Вот анекдот о баланс де Бретейле, который я слышал от г-на де Клермон-Тоннера. Барон, проникшийся к Клермон-Тоннеру симпа- тией, стал выговаривать последнему за то, что тот редко выезжает в свет. - Но я слишком беден, - возразил г-н де Клермон. - Займите денег - у вас такое имя, что когда-нибудь вы их вер- нете. - А если я до тех пор умру? - Не умрете. - Надеюсь, но это все-таки может случиться. - Ну, что же, значит умрете не расплатившись. Не вы первый. - Но я не хочу умереть несостоятельным должником. - Сударь, в свете нужно бывать: человеку с таким громким име- оем все пути открыты. Эх, будь у меня такое же1 . . - А мне вот от моего никакого проку. - Сами виноваты. Я, например, призанял когда-то и, как видим, ушел достаточно далеко, а ведь я - пустое место. И барон несколько раз повторил это слово к вящему изумлению слушателя, не понимавшего, как можно так отзываться о самом себе. В течение всей революции Кайава занимали только тяжбы дра- матургов с театрами. В разговоре с литератором, знакомым со многими членами Национального собрания, он посетовал на то, что оно медлит с соответствующим декретом. оНеужели вы полагаете, - возмутился его собеседник,-что у Собрания одна забота-печься об исполнении пьес в театре?п.-оКонечно, нет,-возразил Кайава.-Ему следует поду- мать и об их изданиип. До того как стать признанной фавориткой, г-жа де Помпадур, го- няясь за Людовиком XV, не пропускала ни одной королевской охоты наконец, король соблаговолил прислать г-ну д'Этиолю оленьи рога. Тот велел повесить их у себя в столовой с надписью: оДар короля г-ну д'Этиолюп.
в начало наверх
Г-жа де Жанлис состояла в связи с г-ном де Сеневуа. Как-то раз вo время туалета, когда у нее сидел ее муж, является какой-то солдат и просит ее похлопотать за него перед г-ном де Сеневуа. его полковым командиром, которого он тщетно просит об отпуске. Рассерженная по- подобой наглостью, г-жа де Жанлис объявляет, что г-н де Сеневуа не из- чезла ее близких друзей, словом, отвечает отказом. Солдат направляетсяп к двери, но г-н де Жанлис останавливает его и говорит: оПопроси уволь- нения в отпуск от моего имени, а если Сеневуа откажет, предупреди, что. тогда я уволю егоп. М* нередко рассуждал о любви как закоренелый распутник. хотя, в сущности, был человек деликатный и способный на сильное чувство.. Поэтому кто-то сказал о нем: оОн прикидывается беспутным, чтобы не встречать отказа у женщинп. При вести о взятии Маона герцогом де Крийоном г-н де Ри- шелье заметил: оКогда-то я взял Маон только благодаря легкомыслию, но Крийон, кажется, превзошел в этом даже меняп. В битве не то при Року, не то при Лауфельде под юным де Тианжем *убило лошадь, а его самого отбросило в сторону, хотя и не ранило. оНу, что, малыш Тианж, сильно испугался?п,-спросил его маршал Саксонский. оТак точно, господин маршал,-ответил моло- дой человек. - Я очень боялся, как бы не пострадали вып. Вольтер говорил про оАнтимакиавеллип, сочинение короля прус- ского: оОн плюет на блюдо, чтобы отбить у других охоту к едеп. Кто-то поздравил г-жу Лени с удачным исполнением роли -Заиры. оЧто вы! Для этого нужны молодость и красотап, - отозва- лась г-жа Лени. оАх, сударыня!-простодушно воскликнул поздрави- тель. - Вы только что доказали противноеп. Г-н Пуассонье, врач по профессии, вернувшись из России, отпра- вился в Ферне и стал упрекать Вольтера за преувеличенные похвалы этой стране. Спорить Вольтеру не захотелось, и он с наивным видом от- ветил: оЧто поделаешь, друг мой! Я - человек зябкий, а русские дарят мне такие превосходные шубып. Г-жа де Тансен говаривала, что умные люди делают много житейских промахов, ибо полагают, будто свет не так уж глуп или, по крайней мере, менее глуп, чем он есть на самом деле. Некая женщина вела тяжбу, которую должен был рассматривать ди- жонский парламент. Она поехала в Париж и обратилась к хранителю печати (1784 г.) с просьбой посодействовать ей в ее справедливых притязаниях: одной его записки достаточно, чтобы она выиграла про- цесс. Хранитель печати ответил отказом. В женщине этой приняла уча- стие графиня де Талейран, похлопотавшая о ней у хранителя печати. Новый отказ. Г-жа де Талейран заручилась поддержкой королевы, и та самолично переговорила с сановником. Опять отказ. Тогда графиня вспомнила, что хранитель печати очень добр к ее сыну, аббату де Пери- гору, и заставила последнего написать ему. Еще раз отказ, хотя и весьма учтивый. После этого приезжая просительница, отчаявшись, решила предпринять последнюю попытку в Версале. Она отправляется туда рано утром, но в почтовой карете бедняжке вскоре делается дурно, она слезает в Севре и продолжает путь пешком. Какой-то мужчина вы- зывается показать ей дорогу полегче и покороче, она дает согласие, на ходу рассказывает провожатому свою историю, и тот обещает ей: оЗав- тра ваша просьба будет удовлетворенап. Женщина удивленно и недовер- чиво качает головой. Она вновь является к хранителю печати, вновь по- лучает отказ и тут же собирается уезжать. Однако недавний попутчик уговаривает ее переночевать в Версале. Утром он приносит ей нужную бумагу. Это-некий г-н Этьен, письмоводитель одного из столоначаль- ников. Повстречав в Опере маленькую Лакур, герцог де Ла Вальер уди- вился, почему на ней нет бриллиантов. оПотому что бриллианты - это орден Святого Людовика для женщин моего званияп,-ответила она. После этого остроумного ответа герцог без памяти влюбился в нее. Их связь длилась долго. Лакур держала его под башмаком с помощью тех же уловок, какими г-жа Дюбарри кружила голову Людовику XV. Она, например, срывала i. него синюю ленту, бросала ее наземь и при- казывала: оА ну-ма, герцог, а ну-ка, старая рухлядь, стань на нее коле- нями! п . Саблиер, известный игрок, угодил однажды под арест. Это привело его в такое отчаяние, что он собирался было покончить с собой. Когда Бомарше стал его отговаривать, он воскликнул: оПодумать талько, сударь, я посажен за какие-то двести луидоров! Все друзья покинули меня, а ведь это я научил их плутовать в игре. Чем были бы без меня Б*, Д*, Н*? (все эти люди живы и поныне). В довершение всех моих унижений мне стало не на что жить, и я вынужден пойти в полицейские шпионы !. Одного английского банкира-звали его не то Сер, не то Сейр - об- винили в заговоре, цель которого похитить и увезти в Филадельфию по- родя (Георга III ). Представ перед судом, он заявил: ".Я отлично знаю, зачем королю нужен банкир, но не понимаю, зачем банкиру может понадобиться корольп. Английскому сатирику Донну посоветовали: оБичуйте пороки, но Щадите их носителейп. - оКак! - изумился он. - Осуждать карты и оправдывать шулеров?п. Г-на де Лозена спросили, что он ответил бы своей жене (а он не виделся с ней уже лет десять), если бы она написала ему: оЯ обнаружила, что забеременелап. Он подумал и сказал: оЯ послал бы ей такую за- писку: ѕСчастлив узнать, что небо наконец-то благословило наш союз. Берегите себя, а я сегодня же вечером явлюсь засвидетельствовать вам самые горячие свои чувства"п. Г-жа де Г* так рассказывала мне о последних минутах герцога д'Омона: оВсе это произошло скоропостижно. За два дня до смерти господин Бувар позволил больному все есть, а в день кончины, всего за два часа до смерти, герцог был таким же, как в тридцать лет, вернее, каким был всю жизнь. Он велел принести своего попугая, сказал: ѕСмах- ните пыль с этого кресла и давайте посмотрим две новые мои вышивки ; словом, мозг его и мысль работали как обычноп. M *, который, изучив высшее общество, предпочел покинуть его и уе- диниться, объяснял это тем, что если вдуматься в светские условности и в отношения людей высокопоставленных с людьми незнатного проис- хождения, то сразу станет ясно: хотя первые дураки, у них всегда преи- мущество над вторыми. оЯ похож,-добавлял он, - на отличного шах- матиста, которому наскучило играть с теми, кому всякий раз приходится давать ферзя вперед. Что за охота играть безукоризненно и вечно ломать себе голову над каждым ходом, когда больше экю все равно не вы- играешь !. Когда Людовик XIV скончался, один придворный заметил: оУж если сам король мог умереть, на свете нет ничего невозможногоп. По слухам, Ж.-Ж. Руссо был близок с графиней де Буффлер: утверждают даже, что у него с ней (да простится мне такое выражение!) ничего не вышло; это очень настроило их друг против друга. Однажды в присутствии их обоих кто-то завел речь о том, что любовь ко всему человечеству исключает любовь к отчизне. оЧто до меня,-объявила графиня,-то я по собственному опыту чувствую и знаю, что это не так. Я - хорошая француженка, но это не мешает мне желать счастья всем народамп.-оИстинная правда,-подхватил Руссо, - до пояса вы дей- ствительно француженка, зато ниже-настоящая космополиткап. Ныне (1780) здравствующая супруга маршала де Ноайля столь же склонна к мистике, как и г-жа Гийон, но не отличается ее умом. Однажды она дошла до такой нелепости, что написала божьей матеря письмо и опустила его в кружку для пожертвований у церкви святого Рока. Тамошний приходский священник ответил на послание; завязалась переписка, длившаяся довольно долго. Наконец, все раскрылось, у свя- щенника были неприятности, но скандал удалось замять. Некий молодей человек нанес оскорбление лицу, ходившему в угодни- ках при министре. Обиженный ушел, а друг молодого человека, присут- ствовавший при этой сцене, сказал ему: оУж лучше бы вы оскорбили самого мняистра, чем того, кого он пускает к себе в туалетнуюп. Одна из любовниц регента во время свидания с ним попыталась заго- ворить о делах. Регент с внимательным видом выслушал ее и вместо ответа спросил: оКак по-вашему, приятно предаваться любовным утехам с канцлером?п. Г-н де*, в числе любовниц которого бывали немецкие принцессы, спросил меня: оКак вы думаете, находится господин де Л* в связи с госпожой де С*?п.-оОн и не помышляет о ней,-ответил я. - Этот человек притворяется, когда говорит, что он - распутник и больше всего на свете обожает девокп. - оНе заблуждайтесь, молодой человек.- возрази.* де*- именно такие н обладают королевамип. Однажды генерал-лейтенанту де Стенвилю удалось исхлопотать приказ о заточении своей жены. Такого же приказа домогался и бри- гадный генерал де Вобекур. Получив его, он с торжествующим видом вышел от министра и тут столкнулся с де Стенвилем. Тот решил, что де Вобекур произведен в генерал-лейтенанты и при многочисленных сви- детелях сказал ему: оПоздравляю вас. Нашего полку прибылоп. Леклюз, основатель оЗабавного варьетеп, рассказывал, что еще сов- сем молодым и бедным человеком он приехал в Люневиль, где иолучил должность зубодера при короле Станиславе как раз в тот день, когда у короля выпал последний зуб. Говорят, что однажды, когда флейлины г-жи де Монпансье куда-то отлучились, а у нее свалилась с ноги туфля, принцесса была вынуждена приказать пажу надеть ее. При этом она спросила его, не испытывает ли
в начало наверх
он вожделения к ней. Паж ответил утвердительно. Принцесса, как жен- щина порядочная, не воспользовалась этой откровенностью, а просто дала юноше несколько луидоров, чтоб ему было на что сходить к девкам н там избавиться от искушения, в которое она его ввела. Г-н де Марвиль говаривал, что в полиции не может быть поря- дочных людей, кроме разве что ее начальника. Когда герцог де Шуазель оставался доволен станционным смотрите- лем-потому ли, что везли его быстро, потому ли, что у этого почтового чиновника были красивые дети, - он осведомлялся: оМного ли вам платят? Сколько перегонов от вашей станции до такого-то места - один или полтора?п.-оОдин, монсеньерп. - оНу, так отныне будет полторап. И станционный смотритель получал прибавку. Однажды любовница регента г-жа де При, дочь откупщика по фа- милии, если не ошибаюсь, Пленеф, скупила по наущению отца весь урожай. Это повергло народ в такое отчаяние, что в конце концов произо- шли беспорядки. Усмирять их послали роту мушкетеров г-на д'Аве- жана, который получил приказ открыть огонь по осволочип - так име- новали тогда французский народ. Однако д'Авежан был человек поря- дочный, и мысль о том, что ему придется расстреливать своих сограждан, приводила его в ужас. Вот какой он придумал способ выйти из затруд- нения: он велел мушкетерам изготовиться к залпу, но, так и не скоман- довав оОгонь!п, подошел к толпе со шляпой в одной руке, с приказом в другой и объявил: оГоспода, я получил распоряжение открыть стрельбу по сволочи. Прежде чем это сделать, попрошу всех честных людей удалитьсяп. Народ сразу разбежался. Общеизвестно, что письмо короля г-ну де Морена первоначально было адресовано г-ну де Маша. Все знают также, в чьих интересах была такая перемена адреса, но мало кто знает, что де Морена хитростью вы- рвал для себя ту должность, которая, как обычно считают, была ему пред- ложена. Король намеревался лишь предварительно побеседовать с ним. однако в конце аудиенции де Морена заявил: оБолее подробно я изложу свои мысли завтра, на заседании кабинетап. По другой версия, он во время этого разговора спросил: оИтак, ваше величество назначает меня первым министром?п. - оНет, - возразил король,-это вовсе не вхо- дило в наши намеренияп.-оПонимают-нашелся де Морена.-Вашему величеству угодно, чтобы я научил вас вовсе обходиться без первого министрап . У г-жи де Люксембург заспорили о стихе аббата Делиля: Руины славные друг друга утешали. В эту минуту доложили о бальи де Бретейле и г-же де Ла Реньер. оА стих-то оказался к меступ, - заметила супруга маршала. Когда М* изложил мне свои взгляды на общество и государство, на людей и явления, я не скрыл от него, что нахожу их удручающе мрач- ными, и предположил, что он, видимо, очень из-за этого несчастлив. М* ответил, что так оно долгое время и было, но что теперь он свыкся с этими взглядами и не видит в них ничего страшного. оЯ, - добавил он, - уподобился спартанцам: их заставляли спать на исстроганных дос- ках, которые они выравнивали собственной спиной, после чего постель уже казалась им вполне сноснойп. Некий знатный человек, женившийся без любви, сходится с девицей из оперы, которую вскоре бросает, говоря: оОна совсем как моя женап. Затем, для разнообразия, он сближается с порядочной женщиной, но по- кидает и ее, заявляя: оОна совсем как та певичкап, и т. д. У г-на де Конфлана ужинало несколько молодых придворных. Вскоре они затянули песню - вольную, но не слишком непристойную. Не успели они ее кончить, как г-н де Фронсак запел куплеты на- столько мерзкие, что смутились даже эти кутилы. Произошло всеобщее замешательство, которое прервал де Конфлан: оТы что, Фронсак, спя- тил? Чтобы такое и петь, и слушать, нужно по крайней мере еще десять бутылок шампанскогоп. Г-жа дю Деффан еще ребенком проповедовала безбожие своим ма- леньким товаркам, которые воспитывались вместе с нею в монастыре. Настоятельница пригласила к ней Массильона. Он выслушал доводы девочки, нашел, что она очаровательна, и уехал. Настоятельница, которая отнеслась к делу весьма серьезно, обратилась к местному епископу, чтобы тот научил ее, какую книгу следует дать прочесть этому ребенку. Епис- коп подумал и ответил: оКатехизис за пять суп. Больше он так ничего и не присоветовал. Аббат Бодо говорил о г-не Тюрго, что это инструмент отличной закалки, только без ручки. Когда у Претендента, на старости лет поселившегося в Риме, начинались приступы подагры, он стонал: оБедный король! Бедный ко- роль!п. Некий путешественник француз, который частенько навещал его, удивился однажды, почему к нему не заглядывают англичане. оЯ пони- маю их, - отозвался Претендент.-Они думают, что я все еще не забыл прошлого. А жаль! Мне приятно было бы повидать их: я ведь люблю своих подданныхп. У г-на де Барбансона, в молодости отличавшегося редкой красотой, был прелестный сад, и герцогиня де Ла Вальер пожелала однажды осмотреть его. Хозяин, тогда уже глубокий старик, страдавший подагрой, признался ей, что в свое время был влюблен в нее до безумия. оБоже мой!-воскликнула г-жа де Ла Вальер.-Вам стоило только сказать об этом, и вы обладали бы мною, как всеми остальнымип. Аббат Фрагье проиграл тяжбу, тянувшуюся двадцать лет. Его спросили, стоило ли ему столько хлопотать из-за дела, которое в конце концов завершилось неудачей. оРазумеется, стоило,-ответил он. - Ведь я двадцать лет подряд каждый вечер мысленно выигрывал егоп. Это под- линно философское утверждение-его легко применить к чему угодно. Оно объясняет, например, почему не так уж плохо любить кокетку: она дарит вам надежду на успех целых полгода, а отнимает ее у вас всего за какой-нибудь день. Г-же Дюбарри, жившей у себя в Люсьенне, вздумалось как-то ос- мотреть Валь, имение г-на де Бово. Она осведомилась у него, не вызо- вет ли ее визит неудовольствия г-жи де Бово, однако последняя охотно согласилась самолично принять посетительницу. Разговор зашел о событиях царствования Людовика XV. Г-жа Дюбарри стала сетовать на различные обстоятельства, в которых она усматривала проявление не- нависти к своей особе. оВы заблуждаетесь, - возразила г-жа де Бово. - Мы ненавидели не вас, а роль, которую вы игралип. После этого просто- душного признания она поинтересовалась у гостьи, не слишком ли дурно отзывался Людовик XV о ней (г-же де Бово) и г-же де Грамон. оО да, очень дурноп. - оЧто же худого он говорил, например, обо мне?п. - оО вас, сударыня? Да то, что вы чванная интриганка и вдобавок водите мужа за носп. Поскольку при беседе присутствовал сам г-н де Бово, хозяйке пришлось переменить предмет разговора. Господа де Морена и де Сен-Флорантен оба были министрами во времена г-жи де Помпадур; однажды шутки ради они прорепетировали речь с выражением признательности, положенную произносить при от- ставке, в которую, как они понимали, один из них рано или поздно вы' нудит другого уйти. Недели через две после этой выходки де Морена является к де Сен-Флорантену, напускает на себя важный и печальный вид н возвещает хозяину об отставке. Де Сен-Флорантен легко дается в обман, но хохот де Морена тут же рассеивает его огорчение. Три не- дели спустя пришел черед де Морена, но уже всерьез. Де Сен-Флорантен приезжает к нему и, припомнив начало той речи, которую из озорства составил де Морена, повторяет слова последнего. Де Морена решает сна- чала, что это шутка, но, убедившись, что гость и не думает шутить, го- ворит: оДовольно. Я вижу, что вы порядочный человек - вы не моро- чите мне голову. Сейчас я вручу вам прошение об отставкеп. Однажды аббат Мори пытался вызвать на разговор аббата Буамона, добиваясь, чтобы тот, тогда уже параличный старик, подробно поведал о своей молодости и зрелых годах. оАббат,-ответил больной, - вы, кажется, снимаете с меня мерку для гробап. Этим он хотел сказать, что Мори слишком рано начал собирать материалы для похвального слова ему в Академии. Даламбер встретился у Вольтера с одним известным женевским про- фессором права. Юрист, восхищенный универсальными познаниями хо- зяина, сказал Даламберу: оОн несколько слаб только в законоведе- ниип. - оА на мой взгляд,-отозвался Даламбер,-он несколько слаб только в геометриип. Г-жа де Морена была в большой дружбе с графом Ловендалем (сыном маршала); поэтому однажды, возвратясь с Сан-Доминго и весьма утомленный путешествием, он остановился прямо у нее. оА, вот и вы, дорогой граф!-обрадовалась хозяйка. - Вы поспели как раз во- время: у нас не хватает партнера для танцев, и нам без вас не обойтисьп. Граф наспех привел себя в порядок и пустился в пляс. В день своей отставки г-н де Калонн узнал, что его место предло- жено г-ну де Фурке, но тот колеблется. оБуду рад, если он согла- сится, - сказал бывший министр. - Он был другом господина Тюрго и сумеет оценить мои замыслып. - оВерно!п, - подхватил Дюпон, большой друг Фурке, и тут же вызвался его уговорить. Он расстался с Каленном, но уже через час вернулся, крича: оПобеда! Победа! Он согласенп. Калонн едва не лопнул со смеху. Архиепископ Тулузский за услуги, оказанные его провинции г-ном де Кадиньяном, исхлопотал тому пожалование в сорок тысяч ливров. Главная из этих услуг состояла в том, что де Кадиньян был любовником его матери, старой и уродливой г-жи де Ломени. Граф де Сен-При, назначенный послом в Голландию, не доехав до места назначения, застрял в Антверпене на неделю-другую, затем вернулся в Париж и был пожалоаан восьмьюдесятью тысячами ливров. Произошло это как раз в то время, когда правительство усиленно сокра- щало должности, пенсионы и пр.
в начало наверх
Виконт де Сен-При, пробыв некоторое время интендантом Ланге- дока, решил выйти в отставку и потребовал у г-на де Калонна пенсион в десять тысяч ливров. оЧто для вас десять тысяч?п,-ответил тот и удвоил названную сумму. Пенсион де Сен-При-один из немногих, и? урезанных архиепископом Тулуэским, который в то время занимался со- кращением расходов казны: почтенный прелат не раз проводи.* время с веселыми девицами в обществе виконта. М* говорил о г-же де*: оЯ думал, что она ждет от меня безумств, и готов был их наделать; но она потребовала от меня глупостей, и я наот- рез отказал ейп. Он же говорил о смехотворных глупостях, творимых нашими минист- рами: оНе будь у нас правительства, Франция разучилась бы смеятьсяп. оЧеловеку, рожденному во Франции,-утверждал М*, - следует в первую очередь отучить себя от склонности к меланхолии и от чрез- мерного патриотизма. В стране, расположенной между Рейном и Пирн- неями, эти болезни противоестественны. Французу, страдающему хотя бы одной из них, ничего хорошего ждать не приходитсяп. Как-то раз герцогине де Грамон вздумалось заявить, что де Лианкур не менее остроумен, чем де Лозой. Г-н де Креки встречает последнего и говорит: - Сегодня ты обедаешь у меня. - Не могу, мой друг. - Но так надо. К тому же это в твоих интересах. - Почему? - У меня обедает и Лианкур. Ему отдали принадлежавшую тебе пальму первенства по части остроумия, а он не знает, что с ней делать, и, конечно, вернет ее тебе. Один человек сказал про Ж.-Ж. Руссо: оОн мрачен, как совап. -оВерно,-согласился другой, - но сова-это птица Минервы. А я, посмотрев ѕДеревенского колдуна", могу добавить: птица, при- рученная грациямип. Две придворные дамы, проезжая по Новому мосту, за какие-нибудь две минуты успели увидеть там и монаха, и белую лошадь. Тогда одна из них, толкнув подругу локтем, заметила: оЧто до шлюхи, то уж нам-то ее высматривать незачемп. Нынешний принц Конти был весьма огорчен тем, что граф д'Артуа купил себе поместье по соседству с его охотничьими угодьями. Кто-то начал успокаивать его, говоря, что земли хорошо размежеваны, что ему нечего опасаться и т. д. оВы еще не знаете, что такое принцы!п,-про- рвал собеседника принц Конти. М* говаривал, что подагра похожа на внебрачных детей монарха: ей, как и им, стараются подольше не давать имени. М* говорил г-ну де Водрейлю, человеку прямому и справедливому, но еще сохранившему кос-какие иллюзии: оПелены на глазах у вас нет, но вот очки чуточку запотелип. Г-н де Б* считал, что женщине нельзя сказать в три часа пополудни то, что можно в шесть вечера; в шесть-то, что можно в девять; в де- вять-то, что можно в полночь, и т. д. оОсобенно тщательное-при- бавлял он, - следует выбирать при ней выражения в полденьп. Он же утверждал, что взял с г-жой де* другой тон с тех пор, как она сменила обивку в своем будуаре с голубой на темно-красную. Когда Ж.-Ж. Руссо был в Фонтенебло на представлении своего оДеревенского колдунап, к нему подошел какой-то придворный и учтиво сказал: оПозвольте, сударь, сделать вам комплиментп. - оЕсли он ловко составлен, пожалуйстап,-отозвался Руссо. Придворный удалился. а друзья начали упрекать Руссо. оНу, как вы ему ответили!п.-оВполне разумно,-возразил он. - Разве есть на свете что-нибудь ужаснее нелов- кого комплимента?п. Живучи в Потсдаме, Вольтер как-то вечером после ужина в не- скольких словах охарактеризовал хорошего монарха и тирана. Затем, постепенно воодушевляясь, он набросал картину страшных бедствий, нп которые обрекает человечество деспот, завоеватель и т. д. Слушая его, король прусский так умилился, что уронил слезу. оГлядите! Глядите! - вскричал Вольтер.-Тигр плачет!п. Как известно, г-н де Люин, получив пощечину и не решившись ото- мстить обидчику, был вынужден выйти из военной службы, после чего, почти сразу же, его назначили архиепископом Санским. В один пре- красный день, когда он служил торжественную мессу, некий скверным шутник схватил его митру, растянул ее руками и воскликнул: оДо чего же громко затрещала эта митра! Как от затрещины!п. Фонтенеля трижды проваливали на выборах в Академию. Он ча- стенько рассказывал об этом и всегда прибавлял: оЯ повторял эту исто- рию всем, кто убивался из-за того, что не прошел в Академию, но так никого и не утешилп. Рассуждая о нашем мире, где что бы ни случилось-все к худшему, М* заметил: оЯ где-то вычитал, что нет ничего вреднее для народа, чем монарх, который слишком долго царствует. Мне говорят, что бог вечен. Этим все сказаноп. Вот очень тонкое и меткое замечание М*: как бы неприятны и даже нестерпимы ни были для нас недостатки того, с кем мы водимся, мы не- избежно перенимаем их - страдать от чужих недостатков еще не значит уберечься от них. Вчера я присутствовал при философском разговоре Д* с Л*, и вэт что мне особенно запомнилось. оЯ интересуюсь немногим и немногими, а меньше всего-собственной особойп,-сказал Д* оНе объясняется ли все это одной причиной?-заметил Л*.-Не потому ли вы равнодушны к себе, что равнодушны к другим?п.-оВероятно, вы правы,-холодно согласился Д*.-Как бы там ни было, я просто говорю вам то, что есть. Равнодушие это развилось во мне постепенно: у каждого, кто живет с людьми и общается с ними, сердце рано или поздно должно либо ра- зорваться, либо оледенетьп. Вот забавное и широко известное в Испании происшествие: граф Аранда, получив пощечину от принца Астурийского, нынешнего ко- лоля. вскоре после этого был назначен послом во Францию. В ранней молодости мне как-то раз понадобилось повидать в один и тот же день Мармонтеля и Даламбера. С утра я отправляюсь к Мар- монтелю-он жил тогда у г-жи Жоффрен,-но ошибаюсь дверью. Швейцар мне объявляет: оГосподин де Монмартель здесь больше не проживаетп - и дает мне его новый адрес. Вечером я иду на улицу Сен- Доминнк и справляюсь у какого-то швейцара, где квартирует Даламбер. оГосподин Штаремберг, венецианский посол? Третий дом отсюда...п. -оДа нет, господин Даламбер, член Французской академиип. - оТа- кого не знаюп. Гельвеций был в молодости на загляденье хорош собой. Как-то ве- чером, когда он тихо и смирно сидел за кулисами театра подле мадмуа- зель Госсен, к ним подошел известный финансист и сказал актрисе на ухо, но так, чтобы слышал Гельвеций: оМадмуазель, не согласитесь ли вы принять шестьсот луидоров и подарить мне за это свою благосклон- ность?п. - оСударь. - ответила она, указывая ему на Гельвеция и тоже говоря достаточно громко, чтобы тот мог расслышать ее слова, - я сама дам вам двести, если вы явитесь ко мне завтра утром с таким же кра- сивым лицом, как вот у негоп. У юной и хорошенькой герцогини де Фронсак не было любовников, чему все немало дивились. Одна дама, желая намекнуть на то, что герцо- гиня рыжая и что вести себя столь благоразумно ей помогает именно это обстоятельство, заметила: оОна - вроде Самсона: ''*'' вся ее сила в во- лосахп. Когда г-жа Бризар, известная своими любовными похождениями, при- ехала в Пломбьер, многие придворные дамы старались избегать встреч с нею. В числе их была и герцогиня де Жизор, известная своей набож- ностью. Друзья г-жи Бризар сообразили, что если г-жа де Жизор примет их приятельницу, то перестанут упрямиться и остальные дамы. Они предприняли соответственные шаги и добились своего. Г-жа Бризар, женщина приятная в обхождении, быстро очаровала богомолку, и они по- дружились. Тем не менее герцогиня при случае дала ей понять, что го- това простить женщине один проступок, но не понимает, как можно без конца менять любовников. оУвы! - воскликнула г-жа Бризар. - Заводя сe6e нового, я всякий раз думала, что он будет последнимп. Примечательно, что у Мольера, не щадившего никого на свете, нет ни одного выпада против финансистов. Ходит слух, будто Мольер н дру- гие комедиографы той эпохи получили на этот счет прямые указания Кольбера. Однажды регенту захотелось побывать на балу и остаться неузнан- ным. оЯ придумал, как это сделатьп, - объявил аббат Дюбуа и на балу несколько раз пнул его коленом в зад. Регент, найдя пинки слишком уве- систыми, запротестовал: оАббат, ты маскируешь меня чересчур усердно!п. Некий фанатический поклонник аристократизма, заметив, что вокруг Версальского дворца отчаянно разит мочой, приказал своим слугам и крестьянам справлять малую нужду только у стен его замка. Привыкнуть можно ко всему, даже к жизни. Услышав, как при нем
в начало наверх
оплакивают участь грешников, горящих в адском огне, Лафонтен заме- тил: оЛьщу себя надеждой, что рано или поздно они привыкают и начи- нают чувствовать себя там, как рыба в водеп. Г-жа де Ноль была в связи с де Субизом. Однажды г-н де Нель, презиравший свою супругу, повздорил с нею в присутствии любовника и заявил: оСударыня, я спускаю вам все. Это знает каждый. Должен, однако, предупредить, что не потерплю слишком низменных прихотей, ко- торые вы подчас себе позволяете, например вашей склонности к брадо- брею моей челяди. Я ведь сам видел, как вы впускали его к себе, а по- том выпускалип. Пригрозив жене суровым наказанием, де Ноль удалился, оставив ее с де Субизом, и тот, не желая ничего слушать, надавал ей пощечин. Муж потом всюду хвастался этим подвигом, прибавляя, что' история с брадобреем выдумана им самим, и потешался как над де Су- бизом, который поверил ему, так и над своей женой, которую отхлесталп по Щекам. О приговоре военного суда в Лориане по делу г-на Грасса у нас острили так: оФлот оправдан, адмирал невиновен, министр неподсуден, издержки с короляп. Не следует только забывать, что вся эта история обошлась казне в четыре миллиона и что после нее уже можно было пред- видеть скорое падение г-на де Кастри. Эту остроту кто-то повторил в компании молодых придворных. Одного из них она привела в такой восторг, что он помолчал, затем воздел руки горе и изрек: оМожно ли не радоваться великим событиям, пусть даже прискорбным, если они дают повод для таких приятных шуток?п. Слова его всем понравились, и присутствующие принялись припоминать острые словца и песенки, сложенные по случаю различных поражений Франции. Песенка о битве при Гохштедте была сочтена неудачной, и многие объявили: оЖаль, что мы проиграли это сражение: песенка никуда не годитсяп. Когда Людовик XV был еще совсем ребенком, он повадился рвать кружевные манжеты у придворных. Отучить его от этой привычки взялся г-н де Морена. В один прекрасный день он является к королю в на ред- кость красивых манжетах. Людовик XV тут же подходит к нему и раз- рывает одну из них. Г-н де Морена невозмутимо рвет другую и заме- чает: оСтранно! Мне это не доставило никакого удовольствияп. Король смешался, покраснел и с тех пор не трогал чужих манжет. Как известно, Бомарше не пожелал драться с герцогом де Шоном, когда тот грубо обошелся с ним. Вот почему, получив однажды вызов от г-на де Ла Блаша, он ответил ему: оЯ и не таким отказывалп. Пытаясь одной фразой выразить, как редко встречаются в свете по- рядочные люди, М*-я сам это слышал-сказал, что порядочный че- ловек-это редчайшая разновидность человеческой породы. Придя к мысли, что дух нации следует обновить, Людовик XV осве- домился у маленького Вертепа (министра), какими, по его мнению, путями следует идти к столь великой цели. Министр с важным видом попросил дать ему время поразмыслить. В результате этих размышлении. а вернее сказать, мечтаний, он нашел желательным привить нации тот же дух, каким проникнут Китай. Именно этому глубокомысленному умозаклю- чаю мы обязаны выходом в свет серии книг под общим названием *История Китая, или Китайские анналып. " Однажды г-н Де Сурш, уродливый фат, маленький, темнолицый и по- хожим на филина, объявил, уезжая из гостей: оНынче я впервые за два года ночую домап. При этих словах епископ Агдский обернулся увидел лицо говорящего и, глядя ему прямо в глаза, сказал: оПонимаю су- дарь, - обычно вы спите на насестеп. Г-н де Р* прочел в одном обществе несколько эпиграмм на людей ко- торые все бед исключения уже почили вечным сном. После этого присут- ствующие обернулись к г-ну де*, словно спрашивая его, не позабавит ли он их тоже какой-нибудь эпиграммой. оНет, - с наивным видом ответил де*-мне нечего вам прочесть: все мои знакомые живып. В свете порою можно встретить женщин, занимающих положение более высокое, чем им полагается no рангу. У них ужинают вельможи и знат- ные дамы, бывают принцы и принцессы, и всем этим вниманием к себе они обязаны только тому, что стяжали известность любовными похожде- ниями. Они-своего рода девки, заслужившие признание у порядочных людей, которые как бы по молчаливому уговору ездят к ним с визитами, поскольку такие визиты никем не принимаются всерьез и никого ни к чему не обязывают. К числу таких женщин, на нашей памяти, относились г-жа Бризар, г-жа Каз и многие другие. Однажды г-н де Фонтенель, которому было в то время девяносто семь лет, наговорил кучу любезностей г-же Гельвеций, юной, прелестной и только что вышедшей замуж. Затем, направляясь к столу и проходя мимо этой молодой особы, он не заметил ее. оВот видите, как мало можно ве- рить вашим комплиментам,-упрекнула его она. - Вы идете мимо о єдаже не смотрите в мою сторонуп.-оСударыням-возразил он,-гля- нув в вашу сторону, я уже не прошел бы мимоп. Однажды, в последние годы своего царствования, Людовик XV, 6удучи на охоте, плохо отозвался о женщинах-его, вероятно, чем-нибудь рассердила г-жа Дюбарри. Вторя ему, маршал де Ноайль тоже стал по- носить женщин и заявил, что, употребив их по прямому назначению, с ними следует немедленно расставаться. После охоты хозяин и слуга оказались у г-жи Дюбарри и г-н де Ноайль наговорил ей кучу любезно- стей. оНе верьте ему!п,-воскликнул король и повторил все, сказанное маршалом на охоте. Г-жа Дюбарри разгневалась, и тут де Ноаиль за- явил: оСударыня, я действительно сказал это королю, но имел при этом в виду не версальских, а сен-жерменских дамп. В Сен-Жермене жили тогда его собственная жена, г-жа де Тессе, г-жа де Дюрас и т. д. Анек- дот этот я слышал от очевидца, маршала де Дюраса. Герцог де Лозой говаривал: оМы с господином де Каленном часто и довольно горячо спорим. Но так как оба мы люди бесхарактерные, то каждый торопится покончить дело миром; первым обычно сдается тот, кто быстрее находит благовидный предлог к отступлениюп. Когда король Станислав назначил пенсионы нескольким бывшим иезуитам, г-н де Трессан осведомился: оНе соблаговолит ли ваше вели- чество сделать что-нибудь и для семьи Дамьена*''-она прозябает в самой безысходной нужде?п. Однажды Фонтенель-ему было тогда уже восемьдесят лет-лю- безно подал некой молодой и красивой, но дурно воспитанной даме обро- ненный ею веер, который она приняла с крайне высокомерным видом. оАх, сударыня!-воскликнул Фонтенель.-Как вы расточительны в своей суровости)п. Г-н де Бриссак, одурев от сословной спеси, частенько именовал господа бога овсевышним дворяниномп. Кто хочет кого-нибудь обязать, кому-нибудь оказать услугу, но не умеет сделать это со всей возможной деликатностью, говаривал М*, тот почти всегда старается понапрасну: он не найдет пути к сердцу человека, а сердце-то и нужно завоевать. Такой горе-благодетель похож на гене- рала, который, взяв город, дал бы вражескому гарнизону укрыться в ци- тадели и тем самым свел бы на нет свою победу. Г-н Лорри, врач, рассказывал, что однажды его вызвала к себе при- хворнувшая г-жа де Сюлли и рассказала ему о дерзкой выходке Бордо. Тот якобы объявил ей: оВы здоровы, но вам нужен мужчина - и он пе- ред вамип - и тут же предстал ей в не слишком пристойном виде. Лорри постарался оправдать собрата и наговорил г-же де Сюлли множество почтительных комплиментов. оДальнейшее мне неизвестно, - добавлял он. - Знаю только, что она пригласила меня еще раз, а потом вновь прибегла к услугам Бардеп. Аббат Арно когда-то качал на коленях маленькую девочку, ставшую потом г-жой Дюбарри. Однажды последняя сказала ему, что хотела бы оказать ему какую-нибудь услугу, и прибавила: оТолько представьте мне памятную запискуп.-оПамятную записку?-подхватил он. - Вот она, извольте: ѕЯ - аббат Арно"п. Брейский кюре несколько раз переходил из католичества в протестан- тизм и обратно. Когда его друзья удивились такому непостоянству, он воскликнул: оЭто я-то непостоянен? Я склонен к измене? Ничего по- добного. Мои убеждения всегда неизменны: я хочу оставаться брейским кюреп. 'КАк известно, король прусский позволял кое-кому из приближенных 'быть с ним на короткой ноге. Особенно злоупотреблял этим генерал Квинт Ицилий. Накануне битвы при Россбахе король заметил ему, что в случае поражения уедет в Венецию и сделается врачом. оВот при- рожденный человекоубийца!п,-отозвался Квинт Ицилий. Шевалье де Монбаре довольно долго жил в каком-то провинциаль- ном городе. Когда он вернулся, друзья стали его жалеть - ему ведь, на- дворно, пришлось там вращаться бог знает среди кого. оОшибаетесь, - возразил он: - хорошее общество в этом городе такое же, как повсюду; зато дурное - просто превосходноп. Некий крестьянин поделил все свое убогое достояние между четырьмя .сыновьями, а сам стал жить то у одного, то у другого из них. Однажды, когда он вернулся, погостив у очередного сына, его спросили: оНу, как тебя там приняли? Как с тобой обходились?п.-оКак со мной обходи- .лись? - отозвался он. - Как с родным сыномп. Не правда ли, изуми- тельный ответ в устах такого отца! В одном обществе, где находился и г-н Шувалов,* бывший любов- ник императрицы Елизаветы, зашел разговор о какой-то истории, свя- занной с Россией. оПоведайте нам ее, господин Шувалов, - попросил Да-*ьи де Шабрийан. - Она, без сомнения, вам известна: вы же были госпожой де Помпадур у себя в странеп.
