UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
Н А Ш А   А Ф Р И К А



"Трансвааль, страна моя,


Ты вся горишь в огне..."



В огне, которым в начале безумного века были объяты Южно-Африканская
Республика (Трансвааль) и Оранжевое Свободное государство (Оранжевая 
республика), полыхали и судьбы наших соотечественников. В те годы их имена были 
на устах всей Российской империи. Потом их забыли. Постарались забыть. А
напряженка в отношениях с ЮАР и Южной Родезией, казалось, поставила последний
крест на памяти об этих героях. Но...


Но они все-таки были. Вот немногие дошедшие до нас имена:


- генерал Максимов;


- капитан Шульженко;


- лейтенант Строльман;


- поручик Диатропов;


- сотник Гучков;


- поручик Никитин;


- поручик Августус;


- граф Комаровский;


- Арнольдов;


- Кравченко;


- сестра милосердия Изъединова...


Шульженко побывал в плену у англичан. Строльман был убит. Изъединова написала 
книгу "Несколько месяцев у буров". Гучков стал Председателем Государственной 
думы и министром Временного правительства. Фото Максимова недавно 
экспонировалось на выставке в Йоханнесбурге.


1899-й... 


Буры, потомки голландских поселенцев, обеспокоены небывалым наплывам 
авантюристов всех мастей - в разгаре южноафриканская золото-алмазная лихорадка.
Но старатели - это еще полбеды, ибо в бурах течет кровь их предков-авантюристов
и они кое-как терпят, кое-как справляются с пришельцами. Но на новое Эльдорадо 
все более жадно засматривается британская суперимперия...


Первые выстрелы на краю черного континента послужили сигналом для тысяч крепких
ребят, умеющих держать в руках оружие. Каторжный труд на золотых и алмазных
приисках их соблазнить не мог, но вот стрельба и приключения на этих сказочно
богатых землях...


Официальная Россия, обеспокоенная колониальной экспансией Великобритании,
однозначно стала на сторону буров. Кто-то занялся организацией традиционных для 
Руси протокольных мероприятий очередной компании (шумихой в прессе, спекуляцией
на благотворительных порывах мещан), а кто-то уже глядел с парохода на 
проплывающие мимо берега Босфора. Наши волонтеры спешили опередить своих 
многочисленных зарубежных колег, а железного занавеса тогда еще не было... Эти
парни отправились в путь сообразно своим собственным интересам и представлениям
о жизни и чести, но слова только что родившейся песни "Трансвааль, страна моя,
ты вся горишь в огне", сразу окутали их флером идеалистического 
бессребничества.


Репортер Е. Я. Максимов сел на борт парохода "Архистратиг" с целью вписать новую 
главу в "историю сегодняшнего дня". Но в Трасваале он решил, что историю 
эффективнее писать не пером, а штыком знаменитого оружия буров - винтовки
"маузер" (вес со штыком 4 кило, длина без оного 1,23 м, калибр 7 мм, патрон с 
2,5 граммами бездымного пороха и свинцовой пулей в рубашке из никелированной
стали весом 11,2 г, начальная скорость пули - 728 м/сек, убойная сила - до
4000 м)...


Кстати, один из героев романа Буссенара "Капитан Сорвиголова" впоследствие 
воспел пулю "маузера" как gentlemanly bullet - эта "джентльменская пуля"
прошивала мышечные ткани как игла, не разрывая. Через две недели раненный
снова возвращался в строй.


Впрочем, буры знали и другое оружие - крупнокалиберный ро„р. Это охотничье
ружье их прадедов-первопроходцев делало в противнике такую дыру, что в нее можно 
было заложить кулак. Правда, заряжание ро„ра было делом не простым: вначале
надо было засыпать порох из бычьего рога в дуло, затем с помощью шомпола
опустить в ствол пулю, обернутую в пропитанный жиром пыж, надеть на затравочный
стержень медный пистон...


Ко времени прибытия Максимова на военный театр в армии буров был уже 
сформирован Европейский легион, включавший в себя несколько национальных 
полков. Здесь как неукротимые мародеры уже прославились итальянские 
разведразъезды. Заслужили известность редким мужеством немцы. Успели подружиться
с русскими волонтерами американцы из отрядов "american scouts" - их единил
общий дух лихости и широта натур. Плечом к плечу с ними воевали французы,
ирландцы, испанцы и сами голландцы, для которых эта война была делом
национальной чести.