в начало наверх
Когда в день своего бракосочетания граф д'Артуа вел молодую суп- ругу к столу, он указал ей на теснившихся вокруг чинов их придворного штата и заявил: оВсе, кого вы здесь видите,-наши слугип. Фраза эта, произнесенная так громко, что многие ее услышали, стала крылатой, хотя она лишь одна из тысячи ей подобных. Но даже мириады таких словечек не помешают французской знати всеми правдами и неправдами напере- бой домогаться мест, равнозначных должности лакея. оЧтобы понять, что такое дворянство,-говорил М*, - достаточно вспомнить, что нынешний принц де Тюренн знатнее просто господина де Тюренна, а маркиз де Лаваль - коннетабля де Монморансип. Г-н де*, усматривавший причину упадка рода человеческого в появ- лении назарейской секты и в феодальном порядке, говорил, что лишь тот будет хоть чего-нибудь стоить, кто отречется от христианства, пере- станет быть французом и душой уподобится греку или римлянину. Король прусский спросил Даламбера, видел ли тот короля Франции. - Да, государь, - ответил Даламбер. - Я преподнес ему речь, произ- несенную мною при вступлении в Академию. - И что же он вам сказал?-осведомился король прусский. - Государь, он не стал со мной разговаривать. - С кем же он тогда говорит?-удивился Фридрих. Г-н Амело, министр по делам Палижа, человек на редкость огра- ниченный, сказал как-то г-ну Биньону: оПокупайте побольше книг для королевской библиотеки-надо же, наконец, разорить Неккерап.* Он полагал, что для этого достаточно перерасходовать 30-40 тысяч франков. От друзей самого г-на д'Эгийона достоверно известно, что король никогда не назначал его министром иностранных дел. Просто г-жа Дю- барри однажды объявила ему: оЭта история слишком затянулась. Завтра же утром вы едете благодарить короля за местоп. Потом она пре- дупредила короля: оЗавтра утром господин д'Эгийон явится благодарить вас за назначение статс-секретарем по иностранным деламп. Король про- молчал. Д'Эгийон не решался ехать, но г-жа Дюбаррп настояла, и он повиновался. Король и ему не сказал ни слова; тем не менее д'Эгийон тут же вступил в должность. Представляясь в Нешателе принцу Генриху, М* сказал, что не- шательцы обожают прусского короля. оЕще бы! - ответил принц.-Как подданным не любить монарха, если он живет за триста лье от них!п. Аббат Рейналь, обедая как-то в Нешателе у принца Генриха, вге время разглагольствовал сам, не давая хозяину вставить хотя бы сло- вечко. Чтобы получить, наконец, такую возможность, принц сделал вид, будто уронил что-то на пол, воспользовался наступившим молчанием и заговорил в свой черед. Во время беседы короля прусского с Даламбером в комнату вошел один из слуг Фридриха, человек настолько красивый, что внешность его поразила Даламбера. оЭто первый красавец в моих в-падениях, - заметил король.-Одно время он состоял при мне кучером, но я подумывал, не назначить ли его послом в Россиюп. Кто-то заметил, что подагра-единственная болезнь, которая при- дает человеку еще больше веса в обществе. оЕще бы! -подхватил М*. - Она все равно что крест Святого Людовика, данный за успехи у дамп. Г-н де Ла Реньер собирался жениться на мадмуазель де Жарен?, юной и прелестной. Однажды, вернувшись от нее и предвкушая близксе свое блаженство, он спросил г-на де Мальзерба, с которым состоял в свойстве: - Как вы считаете, будет мое счастье полным? - Это зависит от обстоятельств. - Вот как? От каких же именно? - От того, кто станет первым любовником вашей жены. Дидро водил знакомство с одним шалопаем, очередная выходка ко- торого привела к тому, что его дядя, богатый каноник, вознамерился ли- шить племянника наследства. Дидро отправился к этому канонику и вступился за молодого человека. Сперва он говорил с серьезным и важ- ным видом, затем одушевился и впал в патетический тон. Хозяин, пре- рвав его, стал рассказывать ему о нескольких недостойных поступкях племянника. - За ним водится кое-что похуже, - возразил Дидро. - Что именно? -осведомился старик. - Однажды он решил убить вас прямо в ризнице, но в это время туда кто-то вошел и помешал ему. - Не может быть! Это клевета!-воскликнул каноник. - Допускаю,-согласился Дидро.-Но даже если это правда, вы все равно обязаны простить вашего племянника ввиду его искреннего раскаяния, трудного положения и нищеты, в которую он впадет, если вы отречетесь от него. Некоторые мои знакомцы из числа людей, наделенных пылким вооб- ражением и способностью тонко чувствовать, а потому неизменно про- являющих живой интерес к прекрасному полу, не раз говорили мне, что их всегда удивляет, как мало на свете женщин, восприимчивых к искус- ству, в особенности к поэзии. Один поэт, чьи весьма приятные произве- дения пользуются заслуженной известностью, рассказывал мне, в какое изумление повергала его некая умная, изящная, обладающая чувстви- тельным сердцем дама. Она всегда была со вкусом одета, отлично играла на многих инструментах и при этом не имела ни малейшего представле- ния о том, что такое ритм или чередование рифм: ей ничего не стоило заменить в стихе удачное, порой гениально найденное слово первым по- павшимся, банальным выражением, даже если последнее нарушало раз- мер. Из-за этого, признался мой собеседник, с ним не раз случалось то, что сам он именовал осечкой и что, по-моему, было большим несчастьем для поэта, писавшего эротические стихи и всю жизнь стремившегося стя- жать благосклонность женщин. Однажды, разговаривая с Вольтером, герцогиня де Шон осыпала его всяческими похвалами и с особенным восторгом отозвалась о гармонич- ности его прозы. Вольтер тут же упал к ее ногам и воскликнул: оАх, су- дарыня, благодарю! Ведь я живу со свиньей, лишенной всякого слуха, не понимающей, что такое ритм, гармонияп и т. д. Свинья, о которой он говорил, была г-жа дю Шатле, его Эмилия. Король прусский неоднократно приказывал составлять заведомо не- годные топографические планы разных местностей. На них указывалось, например, что такое-то болото непроходимо, и неприятель, полагаясь на карту, верил тому, чего на самом деле не было. М* называл высший свет притоном, в посещении которого не стыдно сознаться. Я спросил М*, как случилось, что ни одна из земных радостей, на- (колько я могу судить, не поработила его. оОтнюдь не потому, - отве- тил он, - что я равнодушен к ним. Просто я нахожу, что за них прихо- дится расплачиваться слишком дорого. Слава влечет за собой клевету, видное положение обязывает постоянно быть настороже, любовные утехи вынуждают много двигаться и утомляться, житейский успех сопряжен с различными неудобствами, ибо люди следят за каждым вашим шагом, обсуждают и осуждают его. Все, что может мне дать свет, я нахожу в своей собственной душе. Эти многократно подтвержденные наблюдения не привели меня ни к бесстрастию, ни к безразличию, но я сделался, так сказать, неподвижен; теперешнее мое положение представляется мне наилучшим из всех возможных, поскольку приятность его определена этой моей неподвижностью и возрастает вместе с последней. В самом деле, любовь-источник горестей, сладострастие без любви-минутная забава, а брак-еще того хуже; стать отцом-это честь, чреватая вся- ческими несчастьями; держать открытый дом - это занятие, подобающее скорее владельцу постоялого двора. Расточая вам знаки внимания, люди руководятся столь низменным и откровенным расчетом, что их дружба может обмануть лишь дурака и польстить лишь тщеславному шуту. Или всего этого я заключил, что покой, дружба и размышление-единствен- ные блага, которых стоит домогаться в том возрасте, когда безумства уже наскучилип. Маркиз де Вилькье, капитан гвардии, состоял в числе друзей вели- кого Конде. Однажды, когда он находился у г-жи де Моттвиль, кто-то принес весть, что принц арестован по приказу двора. - Ах, боже мой, я погиб! -простонал маркиз. Удивленная этим восклицанием, хозяйка сказала: - Я знала, что вы - друг принца, но не думала, что такой близкий. - Как!-вскричал гость.-Разве вам не известно, что приводить такие приказы в исполнение полагается мне? Меня не позвали,-знa- чит, мне не доверяют, это же ясно. - Мне кажется,-возмутилась г-жа де Моттвиль,-что ваши опа- сения излишни: вы ведь не дали двору никаких оснований подозревать вас в измене. Радуйтесь же, что вам не пришлось сажать друга в тюрьму. И г-н де Вилькье устыдился первого движения своей души, обнару- жившего всю ее низость. Во время званого ужина, на котором присутствовала г-жа д'Эгмонт,
в начало наверх
доложили о приходе человека по фамилии Дюгеклен. При этом имени фантазия гостьи разыгралась. Она попросила посадить новоприбывщягс рядом с нею, осыпала его любезностями и даже предложила ему отведать кушанья, стоявшего перед нею на столе (это были трюфели). оСуда- рыня, - ответил глупец,-зачем мне они, когда рядом вы?п.-оПри этих словах, - рассказывала г-жа д'Эгмонт, - я пожалела о том, чтс была с ним столь предупредительна, и поступила как дельфин из басни, который спас кого-то во время кораблекрушения, но, увидев, что это не человек, а обезьяна, сбросил ее обратно в мореп. Мармонтель в молодости любил бывать в обществе старика Буэн- дена, стяжавшего известность своим остроумием и безбожием. Однажды чот сказал ему: оВстретимся у Проколап. - оНо там же нельзя гово- рить о философских материяхп.-оНет, можно, если придумать условный язык, нечто вроде аргоп. И они тут же составили для себя словарик: душу назвали Марго, религию - Жавотта, свободу - Жаннетон, а все- вышнего-господин де Бог. Вот они сидят в кафе, спорят и отлично понимают друг друга. Неожи- данно в их беседу вмешивается подозрительная личность в черном и спра- шивает Буэндена: оНельзя ли узнать, сударь, кто этот господин де Бог, который ведет себя так дурно и которым вы так недовольны?п. - оСу- дарь, - отвечает Буэнден, - он - полицейский шпионп. Легко себе представить, каким хохотом посетители кафе встретили еа-о слова: господин в черном сам был из людей такого сорта. Однажды, когда Людовик XIV опасно захворал, лорд Болинброк' выказал искреннее сочувствие больному. Удивленный монарх сказал ему: оЯ тем более тронут вашим вниманием, что вы, англичане, не любите королейп. - оГосударь, - ответил Болинброк, - в этом мы похожи на тех мужей, которые не любят собственных жен, но стараются понравиться женам соседейп. У шевалье де Бутвиля вышел спор с женевскими представите- лями. Один из них очень разгорячился. оРазве вам не известно, что я представляю здесь короля, моего повелителя?п,-остановил его ше- валье. оА разве вам не известно, что я представляю здесь тех, кому я равсн?п, - отпарировал женевец. Графиня д'Эгмонт нашла очень достойного человека на должность наставника к своему племяннику, г-ну де Шинону, но не решалась заго- ворить о нем со своим братом, г-ном де Фронсаком: тот считал ее особой чересчур строгих правил. Тогда она пригласила к себе поэта Бернара и, когда тот явился, рассказала ему, в чем дело. Бернар ответил: оСуда- рыня, автор ѕИскусства любви" слывет человеком не слишком нравствен- ным, но в этих обстоятельствах нужен кто-нибудь еще более легкомыслен- ный. Знайте, что мадмуазель Арну* разрешит все ваши затруднения гораздо скорее, чем яп. - оВот и прекрасное-рассмеялась г-жа д'Эг- монт.-Устраивайте ужин у мадмуазель Арнуп. Так и было сделано. Во время ужина Бернар посоветовал пригласить наставником аббата Лаплана, и г-н де Фронсак согласился. Это был тот самый аббат Лапдан, который стал впоследствии воспитателем герцога Энгиенского. Когда некоего философа упрекнули в чрезмерной любви к уединению, он возразил: оВ свете все стремится меня принизить; в одиночестве все меня возвышаетп. Г-н де Б* - один из тех глупцов, которые всерьез верят, что поло- жение в свете всегда соответствует истинной ценности человека. В просто- душии своем он не допускает даже мысли, что человек порядочный, но ниже его рангом или не украшенный орденом, может пользоваться б6ль- шим уважением, нежели он. Вот г-н де Б* встречает такого человека в од- ном из тех домов, где еще не разучились чтить талант. Он по-дурацки таращит глаза от изумления. оНе иначе как этот человек выиграл круп- ный куш в лотерееп,-думает он и позволяет себе называть нового зна- комца олюбезныйп, хотя к последнему даже в самом избранном обществе относятся чрезвычайно почтительно. Я не раз наблюдал подобные сцены, достойные пера Лабрюйера.* Внимательно присмотревшись к М*, я нашел, что характер у него весьма примечательный: он очень приятен в обхождении, ибо, стремясь понравиться только друзьям или тем, кого уважает, он вместе с тем вся- чески избегает вызывать к себе неприязнь. Такое поведение представ- ляется мне вполне разумным: оно позволяет воздавать должное как дружбе, так и свету. Делать людям больше добра, быть услужливей и ласковей, нежели М*, нетрудно; причинять им меньше вреда, реже доку- чать им и раздражать их, нежели он, невозможно. Однажды, когда аббату Допилю предстояло читать свои стихи в Ака- демии по случаю вступления в нее одного из его друзей, он бросил такую фразу: оМне хочется, чтобы о чтении не знали заранее, но я боюсь, что сам же о нем и разболтаюп. Г-жа Возе предавалась любовным утехам с некиим учителем немецкого языка. Так их и застал г-н Возе, вернувшись из Академии. оЯ же вам говорил, что мне надобно уходитьп,-упрекнул даму немец. оЧто мне надобно уйтип,-поправил г-н Возе, даже в эту минуту оставаясь пу- ристом. Г-н Дюбрейль, уже смертельно больной, сказал своему другу, г-ну Пемежа: оДруг мой, зачем ко мне впустили столько народу? Здесь можно находиться только тебе: ведь моя болезнь заразнап. Пемежа спросили, велико ли его состояние. - У меня полторы тысячи ливров ренты. . - Это очень мало. - Не беда,-ответил Пемежа.-Дюбрейль богат. Узнав о смерти г-на Дюбрейля, графиня де Тессе сказала: оОн был такой несговорчивый, такой неподкупный) Всякий раз, когда я собиралась подарить ему что-нибудь, у меня от волнения делался приступ лихо- радкип. - оУ меня тоже,-подхватила г-жа де Шампань, в свое время поместившая на имя Дюбрейля 36000 ливров.-Поэтому я решила от- болеть разом и не мучиться больше недомоганиями по пустякамп. Когда аббат Мори был еще беден, он взялся обучать латыни некоего старого советника парламента, пожелавшего читать в подлиннике гости- циановы оИнституциип.* Через несколько лет он встречается с нил1 в одном и - к немалому удивлению его бывшего ученика-весьма родо- витом семействе. - Ба! Это вы, аббат? Каким ветром вас сюда занесло? -покрови- тельственно осведомляется советник. - Тем же, что и вас. - Ну, я - это другое дело. Итак, ваши дела пошли на лад? Вы чего- нибудь добились на духовном поприще? - Я - главный викарий господина де Ломбе. - Черт побори, это уже кое-что1 И сколько же вам дает ваше место? - Тысячу франков. - Немного,-бросает советник, вновь впадая в покровительственный и чуть пренебрежительный тон. - Но у меня есть приорство, приносящее мне тысячу экю. - Тысячу экю? Недурно) (Говорится это с видом уже куда более почтительным ). - А с хозяином здешнего дома я познакомился у кардинала де Pо- гана. - Oго Вы бываете у кардинала де Рамна? - Да. Он исхлопотал для меня аббатство. - Аббатство? В таком случае прошу вас, господин аббат, сделайте мне честь и отобедайте у меня. Как-то вечером, сидя в кругу своих угодников, которые завели разго- вор о дружбе, г-н де Ла Поплиньер разулся и протянул ноги к огню. Подошла его болонка и стала их лизать. оВот истинный друг!п, - возгла- сил де Ла Поплиньер, указывая на собачку. Боссюэ так и не удалось научить Великого дофина писать письма: этот принц был очень нерадив. Рассказывают, что все его записки к гра- фине дю Рур неизменно заканчивались одной н той же фразой: оКо- роль вызывает меня на советп. Когда графиню удалили от двора, один из приближенных дофина спросил его, не огорчен ли он этим событием. оКонечно, огорчен,-ответил принц.-Зато мне больше не придется писать ей записки)п. Архиепископ Тулуэский (Бриенн) в разговоре с г-ном де Сен-При, дедом г-на д'Антрага, заметил: оНи один министр французских королей никогда не доводил свои честолюбивые планы до полного завершенияп. - оА кардинал Ришелье?п,-удивился собеседник. оОн остановился на пол- путип, - отрезал архиепископ. В этой фразе-весь его характер. Маршал де Бройль, женатый на наследнице негоцианта, имел от нее двух дочерей. Однажды ему и г-же де Бройль посоветовали отдать одну из них в какой-нибудь монашеский орден. оМой брак с госпожой де Бройль закрыл мне дорогу во все орденап,-ответил маршал. оИ в бо- гадельнюп, - подхватила его супруга. Супруга маршала де Люксембурга, приехав в церковь с опозданием, осведомилась, давно ли началась служба. В эту минуту раздался звон колокольчика, возвещающий возношение святых даров, и граф де Шабо, заикаясь, сказал ей: оСударыня, Я слышу колокольчик - Барашка к нам ведутп. Это стихи из одной комической оперы.
в начало наверх
Когда виконт де Ноайль бросил юную г-жу М*, та, пребывая в от- чаянье, твердила: оУ меня, вероятно, будет еще много любовников, но никого я не полюблю так, как любила виконта де Ноайляп. Когда герцогу де Шуазелю кто-то сказал, что ему беспримерно везет в жизни, он ответил: оДа, везет - и на удачи, и на неудачип.-оКак так?п. - оА вот, судите сами. Я всегда был очень обходителен с по- таскушками, но одною все-таки пренебрег, а она взяла и стала некороно- ванной королевой Франции. Я пекся о войсковых инспекторах, осы- пал их золотом и отличиями, но к одному из них, всеми презираемому, отнесся несколько свысока, а он - это господин де Монтенар - сде- лался военным министром. Известно, как я заботился о всех наших по- слах, за исключением одного тугодума, которого остальные дипломаты не ставили ни в грош и с которым они не желали знаться из-за его ноле- пого мезальянса, а он - это господин де Верженн,-он-то и стал мини- стром иностранных дел. Согласитесь, я имею основания утверждать, что мне беспримерно везет во всех смыслах - и на удачи, и на неудачип. Характер г-на президента де Монтескье был отнюдь не столь воз- вышен, как его гений. Всем известны его аристократические пристрастия, мелкое тщеславие и проч. Когда вышел оДух законовп, об этом сочинении было опубликовано множество дрянных или посредственных отзывов, ко- торыми Монтескье с презрением пренебрег. Однако вскоре он узнал, что некий литератор написал о его трактате критический труд, где содержится немало метких замечаний, н что г-н Дюпен намерен выпустить эту книгу в свет под своим именем. Новость повергла Монтескье в полное отчаяние. Тем временем книга была напечатана, и ее собирались пустить в продажу. Тогда Монтескье прибег к помощи г-жиде Помпадур, и та по его просьбе приказала доставить к ней типографа вместе с изданием, которое тут же все целиком пошло под нож. Спасти удалось лишь пять зкземпляров. Г-н и г-жа д'Анживилье, г-н и г-жа Неккер представляют собой супру- жеские пары, единственные в своем роде. При встрече с ними кажется, Лудто каждый из них изумительно подходит к своей половине и что более прочную привязанность просто невозможно себе вообразить. Однако, присмотревшись к ним, я нашел, что чувство лишь в очень малой степени соединяет их, а если говорить о характерах, то именно несхожесть послед- них и связывает обе эти четы. Маршал де Ноайль сильно бранил одну новую трагедию. оНо госпо- дин д'Омон, из чьей ложи вы смотрели эту пьесу, уверяет, что она исторгла у вас слезып,-возразили ему. - оУ меня?-удивился мар- шал. - Да что вы1 Просто он сам заплакал после первой сцены, а я счел пристойным разделить его скорбьп. Г-н Т* сказал мне однажды, что светский человек, совершая смелый о честный поступок из побуждений, достойных этого поступка, то есть столь же благородных, вынужден, как правило, объяснять его мотивами Долее низменными и корыстными, иначе он вызовет слишком сильную зависть. Людовик XV спросил герцога д'Эйена (впоследствии маршала де Ноайля), отправил ли тот уже свое столовое серебро на монетный двор. Герцог ответил отрицательно. оА я вот свое отправилп,-заявил король. оАх, государь,-возразил д'Эйен, - когда Иисус Христос уми- рал в страстную пятницу, он отлично знал, что вернется к жизни в свет- лое воскресеньеп. В те времена, когда у нас водились еще янсенисты, их узнавали по длинному воротнику плаща. Архиепископ Лионский, который произ- вел на свет немало детей, при очередном подвиге такого рода тоже удли- нял на дюйм воротник своего плаща. Воротник достиг у него в конце концов такой длины, что обладатель его прослыл янсенистом и довольно долго был на подозрении у двора. Одному французу дозволили осмотреть кабинет испанского короля. Увидев кресло и письменный стол монарха, путешественник воскликнул: оТак вот где работает этот великий государь!п.-оЧто? Работает?- возмутился его провожатый. - Да как вы смеете утверждать, будто столь великий король работает? Вы, что же, явились сюда насмехаться над его величеством?п. Произошла ссора, и французу пришлось немало попотеть. прежде чем он втолковал испанцу, что не имел намерения оскорбить до- стоинство его государя. Де*, заметив, что г-н Барт ревнив (а ревновал он свою собствен- ную жену), сказал ему: оВы ревнуете? А известно ли вам, что это при- знак чрезмерного самомнения? Не понимаете? Извольте, объясню. Знайте: стать рогоносцем может отнюдь не всякий. Для этого надо дер- жать открытый дом, быть человеком порядочным, учтивым, общительным. Сначала приобретите эти достоинства, а уж потом порядочные люди по- смотрят, стоит ли им что-нибудь сделать и для вас. Ну, кто сейчас станет украшать рогами такого, как вы? Разве что какое-нибудь ничтожество. Когда вам придет время опасаться рогов, я первый поздравлю вас с этимп. Г-жа де Креки так отозвалась при мне о бароне де Бретейле: оЧерт возьми, этот барон хуже, чем грубое животное: он - дуракп. Один острослов говорил мне, что Франция-это абсолютная монар- хия, ограниченная песнями. Однажды, войдя в кабинет г-на Тюрго, аббат Делиль застал его за чтением рукописи. Это были оМесяцып Руше. Делиль догадался об этом и шутливо воскликнул: оВокруг поэзия свой аромат струилап. оВы слиш- ком надушены, чтобы различать запахип,-отозвался Тюрго. Г-н Флери, генеральный прокурор, сказал как-то в присутствии не- скольких литераторов: оПоследнее время я замечаю, что в разговорах о делах правления стали употреблять слово ѕнарод". Вот вам плоды но- вой философии! Да разве можно забывать, что третье сословие всего лишь придаток к государству?п. (Другими словами, это означает, что из двад- цати четырех миллионов человек двадцать три миллиона девятьсот ты- сяч представляют собой случайный и незначительный добавок к ста тысячам ) . Милорд Херви, путешествуя по берегу Италии и переправляясь через какую-то лагуну, погрузил в нее палец. оОго! - воскликнул он. - Вода-то соленая! Значит, эти места-нашип. Некто рассказывал о том, как он скучал, слушая в версальской церкви проповедь. - Почему же вы не ушли с нее? -осведомился Дюкло. - Я боялся потревожить присутствующих и оскорбить их чувства. - А я, честное слово, предпочел бы вернуться в лоно веры после первых же слов такой проповеди, лишь бы не слушать ее до конца! - воскликнул Дюкло. Будучи любовником г-жи Дюбарри, г-н д'Эгийон подхватил где-то на стороне некий галантный недуг и решил, что наградил им графиню, а сле- довательно, погиб; на его счастье эти опасения не подтвердились. Вы- нужденный во время лечения, которое показалось ему очень долгим, воз- держиваться от близости с г-жой Дюбарри, он говорил своему врачу: оЕсли вы не поторопитесь, эта болезнь погубит меняп. Пользовал гер- цога тогда тот же г-н Бюссон, что еще раньше, в Бретани, вылечил его от смертельной болезни, когда остальные врачи потеряли уже надежду на благоприятный исход. Этим Бюссон оказал своей провинции дурную услугу, и ему припомнили ее, лишив его всех занимаемых им должностей на другой же день после падения д'Эгийона. Последний, став министром, долгое время не удосуживался что-нибудь сделать для г-на Бюссона, и тот, узнав, что герцог не лучше обошелся и с г-ном Ленге, сказал: оГосподин д'Эгийон не брезгует ничем и никем, кроме тех, кто спас ему честь и жизньп. Увидев однажды мальчика, который проходил так близко от лошади, что животное могло бы навсегда изувечить его ударом копыта, г-н де Тю- ренн подозвал к себе ребенка и сказал: оМилое дитя, никогда не прибли- жайся к лошади сзади-она может тебя покалечить. Лучше обойди ее. Поверь, что за всю свою жизнь ты не сделаешь и лишнего полулье из-за такой меры предосторожности, и запомни: тебе советует это господин де Тюреннп. Дидро спросили, что за человек г-н д'Эпине: оЭто человека-от- ветил он, - который ухитрился спустить два миллиона, не сказав ни од- ного умного слова и не сделав ни одного доброго делап. Г-н де Т*, желая дать понять, насколько слащавы пастушеские идил- лии Флориана, говаривал: оОни даже понравились бы мне, если бы автор добавил к барашкам немного волковп. Как-то раз г-н де Фронсак отправился взглянуть на планисферу, ко- торую показывал художник, изготовивший ее. Этот человек, видя на по- сетителе крест Святого Людовика, но не зная, кто он, употребил при обращении к нему всего лишь титул шевалье. Тщеславный Фронсак, уязвленный тем, что его не назвали герцогом, тут же сочинил целую исто- рию, в которой фигурировал один из его слуг, якобы назвавший хозяина омонсеньерп. При этом слове г-н де Жанлис перебил рассказчика: оКак ты сказал? Монсеньер? Да ведь тебя примут за епископа!п. Г-н де Лассе, человек очень мягкий, но отлично знавший свет, гова- ривал, что, если человеку предстоит провести целый день в обществе, он должен на завтрак проглотить жабу-тогда до самого вечера ничто уже не вызовет в нем отвращения. Г-ну Даламберу случилось повидать г-жу Деки на другой же день. после ее бракосочетания с г-ном Дювивье. Его спросили, счастливый ли у нее был вид. оОчень счастливый,-ответил он. - Поверьте мне, счаст- ливый до тошнотып.
в начало наверх
Некто, послушав оГеоргикип Вергилня в переводе аббата Делиля, сказа поэту: оПеревод превосходен. Не сомневаюсь, что как только автора назначат епископом, первый же свободный бенефиций - за вамип.. Господа де Б* и де К* настолько близки, что их чуть ли не почитают образцом истинной дружбы. Однажды де Б* осведомляется у де К* - Не было ли среди женщин, принадлежавших тебе, какой-нибудь. кокетки, которая спросила бы, кто тебе дороже-она или я, и готов ли ты пожертвовать мною ради нее? - Была. - Кто же это? - Госпожа де М*, - ответил де К*. Речь шла о любовнице его друга. С возмущением рассказав мне об одной плутне поставщиков про- вианта, М* воскликнул: оЭто стоило жизни пяти тысячам человек-они буквально умерли с голоду, сударь. Вот уж поистине знатный кусок с ко- ролевского стола!п. Г-н Вольтер заметил однажды по поводу религии, повсеместно прихо- дящей в упадок: оА жаль! Скоро нам нечего будет осмеиватьп. - оУтешь- тесь! - возразил г-н Сабатье де Кабр. - Предмет и повод для осмея- ния всегда найдутсяп. - оНе скажите, сударь!-сокрушенно вздохнул Вольтер.-Вне церкви нет благодати!п. Незадолго до смерти тяжелобольной принц Конти пожаловался Бо- марше, что не надеется выздороветь-слишком уж он истощен тяготами войны, вином и наслаждениями. - Что касается походов,-возразил Бомарше,-то принц Евгений проделал двадцать одну кампанию и все-таки умер в семидесятивосьми- летнем возрасте. Что до вина, то маркиз де Бранкас ежедневно осушал шесть бутылок шампанского и тем не менее дожил до восьмидесяти че- тырех лет. - Допустим,-согласился принц. - А как насчет любовных утех? - Вспомните вашу матушку!-отпарировал Бомарше (принцесса скончалась на восьмидесятом году жизни). - Верно!-обрадовался Копти.-Пожалуй, я еще выкарабкаюсь. Как-то раз регент обещал позаботиться о молодом Аруэ, то есть подыскать ему должность и сделать из него важную персону. Вскоре после этого юный поэт попался регенту на глаза, когда тот в сопровожде- нии всех четырех статс-секретарей шел с заседания кабинета. Заметна его, регент сказал: оЯ не забыл о тебе, Аруэ,-ты будешь ведать депар- таментом придворных шутовп.-оЧто вы, монсеньер!-ответил Аруэ.- Там у меня нашлось бы чересчур много соперников. Четверых я уже вижуп. Регент чуть не лопнул со смеху. Когда маршал Ришелье после взятия Маона явился ко двору, первые, вернее, единственные слова, сказанные ему Людовиком XV, были таковы: оЗнаете, маршал, а ведь бедняга Лансматт умерп. Лансматтом звали ста- рого камер-лакея. Когда оЖурналь де Парип напечатал чрезвычайно глупое письмо г-на Бланшара о воздухоплавании, кто-то заметил: оГосподину Блан- шару уже незачем подниматься в воздух - он и без того воспарилп. Монтазе, епископ Отенский, а затем архиепископ Лионский, был не только священник, но и отменно ловкий царедворец. Доказательство тому-хитрость, на которую он однажды пустился. Зная за собой грешки, могущие легко погубить его в глазах театинца Буайе, епископа го- рода Мирлуа, он сам написал на себя анонимное письмо, полное клевет- нических и явно нелепых измышлений. Послание это он адресовал епи- скопу Нарбоннскому. Тот имел с ним объяснение, и Монтазе намекнул ему на коварство своих тайных недругов. Когда же последние действи- тельно прибегли к анонимным письмам, где была изложена доподлинная правда, Вуайе решил пренебречь ими: обманутый первым письмом, он счел за благо не доверять и остальным. Людовик XV заказал свой портрет Латуру и во время сеансов часто разговаривал с художником. Ободренный тем, что король доволен его работой, живописец, естественно, осмелел и однажды позволил себе сказать: оА ведь ваши адмиралы не в ладах с морем, государьп.-оВот как ? - сухо отозвался король.-Зато с ним в ладах мой Бернеп. Герцогиня де Шон, жившая в разводе с мужем, находится при смерти. Е.К докладывают: - Вас пришли соборовать. - Еще минутку) - Вас желает видеть герцог де Шон. - Он здесь? - Да. - Пусть обождет. Впустите его вместе со святыми дарами. Как-то раз, когда я гулял в обществе одного своего друга, с ним рас- кланялась довольно подозрительная личность. Я спросил, кто это такой. Мой друг ответил, что это человек, совершающий ради отечества то, на что не решился бы даже Врут. Я попросил собеседника низвести свою высокую мысль до уровня моего убогого разума и узнал, что его знако- мец-полицейский шпион. Г-н Лемьер, сам того не подозревая, отменно сострил, когда сказал, что между его оМалабарской вдовойп в постановке 1770 года и той же трагедией в постановке 1781 года такая же разница, как между вязанкой и возом дров. В самом деле, успех этой пиесе после ее возобновления при- нес именно костер на сцене, устроенный гораздо более эффектно, нежели в первый раз. Некий философ, решив начать уединенную жизнь, прислал мне письмо, дышавшее рассудительностью и добродетелью. Кончалось оно такими сло- вами: оПрощайте, друг мой! Не старайтесь подавить в себе интересы, свя- зующие людей с обществом, но непременно развивайте в себе чувства, которые отдаляли бы вас от негоп. Дидро, и в шестьдесят два года остававшийся любителем женщин, сказал однажды кому-то из друзей: оЯ то и дело твержу себе: ѕАх, ста- рый дурак, старый юбочник) Когда же ты перестанешь подвергать себя риску получить позорный отказ или дать осечку и осрамиться?"п. Г-н де К* распространялся о преимуществах английского образа прав- ления в собрании, где присутствовало несколько епископов и аббатов. Один из них, аббат де Сегеран, возразил ему: оСударь, то немногое, что я знаю об этой стране, отнюдь не пробуждает у меня желания поселиться в ней. Уверен, что мне там было бы очень плохоп.-оИменно потому эта страна и хороша, господин аббатп, - в простоте душевной ответил де К*. Несколько французских офицеров посетили Берлин, и один из них явился на прием к королю в партикулярном платье и белых чулках. Ко- роль, подойдя к нему, осведомился, как его зовут. - Маркиз де Бокур. - Какого полка? - Шампанского. - А, того самого, где плюют на дисциплину) . . И король заговорил с остальными офицерами, на которых были мун- диры и ботфорты. Г-н де Шон, заказав портрет своей жены в образе Венеры, никак не мог решить, в каком же виде ему самому позировать для парного портрета. Он поверил свои сомнения мадмуазель Кино, и та посовето- вала: оВелите изобразить себя Вулканомп. У врача Бувара был на лице шрам в форме буквы оСп, который сильно обезображивал его. Дидро любил повторять, что Бувар обязан этим уродством своей неловкости: взявшись за косу Смерти, он стукнулся о косовище. Проезжая через Трясет и по обычаю своему сохраняя инкогнито, им- ператор остановился в гостинице. На вопрос его, не найдется ли удоб- ной комнаты, ему ответили, что свободны лишь две чердачные каморки, - последний хороший номер занял недавно приехавший немецким епископ. Император распорядился подать ужин, но и тут оказалось, что остались лишь яйца да овощи: вся птица пошла на стол прелату и его свите. Тогда император велел спросить епископа, не пригласит ли тот его, как ино- странца, разделить с ним трапезу. Епископ ответил отказом. Императору пришлось ужинать с одним из епископских капелланов, для которого не нашлось места за общим столом. Он спросил священника, зачем они едут в Рим. оЕго преосвященство намерен исхлопотать себе бенефиций, прино- сящий пятьдесят тысяч гульденов дохода, благо император еще не знает, что этот бенефиций освободилсяп,-ответил капеллан и переменил раз- говор. Вечером император написал два письма: одно-кардиналу-дата- рию, другое-своему послу, и попросил нового знакомца по приезде в Рим передать их по адресу. Капеллан сдержал слово и, к великому своему изумлению, получил от кардинала-датария жалованную грамоту на вышеназванный бенефиций. Он сообщил об этом своему епископу, и тот немедленно уехал восвояси. Капеллан же задержался в Риме и позднее рассказал прелату, что история с бенефицием явилась следствием писем, адресованных имперскому послу и кардиналу-датарию тем самым иностранцем, с которым его преосвященство не пожелал поделиться ужи- ном в Триесте: иностранец оказался императором
в начало наверх
Граф де* и маркиз де* спросили меня, усматриваю ли я какое-либо различие в их житейских правилах. оРазличие действительно есть, - от- ветил я: - один из вас готов лишь облизывать уполовник, а второй спо- собен еще и проглотить егоп. В 1788 году, получив отставку, барон де Бретейль всячески порицал поведение архиепископа Санского. Он называл его деспотом и пригова- ривал: оА вот я хотел, чтобы королевская власть не выродилась в деспо- тию и не выходила за пределы, которыми была ограничена при -Людо- вике XIVп. Он полагал, что такие речи-признак гражданского му- жества и могут даже погубить его во мнении двора. Однажды, когда у г-жи д'Эпарбе было любовное свидание с Людо- виком XV, король сказал ей: - Ты жила со всеми моими подданными. - Ах, государь!.. - Ты спала с герцогом Шуазелем. - Но он так влиятелен! - С маршалом Ришелье. - Но он так остроумен! - С Монвилем. - У него такие красивые ноги! - В добрый час!.. Ну, а герцог д'Омон? У него-то ведь нет ни одного из этих достоинств. - Ах, государь, он так предан вашему величеству! Г-жа де Ментенон гуляла с г-жой де Келюс у пруда в Марли. Вода была так прозрачна, что дамы разглядели плававших в ней карпов. Рыбы были тощими и невеселыми, двигались медленно. Г-жа де Келюс обратила на это внимание своей спутницы, и та ответила: оОни, как и я, скучают по тон мутной луже, откуда их извлеклип. Колле положил на срочный вклад изрядную сумму, поместив ее из десяти годовых у некоего финансиста, который за два года не выпла- тил ему ни одного су. оСударь,-заявил банкиру Колле,-я обратил свои деньги в пожизненную ренту именно затем, чтобы получать ее при жизнип. Английский посол в Неаполе устроил однажды очаровательный празд- ник, стоивший ему, однако, не слишком дорого. Это стало известно, и в свете принялись злословить, хотя сначала праздник был сочтен очень удачным. Посол расквитался с хулителями как истый англичанин и чело- век, умеющий презирать деньги. Он объявил, что намерен устроить новый прием. Все решили, что британец собирается взять реванш и праздник будет поэтому чем-то из ряда вон выходящим. В назначенный день гости толпой съехались в посольство, но никаких приготовлений к приему не обнаружили. Наконец, слуга вынес жаровню. Собравшиеся замерли в ожи- ланип чуда. оГоспода,-сказал им посол,-вам не важно, весело у меня или скучно; вас интересует одно - во сколько мне встал прием. Смот- Рите же! (u, распахнув свой фрак, он показал приглашенным его под- кладку). На нее пошло полотно Доменикино ценой в пять тысяч гиней. Но это не все. Вот десять векселей на предъявителя по тысяче гиней каждый. Они выписаны на амстердамский банк (с этимы словами посол скомкал бумаги и бросил их на жаровню). Не сомневаюсь, что сегодня вы разъедетесь по домам, довольные и праздником, и мною. До свиданья, господа! Прием оконченп. оПотомство, - говариолл г-н де Б*,-это всего-навсего новая публика в театре, приходящая на смену старой. Ну, а что такое нынешняя пуб- лика-нам известноп. Н* говорил: оКак в нравственном, так и в физическом отношении, как в прямом, так и в переносном смысле мне ненавистны три вещи: шум, опьянение и похмельеп. Узнав, что некая особа легкого поведения вышла за человека, слыв- шего до тех пор вполне добропорядочным, г-жа де Л* заметила: оДаже будучи потаскушкой, я все равно осталась бы честной женщиной: мне в голову бы не пришло взять в любовники того, кто способен на мне женитьсяп. оГоспожа де Ж*, - утверждал М*, - слишком умна и ловка, чтобы ее презирали столь же глубоко, как многих других женщин, гораздо меньше достойных презренияп. На первых порах своей брачной жизни покойная герцогиня Орлеан- ская была сильно влюблена в мужа-свидетели тому почти все за- коулки Пало-Рояля. Однажды супруги отправились навестить вдов- ствующую герцогиню, которой тогда нездоровилось. Во время беседы она задремала, и герцог с молодой женой решили немного позабавиться, предавшись утехам прямо у постели больной. Та заметила это и упрек- нула невестку: оСударыня, вы первая заставляете меня краснеть за за- мужних женщинп. Маршал де Дюрае, разгневавшись на одного из своих сыновей, вос- кликнул: оУймись, негодник, или поедешь ужинать к королю!п. Дело в том, что молодой человек дважды ужинал в Марли и чуть не умер там со скуки. Дюкло то и дело оскорблял аббата д*Оливе, о котором отзывался так: оОн настолько подл, что, несмотря на все мои грубости, ненавидит меня не больше, чем всех остальныхп. Однажды, когда Дюкло рассуждал о том, что каждый представляет себе рай на свой манер, г-жа де Рошфор заметила: оЧто до вас, Дюкло, то вам для райского блаженства нужны только хлеб, сыр, вино и первая встречнаяп. Некто осмелился сказать: оХочу дожить до того дня, когда послед. него короля удавят кишками последнего попап. В доме г-жи Делюше был заведен такой обычай: когда кто-нибудь развлекал гостей за6авнои историей, хозяйка тотчас покупала ее у рас- сказчика. оСколько вы за нее хотите?п.-оСтолько-то...п. Как-то paз г-жа Делюше стала проверять счет своей служанки, истратившей сто экю та назвала все расходы, но долго не могла вспомнить, на что ушла сумме в тридцать шесть ливров. оАх, сударыням-вскричала она наконец. - Мы же забыли историю, купленную вами у господина Кокле. Вы тогда еще позвонили, я прибежала и заплатила ему тридцать шесть ливровп Г-н де Внеси решил было порвать связь с президентшей д'Алигр, но как раз в это время нашел у нее на камине письмо, адресованное чело веку, с которым она завела новую интрижку. Президентша писала, что щадя самолюбие Внеси, постарается все устроить так, чтобы он сам бра сил ее. С этой целью она, вероятно, и оставила письмо на видном месте Внеси, однако, притворился, что ничего не знает, и прожил с президент- шей еще полгода, неотступно докучая ей своими нежностями. Г-н де Р* очень умен, но в его уме столько глупости, что порою его можно принять за дурака. Г-н д'Эпременнль с давних пор состоял в связи с г-жой Тилорье. Ей хотелось выйти за него замуж, и она прибегла к помощи Калиостро. Как известно, тот, играя на фанатизме и суеверии людей и дурача их алхимическими благоглупостями, вселил во многих надежду найти фило- софский камень. Когда д'Эпремениль стал сетовать на то, что он никак не может получить этот камень, ибо какая-то формула Калиостро оказа- лась неверной, шарлатан ответил, что причина неудачи д'Эпремениля - его греховная связь с г-жой Тилорье. оУспеха вы добьетесь лишь тогда, когда научитесь жить в согласии с незримыми силами, и особенно с глав- ной среди них-Верховным существом. Женитесь на госпоже Тилорье или порвите с неюп. После этого г-жа Тилорье принялась кокетничать еще пуще, и д'Эпремениль женился на ней; таким образом, философский камень принес ей немалую пользу. Людовику XV доложили, что один из его гвардейцев вот-вот отдаст богу душу-дурачась, он проглотил экю в шесть ливров. - Боже мой!-вскричал король.-Бегите же скорей за АндугЧе, Ламартиньером, Лассоном! - Звать надо не их, государь,-возразил герцог де Ноайль. - Кого же тогда? - Аббата Терре. - Аббата Терре? Почему именно его? - Он немедленно обложит эту крупную монету десятиной, повторной десятиной, двадцатиной и повторной двадцатиной, после чего экю в шесть ливров станет обычным экю в тридцать шесть су, выйдет естественным путем, и больной выздоровеет. Это-единственная шутка, когда-либо задевшая аббата Терре; он запомнил ее и впоследствии сам пересказал маркизу де Семезону. В бытность свою генеральным контролером финансов г-н д'Ормес- сон при двух десятках свидетелей заявил: оЯ долго старался понять, на что нужны такие люди, как Корнель, Буало, Лафонтен, но так и не понялп. Это ему сошло: генеральному контролеру все сходит. Только г-н Пельтье де Морфонтен, его тесть, кротко упрекнул зятя: оЯ знаю,
в начало наверх
вы денствительно так думаете. Но старайтесь, хотя бы ради меня, в этом не сознаваться: я очень не люблю, когда вы бахвалитесь своими недо- статками. Не забывайте: вы занимаете то же место, что и человек, который подолгу беседоцал с глазу на глаз с Расином и Буало и при- нимал их у себя в поместье, а когда одновременно с ними туда наезжало несколько епископов, приказывал слугам: ѕПокажите этим духовным осо- бам замен, сады, все что угодно, только не пускайте ко мне - я занят"п. Враждебность кардинала Флери к супруге Людовика XV объяс- няется тем, что королева не пожелала внять его галантным домогатель- ствам. Известно это стало лишь после ее смерти, когда отыскалось письмо короля Станислава к дочери, которое он написал в ответ на ее просьбу посоветовать ей, как держать себя с кардиналом. Правда, Флери было в то время уже семьдесят шесть лет, но всего несколькими месяцами раньше он ухитрился изнасиловать двух женщин. Письмо Станислава видели своими глазами жена маршала де Муши и еще одна дама. Говоря о беззакониях, запятнавших последние годы царствования Лю- довика XIV, мы вспоминаем обычно драгонады, гонения на гугенотов. которым запрещалось покидать Францию, где их травили, и приказы о заключении без суда, дождем сыпавшиеся на отшельников Пор- Рояля-янсенистов, молинистов и квиетистов. Этого, разумеется, довольно; однако не следует забывать о секретном, а подчас и явном над- зоре, под который король-ханжа отдавал тех, кто не соблюдал пост, и о слежке, которую интенданты и епископы в Париже и провинции вели за мужчинами и женщинами, заподозренными в сожительстве. Такая слежка не раз вынуждала людей предавать гласности свой тайный брак: лучше уж было сознаться в нем раньше времени и претерпеть все свя- занные с этим неприятности, чем подвергаться преследованиям со сто- роны светских и духовных властей. Быть может, подобные меры были просто хитроумным маневром г-жи де Ментенон, надеявшейся таким спо- собом дать понять, что она-законная королева. Когда знаменитого акушера Левре вызвали ко двору принимать роды у дофины, ныне покойной, ее супруг сказал ему: оНадеюсь, вы рады, что принимаете роды у дофины, господин Левре? Это упрочит вашу репута- циюп. - оМеня бы не было здесь, не будь она уже упроченап, - невоз- мутимо ответил акушер. Однажды Дюкло стал жаловаться г-жап де Рошфор и де Мирлуа на ханжество нынешних куртизанок-они не желают слушать даже мало- мальски вольные речи. оОни теперь стыдливее порядочных женщин!п, - воскликнул он и тут же рассказал весьма пикантную историю, затем дру- гую, посолоисе, и, наконец, третью, с самого начала оказавшуюся еще более игривой. Тогда г-жа де Рошфор прервала его: оПолегче, Дюкло1 Вы считаете нас слишком уж порядочнымип. Как-то раз король прусский страшно разгневался на своего кучера, по неловкости опрокинувшего коляску. оВелика беда!-ответил тот. - С кем такого не бывает! Разве вам не случалось проигрывать сражения?п. Г-н де Шуазель-Гуффье решил за собственный счет покрыть черепи- цей дома своих крестьян, легко становившиеся добычей огня. Крестьяне поблагодарили его за доброту, но попросили оставить их крыши в преж- нем виде: если они заменят солому черепицей, помощники интенданта увеличат им подушную подать. Маршал де Виллар до старости оставался весьма привержен к вину. В 1734 году, прибыв после начала войны в Италию, чтобы принять там командование войсками, и представляясь королю Сардинскому, он ока- зался настолько пьян, что не удержался на ногах и грохнулся оземь. Однако, даже в таком состоянии сохранив ясную голову, он тут же вос- кликнул: оПрошу простить мой естественный порыв - я так долго жаждал припасть к стопам вашего величества!п. Г-жа Жоффрен говорила о своей дочери-г-же де Ла Ферте-Энбо: оГлядя на нее, я дивлюсь, как курица, высидевшая утенкап. Лорд Рочестер написал в свое время стихи, прославляющие тру- сость. Однажды, когда он сидел в кофейне, туда зашел человек, который безропотно дал избить себя палкой. Рочестер сперва наговорил ему кучу комплиментов, а под конец заявил: оСударь, если уж вы способны по- корно вытерпеть палочные удары, надо Было предупредить об этом сразу: я бы тоже вздул вас и восстановил свое доброе имяп. Людовик XIV жаловался г-же де Ментенон на беспокойство, которое внушают ему разногласия среди епископов. оЧтобы избежать раскола, надо переубедить меньшинство, а это нелегко-инакомыслящих набра- лось целых девятьп,-прибавил он. оПолно, государь!-рассмеялась маркиза. - Велите-ка лучше большинству уступить: эти сорок человек упираться не станутп. Вскоре после кончины Людовика XV его преемник, наскучив каким-то концертом, приказал кончить его раньше положенного времени и объявил: оХватит с нас музыки!п. Оркестранты узнали о его словах, и один из них шепнул соседу: оДруг мой, каким ужасным будет новое царствование!п. Граф де Грамон продал за полторы тысячи ливров рукопись тех самых мемуаров, где его откровенно именуют мошенником. Фонтенель, цензуровавший книгу, из уважения к графу отказался одобрить ее к пе- чати. Грамон пожаловался на него канцлеру, которому Фонтенель и пред- ставил свои резоны. Тем не менее граф, не желая терять полторы тысячи ливров, принудил его одобрить произведение Гамильтона. Г-н де Л*, мизантроп вроде Тимона, разговорился однажды с г-ном де Б*, тоже ненавистником рода людского, но человеком не столь мрач- ным и подчас даже довольно жизнерадостным. После их меланхоличе- ской беседы де Л* проникся интересом к де Б* и признался, что не прочь подружиться с ним. оБудьте осторожны!-предупредил его кто-то. - Не доверяйте его мрачности: он порою бывает очень веселп. Видя, что влияние г-на де Шуазеля все возрастает, маршал де Бель- Иль велел иезуиту Невилю составить для короля памятную записку с обвинениями против министра, но сам так и не успел подать ее, ибо умер. Его бумаги попали к Шуазелю, и тот, найдя среди них вышепомя- нутый документ, сделал все возможное, чтобы установить, чьей же рукой он написан. Это ему не удалось, и он оставил свое намерение. Однако вскоре некий видный иезуит попросил у Шуазеля позволения прочесть ему похвальный отзыв о нем, который содержался в надгробном слове маршалу де Боль-Илю, произнесенном отцом Невилем. Иезуит прочел этот отзыв по авторской рукописи, и министр узнал почерк. Тем не менее отомстил он отцу Невилю лишь одним-велел передать ему, что надгроб- ные речи получаются у него лучше, чем памятные записки на имя короля. Будучи генеральным контролером финансов, г-н д'Энво обратился к королю с просьбой дозволить ему вступить в брак. Король, уже знав- ший, кто невеста, ответил: оВы для нее недостаточно богатып. Когда же д'Энво намекнул на то, что этот недостаток искупается его должностью, король возразил: оО, нет1 Место можно и потерять, а жена останетсяп. У г-на де Шуазеля ужинали бретонские депутаты, один из которых, человек на вид весьма степенный, за весь вечер не промолвил ни слова. Герцог де Грамон, пораженный его внешностью, сказал шевалье де Куру, командиру полка швейцарцев: - Хотел бы я знать, какие речи можно услышать от такого человека! Шевалье немедленно обратился к молчальнику. - Из какого вы города, сударь? - Из Сен-Мало. - Из Сен-Мало? Так это ваш город охраняют собаки? Вот странно ! - А что в этом странного? Охраняют же короля швейцарцы! - от- ветил степенный бретонец. Во время американской войны некий шотландец спросил француза, указывая ему на кучку пленных американцев: оВы сражались за своего государя, я - за своего, но за кого дрались эти люди?п. Такой вопрос сделал бы честь тому королю страны Пегу, который чуть не умер со смеху, узнав, что у венецианцев нет короля. Случилось так, что меня очень сильно взволновала какая-то неспра- ведливость. Видя это, один старый человек сказал мне: оМилый мальчик, мчитесь у жизни примиряться с жизньюп. До назначения своего генеральным контролером финансов г-н Орри был весьма близок с аббатом де Ла Галезьером. Когда же он получил эту должность, его привратник, переименованный отныне в швейцара, сделал вид, что не узнает аббата. оДруг мой,-сказал ему де Ла Галезьер- не опережай событий: твой хозяин еще не успел зазнатьсяп. Некая девяностолетняя старуха сказала г-ну де Фонтенелю, которому было тогда девяносто пять: оСмерть забыла о насп. - оТс-с!п, - ответил Фонтенель, приложив палец к губам. Нос у г-жи де Немур был длинный и крючковатый, губы алые; г-н де Бандам говорил о ней: оОна похожа на попугая, который ест вишнюп. Застав у своей любовницы г-на де Бриссака, принц де Шараде сказал ему: оВыйдите!п.-оМонсеньера-ответил де Бриссак,-Baши предки сказали бы: ѕВыйдем!"п. В дни ссоры Дидро и Руссо г-н де Кастри с негодованием заме- тил г-ну де Р*, который впоследствии и пересказал мне его слова: оНе- вероятно! У всех на языке только эти люди, хотя у них нет ни положения в обществе, ни даже своего дома: они ведь и живут-то на чердаках. Не могу к этому привыкнуть!п. Гостя у г-жи дю Шатле, Вольтер разговорился в ее будуаре с аббатов
в начало наверх
Миньо, тогда еще совсем ребенком. Он посадил мальчика к себе и; колени и принялся его поучать: оДруг мой, успеха в жизни добиваете? лишь тот, кого поддерживают женщины. Значит, их нужно изучать. За. помните же, что все они-лгуньи и шлюхип.-оКак все? Что вы мелете сударь?п,-вспыхнула г-жа дю Шатле. оСударыня,-возразил Воль. тер,-детей грешно обманывать!п. Когда г-н де Тюренн обедал у г-на де Ламуаньона, хозяин спросим своего неустрашимого гостя, не приходилось ли ему испытывать перед боем известную робость. оПриходилось,-ответил Тюренн.-В таких случаях я места себе не нахожу от волнения. Но в армии немало офицеров и еще больше солдат, которые не знают, что такое страхп. Собираясь написать книгу, грозившую ему серьезными неприятно- стами, Дидро рассказал о своем намерении кому-то из друзей, но по- просил его держать это в секрете. Друг, хорошо знавший Дидро, ответил: оА вы-то мне обещаете, что не проболтаетесь?п. Он оказался прав: Дидро сам все и разгласил. Г-н де Можирон совершил поступок настолько гнусный, что, когда мне рассказали эту историю, я поначалу счел ее клеветой. Когда он был в армии, повара его арестовали за мародерство. Можирону доложили об этом. оПоваром своим я вполне доволен, но вот помощник у него никудышныйп,-ответил он, велел позвать беднягу и послал его с пись- мом к главному прево. Несчастный отнес письмо, был схвачен и по- вешен, несмотря на все его уверения в своей невиновности. Я советовал г-ну де Л* вступить в брак: партия казалась мне удач- ной. оЗачем мне жениться?-удивился де Л*.-Если я обзаведусь же- ной, то в лучшем случае избегну рогов, и только, тогда как оставшись холост, уж наверняка не сделаюсь рогоносцемп. Фонтенель написал оперу, где, к негодованию ханжей, был выведен хор жрецов. Архиепископ парижский потребовал исключить этот номер. оЯ не трогаю его священников, пусть и он не трогает моихп,-ответил Фонтенель. Король прусский признавался Даламберу, что принц Фердинанд на- верняка был бы разбит под Минденом, если бы де Бройль перешел в атаку и тем самым оказал помощь де Контаду. Когда семейство де Крой- лей велело спросить у Даламбера, действительно ли Фридрих II сказал эти слова, Д'аламбер ответил утвердительно. Некий придворный говаривал: оСо мной не так просто поссориться - я не до всякого снисхожуп. Умирающего Фонтенеля спросили: оКак вы себя чувствуете?п. - оЧувствую, что уже ничего не чувствуюп,-отозвался он. Станислав, король польский, был очень ласков с аббатом Порке, но ничего для него не сделал. Когда аббат посетовал на это, Станислав от- ветил: оВо многом виноваты вы сами, мой дорогой аббат. Вы ведете слишком вольные речи и, говорят, даже не верите в бога. Пора уже осте- пениться и уверовать. Даю вам на это годп. Один из друзей г-на Тюрго долгое время не виделся с ним. Когда они встретились, Тюрго сказал: оС тех пор как меня назначили мини- стром, я у вас в опалеп. Однажды Людовик XV отказал своему камердинеру Лебедю в двад- цати пяти тысячах франков на содержание личных апартаментов короля. Лебедь просил выдать ему эту сумму из собственной кассы государя, Лю- довик же велел ему обратиться в казначейство. оС какой мне стати вы- слушивать отказы чиновников и терпеть их придирки, когда у вас там несколько миллионов?п,-заворчал Лебедь. оС такой, что я не люблю выкладывать свои денежки,-отпарировал король.-Надо всегда иметь кое-что на черный деньп. (Анекдот, рассказанный Лебедем г-ну Бюше). Покойный король состоял, как известно, в тайной переписке с графом де Бройлем. Когда речь зашла о выборе посла в Швецию, граф пред- ложил назначить на эту должность г-на де Верженна, который после возвращения из Константинополя жил у себя в поместье, вдали от двора. Король не соглашался, граф настаивал. На поле последнего его письма - в письмах к королю полагалось оставлять поле шириной в полстраницы- Людовик XV начертал: оВыбор ваш не одобряю, но вынужден согла- ситься. Пусть де Верженн едет, но я запрещаю ему брать с собой свою противную женуп. (Анекдот, рассказанный Фавье, который лично видел в руках у графа де Бройля письмо с королевской резолюцией). Многих удивляло, почему г-же Дюбарри так долго не удается свалить герцога де Шуазеля. Ларчик же открывался просто: когда положение герцога становилось особенно шатким, он испрашивал у короля аудиенцию или отправлялся к нему с докладом и осведомлялся, как прикажет госу- дарь распорядиться пятью-шестью миллионами, которые он, Шуазель, сумел сэкономить по военному министерству и считает ненужным возвра- щать в казначейство. Отлично понимая, что все это означает, Людо- вик XV отвечал: оПоговорите с Бертеном и передайте ему три миллиона на такие-то нужды; остальное я дарю вамп. Словом, король делился с министром и, сомневаясь, что преемник последнего окажется столь же покладист, не увольнял Шуазеля в отставку вопреки всем проискам г-жи Дюбарри. Во время подписания торгового договора 1786 года г-н Хэррис, известный лондонский негоциант, находившийся тогда в Париже. гово- рил знакомым французам: оПолагаю, что этот договор обойдется Фран- ции в миллион фунтов ежегодно, но так будет лишь в течение первых двадцати пяти-тридцати лет, а затем баланс выправитсяп. Известно, что г-н де Морена отличался крайним легкомыслием. Вот новое тому доказательство. Из надежных, но тайных источников г-ну Фран- сису стало известно, что Испания вмешается в американскую войну за независимость не раньше 1780 года. Он сообщил об этом г-ну де Мо- *епа. Прошел год, Испания не выступила, и Франсис приобрел репута- цию провидца. Г-н де Верженн призвал его и спросил, почему он распро- страняет подобный слух. оПотому что этот слух вереип,-ответил Фран- 1ч1с. Тогда министр со всей вельможной надменностью потребовал, чтобы Франсис рассказал, на чем основано такое его заявление. Франснс возра- зил, что это его личный секрет, которым он вовсе не обязан делиться с правительством, поскольку на службе не состоит. К тому же, добавил Франсис, он давно передал все эти сведения г-ну Морена, хотя п умолчал, откуда их получил. Де Верженн удивился и попросил у Морена объясне- ний. Тот ответил: оЯ в самом деле знал об этом, да все забывал вам сказатьп. Г-н де Трессан, некогда любовник г-жи де Жанлис и отец двоих ее детей, под старость решил проведать своих отпрысков и приехал в Сийери, одно из их поместий. Они лично проводили гостя в отведенную ему спальню и откинули полог кровати, над которой заранее велели повесить портрет своей покойной матери. Де Трессан обнял их, прослезился, они тоже расчувствовались, и произошла трогательная, но до неприличия смешная сцена. Герцогу де Шуазелю страшно хотелось заполучить обратно письма, написанные им де Калонну в связи с делом де Ла Щалоте но при- знаться в этом прямо казалось ему слишком опасным. В результате между ним и Каленном произошла забавная сцена. К-алонн поочередно вынимал из портфеля тщательно пронумерованные письма и пробегал их, всяким раз прибавляя: оВот это лучше бы сжечь!п - и отпуская иные насмешли- вые замечания. Шуазель изо всех сил старался делать вид, что не придает никакого значения происходящему, а Калонн, наслаждаясь его терзаниями, приговаривал: оДело, которое мне ничем не грозит, утрачивает в моих глазах всякий интересп. Любопытнее всего, однако, другое. Узнав об этой сцено, д'Эгийон написал Калонну: оМне стало известно, сударь, что вы сожгли письма г-на де Шуазеля, относящиеся к делу де Ла Шалоте. Что до моих, прошу сохранить их в целостип. Некий очень бедный человек, написавший крамольную книгу, восклик- нул: оКогда же меня засадят в Бастилию, черт побери! Мне уже срок платить за квартируп. Когда Монтазе, сделавшись архиепископом Лионским, вступал в дол- жность, старуха канонисса де*, сестра кардинала де Тансена, сделала ему комплимент насчет его успехов у женщин и поздравила с сыном, кото- рого родила от него г-жа де Мазарини. Прелат стал отпираться и ска- зал: оДа будет вам известно, сударыня, что клевета не щадит даже вас. История, которую рассказывают обо мне и госпоже де Мазарини, столь же правдива, как и сплетни о вас и господине кардиналеп. - оВ таком случае ребенок несомненно вашп,-невозмутимо ответила канонисса. Накануне лиссабонского землетрясения португальская королевская чета уехала в Белен на бой быков, что и спасло ее. Король-это факт, за достоверность которого ручались мне многие французы, жившие тогда в Португалии,-так никогда и не узнал истинных размеров катастрофы. Сперва ему говорили, что разрушен десяток домов, затем - что разрушмю несколько церквей; в Лиссабон он больше не вернулся и оказался един- ственным человеком в Европе, на представлявшим себе, какое бедствие постигло его столицу, хотя находился он всего в одном лье от нее. Г-жа де К* сказала г-ну Б*: оЯ люблю вас за. . .я. - оАх, суда- рыням-пылко прервал он ее. - Если вы знаете - за что, я пропал1п. Я знал мизантропа, который в хорошие минуты говаривал: оОхотно допускаю, что на свете бывают и порядочные люди, только никому не- известно, где их искатьп. Однажды во время сражения маршал де Бройль упорно не хотел покинуть место, где он бесцельно подвергал себя опасности. Друзья тщетно доказывали ему, что он не вправе попусту рисковать жизнью. Наконец, один из них, г-н де Жокур, подошел к де Бройлю и шепнул: к Не забывайте, господин маршал: если вас убьют, командование перейдет к г-ну де Рутуп (так звали самого бездарного из генерал-лейтенантов).