Но репортер-индивидуалист не захотел примкнуть к Европейскому легиону. И он
имел на это право: всякий новичок получал здесь от правительства винтовку,
револьвер, патронташ с патронами, лошадь, седло, одежду, белье и после принятия 
присяги мог присоединиться к любому подразделению - по своему усмотрению. 
Максимов выбрал один из чисто бурских отрядов и скоро был на фронте. Многие
волонтеры так не торопились - командование до отбытия новобранца в действующую
армию оплачивало все его расходы в любой из гостиниц и поэтому кое-кто под
разными именами вербовался по несколько раз...


У буров была странная армия. Эти недавние фермеры, золотоискатели и трапперы 
знать не хотели никакой дисциплины и были весьма строги со своими командирами.
Кроме того, буров отличало особое стрелковое мастерство при, как ни странно, 
абсолютной фехтовальной импотенции - холодным оружием они не владели. Русские
кавалеристы не имели здесь конкурентов в сабельных атаках и поединках. 


Максимова скоро заметили, затем - зауважали, и, в конце концов, он удостоился
наивысшего признания - стал первым иностранцем, заслужившим чин генерала. Если
учесть, что генералов тут не назначали, а выбирали, и что наш земляк служил в 
чисто бурском отряде, то можно оценить его заслуги по достоинству. Но еще ждал
еще один знак признания - вскоре Максимов возглавил Европейский легион.


Противник у буров и их волонтеров был именитый - армия Ее Величества королевы
Британии. Но пули приятелей Максимова с одинаковым успехом находили врага и
в зарослях колючей магнолии с ироническим названьем "погоди", и на открытых
пространствах выжженных солнцем вельдов - трансваальских степей. Летели головы
гайлендеров из шотландских горно-егерских полков, наряженных в клетчатые
юбочки-кильты и красные мундиры-казакины, падали сраженными и доблестные
yeomary - бойцы добровольческой английской кавалерии, катились в сухую траву
широкополые фетровые шляпы с золотыми буквами CIV (Sivil Imperial Volunteers),
которые принадлежали "имперским гражданским волонтерам". Англия пошла даже на
замену традиционно великолепной формы своих легендарных полков на недавно
изобретенное хаки...


Потери буров, напротив, были удивительно малы. Особо живучими в сражениях были
почему-то русские воины. И англичане вспомнили фразу старого прусского короля 
Фридриха II: "Для русского солдата нужны две пули: одна - чтобы повалить, 
вторая - чтобы убить".


Русский волонтер оставил свой след и в лексиконе жителей африканского юга: со
времен этой войны там известно, что пластун - это искуссный и невидимый
разведчик, этакий российский вариант знаменитого ниндзя...

Кроме англичан у буров был еще один враг - племена аборигенов, для которых и 
буры, и англичане были на одно лицо. Тени воинственных племен коса, зулу, 
свази, басута, бечуана и кафров стояли за спиной каждого белого человека и
грозили предательской стрелой или отравленной иглой духовой трубки.


В те грозные дни царь Александр III получил неожиданное и экстравагантное 
письмо. Некто Умгикел, вождь одного из африканских племен, просил Его 
Величество взять их земли под свой протекторат. Увы, что-то не сложилось. А
ведь был же шанс хоть чем-то восполнить потерю Аляски!..


Война закончилась 31 мая 1902 года. Но беспокойные парни не захотели 
возвращаться в европейскую тоску, они нашли себе новое дело. Бывшие враги
стали союзниками в новой войне - англичане, буры и волонтеры вступили в борьбу 
с черными племенами.


Они прошли всю Южную Африку - от сказочно богатых берегов Мадагаскарского
пролива до малярийных песков пустыни Калахари. Верхом на лошадях или крепких
выносливых пони, в широкополых шляпах, выгоревших под жестоким солнцем, в
запыленной форме, перекрещенные ремнями патронташей и пулеметными лентами
тогда еще юных "максимов", с генералом Максимовым...


Вернулись немногие...