в начало наверх
При мысли о том, чем это грозило бы армии, де Бройль немедленно поки- нул опасное место. Принц Конти не любил г-на де Силуэта и дурно отзывался о нем. Однажды Людовик XV сказал принцу: оА ведь кое-кто считает, что его надо сделать генеральным контролеромп. - оЗнаю, - ответил принц. - Поэтому я прошу ваше величество не выдавать меня, если он все-таки получит эту должностьп. Когда назначение Силуэта состоялось, король не замедлил сообщить об этом принцу и добавил: оЯ не забуду своего обещания, тем более что вы ведете тяжбу, которую должен рассматривать кабинетп. (Анекдот, рассказанный г-жой де Буффлер). В день смерти г-жи де Шатору Людовик XV был очень удручен; печаль свою он излил в весьма примечательной фразе: оКак ужасно, что мне придется скорбеть еще так долго-я ведь доживу по крайней мере до девяноста лет1п. Этот анекдот сообщила при мне г-жа де Люксембург, своими ушами слышавшая восклицание короля. оЯ рассказала вб этом лишь после кончины Людовика XVп, - прибавила она. Слова Людо- вика XV действительно стоит сделать достоянием гласности-так при- чудливо смешались в них любовь и эгоизм. Некто пил превосходное вино, но от похвал воздерживался. Тогда *озяин дома велел подать ему другое, гораздо хуже сортом. оХорошее вино!п,-сказал молчальник. оНо это же пойло за десять су, тогда как то, что вы пили раньше,-истинный нектар!п,-воскликнул хозяин. оЗнаю,-ответил гость.-Потому я о нем ничего и не сказал: оно в по- хвалах не нуждалосьп. Чтобы не осквернять слово оримлянинп, Дюкло всегда называл совре- менных римлян оитальянцами из Римап. оДаже в юности, - говаривал мне М*, - мне нравилось увлекать жен- щин, а не соблазнять их и уж подавно не развращатьп. В разговоре со мной М* заметил: оЯ бываю только у тех, кого почи- таю людьми более достойными, чем я сам: не такой уж я бездельник, чтобы ходить в гости по каким-нибудь иным побуждениямп. М* говорил: оХотя над браком принято смеяться, я не вижу ничего смешного в супружеском союзе шестидесятилетнего мужчины и женщины лет на пять помоложеп. Г-н де Л* сказал мне о г-не де Р*: оЭто сосуд, куда общество сливает свой яд. Он копит его как жаба,* источает как гадюкап. О г-не де Каление, который был отставлен от должности, после того как обнародовал дефицит, говорили: оЕго не трогали, пока он поджигал, но наказали, чуть только он стал бить в набатп. Как-то раз я беседовал с г-ном де В*, человеком, который, видимо, избыл свои иллюзии еще в том возрасте, когда люди обычно сохраняют способность к пылким чувствам. Я дал ему понять, что удивлен его бес- страстностью. оЧто может интересовать человека, который изведал все? - невозмутимо ответил он. - В свое время я, как и другие, был любовни- ком светской дамы, игрушкой кокетки, забавой распутницы, орудием интриганки. Что мне еще остается?п.-оСтать другом хорошей жен- щинып. - оНу, такие встречаются только в романахп. оУверяю вас,-сказал М* одному очень богатому человеку, - я от- нюдь не нуждаюсь в том, чего у меня нетп. Когда М* предложили должность, сопряженную с обязанностями, ко- торые были бы слишком тягостны при его щепетильности, он ответила оЭто место не отвечает моим честолюбивым замыслам - ни тем, что я ле- лею сам, ни тем, что вынужден питать в силу своего пополненияп. Некоего острослова, прочитавшего маленькие трактаты Даламоерн о красноречии, поэзии и оде, спросили, что он думает об этих сочинениях.. оНе каждый любит есть всухомяткуп,-ответил он. М* говорил: оЯ отвергаю те блага, что добываются с помощью про- текции, готов, пожалуй, с признательностью принять те, что приносит нам заслуженная репутация, но ценю лишь те, что дарует нам дружбап. М*, который коллекционировал речи, произнесенные при вступлении во Французскую академию, говаривал мне: оКогда я перелистываю их, мне так и кажется, будто передо мною обгорелые остовы ракет-остатки фейерверка, что устраивают в Иванову ночьп. М* спросили, какое свойство делает человека особенно приятным в обществе. оУмение нравитьсяп,-ответил он. Одному человеку, некогда облагодетельствованному М*, сказали, что последний ненавидит его. оПозволю себе взять ваши слова под сомне- ние, - ответил он. - Насколько мне изнсстно, М* никогда не пытался поколебать мое уважение, к самому себе, а ведь оно-единственное чув- ство, питать которое меня обязывает моя признательность М*п. М* всегда упорно отстаивает свои взгляды. Он мог бы даже прослыть человеком последовательным, не будь так глупо то, чему он следует, и пошел бы довольно далеко, если бы руководился убеждениями, а не предубеждениями. Некая юная особа, мать которой весьма раздражало то обстоятельство, что дочери ее уже тринадцать, однажды в разговоре со мной призналась: оМне хочется попросить у нее прощения за то, что она меня родилап. М*, известный литератор, за три года ни разу не удосужился попро- сить, чтобы его представили кому-нибудь из иностранных государей, то и дело посещавших Францию. Когда я осведомился о причинах подобной непредприимчивости, М* ответил: оВ театре жизни я люблю лишь те сцены, где коллизии просты и естественны. Я понимаю, например, что и км связывает отца с сыном, женщину с любовником, друга с другом, сановника с искателем места, даже покупателя с продавцом и так далее. В сценах же вроде аудиенции у иностранного государя, где все подчинено этикету и даже диалог как бы расписан заранее, нет, на мой взгляд, ни- какого смысла; поэтому они не вызывают у меня интереса. Предпочитаю итальянскую комедию-там по крайней мере импровизируютп.*** В последние годы общественное мнение все сильнее влияет на государ- стренные дела, назначение сановников, выбор министров. Вот почему М*, желая посодействовать карьере одного своего знакомого, сказал г-ну де Л*: оБудьте добры, устройте ему немного общественного мненияп. Я спросил г-на Н*, почему он не бывает в свете. оПотому что я раз- любил женщин и узнал мужчинп,-ответил он. М* сказал о Сент-Ф., человеке без всяких правил и неразборчивом в средствах: оОн, как собака, не отличает благовония от вонип. Не без успеха поставив свою первую пиесу в театре, М* преиспол- нился спеси и чванства, и тогда кто-то из друзей сказал ему: оДруг мой, ты сеешь терния на своем собственном пути. Пойдешь по нему снова- изранишь себе ногип. Г-н де Б* говаривал: оСтоит лишь вспомнить, кого в обществе хулят к кого хвалят, как у самого беспорочного человека на свете появляется желание стать жертвой клеветып. Некая дама, сын которой из-за чего-то заупрямился, сказала, что все дети-ужасные эгоисты. оДа, - отозвался М*-У них все наружу: они еще не приобрели светский лоскп. Кто-то сказал М*: оВы ведь тоже добиваетесь уваженияп. Вот его ответ, поразивший меня: оНет. Я просто сам уважаю себя, поэтому порой меня уважают и другиеп. Со времен Генриха IV до министерства кардинала де Ломени вклю- чительно наше государство пятьдесят шесть раз отказывалось платить по своим обязательствам. Вот почему, когда речь заходила о частых банкрот- ствах французских королей, г-н Д* всегда вспоминал двустишие Ра- сина : И свой священный трон порою утверждают На клятвах, что дают, но редко соблюдают. Академику М* сказали: оКогда-нибудь и вы женитесьп. Он ответил: Я долго осмеивал Академию и все-таки попал в нее. Теперь я в вечном страхе, что и с женитьбой будет то же самоеп. О мадмуазель, которая чуждалась корыстных расчетов, покорствовала лишь велениям сердца и хранила верность своему избраннику, М* гово- рил: оЭто очаровательная особа, ведущая самый достойный образ жизни, хотя она и не девица, и не замужняяп. Один муж предупреждал жену: оСударыня, у этого человека есть на вас какие-то права - он был неучтив с вами в моем присутствии. Я этого не потерплю. Пусть он грубит вам, когда вы с ним наедине; но не оказы- вать вам уважения, когда я рядом, значит оскорблять меняп. Однажды мой сосед по столу, указав на женщину, что сидела напротив него, спросил меня, не жена ли она человеку, сидящему рядом с нем. Я же, заметив, что последний за все время не перемолвился с нею ни единым словом, ответил: оОдно из двух, сударь: либо они незнакомы, либо она его женап.
в начало наверх
Я спросил г-на де* женится ли он когда-нибудь. оНе думаю, - отве- тил он и, рассмеявшись, добавил: -Я не ищу женщину, которая мне подошла бы; более того, я даже не боюсь ее встретитьп. Я спросил г-на де Т*, почему он пренебрегает своим талантом и, по всей видимости, совершенно равнодушен к славе. Вот дословно его ответ: "Когда потерпел кораблекрушение мой интерес к людям, вместе с ним пошло на дно и мое честолюбиеп. Некоему скромному человеку сказали: оИ в спуде, под которым таится добродетель, порою бывают щелип. Когда М* попробовали вызвать на разговор о различных злоупотреб- лениях в общественной и частной жизни, он холодно отпарировал: оЯ каж- дый день расширяю список предметов, о которых не говорю. Мудрее чс-?х тот, у кого такой список особенно обширенп. оЯ, - говорил г-н Д* - охотно предложил бы клеветникам и людям злокозненным такой уговор. Первым я сказал бы: ѕМожете клеветать на меня, но при одном условии: повод для клеветы (то есть какой-нибудь незначительный, а порой и похвальный поступок) даю я сам, а клевета .лишь вышивает по канве, не выдумывая ни фактов, ни обстоятельств. Короче говоря, ваше дело-форма, а не содержание". Строящим козни я сказал бы: ѕЗлоумышляйте против меня, сделайте милость, но извле- кайте из этого хоть какую-нибудь выгоду. Короче говоря, откажитесь от сбыкновения вредить только ради удовольствия - ведь у вас есть такое обыкновение" п . Об одном нею-сном, но трусливом фехтовальщике, человеке остроумном и обходительном с женщинами, но бессильном в постели, говорили: оШпага у него острая, в речах он тоже остер, но клинок его всегда гнется - он боится и дуэли, и любвип. оВесьма досадно,-сетовал М*,-что мы так уронили значение ро- гов. Я хочу сказать, что на них никто теперь не обращает внимания. В былое время они давали их носителю определенное положение в светс- ка него смотрели, как в наши дни смотрят, например, на игрока. А ныне рогоносца просто не замечаютп. Однажды, беседуя со мной о любви к уединению, г-н де Л*, известный мизантроп, заметил: оНужно черт знает как сильно любить человека, чтобы выдерживать его общество!п. М* радуется, когда его называют человеком злым, точно так же как иезуиты бывали довольны, когда их называли цареубийцами. Гордыня всегда стремится управлять слабостью с помощью страха. Один холостяк, которого настоятельно уговаривали жениться, шутливо возразил: оДа спасет меня господь от женщин - от брака я спасусь и с ам п . Некто разглагольствовал о том, что публику следует уважать. оДа, - согласился М*, - этого требует осторожность. Торговок презирают все. но разве кто-нибудь рискнет задеть их, проходя через рынок?п. Я спросил г-на Р*, человека весьма умного и одаренного, почему он никак не проявил себя в дни революции 1789 года. Он ответил: оЗа трид- цать лет я столько раз убеждался в порочности людей, взятых поодиночке, что уже не жду от них ничего хорошего и тогда, когда они собираются вместеп. оУчреждение, именуемое полицией,-шутила г-жа де*, - должно быть, .я в самом деле ужасное место. Недаром англичане боятся ее больше, чем воров и убийц, а турки-больше, чем чумып. оВсего несноснее в обществе-это, во-первых, плуты, а, во-вторых, порядочные люди,-говорил мне г-н де Л* - Чтобы сделать жизнь в нем сколько-нибудь терпимой, надо истребить первых и отучить от слабо- душия вторых, а это столь же просто, как разрушить ад и перестроить райп. Д* немало удивлялся, видя, что г-н де Л*, человек весьма влиятель- ный, не в силах помочь своему другу. А дело было только в том, что слабохарактерность де Л* сводила на нет все выгоды его положения. Тот, чья сила не подкреплена решительностью, все равно что бессилен. Г-жа де Ф* считает, что главное во всяком деле-умно и красно- речиво высказаться о нем, а все остальное приложится само собой. Если бы какая-нибудь из ее подруг делала то, что она, г-жа де Ф*, со- ветует, из них двоих вышел бы один отличный философ. Г-н де* метко .сказал про нее: оОна отлично описывает действие слабительного, а потом удивляется, почему ее тут же не прослабилоп. Один острослов следующим образом описал Версаль: оЭто такое место, где, даже опускаясь, надо делать вид, что поднимаешься; иными словами, где надо гордиться тем, что вы знаетесь с людьми, знаться с ко- торыми зазорноп. М* говорил мне, что в общении с женщинами ему неизменно помогали такие правила: оВсегда хорошо отзывайся о женщинах вообще, хвали тех, кто тебе нравится, а об остальных не говори вовсе; водись с ними по- меньше, остерегайся им доверять и не допускай, чтобы твое счастье за- висело от одной из них, пусть даже самой лучшейп. Некий философ признался мне, что, познакомившись с государствен- ным устройством и порядками у различных народов, он сохранил интерес лишь к дикарям и детям. Первых он изучает по книгам путешественников, за вторыми наблюдает в повседневной жизни. Г-жа де* говорила о г-не де Б*: оЭто человек порядочный, но неумный и неуживчивый. Он - точь-в-точь окунь: безвреден для здоровья, но без- вкусен и костистп. М* не столько обуздывает свои страсти, сколько подавляет их. Он сам признавался мне: оЯ вроде наездника, не умеющего сладить с ло- шадью, которая понесла. Он убивает ее из пистолета и валится наземь вместе с неюп. Я спросил у М*, почему он отказался от многих предложенных ему мест. оХочу быть человеком, а не действующим лицомп,-ответил он. оРазве вы сами не видите,-говорил М*,-что я был бы ничем, если бы не моя добрая слава? Стоит мне поскользнуться, как я слабеют стоит мне оступиться, как я падаюп. Весьма примечательно, что Кребильон и Бернар, пламенно воспе- вавшие-один в прозе, другой в стихах-безнравственность и распут- ство, умерли, страстно влюбленные в потаскушек. Трудно придумать большую нелепость-разве что платоническое чувство, которое г-жа де Вуайе до последнего своего вздоха питала к виконту де Ноайлю, .ча еще сентиментальные любовные письма, дважды переписанные рукой г -на Вуайе и найденные поем его смерти. Ими были набиты две шка- тулки. И оба писателя, и чета Вуайе напоминают мне трусов, распеваю- щих во весь голос, чтобы заглушить страх. оДопускаю, что умный человек может сомневаться в верности любов- ницы, - смеясь, говаривал г-н де*-Но сомневаться в неверности жены может только дуракп. Г-н Л* - прелюбопытный человек: ум у него насмешливый и глубо- кий, сердце гордое и неколебимое, воображение беззлобное, живое и даже- пылкое. оВ свете,-говорил М*, - встречаются три сорта друзей: первые вас любят, вторым нет до вас дела, третьи вас ненавидятп. оНе понимаю,-удивлялся М*, - почему г-же де Л* так хочется, чтобы я у нее бывал? Я почти перестаю презирать эту даму, когда н? вижу ееп. Эти слова можно отнести и к светскому обществу в целом. Д*, мизантроп и насмешник, говоря со мной о порочности людей, сказал: оБог не насылает на нас второй потоп лишь потому, что первый оказался бесполезенп. Услышав, как некто обвиняет современную философию в том, что из-за нее умножилось число холостяков, М* отпарировал: оПока мне не докажут, что именно философы, сделав складчину, собрали те деньги, на которые открыла свое заведение мадмуазель Бортей,*й' я по-прежнему буду счи- тать, что нежелание мужчин жениться объясняется иной причинойп. Н* говорил, что, вдумываясь в отношения людей, надо всегда прини- мать во внимание, что их связывает: сердце или плоть-если это мужчина и женщина; дружба или выгода-если это частное лицо и сановник или придворный, и т. д. Г-н де П* считал, что на публичных заседаниях Французской акаде- мии следует читать лишь предписанное ее уставом, и подкреплял свое мнение такими словами: оДелая что-нибудь бесполезное, следует ограничи- ваться лишь самым необходимымп.
в начало наверх
М* говаривал, что быть ниже принцев-прискорбно, зато быть вдали от них-приятно. Второе с лихвой искупает первое. Когда М* посоветовали вступить в брак, он ответил: оУ меня всегда были две страсти - к женщинам и к холостой жизни. Первая уже угасла; значит, надо лелеять хотя бы вторуюп. оНеподдельное чувство встречается так редко,-заметил г-н де*,- что порой, идя по улице, я останавливаюсь, чтобы полюбоваться собакой, которая с аппетитом гложет кость. Это зрелище пробуждает во мне осо- бенно острый интерес, когда я возвращаюсь из Версаля, Марли, Фон- тенеблоп. Г-н Тома-он был очень честолюбив-сказал мне однажды: оЯду- маю не о современниках, но о потомкахп. оМного же вы почерпнули в философии, если можете обходиться без живых людей, но нуждаетесь в тех, что еще не родились!п,-ответил я. Н* сказал г-ну Барту: оВсе десять лет нашего знакомства я полагал, что с вами нельзя подружиться. Но я ошибался: это возможноп. - оКа- ким же образом?п.-оПолностью отказаться от самого себя и непрестанно боготворить вашу особуп. Г-н де Р* стал с годами особенно суров и злоязычен: он растратил почти всю свою снисходительность, а то, что осталось, приберегает для себя . Одному холостяку посоветовали жениться. Он отшутился и притом так остроумно, что ему сказали: оЖене такого человека, как вы, не при- шлось бы скучатьп.-оЕсли б она была хорошенькой, конечно, нет- она развлекалась бы тем же, чем и остальныеп,-подхватил он. М* обвиняли в мизантропии. оНет,-возразил он, - я не мизантроп, но когда-то боялся, что стану им, и потому, на свое счастье, принял нужные мерып.-оКакие же?п. - оСтал жить вдали от людейп. оПора уже философии,-говорил М*-по примеру римской и мад- ридской инквизиции завести свой собственный индекс.ѕ Пусть и она составит список запрещенных книг. Он у нее получится длиннее, чем у ее соперницы: ведь даже в книгах, в общем одобренных ею, найдется до- вольно мыслей, которые заслуживают осуждения, ибо противоречат тре- бованиям нравственности, а порой и здравого смыслап. оСегодня я был воплощенной любезностью и не позволил себе ни одной грубостип,-сказал мне как-то г-н С*. В нем действительно ужива- лись оба эти качества. Однажды, шутя над женщинами и недостатками их пола, М* сказал мне: оЖенщин надо или любить, или знать, третьего не даноп. М* написал книгу, имевшую шумный успех, и друзья его настаивали, чтобы он поскорей опубликовал следующее свое произведение-оно очень им нравилось. оНет,-ответил он. - Надо дать зависти время утереться - ее слюна ядовитап. Молодой человек по имени М* спросил меня, почему г-жа де Б* от- вергла его домогательства, а сама гоняется за г-ном де Л* которому ее авансы явно не по сердцу. оМилый друг,-ответил я, - сильная и бога- тая Генуя просила многих королей принять ее в подданство, но все отка- зались, хотя воевали из-за Корсики,*й* обильной только каштанами, но зато гордой и независимойп. Кто-то из родственников г-на де Верженна спросил его,, почему он позволил назначить министром по делам Парижа г-на де Бретейля, в ко- тором все видели его, де Верженна, преемника. оЭтого человека,- объяснил де Верженн, - знают у нас плохо: он долго жил за границей, Он пользуется незаслуженно хорошем репутацией, и многие считают его- достойным поста министра. Подобное заблуждение нужно рассеять, а для этого он должен сесть на такое место, где все увидят, что представляет собой барон де Бретейльп. Г-на Л*, литератора, упрекнули за то, что он уже давно ничем не радует публику. оА что можно печатать в стране, где время от времени запрещают даже ѕЛьежский альманах?п,-ответил он. К г-ну де Ла Реньеру ездят все: у него отличный стол, хотя сам он - человек смертельно скучный. М* не зря сказал о нем: оЕго объедают, но не перевариваютп. Г-н де Ф*, зная, что у его жены есть любовники, тем не менее вспо- минал порой о своих супружеских правах. Однажды вечером он вознаме- рился ими воспользоваться, но жена ответила ему отказом. - Разве вам не известно о моей связи с М*? - возмутилась она. - Велика важность!-возразил де Ф*.-Вы же были близки с Л*. С*. Б*. Т*? - Это совсем другое дело. Я не любила их, а лишь уступала своей прихоти. А вот к М* у меня подлинное чувство, любовь до гробовой доски . - Простите, не знал. Считайте, что разговор исчерпан. И действительно, больше они к этой теме не возвращались. Когда эту историю рассказали г-ну де Р*, он воскликнул: оВозблаго- дарим господа за то, что он сподобил людей довести брак до такой утон- ченности п . М* говорил: оМои недруги не в силах мне повредить: они не властны отнять у меня способность разумно мыслить и разумно поступатьп. Я спросил М*, намерен ли он жениться. оЗачем?-удивился он. - Чтобы платить королю Франции подушную подать при жизни и тройную двадцатину после смерти?п. Г-н де* попросил епископам отдать ему загородный дом, куда тот никогда не ездил. оРазве вам не известно,-ответил прелат,-что у каж- дого человека должно быть такое место, куда ему никак не попасть, но где, как мнится ему, он был бы счастливп. Г-н де* помолчал, потом отве- тил: оЭто верно. Видимо, потому-то люди и верят в райп. После возвращения Карла II Милтону предложили вновь занять его былую и весьма доходную должность. Жена уговаривала его согла- -ситься, но он ответил: оТы - женщина и мечтаешь ездить в карете, а мне хочется остаться честным человекомп. Я уговаривал г-на де Л* забыть обиды, нанесенные ему г-ном де Б*,- аедь тот когда-то облагодетельствовал его. оБог заповедал нам прощать обиды, но отнюдь не благодеянияп,-ответил де Л* М* говорил мне: оЯ считаю короля Франции государем лишь тех ста тысяч человек, которым он приносит в жертву двадцать четыре миллиона девятьсот тысяч французов и между которыми делит пот, кровь и послед- ние достатки нации в долях, чьи величины определены безнравственными и политически нелепыми феодальными и солдафонскими понятиями, вот уже две тысячи лет позорящими Европуп. Г-н де Калонн, намереваясь впустить к себе в кабинет каких-то лая, никак не мог отпереть дверь, о...ключ!п,-нетерпеливо выругался он, но тут же спохватился и сказал: оПрошу извинить, но жизнь доказала мне, 'что только это слово помогает в любом затруднениип. И в самом деле. -замок тут же открылся. Я спросил М*, почему он предпочитает оставаться безвестным, лишая людей возможности облагодетельствовать его. оЛучшее благодеяние, кото- рое они могут мне оказать.-это предать меня забвениюп,-ответил он. Г-н* что-то обещал г-ну Л* и дал ему в этом слово дворянина. оЕсли не возражаете,-ответил Л*, - дайте мне лучше слово честного чело- века п . Знаменитый Вен Джонсон говаривал, что каждый, кто берет музу в жены, умирает с голоду, тогда как тот, кто делает ее своей любовницей,. живет припеваючи. Эти слова напоминают замечание Дидро-я сам слы- шал от него эту фразу - о том, что литератор, если он человек разумный, может сойтись с женщиной, способной состряпать книгу, но жениться должен лишь на женщине, которая умеет состряпать обед. Но есть еще одна, более приятная возможность: не брать в любовницы женщину, пи- шущую книги, а в жены-вообще никакую. М* говорил: оНадеюсь, наступит день, когда, выйдя из Националь- ного собрания, где будет председательствовать еврей, я отправлюсьп на свадьбу католика, который только что развелся с лютеранкой и теперь. женится на юной анабаптистке, а после венчания мы все отобедаем у кюре, тоже состоящего во втором браке, и он представит нам свою новую. жену, молодую особу англиканского вероисповедания и дочь кальви- нисткип. Г-н де М* сказал мне: оТолько человек незаурядный осмеливаетсп сказать фортуне: оЯ подпущу тебя к себе лишь при условии, что ты по- корно наденешь на себя ярмо моих капризов", или дерзает заявить славе: ѕТы - всего-навсего потаскушка, и я готов поразвлечься с тобой, но не- медля прогоню теья, если ты станешь чересчур развязной и назойливой п.. Говоря это, де М* живописал самого себя: у него именно такой характер.- Об одном придворном, человеке легкомысленном, но, в сущности, не-
в начало наверх
извращенном, говорили: оОн запылился на ветру, но не вывалялся н грязип. М* считал, что философ должен сперва обрести счастье, которое яв- ляется уделом мертвецов, то есть стать неуязвимым для страдания и- пребывать в покое, и только потом изведать счастье, доступное лишь живым, то есть начать мыслить, чувствовать и радоваться. Г-н де Верженн не любил литераторов: как известно, ни один из вы- дающихся сочинителей не воспел в стихах мир 1783 года.*' По этому поводу кто-то заметил: оПоэты молчат по двум причинам: во-первых, этот мир ничего не принес поэтам; во-вторых, слишком непоэтичен сюжетп. Я спросил М*, почему он не женится-партия-то ведь выгодная. оЯ не женюсь из боязни, как бы сын мой не вышел в отцап,-ответил он, чем поверг меня в немалое изумление: я знал, что М* - человек ц высшей степени порядочный. Тогда он пояснил: оДа, да, я боюсь, что мой сын вместе с бедностью унаследует от меня неумение лгать, заиски- вать, пресмыкаться и ему придется пройти через те же испытания, через которые прошел яп. Некая дама разглагольствовала о своей добродетели и, по ее словам, слышать больше о любви не хотела. Услышав такие речи, один остро- слов заметил: оК чему вся эта похвальба? Неужели она не может найти себе любовника иным способом?п. В дни собрания нотаблей кто-то попробовал заставить говорить по- пугая г-жи*. оНе трудитесь,-вмешалась она. - Из него слова не вы- жмешьп. - оНа что же он тогда годен? Заведите попугая, который, на худой конец, умел бы кричать: ѕДа здравствует король!п. - оУпаси меня боже! - воскликнула г-жа*. - Зачем мне такой попугай? Его тот- час же назначили бы нотаблем*п. Некоему привратнику дети его покойного хозяина отказались выпла- тить тысячу ливров, полагавшуюся ему по завещанию их отца. Я посове- товал бедняге истребовать эту сумму по суду. оНеужели вы думаете, сударь,-возмутился он, - что я заведу с ними тяжбу? Ведь я служил их отцу двадцать пять лет, а им самим служу уже пятнадцать*п. Даже в несправедливости своих господ несчастный усмотрел лишь предлог для того, чтобы сделать им щедрый подарок. М* спросили, почему природа устроила так, что любовь не подвластна. разуму. оПотому,-ответил он, - что у природы одна цель-продолже- ние рода человеческого, а для того, чтобы ее достигнуть, вполне доста- точно одной нашей глупости. Природе безразлично, обращаюсь ли я, пьяный, к услугам служанки из кабака, а порой и просто уличной девки или же после двухлетних домогательств получаю руку Клариссы,- и в том, и в другом случае цель достигнута. А если бы я внимал разуму, он уберег бы меня и от служанки, и от девки, и, вероятно, даже от Кла- риссы. Что сталось бы с людьми, если бы они покорствовали только разуму? Кто из мужчин захотел бы сделаться отцом и обречь себя на бесконечные заботы в течение многих летЖакая женщина согласилась бы расплачиваться девятимесячным недугом за несколько минут эпилептиче- ских содроганий? Вырывая нас из-под ига разума, природа укрепляет свою власть над нами. Вот почему в любви она равняет Зеновию с ее птичницей. Марка Аврелия с его конюхомп. М* - человек живой, впечатлительный и готовый откликнуться на все, что он видит и слышит: если ему расскажут о благородном поступке, он прослезится: если глупец попробует выставить его на посмеяние, он улыбнетс я. М* утверждает, что самое избранное общество-точная копия публич- ного дома, который однажды описала ему некая юная обитательница последнего. Встретив ее в воксале, он подошел и осведомился, где снею можно увидеться наедине и потолковать о вещах, касающихся только их двоих. оСударь,-ответила она, - я живу у г-жи* Это очень почтенное заведение: там бывают только порядочные люди, и приезжают они почти всегда в каретах. В доме есть ворота и премиленькая гостиная с зерка- лами и красивой люстрой. Посетители порой даже ужинают у нас, и тогда посуду им ставят серебрянуюп. - оСкажите на милость! . . Знаете, мад- муазель, такое я видывал только в самом лучшем обществеп. - оЯ тоже, а я перебывала в разных домах такого сортап. И тут М*, еще раз пере- брав все подробности описания, начинает доказывать, что любая из них в равной мере могла бы относиться и к высшему свету. М* очень любит подмечать смешные стороны светской жизни. Он просто ликует, когда узнает о какой-нибудь вопиющей несправедливости, неудачном выборе сановника, смехотворной непоследовательности власть имущих и всяческих безобразиях, столь частых в высшем обществе. По- началу я счел его просто злопыхателем, но, познакомившись с ним по- ближе, понял, откуда у него этот странный взгляд на вещи: человек честный, он так пылал добродетельным негодованием, что для облегче- ния душевных мук приучил себя к насмешливости, которая силится вы- глядеть веселой, но подчас, выдавая истинную свою природу, становится галькой и саркастической. Дружба для Н*-это не что иное, как деловые отношения с его так называемыми друзьями. Любовь для него-всего лишь добавок к хоро- шему пищеварению. Все, что выше или ниже уровня его интересов, по- просту для него не существует. Благородное и бескорыстное дружеское участие или неподдельное сердечное увлечение кажутся ему бессмыслен- ным безумством из числа тех, за которые сажают в сумасшедший дом. Г-н де Сегюр издал ордонанс о том, что артиллерийским офице- ром может быть только дворянин. Но так как ремесло артиллериста до- ступно лишь людям образованным, этот ордонанс привел к весьма забав- ному недоразумению: аббат Боссю, экзаменовавший выпускников воен- ных школ, аттестовал одних простолюдинов; Шерен же, проверявший их родословную,-одних дворян. Из сотни выпускников нашлось всего человек пять, удовлетворивших и того, и другого. Мне довелось однажды беседовать с г-ном де Л* о плотских утехах. По его мнению, кто потерял способность быть в любви мотом, тот немедля должен стать скупцом, так как, перестав быть богачом, он мгновенно делается нищим. оЧто до меня,-признался он, - то как только мне пришлось перейти от расплаты наличными к выдаче векселей, я сразу же закрыл свой банкп. Один писатель, которому вельможа дал понять, какое расстояние их разделяет, сказал ему: оВаша светлость, я помню о том, о чем обязан помнить; но я не забываю и о том, что быть выше меня куда легче, нежели стать вровень со мнойп. Г-жа де Л* - кокетка с иллюзиями: в первую очередь она обманы- вает самое себя. Г-жа де Б* - кокетка без иллюзий: она обманывает только других. Маршал де Ноайль вел в парламенте тяжбу с одним из своих аренда- торов. Восемь или девять советников в один голос отказались участвовать в разборе дела, сославшись на свое родство с г-ном де Ноайлем. Они действительно приходились ему родственниками, но только в восьмом ко- лене. Сочтя такое тщеславие смехотворным, советник по имени Юрсон встал и объявил: оЯ тоже отвожу себяп. - оНа каком основании?п. - спросил первый президент. оЯ состою в родстве с арендаторомп,-ответил Юрсон. Когда шестидесятипятилетняя г-жа де* вышла за двадцатидвухлетнего М*, кто-то назвал их союз браком Пирама и Бавкиды. Когда М* упрекнули в холодности к женщинам, он ответил: оГоспожа де К* сказала однажды о детях: ѕЯ так и вижу ребенка, которого мне не удалось родить". То же самое могу сказать и о женщинах. Я мысленно нарисовал себе образ женщины, каких мало, и он ограждает меня от женщин, каких много. Поверьте, я весьма признателен этой придуманной мною дамеп. оНа мой взгляд,-говаривал М*,-в обществе нет ничего смехотвор- нее, чем брак и звание мужа, а в политике-чем королевская власть и сан монарха. Вот два предмета, которые особенно меня веселят и дают мне постоянный повод для шуток. Поэтому тот, кто сумел бы меня же- нить или возвести на трон, отнял бы у меня добрую долю моего разума и веселого нравап. В одном обществе рассуждали о том, как свалить дурного министра, запятнавшего себя множеством низостей, и один из его отъявленных врагов неожиданно предложил: оА что, если подбить его на какой-нибудь разумный шаг или честный поступок? Вот уж тогда его наверняка про- гонят! п. оЧто могут мне сделать вельможи и государи?-восклицал М*- Разве в силах они вернуть мне молодость или отнять у меня способность мыслить, утешающую меня во всех невзгодах?п. Однажды г-жа де* сказала М*: оПо-моему, вы не очень увам меня, и все из-за того, что одно время я часто виделась с господином д'Юр... Сейчас я вам все объясню, и ато послужит наилучшим для меня оправданием. Дело в том, что я спала с ним; не будь этого, разве я стала бы его терпеть? Ненавижу дурное общество) Мне кажется, этого довольно, чтобы извинить меня и в моих собственных, и, надеюсь, в ваших глазахп. Г-н де Б* ежедневно бывал у г-жи де Л*; ходили даже слухи, что он намерен на ней жениться. Узнав о них, де Б* сказал кому-то из дру- зей: оНа свете едва ли найдется мужчина, которого она не предпочла бы мне; я плачу ей той же монетой. Мы дружны вот уже пятнадцать лет - за столь долгий срок два человека не могут не понять, как мало симпа- тичны они друг другуп. оЕсли у меня и есть иллюзии насчет людей, которых я люблю, - не раз говорил М*-то они, подобно стеклу на пастельной картине, смягчают иные черты, но не могут изменить ни пропорции, ни взаимо-