А.Деpевицкий, газета "Волонтеp"
 Из рукописного архива


 
в начало наверх
" К О Н Д О Т Ь Е РХ ХВ Е К А " ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта, снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь... Многие назовут меня искателем приключений особого рода, из той породы, что рискуют своей шкурой, дабы доказать свою правоту..." Соратник Фиделя Кастро и экспорт„р кубинской революции Че Гевара однажды назвал себя КОНДОТЬЕРОМ ХХ ВЕКА. Это было в прощальном письме родителям перед его боливийской компанией. Партизан Че погиб в боливийском селении Игера: его расстреляли американские рейнджеры. А кондотьер Че остался жить в памяти романтиков 60-х и в своих книгах. Одна из них - "Партизанская война". ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА ("Партизанская война"):"Победа кубинского народа над диктатурой Батисты была не только триумфом, весть о котором подхватили информационные агентства всего мира. Эта победа опрокинула устаревшие представления о народных массах Латинской Америки, наглядно продемонстрировав способность народов путем партизанской борьбы освободиться от правительства, которое его угнетает..." То, что сегодня происходит в нашей стране, кажется сошедшим со страниц книги Че - и стихия Молдовы, Средней Азии, и борьба Прибалтики, и особенно - гражданская война в Закавказье. Это и не удивительно - сам Че признавал, что ему здорово помогли богатые традиции партизанских движений России. Да, все мы в любой момент, вероятно, снова сумеем уйти в партизаны. Поэтому не станем цитировать рекомендации Че по организации саботажа и формирования подпольных ячеек, а обратимся к той его "науке лесной жизни", которая может быть полезна и в мирное время. Че знал толк в отшельничестве, в странствиях. Студент медицинского факультета в Буэнос-Айресе и матрос танкера, бродячий фотограф и ученый, авантюрист и Дон Кихот, он прошел Перу, Чили, Тринидад, Колумбию, Венесуэлу, Боливию, Эквадор, Панаму, Мексику, Сальвадор. Все это помогло Эрнесто стать партизаном, который, "как улитка, свойдом всегда носит с собой". ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"...Каков образ жизни партизана? Он всегда в пути... Партизан питается когда придется и чем придется... Жилище партизана - под открытым небом..." Что нужно для этой жизни? В "Партизанской войне" есть неплохие советы. Вопервых, для этой жизни нужен гамак,"который позволяет отдыхать в любой обстановке". ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"Всегда найдется два дерева, между которыми можно его повесить. Дополнением к нему служить непромокаемая накидка из нейлона". Накидку можно повесить над гамаком на дополнительном шнуре. Тогда во время дождя она спасет путешественника, его снаряжение и оружие, сложенные на земле под висящим гамаком. Че, если так можно выразиться,"скиталец спартанской школы". Внешний лоск для него - чепуха. Чем проще - тем надежнее. Нередко наши туристы-чечако начинают с приобретения шикарного и яркого станкового рюкзака из синтетики. Но надежнее иное. ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"Вещевой мешок можно сделать из простого мешка, прикрепив к нему пеньковую веревку. Но лучше иметь брезентовый мешок, который можно найти на рынке..." Что же стоит положить в свой походный мешок? ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"Партизан должен иметь тарелку, ложку и охотничий нож, который служит ему для самых различных целей. Тарелка может быть заменена миской, котелком или консервной банкой..." А знаете, какая посуда сегодня наиболее популярна среди геологов-полевиков нашего Северо-Востока? Это так называемый "чифир-бак" - обычная консервная банка из-под томатного сока (литра на чаевку маршрутной паре хватит!). Жестянку дополняет дужка из быстро остывающей тонкой стальной проволоки и, иногда, жестяная крышка, вырезанная ножом из донца другой банки... ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"Важную роль в жизни партизана играет курево. Курево - неразлучный спутник солдата. Для тех, кто курит, весьма кстати трубка. Благодаря ей табак расходуется более экономно. В ней можно курить и остатки сигар, и табак из окурков..." Кстати - вам никогда не приходилось в поисках древних окурков вскрывать дощатые полы затерянного в тайге зимовья? Тот, кто брезгливо отзывается о гигиенических принципах северных или южных кочевий, пусть лучше сидит дома. Тогда от него будет пахнуть не "костром и козлом", а кефиром и сортиром! ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"Полезно взять смену белья, но для новичков это может оказаться лишним грузом; чаще всего с собой берут только брюки. Жизнь учит партизана беречь силы. Поэтому партизан обходится без белья и даже без полотенца". Помните ли вы такую песню: "Люди идут по свету, слова их порою грубы. "Пожалуста", "извините" - с усмешкой они говорят. Но свежая прелесть песни ласкает сухие губы, И самые лучшие книги они в рюкзаках хранят..." ЭРНЕСТО ЧЕ ГЕВАРА:"Не следует забывать и про книгу... Желательно, чтобы это были книги, содержащие жизнеописание героев прошлого, история, экономическая география данной страны..." Теперь о том, чего, к сожалению, нет в "Партизанской войне" Че Гевары, но чему он все-таки успел научить идущих за ним. Это - в е р а в с в о ю с ч а с т л и в у ю з в е з д у. Че всегда говорил, что у него, "как у кошки, семь жизней". Когда он в письмах писал, что "израсходовал две, остались пять", то это означало, что он был дважды ранен и что у него в запасе остались пять жизней. После окончания его последней жизни враги сняли с его лица посмертную маску и заспиртовали отрубленные кисти рук, отпечатки которых были отлично знакомы спецслужбам обеих Америк. Че учил также ценить и понимать юмор, ироническое отношение к суете бренной жизни. Правда, иногда его юмор был черным. Например, путешествуя в качестве врача с научными целями по южноамериканским лепрозориям, он чеокнул домой с плота, подаренного ему прокаженными: "Если через месяц не получите от меня вестей, значит или нас сожрали крокодилы, или слопали индейцы хибаро, засушив наши головы и продав американским туристам. Ищите тогда наши буйные головушки в сувенирных лавках Нью-Йорка..." Тогда сплав по Амазонке затянулся, и следующее письмо он смог отправить только через два месяца... И, конечно, Че не мог тогда знать, что когда-то отдельно от тела в США попадет не его голова, а отрубленные руки... Че был одним из тех, кто 2 декабря 1956 года высадился с яхты "Гранма" и штурмовал казармы Монкада. Он был одним из двенадцати человек, уцелевших в схватке с войсками Батисты и прорвавшихся в горя Сьерра-Маэстра.
в начало наверх
Потом он стал майором,потом - начальником 4 колонны, еще позже - начальником департамента промышленности, директором Национального банка, министром промышленности. Между этими назначениями Че время от времени снова брал в руки автомат, женился, выступал с трибуны ООН, побывал во многих странах мира, и, в их числе, у нас. И вдруг... В д р у г о н с д е л а л н о в у ю с т а в к у. Написав прощальные письма, отказавшись от своего министерского портфеля, че заявил: "Для начала достаточно от 30 до 50 человек. С этим числом можно начать вооруженную борьбу в любой из латиноамериканских стран", и выбрал Боливию - опят закинул за спину тот самый "простой мешок с пеньковой веревкой"... Его видели разным. По фотографиям можно проследить хронику его увлечений и страстей. Эрнесто в кожанке на летном поле, локоть опирается на плоскость его планера. Эрнесто у шалаша на Амазонке. Верхом на спортивном велосипеде (подпись под фото - "Король педали"). С ледорубом на заснеженном склоне вулкана Попокатепетль. В джунглях с партизанами-сподвижниками. Он всю жизнь страдал от жесточайших приступов астмы, которую пытался победить спортом: футбол, регби, верховая езда. В 11 лет он исчез, и только через 4 дня был обнаружен в 800 километрах от дома, куда его завез грузовик, в кузов которого Эрнесто забрался во время стоянки. В 22 года он совершил путешествие на мопеде по 12 провинциям Аргентины - 4 0 0 0 км!.. Его видели разным и после смерти. Супергероем-одиночкой, кумиром демократической молодежи 60-х, трагической личностью, одним из гениев кубинской революции, революционером-самоубийцей, анархистом, троцкистом, последователем Мао Цзэ-дуна... Чего только не писала о нем мировая пресса!.. Кем вижу его я, ровесник его сына Камилито? Абстрагируясь от его идеологических убеждений, я вижу Че Гевару с о п л е м е н н и к о м. Есть такое интернациональное племя беспокойных людей, для которых жизнь мещанина и обывателя - опасная нравственная паталогия. А л е к с а н д р Д Е Р Е В И Ц К И Й (газета "Волонтеp") СОПЛЕМЕННИК В первом номере "Эльдорадо" в качестве иллюстрации к материалу о "зеленых беретах" мы использовали фотографию Эрнесто Че Гевары, ими убитого. Один из наших читателей счел это кощунством. Нет, уважаемый, это вовсе не так! Для редакции "Эльдорадо" Че Гевара - романтический герой, почти наш "шестидесятник". Он был не только мечтателем. Он стоял по разные стороны баррикад м парнями, чем-то похожими на него. Он тоже убивал. И гордо называл сам себя кондотьером двадцатого века. Ставя фотопортрет Че в материал о его врагах, мы хотели иметь повод продолжить разговор об истинных аборигенах страны Эльдорадо. Пусть к тому, что читатель уже знает о Че, прибавятся рассуждения его биографа В.А.Алексеева, с любовью и горечью изложенные в книге "Скромный кондотьер: Феномен Че Гевары". * "Если в каждой человеческой жизни заложен изначальный сюжет, то жизнь Эрнесто Че Гевары - образец повествования, почти не отклонившегося от замысла. Красивая сказка о человеке, который, преодолев физическую немощь, на волне победоносной революции поднялся к вершинам всемирной славы - и с карабином и вещмешком за плечами отправился в чужедальнюю сельву, чтобы стать жертвой вселенского зла. Есть в этой сказке скорбная недомолвка, некогда завораживавшая молодые умы. От скуки и богатства бегут, это случается, от нужды и безвестности тоже уходят, но от торжествующей власти, от великих перспектив переделки жизни доверившегося тебе народа... кто же бежит от работы Всевышнего? Чего тогда требовать от жизни вообще? Уж не смерти ли искал команданте Гевара в зеленых ущельях Боливии? Да, имела хождение и такая инжернальная версия: "Че нашел окно открытым - и выбросился в него". Почему? А потому, что инстинкт смери и ненависти, Танатос, сопряжен был в его натуре с инстинктом жизни и сострадания - Эросом. Эти два неистовых инстинкта и сделали в конце концов его жизнь невозможной... Подобные версии безразмерны как гороскопы и применимы к любому из нас. То, что Че Гевара распорядился собою именно так, а не иначе, разумеется, имея свои причины, но причины эти следует искать не в гибели его, а в самом течении его жизни. Да, но стоит ли искать вообще? Ничто так не чуждо нам, ничто так не удалено от нас, как недавнее прошлое: тоскливы прошлогодние газеты, постыдны прошлогодние восторги и невозвратными кажутся те времена, когда имя Че Гевары, подобно молнии, блистало над "вулканическим континентом". Однако, удаляясь, прошлое с неотвратимостью кометы Галлея вновь приближается к нам, и мы рано или поздно неизбежно окажемся застигнутыми врасплох. Мы, кажется, закаялись участвовать в насилии над творческой эволюцией жизни, но революционаризм вечен, как вечно и неразрешимое противоречие между конечностью нашего личного существования и бесконечностью Бытия, а потому никогда не прекратятся попытки вместить в свою отдельную жизнь все прошлое, настоящее и будущее человечества". * "Отец Эрнесто был склонен объяснять тягу первенца к странствиям наследственностью: кровь беспокойных предков кипела в венах всех мужчин его рода и побуждала их к перемене мест. "Я и сам в молодости был большим непоседой..." Что верно, то верно, странничество было у Эрнестино в крови, в стихах он часто называл себя пилигримом, вечным бродягой: Пешком по тропе нисходящей, Усталый от пути вне истории, Затерянный в древе дорог, - Уйду так далеко, что и память умрет, Разбитая в щебень дорожный, С улыбкой на лице и с болью в сердце. Тема горестного ухода, фактически бегства в никуда, бегства от обстоятельств, уже сложившихся, возможно, это был лейтмотив всей его жизни. Зов предков здесь не все объясняет". * "Есть люди, равнодушные к пространственным координатам, вообще к пространству своего обитания, они довольствуются знанием того, что находятся в пределах их досягаемости и что функционально необходимо для повседневной жизни. Приходится удивляться порою, когда на вопрос что за поселок находится там, за поворотом, и поселок-то весь на виду, человек пожимает плечами: "А что я там потерял?" И речь идет о родных местах, ограниченных чертой горизонта. Что ж говорить о запредельных краях? Громадное большинство людей довольствуется обрывочными сведениями, искаженными представлениями, которые кое-как сплетаются в небрежную рогожку, и эта рогожка покрывает их мир, их единственный мир, в котором они живут всю свою жизнь. Мир странный, перекошенный, зияющий