в начало наверх
отношения частейп. Как-то раз в светской гостиной заспорили о том, что приятнее - да- вать или получать? Кто говорил, что давать; кто утверждал, что, когда людей связывает истинная дружба, удовольствие получать не менее утон- ченно и даже более сильно. Один умный человек на вопрос, что он думает по этому поводу, сказал: оНе знаю, какое из двух удовольствий сильнее, но я всегда предпочитаю первое, то есть давать: оно долговечнее, и я не раз убеждался, что люди не так быстро его забываютп. Друзьям М* хотелось подчинить его волю своим прихотям; им это не удалось, и тогда они заявили, что он неисправим. оЕсли бы меня можно было исправить,-возразил он, - я давным-давно испортился бы. оЯ равнодушен к авансам г-на де Б*, - говорил М*,-ибо не слишком ценю в себе качества, которые так привлекают его. Я уверен: yзнай, что именно я в себе ценю, он сразу отказал бы мне от домап. Г-на де* упрекали в том, что он из породы врачей, которые все видят в черном свете. оА это потому,-объяснил он, - что я наблюдал, как санп за другим умерли больные того врача, который все видел в розовом свете. Если умрут и мои больные, то, по крайней мере, меня никто не посчитает болваномп. Некто, не пожелавший вступить в связь с г-жой де С*, воскликнул: оНа что человеку ум, как не на то, чтобы уберечь его от связи с г-жой де С*?п. Г-н Жали де Флери, занимавший в 1781 году пост генерального контролера, как-то сказал моему другу, г-ну Б*: оЗачем вы все время го- ворите о нации? Никакой нации нет, а есть народ, тот самый народ, который еще в старину наши публицисты именовали ѕнарод-раб, повин- ный барщиной и податями по воле и милости господина"п. М* предложили место доходное, но малоприятное. Он отказался, за метив при этом: оЯ знаю, что жить без денег нельзя, но я знаю также, что жить ради денег не стоитп. Кто-то сказал об одном непомерном себялюбце: оОн, глазом не моргнув, сожжет чужой дом, чтобы сварить себе два яйца вкрутуюп. Герцог де*, некогда человек острого ума, умевший ценить общество достойных людей, годам к пятидесяти превратился в самого заурядного царедворца. Это новое ремесло и жизнь, которую он ведет в Версале, полетать его дряхлеющему разуму, словно карты-старухам. Кто-то спросил человека, который быстро поправил свое расстроен- ное здоровье, как ему удалось этого добиться. оОчень просто,-ответил чот: - прежде я рассчитывал на себя, а теперь считаюсь с собойп. оСамое его большое достоинство-это имя,-говорил М* о герцоге де*.-У него есть решительно все добродетели, какими только можно разжиться с помощью дворянской грамотып. Некоего молодого придворного за глаза обвинили в том, что он обо- жает девок. Так как это обвинение могло бы рассорить с ним порядочных и влиятельных женщин, слышавших весь разговор, один из друзей моло- дого человека почел долгом возразить: оПреувеличение) Злостный навет) Он и светскими дамами не брезгует)п. М*, большой женолюб, говорил мне, что он не может обойтись без женщин: они смягчают его суровый ум и дают пищу его чувствительной душе. оВ голове у меня Тацит, а в сердце - Тибуллп, - заклю- чил он. Г-н де Л* утверждал, что брак следовало бы приравнять к аренде дома, который можно нанять сроком на три, шесть, девять месяцев, а если окажется подходящим, то и купить. оМежду мною и вами та разница,-объяснял мне М*,-что вы всем маскам по очереди сказали: ѕМаска, я тебя знаю", а я сделал вид, будто они меня провели. Поэтому свет ко мне куда благосклоннее, чем к вам. Вы отняли у других интерес к маскараду, да и себя лишили развлеченияп. Если г-ну де Р* за день не удается написать ни строчки, он повторяет слова Тита: оСегодня я потерял деньп.* оСудя по мне,-говаривал М* - человек - преглупое животноеп. М* выражал свое презрение к людям всегда одной и той же фразой: оЭто предпоследний из людейп. оНо почему предпоследний?п,-спросили у него. оЧтобы ни у кого не отнимать надежду: смотрите, какое их мно- жествоп. М*, человек слабого здоровья, но сильного характера, говорил о себе: оФизически я похож на тростник, который гнется, но не ломается; нрав- ственно же подобен дубу, который можно сломать, но нельзя согнуть. ѕHomo interior, lotus nervus",' как сказал ван Гельмонтп. Г-н де Л* - ему пошел уже девяносто второй год-как-то сказал Мнр: оЯ встречал людей характера сильного, но не возвышенного, и людей характера возвышенного, но не сильногоп. Г-н д'А* оказал однажды большую услугу г-ну де К* и попросил его держать это в тайне, что тот и выполнил. Прошло несколько лет, они поссорились, и тогда г-н де К* рассказал о добром поступке д'А*. Г-н Т*, общий их друг, узнав об этом, спросил де К* о причине такого странного, на первый взгляд, поведения. Тот ответил: оЯ молчал о благо- деянии д'А*, пока любил его. Заговорил же я потому, что больше его не люблю. Раньше это была тайна д'А*, теперь-только мояп. М* говорил о принце де Бово, большом ревнителе чистоты француз- ского языка; оЯ заметил, что когда я встречаю принца на утренней про- гулке и на меня падает тень от его коня (а он часто ездит верхом-этого требует его здоровье), то потом я уже весь день не делаю ни единой ошибки во французском языкеп. Н* говорил, что его всегда приводят в изумление смертоубийственные пиршества, которые задают светские люди. оДобро бы они приглашали родственников-тут хоть можно рассчитывать на наследство, но зачем звать друзей? Ведь от их смерти все равно никакого проку1п. оЯ видел немало гордецов,-говаривал М*,-но все они мало чего стоят. Единственный, кто по-настоящему горд,-это Сатана из милто- нова ѕПотерянного рая'п. ' оЧеловек изнутри-сплошные жилып (лаг.). оСчастье-нелегкая штука,-твердил М*-Его и в себе-то обрести трудно, а уж в другом и подавноп. Г-ну де* настойчиво предлагали уйти с поста, одно название которого ограждало его от преследования могущественных врагов. оВы можете остричь Самсона,-заявил он в ответ, - но не советуйте ему напраши- ваться на головомойкуп. На чье-то замечание о том, что М* необщителен, один из его друзей заметил: оДа, 'ему противны те черты общества, которые противны при- родеп. Когда на М* нападали за его пристрастие к уединению, он обычно отвечал: оВидите ли, к своим собственным недостаткам я притерпелся больше, чем к чужимп. Г-н де*, везде кричавший о том, как он дружен с Тюрго, явился к г-ну де Морена и поздравил того с отставкой Тюрго. Тот же самый друг Тюрго целый год не встречался с ним, после того как он попал в немилость, а когда бывшему министру зачем-то понадо- билось повидать де*, последний назначил местом встречи не дом г-на Тюрго, не свой собственный дом, а мастерскую Дюплесси, кото- рому позировал для портрета. Тем не менее у него хватило потом наглости заявить г-ну де Берт. . ., уехавшему из Парижа неделю спустя после смерти Тюрго: оЯ дневал и ночевал у господина Тюрго, был его ближайшим другом и своими ру- ками закрыл ему глазап. Он стал высокомерно обходиться с г-ном Неккером, едва лишь у того испортились отношения с г-ном де Морена, а когда Неккер попал в не- милость, г-н де* вместе с Бурбулоном, врагом опального министра, от- правился обедать к Сент-Фуа, хотя от души презирал обоих. Начал он с того, что бесконечно злословил о г-не де Каление, а кон- чил тем, что поселил его у себя. Точно так же сперва он обливал грязью г-на де Верженна, а потом стал втираться к нему в доверие; для этого он использовал д'Энена, но вскоре совершенно отстранил последнего. Рассорившись с д'Эненом, он подружился с Ренневалем, который по- мог ему вступить в очень выгодные отношения с г-ном д'Орнано, пред- седателем комиссии по установлению границы между Францией и Испа- иией. Нсверующий, он на всякий случай постится по пятницам и субботам. Выпросив у короля сто тысяч ливров на уплату долгов своего брата, он делает теперь вид, что покрыл их денежками из собственного кармана. Будучи опекуном юного Барт. . ., которому мать завещала сто тысяч экю,
в начало наверх
обойдя при этом его сестру, г-жу де Верж. . ., он собрал семейный совет и уговорил молодого человека не только отказаться от наследства, но даже порвать завещание. А стоило Барт. . . совершить одну из свойствен- ных юности ошибок, как г-н де* снял с себя обязанности опекуна. Все, наверно, помнят, как нелепо важничал и чванился своим проис- хождением и древностью рода Ле Телье-Лувуа, архиепископ Реймский. В свое время его чванство было известно по всей Франции. Особенно забавно проявилось оно при следующих обстоятельствах. Герцог д'А*, несколько лет не появлявшийся при дворе, вернулся из провинции Берри, где он был губернатором, и поехал представляться в Версаль. По дороге его карета опрокинулась и сломалась. Стоял лютый холод. Герцогу сказали, что починка кареты займет не меньше двух часов. В это время герцог увидел, что выводят перекладных лошадей, и спросил, для кого они предназначены. Ему сказали, что для архиепископа Реймского, который тоже едет в Версаль. Тогда герцог отправляет вперед всю свою челядь, оставив при себе только одного слугу, да и тому наказывает держаться в сторонке, пока его не позовут. Приезжает архиепископ, и, пока перепрягают лошадей, герцог велит одному из слуг прелата спро- сить у своего хозяина, не согласится ли тот предоставить место в карете дворянину, которому иначе придется томиться здесь еще два часа, ибо его экипаж сломался и теперь в починке. Слуга передает просьбу архи- епископу. - А что это за человек?-спрашивает тот.-Хоть порядочный на вид? - Да, монсеньер, на вид очень благородный. - Что это значит оочень благородныйп? Одет он хорошо? - Просто одет, но хорошо, монсеньер. - Слуги при нем есть? - Кажется, есть, монсеньер. - Поди узнай. Лакей уходит и возвращается. - Он велел им, не дожидаясь его, отправляться в Версаль. - Aral Это уже кое-что, но отнюдь не все. Спроси у него, действи- тельно ли он дворянин? Лакей уходит и возвращается. - Да, монсеньер, дворянин. - Дай-то бог. Пусть он подойдет ко мне, посмотрим, что это за птица. Герцог подходит, кланяется. Архиепископ кивает ему головой и чуть- чуть отодвигается, чтобы тот мог сесть на краешек сиденья. Тут он за- мечает на незнакомце крест Святого Людовика. - Сударь,-обращается архиепископ к герцогу,-мне, право, жаль. что я заставил вас ждать, но, согласитесь, не мог же я предоставить место в своей карете первому встречному. Теперь я знаю, что вы дво- рянин. Полагаю, бывший военный? - Да, монсеньер. - И едете сейчас в Версаль? - Да, монсеньер. - Наверно, подать прошение в какую-нибудь канцелярию? - Нет, в канцеляриях мне делать нечего. Я должен принести благо- дарность. . . - Г-ну де Лувуа? *'* - Нет, монсеньер, королю. - Королю? (Архиепископ отодвигается, освобождая немного больше места на сиденье). Значит, король только что оказал вам какую-то ми- лость ? - Не совсем так, ваше преосвященство. Но это долго рассказы- вать. - А вы все-таки расскажите. - Дело в том, что два года назад я выдал дочь замуж за человека небогатого. . . (архиепископ снова рассаживается и теснит гостя), но очень старинного рода (архиепископ отодвигается). Его величество соизволил благосклонно отнестись к этому браку (архиепископ отодвигается еще дальше) и даже обещал моему зятю первое вакантное место губернатора. - Место губернатора? Наверно, в каком-нибудь заштатном горо- дишке? В каком же? - Нет, монсеньер, это не город, а провинция. - Что я слышу, сударь!-восклицает архиепископ, забиваясь в са- мый угол.-Место губернатора провинции? . . - Да, и сейчас появилось такое место. - А в какой провинции? - В моей-Берри. Я хочу передать управление ею моему зятю. - Как, сударь, вы губернатор? . . Значит, вы герцог д'А*? (архи- епископ хочет вылезти из кареты). Что же вы сразу не сказали, ваша светлость? Это же невероятно! В какое положение вы меня поставили! Умоляю, простите меня за то, что я заставил вас ждать! . . Мерзавец лакей не сказал мне. . . Слава богу, я хоть поверил вам на слово, что вм дворянин,-теперь ведь любой проходимец претендует на дворянство. Этот д'Озье такой бездельник! Я в полном смущении, ваша светлость! - Успокойтесь, монсеньер. Не гневайтесь на вашего лакея за то, что он счел меня человеком благородным. Не гневайтесь на д'Озье за то, что он подверг вас риску дать место в вашем экипаже старому нетиту- лованному вояке. И не гневайтесь на меня за то, что я влез к вам в ка- рету, не представив своей родословной. ДОПОЛНЕНИЯ Людовик XIV заказал Куапелю портрет герцога Бургундского и велел сделать копию с него: оригинал он хотел отправить в Испанию, а копию оставить себе. Обе картины, похожие как две капли воды, были одновременно вывешены в галерее. Король, предвидя, что окажется в затруднительном положении, отвел Куапеля в сторону и сказал: оМне не подобает ошибаться в выборе, поэтому я хочу заранее знать, с ка- кой стороны висит оригиналп. Куалель показал, и Людовик XIV, второй раз проходя мимо картин, бросил: оОни так похожи, что ничего не стоит их спутать; но приглядитесь внимательно и вы увидите: оригинал - вот этотп. В древнем Перу право учиться имела одна лишь знать. Наша на это право.не притязает. оИной дурак похож на полный кувшин без ручки: так же неудобен в обращениип, - говорил М* об одном глупце. оГенрих IV был великим правителем, Людовик XIV правил в вели- кую эпохуп. В этом словце Вуазенона заложен смысл куда более глу- бокий, чем в прочих его остротах. После того как Людовик XV грубо выбранил покойного принца Конти, тот рассказал об этом неприятном происшествии своему другу, лорду Тирконнелу. и попросил у него совета. Подумав, лорд простодушно сказал: оВаше высочество, вы вполне могли бы отомстить за себя: для этого нужны только деньги и доброе имяп. Король прусский, умевший отлично распоряжаться своим временем, тем не менее говорил, что вряд ли существовал на свете человек, который сделал в жизни хоть половину того, что мог бы сделать. Братья Монгольфье, уже будучи авторами столь великого изобре- тения, как аэростат, стали хлопотать в Париже о предоставлении одному из своих родственников лицензии на табачную лавку. Их прошение нат- кнулось на множество затруднений, чинимых разными лицами, в част- ности г-ном де Колонна, от которого, в общем, зависел успех дела. Граф д'Антрег, друг братьев Монгольфье, сказал г-ну де Колонна: - Сударь, если их просьба не будет уважена, я выступлю в печати и расскажу, как с ними обошлись в Англии и как, по вашей милости, обращаются сейчас во Франции. - А что было в Англии? - Хотите знать? Слушайте. В прошлом году господин Этьен Мон- гольфье посетил Англию. Он был представлен королю, который принял его необычайно ласково и сказал, что хотел бы что-нибудь для него сде- лать. Монгольфье передал через лорда Сидни,*'' что, поскольку он ино- странец, у него не может быть никаких просьб. Лорд продолжал настаи- вать, и тогда Монгольфье вспомнил, что в Квебеке у него живет *' очень бедный брат, священник. Вот он и попросил для того небольшого бене- фиция, гиней на пятьдесят, но лорд ответил, что такая просьба недо- стойна ни братьев Монгольфье, ни короля, ни министра. Прошло не- много времени, и в Квебеке освободилось место архиепископа. Лорд Сидни доложил королю, что думает назначить на это место родственника Монгольфье, и король дал согласие, отказав претенденту, за которого хлопотал лорд Глостер. Братья Монгольфье не без труда добились, чтобы король ограничил свою доброту более скромным благодеянием. Между подобной щедростью и отказом французских властей в та- бачной лавке разница немалая. Как-то в обществе зашла речь о споре между теми, кто считал, чго эпитафии следует писать по-латыни, и сторонниками эпитафий на фран- цузском языке. - Не понимаю, о чем тут спорить,-сказал г-н Б* - Да, я тоже не понимаю,-подхватил г-н Т*
в начало наверх
- Это же очевидно, - продолжал Б*. - Их надо писать только по- латыни, не так ли? - Вот уж нет,-запротестовал Т*. - Только по-французски. - Какого вы мнения о г-не*? - Очень любезный человек; я очень его не люблю. Сказано это было так, чтобы особенно подчеркнуть разницу между людьми любезными и людьми, действительно достойными любви. оЯ поставил крест на любви,-сказал однажды М*,-как только женщины начали говорить: ѕАх, этот М*, я очень люблю его, люблю от всей души!". Прежде, когда я был молод,-добавил он, - они говорили: ѕАх, я бесконечно ценю М*: он такой воспитанный молодой человек'''* оЯ так ненавижу всякий деспотизм,-сказал как-то М*,-что слово ѕпредписание" противно мне даже в устах врачап. Некий больной был так плох, что от него уже отказались врачи. У г-на Троншена спросили,, не пора ли послать за святыми дарами. оСейчас они ему очень пристанутп. Когда аббат де Сен-Пьер хотел что-нибудь одобрить, он всегда говорил: оЧто касается меня, то сегодня мне это очень по душеп. Можно ли лучше дать понять, что мнения людские разнообразны, а взгляды каждого человека изменчивы? Пока мадмуазель Клерон не ввела во Французской комедии те- атральные костюмы, для трагедии существовал только один вид костюма, который именовался оримскимп. Актеры играли в нем пиесы, где дей- ствующими лицами были греки, американцы, испанцы и т. д. Первым подчинился нововведению актер Лекен: он заказал себе для роли Ореста в оАндромахеп греческое одеяние. В тот момент, когда те- атральный портной принес его в уборную Локона, туда вошел Добер- валь. Пораженный невиданной одеждой, он спросил, что это такое. оГреческий костюмп,-ответил Лекен. оОн изумительно красива-во- скликнул Доберваль. - Первый же свой римский костюм я велю сшить на греческий ладп. М* утверждал, что иные правила хороши для натур твердых и несо- крушимых, но не годятся для более податливых характеров. Доспехи Ахилла по плечу лишь ему одному: Патрокл-и тот сгибается под их тяжестью. Сразу после умышленных преступлений и дурных дел следует поста- вить зло, совершенное с благими намерениями, и поступки, сами по себе хорошие, но вредные для общества: помощь негодяям, глупое попусти- тельство, доведение до абсурда философских принципов, неловкие услуги друзьям, неуместное применение полезных и благородных жизненнмх правил и т. д. Природа, обрушив на человека столько напастей и при этом все- лив в него неистребимую любовь к жизни, обошлась с ним словно зло- умышленник, который поджег бы наш дом, а у дверей выставил бы ча- совых. Очень уж страшна должна быть опасность, чтобы побудить нас выброситься из окна. Министры, если случайно они не вовсе лишены ума, любят говорить о том времени, когда они будут уже не у дел. Люди обычно идут на эту удочку н верят их чистосердечию, хотя министры просто стараются вы- казать здравый ум. Они подобны тем больным, которые постоянно го- ворят о своей смерти, но, судя по случайно оброненным ими замечаниям, уверены, что не умрут. Кто-то попенял Делону, врачу-месмеристу: оВот вы обещали исце- лить г-на Б* а он умерп.-оВы куда-то уезжали,-ответил врач, - и не были свидетелем того, как удачно шло лечение: г-н Б* умер, совер- шенно исцеленныйп. О М*, который вечно был во власти мрачных предчувствий и все сидел в черном свете, говорили: оОн любит строить воздушные тем- ницып. Когда аббат Данжо, член Французской академии и великий рев- нитель чистоты французского языка, работал над составлением грамма- тики, ни о чем другом говорить он не мог. Однажды в его присутствии кто-то стал сетовать на военные поражения, постигшие Францию (это было в конце царствования Людовика XIV). оНу и что ж! - во- скликнул аббат.-Зато у меня в шкатулке уже лежат две тысячи глаго- лов с полным их спряжением!п. Некий писака тиснул в своем листке: оОдни говорят, что кардинал Мазарини умер, другие-что жив, а я не верю ни тому, ни дру- гом ! п. Старик д'Арнонкур заключил с девицей легкого поведения контракт, по которому обязывался выплачивать ей ренту в тысячу двести ливров, пока она будет его любить. Она легкомысленно бросила его и связалась с молодым человеком. Тот знал о контракте и решил во что бы то ни стало восстановить его. Подстрекаемая любовником, девица потребовала у д'Арнонкура денег, не выплаченных ей после разрыва, предъявив ему составленное на гербовой бумаге свидетельство о том, что она по-преж- нему его любит. Некий торговец эстампами 25 июня продавал гравированный портрет г-жи Ламотт, подвергшейся 21 июня телесному наказанию и клейме- нию; при этом он запрашивал очень высокую цену, говоря, что гравюра была оттиснута заблаговременно и клейма на ней нет. Массильон был большой поклонник женщин. Он влюбился в г-лу де Симиан, внучку г-жи де Севинье. Эта дама очень ценила изыскан- ный слог, и, чтобы ей понравиться, Массильон с особенным тщанием писал оСинодып-одно из лучших своих творений. Он жил при Орато- рии и должен был возвращаться не позже девяти вечера; ради него г-жа де Симиан приказывала подавать ужин в семь часов. За одним из таких ужинов вдвоем Массильон сочинил прелестную песенку, из кото- рой я запомнил половину куплета: Эльвира, нежны наши узы! Так пусть же будет этот стих Для любопытных - шуткой Музы, Но истиной - для нас двоих1 У г-жи де Рошфор спросили, хочет ли она узнать будущее. оНет, - ответила ома,-оно слишком похоже на прошлоеп. Аббата Ватри уговаривали хлопотать о том, чтобы ему предоста- вили освободившееся место в Королевском коллеже. оТам видно бу- детп, - отговорился он и ничего не стал делать. Место получил кто-то другой. Один из друзей аббата прибегает к нему: - Ну, что вы за человек! Сидели сложа руки, а тем временем на это место назначили другого! - Уже назначили?-спрашивает аббат. - Ну, теперь мне самая пора просить его себе. - Вы что, с ума сошли? - Ничуть! Раньше у меня была сотня соперников, а нынче остался только один. Аббат начал хлопоты и получил место. Г-жа*, которая из кожи вон лезла, чтобы привлечь в свой салон лю- дей умных и острых на язык, говорила о Л*: оЯ о нем невысокого мне- ния: он никогда даже не заглянет ко мнеп. Аббат де Флери был влюблен в супругу маршала де Ноайля, но она обходилась с ним свысока. Потом аббат стал первым министром н, когда г-же де Ноайль что-то понадобилось от него, припомнил ей, как сурова она с ним была. оАх, монсеньер,-наивно воскликнула дама, - кто же мог предвидеть, что так получится!п. Герцог де Шабо приказал нарисовать на своей карете изображеиле богини Молвы, и по этому случаю кто-то вспомнил известные стихи: Поступок совершил оплошный, Когда, в припадке доброты, Свою хулительницу ты Зазвал и себе в сей дом роскошный. Некий сельский врач пошел в соседнюю деревню навестить больного. Он взял с собой ружье, чтобы скоротать время и поохотиться в пути. Крестьянин, попавшийся ему по дороге, спросил у него, куда он идет с ружьем. оК больномуп. - оБоитесь, что без ружья вам его не прикон- чить ? п. Некая девица покаялась на исповеди: оСвятой отец, я очень уважала одного молодого человекап.-оУважала? Сколько раз?п,-спросил испо- ведник. К человеку, который лежал на смертном одре, пришел исповедник и сказал: оЯ буду молиться за вас до самой вашей смертип.-оМолю вас,-ответил тот,-дайте мне сперва умеретьп. Аббату Террассону кто-то очень расхваливал новое издание Биб- лии. оСлышал, слышал, - заметил аббат, - все грязные места сохранены там в первозданной чистотеп. Болтая с г-ном де М*, некая дама воскликнула: оАх, вы только и знаете, что говорить глупости!п.-оСударыням-возразил он, - иногда
в начало наверх
мне действительно приходится их выслушивать - вы как раз присут- ствуете при этомп. оВы зеваете!п, - с упреком сказала жена своему супругу. оДорогая моя.-ответил он, - муж и жена-одно, а когда я наедине с собой, мне скучноп . Однажды Мопертюи, развалившись в кресле и позевывая, сказал: оС каким удовольствием я занялся бы сейчас решением красивой и не очень трудной задачи!п. В этих словах-весь человек. Мадмуазель д'Антраг, разобиженная решительным нежеланием Бас- сомпьера жениться на ней, воскликнула: оГлупее вас нет никого при этом дворе!п, на что Бассомпьер ответил: оПо-моему, я все время дока- зываю вам обратноеп. Некий антрепренер обратился к г-ну де Виллару с просьбой о том, чтобы пажам запретили бесплатный вход в театр. оВаша светлость, - сказал он, - примите в соображение, что, когда пажей много, из них по- лучается целый корпусп. Король назначил г-на де Навайля воспитателем герцога Шартр- ского, впоследствии регента. Через неделю после этого г-н де Навайло умер, и король выбрал ему в преемники г-на д'Эстрада. Тот тоже умер приблизительно через столько же времени, и тогда Бенсерад сказал: оВидно, не образовался еще на свете человек, способный образовать гер- цога Шартрского. Дидро, обнаружив, что человек, в котором он принял участие, нечист на руку и обкрадывает даже его, посоветовал тому убраться из Франции. Плут внял совету, и Дидро лет десять ничего о нем не знал. Однажды он услышал неистовый звонок. Дидро сам открыл дверь, узнал старого знакомца и удивленно спросил: оКак! Это вы?п. - оЧестное слово, не за что былоп,-ответил тот, сразу догадавшись, что Дидро недоуме- вает, как это его еще не повесили. Г-н де* азартный игрок, спустил за одну партию в кости свой годо- вой доход-тысячу экю. Тогда он написал своему другу М* прося дать ьму взаймы эти деньги. М*, который знал о страсти де* к игре и хотел излечить его от нее, прислал в ответ вексель, составленный в таких вы- ражениях: оПрошу г-на банкира * открыть г-ну де* неограниченный кредит в пределах всей суммы моего состоянияп. Столь грозный и вели- кодушный урок возымел желаемое действие. Королю прусскому кто-то стал расхваливать Людовика XIV, однако Фридрих решительно отказался признать за ним достоинства и таланты. оНо согласитесь, ваше величество, он отлично играл роль монархап. - оБарон* играл ее еще лучшеп,-сердито возразил король. На представлении оМеренып одна из зрительниц не пролила ни слезинки. В ответ на недоумение своих знакомых она сказала: оЯ с охо- той поплакала бы, но мне-предстоит сегодня званый ужинп. Некий иностранец, будучи принят папой и беседуя с ним о достопри- мечательностях Италии, весьма неловко сказал: оЯ видел решительно все, кроме заседания конклава, а мне так хотелось побывать на нем!п. Аббат де Кане заявил как-то, что Людовик XV просто обязан на- значить пенсион Каюзаку. оПочему?п. - оДа потому, что, пока жив Каюзак, король еще не самый презренный человек в своей странеп. Генрих IV прибег к очень необычному способу, чтобы наглядно по- казать испанскому послу разницу в характере трех своих министров - Вильруа, президента Жаннена и Сюлли. Сперва он вызвал Виль- руа. оВидите вы эту балку? Она вот-вот обрушитсяп. - оВы правы, - не подняв головы, сказал Вильруа.-Я распоряжусь, чтобы ее укрепилип. После этого король приказал вызвать президента Жаннена. оНадо будет посмотреть, в чем там делоп,-сказал тот. Потом послали за Сюлли. Он внимательно посмотрел на балку и воскликнул: оДа что вы, госу- дарь! Эта балка еще нас с вами переживетп. Я слышал, как один богомольный человек, стараясь переубедить тех, кто оспаривал догматы религии, простодушно сказал: оГоспода, истин- ный христианин не рассуждает о том, во что ему приказано верить. Это вроде горькой пилюли: разжуешь со-потом ни за что не проглотишьп. Когда, желая доставить регенту удовольствие, богомольная г-жа де Па- рабер начинала вести вольнодумные речи, он ей обычно говорил: оНе старайся-все равно спасешься!п. Некий проповедник рассказывал: оКогда отец Бурдалу проповедо- вал в Руане, там все пришло в беспорядок: ремесленники побросали ма- стерские, врачи - больных. Через год ему на смену приехал проповедо- еать я, - добавил он, - и всех вернул на свои местап. Английские газеты в таких выражениях изложили суть некой финан- совой операции аббата Терре: оКороль наполовину понизил государ- ственную ренту. Остальное - в ближайшем будущемп. Когда г-н де Б* читал или слышал о каком-нибудь гнусном, преступ- ном деле, либо становился его очевидцем, он всегда восклицал: оЯ не пожалел бы экю, чтобы на небе был бог1п. Художник Башелье неудачно изобразил Христа. Один из его дру- зей сказал ему: оВаша картина никуда не годится: у Христа лицо глупое и низменноеп. оКак вы странно говорите) - возмутился Башелье и на- ивно добавил: - У меня только что были Дидро и Даламбер, и оба нашли, что я отлично уловил сходствоп. Г-н де Сен-Жермен, собираясь представить какие-то дела на рас- смотрение кабинета министров, спросил у г-на де Мальзерба, как это лучше сделать. оТе дела, что поважней, решите сами,-ответил Маль- верб. - Остальные пусть решает кабинетп. Каноник Рекуперо, известный естествоиспытатель, опубликовал уче- ный труд о вулкане Этна. Так как он доказывал в этом сочинении, чти, судя по датам извержений и составу лавы, земле не менее 14000 лег, то получил из высших сфер приказ замолчать, если не хочет убедиться, что и у святой церкви бывают извержения. Рекуперо, разумеется, не- медленно умолк. Эту историю он сам рассказал шевалье де ла Маль- зерб. - Остальное пусть решает кабинет. Мариво утверждал, что у стиля есть пол и что женские писания можно распознавать по одной фразе. Королю сардинскому доложили, что савойское дворянство совсем обнищало. Однажды, когда король проездом остановился в каком-то го- родне, к нему на прием пришло несколько дворян в роскошных празд- ничных нарядах. Король намекнул им, что, видно, не так уж они бедны, как об этом говорят. оГосударь,-последовал ответ,-узнав о вашем прибытии, мы сделали все, что должны были сделать, но мы должны за все, что сделалип. Трактат оОб умеп и поэма оДевственницап подверглись гоне- нию в одно и то же время. В Швейцарии обе книги были запрещены. Чиновник из Берна, занимавшийся изъятием этих произведений, доло- жил сенату: оВо всем кантоне мы не нашли ни ѕУма", ни ѕДевствен- ницы " п. оДостойным человеком я почитаю того, кто при рассказе о благород- ном поступке чувствует прилив сил, а недостойным-того, кто старается очернить доброе делоп. Эти слова принадлежат г-ну де Мерану. Знаменитая певица Габриелли запросила у русской императрицы пять тысяч дукатов за два месяца выступлений в Петербурге. оЯ своим офельдмаршалам плачу меньшеп,-запротестовала императрица. оОт- лично, ваше императорское величество,-отпарировала Габриелли,- пусть ваши фельдмаршалы вам и поютп. Императрица уплатила ей пять тысяч дукатов. Г-жа дю Д* говорила о М*, что он из кожи вон лезет, лишь бы вы- звать к себе неприязнь. оДля меня куда полезнее общество людей неверующих, нежели бого- боязненных, - говорил г-н Д * - Стоит мне встретиться с безбожником, как я тут же вспоминаю все полудоказательства существования божьего, а при виде верующего мне на ум приходят одни только полудоказатель- ства того, что бога нетп. оМне наговорили много худого о г-не де *, - заметил М *. - Полгода назад я еще поверил бы этому, но с тех пор мы с ним помирилисьп. Когда несколько советников стали слишком уж громко болтать во время заседания, первый президент г-н де Арле воззвал к ним: оЕсли те, что разговаривают, соблаговолят шуметь не больше, чем те, что спят, они весьма обяжут тех, что слушаютп. Кольбер говорил по поводу развития французской промышленности, что французам дай только возможность-они и камни в золото пре* вратят. Адвокат Маршан, человек весьма остроумный, заметил: оПосмотришь на административную, судебную или кухонную стряпню и, пожалуй, схватишь несварение желудкап.
в начало наверх
оМне вполне довольно собствелного общества, а придет время - обойдусь и без негоп,-говорил М* давая этими словами понять, что умрет без особых сожалений. оМысль, которая дважды появляется в сочинении, да еще на про- тяжении немногих страниц,-заметил М *, - напоминает мне человека, который, отклалявшись, тотчас же возвращается за шпагой или шляпьйп. оЯ играю в шахматы при ставке в двадцать четыре су, а рядом, в этой же гостиной, играют в кости при ставке в сто луидоровп, - гово- рил некий генерал, который вел трудную и не приносившую славы войну, тогда как его собратья по оружию отличались в кампаниях легких и вы- игрышных. Мадмуазель Дюте потеряла одного из своих любовников при об- стоятельствах, наделавших много шума. Некто, придя к ней в гости и застав ее за игрой на арфе, удивленно сказал: оНу и ну! А я-то думал, что застану вас в тоске и отчаянье!п. - оАх, - воскликнула она патети- чески, - вы бы видели, как я убивалась вчера1п. В светском обществе, где среди прочих гостей находилась и маркиза де Сен-Пьер, зашел разговор о том, что у г-на де Ришелье было много женщин, но ни одной из них он не любил. оПожалуй, это слишком сильно сказано,-возразила маркиза. - Я знавала женщину, ради кото- рой он проскакал триста льеп. И тут маркиза рассказывает целую исто- рию, все время в третьем лице, но под конец, увлеченная своей повестью, восклицает: оОн с неслыханной страстью бросил ее на кровать, и мы трое суток не выходили из спальни*. М* задали каверзный вопрос. оЕсть вещи,-ответил он, - которые я отлично помню, пока никто не заговаривает со мной о них, но мгновенно забываю, едва меня начинают расспрашиватьп. Маркиз де Шуазель Ла Бом, юный племянник епископа Шалон- ского, убежденного янсениста и ханжи, вдруг очень загрустил. Дядя- епископ спросил у него, в чем причина такой меланхолии. Молодой чело- век ответил, что ему очень хочется заполучить одну мороженицу, но на это нет никакой надежды. оА что, цена велика?п. - оДа, дядюшка: це- лых двадцать пять луидоровп. Епископ дал племяннику деньги, но с не- пременным условием, что тот покажет ему мороженицу. Прошло не- сколько дней, и он поинтересовался, купил ли уже маркиз предмет своих желаний. оДа, дядюшка, и завтра я обязательно покажу ее вамп. И он действительно показал ее при выходе из церкви после мессы. Мороже- ница оказалась прехорошенькой-только не той, в которой вертят моро- женое, а той, которая его продает. Впоследствии она стала известной под именем г-жи де Бюсси. Вообразите гнев старого янсениста! Когда я прихожу в театр посмотреть какую-нибудь пиесу К* и вижу полупустой зал, я всегда вспоминаю возглас некоего плац-манера, назна- чившего сбор на такой-то час. Застав на месте сбора одного трубача, он воскликнул: оАх, сволочи, почему вы явились в единственном числе?п. Вольтер говорил о поэте Руа, который только что вышел из тюрьмы Сен-Лазар-он вообще был не в ладах с правосудием: оЧеловек Руа, конечно, остроумный, но поэту Руа лучше бы побольше сидетьп. Маркиз де Виллет назвал банкротство г-на де Гомоне осветлей- шим банкротствомп. Когда театр Французской комедии перенесли на площадь Карусели, Люксанбур, глашатай, выкрикивавший экипажи при разъезде из театра, заявил: оПлохо здесь будет Комедии: никакого эха нетп. У человека, всегда твердившего, что он глубоко уважает женщин, спросили, много ли у него было любовниц. оМеньше, чем если бы я их презиралп. Одному умному человеку дали понять, что он плохо знает придвор- ную жизнь. оМожно быть отличным географом, не выходя из своей комнаты. Д'Анвиль никогда никуда не выезжалп,-ответил он. Споря с кем-то о распространенном предрассудке, будто иные нака- зания позорят не только преступника, но и его близких, М * сказал: оДовольно и того, что почести и награды получают люди недостойные. Зачем нужно еще, чтобы кара обрушивалась на людей неповинных?п. Милорд Тайроли утверждал, что если отнять у испанца его досто- инства, то получится португалец. Тайроли говорил это, будучи послом в Португалии. Г-н де Л * пытаясь отговорить недавно овдовевшую г-жу де Б * от нового брака, урезонивал ее: оПонимаете ли вы, какое это счастье- носить имя человека, который уже не в состоянии наделать глупостей?п. Виконт де С* подошел однажды к г-ну де Вену с такими словами: оПравда ли, сударь, что в одном доме, где общество благосклонно при- знало за мной некоторый ум, вы соизволили отказать мне в этом каче- стае?п.-оВсе это сплошная выдумка, сударь: я никогда не бывал н домах, где за вами признавали бы ум, и никогда не говорил, что у вас его нетп. В разговоре со мной М * заметил, что люди, которые в своих писа- ниях длинно и подробно оправдываются в чем-либо перед публикой, на- поминают собак, с лаем бегущих вслед за почтовой каретой. В каждую пору своей жизни человек всегда вступает новичком. М * сказал молодому человеку, который не замечал, что его любит женщина: оВы еще так юны, что, видно, разбираете только крупный шрифтп. оПочему это люди говорят: ѕНужно учиться умирать"? - спраши- вала двенадцатилетняя мадмуазель де*.-Я вижу, что у всех это полу- чается с первого разап. М *, человеку уже немолодому, сказали: оВы неспособны больше любитьп.-оСпособен, но не осмеливаюсь,-возразил он. - Даже те- перь при виде хорошенькой женщины я подчас твержу себе: ѕКак бы я любил ее, если бы еще мог вызывать любовьГп. Когда вышел памфлет Мирабо о биржевой спекуляции, в котором автор самым суровым образом обошелся с г-ном де Каленном, вдруг по- шли слухи, основанные на одном выпаде против г-на Неккера, будто именно г-н Калонн и оплатил книгу, а все дурное, что там написано о нем,-просто маскировка, дабы скрыть сговор. Наслушавшись подобных разговоров, г-н де Л * заметил, что все это напоминает ему случай с реген- том, который сказал аббату Дюбуз на одном балу: оБудь со мной пофа- мильярнее, тогда никто не узнает, что это яп. Аббат на балу несколько раз пнул его ногой в зад, и, так как последний пинок был слишком уж уве- систым, регент, потирая ушибленное место, запротестовал: оАббат, ты маскируешь меня чересчур усердно!п. оТерпеть не могу женщин непогрешимых, чуждых людским слабо стям, - говорил М*.-Мне все время мерещится, что у них на лбу как на вратах дантова ада, начертан девиз проклятых душ: Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate.* оЯ всеми силами стараюсь уважать людей, и все же не слишком ува жаю, - сказал как-то М*.-Не понимаю, как это получаетсяп. Мой знакомый, человек с очень скудным достатком, взялся помогать бедняку, который тщетно взывал к благотворительности сперва вель- можи, а потом откупщика. Я рассказал ему об этом, присовокупив под- робности, которые лишь отягощали вину сильных мира сего. Он спо- койно ответил мне: оКак по-вашему, что сталось бы с миром, если бы бедняки не старались все время творить добро, которого не желают де- лать богачи, и не исправляли зло, которое те чинят?п. Все советовали одному молодому человеку забрать у сорокалетней дамы, в которую он прежде был влюблен, свои письма. оДа она их, на- верно, уже уничтожила!п. - оНу нет!-возразил кто-то. - Едва жен- щине минет тридцать, как она начинает свято хранить каждое любовное письмоп. М * говорил по поводу того, как полезно уединение и какую мощь придает оно человеческому разуму: оГоре поэту, который ежедневно за- вивает волосы) Чтобы писать хорошие вирши, он должен носить ночной колпак и иметь возможность хвататься за головуп. Людям маленьким и тщеславным великие мира сего никогда не дарят свое общество безвозмездно. История Пор-Рояля, написанная Расином, - поистине примеча- тельное произведение. Весьма занятно читать, как автор оФедрып рас- ' оВходящие, оставьте упованьяп (итал.). Пер. М. Лозинского. суждает о великом предназначении, уготованном господом матери Агнессе. Как-то д'Арно, зайдя к графу Фризену, застал того за туалетом; его прекрасные волосы были распущены по плечам. оСударь, у вас во-
в начало наверх
лосы истинного гения!п,-воскликнул д'Арно. оВы находите? Хотите, я отрежу их и закажу вам из них парик?п,-ответил граф. От тех, кто занимается сейчас во Франции внешней политикой, в прр- вую очередь требуют досконального знания всего, что относится к Ин- дии. Изучению этого предмета Бриссо де Варвиль посвятил много лет своей жизни, и я сам слышал, как он рассказывал, что отвлечь его от этого занятия и чинить ему всяческие препятствия старался не кто иной, как г-н де Верженн. Ж.-Ж. Руссо, выигравшему несколько партий в шахматы у принца Конти, попеняли на то, что он проявил неучтивость: следовало дать принцу выиграть хотя бы две-три партии. оНо ведь я дал ему фору в ладью!п,-возразил Руссо. М * говорил мне, что как ни старается г-жа де К * стать богомолкой, у нее все равно ничего не выйдет: для спасения души мало одной глупо- сти, то есть искренней веры, тут еще нужен такой запас повседневного тупоумия, какого ей никогда не приобрести. оА именно это тупоумие и зовется благодатьюп,-добавил он. Когда г-н де Ришелье на светском приеме стал увиваться за г-жой де Брион, дамой очень красивой, но, по общему признанию, глуповатой, не обращая должного внимания на г-жу де Тальмон, последняя ска- зала ему: оСударь, зрение у вас безусловно отличное, но вот на ухо вы, кажется, немного тугип. Аббат Делавиль хотел устроить политическую карьеру г-на де*, человека скромного и порядочного, но неуверенного в своих силах и по- тому отклонявшего все его предложения. оЭх, сударь, да вы загляните в ѕКоролевский альманах"!п,-сказал ему, наконец, аббат. В одном итальянском фарсе Арлекин говорит, касаясь недостатков обоих полов, что люди достигли бы совершенства, если бы не были муж- чинами и женщинами. Сикст V, будучи уже папой, вызвал к себе в Рим из Милана не- коего доминиканца, начал распекать его за то, что он нерачительно рас- поряжается средствами своего монастыря, и напомнил ему, что лет пят- надцать назад он дал деньги в долг одному францисканцу. оДа, был та- кой грех,-сознался провинившийся.-Францисканец оказался дрян- ным человеком, он меня надулп.-оТот францисканец-это я, - сказал тогда папа.-Берите ваши деньги, но впредь будьте осмотрительней и никогда не давайте взаймы братии этого орденап. Лукавство и осторожность-вот, видимо, те качества, которые осо- бенно ходки и выгодны в обществе. Они порой подсказывают людям словечки, которые стоят любых острот. В одной гостиной неумеренно расхваливали деятельность г-на Неккера; некто, явно его недолюбливав- ший, спросил: оА не помните ли вы, сколько времени он занимал пост министра после смерти г-на де Позе?п. Тут собеседники вспомнили, что г-н Неккер - креатура последнего, и всеобщее восхищение сразу поостыло. Прусский король, заметив, что лицо одного из солдат изуродовано шрамами, спросил его: оВ каком это кабаке тебя так изукрасили?п. - оДа в том же самом, где и вы получили свою порцию, - в Калинеп, ответил солдат. Хотя под Колином король потерпел поражение, ответ солдата привел его в восторг. Христина, королева шведская, пригласила к своему двору знамени- того Поде, написавшего очень серьезный труд о греческих танцах, и немецкого ученого Майбомиуса, который перевел и выпустил в свет сочинения семи греческих авторов о музыке. Бурдело, придворный ме- дик Христины, помесь фаворита с шутом, надоумил королеву предложить упомянутым ученым: одному-спеть старинную греческую песню, дру- гому-изобразить греческий танец. Ей удалось их уговорить, почтенные мужи разыграли этот фарс и сделались всеобщим посмешищем. Поде отнесся к шутке весьма хладнокровно, но ученый, с окончанием на оусп, выйдя из себя, поставил Бурдсло не один фонарь под глазами, а затем покинул шведский двор и даже вообще уехал из Швеции. Канцлер д'Агессо предоставлял привилегию на какой-нибудь но- сый роман или даже просто соглашался закрыть глаза на его печатание, лишь поставив целый ряд обязательных условий. Так, он разрешил аб- бату Прево выпустить первый том оКливлендап только при условии, что в последнем томе Кливленд обратится в католичество. М* говорил о принцессе де*: оОна из того сорта женщин, которых нельзя бросить. Значит, остается одно: изменять ейп. Кардинал де Ларош-Эмон, смертельно больной, исповедался какому-то священнику. Его потом спросили, что это за человек. оЯ просто в восторге от него,-ответил кардинал. - Он рассуждает о преисподней как сущий ангелп. Однажды Ла Кальпренеда спросили, что это за красивая ткань, иэ которой сшит его костюм. оЭто ѕСильвандрп, - ответил он. Так назы- вается один из его романов, имевший большой успех. Аббат Верто очень часто переходил из одного монашеского ордена в другой. Остряки называли эти его переходы ореволюциями аббата Вертоп. М* сказал как-то: оМне ни к чему быть христианином, но вот верить в бога было бы неплохоп. Непонятно, почему Вольтер не изобразил в своей оДевственницеп шута: ведь в те времена у королей всегда были шуты, а такой персонаж мог бы обогатить картину нравов эпохи несколькими яркими штрихамип Когда г-на де*, человека необычайно вспыльчивого, упрекнули за ка- оой-то промах, он пришел в ярость и заявил, что отныне поселится в уединенной хижине. Один из его друзей спокойно ответил на это: оЗна- чит, вам легче расстаться с вашими друзьями, чем с вашими недо- статкамип. Узнав подробности сражения при Рамильи, Людовик XIV воскликнул: оЗначит, господь бог забыл, что я для него сделал!п. (Анекдот, расска- .занный г-ну де Вольтеру одним из герцогов де Бранкас). По английскому обычаю воры, ожидающие в тюрьме смертной казни, имеют право распродать все свое имущество, чтобы как следует попиро- вать напоследок. Особенно охотно покупают у них лошадей, большей частью превосходных. У одного такого вора торговал коня некий лорд. Считая, что последний-свой брат-жулик, вор сказал ему: оНе хочу тебя надувать: конь у меня и вправду легок на ногу, но с большим изъяном - боится решетокп. Не так-то просто понять общий замысел оКнидского храмап, да и отдельные места там неясны. Вот почему г-жа дю Деффан называла эту книгу оапокалипсисом галантной литературып. Одного охотника пересказывать людям все хорошее, что им случалось оказать друг о друге, называли любителем подобрословить. Фокс задолжал огромные суммы ростовщикам-евреям в надежде, что один из его дядей после смерти оставит ему наследство и тогда он расплатится с долгами. Дядя женился и обзавелся сыном, после чего Факс сказал: оЭто не ребенок, а настоящий младенец Иисус: он родился оа погибель евреямп. оЖенщины так обесславили себя, что мужчинам уже неловко хва- литься успехом у нихп,-любил говорить Дюбюк. Кто-то сказал Вольтеру, что, злоупотребляя работой и кофе, он уби- вает себя. оА я уже родился убитымп,-ответил он. Некая дама овдовела. На следующий день после похорон к ней с ви- зитом пришел ее духовный наставник и застал ее за игрой в карты с весьма изящно одетым молодым человеком. оСударь,-сказала она, увидев, как ошеломлен вновь пришедший,-явись вы на полчаса раньше, вы застали бы меня всю в слезах; но я поставила свою скорбь на карту и проиграла ееп. О предпоследнем епископе Отенском, человеке чудовищной толщины, говорили, что он был создан и послан в мир, дабы люди убедились, до чего растяжима человеческая натура. оСветское общество было бы прелестно,-говаривал М* по поводу царящих там нравов,-если бы члены его хоть сколько-нибудь интере- совались друг другомп. Нужно считать очевидным фактом, что человек в железной маске был братом Людовика XIV; в противном случае эта таинственная исто- рия становится полнейшей нелепостью. Очевидно и то, что Мазарини был не только любовником королевы, но (как это ни невероятно) и eе мужем, иначе невозможно объяснить тот безапелляционный тон, каким кардинал пишет королеве из Кельна по поводу ее решения в каком-то важном деле: оВам надлежало, государыняп, и т. д. К тому же старые царедворцы рассказывают, что за несколько дней до смерти королевы между ней и ее сыном произошло трогательное объяснение, сопровождав- шееся слезами; надо полагать, что именно тогда мать и открыла сыну свою тайну. Папа Ганганелли спросил у барона де Ла Уза, оказавшего ему
в начало наверх
кое-какие услуги, чем он может быть полезен барону. Ла Уз, хитрый гасконец, попросил подарить ему мощи какого-нибудь святого. Папа уди- вился такой просьбе, да еще исходящей от француза, но мощи подарил. У барона в Пиренеях было захудалое поместье, почти не приносившее до- ходов, потому что сбывать урожай было некуда. Он привез в свое по- местье мощи святого и повсеместно дал об этом знать. Отовсюду съехался народ, начали совершаться чудеса, ближний городок заселился, провизия поднялась в цене, и доходы барона утроились. Король Иаков, живший после изгнания в Сен-Жермене только на щедроты Людовика XIV, наезжал в Париж, чтобы лечить от золотухи возложением рук - он ведь считал себя и королем Франции. Г-н Серутти сочинил стихи, где была такая строка: О старец из Ферме, о пан-шартренский старец. . . Даламбер, прочитав его рукопись, изменил эту строчку таким образом: О старец из Ферме, старик из Пан-Шартрена. . . Пятидесятилетний г-н де Б* женился на тринадцатилетней мадмуа- зель де С*. Во время этого сватовства о женихе говорили, что он жаждет занять должность куклы мадмуазель. Некий очень глупый человек, вмешавшись в беседу, сказал: оМне пришла в голову мысль!. - оДа ну?п,-воскликнул некий острослов. Милорд Гамильтон, большой оригинал, однажды напился в какой-то английской харчевне, убил слугу и поднялся к себе, так и не поняв, что он натворил. Перепуганный хозяин заведения прибежал к нему с криком: оМилорд, вы убили моего слугу)п.-оПоставьте его в счетп. К шевалье де Нарбонну подошел некто весьма назойливый и с не- приятной фамильярностью сказал: оДдравствуй, мой друг, как ты пожи- ваешь?п. - оЗдравствуй, мой друг, как тебя звать?п,-отпарировал шевалье. Некий скряга мучился зубной болью; ему посоветовали вырвать зуб. оДа уж, видно, придется мне раскошелиться и выложить егоп,-заохал скупец. Кто-то сказал о человеке, которому очень не везло в жизни: оОн на спину упадет, и то нос раскваситп. Я рассказал в обществе об одном любовном похождении жены прези- дента де*, но не назвал ее имени. оЭта самая г-жа де Верньер, о кото- рой вы только что говорили...п,-простодушно подхватил мой рассказ М*. Все так и покатились со смеху. Вернувшись из Германии, М* сказал: оВот уж кто из меня не полу- чится, так это немецп. Станислав, король польский, с каждым днем садился обедать все раньше. По этому поводу г-н де Ла Галезьер сказал ему: оГосударь, если так будет продолжаться, вы кончите тем, что прикажете подавать обед наканунеп . М* никак не мог исцелиться от своего недуга, так как постоянно нару- шал режим и не отказывался ни от каких удовольствий. По этому поводу он сказал мне: оЕсли бы не я, какое завидное у меня было бы здоровье!п. Некий бреславльский католик выкрал из церкви своей общины золо- тые сердечки и другие дары прихожан. Представ перед судом, он заявил, что их самолично вручила ему божья матерь. Приговор, который ему вы- несли, был, согласно обычаю, отправлен на утверждение прусскому ко- ролю. Король приказал богословам собраться и решить, так ли уж невоз- можно, чтобы матерь божья подарила ревностному католику какую-нибудь мелочь. Богословы, весьма смущенные, пришли к заключению, что подоб- ный подарок в принципе возможен. Тогда король написал под приговором .виновному: оОбъявляю высочайшее помилование такому-то, но запрещаю ему под страхом смертной казни принимать в дальнейшем какие-либо подарки от матери божьей и святыхп. Как-то, когда епископ де Л* сидел за завтраком, к нему пришел аббат де*. Епископ пригласил гостя позавтракать, но тот отказался. Прелат стал настаивать. оМонсеньер,-сказал священник, - я уже дважды завтракал, к тому же сегодня постп. Когда г-н Вольтер был проездом в Суассоне, ему нанесли визит пред- ставители тамошней Академии. На их слова о том, что Суассонская ака- демиям-старшая дочь Французской академии, Вольтер ответил: оВы правы, господа, она-старшая дочь, притом такая благоразумная и .по- рядочная, что никто даже словечка о ней не молвитп. Когда в кафедральный собор города Арраса поставили гроб с телом маршала Левиса, епископ аррасский воскликнул: оНаконец-то этот до- стойный человек в моих руках!п. Принцесса Конти, дочь Людовика XIV, увидев однажды спящую- или притворившуюся спящей-дофину, принцессу Баварскую, долго ее разглядывала, а потом сказала: оДофина еще уродливее, когда спит, чем когда бодрствуетп, на что та, не открывая глаз, ответила: оНе всем же быть детьми любви!п. Некий американец, обнаружив шестерых англичан, отбившихся от своей части, с неслыханной отвагой бросился на них, двух ранил, четырех обезоружил и всех привел к генералу Вашингтону. Генерал спросил, каким это образом он ухитрился один справиться с шестерыми. оКак только я их увидел,-ответил тот, - я сразу пошел в атаку и окру- жил ихп. В ту пору, когда было установлено несколько налогов на богачей, один миллионер, оказавшись в обществе других толстосумов, которые жалова- лись на трудные времена, воскликнул: оКто счастлив в наши дни? Разве что какие-нибудь жалкие нищие!п. Когда аббат Петио тяжко заболел, святые дары принес ему аббат С*. Увидев, с каким видом больной принял сами знаете что, С* подумал: оЕсли этот человек выздоровеет, он будет моим другомп. Некий поэт спросил, нравится ли Шамфору написанное им двустишие. оОчень,-заявил Шамфор, - только нельзя ли его сократить?п- Рюльер сказал Шамфору: оЯ сделал лишь одну дурную вещь в своей жизнип.-оКогда же она кончится?п,-спросил тот. Г-н де Водрейль пенял Шамфору на то, что он не прибегает к помощи друзей. оСредства у вас скудные, но обратиться к нашей дружбе вы не желаетеп.-оОбещаю занять у вас двадцать пять луидоров, как только вы расплатитесь с долгамип,-ответил Шамфор. Кто-то сказал во время обеда: оСколько ни ем, а все аппетита нетп. Увидев в опере расплывшуюся Армиду и на редкость уродливого Ри- нальдо, одна остроумная женщина заметила: оВот любовники, которые не выбирали друг друга, а сошлись только потому, что все остальные уже выбрали себе кого-нибудь получшеп. Один человек угодил под суд по столь серьезному делу, что оно едва не стоило ему головы. Много лет спустя он встречает своего друга, кото- рый уехал в дальние края, когда разбирательство названного дела еще только начиналось, и спрашивает его: оВы не находите, что я изменился со времени нашей последней встречи ? п. - оНахожу, - отвечает друг. - Вы опять выросли на целую головуп. Существует песенка о Геракле, совладавшем с пятьюдесятью девствен- ницами, и кончается она такими словами: Я, как он, их мог бы взять, Только где их отыскать? Г-н Брессар-отец написал однажды жене: оДорогая моя, часовня наш строится, и мы можем льстить себя надеждой, что нас обоих похороня в ней, если, конечно, господь сподобит нас долгой жизньюп. Когда г-жа Крамер, проведя несколько лет в Женеве, вернулас в Париж, ее спросили: оЧто поделывает госпожа Траншеи?п. (Эта особа отличалась редкостным безобразием).-оТо же, что и раньше: нагоняет на всех страхп,-ответила г-жа Крамер. Однажды король прусский распорядился возвести казармы в таком месте, что они преградили доступ свету к соседней католической церкви Причт обратился к Фридриху с жалобой, которую тот вернул, начерта на ней следующие слова: оBean qui поп viderunt et credideruntп. Граф де Шараде целых четыре года ничего не давал на содержанн- своего двора и не платил даже чинам своей свиты. Наконец, двое из них некие господа де Лаваль и де Шуазель, представили принцу своих слу, и сказали: оНам вы не платите, ваше высочество, но в таком случае ска жите хоть, откуда нам взять деньги, чтобы расплатиться с этим) людьми?п. Принц позвал своего казначея и, указывая на де Лаваля де Шуазеля и на их слуг, бросил: оРассчитайтесь с моей челядью!п. Один больной, не желая перед смертью вкусить святых даров, шепну. своему другу: оЛучше уж я притворюсь, что вовсе не собираюсь умиратьп
в начало наверх
Анекдот о г-не де Вилларе: прослушав однажды на рождество три мессы подряд, он решил, что две последних священник отслужил в его оБлаженны не видевшие и уверовавшиеп (лат.). честь, и велел вручить тому три луидора. оЯ служил их для собственного удовольствияп,-ответил священник. Шестилетняя девочка говорит матери: - Как мне жаль двух этих людей) - Каких людей, дитя мое? - Бедного Авеля. Он был такой красивый и добрый, а брат взял и убил его. Я все время вспоминаю картинку про него в нашей большой Библии . - Да, да, это очень грустная история. А кого еще тебе жаль? - Кола из оФанфана и Колап-ведь Фанфан не дал ему слад- кого пирога. Мама, а пирог был взаправдашний? - Знаете, что я делаю, когда испытываю искушение?-спросил М*. - Нет. - Стараюсь испытывать его подольше. Не помню уж какого президента парламента хвалили за то, что он башковит. В ответ кто-то заметил: оЭто слово я слышал сотни раз, но еще никто не решился сказать, что он просто уменп. Однажды маленький отец Андре похвастался принцу Конде, что сумеет без подготовки сказать проповедь на любую тему. Назавтра принц прислал ему эту тему-то было изображение фаллоса. Проповедник по- лучил сей возвышенный предмет в ту минуту, когда уже выходил из ризницы; тем не менее он не растерялся, взошел на кафедру и начал: оЛучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в гееннуп. Некий англичанин спросил адвоката, как ему обойти закон, карающий за увоз богатой наследницы. Крючкотвор осведомился, согласна ли де- вушка на то, чтобы ее похитили. оДап. - оВ таком случае берите лошадь, сажайте девицу в седло, сами садитесь сзади, на круп, поезжайте до пер- мои деревни и кричите: оМисс такая-то похищает меня!п. Клиент внял сонет и увез дочь самого законника. Некий англичанин, приговоренный к повешению, был помилован ко- ролем. оНет,-возмутился он, - я требую, чтобы меня повесили: это мое законное правоп. Г-жа дю Деффан сказала аббату д'Эди: оСознайтесь, что вы лю- бите меня сейчас больше всех на cветеп.-оЯ с радостью сказал бы вам это,-подумав, ответил аббат, - да ведь вы решите тогда, что я никого не люблюп. Когда барон де Бретейль был министром, герцогиня де Б* выхлопо- тала у него для аббата де К* которому покровительствовала, должность, требующую от того, кто ее занимает, немалых способностей. В обществе назначение де К* вызвало недовольство-все считали, что это место сле- довало отдать г-ну Л* Б*, человеку гораздо более одаренному. Узнав об этих пересудах, герцогиня воскликнула: оАх так1 Значит, тот, кому я протежирую, недостоин этой должности? Тем лучше: теперь все увидят, каково мое влияние1п. Однажды г-н Божон приказал слугам вынести его в гостиную, где собралось несколько красивых женщин, которых молва величает его оусы- пальницамип, и, заикаясь, объявил: оРадуйтесь, сударыни мои: у меня был не апоплексический удар, а всего-навсего параличп. Когда беарнские штаты присягнули королю, он в свою очередь при- нес им присягу на верность и обещал блюсти их вольности и привилегии. Таким образом, гасконцы и тут не остались в накладе. Просто непости- жимо, почему из всех жителей многочисленных наших провинций только у них хватило на это ума. Лакею графа Калиостро задали вопрос, правда ли, что его хозяину триста лет. оНе могу знать,-ответил он. - Я ведь состою при нем всего сто летп. Некий шарлатан предсказывает судьбу всем желающим из простона- родья. К нему подходит чистильщик сапог, маленький босоногий оборва- нец, и протягивает одно су четырьмя монетками по лиару. Гадальщик берет деньги, разглядывает ладони паренька и с обычными ужимками изрекает: оСын мой, у тебя много завистниковп. Мальчуган мрачнеет. оНе хотел бы я оказаться на твоем месте!п,-добавляет прорицатель. Увидев свет в овнах домика, где герцог де Лозой принимал женщин, принц Конти завернул туда и застал хозяина в обществе двух вели- канш, которых тот подцепил на ярмарке. Принц остался ужинать с ними, а герцогине Орлеанской, к которой был зван в тот вечер, послал записку: оЯ пожертвовал вами ради двух особ, еще более высоких, чем вып. Вместо слова оbruitп в смысле опересуды, сплетнип простой народ частенько употребляет другое-осапсанп. Оно восходит ко временам Ра- муса, когда в университете шел спор, как надо произносить оquan- quamп: на латинский лад-окванквамп или на французский-оканканп. университетский совет был тогда вынужден даже вынести особое поста- новление, запрещавшее иным из профессоров утверждать, будто оego amatп столь же правильный латинский оборот, как и оego агпоп. (см. БеЯль, статья оРамусп). Герцог йоркский, будущий король Иаков II, стал однажды подбивать своего брата Карла 11 на какой-то шаг, который неминуемо вызвал бы недовольство палаты общин. оБрат мой,-ответил король, - я устал от скитаний по Европе. Если вам так уж хочется попутешествовать, подо- ждите, пока я умруп. Иаков не раз, наверно, вспоминал эти слова в дол- гие годы, проведенные им в Сен-Жермене. Послушав оратора, совсем не владевшего искусством декламации, Юлий Цезарь сказал ему: оЕсли ты полагаешь, что это была речь, знай: это было пение; если ты полагаешь, что это было пение, знай: оно было отвратительноп. Горько сожалея об известной своей булле, папа Климент XI оправдывался: оЕсли бы отец Ле Телье не уверил меня в неограничен- ной власти короля, я никогда не решился бы издать эту буллу. Отец оОднакоп, овпрочемп (лат.). Ле Телье заявил королю, что в осужденной книге больше ста еретических положений, ну а потом уж не хотел прослыть лжецом. Меня прямо-таки за горло брали, требуя, чтобы я осудил больше ста положений, а я к сотне добавил только одноп. Некий священник написал г-же де Креки по случаю смерти г-на де Креки-Канапля, чудака и безбожника: оЯ не совсем уверен, будет ли дано его душе спастись, но, поскольку пути господни неисповедимы, а по- койник имел честь состоять в родстве с вашим домом и т. д.п. Нерико-Детуш жил у себя в поместье и там писал свои пиесы. За- кончив очередную, он вез ее в Париж и возвращался домой накануне первого представления. Когда, увидев воочию русских крепостных, так называемых мужиков, живущих в страшной нищете, изъеденных насекомыми и т. д., Дидро нарисовал императрице ужасающую картину их существования, Ека- терина возразила ему: оА зачем им содержать в чистоте дома, где они не хозяева, а жильцы?п. В самом деле, русский раб не владеет ничем, даже собственной жизнью. Глядя на обеденный стол, накрытый столь пышно, что глаза разбега- лись, некто сказал: оЗа деревьями я не вижу лесап. Некий вояка, заядлый дуэлист, приехав в Париж, подарил одному престарелому генерал-лейтенанту шпагу, которая, по его словам, заслу- живала всяческих похвал. Через несколько дней он вновь навестил ста- рика и осведомился: оНу, что вы скажете о клинке, ваше превосходи- тельство?п. Бретер полагал, что его собеседник уже успел испробовать оружие на нескольких поединках. Мне рассказывали об одном придворном шуте-человеке, видимо, очень неглупом; этот шут однажды заметил: оНе знаю, почему так полу- чается, но удачно сострить удается только насчет тех, кто в опалеп. Герцог Бургундский Карл Смелый в делах войны взял себе за обра- зец Ганнибала, чье имя поминал на каждом шагу. После сражения при Муртене, где Карл был наголову разбит, придворный шут, удирая вместе со своим государем с поля боя, то и дело твердил на бегу: оЭк нас отганнибалили ! п. Король прусский весьма благоволил к одному пехотному офицеру, ко- торого он тем не менее по забывчивости обошел чином при очередном производстве. Офицер не скрыл своего недовольствл, и некий доброхот доложил об этом королю. Тот ответил доносчику: оЕго недовольство по- нятно: он ведь не знает, что я намерен для него сделать. Передайте ему, что мне все известно и что я прощаю его, но отнюдь не требую, чтобы он простил васп. Офицер узнал о случившемся, и дело кончилось дуэлью на пистолетах, стоившей доносчику жизни. Спустя некоторое время ко-