причудливыми брешами, щелястый, как построенный наспех барак, - но обжитой, привычный, по-своему удобный - и исчезающий, словно мираж, когда умирает гнездившийся в нем человек. Да что человек! Есть целые народы, обделенные интересом к пространству... чаще не обделенные, а обворованные. До таких высот понимания проблемы Эрнесто не поднимался, у него было особое, свойственное многим астматикам отношение к пространству: замкнутость его, стесненность ассоциировались с приступами удушья, когда смерть, мрак и ужас обступали его. Странствия распахнули перед ним горизонты". Его видели разным. По фотографиям можно проследить хронику увлечений и страстей. Эрнесто в кожанке на летном поле, локоть опирается на плоскость его планера. Эрнесто у шалаша на Амазонке.
в начало наверх
Верхом на спортивном велосипеде (подпись под фото - "Король педали"). С ледорубом на заснеженном склоне вулкана Попокатепетль. В джунглях с партизанами-сподвижниками. Его видели разным и после смерти. Супергероем-одиночкой, кумиром демократической молодежи 60-х, трагической личностью, одним из гениев кубинской революции, революционером-самоубийцей, анархистом, троцкистом, последователем Мао Цзе-дуна... Чего только не писала о нем мировая пресса!.. Кем видим Че мы, ровесники его сына Камилито? Соплеменником. Есть такое интернациональное племя беспокойных людей, для которых жизнь мещанина и обывателя - опасная нравственная паталогия. А.Деpевицкий Д В А "З Е Л Е Н Ы Х Б Е Р Е Т А" и С Т Р А Х Что заставляет человека надевать зеленый, малиновый, черный, голубой или краповый берет и снова и снова рисковать головой? Об этом спорят два "зеленых берета" - герои книги Дональда Данкена, бывшего мастер-сержанта американских войск специ- ального назначения. /"Новые легионы", М., 1970/ /Бар американской военной базы в Южном Вьетнаме. За стойкой - Билл и Мэнни, два друга, оба "зеленые береты". Они только что верну- лись после многосуточного похода по джунглям, в котором смерть шла за ними буквально по пятам/. - Что нас тянет после заданий к этой стойке? - задумчиво произнес Мэнни. - В первую очередь мы хотим выговориться, освободиться от страха, от напряжения,- сказал Билл, наклонившись к столу. - Мы сидим здесь и рассказываем не о том, какими были мужест- венными, а как раз наоборот. Я, например, рассказывая о задании, признаюсь,что было страшно, что я боялся. - Правильно, Мэнни. Все мы понимаем, что нам страшно, что мы боимся, и, казалось бы, незачем об этом говорить. Тем не менее мы говорим, потому что, чем больше мы говорим, тем больше в нашем сознании страх теряет свою обоснованность. Поэтому нет ничего удиви- тельного в том, что мы сначала идем за разговором сюда, а уже потом по женщинам. Мэнни отпил глоток из бокала: - Все едино. Ковбой прав: мы самые настоящие сумасбродные чу- даки. Психолог нашел бы среди нас предостаточно интересных экземпля- ров. Все мы согласились участвовать в этих операциях добровольно. Никто нас не заставлял и никто нас не гонит, но мы идем. Почему? Скажи мне, Билл, почему мы продолжаем ходить на задания? - Страх заставляет нас идти снова и снова. Мэнни фыркнул: - Получается какой-то заколдованный круг: мы идем на задание из-за страха, чтобы еще раз испытать страх. - Существует много видов страха. Во время задания мы больше всего боимся умереть. И, как говорится в одной умной книге, именно этот страх - страх умереть - помогает нам уцелеть. Тем не менее мы ненавидим этот страх, мы негодуем, когда испытываем его, потому что считаем, что, чем больше мы боимся, тем меньше достойны называться мужчинами. Страх, заставляющий нас идти на задания снова и снова, сильнее страха смерти. Это страх оказаться недостаточно мужествен- ными... - Да перестань! Мне вовсе нет необходимости доказывать, что я мужчина, и тебе тоже, да и любому из нас. - Правильно, нет никакой необходимости. И тем не менее мы дока- зываем. Нам никого не нужно убеждать в этом, поэтому мы пытаемся убедить самих себя. - Может быть ты и прав. У нас две возможности - идти или отка- заться. Но мы предпочитаем не отказываться, чтоб самим не усомниться в своем мужестве. Хотя за отказ нас никто и не осудит... газета "Волонтеp" Я Н Т А Р Н А Я З О Н А Завязкой этой странной истории послужил стронциевый радиоактивный эталон, который выкатился мне под ноги в один из весенних воскресных дней на киевском рынке "Патент". Врядли бы кто-то обратил внимание на маленький серебристый диск размером с пятак, в центре которого впрессована микроскопическая порция радиоизотопа стронция. Я и сам вначале подумал: "Торгуют тут, что ли, и радиометрами?.." Но та суета, с которой мне под ноги вслед за эталоном бросился молодой обросший парень с испуганными глазами, меня не могла не насторожить. Парень вернулся к своим сотоварищам, стоящим поблизости. У одного из них я разглядел в адидасовской спортивной сумке "пушку" СРП-2 - старенького и хорошо знакомого мне радиометра. У другого в руках я заметил нить янтарных бус. И это все. Лишь несколько недель спустя, вспомнив случайно об этом случае, я задумался. Радиометр, янтарные бусы... В юношестве за янтарем я ездил на днепровские кручи села Новые Петровцы, вернее - на бывшие склоны Днепра, которые тут стали берегами Киевского водохранилища. По университетскому курсу исторической геологии, который я когда-то прослушал в КГУ, янтарь довольно часто встречается в отложениях не то харьковской, не то полтавской свиты - мощных песчаных пластов, выходы которых во всей их красе можно встретить северней Киева. И тут сработало - "северней Киева..." Это бы сработало не только у бывшего геолога, но и у любого киевлянина - северней Киева расположен Чернобыль. Я смутно помнил, что многие радиоактивные элементы легко абсорбируются естественными смолами. Если это так, то почему бы не предположить, что на рынки хлынул поток днепровского янтаря и знатоки-покупатели, страхуясь от приобретения радиоактивного камня, проверяют товар радиометрами? Я полез в старые учебники, которые со студенческих времен пылились у меня на антресолях... Но вот тогда, когда я убедился в достоверности - пока в теоретической достоверности - моей гипотезы, тогда-то интересы экс-геолога уступили место азарту журналиста. 30-километровая чернобыльская зона пуста. Более того - любителям поделочных камней при известных мерах предосторожности теперь можно рыть камнецветное и весьма модное сейчас сырье и в тех местах, которые ранее были для разработок закрыты - например, на территории эвакуированных промышленных предприятий, на частных подворьях и так далее. На севере тех, кто незаконно моет золото, называют "хищниками". Так что же за дело киевскому янтарному хищнику, что добытый им янтарь кто-то будет не просто носить на себе, но носить у самой щитовидки, которая возьмет весь смертельный заряд, укрытый в таких симпатичных и оригинальных бусах!? Я не стал брать напарников. Сборы были недолги. В одной из геологических организаций Киева я через однокурсников получил подробнейшие карты области. За одну ночь я наметил те места, в которых, сообразуясь с обнаженностью, расчлененностью рельефа и стратиграфией склоновых разрезов ручьев и речушек стал бы искать янтарь я сам. утром, прихватив длиннофокусный "Фото-снайпер", я на одолженной у соседа "Верховине" выехал через площадь Шевченко из столицы в направлении зоны. Не буду останавливаться на подробностях проникновения в зону. Это просто... Месяц я объезжал все намеченные мною места. К сожалению, в моем распоряжении были лишь субботы и воскресения. возвращаясь к исходу уик-эндов домой, я с острым удовольствием смывал под душем отравленную пыль полесских дорог... Тогда, когда надежда на встречу с "янтарными хищниками" уже почти иссякла, я подумал о том, что, исследуя естественные обнажения янтароносных толщ, я совсем позабыл об искусственных - о тех карьерах, траншеях и котлованах, которые в памятном 86-ом были заброшены навсегда. И вот... По надписям, сохранившимся на отвилке от трассы, можно было догадаться, что лесная грунтовка ведет на какой-то военный объект. В том, что заброшен и он, сомневаться, разумеется, не приходилось - наши воееные гораздо более гражданских ценят и берегут свои мужские потенции. Дорога вывела меня к гигантской лесосеке, посреди которой планета была надкушена - этот котлован дейсвительно напоминал собой укус зеленого яблочного бока здоровой, крепкой челюстью. Борта, отлого спускавшиеся ко дну (я сразу про себя отметил - "Отлично! Пески!"), уже успели изрядно зарасти чертополохом и иван-чаем. Не знаю, что меня насторожило. В принципе, к этому я готовился все время, но все равно какое-то движение внизу, где в котлован врезался шумевший ручей, я заметил "вдруг". Присев за травами, я немного успокоил сам