в начало наверх
роль дал обойденному служаке полк. Когда король прусский вступил во взятый им Дрезден, ему доло- жили, что у графа Брюля найдено множество ботфорт и париков. оЗа- чем столько ботфорт никогда не сидевшему в седле? Зачем столько па- риков безголовому?п,-удивился Фридрих. Когда, закончив последнюю кампанию Семилетней войны, король прусский вступал в свою столицу, берлинцы воздвигли на его пути три триумфальные арки. Под первой аркой Фридрих объявил об отмене од- ного налога, под второй - об отмене другого, под третьей - об отмене всех остальных. Он же, дав евреям подряд на изготовление фальшивой монеты, рас- платился с ними деньгами, которые они сфабриковали. В Нижней Бретани слово огабельп - осоляной налогп известно только понаслышке, тем не менее крестьяне очень боятся его. Однажды какой-то деревенский священник получил в подарок от некоего сеньора стенные часы. Крестьяне долго гадали, что это такое; наконец, одному из них пришло в голову, что незнакомый предмет и есть ненавистная габель. Они уже начали запасаться камнями, намереваясь уничтожить злополучные часы, но тут подоспел священник и уверил их, что это вовсе не габель, а свидетельство о полном отпущении грехов всем его прихожа- нам, присланное ему папой. Крестьяне сразу успокоились. Некий русский вельможа приставил к детям гувернера-гасконца, и тот обучил своих питомцев баскскому языку, единственном, которым вла- дел он сам. Забавная была, наверно, сцена, когда они впервые повстреча- лись с французами) Молодой гасконец, занимавший при дворе какую-то незначительную должность, пообещал некоему старому служаке, своему земляку, похло- потать за него. Он встал с ним так, что король, проходя мимо, непре- менно должен был заметить их, и, представив своего спутника государю, сказал, что вдвоем они служат его величеству вот уже сорок шесть лет. оКак! Сорок шесть лет?п,-изумился король. оДа, государь. Он - сорок пять лет, да я один год. Вот и выходит полных сорок шестьп. Будучи как-то в Тулузе, Мадмуазель сказала одному из знатных горожан: оДивлюсь я на вас, тулузцев: ваш город расположен между Гасконью и Провансом, а вы такие славные людип. - оВы еще не при- смотрелись к нам, ваше высочество,-возразил тулузец, - а вот узнаете нас и тогда увидите, что мы будем почище гасконцев и провансальцев вместе взятыхп. Некий пьяница, выпив перед обедом стакан вина, напутствовал его такими словами: оНе очень-то располагайся-все равно тебе придется потеснитьсяп. Некий пьяница, идучи ночью под руку с приятелем, ворчал: оНу в порядки у нас! Мы платим налоги, а за что? За освещение грязных улиц. Насчет грязи ничего не скажу-грязи хватает, но где же фонари? Экое жульничество)п. Разные полицейские предписания, запретительные распоряжения каби- нета министров, а порой и важнейшие законы-все это лишь хитроумные уловки, цель которых-выжимать из людей деньги, продавая им разре- шения обходить эти самые законы. Шутка, которая производит не то впечатление, какого ожидал остро- слов, - вот неиссякаемый источник комического. Чаще всего этот спе- ктакль можно наблюдать при дворе и в высшем свете. Двое молодых людей ехали в Париж в почтовой карете. Один из них. разговорившись, поведал другому о том, что цель его поездки-же- нитьба на дочери г-на де*, что у него самого такие-то связи, а его отец такой-то и т. д. Заночевали они на одном постоялом дворе. На следую- щий день, в семь утра, первый из них скончался, так ни разу и не увидев невесты. Спутник его, завзятый шутник, отправился к отцу этой девушки, выдал себя за жениха, блеснул остроумием и очаровал всю семью. Нако- нец, он собрался уходить и на прощание сказал, что торопится-ему нужно успеть кое с кем повидаться, так как в шесть вечера состоятся его похороны. Действительно, в этот час должны были предать земле останки молодого человека, скончавшегося поутру. Когда слуга, спешно отряжен- ный на постоялый двор, где остановился мнимый зять, вернулся и расска- зал, как обстоит дело, отец невесты и все его домочадцы были изрядно удивлены: они всерьез поверили, что у них в гостях побывал призрак. В те годы, когда на Сен-Лоранской ярмарке еще разыгрывались фарсы, на подмостки вышел однажды полишинель с двумя горбами, на груди и на спине. - Что у тебя в переднем горбе? -спросили его. - Приказы,-ответил он. - А в заднем? - Приказы об отмене приказов. Это было время, когда власти совершали особенно много ошибок и глупостей. Неудивительно, что столь удачная острота привела шутника в Бисетр. Г-н де ла Брифф, генеральный адвокат при Большом совете, скон- чался в первый день масленицы. Похороны состоялись назавтра, во втор- ник, и похоронной процессии пришлось прокладывать себе дорогу через толпы ряженых, которые приняли ее за карнавальное шествие. Чем на- стойчивей провожающие пытались втолковать, что это не маскарад, тем громче простонародье вопило: оВывалить его в грязь1 В грязь его!п. Однажды Людовик XV играл в карты с маршалом д'Эстре; тот потерял изрядную сумму и решил, наконец, ретироваться. оНо ведь у вас еще осталось поместье!п,-остановил его король. Знаменитый игрок Факс говаривал: оИгра-источник двух наслажде- ний: наслаждения выигрыша и наслаждения проигрышап. Некий игрок решил сдать внаем квартиру, которую сам у кого-то снимал. Его спросили, светло ли там. оПраво, не знаю,-вздохнул он. - Я ведь ухожу так рано и возвращаюсь так поздно!п. Вот последнее слово человека, которого суд по монетным делам (Па- риж, 1775 или 1776) слишком поспешно присудил к повешению: оБлаго- дарю, господа. Столь торопливо отправив правосудие и приговорив меня к виселице, вы оказали мне неоценимую услугу и бесконечно обязали меня: я совершил двадцать краж, четыре убийства и поэтому заслуживал гораздо более тяжкой кары. В том, за что меня казнят, я невиновен, но все равно благодарюп. По ложному обвинению в чернокнижии маршала де Люксембурга два года продержали в Бастилии, но все-таки выпустили-армией кому-то надо командовать. оА без чернокнижника-то не обойтисьп,-пошутил он. Г-н де*, отпетый враль, рассказал не помню уж какую басню. оСу- дарь, - отозвался кто-то, - я вам верю, но согласитесь, что правде сле- довало бы не полениться и придать себе хоть чуточку правдоподобияп. Один аббат попросил у регента аббатство. оИдите в . . ! п, - бросил тот, не поворачивая головы. оУвы, на это тоже нужны деньги; ваше высо- честно, несомненно, согласится с этим, если соблаговолит взглянуть на меняп, - возразил аббат, человек редкостного уродства. Регент расхохо- тался и дал ему аббатство. Некий голландец, худо знавший по-французски, сразу же начинал вполголоса спрягать любой глагол, употребленный его собеседником- Однажды какой-то невежа говорит ему: - Вы, кажется, издеваетесь надо мной. Голландец принимается спрягать глагол оиздеваться''. - А ну, выйдем! -требует забияка. - Я выхожу, ты выходишь и т. д. - Становитесь в позицию. - Я становлюсь в позицию, ты. . . Они дерутся. - Получайте! - Я получаю, ты получаешь, он получает. . . Услышав эту историю, другой иностранец, также говоривший с ошиб- ками, сказал рассказчику: оСударь, я буду позаимствовать у вас эту исто- рию и многих ею забавляюп.-оОхотно уступлю вам ее, - согласился тот,-при условии, что вы будете почаще менять в ней глаголы и таким образом научитесь их спрягатьп. Некто присутствовал на представлении оФедрып, заранее зная, что исполняют ее дрянные актеры, и в оправдание свое стал потом уверять, будто пошел в театр, чтобы не утруждать глаза чтением. оЭ, сударь, - сказал ему кто-то, - смотреть Расина в исполнении таких тупиц-это все равно что читать Прадонап. оЯ знаю, что каждый добрый парижский буржуа, у которого под бо- ком харчевня и булочная, непременно будет возмущаться, почему это моя армия не продвигается каждый день на десять льеп,-говорил,. смеясь, маршал Саксонский.
в начало наверх
Мисс Питт сказала кому-то, кто ей приглянулся: оЯ знаю вас всего третий день, сударь, но будем считать, что мы знакомы уже три годап.. Некий кюре из эмонского прихода, расположенного во владения маркиза де Креки, сказал своей пастве: оДети мои, помянем в наших мо- литвах маркиза де Креки - служа королю, он сгубил и тело свое, и душу В армии, где были и католики, и кальвинисты, и лютеране, служи солдат, давно забывший, к какой церкви он принадлежит. Его смертельно ранило, и тогда он спросил у кого-то из сотоварищей, какая вера самая лучшая, но тот и сам пекся о спасении души не больше, чем умирающий Поэтому он ответил, что ему об этом ничего не известно, и предложил по советоваться с капитаном. Капитан, выслушав солдата, воскликнул: оДа я не пожалел бы и ста экю, лишь бы это узнать!п. У одного солдата украли коня. Он собрал товарищей и объявил, что сели в течение двух часов ему не вернут лошадь, он сделает то же, что сделал в таком же точно случае его отец. Угрожающий вид, с которым он произнес эти слова, напугал вора, и тот вернул свою добычу владельцу Все бросились поздравлять солдата и стали допытываться, как же он все таки собирался поступить и как поступил его отец. оКогда у моего отца увели коня,-ответил вояка, - он всюду искал его, но так и не нашел Тогда он надел ботфорты, прицепил шпоры, взвалил седло себе на спину взял в руки хлыст и сказал товарищам: ѕВот видите, приехал я верхом а возвращаюсь пешком"п. Мюссона и Руссо, подвизавшихся в свете на роли шутов, пригласили в один знатный дом. Они долго и словно наперегонки ели и пили, не обра- щая никакого внимания на гостей. Те, наконец, стали выказывать неудо- вольствие, и тогда Руссо сказал Мюссону: оПослушай, друг мой, а не пора ли нам заняться нашим ремеслом?п. Эта фраза, поправившая дело стоила всего, что они наболтали потом. У г-на де Монкальма был в подчинении отряд дикарей. Однажды в разговоре с их предводителем этот генерал вспылил. оТы - вождь а сердишьсяп,-хладнокровно сказал ему индеец. Купив отель де Монморанси, г-н де Мам* велел написать на фа- саде: оHоtel de Mesmes. Под этой надписью кто-то вывел другую: оPas de memoп. Один старик, которого я знавал в юности, сказал мне о герцоге де*. бывшем тогда в случае: оЯ нагляделся на счастье министров и фаворитов. Кончается оно почти всегда тем, что эти люди начинают завидовать. участи своих помощников и даже секретарейп. Однажды герцогине Мэнской зачем-то понадобился аббат де Вобрен, и она приказала лакею во что бы то ни стало разыскать его. Тот отпра- вился на поиски и к великому своему удивлению узнал, что аббат де Воб- рен служит мессу в такой-то церкви. Он подошел к аббату, когда тот еще стоял на ступенях алтаря, передал поручение и признался, что не ожидал застать его за служением мессы. Аббат, слывший вольнодумцем, взмо- лился: оПрошу вас, не говорите принцессе, чем я сейчас занималсяп. При дворе плелись интриги, которые имели целью срочно женить Лю- довика XV, чахнувшего от рукоблудия. Правда, кардинал де Флери уже склонялся к тому, чтобы остановить свой выбор на дочери польского ко- роля, но дело не терпело отлагательства, и каждый пытался на свои страх и риск женить короля как можно скорее. Царедворцы, желавшие устра- нить мадмуазель де Бомон ле Тур, подговорили врачей объявить, что королю нужна зрелая женщина-без этого он не избавится от вредных. последствий своего порока и детей у него не будет. Пока велись эти заку- лисные переговоры, все державы пребывали в волнении и в Европе прял ли осталась хоть одна принцесса, от которой кардинал не получил бы подношений. Будущей королеве послали даже на подпись нечто вроде договора. Она обязывалась не говорить с королем о государственных. делах и т. д. Диалог между аббатом Мори и кардиналом де Ла Рощ-Эмоном. Кар- динал ворчливо приказывает аббату составить для него речь по случаю. бракосочетания мадам Клотильды. ' В оригинале непереводимый каламбур. Французская фамилия lie Mesmes проп износится так же, как выражение оDe memoп - отак же, тот жеп. Поэтому в произ- ношении оH5tel tie Mesmesп может значить и оОтель де Мэмап и отот же отельп. " оНе тот жеп (франц.). - И смотрите, поменьше пышных слов. Я вам покакай-нибудь красно- бай. В мои годы довольно и нескольких фраз, и т. д. - А не следует ли вам, монсеньер. . . - Следует? Это еще что такое? Вы, кажется, вообразили, что речь. сочиняете вы, а не я? - Монсеньер, я хотел только спросить, не надо ли сказать несколько' слов о Людовике XV? - Что за вопрос ! И кардинал разражается пространной хвалой сперва в честь короля, потом королевы. - Не сочтете ли вы уместным, монсеньер, упомянуть и дофина? - Да о чем вы спрашиваете! Что же я, по-вашему, философ какой- нибудь и способен не воздать государю моему и детям его то, что подо- бает им по праву? - Не сказать ли и о принцессах? Новая вспышка кардинала и новые предложения слуги. Наконец, аббат берется за перо и набрасывает несколько фраз. В эту минуту появ- ляется секретарь кардинала. - Наш аббат все пытался тут склонить меня к краснобайству, празд- нословию и т. д., - говорит ему кардинал. - Я же продиктовал ему не- сколько строк, которые будут получше всей академической риторики. До свиданья, аббат, до свиданья. В следующий раз не будьте так много- словны и высокопарны. Тот же де Ла Рощ-Змеи сказал одному старому епископу: оЕсли вы умрете, я позабочусь о вашем племяннике, как о своем собственномп.-. оНу, что ж, монсеньер, буду уповать на ваше бессмертиеп,-ответил епископ, который был хоть и в преклонных годах, но все-таки моложе* кардинала. Однажды, когда Людовика XV потешали разными небылицами, гер- цог д'Эйен рассказал о некоем приоре капуцинов, который каждый лень после заутрени убивал из пистолета по одному монаху, подсторожив свою жертву в каком-либо закоулке обители. Слова герцога получили огласку, провинциал самолично нагрянул в монастырь и устроил бра- тии перекличку. По счастью, все монахи оказались налицо. Мадмуазель де * девятилетняя девочка, спросила свою мать, которая лишилась должности при дворе и пребывала в полном отчаянии: оМама, разве умирать от скуки так уж приятно?п. Мальчуган просит у матери варенья: оДай мне столько, чтобы не съестьп. Некто схоронил дочь и не успел расплатиться с могильщиком. Он встречает его и хочет отдать ему деньги. оПодождем до следующего раза. сударь,-предлагает могильщик. - У вас больна служанка, да и супруге вашей все время неможетсяп. Солдат-ирландец во время боя зовет на помощь товарища: - Я тут взял одного в плен, да он не сдается. - Ну, и отпусти его, коли не можешь с ним сладить. - Я-то отпустил бы, да он не отпускает. Маркиз де К* с двумя приятелями решил побывать в одном из коро- левских дворцов. У входа стоит на часах солдат-швейцарец. Де К* рас- талкивает толпу, указывает на своих друзей и бросает часовому: - Дорогу1 Вот эти люди - со мной; прочих не пускать. Швейцарец отступает в сторону и пропускает их. Тут кто-то из толпы замечает, как эти трое молодых людей смеются над часовым, и говорит ему об этом. Тот догоняет пришельцев и требует у маркиза: - Ваш пропуск1 - Есть у тебя карандаш? - Нет, сударь. - У меня есть,-вставляет один из спутников де К* Маркиз берет карандаш и что-то пишет: - Люблю людей, которые знают службу и соблюдают устав! - из- рекает он, наконец, вручая швейцарцу записку такого содержания: оПро- пустить маркиза де К* и сопровождающих его лицп. Швейцарец берет бумажку и с торжествующим видом показывает ее тем, кто поднял тревогу: - Вот он, пропуск! Один человек разражается самыми ужасными богохульствами. Кто-то из друзей останавливает его: оВечно ты злословишь неведомо о ком!п. оА ваша экономка и молода, и хороша собойп, - заметил я М*. оВоз- раст не так уж важен, важно сходство характеровп,-простодушно ото- звался он. - Бог ли бог-отец? -спросили ребенка. - Да, бог.
в начало наверх
- А бог-сын? - Наверно, еще нет, но станет богом, когда умрет его отец. Его высочество дофин сказал как-то, что в принце Лун де Рогане под- линный вельможа и достойный прелат удачно совокупляются с большим повесой. Эту фразу кто-то повторил в обществе, где присутствовали некий г-н де Надайак, человек, любивший почудачить, и дама, состоявшая в связи с принцем Лун. Встревоженная словами рассказчика, она переспросила, что же все-таки сказал дофин. оВаш интерес вполне законен, сударыня. То, что вы услышите, приведет вас в восторгп,-отозвался де Надайак н повторил фразу дофина, лишь слегка изменив ее: оПринц-подлинный вельможа, достойный прелат и Польшей повеса, который удачно совокуп- ляетсяп.. Г-н де Лораге написал маркизу де Виллету:оЯ отнюдь не прези- раю горожан, господин маркиз: я не снисхожу до подобных чувств. При- мите уверения, и т. д.п. В одном обществе рассуждали о том, что г-н де* рискует потерять свое место при дворе: его права на дворянство поставлены под сомнение, а бумаги, подтверждающие эти права и выписанные им с острова Марти- ники, до сих пор не пришли. Затем кто-то прочел стихотворение, сочинен- ное тем же г-ном де*. Все нашли, что первые восемь строк никуда не го- дятся, и г-н де Т* громко заявил: оБумаги-то придут, но стихи от этого лучше не станутп. оКогда я вижу, как дворянин совершает низость,-говаривал М*,- мне всегда хочется повторить ему слова, брошенные кардиналом де Ре- цем человеку, который прицелился в него: ѕНесчастный, на тебя смот- рит твой отец!". Но, - добавлял М*-уж если кричать, то иначе: ѕНа тебя смотрят твои праотцы", ибо нынешние отцы подчас не лучше сы- новейп. Танцмейстер Лаваль был в театре на репетиции оперы. Автор ее или кто-то из друзей последнего дважды окликнул его: оГосподин де Ла- валь! Господин де Лаваль!п. Лаваль подошел к нему и сказал: оСударь, вы дважды обозвали меня господином де Лавалем. В первый раз я смол- чал, но во второй раз молчать не намерен. Вы, кажется, принимаете меня за одного из тех господ де Лавалей, которые неспособны сделать даже самое простое па менуэтап. Аббата де Тансена обвинили в сделке, носившей характер откровен- ной симонии. На суде Обри, обвинитель, сделал вид, будто исчерпал все доводы, и адвокат аббата с новым пылом принялся обелять своего под- защитного. Обри изобразил полную растерянность. Тогда аббат, который присутствовал при разбирательстве дела, решил воспользоваться удачно сложившимися обстоятельствами и предложил присягнуть в том, что он невиновен и стал жертвой клеветы. Однако Обри, прервав его, ответил, что в подобной клятве нет нужды, и предъявил суду подлинный текст сделки. Свист, улюлюканье и т. д. Де Тансену удалось все-таки удрать, и вскоре он уже состоял при посольстве в Риме. Впав в немилость, г-н де Силуэт был страшно удручен и своей отстав- кой, и особенно теми последствиями, которые она могла для него иметь. Больше всего он боялся, как бы о нем не стали сочинять песенок. Од- нажды, на званом обеде, встав из-за стола (за которым не проронил ни слова), он подошел к знакомой даме, которой доверял, и, весь дрожа, спросил: оСкажите мне правду: песенки уже распевают?п. В гербе Марии Стюарт была ветвь лакричника с подписью: оDulcedo in terraп-намек на безвременную кончину Франциска II. " оСладость в землеп (лат.). П Р И Л О Ж Е Н И Я ШАМФОР И ЕГО ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ В ряду французских моралистов XVII-XVIII вв. Себастьен-Рок Никола Шамфор занимает не первое место. Паскаль как мыслитель глубже его, Ларошфуко острее и последовательнее, Лабрюйер излагает материал систематичнее и обстоятельнее. Тем не менее Шамфору при- сущи особенности, в силу которых он ближе к современности, чем его великие предшественники. Он родился в 1740 г., умер в 1794 г.: таким образом, перед его гла- зами прошли те грозные события, которые наложили отпечаток на по- последующую историю Европы, причем он был не только наблюдателем но и участником этих событий. Биография его представляет немалый ин- терес: как биография всякого незаурядного человека и литератора, она впитала в себя характерные приметы эпохи. Шамфор был незаконнорожденным. Он родился в деревне близ го- рода Клермон-Феррана в Сверни. Отец его неизвестен, скорее всего он был духовным лицом. Воспитала его женщина по имени Тереза Круазе была ли она его настоящей или приемной матерью, тоже неизвестно. Фа- мидию Шамфор он присвоил себе сам, будучи уже взрослым. Тереза Круазе удалось определить его на половинную стипендию в парижский коллеж Де Грассен. Учился он отлично, но от карьеры священника отка- зался, заявив, что слишком любит покой, философию, женщин, истинную славу и честь и слишком мало ценит раздоры, лицемерие, почести и деньги. В жизнь он вступил, не имея ни состояния, ни связей, ни имени, ни страсти к наживе. У него были способности к литературе, и он подумы- вал о ремесле литератора. Но в те времена стать литератором, не прибе- гая к покровительству людей богатых и знатных, было делом очень труд- ным, а Шамфор покровителей не искал; для этого у него была слишком независимая, не идущая на сделки натура. Впоследствии он скажет оПрирода не говорит мне: ѕБудь беден!" - и уж подавно: ѕБудь богат!" но она взывает: ѕБудь независим!"п. см. настоящее издание, стр. 53. В дальнейшем все ссылки на сочинения Щам фора даются в тексте. Как и Деки Дидро, он перепробовал много профессий: был репетито- ром в богатых семействах, писал за гроши проповеди тщеславным, но ле- нивым священникам, занимался всякими литературными поделками. Нако- нец в 1761 г. он добился первого успеха-получил премию Французской академии за стихи на заданную тему: оПослание отца сыну по случаю рождения внукап, (*тихи эти риторичны и вялы. Академикам они понра- вились, но Руссо их сурово разбранил: с его точки зрения, юнцу незачем было прикидываться дедушкой. В 1764 г. на сцене Французского театра была поставлена одноактная стихотворная комедия Шамфора оМолодая индианкап. В печати встре- тили ее холодно, но Вольтер, чуткий к веяньям времени, отнесся к ней благосклонно. Он написал Шамфору любезное письмо, где есть такие слова: оЯ уверен, что вы далеко пойдете. Какое это утешение для меня- знать, что в Париже существуют столь достойные молодые люди)п.* Комедия имела успех и у публики. Объясняется это тем, что хотя оИн- дианкап - пьеса незрелая, наивная, в литературном отношении слабая, но в ней уже сказалась важная черта таланта Шамфора: способность живо отзываться на идеи, волновавшие его современников. Руссоистская тема духовного превосходства человека, не тронутого цивилизацией, над чело- веком, ею уже развращенным, занимала в последующие десятилетия умы многих писателей и поэтов. Этой теме, почти при самом ее зарождении, и посвятил Шамфор свою юношескую пьесу.* Дальнейшая литературная деятельность Шамфора протекала с пере- менным *'спехом, и он почти все время терпел нужду. Только к 1770-м годам кривая жизненных его удач резко пошла вверх. В 1769 г. он полу- чил премию Французской академии за оПохвальное слово Мольеруп, в 1770 г. была поставлена его одноактная прозаическая комедия оСмирн- ский купецп; наконец, в 1774 г. Марсельская академия присудила ему премию за оПохвальное слово Лафонтенуп, хотя все были уверены, что побед*' одержит другой соискатель-известный впоследствии критик и поэт Ж-Ф. Лагарп.* Таким образом, имя Шамфора становится широко известным. Эчи годы - наиболее благополучные в его жизни. Он не бедствует, его по- шатнувшееся здоровье понемногу восстанавливается, самые высокопостав- ленные дамы и вельможи ищут его дружбы. Красивый, начитанный, бле- стяще остроумный, он вращается в высших кругах общества, наблюдая их, так сказать, изнутри. Не отказываясь от светских развлечений, он не за- бывает и о литературе: пишет пятиактную трагедию оМустафа и Зеан- ' Voltaire's Correspondence, vol. 55. Geneve, 1960. р. 54 (» 11052). Отдельное издание пьесы находится в Библиотеке Вольтера (см.: Библиотека Вольтера М-Л, 1961.стр.244). ' Об этом см. вводную статью Ж. Шинара в кн.: La jeune illdienne, comedie ell un fcte et en vers, par Cllamfort. Princelon University Press, Princeton, New Jersey, Correspondance litteraire, philosopllique et critique, I. X. Paris, 1879, pp. 480-493- гирп, построенную по всем правилам классицизма и носящую отпечаток внимательного чтения Расина и Вольтера. Трагедия эта, как в общем все напечатанное при жизни ее автора, особого интереса не представляет, и она, подобно оИндианкеп и оСмирнскому купцуп, отмечена характерным для Шамфора восприимчивостью к злободневным общественным и нрав- ственным проблемам. В 1776 г. трагедия была поставлена в придворном театре Фонтене* и понравилась Людовику XVI и Марии-Антуанетте, а следовательно, всему двору. Королева пожаловала Шамфору пенсию в 1200 ливров принц Конде-в 2000 ливров. Он же предложил ему место своего секре- таря. Шамфор согласился, но ему очень быстро стало невмоготу дворце этого вельможи. Он дружил со многими титулованными и знат- ными людьми - во Франции XVIII в. круг людей образованных, спо- собных вести интересную беседу, оценить ум, остроумие, начитанность был узок и входили в него главным образом высшие слои дворянства. Но выступать у них в роли слуги он не желал. Шамфор засыпал принца стихотворными и прозаическими посланиями, умоляя уволить его. Любая неуверенность в завтрашнем дне была для него лучше благо- стояния, купленного ценой независимости. Вся эта история длилась пол- года. Шамфору сорок лет, и он начинает тяготиться своим образом жизни и светским обществом, которое слишком хорошо изучил.* В 1777 г. он по- селился в Стойле, городке близ Парижа, где более полувека назад жил пре- старелый Буало. Там Шамфор познакомился с женщиной, внушившей ей глубокую любовь-быть может, единственную за всю его жизнь. И это его возлюбленной осталось неизвестным. По некоторым письмам можно сделать вывод, что она была уже немолода, образованна и что вкусы совпадали со вкусами Шамфора. Они уединились в маленьком поместье
в начало наверх
Водулер неподалеку от Этампа, но продолжалась эта идиллия недолго подруга Шамфора внезапно заболела и умерла. Смерть ее он перенес очень тяжело. Друзья насильно извлекли его из Водулера и повез ее путешествовать по Голландии. По приезде в Париж он снова вернулся к литературной деятельности. К этому времени у Шамфора уже твердо сложились демократическим убеждения, которым он не изменял до конца своей жизни. Характерная фраза, оброненная им в Антверпене, когда, стоя на мосту с графом де Водрейлем, он глядел на грузчиков и плотников: оЧего стоит фран- цузский дворянин по сравнению с этими людьми!п, - воскликнул ! Эти слова он подкрепил всей своей дальнейшей деятельностью. Впрочем следует заметить, что такие высказывания Шамфора не производили впе- чатления на его высокопоставленных друзей, которые видели в них всего лишь острословие: подобная позиция была характерна для многих аристо- ' Oeuvres completes lie Charnfort, t. V. Paris, 1825, p. 268. кратов предреволюционной Франции. оХотя у самых наших ног, - заме- чает в своих оМемуарахп Сопор, - [писатели] закладывали мины, кото- рые должны были подорвать наши привилегии, наше место в обществе, остатки прошлого нашего могущества, нам эти покушения даже нравились: не видя грозящей опасности, мы развлекалисьп. Убеждениям своим Шамфор не изменял никогда. С графом де Вод- рейлем его связывала искренняя дружба, но когда граф попросил Щам- фора написать что-нибудь поязвительней против озащитников чернип, Шамфор ответил письмом-мягким, дружелюбным, но непреклонным. Он отмечал в этом очень интересном документе, что речь идет о отяжбе между 30-миллионным народом и 700 тысячами привилегированныхп. оРазве вы не видите,-писал Шамфор,-что столь чудовищный поря- док вещей должен быть изменен, или погибнем мы все - и духовенство, и знать, и третье сословие?. . Я осмеливаюсь утверждать, что если при- вилегированные на всеобщую беду выиграют тяжбу, то нация, взор- ванная изнутри, еще века будет вызывать к себе такое же презрение, какое она вызывает в наши днип.* оЧто благороднее-принадлежать к отдельной корпорации, пусть даже к самой почтенной, или же ко всему народу, столь долго унижаемому, к народу, который, возвысившись до свободы, прославит имена тех, кто связал все свои чаяния с его благом, но может сурово отнестись к именам тех, кто был ему враждебен?п.' Наступил 1789 год. Революция не застала Шамфора врасплох. Он пишет одной из своих приятельниц: оВы как будто опечалены кончиной нашего друга-покойного деспотизма. Меня, как вам известно, смерть его нисколько не удивила. Правда, он испустил дух скоропостижно, поэ- тому какое-то время положение наше будет затруднительно, но мы выка- рабкаемсяп. 14 июля 1789 г. Шамфор в числе первых вступает в Бастилию. Довольно ленивый по природе, он теперь лихорадочно работает: много пишет, принимает участие в выпуске серии оКартины революциип, где под гравюрами, изображающими такие события, как взятие Басти- лии или присяга членов Нацонального собрания в зале для игры в мяч, дает восторженный комментарий происходящего. Одновременно он под- готавливает для Мирабо, с которым тесно сдружился еще в 1784 г., речь против Академии: хотя Шамфор еще с 1781 г. сам стал ее членом, он тем не менее считает, что должны быть уничтожены все привилегии, в том числе и литературные. Когда в 1790 г. аббат Ранжар преподнес Шамфору грамоту о присвоении ему звания члена Анжерской королевской академии, в которой состоял ранее Вольтер, он отказался, мотивируя свой отказ тем, что намеревается выступить против всех академий. оПусть про- Comte de Segur. Memoires, он Souvenirs et anecdotes. t. I. Paris, 1842, p 39 Oeuvres completes de Chamfort. t. V, pp. 294-295. Там me, стр. 301. Там же, стр. 306. цветают ваши ученые, ваши аббаты и каноники, но да здравствуют неза- висимость и равенство! Долой все оковы, все заслоны! Каждый человек должен иметь право на счастье и славу!п. В том же 1790 г. он пишет по поводу отмены литературных пенсий, которые были единственным источ- ником его существования: оЯ пишу вам, а в ушах у меня звенят слова: ѕОтмена всех пенсий во Франции!" - и я отвечаю: ѕОтменяйте что хо- тите, я всегда буду верен своим взглядам и чувствам. Люди ходили на голове, теперь они встали на ноги. У них всегда были недостатки, даже пороки, но это-недостатки их натуры, а не чудовищные извращения, привитые чудовищным правительством'п. Эта формулировка очень су- щественна для мировоззрения Шамфора. Придерживаясь руссонстских взглядов, но отнюдь не считая оестественного человекап совершенством. наделенным всеми добродетелями, он утверждал, что тирания уродует людей, воспитывая в них не присущие им от природы свойства. И когда французский народ сверг тиранию, Шамфор стал надеяться на век если не золотой, то по крайней мере разумный. Шамфору принадлежат афоризмы, которые дожили до наших дней, хотя об авторстве его все давно забыли. Это он придумал название для брошюры аббата Сийеса: оЧто такое третье сословие? Все. Чем оно вла- деет? Ничемп. И он же бросил лозунг оМир хижинам, война дворцамп. Шамфор не любил речей, произносил их редко, а когда произносил, то оставался верен своей афористической манере. оѕЯ - все, остальные - ничто"-вот что такое деспотизм... ѕЯ - это мой ближний, мой ближ- ний-это я" - вот что такое народовластиеп (стр. 90) - такова одна из его речей, в которой, так же как в высказываниях по поводу акаде- мий и пенсий, заключена суть позиции Шамфора по отношению к ста- рому режиму и революции. Он был демократом до мозга костей, нена- видел привилегии любого сорта и вида, считал свободу величайшим и необходимейшим благом для человечества. На первых порах он горячо приветствовал революцию, его не испугали ее крайности-слова о том, что авгиевы конюшни не чистят метелочкой, тоже принадлежат ему. Он дружил с якобинцами, был даже одним из организаторов якобинского клуба, но, когда начался террор, принять его не смог. В 1792 г. он был назначен директором Национальной библиотеки. Времена становились все суровее, но Шамфор ни в чем не менял своего поведения и продолжал говорить то, что думал. Заслуги Шамфора перед республикой были велики, к нему относились снисходительно, пока им специально не занялся один из сотрудников библиотеки, некто Тобьезен- Дюби, метивший на его место. Он записывал словечки Шамфора и стро- чил доносы. оВо имя Республики никаких полумер! Сотрите в порошок этих людей, недостойных иной участи, и пусть патриоты радуются при '" Там же, стр. 310. виде своих врагов, поверженных во прахп,"-вот образец литературных упражнений Дюби. Шамфор ответил на его клевету печатно.'* И все же она возымела действие, тем более что в это время Шамфор отказал Эро де Сешелк) в просьбе написать брошюру против свободы слова. 21 июля 1793 г. Шамфора арестовали и посадили в тюрьму Ле Малло- нет. Через несколько дней его выпустили, приставив к нему и его знако- мым, выпущенным вместе с ним, жандарма, которого они должны были совместно содержать. Тюрьма произвела на Шамфора тягчайшее впечатление. Он говорил потом, что это не жизнь и не смерть, а для него невозможна середина: он лолжен или видеть небо, или закрыть глаза под землей. И он поклялся, что покончит с собой, если его опять арестуют. На воле он продолжал ост- рить, и через месяц жандарм предъявил ему новый ордер на арест. Щам- фор попросил позволения выйти в другую комнату и там выстрелил себе ц голову. Вот как он сам рассказал впоследствии об этом своему другу, литератору Женгене: оЯ пробуравил себе глаз и переносицу, вместо того чтобы размозжить череп, потом искромсал горло, вместо того чтобы его перерезать, и расцарапал грудь, вместо того чтобы ее пронзить. Наконец, я вспомнил Семену и в честь Сенеки решил вскрыть себе вены. Но он был богат, к его услугам было все: горячая ванна, любые удобства, а я бедняк, ничего такого у меня нет. Я причинил себе чудовищную боль - и без всякого прока. Впрочем, пуля у меня по-прежнему в черепе, а это главное. Немногим раньше, немногим позже-вот и всеп. Истекающего кровью, его перенесли на кровать, и там он твердым голосом продиктовал следующее: оЯ, Себастьен-Рок-Никола Шамфор, заявляю, что предпочитаю умереть свободным человеком, чем рабом от- правиться в арестный дом; заявляю также, что если меня, в моем тепе- решнем состоянии, попытаются потащить туда, у меня еще достанет сил успешно завершить то, что я начал. Я свободный человек. Никогда меня не заставят живым войти в тюрьмуп.'* Все, естественно, считали, что он не выживет. Тем не менее к нему и на этот раз приставили жандарма, которого, опять-таки, он сам должен был содержать. Но Шамфор опра- вился, начал даже ходить, перебрался на другую, более дешевую квар- тиру: после того как он был принужден подать в отставку, средств к су- ществованию у него совсем почти не было. Впрочем, прожил он недолго. Через несколько месяцев одна из его ран нагноилась, и 13 апреля 1794 г. Шамфор умер. Умирая, он сказал аббату Сийесу: оМой друг, я ухожу, наконец, из этого мира, где человеческое сердце должно или разорваться, или оледе- " Цит. по: Chamfort. Mallimes et pensms. Presentation par Claude Roy, Paris, 1963. p. 12. " Sebastien Chamfort a ses concitoyens en reponse aux calomnies de Tobiesen-Duby. In: Oeuvres completes de Chamfort, t. V, pp. 325-326. '* См.: Glinguene). Notice sur Chamfort. In: Oeuvres de Chamfort, recueillio et publiees par un de ses anils, I. I. Paris, [1795], pp. LX-LXH. нетьп.'* За гробом Шамфора-в те времена это было актом большого мужества-шли три человека: Сийсс, Ван-Прат и Женгене. Приблизительно год спустя П.-Л. Редерер попытался подвести итог литературной деятельности Шамфора, выступив на страницах оЖурналь де Парип со статьей оДиалог между редактором и другом Шамфорап. Как видно уже из заглавия, статья написана в форме разговора двух -людей, один из которых спрашивает, а второй отвечает. На вопрос ре- дактора, что же сделал для революции Шамфор, не напечатавший о ней ни строчки, следует ответ: оШамфор печатал непрерывно, только печатал он в умах своих друзей. Он не оставил произведений, написанных на бу- маге, но все, что он говорил, будет когда-нибудь написано. Его слова долго будут цитировать, будут повторять их во многих хороших книгах, ибо каждое его слово-сгусток или росток хорошей книгип. И дальше: оЧтобы [мь1сль] стала общим достоянием, ее должен отчеканить человек красноречивый, тогда чеканка будет тонкая и четкая, а проба- полновес- ная. Шамфор не переставал чеканить такую монету, порою - из чистого золота. Он не сам раздавал ее людям, этим охотно занимались его друзья. И нет сомнения, что он, ничего не написавший, больше оставил после себя, чем те люди, которые столько писали за эти пять лет и произносили столько словп. Редерер говорил это, не зная и даже не подозревая, что труд всей жизни его друга сохранился. Между тем после смерти Шамфора Жен- гене обнаружил папки с его записями. Возможно, кое-что и пропало, но большая часть была спасена. Эти заметки на клочках бумаги и есть -оМаксимы и мыслип, оХарактеры и анекдотып,-словом, все, что со- ставляет живое литературное наследие Шамфора. Произведения, напеча- танные при его жизни и принесшие ему кратковременную известность- стихи, пьесы, похвальные слова,-теперь устарели и не представляют
в начало наверх
большого интереса, если не считать подписей к оКартинам революциип. Материалы же, собранные им для труда, который он хотел озаглавить оТворения усовершенствованной цивилизациип, стали памятником чело- веческой мысли, вызывающей отклик и через полтораста лет. Впервые оМаксимып и оАнекдотып появились в свет в 1795 г. - их издал Женгене, предпослав книге рассказ о жизни и смерти Шамфора. Конечно, очень ощущается, что не автор подготовил книгу к печати. В ней есть повторения, проходные, малозначительные пассажи. Особенно это относится к оХарактерам и анекдотамп. Тем не менее книга и в та- ком виде достаточно едина, значительна и по-новому освещает темы, раз- работанные предшественниками Шамфора в жанре моралистики. Если обратиться к Монтеню, Ларошфуко, Лабрюйеру, то общим у этих столь различных писателей-моралистов оказывается их взгляд на неизменность человеческой природы, который согласуется со всем мировоз- " Там же. " Deuvres completes de Chain fort, t. V, pp. 346-347. зрением философов-рационалистов. Меняются формы проявления корысти, тщеславия, честолюбия, но существо их остается тем же. Поэтому не только бесполезны, но и вредны попытки коренного переустройства лю- бого социального строя. Начинать надо с человека. Если удастся изме- нить его к лучшему, усовершенствуется и общество. Добиться этого можно, только разъяснив людям, что порок ничего хорошего им не сулит и что в конечном счете добродетель выгоднее. Заняться таким разъясне- нием должны философы и писатели. Монтень в доказательство того, что человеческая природа всегда и везде одинакова, привлекает широчайший материал, черпая примеры на истории и Древней Греции, и Рима, и, конечно, Франции. Политические и социальные перемены не вносят, с его точки зрения, существенных поправок в эту природу. Более того, любая ломка общественного строя может привести к следствиям неожиданным и гибельным. оЯ разочаро- вался во всяких новшествах, в каком бы обличий они нам не явля- лись, и имею все основания для этого, ибо видел, сколь гибельные последствия они вызываютп,-пишет он в 23-й главе первой части оОпытовп. Нигде не становясь в позу проповедника, невозможную для этого великого скептика, он все же исподволь старается внушить читателю, насколько неудобен, обременителен порок и насколько существование чело- века, которым руководит разум, спокойнее и приятнее, чем жизнь того, кто подчиняется страстям. Этическая система Ларошфуко еще асоциальнее, герметичнее. Стараниями автора из нее изъято все, что носит следы конкретной исто- рической обстановки. С каждым новым изданием Ларошфуко все больше очищал свою книгу от упоминаний конкретных лиц и реальных событий. Людьми правит корысть-это положение он хочет сделать универсаль- ным, хочет вынести его за скобки всей истории человечества. Систему свою, основанную на наблюдениях над современной жизнью, он строит как незыблемую и вненсторическую. Ларошфуко не учит, а только кон- статирует, предоставляя людям самим делать выводы. Лабрюйер, живший во второй половине XVII в., уже куда историчное Ларошфуко. Его придворные, судейские, горожане относятся к опреде- ленной стране и эпохе. Он широко пользуется литературными опортре- тами с ключомп, т. е., не называя оригиналов, рисует их с такой досто- верностью, что его современники мгновенно узнают и называют тех, кого он имел в виду. Тем не менее он остается верным эстетике классицизма и характеры его одноплановы: ханжа-это только ханжа, болтун-только болтун, рассеянный-только рассеянный. Они не люди, а типы, свой- ственные всем временам и народам. оНельзя свести содержание моего труда к одному королевскому двору и к одной стране, - пишет Ла- " М. Монтень. Опыты. кн. 1. Изд. 2. М-Л., 1958, стр. 152. брюйер в предисловии к оХарактерамп,-это... исказит его замы- сел, состоящий в том, чтобы изобразить людей вообщеп. Как и Монтень, Лабрюйер считал, что лучший строй-это тот, при котором человек родился. оКогда человек, не предубежденный в пользу своей страны, сравнивает различные образы правления, он видит, что не- возможно решить, какой из них лучше: в каждом есть свои дурные и свои хорошие стороны. Самое разумное и верное-счесть наилучшим тот, при котором ты родился, и примириться с нимп. Отсюда вывод: менять надо не политическую систему, а существо человека. В отличие от Мои- теня и Ларошфуко Лабрюйер откровенно поучает; более того, он видит в этом смысл существования литературы, так как, с его точки зрения, для писателей онет и не может быть награды более высокой и бесспорной, чем перемена в нравах и образе жизни их читателей и слушателей. Гово- рить и писать стоит только для просвещения людомп. В этом вопроса - да и в ряде других - Лабрюйер уже полностью сближается с просветите- лями XVIII в. Иные предпосылки у Шамфора. В отличие от Монтеня, Ларош- фуко, Лабрюйера он утверждал, что человек изменяется под влиянием общественного строя, при котором живет. Таким образом, Шамфор пер- вый внес во французскую моралистику социальные категории. В канун революции 1789 г. устои монархии были уже так расшатаны, что исто- рические закономерности, еще недостаточно очевидные для сознания людей XVII в., обнажились и отмахнуться от них было трудно. Кор- рупция правящих слоев общества - высших кругов дворянства и духовен- ства, финансистов, откупщиков-дошла до крайнего предела. Гово- рить об их оисправлениип или о том, что такова человеческая природа, не приходилось. Любому вдумчивому наблюдателю было ясно, что коренные перемены неизбежны. Правда, и энциклопедисты, и Руссо боя- лись революции, считали, что ее можно и нужно избежать, но никому из них уже не пришло бы в голову сказать, что осамое разумное и вер- ное-счесть наилучшим тот строй, при котором ты родилсяп. Не прихо- дило это в голову, конечно, и Шамфору. То, что он видел вокруг себя, повергало его в ужас. Как произойдут перемены, к чему они сведутся, он не знал, но равнодушно смотреть на происходящее не мог. Он делал по- сильное: клеймил люден и явления словами, такими точными и язви- тельными, что, расходясь по Парижу, они становились общим достоя- нием. Это был его способ борьбы с произволом власть имущих, с соци- альной несправедливостью. Как было уже сказано, Шамфор находился под влиянием Руссо. От- правная его точка в оМаксимахп чисто руссоистская, правда своеоб- " Л а б р ю и е р. Характеры. М-Л., 1964, стр. 22. " Там же, стр. 207. * " Там же, стр. 21. разно преломленная. В первой же главе, оОбщие рассужденияп, он по- стулирует: оОбщество отнюдь не представляет собой лучшее творение природы, как это обычно думают; напротив, оно-следствие полного ее искажения и порчип (стр. 8). Затем, в той же главе, он заявляет, что создать общество людей вынудили остихийные бедствия и все преврат- ности, которые претерпел род человеческийп (стр. 19), а в главе восьмой делает окончательный вывод: оТруд и умственные усилия людей на про- тяжении тридцати-сорока веков привели только к тому, что триста мил- лионов душ, рассеянных по всему земному шару, отданы во власть трех десятков деспотов, причем большинство их невежественно и глупо, а каж- дым в отдельности вертит несколько негодяев, которые к тому же подчас еще и дуракип (стр. 83). Шамфор не разделяет иллюзий Руссо относи- тельно идеального оестественного человекап. И дикарю, по его мнению, свойственны недостатки. Но в цивилизованном обществе каждый чело- век является носителем не только своих недостатков, но и недостатков социального слоя, к которому он принадлежит. Если же все это усугуб- ляется пороками чудовищного строя, каким, с точки зрения Шамфора, является французская монархия XVIII в., то картина получается удру- чающая. Общество разделено на две неравные части. Большая, девятнадцать двадцатых, лишена всего, всех человеческих прав. Это бедняки, онегры Европып, как со свойственной ему энергией пишет Шамфор, определяя одновременно свою позицию в отношении социального угнетения в Ев- ропе и национального гнета в других частях света. Меньшая часть, одна двадцатая, обладает всеми правами, привилегиями, преимуществами. Она состоит из знатных вельмож, прелатов, откупщиков, людей невежествен- ных, ничтожных, корыстолюбивых, думающих только о своей выгоде, плюющих на народ. В этот узкий круг тех, кто правит Францией, нет доступа таланту, бескорыстию, честности. оКогда видишь, как настойчиво ревнители существующего порядка изгоняют достойных людей с любой должности, на которой те могли бы принести пользу обществу, когда присматриваешься к союзу, заключенному глупцами против всех, кто умен, поневоле начинает казаться, что это лакеи вступили в сговор с целью устранить господп (стр. 41). Но именно лакеи во главе со своим державным хозяином-королем управляют страной, позоря ее и ведя к гибели. Франция превратилась в лес, окоторый кишит грабите- лями, причем самые опасные из них-это стражники, облеченные правом ловить остальныхп (стр. 38). Человеку даровитому и благородному нег места в этом обществе. Положение людей искусства, в частности литера- торов, трагично: они - шуты, забавники, и только. Чтобы существовать, I'M приходится драться за милости, вырывать их друг у друга изо рта. Тому, кто не совсем утратил чувство собственного достоинства, смотреть на это невыносимо. оКогда какая-нибудь глупость правительства полу- чает огласку, я вспоминаю, что в Париже находится, вероятно, известное число иностранцев, и огорчаюсь: я ведь все-таки люблю свое отечествоп (стр. 87). За Шамфором закрепилась слава мизантропа. Но это несправедливо: он глубоко человеколюбив. Именно поэтому он так негодует, язвит, насмехается. Редерер приводит следующее его высказывание: оКто до- жил до сорока лет и не сделался мизантропом, тот, значит, никогда не любил людейп. Ненависть и отвращение к тем, кто облечен властью, и бессильная любовь к бесправным - вот источник одного из лейтмоти- вов оМаксимп: человек, в котором еще живо чувство собственного досто- инства, не может жить в обществе, дошедшем до такой степени мерзости. Он должен покинуть его, поселиться на лоне природы и там совершен- ствовать свой разум и характер. Сколько-нибудь последовательной социальной программы у Шамфора не было, но, подобно своим современникам, тдким как Вольтер, Дидро и другие, он мечтал о конституционной монархии или хотя бы о просвещен- ном монархе. Ряд анекдотов свидетельствует о том, что его интересовала личность Фридриха 11, короля прусского, хотя .тот уже не внушал ему особых иллюзий, как это было с Вольтером, пока последний не оказался при дворе этого солдафона в обличий философа и поэта. Опыт Вольтера не мог быть неизвестен Шамфору. Особенно привлекала его английская конституционная монархия - об этом говорят и его афоризмы, и пря- мые высказывания в письмах к де Водрейлю. Шамфор не помышлял о коренных преобразованиях социального строя Франции, об уничтоже- нии дворянства, о равенстве состояний и т. д. Он, как и большинство просветителей, считал, что конституционная монархия покончит с глав- ным злом - с тиранией, развяжет руки третьему сословию и гарантирует людям элементарные права; французу второй половины XVIII в. уже это представлялось огромным благом. Тем более удивительно, что при такой умеренности взглядов он принял революцию с истинным лико- ванием, не только как гражданин, но и как литератор. В маленьких оФи- лософских диалогахп, также при его жизни не изданных, есть такой диа- лог: оА: Не думаете ли вы, что изменения, которые произошли в кон- ституции, окажутся пагубными для искусства? Б: Ничуть. Они вдохнут
в начало наверх
в умы твердость, благородство, уверенность. Век Людовика XIV оста- вил нам в наследство хороший вкус-плод прекрасных творений, соз- данных в то время. В наши дни он сочетается с энергией, преисполнив- шей ныне национальный дух, энергией, которая поможет нам выйти из круга мелких условностей, мешавших его свободному полетуп.'' Особенный интерес представляет последний раздел оМаксимп, оза- главленный оО рабстве и о свободе во Франции до и после революциип. Туда входят самые блестящие и беспощадные его афоризмы, касающиеся * Р.-L. Roederer. Dialogue entre ml ridsctear et un anil cle Chamfort. оJournal lie Parisп, 18 mars 1795. " Oeuvres completes tie Chamfort, t. I. Paris. 1824, pp. 328-329. французской монархии: оВо Франции не трогают поджигателей, но пре- следуют тех, кто, завидев пожар, бьет в набатп (стр. 87); оДворянство, утверждают дворяне, это посредник между монархом и народом. Да, в той же мере, в какой гончая-посредница между охотником и зай- цамип (стр. 88), и т. п. В том же разделе собрано и то немногое, что он успел написать после революции; в частности, там есть такое замеча- тельное рассуждение: оВ миг сотворения мира богом хаос, пришедший ц движение, несомненно казался еще более беспорядочным, чем когда он мирно пребывал в неподвижности. Точно так же обстоит дело и с нашим обществом: оно сейчас перестраивается и в нем царит неразбериха, ко- торая со стороны должна казаться верхом беспорядкап (стр. 92). По стилю Шамфор отличается от своих предшественников не меньше, чем по существу взглядов. Прежде всего нельзя забывать, что он делал эти записи для себя, рассчитывая когда-нибудь связать их воедино. Он тщательно отделывал каждую максиму, но вовсе не заботился о по- следовательном развитии мыслей, о том, чтобы одна максима не проти- воречила другой. Да и в главы располагала их не его, а чужая рука. Поэтому книга Шамфора по сравнению с книгами Ларошфуко и Ла- брюйера проигрывает о стройности; зато она живее, непосредственнее, на ней есть отпечаток мысли, все время движущейся и ищущей. Но не в этом основа стилистического отличия Шамфора от мора- листов XVI и XVII вв. Человек, живший в эпоху катастрофическую, в канун революции, которая до основания потрясла его страну, залила ее кровью, освободила народ от рабства и перед всей Европой открыла новые пути, не мог писать ни бесстрастно-иронически, ни по- учительно. Стиль Шамфора-это довольно сложный конгломерат, в ко- тором традиция Ларошфуко и Лабрюйера соединилась с новыми, рус- соистскими особенностями, предвещавшими уже французских романтиков. Наряду с короткими, лапидарными сентенциями, в которых парадо- ксальность доведена до предела и которые подчас трудно отличить от афоризмов Ларошфуко (оМало на свете пороков, которые больше ме- шают человеку обрести многочисленных друзей, чем слишком большие до- стоинствап, - стр. 25), мы находим записи, по приподнятой интонации и лексике немыслимые в рассудочном XVII веке: оКогда сердце мое жаждет умиления, я вспоминаю друзей, мною утраченных, женщин, от- нятых у меня смертью, живу в их гробницах, лечу душой на поиски их душ. Увь11 В моей жизни уже три могилы!п (стр. 61). Таких примеров немного, но они показательны, так как говорят о том, что изменившееся сознание людей искало новые формы выражения. Большей частью интона- ция Шамфора очень эмоциональна: гневная, саркастическая, скорбная, и за нею почти всегда-открыто или затушеванно - стоит авторское ояп, но не ироническое и отстраняющееся, а воинственно-пристрастное, даже в самой скорби. Именно эта интонация придает книге Шамфора особенную непосредственность и современность. Вторая часть книги-оХарактеры и анекдотып-это сборник исто- рических анекдотов. С точки зрения Шамфора, любой деспотический строй только такой истории и заслуживает. Ничего общего с оХаракте- рамип Лабрюйера эти анекдоты не имеют. Шамфор не ставил перед со- бой задачи дать сколько-нибудь обобщенные типы. Его целью было по- казать не галерею портретов или даже карикатур, а лишь серию момен- тальных снимков. Не он изобрел этот жанр. Достаточно назвать очень известные в (*вое время оМаленькие историип Тальмана де Рео-забавные, часто непри- стойные эпизоды из жизни придворных кругов XVII в. Но Тальман де Рео стремился прежде всего развлечь. Намерения Шамфора со- всем иные: он стремится з а к л е й м и т ь. В оХарактерах и анекдотахп немало проходного материала: острых словечек (в искусстве острословия мало кто мог сравниться с Шамфо- ром), забавных происшествий, бытовых сценок, не несущих особой смыс- ловой нагрузки. Но суть не в них, а в поразительных по своей обличи- тельной силе характеристиках и зарисовках. Не обойден и не пощажен никто - ни король, ни фавориты и фаворитки, ни министры, ни придвор- ные, ни прелаты. Шамфор действительно бьет в набат-тут еще раз не- обходимо подчеркнуть, что словечки его и характеристики имели широкое хождение при его жизни и таким образом играли немалую роль в форми- ровании передовой общественной мысли. Жадность, скаредность, беззастенчивая подлость, раболепие, скудо- умие, цинизм - вот набор пороков, которые Шамфор регистрирует тща- тельно, методично, со злорадной издевкой. Он ненавидит этот строй, при котором у меньшинства нет аппетита, а у большинства - обеда, и порою его ненависть облекается в слова, для того времени необычайно смелые: оХочу дожить до того дня, когда последнего короля удавят кишками последнего попап (стр. 165). По форме эта часть книги очень пестра. Есть в ней исторические анекдоты в собственном смысле слова, т. е. рассказы о реальных фактах, не очень значительных, но забавных или характерных, как например записи высказываний крупных вельмож: оГраф д'Аржансон, человек ум- ный, но без всяких правил и любивший выставлять свое бесстыдство напоказ, говаривал: ѕМои недруги напрасно стараются - им меня не свалить: в лакействе меня никто не превзойдет"п (стр. 123); и рассужде- ния: оЯ считаю короля Франции государем лишь тех ста тысяч человек, которым он приносит в жертву двадцать четыре миллиона девятьсот тысяч французов и между которыми делит пот, кровь и последние до- статки нациип (стр. '189) ; и афоризмы в стиле Ларошфуко: оВ каждую пору своей жизни человек всегда вступает новичкомп (стр. 216); и жанровые или даже скабрезные сценки; и маленькие новеллы, вроде истории о ко- мандире мушкетеров, которого послали усмирять оголодавший и взбун- товавшийся народ, приказав ему ооткрыть огонь по сволочип (стр. 131). В этой пестроте чувствуется отсутствие авторского отбора. Тем не менее оАнекдотып производят сильное впечатление: как в мозаике из отдель- ных камушков, так и здесь из отдельных штрихов складывается цельная картина. Когда в 1795 г. Женгене впервые напечатал это сочинение, которое посмертно принесло Шамфору истинную славу, на автора обрушились со всех сторон. Справа - потому что он с радостью принял революцию, уничтожение привилегий, торжество третьего сословия; слева-потому что не принял террора и не только во всеуслышание заявлял об этом, но и смертью своей подтвердил отказ примириться с ним. Аристократы- амигранты не уставали попрекать Шамфора неблагодарностью, хотя он и до революции не скрывал своих республиканских симпатий. Однако у Шамфора быстро нашлись не только хулители, но и по- клонники, и отнюдь не в одной Франции. В Германии первое издание его книги восторженно приняли братья Шлегели, особенно Фридрих Шле- гель, сказавший, что в своем жанре произведение Шамфора занимает первое место. Несомненное влияние оказал Шамфор и на Лихтенберга, немецкого сатирика и моралиста второй половины XVIII в. Это отме- тил еще Стендаль в своей оИстории живописи в Италиип (1816). Очень ценили Шамфора и в России. Его переводили и печатали, можно сказать, по горячим следам: оМолодая индианкап появилась в печати в 1774 г., оСмирнский купецп - в 1789 г. В 1799 г. в журнале оИппокренап были напечатаны оОтборные анек- доты и острые мысли Шамфортовып. В 1806 г. несколько оШамфоро- вых мыслейп опубликовал журнал оМинервап, и с этого времени имя Шамфора довольно часто появляется на страницах русской печати. В 1807 г. к нему еще раз обращается оМинервап, в 1809 г. - оВестник Европып, в 1812 г. - снова тот же журнал, в 1819 г. - оСын отече- ствап и т. д. В переписке с Шамфором состоял А. Л. Шувалов, его цитировал в письмах и записных книжках Л. А. Вяземский. С боль- шим уважением относился к нему и Пушкин, писавший: оДобродетель- ный Томас, простодушный Дюкло, твердый Шамфор и другие столь же умные, как и честные люди, не беспримерные гении, но литераторы с от- I мойным талантом. . .п. В набросках к статье оО ничтожестве литературы " J. Терре. Chamfort, sa vie, son осоте, sa pelisse. Paris, 1950, p. 145. " Георг Кристоф Лихтенберг. Афоризмы. М., 1964, стр. 176, 201. " Стендаль, Собрание сочинений в пятнадцати томах, т. 6, М., 1959, стр. 250. * оИппокрена, или Утехи любословия на 1799 г.п, ч. III, стр. 289-295; оМи- нервап, ч. 2, М) 26. 1806, стр. 144: ч. 4, Л"п 13, 1807, стр. 191-202: оВестник Ев- ропып, ч. 43. » 1, 1809, стр. 8-21; ч. 46, » 12. 1809, стр. 263-269; ч. 47, » 20, 1809, стр. 294-300: ч. 66, » 23-24, 1812. стр. 198: оСын отечествап, ч. 56, Де 39. 1819,стд.256-272;ч.57.»41,стр.3-9. " орусский архивп. 1881, т. III, стр. 272. " Л. А. Вяземский. Записные книжки (1813-1848). М., 1963. стр. 25, 53. " Пушкин, Полное собрание сочинений, М.-Л., т. XI. 1949. стр. 171. русскойп Пушкин приводит цитату из Шамфора." Наконец, в списке авторов, которых читает Евгений Онегин, есть и Шамфор. В прошлом веке Шамфора во Франции несколько раз переиздавали, но писали о нем сравнительно мало. Прочувствованные слова посвятил! ему Гонкуры: оОн был воплощением острого ума и щедро рассыпал во круг себя не медные гроши, но великолепные золотые монеты, катары когда-нибудь потомки будут хранить как медали. Он видел, как осеча стен человек, и был безутешен, но благородно нес свою мизантропик как верность мужественного сердцап. В конце XIX и в XX в. интерес к Шамфору резко повысился: его часто переиздают, о нам пишут монографии Пелиссон, Дуссе, Теп и др. Он жил в эпоху острейших социальных конфликтов, когда пали твердыни, которые на протяжении многих веков казались несокруши- мыми, он был человеком кризисного мироощущения, и неудивительно, что его творчество находит в наши дни столь живой и сочувственный отклик на Западе. Но и советским людям творчество Шамфора во мно- гом близко и понятно. Писатель, бесстрашно боровшийся за свободу, за права и высокое достоинство человека, не может не привлечь к себе вни- мания советского читателя и его искренних симпатий. " Там же, стр. 504. см. также: Н. К. Козмин. Пушкин-прозаик и француз- скиeострословы XVIII в. (Шамфор, Ривароль, Рюльер). Известия ОРЛЕ, '1921 км. 11. стр. 548-551. Edmond et .lilies de G о п с о u r t. Histoire dc la societe fralkaise pendant la Re- volution. Paris. 1914, pp. 181-182. M. Pelisson. Cllamfort, etude sur sa vie, son caractere et ses ecrits. Paris, 1896; Dousaet. Cllamfort et som temps. Fasquelle, 1943;J. Teppe. Chamfort, e vie, son oeuvre, sa pensee. Paris, 1950.
в начало наверх

ВВерх