себя и стал осторожно подбираться к краю откоса, с которого мог бы разглядеть то шевеление получше. В видоискателе фотокамеры работали трое. Один, согнувшись, стоял над какой-то деревянной конструкцией, а двое других время от времени откуда-то подносили рюкзаки, наполненные землей, вернее - и это было уже очевидно - тем самым янтароносным песком. Я догадался, что деревянная конструкция - это легкий вариант так называемой "проходниушки", которая обычно используется и хорошо знакомыми мне колымскими "золотарями-хищниками": три доски, сколоченные коробом, а по дну набиты поперечные реечки. Я так и еа разглядел, но тут песчинки были, пожалуй, не нужны - ведь они применяются для использования тяжелого золота, а легкий янтарь на них бы не удержался. Вероятно, короб
в начало наверх
предназназначался просто для того, чтобы разрыхлить и получше разглядеть промываемый песок. Подойти поближе и полюбопытствовать у меня желания не было. Отсняв две пленки, я решил выбираться. Теперь о самом, на мой взгляд, любопытном. Через неделю в моей квартире раздался телефонный звонок. Какой-то слегка приблатненный хрипун с изысканной, по его интеллектуальным способностям, изящностью, попросил меня не печатать ни мой материал, ни сделанные к нему фотографии. Понимая мое недоумение, он пояснил, что на месте моей "засидки" он с приятелями нашел упаковку от фотопленки, а саму "засидку" они нашли по следам. Конечно, меня интересовало, как они узнали мой телефон, в конце концов - мое имя? Звонивший на эти вопросы отвечать отказался. Но я умудрился уговорить его позвонить еще раз - я пообещал, что смогу подготовить материал для газеты без ссылок на географические координаты, без фотографий, с опознаваемыми людьми и местностью, и - самое главное - я убедил мужика, что не буду пытаться засеч его во время следующего телефонного разговора. Помогло то, что я напомнил - они меня знают и при желании могут поквитаться. Сразу после беседы я взялся за проявление пленок, к которым не прикасался из-за полной уверенности в том, что мне удалось все отснять по высшему разряду. Каково же было мое удивление, когда первая пленка оказалась совершенно черной!.. Засвечены были и вторая, и третья. Уже догадываясь о причине конфуза, я проявил одну из пустых пленок, которые брал с собой в тот поход. Она, конечно, тоже была засвечена. Накануне я передал своему знакомому геологу полиэтиленовый пакет с глиной, которую я отобрал на обочине той лесной дороги. И теперь тотчас позвонил, чтобы справиться о результатах анализов. Глина давала 80-кратный фон этого района зоны! Приятель спросил: "Где ты набрал такой "грязи"? Случайно, не в кармане вез?" Нет, пакет с глиной я вез в корреспондентском кофре, рядом с пленками... Итак, что я имел? Пленки, засвеченные радиацией, мои краткие наблюдения за "промыслом" и - угрозу добытчиков. "Кстати, - задумался я, - как же они меня умудрились вычислить?" Я понял, как меня нашли. Доказать не могу, но знаю, что иным путем информация о моем пребывании в зоне к добытчикам не могла бы попасть никогда. Дело в том, что на выезде с Ясногородки меня приостановил... скажу так - человек, одетый в милмцейскую форму. Он придирчиво оглядел мою запыленную "Верховину" и попросил предъявить документы. Чтобы избежать лишних вопросов, я предъявил редакционное удостоверение... Материал я подготовил. И с нетерпением ждал телефонного звонка. Но вместо звонка двое из тех парней, которых я видел в котловане, встретили меня в подъезде. Я сказал, что статья готова и что во избежание обоюдных сложностей я хотел бы, чтобы ребята ее "завизировали". Они позволили мне сходить домой, но предупредили - "Без фокусов". Увы, редактор "ГД" оставил "Янтарную зону" нетронутой, но вот те парни ее отредактировали крепко. На прощание один из них спросил: -А тебе не интересно, почему мы вообще разрешили писать о нашем маленьком бизнесе? Оказалось, что на "Импотенте" (такое название получил в некоторых кругах рынок "Патент") этих парней крепко "прижали" и, чтобы "закрестить малину", они решили через мой материал "продать свое дело"... Эти же ребята попросили меня через газеты предложить всем их опрометчивым покупателям проверить купленные янтарные украшения радиометром. Вот эту их просьбу я выполняю с особым удовольствием - может быть, кто-то и обнаружит на себе бусы из Янтарной зоны... А. Лисовский

ВВерх